Всего новостей: 2550783, выбрано 46 за 0.236 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США. Литва. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668886 Йенс Столтенберг

Партнеры США по НАТО наращивают военные бюджеты

В 2014 году лишь три члена НАТО тратили на оборону свыше 2% ВВП. В этом году, согласно нашим ожиданиям, на этот уровень выйдут уже восемь стран.

Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg), The Wall Street Journal, США

Брюссель, город, который я зову своим домом с тех самых пор, как стал генеральным секретарем НАТО в 2014 году, находится всего в нескольких часах езды от мест кровопролитнейших боев 20-го века.

Во многих из них, например, при осаде Бастони или битве за Неймеген, исключительную доблесть проявили американские солдаты. Европейцы будут вечно благодарны тем, кто сложил свои жизни, возвращая свободу на наши земли.

Североатлантический альянс был создан в 1949 году, чтобы мы могли ручаться, что мировая война больше не повторится никогда. Деятельность альянса стала гарантом беспрецедентного периода мира и благополучия для жителей Северной Америки и Европы.

Партнерство США и НАТО — одно из теснейших в мире, оно несравнимо с союзами других сверхдержав. В своей совокупности 29 стран-членов альянса представляют собой значительную экономическую и военную мощь.

Однако, несмотря на все достижения НАТО, мы не имеем права почивать на лаврах. Перед лицом наиболее опасной и сложной ситуации на памяти поколения, мы обязаны вкладывать больше в дело нашей коллективной обороны. Для обеспечения безопасности в условиях непредсказуемого мира мы должны делать все, что в наших силах.

Все союзники это понимают. На саммите НАТО в 2014 году мы договорились прекратить урезание военных бюджетов, повысить расходы на оборону и в течение десяти лет достигнуть уровня в 2% ВВП.

И это обязательство в силе и постепенно выполняется. После долгих лет забвения члены НАТО наконец-то прекратили практику урезания и увеличили ассигнования на национальную оборону. В прошлом году совокупный военный бюджет союзников вырос на 5,2% — и в реальном исчислении это крупнейший рост за последнюю четверть века. В 2018 году расходы на оборону снова вырастут — четвертый год подряд.

В 2014 году двухпроцентному критерию отвечали всего три страны — США, Великобритания и Греция. В этом году таких стран станет уже восемь — к ним прибавятся Эстония, Латвия, Литва, Польша и Румыния. Кроме того, большинство союзников планирует выйти на двухпроцентный уровень к 2024 году, и альянс на верном пути. Да, остается пройти еще долгий путь, однако нам уже удалось переломить ситуацию с расходами на оборону.

Президент Трамп никогда не скрывал своей позиции по этому вопросу, и, встречаясь с ним в Белом доме в мае этого года, я выразил свое одобрение его лидерским качествам. Рост военных бюджетов стран НАТО на протяжении полутора последних лет говорит о том, что его усилия не напрасны.

Доверие к НАТО со стороны союзников и уважение со стороны потенциальных противников зависят от нашей способности делить бремя расходов по-честному. В преддверии саммита, который пройдет 11-12 июля в Брюсселе, я старался донести эту мысль всякий раз, когда встречался с лидерами союзнических государств.

Однако простой рост расходов на оборону — лишь часть уравнения. Инвестиции союзников при этом должны пойти на ключевые области. Подписавшись на двухпроцентный уровень оборонных расходов, лидеры НАТО также пообещали довести долю затрат на закупку новой военной техники, к примеру, военных самолетов, танков и боевых кораблей, до 20%. Таким образом, траты НАТО на закупку нового оборудования выросли на 18 миллиардов долларов по сравнению с 2014 годом.

Наряду с этим возросла и активность сил НАТО — для обеспечения коллективной безопасности предпринимаются все новые и новые действия во многих местах земного шара. Силы НАТО продолжают тренировать афганские спецслужбы с тем, чтобы вернуть государству стабильность и создать условия для национального примирения. В этой связи контингент НАТО увеличился с 13 тысяч в прошлом году до 16 тысяч. За прошлое десятилетие страны НАТО выделили на поддержку армии Афганистана свыше двух миллиардов долларов. Я рассчитываю, что на грядущем саммите лидеры союзников продлят свою поддержку и после 2020 года.

Силы НАТО также ведет подготовку иракских войск, и на саммите будет объявлено о новой миссии, консолидирующей эти усилия. Сотни инструкторов НАТО будут тренировать иракских солдат с тем, чтобы обеспечить безопасность их государства и гарантировать, что «Исламское государство» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) больше не возвратится.

От Балканского полуострова до Северной Атлантики, от Черного моря до Балтийского, американские и европейские солдаты, моряки и летчики со всего альянса работают над тем, чтобы обеспечить безопасность наших стран. Это сотрудничество стало возможным благодаря тому, что у нас общие интересы, история и ценности — связи, сплачивающие нас, имеют глубокие корни.

Потому-то и была задействована статья 5 о взаимной защите — впервые со времен теракта 9/11. Потому-то сотни тысяч европейских и канадских солдат и прошли Афганистан бок о бок со своими американскими соратниками. Более тысячи из них сложили свои жизни во имя общей цели.

Не секрет, что между странами НАТО по прежнему имеются расхождения в таких вопросах как торговля, глобальное потепление и ядерный договор с Ираном. В прошлом нам всегда удавалось преодолеть разногласия. Две мировые войны и холодная война преподали нам серьезный урок: в единстве — наша сила и безопасность.

Господин Столтенберг — генеральный секретарь НАТО.

США. Литва. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668886 Йенс Столтенберг


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 июня 2018 > № 2648213 Даля Грибаускайте

Президент Литвы: "Молодое поколение готово защищать нашу страну"

Аннетте Лангер | Der Spiegel

Близость к России наводит страх на Литву. Насколько велика опасность российского вторжения в страну? Не слишком ли наивны европейские государства в отношениях с Россией? Президент Литвы Даля Грибаускайте, которая некогда сравнила действия Путина с политикой Гитлера и Сталина, считает российского президента непредсказуемым и предостерегает Европу. Журналистка немецкого Der Spiegel Аннетте Лангер побеседовала с литовским президентом.

Говоря о завершившихся недавно в Прибалтике учениях НАТО под названием "Удар сабли", Грибаускайте отметила, что внутри НАТО есть некоторые процессы, которые необходимо оптимизировать. По ее словам, в странах-участниках НАТО по-разному отдаются приказы и принимаются решения. "В случае, требующем применения оборонительных мер, у нас в НАТО есть 30 дней для принятия формального решения - это слишком долгий срок, ведь в случае необходимости мы должны отреагировать в течение нескольких часов", - подчеркнула Грибаускайте.

"Чувствуете ли вы себя достаточно защищенно в военном смысле?" - поинтересовалась журналистка.

"Я уверена прежде всего в том, что касается нашего народа. Молодое поколение готово защищать свою страну. Мы совершили большую ошибку, не сделав этого еще в 1940 году, когда Красная Армия вступила в Литву и оккупировала ее. Это закончилось геноцидом. Мы потеряли почти 15% нашего населения, многие были депортированы в советские трудовые лагеря. Мы должны были бороться. Мы больше никогда не совершим такую ошибку", - заявила собеседница издания.

Грибаускайте также отметила, что Литва непрерывно модернизирует свою армию, закупая вооружение у Германии, США и Израиля. Однако наиболее важными являются для страны совместные военные учения. Так, в проведенных в июне международных учениях Baltops в этом году приняли участие 22 страны, в том числе Финляндия и Швеция, не входящие в НАТО. "Это означает, что государства, имеющие выход к Балтийскому морю, осознали опасность", - считает госпожа президент.

"Как вы оцениваете опасность вторжения России в Литву?" - спросила Лангер.

"Опасность велика, если мы не будем постоянно готовы к обороне, - уверена Грибаускайте. - Если мы покажем, что хотим и можем защитить себя, на нас никто не нападет. Мы должны быть готовы ментально, политически, технологически, сердцем и душой. Российские войска на границах Прибалтики и Польши в десять раз сильнее войск НАТО".

Говоря о борьбе Литвы с невоенными угрозами, такими, как манипулирование выборами, кибератаки и пропаганда, президент отметила, что население Литвы устойчиво к манипуляциям извне. "Например, у нас есть группа очень активных блогеров, которые занимаются исключительно разоблачением фейковых новостей. Гражданское общество и органы власти очень успешно сотрудничают друг с другом, когда речь идет о разоблачении ложных сообщений. Внутри ЕС мы работаем над созданием совместных сил быстрого реагирования, которые призваны обнаруживать кибератаки и координированно бороться с ними", - рассказала политик.

"Наивны ли западные страны в своей оценке России?"

"Да, это все еще так, - считает Грибаускайте. - Только когда на них нападают и они замечают, что Россия вмешивается в их дела, шпионит за ними и манипулирует выборами, они просыпаются. Отнюдь не с момента аннексии Крыма мы знаем, что России нельзя доверять. Путин говорит одно, а делает другое".

"Тем не менее, Германия, Финляндия, а теперь и Швеция дали зеленый свет на строительство спорного газопровода "Северный поток-2", - заметила журналистка.

"Мы все должны сотрудничать в сфере экономики и продолжать вести диалог с другими государствами. Но тот, кто делает себя зависимым от поставки энергии из одной страны, становится уязвимым и в политическом смысле, - указала глава Литвы. - Если Европа с помощью "Северного потока-2" сделает себя зависимой от России, она даст Путину действенный инструмент для коррумпирования его политики".

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 июня 2018 > № 2648213 Даля Грибаускайте


Литва > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 20 июня 2018 > № 2648199 Даля Грибаускайте

«Молодое поколение готово защищать нашу страну»

Аннетте Лангер (Annette Langer), Der Spiegel, Германия

В Литве близость к России вызывает страхи. «Опасность вторжения велика, если мы не будем способны обороняться», — говорит президент Даля Грибаускайте и предупреждает Европу о грозящей ей опасности попасть в зависимость от русского газа.

С 2009 года Даля Грибаускайте — президент Литвы, она — первая женщина на этом посту. Ученый-экономист по профессии, Грибаускайте сначала была министром финансов, затем комиссаром ЕС по бюджету и финансовому планированию. В Брюсселе у нее остались прочные связи.

Ее неизменно отрицательное отношение к российскому правительству причинило Грибаускайте много неприятностей. Она сравнивала агрессивную политику президента Путина с политикой Сталина и Гитлера и неустанно предупреждала Европу об экспансионистских устремлениях ее соседа. Только после аннексии Крыма Москвой в 2014 году стратеги в Брюсселе стали к ней прислушиваться.

Только что в Прибалтике прошли натовские маневры «Удар сабли» и «Балтопс». Насколько велика опасность российского вторжения в Литву? Ведут ли себя европейские государства наивно по отношению к России?

Грибаускайте считает Путина непредсказуемым и предупреждает Европу об опасности.

«Шпигель»: Из 193 глав государств только восемь — женщины. Какими качествами должна обладать женщина, чтобы стать президентом?

Даля Грибаускайте: Трудно сказать. Есть женщины, еще детьми мечтающие занять высокие посты в политике. У меня такого не было. Я взялась за эту работу из чувства долга. Это было в 2009 году, во время финансового кризиса. Я была тогда комиссаром ЕС по бюджету и финансовому планированию и хотела помочь нашему правительства преодолеть кризис.

— Вы встретили сопротивление, будучи женщиной?

— Я встретила сопротивление, но не из-за пола, а из-за необычной манеры вести политику. Я не принадлежала ни к одной партии, экономическая ситуация была тогда настолько тяжелой, что я призвала к сотрудничеству все политические силы. Это потребовало определенного мужества. Я попыталась показать положительный пример и на три года отказалась от половины заработной платы.

— Вы также попытались снизить коррупцию. Согласно индексу «Трансперенси Интернешнл» (Transparency International) Литве удалось с 2009 года улучшить свое положение в индексе на 14 позиций, и сейчас страна в этом отношении находится в середине списка по Европе. Однако развитие Литвы вот уже три года как находится в застое.

— Это продлилось дольше, чем я ожидала. С момента вступления в должность я внесла проекты 29 антикоррупционных законов, все они были приняты парламентом и воплощены в жизнь. С тех пор у нас состояния, полученные криминальным путем, могут быть конфискованы. Кроме того, мы ратифицировали конвенцию Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) против подкупа иностранных должностных лиц, что я рассматривала для себя как одну из важнейших задач.

— Недавний скандал с литовским смешанным концерном «МГ Балтик» (MG Baltic) показал, что этих механизмов контроля недостаточно.

— Верно. Мы говорим: убьешь одного дракона, на его месте появляется другой. Но мы во всяком случае приблизились к дракону.

— Утверждают, что «МГ Балтик» подкупила бывшего главу партии «Либеральное движение» Элигиюса Масюлиса. В этой связи были опубликованы электронные сообщения, которыми вы между 2014 и 2016 годами обменивались с Масюлисом. В них вы якобы попытались добиться позитивного изображения вашего кандидата на пост генерального прокурора в подконтрольных «МГ Балтик» средствах массовой информации. Последовали требования об отставке.

— Дело «МГ Балтик» сейчас рассматривается в суде — это самый крупный случай политической коррупции в истории Литвы. Он показал, что предприниматели попытаются влиять не только на отдельных политиков, но и на политическую систему в целом. Не стало сюрпризом и то, что обвиняемые в суде используют любые средства, чтобы отвести ответственность от себя, в том числе пытаясь политизировать дело. Но суды и правоохранительные органы в Литве работают профессионально, независимо и способны противостоять подобному давлению.

Мы увидим, чем закончится процесс. Но что касается прозрачности и имиджевых потерь, то он уже сейчас стал серьезным предупреждением для политиков и предпринимателей. Независимо от того, каковы будут приговоры в будущих процессах, мы послали сигнал. Мы работаем сейчас над расширением существующего антикоррупционного законодательства. Планируется облегчить процесс конфискации нелегально приобретенных состояний по примеру Великобритании.

— Теперь о другой опасности: во время проведенных США учений «Удар сабли» отрабатывались методы отражения атак российских вооруженных сил. Как прошли учения?

— Некоторые процессы в НАТО следует оптимизировать. Нас 28 стран-членов с различными системами субординации и процессами принятия решений. Мы постоянно работаем над тем, чтобы улучшить сотрудничество и унифицировать эти процессы. В случае угрозы нападения у нас в НАТО есть 30 дней для формального принятия решения — это очень долго, ведь в случае опасности нам нужно будет реагировать в течение нескольких часов.

— В военном отношении вы чувствуете себя защищенными в достаточной степени?

— Я прежде всего уверена в нашем народе. Молодое поколение готово защищать страну. Мы совершили огромную ошибку, не поступив так в 1940 году, когда Красная Армия вошла в Литву и оккупировала ее. Это окончилось геноцидом. Мы потеряли тогда почти 15% населения, большинство этих людей были депортированы в советские лагеря. Нам нужно было бороться. Еще раз мы такой ошибки не совершим.

— Президент США Трамп покритиковал Германию за якобы слишком маленькие военные расходы. Как с этим обстоят дела в Литве?

— Мы инвестируем 2% ВВП в оборону и постоянно модернизируем нашу армию. Мы покупаем вооружение в Германии, бронированные машины пехоты и гаубицы, а также в США и Израиле. Но особенно важны для нас совместные военные учения. Я была на одном из кораблей в открытом море во время мультинациональных балтийских маневров «Балтопс» в начале июня. Они проводятся ежегодно с 1971 года. В этот раз в них приняли участие 22 страны, а также Финляндия и Швеция, не являющиеся членами НАТО. Это означает, что все балтийские государства поняли угрозу.

— Как вы оцениваете опасность вторжения России в Литву?

— Опасность велика, если мы не будет постоянно заботиться о своей обороноспособности. Если мы покажем, что можем и хотим обороняться, тогда на нас никто не нападет. Мы должны быть готовы — ментально, политически, технологически, душой и сердцем. Российские войска на границах прибалтийский стран и Польши в десятки раз превосходят по численности войска НАТО. Но дело не только в численности. Важны долг и воля к обороне. Если наш народ и наши партнеры будут к этому готовы, то не будет причин нас оккупировать.

— Что предпринимает Литва против невоенных угроз — манипуляций на выборах, кибератак и пропаганды?

— Наше население оказалось весьма невосприимчивым к манипуляциям извне. У нас, например, есть группа очень активных блоггеров, занимающихся исключительно разоблачением фейковых новостей. Гражданское общество и власти успешно сотрудничают, когда требуется разоблачать фальшивые сообщения. Внутри ЕС мы работаем над созданием совместной группы быстрого реагирования, которая должна будет обнаруживать кибератаки и координированно их обезвреживать.

— Не ведут ли себя западные страны наивно по отношению к России?

— Да, и это происходит до сих пор. Только если на них самих нападают, если они замечают, что в их дела вмешиваются, за ними шпионят или осуществляют манипуляции на их выборах, они настораживаются. После аннексии Крыма мы узнали, что России доверять нельзя. Путин говорит одно, а делает другое.

— Тем не менее после Германии и Финляндии теперь и Швеция дала зеленый свет строительству вызвавшего столько споров балтийского трубопровода «Северный поток — 2».

— Мы все должны сотрудничать в экономическом отношении и продолжать диалог с другими странами. Но те, кто попадает в зависимость от поставок энергоносителей из одной страны, становится и в политическом отношении уязвимым. Литва была на 100% зависима от поставок русского газа. Тогда мы платили на 30% больше, чем Германия, потому что в политике ориентировались на Европу. В 2015 году мы построили терминал для сжиженного газа, чтобы избавиться от этой зависимости. Русские тут же снизили цену на газ. Энергия и политика всегда неразделимы. Если Европа попадет после введения в эксплуатацию «Северного потока — 2» в зависимость от России, то Путин получит эффективный инструмент для коррумпирования европейской политики.

— Вы считаете, что поставки полученного методом фреккинга сжиженного газа из США менее проблематичны?

— Европейский союз должен обеспечить диверсификацию энергоснабжения. Импорт сжиженного газа из США поможет достичь этой цели.

— Насколько надежны США вообще как партнер по бизнесу во время грозящей нам торговой войны?

— Время покажет, превратятся ли риторические войны действительно в войны торговые.

Литва > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 20 июня 2018 > № 2648199 Даля Грибаускайте


Литва. Евросоюз. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 24 апреля 2018 > № 2581323 Бронюс Маркаускас

Акценты расставит Литва.

В конце мая в Вильнюсе состоится своеобразный сельскохозяйственный саммит: в литовской столице встретятся министры сельского хозяйства 16 стран, представляющие государства Евросоюза, балканские и другие страны, и министр сельского хозяйства Китая.

Поскольку это событие выходит далеко за рамки одной отрасли, пусть и такой важной для Литвы, «Обзор» обратился к министру сельского хозяйства Литвы Бронюсу Маркаускасу с просьбой ответить на несколько вопросов, связанных с предстоящей встречей в Вильнюсе.

— Уважаемый господин министр, почему предстоящий форум «16+1» нельзя сравнивать с ярмаркой, на которой 16 продавцов и 1 покупатель? Или всё-таки можно?

— Я никак не могу согласиться с такой формулировкой насчёт ярмарки с одним покупателем. Во-первых, в конце мая в Вильнюсе состоится сразу несколько очень важных мероприятий, касающихся сельского хозяйства и производства продуктов питания. Пройдёт крупнейшая в странах Балтии сельхозвыставка «AgroBalt» (24-26 мая), которую планируют посетить много заинтересованных лиц из самых разных стран, не только члены «16+1».

Да, они, конечно же, заинтересованы в том, чтобы встретиться с представителями Китая, так как это огромный рынок, где хотели бы работать очень и очень многие. Но гости ведь не будут всё это время стоять в очереди к министру сельского хозяйства Китая, они будут изучать возможности Литвы, предлагать нашим производителям какие-то варианты сотрудничества.

Вторым важным событием в эти дни будет, несомненно, также встреча, которую мы организуем совместно с еврокомиссаром по здравоохранению и пищевой безопасности Витянисом Андрюкайтисом. Это будет политическая платформа, посвящённая вопросам «food waste» (пищевых отходов). Люди выбрасывают очень много еды, на производство которой, к слову, тратится немало энергии, тогда как в других частях света люди нередко живут впроголодь.

А третьим важным событием, конечно же, будет упомянутая вами встреча в рамках «16+1». Хотя в этой встрече хотели бы поучаствовать не только члены этого «клуба», но было решено ограничиться уже существующими рамками.

Стоит отдельно заметить, что в нынешнем году эта встреча должна была состояться в Китае, но наши китайские и европейские партнёры решили сделать нам такой вот подарок к 100-летию восстановления Литовского государства в знак уважения к нашей стране.

Возможно, не все знают, что формат «16+1» работает на самых разных уровнях, в том числе и на уровне глав государств, и в разных отраслях, в том же транспорте, например.

Будет очень много высокопоставленных гостей. Ожидается, в частности, генеральный директор Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Жозе Грациану да Сильва.

Литва. Евросоюз. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 24 апреля 2018 > № 2581323 Бронюс Маркаускас


Литва. Весь мир > Агропром. Экология > ukragroconsult.com, 11 апреля 2018 > № 2574557 Роберт ван Оттердийк

В мире ежегодно выбрасывается 1,3 млрд. тонн продуктов - ФАО

По оценкам ФАО, ежегодно в мире пропадает или выбрасывается почти треть всего произведенного продовольствия, то есть 1,3 миллиарда тонн.

Мало того, что это происходит на фоне волатильности цен на продовольствие и ухудшения продовольственной безопасности множества людей в мире, продовольственные потери и пищевые отходы также негативно влияют на окружающую среду, воздействуя на изменение климата и являясь недопустимой растратой природных ресурсов.

Об этом сообщил Роберт ван Оттердийк, специалист ФАО по вопросам агропроизводства и автор инициативы Сохранить продовольствие, выступивший на международной конференции в Вильнюсе (Литва), передает ИА «Казах-Зерно».

«В большинстве своем пищевые отходы появляются из-за неправильного поведения как розничных продавцов, так и потребителей, поскольку первым зачастую выгоднее выбросить, чем переработать, либо повторно переработать продовольствие, и вторым тоже так проще», - сказал ван Оттердийк на конференции «Пищевые отходы домохозяйств и способы их сокращения».

Возможно, это покажется тривиальным, но наличие продовольственных потерь и пищевых отходов является глобальной проблемой, и ФАО, как специализированное учреждение ООН со всемирной географией деятельности, находится в эпицентре усилий по решению этой проблемы.

Согласно одному из исследований ФАО объем пищевых отходов домашних хозяйств в беднейших регионах мира составляет всего около 10 кг на человека в год, в то время как в странах с высоким уровнем дохода теряется или выбрасывается более 100 кг продовольствия на одного человека ежегодно. В итоге лишь в странах Европы ежегодно в пищевые отходы попадает 88 миллионов тонн продовольствия.

Потери можно сократить только в том случае, если изменения произойдут на всех этапах производственно-сбытовой цепи. Один только частный сектор может существенно снизить продовольственные потери через корпоративную ответственность в сочетании с инновациями, - сказал ван Оттердийк. По мнению эксперта ФАО, государственный сектор, со своей стороны, должен сформировать благоприятные условия через стимулирование, налоговые льготы и совершенствование законодательства. Оба сектора также могут совместно содействовать повышению осведомленности и просвещению потребителей, чтобы замкнуть этот круг.

Сокращение пищевых отходов на всех этапах в странах ЕС приведет к падению цен на продукты питания, и это будет наиболее ощутимо именно в тех регионах, где объем пищевых отходов невелик. Это повлияет на торговлю со странами Африки, где африканские потребители выиграют от подешевевшего европейского импорта, а производители столкнутся с падением спроса и жесткой конкуренцией.

Литва. Весь мир > Агропром. Экология > ukragroconsult.com, 11 апреля 2018 > № 2574557 Роберт ван Оттердийк


Литва. Белоруссия. СЗФО. ЦФО > Транспорт. Авиапром, автопром > gudok.ru, 12 марта 2018 > № 2527371 Алексей Шило

Одним «пилотом» не ограничатся

Как прошла тестовая отправка поезда из Калининграда в Москву через Литву и Белоруссию и о перспективах развития комбинированных перевозок, «Гудку» рассказал директор по коммерческой деятельности – начальник Центра фирменного транспортного обслуживания ОАО «РЖД» Алексей Шило.

– Алексей Николаевич, почему именно на развитии контрейлерных перевозок ОАО «РЖД» делает акцент и с этой целью подготовило отдельный проект? Как он реализуется и что в результате должно получиться?

– Это совершенно новый транспортно-логистический продукт, прорабатываемый холдингом. Речь идет о перевозке на контрейлерных платформах автомобилей, автопоездов, полуприцепов, съемных автомобильных кузовов по наиболее востребованным автомобилистами массовым направлениям.

Регулярные контрейлерные перевозки в международном и внутреннем сообщениях, по нашему мнению, позволят привлечь на железнодорожный транспорт дополнительные объемы грузов, расширить масштабы перевозочной деятельности компании, оптимизировать загрузку железнодорожной и терминально-складской инфраструктуры, увеличить степень маршрутизации грузовых потоков и получить дополнительные доходы.

И в мировой практике контрейлерные технологии широко распространены, так как они позволяют сочетать в себе качества различных видов транспорта, в частности, маневренность, оперативность и скорость автомобилей с производительностью, всепогодностью и безопасностью поездов.

Для реализации проекта нам необходимо решить комплекс технико-технологических, информационных и коммерческо-правовых задач. С этой целью в РЖД создана специальная рабочая группа, в которую вошли не только специалисты причастных подразделений компании, дочерних и зависимых обществ, но также и потенциальные пользователи данного продукта.

– Как далеко продвинулись в работе и есть ли сложности?

– ОАО «РЖД» совместно с Федеральной антимонопольной службой (ФАС) еще в 2016 году обсуждали стоимость контрейлерных перевозок. Она установлена на уровне тарифов на перевозки универсальных крупнотоннажных контейнеров.

Однако приступить к практической реализации проекта до недавнего времени мы не могли из-за того, что не был утвержден специальный «габарит» для этого вида перевозок. В конце 2017 года приказом Минтранса утверждены «Технические условия размещения и крепления автомобилей, автопоездов, автоприцепов, съемных кузовов при перевозке в грузовых вагонах», которые позволяют использовать в контрейлерном сообщении более низкие – на 200 мм ниже, чем универсальные, – платформы с высотой пола 1100 мм. Кроме того, не применять повышающий коэффициент к тарифу, что делает контрейлерные перевозки более привлекательными, а также упрощает технологию их реализации.

Очевидно, что для практической реализации проекта нужен специализированный подвижной состав. И в настоящее время АО «Федеральная грузовая компания» вместе с конструкторскими бюро изучает возможность производства универсального вагона-платформы, предназначенного в том числе для перевозок контрейлерных грузовых единиц, а также вспомогательной погрузочной площадки с размещением на фитинговых упорах для погрузки полуприцепов вертикальным способом при помощи ричстакера.

Выпуск установочной партии – 300 платформ – планируется к концу 2018 года.

– На каких направлениях планируете использовать технологию?

– Мы проводим мониторинг потенциальной грузовой базы и при проработке интересных маршрутов руководствуемся предпочтениями наших потенциальных клиентов. Определены такие приоритетные направления, как из Москвы в Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Забайкальск и обратно, а также из Калининграда в Москву транзитом через территорию Литвы и Белоруссии. Каждое из них отработаем на опытной отправке с участием потенциальных клиентов. Пилотные перевозки позволяют получить практический опыт организации контрейлерного сервиса, отработать технологию погрузки и выгрузки, утвердить местные технические условия крепления автотранспортных средств, а также выявить основные преимущества и недостатки, устранение которых в дальнейшем позволит нам сделать продукт более совершенным и привлекательным.

И сейчас уже можно говорить об определенных результатах. В конце 2016 года РЖД вместе с ООО «Глобалтрак Лоджистик» организовали перевозку по маршруту Москва – Новосибирск – Москва, а 9 февраля c ГК «Дело» – из Калининграда в Москву. Для этого пилотного проекта грузоотправитель разработал проект Местных технических условий размещения и крепления автомобильных полуприцепов на специализированной платформе модели 13-9938. Региональное подразделение Центральной дирекции по управлению терминально-складским комплексом обеспечило погрузку полуприцепа терминальным тягачом методом осаживания через торцевую эстакаду, была произведена оцентровка полуприцепа, который закрепили на платформе с помощью вилочного погрузчика.

Чтобы обеспечить безопасность перевозки, Калининградская железная дорога, ЦФТО и грузоотправитель провели испытания на соударения по проверке способа размещения и крепления автомобильного полуприцепа в порожнем состоянии. Груз проследовал со станции Калининград-Сортировочный через три погранперехода (Чернышевское – Кибартай, Кяна – Гудогай и Осиновка) по территории Литвы, Белоруссии и России и 13 февраля прибыл на станцию Кунцево Московской железной дороги. В этом и уникальность перевозки, что она проходила транзитом через две страны.

– Как договорились работать с Литвой и Белоруссией?

– Были решены вопросы таможенного оформления, неизбежно возникающие при прохождении границ. При налаженном взаимодействии с контролирующими органами можно будет говорить о конкурентных преимуществах по срокам доставки полуприцепов контрейлерным способом.

Кроме того, с ЛЖД и БЖД договорились о предоставлении специальных оптимизированных ставок на перевозку вагона с груженым прицепом, которые будут действовать в течение всего года. Скидка к базовым тарифам от ЛЖД составила 40%, от БЖД – 45% на груженый контрейлер и 60% на порожний контрейлер.

– Чем интересен Белоруссии и Литве российский транзит, тем более со скидкой?

– В первую очередь переключением и привлечением дополнительного объема перевозок, расширением масштабов перевозочной деятельности. Это также позволит странам-транзитерам снизить нагрузки на экологию, на автодорожную сеть на территории своих государств.

Недавно я встречался с руководством «Литовских железных дорог», и мы обсудили дальнейшее сотрудничество, учитывая планы Литвы по производству специализированного подвижного состава и его использованию в сообщении с РЖД и Белорусской железной дорогой.

Что касается самого направления Калининград – Москва – Калининград, то оно определенно представляет коммерческий интерес как для холдинга «РЖД», так и для наших клиентов. Правление компании поставило задачу организовать до конца года еще одну опытную перевозку, но уже в терминально-логистический центр «Белый Раст» в Дмитровском районе Московской области. В настоящее время здесь строится контейнерно-контрейлерный терминал.

– Что еще необходимо сделать для организации регулярных перевозок?

– Нужно сделать продукт максимально удобным и коммерчески привлекательным. До того момента, как ФГК выпустит парк специализированного подвижного состава, будем отрабатывать технологию на маршруте Екатеринбург – Новосибирск, используя имеющиеся две платформы компании, чтобы сформировать комплексную услугу контрейлерных перевозок.

Также необходимо доработать программное обеспечение АС ЭТРАН для информационного сопровождения отправок. Кроме того, сейчас рассматриваются различные варианты оптимизации тарифных условий, в этом вопросе нужно определиться. С заинтересованными клиентами анализируем потенциальные объемы перевозок, определяем новые маршруты и исследуем коммерческую эффективность применения на них контрейлерных технологий. Уверен, что запланированные мероприятия позволят организовать сервис на регулярной основе и он будет привлекателен для всех участников перевозочного процесса.

Елена Кудрявцева

Литва. Белоруссия. СЗФО. ЦФО > Транспорт. Авиапром, автопром > gudok.ru, 12 марта 2018 > № 2527371 Алексей Шило


Белоруссия. Литва > Транспорт > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472024 Сергей Богдан

Как сужающийся доступ к морю подрывает белорусский суверенитет

Сергей Богдан,  Заутра тваей краiны, Белоруссия

18 января Литва объявила, что Клайпедский порт зафиксировал самый высокий за свою историю годовой объем грузов. Это произошло благодаря растущему использованию белорусскими компаниями порта Клайпеды, даже несмотря на давление Москвы, которая склоняет Белоруссию к бойкоту портов балтийских государств.

Официально белорусское правительство и бизнес сообщают, что они уже начинают экспортировать нефтепродукты через российские порты. Тем не менее, говоря то, что Москва хотела бы услышать, Минск продолжает работать в обычном режиме.

Минск уступает Москве?

20 декабря заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко высказал прогноз, что в 2018 году Белоруссия экспортирует до одного миллиона тонн нефтепродуктов через российские порты. Этот экспорт будет перенаправлен из портов Балтийских стран.

Действительно, 8 декабря глава белорусской государственной компании «Белнефтехим» Игорь Ляшенко объявил, что компания начинает экспортировать нефтепродукты через российские порты. Первая сделка на 72 тысячи тонн должна быть завершена в декабре-январе. Официальный характер его заявления был подчеркнут тем фактом, что оно было сделано на заседании Совета министров Союзного государства Белоруссии и России.

Однако объем этой сделки ничтожен, и даже планы по экспорту одного миллиона тонн в год через Россию не впечатляют. Для сравнения, в прошлом году — даже после того, как экспорт сократился примерно на 15%, Белоруссия ежемесячно экспортировала почти миллион тонн нефтепродуктов. Есть еще одна интересная деталь: у России нет технических возможностей для перенаправления даже половины этих объемов экспорта. Директор по коммерческим вопросам Российских железных дорог Алексей Шило 19 октября сообщил информационному агентству ТАСС, что компания может перевозить около пяти миллионов тонн белорусских нефтепродуктов в год.

Кампания Кремля по навязыванию блокады Балтийских портов застопорилась. В прошлом августе президент Путин лично потребовал, чтобы транзит белорусских нефтепродуктов был перенаправлен из Прибалтики в российские порты. Он предположил, что это можно сделать, навязывая логистические требования Минску через контракты на поставку российской нефти в Белоруссию. Ранее, начиная с 2016 года, Москва пыталась достичь той же цели, предлагая Белоруссии все большие скидки на перевозку грузов по железным дорогам. Однако эти усилия потерпели неудачу.

Заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко сообщил СМИ, что Минск подписал все нефтяные контракты с Россией на период до 2025 года и они не могут быть изменены.

Однако в конце сентября исполняющий обязанности директора Белорусской нефтяной компании Сергей Гриб заявил, что Белоруссия готова была бы поставлять свои нефтепродукты иностранным клиентам через российские порты, если бы в этом присутствовала экономическая целесообразность. Как сообщал портал TUT.by, операция по перевалке одной тонны нефтепродуктов через порты прибалтийских стран стоит от шести до восьми долларов США, а использование российских портов, предложенных Кремлем, будет стоить 12 — 18 долларов.

Никакого бизнеса, только политика

У Минска могут быть свои причины отправить часть грузов через Россию — например, чтобы сделать намек балтийским соседями. Газета «Белорусы и рынок» отметила, что решение Минска о экспорте некоторых грузов через российские порты может иметь не только экономические, но и политические причины — ведь Литва борется против проекта строительства белорусской АЭС и всеми способами пробует оказать давление на Минск.

Белорусское присутствие в Клайпедском порту Литвы предоставляет Минску некоторое влияние на Вильнюс. Несмотря на то, что в течение нескольких лет Россия сокращала объем грузов, перевозимых через страны Балтии, Клайпеда процветает. В основном благодаря белорусскому экспорту калия и нефтепродуктов в 2016 году, порт достиг рекордного уровня перевалки грузов — 40,14 миллиона тонн, а в 2017 году он снова побил этот рекорд за счет перевозки более 43 миллиона тонн.

Официальная доля белорусских грузов в Клайпедском порту, по словам посла Белоруссии в Вильнюсе Александра Короля, за последние пять лет постоянно превышала 30 процентов. По другим оценкам, в частности, опубликованным российским информационным агентством Regnum, доля грузов, связанных с белорусскими компаниями и отправленного через Клайпеду, может достигать 70 процентов.

Однако такое интенсивное использование Клайпеды делает Минск более уязвимым. В интервью газете «Литовский курьер» 13 декабря посол Король пожаловался: «Мы с сожалением замечаем заявления литовских политиков и чиновников о нежелательности сотрудничества с Беларусью, а также их рекомендации [литовским фирмам ] относительно более тщательного выбора деловых партнеров и поставщиков».

Белорусы приходят, когда россияне уходят

5 ноября, анализируя попытки Москвы выманить белорусские фирмы из портов Прибалтики, белорусский независимый интернет-портал TUT.by интерпретировал эти шаги в рамках более широкой реакции Кремля на растущее присутствие Беларуси в литовских и латышских портах.

Оно началось с покупки национальной калийной компанией «Беларуськалий» 30-процентной доли терминала Клайпедского порта в 2013 году. Компания сохранила эту долю собственности и делала дальнейшие инвестиции. В сентябре прошлого года директор «Беларуськалия» Иван Головатый объявил, что «Беларуськалий» может теперь экспортировать всю продукцию через собственный Клайпедский терминал.

Еще одну попытку улучшить доступ к морю для белорусского бизнеса можно увидеть в решении Белорусской нефтяной компании работать с латвийским портом в Риге. В 2016 году белорусский нефтеперерабатывающий завод «Нафтан» подписал контракт с БНК на экспорт в 2018-2022 годах по меньшей мере одного миллиона тонн нефтяных дистиллятов через объекты латвийского WT OIL Terminal. Как белорусские, так и латвийские фирмы, участвовавшие в сделке, умолчали об этом, но информация была опубликована в одном из ежегодных отчетов Нафтана.

Минск пересматривает планы по украинским и польским портам

Усилия Минска найти альтернативные варианты доступа к морю через Украину и Польшу застопорились, хотя причины остаются неясными. 4 января белорусское правительство приняло решение закрыть свое консульство в Одессе. Открытие консульства в марте 2011 года совпало с попытками Минска найти альтернативные источники импорта нефти и уменьшить зависимость от России. Именно по дороге на встречу со своим украинским коллегой Павлом Климкиным в Одессе в августе 2015 года белорусский министр иностранных дел Владимир Макей объявил о заинтересованности Минска в увеличении транспорта белорусских грузов через украинские порты.

18 января Макей озвучил планы Минска закрыть консульство в польском портовом городе Гданьск. В последние годы белорусское правительство изучало возможности использования порта Гданьск, а также разрабатывало международный речной маршрут между Черным и Балтийским морями.

Следовательно, не имеющая выхода к морю Беларусь борется не только с планами Кремля довести региональных противников России до банкротства. В отношениях Белоруссии со странами региона есть проблемы, которые не имеют никакого отношения к России. В результате этого, на нынешнем этапе Минск откладывает свои планы относительно украинских и польских портов, а его сотрудничество с Латвией и Литвой в вопросе доступа к морю характеризуется нестабильностью. Без стабильного регионального сотрудничества белорусский суверенитет остается под угрозой. Только диверсифицированная торговля и коммуникации могут изменить политическую экономию белорусского государства и сбалансировать зависимости Минска от России. Это будет возможно в том случае, если Белоруссия сможет обеспечить доступ к морю через различные страны.

Белоруссия. Литва > Транспорт > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472024 Сергей Богдан


Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470773 Саулюс Сквернялис

Премьер-министр Литвы Сквернялис: «Путин провел учения с применением атомного оружия»

Юлиан Рёпке (Julian Röpcke), Bild, Германия

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис (Saulius Skvernelis), 47 лет, находится в сложной ситуации. Глава правительства, занимающий эту должность с декабря 2016 года, надеется на европейские инвестиции для своей страны с тем, чтобы остановить отток населения из Литвы. Литва граничит одновременно как с российской Калининградской областью, так и с Белоруссией, в которой Россия в прошлом году провела крупные военные учения. Частью сценария был захват Литвы. Поэтому вопросы безопасности наряду с экономической ситуацией были самыми главными в списке забот 47-летнего политика. BILD беседовал со Сквернялисом о самых насущных проблемах и вызовах для его страны. При этом литовец похвально отозвался о военных действиях Германии в рамках НАТО и подверг критике германо-российский сепаратный проект «Северный поток — 2».

BILD: Начнем с экономической ситуации. Насколько могут инвестиции в размере 95 миллионов евро немецкого производителя автокомпонентов Continental воспрепятствовать продолжающемуся оттоку населения в вашей стране?

Саулюс Сквернялис: Для нас чрезвычайно важно получать иностранные прямые инвестиции. Не только потому, что мы хотим раскрутить нашу экономику, но и для того, чтобы воспрепятствовать оттоку населения из нашей страны. Что касается прямых иностранных инвестиций, то Германия является третьей по важности страной ЕС, и мы весьма рады, что в последнее время были задействованы инвестиции в промышленность. Здесь следует прежде всего назвать фирму Continental. До сих пор мы получали преимущественно инвестиции в сферу услуг, однако такие инвестиции весьма ненадежны и могут быть в любой момент переадресованы. Поэтому завод автомобильной электроники фирмы Continental столь важен для литовской экономики, и мы высоко ценим все немецкие вложения. Позвольте мне использовать эту возможность и пригласить в Литву и других немецких инвесторов. Наше правительство готово предлагать индивидуальные пакеты для каждого кредитора.

— В Литве появляются с недавнего времени не только немецкие инвесторы, но и немецкие солдаты. Россия считает почти 600 мужчин и женщин в военной форме «провокацией». А как бы это назвали вы?

— Что касается безопасности, то решение НАТО об усилении передовых позиций является очень важным, и Германия стала в рамках этой миссии в Литве ведущей страной. Я особенно рад этому и лично посетил немецких солдат в Рукле. Германия — это ведущая страна НАТО, которая обеспечивает безопасность и стабильность нашей страны. Речь ни в коем случае не идет о «провокации», а об ответе на возможные провокации другой стороны. И хотел бы заметить: 80% литовского населения поддерживают эту миссию.

— Имеете ли вы в виду под провокациями другой стороны также российские учения «Запад-2017» в сентябре прошлого года? Ведь официально Россия провела вдоль вашей границы «антитеррористические учения».

— Такого рода учения проводятся постоянно, так что это был не первый случай, когда такое происходило вдоль нашей границы. Однако согласно нашей информации, впервые разыгрывался не оборонительный сценарий, а сценарий наступательного характера. Он включал в себя также возможное использование атомного оружия. Речь шла однозначно не об «антитеррористических учениях». В то время как белорусская сторона действовала открыто, с российской стороны мы не видели этой открытости.

— Другой экономической темой является проект трубопровода «Северный поток — 2». Германия и Россия непременно хотят этого, но многие страны побережья Балтийского моря отклоняют его. А какова ваша позиция по этому вопросу?

— Мы рассматриваем «Северный поток — 2» скорее как политический, а не экономический проект. Его главная цель заключается в том, чтобы поставлять российский газ в Западную Европу в обход Украины. Россия делает это для того, чтобы нарушить конкуренцию и расшатать экономический фундамент других стран. Поэтому этот проект противоречит целям Европейского энергетического союза. Кроме того, этот проект повысит зависимость Германии от единственного поставщика. Вместо этого нам надо осуществлять совместные проекты, которые привели бы к диверсификации наших источников энергии и не привязывали бы нас к одному поставщику и одному маршруту. Литва хорошо знает, что означает быть зависимым от единственного поставщика, а именно от Газпрома.Только после того как мы создали альтернативные источники для нашего снабжения, мы вновь смогли нормально вести дела с Россией.

— Последний вопрос на тему АЭС Островец, строящейся Россией атомной электростанции лишь в 50 километрах от вашей столицы. Что еще может сделать Европа для того, чтобы воспрепятствовать ее подключению к сети?

— По этому поводу у меня было много встреч с главами государств различных стран-членов ЕС, в том числе с канцлером Меркель и президентом Европейского союза Жан-Клодом Юнкером. И на всех этих встречах я поднимал вопрос о том, что Островец строится при недостаточном учете всех международных стандартов по вопросам безопасности и международных правовых норм. Наша позиция однозначна: эта проблема касается не только Литвы и Белоруссии, ею должна заняться Европейская комиссия. Важно, чтобы европейские лидеры и Еврокомиссия понимали, что эта атомная электростанция строится в нарушение всех международных норм. А если это так, то мы должны сделать все, чтобы воспрепятствовать ее вводу в эксплуатацию — и мы делаем это.

Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470773 Саулюс Сквернялис


Россия. Литва > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410184 Людмила Улицкая

«Работать со своей головой»: Людмила Улицкая о смене эпох, рэп-баттлах, власти, культуре и друзьях в Литве

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Что Россия может предложить сейчас привлекательного своим соседям? Один из самых известных в мире российских писателей современности Людмила Улицкая затрудняется ответить на этот вопрос и называет его «кошмарным». Хотя, с другой стороны, писатель считает: несмотря на отъезд многих талантливых людей, вырастут новые гении.

Вильнюс, где на прошлой неделе состоялся ее творческий вечер, для писательницы не чужой, здесь живут ее давние друзья. В разговоре с DELFI писатель отметила, что мы живем в ситуации смены эпох, когда все меняется, а земля практически уходит из-под ног, постоянно появляется что-то новое. При этом Россия как империя распадается, что сопровождается болезненными процессами, но, тем не менее, человечество переживает распад империи не впервые. В современном мире она видит две главные тенденции — планетарную и националистическую. И первейшая задача каждого человека, говорит Л. Улицкая, заключается в том, чтобы работать со своей головой.

— Вильнюс далеко не в первый раз на Вашей карте, он есть в Ваших книгах. Что Вас связывает с Вильнюсом, какие нити?

— Очень давние. C юности лет здесь живет моя подруга, здесь живет весьма важный для меня человек, с которым мы работали в театре в семидесятые годы. И вообще у меня немало есть друзей литовцев. Я имею в виду близких друзей, это сохранилось еще с шестидесятых годов. Здесь жила Наталья Леонидовна Трауберг, с которой мы дружили, я до сих в теплейших отношениях с ее дочерью. Для меня Вильнюс совершенно не чужой город, благодаря людям, которые здесь живут.

— В последние несколько лет в ходе общения людей с именем с журналистами так или иначе звучат вопросы, ответ на которые определяют людей в ту или иную категорию — «за» кого, «против» кого. Что чувствует сейчас такой человек как Вы — известный писатель, общественный деятель, когда идет на интервью?

— Во-первых, я не могу терпеть устное интервью. Я предпочитаю вопросы в письменном виде, когда есть минута подумать. Потому что, когда ты потом слышишь, что говоришь, то думаешь: это не точно, это не совсем точно, а это просто чушь собачья. Ты не имеешь этой минуты подумать. Но что делать — спрашивают, я отвечаю, раз я занимаю такое место и кому-то интересно, что я говорю.

— Что по-Вашему мнению сейчас значит слово в России?

— Всегдашняя формула «поэт в России больше, чем поэт» давно уже надоела и сегодня совершенно перестала работать. Это закрываем. Надо сказать, что двадцать первый век очень многое изменил и в мире, и в восприятии мира, и нас самих. Сегодня поэтов раз в тысячу больше, чем сто лет тому назад. И вообще творчество в интернете вполне конкурирует с тем, что мы называем профессиональным.

На самом деле профессиональное творчество от непрофессионального отличает лишь один момент — получаемые деньги. Профессионал — это человек, который живет со своей работы. Сегодня огромное количество писателей не могут себя прокормить писательским трудом и по экономической линии они вполне сравнимы с теми, кто пишет для своего удовольствия и вывешивает тексты в интернете. Так что границы делаются размытыми.

Кроме того, мы знаем случаи, когда то, что висело в сети делается бумажной книгой и имеет успех. То есть, человек начинает свою писательскую карьеру не с того, что ходит по издательствам и журналам, а просто вывешивает свое творчество на всеобщее обозрение. Поэтому есть существенная разница. Она мне нравится, потому что она поднимает в человеке творческие возможности. Нет этого барьера, что я по себе знаю, когда ты что-то нацарапал и идешь в кабинет или посылаешь по почте, а они либо вообще не прочитают, либо напишут отзыв, не читая. Это все унизительные и очень тяжелые вещи. А тут все честнее. Поставили люди лайки, значит все хорошо, может, какой-то издатель заинтересуется.

— Это как раз то, о чем Вы как-то говорили, о начале новой эры Гуттенберга…

— Да, совершенно верно. Все меняется, практически земля уходит из-под ног, поскольку привычные вещи исчезают, к новым надо привыкать, их надо понимать. В этом смысле я человек двадцатого века и мне приходится постоянно делать это усилие понимания.

— Если вернуться к слову, мы видим, что сейчас слово используется совершенно в иных целях, чем это делают писатели…

— Так всегда. Если говорить о культурологических вещах, то, конечно, сегодня Россия, которая была литературоцентричной страной, это качество теряет. Сегодня не литература в центре, сегодня гораздо более важным стало кино, как говорил товарищ Ленин — важнейшее из искусств. Конечно, звуки, аудиокультура стали гораздо важнее.

Во времена моей молодости музыку слушали считанные люди — считанные слушали классику, еще более считанные слушали джаз. А сегодня ты едешь в метро и понимаешь, что половина ребят сидят с наушниками. Другое дело, что эта музыка не всегда мне нравится. Я слушаю классику и джаз, а сегодняшняя музыкальная культура, которая называется презрительным словом попса, меня не вдохновляет. Я кстати прослушала рэп-баттл (Оксимирона с Гнойным, — DELFI), подумав: что же это такое, весь мир гудит, а я даже не знаю, что это такое? Я послушала по-честному и была очень разочарована.

— И как Вам градус агрессии в отношении друг друга?

— Это само собой, но есть еще одна интересная вещь, которая просто бросается в глаза. Искусство всего мира всегда стояло на трех китах: жизнь, смерть, любовь. Это три важнейшие темы, вокруг которых так или иначе все искусство вращается. Здесь же речи не было ни о жизни, ни о смерти, ни о любви, а речь шла исключительно о том, кто сильнее ударит. Это сугубо мужская агрессия, у женщин есть свои не всегда приятные черты, но нет той меры агрессии, которую нам предлагает мужской мир. Здесь все на агрессии, низведенной на словесный уровень, за что спасибо, потому что следующий этап — это мордобитие.

Но самоутверждение одного над другим — это же так, на самом деле, ничтожно. Мне-то неважно, кто из них круче и умнее, хотя Мирон мне больше понравился, хотя и проиграл. Все же есть ощущение, что он поумнее. Но в общем меня это очень удивило и огорчило, что же это за падение? Это падение не художественного уровня, это падение интеллектуального уровня, потому что про серьезные вещи — ни слова. Мир меняется, в нем все время появляется что-то новое, а эти ребята рассуждают о том, кто из них круче. Ребята, нельзя так.

— На одном из российских сайтов опубликована статья о книге про детство в годы войны. Она стояла в рубрике «Культурная война», что это за явление и как стало возможным, что такие рубрики появляются?

— Это очень интересно, я не знала об этой рубрике, и эта тема для меня не продумана. Вы ее правильно поймали. Дело в том, что в культуре все время существует движение. Не так давно я делала в Шотландии лекцию о русском авангарде. У юного, свежего авангарда была тенденция: все старое уничтожим, старое нам не нужно. Уже Владимир Маяковский этого не произносил. То есть, это на самом деле вопрос осознания. Ничего не растет из ничего. Поле вспахано, в нем навоз, много чего, поэтому любая, даже самая острая, авангардная идея либо опирается, либо отталкивается от вчерашнего дня.

Мы все живем во времени, есть привычки, навыки, глаз привыкает к такого рода искусству. Советские люди жили и для них кроме соцреализма никакого другого искусства не было, поэтому когда пришла абстрактная живопись, люди выли от злости — их привычка была нарушена, им предъявили нечто совершенно непохожее. Сегодня люди к этому относятся мягче, терпимее, и никакая новация не вызывает такой бурной реакции, как в советские времена. Кроме того, тогда культуру рассматривали исключительно как фрагмент идеологии. Сейчас мы понимаем, насколько это нелепо, смешно и убого, по той причине, что культура стоит над всем. Это единственный продукт, который производит человек. Ничего кроме культуры человек не производит. Еще навоз, который тоже культурный продукт.

— Вы говорили, что «власть постоянно поскальзывается на половице бескультурья»…

— Конечно. Это иллюзия, что власть может руководить культурой, она может немножко ее придушить, иногда сильно. Русский художественный авангард советская власть прикрыла, практически безболезненно. Мало кто погиб, их вынудили уйти в другие области искусства, они стали соцреалистами. А литературный авангард был уничтожен физически. И вся эта жестокая борьба власти против культуры в широком смысле слова не приводит к процветанию культуры.

Некоторые считают, что в условиях давления культура поднимается — это ерунда. Владимир Набоков уехал и стал великим писателем, останься он — его бы, скорее всего, убили, случайно или намеренно. Поэтому я не считаю, что давление на культуру, делает ее плодотворнее. Поэтому она переформатируется. Мне очень интересно, как в ней появляются новые формы.

Я человек старомодный, видимо, новых танцев не выучу. Но эти новые танцы мне интересны. Поэтому я с большим интересом смотрю, что делают молодые люди, иногда мне это очень нравится, иногда я плохо понимаю, иногда мне кажется, что это недостаточно осмысленно. И опять я возвращаюсь к Дмитрию Быкову, человеку, который работает со школьниками и необычайно высокого мнения о новизне их дарований. Что уже, мол, вылупился из яйца этот новый планетарный человек. Если это так, я первая буду радоваться.

— Если взглянуть на новости России последнего времени, то там было два громких открытия памятников — Калашникову и Александру III.

— В двухстах метрах от памятника Калашникову — памятник жертвам политических репрессий.

— Но в Литве заметнее были памятники изобретателю автомата и царю, о жертвах слышно меньше. О чем это говорит? Памятник Калашникову был открыт с участием министра культуры.

— По-моему мнению, это кошмар. В этом кошмаре есть одна комическая деталь, которая в тени: Калашников был прекрасный менеджер, который замечательно использовал труды Шмайсера. В некотором смысле он плагиатор. Поскольку плагиат у нас тема очень популярная, я вижу в этом некоторый резон: украсть, присвоить и выдать за свое — это имеет сегодня хождение. Что тут можно сказать!

В сегодняшнем мире есть две тенденции, обе очень яркие и сильные. Одна — тенденция планетарности: мы идем в аптеку, покупаем таблетку, которую лучшие ученые фармакологи сделали неизвестно где. Это же относится ко всем продуктам производства — науке, искусству, технологиям, банковскому делу, это все планетарный продукт. Эта тенденция чрезвычайно мощная. С другой стороны, есть тенденция националистическая — наше, мое и отдельное. Если ее довести до предела, то это ситуация гетто, когда человек, город, страна замыкают стены — мы живем по своим законам.

— Вы говорите не только о России?

— Есть страны, которые на этом пути достигли гораздо большего, например, Северная Корея. Тем более, что Россия — сложная страна. В ней с национальной проблематикой очень сложно, это империя, бывшая, но империя. В империи живут разные народы. Мы уже прочитали «Историю Римской империи» Момзена, мы знаем как империи организуются и распадаются. То, что мы сейчас переживаем (если смотреть на это не с точки зрения боли тех, кто под эту машину попадают лично), если говорить об историческом процессе, мы переживаем не в первый раз. Сравнительно недавно распалась Австро-Венгерская империя, наверное, одна из лучших и мягких империй.

Когда империя распадается — летят клочки по закоулкам, огромное количество людей-жертв. У меня огромное сочувствие к русским людям, живущим в Прибалтике. В основном это дети военных, которым здесь не комфортно, Россия их не приняла, но с другой стороны жить здесь удобнее и лучше. Они попали в межкультурную, сложную ситуацию и пути, кроме ассимиляции, нет.

Я сама еврейка, русский писатель и для меня тема ассимиляции — это моя личная тема. Я не знаю еврейского языка, я еврейскую культуру, историю изучала по-русски, Библию читала по-русски. С точки зрения еврея — я не еврей, а с точки зрения русского националиста — меня надо выбросить, желательно в Израиль. Поэтому для меня проблема межкультурного шока вполне понятна. И все это последствия имперского распада, есть прекрасная нота освобождения тех людей, которые чувствовали себя под ее гнетом, и есть драматическое сознание людей, которые империи служили и сегодня ей не нужны. Как себя сейчас чувствует эстонец или литовец, в прошлом председатель обкома партии?

— Представить трудно. Порою кажется, что этот момент в последнее время, в том числе, и в русской литературе обсуждается. СССР распался, а люди остались никому не нужными по всему его периметру.

— Эта проблема есть, но есть еще одна чрезвычайно важная вещь. Такая маленькая страна как Эстония получала все культурное богатство через русские переводы. Маленькая страна не в состоянии перевести Эсхила, Гомера и т.д. Таким образом всегда есть проблема маленького народа, он пользуется предимперским, постимперским вторым языком, который для него есть международный культурный переводчик. И это большая проблема. Я недавно была в Грузии и обнаружила, что молодые люди русского не знают. Мое поколение, младшее поколение читали Гомера по-русски. Эти молодые люди будут читать его по-английски. Мировой культуре все равно, на каком языке будет прочитан автор. С моей точки зрения он прочитан должен быть.

— Россия не может не быть заинтересована в том, на каком языке будут читать в близлежащих странах.

— Это культурная проблема, на каком языке литовец будет читать Гомера. Россия переводит американскую литературу очень быстро и хорошо. У нас была очень хорошая переводческая школа. Поэтому все сопредельные страны вокруг России знакомились с мировой культурой через русские переводы, сейчас будут знакомиться через английские. Это выбор.

— Люди переориентировались. А что может сейчас может Россия предложить привлекательного своим соседям?

— Вопрос кошмарный, просто ужасный, я на него вам ответить не могу. Кажется, что ничего, может быть, есть какие-нибудь калашниковы, которые до сих пор привлекательны для наших соседей. Мы торгуем оружием, это круто, это деньги. Сказать, что меня это радует — не могу. Эта маскулинная цивилизация с войной как главным историческим событием мне нравится.

— Это приводит к таким ситуациям, как была со словами школьника в Бундестаге.

— От этого просто страшно, хотя на самом деле смешно, но страшно тоже. Ничего не могу здесь сказать, я воспринимаю это как катастрофическое падение. Но с другой стороны, все живое. Это потрясающе одаренная страна, вырастут новые гении, уедут ученые, писатели, артисты. Уезжают самые талантливые, но вырастут новые. Патриотами вряд ли будут.

Я как раз на днях перечитывала большую статью Льва Толстого о патриотизме, если бы он написал ее сегодня — его бы посадили в тюрьму. Слезть с этой лошадки (это касается не только России) — это одна из самых серьезных задач, которую надо решать в первую очередь.

Каждый человек — планетарный, мы представители одной биологической расы. И тема «свой-чужой», соседа-врага требует того, чтобы быть изжита. Я только что с Балкан. Это ужасное место, потому что там в сущности один язык, два алфавита и три вероисповедания. Это создает ситуацию, когда все ненавидят всех. Ничего подобного в жизни я не видела, подобного дребезжания ненависти к соседям. В этом смысле Балканы — исключительно важная точка для исследования и внимания, они показывают пример того, что может произойти, если человек не контролирует себя, свое мышление, потому что это ментальная проблема, с ней надо работать. Опыт Балкан был для меня потрясающим и интересным: люди ненавидят друг друга настолько, что забыли даже про евреев.

— Вы упомянули о маскулинной культуре и бросается в глаза, что везде, где Вас представляют как писателя, обязательно подчеркивают, что Вы — первая женщина, получившая Букера. Вряд ли можно где-либо увидеть что-либо подобное про мужчин. Как Вы воспринимаете такие вещи?

— Это и есть то самое, о чем можно говорить. Когда я говорю о том, что у нас не в порядке с сознанием, то говорю, что это первейшая задача каждого человека работать со своей головой, как с чужим предметом, отчуждаться: а что я думаю сегодня и почему? Этот контроль просто необходим, потому что массовые реакции, «как все» чрезвычайно опасны.

Я прекрасно помню момент, который повернул мою жизнь. Мне 10 лет, похороны Сталина, нас, школьников, собрали в зале. Все зареванные, с распухшими лицами. Директор школы просто глаз не найдешь, так она вся распухла. Бюст вождя, цветы. Я стою и чувствую себя жутко несчастной, потому что понимаю: мне плакать не хочется. И я чувствую себя так, что все люди нормальные, а я — урод. Это была точка осознания себя отдельно от толпы. В этот момент я поняла, что я — другая, потому что у меня реакция другая. С тех пор в течение очень многих лет я об этом знаю, потому что это бывает: всем смешно, а мне совершенно не смешно. Все плачут, а мне плакать не хочется. Может быть, это причина, по которой я очень люблю своих друзей, потому что когда я впервые стала встречать людей, которые реагируют как я, то есть, «неправильно» — я их полюбила навеки. Поэтому я и приезжаю в Литву, потому что несколько таких друзей есть среди литовцев.

— В заключение хотел попросить Вас расшифровать свои слова: «каждый должен выстраивать должным образом свое пространство»? Что Вы имеете под этим в виду?

— Мы все живем в одном и том же большом социуме. Я рано поняла, что не хочу работать на государство, хочу дистанцироваться. На службе в своей жизни я была три года, и то это был еврейский театр. Ты создаешь пространство вокруг себя из того, кого ты любишь, кого ты выбрал. Советская власть этому очень способствовала, потому что то, что мы сейчас вспоминаем как московские кухни, интеллигентский треп, на самом деле было выстраиванием личного пространства. Иначе мы не могли выжить, социальных услуг не было никаких, денег не было — все были одинаково бедными, трешник до зарплаты шел по кругу, если кому-то надо к врачу — сидели с ребенком.

Мы были нужны друг другу для выживания. Сегодня мы друг другу для выживания уже не нужны, я имею в виду старую гвардию. Но в каком-то смысле все же остаемся нужны, чтобы проверять, сверять реакцию, себя проверять, потому что во времена нашей молодости никаких психоаналитиков не было. Мы друг для друга эту функцию выполняли. Поэтому личный социум, личное пространство продолжают быть очень важными для людей моего поколения.

Россия. Литва > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410184 Людмила Улицкая


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар

Как выглядела бы война между НАТО и Россией в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Вероятность вторжения России на территорию Латвии, Литвы и Эстонии кажется довольно незначительной. Даже корпорация RAND, которая придерживается весьма воинственных взглядов, утверждает, что вероятность атаки России на одного из членов НАТО является низкой, несмотря на дисбаланс сил внутри альянса. «Наш анализ показал, что сдерживающий потенциал НАТО против атаки России на одного из членов НАТО с применением обычных видов оружия является в настоящее время мощным, — говорится в докладе RAND. — Хотя мы полагаем, что атака России против НАТО в ближайшем будущем крайне маловероятна, вполне возможно, Россия воспользуется другими способами, чтобы продемонстрировать свое недовольство текущим процессом укрепления военных позиций США и НАТО».

Другие аналитики согласны с тем, что Россия не хочет вторгаться на территорию прибалтийских государств, которые прежде были частью Советского Союза и Российской империи до него. «По всей видимости, русские не строят планы по нападению на прибалтийские государства, — отметила Оля Оликер (Olya Oliker), старший советник и директор Программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований. — Но им известно, что США и многие другие члены НАТО убеждены, что они действительно планируют это сделать. Хотя русские изо всех сил стараются отрицать это, они усматривают определенное стратегическое преимущество в том, чтобы держать НАТО в напряжении, и они, несомненно, не гнушаются бряцания оружием, в том числе в Прибалтике».

Действительно, с точки зрения Кремля у России нет никаких причин вторгаться на территорию этих бывших советских республик. Хотя Россия начала строить планы на Прибалтику в далеком прошлом — эти территории были завоеваны при Петре Великом в ходе Северной войны (1700-1721) — чтобы обеспечить государство выходом к морю, нынешнее руководство Кремля надеется использовать для этих целей Санкт-Петербург.

«В течение последних 20 лет Россия инвестирует миллиарды долларов в строительство новых морских портов рядом с Санкт-Петербургом, поэтому в эстонских и латвийских портах больше не будет никакой необходимости, — отметил Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики. — А за исключением морских портов, которые были необходимы для экспорта российских сырьевых товаров, в этих странах никогда не было ничего по-настоящему важного для России».

Для Кремля уменьшение зависимости от портов в Балтийском море является важным приоритетом. «Замещение логистической базы прибалтийских государств собственной базой было важным приоритетом всего президентского срока Путина, — объяснил Кашин. — Нет никакого смысла завоевывать прибалтийские государства тогда, когда на альтернативу было потрачено очень много средств».

Более того, ресурсы Кремля, необходимые ему для нападения на Прибалтику, если он решит это сделать, тоже весьма ограничены. Большая часть обычных вооруженных сил России сконцентрирована в других регионах — потребуется много времени, чтобы собрать армию, способную отразить контратаку НАТО. Более того, у Кремля нет возможности эффективно оказывать влияние на многочисленные сообщества этнических русских в этих странах.

«Методы "гибридной войны" в стиле Крыма или Донбасса вряд ли можно будет применить там, где их больше всего боятся, а именно в Прибалтике и в Польше, — написал Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги в своей книге «Стоит ли нам бояться России?» (Should We Fear Russia?). — Если даже не принимать в расчет намерения Кремля, самоидентификация местного русского населения здесь очень отличается от самоидентификации жителей Крыма. Несмотря на то, что процесс вступления в гражданство в Латвии и Эстонии был существенно усложнен для русских, они не ждут от Москвы защиты и инструкций. Даугавпилс — это не Донецк, а Нарва — это не Луганск. Польша — это еще более неправдоподобный вариант. Модель Донбасса довольно трудно перенести, и ее применение на территории страны-члена НАТО было бы крайне нерациональным со стороны Кремля».

Это значит, что Москве придется прибегнуть к обычным военным средствам, чтобы вторгнуться на территорию Прибалтики, если она этого захочет. Но у России нет такой возможности. Кремлю придется наращивать свои войска в этом регионе, прежде чем переходить в наступление, и НАТО неизбежно заметит надвигающийся удар. «Наращивание сил ведется у границы Украины. Если мы захотим вторгнуться в Прибалтику, нужно будет перебрасывать туда наши войска, что станет предупреждением для нашего противника», — объяснил Кашин.

Действительно, как отмечает научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майк Кофман (Mike Kofman), российские войска, находящиеся у границ Прибалтики, далеки от идеальной формы. «В рамках процесса модернизации вооруженных сил и расширения их структуры Балтийский регион до недавнего времени обходили вниманием, — написал Кофман в Russia Matters. — Несмотря на провокационные действия в море и в воздухе, сконцентрированные в этом районе, российские войска, развернутые там, играют главным образом оборонительную роль, и им требуется обновление. Есть признаки, указывающие на то, что изменения в размерах и силе российских войск неизбежны, но это будет происходить постепенно и отчасти зависеть от того, какие именно войска НАТО решит развернуть в этом районе».

Как пишет Кофман, Москва может быстро переместить свои войска от украинской границы к границам прибалтийских государств, однако такое вторжение несет в себе немало опасностей для России. Согласно результатам исследования RAND, российская армия способна захватить все три прибалтийских государства с использованием обычных видов вооружений в течение всего 36 часов, однако в этом анализе есть свои недостатки. В нем рассматривается только первоначальный захват Прибалтики и не принимается в расчет контратака НАТО или ядерная эскалация.

«Двухлетние военные игры и анализ показывают, что, если бы Россия решила провести атаку в условиях кратковременного предупреждения против стран Балтии, ее войска могли бы подойти к окрестностям эстонской столицы Таллинна латвийской столицы Риги уже через 36 часов. В этом случае они опередят силы США и их союзников не только в расстояниях и по количеству оружия, но и по численности», — пишут Дэвид Шлапак (Shlapak) и Майкл Джонсон (Michael W. Johnson) из корпорации RAND.

Другие аналитики, такие как Джефф Эдмондс (Jeff Edmonds) из Центра военно-морского анализа, согласны, что Россия может захватить Прибалтику при помощи тех войск, которые есть в ее распоряжении. «У русских очевидное преимущество, и они могут быстро их захватить», — сказал Эдмондс.

Однако Кофман указывает на то, что для вторжения России придется собрать силы, которые смогут не только разгромить батальоны НАТО, находящиеся сейчас в Прибалтике, но и сразиться со всем альянсом и отразить его контратаку. Планировщики в Москве должны будут составить план на случай неизбежной контратаки со стороны США и их союзников, поэтому она не станет ограничиваться 27 штурмовыми батальонами, которые корпорация RAND рассматривала в своем исследовании. Кроме того, Кремль вряд ли станет ограничивать себя десятидневным сроком.

«Если бы Россия планировала полномасштабное вторжение в Прибалтику, ей также пришлось бы планировать войну с НАТО и оборону от контратаки альянса, — написал Кофман. — Сильные державы обычно не атакуют сверхдержавы при помощи наспех собранных войск, надеясь при этом на лучшее. Москва, вероятнее всего, пустит в ход силы, в несколько раз превышающие те силы, о которых шла речь в исследовании, и заранее продумает способы переброски дополнительных подразделений из других военных округов.

Мнения российских военных экспертов о размерах войска, которое Москва способна собрать в самые сжатые сроки, разойдутся, но я сомневаюсь, что речь пойдет о 27 батальонах, собранных наспех для участия в том, что потенциально может вылиться в третью мировую войну. Стоит мыслить гораздо масштабнее и не ограничивать себя 10-дневным сроком [из исследования RAND]».

Если Россия не намеревается вторгаться в Прибалтику, или если у нее нет достаточных сил, чтобы начать войну, что может спровоцировать конфликт в Латвии, Литве и Эстонии? По мнению Оликер, война может вспыхнуть вследствие непонимания.

«Вполне возможно, что бряцание оружием в сочетании с военными учениями могут привести страны НАТО к выводу о том, что Россия планирует провести в Прибалтике некую военную кампанию, — объяснила Оликер. — Если в результате этого НАТО предпримет ответные меры, призванные нейтрализовать российский военный потенциал в Калининграде, Москва может в свою очередь воспринять это как угрозу (вспомните, что большинство российский сценариев начинается с агрессивных действий НАТО) и принять меры для сглаживания этой угрозы. Особенно в отсутствие налаженных каналов коммуникации и в условиях высокой напряженности, вполне возможно, что эти действия могут обернуться спиралью эскалации или даже конфликтом».

Если в Прибалтике начнется война между Россией и НАТО, в конечном счете будет неважно, каков баланс обычных вооруженных сил в этом регионе. «Другой проблемой, связанной с сосредоточенностью на обычных средствах сдерживания в условиях войны в Прибалтике, является то, что, как и прежнее противостояние между НАТО и странами Варшавского договора, эта битва способна обернуться ядерной эскалацией, — написал Кофман. — Большинство из тех экспертов по России в военно-аналитическом сообществе, которых я знаю, включая российских экспертов, убеждены в том, что война с НАТО с применением обычных видов вооружений, вероятнее всего, будет оставаться таковой недолго».

Если войска НАТО вторгнутся на территорию России, это может спровоцировать ядерный ответ со стороны Москвы. «Существует вероятность того, что, если российские войска будут существенно ослаблены или разгромлены под Калининградом, Москва может нанести ядерный удар, — написал Кофман. — Ядерная эскалация маловероятна, но учитывая последствия такого поворота, возможно, лучшая стратегия — это принимать такие решения, которые оставляют наибольшее количество возможностей для управления динамикой конфликта. Это означает, что нужна будет такая расстановка сил, которая будет ориентирована на стратегическую гибкость, а не на укрепление занятых позиций». Такая война, скорее всего, перерастет в полномасштабную ядерную войну между двумя ядерными сверхдержавами планеты, а это значит, что проиграют все.

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар


Белоруссия. Евросоюз. Литва. РФ > Армия, полиция > mvd.ru, 25 октября 2017 > № 2369326 Александр Высоцкий

Лебединая песня наркокартеля.

Сотрудники ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь перекрыли канал поставки крупных партий опасного наркотического вещества – гашиша – из Евросоюза через территорию Беларуси в Россию. По этому наркотрафику в период с 2010 по 2015 год было перевезено не менее тонны зелья. В международную преступную организацию входили 16 человек – граждане России, Беларуси, Литвы, Украины, Молдовы, Польши и Испании. Недавно суд Борисовского района Минской области пятерых из них приговорил к лишению свободы сроком от 11 до 18 лет. Остальные в большинстве своём также осуждены и отбывают наказание на территориях других государств. Организатор наркосиндиката задержан в Польше и сейчас находится под следствием.

О том, каким образом удалось вычислить и привлечь к ответственности причастных к контрабанде гашиша лиц, а также установить механизм движения наркотика через Беларусь, рассказывает начальник отдела по противодействию межгосударственному наркотрафику ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь полковник милиции Александр Высоцкий.

– Александр Евгеньевич, когда Вы узнали, что злоумышленники используют территорию Беларуси в качестве транзита для перевозки крупных партий гашиша?

– Осенью 2014 года. Именно тогда к нам поступила оперативная информация о существовании международной преступной организации, которая занимается контрабандой наркотиков через нашу страну. Стало известно, что в международный наркотрафик вовлечены граждане нескольких государств, в том числе Беларуси. К тому времени преступная организация уже являлась частью европейского наркобизнеса, ориентированного на поставки «товара» в государства – члены ЕАЭС. Оперативная разработка её участников заняла у нас чуть меньше года. Всё это время вместе со старшим оперуполномоченным по особо важным делам отдела подполковником милиции Вадимом Волчком, в производстве которого находилось дело оперативного учёта, мы по крупицам собирали информацию о членах преступной организации. К проведению наиболее сложных оперативно-разыскных мероприятий привлекали сотрудников всего отдела.

– Что вам удалось узнать?

– Во-первых, мы установили маршрут движения наркотика и способы его сокрытия. Крупные партии гашиша (как правило, около ста килограммов) следовали из Марокко через Испанию, Польшу, Украину и Беларусь в Россию – в Москву и Санкт-Петербург. Наркотик перевозился на внедорожниках в профессионально оборудованных тайниках. Обнаружить контрабанду в ходе обычного таможенного досмотра не представлялось возможным: тайники и швы замазывались, обрабатывались специальными химическими веществами, конструкция автомобиля при этом не нарушалась. В некоторых случаях, например, чтобы достать перевозимый груз, необходимо было снять двигатель.

Во-вторых, вышли на руководителя преступной организации и членов двух подчинённых ему групп (они находились на территории Беларуси и России, их возглавляли граждане Беларуси). Сделать это было не так просто. Действия трафикеров были чётко продуманы и организованы, распределены их роли и функции. В пути не раз происходила смена автомобилей, соблюдалась строгая конспирация (курьеры даже не были знакомы). За малейшие нарушения графика – штраф. Били рублём не только за опоздание к месту назначения, но и, скажем, за звонок с мобильного семье.

В организации был практически постоянный состав участников (из неё редко кто уходил, а за новичка нёс финансовую ответственность тот, кто привёл). Но лидера знали и с ним общались только несколько приближённых лиц, которые возглавляли структурные подразделения преступной организации и составляли её костяк. А для остальных это был фактически мифический персонаж по имени «Вася» (и неважно, как его зовут на самом деле), по отношению к которому культивировался страх, потому что он может в любой момент наказать (даже в том случае, если человек уже на него не работает). И все говорили: «Вася сказал», «Вася передал», «Вася приказал, что нам нужно сделать то-то».

К слову, это насаждалось умышленно. Организатор и его доверенные лица отлично разбирались в психологии, что позволяло им манипулировать людьми, управляя ими в своих корыстных интересах.

– Откуда появился «Вася»? И почему он стал заниматься именно контрабандой гашиша, когда существует множество других видов наркотиков?

– «Вася» – белорус, уроженец Гродно. В детстве он, как и многие сверстники, занимался спортом, в том числе увлекался борьбой. Здесь и познакомился с будущими друзьями. Вместе ходили на тренировки, участвовали в соревнованиях. Естественно, общие интересы сплотили. «Вася» стал лидером…

Прошли годы, и в один из дней 2010-го «Вася» решил заняться контрабандой наркотиков, предложил поучаствовать в этом двоим друзьям детства. В принципе, ему было неважно – наркотики это или что-то другое. В первую очередь, думал, где можно купить подешевле и продать подороже.

А наркотики выбрал, потому что они давали самую большую и быструю прибыль. Кстати, он занимался не только контрабандой гашиша (хотя основная деятельность преступной организации строилась именно на нём). Бывал и кокаин… Почему всё-таки гашиш? Здесь сыграли свою роль цена и спрос.

– Каким образом организатору преступного синдиката удалось выйти на международный уровень?

– Это произошло вполне естественно. Когда человек занимается куплей-продажей или поставкой какого-нибудь товара, у него формируется в бизнесе круг знакомых. Сначала «Вася» перегонял машины в нашу страну из Европы, США, а также ремонтировал автомобили (у него была СТО в Минске). А потом появились элементы криминального автобизнеса, затем – криминальные связи. И в конечном итоге он пришёл к наркотрафику.

«Вася», если так можно выразиться, – «человек мира». Беларусь была местом его постоянного проживания. Получил польское гражданство, а также вид на жительство в Испании и Чехии. Владеет несколькими языками. Имеет два высших образования, одно из которых – юридическое. Когда раскрутился на наркотиках и создал совместное белорусско-польское предприятие, стал позиционировать себя в качестве благонадёжного бизнесмена (чуть ли не инвестора). Кроме того, занимался металлопрокатом, строительством, изготовлением кухонь... То есть криминальные деньги старался вложить в легальный бизнес.

– Как часто осуществлялись поставки наркотиков через Беларусь?

– Разумеется, график перевозок существовал, но он был плавающим. Доставка гашиша могла происходить примерно таким образом: одна машина едет из Испании в сторону Беларуси и России для разгрузки-перегрузки наркотика, а вторая – уже возвращается под загрузку.

– Фактически это был конвейер…

– Совершенно верно. С 2013 года злоумышленники уже перешли к наиболее активным формам преступной организации, работа велась интенсивно. Только один раз наркодельцам пришлось лечь на дно. В сентябре 2014 года на белорусско-польской границе было изъято 163 килограмма гашиша. Наркотик (180 брикетов) обнаружили в двух тайниках в скрытых полостях кузова (в днище и моторном отсеке) автомобиля Kia Sorento, на котором через ПП «Брузги» въезжал из Польши в Беларусь 41-летний житель Гродно. Изъятая партия гашиша стала крупнейшей за последние десять лет.

Выявленное тогда преступление – результат взаимодействия нескольких силовых структур в ходе спецоперации «Канал-Долина»: отдела борьбы с контрабандой Гродненской региональной таможни, сотрудников УКГБ по Гродненской области, УНиПТЛ УВД Гродненщины и ОНиПТЛ Гродненского РОВД, войсковой части 2141 (пограничный отряд). Впоследствии уголовное дело, возбуждённое в отношении курьера, прошло через суд, был вынесен обвинительный приговор. Как только стало известно, что перевозчика осудили, «Вася» успокоился и вместе с пособниками принялся за старое.

– Какое количество гашиша могли перевозить за раз?

– Одним рейсом могли доставить более ста килограммов. В целом по уголовному делу доказано, что за время существования преступной организации (с 2010 по 2015 год) было перевезено не менее тонны гашиша. То есть это только те факты и цифры, которые мы смогли установить в ходе оперативно-разыскных мероприятий. На самом деле речь идёт о тоннах наркотика. Полученная прибыль исчислялась миллионами долларов. Кстати, в Россию ездил специальный человек – «инкассатор», который получал «зелёные» за доставленный гашиш и привозил их «Васе». Тот выдавал определённые денежные суммы своим приближенным – руководителям двух преступных групп, а те, в свою очередь, распределяли их ниже, по цепочке, подчинённым.

– Сколько машин обычно участвовало в процессе?

– На территории Беларуси мы изъяли четыре автомобиля, три из которых были оборудованы тайниками.

– Расскажите, пожалуйста, как проводилась спецоперация по задержанию трафикеров.

– Когда мы собрали достаточное количество доказательств преступной деятельности членов организации и её руководителя, чтобы привлечь их к ответственности, приняли решение задержать курьера с поличным.

В апреле 2015 года белорусско-украинскую границу пересёк белый внедорожник Mazda, за рулём которого сидел гражданин Украины. Правда, сначала мы не знали – с товаром он или без, но, скажем так, предполагали наличие в машине гашиша. Обычно груз прятали так, что нужно было разобрать пол-автомобиля, чтобы добраться до наркотика.

Водитель прежде уже не раз выполнял работу перевозчика, поэтому дорогу знал. Известен был маршрут движения «объекта» и нам. Под Минском, в поселке Марьяливо, находилась так называемая «перевалочная база», куда курьер должен был пригнать машину с товаром. Злоумышленники арендовали здесь коттедж с двумя гаражами за три тысячи долларов США в месяц. В доме жил человек, который должен был встретить курьера, достать из иномарки гашиш и переложить его в другой автомобиль, а затем отправить груз с очередным перевозчиком.

Разумеется, время от времени в целях конспирации «база» менялась. Однако, как правило, она находилась хоть и вблизи Минска, но подальше от людских глаз.

В место назначения Mazda приехала под утро. Перегрузка товара заняла буквально пару часов – не больше. Дело в том, что тайник для поставки гашиша в Россию был оборудован несколько иначе, чем для доставки в Беларусь: в связи с открытостью белорусско-российской границы тщательной маскировки не требовалось. Но так тоже было не всегда, а только в последнее время.

Однако в том, что схема работает (а именно – что произошла перегрузка наркотика), мы удостоверились лишь тогда, когда из арендованного гаража выехал уже другой автомобиль – Hyundai – и направился в сторону Российской Федерации. Когда машина, вырулив на скоростную трассу, проезжала неподалёку от Борисова, мы приняли меры к задержанию курьера. В тот же день арестовали и гражданина Украины, который привёз гашиш в нашу страну.

В спецоперации участвовали сотрудники отдела по противодействию межгосударственному наркотрафику ГУНиПТЛ КМ МВД, в частности, старший оперуполномоченный по особо важным делам подполковник милиции Вадим Волчок, а также оперативники ОНиПТЛ Борисовского РУВД под руководством подполковника милиции Игоря Райкевича. Также мы привлекли бойцов СПБТ «Алмаз».

Наш «улов» составил 116 килограммов гашиша. При осмотре Hyundai в багажнике машины обнаружили двойное дно. Сверху, как обычно, лежала запаска, а под ней, когда вскрыли обшивку, оказался небольшой люк. Там был спрятан гашиш, расфасованный в брикеты.

– Куда следовал товар?

– Машина с «начинкой» следовала на «перевалочную базу» в Подмосковье.

– Беларусь оказалась всего лишь страной, по территории которой транзитом перевозился наркотик…

– Да, но это нисколько не умаляет значимость перекрытия международного канала поставки гашиша. Дело в том, что данный наркотик всё равно вернулся бы к нам. Как показывает жизнь, белорусским мелкооптовым наркоторговцам невыгодно ехать за «товаром» в Европу, в Испанию. Им проще съездить в Москву или Санкт-Петербург и там приобрести тот же «товар» (который недавно прошёл через нашу страну), пусть и с наценкой, только небольшими партиями. Для Беларуси 100–200 килограммов гашиша – это чересчур много, достаточно 3–5 килограммов, чтобы с лихвой удовлетворить здешний потребительский спрос.

Когда, допустим, в Казахстане или Киргизии задерживают 10–20 килограммов афганского героина, это благо и для Беларуси. Потому что рано или поздно это зелье пришло бы и к нам. Понятно, как важно не допустить транзита наркотиков через территорию нашей республики.

– Где находился «Вася», когда задерживали курьеров?

– Обычно он жил в Беларуси – в коттедже под Минском. Также имел квартиру в белорусской столице, где находилась его семья. Но на момент перевозки особо крупных партий наркотика мог отсиживаться где угодно – в Испании, Чехии или Польше, где у него тоже была часть бизнеса. «Вася» никогда не приближался к товару, как говорится, даже на километр, не общался с людьми, которые перевозили наркотик, кроме доверенных лиц. Но при этом держал всё под контролем.

На сей раз «Вася» был на территории Польши. Он фактически сразу узнал, что произошло задержание курьеров, что товар изъят. Поэтому нам пришлось тут же подключить польских коллег. Задержать лидера преступной организации удалось практически сразу.

– Где организатор предстанет перед судом?

– В Польше, так как он гражданин этой страны. Его будут судить за преступления, совершённые членами его наркосиндиката на территории Беларуси. Мы уже предоставили все доказательства его вины, причём есть среди них и свидетельствующие о совершении аналогичного преступления (организация контрабанды наркотиков) на территории Республики Польша.

– Если говорить об общем количестве участников преступной организации…

– … то будем считать только тех, кто проходит или проходил по уголовным делам в Беларуси, России и Польше (в том числе с учётом тех, кто был вовлечён в преступную деятельность организации, но, допустим, не был осведомлён, что преступает закон, и сейчас является свидетелем). Это 16 фигурантов. Конечно, злоумышленников было значительно больше. Некоторые члены преступной организации до сих пор находятся в розыске.

В ноябре 2016 года уголовное дело, возбуждённое в отношении пятерых обвиняемых, было передано прокурору для направления в суд. Судебное разбирательство проходило по месту задержания курьера с гашишем – в суде Борисовского района Минской области. В конце мая нынешнего года был вынесен приговор, согласно которому обвиняемые получили различные сроки – от 11 до 18 лет лишения свободы.

– Эта преступная организация носила интернациональный характер. Что Вы скажете о взаимодействии подразделения с зарубежными правоохранителями?

– Хочу отметить, что в борьбе с наркотиками у нас – полное взаимопонимание с коллегами из всех стран мира. В рамках расследования уголовных дел, возбуждённых в отношении членов этой международной преступной организации, в Беларусь приезжали правоохранители из Польши – представители Центрального следственного бюро и сотрудники криминальной полиции. В свою очередь, вместе с оперативниками отдела ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь мы были в командировке в России, осуществляли взаимодействие и с коллегами из Литвы.

По нашим запросам были установлены и задержаны в странах ближнего зарубежья некоторые обвиняемые и впоследствии экстрадированы. Например, в феврале 2017 года 44-летний гражданин Литвы был экстрадирован из России в Беларусь, ему было предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса: участие в преступной организации, а также в её составе – незаконный оборот наркотиков в крупном размере, контрабанда, покушение на их незаконное перемещение через государственную границу Республики Беларусь.

Также российские коллеги задержали лиц, причастных к созданию преступной группы на территории Российской Федерации, – граждан Беларуси и Молдовы, изъяли у них наркотики и деньги. Злоумышленники уже осуждены, отбывают наказание в местах лишения свободы.

– Чем, на Ваш взгляд, отличается данное уголовное дело от других?

– Во-первых, за всю историю существования нашего подразделения в уголовном деле впервые фигурируют такие объёмы гашиша (сотни килограммов, в сумме – не менее тонны). Во-вторых, никогда ранее не шла речь о таком большом количестве иностранных граждан, которых международная группировка вовлекла в свой преступный бизнес. И, в-третьих, удалось задержать и предъявить обвинение не только членам преступного синдиката, но и организатору, а это вообще большая редкость.

Елена Боярович

Белоруссия. Евросоюз. Литва. РФ > Армия, полиция > mvd.ru, 25 октября 2017 > № 2369326 Александр Высоцкий


Литва > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358896 Витаутас Ландсбергис

Ландсбергис: если бы был иной дух, то мы уже шли бы на Островец

Delfi.lt, Литва

Мы сейчас ждем свою судьбу, представляя, как все хорошо, но, если бы был иной дух, то мы уже шли бы на Островец. Об этом в интервью LRT RADIJUI сказал профессор Витаутас Ландсбергис, который отмечает свой 85-летний юбилей.

По его словам, жителям Литвы не удалось сохранить дух единства и братства. «Это было реальное чувство. В этом была сила, которая способна изменить хотя бы частичку мира, чтобы она стала примером для остальных», — сказал Ландсбергис.

Delfi.lt: Вы не пожалели, что променяли спокойную академическую жизнь музыканта на политику?

Витаутас Ландсбергис: Нет, я всегда шел в сторону более интересной жизни.

— Когда говорят о Саюдисе, можно услышать людей, утверждающих, что тогда атмосфера была особенной. Какой Вы ее помните?

— Я хорошо помню. Сейчас о ней вспоминаю с ностальгией, поскольку она не сохранилась, развеялась, ее утратили, не сохранили. Но тогда эта атмосфера была уникальной. Не только в масштабе Литвы, но и в мировом масштабе. Столько людей и все были охвачены духом добра. Слово «братство» было не из книг, не из сферы теологии. Это было реальное чувство. В нем была сила, которая может изменить хотя бы частичку мира, чтобы стать примером для других.

— Вы сами участвовали в исторических событиях. Вы много помните, почти все видели. Вы это как-то отмечали? Может писали мемуары, дневник?

— Я написал и 20 лет назад издал книгу мемуаров «Перелом у Балтии». У этой книги есть подзаголовок — политическая автобиография. Она издана на трех языках: немецком, английском и французском. Русский перевод так и остался в Москве. Кто хотел ее издать, потом передумал. Такое бывает. Сейчас готовится второе издание, дополненное фотографиями и документами. Там описана история освобождения 1992-1993 гг. Не знаю, успеем ли до 16 февраля, это мечта. Да, пишу. Иногда дневники в стихах, еще что-то, даже не знаю, что это. Так и живет человек, пишет, говорит сам с собой или с неизвестными реципиентами, если такие бывают. Я написал много книг, почти 150.

— Вы входите в списки влиятельных людей, Ваши высказывания на разные темы очень ждут. Когда их слышишь, поражает ирония, неожиданные прогнозы. Вы к этому долго готовитесь?

— Я к этому готовился всю жизнь (смеется). Так сказал один английский художник Джеймс Эббот Мак-Нейл Уистлер, клиент которого был возмущен тем, что он написал заказанную картину за 30 минут. Якобы за что столько платить? Художник сказал — я не полчаса работал, я работал всю жизнь, плюс полчаса.

— 16 февраля во время выступления Вы сказали, что все должны шагать к строящейся в Белоруссии Островецкой АЭС. Вы подняли именно эту проблему. Что вас больше всего беспокоит в Литве?

— Дух. Если бы дух был иным, то мы пошли бы в Островец. Сейчас мы ждем судьбы, думая, что все хорошо.

— 30 лет назад вы думали, что дух будет таким, какой он сейчас?

— О чем человек может думать? Был дух, ты с ним жил, радовался, пил его, а может перебрал. Это был смысл жизни.

— Вы ушли из активной политики, но остались активным деятелем. Какой у Вас сейчас распорядок дня?

— […] «На производстве» как говорили, редакторы приводят в порядок две большие книги. Одна уже упоминавшаяся мной — «Перелом у Балтии». Второе издание спустя 20 лет. В тексте я решил ничего не менять, но дополнить ее другими материалами. Издательство сделает это. Вторая — вина или долг моей жизни — книга о моей матери, враче Оне Ландсбергене. Пришлось много работать, чтобы понять, что не можешь уйти, не сделав это. Есть и другие книги, поменьше. Почти завершена книга […], которая будет названа «С балкона подписантов». Она была написана 20 лет назад, но надо было привести ее в порядок, все сложить, кое-что найти, подредактировать,прокомментировать некоторые моменты.

— Вы заговорили о самых близких людях. Ваш сын Витаутас — деятель культуры, внук Габриэлюс — политик. Можно сказать, ваши обе стороны деятельности продолжаются?

— Что-то продолжается, но у каждого свой путь, каждый индивидуален. Это не значит, что они делают то же самое, что это мой второй, третий том. Это не так.

— Ваш внук, Габриэлюс, на вопрос, о чем прадед говорит с правнуками сказал, что вы любите играть в шахматы. Остается ли на шахматы время?

— Те, кто играет в шахматы, уже выросли. Они сейчас играют в компьютеры, знают миллион языков и всяких современных новинок. Он (Габриэлюс) выбрал такой легкий ответ (смеется).

— А что ответили бы вы?

— Одна, самая маленькая правнучка дала мне почетное имя, она называет меня «просялис» (proselis, а прадед по-литовски prosenelis). Ничего красивее нет.

— Часто ли вы встречаетесь в семейном кругу?

— Все свои, все любят друг друга. Это самое главное. Такой концентрат, это большой праздник два раза в год.

Литва > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358896 Витаутас Ландсбергис


Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс

Островецкая АЭС — это экономическая «бомба»

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс ответил на вопросы главного редактора Charter97.org Натальи Радиной.

Наталья Радина, Хартыя'97, Белоруссия

«Хартыя'97»: Господин министр, уже третий год Литва живет с евро. При этом часть постсоциалистических стран не перешла на общую европейскую валюту. Польша категорически не хочет это делать. Переход на евро был решением политическим и коснулся каждого жителя Литвы. Как вы оцениваете введение в Литве евро и как это отразилось на экономическом развитии страны?

Линас Линкявичюс: Если коротко, то у каждой страны своя ситуация. Во-первых, практически все партии Литвы согласились, что вхождение в зону евро также является нашим политическим выбором, и мы это воспринимаем как составную часть европейской интеграции. Во-вторых, это не только политическое решение, но и фискальное, поскольку наша валюта долгое время была привязана к евро. Так что мы де-факто были в зоне евро, но де-юре не могли участвовать ни в каких других механизмах как член Еврогруппы.

Конечно, откровенно говоря, если посмотреть социологические исследования, всегда есть настороженность и недоверие, когда меняется валюта. Это было и в Эстонии, и в Латвии, и у нас. Но в общем люди поддержали введение евро, поскольку они заметили, что стало меньше бюрократических препон. Легче и удобнее стало ездить в страны Евросоюза, для бизнеса это также более комфортно. По сути, на разных валютах зарабатывали только банки, поскольку обмен валют для них был еще одним источником прибыли. Но в остальном все заметили, что это более практично, тем более, повторюсь, мы уже де-факто были в еврозоне. Хотя, конечно, у тех, кто имеет самостоятельную монетарную политику, могут быть какие-то другие аргументы.

Да, был кризис в зоне евро, но вместе с сильными экономиками ЕС выйти из кризиса намного легче, чем поодиночке. Так что, исходя из всего этого, больше аргументов все-таки «за», чем «против». Скептические настроения людей со временем растворились.

— Международные военные эксперты считают, что последние российские военные учения были направлены против всей региональной безопасности, но в первую очередь против Литвы. Литва фактически была взята «в клещи»: проходили учения в Калининграде, где размещены ракеты «Искандер», в Белоруссии — «Запад-2017», учения Балтфлота России с участием крупнейших российских ракетоносцев. Какую цель преследовала Россия? Эта была подготовка к захвату Литвы?

— Я бы не сказал, что напрямую шла подготовка к захвату Литвы. Мы все время говорим, что проводить учения можно, тем более, если это предсказуемо (учения «Запад» проходят каждые 4 года). Последний раз они были в 2013 году, но с тех пор Россия начала две войны и аннексировала Крым. Поэтому все мероприятия, где задействованы российские военнослужащие, заслуживают большего внимания.

Чем были эти учения? Это было демонстрацией силы. Это была не только, скажем, проверка способности взаимодействия вооруженных сил России и Белоруссии. Поскольку Россия в последнее время применяет военную силу во внешней политике, то, конечно, эти учения заслуживают особого внимания.

Практика показала, что учения «Запад-2017» носили не оборонительный, а наступательный характер. Тем более, если говорить про численность военнослужащих. Официально было объявлено, что их было 12700, это как раз специально, чтобы было меньше 13000 и было меньше требований по наблюдению по Венскому документу. Но мы знаем, что число участвовавших в учениях военнослужащих точно не известно, надо еще сопоставить все, но в любом случае заявленное число — далеко-далеко от правды. Тем более, что территорией учений была не только Россия и Беларусь, учения проходили от Кольского полуострова до границы с Украиной.

Так что надо иметь ввиду и численность военнослужащих, и задействованные полигоны. Если по Белоруссии можно говорить, что эти полигоны были определены правильно, как и было заявлено до учений, то в Калининградской области мы знаем, что их было больше, чем было объявлено. К тому же прозрачность учений, как обещалась, не соблюдалась.

— Сейчас уже МИД Украины заявляет, что часть российских военных осталась в Белоруссии. Чем это может угрожать Литве?

— Это угрожает и Белоруссии. Мы говорили, еще до учений и мы надеемся, что те военнослужащие, которые в больших количествах были завезены в Белоруссию, там очень большое количество… Но МИД России официально объявил, что они все будут вывезены до конца сентября. Надо проверять. Если украинская сторона говорит об этом, наверное, есть какие-то факты. Мы не знаем точно, но все возможно. Если будет накопление большей военной силы Российской Федерации рядом с нашей границей, то это, конечно, угроза. Доверия это не добавит, добавит напряженности. Я надеюсь, что войска все же будут выведены.

— В последнее время Литва играет заметную роль в формировании политики Балто-Черноморского региона. Была информация, что Литва лоббирует «План Маршалла» для Украины, Литва занимает сегодня принципиальную и последовательную позицию в отношении белорусского режима. Возможно ли в ближайшее время какие-то экономические проекты по оси Север-Юг с участием Литвы, Белоруссии и Украины? Или же вы будете участвовать в создании транспортного коридора вдоль восточной границы ЕС, минуя Белоруссию и Украину?

— Насчет транспортного коридора, наверное, рано обсуждать что-то конкретно, а насчет активности в регионе, о которой вы говорите, мы пытаемся использовать те рычаги, которые есть.

Возьмем страны, которые являются членами программы «Восточного партнерства». Мы очень хотим, чтобы был воплощен в жизнь принцип дифференциации, поскольку все эти страны очень разные, тем более в пяти из шести стран проходит замороженные или активные конфликты. Кстати, исключение тут Белоруссия, но у вас внутренняя ситуация, как мы знаем, тоже является очень непростой.

Мы, конечно, будем пытаться более активно действовать в этом направлении, не быть только наблюдателями. Например, на Украине проходят военные действия, имеет место российская агрессия. Мы понимаем, что недостаточно поддерживать Украину только в плане безопасности, но надо поддержать страну и в экономике. Украине необходима экономическая помощь, включая финансовые механизмы Европейского банка реконструкции и развития, Европейского Инвестиционного Банка, Международного Валютного Фонда. Использование этих средств, конечно, должно контролироваться, поскольку мы знаем, что есть проблемы с коррупцией и бюрократией.

Поэтому в этом плане пока выбрана Украина, я не могу сказать что-то конкретное про другие страны, но двери открыты, и они тоже должны про это думать. Насколько это возможно, насколько эти страны готовы к этому? Навязываться мы, конечно, не собираемся, но если страны готовы, мы могли бы рассматривать разные варианты.

— Диктатура в Белоруссии мешает развитию такого сотрудничества?

— Действительно, есть разные нюансы. Белоруссия постоянно балансирует между Российской Федерацией и Евросоюзом. Но это не может происходить до бесконечности, как-то все это должно завершиться. Конечно, мы не будем делать реформы за страну. Тут уже дело за самими белорусами.

— А как вы можете прокомментировать ситуацию со строительством Островецкой АЭС? Может быть, у вас есть какая-то новая информация?

— К сожалению, у меня нет новой информации. Все двигается по старому руслу. Мы повторяем свои аргументы, пытаемся избегать каких-то эмоций, приводим конкретные факты и требования и постоянно поднимаем этот вопрос на международной арене, в частности в Еврокомиссии и в соседних государствах. Есть определенные результаты.

Я убежден, что чем дольше это все продолжается, тем яснее, что этот проект никоим образом не обоснован экономически. Это может быть каким-то политическим проектом определенных государств, иметь какую-то иную ценность.

Тут надо, кстати, обращать внимание не только на вопросы безопасности, поскольку у нас, конечно, «голова болит», но, я думаю, у белорусов тоже должна. Это также экономическая «бомба», поскольку кредиты, которые даются на строительство, надо будет возвращать. А если в будущем не будет самоокупаемости, то долги вырастут еще больше, зависимость Белоруссии от России возрастет. Тут, объективно говоря, мы мало на что можем повлиять. Мы можем только давать свою оценку, говорить об этом на международной арене, что и собираемся делать в будущем, и требовать, чтобы все-таки были соблюдены стандарты и принципы безопасности таких объектов как атомная станция.

— Литва и Польша отказались покупать энергию с Белорусской АЭС. Это делает существование БелАЭС не только бессмысленным, но и опасным. На что рассчитывают белорусские власти?

— Это как раз и есть тот фактор, о котором я говорил, что самоокупаемость под большим вопросом. Я не могу знать на что рассчитывают белорусские власти. Надо спросить у самих властей. Но я думаю, не только они рассчитывают, но и Российская Федерация рассчитывает. Уверен, что это геополитический проект России на территории Белоруссии, поэтому и цели другие, не экономические. Скажем, остановить нашу синхронизацию с западными электросетями. Могут быть и такие цели тоже.

— Сейчас цивилизованный мир понял, насколько опасна информационная война, которую ведет Россия. Это часть гибридной войны.

— Еще не понял, но начинает понимать.

— Во всяком случае, активно обсуждается необходимость противодействия информационной войне Путина. Что Литва делает в этом направлении?

— Литва активно поднимает этот вопрос. Создан стратегический проект, группа стратегических коммуникаций в службе внешнеполитических связей Евросоюза — это тоже наша инициатива. Так что мы делаем все возможное, исходя из своего опыта и наблюдений. И мы видим, что действительно сдвиг в этом плане есть, но он еще недостаточен.

Есть понимание, что нужно говорить об уязвимости Восточной Европы, но я уверен, что Западная Европа в этом плане не менее уязвима. Проблема Восточной Европы является и проблемой Западной Европы, всей Европы в целом.

Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс


Литва. Белоруссия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319176 Марюс Ивашкявичюс

Литовцы задаются вопросом: «Будет ли война?»

Россия все еще по-прежнему хочет снова присоединить бывшие советские республики. Когда Москва разворачивает свою армию, как сейчас, в Белоруссии и Литве растет страх. Путевые заметки.

Марюс Ивашкявичюс (Marius Ivaškevičius), Neue Zürcher Zeitung, Швейцария

На протяжении четырех лет я путешествую по территории бывшего СССР, той развалившейся антиутопичной империи, в которой я родился и вырос: от Москвы до Владивостока и Владикавказа в России, от Киева до Харькова и Одессы на Украине, от Батуми до Тбилиси в Грузии, от Баку до Еревана. И каждый раз, когда после возвращения домой в Вильнюс я рассказываю об этом друзьям и знакомым, они смотрят на меня так, как будто я рассказываю о полете в космос. К тому же, вся эта территория кажется им опасной. А кроме того, еще и большей частью враждебной. И даже соседняя с Литвой Белоруссия, которая исторически и географически нам очень близка, уже относится к тому, другому миру — к мрачному постсоветскому Востоку, от которого мы смогли освободиться четверть века назад и, таким образом, стали постсоветским Западом.

И в августе этого года я получаю приглашение и в Белоруссию. На литературный форум в белорусской деревне, расположенной в непосредственной близи от границы с Литвой. Я решаю ехать на машине — оптимальный вариант из Вильнюса. В кругу моих литовских знакомых это вызывает дополнительное беспокойство: «Ты едешь на машине в Белоруссию? Один?» Это страх перед другим миром, потому что у моей машины литовские номера, которые там окажутся неместными. Другими словами я буду там отчетливо «заметным» и не смогу на время смешаться с местными. Но потом я узнаю, что Андрей, белорусский поэт, с которым я дружу, сейчас как раз находится в Литве и с удовольствием поехал бы со мной. Это обстоятельство несколько успокаивает мое литовское окружение.

Война между двумя Литвами

Итак, мы вдвоем отправляемся в путь из Вильнюса. До белорусской границы всего 30 километров. Мы давно не виделись, поэтому нам есть много чего рассказать друг другу: о наших семьях, детях и общих знакомых. Внезапно Андрей вспоминает о нашем общем друге Александре, украинском писателе. Андрей спрашивает, знаю ли я, что он описал нас в своем новом романе. Я слышу об этом в первый раз, мы с Александром уже давно не переписывались. Где? В каком романе? «В своем новом романе, — смеется Андрей. — Он вышел несколько месяцев назад». Я спрашиваю, что в этом такого смешного. «Это антиутопия. Далекое будущее, в котором Украина — мирная и богатая страна, в то время как на севере от нее уже долгие годы идет кровопролитная война, между Литвой и Великолитвой, бывшей Белоруссией. И в этом романе ты — литовский президент, а я — президент Великолитвы. Он использовал наши имена и фамилии».

Мы оба громко смеемся. Мы дурачимся и обращаемся друг другу «Ваше превосходительство». Но антиутопия Александра на самом деле не просто фантазия. В Белоруссии уже многие годы непримиримо противостоят друг другу две исторические идентичности. Часть белорусов ощущают себя в широком смысле связанными с русским миром, а другая — с великим княжеством Литовским, к которому в течение пяти столетий относилась сегодняшняя Белоруссия. Эта вторая группа белорусов не без причины считает себя «литвинами» — наследниками того оставшегося историей княжества. А литовские и белорусские историки ведут между собой горячие дискуссии о том, какой из двух народов истинно литовский.

Присоединение к России одобрено

В Литве уже даже слышны беспокойные голоса, согласно которым в будущем на месте Белоруссии могла бы появиться Великолитва, которая необязательно будет дружелюбно к нам настроена и может заявить претензии на наши символы, наших общих правителей и, возможно, даже на Вильнюс — нашу бывшую общую столицу. Но проведенные недавно в Белоруссии опросы показали, что 70% белорусов были бы за присоединение их страны к России или вообще не имеют своего мнения по этому вопросу. Итак, пожалуй, Великолитва останется только в антиутопии Александра. Антиутопичные президенты которой с громким хохотом приближаются к литовско-белорусской границе.

Здесь две очереди. Одна — для машин с белорусскими номерами (она продвигается заметно медленнее), а вторая — для автомобилей с литовскими номерными знаками. Я встаю во вторую и вскоре осознаю, что совершил ошибку. «В этот раз я вас пропущу, — говорит литовский пограничник. — Но если вы в следующий раз возьмете с собой белоруса, тогда вы должны стоять в другой очереди». Я хотел пошутить и сказать, что я взял с собой не белоруса, а великолитовца, но строгое лицо пограничника охладило мое чрезмерное веселье. «Прошу прощения, — сказал я. — В следующий раз буду знать. С белорусом — в другую очередь».

На белорусской стороне ситуация прямо противоположная. Автомобили с литовскими номерами стоят в более длинной очереди. Пока я заполняю уйму форм и деклараций, сотрудница таможенной службы просит Андрея выйти. «Второй водитель, — обращается она к нему, хотя Андрей еще ни разу в жизни не управлял никаким транспортным средством, — откройте багажник». Вскоре возвращается пограничник с нашими паспортами. «Восемь семь восемь?» — обращается она ко мне. «Это я», — дисциплинированно отвечаю я, потому что это цифры номера моего автомобиля. С «Вашими превосходительствами» покончено, граница показывает нам наши места и возвращает нас назад в реальность. Я даю Андрею карту: «Второй водитель, посмотри на наш дальнейший маршрут». «Слушаюсь, восемь семь восемь», — отвечает Андрей.

Деревни граничат с деревнями

Так мы пересекаем границу. Притихшие и подавленные. Это новая Великая Постсоветская стена, которая простирается от Нарвы до Мариуполя, от Финского залива до Азовского моря, вдоль которой после развала империи одни обратились в сторону западной демократии, в то время как другие, которым это не удалось, погрузились в советскую ностальгию, которая поддерживается и поощряется новыми коррумпированными диктаторами.

Местами эта стена раскаляется и демонстрирует свой кровавый облик. Я имею в виду Украину. В других местах она тоже раскалена, но пока стабильна. Я вспоминаю, как несколько лет назад я стоял у этой стены в Нарве и мне показывали западных туристов, которые осматривали ее с уверенностью, что именно на этом месте начнется Третья мировая война. Там Эстонию от России отделяет лишь маленькая речка Нарва, по обоим берегам которой стоят средневековые крепости. Прямо друг напротив друга на противоположных берегах. Кажется, как будто история намеренно поставила их на этом месте, глаза в глаза, как метафору, призванную так точно воплотить лишь мыслимую противоположность нашего времени — постсоветский тектонический разлом между людьми.

Но там, где мы с Андреем проезжаем эту стену, эту границу, подобных символов нет. На литовской стороне мы видели только деревни, и на белорусской стороне теперь почти такие же деревни. Вдоль дороги в полной тишине пасутся коровы и лошади, людей практически не видно. Трудно поверить, что скоро, в середине сентября, здесь состоятся масштабные военные учения. Тысячи российских и белорусских солдат будут разыгрывать здесь войну против Запада — против нас. И на нашей, литовской, стороне есть очень серьезный страх перед тем, что они не удовлетворятся игрой и могут начаться реальные военные действия.

В Вильнюсе я постоянно слышу дискуссии о том, начнется ли в сентябре война. И такая жизнь в постоянном страхе, в ожидании войны, невероятно утомительна. Она изматывает людей, и это дестабилизирует общество. Человек, который задумывается о том, что он через неделю, если начнется война, может отправить семью подальше, на запад, достать себе пулемет и вступить в бой, больше уже не тот же человек. У него все меньше поводов для веселья, он все более восприимчив к нюансам и полутонам — вся территория и все люди по ту сторону Великой стены постепенно становятся для него однозначным, безликим врагом. И если ты попытаешься ему объяснить, что люди за стеной и даже их авторитарные лидеры точно так же боятся этой войны, потому что понимают ее катастрофические последствия, то он возразит, что ты думаешь рационально и логично, и что там, за стеной, царит другая логика, если она вообще там есть.

Настоящая угроза

Мы едем по проселочной дороге, и я осторожно спрашиваю Андрея: «Что ты думаешь, будет война?» «Какая война?!» Он смеется. «Ты же не веришь в антиутопию Александра?»

Я в нее не верю. Возможно, я — последний, кто поверит во что-то подобное. Я знаю, что во мне говорит мой врожденный оптимизм, который нередко вводит меня в заблуждение, но другого сенсора для того, чтобы заглянуть в будущее, у меня просто нет. Поэтому я непрестанно утверждаю, что этой войны не будет. Ни через неделю, ни когда-либо еще. У меня одно желание, чтобы исчезли и все ее предпосылки, мысли об этой войне, которые отравляют нашу жизнь уже многие годы. И не только нашу, но и других людей по ту сторону стены.

Настоящую угрозу, перед лицом которой умолкает даже мой врожденный оптимизм, мы с Андреем видим в 20 километрах от границы. Это две огромные башни — реакторы будущей атомной электростанции Островец. Атомная электростанция, которая строится всего в 50 километрах от литовской столицы Вильнюса с целой серией строительных ошибок и аварий, в то время как в допуске независимым инспекторам отказывается, и белорусский режим жестко подавляет протесты экологов, инженеров и активистов. Ядерный монстр, который в очень вероятном случае аварии мог бы смести Вильнюс и, пожалуй, и всю Литву с ее двумя с половиной миллионами жителей, и окончить ее существование.

И в то время, как в военном и политическом плане Литва ощущает поддержку и солидарность Европы, перед лицом этой угрозы мы чувствуем себя оставленными в полном одиночестве. ЕС, который в качестве условия вступления требовал от нас закрытия наших АЭС, что мы послушно выполнили, сегодня не намерен даже слушать наши крики о помощи. Но это другая, большая тема: это наш истинный страх, который превышает страх перед войной. И поэтому наше чувство одиночества в Европе постоянно растет.

Марюс Ивашкявичюс, родился в 1973 году, один из самых выдающихся писателей Литвы. Он работает журналистом, прозаиком и сценаристом, драматургом и режиссером.

Литва. Белоруссия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319176 Марюс Ивашкявичюс


Литва. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319157 Виталий Портников

Вторжение российских «Илов», или Две минуты над Литвой

Прецедент уже был создан и сигнал послан: никакие американцы вам не помогут, мы здесь власть.

Виталий Портников, Главред, Украина

Пролет российских военных самолетов Ил-76 в воздушном пространстве Литвы многие постараются списать на обычную ошибку — широкомасштабные военные учения, спешка, случайное отклонение от маршрута. С кем не бывает! Если бы только подобные фокусы Россия совсем недавно не проделывала в воздушном пространстве Турции, что привело к уничтожению ее военного самолета, гибели пилота и многомесячному конфликту между Москвой и Анкарой.

И воздушное пространство Турции, и воздушное пространство Литвы — это воздушное пространство НАТО. Российское руководство воспринимает альянс, остающийся единственной эффективной системой безопасности в цивилизованном мире, в качестве главного препятствия для установления собственной гегемонии и постепенного включения соседних стран в сферу влияния Кремля. Именно поэтому в Москве не стесняются постоянно прощупывать НАТО на готовность давать ответ на российские провокации. Да, в каком-то случае это может — как в Турции — привести к уничтожению техники и даже гибели летчика. Но жизни собственных военных (как это продемонстрировало вторжение на Донбасс) интересуют Владимира Путина меньше всего, для него эти люди — всего лишь расходный материал, с помощью которого он добивается поставленных целей. А вот в случае, если в НАТО не отреагируют, будет еще раз продемонстрирована беспомощность альянса. И в столицах провоцируемых стран сто раз задумаются: а защитит ли их Запад, если Россия решит напасть «не по ошибке», а по-настоящему. Именно так действовал Сталин накануне оккупации стран Балтии в 1940 году. Именно так сейчас действуют Путин и его вороватые «полководцы».

Почему для провокации избрано было именно воздушное пространство Литвы, тоже понятно. В этой стране находятся семь американских истребителей. Но они не смогли помешать нарушению границы, даже не сопровождали российские самолеты. Официально — потому, что не успели. Ведь российская сторона заранее предоставила литовцам план своего маршрута — разумеется, вне границ соседней страны. А когда российские истребители появились в воздушном пространстве Литвы, никто не успел даже отреагировать. Но прецедент уже был создан и сигнал послан: никакие американцы вам не помогут, мы здесь власть. Так во время пребывания американского президента в Таллине российские спецслужбы прямо на эстонской территории похитили сотрудника спецслужб этой балтийской страны. Чтобы ни у кого не оставалось никаких сомнений: Обама прилетает и улетает, а Путин остается.

Министр обороны Литвы Раймундас Кароблис не исключает, что российские самолеты могли оказаться в воздушном пространстве Литвы по ошибке, но не исключает также и того, что так могла проверяться бдительность литовских военных. Однако российская реакция на происшедшее убеждает, что ни о какой ошибке речи не идет. В Министерстве обороны России уверены, что ничего не нарушили — ни преднамеренно, ни по ошибке. И в политических провокациях здесь как раз обвиняют Литву, утверждая, что экипаж самолета-нарушителя (внимание!) сделал запрос на «отклонение от маршрута» — то есть на вторжение в чужое воздушное пространство. То есть в Москве практически признают, что в воздушное пространство Литвы вторглись, что сделали это намеренно и никакой ответственности за это не чувствуют.

Это была очередная провокация — и она удалась. Можно размешать в соседних с Россией странах любое количество истребителей, но когда на радарах появится настоящий военный самолет России, в НАТО будут только разводить руками, совещаться и звонить Путину — то есть делать примерно то же, что происходило во время нападения на Украину.

Это именно то, что Путину требуется доказать. Поэтому это отнюдь не последний полет его истребителей в чужом небе.

Литва. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319157 Виталий Портников


Казахстан. Литва > Медицина. Финансы, банки > inform.kz, 10 августа 2017 > № 2271924 Гинтарас Кацявичус

Гинтарас Кацявичус, независимый член Совета директоров НАО «Фонд социального медицинского страхования», международный консультант Всемирного банка по внедрению системы обязательного социального медстрахования в Казахстане, директор департамента развития страхования Национального фонда медицинского страхования Литвы, ответил на вопросы о том, что даст вводимая система ОСМС нашей стране, когда мы увидим эффект и к чему нужно быть готовым казахстанским клиникам.

- Главный вопрос, который часто задается как представителям сферы здравоохранения, ответственным за реформу, так и вам, как эксперту с международным опытом: что даст Казахстану система обязательного медицинского страхования?

- Это очень важная реформа, которая послужит хорошим, сильным стимулом для развития системы здравоохранения - это если говорить в общем.

Если более конкретно, прежде всего, считаю правильным, что бремя финансирования, которое сейчас лежит на государстве и на пользователях медицинской помощью, в новой системе распространится на всех участников. Сейчас у вас в стране доля частных расходов населения (так называемых расходов из кармана) на медицинские услуги составляет 37,5%, в то время как ВОЗ рекомендует не превышать 20%, так как более высокий уровень значит, что на частные домовые хозяйства падает слишком большое бремя, и часть их из-за этого обедняется, а самые малоимущие попадают под риск так называемых катастрофических расходов.

Новая система эту ситуацию должна постепенно изменить, так как создаются предпосылки для постепенного роста общего финансирования и более справедливого распределения его бремени. Конечно, это будет не такой быстрый процесс. Второй момент - так как сейчас и работодатели, и работники, и другие категории населения будут вносить свои взносы и отчисления, они станут более требовательными к системе здравоохранения. Постепенно пациент станет клиентом системы здравоохранения, он будет в центре внимания. Это опять же процесс, который, скажем, в моей стране все еще идет, но все-таки когда люди платят за что-то, они спрашивают: что я за это получаю? Как медики, так и сами пациенты должны готовиться к этой важной перемене в их отношениях.

Третий момент - все-таки с вводом новой системы произойдет переход от финансирования здравоохранения на закуп медицинских услуг. Закуп будет проходить на конкурентной основе, будут созданы условия для более широкого участия частных поставщиков медицинской помощи, и вот в такой среде создаются предпосылки как для роста качества медицинских услуг, так и для роста эффективности системы здравоохранения. Конечно, здесь я вижу небольшой риск - когда есть единый плательщик, как у вас, для большинства медицинских организаций Фонд становится если не единственным источником средств, то наверняка основным. Многие медицинские организации, возможно, захотят, чтобы Фонд их просто содержал, т.е. просто покрывал их расходы. Но Фонд представляет пользователей медицинской помощи, он получает их взносы (в том числе - взносы государства) и от их лица закупает медпомощь, обязуясь использовать собранные средства наиболее эффективно и с максимальной пользой для них. Поэтому Фонд не может быть обязан содержать сеть поставщиков медицинских услуг, причем растущую, а медорганизации должны будут подстроиться под эту новую ситуацию. Верю, что для многих медорганизаций это станет настоящим вызовом.

- Вы сейчас озвучили один из рисков, а какие могут возникнуть еще?

- Очень важен момент перехода. В Казахстане медицинские организации привыкли к тому, что в начале каждого года они получают до 30 % авансирования для закупа медикаментов и других целей. В будущей системе не будет возможно это авансирование обеспечить. Медицинские организации должны понять, что в условиях ОСМС им необходимо иметь оборотные средства как минимум на месяц, чтобы платить зарплаты, закупать необходимое. Могу сказать, что в других странах такое авансирование, как сейчас в Казахстане, не имеет места. Медицинская организация как нормальный экономический организм должна планировать свои доходы и расходы и иметь свои оборотные средства.

Для населения также в новой системе появляются новые обязательства, и, конечно, никто никогда этому не радуется, возникает недовольство. Но население должно понимать, что появляются не только обязанности, но и права на получение доступной и качественной медицинской помощи, покрываемой за счет средств ОСМС.

- Чей опыт учитывался при разработке казахстанской модели страхования, и какой опыт наиболее близок к системе, которую принимает Казахстан?

- Казахстанская модель не является копией модели какой-то конкретной страны, и это правильно. В целом казахстанская модель больше напоминает то, что работает сейчас в подавляющем большинстве стран Центральной и Восточной Европы, что, наверное, логично, потому что мы все вышли из системы Семашко (примечание - система Семашко - советская модель здравоохранения). Основные характеристики такой модели - присутствие единого плательщика - Фонда СМС, и важная роль государства, которое выступает в роли страхователя экономически неактивной части населения. Это является отличием от некоторых моделей западноевропейских стран, где существует так называемое «семейное» страхование, когда работающий глава семьи обеспечивает страхование остальных ее членов. Хотя надо заметить, что и на западе существует отчетливая тенденция увеличения роли государства в финансировании здравоохранения через механизм ОСМС.

Я думаю, что Казахстан выбрал самую современную модель ОСМС на этот момент развития систем здравоохранения, такая модель во многих странах доказала свою эффективность и устойчивость. Единый плательщик предполагает единые правила закупа медицинских услуг, значит, едины условия как для получателей медуслуг, так и их поставщиков. Положительно и то, что Фонд сам не собирает взносы - это будет делать Государственная корпорация, а отслеживать Комитет государственных доходов. Это признак эффективности, так как не нужно создавать отдельную систему сбора взносов и ее содержать. Так что, ваша модель является оптимальной во многих аспектах.

В Литве тоже система единого плательщика, около 55% населения страхуется государством, и это работает достаточно неплохо. Испытанием для литовской модели стал недавний глобальный экономический кризис, когда был большой спад в нашей экономике, но наша модель ОСМС в этих условиях оказалась устойчивой. Одна из причин - это механизм, который, между прочим, заложен и в законе ОСМС Казахстана - это связка взносов государства за льготные категории населения со средней заработной платой позапрошлого года. Эта связка дает двойной положительный эффект. Первое - это то, что взносы государства основаны на определенном индикаторе, и запрограммирован рост этих взносов вслед за ростом экономики страны. Второе - это противоцикличный эффект. Взносы государства основаны на зарплатах за два года до текущего периода, поэтому, когда начинается спад экономики, растет безработица и падают доходы и соответственно взносы работающего населения, а взносы государства еще два года продолжают расти. Именно это дает стабилизирующий эффект на общие доходы Фонда и позволяет в большей степени сохранить для населения доступность медпомощи (потребность которой во время спада экономики как раз увеличивается), а для медицинских организаций - определенную стабильность и возможность адаптироваться.

Литовскую модель страхования из-за этого механизма Европейский офис Всемирной организации здравоохранения очень высоко оценил и показывал как пример другим странам. Насколько мне известно, что-то похожее планирует Словения, нашей моделью также интересовались коллеги из Эстонии.

- Ваша экспертная оценка, что нужно сейчас делать государству и населению, чтобы реформа была успешной, и сколько времени понадобится, чтобы она заработала и принесла ощутимый результат?

- Нет никаких сомнений, что система обязательного страхования - это не действие, а процесс. У нас в Литве я даже уже не сосчитаю, сколько правок в закон мы вводили, потому что это постоянной процесс, ведь жизнь не стоит на месте. Становление системы в Казахстане тоже произойдет не за несколько месяцев, я думаю, что как минимум полтора года потребуется, и период до конца 2018 года будет очень важным. Важно, чтобы во время этого переходного периода не произошло разрывов в потоках финансирования. Недавно приняты правки в закон, снижаются ставки, и Фонд соберет меньше средств, чем планировалось ранее, поэтому этот переходный момент станет очень важным. Это ответственность не только Фонда и Минздрава, но и Госкорпорации, КГД, других министерств и Правительства в целом. Реформа комплексная, она вовлекает много разных организаций и ведомств, поэтому все должны работать в координации, каждый делать свое дело.

Люди болеют всегда, медицинская помощь нужна постоянно, поэтому все должно работать без всяких сотрясений. Ведь именно для улучшения оказания медицинской помощи людям и строится система.

- Спасибо за беседу!

Казахстан. Литва > Медицина. Финансы, банки > inform.kz, 10 августа 2017 > № 2271924 Гинтарас Кацявичус


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205412 Александр Удальцов

Александр Удальцов: Люди настроены на взаимное общение, а не на вражду

Посол РФ подсчитал: Литва должна России 72 миллиарда долларов за советский период

Литовский курьер, Литва

«Литовский курьер»: Уважаемый господин посол, наше интервью выходит накануне Дня России. Как известно, многие на Западе, в том числе в Литве, предрекали скорый крах российской экономики в результате введенных санкций. Как сегодня себя чувствует Россия?

Александр Удальцов: Слухи о смерти российской экономики оказались сильно преувеличены. Россия с честью выдержала экзамен на прочность и с достоинством выходит из непродолжительной стагнации. Сейчас ситуация в нашей экономике уже значительно лучше, чем в предшествующие три года — она полностью приспособилась к новым реалиям и вошла в фазу роста. По оценке Минэкономразвития России, увеличение ВВП по итогам текущего года может составить 2%. По итогам первого квартала 2017 года, приток прямых иностранных инвестиций составил 7 млрд долларов США, а это, замечу, лучший показатель за последние три года.

Причем важно, что наряду с ростом промышленного производства и сельского хозяйства в 2017 году начал расти и потребительский спрос. При этом уровень безработицы в России составляет сегодня всего 5,5%, а к концу года может сократиться до рекордного значения ниже 5%. Текущий уровень инфляции в нашей стране сегодня составляет опять же рекордные менее 4%, в годовом выражении — это самый низкий показатель в истории современной России.

Буквально на днях состоялся очередной XXI Петербургский международный экономический форум, интерес к которому в мире постоянно растет: в нем приняло участие более 14 тысяч человек. В ходе форума было заключено почти 400 соглашений на общую сумму 2 триллиона рублей, а это примерно 32 млрд долларов США. Отмечу, что самой большой на форуме была делегация США — 560 человек, представляющих 140 компаний.

Все это говорит о возрастающем интересе к взаимодействию с Россией, признании ее реальных возможностей.

Замечу, что на форум были направлены официальные приглашения литовским министрам экономики и финансов, которые в отличие от генерального секретаря ООН, ряда глав государств и правительств, зарубежных министров, крупнейших предпринимателей и банкиров, не смогли выкроить время, чтобы посетить это важное событие.

— Перейдем к литовско-российским отношениям. Какие изменения они претерпели за последнее время? Как бы вы оценили их нынешний уровень?

— К сожалению, никаких позитивных подвижек в отношениях между нашими странами уже несколько лет не наблюдается. Определенные надежды на их вывод из застоя, которые связывались с избранием нового состава Сейма и утверждением нового правительства ЛР, к сожалению, также не оправдались. Скорее наоборот, мы с сожалением фиксируем даже рост антироссийского градуса в политике Литвы. Усилиями официального Вильнюса, фактически прервавшего все контакты на межгосударственном уровне, наше сотрудничество загнано в тупик. Напомню, что на днях МИД России устами своего официального представителя охарактеризовал курс литовских властей в отношении нашей страны как враждебный.

Вот картинка всего лишь нескольких последних недель — здесь прошли сразу два (!) «слета» несистемной российской оппозиции, а точнее разномастных противников Кремля с участием Ходорковского, Каспарова, Касьянова, Кара-Мурзы и прочих, международная конференция, посвященная положению крымских татар спустя три года после «оккупации» Крыма, где солировал председатель запрещенного в России «меджлиса» Р. Чубаров, началось строительство забора на границе с Калининградской областью, принято окончательное решение о закрытии еще одной русской школы в столице Литвы. Не говоря уже о глубинной русофобии, а также очередном ежегодном докладе литовских спецслужб об оценках угроз национальной безопасности, нашпигованном, как обычно, шпиономанией и другими страшилками с попытками обвинить наших дипломатов в ведении разведывательной деятельности.

Как дипломат с 44-летним стажем могу прямо сказать — любого активного дипломата, в том числе литовского, можно считать шпионом. Например, выходит он из ворот посольства, смотрит, работают ли заводы, транспорт, что происходит на улицах, общается с людьми и докладывает о своих наблюдениях в свою столицу. Ну, чем не шпион?

Наблюдая за действиями литовских властей, приходишь к выводу, что они обосновались в российском зазеркалье, а сравнительно недавно считались на Западе специалистами по нашей стране. Думается, что если бы в рамках ЕС состоялись соревнования по антироссийскости, официальный Вильнюс мог бы успешно побороться за призовое место.

За последние три года товарооборот между нашими странами сократился в 4 раза. Правда, в первом квартале этого года наметилась некая позитивная подвижка — после длительного трехгодичного резкого спада объем российско-литовского товарооборота вырос на 12,6%, однако произошло это, в основном, за счет значительного увеличения поставок в Литву российских энергоносителей, столь нелюбимых руководством этой Прибалтийской страны.

С 2012 года не собирается двусторонняя межправкомиссия, которая могла бы в рабочем порядке решать ряд практических вопросов, что, между прочим, происходит со многими другими европейскими странами. Отмечу, кстати, что ее сопредседателем с литовской стороны является министр иностранных дел. Не работает и Совет по долгосрочному сотрудничеству между региональными и местными властями Калининградской области и Литовской Республики, который с литовской стороны, кстати, возглавляет замминистра иностранных дел.

Показательно, что в соседней Латвии министра иностранных дел в качестве сопредседателя межправкомиссии недавно заменили на министра транспорта, и дело сразу пошло — вновь начали функционировать рабочие группы, недавно в Пскове состоялось заседание межрегиональной группы, а на эту осень намечено проведение заседания межправкомиссии, которая должна собраться после трехлетнего перерыва.

В результате такой политики «наказания Москвы» Литва в итоге наказывает саму себя — теряет уникальный российский рынок, стимулирует переориентацию транзита грузопотоков из нашей страны, создает себе надуманные трудности с энергоснабжением страны и т. д.

Буксует и расширение двусторонней договорно-правовой базы. Литовская сторона фактически застопорила согласование целого ряда важнейших документов. В частности, речь идет о межправсоглашениях о сотрудничестве в борьбе с преступностью, особенно в ее организованных формах, о межрегиональном и приграничном сотрудничестве, о прямом железнодорожном сообщении и многих других. Не доводятся до финала даже те договоры, интерес к заключению которых проявляла в первую очередь сама Литва. В частности, с апреля прошлого года (!) в МИД ЛР находится согласованный российской стороной проект межправсоглашения об урегулировании отдельных пограничных вопросов в Куршском заливе и на реке Неман по вопросу плавания судов третьих стран.

Нам могут возразить — успешно завершается процесс демаркации российско-литовской госграницы. Это действительно так, но процесс этот занял более 11 лет. Приостанавливать эту работу было бессмысленно: граница Литвы с Россией — это внешняя граница ЕС и НАТО.

Вместе с тем вновь повторю — мы открыты для самого широкого и разностороннего взаимодействия во всех сферах и областях. Хотелось бы увидеть такой же настрой и у наших литовских партнеров.

— Как известно, Литва позиционирует себя в качестве главного защитника политики Киева. Есть ли, на ваш взгляд, перспективы снятия антироссийских санкций, которые западными политиками увязываются с выполнением именно российской стороной Минских соглашений?

— Такая «связка» абсолютно некорректна. Мы уже неоднократно обращали внимание на бесперспективность увязать снятие санкций Евросоюза против нашей страны с полным выполнением Москвой Минских соглашений. Причина невыполнения этих договоренностей — их открытый саботаж со стороны украинских властей. Именно Киев регулярно организует вооруженные провокации на линии соприкосновения. Делается это для того, чтобы под предлогом обострения кризиса продолжать и дальше не выполнять свою часть политических договоренностей по Минским соглашениям. Многочисленные факты на этот счет постоянно фиксируют в своих еженедельных отчетах наблюдатели из Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ.

Вместе с тем альтернативы Минским договоренностям нет. В соответствии с ними Киев должен предоставить Отдельным районам Донецкой и Луганской областей особый статус и закрепить его в Конституции, объявить амнистию, снять контрольно-пропускной режим на линии соприкосновения, отменить блокаду Донбасса, провести социальную и экономическую реабилитацию региона, активизировать усилия по освобождению и обмену заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех».

Что касается собственно западных санкций, то мы исходим из того, что они вечно продолжаться не могут, а если и будут, то и нам придется соответствующим образом ограничивать доступ на наш рынок тех товаров, которые мы можем производить сами.

В вопросе санкций обращает на себя внимание одна любопытная деталь, а именно подход Литвы. Похоже, официальному Вильнюсу нравится позиционировать себя чуть ли не локомотивом санкционной политики Запада. Везде и всюду руководство этой страны трубит о необходимости не только продолжения ограничительных мер, но даже их ужесточения. Складывается впечатление, что отмена санкций может стать национальной катастрофой для Литовской Республики.

Скажем прямо, мы воспользовались этими санкциями для того, чтобы наши ответные шаги не только нам не навредили, но скорее помогли. Что, собственно говоря, и происходит.

К примеру, за последнее время значительные успехи достигнуты в сфере сельского хозяйства. На днях были опубликованы данные, согласно которым доля импортных продуктов питания в российских магазинах достигла рекордного минимума — сейчас она составляет всего 23% от общего количества товаров. В некоторых же отраслях пищевой промышленности доля продуктов отечественного производства достигла почти стопроцентных показателей. Так, практически полностью нам удалось заместить импортный хлеб, молочную продукцию, сахар, крупы, различные сорта мяса, рыбу, яйца, макаронные изделия.

Как говорится, нет худа без добра.

— Что бы вы могли сказать литовским противникам строительства Белорусской АЭС?

— Хотел бы сразу отметить — Белорусская АЭС будет, несомненно, построена и начнет работать в установленные сроки.

Проект, по которому она сооружается — один из самых современных в мире, соответствует самым строгим международным нормам и рекомендациям МАГАТЭ, что неоднократно подтверждалось как результатами проверочных миссий Агентства, так и представителями ЕС, посещавших станцию.

Первая в Республике Беларусь атомная станция оснащена двойной защитной оболочкой и ловушкой расплава, что гарантированно исключает попадание радиоактивности в окружающую среду. Применяемые в проекте решения соответствуют постфукусимским требованиям к надежности АЭС, ее устойчивости к внешним воздействиям и внутренним отказам.

Напомню, кстати, что по этому же проекту мы строим несколько атомных станций у себя в стране, а также в Венгрии и Финляндии. Причем со стороны последних никаких претензий в наш адрес нет. Сотрудничество в этом вопросе проходит в атмосфере доверия и полного взаимопонимания. Кроме того, в Российской Федерации уже эксплуатируется энергоблок ВВЭР-1200 «поколения 3+» — шестой энергоблок Нововоронежской АЭС.

Замечу, что эксперты МАГАТЭ по окончании миссии, работавшей в Белоруссии в январе 2017 года, заявили, что все возможные угрозы при проектировании станции были учтены. До ввода станции запланированы еще миссии Агентства. Белорусская сторона в настоящее время готовит национальный отчет по стресс-тестам, который будет представлен в 2017 году.

Так что могу заверить — литовцам беспокоиться не о чем, и тот ажиотаж, который здесь поднят вокруг возведения БелАЭС, носит исключительно политический характер.

Впрочем, это даже не скрывает президент Литвы, которая открыто назвала станцию геополитическим проектом России.

Несколько дней назад была организована поездка для зарубежных послов, аккредитованных в Белоруссии и Литве, на указанную атомную станцию, где нас самым подробным образом ознакомили со строительным процессом и всеми необходимыми мерами по обеспечению безопасности этой АЭС. Посла ЛР в Минске среди участников, замечу, не было. Литва же демонстративно в тот же день недалеко от границы с Белоруссией организовала для глав иностранных дипмиссий свое мероприятие и устами спикера Пранцкетиса пыталась убедить их в необходимости приостановить строительство и присоединиться к бойкоту вырабатываемой ею энергии.

Хотел бы, чтобы ни у кого в Литве не оставалось никаких сомнений — речь о приостановке строительства БелАЭС не идет. Это, кстати, по сути, подтвердил и недавно побывавший в Вильнюсе заместитель председателя Еврокомиссии Шефчович.

— И еще один сюжет из сферы энергетики. Литва против и проекта «Северный поток — 2». Это тоже геополитика?

— «Северный поток-2» не направлен против каких бы то ни было государств и носит сугубо коммерческий характер. Более того, мы готовы в той или иной мере продолжать отношения со всеми нашими партнерами, в том числе с Украиной в качестве транзитеров.

С учетом роста потребления газа и падения его добычи в Европе «Северный поток — 2» является абсолютно естественным и чрезвычайно востребованным рынком проектом. К тому же действующий газопровод «Северный поток», соединяющий Россию и Германию, загружен фактически полностью — через него поставляется до 150 миллионов кубометров газа в сутки.

При этом проект соответствует самым высоким экологическим требованиям, и мы рассчитываем, что литовские профильные эксперты дадут свою реалистичную оценку воздействия на окружающую среду, готовящуюся согласно Конвенции Эспо, и не станут препятствовать его дальнейшей реализации.

— Перейдем к Калининградской области. В Литве постоянно говорят об ее агрессивной милитаризации.

— Если имеется в виду размещение мобильных ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области, то российская сторона никогда не скрывала этот факт. Подразделения ракетных войск неоднократно перебрасывались и будут перебрасываться в рамках плана боевой подготовки Вооруженных сил России, в том числе в Калининградскую область. Это происходит на российской территории, не противоречит каким-либо международным соглашениям или договоренностям.

Предпринимаются и другие шаги в этой области. Так, в ближайшие месяцы значительно возрастет и интенсивность выходов боевых кораблей Балтийского флота.

Главный же вопрос — чем продиктованы эти наши действия. И ответ очевиден — беспрецедентным наращиванием военного присутствия НАТО вблизи границ, как здесь говорят, «агрессивной России». Именно этот блок первым придвинул «зону своей ответственности» к нашей стране, вынудив нас предпринять ответные шаги. Еще раз подчеркну — действия России по укреплению обороноспособности являются сбалансированной реакцией на расширение Североатлантического альянса, освоение им военной инфраструктуры в пограничных с Россией государствах, размещение в них своих воинских контингентов.

Замечу еще один важный момент. Частью натовской мифологии об угрозе со стороны России является лицемерный тезис о некой слабости Североатлантического альянса, но цифры говорят сами за себя. Суммарно военные расходы только европейских стран — членов НАТО —превышают 250 млрд евро, а это больше даже совокупного военного бюджета России и Китая.

Вместе с тем считаем важным подчеркнуть, что мы по-прежнему сохраняем настрой на поиск путей нормализации российско-натовских отношений, даже несмотря на неготовность руководства альянса искать пути выхода из создавшейся по вине НАТО непростой ситуации.

— В продолжение военной темы — на сентябрь этого года запланированы совместные российско-белорусские учения «Запад-2017». Вильнюс не скрывает своей озабоченности в связи с их проведением. Насколько она, на ваш взгляд, обоснована?

— Как известно, совместные учения ВС России и Беларуси «Запад-2017» проводятся поочередно на территориях государств раз в два года. В этом году они должны пройти в сентябре на полигонах национальных вооруженных сил Республики Беларусь. К мероприятию оперативной и боевой подготовки привлекаются не более 13 тыс. военнослужащих двух государств. При этом со стороны России планируется задействовать до 3 тысячи солдат и офицеров и около 280 единиц техники.

Учения будут проводиться в строгом соответствии с Венским документом 2011 года, призывающим обеспечить большую открытость и предсказуемость военной деятельности государств — участников ОБСЕ.

«Запад-2017» не представляет угрозы для суверенитета третьих стран, а истерия, нагнетаемая здесь вокруг маневров — лишь попытка получить политические дивиденды и обосновать нагнетаемый в стране военный психоз. Предстоящие же маневры носят исключительно оборонительный характер и решают, прежде всего, задачи стратегического сдерживания.

Хотел бы в свою очередь обратить внимание, что НАТО только за первое полугодие 2017 года провело в этой части Европы 12 (!) учений различного уровня. Примечательно, что с каждым годом их интенсивность и количество участников постоянно увеличиваются.

Вот несколько свежих примеров.

Так, 8-25 мая с. г. на территории Эстонии проведено крупнейшее учение национальных вооруженных сил с привлечением подразделений из 14 стран НАТО и государств-партнеров «Весенний шторм —2017», в котором было задействовано порядка 9 тысяч военнослужащих. Мероприятие проведено в непосредственной близости от границы с Россией. Применялись боевая авиация вооруженных сил Польши, Испании и США, тяжелая военная техника сухопутных войск США, Великобритании и Франции.

С 5 по 24 июня с. г. в акватории и воздушном пространстве Балтийского моря проводятся учения НАТО «Балтопс-2017». К ним привлекаются более 40 кораблей, около 50 самолетов и вертолетов и до 4 тысячи военнослужащих. Кроме того, с 28 мая по 24 июня на территориях Латвии, Литвы, Польши и Эстонии проводится учение стран НАТО и партнеров «Сейбр страйк — 2017», в котором принимают участие 11 тысяч военнослужащих из 18 стран.

Естественно, мы не можем и не будем молча наблюдать за такой вызывающей и опасной демонстрацией силы у наших границ.

— Как известно, Литва, Латвия и Эстония продолжают предъявлять претензии за годы вхождения стран Балтии в состав СССР. Есть ли какие-либо перспективы у этого дела?

— На мой взгляд, это скорее внутриполитический вопрос самих Прибалтийских стран. Могу заверить литовских коллег: никто из российских официальных лиц эту бессмысленную и бесперспективную затею обсуждать не будет, тем более в контексте «оккупации».

Напомню, что к моменту вхождения в СССР Литва являлась аграрной страной, в которой 74% населения занималось сельским хозяйством. По производству промышленной продукции она в 3 раза отставала от среднесоюзного уровня и занимала одно из последних мест в Европе по уровню жизни.

Однако и этот небольшой социально-экономический потенциал страны был практически полностью уничтожен в годы Великой Отечественной войны. Находясь же в составе СССР, Литва получила возможность развивать свое народное хозяйство в больших масштабах, чем позволяли объемы производимого ею национального дохода. Это способствовало не только быстрому восстановлению уничтоженного во время войны, но и созданию промышленного производства заново.

За 1940-1990 гг. в развитие экономики Литвы было направлено около 65 млрд долларов США капитальных вложений. В результате здесь были созданы химическая и нефтехимическая отрасли промышленности, построены наиболее крупные предприятия — Мажейкский нефтеперерабатывающий завод, Кедайнский химзавод, Йонавский завод минеральных удобрений, Игналинская АЭС.

Таким образом, очевидно, что возможная постановка вопроса литовской стороной о компенсации Россией как продолжателя Советского Союза ущерба, якобы причиненного ЛР в годы ее вхождения в СССР, неправомерна и даже абсурдна. Скорее наоборот, Россия как наиболее крупная республика в рамках бывшего Союза, вносившая основной вклад в общий бюджет, вправе поставить Литовской Республике встречный вопрос о компенсации нам средств, собранных, кстати, и за счет других союзных республик и перераспределенных в пользу Литвы, а также за счет поставок из России энергоресурсов, минерального сырья по ценам значительно ниже мировых, на сумму более 72 миллиарда долларов США.

— Как бы вы оценили ситуацию с положением русскоязычного меньшинства в Литве?

— Ничего позитивного в положении русскоязычного меньшинства в Литве в последнее время не наблюдается, скорее наоборот, происходит его дальнейшее ухудшение.

Литовские власти ведут целенаправленное наступление на позиции русскоязычного образования. В мае с. г. в Вильнюсе закрыта очередная школа с обучением на русском языке «Сянамесче». 212 ребят вынуждены искать новое место для продолжения учебы. В прошлом году такая же участь постигла и школу «Центро». А всего за годы независимой Литвы было закрыто более 50 русских школ.

Российская сторона крайне озабочена этим планомерным наступлением официального Вильнюса на право нацменьшинств получать образование на родном языке. Постоянно апеллируем к профильным международным организациям и будем еще активнее продолжать это делать с тем, чтобы они обратили пристальное внимание на неблагополучную ситуацию в сфере русскоязычного образования, которая сложилась в Литве.

Не меньше нас беспокоит и сокращение здесь информационного пространства на русском языке. Под надуманными предлогами регулярно приостанавливается ретрансляция наших телеканалов. Только что закончился срок действия очередного запрета, в этот раз в отношении канала «ТВ Центр». Более того, литовский Сейм «ознаменовал» первый день этого лета принятием очередного закона, который предусматривает, что программы на официальных языках ЕС должны составлять не менее 90% ретранслируемых и распространяемых в каждом предлагаемом потребителям пакете телепрограмм. И это решение, очевидно, вписывается в общий тренд по «зажиму» российских СМИ.

Кстати, международные профильные организации не раз обращали внимание официального Вильнюса на несоответствие подобной «запретительной» линии праву человека на свободный доступ к информации.

— Хотелось бы закончить наше интервью на позитивной ноте. И все-таки есть ли какие-либо моменты в развитии литовско-российских отношений, которые дают надежду для оптимизма?

— Безусловно, такие моменты есть и к их числу я бы в первую очередь отнес контакты между людьми. Достаточно сказать, что в прошлом году на целых 25% (!) вырос объем выданных роспосольством и генконсульством в Клайпеде виз гражданам Литвы для посещения России. Отмечаем постоянный высокий спрос со стороны литовцев на поездки в нашу страну с туристическими целями. Речь идет, прежде всего, о Москве и Санкт-Петербурге, но познавательный интерес литовцев этими двумя городами, безусловно, не ограничивается.

В свою очередь, российские туристы предпочитают путешествовать в Вильнюс во время «длинных» выходных, например, на майские или новогодние праздники. В среднем туристы останавливаются на две-три ночи. Примечательно, что, несмотря на отмену Литвой поездов в Россию, кстати, совершенно непонятный для нас ход, в 2016 году все же несколько возросло (на 0,7%) число побывавших в этой Прибалтийской стране российских туристов.

Активно развиваются культурные связи. В Литве регулярно и при постоянных аншлагах гастролируют российские эстрадные исполнители, творческие коллективы, театральные труппы. В свою очередь, в Москве уже много лет успешно трудятся выдающиеся литовские театральные режиссеры Р. Туминас и М. Карбаускис, возглавляющие сразу два ведущих столичных театра — имени Вахтангова и имени Маяковского.

Главное — люди с обеих сторон границы настроены на взаимное общение и взаимодействие, а не на вражду, на которую их настраивают местные власти.

И последнее. Политики приходят и уходят, а мудрые, опытные, прагматичные литовцы, уверен, устанут от насаждаемого в стране психоза и сами разберутся в том, как им сожительствовать с теми или иными странами и народами, как извлекать выгоду из своего географического положения. А россияне всегда с открытым сердцем и душой ответят на такой позыв.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205412 Александр Удальцов


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220931 Андрей Скачков

Советское наследие и особенности национальной политики в государствах Балтии

Андрей Скачков, Начальник отдела Второго Европейского департамента МИД России, кандидат политических наук

Исторически момент развала СССР совпал с периодом активного поиска европейскими демократиями оптимальных форм мультикультурного развития, базирующихся на принципах этнической терпимости и предоставления широких прав национальным меньшинствам.

Однако далеко не все влившиеся в европейскую семью члены попытались изучить и тем более применить опыт мультикультурализма, избрав для себя диаметрально противоположный вектор государственного развития, нацеленный на этнический национализм. Сложилась, по сути, парадоксальная ситуация, при которой «в условиях единой Европы разные государства стремились к разной политике меньшинств и мультикультурности»1.

Одна из наиболее жестких этнократических форм государственного устройства и правления получила распространение в странах Балтии. Пришедшие после 1991 года к власти националистические группы, консолидированные по этническому принципу (латыши, эстонцы и литовцы), избрали в качестве стратегического ориентира национального развития не государственный национализм, предполагающий создание единой многонациональной общности (такой путь был отвергнут как пережиток советской национальной политики), а национализм этнический.

Сразу оговоримся, что ограничительное использование и, по сути, приватизация балтийскими правящими элитами дефиниции «коренной этнос или народ» в интересах исключительно неславянского населения Латвии, Литвы и Эстонии полагаем несправедливым с исторической точки зрения. Ведь русские проживают на территории нынешних балтийских государств с древнейших времен и в равной степени с балтийскими этносами завоевали себе право именоваться коренными жителями. Русские слободы возникли в раннем средневековье в Риге, Ревеле (Таллин) и других городах Ганзейского союза. С XVII века на территории Латвии (регион Латгалия) обосновалась одна из наиболее значимых общин старообрядцев, которые до сих пор компактно проживают здесь и бережно сохраняют свои традиции.

Однако в современных научных исследованиях, касающихся Балтии, к коренным жителям причислять принято почему-то исключительно латышей, литовцев и эстонцев. Русскоязычному населению отводится скромное место национального меньшинства. А приехавшие сюда в советский период трудовые мигранты вообще рассматриваются местной политэлитой не иначе как «иноземцы» или даже «оккупанты».

Советская доктрина «плавильного котла» при доминирующем влиянии русского языка была воспринята как серьезное препятствие пришедшими к власти нацэлитами в реализации стратегической задачи по переходу к этнократическому правлению. Ведь в наследство от советского правления прибалтам достались демографические особенности в виде многочисленного славянского населения, сильного влияния русского языка и культуры.

При этом, как верно подмечает, в частности, эстонский исследователь П.Ярве, советская практика предусматривала сохранение широких культурных и языковых прав для титульных народов. И несмотря на усилившееся влияние русского языка, языковая ситуация в балтийских странах не претерпела серьезных изменений в советский период. Эстонцы, латыши и литовцы не русифицировались, наоборот, сохранили свой язык и культуру, параллельно изучая русский2. Можно с известной условностью говорить лишь о «пассивной дискриминации» (определение П.Ярве) в советские годы, и то прежде всего применительно к утерянному прибалтами в 1940 году государственному суверенитету, а также политическим свободам. Однако указанные ограничения в тот период касались и жителей других республик СССР.

О динамичном и благополучном развитии балтийских этносов в советский период свидетельствуют данные повышения рождаемости, увеличения числа национальных школ, подъема национальной культуры (театр, кино, литература, живопись и т. д.). Так, население самой многочисленной прибалтийской республики - Литвы возросло в период с 1950 (2 млн. 573 тыс. человек) по 1990 год (3,7 млн. человек) более чем на миллион человек. За 25 лет независимости этой балтийской страны количество ее жителей, наоборот, сократилось практически на такую же цифру (на начало 2017 г. - 2,84 млн. человек3). За последние 20 лет из Литвы и Латвии эмигрировало до 1/3 трудоспособного населения, что является печальным антирекордом среди европейцев. Нынешний премьер Литвы С.Сквернялис охарактеризовал проблему массового отъезда своих сограждан за рубеж как наиболее серьезный на сегодня «вызов» для страны.

Схожая неблагоприятная тенденция наблюдается и у балтийских соседей Литвы. Во всех трех балтийских государствах отмечается резкое сокращение рождаемости и отток населения за рубеж, в системном кризисе пребывают литература, музыкальное и киноискусство, образование. Прибалты сталкиваются с проблемой старения населения и острой нехваткой профессиональных кадров в различных областях экономики, здравоохранении и образовании. Характерно, что эти негативные явления сохраняются при относительно неплохих экономических показателях. Так, по прогнозу ЕБРР по итогам 2016 года, темпы роста ВВП в Латвии и Литве превысят 2%, в Эстонии - 1,6%4

Таким образом, продвигаемый балтийскими элитами взгляд на советский период истории Латвии, Литвы и Эстонии как на «потерянные годы», затормозившие якобы развитие прибалтов и не позволившие им приблизиться к скандинавским странам, выглядит по меньшей мере спорным. По мнению ряда балтийских исследователей, в том числе депутата Сейма Латвии историка Н.Кабанова, период 60-80-х годов прошлого века, напротив, стал «золотым веком» латвийской истории. Это было связано, в частности, с тем, что центральные власти стремились сделать из Прибалтики «витрину социализма» и вкладывали в этот регион немалые материальные и трудовые ресурсы, нередко в ущерб другим республикам, в том числе и РСФСР5

За годы независимости страны Балтии так и не сумели приблизиться по социальным показателям к скандинавам и другим «старым европейцам». По мнению представителя Европейской комиссии в Вильнюсе М.Ващеги, а также ведущих литовских экономистов Р.Куодиса и Б.Гружевскиса, несмотря на удовлетворительные макроэкономические показатели Литвы (лучшие по «балтийской тройке»), состояние социального капитала в этой стране остается катастрофическим. Она по-прежнему сталкивается с риском нищеты и социальной разобщенности6

Понятно, что межэтнический мир создает наиболее комфортные условия для обеспечения социальной гармонии в обществе. При отсутствии таковых балтийскому истеблишменту с первых лет независимости для реализации своего этнократического курса потребовались другие идеологические ориентиры. На вооружение был взят тезис о «смертельной угрозе», которую «доминирующая» российская нация, русский язык и культура якобы несут малым народам.

Так, введение в Латвии жесткой моноэтнической государственной модели мотивировалось самым низким в Прибалтике процентом титульного населения - 52% в 1989 году (в Эстонии - 61,5%, в Литве - 79,6%)7. Бывший Президент В.Вике-Фрейберга предельно цинично высказалась по этому поводу, отметив, что «проблема русских в Латвии заключается в их количестве»8. Эта «проблема» должна была быть решена через вытеснение славянского меньшинства либо ассимиляцию тех русскоязычных жителей, которые отказывались добровольно покинуть Прибалтику.

Интересно, что подобные подходы нередко проповедовали бывшие советские выдвиженцы, в период перестройки и гласности поспешившие сменить свой политический имидж. Как отмечает российский исследователь Н.Межевич, «Центр не заметил того, что именно законно избранные органы власти еще советской Эстонии, как, впрочем, и Латвии, Литвы, прежде всего Верховный Совет, правительство, Коммунистическая партия Эстонии, а затем одна из двух КПЭ, сами начали движение к политико-правовому оформлению независимости»9.

Встав у руля самостоятельных балтийских государств, обновленные старые политики первым делом постарались откреститься от советского прошлого с его ценностными ориентирами на укрепление межнационального согласия. Выбор был сделан в пользу этнонационалистической альтернативы на фоне позиционирования своих стран в качестве жертв «советской оккупации» и русификации.

Наиболее характерным примером такого «чудесного» перевоплощения является патриарх и «серый кардинал» литовской политики В.Ландсбергис. В 1988 году он стоял у истоков создания народного фронта - «Саюдиса» (первоначальное название «Литовское движение за перестройку»), в 1989 году стал народным депутатом СССР, занимал высокие посты председателя Верховного Совета Литвы и Сейма Литовской Республики. В.Ландсбергис был создателем и лидером влиятельной партии «Союз Отечества - Консерваторы Литвы», занимающей в политическом истеблишменте страны наиболее жесткую позицию по отношению к России.

Другой пример балтийского перерожденца - А.Горбуновс (латвиец из русских старообрядцев), прошедший все ступеньки советской партийной иерархии от инструктора до секретаря ЦК КП Латвии по вопросам идеологии. Занимал пост Председателя Президиума Верховного Совета Латвийской ССР, а в 1988 году поддержал «Народный фронт Латвии». В начале 1990-х, когда А.Горбуновс был главой государства и спикером Сейма, в Латвии были заложены основы дискриминационного законодательства в отношении национальных меньшинств.

Нужно подчеркнуть, что резкий поворот вправо изначально не был предопределен общественными настроениями в балтийских республиках. Как справедливо отмечают эстонский политолог Ю.Розенфельд, латвийский исследователь А.Буйвид и другие балтийские ученые, в период горбачевской перестройки и в первые годы независимости там были сильны левоцентристские симпатии. К примеру, в ходе прямых президентских выборов в Эстонии в сентябре 1992 года главу Верховного Совета Эстонии А.Рюйтеля поддержало на 12% больше избирателей, чем правонационалистического кандидата Л.Мери (41,7% против 29,5%)10. Однако в результате изменения электоральной процедуры и переноса избрания главы государства в парламент (где тогда уже доминировали правые) Президентом Эстонии, фактически вопреки воле народа, был все же избран Л.Мери.

Аналогичная ситуация сложилась в Эстонии в 2006 году, когда А.Рюйтель вновь мог получить наибольшую поддержку жителей. Поэтому правому большинству Рийгикогу опять пришлось в спешном порядке блокировать инициативу центристских сил о введении прямых выборов президента. Таким образом, и через 15 лет после обретения независимости значительная часть населения Эстонии сохранила левоцентристские предпочтения. В случае их реализации политический курс этой страны в отношении национальных меньшинств мог подвергнуться существенной корректировке. Однако история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

И в Латвии в первые годы независимости, когда правящая верхушка еще не успела встать на праворадикальные позиции, программные установки умеренных политиков предполагали более конструктивное, в духе европейских подходов, решение так называемого «русского вопроса» (вплоть до предоставления полноценного гражданства, а также права участвовать в выборах всем жителям по типу литовского «нулевого варианта»).

Можно предположить, что и сегодня в случае проведения прямого голосования успешно конкурировать с правыми националистами мог бы популярный лидер этнически смешанной левоцентристской партии «Согласие» (старое название «Центр согласия») Н.Ушаков, вот уже более семи лет бессменно возглавляющий самоуправление города Риги. Однако такая ситуация возможна лишь гипотетически, поскольку, как и в Эстонии, выборы латвийского президента проводятся кулуарно внутри Сейма, подконтрольного латышским националистическим партиям.

Наиболее сильными позиции левых сил оказались в постсоветской Литве. Под руководством видного советского партийного деятеля А.Бразаускаса Коммунистическая партия Литвы выступила в поддержку независимости страны и постепенно трансформировалась в партию социал-демократического типа.

Показательным моментом явилось то, что, когда А.Бразаускас в 1993 году был первый раз избран Президентом Литвы на пятилетний срок, за него проголосовало около 60% избирателей. В начале 2000-х этот политик принял активное участие в формировании левоцентристского блока в ЛР, который на выборах в Сейм в 2000 году получил большинство. С 2001 по 2006 год А.Бразаускас возглавлял левоцентристское правительство. В последующие годы Социал-демократическая партия Литвы (СДПЛ) продолжала сохранять лидирующие позиции в политической жизни Литвы в качестве одной из двух системообразующих партий (наряду с консерваторами).

Что касается Латвии и Эстонии, то на внутрипартийном поле этих государств изначально утвердилась система жесткого разделения по этническому принципу. Правонационалистическая идеология оказалась монополизирована латышскими и эстонскими националистическими партиями, а центристский фланг закрепился за пользующимися поддержкой русскоязычного избирателя латвийской партией «Согласие» и Центристской партией Эстонии (ЦПЭ).

При этом и в Латвии, и в Эстонии приход русских во власть долгое время блокировался националистическими партиями. Только в 2016 году центристы сумели сформировать собственное правительство в Эстонии (в 2005-2007 гг. они входили в правящую коалицию в качестве младшего партнера), а в Латвии возглавить муниципалитеты Риги и Резекне, войти в правление целого ряда местных самоуправлений. Важно при этом отметить, что, хотя власти позиционируют эти партии исключительно как русские, на самом деле это не соответствует действительности: и «Согласие», и ЦПЭ имеют смешанную этническую составляющую, стремясь расширить электорат за счет этнических латышей и эстонцев.

Как и в первые годы независимости, националистические элиты Латвии и Эстонии ощущают главную «угрозу» своему безраздельному господству от русскоязычных жителей. Чтобы нейтрализовать эту «проблему», изначально в ход были пущены различные политические манипуляции. При помощи законов о государственном языке в начале 1990-х из госаппарата Латвии и Эстонии были изгнаны большинство русскоязычных чиновников и специалистов. Балтийская правящая верхушка позаботилась о том, чтобы созданный ею в те годы языковый «стеклянный потолок» и в наши дни «надежно» предохранял высшие сферы управления экономикой и государством от «этнически неблагонадежных» жителей.

Ограничение языковых прав существенно усложнило повседневную жизнь русскоязычного меньшинства. Особенно трудно пришлось старшему поколению этнических русских. Им, в отличие от молодежи, оказалось не под силу в совершенстве овладеть балтийскими языками, на которых теперь требовалось вести переписку с государственными и муниципальными властями. Даже банальное обращение к врачу или покупка лекарств, инструкции которых печатаются только на балтийских языках, превращались в проблему, а иногда и человеческую трагедию.

И сегодня созданные в период националистического разгула в Балтии конца 1990-х языковые инспекции не сбавляют оборотов в работе. В марте 2017 года латвийский Центр государственного языка оштрафовал и. о. мэра города Вентспилса А.Лембергса за выступление на русском языке перед русскоязычной аудиторией в Доме культуры этого города. В Риге рассматривается вопрос о наложении санкций на мэра латвийской столицы Н.Ушакова за аналогичный «проступок»*(*В соответствии с латвийским законодательством депутаты всех уровней и высшие государственные чиновники обязаны говорить на официальных мероприятиях только на государственном (латышском) языке.).

Языковыми ограничениями прибалтийская правящая верхушка, разумеется, не ограничилась. Возникла идея (говорят, подсказанная скандинавами) более системно лимитировать гражданские и политические права небалтийского населения. В ее основу была положена концепция «восстановленного гражданства», которая и стала законодательным гарантом, а также главным инструментарием реализации практики этнического национализма. В соответствии с реституцией были приняты законы, разрешившие участие в выборах всех уровней только потомкам граждан довоенных балтийских государств. Советские же переселенцы объявлялись «колонистами» и «оккупантами», им было предложено пройти жесткую процедуру натурализации, включающую экзамены по государственному языку и истории.

Что касается Литвы, то в советские годы ее руководству удалось предотвратить массовый приезд трудовых мигрантов из других республик при помощи продуманной финансовой политики, когда получаемые из центра дотации целенаправленно направлялись для создания рабочих мест в небольшие литовские города. Таким образом, была заложена основа для сохранения существующих сегодня этнических пропорций в пользу коренного населения. Следует признать, что обозначенные меры позволили более или менее плавно и без политических издержек имплантировать нелитовское население в процесс государственного строительства постсоветской Литвы.

В Латвии и Эстонии же ситуация развивалась по неблагоприятному сценарию: за рамки электорального поля было выведено практически все славянское население, составлявшее на начало 1990-х треть постоянных жителей этих республик*( *На 1995 г. в Латвии проживало около 730 тыс. «неграждан», или 29% населения. В Эстонии также в этот период гражданства были лишены около трети постоянных жителей.). Нужно отметить, что эти люди исправно платили налоги в бюджет и вносили существенный вклад в развитие народного хозяйства своих стран. Кроме того, на рубеже 1980-х и 1990-х годов многие так называемые «балтийские русские» поддержали возрождение независимости своих республик. В конце августа 1989 года, взявшись за руки с эстонскими, латвийскими и литовскими соотечественниками, они стояли в «балтийской живой цепи». )

Буквально через несколько лет русских жителей сделали изгоями в собственных странах (эстонские власти, правда, под давлением европейских и международных институтов были вынуждены в середине 2000-х допустить «неграждан» к выборам на муниципальном уровне). Граждан «второго сорта» различными посылами и угрозами стали склонять к воссоединению с исторической родиной (печальную известность тогда получил лозунг латвийских националистов «Чемодан - вокзал - Россия»). В том числе и в политических целях в Латвии были закрыты такие крупные промышленные предприятия, как «ВЭФ» и «РАФ», на которых в основном трудились выходцы из других советских республик. Однако надежды, что, лишившись работы, эти люди уедут, не оправдались.

И в наши дни шовинистические призывы раздаются из уст балтийских политиков. Так, входящее в правящую коалицию Латвии крайне правое объединение «Все для Латвии!» - «Отечеству и свободе/Движение за национальную независимость Латвии» (ВЛ - ОС/ДННЛ) в декабре 2016 года призвало «способствовать выезду из страны русскоязычных жителей, для которых неприемлемо национальное государство»11.

Нельзя в данном контексте не бросить камень в огород старших европейских партнеров прибалтов, которые, по сути, поддержали их исторические трактовки о том, что появление в Латвии и Эстонии многочисленного русскоязычного населения стало следствием «советской оккупации». Признание «особенности» и «жертвенности» балтийской судьбы позволило этим странам добиться того, что Запад счел возможным проигнорировать проблему массового безгражданства, причем балтийские государства были допущены в европейский клуб вопреки общеевропейской мультикультурной практике.

После включения балтийских государств в 2004 году в состав евроатлантической корпорации было решено вообще прекратить процедуру мониторинга ситуации с правами нацменьшинств под предлогом того, что положение в этой области «стабилизировалось». Между тем и через 25 лет после обретения независимости ситуация не изменилась к лучшему: в Латвии и Эстонии проживает самое большое в Европе число лиц без гражданства - более 350 тысяч из примерно 700 тысяч - с перспективой сохранения этой проблемы на многие десятилетия. В Латвии на начало 2016 года зафиксировано около 252 тыс. «неграждан» (более 11% населения)12, в Эстонии - около 81,238 (6,1%)13

Пик получения гражданства пришелся на 2001-2006 годы, при этом он не был связан с интеграционной политикой властей - как раз в этот период в Латвии было ликвидировано министерство по делам общественной интеграции. Главная причина кроется в появившихся для местной молодежи стимулах безвизового передвижения в рамках ЕС и трудоустройства в богатых государствах Евросоюза. Можно отметить, что большая часть русскоязычных молодых людей, получивших латвийский и эстонский гражданские паспорта, была политически не согласна с унизительными условиями прохождения натурализации. Эти люди переехали в Западную Европу исключительно по экономическим соображениям. Однако в последующие годы темпы натурализации резко пошли на спад.

Сами латвийские и эстонские социологи признают, что значительное (с 1995 г.) сокращение числа «неграждан» произошло не в результате натурализации, а по причине ухода из жизни и эмиграции жителей этой категории. Так, гражданство Латвии в 2014 году получили всего 375 человек, что фактически свидетельствует об остановке процесса натурализации.

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что этнократический вектор развития был выбран балтийскими правящими элитами вопреки получившей распространение в большинстве европейских демократий практике мультикультурализма (которая затормозилась лишь в последние годы с возникновением угрозы исламизации Европы в результате неконтролируемой миграции). Кроме того, в начальный период независимости после развала СССР этот выбор не находил широкой социальной поддержки с учетом популярности левоцентристских идей.

Резкий разворот балтийских государств вправо не стал следствием объективных исторических обстоятельств. Наоборот, он представляется противоестественным и искусственно детерминированным новоявленными правителями балтийских государств, преследовавшими цели добиться исторического реванша при абсолютном этническом превосходстве в политике и экономике.

Такой сценарий был реализован в результате активной наступательной позиции правых сил в государствах Балтии при поддержке внешних праволиберальных кругов, прежде всего в США, обеспечивших себе тотальное господство на мировой арене после коллапса СССР и начавшегося кризиса левого движения.

От этого курса балтийский правящий класс упорно не желает отказываться и сегодня. Так, министр юстиции Эстонии У.Рейнсалу заявил недавно, что «если эстонцы хотят сохранить культуру и систему устоев, то им следует исходить из отрицания государственного мультикультурализма»14. Комментарии, как говорят в таких случаях, излишни.

Между тем этнократическая форма государственного правления имела негативные последствия для социально-экономического развития балтийских стран на протяжении всего постсоветского периода. Отвергнув альтернативу построения межнационального мира в этнически неоднородных обществах, прибалты собственными руками затормозили процесс демократического строительства в своих странах. Латвийский историк А.Плаканс отмечает, что политика балтийских правящих элит, «направленная на достижение целей этнического и языкового доминирования одной национальной группы, стала напрасной тратой времени и ресурсов в тот период, когда национальные правительства должны были нацелить свои усилия на создание государства всеобщего благосостояния по образцу Скандинавских стран. Для создания таких благополучных социальных государств балтийским республикам имело смысл ориентироваться на мультикультурную модель государственного развития в интересах всех жителей, в том числе и тех, кто стремился сохранить лингвистические, культурные и исторические связи с исторической родиной»15.

В одном из последних докладов «Гибридные военные действия в Балтии. Угрозы и потенциальные ответы» влиятельный в высших сферах США исследовательский центр «RAND Corporation» также привлек внимание к проблеме этнического раскола в государствах Балтии. В документе содержится рекомендация властям «не бросать своих русских» на произвол судьбы, укреплять связи с русскоязычным меньшинством при помощи расширения их прав: гражданских, политических, языковых16. Понятно, что делается это отнюдь не из альтруистических соображений. Скорее всего, западные партнеры прибалтов обеспокоены опасностью межнационального конфликта в натовских странах, находящихся в непосредственной близости от России.

Интерес представляет и мнение ректора Видземской высшей школы (Латвия) Г.Круминьша. Он полагает, что в Латвию в ближайшие годы могут переселиться несколько сот тысяч мигрантов, преимущественно из числа жителей бывших советских республик. В этой связи ученый призывает свои власти быть более открытыми по отношению к предпринимателям из России, Беларуси и Украины, поскольку именно эти люди, по его мнению, могут оказать благоприятное влияние на экономику страны17.

Приведенные экспертные мнения свидетельствуют о том, что в последнее время национальная политика балтийских правящих кругов вызывает критические оценки не только у России (которую можно заподозрить в предвзятости), но и на Западе, а также среди объективно мыслящих балтийских исследователей. На фоне постепенного укрепления центристских сил в Латвии и Эстонии это позволяет надеяться на то, что со временем либерализация воззрений на этническую проблему в этих странах все же произойдет.

С уходом из политической практики восприятия «русского вопроса» исключительно как рудимента периода «оккупации» и своего рода постимперского синдрома линия на реальную общественную интеграцию в государствах Балтии должна возобладать. Это откроет перед национальными меньшинствами возможность наконец ощутить себя не сторонними наблюдателями, а полноценными участниками политического процесса в странах своего рождения и постоянного проживания.

 1Тишков В.Степанов В. Европейские меньшинства и политизированные мифы в балтийском контексте // Этническая политика в странах Балтии. М.: Наука, 2013. С. 10.

 2Ярве П. Советское наследие и современная этнополитика стран Балтии // Этническая политика в странах Балтии. М.: Наука, 2013. С. 39.

 3Сайт Статистического управления при Правительстве Литвы // www.https://osp.stat.gov.lt/en/statistiniu-rodikliu-analize (дата обращения: 14.03.2017). 

 4Обзор ЕБРР «Региональные экономические перспективы» (Regional Economic Prospects). Ноябрь 2016 г.

 5«Золотой век» в истории Латвии был в позднем СССР // http//www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoria/mnenie-zolotoy (дата обращения: 17.03.2017).

 6Неравенство доходов тормозит основной двигатель экономики (20 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.lt/news/live/neravenstvo-dohodov-tormozit-osnovnoj-dvigatel-ekonomiki.d?id=74097024 (дата обращения: 20.03.2017).

 7http://www.ru.wikipedia.org/wiki/naselenie Latvia, Litva, Estonia (дата обращения: 20.02.2017).

 8Интервью Президента Латвии В.Вике-Фрейберги газете «Известия». 29 февраля 2004 г.

 9Межевич Н. Государства Прибалтики: Четверть века «вторых республик». М.: Русская книга, 2016. С. 89.

10Розенфельд И. Эстония до и после «бронзовой ночи». Тарту - СПб.: Крипта, 2009. С. 94.

11Нацобъединение призвало способствовать выезду «нелояльных» русскоязычных из Латвии (11 декабря 2016 г.) // http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/nacobedinenie-prizvalo-sposobstvovat-vyezdu-neloyalnyh-russkoyazychnyh-iz-latvii.d?id=48285731 (дата обращения: 17.03.2017).

12The Office of Citizenship and Migration Affairs is a state institution under the supervision of the Ministry of Interior of Republic of Latvia // http://www.pmlp.gov.lv/en/home/about-ocma/. 15.01.2017.

13Citizenship // https://estonia.ee//. 15.01.2017.

14Рейнсалу - Кальюлайд: если мы хотим сохранить устои, то не должны идти по пути мультикультурализма (6 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.ee/daily/estonia/rejnsalu-kalyulajd-esli-my-hotim-sohranit-ustoi-to-ne-dolzhny-idti-po-puti-multikulturalizma?id=77453028 (дата обращения: 25.03.2017).

15Плаканс А. Краткая история стран Балтии. М.: Весь мир, 2016. С. 432.

16Американские аналитики не понимают проблемы русских Прибалтики (1 марта 2017 г.) // http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/01032017-problemy-russkikh-pribaltiki/ (дата обращения: 20.03.2017).

17Историк: в течение десяти лет в Латвию переселятся около двухсот тысяч мигрантов (22 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/istorik-v-techenie-10-let-v-la… (дата обращения: 22.03.2017). 

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220931 Андрей Скачков


Россия. Литва > Медицина > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165543 Анна Саранг

Наркомания в России и борьба с ней: идеология, тюрьма и «очищение» городов от наркоманов

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Россия продолжает следовать устаревшему подходу в деле борьбы с наркотической зависимостью своих граждан, утверждают эксперты. По заявлению Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков РФ на 2014 год рынок наркопотребления в России составлял 8 миллионов человек (регулярное и эпизодическое потребление), из которых активно употребляют 3 миллиона.

Криминализация употребления наркотиков, тюрьма и борьба потребителями, а не собственно с проблемой и отсутствие распространенных в мире мер по снижению потребления наркотиков — все это отнюдь не сказывается положительным образом на количестве наркоманов в стране. Такого мнения придерживается президент Фонда здоровья и социальной справедливости им. Сергея Рылькова, занимающегося проблемами наркоманов и тем, что называется снижением вреда, Анна Саранг. Она отметила, что на данный момент, после ликвидации ФСКН, статистику по наркомании в России представить трудно.

В Вильнюсе в апреле проходила региональная конференция «Снижение вреда в новых условиях», организованная Евразийской сетью снижения вреда для стран Центральной, Восточной Европы и Центральной Азии. К слову, в столице Литвы находится офис секретариата этой сети. Одним из важнейших аспектов программ по снижению вреда является широкий охват таких групп населения медицинскими услугами и доступ к услугам социальной и законодательной сферам.

В данном контексте критически важным, отмечают организаторы конференции, является переход от репрессивной наркополитики к политике, основанной на соблюдении прав человека. Программы снижения вреда подразумевают под собой профилактику ВИЧ-инфекции, а также работу с употребляющими наркотики людьми — предоставление им доступа к услугам по профилактике и лечению, социальным услугам и интеграции в обществе.

Данные программы находят отклик не во всех странах. В частности в России, по мнению Саранг, государство действует совсем другими методами, а в городах России набирают обороты инициативы снизу по «очищению» городов от наркоманов, когда их отлавливают, изолируют, избивают. Все перечисленные меры по снижению вреда в России в расчет не принимаются, поскольку, считает Саранг, российские власти руководствуются больше идеологией, нежели практическим подходом к решению проблемы употребления наркотиков. Вероятно, одной из красноречивых деталей того, что касается работы представляемого Саранг фонда, является указание на сайте организации: «Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента». Об проблемах работы с наркозависимыми людьми в России Саранг, которая посвятила этому делу около 20 лет, рассказала в интервью Delfi.

Delfi.lt: В свое время в России был актуальным так называемый «крокодил», в СМИ публиковали страшные фото с последствиями употребления кодеиносодержащих лекарств внутривенно. Как сейчас обстоит ситуация с употреблением наркотиков в России?

Анна Саранг: С «крокодилом» была интересная история, на которую сначала никто не обращал внимания, но потом все начали писать, особенно за границей это приобрело большой «хайп». На самом деле с «крокодилом» были большие проблемы, с конечностями, венами. Это была достаточно неприятная история, которая сейчас уже закончилась, и «крокодила» уже несколько лет нет. Запретили кодеиновые таблетки, а смысл «крокодила» был в том, что люди, у которых меньше денег и есть зависимость от опиатов (у нас нет заместительной метадоновой терапии, в отличие от Литвы и других стран Европы), кому не хватало денег на героин делали эти дешевые, кустарные препараты. Сейчас проблема сохранилась, поскольку люди пытаются заменить героин дешевыми препаратами. Я работаю в организации, и мы проводим уличную социальную работу с потребителями наркотиков. Ситуация такая, что постоянно запрещают новые препараты в надежде на то, что люди перестанут употреблять наркотики, но это абсурдно, поскольку лечения тоже никакого нет. Ни заместительной терапии, ни доступных реабилитационных центров. Одним запретом проблему не решить. Сейчас у нас популярен тропикамид, это глазные капли, которые люди начали употреблять инъекционно. В принципе это как «крокодил» и целый ряд препаратов, которые становятся популярным, и пока еще не запретили. И каждый новый препарат оказывается еще более опасным, чем предыдущий.

— Вы работаете с наркоманами порядка двадцати лет. За это время, по вашим наблюдениям, потребление наркотиков идет вверх?

— Мне кажется, что ситуация особенно не меняется. Конечно наркосцена изменяется, меняются наркотики, но число людей остается достаточно стабильным. Сложно сказать, какой это процент, в России не проводятся научные исследования на этот счет. Раньше, когда еще было зарубежное финансирование, у нас работала программа ВОЗ, программа управления ООН по наркотикам и преступности, были возможности проводить исследования, в том числе эпидемиологические. Тогда я помню, году в 2002-2003, в Москве статистика показала, что порядка 100 тысяч человек употребляют наркотики. Понятно, что это очень много. Еще одна оценка Управления по наркотикам и преступности ООН показала, что 2% взрослого населения от 15 до 64 лет употребляют инъекционные наркотики. Если придерживаться этой оценки, то можно подсчитать, сколько 2% составляют от 140 млн. Проблема в том, что сейчас нам очень сложно оценить какие-то тренды, изменения численности, потому что в России совершенно заглохла сфера научных исследований на эту тему.

— Государство не поддерживает борьбу с наркоманией?

— Сейчас акцент делается на репрессивных мерах, работе полиции. До прошлого года у нас работала федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, которая создавалась в 2003 году, и тогда были радужные надежды, что она будет работать не с уличными дилерами, а заниматься вопросами отмывания денег, наркомафии и т.д. Но никто этим не занимался, это было не в интересах этой службы. Несколько лет позже выяснилось, что руководитель службы — Виктор Иванов, по материалам дела Литвиненко, сам руководил поставками колумбийского кокаина через порты Санкт-Петербурга. Это выяснилось два года назад. Понятно, что прокламировалась одна задача, но в реальности работа этой службы превратилась в бесполезную ловлю наркоманов на улицах, наркозависимых людей, кто не является преступником.

— Иными словам борьба идет с потребителями, а не с причиной?

— Да. Борются с потребителем, и никакой серьезной работы не проводят. В прошлом году службу ликвидировали, была надежда на перемены в наркополитике страны, но на самом деле ничего не изменилось. И то, чем занималась ФСКН теперь занимается МВД. Просто в России набивают себе палки на наркоманах, и никакой реальной работой не занимаются.

— Насколько доступны наркотические вещества в России?

— Достаточно доступны. Кроме того, сейчас наркотики стали доступными через интернет. Появилась целая субкультура людей, которые покупают наркотики в интернете. По идее, наркотики доступны любому школьнику. Я не считаю более традиционной схемы распространения наркотиков. В Москве и Санкт-Петербурге интернет-рынок более популярен.

— Все же, наверное, есть различие — крупные города и периферия.

— Я не знаю, что происходит, к примеру, в Вологде, но в крупных городах наркотики доступны через интернет. Что происходит в деревнях, я не очень себе представляю, для этого нужно вести исследовательскую работу, а у нас ничего такого нет.

— Наркотические и любые другие дурманящие вещества — это есть в любом обществе. Всегда найдутся люди, которые будут их употреблять. В ряде европейских стран пришли к выводу, что с этим нужно уметь жить и таким образом эту проблему можно решать. Есть ли в России такое понимание, что проблему можно решать не только запретами?

— Нет. Недавно я была в Вене на комиссии по наркотическим средствам и могу сказать, что уже нет такого, как было в шестидесятых годах: у нас мир без наркотиков должен был быть уже в 1998 году. Декларацию по борьбе с наркотиками принимали все страны мира. В 1998 году ее пересматривали, к 2013 году мир должен был стать без наркотиков. Тем временем, наркотики становятся более доступными, более дешевыми и т.д. Но Россия до сих пор не хочет отказываться от идеи мира без наркотиков, поэтому вся политика строится на том, чтобы насаждать абстиненцию, чтобы люди отказывались от наркотиков. Это, скорее, политическая и идеологическая позиция, что нам не нужны все эти западные подходы — снижение вреда, «пораженческая» политика. В России в принципе политика не строится на реалистичных представлениях о мире, а больше на идеологических.

— В отдельных городах предпринимаются акции. Так, к примеру, история с Ройзманом, который выиграл на этой волне выборы мэра в Екатеринбурге. Не могли бы вы рассказать о таких проявлениях борьбы?

— Да, у нас это сейчас очень развито. Одно из популярных в России представлений заключается в том, что употребляющий наркотики человек, с наркозависимостью, вообще собой не управляет.

— В России лицо, употребляющее наркотики, это вообще человек?

— Еще лет пять назад этот вопрос обсуждался в обществе. В частности, я помню, одна из наших активисток подала жалобу специальному докладчику ООН о том, что ей недоступна метадоновая терапия, которая во всем мире считается золотым стандартом лечения опийной наркомании, но в России до сих пор запрещена. По той же самой идеологической причине. После ее жалобы начались обсуждения в прессе, и даже представитель какой-то ассоциации юристов России сказал, что ей сначала нужно стать человеком, а потом уже бороться за свои права человека. Это было достаточно распространенное явление, в частности, когда обсуждались инициативы организации «Город без наркотиков» в Екатеринбурге. Многие говорили, что это не люди, животные, зомби и т.д. Все это продвигалось в информационном пространстве, что они не люди и поэтому их можно брать из квартиры, приковывать к батарее, морить голодом, избивать, заставлять сдавать своих друзей.

— Сколько таких случаев было?

— Раньше была организация «Город без наркотиков» в Екатеринбурге. Они просто ловили наркоманов на улицах или приходили по звонку на квартиру, забирали их в так называемый реабилитационный центр, заставляли сдавать своих друзей и «барыг». Тесно сотрудничали с полицией, подключали их к своим оперативным мероприятиям. И потом насильно содержали наркоманов без их согласия в реабилитационном центре. И надо сказать, что этот центр пользовался очень большой популярностью, поддержкой общества и несколько лет назад руководитель этого центра Евгений Ройзман был избран мэром Екатеринбурга на волне борьбы с наркотиками. Естественно, даже в результате этой деятельности Екатеринбург не стал городом без наркотиков.

— В других городах такое происходит?

— Да, сейчас в других городах такое тоже происходит, такие центры, где людей насильно удерживают, пытают, помещают в какие-то ледяные бани, набирают популярность. И они никак не контролируются. Когда еще существовала ФСКН была идея создать квалификацию, контроль качества, но ее до сих пор не существует. Эти функции решили забрать у Минздрава и передать ФСКН, который 7 лет брал на это деньги у государства, но так ничего и не сделал. Соответственно, если кто-то пишет заявление, то могут начать следственные действия в отношении этих центров. Но понятно, что люди в таком униженном и запуганном состоянии, что мало кто пишет заявления о пытках, насильном содержании.

— Все же, несмотря на все, что вы сказали, эти инициативы идут снизу, что говорит о реальности проблемы.

— Проблема естественно есть. Наркотики употребляют. Проблема очень серьезная, и на этом фоне возникает гражданский активизм, который принимает такие уродливые формы. Мы тоже сталкиваемся с всплесками такого активизма. Мы проводим уличную, социальную работу и сталкиваемся с тем, что люди начинают бить наркоманов у аптек. Такими богатырскими способами искоренять проблему наркомании. Сейчас волна «по закладкам» (когда покупаешь наркотики по интернету, тебе их кладут в какое-то место и говорят, куда приехать и забрать), туда также приезжают гражданские активисты, которые избивают наркоманов, сдают их полиции.

— Государство не вмешивается? Позволяет таким активистам заниматься своей работой?

— Честно говоря, я об этом не слышала. «Город без наркотиков» в результате закрыли, но, скорее, потому что Ройзман стал мэром. И кажется недавно возбудили уголовное дело против одного из таких насильственных центров.

— Иными словами, если у тебя есть клеймо наркомана, то в жизни ты уже ничего не добьешься?

— Это вопрос спорный, поскольку порядка 75% употребляющих наркотики людей отбывали наказание в местах лишения свободы. Конечно, это накладывает отпечаток — сложно найти работу, вернуться в общество.

— Получается, что потребление наркотиков приводит к другому — к тюрьме, откуда человек не может не выйти не изменившись.

— Естественно, у него уже совершенно другая жизнь, и от наркотиков это его никак не излечит. Сейчас есть известная история, когда парень сделал свой сайт nasvobode.com. Его история довольная типична. Он из Набережных Челнов, рассказывает о том, что в мире называется социальный сбыт. Он где-то с друзьями покупал наркотики, делился ими со своими друзьями, и в результате его закрыли за сбыт, организованную преступность и дали ему 7 или 9 лет. Он не верил, что такое возможно и думал, что все закончится как страшный сон. Он писал свой дневник и опубликовал его перед посадкой. Дневник поражает тем, что — это типичная история, поскольку у всех молодых людей употребляющих наркотики есть риск оказаться в такой же ситуации. Он описывает действия полиции, следствие, «подставы». С другой стороны — человек простым языком описывает то, что является проблемой. Мне кажется, это сильная история в плане того, что человек решил честно рассказать свою историю.

— Работают ли в России программы по лечению от зависимости?

— У нас есть реабилитационные центры, неплохие, но проблема в том, что, во-первых, нет контроля качества — ты не знаешь, куда ты отправляешь своего близкого человека: будет там нормальная реабилитация или он попадет в трудовую колонию, где его будут пытать и прочее. Другая проблема еще в том, что реабилитационные центры являются платными. Нет такой системы, как в Европе по страховке или когда государство обеспечивает места для неимущих людей. То есть реабилитационные центры недоступны.

— Доступны ли наркотики в российских школах?

— Мне трудно сказать, но буквально месяц назад сообщалось о том, что школьник передознулся ЛСД. Иными словами, понятно, что для школьников эти вещества доступны, и самая главная проблема в том, что не ведется никакая информационная работа, нет адекватной информации про снижение вреда и т.д. Напротив, ведутся кампании запугивания, хотят по школам ввести тестирование мочи. В Москве уже об этом сказали. Но, а в чем смысл? Чтобы просто запугать? Недавно в СМИ разместили фото, как школьников поставили к стенке и их обнюхивает собака.

— Может быть вы побеседовали с коллегами из Литвы и можете сравнить ситуацию?

— Я раньше даже сама проводила литовские программы по снижению вреда и все работало достаточно неплохо. Были лечебные работы, заместительная терапия, программа обмена шприцев. Про политическую ситуацию мне не известно.

— В чем должна быть суть перемены, которая приведет к решению проблемы наркомании?

— Мне кажется, что основной шаг, к которому должны стремиться все страны — это декриминализация употребления и хранения для собственного использования. Этот шаг можно выполнить даже в рамках существующей конвенции, договоренности по поводу наркотиков. Некоторые страны даже переходят границы этой конвенции и легализуют марихуану. Но для большинства стран — это достаточно сложное решение, потому что они не хотят себя вызывающе вести на международном фронте. Даже в Голландии марихуана до сих пор не легализована, хоть и продается. То есть привести законы в соответствие с реальностью даже там не решаются. Но декриминализовать употребление, хранение в личных целях, чтобы людей не сажали в тюрьму за курение, к примеру, марихуаны. Тюрьма никому не помогает решить эту проблему, ни человеку, ни государству.

Россия. Литва > Медицина > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165543 Анна Саранг


Литва. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2016 > № 1936755 Даля Грибаускайте

Президент Литвы Даля Грибаускайте: Россия угрожает всей Европе

Юсси Ниемеляйнен (Jussi Niemeläinen), Helsingin Sanomat, Финляндия

Когда Россия открыто сообщила о перемещении ракетных комплексов «Искандер-М» в Калининград, это стало демонстрацией угрозы всей Европе не только в регионе Балтийского моря.

Об этом говорит президент Литвы Даля Грибаускайте, интервью у которой журналисты Helsingin Sanomat взяли 17 октября в Вильнюсе.

«В ходе последних военных учений в Калининграде было продемонстрировано даже тактическое оружие, например, „Искандеры“, которые предназначены не для обороны, а для нанесения ударов», − говорит Грибаускайте.

Ракеты «Искандер» вызывают беспокойство, поскольку на них можно установить ядерную боеголовку. Дальность полета ракет достигает 500 километров.

Они уже в течение многих лет были расположены неподалеку от Санкт-Петербурга в городе Луга, но сейчас они, по крайней мере, по сообщению России, находятся значительно ближе к Центральной Европе.

«С их помощью Россия демонстрирует агрессивное и провокационное поведение», − говорит Грибуаскайте.

«И оно только возрастает».

Грибаускайте, которая находится на посту президента Литвы с 2009 года, известна своей прямолинейностью в вопросах, касающихся России. Ее считают одним из наиболее известных критиков президента Путина и его политики.

«Да, я говорю прямо, но я не даю оценки», − отмечает президент.

По ее мнению, она лишь озвучивает вслух действия России.

«Я прямолинейна потому, что одним из методов нашей политики обороны является сообщение Западу и всему миру о том, как действительно обстоит ситуация на нашей границе», − говорит она.

Правда, по мнению президента, сейчас в этом направлении осуществляется меньше действий, чем раньше.

«Мы наблюдаем открытую демонстрацию агрессивности. Недавнее перемещение ракетной системы „Искандер“ было хорошим тому примером. Нам больше нечего к этому добавить».

Грибаускайте дает интервью в президентском дворце в Старом городе Вильнюса.

В Вильнюсе осень еще не заканчивается, как в Финляндии. Некоторые листочки еще зеленые, но крыши в понедельник утром уже покрыты инеем. Поэтому горожане ходят быстро. К тому, что дыхание заметно, опять надо привыкать.

Цель визита Грибаускайте в Финляндию — обсуждение различных тем, но вопросам безопасности отводится главная часть дискуссии.

− Когда Вы заступили на пост президента в 2009 году, думали ли Вы, что ситуация сможет настолько сильно обостриться?

«Нет, − говорит Грибаускайте. − Тогда президентом России был Дмитрий Медведев. Торговля развивалась хорошо. В Европе и на Западе у большинства создавалась иллюзия демократизации России. После возвращения Путина на пост президента действия России изменились радикально. Это вызвало большое потрясение».

− Теперь Россия активна в Сирии, особенно в Алеппо. Что общего Вы видите в ситуации в Сирии, на Украине и в регионе Балтийского моря?

«Я считаю, что попытка изменить международные отношения и агрессивное пренебрежение международным правом — тип поведения, который можно наблюдать с 2014 года. Он всюду проявляется одинаково», — говорит Грибаускайте.

— Последнее время много говорят о санкциях, направленных на Сирию и Россию из-за их действий в Алеппо. Есть ли у Литвы какая-то позиция по этому вопросу?

«Многое зависит от того, что подразумевается под новыми санкциями. Мы пока еще не владеем достаточной информацией по этому вопросу».

В Литве вопросы политики безопасности вызывают беспокойство, поскольку кроме Калининграда, который относится к России, соседом Литвы также является Белоруссия, которая тесно сотрудничает с Россией и очень от нее зависит.

«Иногда я говорю, что в действительности у нас две границы с Россией».

Правда, чувство безопасности укрепляют войска НАТО, которые альянс решил летом отправить также и в Литву.

Финляндия и Швеция не входят в НАТО, но сотрудничество с ними, тем не менее, важно для Литвы с позиций безопасности, особенно энергетической безопасности, сообщает президент.

Будучи бывшей республикой СССР, Литва долгое время полностью зависела от российской энергии. В 2014 году в Литве открылся терминал сжиженного природного газа. Теперь страна может покупать газ, откуда хочет.

«Теперь мы можем принимать решения по экономическим и политическим вопросам более свободно».

Поэтому Литва критически относится к проекту о проведении нового газопровода «Северный поток 2» из России в Германию.

«Мы считаем, что это не экономический, а геополитический проект. Он разделяет страны ЕС и увеличивает зависимость от российского газа», — говорит президент.

Для финнов Литва — самая дальняя страна Балтийского региона, и не только в географическом смысле. Тем не менее, политическое сотрудничество в ЕС возросло.

Из Финляндии в Литву направляются значительные инвестиции. Смысл этого, по мнению президента, не только в деньгах.

«Вместе с инвестициями страны Северной Европы привносят бизнес-менталитет, что для меня, как для президента, очень важно. Нам еще много всего нужно изменить — бороться с коррупцией и увеличить прозрачность».

— Получается, Вы хотите, чтобы финские предприятия принесли свои хорошие традиции?

«Они уже это делают!»

Литва. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2016 > № 1936755 Даля Грибаускайте


Украина. Литва > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 12 октября 2016 > № 1930719 Марюс Януконис

Посол Литвы в Украине: Литва хотела бы видеть больше успешных реформ в Украине

Эксклюзивное интервью чрезвычайного и полномочного посла Литовской Республики в Украине Марюса Янукониса агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: В Литве завершается подсчет голосования на выборах в парламент. Каким образом могут повлиять результаты парламентских выборов на сотрудничество с Украиной?

Ответ: У нас так уже сложилось, что неважно, какие партии приходят во власть, но мало что меняется во внешней политике. И я могу прогнозировать, что от результатов выборов и от того, какая будет правящая коалиция, (потому что еще неизвестно, какая она будет, - надо дождаться второго тура) политика в отношении Украины не изменится. Украина как одно из ключевых направлений внешней политики – так и останется.

Если говорить с самого начала Литовской независимости нас отличало то, что все политические силы всегда договаривались по поводу основных приоритетов во внешней политике. Это просто фундаментальная вещь для нашей политической системы. Несмотря на то, что правительства у нас в течение 25 лет были разные, их объединяло то, что внешняя политика была преемственной, и основные направления не менялись. Конечно, мы решали такие фундаментальные вещи, как вступление в Евросоюз и НАТО, и в этом было согласие всех политических сил.

Украина всегда стояла на повестке дня любого правительства. После событий 2013-2014 годов поднялась новая волна солидарности с Украиной, и наше правительство очень активно начало поддерживать Украину. Даже если взять предвыборную программу этих выборов, то ни одна из партий не ставила под вопрос отношения с Украиной или пересмотр каких-то направлений. Я просто уверен, что Украина останется и дальше одним из главных приоритетов, потому что это отражает и наши интересы национальной безопасности, и соответствует духу и истории нашего сотрудничества.

Вопрос: В контексте того, что Россия отправила в Калининградскую область ракетный комплекс "Искандер", чувствует ли Литва в определенном смысле давление со стороны РФ? И готова ли к возможным вызовам собственной безопасности?

Ответ: Конечно, такие действия России вызывают беспокойство, и это означает наращивание определенного напряжения в регионе, военной мощи. Но мы полагаемся на НАТО, потому что мы члены НАТО, и мы строим свою оборону и безопасность вместе с Альянсом. Также предпринимаются шаги по укреплению обороноспособности вместе с НАТО. Мы верим в НАТО и чувствуем себя в безопасности.

Мне трудно сказать, какие военно-технические шаги могут последовать после этих сообщений о переброске ракет "Искандер" в Калининградскую область, но, как я и говорил, Россия такими своими действиями усиливает напряжение в регионе.

Вопрос: Исходя из того, что посольство Литвы является контактным посольством НАТО в Украине, какие перспективные программы сотрудничества Украины с НАТО?

Ответ: Литва уже второй год выполняет функцию контактного посольства в Украине и сейчас принято решение продлить эти функции еще на два года – до конца 2018-го.

Говоря о сотрудничестве Украины с НАТО, можно сказать, что оно очень разноплановое и интенсивное, оно состоит из нескольких частей. Первая – это экспертная помощь, то есть разного рода советники и в Министерстве обороны Украины, и Генеральном штабе ВСУ, а также инструкторы, которые напрямую обучают украинских военнослужащих в разных подразделениях. В настоящее время в Украине работает около 50 инструкторов из Литвы. Вторая часть – это передача опыта НАТО и сотрудничество в таких сферах как стратегическая коммуникация, реабилитация раненных, переквалификация бывших военнослужащих, логистика, разминирование и много других направлениях.

Миссия военных инструкторов, например, осуществляется при поддержке определенных стран НАТО, это не является общей программой НАТО, но они помогают Украине приблизиться к стандартам НАТО, как планирует украинское руководство, до 2020 года. Также это реформирование системы оборонного ведомства в целом, что предполагает гражданский демократический контроль в вооруженных силах, который уже давно практикуют в странах Запада. Украине придется пройти еще большой путь к тому, когда всей системой обороны будет управлять гражданское лицо. Это все прописано в стратегических документах самой Украины, и это руководство Министерства обороны Украины поставило как цель.

Вопрос: Вы считаете, что в Украине в условиях войны возможно проведение такой реформы и гражданское лицо во главе Минобороны?

Ответ: Это зависит от того, как страна видит свои приоритеты, но в целом я считаю, что реформа возможна, пусть она и будет идти медленнее, чем в обычных условиях. Гражданское руководство Министерства обороны не означает, что ослабляется военный компонент. Министр – это политик, он член правительства, он наравне с другими политиками решает стратегические задачи и ставит стратегические цели для системы обороны, а осуществляют это, как гражданские должностные лица, так и военные – Генеральный штаб в первую очередь.

Вопрос: Насколько темпы реформирования Генерального штаба ВСУ соответствуют ожиданиям?

Ответ: Мы, может быть, и хотели бы достичь более быстрого продвижения на пути этой реформы, но я думаю, что весь процесс находится на верном пути. У нас постоянный контакт с украинскими коллегами, и они прислушиваются к нашим советам. И это не только наша оценка, а и других стран НАТО. Очень важно продолжать эту работу, потому что Украине нужна реформа на уровне принятия стратегических решений. И в этом плане Украине действительно еще нужно подтянуться до стандартов НАТО.

Вопрос: Каковы дальнейшие перспективы сотрудничества стран в рамках совместной литовско-польско-украинской бригады (LitPolUkrbrig)? Как скоро планируются следующие совместные учения?

Ответ: Трехсторонней бригаде исполнилось два года. Основная цель бригады предполагает, что ее подразделения смогут участвовать в международных операциях по поддержке мира, в рамках ООН, НАТО и т.д. Сейчас уже полностью сформирован штаб бригады, который находится в Люблине.

В ближайшее время, буквально в ноябре планируются международные учения, где будет принимать участие штаб этой бригады.

Возможно, уже в следующем году будут проводиться учения подразделений, которые непосредственно дислоцируются в своих странах, т.е. в одном месте располагается штаб, а подразделения – в своих странах, и при надобности они собираются на совместные мероприятия.

Вопрос: Как оцениваете темп реформ в Украине? Какие преграды в Украине видят литовские инвесторы?

Ответ: Понятно, что в Украине реформы не могут произойти за один день. И мы видим, что в некоторых сферах реформы займут еще несколько лет, трудно сказать сколько. Но мы также видим и позитивные моменты в определённых точках. Очень надеемся, что такие точечные изменения к лучшему, подтолкнут всю систему к глубоким изменениям.

В первую очередь это касается среды бизнеса, которая однозначно требует изменений к лучшему. Это говорят и наши инвесторы, которые выражают большой интерес к работе в Украине. Несомненно, если решить некоторые проблемные вопросы, в Украину бы пришло гораздо больше иностранных инвестиций, несмотря на войну на востоке страны. Новейший опрос иностранных инвесторов показал, что среди проблемных вопросов "война" занимает только третье место, а на первом месте "недоверие к правовой системе" и "коррупция". Это два фундаментальных вопроса, в которых нужен прогресс, и как можно скорее. Потому что это тормозит всю страну, и эти вопросы нужно решить не только потому, что это нужно инвесторам, а потому что это раскрепостит Украину, у которой огромный потенциал.

Вопрос: В контексте запуска системы электронного декларирования в Украине насколько быстро можно подготовить новый государственный аппарат?

Ответ: Я думаю, что это довольно длительный процесс - подготовка качественной госслужбы, но Украина уже положила все основы для этого: есть закон, есть видение реформы. Мы понимаем, что сейчас есть проблемы и с зарплатами государственных чиновников, и с их мотивацией, но я думаю, что реформа будет продолжаться, и Европейский союз готов помогать и помогает в этом. Сейчас, например, рассматривается вопрос, как ЕС может помочь в мотивировании госслужащих, как задействовать другие финансовые и экспертные механизмы. В свою очередь Украина должна определиться, какую государственную службу она хочет, и со своей стороны также проводить необходимые реформы.

Электронное декларирование - это важный шаг вперед, и теперь необходимо, чтобы эта система прозрачно и надежно работала. Я думаю, что не так важны какие-то технические нюансы, главное – это понятное и прозрачное функционирование этой системы, которая могла бы четко отслеживать доходы и расходы чиновников. В Литве доходы, расходы и имущество чиновников доступны в Интернете для каждого. Я думаю, что это, в первую очередь, важно для развития общества – понимание того, что нужно жить по честным и прозрачным правилам, и чиновники первыми должны демонстрировать такой пример.

Вопрос: Некоторые депутаты считают необходимым принятие закона о нулевом декларировании. Как вы к этому относитесь?

Ответ: Я думаю, что это вопрос, который нужно обсуждать. Каждая страна имеет свою специфику и свою уникальную ситуацию. Например, в Литве не вводились какие-то дополнительные налоги – все уплачивалось в соответствие с уже принятым законодательством, и когда в конце 90-х эта система заработала, все государственные служащие, включая дипломатов, стали подавать свои электронные декларации. Люди просто задекларировали то, что у них было в распоряжении на тот момент, а дальше – как с чистого листа.

Вопрос: Насколько, по Вашему мнению, эффективна работа иностранных специалистов в Украине? Как мы видим, пример Айвараса Абромавичуса говорит о том, что взаимодействие опытных менеджеров с украинскими чиновниками происходит довольно непросто.

Ответ: Я думаю, что решение принимает украинское руководство, и если оно считает, что стране необходим опыт иностранных специалистов, то, наверное, в этом есть смысл. Мы знаем, что привлекаются советники из таких стран как Польша, Литва, Словакия, которые уже прошли эти трансформационные процессы и могут реально практическими советами помочь Украине. Что же касается их работы в украинской системе, то это уже зависит от конкретного специалиста, личных отношений и его компетенции. Айвараса Абромавичуса пригласило украинское руководство, и мы видели достаточно смелые попытки реформирования системы управления государственными предприятиями. Это та сфера, которая требует изменений, для повышения эффективности работы госпредприятий, чтобы они приносили больше дохода в бюджет и не были убыточными. Абромавичусу не все удалось сделать, последовало его решение уйти в отставку, но важно, что теперешнее руководство министерства продолжает начатую им работу.

Сейчас украинской железной дорогой руководит польский специалист, и пока, я думаю, он довольно успешно справляется со своими задачами.

Вопрос: Литовский бизнес довольно сильно страдает от влияния санкций против РФ, не скажется ли это негативно на продление санкций?

Ответ: Отвечая на вопрос, страдает ли литовский бизнес от санкций, можно сказать и да, и нет, потому что Россия была всегда нам удобна как экономический партнер – по устоявшимся связям, по логистике, но в период, когда были введены санкции против российских компаний и лиц, литовский бизнес сильно переориентировался. Мы сейчас не чувствуем сильных последствий от санкций. Наша экономика развивается и нашла новые рынки. Конечно, санкции затронули экспорт сельскохозяйственного продовольствия, потому что значительная часть этих продуктов шла на российский рынок, но мы нашли другие рынки: американский, Ближний Восток и сейчас наращиваем экспорт в Китай. Это огромный рынок, и я думаю, что если все удастся, то это будет прорыв. Может на это повлияло то, что экономика Литвы небольшая, мобильная и гибкая.

Нужно также сказать, что порт в Клайпеде, через который проходят важные транспортные и грузовые потоки в направлении "Восток-Запад", развивается рекордными темпами и последние годы наращивал грузооборот и почти достиг своих предельных возможностей.

Вопрос: После постройки терминала сжиженного природного газа (СПГ) в Клайпеде, на сколько удалось снизить зависимость от российского газа?

Ответ: Литва не так много потребляет газа вообще, но терминал позволил нам примерно на половину снизить зависимость от российского газа. Этот терминал был первым на всем балтийском побережье, и он нам позволяет не только покрыть наши потребности, а и еще и немного экспортировать в другие страны, где это возможно. Пока у нас нет газотранспортного соединения с Польшей, мы не можем направлять газ в Европу. Строительство такого газопровода может занять примерно три года, и тогда Литва теоретически сможет поставлять газ даже в Украину.

Вопрос: Литва оказывает существенную гуманитарную помощь Украине. Какие основные направления этой помощи? Каковы планы в данной сфере на будущий год?

Ответ: Мы действительно осуществляем проекты, направленные на помощь восточным регионам Украины – это касается образования и гуманитарной помощи как таковой, и лечение раненных солдат из АТО. За это время у нас уже прошли курсы реабилитации примерно 120 военнослужащих, и мы намерены это продолжить.

В основном мы сотрудничаем с украинскими неправительственными организациями, через которые мы реализуем наши проекты. В частности, мы организовали не меньше пяти лагерей для детей с Востока Украины, обучающие курсы для учителей, помогаем украинским специалистам в сфере психосоциальной реабилитации, развития регионов Украины и в других направлений. Совсем недавно мы отправили уже третью группу из 15 учеников 8-го класса, которые целый учебный год проведут в Литве. Это в основном дети переселенцев, которые живут в Луганской, Донецкой и Днепропетровской областях.

Вопрос: В 2017 году в ряде ключевых стран Европейского Союза пройдут выборы. По прогнозам победу в них могут получить евроскептики. По вашему мнению, ЕС готов к новым вызовам в этом контексте?

Ответ: На мой взгляд, нужно дождаться выборов и посмотреть, кто придет к власти. Я согласен, что есть определенный рост радикальных настроений в Европе, но надеемся, что партии, которые традиционно пользуются поддержкой, удержат свой политический вес в этих странах.

Конечно, это – один из вызовов Европы, как вы знаете, их и так не мало, но есть твердая воля сохранить Европейских Союз, несмотря на все существующие сложности, такие как миграционный кризис и возможный выход Великобритании из ЕС. Даже миграционный кризис показал, что ЕС способен решать проблемы, ЕС справился с огромным потоком беженцев, большую часть которых приняла Германия. Я думаю, что страны Евросоюза осознают, что нужно менять подходы, для того чтобы укреплять ЕС, поэтому какие-то реформы будут неизбежно проведены. Пока есть твердая воля членов Евросоюза сохранять единство и сплоченность.

Украина. Литва > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 12 октября 2016 > № 1930719 Марюс Януконис


Литва. Великобритания. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 октября 2016 > № 1922706 Владимир Антонов

Владимир Антонов: «Я при всем желании не заставил бы тридцать человек совершить противозаконную операцию»

Дмитрий Яковенко

корреспондент Forbes

Антон Вержбицкий

редактор Forbes

Шесть лет назад активы «Конверс Групп», которую возглавлял Владимир Антонов, оценивались в $7 млрд. В группу входили голландский производитель спорткаров Spyker, футбольный клуб Portsmouth, авиакомпания AirBaltic и несколько банков в России и Прибалтике. Сам Антонов проживал в Лондоне и готовился стать владельцем автопроизводителя Saab. Бизнес-империя развалилась после того, как в Литве был национализирован принадлежавший Антонову банк Snoras, а самого банкира обвинили в выводе активов. Чтобы избежать экстрадиции в Литву, Антонов покинул Лондон и вернулся в Россию. В августе он подал в московский арбитраж иск против прибалтийской республики, требуя взыскать с нее более 40 млрд рублей за потерянный бизнес и ущерб деловой репутации.

– Недавно у вас состоялось первое слушание по иску против Литвы в России. Какие впечатления?

– А какие могут быть впечатления, это ведь предварительные слушания. Литовцы не явились, поэтому судья заслушала только одну сторону. Литовцы также утверждали, что уведомление о подаче иска было сделано некорректно — без перевода на литовский язык. Тут же на слушаниях было доказано, что они врут, перевод есть и уведомление подано в соответствии с требованиями международного права. 24 октября мы снова встречаемся в суде.

Читать подробнее: Владимир Антонов хочет получить компенсацию за потерянный бизнес>>

Антонов против Литвы

Бывший совладелец литовского банка Snoras Владимир Антонов подал иск к Министерству юстиции Литвы в связи с принудительной национализацией банка в 2011 году. Он требует взыскать с прибалтийской республики более 20,2 млрд рублей имущественного вреда и более 19,9 млрд рублей компенсации вреда деловой репутации, а также признать не соответствующими действительности слова президента Литвы Дали Грибаускайте о том, что деятельность Snoras наносила вред литовскому обществу

– Собираетесь ли вы подавать аналогичный иск против Латвии?

– Думаю, сначала нужно разобраться с Литвой.

– Latvijas Krajbanka инициировал против вас иск, в котором вас обвиняют в причинении банку ущерба на €60,5 млн и $30 млн.

– Да, Латвия тоже пытается судиться со мной, причем, надо сказать, делает это гораздо цивилизованнее литовских товарищей. Что касается иска, то надо понимать, что в период, когда выдавались упомянутые в нем кредиты, я был членом совета директоров Latvijas Krajbanka, то есть технически не мог выдавать кредиты и присутствовать на кредитном комитете, потому что он банально проходит на латышском языке — я на нем не разговариваю.

Сам банк был крупным, в нем были выстроены четкие процедуры принятия решений, и я при всем желании не заставил бы тридцать человек совершить противозаконную или не соответствующую банковскому законодательству операцию. Банк регулярно проходил инспекцию — не раз в два года, как в России, а раз в год. Эта инспекция достаточно глубокая и длится около двух месяцев. Никогда к этим кредитам не предъявлялись претензии. И тут вдруг они возникли.

Внутри банка после его отъема происходит много чудес, если посмотреть, за какие деньги, кому и как реализуются активы. Всем известно, что юридическая фирма Stephenson Harwood, которая ведет дело, обслуживает KPMG Baltic, ликвидирующую Latvijas Krajbanka. В англосаксонском мире есть такое понятие, как referral fees: я вам привел клиента — вы мне должны 20-30% от счета. Счет Stephenson Harwood составляет $10 млн. Получается, мы украли $10 млн клиентских денег, чтобы три положить себе в карман. Кстати, совсем недавно я сам из газет узнал, что в офисе KPMG Baltic, администратора Latvijas Krajbanka, проводятся обыски.

– Из-за того, что вы покинули Великобританию, вас обвиняют в неуважении к суду по иску Latvijas Krajbanka.

– Великобританию я покинул по другим причинам, иск — это производное. Ну а что, мне нужно было там оставаться? Stephenson Harwood — самая дорогая компания в Лондоне, которая обслуживала Бориса Березовского. Против меня стояла компания из десяти человек, я был один. При этом изначально все было достаточно агрессивно: ранние утренние обыски, попытки взломать почту, слежка, изъятие документов. Элемент психологического давления. Решение они получили легко, так как я и не сопротивлялся. Видимо, их задачей было свести меня с ума, чтобы я совсем забыл о том, что можно как-то восстанавливать справедливость.

– Как вам удалось покинуть Великобританию? Учитывая идущие судебные процессы, задача не из легких.

– Ну как это получилось технически, я не расскажу, конечно. Но это было и не очень сложно, и не легко.

– Вы не были в России с 2009 года. Как вы сейчас живете и чем занимаетесь?

– Сейчас я живу в своем доме в Николиной Горе, который мы построили еще в 2001 году. Встаю в 7:30, занимаюсь спортом, еду в Москву. Работаю допоздна.

– Вы сейчас живете отдельно или с семьей?

– Я один. Жена в Англии, но приезжает достаточно часто, дети — на каникулы.

– Вы ждете, что сможете вернуться?

– Нет, я этого не жду.

– Где отдыхаете?

– Крым, Сочи. Прекрасные места для отдыха с семьей. Сочи действительно построен хорошо и качественно, ощущения крайне положительные. В Крыму — местами. Все остальное на полуострове — жесткий флешбэк в 1991 год. Вообще, сама Россия очень изменилась. Сейчас, если смотришь на преобразования в Москве и Санкт-Петербурге, это совсем не та страна, из которой мы уезжали в 2009 году. Моих детей сложно удивить, они много путешествуют, но то, что они сейчас видят в России, их здорово впечатляет.

– Остались ли у вас какие-то активы?

– У меня не осталось ничего.

– Источники рассказывают, что вы снова занимаетесь бизнесом в России и уже купили несколько банков.

– Неправду рассказывают ваши источники. Да, мы смотрели несколько банков, но впечатление осталось удручающее — с точки зрения и кредитных портфелей, и возможности размещать средства. Но финансовый рынок большой, там есть не только банки.

– А что еще? Управляющие компании?

– И они в том числе. Но я ведь работаю не на себя. Я помогаю разным людям подбирать и покупать активы.

– За комиссию?

– Нет, если я рассказываю людям, как строить компанию и помогаю им это делать, я получаю либо опцион, либо деньги, либо деньги и опцион. За комиссию работать не интересно.

– Но какой-то свой проект у вас есть?

– Есть, но я не буду о нем пока рассказывать.

– Он в финансовой сфере?

– Да. Финансы – это то, что я умею, что у меня получается и мне нравится. Привлекает еще автомобилестроение.

– Чем ваш отец (Александр Антонов) занимается сейчас?

– Отец – гендиректор в одной из компаний, которая производит электрооборудование.

– Считается, что одной из причин взлета вашего банковского бизнеса в свое время стало знакомство с Еленой Скрынник...

– Мы с Еленой Борисовной встретились в 2001 году, у нас был общий знакомый, она как раз собирала коллектив в «Росагролизинг» и предложила мне стать первым заместителем гендиректора. Имел неосторожность согласиться. Почему неосторожность — потому что банк требовал много времени и одновременно надо было заниматься компанией. Мы же считаем, что госслужба — это почетно, а работать не надо. Нет, работать надо. Я проводил там все время. Поэтому пришлось выбирать: «Росагролизинг» или дорогой сердцу банк. Месяцев через шесть я ушел. Что касается подрядчиков, давайте будем честны друг с другом, в то время была полная беда с кредитами, и мы некоторых подрядчиков кредитовали, за это требовали открывать счета. Это нормальная практика.

– Вас все время связывали с миллиардерами: Олегом Дерипаской, Сулейманом Керимовым, Романом Троценко, братья Магомедовыми, Александром Мамутом. Говорили, что вы как банкир представляли их интересы.

– Банки были крупные, и, разумеется, мы обслуживали мощные промышленные группы. Мы давали сервис, который никто кроме нас не давал, разве что МДМ Банк. У любой промышленной группы есть иностранные подразделения. Получить одновременно сервис и в России, и там в одном кабинете можно было только у нас. В случае внутригрупповых расчетов им нужна скорость, приемлемая цена и надежность. Если мы, к примеру, делали конвертацию внутри дня, другие делали это три дня.

Что касается названных вами фамилий, то Олега Владимировича я лично не знаю, но весь его коллектив топ-менеджеров – да. Сулеймана Абусаидовича знаю хорошо. У меня был менеджер, который всю жизнь обслуживал «Нафта Москва» в Прибалтике, он их к нам и привел. Роман Троценко — мой хороший приятель. В 2009 году он продал нам концерн «Связьстрой», сделка прошла в очень комфортных условиях, буквально за неделю. После потери Инвестбанка, на который были замкнуты российские активы, «Связьстрой» тоже был потерян, а после совершенно бездарно обанкрочен.

Братьев Магомедовых я вообще никогда не знал. Что касается Александра Мамута, то для меня всегда было большой загадкой, почему нас увязывали участники рынка и журналисты. Мы виделись, но издали на мероприятиях.

– У ваших клиентов нет никаких претензий к вам в связи с тем, что все в какой-то момент сломалось?

– Если честно, крупно повезло: больших остатков по счетам не было. Со всеми клиентами в той или иной мере общаюсь. Когда «просудимся» — разберемся, в случае успеха нашего предприятия все всё получат назад. Таких несколько человек, в том числе Роман Викторович Троценко. Есть понимание, что мы должны им всё вернуть. Это по-джентельменски, по-другому никак. При этом у всех есть адекватное понимание произошедшего. До этого мы никогда никого не подводили, все работало как часы, даже в 2008 году.

– Вы говорите, что Инвестбанк был утерян. Но СМИ в 2011 году писали, что вы продали его Сергею Менделееву, вашему партнеру.

– Менделеев не был партнером, а был моим менеджером. И никто продавать Инвестбанк не собирался. Была создана ситуация, при которой не продать было невозможно. Оказывалось административное давление со стороны уже бывших руководителей Центробанка. А почему бенефициаром был назначен Сергей Менделеев, будучи небогатым человеком с невнятными возможностями, вместо сильной команды, непонятно. Вместе с банком господин Менделеев забрал и все остальное: дочерние банки «Енисей» и «Байкалинвестбанк», а также концерн «Связьстрой». В связи с известными событиями 2009 года, когда на моего отца было совершено покушение, мы оба покинули просторы нашей родины.

Литва. Великобритания. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 октября 2016 > № 1922706 Владимир Антонов


Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917683 Геннадий Бурбулис

Геннадий Бурбулис: есть потребность в диалоге без обугленной памяти

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Нынешнюю Россию, несмотря на ее поведение, риторику и имперский синдром нельзя отталкивать. Ее можно заинтересовать диалогом, не ставя во главу угла страх угрозы, заявил в интервью Delfi близкий соратник Бориса Ельцина Геннадий Бурбулис.

Бурбулис был одним из главных действующих лиц при подготовке Беловежского соглашения, оформившего распад СССР, и подписал его за Россию вместе с тогдашним президентом Ельциным. В Вильнюсе он принял участие в дискуссии «Оценка действительности: двадцать пять лет после развала Советского Союза», организованная Центром геополитических движений и движением «Саюдис».

Распад Советского Cоюза был заложен уже в первые годы образования советского государства, поскольку большевистский переворот изначально содержал в себе родовую травму, полагает ближайший соратник Ельцина, первый и единственный государственный секретарь РСФСР и первый вице-премьер России Бурбулис.

Нынешней России присущ имперский синдром, который он сравнивает с радиацией. Однако даже сегодняшнюю Россию можно заинтересовать вдумчивым диалогом, не ставя во главу угла страх, «что с потенциальном насильником не о чем говорить», отметил бывший соратник Ельцина, отвечая на вопросы журналистов после конференции.

Delfi.lt: В ходе проходившей в Вильнюсе дискуссии вы говорили, что распад СССР был объективностью, заложенной еще в начале советской истории…

Геннадий Бурбулис: Это достаточно очевидно, но трагично, потому что большевистский переворот в форме тотального насилия, кровавой гражданской войны, завершившейся образованием Советского Cоюза в декабре 1922 года, изначально содержал в себе родовую травму. И вся доктрина большевиков все последующие десятилетия в той или иной форме эту травму проявляла. Мы имеем дело с системой, которая пренебрегала всеми наработанными цивилизационными нормами права, морали, обладала беспощадной способностью к манипулированию, а сама эта квазирелигия — осчастливить людей через насилие — имела фатальную, предопределенную уже неизбежность.

Дальше начинается сложное осмысление этапов формирования этой тоталитарной системы, периодов насильственной коллективизации, системного истребления лучших умов интеллигенции, людей искусства и науки.

Все это в этой же форме насилия проявилось в том числе по итогам Второй мировой войны. Сталину удалось перелицевать карту мира, попав в клуб победителей. И дальше начинается история борьбы двух мировоззрений, двух идеологий, двух систем за мировое господство. Одна из коренных причин истощения империи в рамках этой борьбы — фатальный перекос в советской системе, условия жизни миллионов людей и бесконечная гонка вооружений с отчаянным соперничеством с американской системой и неизбежность принятия срочных мер, с которой столкнулся Михаил Горбачев.

Сам Михаил Сергеевич трагически не понимал ни природу советского социализма, ни условия его трансформации в восьмидесятых годах прошлого столетия и это заблуждение пронес вплоть до 1991 года.

— Вы говорили в ходе дискуссии об имперском синдроме России. Что это означает в нынешней ситуации?

— Я говорю, что моя страна больна имперским синдромом. У режима есть страх и опасения относительно импортированных цветных революций, и в этой ситуации предпринимаются действия, которые для будущего страны не конструктивны, а деструктивны. Это болезненное проявление перекошенной картины мира в сегодняшнем восприятии политического режима и вынужденная, к сожалению, поддержка большинством населения так называемой идеи «не дадим в обиду друг друга и свою родную власть».

В то же время ключевым сегодня для России является проблема (это некоторое напоминание о событиях восьмидесятых годов) выживания в условиях не просто спада экономики, а системного кризиса управления экономикой по всем основным сферам хозяйственного механизма, и это будет определять какой тенденцией в ближайшее десятилетие страна будет руководствоваться.

И я очень надеюсь, что возобладает опора на наши конституционные ценности, потому что самым главным достижением эпохи Бориса Ельцина является принятие в декабре 1993 года на всенародном голосовании новой российской Конституции. Она содержит сегодня в себе все те цели, правовые механизмы и возможности, чтобы в стране формировать качественно новые условия и образ жизни для большинства населения.

— Для Литвы распад СССР означал восстановление независимости, что это означало для России, и в какой ситуации оказались две страны спустя 25 лет?

— Мы же не только правопреемники СССР в ответственности за арсенал ядерного оружия, который размещался на территории России, и который мы демонтировали с Украиной, Казахстаном и Белоруссией. Мы еще правопреемники той добольшевистской России, а в ее истории, особенно в начале XX-го века, были звездные времена. Россия была самой динамично развивающейся страной в мире. Она уже тогда, накануне Первой мировой войны обладала пятым потенциалом по экономике и интенсивно создавала новую современную инфраструктуру, завоевывала международные рынки.

Более того, у нас было несколько волн реальной реформации, в том числе на поле конституционного творчества, парламентаризма, крестьянская, судебная реформы. Т.е. у нас есть в нашей истории есть свои примеры создания цивилизованной европейской страны. Поэтому мы обязаны период советской тоталитарной империи принимать как он сложился со всеми трудностями и радостями создания суверенной, независимой Российской Федерации, но в историческом контексте.

Поэтому я верю, что мы сумеем пережить этот период испытаний реставрации имперского синдрома и найдем силы, ума и мужества выйти на дорогу базовых европейских ценностей.

— В Литве часто говорят об угрозе со стороны России. Что вы думаете в этой связи?

— Я хорошо знаю это ощущение и им переполнены разные слои литовского общества. Я практически уверен, что нам нужно помогать в тех самых, может быть, первичных формах диалога, но Россию не надо отталкивать, отчуждать в этом состоянии опасности российской экспансии, угрозы, каких-то невероятных планов реваншистского поведения. Думаю, уверен, что это исключено. Сейчас обоюдная потребность в новом качестве диалога без обугленной памяти.

Это тоже своеобразный синдром насильственного подавления в то время, когда Литва уже имеет огромные предпосылки для нового взгляда и на себя, и на своей будущее. Выросло новое поколение молодежи, которое качественно и принципиально формировалось в других условиях. Не надо опасаться. Я считаю, что даже сегодняшнюю Россию можно заинтересовать вдумчивым диалогом, не ставя во главу угла этот страх, что с потенциальном насильником не о чем говорить. Надо говорить, общаться, думать, дорожить нашим совместным будущим.

Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917683 Геннадий Бурбулис


Литва. Белоруссия. СЗФО > Транспорт > regnum.ru, 30 сентября 2016 > № 1923794 Владимир Козырев

В 2015 году порт Калининград сократил грузооборот на 8,6% до 12,7 млн тонн грузов. Этот год калининградские портовики, если не случится чуда, также закончит в минусе. Проблемы портового комплекса анклава обусловлены отчасти общей экономической ситуацией, отчасти — уникальным географическим положением региона. Весной прошлого года ситуация обострилась, а местный бизнес забил тревогу. Транспортники заявили о том, что тарифная политика Литвы, Белоруссии и РЖД ставит их бизнес на грань выживания. О том, как можно решить «тарифную» проблему, зачем региону новый глубоководный порт и каким образом загрузить уже действующие мощности, корреспонденту ИА REGNUM рассказал президент Ассоциации стивидорных компаний порта Калининград Владимир Козырев.

ИА REGNUM: Что сегодня происходит с тарифами Литовской железной дороги? Ситуация стала лучше, чем в прошлом году?

Нет. Как может стать лучше, если в 2014 году ввели санкции, и у нас курс взлетел? Если раньше курс доллара был 30 рублей и, условно говоря, проезд по Литве стоил 7 долларов за тонну, то теперь посчитайте, сколько это стоит в рублевом эквиваленте. Это существенно повлияло на грузопоток, и компенсировать эти издержки практически невозможно. Существующие скидки к тарифам РЖД просто перестали работать, и просить снизить их ещё будет означать везти грузы даром. Ведутся переговоры и литовская сторона предлагает различные скидки на те грузы, которые к нам едут, но этих скидок недостаточно. Поэтому сегодня однозначно выгоднее везти груз на Усть-Лугу (порт в Ленинградской области — прим. ИА REGNUM ).

ИА REGNUM: Как можно разрешить эту проблему?

Нужно договариваться. Сесть втроём (с представителями Литвы и Белоруссии — прим. ИА REGNUM ) и понять, хотим ли мы тот или иной груз привлечь. Если хотим — нужно умерить аппетиты друг друга и договориться везти груз в Москву, к примеру, за 55 тысяч за контейнер, а не за 65 тысяч, которые берёт автомобильный перевозчик. И тогда мы все – и порт, и железная дорога — получаем свою выгоду. Если мы по-прежнему будем смотреть в чужой карман, то груз уйдёт не только в другой порт, но и на другой вид транспорта. Он либо уйдёт на паром, либо поедет автомобилем. Это не нужно никому, в том числе и Литовским железным дорогам. Инфраструктура будет использоваться не в полной мере, вырастут издержки на её содержание, что приведёт к падению рентабельности.

Объёмы российских грузов, идущих по железной дороге на литовский порт Клайпеда, составляют порядка 8% от общего грузооборота порта. Поэтому пытаться изменить ситуацию, повышая тарифы на литовском направлении, — это не выход. Здесь не будет работать логика: мы им поднимем тариф, а они тогда будут с нами разговаривать и дадут скидку. Нужно просто искать консенсус, если они хотят иметь стабильный транзитный грузопоток. Не хотят — мы будем строить паромы.

ИА REGNUM: О паромном сообщении также много говорится как об альтернативе железнодорожным перевозкам. Как вы оцениваете такой вариант доставки грузов?

Паромная переправа работает и последние годы прибавляет в грузопотоке. Другое дело, паромы имеют уже солидный возраст и не справляются с существующим грузопотоком. Если мы примем решение строить паромы в России, то это будет точка невозврата, я вас уверяю. Мы вложим немалые деньги в паромы и будем вынуждены их экономически оправдывать. Значит, будет происходить переориентация грузопотоков с помощью различного рода экономических и административных инструментов, и логистика поменяется. Поэтому можно сказать, что сегодняшнее движение литовцев в сторону консенсуса очень правильное. Потому что если груз уйдёт на паром, обратно он уже не вернётся.

ИА REGNUM: А что насчёт белорусских тарифов? Ими, как я понимаю, тоже недовольны. Проясните, пожалуйста.

Смотрите, к примеру, у нас груз едет по железной дороге в сторону Калининграда. По России тариф рублёвый, дальше груз заезжает на территорию Белоруссии, и он уже рассчитывается в долларах, заезжает на Литовскую железную дорогу — в евро. На Калининградской железной дороге тариф опять в рублях. Возьмём теперь другой груз, российский, который идёт в сторону Белоруссии. Белорусские товарищи в какой валюте платят за проезд по РЖД? В рублях. Отчего бы не попробовать расчёты в единой валюте? Да, сам по себе белорусский тариф нормальный, но при нынешнем курсе расчёты в долларовом эквиваленте для нас существенно удорожают перевозку.

ИА REGNUM: Ситуация с транзитными контейнерными грузопотоками в порту, судя по всему, не очень радужная?

Весь контейнерный поток, который идёт через порт Калининград — импортный. Грузы оседают здесь, в области. Практически нет транзитного потока, который бы шёл дальше в Россию. Так происходит из-за невозможности использования морских контейнеров международных линий. Тут есть небольшое препятствие: контейнер, согласно Стамбульской Конвенции, может использоваться для одной перевозки внутри страны. Мы трактуем Стамбульскую Конвенцию следующим образом: контейнер может прийти в страну, потом переместиться в другую точку на территории страны, и это будет считаться внутренним рейсом. К примеру, маршрут следования груза начинается в порту Калининград и заканчивается в Калуге. На наш взгляд, это одна внутренняя перевозка, ведь в процессе контейнер нигде не разгружался и не догружался. Однако с такой трактовкой не согласна ФТС, в этом основная проблема. Но она административного характера, в этом ключе и должна решаться. То есть вы можете привезти в контейнере груз, перегрузить его в другой контейнер, собственный, и везти куда угодно, вопросов нет. Но использовать линейный морской контейнер нельзя, к сожалению.

ИА REGNUM: Сейчас много говорится о переориентации российских грузопотоков из прибалтийских портов на порты Северо-Запада РФ. Представители калининградского транспортного сообщества на VIII международном Балтийском транспортном форуме обозначили своё намерение побороться за контейнерные грузы, которые сегодня обрабатываются в Прибалтике. Каковы шансы Калининграда на эти грузопотоки, особенно если учитывать, что на них также претендуют порты Санкт-Петербурга и Ленобласти?

Мы не соперничаем ни с Бронкой, ни с Большим портом Санкт-Петербург, у нас своя ниша, свой грузопоток. Не думаю, что мы сможем им какую-то реальную конкуренцию составить. Единственное, на что мы можем ориентироваться, — это тот грузопоток, который идёт сегодня через Клайпеду на Казахстан. Это санкционные грузы. Регламентирующие таможенные документы предписывают, что в случае, когда стивидорная компания знает, что к перегрузке заявлен санкционный товар, она не имеет права даже сгружать его с борта судна. Сначала было несколько разъяснительных писем ФТС о том, что этот приказ не касается грузов, которые идут в Казахстан, потом были письма, что нет вообще никаких проблем. Ситуация до конца так и не прояснена. Но сейчас никто не хочет рисковать. Поэтому сегодня грузы везут в Клайпеду, а оттуда они спокойно идут транзитом через Россию на Казахстан. Грузопоток этот очень серьёзный. Для того чтобы его переориентировать, у нас всё есть, в том числе и совершенно уникальные контейнерные мощности.

ИА REGNUM: Нужен ли региону, с вашей точки зрения, глубоководный грузовой порт?

Во-первых, его появлением Калининград сможет принимать те огромные океанские контейнерные суда, которые сейчас принимает только польский порт Гданьск…

ИА REGNUM: Но зачем тогда нужен Калининград, если есть Гданьск?

Секундочку. У нас есть российские грузы, которые я как получатель могу направлять через Калининград. Порт-хаб — это порт, в который приходят океанские суда, с них контейнеры перегружаются, ставятся на склад, а затем фидерными судами развозятся по другими портам — в те же Гданьск, Гдыню или Клайпеду. Весь бизнес, грубо говоря, это принять океанское судно, которое сможет пройти проливы и обеспечить трансшипмент. Я считаю, что перспектива такого порта в области — хорошая. Если мы будем использовать доставку через Калининград, то экономия на контейнере при трансшипменте, по предварительным расчётам, составит около 200 долларов США. Это серьёзные деньги. Нам всё время говорят коллеги из Петербурга: «Зачем мы строили Бронку?». Ну, это ваши проблемы, зачем вы её строили. У нас тут незамерзающий порт и самое короткое плечо, ближе некуда. Так что все возможности для такого порта есть, и я не вижу проблемы. Глубоководный порт позволит обрабатывать не только контейнеровозы, но и суда с другими грузами, а также осуществлять бункеровку судов, в том числе и СПГ.

Отмечу, что до недавнего времени был инвестор, который заявлялся на эту стройку, но мы всё не могли определиться с местом — то на Бальге планировали построить, то ещё где-то, то мы бешеный грузопоток напридумывали. Теперь мы решили, где строить, но вот с инвестором сейчас не складывается. Но как только какие-то движения будут сделаны, например, проектная документация, я думаю, что найдутся компании, которые вложат деньги. Это будет перспективный проект для развития региона.

ИА REGNUM: Насколько я помню, часть глубоководного порта власти были готовы построить под белорусские грузы, когда президент Белоруссии Лукашенко объявил о возможной переориентации грузов с Прибалтики на Калининград. Сегодня существует такая возможность?

Я такие разговоры слышу только тогда, когда возникают какие-то серьёзные российско-белорусские совещания. К нам сразу приезжают делегации из Белоруссии, начинают обсуждать вопросы — что мы можем принять и переработать. Но как только консенсус достигается, всё растворяется потихоньку.

ИА REGNUM: Ваши соседи — Польша и Литва — уже включились в китайский проект «Нового Шёлкового пути». Есть ли у Калининграда шанс стать его частью?

Честно говоря, не знаю, как Калининград ляжет на карту Шёлкового пути. Всё может быть. Китайцы к нам приезжают, ищут здесь возможности для инвестирования. Совсем недавно был такой визит, они смотрели наши терминалы. В основном, конечно, смотрят контейнерные мощности, но не только. Интерес к нам со стороны Китая есть.

***

Интервью было взято в рамках VIII международного Балтийского транспортного форума, который проходил в Калининграде с 8 по 9 сентября 2016 года.

 Алёна Зеленина

Литва. Белоруссия. СЗФО > Транспорт > regnum.ru, 30 сентября 2016 > № 1923794 Владимир Козырев


Россия. Литва. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 20 июня 2016 > № 1804173 Юозас Олекас

«Мы учимся у украинцев подавлять сепаратистов»

Министр обороны Литвы Юозас Олекас об отношениях с Россией и укреплении НАТО

На встрече министров обороны стран НАТО в Брюсселе собравшиеся договорились разместить по батальону военнослужащих альянса в Литве, Латвии, Эстонии и Польше. При этом стороны открыто признают, что эта мера призвана сдержать возможную российскую агрессию. О том, почему прибалты и поляки видят угрозу со стороны Москвы, и о том, что они предпринимают против возможных действий российских военных, в интервью «Газете.Ru» рассказал министр обороны Литовской Республики Юозас Олекас.

Из всех трех Прибалтийских стран Литва в настоящее время занимает наиболее антироссийскую позицию и принимает наиболее серьезные меры против России. Именно Вильнюс открыто признал, что поставляет элементы боевого вооружения Украине, Литва же в целом стала одной из стран, где разместился штаб сил быстрого развертывания НАТО. Вскоре эта республика примет у себя один из межнациональных батальонов Североатлантического альянса.

О некоторых аспектах будущей организации нового соединения и других подробностях литовского военного строительства «Газете.Ru» рассказал глава министерства обороны Литвы Юозас Олекас.

Беседу с корреспондентом он вел на прекрасном русском языке и был подчеркнуто вежлив.

— Скажите, пожалуйста, представители армий каких стран будут в создаваемом межнациональном батальоне в Литве?

— Вы это узнаете после саммита глав государств НАТО, который пройдет в Варшаве 8–9 июля этого года. Пока могу сказать, что мы договорились об основных принципах устройства будущего воинского формирования. Мы решили, что есть четыре страны НАТО, военные которых станут основой батальонов, а еще есть много других стран, которые примут участие в этих формированиях.

— А еще есть какие-то иностранные воинские контингенты на территории Литвы?

— Вы знаете, что воздушное пространство нашей страны патрулируют военные самолеты НАТО, так как у нас нет своих ВВС (сейчас это британские и португальские военные летчики, они меняются на регулярной основе. — Газета.Ru). Они осуществляют охрану нашего неба на протяжении уже 12 лет. В скором времени эта группировка будет усилена военными самолетами Вишеградской группы (Чехия, Словакия, Польша и Венгрия ). Думаю, что это еще раз говорит о солидарности нашего альянса в деле укрепления нашей обороноспособности.

— Почему в Литве с читают, что Россия представляет для нее угрозу?

— Мы видим, как Россия ведет себя со соседями: с Грузией, Украиной и Молдовой.

Не могу исключить, что у Москвы возникнет желание протестировать и какую-нибудь натовскую страну на прочность.

— Сейчас создается польско-литовско-украинская бригада. Какова ее цель и чем она будет вооружена?

— Ее штаб находится в Люблине, сейчас заканчивается процесс формирования его полных функциональных возможностей. Каждая страна из трех вами упомянутых будет выдвигать по батальону в эту бригаду. Основная цель ее создания — проводить обучение военнослужащих всех трех стран. Мы будем передавать нашим украинским друзьям опыт натовской организации, а также перенимать у украинских военнослужащих опыт, который они приобрели на полях сражений с сепаратистами на юго-востоке Украины.

— Действительно ли Литва собирается приобрести ракеты «земля-воздух» средней дальности?

— Пока еще нет конечного решения на этот счет. Мы только заявили, что нам они нужны, и начали обсуждение со своими союзниками по НАТО этой темы. Сейчас мы будем обсуждать с нашими соседями, Латвией и Польшей, проект создания региональной системы ПВО. Конечно, решение по этим ракетам мы примем, когда проведем анализ того, кто и что нам может продать и по какой цене.

— Год назад Литва снова ввела обязательный воинский призыв. Как он проходит и сколько военнослужащих планируется призвать в этом году?

— Сколько призовем — не знаю, а проходит он положительно. Достаточно сказать, что в прошлом году количество добровольцев для службы в нашей армии было больше, чем призывников. И в итоге в армию было зачислено даже чуть больше человек, чем планировалось.

Владимир Ващенко

Россия. Литва. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 20 июня 2016 > № 1804173 Юозас Олекас


Литва. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 февраля 2016 > № 1644937 Вигаудас Ушацкас

Евросоюз не принимал решения об отказе от проекта "Южный поток" и остается привержен политике диверсификации поставок газа. При этом Брюссель не менял условий, на основе которых могут вестись переговоры в энергетической сфере, в том числе с Москвой, заявил посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас. Накануне отмечаемого в России 10 февраля Дня дипломатического работника он рассказал в интервью РИА Новости о том, что участвовал в переговорах по вступлению Литвы в Европейский союз и НАТО, и о том, как начало его дипломатической карьеры совпало с одним из самых драматичных моментов позднесоветской эпохи.

- Был ли для вас выбор профессии случайным, или вы стремились на дипломатическую службу?

— Для юноши, который родился в самом отдаленном от Вильнюса литовском городе Скуодас, дипломатическая служба была недостижимой в советское время. Однако я всегда интересовался вопросами государства и права. Помню, как в 80-е годы читал "Демократию в Америке" Алексиса де Токвиля – переиздание книги, выпущенной в Санкт-Петербурге в 1902 году. Только после окончания университета, которое совпало с восстановлением независимости Литвы в 1990 году, и завершения моей учебы в Норвегии и Дании меня пригласили на работу в МИД. Кстати, я подписал контракт в тот день, когда в России случился путч 1991 года.

- До назначения в РФ вы работали в других странах. Какая из командировок вам больше всего запомнилась?

— Я благодарен судьбе за возможность работать на важнейших направлениях литовской и европейской внешней дипломатической деятельности. Я непосредственно участвовал в переговорах по вступлению Литвы в Европейский союз и НАТО. Но где бы я ни работал – в Вильнюсе, Вашингтоне, Лондоне или Брюсселе, – я всегда уделял особое внимание отношениям с непосредственными соседями Литвы – Российской Федерацией и Белоруссией.

С точки зрения политической, культурной и дипломатической самым исключительным, незаурядным опытом стала моя работа в Афганистане. Быть погруженным в исламский мир с его богатыми религиозными и местными племенными традициями, уходящими корнями в глубь веков, жить и работать в обществе, которое десятилетиями находилось в состоянии войны и конфликта, в котором 75% населения было неграмотным, в котором бедность населения и экстремальные условия жизни не оставляли никого равнодушным, – это сложно, иногда опасно, но это обогащает тебя, и не только профессионально. Ты как будто новыми глазами смотришь на вещи, которые в западном мире уже воспринимаются как само собой разумеющееся: ценность человеческой жизни, основные права и свободы, гендерное равенство, доступность образования, экономические возможности. Ты учишься все это ценить более ревностно.

В работе дипломата много приятных моментов. За годы, что я провел в Афганистане, представляя Европейский союз, который является крупнейшим донором помощи развития в мире, я лично участвовал в реализации гуманитарных проектов, которые очевидным и конкретным образом меняли судьбы и улучшали социально-экономическое положение простых афганцев.

Афганистан уникален еще и потому, что люди, с которыми ты там работал, остаются твоими друзьями на всю жизнь. К моему глубокому сожалению, из-за продолжающихся терактов я потерял в Афганистане нескольких друзей, в том числе моего хорошего друга, российского дипломата Вадима Назарова, который был жестоко убит талибами. Вадим навсегда останется в моей памяти.

- Остались ли места, где бы вы хотели еще побывать?

— Россия поистине такая огромная и многообразная страна. Здесь так много мест, которые я хотел бы посетить.

- Можно ли говорить, что удачное завершение многолетнего марафона по решению ядерной проблемы Ирана доказало безальтернативность дипломатических инструментов по урегулированию международных конфликтов?

— Договоренность, достигнутая по иранской ядерной программе, показывает, что санкции вкупе с диалогом приносят плоды, позволяют урегулировать сложные конфликты. Помимо этого, требуется единство международного сообщества. Так, например, в Афганистане под эгидой ООН сложилась крупнейшая международная коалиция, в которую входило более 70 стран. Нас объединяли общая цель и задачи – после драматических терактов 11 сентября содействовать мирному развитию Афганистана, чтобы страна вновь не стала местом, где обучаются боевики и разрабатываются международные теракты.

Мы также не должны забывать, что силовой компонент решения обязательно должен сопровождаться политическим процессом и дипломатическими усилиями по урегулированию конфликта. При помощи военных средств можно выиграть битву, но не войну. У войн и конфликтов нет быстрого решения.

Чтобы мир победил войну – будь то в Сирии, Афганистане, Йемене или где-то еще, одних бомбардировок и военных действий недостаточно. Необходимо политическое примирение, которое возможно лишь при прекращении огня и достижении компромисса, часто при международном посредничестве. Это то, чем сейчас занимается в Сирии мой хороший друг Стаффан де Мистура.

От международного сообщества ожидается и требуется долгосрочная донорская помощь для послевоенного восстановления экономики и социальной, образовательной и транспортной инфраструктуры. Именно этому была посвящена конференция стран-доноров в Лондоне 4 февраля. Также часто требуется содействие для создания новой динамики регионального сотрудничества.

Для урегулирования международных конфликтов, достижения мира, стабильности и устойчивого развития необходимы усилия не одной страны, а всего международного сообщества. Поэтому Европейский союз работает с другими международными и региональными акторами и решительно и всесторонне поддерживает ключевую роль ООН.

Я надеюсь, что, опираясь на успех переговоров по ядерной проблеме Ирана и резолюцию ООН по Сирии, все участники переговорного процесса смогут прийти к общему пониманию, которое позволит положить конец многолетнему кровопролитию в Сирии, остановит поток беженцев и будет содействовать политическому процессу урегулирования в Сирии.

- Ранее постпред РФ при ЕС Чижов заявил, что не исключает возможности возобновления проекта "Южный поток" "в недалеком будущем". Как вы оцениваете перспективы возобновления этого проекта?

— Как вы знаете, не Европейский союз принял решение отказать от реализации проекта "Южный поток". Мы, как и ранее, остаемся привержены принципу диверсификации маршрутов и источников поставок энергоресурсов. Если проект будет возобновлен, то его реализация должна идти при полном соблюдении Третьего энергопакета и других законодательных актов ЕС.

- Возможна ли встреча главы европейской дипломатии Федерики Могерини и российского министра иностранных дел Лаврова "на полях" конференции по безопасности в Мюнхене?

— Да, мы ожидаем, что двусторонняя встреча состоится в рамках конференции в Мюнхене.

Литва. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 февраля 2016 > № 1644937 Вигаудас Ушацкас


Латвия. Литва. РФ > Внешэкономсвязи, политика > eadaily.com, 26 января 2016 > № 1631334 Владимир Симиндей

Владимир Симиндей: искажая историю, прибалты хотят «довоевать» с Россией

Корреспондент EADaily беседует с известным российским историком, руководителем исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимиром Симиндеем. Тема беседы — попытки переписывания истории, активно предпринимаемые прибалтийскими этнократами.

Несколько месяцев назад минюсты Литвы, Латвии и Эстонии договорились, что будут требовать с РФ компенсаций за оккупацию и даже выразили желание идти с этой претензией в международные структуры. На ваш взгляд, если такой иск действительно будет возбужден, какие будут его перспективы?

— Возгонка «оккупационной риторики» в адрес Москвы на новый уровень связана с обострением международной обстановки вокруг России. Но непосредственно она вызвана стремлением если и не навязать свою повестку дня евробюрократам и «старшим сестрам» по ЕС, то хотя бы не допустить «забвения» прибалтийского уголка под грузом иных региональных и общеевропейских проблем: беженцы, терроризм… Так что на сегодняшний день это лишь часть политической пропаганды и тактики. Конечно, счет-пересчет «ущербных» компенсаций будоражит воображение недалекой части местного национал-патриотического электората, но всерьез рассчитывать на поживу за счет России могут лишь те, кто свято верит в ее полный крах.

Недавно в Москве презентовали сборник документов об отношениях между союзным центром и республиками Прибалтики в 60-х. Какое значение данное издание может иметь для борьбы с «оккупационной теорией»?

— Введение в научный и медийный оборот множества интересных документов, их тщательный анализ и сопоставление с ранее хорошо известными данными — лучшее лекарство от «оккупационной» риторики в адрес Москвы, сколь бы громкой и навязчивой она ни была. 16 декабря в Совете Федерации состоялась презентация фундаментального научного издания «Советская модель экономики: союзный Центр и республики Прибалтики. 1953 г. — март 1965 г.» В тысячестраничном сборнике документов впервые опубликован большой комплекс рассекреченных архивных материалов по экономической истории прибалтийских республик советского периода, дающий представление об основных тенденциях, проблемах и результатах развития республиканского хозяйства, практике взаимоотношений с союзным Центром, механизмах согласования решений, противоречиях и конфликтах, сопровождающих эти решения.

Как отмечает в обширном предисловии к изданию составитель сборника доктор исторических наук Елена Зубкова, «после обретения бывшими союзными республиками независимости полюс в оценке итогов экономического развития в советский период национальными историками, представляющими государственную версию истории, поменялся с высвечивания достижений на противоположный. Причины односторонности подходов советской историографии, как и рокировки в постсоветское время одни и те же — политические и идеологические. В результате исследований по социально-экономической истории бывших советских республик, основанных на значительно расширившемся корпусе доступных источников, по-прежнему очень мало». В новой работе, наоборот, продемонстрирован взвешенный научный подход, отброшены те или иные штампы и предпринята успешная попытка поставить ряд вопросов и ответить на них с помощью научного анализа документов. Среди них — вопросы об эффективности прибалтийской модели советской экономики, о месте этих республик в общесоюзной системе экономических связей, о судьбе советских промышленных комплексов в Прибалтике, о качестве изменений экономического потенциала Латвии, Литвы и Эстонии в советское время и его влиянии на современную экономику этих стран.

Рамки публикации охватывают период с 1953 по 1965 годы — от начала «оттепели» до «косыгинской» экономической реформы. Именно это время занимает особое место в истории Латвии, Литвы и Эстонии, когда окончательно формируется «Советская Прибалтика» как геополитический, экономический и культурный феномен. Сегодня в Прибалтике националистически настроенные политики и ангажированные экономисты соревнуются в выдвижении России «исторических» претензий и подсчете некоего «ущерба» за советский период совместной истории. Раздаются запальчивые голоса, что чуть ли не «Рига кормила Москву», а советская экономическая политика в регионе была «колониальной» — как английская в Индии! Конечно, характер экономических вложений в слаборазвитый Таджикистан и относительно развитую Латвию был разный, но их вдумчивый и непредвзятый анализ никак не может привести к желаемым прибалтийскими националистами выводам.

По результатам исследования Елена Зубкова замечает: «Сфера экономики в СССР была частью не просто политики, но и национальной политики в том числе. Экономическая составляющая национальной политики строилась на тезисе о „выравнивании“ уровня экономического развития советских республик, что предусматривало соответствующую систему преференций. Они касались преимуществ в распределении инвестиций, льготного режима налогообложения, дотаций. Вместе с тем программа „выравнивания“ для Прибалтийских республик, за исключением остающейся еще в середине 1950-х годов преимущественно аграрной Литвы, была не слишком актуальной, поскольку и до вхождения в состав СССР они отличались относительно высокими по сравнению с другими советскими республиками показателями качества жизни населения. Система преференций для Прибалтийских республик строилась на ином принципе — сравнительном: их граждане должны были почувствовать преимущества вхождения в состав СССР по сравнению с периодом независимости».

Насколько я знаю, в ближайшее время предполагается передать этот сборник, насчитывающий 273 документа, парламентариям Латвии, Литвы и Эстонии, а также национальным библиотекам этих стран.

В 2010 году Рига и Москва договорились о создании совместной комиссии историков. Сейчас она, кажется, уже не существует, но за последние несколько лет члены комиссии несколько раз встречались, проводили заседания и т. д. На ваш взгляд, был ли какой-то толк — научный, практический — от работы этой комиссии, или его не было вовсе?

— Деятельность комиссии свелась к аббревиатуре «ППР»: «Поговорили, поговорили и разошлись». Не преуспев на научной ниве, не издав ни одного совместного сборника документов, латвийские «комиссионеры» под предлогом «агрессии» России на Украине решили «хлопнуть дверью», расписавшись в собственном бессилии и политической ангажированности. Печальный, но закономерный финал, скрасить который призван один вымученный сборник документов, до сих пор готовящийся к печати.

Лично я убежден: российской стороне работа этой комиссии не нужна. Не нужна прежде всего в силу позиции латвийских коллег, которые пытались использовать деятельность комиссии в двух неэвристических целях — в качестве площадки для пропагандистского навязывания своих взглядов на историю и в качестве «отмычки» для приоритетного допуска к тем или иным архивным материалам. Члены латвийской части комиссии даже не пытались скрыть то, что их деятельность в значительной степени политизирована. Так, с учреждением двусторонней комиссии профессора Инесис Фелдманис и Антоний Зунда, один за другим занимавшие должность сопредседателя комиссии, заявили, что, например, вопрос о «советской оккупации» вовсе и не вопрос, а потому не подлежит обсуждению. То есть, с точки зрения латвийских официальных историков, не допустимо участие в дискуссии, ставящей под сомнение декларируемый политическим руководством Латвии тезис об «оккупации» Латвии Советским Союзом. Таким образом, от российских историков ждали признания, хотя бы по умолчанию, официальной позиции Латвии. Как известно, подобная интерпретация событий 1940 года зафиксирована в политических документах — декларации об оккупации, декларации о легионерах, декларации от 4 мая 1940 года. То есть латвийские официальные историки в любом случае связаны политическими документами и отступать от «скрижалей» не имеют права.

На сегодняшний день юридически деятельность комиссии «приостановлена», фактически же комиссия находится в состоянии полураспада: ряд латвийских соучастников заявили о выходе из нее, некоторые российские члены не проявляют какой-либо активности. Почему же комиссия продолжала вхолостую существовать все эти годы? Причины банальны. Во-первых, когда власть принимает решение о создании той или иной структуры, то через какое-то время вступают в силу бюрократические законы, и учрежденная структура начинает жить собственной жизнью. Во-вторых, не будем забывать о заинтересованности конкретных лиц в статусе сопредседателей комиссии, которая, по сути, была предоставлена самой себе. В-третьих, российские структуры, курирующие отношения с Латвией, считали, что закрыть комиссию всегда можно успеть. Сперва нужно, по крайней мере, проявить добрую волю и показать готовность к диалогу, чтобы никто не мог упрекнуть Москву в том, что она, мол, боится или не желает обсуждать спорные вопросы. И, наконец, четвертая причина: наличие комиссии позволяло российской стороне призывать латвийских коллег не увлекаться историческими вопросами в текущей политике и двусторонних отношениях — для этого есть специальная площадка. Как видим, этот расчет не оправдался.

В 2012 году вас занесли в «черный список» в Латвии за намерение презентовать в Риге выставку «Угнанное детство». О чем была эта выставка и почему Рига так испугалась данного мероприятия?

— Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич объявил «персонами нон грата» меня и директора фонда «Историческая память» Александра Дюкова 3 марта 2012 года. Как отмечалось в заявлении, размещенном на официальном сайте МИД Латвии, решение было принято «на основании заключения компетентных органов о сознательной нежелательной деятельности этих двух лиц, которая вредит Латвийскому государству и его гражданам». Конечно, это было возмутительным вмешательством в дела исторической науки, примитивным политическим давлением и попыткой воспрепятствовать объективным исследованиям проблемных страниц истории. После этого нам стало очевидно, что латвийская сторона не заинтересована всерьез вести научный диалог по сложным страницам нашего общего прошлого, а работа совместной российско-латвийской комиссии историков будет профанирована.

Решение МИД Латвии было прямой попыткой сорвать намеченное на конец марта того года открытие в Риге историко-документальной выставки «Угнанное детство: Судьбы детей, угнанных на территорию Латвии, 1943 -1944 гг.», подготовленной фондом «Историческая память» в рамках программы «Повышение статуса жителей сожженных белорусских деревень», реализуемой Белорусским фондом мира и германским фондом «Память, ответственность и будущее». Чуть ранее данная выставка была голословно названа МИД Латвии «злостной фальсификацией истории» и «дезинформирующим мероприятием». Эта экспозиция вызвала у официальных латвийских властей столь неадекватную реакцию именно потому, что в ней на основе широкого круга документальных источников показаны преступления, совершавшиеся на территории России и Белоруссии нацистами и их пособниками — служащими латышских полицейских батальонов и латышской вспомогательной полиции безопасности. Очевидно, что объективные исследования карательных операций в российско-белорусско-латвийском пограничье в годы нацистской оккупации являются «неудобными» для современного латвийского политического истеблишмента, сделавшего ставку на героизацию Латышского легиона СС.

Запретительная активность латвийской дипломатии могла быть своего рода местью и за высвечивание того неприглядного факта, что многие из насильственно угнанных латышскими полицаями женщин и детей в Латвию из сжигавшихся деревень, потом, в 1991 году, получили статус «неграждан» и полуофициально считались… «советскими оккупантами»!

Любопытную версию изложил в одном из интервью директор Института внешней политики Латвии Андрис Спрудс, заявивший, что «когда в начале [2012] года Дюков и Симиндей сюда хотели въехать для того, чтобы показать свои статьи, это было расшатыванием ситуации, а у нас и так была довольно эмоциональная атмосфера в контексте референдума [о придании русскому языку официального статуса], вдобавок искусственно пробовать расшатывать ситуацию какими-то фальшивками». Эмоции самого Спрудса понятны: он в ответном порядке отправился «в бан» и является невъездным в Россию. Однако же спустя почти четыре года после проведения в Москве нашей выставки никто из официальных латышских историков так и не смог привести ни одного доказательства того, что мы якобы что-то сфальсифицировали в фотографическом материале и архивных текстах или в воспоминаниях жертв нацизма и коллаборационизма. Следует отметить, что за это время выставку с ранее неизвестными свидетельствами о доминирующей местами роли карательных подразделений из числа латышских добровольцев в нацистской истребительной политике на северо-западе СССР в 1943−44 годах также смогли посмотреть в Минске, Пскове, Норильске, Париже и еще раз в Москве.

Это уже неоднократно обсуждалось, но все же — в чем состоит ущербность концепции «легионеры Ваффен СС — жертвы войны, они были обмануты немцами и искренне считали, что сражаются за независимость Латвии»?

— Прежде всего в том, что деятельность латышских легионеров СС и иных пособников нацистов в годы Второй мировой войны нередко подается в современной Латвии в оправдательных и даже восхваляющих тонах, причем не только в националистических СМИ, но и на высоком и высшем уровнях власти. Так, 28 февраля 2012 года президент Латвии Андрис Берзиньш в интервью телеканалу LNT огульно и безапелляционно заявил: «Они (солдаты) попали в немецкий легион путем принуждения. Они воевали с целью защитить Латвию. Латыши в этом легионе не являются преступниками», «считать их преступниками — это за гранью разумного». Накануне 16 марта, отмечавшегося в Латвии как памятный день ветеранами Ваффен-СС и их почитателями из неонацистских кругов, официальная Рига не раз заявляла о «невиновности» латышских легионеров СС. В частности, латвийская дипломатия, разместив на сайте МИД страны соответствующие документы Международного военного трибунала в Нюрнберге, попыталась задним числом вывести Латышский легион СС из-под определения Трибуналом «преступной группы», «состоящей из тех лиц, которые были официально приняты в СС». Сделано это со ссылкой на ту часть приговора Трибунала, в которой говорится об исключении из понятия «преступной группы» «тех лиц, которые были призваны в данную организацию государственными органами, причем таким образом, что они не имели права выбора, а также тех лиц, которые не совершали подобных преступлений».

Оправдательная активность латвийской дипломатии является составной частью политики глорификации легиона СС, квинтэссенция которой выражена в до сих пор имеющей силу для чиновников «Декларации Сейма Латвии о латышских легионерах во Второй мировой войне» от 29 октября 1998 года. В этом документе содержится вопиющее вранье: «Целью призванных и добровольно вступивших в легион воинов была защита Латвии от восстановления сталинского режима. Они никогда не участвовали в гитлеровских карательных акциях против мирного населения».

Латышские эмигрантские мемуаристы и современные официальные историки в своих трудах неизменно подчеркивали, что латышские легионеры Ваффен-СС воевали исключительно против большевизма на передовой линии фронта и якобы не имеют никакого отношения к зверствам в тылу и прифронтовой зоне. При этом в оценках Латышского легиона СС, как феномена Второй мировой войны, местная историография старается не акцентировать внимание на том, что немецкое командование, согласно распоряжению рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера от 26 мая 1943 года, относило к нему и все полицейские батальоны, участвовавшие в карательных акциях на территории Белоруссии, России, Украины, Литвы и Польши, постепенно включая их в состав 15-ой и 19-ой дивизий Ваффен-СС. Военный преступник, командир 1-го Рижского полицейского полка Робертс Осис, отвечавший за формирование отрядов латышской полиции, а затем занимавший посты в легионе СС, признавал, что «это были военные наемники, труд которых оплачивался».

Выдвигалась и более «хитрая» концепция получения политических дивидендов и избегания имиджевых потерь от эксплуатации легионерской тематики. В ее основе лежала идея выделить небольшую часть «лояльных» ветеранов-красноармейцев местного происхождения (как правило, этнических латышей) и организовать их публичное «примирение» с легионерами СС, на основе признания континуитета Латвийской Республики и «оккупационных» постулатов. Софистическая формула «примирения» предложена следующая: «Ни легионеры, ни красноармейцы не воевали под правильными знаменами, но и у тех, и у других основной враг был правильный!» Однако ожидаемый пропагандистский эффект от реализации этой затеи получен не был, да и достаточного числа ветеранов, готовых играть в это на публику, найти не удалось.

Все слышали про зверства «команды Арайса» над евреями на территории оккупированной нацистами Латвии. Менее известны примеры уничтожения мирного населения, проводившегося латышскими коллаборационистами за пределами их республики, на территории Российской Федерации и Белоруссии. Могли бы вы назвать примеры подобных преступлений?

— Мы в сотрудничестве с Департаментом по архивам и делопроизводству минюста Республики Беларусь в 2013 году издали сборник «Зимнее волшебство»: нацистская карательная операция в белорусско-латвийском пограничье, февраль-март 1943 г. Документы и материалы". «Зимнее волшебство» («Winterzauber») — одна из самых жестоких и кровавых карательных операций нацистов, проводившаяся в основном силами латышских полицейских батальонов и «команды Арайса» (около 4 тысяч карателей) на территории Освейского, Дриссенского, Россонского районов Белоруссии и Себежского района России. Целью карателей было создание вдоль латвийской границы многокилометровой полосы «мертвой земли»: все деревни должны были быть уничтожены, их жители — истреблены или вывезены на принудительные работы. Как и у многих других нацистских карательных операций, официальной задачей значилась борьба с советскими партизанами, тогда как основным результатом становилось массовое уничтожение местных «расово неполноценных» жителей. Во введении к этому сборнику архивных документов мы как раз и суммируем реальные итоги этой операции: около 70 — 80 убитых партизан, более 10 тысяч уничтоженных мирных граждан, более 7 тысяч угнанных (несколько тысяч из которых впоследствии преждевременно умерло от истощения и болезней), 439 сожженных населенных пунктов, огромное количество угнанного скота, отравленные колодцы, залитая кровью 15-километровая полоса «мертвой земли». А вот партизанский край так и не был ликвидирован, по-прежнему создавая угрозу для коммуникаций оккупантов.

Сейчас латышские историки стараются доказать, что Саласпилс был «воспитательно-трудовым» лагерем, который ни в коем случае нельзя называть концлагерем или «лагерем смерти». Какой в этом смысл?

— Эта казуистика с использованием нацистских критериев для нынешнего обозначения категорий лагерей уже имеет свою историю. Так, использование нацистской терминологии без кавычек отмечается в таком политико-пропагандистском продукте, как скандально известная книга «История Латвии. ХХ век», выпущенная при финансовой поддержке «комиссии по демократии» посольства США в Риге в 2005 году с предисловиями президента Вайры Вике-Фрейберги и главы МИД Артиса Пабрикса. В этом издании Саласпилсский концлагерь, вслед за нацистской пропагандой, именуется «Расширенной полицейской тюрьмой и воспитательно-трудовым лагерем», а его узники цинично перечисляются в следующем порядке: «участники движения сопротивления, евреи, дезертиры, прогульщики, цыгане и пр.»

Если в брошюре, изданной в 2007 году Институтом истории Латвии, член Комиссии историков при президенте Латвии Ирене Шнейдре еще называет Саласпилс, наряду с лагерным комплексом в Вайвара (Эстония), крупнейшим концентрационным лагерем на территории Балтии, то другие официальные историки (например, Инесис Фелдманис, Улдис Нейбургс) без каких-либо серьезных оснований стали утверждать, что в этом лагере якобы могло находиться одновременно лишь около 2000 человек и именно столько же там погибло. Запредельный цинизм и полный имморализм в данном вопросе продемонстрировал нынешний глава латвийской комиссии историков Инесис Фелдманис, заявивший в одном из интервью 2008 года следующее: «Советские и российские историки всегда утверждали, что Саласпилс был лагерем смерти. Ничего подобного! Под лагерями смерти в научной литературе понимают лагеря, где жертв убивали сразу после их привоза. Ничего подобного в Саласпилсском лагере не происходило. Некоторые русские историки по меньшей мере в пятьдесят раз преувеличили численность погибших в этом лагере: всего там было уничтожено каких-то 2 тысячи человек, а не 100 тысяч. Одновременно там могли находиться только от двух до трех тысяч человек — такая вот расширенная тюрьма. Лагерь строили привезенные из Германии евреи, и из них какая-то тысяча в Саласпилсе погибла…»

Столь же провокационной можно считать вброшенную еще в 2008 году латвийскими правящими кругами идею преобразовать мемориальное пространство на территории бывшего нацистского концлагеря Саласпилс в «комплекс памяти жертв сталинских и гитлеровских репрессий» — без всяких на то исторических оснований, а также разместить рядом с ним памятник погибшим немецким солдатам. Такой маневр по ретушированию злодеяний нацистов и их местных пособников, конечно, вызвал возмущение общественности и прежде всего — бывших узников нацистских концлагерей. Реальную картину трагических событий в окрестностях Саласпилса, включая целенаправленное уничтожение советских военнопленных в примыкавшем к «политическому» концлагерю филиале «Шталага-350», представил в своей книге латвийский историк-краевед Влад Богов. В свою очередь, в конце января этого года будет презентована новая книга латышских официозных историков о Саласпилсском лагере. Мы внимательно ее прочитаем и, может быть, отрецензируем.

На территории Прибалтики активно создается миф о так называемых «национальных партизанах» («лесных братьях»), которые «боролись с большевистской оккупацией». Правда ли, что на самом деле речь идет, в большинстве своем, о банальных бандитах и уголовниках?

— Движение «лесных братьев» имело свою, скажем так, эволюцию. Если поначалу тон задавали немецкие диверсанты из подразделения Отто Скорцени СС-Ягдфербанд «Ост», а массу составляли напуганные дезертиры из легиона СС и прочих коллаборационистских структур, то в послевоенный период постепенно отфильтровались националисты-фанатики, ожидавшие, что «Запад нам поможет», и озлобившиеся бандиты, пытавшиеся выжить не столько за счет поддержки «легальной» родни, сколько вымогательством у населения и разбоями. Об этом сохранилось немало документов, которые требуют научного изучения, обобщения и публикации.

Мы живем в эпоху, когда история активно переписывается. Нет ли опасения, что если Россия «даст слабину» в нынешнем противостоянии с Западом, версия «истории по-прибалтийски» может стать официальной и в РФ, а настоящий ход событий окажется подвергнут забвению?

— История может дописываться и в отдельных нюансах даже переписываться, если к этому есть достаточные методологические и фактические основания. Но речь, как я понимаю, идет о другом — преднамеренном искажении и даже шельмовании определенных периодов прошлого по политическим мотивам, желании «довоевать» с Советским Союзом в лице современной России. Надеюсь, что у этих затейников, не отличающихся умеренностью в притязаниях и трактовках, ничего не выйдет.

Латвия. Литва. РФ > Внешэкономсвязи, политика > eadaily.com, 26 января 2016 > № 1631334 Владимир Симиндей


Литва. Украина. РФ > Агропром > ukragroconsult.com, 11 января 2016 > № 1613557 Виргиния Балтрайтене

Министр АПК Литвы об аграрном экспорте после потери российского рынка

Агропромышленные комплексы Литвы и Украины во многом братья по несчастью. Литовскую мясомолочную продукцию, как и украинскую, Россия запрещала еще до продовольственного эмбарго. О том, как развивается литовский АПК, в интервью журналу "Топ-200 агрокомпаний" рассказала министр сельского хозяйства Литвы Виргиния Балтрайтене

Сельское хозяйство традиционно считается одним из ключевых секторов экономики Литвы. Какова доля АПК и продовольственной промышленности?

Действительно, сельское хозяйство всегда было одним из самых важных секторов для экономики Литвы. Ему удалось удерживаться на плаву даже в самые сложные исторические периоды и способствовать развитию всей экономики. Доля сельского хозяйства, лесного хозяйства и рыбной отрасли в структуре экономики Литвы составила 3,8% ВДС (GVA, валовая добавленная стоимость) в 2013 году и 3,5% в 2014-м, что в 2,2 раза больше, чем в среднем по ЕС-28. Литовская пищевая промышленность также является одним из крупнейших секторов экономики. В 2013 году доля продовольственной промышленности, с учетом производства табачной продукции, составляла 4,8% от общего литовского ВДС.

Как изменилось сельское хозяйство Литвы после вступления страны в ЕС? Литовские фермеры выиграли от членства станы в ЕС или проиграли?

С момента вступления Литвы в ЕС прошло уже более 10 лет. За это время объемы производства сельскохозяйственной продукции, как и экспорт, возросли. Сельские территории в Литве развиваются, происходит позитивный сдвиг в сторону более инновационного ведения сельского хозяйства и фермерской деятельности. Произошли некоторые изменения в структуре сельского хозяйства. В частности, доля животноводства сокращается, в то время как увеличивается доля растениеводства. Стоимость сельскохозяйственной продукции, произведенной в Литве, по сравнению с 2004 годом возросла в 1,9 раза. Наибольшую долю занимают производители зерновых и молочной продукции.

Какие льготы получают литовские фермеры? Довольны ли они в этом контексте Единой сельскохозяйственной политикой ЕС (CAP, Common Agricultural Policy)?

Поддержка ЕС дала большой толчок для развития сельского хозяйства, которое унаследовало старые технологии и оборудование еще с советской эпохи. Нельзя отрицать пользу CAP для литовских фермеров. Средний размер фермерского хозяйства увеличивается, в сектор приходит много молодых специалистов. В рамках CAP наш аграрный сектор в 2014-2020 годах должен получить около 3,425 млрд евро прямых выплат. Прямая финансовая поддержка Евросоюза адаптирована к специфическим потребностям Литвы — дополнительная помощь для небольших ферм, молодых фермеров, секторов, которые испытывают трудности.

Я хотела бы также отметить, что "проблемные" секторы также получают поддержу из государственного бюджета, однако львиная доля прямой поддержки все-таки приходится на ЕС. Особое внимание уделяется сlimate-friendly и environment-friendly компаниям, на субсидирование таких проектов приходится до трети всего финансирования. На развитие сельской местности в Литве в 2014-2020 годах планируется выделить почти 1,98 млрд евро, из которых 1,6 млрд евро будет выделено из бюджета ЕС.

Не нужно забывать, что не только фермеры, но и все литовцы получают значительные выгоды от CAP. Реализация CAP обеспечивает потребителей высококачественной продукцией по приемлемым ценам, гарантирует продовольственную безопасность, способствует защите окружающей среды и повышает занятость в сельской местности.

Растет ли экспорт литовской аграрной продукции в рамках ЕС? Кто основные торговые партнеры?

После вступления Литвы в ЕС торговый баланс стал положительным, и внешняя торговля с другими странами Евросоюза растет из года в год. С 2004 года экспорт в страны ЕС увеличился более чем в четыре раза. Наши основные экспортные партнеры в ЕС — Латвия, Германия, Польша, Эстония и Нидерланды.

Молочная и мясная промышленности Литвы во многом ориентируются на экспорт. Какие страны являются основными потребителями вашей продукции?

Более половины произведенного в стране молока экспортируется в виде молочных продуктов. Основной экспортный продукт — сыр. На внешние рынки поступает более 80% произведенных в стране сыров. В прошлом году Литва экспортировала свою молочную продукцию в 78 стран. Основные потребители — страны ЕС, на которые приходится около 75% молочного экспорта (в денежном выражении по итогам первого полугодия 2015 года).

После введения российского эмбарго структура экспорта говядины изменилась, и в настоящее время основные страны-потребители литовского мяса — это Нидерланды, Италия, Швеция, Дания, Эстония, Хорватия, Португалия и Франция (почти 91% всего экспорта). Остальное мясо экспортируется в Беларусь, Украину, Норвегию, Гонконг, Боснию и Герцеговину, Ливан, Габон и пр.

Около 75% экспорта мяса птицы также приходится на страны ЕС (Нидерланды, Латвия, Эстония, Франция).

Насколько сильно Литва пострадала от закрытия российского рынка?

Более других от российского эмбарго пострадали производители молочной продукции. До запрета около 60% молочного экспорта приходилось на страны ЕС и 30% — на Россию. Производители вынуждены были перестроиться, и статистика показывает, что это им частично удалось. Экспорт "молочки" в страны ЕС увеличился до 75%.

В мясном секторе более всего пострадали производители говядины, поскольку свинину мы туда не экспортировали, а поставки курятины были незначительными. Литва более чем обеспечена собственной говядиной, 60-70% от внутреннего производства идет на экспорт. Экспорт в Россию занимал 40% всех поставок. Производители вынуждены были переориентироваться на экспорт в другие страны ЕС и в третьи страны. К сожалению, запрет экспорта говядины в Россию негативно повлиял не только на переработчиков, но и на животноводов. Избыток мяса на внутреннем рынке привел к падению цен на живой скот.

Удалось ли производителям диверсифицировать экспорт?

Литовские производители мяса и молочной продукции ищут новые рынки сбыта. Особое внимание уделяется странам Северной Африки (Тунис, Марокко, Египет и Ливия), Ближнего Востока и Азии (Иран, Израиль, Япония, Вьетнам, Корея, Филиппины). Мы надеемся, что до конца 2015 года китайский рынок также будет открыт для литовской продукции. В 2015 году мы, наконец-то, получили разрешение на экспорт наших мясных продуктов в США. И, конечно, мы стараемся развивать и расширять торговые отношения с нашими давними партнерами, такими как Казахстан, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан, Беларусь и Украина. Мы ищем новые рынки сбыта на американском континенте.

Какие продукты экспортирует Литва в Украину? Что импортируется? Растет ли торговля между двумя странами?

Украина всегда была важным торговым партнером Литвы в сфере сельскохозяйственной и пищевой продукции. Интересно, что Украина — 12-й по величине экспортный партнеры Литвы и в то же время занимает 12-е место по объемам импорта.

В 2014 году Литва больше всего экспортировала в Украину продукции по таким категориям, как рыбные продукты (особенно консервы), хлебобулочные изделия, сыр и творог, говядина и картофель. Литовский экспорт в Украину вырос в 1,6 раза. Украина поставляет в Литву в основном кукурузу, растительные масла, кондитерские изделия, пшеницу и замороженные ягоды.

Существует ли какое-либо сотрудничество между Литвой и Украиной на уровне министерств сельского хозяйства?

Да, есть активное сотрудничество между нашими министерствами. Семь лет назад мы подписали соглашение о сотрудничестве. В 2011 году на основе этого соглашения был подписан План по сотрудничеству в области сельского хозяйства на 2011-2013 годы. В 2014-м — План действий по укреплению сотрудничества в области сельского хозяйства на 2014-2016 годы.

Наше министерство неоднократно посещали коллеги из Украины, как и мы посещали Украину. Мы сейчас реализуем несколько совместных проектов, в частности по поддержке развития земельного рынка в Украине. Мы ожидаем, что украинская делегация посетит международную сельскохозяйственную выставку "АгроБалт 2016".

Не опасается ли Литва усиления конкуренции со стороны Украины на европейском рынке?

Конкуренция между Украиной и Литвой может возникнуть на зерновом рынке ввиду разного уровня закупочных цен на зерновые в двух странах. Литва экспортирует пшеницу в основном на рынки третьих стран, как и Украина. Поскольку Украина может предложить более дешевую пшеницу, она может вытеснить Литву с ее традиционных рынков.

Литва. Украина. РФ > Агропром > ukragroconsult.com, 11 января 2016 > № 1613557 Виргиния Балтрайтене


Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > echo.msk.ru, 4 января 2016 > № 1628602 Алексей Венедиктов

Алексей Венедиктов: отношение России к странам Балтии определяют три истории

«На сегодняшний день я не вижу, чтобы Россия открыла третий фронт после Украины и Ближнего Востока на Балтийском регионе», — говорит в интервью порталу DELFI главный редактор и совладелец российской радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Оценивая угрозу дальнейшей эскалации конфликтов, он обращает внимание на большой риск случайного военного столкновения, «когда оружием насыщен регион».

— А а Литве на этой вышло обновленное и проиллюстрированное издание о том, как себя вести на случай войны. Насколько эти опасения оправданы? — Опасения вообще всегда оправданы. Все опасения всегда оправданы. — Их градус, судя по публичному пространству, очень высокий? — Градус — у меня нет измерителя градуса, для этого нужно жить здесь. Но существуют огромные шансы на случайность. Мы должны понимать, что сбитие «Боинга» на Украине — это был несчастный случай. Никто не собирался сбивать самолет с пассажирами. Интересантов почти не было. Ни Россия, ни сепаратисты, ни Украина — зачем? В таких условиях. Сбитие нашего бомбардировщика в Сирии в известной степени тоже аксидан и недопонимание. Такие случаи бывают спусковыми крючками. Сейчас совершенно невозможно и трудно сказать по поводу военного случайного столкновения, когда оружием насыщен регион, когда самолеты летают и задевают друг друга хвостовым оперением, что называется, это очень опасные игры. Иногда они приводят к катастрофе. На сегодняшний день я не вижу, чтобы Россия открыла третий фронт после Украины и Ближнего Востока на Балтийском регионе. И если произойдет с высокой долей вероятности какой-нибудь несчастный случай, надо проявлять хладнокровие и выдержку. Я бы на месте Эрдогана (не мне давать советы) немедленно извинился и выплатил компенсацию. Не за самолет, а за погибшего летчика. Просто для того, там свои истории, два султана, но в принципе, понимая уровень риска в регионе — сейчас будет потоплен какой-нибудь турецкий сейнер. Люди погибнут. Нам это зачем? Но очень высок риск этого напряжения, мне он совсем не нравится. Случайность… — Какое место страны Балтии занимают во внешнеполитической повестке России? Надо смотреть три аспекта. Первый аспект — имперский, он ментальный. Были с нами, стали без нас. Но, насколько я знаю президента, в отличие от Украины, он не считает балтийские народы предателями, Украина и Грузия — предатели. Он понимает, что вы всегда были чуть в стороне, но в этом имперском аспекте существует русскоязычное население. И с концепцией Путина о «Русском мире» — это его подданные или возможные подданные, или это люди, возможно, нуждающиеся в защите от титульной нации. Этот аспект балтийских стран, где эта отдельная история связана, с одной стороны, с имперской, но это не часть России. У Путина территориально это не часть России, в отличие от других территорий. Но наличие русскоязычного меньшинства, которое в его представлении, представлении команды Путина дискриминировано по некоторым параметрам, делает его защитником этой части. То, что было на Донбассе. Это первое. Поэтому наша политика в этом смысле, как я понимаю, будет всегда этот аспект учитывать. Вторая часть — это то, что страны Балтии и Польша являются ударным антироссийским фронтом западной коалиции, территорией для размещения оружия, приближения ракет к Москве, стоянки кораблей. Это территория и эти правительства, неважно кто приходит, они враждебны. Ответка. И, наконец, третье — что это часть НАТО. Т.е. они воспринимаются отдельно как носитель русскоязычных традиций, как территория и их правительства, которые занимают более антироссийскую позицию, вне зависимости от того, кто президент или премьер здесь в Балтии, чем Меркель, Кэмерон или Олланд. И третья часть этого всего под названием НАТО, который является глобальным противником. Три вызова, которые российское государство должно учитывать при своих отношениях с Балтией. Уже страны Балтии не считаются самостоятельными игроками, а только частью этого враждебного фона, при котором есть кусок русскоязычных, есть территория для распространения оружия и стоянок кораблей и которая является частью этого всего. — Могут ли страны Балтии все-таки быть самостоятельными игроками? — Откуда я знаю правила НАТО и ЕС. Брюссель координирует и то и другое. Есть отдельные интересы — по шпротам, по движению капитала. — Я имел в виду лидера той или другой страны, который может продвигать какую-то повестку? — Нет. Потому что изначально мы будем лучше относиться к лидеру Португалии, которая не имеет тех противоречий, о которых я вам сказал, чем к самому благожелательному лидеру Латвии, Литвы и Эстонии. Потому что базовая история — на этих трех нет. — А как пример — роль Литвы в отношении Европы, США и Украины? Там да. А с Россией — нет. Внутри Европы у вас нет таких противоречий, а с Россией — есть эти три вещи, о которых я сказал. Почему медиатор Олланд и Меркель — именно потому. Не потому что это великие державы, потому что нет этой истории, этих трех историй. — Случаи Сирии и Украины Вы по последствиям сравнили с ядом, который растекается. Только в этом сходство? — Мы не знаем о дальнейшей ситуации. Я повторяю, что очень много случайностей, у Порошенко есть свои внутриполитические истории, у США выборы свои, у нас — свои. Не надо забывать, что это не просто Украина существует в безвоздушном пространстве, теоретически можно нарисовать все, что угодно. Я не верю в минские договоренности, но может быть получится. Ничего не видно, набор фотографий, все кино, все развивается динамично. И приходят случайные игроки, происходят случайные вещи, выявляются интересы, которые раньше не выявлялись. Сейчас Иран выйдет на рынок нефти, и что тогда? Это изменит всю конфигурацию. Одновременно США снимает запрет на экспорт нефти. Рынок видимо уже отыграл, все оказалось не так страшно, когда все готовились к катастрофе. Поэтому нужен наблюдатель. — Что Ваш коллега Матвей Ганапольский Вам говорит? — Матвей вполне интегрировался в украинскую жизнь. Но у них там более непредсказуемо, чем в России. Мы то знаем, кто у нас следующий президент. А украинцы не знают, да и американцы не знают. В этом смысле у нас разный угол зрения, но там все очень динамично развивается, и Матвей очень переживает за то, что происходит на Украине. Он сам родом из Львова, т. е. это его страна, поэтому он печалится. Украина такая же коррумпированная страна, как и Россия, на самом деле. И перед ней стоят задачи избавиться от всего этого, но мы опять-таки соседи, и наша задача только за этим наблюдать, не давать советы, не влезать сапогами или руками, поэтому для меня Украина в данном случае — это элемент наблюдения. Это Владимир Владимирович считает, что Украина — это часть России и украинский и русский народ — один. Я так не считаю, поэтому у меня к этому другое отношение. Когда-то был один, сейчас — не один. — Вы были в Украине не так давно, на «Громадське ТВ» . — Да, это было в январе 2014 года. Это было до бегства В.Януковича. — Этот эфир запомнился. — Его все помнят. Его президент помнит, Господи. Рядовой для меня эфир, абсолютно. А ведь все, что я сказал, все случилось. Если взять стенограмму, все те вещи, которые они воспринимали, как угрозы, журналисты, неправильно воспринимали. А это был результат анализа исключительно, потому что я общался и с руковдителями Майдана, и с аппаратом Януковича, и с российским посольством, с Министерством иностранных дел. Я работал, как обычно, собирал это все в кучку. Я обозначил угрозы гражданской войны, гражданского противостояния — мне не поверили. Просто я наблюдатель, наблюдателю довольно легко можно делать выводы, потому что ты не думаешь о том, как это на тебе отразится. Поэтому я сделал выводы, все осталось в истории — и этот эфир на «Грамадське ТВ», и стенограммы, и все, что за ним последовало. — В этой истории, того, что затем последовало, Крым, Донбасс, российская пропаганда сыграла какую-то роль? — Я не думаю, потому что не успела бы. В том виде, военном, милитаризованная российская пропаганда появилась потом. Потому что до последнего украинцы — братья, Янукович — самый большой брат. Сейчас безусловно, российская пропаганда изрыгает яд, лжет. История в том, что эта пропаганда лжет. Просто лжет, по фактам лжет. И ложь всегда отравляет. Но ложь талантливо оформленная и преподнесенная гораздо приятнее, чем неудобная, корявая, горькая правда. Поэтому люди это едят, этим травятся. Чем ядовитее плод, как известно, тем он более должен быть привлекателен. Это закон природы. Самые ядовитые цветы они самые красочные. Вот так и происходит с пропагандой. А правда корява, она неудобна, некрасива. Мне рассказывали мои американские коллеги, что, когда началась война в Ираке, те медиа, которые критиковали правительство Буша, потеряли 15-20% аудитории в первый год. Почему? Не потому что от них ушли люди, которые поддерживали войну. Эти оставались. Ушли рефлексирующие люди, которым было некомфортно слушать о том, что идут гробы под звездно-полосатым флагом и т. д. Дуболомы остаются. У нас та же история. Мы потеряли 12% аудитории в прошлом году на Украине. И когда я с коллегами американскими разговаривал — у нас то же самое, жди отскока через пять лет. Хорошо, пять лет у меня есть. Аудитория сама на это реагирует. — Для стран Балтии это тоже характерно. Как Вы относитесь к идеям, инициативам и проектам по противодействию российской пропаганде в европейских странах? — Я не верю. Это то, что я говорил. Мне кажется, что европейские страны должны думать о своей аудитории, противопоставлять пропаганде разных стран, исламской радикальной, например, и вещать не на Россию, а на жителей стран Балтии, скажем, чтобы они могли сравнивать альтернативные точки зрения. Делать их не менее яркими, не менее развлекательными, это внутри ЕС, внутри страны — это нормально. Вещать на Россию? Мы не доверяем иностранным медиа. Российский обыватель не доверяет. Бессмысленная история. «Свобода», «Голос Америки» пусть они идут, но основная история в том, что милитаристской пропаганде подвержены и граждане ЕС. Мы видим рост правых настроений, радикально исламских настроений в Европе, мы видим обратный рост радикально правых, вот где угроза. И российская — да, есть наше лобби, весьма активное. Нужно — противодействуйте целенаправлено, но на своих граждан. А на Россию… Уровень доверия является показателем эффективности. И, кстати, одна из главных проблем в выполнении минских соглашений это то, что сепаратисты хотят, чтобы украинские СМИ во время выборов не вещали на этой территории. Это одно из условий — запрет на вещание, чтобы российские медиа вещали на Донбассе, а украинские — нет. Это сейчас является одной из серьезных тем для противостояния по выполнению минских соглашений. Как раз к вопросу о пропаганде. И это факт, он не очень публичен, но мои друзья из европейских, украинских, российских, сепаратистских структур все поют одно, что по этой зоне не договорились.

Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > echo.msk.ru, 4 января 2016 > № 1628602 Алексей Венедиктов


Россия. Литва > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 5 ноября 2015 > № 1641434 Римас Куртинайтис

Римас Куртинайтис: «О деньгах не думали, играли за страну»

Дмитрий ЕФАНОВ

Золотыми буквами в историю нашего спорта вписана победа баскетбольной сборной СССР на Олимпиаде-88 в Сеуле. Одним из главных творцов успеха стал признанный снайпер Римас Куртинайтис — единственный литовец, который успешно играл и за московский ЦСКА, и за каунасский «Жальгирис». Последние четыре года Курт, как называют его болельщики, противостоит армейцам уже в качестве тренера «Химок». Под его руководством подмосковный клуб дважды выиграл Кубок Европы.

культура: Вы называете Химки вторым домом. Настолько прикипели к городу и команде?

Куртинайтис: За эти годы сложились прекрасные отношения с людьми, работающими в клубе, и нашими поклонниками. Ко мне душевно относятся, переживают за коллектив. В Химках могу спокойно заниматься любимым делом и реализовывать себя в качестве тренера.

культура: Вас еще в молодые годы называли наставником на площадке. Уже тогда понимали, что по окончании карьеры станете тренером, или так сложились обстоятельства?

Куртинайтис: На тот момент конкретных планов на будущее не строил, но иногда подобные мысли мелькали. После окончания карьеры предложили возглавить департамент физической культуры и спорта в правительстве Литвы, где проработал четыре года. Но в конечном итоге понял — не мое. Решение вернуться в баскетбол принял абсолютно осознанно. Конечно, сильно устаю, много нервничаю, страдаю от бессонницы, но зато чувствую себя нужным, и от осознания этого моя душа поет.

культура: Каким образом в свое время Вы умудрились вылететь из вуза?

Куртинайтис: В юности многие совершают нелогичные поступки. Я не сильно отличался от большинства студентов — весело проводил время, курил временами. Одним словом — шаляй-валяй. C ректором в вильнюсском институте физкультуры не повезло — серьезный мужчина, не в меру требовательный (улыбается). Вышибли меня без сожаления. На следующий день приехал майор из Риги. Местный СКА играл в Первой лиге, и они не упустили возможность усилиться молодым талантом. Но прежде, чем начал поражать воображение болельщиков результативной игрой, в первые полгода хлебнул армейской жизни по полной. Маршировал, ездил на стрельбы, убирал территорию, мыл полы. Подобная встряска пошла на пользу. Пересмотрел жизненную позицию, стал более ответственным. В плане становления личности Советская армия сильно помогла. В противном случае мог и не добиться успехов в спорте.

культура: Выступая за СКА, сумели обратить на себя внимание руководителей главной армейской команды страны...

Куртинайтис: Сначала меня приметил «Папа» — Александр Яковлевич Гомельский. Он тогда тренировал сборную Вооруженных сил СССР. В ЦСКА я оказался в 1981-м. Пришел на первую тренировку и словно в другой мир попал. Кругом выдающиеся мастера, которых раньше только по телевизору видел.

культура: Соперничество российской и литовской школ баскетбола всегда отличалось особой принципиальностью. Как приняли армейские звезды новичка из Прибалтики?

Куртинайтис: Проблем не было. Никого не интересовала моя национальность. Напротив, ребята помогли влиться в коллектив. C капитаном Валерой Милосердовым сразу подружились. Еремин, Мышкин, Лопатов — все поддерживали. Тренеры тоже давали играть, «не затирали». Особенно Сергей Белов. Он старался по максимуму раскрыть мой потенциал, давал много ценных советов. Всегда считал его эталонным баскетболистом с потрясающим броском и нестандартной техникой. Сергей Александрович и наставником был великолепным.

культура: Если в ЦСКА все устраивало, почему тогда через год ушли из команды?

Куртинайтис: Любого человека тянет домой, и мне хотелось вернуться в Каунас, играть за родной «Жальгирис». Но к ЦСКА и по сей день отношусь с большим уважением. Кстати, армейские болельщики не забывают, когда присутствую на торжественных мероприятиях, зал аплодирует стоя. Это всегда трогает.

культура: После возвращения в Литву, товарищи по «Жальгирису» косо не смотрели?

Куртинайтис: Ничего такого не замечал. Коллеги относились с уважением, ведь вернулся в Литву в качестве чемпиона СССР. В Каунасе продолжил совершенствовать мастерство. Часами после тренировки кидал мячик в кольцо. Компанию составляли Хомичюс и Йовайша. Могли по тысяче бросков делать. Я к тому моменту с «тусовками» завязал, поэтому свободного времени было навалом, вот и оттачивал технику. Однажды приперся в зал утром 1 января, так охранник полчаса отказывался пускать, крутил пальцем у виска.

культура: Ваш снайперский талант оценили даже за океаном…

Куртинайтис: В 1989-м стал первым европейцем, принявшим участие в конкурсе трехочковых бросков в выездном уикенде НБА в Хьюстоне. Пустячок, а приятно.

культура: А годом ранее добились главной победы в карьере. Конкуренция за попадание в состав олимпийской команды была сумасшедшей. До драк не доходило?

Куртинайтис: Не поверите, но мы дружили. Никто не делал подлостей, напротив, помогали, подбадривали. Не важно — русский, литовец, латыш, эстонец — мы были, как единый кулак, направленный точно в цель. В современных условиях подобного единения в коллективе нереально добиться. Нет и таких людей, как Гомельский. «Папа» умел создать особую атмосферу, даже в режиме жесточайшей конкуренции. Пока Гомельский был жив, каждый год собирались 18 января, устраивали матчи ветеранов. Александр Яковлевич идеально выстраивал рабочий процесс, находил подход к любому подопечному. Что касается мотивации, то нас не требовалось дополнительно настраивать. Каждый считал за честь выступать в составе сборной СССР. Никто не уговаривал выложиться на сто процентов — выходишь, показываешь класс, не получается — сидишь «на банке». О космических контрактах и премиальных даже не помышляли. Имел зарплату от Спорткомитета СССР — 150 рублей в месяц. Самая большая мотивация — радость от побед. Тогда о деньгах не думали, играли за страну.

культура: Накануне Олимпиады тренировались на износ?

Куртинайтис: «Папа» мучил нас трижды в день. Казалось, подобные нагрузки невозможно выдержать, но мы почти не травмировались. Тренер учитывал любые мелочи. Самые жесткие тренировки на сборе в Новогорске начинались в одиннадцать вечера — время, когда нам предстояло провести в Сеуле большинство игр.

культура: Несмотря на усиленную подготовку, в стартовом матче уступили принципиальным соперникам из Югославии. Конкуренты сразу же обратили внимание на неуверенную игру лидера команды Арвидаса Сабониса...

Куртинайтис: Сабас год не выступал после сложной операции на ахилле. Гомельский его позвал в Новогорск за неделю до отъезда в Сеул. Чтобы он морально поддержал товарищей, напутствовал перед ключевым турниром четырехлетия. Но «Папа» психолог великий: уговорил его полететь с командой. Говорил: играть не будешь, только на лавочке посидишь для поднятия духа. Да и соперники испугаются. Он хорошо знал характер Арвидаса и понимал, что тот в стороне не останется. А в поражении на старте сами виноваты. Человек долгое время на паркет не выходил, мы же по привычке стали его нагружать. После матча в раздевалке он сказал: «Зачем на меня играете? Я год без баскетбола. У вас и так отлично получается, действуйте сами, а я помогу». В таком режиме Сабас быстро набрал форму.

культура: Поединка с американцами в полуфинале с нетерпением ждали во всем мире. Накануне встречи нервишки пошаливали?

Куртинайтис: Не обошлось без большой политики. Из-за бойкотов не встречались с янки восемь лет. На тот момент они собрали лучшую команду за всю историю участия в Играх. В Сеул приехала настоящая сборная США, а не университетская молодежь. Некоторые даже отложили подписание контракта в НБА ради Олимпиады, в том числе и знаменитый центровой Дэйвид Робинсон. Смотрели матчи главных соперников на предварительном этапе, внимательно изучали. Американцы впечатлили, но Гомельский постоянно твердил, что мы лучше и обязательно выиграем. Убедил. Поверили в свои силы и добились исторической победы. После такого успеха уступить в финале югославам не имели права. Золотые медали отмечали с размахом. После первой встречи пообещал, что если выиграем Олимпийские игры, то напьюсь, как никогда в жизни. За слова пришлось отвечать! После этого все последующие награды в других видах спорта стали «обмывать» в баскетбольной гостиной, тем более, мы не уехали домой, а остались до Церемонии закрытия. Позже мне довелось поучаствовать еще в двух Олимпиадах в качестве игрока сборной Литвы, но сеульский успех навсегда останется главным достижением в карьере.

Россия. Литва > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 5 ноября 2015 > № 1641434 Римас Куртинайтис


Литва > Госбюджет, налоги, цены > kurier.lt, 28 мая 2015 > № 1448592 Гядиминас Райнис

«Относительно неплохим» назвал состояние литовской экономики вице-президент, генеральный директор Конфедерации промышленников Литвы Гядиминас Райнис. О том, что происходит с литовским экспортом, каковы последствия экономических санкций – он рассказал в эксклюзивном интервью «ЛК».

– На сегодня у Литвы хорошие экономические показатели доказывающие, что рост экономики продолжается, – говорит гость «ЛК», – мы все еще находимся в так называемой зеленой полосе. В настоящее время литовский экспорт составляет 60 проц. в страны Евросоюза, 30 проц. – в страны бывших советских республик (кроме Латвии и Эстонии) и, к сожалению, только 10 проц. приходится на все остальные страны, в том числе Америку, Канаду, Бразилию, Индию, Китай.

Однако опасность заключается в другом: если посмотреть на глобальный рост экономики в целом, то Евросоюз является одним из тех экономических блоков, где рост экономики предвидится совсем небольшой по сравнению с другими мировыми странами (или группами стран). На наше счастье, Литва больше связана с северными странами – Германией, Голландией, Великобританией, в отличие от южных стран Евросоюза, которые считаются проблемными. Кроме того, с введением евро Литва получила экономическую безопасность. Я был одним из сторонников введения евро и мой главный аргумент в пользу общеевропейской валюты заключался именно в большей экономической безопасности. Думаю, что в этом плане от введения евро мы выиграли по сравнению с тем, что у наших восточных соседей произошла девальвация.

– Чем привлекателен для Литвы российский рынок, и какой сектор литовской экономики пострадал больше всего от введения экономических санкций?

– Российский рынок привлекателен для наших экспортеров, во-первых, потому, что это большой рынок. Во-вторых, исторически мы – соседи и хорошо знаем друг друга. Россия является одним из самых крупных наших партнеров. Если говорить цифрами, то в предыдущие годы литовский экспорт в Россию составлял 16,5 млрд литов. Хочу обратить внимание читателей на тот факт, что целых 85 проц. литовского экспорта в Россию приходится на реэкспорт и только 15 проц. от экспорта составляет продукция литовского происхождения.

Предвижу вопрос – почему так? Такова статистическая методика Евростата. В частности, считается, что в Литве большой сектор в промышленности приходится на производство транспортных средств. Все мы прекрасно знаем, какой это транспорт – автомобили «второй руки» из Голландии, Германии, которые пригоняются в Литву, ремонтируются и продаются не только в Россию, но и в Казахстан, Киргизию, Таджикистан. Это является очень большой статьей литовского экспорта. Одно непонятно, почему «Мерседес», произведенный в Германии, немного побитый и отремонтированный в Литве, считается литовским экспортом? Но этот вопрос следует адресовать Люксембургу.

Говоря о методике Евростата, хочу привести еще один пример зеркальной статистики. Готовясь к XI литовско-белорусскому экономическому форуму, который пройдет в Мариямполе 9 июня, я захотел сделать экономический бюллетень, в котором указаны все основные экономические показатели между Литвой и Беларусью. Казалось бы, все просто – литовский экспорт в Беларуси фиксируется как литовский импорт и, наоборот, белорусский экспорт в Литве фиксируется как импорт, и цифры должны совпадать. Показатели не то, что не совпадают, они страшным образом не совпадают, и это то, что называется зеркальной статистикой. К сожалению, обе стороны правы, только у них разная методика подсчета.

Все знают, что статистика – самая большая ложь, поэтому если говорить серьезно, то надо смотреть не столько на цифры, сколько на объяснения, что они значат. К примеру, если какой-нибудь московский супермаркет делает заказ на покупку марокканских мандаринов, а литовский перевозчик их доставляет, то это считается марокканским экспортом в Россию. Но если литовское транспортное предприятие знает, что этот груз нужен и его будут покупать, оно самостоятельно может купить мандарины, затем перевезти и перепродать московскому супермаркету, тогда этот товар будет считаться литовским экспортом.

Поэтому если вы вдруг в статистическом зачете обнаружите французское вино или польские яблоки как литовские, не удивляйтесь. Это не нарушение. Это «груз третьих стран» – такое нововведение появилось в российском транспортном кодексе.

Хочу сразу оговориться: являясь членом СУПРа (Союз участников потребительского рынка), который в Брюсселе называется Business Europe, мы (в том числе Конфедерация промышленников Литвы) приняли совместное постановление, а именно, что в нынешней особенно острой политической риторике мы не комментируем политические решения, а просто иногда излагаем свою точку зрения.

Если говорить о последствиях экономических санкций, то в первую очередь от них пострадал транспортный сектор. Поскольку наши транспортные предприятия находятся в наибольшей зоне риска, ведь любые преграды – будь то экономические или политические санкции – сразу же налагаются на литовских (и не только) перевозчиков. И, конечно, пострадали литовские производители сельхозпродукции и перерабатывающие предприятия (хотя из-за эпидемии свиной чумы проблемы были еще до введения санкций). Из 16,5 млрд литов, приходящихся на литовский экспорт в Россию, 2,5 млрд литов за прошлый год составляли товары литовского происхождения, из них на пищевые продукты приходилось 1,068 млрд литов, в том числе на мясо – 157 млн литов, на молочные изделия – 501 млн литов. Из всего импорта сыров (согласно статистике Евростата), которые импортируются в Россию, 12 проц. составляли литовские сыры. Конечно, для нас это проблема, но опять же, я не комментирую политических решений. Могу сказать одно: разумеется, в этой связи надо искать новые рынки сбыта.

– О предоставлении помощи литовским бизнесменам в поиске новых рынков заговорили уже на уровне МИД Литвы.

– Буду откровенен: конечно, небольшая помощь на уровне дипломатических возможностей нужна – в каких-то случаях встретить, в каких-то организовать, но, тем не менее, весь риск экспорта ложится на плечи самих предприятий. Проблема с экспортом мясных и молочных продуктов заключается в том, что ввоз этих продуктов на зарубежные рынки очень и очень регламентируется. Там нужны соответствующие сертификаты, особенно в мусульманские страны. Поэтому на сегодняшний день у нас больше проблем не по линии МИД, а по линии сертификации. Порой доходит до смешного, когда помощи на проведение встреч, бизнес-миссий, ярмарок от структурных фондов больше чем надо, зато помощи нашим ветеринарным службам, которые должны ездить в те страны, где возникали проблемы с сертификацией, показывать результаты проверки, слишком мало.

Если говорить о новых рынках, то, например, возможность экспорта на китайский рынок напрямую связана с благоприятным отношением политиков той страны, которая хочет экспортировать, на то, что происходит в Китае – и это мы чувствуем. Иногда скорость и процесс принятия разрешительных процедур они привязывают к политическим вопросам. В равной степени это относится и к США – свои домашние задания мы выполнили еще несколько лет назад, а сейчас идет процесс оценки заинтересованных групп – как они оценивают возможность появления новых экспортеров на американском рынке.

В общем, для того, чтобы освоить новые рынки, нужно время, чтобы местные потребители могли хорошо узнать твою продукцию и она могла пользоваться спросом. Ведь появление нового не всегда означает быстрый объем роста потребления.

– Экономические отношения с Россией складываются не только из экспорта продуктов питания, но и из бизнес-отношений, литовских инвестиций. Некоторые литовские предприниматели уже сегодня говорят о том, что они терпят убытки на российском рынке. Известно, например, что Panevėžio statybos trestas закрыл свой филиал в Калининграде, а чуть раньше отказался от планов по строительству торгового центра там же. Так все-таки российский рынок потерян для литовского бизнеса?

– Нет, конечно. Но проблему экономических санкций я бы не ставил на первое место, поскольку в восточных странах происходит экономический кризис и некий упадок, связанный с девальвацией рубля. Все было бы нормально, если бы не девальвация рубля. Если чуть больше года назад один лит равнялся приблизительно 10 российским рублям и около 35 рублей стоил один евро, то теперь евро колеблется между 55-57 рублями, то есть случилась девальвация рубля по отношению к евро. Если раньше литовский предприниматель, продав товара на 35 рублей, получал 1 евро, то сейчас за те же 35 рублей он получит только 0,7 евро. Упала рентабельность, в этой связи возникли проблемы с новыми инвестиционными проектами.

Кроме того, иногда под некой искусственной девальвацией поощряется собственный капитал, потому что ты становишься конкурентоспособным. Так, зарубежному инвестору становится нерентабельно экспортировать в Россию, в то же время ты заполняешь своими товарами свой рынок. Но есть и другая сторона, особенно для привлечения инвестиций. Двигатель экономики – это конкуренция, а если ты будешь слишком оберегать свой рынок, то о какой конкуренции может идти речь?

Таким образом, на экономические отношения с Россией повлияли три причины: санкции (в меньшей степени), уменьшение покупательной способности и девальвация рубля (самая большая проблема). По всем остальным несанкционным секторам – в текстильной, мебельной промышленности, в металлообработке, машиностроении – все осталось по-прежнему, эти сектора открыты.

– Возвращаясь к Литве, насколько действующий в Клайпеде терминал сжиженного газа оправдал себя с экономической точки зрения?

– Трудный вопрос. Я не специалист по энергетике, поэтому мои слова следует принимать с некоторой осторожностью. Если бы мы говорили об этом два года назад, когда были другие цены на газ, тогда и показатели были очень хорошие. Бесспорно одно – альтернатива всегда нужна, в техническом отношении одна труба – не всегда хорошо в плане безопасности, потому на газопроводах иногда случаются повреждения и взрывы.

Сегодня постоянные издержки терминала (плата за найм) ложатся на плечи нынешних потребителей. Самый большой потребитель – это производитель удобрений Achema – соответственно издержки ложатся на нее и на тех потребителей, которые используют газ в качестве отопительного энергоносителя. Получилось так, что в Литве очень многие районные и городские котельни переведены на биотопливо, только Вильнюс остался работать на газе – и тоже является большим плательщиком издержек терминала. Строительство завода по сжиганию мусора в Вильнюсе приостановлено, поэтому сжигаем газ.

Хотя терминал действует минимальными оборотами в 540 млн кубометров газа, однако мощность у него большая. Если потребление газа составляет 3 млрд кубометров в год, то в данном случае чуть ли не одно судно на полную мощность может обеспечить всю потребность Литвы в газе. Но есть еще договоры с «Газпромом», да и ценовая политика несколько изменилась, и полностью отрицать, что на цены на газ влияют только мировые цены, а не альтернативный терминал, честно говоря, я не могу. Наверное, влияют оба фактора, только вопрос – какой из них больше.

Бесспорно, монопольное снабжение газа было, монопольное не всегда означает плохое, но единственный поставщик и единственная труба не обеспечивали защиты от монополистически установленных цен. В общем, терминал сжиженного газа – проект дорогой, но он обеспечивает как техническую, так и ценовую безопасность.

Тогда возникает резонный вопрос – не слишком ли много мы платим за эту альтернативу? Но тут уместно вспомнить бывшего президента Конфедерации промышленников Литвы Бронисловаса Лубиса, который и начал этот проект. Только Лубис хотел осуществить его несколько иначе – использовать самый дешевый вариант. Он любил говорить, что этот терминал должен быть похож на танк в распоряжении военных – он может не выстрелить ни разу, но он должен быть.

Так что терминал, без сомнения, нужен, вопрос только в использовании его самым рациональным путем. Учитывая его мощность, следует создавать альтернативы – либо газовому рынку, либо использовать для перекачки газа на суда. Так, со следующего года вступает в силу директива Евросоюза, согласно которой у всех судов в Балтийском море объем серы в морском топливе должен составлять 0,1 проц. (вместо нынешних двух проц.). Поэтому единственное рациональное решение по этому вопросу – перевод всех кораблей с мазута на газ в качестве судового топлива и использование терминала в качестве дозаправки судов. Такой аналог автозаправочной станции, но только для судов.

– Что даст Литве участие в международном транспортном проекте Rail Baltica?

– Новые транспортные артерии могут дать новые толчки в перерасчете рентабельности маршрутов. В частности, те деньги, которые отводятся на Rail Baltica, например, латыши (по моим сведениям) инвестировали не столько в саму линию, сколько в перегрузочные укрепления перевалочных станций. Они рассчитывают на то, что западноевропейские грузы в Москву, да и в Санкт-Петербург все равно должны быть переразгружены. И это будет делаться уже не на границе, а в удобных логистических центрах.

Поэтому Rail Baltica надо рассматривать как сеть, где в логистических перевалочных центрах будет осуществляться перегрузка с восточной стороны в западную Европу или наоборот. Вне всякого сомнения, любое развитие инфраструктуры для бизнеса хорошо. Понятно, что всегда возникает вопрос рентабельности, но если Евросоюз поддержал не только решениями, но и финансовыми средствами, в отличие от строительства терминала сжиженного газа, где использовались только национальные средства, значит, от проекта будет польза. К тому же любое строительство железных дорог – это большой толчок всей экономике.

Кроме того, в Европе железнодорожные станции находятся в центральных городах и очень большое число людей ими пользуется. Это удобно, в отличие, например, от услуг авиации, где есть свои неудобства – надо как минимум за полтора часа до вылета прибыть в аэропорт, к тому же иногда случается и нелетная погода. Поэтому если будут скоростные железнодорожные линии, они могут создать конкуренцию другим видам перевозки пассажиров, в частности авиаперевозкам.

– С 1 июля минимальная месячная зарплата в Литве увеличится до 325 евро. Не могу не спросить о парадоксальной ситуации, связанной с повышением минималки. С одной стороны, ее увеличивают, но с другой, необлагаемый налогом минимум не меняется. Таким образом реально выигрывает государство, а работники в итоге не ощутят повышения?

– Я считаю, что можно просто увеличивать зарплату, не увеличивая минимум. Для чего это магическое слово («минимум»)? Я хочу и увеличиваю. Неужели для этого надо решение парламента? Но самая большая проблема в том, что целых 16 процентов всех работающих в Литве по трудовому договору не получают минимальной зарплаты. Почему? Потому что они оформлены на неполный рабочий день. Отчасти это понятно, если ты, к примеру, студент и по вечерам, в свободное от занятий время, где-то подрабатываешь. Но не все 16 проц. просто подрабатывают. Остальные таким образом выкручиваются. Это и есть теневая экономика. Все согласны, что даже официально получая минимальную зарплату, прожить в принципе невозможно. Значит, есть какие-то дополнительные доходы. Опять повторюсь, на меня производит впечатление не столько цифра, сколько оценка того, что под этим подразумевается.

– Я знаю, вы противник дополнительных государственных праздников, вы за то, чтобы больше работать. А как вы относитесь к пересмотру Трудового кодекса?

– Проблема заключается в том, что политики не видят общей картины. Во-первых, мы очень увеличили количество праздничных дней. При этом остаются неиспользованные резервы. Надо равномерно распределять отпуск, праздничные и свободные дни. В Литве очень много свободных дней, например, материнских (родительских). Я не говорю, что их надо отнять, но скажите, зачем надо было принимать поправку к Трудовому кодексу о предоставлении родителям, воспитывающим детей до 12 лет, половину оплачиваемого свободного дня 1 сентября? Неужели без этой поправки родителей не отпустили бы с работы? Между тем самые большие проблемы у родителей начинаются 2-го, 3 сентября, когда ребенка надо научить переходить улицу, открывать дверь, разогревать обед и проч. Поэтому под предлогом, что я обязан вас отпустить 1 сентября, когда вы попросите меня отпустить вас 2 сентября, я скажу: нет.

Еще один пример свободных дней – это предоставление дополнительного отпуска за стаж. Но давайте будем честны: это советский реликт, когда поощрялся трудовой стаж, отработанный на одном рабочем месте. Сейчас другая экономика, другая динамика, люди не работают по 20-30 лет на одном и том же месте. Сюда еще добавьте возможность взять дополнительные дни на учебу, экзамены. Отдельной строкой идет материнский отпуск по уходу за ребенком. В Люксембурге, например, согласно трудовым законам, такой отпуск предоставляется на 4 месяца. Я не предлагаю сделать и у нас так же, но давайте дадим возможность желающим мамам не выбиваться из трудового рынка. Еще сейчас слышатся предложения узаконить рождественские каникулы. Зачем? Работодатель своих работников, если они хотят, отпустит и так, для этого не надо принимать закон. Поэтому во всем нужна гибкость и еще раз гибкость. К сожалению, Сейм этой общей картины не видит.

Что касается готовящихся изменений к Трудовому кодексу, то процесс идет, обновление будет. Но надо еще осуществлять фундаментальные шаги. Скажем, одна из идей – создание гарантийного фонда для увольняемых работников. Мы знаем, что в Литве действует гарантийный фонд, в который каждый работодатель платит 0,2 проц. из фонда заработной платы на случай банкротства предприятия. В равной степени (и все с этим согласны) можно еще создать альтернативный фонд помощи увольняемым, при котором работодатель выплатит выходное пособие только за один-два месяца, а всю остальную сумму, сколько положено по закону, доплачивает государство из этого фонда. Но опять же, в фонд надо платить дополнительно, потому что деньги из ничего не получаются. Поэтому по некоторым опорным точкам нужны политические решения. Таким образом остались еще некоторые спорные вопросы, но работа продвигается. Главное, не надо спешить.

– Месяц назад Международный валютный фонд назвал Литву развитой страной. Если у нас все так благополучно, почему тогда поток эмигрантов не уменьшается?

– Одна из причин, которая движет потоком эмиграции – это любопытство, желание посмотреть мир или намерение учиться за рубежом. Другая причина, которая уже влияет на трудовую эмиграцию, кроется в том, что вознаграждение за работу в Литве не соответствуют желаниям. В идеале хотелось бы, чтобы молодой человек, поработав и подзаработав в Европе, возвращался в Литву и открывал здесь собственный бизнес. Увы, такой идеальной картины нет.

К великому сожалению, мы в абсолютно открытом конкуренционном пространстве с теми странами, в которых благосостояние экономики формировалось не два десятилетия, как у нас, не можем дать тех зарплат, которые могут дать они. Не от того, что наши работодатели скупы и мало платят, а от того, что там созданное за счет сильных экономических субъектов богатство перераспределяется всем. Они за то, чтобы было больше богатых, при хорошо функционирующем перераспределении. Мы же в переходный период потеряли половину промышленности.

Единственный путь в нынешних условиях – это создание большего экономического пирога, при котором разница ВВП на душу населения будет уменьшаться. Тогда будут созданы предпосылки того, что зарплата за одинаковый труд будет одинаковой во всех странах ЕС.

И когда сейчас пытаются создавать программы по возвращению или уменьшению эмиграции, я совершенно не понимаю их смысла. Единственная программа – это развитие экономики. Возможно, найдутся недовольные культурной жизнью или плохим социальным обеспечением, но в целом недовольство у людей вызывает только финансовое обеспечение. Поэтому надо иметь пирог по больше. На этот случай есть очень хороший индикатор – доля промышленности в создании ВВП. В Европе – это 15 проц., в Германии и, к счастью, в Литве – больше 20 проц.

Я не верю в прогнозы о перспективности одних и других предприятий, а верю в менеджеров, которые находят нишу, находят хорошие технологии. Поэтому давайте поощрять лидеров – пусть это будут небольшие предприятия, но они растут. Понятно, чтобы дорасти до мировых гигантов, им нужны не годы, а десятилетия, но это уже вопрос времени.

Надежда ГРИХАЧЕВА

Фото из личного архива Г. Райниса

Статистика – самая большая ложь, поэтому надо смотреть не столько на цифры, сколько на объяснения, что они значат

XI литовско-белорусский экономический форум

8 – 10 июня 2015 г. в Мариямполе состоится XI литовско-белорусский экономический форум. Основной тематикой станет торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество Беларуси и Литвы, включая взаимодействие в области транспорта, транзита и логистики, финансовых рынков и банковских услуг, сельского хозяйства и пищевой промышленности.

Организаторами форума выступают с белорусской стороны: Министерство экономики, МИД, посольство Беларуси в Литве, профильные республиканские органы государственного управления; с литовской – Конфедерация промышленников Литвы, Литовский деловой совет по экономическому и торговому сотрудничеству с Республикой Беларусь, отраслевые ассоциации предпринимателей, посольство Литвы в Беларуси.

Литва является одним из ведущих европейских внешнеэкономических партнеров Беларуси. Страны эффективно сотрудничают в транспортно-транзитной и инвестиционной областях, хорошими темпами расширяется двусторонняя торговля товарами и услугами. По итогам 2014 года объем торговли между нашими республиками достиг 1,4 млрд долларов США. Только за январь-март 2015 года этот показатель составил около 300 млн долларов. Объем литовских инвестиций в экономику Беларуси в 2014 году достиг 233,5 млн долларов и увеличился по сравнению с 2013 годом на 31%. При этом прямые инвестиции превысили 190 млн долларов. В Беларуси работает свыше 600 предприятий с участием литовского капитала, в Литве – порядка 250 компаний с белорусскими инвестициями.

Литва > Госбюджет, налоги, цены > kurier.lt, 28 мая 2015 > № 1448592 Гядиминас Райнис


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 апреля 2015 > № 1333382 Александр Удальцов

Посол России в Литве Александр Удальцов видит «существенный регресс» в отношениях России с Литвой по всем направлениям. В интервью еженедельнику «Экспресс-неделя», которое сегодня, 3 апреля, опубликовано на сайте издания, Удальцов отмечает, что между странами в настоящий момент «свёрнут политический диалог».

«То, что сегодня Литва является одним из самых сложных наших партнеров, думаю, очевидно. И специальных доказательств этому не нужно: они ежедневно появляются в высказываниях некоторых руководителей Литвы. Россию называют „агрессором“, „оккупантом“, „террористическим государством“ и навешивают на неё другие взятые с потолка ярлыки. В то же время мы видим, что Европейский союз сейчас в украинском вопросе неоднороден, у ряда стран есть свой взгляд на эту сложную тему, и некоторые из них выступают против бессмысленных антироссийских санкций. Есть страны, в том числе такие гранды, как Германия, Франция, которые не являются сторонниками военного варианта решения конфликта на Украине и активного давления на Россию в этой связи. А есть группа государств, преимущественно маленьких, которые постоянно и крикливо призывают нажимать на Россию всеми возможными способами, поставлять вооружение Киеву, т.е. по сути выступают за силовое решение конфликта на Украине, действуют в интересах „партии войны“. Их называют „ястребами“, и все хорошо знают, кто к ним относится», — сказал посол.

По его словам, работа российского дипломата в Литве сейчас сопряжена со сложностями, поскольку дипломатическая деятельность должна быть направлена на развитие добрососедских, взаимовыгодных экономических и политических отношений. «Мы же являемся свидетелями существенного регресса практически по всем направлениям двустороннего сотрудничества. Отмечу, что происходит это не по нашей вине. Свёрнут политический диалог, приостановлена деятельность двусторонних механизмов сотрудничества. За прошлый год товарооборот между нашими странами сократился на 25% — это очень большой спад: в 2013 году он составлял 7,2 млрд долл.США, а в прошлом — 5 млрд. К сожалению, негативный тренд продолжает доминировать. Но будем надеяться, что это — временное явление. Мы никогда не выступали за сворачивание или осложнение двусторонних отношений. Это не отвечает интересам ни российского, ни литовского народов», — отметил он.

По словам Удальцова, санкции против России не изменят политику РФ. «Вообще ситуация в России далеко не безнадежна, как этого хотели бы некоторые наши оппоненты. Министры экономики и финансов России на днях заявили, что пик кризиса Россия уже прошла. И позитивных моментов немало: мы уже нашли пути выхода из санкционного кризиса, реализуется серьезная антикризисная программа, активно осуществляется диверсификация производства и поставок товаров, идёт процесс импортозамещения, стабилизировался рубль, растёт цена на нефть. Даже по прогнозам Министерства энергетики США, в этом году цена барреля нефти составит 59,5 доллара (наш бюджет сверстан из расчета 50 долларов за баррель). В следующем году оно прогнозирует рост цен на нефть до 75 долларов за баррель. Другими словами, как говорят у нас, — не дождутся!» — сказал в интервью дипломат.

Он раскритиковал нагнетание литовскими властями истерии о якобы скором возможном нападении России на Прибалтику. «Разговоры о грозящей „российской агрессии“ — это бред! У нас нет ни таких намерений, ни планов — зачем нам это нужно? Но, к сожалению, в Литве это стало официальной линией — подготовка к войне, нагнетание военного психоза. Все это сопровождается активными действиями по укреплению армии, увеличению военного бюджета, заманиванию в регион американских военных — пока на ротационной основе, но не скрывается, что Литва приветствовала бы и постоянное их размещение, хотя это противоречит Конституции ЛР. Увеличивается количество самолетов НАТО, охраняющих воздушное пространство стран Прибалтики, которые каждый день сопровождают российские самолеты, летящие из Калининградской области в большую Россию и обратно. Сеймом одобрен законопроект о возврате к системе обязательной воинской повинности. Список мер можно было бы продолжить. При этом нам говорят, что это мы представляем угрозу. Хочу в этой связи отметить, что вокруг России находится около 400 военных баз и объектов США и других стран НАТО. Практически ежедневно выполняются полёты стратегических разведывательных самолётов ВВС США РС-135 вблизи российских границ. Если в 2013 году было совершено 22 таких полёта, то в прошлом году уже 137! Это только один пример из множества других, свидетельствующих о демонстрации натовцами силы и попытках запугать Россию. С учетом этого мы вынуждены делать встречные шаги. Будем усиливать обороноспособность своей страны, заниматься перевооружением и переоснащением армии. Потенциал у нас огромный, например, в прошлом году мы продали вооружений на 15,5 млрд долларов и заняли второе место после США по продажам вооружений, а на третье выдвинулся Китай. Но, подчеркиваю, опасность исходит не от России», — подчеркнул Удальцов.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, в Литве на официальном уровне объявлено о «высокой вероятности нападения России». Возвращён призыв в армию, изменены законы использования вооруженных сил в мирное время против вооруженных групп без знаков отличия — так планируют бороться с «зелёными человечками». Даже парламент Литвы утвердил регламент работы в военное время, а Министерство обороны выпустило книгу для населения с советами, как себя вести во время войны. На зданиях тем временем появились знаки, сообщающие о том, что именно в них можно укрыться во время бомбардировки. Нагнетание истерии в обществе дошло до таких масштабов, что в последнее время в Литве часто находят «русских врагов» и «шпионов» в самых неожиданных местах. Так, 31 марта на магистрали Каунас — Клайпеда была замечена колонна белых грузовиков марки КамАЗ без тентов. По словам свидетелей, «они были с российскими номерами и похожи на те, на которых Россия перевозила военную технику на Украину» — так в Литве называют российский гуманитарный конвой с помощью жителям Восточной Украины.

Тема российских грузовиков стала главной в литовских СМИ. «Аналитики» и «обозреватели» рассуждали, как противостоять «вторжению зелёных человечков» в Литву. Позже оказалось, что грузовики везли в порт Клайпеды для последующей продажи в странах Африки. Однако полиция поблагодарила граждан «за бдительность».

В середине марта полицию и спецслужбы Литвы испугала информация о проезде через Вильнюс поезда в Калининград с призывниками Российской армии. Дабы пресечь высадку в Литве «зелёных человечков», многочисленные силы Вильнюсской полиции и пограничников окружили железнодорожные вокзалы столицы и Новой Вильни. Документы пассажиров поезда проверили, однако оказалось, что на поезде в Калининград следуют курсанты морского училища.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 апреля 2015 > № 1333382 Александр Удальцов


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2015 > № 1313555 Александр Невзоров

Невзоров: Такой ярости в сражении, которую тогда проявили литовцы, я не припомню ("Delfi.lt", Литва)

Рамунас Богданас

Петербургский журналист Александр Невзоров — человек с яркой биографией. Он прославился во времена перестройки, как создатель популярной в СССР телепередачи «600 секунд». После объявления независимости Литвы он делал репортажи об омоновцах Риги и Вильнюса, создал широко растиражированный фильм «Наши». Невзоров поддерживал путчистов в Москве в августе 1991 года, делал репортажи с войны в Приднестровье и Чечне.

Ему принадлежит фраза, что у вильнюсской телебашни в январе 1991 года «свои стреляли в своих». Созданная им организация «Наши» позже стала поддерживать и почитать Владимира Путина, она активно проявила себя в Эстонии в 2007 году во время беспорядков так называемой «Бронзовой ночи». Сейчас он утверждает, что ни в чем не раскаивается и ни за что не собирается извиняться.

В преддверии 25-й годовщины восстановления независимости Литвы, обозреватель Delfi Рамунас Богданас поговорил с Невзоровым по телефону.

— Мы с вами одного возраста, и в 1991 году у нас были абсолютно противоположные взгляды.

— Не исключено. Вы были советником Витауса Ландсбергиса?

— Да, по международным вопросам.

— Ну, кроме того, что вы были советником по международным вопросам, я подозреваю, что вы всегда были литовцем.

— Если вы говорите о чистоте, то вы, наверное, понимаете, что моя фамилия звучит не совсем по-литовски.

— Все равно, как и с русскими. Есть люди, которые себя причисляют к ним, и есть, которые не причисляют.

— А вы себя причисляете или не совсем?

— Нет, я себя совсем, категорически не причисляю к русским именно потому, что в России уже сложился мракобесный стереотип, что такое русский. Это обязательно православный, верноподданный, вытянутый в струнку и не имеющий собственного мнения человек. Недавно было какое-то гигантское поповско-министерское заседание, где они определяли, кто русский, а кто не русский. И, по их меркам, я им никак не могу быть. Впрочем, это меня никак не огорчило.

— Но были в России такие тенденции — Тургенев, западники...

— Для меня эти исторические персонажи и авторы художественной литературы — не большой авторитет. Я легко отказался от национальности. Если сейчас введут обязательное написание национальности в паспортах, я подумаю, и, наверное, впишу туда «команч».

— Между нами есть еще общее. Я как и вы люблю лошадей...

— Я уже довольно спокойно сейчас к этому отношусь. Долгое время это меня занимало, сейчас это меня занимает значительно меньше.

— Иногда говорить о том, что было 25 лет назад немножко глупо. С другой стороны, у людей есть такое свойство как память. Мы взвешиваем то, что происходило в нашей жизни, оцениваем. Может быть это для вас слишком чувствительно?

— Для меня не бывает никаких чувствительных тем. При том, что меня тоже нужно воспринимать правильно. Я не раскаиваюсь, не извиняюсь. Это совершенно не в моем духе.

— Я ведь не поп...

— Я могу вам объяснить. На тот момент у меня была Родина, под названием СССР. И я за нее сражался. Как только она перестала существовать, все эмоции в этой связи в известной степени девальвировались и ушли. При том, что я и на тот момент понимал и отдавал себе отчет в том, что люди по другую сторону баррикад имеют такую же правоту, как и я. Я имею в виду литовцев, которые сражались за свою родину.

— Там были не только литовцы, поляки, русские, украинцы были с нами...

— Да. Вероятно, если смотреть по гамбургскому счету, то они были, образно говоря, правее.

— При этом линия проходила между теми, кто был за независимость и кто за принадлежность к СССР.

— Верно.

— Если мы оглядываемся, то советская система была абсолютно неэффективной и себя защитить не смогла.

— Да, это была неэффективная и идиотская система, но это была моя Родина. Я тогда был не склонен это рассматривать с каких-то объективных позиций. В данном случае, когда пытаются создать какую-то существенную разницу между журналистом, публицистом и солдатом, то на самом деле ее нет. Неважно, из чего стреляет человек — из телекамеры или из винтовки, автомата. Важно, что он сражается. Кстати, такой ярости в сражении, которую тогда проявили литовцы, наверное, самая активная на всем постсоветском пространстве сила, которая зажгла и вдохновила всех остальных, я не припомню. И мы, наверное, были равны по той ярости, с которой столкнулись — советские (последние солдаты империи) и вы (которые отстаивали свою свободу).

— Вы имеет в виду рижский и вильнюсский ОМОН?

— Да. Там нельзя говорить об ОМОНах, там надо говорить об очень немногих идейных людях, которые были в составе ОМОНов и тех немногих идейных людях, которые вообще на тот момент были в советском государстве.

— Не все, наверное, идейные были.

— Нет. Те, кто не был идейным, с ними не дружили и не общались. Там были всякие разные люди. Но мы дрались за свою Родину, вы — за свою. Делали мы это с одинаковым остервенением и с одинаковым мужеством.

— Я был свидетелем того, как одного парня-добровольца расстреляли омоновцы. Непонятно, за что человека убили.

— Всякая война является неприятным событием. Ворошить это, я думаю, теперь уже смысла нет, когда прошло столько лет, и мы понимаем, что нами двигало, понимаем, как ни странно, святость и искренность наших побуждений на тот момент, мы вполне бы могли уже положить конец этой вражде. Тем паче, что объект, ради которого мы сражались, больше не существует. СССР погиб.

— Я тоже так думал, что СССР погиб: была Россия, Ельцин, был СССР с Горбачевым, сейчас президент России Владимир Путин плачет, что тогда проиграл. Но Россия выиграла. Произошла какая-то трансформация, и Россия превратилась в модернизированный СССР?

— Нет. Это все идеологические танцы. Этого не может произойти и никогда не произойдет, поскольку не существует сил, которые могли бы воскресить покойника с таким стажем нахождения в гробу. Разговор про возрождение СССР — бессмысленный и кощунственный. Кстати, именно Россия, а не Литва отправила СССР на тот свет. Если предъявлять кому-то претензии по поводу крушения СССР, то их надо предъявлять не Литве, а России. Именно Россия в лице ее руководства была той силой, которая решила судьбу страны и похоронила эту страну.

— Но сейчас то руководство не в большом уважении у нынешнего...

— Вы слишком много значения придаете всем этим поверхностным вещам.

— Люди любят идолов.

— Совершенно верно. Мы говорим о свершившемся историческом процессе, который необратим. И главное, что СССР погиб по объективным причинам. Для государственного образования такого типа в современном мире просто нет места. И не может быть, потому что полностью изменились векторы человеческой цивилизации. Ну, возродится империя, кому она нужна?

— Нынешнее движение России связано с болезненной потерей империи?

— Нет. Я думаю, что вопрос развала России тоже решен. За счет бессмысленности, огромности и нежелания интегрироваться в современный мир, невозможности существовать в той форме, в которой она существует. Поскольку я теперь, как человек без родины, могу оценивать вещи хладнокровно, я теперь это вижу со всей откровенностью и могу об этом говорить смело и честно. Ваша родина преуспела, я вас поздравляю, вам повезло больше.

— Как вам кажется, есть ли для нас сейчас угроза со стороны России?

— Трудно сказать. Не могу сказать ни да, ни нет. Меня спрашивают, почему я ни в чем не обвиняю непосредственно Путина? Как я могу обвинять человека, который находится под гипнозом тех идей, под которыми я сам провел столько времени. Я знаю, до какой степени эти идеи крепкие, страшные, неотступные.

— Но сам становишься творцом этого гипноза и дальше...

— Естественно. Коль скоро ты человек со способностями, и у тебя есть возможности медийные, властные, ты генерируешь его дальше, заражаешь им всех остальных, и он распространяется.

— Вспоминаю вашу крылатую фразу о Литве 1991 года — «свои стреляли в своих». Есть в Литве такой Социалистический Фронт с Альгирдасом Палецкисом, который с гордостью несет этот миф, хотя есть тысячи свидетелей того, что это миф.

— Я предлагаю набраться мужества и не ковыряться в этом сейчас, не пытаться сводить счеты двадцатипятилетней давности. Надо уметь многие вещи забывать и оставлять их в покое, потому что на кону гораздо более серьезные вещи, чем кто в кого стрелял 25 лет назад.

— Получается, что вы сейчас думаете, что мы имели право на независимость, а вы имели право не допускать этого?

— Да, конечно.

— Получается, что это не вопрос права, а вопрос права сильного. Как в тюрьме, кто сильнее, тот и прав?

— Нет, так нельзя сказать.

— Но вы говорите, что у всех одинаковое право — у тех, кто защищает независимость и тех, кто удерживает. Уравниваете.

— Права и есть равные. Просто надо понимать, что и по ту, и по другую сторону могли быть искренние и достойные люди. И когда уже все свершилось, свершилось столь трагично, то многие вещи можно и нужно пересмотреть. Не прощать, если нет возможности простить, не извиняться, потому что нет ничего глупее извинений и раскаяний, а принять сегодняшнюю картину, понять что нам сегодня обоим близко и важно.

— Что может объединять Россию и Литву, страны Балтии, если брать шире?

— Да данный момент нормальных людей в России и Литве может объединять только желание сохранить свободу Литвы.

— Но Россия — большой сосед, и мы заинтересованы, чтобы она была стабильной.

— Она не умеет быть стабильной.

— Это так предопределено?

— Вы посмотрите вокруг. Мне кажется, вам очень повезло с президентом. Мне очень нравится ваш президент. Передайте ей от меня низкий поклон.

— Украинцы говорят, что в ЕС есть только один мужчина и его зовут Даля Грибаускайте?

— Это абсолютно верно. Человек, который сочетает в себе столько храбрости и столько рыцарственности, цивилизованности — это редчайший вариант.

— Но в Литве есть люди, особенно те, кто имеет бизнес в России, которые упрекают ее в том, что она слишком пряма, слишком откровенно выражает свое мнение и этим портит отношения.

— Это их проблемы. Давайте не будет говорить об этом. Президент в данном случае — это не только президент для всех. Это некий рефлекторный властный орган, который обязан реагировать на имеющиеся, в том числе и существенные, угрозы. И бывают ситуации, когда президент просто обязан развернуть знамя и оказываться на самой высокой башне под обстрелом, забыв о том, что есть интересы каких-то бизнесменов. Она ведет себя храбро, но и безупречно.

— Нельзя не вспомнить об убийстве Бориса Немцова. Что происходит сейчас с Россией, когда политика убивают у стен Кремля?

— На это я вам не могу ответить, есть столько любителей поговорить о том, чего они не знают, что я не хотел бы к ним присоединяться, поскольку нет никакой внятности, информации для решения этого уравнения. У нас нет никаких данных ни по одной из позиций. А фантазировать я не большой любитель.

— Я не об этом, а в принципе о самом происшествии. Я это сравниваю вот с чем: недавно в Литве были выборы мэров, а в России — митинг памяти Немцова. Тут люди беспокоятся, кто у них будет мэром, а там — что убивают людей у Кремля.

— Это вполне естественно для сегодняшней России. Надо понимать, что она живет сейчас в какую-то особую, болезненную предреволюционную эпоху, которая должна завершиться большими потрясениями для нее и, возможно, для ее соседей тоже. Надо понимать, что это очень непростой, тяжелый период, который Россия будет проходить не безболезненно и, возможно, не очень быстро.

— Какие прогнозы для больного?

— Неутешительные.

— Вы видите внутренние силы, которые помогли бы ей измениться?

— Не вижу.

— Какой возможен путь для того, что гарантировать России нормальное развитие?

— Бессмысленно об этом говорить и упрекать в чем-то Путина. У нас 84% населения страны — это Путин. Это люди, которые находятся под гипнозом имперских настроений.

— Он — выражение, острие этой массы людей?

— Да, абсолютно. Это не его злая воля, фантазия, это абсолютная народность.

— Некоторые говорят, что если в России сменить первое лицо, то меняются и другие сословия?

— Друг мой, вы неправы. Вспомните пример человека, который открыл границы, разрешил хождение иностранной валюты, забрал у попов деньги, переименовал боярскую думу в Сенат, разрешил музыку, сбривал бороды. Помните, как его звали?

— Петр I.

— Нет, это Лжедмитрий. Он сделал это первым, еще за сто лет до Петра. Вспомните, с какой яростью его уничтожили. Меньше, чем за год. Поэтому говорить о том, что смена правителя всегда ведет к смене общественных настроений, неверно. Порою общественные настроения настолько сильны, что не в состоянии смириться с фактом смены правителя, и они растерзают любого цивилизованного человека, который напомнит, что у страны есть долг перед всем миром, заключающийся в соответствии норм меркам цивилизации.

— И последний вопрос: почему вы попросили не касаться украинской темы?

— Потому что, к сожалению, сочли, что мое участие в этой теме настолько разрушительно для государственной идеологии, что с меня взяли слово, что я не буду в течение какого-то времени этого касаться.

— Люди в серых костюмах?

— Нет. Я не очень боюсь людей в серых костюмах.

— Вы же свободный человек.

— Да, я свободный человек.

— Как вам могли надеть уздечку?

— Нет-нет, это результат договоренностей, а не чьего-то прессинга. К тому же, я не вижу смысла об этом говорить. Все, что мог живой человек на эту тему сказать, я сказал. Вы можете открыть «Сноб». Моя позиция не поменялась ни на секунду. Все то, о чем я говорил, я считаю актуальным и важным, живым. Я заключил этот договор с легкой душой, понимая, что лучше, чем я уже сказал, я все равно не скажу.

— Спасибо за беседу.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2015 > № 1313555 Александр Невзоров


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 января 2015 > № 1269339 Нил Ушаков

Мэр Риги Нил Ушаков обеспокоен последствиями напряженных отношений с РФ, в частности угрозой потери рабочих мест, инвестиций и экономических показателей Латвии. Об этом он заявил в интервью информационному агентству Reuters.

Как сообщает агентство, Ушаков прогнозирует серьезные проблемы, связанные с потерей рабочих мест, в случае прекращения транзита угля из Сибири к Балтийским морским трассам через Латвию.

"Если они решат, из-за политических причин, перейти к другим терминалам вдали от Латвии… это станет проблемой для нас, — сказал Ушаков. — Около 20000 человек работают в порту и далее 8000 — на железной дороге, которая зависит от российских грузов".

Кроме того, из-за прекращения транзита новый терминал Riga Coal для разгрузки угля находится под угрозой.

"Если русские решат не перевозить транзитом уголь через Ригу, большая часть латвийских и европейских денег окажется потрачена впустую", — сказал Ушаков.

Затраты на строительство Riga Coal Terminal составляют около 148 млн евро, 77 млн из которых финансируются из фондов ЕС.

В декабре 2014 года Нил Ушаков высказывался против применения к России санкций ЕС, отмечая, что Европа должна использовать все возможности для выстраивания отношений с Россией без введения ограничительных мер.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 января 2015 > № 1269339 Нил Ушаков


Литва > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 25 декабря 2014 > № 1262664 Повилас Гилис

Доктор экономических наук, парламентарий, заместитель председателя Комитета Сейма по европейским делам Повилас Гилис – один из политических тяжеловесов, участвовал в создании Социал-демократической партии Литвы, в качестве министра иностранных дел занимался становлением внешнеполитической деятельности Литовского государства.

О нынешней ситуации в Литве, в регионе, о внешней политике Литвы, о принципах ее формирования – в беседе корреспондента «ЛК» с президентом ассоциации экономистов Литвы, профессором Вильнюсского университета, бывшим министр иностранных дел Повиласом Гилисом.

- Чем вам запомнился уходящий год?

- Думаю, что два события были наиболее запоминающимися для меня и моих соратников – это президентские выборы и импичмент Неринге Венцкене. Сейм в очередной раз решил не обращать внимания на очевидные факты и лишить парламентария мандата. А ведь история такова – на основании сфабрикованных обвинений с Неринги Венцкене была снята юридическая неприкосновенность. Она вынуждена была уехать, так как ей угрожала опасность. Кстати, моя семья уже два года переживает за мою безопасность, опасаясь угроз. Такие действия свидетельствуют об отсутствии реальной демократии в стране.

Другое событие – президентские выборы. Хотел бы отметить, что я неоднократно предупреждал, что Даля Грибаускайте – это не тот человек, который может руководить страной ввиду ряда обстоятельств – человеческий фактор и биографические данные, которые она пытается скрыть. В свое время я сам, в качестве руководителя Министерства иностранных дел, принимал Далю Грибаускайте на службу, мы работали вместе. Она склонна к авторитарному управлению, а ведь по Конституции Литва – парламентская республика.

- Как вы оцениваете внешнеполитический курс Литвы? Литва оказалась на переднем крае проблем на восточном направлении, неся при этом чуть ли не самые большие потери среди стран Евросоюза?

- Как ученый я рассматриваю картину мироустройства в целом и могу с сожалением констатировать, что началась вторая «холодная война» западной цивилизации против России. Литва является членом Евросоюза, НАТО и, конечно, должна придерживаться установленных правил. Но каждая страна, даже принимая правила игры, может вести себя по-разному, как, например, ведет себя левый чешский премьер Милош Земан или правый – премьер Венгрии Виктор Орбан. Они на ситуацию смотрят прагматично и пытаются защитить национальные интересы, чтобы страна не потеряла дивидендов в экономическом плане, в плане национальной безопасности. В этом смысле я вижу усиливающиеся внутренние процессы и во Франции, Германии.

А мы, наша элита (а значение этого слова «избранный», «лучший», думаю, не совсем подходит для литовского общества, я их называю второй номенклатурой) по чьей-то подсказке или по собственному замыслу поднимаем истерию, которая очень опасна как для всего европейского процесса, так и для самой Литвы. Ведь по своему экономическому, военному потенциалу мы не являемся крупными игроками на мировой арене. Громкие высказывания президента Литвы усугубляют положение Литвы в смысле национальной безопасности. Никто раньше особо не знал Дали Грибаускайте, Литвы, а сейчас мы оказались в гуще конфликта, можно сказать, чуть ли не идем врукопашную.

Если мы начинаем относить россиян, Россию к империи зла, тем самым вызываем ненависть людей, живущих там. А это и непорядочно, и иррационально. Не бывают народы плохие или хорошие, в каждом народе есть и хорошие и плохие люди. Такими заявлениями мы по существу врагами делаем большую часть российского населения. Нужно подумать о последствиях, прежде чем допускать такие резкие высказывания.

- В последнее время представители национальных меньшинств также ощущают определенный прессинг, как бы и желание, идущее сверху, поссорить людей, создать недоверие в обществе…

- Действительно, мы можем констатировать, что поведение власти порой провокационное. Та же ситуация с русскими школами, я не знаю деталей, вероятно, там есть проблемы. И все-таки, зачем использовать силовые приемы против школ, делать так грубо, демонстративно? Разумного ответа на эти вопросы я не нахожу. Можно лишь констатировать, что если мы хотим сделать русских Литвы ее врагами, то идем правильным путем.

Другая крупная национальная община – польская. Я часто не согласен с высказываниями некоторых польских политиков, особенно произносимых из Варшавы (об этом я неоднократно писал), но это не значит, что надо усугублять ситуацию. Сказал какой-то политик не совсем верные слова, давайте скажем и мы – только устами политологов, журналистов, рядовых политиков, но не на высшем уровне. Представители власти должны проявлять сдержанность, рациональность, этичность. Надо помнить, что если мы ведем себя неэтично, то и другие могут себе позволить вести себя аналогично.

В дипломатии еще не было такого прецедента, чтобы из уст руководства страны другое государство называли террористическим. Может, это неудачная импровизация или комплекс, связанный с прошлым. Минуло 25 лет, как Компартия Литвы отделилась от КПСС. Я сам был коммунистом и не скрываю этого, но никогда не был антикоммунистом литовского типа. Замечаю, что те из литовских коммунистов, которые стали антикоммунистами, – очень агрессивные люди (улыбается. – Прим. авт.).

- Еще один странный для XXI века запрет – отключение некоторых телевизионных каналов. Сложно представить такие действия в цивилизованной Европе, членом которой мы себя позиционируем…

- В этой связи расскажу эпизод из моего детства. Мой папа был органистом в костеле, для той системы мы были чужие люди. Где-то в конце 50-х годов, когда мне было лет десять, папа купил радио, и мы начали слушать «Голос Америки». Было непростое, суровое время, глушили, прерывали передачи, но мы слушали, ведь очень хотелось узнать иное мнение. Нынешние запреты мне напоминают те далекие и, казалось бы, канувшие в Лету времена.

Я – за то, чтобы каждый человек мог формировать собственное мнение, основываясь на различных фактах. Нужно понимать, что из таких запретов ничего не выйдет – мир сегодня открыт. Как мне кажется, наша номенклатура так и не освободилась от комсомольского прошлого. В этой связи я планирую написать публичное письмо старого коммуниста бывшим молодым комсомольцам – «не делайте наших ошибок!»

Не может составить достойную конкуренцию в информационной битве и наш национальный канал. Более того, сегодня мы можем констатировать, что группа не очень способных людей де-факто приватизировала национальный канал. Не может быть права только одна сторона, что нередко декларируется на нашем телевидении. Я никогда не соглашусь с тем, чтобы мое мнение было единственным, не хочу возврата в то время.

- Один из современных вызовов для Литвы – массовая эмиграция. По сути, люди не выдерживают экономического, социального бремени и вынуждены покидать родные места.

- У нас попросту не понимают, что доходы большинства даже работающих людей слишком маленькие. Не может семья, имеющая двоих детей, прожить на доходы даже в 2 тысячи литов в месяц. Но зачастую в реальности наша власть печется о благе «бедных» банков, крупных фирм, а забывает о развитии малого, среднего бизнеса. По существу, сегодня все большинство наших политиков – либеральных взглядов, они не понимают значения всеобщего блага, справедливости, христианских ценностей. Не понимают разницы между предпринимательством и бизнесом. По сути, сегодня нет разницы между социал-демократами и консерваторами, как я уже писал – наша номенклатура не боится ни Бога, ни Карла Маркса.

- Не были ли нынешние ошибки заложены еще в начале 90-х, во времена восстановления независимости?

- Скажу так: западные коллеги подталкивали нас к созданию либерального общества. Другой принцип, на основании которого формировалось новое общество, – антисоветский инстинкт. Такие эмоции в принципе понятны, но не рациональны. Главное, чтобы было не так, как в Советском Союзе, сделаем все наоборот. На эйфории независимости нам недоставало трезвой оценки пройденного пути, констатации того, что не все в советский период было плохо.

Мне довелось знакомиться с экспертными оценками западных ученых, которые высказывали сожаление, что во времена распада СССР во главе крупнейших держав находились нео-либералы Маргарет Тетчер, Гельмут Коль и Джордж Буш, и Европа не пошла по пути создания социально-экономической модели, основанной на принципах справедливости и солидарности.

- Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА.

Досье «ЛК»

Парламентарий Повилас Гилис родился в 1948 году в Молетском районе, в семье органиста. Закончил в 1969 году экономический факультет Вильнюсского университета. В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию. Стажировался за рубежом. В 1969 – 1989 годах – преподаватель политической экономики на экономическом факультете Вильнюсского университета, с 1989-го заведующий кафедрами Вильнюсского университета, с 1991 года – профессор, доктор экономических наук.

Один из создателей Социал-демократической партии Литвы, с 2000 года – непартийный. Член Сейма в 1992 – 1996, 1996 – 2000 гг. и с 2012 года. В 1992 – 1996 годах министр иностранных дел в правительствах Бронисловаса Лубиса, Адольфаса Шляжявичюса и Миндаугаса Станкявичюса.

Жена – Нийоле, сыновья – Тадас, Игнас.

Литва > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 25 декабря 2014 > № 1262664 Повилас Гилис


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 13 ноября 2014 > № 1226769 Александр Удальцов

Год назад к обязанностям в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Литовской Республике приступил Александр Иванович Удальцов. Накануне российского праздника – Дня народного единства Александр Иванович посетил редакцию «Литовского курьера».

– Уважаемый господин Посол! Какие впечатления сложились о нашей стране за этот год, что Вам успело понравиться в Литве?

– В Литве мне давно многое нравится, иначе бы я сюда не приехал. Я занимаюсь Литвой и другими странами Балтии более 20 лет и думаю, что неплохо ее знаю. Тем более, я начал знакомиться с Литвой не только с того времени, когда она стала независимым государством, но и гораздо раньше. Многие из нас хорошо помнят, что еще во времена Советского Союза Прибалтика всегда вызывала особый интерес: люди стремились сюда приехать, окунуться в этот незабываемый приморский край, Литва воспринималась по-особому, имела свой менталитет, свою ауру. Я также старался не отставать и приезжал сюда отдыхать, путешествовать и с тех пор наблюдаю за Литвой в развитии. Так что у меня с вашей страной связаны самые приятные воспоминания, которые пока, в основном, приумножаются.

– Год по дипломатическим меркам – это много или мало?

– Я вам назову всего две цифры: совсем недавно исполнился 41 год моей работе в МИДе, из них 26 лет я работал за границей. В этом контексте один год – вроде бы немного, но, с другой стороны, с годами и опытом начинаешь понимать, что за год можно сделать очень много, как, впрочем, и многое не сделать и не успеть.

Бытует такое мнение: когда дипломат работает за границей, то первый год он работает якобы на понимание того, куда он попал, второй и третий годы – на страну пребывания, а четвертый и последующие годы – уже на свою страну. Если принимать такую схему, то важно, о каком годе в этом перечне идет речь… Если серьезно, то послом России за рубежом я назначаюсь в третий раз, я являлся послом по особым поручениям, так что опыт работы у меня есть, а это во многом облегчает восприятие страны, вхождение в суть проблем.

И еще одно наблюдение. Опыт – это колоссальное явление, особенно в дипломатии. Ведь дипломатия – это система прецедентов. Если вы хорошо знаете историю дипломатии, тем более сами в ней работаете десятки лет, то вы практически не попадаете в такую ситуацию, из которой не было бы выходов или в которой вам не приходилось бывать ранее. В этом плане прошедший «литовский» год тоже важен. Тем более, что он был весьма непростой.

– Перед назначением в Литву Вы представляли РФ в Латвии. В чем схожесть и различие двух Балтийских стран?

– Ответ до банального прост: между Литвой и Латвией есть много общего и соответственно есть много различий. Мне было 45 лет, когда я впервые был назначен в Латвию в качестве посла. Сейчас мне – 63 года. Тогда во мне было больше задора, энтузиазма, а сейчас – здравомыслия. Да и времена были другими. Во-первых, та Латвия, в которой я работал, не была еще в составе Европейского союза. Происходило только становление наших отношений и много делалось с нуля, было место для экспериментов, нестандартных ходов.

Что касается Литвы, то здесь я нахожусь в стране, которая является членом Евросоюза и НАТО и в силу этого имеет по понятным причинам умеренный суверенитет и суженное поле для маневра. Это, естественно, накладывает определенный отпечаток на наши двусторонние отношения. К тому же я не сторонник той точки зрения, что между странами Балтии – Литвой, Латвией и Эстонией – очень много общего. Понятно, что у них есть общие исторические корни, определенная близость менталитета.

Но, тем не менее, это разные народы, потому и различий между ними много. В первую очередь – это язык. Кроме того, в Латвии значительно больше русскоязычного населения и наших граждан, то есть в целом – соотечественников, что также накладывает очевидный отпечаток на жизнь страны. В Латвии серьезной проблемой остается безгражданство значительной части русскоязычного меньшинства и вытекающие из этого различия в правах. Мы, как партнеры, хорошо видим, что обе страны-соседки являются по целому ряду позиций конкурентами, а подчас и соперниками. Впрочем, это распространенное «соседское явление».

Если говорить о сходстве, то могу сказать главное: в ваших странах очень доброжелательные люди. Ведь самые точные впечатления о стране оставляет именно общение с людьми. В большинстве своем жители и Литвы, и Латвии в целом по-доброму относятся к нашей стране, россиянам, и я для себя делаю, возможно, несколько пафосный вывод: нас рассорить невозможно. Да, могут происходить какие-то негативные процессы под влиянием различных событий, но развести нас – дело нереальное. Такой вывод я делаю как человек, как дипломат и как политик.

– В связи с этим, появились ли у Вас новые друзья в Литве, какие встречи Вам запомнились?

– К слову «друг» надо относиться очень осторожно. Когда я женился, а было это лет 38 назад, мой отец, поднимая тост, сказал очень мудрые слова, которые я запомнил на всю жизнь. «У человека может быть лишь один, максимум два настоящих друга». И я всю жизнь убеждаюсь в том, что он был прав. У меня действительно есть один настоящий друг, не потому что я других к себе не подпускал, а так объективно сложилось. Остальные – приятели, добрые знакомые, соседи, но не более того.

То же самое относится и к государству. Хуже всего иметь якобы много друзей, среди которых потом оказываются псевдодрузья, а некоторые становятся даже врагами. Поэтому я придерживаюсь определенной теории: стараться квалифицировать всех точнее. Если речь идет о государствах, то разумнее вести речь не о друзьях, а о добрых соседях, о странах, с которыми доминируют добрососедские отношения, или о союзниках.

– А Литва в этом контексте к какой категории относится?

– Как вы понимаете, не к первой. Вы не можете не видеть, как «сверху» формулируется в Литве отношение к нашей стране, реальную политику в этом плане. С другой стороны, нельзя не отметить, что такой подход разделяется здесь далеко не всеми. Люди рано или поздно устают от навязываемых им враждебности, запугивания. Литовцы – народ здравомыслящий и доброжелательный. Они сами во всем разберутся.

– Господин Посол, как Вам кажется, чего в Литве не знают о России, и что мы теряем от этого незнания?

– Если говорить коротко, то в Литве не знают самой сегодняшней России. А если серьезно, то, конечно, у нас знаний друг о друге мало. И то, что мы долгое время были в составе Советского Союза, вовсе не означало, что мы скрупулезно изучали друг друга. Одну из причин такой ситуации я вижу в том, что наши люди все еще мало общаются, мало ездят: россияне – сюда, в Литву, литовцы (особенно молодежь) – в Россию.

Хотел бы привести один конкретный пример. Не первый год из Литвы организуются экспедиции «Миссия Сибирь». В этом году молодые люди ездили в Красноярский край, где они ухаживают за могилами сосланных туда соотечественников. Мы встречались с участниками экспедиции, помогали им, поскольку считаем, что это дело в основе своей важное. Это часть истории страны, не только вашей страны, но и нашей, общая память. Я разговаривал с ребятами после их возвращения: они были полны позитивных впечатлений. Больше всего их поразило отношение людей, то, как их очень тепло встречали. Многие из них хотят съездить туда с друзьями в турпоездки. Так что такие поездки, путешествия крайне важны и полезны, они на многое открывают глаза. И я в своей работе пытаюсь этому всячески способствовать.

Вторая сторона знаний друг о друге – это информация. Сегодня на пути взаимного познания друг друга создана масса субъективных препятствий специально для того, чтобы разъединить, а по возможности и поссорить. Но убежден – это явление временное: нельзя людей вечно кормить протухшим информационным продуктом и считать, что они не доберутся до истины и до других информканалов.

– С какими стереотипами о Литве Вам приходилось сталкиваться в России?

– Приходилось (смеется Александр Иванович). Например, у россиян существуют обобщенные стереотипы в отношении жителей Закавказских республик, которые в основе своей доброжелательные. Есть такие же обобщенные представления и о жителях стран Балтии – например, знаменитый акцент. Правда, он больше похож на эстонский, чем на литовский или латышский. Но уверен, что никто на такую «языковую нивелировку» не обижается. И хочу подчеркнуть: у нас очень хорошо относятся к литовцам, латышам, эстонцам. Вы никогда не услышите, чтобы в России кто-то сказал что-то оскорбительное в их адрес.

– Что тогда нам мешает чаще ездить друг к другу?

– Мешает, прежде всего, наличие виз. Россия, как известно, никогда не была сторонницей виз, их введения, выступала и выступает за их отмену. Следует, однако, признать: Литва никогда не была в числе стран ЕС – сторонников отмены виз. Более того, несколько лет назад мы пытались вместе с Литвой и Польшей пойти по пути местного приграничного передвижения. С польскими партнерами нам удалось «уговорить» Евросоюз и выйти на подписание, замечу, взаимовыгодного межправсоглашения. Изначально планировалось, что все три страны – Россия, Польша и Литва – обратятся в ЕС с тем, чтобы добиться изменения его соответствующего регламента за номером 1931, который регулирует приграничные связи. Но Литва и от этой идеи отказалась: в ней прошли выборы, пришли другие политики и изменили точку зрения по этому вопросу на 180 градусов.

А между тем наш опыт с поляками весьма позитивен: с российской стороны соответствующими разрешениями, а не визами имеет право воспользоваться потенциально один миллион человек, т. е. все население Калининградской области, а с польской – полтора миллиона. В это соглашение входят вся Калининградская область и два воеводства Польши – Вармино-Мазурское и Поморское, а не 30-километровые ограничения с каждой стороны, как это предписывает регламент Евросоюза.

Это явление оказалось экономически выгодным для самой Польши. На безвизовом приграничном передвижении она зарабатывает немалые деньги. Так, по подсчетам министерства финансов Польши, за последний год жители Калининградской области истратили в их стране 92 млн злотых (приблизительно 74 млн литов. – Прим. ред.). Приносит этот режим немало позитивных моментов и в других сферах общения: культурной, молодежной, туристической и ряде других. Другими словами, местное приграничное передвижение – это первый шаг на пути к безвизовому режиму.

К сожалению, с литовской стороны взаимопонимания в этом вопросе мы пока не нашли. И совершенно очевидно, что речь в данном случае идет о политическом решении руководства страны, которое не учитывает интересы жителей приграничных районов Литвы и предпринимателей.

– Литву и Россию связывает историческое прошлое. Какие вехи общей истории Вы могли бы отметить?

– У нас долгая и непростая история. В ней были разные периоды и, замечу, не всегда трагические. Не раз мы жили в составе единого государства, решали общие задачи, но такие страницы сегодня замалчиваются. Хотя, с другой стороны, мы являемся свидетелями прорыва вырванных из исторического контекста фактов, вписанных в соответствующий политический контекст, чаще всего искаженных или вложенных в ложную канву.

К примеру, Сейм Литвы объявил 2014 год – годом Оршской битвы, хотя любому историку понятно, что это событие не заслуживает столь пристального внимания. Речь шла о локальном конфликте князей, не сыгравшем практически никакой роли в событиях того времени. Но победили-то тогда московских князей, а теперь в глазах ряда политиков это выглядит как важное предзнаменование!

Мне кажется, сейчас надо говорить о более близких событиях, которые связаны с нашей современной жизнью. Безусловно, исторической вехой стала Вторая мировая война. Границы современной Литвы определены итогами этой войны. Причем территории зафиксированы не народным волеизъявлением, а за столом переговоров лидеров трех держав. Об этом сегодня стараются не вспоминать, а на этом фоне некоторые литовские эксперты начали выступать с «сенсационными открытиями» о том, что Калининградская область была передана СССР якобы на 50 лет. Замечу, что ни на каких международных конференциях, включая Потсдамскую, вопрос о сроках передачи Калининградской области вообще не поднимался. Псевдоисторики, которые об этом говорят, наверняка и не читали документов, на которые они ссылаются. К слову, такие толкователи истории должны понять, что подобные «вбросы» могут открыть ящик Пандоры и спровоцировать разрушение современного мироустройства.

Кстати, у нас с Литвой существует совместная комиссия историков, в состав которой входят крупные специалисты. К сожалению, комиссию в настоящий момент также «заморозили». А между тем такая профессиональная деятельность сейчас как никогда востребована. Результатом работы комиссии могли бы стать сборники публикаций, где литовские и российские историки представили бы свои точки зрения, документы на те или иные события. Пусть читатели сами ищут истину в таких публикациях.

– Наверное, у каждого времени свои послы? Какой стиль Вы предпочитаете на дипломатическом поприще? Какими качествами должен обладать дипломат?

– Вы правы: у каждого времени свои послы, но и у каждого государства свои послы, что отчетливо видно особенно в сложные периоды дипломатического развития. Хочу заметить, что российская дипломатическая школа относится к числу лучших в мире, имеет прекрасную систему подготовки и переподготовки дипломатов, их отбора. Результаты их деятельности говорят сами за себя.

На самом деле, качества, которыми должен обладать дипломат, совершенно очевидны. Как ни пафосно это звучит, но это должен быть человек, прежде всего, преданный своей стране, хорошо понимающий ее интересы, которые он и призван отстаивать. Не терплю дипломатов, которые под влиянием каких-то событий у себя в стране или где-то еще моментально перекрашиваются и превращаются, образно говоря, из убежденного коммуниста-интернационалиста в заурядного националиста.

Наряду с отличной профессиональной подготовкой, хорошим знанием языков чрезвычайно важны и его чисто человеческие качества – честность, порядочность, воспитанность, умение сходиться с людьми. Все это очень важно, поскольку дипломат – это лицо своей страны.

– Александр Иванович, а как ваша семья относится к столь длительным командировкам?

– Относится с пониманием, хотя, скажу откровенно, такой ритм жизни не всегда позитивно отражается на семье. Непросто годами жить за границей без семьи. Один из главных вопросов – учеба детей. У меня уже четверо внуков. Старшая внучка живет с нами, в Вильнюсе.

Школы при посольстве здесь нет, хотя в подавляющем большинстве стран они имеются. Поэтому она посещает вильнюсскую школу с русским языком обучения и ей там нравится. Но программы в школах Литвы значительно отличаются от российских, поэтому родители предпочитают, чтобы их дети старшие классы заканчивали в Москве. Впрочем, мы уже привыкли к такой кочевой жизни. Мой отец, жена, теща – также были мидовскими работниками, что упрощало задачу.

– Удается ли найти свободное время? Как Вы его проводите? Появились ли у Вас любимые места в Литве?

– Я – любитель автопутешествий. За рулем уже 43 года. Автоспортом начал заниматься еще в студенческие годы и проехал за свою жизнь полмира и практически всю Европу. За рулем я объездил всю Латвию, всю Литву. В выходные дни проезжаю по нескольку сотен километров. Люблю в поездках пообщаться с людьми. Оказалось, что почти с каждым жителем Литвы можно договориться по-русски. Кстати, объективная ситуация такова, что число этнических литовцев, желающих изучать русский язык, с каждым годом растет, и делают они это добровольно, понимая, что это язык нужный, востребованный в целом ряде профессий.

Один из моих самых любимых уголков в Литве – Куршская коса. Уникальное место, сказочная природа. Другое привлекательно место, естественно – Тракай. Здесь я бываю с нашими гостями, гуляем вокруг озера, а затем посещаем одно из небольших рыбных хозяйств, расположенных неподалеку, где можно порыбачить, а затем отведать приготовленную по вашему желанию рыбу. Как историку мне интересны Каунас, Советск-Панямуне и ряд других мест. Из других увлечений могу назвать книги, шахматы и бильярд.

– А кто ваш любимый автор?

– Как правило, на прикроватной тумбочке у меня несколько книг, и выбор того, что прочитать сейчас, зависит от настроения. Из авторов, которых перечитываю, отмечу, пожалуй, Ильфа и Петрова. Многое из того, что они писали почти век тому назад, актуально и сегодня.

Работая в Праге и изучив в совершенстве чешский язык, прочитал в оригинале Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» и совершенно по-другому воспринял это произведение, лучше ощутил его добрый юмор. Надеюсь, что изучу литовский и прочитаю в оригинале «Времена года» Кристийонаса Донелайтиса.

– Понравилась ли Вам и вашей семье литовская кухня?

– Мне нравятся цеппелины, а внучка любит кибины. А в качестве подарка из Литвы привожу своим друзьям «запрещенный» литовский сыр и «Шакотис».

– Ваши пожелания нашим читателям.

– Хотелось бы, чтобы у них была возможность получать разностороннюю и объективную информацию с тем, чтобы они понимали, что происходит вокруг. И конечно, счастья, любви, благополучия и… дешевого газа.

– Благодарю за беседу.

Валерий ТРЕТЬЯКОВ

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 13 ноября 2014 > № 1226769 Александр Удальцов


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2014 > № 1184657 Даля Грибаускайте

ГРИБАУСКАЙТЕ: ПОЧЕМУ МЫ СТАРАЕМСЯ НЕ ЗЛИТЬ ПУТИНА? (" THE WASHINGTON POST ", США )

Лэлли Уэймут (Lally Weymouth)

Агрессия президента России Владимира Путина на Украине вызывает беспокойство, поскольку за этим может прийти черед стран Балтии, которые являются членами НАТО. В интервью The Washington Post Даля Грибаускайте предупредила об этой опасности.

- Поддерживаете ли Вы бомбардировку Сирии, проводимую президентом США Бараком Обамой?

- Да, он показал, что может руководить. Нехватку руководства мы ощущаем в сегодняшнем мире - в Европе и США - это причина, по которой набирают силу террористические движения.

- Чувствуете ли Вы нехватку лидерства в регионе?

- Да. Нехватка лидерства создала предпосылки для того, чтобы силу набрали террористические группировки, такие как "Исламское государство". Если говорить об Украине, это создало условия для того, чтобы Россия стала страной с террористическими элементами.

- Как Вы оцениваете ситуацию на Украине?

- Ситуация все еще устрашающая. Российская армия все еще находится на территории Украины. Это означает, что Европа и весь мир позволяют России быть страной, которая не только угрожает своим соседям, но и предпринимает военные действия против них. Это тот же международный терроризм, как в Ираке и Сирии. На Украине идет настоящая война. Евросоюз и большинство мировых лидеров пытаются говорить об этом так, будто это не война, а только своеобразное оказание помощи террористам. Мы видели, что происходило в Крыму. В самом начале были "зеленые человечки", позже - Российская армия. Сейчас то же самое происходит в Восточной Украине. Я уверена, что это не последняя территория, на которой Путин намерен демонстрировать свою силу.

- По Вашему мнению, он пойдет дальше?

- Если будем слишком мягкими при назначении санкций или их применении, если не будем их осуществлять, то, думаю, он будет пытаться объединить Восточную Украину с Южной и Крымом. Недавно он сказал, что за два дня может дойти до Варшавы, Балтийских стран и Будапешта, а это - открытая опасность для соседних стран.

- Может ли он продвинуться дальше, в Приднестровье?

- Если мы допустим это, он может двигаться в любом направлении. Проблема в том, что путинская Россия сегодня готова и жаждет войны. Европа и Запад к войне неготовы и не хотят ее. В Европе и во всем мире нет силы, которая может остановить Путина. В конце концов будем удивляться тому, что будут заняты новые территории, раздроблены новые страны, а тогда решать это будет слишком дорого и поздно.

- Беспокоит ли Вас, что следующими могут быть страны Балтии?

- Если его не остановят на Украине, он пойдет дальше.

- Значит ли это, что НАТО недостаточно пятой статьи?

- Нет. Все говорят, что будет применена пятая статья учредительной хартии НАТО. Но это не остановит планы Путина, если не будет реальных действий со стороны европейских и мировых лидеров. Они лишь говорят. Мы должны остановить его на Украине. Пока это не осознали. Поэтому я говорю, что сегодня в Европе правит Путин, а не Запад.

- Является ли целью Путина дробление Европы?

- Сегодня опасность, вызванная поведением России, ничем не меньше опасности, которую представляет "Исламское государство" в Ираке и Сирии.

- Считаете ли Вы, что и "Исламское государство" и Россия занимаются террористической деятельностью?

- Да. Я считаю, что Россия терроризирует своих соседей, используя террористические методы.

- Однако мир больше обеспокоен "Исламским государством".

- Конечно. Это главная цель. К сожалению, это создает отличные условия для Путина делать то, что он хочет. На самом деле так называемые мирные переговоры в Минске проходили по путинскому ультиматуму. Западные страны и ЕС согласились на его условия, а это по сути означает раздел Украины. США послали на Украину продовольственные пайки, но их раздали с немецких грузовиков, чтобы не злить Путина. Почему все мы стараемся не злить Путина, который сейчас посылает свою армию убивать и оккупировать территорию Украины? Почему так чувствительно не реагируем на то, что чувствуют украинцы? Раньше или позже мы назовем его террористом и преступником.

- Эта ситуация напоминает Вам Судеты?

- Ситуацию перед Второй мировой войной? Да, конечно. Прекрасно понимая, что происходит, мы разрешаем делить Украину.

- После саммита в Уэльсе Литва чувствует себя достаточно хорошо защищенной?

- После саммита в Уэльсе НАТО очухался, уже не спит. Мы можем укреплять безопасность страны. Надо больше инвестировать. Но сколько у нас есть на это времени?

- Значит, санкции не наносят Путину необходимый ущерб?

- Их недостаточно. Но если он не остановится, быть может, страны предпримут еще более жесткие санкции. Глава украинской разведки сказал американскому должностному лицу, что их заставили согласиться с предложенным перемирием. Да. Европейцы и другие страны попросили (президента Украины Петра Порошенко - прим. ред.) Порошенко согласиться с условиями, которые для Украины были неприемлемы, поскольку означали раздел территории Украины.

- Значит, Россия получила Крым, а сейчас - Восточную Украину?

- С согласия лидеров Европы и других стран, поскольку Украине они ничем не помогли.

- Вы беспокоитесь о своей стране.

- Сейчас угрозу ощущают все соседи России. Им угрожают, смеются над ними, говоря, что они ненастоящие государства.

- Результатом будет война?

- Войны можно избежать. Если обе стороны готовы к войне, войны никогда не будет. Если Россия хочет войны, а Запад ее старается избежать, то Россия будет идти вперед, сколько может.

- США, кажется, больше заинтересованы в ядерном соглашении с Ираном.

- Это проблема. Если по каким-то причинам мы продаем независимые государства, то за какие моральные ценности мы боремся?

- Вы считаете, что это правда?

- Видя, как протекает процесс, могу утверждать, что это очень вероятно. Условия для перемирия подготовлены по просьбе России. Запад в военном отношении Украине не помогает. Россия на территории Украины может делать, что захочет. всем западным лидерам, которые в XXI веке разрешают агрессору делать все, что он хочет в независимом государстве, должно быть стыдно. Я довольна тем, что Обама продемонстрировал лидерство в Иране и Сирии. Я надеюсь, что это позволит сделать ему то же самое и в вопросе Украины. Способность руководить воспитывается в процессе обучения. Лидером не рождаются, а становятся.

- Литва находится в сложной ситуации.

- 50 лет мы были оккупированы, поэтому знаем, как вести себя с этим соседом. Удивляет, что далекие страны, которые никогда не переживали российскую агрессию, так боятся Москвы. Только страны, у которых с Россией есть общие границы - страны Балтии и Польша - не молчат. Против России есть только одно оружие: не молчать и быть смелыми, пристыдить западных лидеров, которые не берут на себя ответственность за защиту свободы, суверенности и демократии в Европе.

Перевод: Delfi.lt (Литва).

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2014 > № 1184657 Даля Грибаускайте


Литва. Евросоюз > Финансы, банки > kurier.lt, 15 мая 2014 > № 1076036 Витас Василяускас

В преддверии принятия окончательного решения о вступлении Литвы в еврозону на вопросы наших читателей отвечает председатель правления Банка Литвы Витас Василяускас.

- Разъясните, пожалуйста, техническую сторону обмена валют? Ведь денежная реформа, как правило, вызывает определенный ажиотаж у населения?

- Не вижу никаких оснований для ажиотажа. Как показывают опросы, проводимые в европейских странах, евро боятся, пока его нет в стране. Например, в Латвии, которая совсем недавно ввела общую валюту, уже сейчас евро поддерживают более половины жителей. В Эстонии, где евро существует уже несколько лет, его поддержка еще более впечатляющая – 76% одобряют евро. Убежден, что и Литва без помех перейдет к новой валюте. Безусловно, для этого необходима и соответствующая подготовка, которая уже осуществляется и в дальнейшем будет еще более интенсивной.

Вкратце представлю несколько аспектов по практическому введению евро. Как вы знаете, Литва готовится ввести общеевропейскую валюту евро 1 января 2015 года. Курс пересчета лита и евро установит Совет Евросоюза. Планируется, что курс будет объявлен примерно за полгода до введения евро, в июле 2014 года. Позиция Банка Литвы и правительства Литовской Республики такова, что нынешний официальный курс лита и евро, 3,4528 лита за 1 евро, останется таким и для введения евро в Литве. Нет никаких оснований предполагать, что соотношение курса может быть другим. Это подтверждает и опыт соседних Балтийских стран, которые поменяли свои валюты на евро по курсу, который существовал до введения евро.

После ввода евро 1 января 2015 года все деньги клиентов, находящиеся на счетах коммерческих банков и кредитных уний, на литовых платежных карточках, в евро будут пересчитаны бесплатно. Номера счетов не будут меняться. Вклады в литах, кредиты будут в установленном порядке автоматически и бесплатно пересчитаны в евро с применением установленного курса евро и лита. В Законе о введении евро в Литовской Республике, принятом Сеймом 17 апреля 2014 года, установлено, что в связи с введением евро не меняются условия никаких правовых документов, за исключением случаев, если о них была достигнута договоренность заранее.

Наличные в литах также будут меняться бесплатно. Коммерческие банки литы в евро будут менять бесплатно в течение 6 месяцев со дня введения евро, до 30 июня 2015 года. Через еще полгода, до конца 2015 года, бесплатно литы на евро будут менять некоторые отделения коммерческих банков, включенные в список, составленный Банком Литвы.

Безвозмездно 60 календарных дней со дня введения евро, до конца февраля 2015 года, литы на евро будут менять отделения АО «Lietuvos paštas», внесенные в список, созданный в АО. После окончания этого срока АО «Lietuvos paštas» сможет продолжить обмен валют по установленному им порядку. Банк Литвы в своих кассах в Вильнюсе и Каунасе литы на евро будет менять бесплатно неограниченное время.

С 1 января 2015 года заработную плату, стипендии, пенсии и цены на товары будут менять на евро по тому же курсу и по единым правилам округления. Доходы жителей, пересчитанные с литов на евро по установленному курсу, покажутся меньшими, но ведь в момент введения евро соответственно уменьшатся и цены.

Нужно знать и информировать об этом других, что ни дома, ни на улицах литы на евро меняться не будут. Поэтому жителям посоветуем быть бдительными и не обманываться, если их дома посетят или по мобильному телефону позвонят лица с предложением регистрировать литовые банконоты, сбережения в литах менять на евро или с подобными предложениями.

Намечено, что банкнотами литов и монетами, а также монетами литовых центов можно будет рассчитываться 15 календарных дней со дня введения евро, то есть 1- 15 января 2015 года. В этот период продавцы и постащики услуг в одно время обязаны будут принять до 50 единиц литовых монет, вне зависимости от их стоимости, и неограниченное количество банкнот литов. При расчете наличными в период хождения двух валют, евро и литов, сдача должна будет выдаваться только в евро, за исключением некоторых случаев: в местах торговли через автоматы (предоставление услуг), в общественном транспорте и такси, где сдача может выдаваться и литами.

Намечено, что лица, продающие товары или предоставляющие услуги, должны будут указывать цены на товары и услуги в литах и евро по установленному курсу пересчета и установленным правилам округления не позднее, чем через 30 дней после дня подтверждения курса, как ожидается, во второй половине августа. Это нужно будет делать в течение 6 месяцев после введения евро, таким образом, до конца июня 2015 года.

- В достаточном ли количестве, по вашему мнению, проводится информирование населения о предстоящем введении евро, в том числе на русском, польском языках?

- Информационная кампания организуется различными учреждениями и выполняется по трем направлениям. Первая, наиболее ранняя - общая информационная кампания, за которую ответственно Министерство финансов. В ходе ее будет представлена практическая информация о пересчетах зарплат, пенсий, социальных выплат, также политические и экономические аргументы введения евро. Планируется учредить бесплатную информационную телефонную линию. Также планируется организовать семинары для жителей в самоуправлениях.

Второе направление информационной кампании будет включать пересчет цен. Этим занимается Министерство хозяйства совместно со Службой защиты прав потребителей. Планируется, что летом 2014 года торговцы и поставщики услуг подпишут Меморандум доброй предпринимательской практики. Подписав этот документ, представители бизнеса добровольно обязуются не использовать введение евро как претекст для повышения цен и обеспечения пересчета цен и услуг.

Все представители бизнеса, подписав Меморандум доброй предпринимательской практики, приобретут право использовать специально для этой цели созданный логотип, который поможет хозяйственным субьектам добровольно придерживаться принципов честности, ответственности, прозрачности, предупредительности. Этот логотип будет размещен в местах предоставления услуг и торговли.

В ведении Банка Литвы – третье направление. Жителей, а также тех, кто работает с наличными деньгами, ознакомят с новой валютой, защитными мерами, а также порядком обмена. Уже проходят обучения, которые организует Банк Литвы для работников торговли, почтовых работников, других лиц, повседневная работа которых связана с наличными деньгами. Активный этап информационной кампании – ознакомление с наличными деньгами – намечен за 1 – 2 месяца до введения евро. Помимо широкой социальной рекламы в средствах массовой информации, в каждый дом должен попасть информационный пакет с описанием защитных мер наличных денег.

Для ознакомления общественности с литовскими евроцентами и евромонетами будет специально изготовлен набор евромонет. Один набор составит 23 монеты всех номиналов, общей стоимостью 11,59 евро. Набор будет продаваться за 40 литов – такая стоимость набора округлена в пользу потребителя. Намечено, что жители набор евромонет с 1 декабря смогут приобрести в кассах Банка Литвы в Вильнюсе и Каунасе, в коммерческих банках, а с 4 декабря – и в отделах АО «Lietuvos paštas».

Это хорошая возможность заранее ознакомиться с новой валютой и обеспечить себя мелкими монетами, так как они будут необходимы с введением евро для расчетов. Готовятся и будут распространяться предназначенные для жителей издания на литовском, польском, русском языках о практических аспектах и характеристиках наличных денег. Информация о введении евро также будет представлена в Интернете на русском, польском и литовском языках.

- Спасибо за интервью.

Галина КУРБАНОВА

Литва. Евросоюз > Финансы, банки > kurier.lt, 15 мая 2014 > № 1076036 Витас Василяускас


Литва > Финансы, банки > kurier.lt, 1 мая 2014 > № 1076028 Витас Василяускас

В апреле Сейм Литвы принял Закон о введении евро в Литве. Литва стремится стать 19-м членом еврозоны с 2015 года. Первые сигналы Литва получит в начале июня, когда Европейская комиссия и Центробанк Европы представят оценку программы конвергенции Литвы. В июле Совет глав Европейского союза должен принять окончательное решение и объявить курс обмена литов на евро. В канун столь знаковых перемен председатель правления Банка Литвы Витас Василяускас в эксклюзивном интервью «ЛК» ответит на актуальные вопросы наших читателей.

- Какое влияние может оказать сложившаяся экономическая ситуация, в частности, сокращение экономических взаимоотношений с Россией на введение евро?

- Упомянутая вами экономическая ситуация влияния иметь не будет. Литва с немалой долей запаса соответствует предъявляемым ЕС критериям, поэтому вероятность введения евро в 2015 году имеет только позитивные тенденции.

- Литва – последней из Балтийских «тигров» вводит европейскую валюту. В то же время соседняя Польша, хотя и имеет больший удельный вес в экономике Евросоюза, не спешит с введением евро. Ваша точка зрения о своевременности такого шага для Литвы?

- Сравнивать Литву с Польшей некорректно, прежде всего, из-за экономических различий. Обычно Литву сравнивают с другими Балтийскими странами (они уже ввели евро) в связи с достаточно открытой экономикой и похожим размером хозяйства стран. В то же время реальный ВВП Польши более чем в 13 раз превышает подобный показатель в Литве, а экономика более крупных государств, как правило, значительно более закрыта.

Открытость экономики чаще всего оценивают по соотношению экспорта и импорта со всей экономикой: в Польше номинальная сумма импорта и экспорта за 2013 год составила 90% ВВП государства, в Литве этот показатель экономической открытости почти в два раза больше – около 170% ВВП. Опыт малых и открытых экономик Балтийских стран показал, что с целью обеспечения экономической стабильности стратегия фиксированного валютного курса для них наиболее приемлема.

Литва такую стратегию применяет уже два десятилетия с 1994 года. Польша, в которой крупная и значительно более закрытая экономика, осуществляет другую денежно- кредитную политику. В этой стране фиксированный валютный курс применялся очень короткое время (до октября 1991 года), позже в ней действовала промежуточная стратегия валютного курса между фиксированным и свободно плавающий курсом, а с апреля 2000 года уже 14 лет Польша официально применяет стратегию свободного плавающего валютного курса (таким образом, курс польской валюты (злот) по отношению к евро не стабильный, а свободно меняющийся).

Из-за этих причин – различная денежно-кредитная политика, масштабы экономик, их открытость и структуры – различаются и оценки пользы и затрат введения евро. К примеру, по сравнению с Польшей значительно большая зависимость Литвы от международной торговли показывает и большие затраты на торговые отношения, прежде всего, расходы Литвы по обмену валюты, пока мы не присоединены к еврозоне.

Несмотря на это, как вы знаете, совсем недавно руководитель Центрального банка Польши Марек Бялка заявил, что в связи с кризисом на Украине целесообразно больше инвестировать в Евросоюз и переосмыслить вопросы членства в еврозоне. Кроме того, в настоящее время Польша не может присоединиться к еврозоне прежде всего из-за критерия дефицита государственного сектора.

Экономисты Банка Литвы подсчитали, сколько мы потеряли из-за того, что не ввели евро в 2007 году. Государственный и частный сектор в 2007-2012 годах смогли бы сэкономить 3,7-4,9 млрд литов, или 0,59–0,79 % ВВП. Добавив экономию по процентам за этот период, затраченных Литовской Республикой по долговым ценным бумагам, финансовая польза могла достигать 6,2–7,8 млрд литов. Для сравнения: похожая сумма в год в Литве выделяется для оплаты пенсий по старости.

Правда, Литва должна была бы инвестировать в общие ЕС инструменты стабильности, и в связи с этим дополнительные расходы правительства на проценты смогли достигнуть около 1 млрд литов, однако оценивая конечный результат разницы между пользой и затратами, выгода очевидна. Если бы мы ввели евро раньше, несколько миллиардов литов остались бы в карманах государства и граждан.

Результаты исследования Банка Литвы показали, что в ближайшем будущем позитивное влияние от введения евро, прежде всего, почувствуют жители, бизнес и публичные финансы, улучшатся оценки агентств кредитных рейтингов. О том, что с приближением введения евро будет повышен рейтинг, наши экономисты прогнозировали еще в начале года. Недавно был на несколько ступеней повышен рейтинг Литвы агентством «Standard & Poor’s». В последний раз рейтинг уровня «A-» был только в 2008 году.

Кроме того, влияние евро будет обозначено и через исчезновение расходов по обмену лита и евро, а также быстро растущий экспорт и инвестиции. В связи с этими действиями активизируется и экономика страны, увеличится количество рабочих мест и повысится занятость жителей.

В Евроклубе сейчас 18 стран, в которых живет около 330 миллионов жителей, среди которых и наши соседи – жители Эстонии и Латвии. Находясь в этом клубе, мы будем иметь значительно более весомый международный голос, большую экономическую и политическую безопасность. Введя во всех Балтийских странах евро, регион станет более интегрированным и удобным для инвесторов и бизнес-партнеров, которые смогут оценивать его как единое целое.

- Как отразится введение евро на экономических взаимоотношениях с восточными соседями (к примеру, расчет за энергоносители)?

- В торговых и экономических отношениях с восточными соседями существенных изменений в связи с введением евро не должно быть. Лит связан с евро фиксированным курсом со 2 февраля 2002 года, таким образом, условия сотрудничества уже сформировались. Поэтому переход Литвы на общеевропейскую валюту предпринимателям, торгующим с Россией и другими странами, не входящими в ЕС, будет больше техническими (пересчет валютного курса) действиями.

- Скептицизм с введением евро у части населения связан и с самой ситуацией в Евросоюзе. Ваша точка зрения по этому поводу?

- Еврозона последовательно решает свои проблемы. Оптимизм вселяет и тот факт, что положение в экономиках стран-членов еврозоны в настоящее время значительно улучшилось. С весны 2013 года наблюдается развитие экономики еврозоны и, учитывая тот факт, что показатели улучшаются, очевидно, что рост экономики будет устойчивым. Настроение в периферийным странах еврозоны также улучшается: надеемся, что улучшение ситуации в экономиках, хоть и медленное, но наблюдается во всех странах еврозоны. Европейская комиссия прогнозирует значительный рост (1, 2%) в этом году.

О растущем инвестиционном доверии свидетельствует и тот факт, что длительное время зависящая от внешней помощи Греция смогла самостоятельно одолжить на международном рынке.

- Как изменятся функции Банка Литвы в европейском контексте в связи с введением общеевропейской валюты? Какие дополнительные обязательства будут у Литвы, в частности, оказание помощи другим европейским странам?

- С введением евро в Литве Банк Литвы и дальше будет действовать как Центральный банк, однако укрепится международная роль государства. Банк Литвы приобретет равные права в управляющем Совете Европейского Центрального банка, который принимает важные решения в кредитно-денежной политике еврозоны, действующие на всей территории европейского континента.

Кроме того, Литва, став страной еврозоны, автоматически присоединится к банковскому союзу. Он создает общий механизм по надзору, гарантирующий единую систему надзора за банками, а также общий механизм по восстановлению и преобразованию, суть которого - спасение попавших в беду банков, прежде всего, за счет частных, а не государственных средств. Участие в этих механизмах будет иметь положительное влияние на устойчивость и развитие банковского сектора страны.

Банк Литвы, как и другие центральные банки еврозоны, будет выполнять и другие функции: отберет коммерческие банки, соответствующие операциям кредитно-денежной политики, и зарегистрирует обеспечивающий этим операциям соответствующий залог. Будет посредничать при вручении заявок коммерческих банков Литвы Европейскому Центральному банку с целью участия в операциях по кредитно-денежной политике.

Совместно с национальными центральными банками государств еврозоны центральный банк нашей страны также будет участвовать в деятельности координируемой рабочей группы и формировании стратегических решений в кредитно-денежной политике. Будет отбирать и представлять национальную статистику, прогнозировать и анализировать влияние кредитно-денежной политики в своей стране.

Вступив в еврозону, Банк Литвы и дальше будет заботиться о производстве денег. Каждая страна, вступившая в еврозону, имеет право выпустить в оборот евромонеты, в которых одна сторона – единая для всех стран (общая сторона), а другая (национальная) – отображает особенность каждого государства. Как платежное средство, они используются во всей еврозоне. Как известно, на литовских евромонетах будет национальный символ «Витис».

Вступив в евроклуб, Литва примет участие в Европейском механизме стабилизации, назначение которого – обеспечить стабильность в еврозоне. Размер вклада нашей страны в капитале Европейского Центрального Банка с учетом льгот, применяемых к менее богатым странам, не будет превышать 1% номинала ВВП. Литва, как и другие страны, будет иметь возможность использовать этот источник для решения финансовых проблем, если такие возникнут. Таким образом, участие в механизме можно приравнять приобретению полиса страхования.

Важен и еще один аспект: нужно помнить, что помощь из Европейского фонда стабилизации государствам ЕС это кредит, а не подарок. Поэтому участие в фонде стабилизации можно трактовать как инвестицию. Благодаря успешно проведенным операциям, фонд может зарабатывать. К примеру, за 9 месяцев 2013 года Европейский фонд стабилизации заработал около 640 млн литов прибыли. Прибыль получилась из процентов, собираемых за кредиты, предоставленные Испании и Ирландии. Став членом фонда стабилизации, Литва в будущем сможет претендовать на часть прибыли, если будет решено ее разделить.

Досье «ЛК»

40-летний правовед Витас Василяускас с апреля 2011 года является председателем правления Банка Литвы.

Родом из Каунаса, после окончания школы поступил на факультет права Вильнюсского университета. Защитив в 2004 году диссертацию, стал доктором социальных наук. Преподавал в Вильнюсском университете. В министерстве финансов Витас Василяускас работал вице-министром в 2001-2004 годах, когда нынешняя президент Литвы Даля Грибаускайте возглавляла это министерство.

В период подготовки Литвы к членству в ЕС Витас Василяускас был ответственным за приведение правовых актов Литвы в соответствии с требованиями Европейского союза.

Жена Раса – правовед, в семье трое детей.

В прошлом году был избран государственным служащим года по опросу журнала «Вяйдас».

Галина КУРБАНОВА

Литва > Финансы, банки > kurier.lt, 1 мая 2014 > № 1076028 Витас Василяускас


Литва > Электроэнергетика > kurier.lt, 24 апреля 2014 > № 1060584 Ярослав Неверович

Об уязвимости энергетического сектора говорят эксперты, жалуются на непосильные траты на энергоресурсы предприниматели, дороговизну услуг монополистов ощущают на своих кошельках рядовые жители. О состоянии энергетического сектора, перспективах развития в эксклюзивном интервью «ЛК» министра энергетики Литвы Ярослава Неверовича.

- Энергетическому сектору отводится особое внимание. В контексте складывающейся политической и экономической ситуации насколько реально решить вопрос об энергетической независимости Литвы? Какие первоочередные меры должны быть предприняты?

- Все необходимые шаги, нужные для обеспечнеия энергетической независимости, уже делаются не один год, однако этот и следующий годы будут особенно важными, так как завершится внедрение большей части стратегических проектов в энергетичесокй сфере.

В конце 2014 года начнет действовать терминал сжиженного газа в Клайпеде, который даст возможность не только диверсифицировать поставки природного газа, но и создаст предпосылки для формирования газового рынка страны и региона, будет создана возможность для поставок газа соседним странам.

Цель постройки терминала сжиженного газа основывается на том, чтобы создать альтернативу для приобретения более дешевого газа на рынке, а также укрепить свои позиции на переговорах по уменьшению цен на газ с пока еще монополным российским поставщиком «Газпромом». Литва, покупающая газ у единственного поставщика, платит значительно больше, нежели соседние страны.

Другой важный стратегический проект – электросоединение со Швецией и Польшей – также интенсивно продвигается, что позволяет говорить о старте этого проекта в 2015 году. Этот проект окажет позитивное влияние на энергетический сектор Литвы и всего региона. Завершение проекта энергосоединения не только создаст возможности для Литвы стать неотъемлемой частью энергетического рынка Евросоюза, но и сравняет цены на Балтийском и Скандинавском рынках, таким образом, для наших потребителей цена на электричество значительно уменьшится.

Средняя цена на электроэнергию на бирже, к примеру, в феврале этого года показала, что Литва, в случае возможности импорта электроэнергии из Швеции, Польши или Финляндии, смогла бы немало сэкономить. Средняя цена на бирже в Швеции составляла 31,6 €/MВт, в Польше – 39 €/MВт, в Финляндии – 35,2 €/MВт, в то время в Литве она достигала 43,6 €/MВт. Проведя энергомост со Швецией (NordBalt), цены на электроэнергию должны в среднем уменьшиться на 2 €/MВт, а в год экономия составит 70 – 95 млн литов.

Влияние энергомоста почувствует вся литовская экономика: мы будем соединены с лучшей энергосистемой Северной Европы: электроэнергию можно будет покупать у Скандинавских стран, Западной Европы и восточных соседей. Таким образом, будет уменьшен риск, так как появится больше вариантов альтернативных поставок электроэнергии. Кроме того, цену на электроэнергии можно будет рассчитывать, руководствуясь и прогнозами Скандинавских стран. Инвесторам будет создана возможность пользоваться более дешевой электроэнергией.

- Проект «NordBalt» назвали открытием «энергетического окна» в Европу…

- В апреле началась прокладка электросоединения «Nord Balt». Кабель будет проложен по дну Балтийского моря. Строительство электросоединения планируется завершить до конца 2015 года. Этот электромост является необходимым условием для создания общего энергорынка Балтийских стран и Скандинавии. Литва сможет покупать электроэнергию у богатых гидроресурсами стран Северной Европы.

Как известно, электросеть Балтийских стран с энергетической системой Северных стран соединяют только два морских кабеля «Estlink» между Финляндией и Эстонией. Однако этой мощности недостаточно, чтобы рынок Балтийских стран был полностью интегрирован в общий энергетический рынок. Возможность обеспечить Литву более дешевой электроэнергией из Скандинавии ограничена и недостаточной мощностью передаваемых линий между Эстонией и Латвией.

Руководствуясь подсчетами экспертов, можно сказать, что после начала эксплуатации электросоединения „NordBalt“, цены на электроэнергию в Литве и Латвии будут похожими, на цены в Северных странах и Эстонии. В настоящее время, не имея электромоста с Западом и собственного недорогого производства электроэнергии, средняя цена на электроэнергию в Литве и Латвии больше, чем в соседних странах, что негативно влияет на конкурентоспособность энергоемких промышленных предприятий.

- Поставки энергоресурсов с Запада – отдаленная перспектива, тем более, что пока они значительно дороже. А как складывается ситуация с обеспечением энергоресурсов в настоящее время?

- Как и в прошлые годы, в этом году почти 66 проц. потребляемой электроэнергии в Литве импортируется. На том же уровне остаются и объемы потребления – в прошлом году потребление составило 9, 6 млрд киловатт/ч электроэнергии.

Во всем Балтийском регионе и во всей Европе Литва – самый крупный импортер электроэнергии. В такой ситуации мы, прежде всего, стремимся обеспечить, чтобы инфраструктура была максимально задействована, безусловно, в границах допустимой надежности. Таким образом, создается возможность для разнообразного импорта электроэнергии и широкого круга импортеров.

Прошедшая зима и январь, февраль этого года показали, что инфраструктура, которая доступна для импорта из Беларуси и материковой России, не используется в полном объеме. Хотя Министерство энергетики с 2006 года выдало разрешение на импорт электроэнергии из Беларуси и России 19 предприятиям, реальная возможность импортировать электроэнергию есть только у одного импортера, а российский рынок электроэнергии является, по сути, «черным ящиком», в который не допускают участников рынка из других стран.

Инфраструктура нынешнего энергетического сектора Литвы ограничена для закупок из большего количества источников, в том числе и из Запада. А это без сомнения сказывается на ценах. После осуществления стратегических проектов и создания общего внутреннего энергетического рынка ЕС таких препятствий не останется и это гарантирует, что энергетические ресурсы можно будет приобретать по рыночным ценам.

Возобновлены и в настоящее время проходят переговоры с Газпромом, с целью уменьшения для потребителей цены на газ. Проходят консультации на уровне экспертов. Мы стремимся к тому, чтобы достичь взаимовыгодных решений. Наша цель – обеспечить, чтобы потребители Литвы платили за газ не больше, чем наши соседи.

- В годовом докладе президента Литвы предприятия – поставщики теплоснабжения «названы хищниками, завладевшими коммунальным хозяйством». Реально ли уменьшить аппетиты монополистов, сократить непомерные затраты жителей на оплату отопления, горячей воды?

- В апреле правительство одобрило проект программы развития Национального теплового хозяйства на 2014 – 2020 годы, основной ориентир которого – использование биотоплива когенерационным методом (когда одновременно производятся тепло и электроэнергия) в Вильнюсе и Каунасе. Расширяя возможности по производству тепловой энергии и увеличивая мощности по местному производству электроэнергии, можно будет на 25 – 30 проц. уменьшить цену производства тепловой энергии в Вильнюсе и Каунасе. С внедрением этой программы в Вильнюсе будет оборудовано когенерационная электростанция мощностью 145 МВт, а в Каунасе – до 53 МВт. Проект должен быть завершен до 2016 года.

Намечается, что в топливном балансе городов Литвы в 2020 году 20 – 30 проц. составит природный газ и 70 – 80 проц. топливо биологического происхождения (древесное топливо и др.). По предварительным данным, в 2020 году 30 – 35 проц. мощностей теплового производства должно составить оборудование, работающее на биотопливе, 55 – 65 проц. – оборудование на природном газе.

- Закрытие Игналинской атомной станции: проблемы и пути их решения.

- Нужно отметить, что решены критические вопросы по осуществлению проекта Игналинской атомной станции. Прежде всего, в ходе переговоров по поводу проекта B1 (хранилища для временного использования отработанного ядерного топлива) было возобновлено финансирование одного из важных проектов по закрытию станции.

Второе – в декабре прошлого года, Совет Европейского союза утвердил Регламент программы по прекращению эксплуатации ядерных реакторов в Литве. Отдельно одобрена программа ЕС, в которой намечено, что в период с 2014 по 2020 годы на выполнение работ по прекращению эксплуатирования Игналинской атомной электростанции выделено 450,8 млн евро финансовой помощи. В ходе переговоров удалось договориться, что финансовая помощь на программу закрытия ИАЭС увеличилась почти вдвое по сравнению с начальным предложением Европейской комиссии – от планируемых 229 млн евро до 450, 8 млн евро.

Третье – 18 декабря между государственным предприятием «Игналинская атомная станция» и подрядчиком „Nukem Technologies“ (выполняющим работы по оборудованию комплекса для упорядочения и хранения твердых радиоактивных отходов) подписано изменение договора. Таким образом, ИАЭС получила инструменты управления проектом, тем самым минимизирован риск невыполнения проекта. Кроме того, решаются возникающие между предприятием и подрядчиком неясности и споры, препятствующие ходу проекта. На сегодня можно сказать, что внедрение основных проектов уже сдвинулось с «мертвой точки».

- Каковы перспективы развития атомной энергетики в Литве, альтернативных источников энергоснабжения, добычи сланцевого газа?

- Последние шаги, предпринятые по поводу проекта Висагинской атомной, можно оценивать позитивно. Прежде всего, в связи с тем, что удалось обеспечить лучшие условия финансирования, которые всем заинтересованным сторонам представил стратегический инвестор «Hitachi» совместно с представителями японского агентства по экспортным кредитам.

Позитивные тенденции показывает и тот факт, что все потенциальные инвесторы (предприятия Литвы, Латвии, Эстонии и стратегический инвестор «Hitachi») детально и конструктивно оценили проект и представили общую позицию о будущем развитии проекта. Это повышает конкурентоспособность проекта и делает его возможным для дальнейших действий, как на межправительственном уровне, так и на уровне компаний.

С учетом договоренностей, достигнутых на встрече председателей правительств Литвы, Латвии и Эстонии, была создана премьер-министром Литвы Альгирдасом Буткявичюсом Комиссия по решению вопросов производства электроэнергии, синхронизации действий. Компетентные учреждения Литовской Республики сформировали позицию Литвы и представили ее потенциальным инвесторам атомной электростанции.

Надеюсь, что нашим учреждениям и предприятиям удастся эффективно сотрудничать и решить оставшиеся вопросы по проекту и представить конкретные предложения по поводу этого проекта на встрече премьеров, и, в конечном итоге, перейти к следующей стадии реализации проекта.

Говоря о возобновляемых источниках энергии, отмечу, что удалось отрегулировать производство солнечной энергии. Рабочая группа по возобновляемым источникам энергии также оценила возможности использования имеющего наибольший потенциал в Литве энергетического ресурса – биомассы. Использование биомассы не только снизит цены для потребителей, но и создаст рабочие места в связи с развитием новых промышленных отраслей.

Продвигается и ситуация с добычей сланцевого газа. Правительство и Министерство окружающей среды пересмотрели законы. Они стремятся ответить на все волнующие жителей вопросы. Планируется объявить новый конкурс на разведку и добычу.

По моему мнению, должны быть созданы такие условия, чтобы инвесторам было выгодно прийти на наш энергетический рынок и инвестировать. Необходимо создать различные варианты альтернативных поставок и производства энергетических ресурсов. И чем больше у нас будет альтернатив, тем эффективнее мы себя обезопасим.

- Благодарю за интервью.

Досье «ЛК»

38-летний политик Ярослав Неверович – член Избирательной акции поляков Литвы. В его послужном списке - работа в бизнес-структурах, на дипломатической службе, на должности заместителя министра иностранных дел Литвы. В декабре 2012 года по рекомендации Избирательной акции поляков Литвы (ИАПЛ) занял пост министра энергетики в кабинете Альгирдаса Буткявичюса, став первым министром-поляком в литовском правительстве.

Галина КУРБАНОВА

Литва > Электроэнергетика > kurier.lt, 24 апреля 2014 > № 1060584 Ярослав Неверович


Литва > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 марта 2014 > № 1090705 Даля Грибаускайте

ВОЙНА И ОККУПАЦИЯ - ЭТО УЖЕ НЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ В УЧЕБНИКАХ: ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ЕЖЕГОДНОГО ПОСЛАНИЯ ПРЕЗИДЕНТА ЛИТВЫ

Президент Литвы Даля Грибаускайте, сегодня, 27 марта, представила последний за время ее срока полномочий, годовой доклад о ситуации в Литве и мире. ИА REGNUM публикует полный текст выступления Грибаускайте на русском языке, который распространила пресс-служба президента Литвы:

Дорогие жители Литвы - граждане свободной Литвы,

Уважаемые члены Сейма,

в последние дни слова Свобода, Независимость, Суверенитет, Территориальная целостность и Мир приобрели новую ценность.

Европа, которая более половины века жила в мире и была за это удостоена Нобелевской премии, снова столкнулась с агрессией.

Война и оккупация - это уже не исторические термины в учебниках, а реальная угроза, существующая на Европейском континенте.

Сопереживая тому, что происходит на территории Украины, мы еще раз убедились в зыбкости свободы. Свобода будет в безопасности настолько, насколько мы способны ее защищать и укреплять.

Уже на протяжении 24 лет у нас есть возможность строить свое государство так, чтобы свобода не становилась заложником однодневной выгоды, политической алчности, чужой пропаганды или равнодушных к интересам страны группировок. Чтобы никто не сомневался в том, что наше государство молодой демократии готово к новым вызовам и свобода Литвы находится в надежных руках.

Все вместе мы уже сделали очень много в деле укрепления своей страны.

Приняты жизненно важные для наших людей решения, необходимые для того, чтобы мы могли безопасно выстраивать свою собственную жизнь и жизнь наших детей в Литве.

Сегодня, рассматривая достигнутые результаты нашей экономики и бизнеса, исторические перемены в стране, достижения в области культуры и спорта, оценки международного сообщества, мы можем гордиться своей Литвой.

Мы независимы и пользуемся уважением в международном сообществе, уверенно идем по пути демократического и правового государства.

Не прошло и четверти века после восстановления государственности.

Надо посмотреть на то, в чем наша сила и в чем мы еще уязвимы, чтобы без суеты и, не поддаваясь чужому влиянию, более стремительными и широкими шагами идти вперед.

Дорогие,

мирный гул истребителей союзников на празднике 11 Марта провел символическую черту десятилетия членства в НАТО и Европейском союзе - ценностно нового отрезка в жизни нашего государства, в котором свобода и безопасность неделимы.

Украинский урок - это обязанность для всех нас всеми силами продолжать охранять свою свободу.

Перед лицом угрозы мы все переоценили свои ценности. И я не сомневаюсь, что в сердце каждого пробудилось чувство долга в первую очередь перед своими близкими и одновременно перед своей Родиной.

Оказать сопротивление или приспособиться. Это решение надо будет принять всем: и сильным мира сего, и каждому человеку.

Мы переоценили не только ценности. Мы новыми глазами посмотрели на все, что делали до сих пор.

В эти неспокойные дни, выполняя свою конституционную обязанность дать обзор ситуации в стране и внешней политики, я призываю всех честно посмотреть на реальную ситуацию внутри страны и вокруг нас. Надо дать оценку тому, какой результат дали наши сплоченные усилия и какова цена халатности или вовремя не принятых решений. Когда началась демонстрация мощи и провокационные действия вблизи Литвы, мы проверили свой задел в области внешней политики. Проверили и перестали бояться. Мы не одни с нашими непредсказуемыми соседями.

Прежде всего союзники выполнили данное слово о том, что независимость, суверенитет и территориальная целостность Балтийских стран находится в сфере постоянных интересов США и НАТО, и как только возникла потребность - мы незамедлительно получили политическое и военное подкрепление.

На данный момент у нас есть все необходимые гарантии военной безопасности.

Прямая угроза региональной безопасности выявила и важность сотрудничества с соседними странами. Прекрасно осознавая, что сила региона в единстве, мы все вместе - литовцы, поляки, латыши и эстонцы - одинаково оценили угрозы и объединили свои усилия для обеспечения безопасности.

Литва за последнее время укрепила связи со всеми своими друзьями и союзниками в Европе и мире. Мы убедились, что главный и самый безопасный путь нашей внешней политики - партнерство со странами - членами Европейского союза, США и взаимодействие в формате NB8. С теми странами, которые нас уважают и нам доверяют.

Наше членство в Совете Безопасности ООН поддержали даже 187 стран мира из 193.

Особенно оправдала себя инвестиция в региональное сотрудничество - мы стали частью экономически самого сильного и безопасного в Европе региона стран Северной Европы и Балтии (NB8).

Это новая геополитическая траектория, которой больше внимания начинают уделять и Соединенные Штаты Америки. Итак, Литва переходит на новый уровень более широкого стратегического сотрудничества с США.

Прочные связи политического и экономического сотрудничества Литву связывают с Германией, у нас есть договор о стратегическом сотрудничестве с Францией.

Членство в НАТО и Европейском союзе - несомненная наша сила. Это подтвердила сама жизнь. Это не только гарантии военной, политической и экономической безопасности для наших людей, но и опирающиеся на демократические ценности, взаимное доверие и уважение отношения с другими государствами.

Мир доверяет Литве, надо и самим больше верить в себя.

В первую очередь мы должны сплотиться и все вместе подготовиться к новым вызовам.

Необходимо срочно обновить Национальное соглашение всех политических сил не только по поводу внешней политики и политики безопасности страны, но и по поводу адекватного финансирования обороны. Мы способны в ближайшие пять лет достичь того, чтобы на финансирование обороны страны выделялось 2% ВВП.

Другого пути нет - до прихода помощи мы сами должны быть в состоянии защититься.

Литва и другие страны уже сейчас подвергаются открытой информационной войне.

Планы НАТО по обороне не защитят нас от дезинформаторов, лжи и провокаций.

Умение сопротивляться пропагандистской машине мы должны воспитать в себе сами. В противном случае даже невинная песенка, прославляющая Советский Союз, может превратиться в открытую деструкцию.

Гласность - это самый эффективный ответ в подвергающейся информационному обстрелу Литве.

В этом деле самым прочным нашим щитом могут быть средства массовой информации страны с ответственной гражданской позицией, которые неуважительное отношение к нашему государству будут воспринимать как личный вызов и не пропустят распространяющих недоверие к Литве стрел лжи.

Поэтому я лично обращаюсь ко всем владельцам и руководству средств массовой информации, к каждому журналисту и обозревателю - помогите нашим людям отличить ложь от правды, четко и понятно информируйте общество о замыслах против нашего государства, будьте противовесом дезинформации и пропаганде враждебных сил.

Самый большой враг в информационной войне - утраченное время. Поэтому преступным является то, что и после нескольких кибератак Закон о безопасности сетей электронной связи и информации пылился на полках Министерства внутренних дел.

Защита данных и информации в век глобализации и цифровых технологий - дело нашей национальной безопасности.

Информационная война проверила и бдительность разведывательных служб нашей страны.

Год назад принят новый Закон о разведке, обязывающий обеспечивать быструю реакцию даже на самые незначительные проявления опасности, которые могут нарушить суверенитет государства, неприкосновенность и целостность территории, конституционный строй, интересы государства, оборонную и экономическую силу.

Но даже открытая агрессия вблизи Литвы не может заставить Департамент государственной безопасности приступить к действенному предупреждению угроз путем устранения факторов риска, опасности и угроз, возникающих за пределами или внутри страны.

Перекладываемая ответственность за предупреждение угроз снижает политическую и экономическую устойчивость Литвы.

Промедление, саморазрушение и близорукость - хуже непрогнозируемого соседа.

Более 20 лет мы медлили в стремлении к реальной энергетической независимости.

Тем не менее осенью, преодолев все враждебные штормы и бури, которые вызывают созданные чужими руками комиссии, в Литву прибудет символ нашей энергетической независимости - специальное судно-хранилище для терминала сжиженного природного газа.

Этот геополитический и первый в Балтийском регионе проект, созданный в рамках сотрудничества Литвы, Норвегии и Южной Кореи, является результатом исторических перемен в энергетической системе нашей страны.

Это успех, венчающий усилия всей Литвы, после которого российский газ, представляющий угрозу существованию, просто не является таким необходимым Литве.

В течение нескольких лет Литва смогла обеспечить альтернативные пути поставок не только газа, но и электроэнергии. Уже в следующем году, в 2015-ом, начнет функционировать электромост со Швецией - Литва соединит свои электросети со странами Западной Европы.

Это - конец энергетической зависимости.

Энергетическая независимость - необходимое условие процветания государства. Это не только справедливые цены на электроэнергию, газ и отопление. Это - безопасная и конкурентоспособная Литва.

Тем не менее, больше чем споры с "Газпромом" страну истощают аппетиты местных энергетических олигархов.

Сегодня коррупционные сделки тянутся от ставленников в министерствах энергетики и окружающей среды, органах самоуправления до ставленников в обществах совладельцев многоквартирных домов. Концерн ICOR, бывший Rubikon, стал хищником, завладевшим коммунальным хозяйством самоуправлений от сбора отходов до водо- и теплоснабжения.

Эта структура с постоянно крутящимися счетчиками обворовывает жителей страны не меньше "Газпрома", которому мы уже переплатили 5 миллиардов литов.

В случае обуздания злоупотреблений со стороны групп интересов в секторе энергетики, в котором крутятся 12 миллиардов литов, Литва стала бы конкурентоспособным и процветающим государством Европы.

Решительная политика государства нужна не только в интересах будущего атомной или сланцевой энергетики, но и сектора теплоснабжения.

Несмотря на то, что появились первые независимые производители тепла, теплоснабжение отделено от оказания других коммунальных услуг, прекращен произвол монополистов и отрабатывающих для них администраторов домов, все же пятилетние усилия, направленные на снижение цен на отопление и коммунальные услуги, недостаточны.

В некоторых регионах не орган самоуправления управляет поставщиками тепла, а стоящие за отоплением олигархи диктуют условия местной власти и жителям.

Поэтому очень серьезному обсуждению подлежит вопрос о передаче части теплового хозяйства в крупных городах в ведомство государства. Наконец в государстве должна быть разработана и одна общая программа в области теплового хозяйства.

Наше общее дело - помочь Литве стать сильной экономически и защититься от расхитителей.

Созданные от рака коррупции противоядия действуют - идет безоговорочная борьба. Только в прошлом году за коррупционные преступления суды назначили штрафы на сумму 1 миллион литов.

Уже завершено расследование 34 уголовных дел по факту незаконного обогащения, согласно которым стоимость имущества, приобретенного незаконным путем, составляет 11 миллионов литов.

Все это позволило Литве подняться в Индексе восприятия коррупции на 43-е место среди 177 государств.

Последовательная борьба Литвы с крупномасштабной коррупцией получила высокую оценку и в отчете Европейской комиссии. Но мы все еще находимся на последнем месте по мелкой коррупционной практике населения, которая в наибольшей степени укоренилась в учреждениях здравоохранения, органах самоуправления и полиции.

Коррупционные привычки не дают возможности прозрачно организовать работу и рационально использовать имеющиеся средства.

Только лишь на здравоохранение мы ежегодно выделяем 5 миллиардов литов. Еще 2 миллиарда люди доплачивают сами. У нас есть дорогое и современное медицинское оборудование. Однако качественные услуги здравоохранения большинству людей все еще доступны только за дополнительную плату.

Исследования показывают, что даже 79% населения страны полагают, что взятка помогает решать проблемы.

До тех пор пока мы не научимся рожать без взятки, трудоустраиваться без взятки, строить без взятки, стареть без взятки, мы будем уязвимы, потому что нас можно подкупить.

Только тогда, когда ни одного из нас не будут связывать коррупционные связи, никто не сможет покупать или продавать Литву.

После ужесточения законов о конкуренции у монополий стало меньше возможности для злоупотребления, пресечен путь недобросовестной конкуренции. Совет по конкуренции в последние годы назначил штрафы на сумму 80 миллионов, что в 2 раза больше, чем за весь период своего существования, и защитил потребителей от убытков в размере 186 миллионов литов.

Больше денег для создания благополучия людей появилось с началом повышения уровня прозрачности в системе публичных закупок. Открытость в этой сфере, где крутятся 14 миллиардов литов, уменьшила число злоупотреблений в два раза. Однако в органах самоуправления еще много непрозрачных закупок, особенно в области биотоплива и утилизации отходов.

В случае если бы и Государственная налоговая инспекция не спускала глаз не только с малого бизнеса, но и миллионных прибылей, у нас в государственной казне было еще по меньшей мере на полмиллиарда больше.

Прозрачный, конкурентоспособный, инновационный и основанный на личной инициативе людей бизнес тоже повышает устойчивость Литвы.

По стране стремительно катится волна прозрачного бизнеса, несущая культуру уплаты налогов, прозрачных зарплат и публичных закупок, честной конкуренции и этического бизнеса.

Растет число активных и изобретательных предприятий - "газелей" бизнеса, - которые умело приспосабливаются к изменениям международного рынка и конкурируют за счет качества продукции.

Становится более популярным, особенно среди молодежи, социальное предпринимательство, стремящееся не только к прибыли, но и пользе для общества. Такие предприятия трудоустраивают социально уязвимых людей, занимаются экологическим бизнесом, оказывают необходимые для людей услуги.

Помочь утвердиться честным бизнесменам с гражданской позицией во всей стране - не только дело "Литвы без тени" или "Линии прозрачности", но и прямая обязанность правительства.

Именно такой бизнес является силой экономики государства и противовесом коррупционным сделкам, теневым платежам и связанным двойной бухгалтерией "дельцам".

Ответственный и прозрачный бизнес не позволит унижать и шантажировать Литву.

Маржа прибыли часто равна марже риска. Поэтому самое время искать такое место для бизнеса, чтобы не надо было жить в страхе и за масло продавать Литву.

Тем более что за последнее время сделано очень много в поиске надежных рынков, повышении известности Литвы, развитии экономических связей и налаживании новых контактов.

Литва уже приглашена начать переговоры о членстве в Организации экономического сотрудничества и развития - в клубе экономически стабильных и надежных государств.

В период председательства в Совете Европейского союза дипломатический горизонт Литвы очень расширился: мы повысили свою известность среди стран, нас слышат и уважают. Литва прославилась как трудолюбивая, надежная, инновационная страна с богатой культурой и современным бизнесом. Надо сохранить этот задел и воспользоваться им.

Международное признание Литвы должно превратиться в выгодные для страны проекты.

Уже сейчас более 75% литовских товаров вывозятся в страны - члены Европейского союза. А пути экспорта современных литовских лазеров простираются по всем континентам мира.

Инвестиции государств - членов Европейского союза в экономику Литвы составляют 82,5% всех инвестиций в стране. Только страны Северной Европы в нашей стране инвестировали почти 17 миллиардов литов.

Жизненно важное значение имеет поощрение и привлечение прозрачных инвестиций во все регионы страны.

Для этого необходимы сплоченные усилия дипломатов, представителей власти и предпринимателей страны.

Публичное учреждение "Инвестируй в Литве" только лишь в прошлом году содействовало реализации 22 бизнес-проектов с нуля в разных районах страны. За четыре года работу получили 9 570 жителей Литвы.

Однако инвестиции полностью обходят стороной самоуправления Риетаваса, Шилале, Мариямполе, Пагегяй, Шальчининкай, Лаздияй, Юрбаркаса, Бирштонаса, Рокишкиса.

Привлечение инвестиций должно стать и прямой ответственностью местной власти. Станет ли Литва страной, в которую рвется капитал, технологии и инновации, с хорошими условиями для работы и заработка, зависит от способности и усилий каждого мэра и старосты.

В некоторых самоуправлениях работает лишь треть населения. Поэтому социальное неравенство становится угрозой государственной безопасности.

Только если у наших жителей будет работа, они будут неуязвимыми и чувствовать себя в безопасности в своем государстве.

Наши человеческие ресурсы действительно уникальны. Даже иностранные инвесторы признают, что работники в Литве - высшего уровня. По уровню образования рабочей силы мы входим в шестерку лидеров среди стран Европейского союза.

Мы шлем миру из космоса приветствие на литовском языке, запатентованные изобретения литовцев конкурируют на мировых рынках, мы - страна с самым быстрым Интернетом, у нас 5 долин для развития науки и предпринимательства, лаборатории самого высокого уровня.

Литва, которая может составить конкуренцию в мире за счет качества труда и изобретений, - уже реальность, а не перспектива. Это дает новое ускорение развитию экономики страны и модернизации хозяйства.

В случае уменьшения разрыва между наукой и бизнесом, модернизации управления обучением, развития профессионального образования с учетом потребностей рынка Литва сможет конкурировать не только за счет квалифицированной рабочей силы, но и за счет производительности и технологий.

Путем инвестирования в специалистов мы повысим потенциал всей экономики и обеспечим экономическую стабильность Литвы.

Только лишь на трудоустройство молодых людей до 2020 года планируется выделить более 400 миллионов литов. В случае разумного использования этих денег на активные проекты первым рабочим местом наших выпускников точно не станет Биржа труда.

Растущая экономика должна создавать рабочие места и возможность получать доходы, гарантирующие достойную жизнь, чтобы люди чувствовали себя в безопасности сегодня и были спокойны за будущее своей семьи.

У нас устойчивая экономика, солидные макроэкономические показатели.

У нас есть все возможности для более стремительного роста экономики.

Мы сделали все, чтобы наша страна в ближайшие семь лет получила из бюджета Европейского союза финансовую помощь в размере 44,5 миллиарда литов, что на 10% больше, чем было в предыдущий период.

Земледельцы и жители села получат почти половину всей этой суммы - 17,24 миллиарда литов.

Однако в нашей стране все еще 500 тысяч гектаров запущенной, залежной земли. Подсчитано, что если на этой земле росли бы зерновые или другие сельскохозяйственные культуры, то ежегодно мы бы заработали дополнительно миллиард литов.

Надо самим трудоустроить свою землю и тогда не надо будет опасаться, что ее выкупят чужие.

Европейская помощь невечная, она будет постепенно уменьшаться. За 10 лет членства в Европейском союзе мы уже достигли 72% от среднего по ЕС показателя уровня жизни.

Сейчас финансовая помощь Европейского союза составляет почти четверть годового бюджета нашего государства. Поэтому мы должны очень ответственно и разумно инвестировать эти деньги в будущее и обеспечить, чтобы экономическое благополучие вошло в дом каждого человека, а не осело в карманах коррумпированных группировок.

Одна из самых больших угроз сегодня - с трудом в ходе переговоров в Брюсселе полученные деньги просто могут растащить.

Преодолевая экономический кризис и спасая страну от банкротства, мы ясно увидели, что не отсутствие денег самая большая проблема нашего государства. Больше всего нас делают бедными коррумпированные группы интересов и необдуманная трата денег.

Литва может стать страной возможностей для честных людей, если мы не позволим узурпировать эти возможности мошенникам и махинаторам.

С началом нового этапа распределения европейской финансовой помощи мы видим, что началась искусственная ротация руководства: предпринимаются попытки партийными кадрами заменить руководителей агентства Европейского социального фонда, Министерства сельского хозяйства, Национального платежного агентства, даже домов опеки детей с ограниченными возможностями, профессиональных школ, библиотек и центров культуры.

У правящего большинства, занятого борьбой за зоны финансового влияния, нет времени для решения застарелых проблем людей.

Несмотря на то, что пенсии еще не компенсированы и не восстановлены заработные платы людей, вновь появляются докризисные партийные аппетиты и безответственные популистские обещания. Они могут снова повергнуть страну в финансовый хаос.

Только путем проведения ответственной финансовой политики мы можем выстоять под любыми ударами.

Введение евро ограничит политический и финансовый популизм и защитит государство от безответственного поведения политиков. Евро без сомнения станет и важным импульсом для нашей экономики.

Взвешенное использование государственных средств и инвестиции, дающие самую большую экономическую и социальную эффективность, сделают нас еще сильнее.

Уважаемые,

на защиту интересов государства и честных людей все решительнее встают независимые правоохранительные органы страны.

В результате принципиального подхода, жесткого отбора и ротации юридическое сообщество страны очищается от коррумпированных и случайных людей. Формируется профессиональная армия юристов с гражданской позицией, готовых отстаивать интересы государства внутри страны и на международной арене.

Мантия судьи снова становится символом достойной судебной власти, а не прикрытием от безнаказанности.

За пять лет поменялись 86% руководителей судов, назначено 115 новых судей.

Суды становятся более современными: компьютеризовано распределение дел, запущена система электронных дел, традиционные протоколы заменяются цифровой записью. Практика более быстрого рассмотрения дел должна применяться и в отношении уголовных дел. После того как представители общества стали принимать участие в процессе отбора и оценок судей из закрытого клана судьи превращаются в открытое сообщество.

Возвращается и доверие людей к правосудию: еще пять лет назад судам в стране доверял лишь один из пяти граждан. Сегодня это число выросло в два раза - от 24 до 51%.

Полицейским на данный момент доверяют 69% населения страны, а модель службы иммунитета стала для всех правоохранительных органов примером эффективной борьбы с коррупцией внутри системы.

Сложнее всего модернизация доходит до прокуратур страны. Здесь все еще процветает власть старших прокуроров, в систему не приходят новые люди, не меняется отношение к правам человека. Недостаточно инвестируется в профессиональный рост, не проводится анализ, по какому пути идет Европа и мир, все еще с трудом пробивают себе дорогу новые идеи.

Ротация руководителей и тут дает результаты, но очевидно, что некомпетентность и после ротации останется некомпетентностью, неспособной видеть реальных угроз государству.

Поэтому в этой сфере не теряет своей популярности советское уголовное преследование, хотя право давно изменилось и нельзя защищать с позиции силы. Такие действия, нарушающие права человека, уже вызвали отклик со стороны международного сообщества.

В мире набирает популярность восстановительное правосудие: процесс переговоров, мировые соглашения. А в Литве расследуется все подряд, и обязательно хотят наказать.

Все это с каждыми новыми выборами создает почву для возобновления политических прихотей менять руководителей правоохранительных органов и желания использовать правоохранительные органы в качестве инструмента для сведения счетов.

Ситуацию может изменить лишь личная ответственность, решимость и самоотверженность юристов, не боящихся перемен и вызовов.

Принципиальная и эффективная защита государства и прав человека, а не слепая защита собственного мундира должна стать миссией всей многочисленной общины юристов, насчитывающей более 5 тысяч человек.

Мы будем последовательно идти по пути укрепления правового государства, только если будем использовать цивилизованные инструменты национального и международного права. В этом случае мы сможем обеспечить верховенство Конституции и уважение к праву.

Узкие партийные интересы не смогут привлечь себе в помощь не только правоохранительные, но и правотворческие органы. Политика не станет бизнесом, преследующим личные цели.

Сегодня политическая безопасность Литвы находится в западне, которую мы установили, безответственно выбирая или вообще не принимая участия в выборах. А ведь будущее страны в первую очередь определяет политическая воля.

В шестой раз мы начинаем свободные выборы Президента. В первых президентских выборах участвовали почти 79% имеющих право голоса жителей.

В последнее время на выборы приходят едва ли не половина обладающих правом голоса жителей. На последние выборы в Сейм голосовать не пришли и равнодушными к будущему государства остались даже 450 тысяч молодых людей в возрасте от 20 до 40 лет. В этом случае власть для нас выбирают чужие деньги. Им, а не избирателям становятся подотчетны политики страны.

Политическая безопасность и зрелость Литвы начинается с избирательной урны.

Мы уже освобождаемся от паутины политической коррупции, партии учатся жить без финансирования со стороны бизнеса.

На смену старой номенклатуре приходят активные, в свободном и демократическом мире выросшие и образованные молодые люди. Еще несколько лет и они встанут у штурвала государства. Надо помочь им не утратить веру в Литву.

Дорогие сограждане,

сегодня, когда в колыбели нашей литературы - Калининградской области - против Литвы бряцают оружием, оживают письма Кристионаса. Донялайтиса , хранящиеся в музее в Чистых Прудах. В них жив вечный наказ, который помог Литве выжить.

Это напоминание и нынешним донелайтисам, майронисам и марцинкявичюсам Литвы, нашему соцветию искусства, культуры и спорта, интеллектуалам и духовенству страны и лауреатам Национальной премии - ваше место на передовых линиях, а не в тени.

Вклад личностей особенно важен в деле созидания зрелого общества, культуры государства, политики исторической памяти и уважения друг к другу.

В этом году свою работу начала Служба по вопросам культуры Литвы - распределение средств на культуру деполитизировано. Вы сами, представители искусства, решайте, какие проекты достойны внимания государства и могут послужить укреплению духа Народа.

Не только Государственная комиссия по литовскому языку должна заниматься вопросами сохранения литовского слова, это должно стать обязанностью каждого из нас.

Именно язык является началом формирования гражданской позиции и ответственности за свою страну, сохранения идентичности и культуры и взаимной связи между общинами во всем мире.

Идеи оказания помощи Литве и друг другу рождаются на молодежных встречах и бизнес-форумах литовцев мира, миссиях по сохранению исторической памяти. Вопросами благополучия жителей Литвы в разных областях занимаются и неправительственные организации страны, которых насчитывается более 10 тысяч.

Проект "Глобальная Литва" становится уникальным явлением в деле укрепления государства.

Где бы мы ни находились, будем возвращаться в Литву со своими знаниями, идеями, инвестициями и опытом. Ни один человек не должен оставаться на обочине прогресса Литвы.

Если мы разойдемся в разные стороны, наше место займут другие, для кого Литва - не Родина.

Дорогие,

Литва - самая красивая и лучшая страна. И она станет нашим домом благополучия, если мы будем верить в Литву.

Защитники, павшие 13 января 1991 года, нам предоставили возможность самим создавать государство, а не продавать или отдавать ее другим.

Поэтому надо не только носить цветок незабудки на отвороте одежды, чтобы помнить о цене свободы. Каждый из нас своим трудом и жизнью обязан ее укреплять.

Я, как и вы, хочу видеть Литву самостоятельным, прозрачным, демократическим, пользующимся уважением во всем мире и справедливым к каждому человеку государством.

Будем гордиться своей уникальной страной и укреплять ее где бы мы ни находились.

Объединить свои усилия сейчас должны все: и поколение послевоенного, советского периода, и поколение периода возрождения и восстановления независимости, и сильнейшие умы государства, и ответственные предприниматели, и прозрачные политические силы.

Если мы будем верить в Литву и работать рука об руку, нам и в дальнейшем будет сопутствовать успех.

Вера в Литву - наша сила, проверенная в лагерях, ссылках, оккупациями, блокадами и кризисами.

Благодарю всех, кто верит в Литву и укрепляет ее свободу!"

Литва > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 марта 2014 > № 1090705 Даля Грибаускайте


Эстония. Литва > Транспорт > delfi.ee, 29 января 2014 > № 998145 Дайнюс Будрис

Европейская железнодорожная колея Rail Baltica невозможна без Вильнюса, утверждает в интервью ru.DELFI.lt директор учрежденного предприятия Rail Baltica statyba Дайнюс Будрис. Неожиданно занявший такой высокий пост бывший член Сейма Литвы говорит, что не понимает, почему возмущаются коллеги из Эстонии, и утверждает, что Литва в этом проекте на пять шагов впереди соседей.

Литва стремится из европейских средств финансировать не только железнодорожную колею от границы Польши до Таллинна через Каунас и Ригу, но и включить Вильнюс. Такое предложение критикует Эстония.

– Как происходят переговоры с Латвией и Эстонией об учреждении совместного осуществляющего проект предприятия? Договор акционеров должен был быть подписан до Нового года, но это сделать не удалось.

– Литва уже учредила предприятие, которое будет управлять акциями совместного предприятия. Как известно, в Латвии у нас есть проблемы, так как там долго не было правительства. Они уже ранее говорили, что будут опаздывать из-за того, что правительство ушло в отставку. Это был один из аргументов.

Думаю, что разногласия удастся решить, и в апреле должно быть зарегистрированное в Риге совместное предприятие.

– Как вы рассчитываете убедить Эстонию включит Вильнюс в Rail Baltica?

– Наверное, вам известно, что в прошлом году в Сейме была принята резолюция, в которой содержится просьба оценить возможность включения Вильнюса. Насколько я знаю, проведенное ранее исследование Aecom никогда не оценивало такой возможности, а это странно. Без столицы мне выглядит странно Rail Baltica.

Что поляки делают с маршрутом Варшава-Берлин? Ничего. Посмотрите, какая там скорость? Точно не 240 км/ч. Кто убедит поляков строить европейскую скоростную колею от Варшавы до Литвы? Почему поляки не участвуют в совместном предприятии? Я не знаю.

– Почему тогда эстонцы критикуют литовцев, а не поляков?

– Существует много версий, почему эстонцы так торопятся. Возможно, на них давит комиссар ЕС Сиим Каллас, который, как известно, является эстонцем.

Rail Baltica — очень серьезный, достойный внимания проект. Но тогда возникает вопрос — может, не стоит делать пассажирский поезд таким быстрым — 240 км/ч? Может, возможно найти общую возможность для пассажиров и грузов.

Речь идет о технологической разнице. Для грузового поезда не нужна скорость, он может ехать и со скоростью 100 км/ч.

Также в странах Балтии нет специалистов, которые прокладывали бы колею с такой скоростью, и вообще, европейскую колею. Только технологи могут ответить, какие могут быть технологические причины, которые могут позволить или не позволить ездить по одной колее и грузам, и пассажирам.

Насколько мне известно, по колеям скорых пассажирских поездов грузы не перевозятся, так как они намного тяжелее, и пассажирская инфраструктура становится не такой безопасной.

– Планируется оборудовать двойную колею по одному маршруту?

– Здесь уже речь идет о технологических решениях, на которые должно ответить исследование. Его планируется провести как можно скорее.

Сейчас от границы с Польшей до Каунаса у нас уже есть европейская колея. Можно на пассажирском поезде ехать от Каунаса до Варшавы без пересадки. Только скорость не будет большая, и в дороге вы проведете 9-10 часов.

– Как в таком случае может меняться финансирование проекта?

– Если мы немного ограничим скорость, я думаю, что смета проекта будет меньше, а возможности больше.

– Эстонские политики опасаются, что, если будет включен Вильнюс, проект может затянуться, и до 2016 года можно не успеть подать заявку на европейские средства.

– Мы планируем провести исследование до конца нынешнего года. Думаю, что эстонцы зря беспокоятся. Мы подготовлены, и идем на пять шагов впереди, по сравнению с эстонцами и латышами, так как мы учредили предприятие, предусмотрели на проект в бюджете €650 000.

– Но эстонцы все равно называют литовцев глупцами.

– Сейчас они извиняются. Наверное, такой эстонский юмор.

– Экономист Раймондас Куодис утверждает, что этот проект необоснован экономически, а перевозка пассажиров вообще убыточна. Подготовлена ли экономическая оценка Rail Baltica?

– Планируемое исследование ответит на это. Не надо сбрасывать все в один мешок, который потрясем и посмотрим, что выпадет. Мы говорим о пассажирском и грузовом транспорте. Если говорить о перевозке пассажиров, он будет убыточным.

Если говорить о перевозке грузов, Литва находится в очень выгодном геополитическом положении: перегружая в Каунасе российские, белорусские грузы, мы могли бы возить их в Европу, и наоборот.

Это может реально начаться в 2016 г. С поляками у нас есть колея. Она не скорая, но для перевозки грузов это неважно.

Также хочу подчеркнуть, что Европейский Союз выделяет дотации на те инфраструктурные проекты, которые экономически неэффективны. Поэтому нам обязательно получить гарантированное финансирование ЕС, чтобы развить проект. Наш национальный интерес — получить финансирование не 20% или 40%, а около 85%.

– Некоторые аналитики утверждают, что за конфликтом между эстонцами и литовцами стоят ”Литовские железные дороги”, которым не выгодно развитие колеи в Эстонию и Латвию, так как они конкурировали бы с Литвой за те же грузы. Что вы можете сказать об этом?

– Не знаю. Это большая политика, в которую я не хочу вмешиваться. Проект развивается, почему эстонцы хотят его быстро, я не знаю. Возможно, есть политическое желание повесить себе медаль. Но у них не хватает аргументов, они злятся, но сами не знают, почему.

– Не могут ли дискуссии и разногласия между сторонами потопить проект?

– Я думаю, что во многих случаях, когда сталкиваются интересы сторон, проект бывает успешным, когда интересы всех сторон сходятся в одной точке. Когда начинается такое, что одна сторона пытается тянуть одеяло на себя, возникают вопросы.

Эстония. Литва > Транспорт > delfi.ee, 29 января 2014 > № 998145 Дайнюс Будрис


Литва. Евросоюз > Финансы, банки > bankir.ru, 26 декабря 2013 > № 973914 Стасис Кропас

Опыт Балтии в развитии банкинга по европравилам, влияние кризиса на финансовые рынки и взаимоотношения политики и бизнеса стали темой беседы специального корреспондента Bankir.Ru.

Президент Ассоциации банков Литвы Стасис Кропас: «Сегодня банковская индустрия заметно меняется»- Господин Кропас, как сегодня чувствует себя банковское сообщество Литвы?

- Фактически тяжелый кризисный период закончился. У нас уменьшилось количество банков, было закрыто два банка. Портфель «плохих ссуд» достиг 20% от общего объема выданных кредитов, но сейчас значительно уменьшился. Акционерам банков потребовались дополнительные инвестиции, чтобы покрыть убытки.

- Что вы имеете в виду под «портфелем плохих ссуд»?

- Первое – обесценивание залога. Например, банк взял в залог квартиру, которая стоила миллион, а она упала в цене на треть. Во время кризиса таких было почти 30%. Вторая: просрочки по обслуживанию кредита больше, чем на 60 дней.

- Как повлиял кризис на литовские банки?

- В отличие от Латвии, где спад экономики был заметен в течение трех лет после 2008 года, и Эстонии, где он длился в течение двух лет, в Литве большой спад в банковской экономике наблюдался только в течение одного года.

В Евросоюзе во время кризиса произошла революция банковского регулирования и надзора. Появились новые институты – банковский союз, новые организации по надзору. Реструктуризация банков была централизована, как и страхование вкладов.

Сегодня банковская индустрия заметно меняется. В целях экономии ресурсов банки переносят услуги в электронное пространство. В основном литовские банки сосредоточены на работе с корпоративными клиентами. Если говорить о кредитовании населения, то требования для получения кредитов стали более жесткими. В основном у нас на рынке представлены скандинавские банки, и работают они по тем же принципам, что и у себя на «домашних» рынках. Между ними есть конкуренция, хотя существует мнение, что, поскольку в Литве всего девять банков, ее нет.

- Как же они конкурируют?

- Прежде всего, ценой процентов на кредиты. Но я хотел бы сказать, что ненормально, когда такие проценты могут быть меньше, чем для аналогичных компаний в Германии или Финляндии. Но в настоящее время именно такое положение.

У нас есть проблемы с начинающим бизнесом, потому что для банков это большой риск. Должны быть какие-то гарантии от государства, или должно быть распределение риска между банками и государством. С одной стороны, в Европе существует директива о широком использовании банков для помощи малого и среднего бизнеса, с другой, у нас фактически мало таких возможностей, так как банкам выгодно, чтобы у клиента была история. А какая история может быть у начинающего бизнеса? Ее нет.

Банк Литвы принял основные принципы кредитования в этой сфере, и фактически ответственность за риск в большей степени переносится на плечи финансовых организаций, то есть банков. Например, до кризиса физическое лицо могло брать кредит на открытие бизнеса, предоставляя залог. Сейчас банк может кредитовать только 85% нужной суммы, остальное должны быть начальным вкладом, а для обслуживания долга физлицо может использовать только 40% от общей суммы доходов. В долгосрочном плане это перспективнее для банков и предпринимателей. Такие принципы ответственного кредитования принял банк Литвы после кризиса, хотя в ЕС на этот счет есть только проект директивы.

- Но механизм для получения кредитов у малого бизнеса все-таки существует?

- Есть компания государственного страхования, которая страхует до 85% кредита, остальной риск – 15% – принимают сами банки. Кроме этого, существуют европейские программы помощи малому и среднему бизнесу.

- В Литве работают в основном иностранные банки. Насколько их деятельность согласуется с законами Литвы? Отличаются ли эти законы от законов других стран?

- Во многом. Если даже посмотреть на наших соседей – Латвию и Эстонию, то отличия будут заметны. Казалось бы, те же банки, да и страны рядом, но законодательство, регулирующее банковскую деятельность, заметно отличается.

Например, если вы получаете лицензию в одной из стран Евросоюза, то можете работать в любой его стране. Но сегодня существует возможность кредитования без учреждения филиала. Некоторые банки посылают своих эмиссаров в регионы, и они ищут клиентов. Таким образом в Литве работает финский банк «Pohjola». Он только совсем недавно открыл свой филиал в Вильнюсе и уже имеет хороший портфель. Они называют свой метод работы так: «за занавеской». Потому что никто не знал, кто клиенты банка, и какой у него портфель. О своей деятельности они информируют Банк Литвы, а все операции происходили под надзором финского регулятора.

Датский банк «Danskebank» тоже имеет филиал у нас, но работают они исключительно в электронном пространстве. Если зайти в кабинет директора филиала, то можно увидеть, что в нем нет никаких бумаг.

- Насколько я знаю, в Латвии уже не осталось ни одного латвийского банка. В Литве есть литовские?

- Можно сказать, что у нас есть три таких банка. Тот же «Финаста». Раньше он был дочерним банком «Снораса», который тоже считался литовским, хотя основной акционер был из России. Когда «Снорас» закрыли, то здоровая часть «Финаста» осталась. «Снорас» был очень оригинальным банком, очень активно шел в регионы. Он имел почти треть отделений всей банковской системы Литвы. Это могло быть небольшое отделение с одним сотрудником и банкоматом. Сейчас они все закрыты, и в регионах ощущается проблема, а население не совсем готово перейти в электронное пространство.

- С чем связано закрытие филиалов банков в регионах?

- Банкам это невыгодно. Фактически получаются очень маленькие обороты.

- Значит, они работают только в крупных городах – Вильнюсе, Клайпеде, Каунасе?

- В основном в Вильнюсе. Например, у банка «Pohjola» в штате сорок человек. Если у них возникнет необходимость работы с корпоративными клиентами в Клайпеде или Каунасе, они могут сами приехать к ним на машине. Никаких офисов в районах у них уже нет, да они и не нужны. Документы можно подписывать электронной подписью. Если нужно оформить кредит, то документы посылаются через Интернет. Совсем не обязательно приходить в офис.

- Известно, что выйти из кризиса латвийским банкам помогли шведские коллеги. Кто помогал литовским банкам?

- Фактически именно скандинавские банки поддержали стабильность и у нас. Когда начался кризис, никто не знал, в какой степени он может подействовать на банки. Было непонятно, кто возьмет ответственность за депозиты, ликвидность разных банков. После дискуссий мы получили заверения, что все это станет заботой самих банков. Впоследствии они понесли убытки, можно даже сказать, что самые большие в странах Балтии. Тем не менее именно банки стабилизировали ситуацию, потому что для спасения банков не требовались государственные деньги. В отличие, скажем, от некоторых других европейских стран, где государство влезло в еще большие долги, занимаясь спасением банков.

Во время кризиса у нас закрылось всего два банка – «Снорас» и «Ukio». У них практически не было инвестиций, чтобы покрыть свои убытки. Правда, убыток понесли, в основном кредиторы банка – компании, а население получило компенсации из страхового фонда. Сейчас он практически пустой, и соответствующие органы взыскивают имущество закрытых банков, чтобы покрыть расходы государства, которое предоставляло кредиты для выплат компенсаций.

- Не означает ли помощь скандинавских банков, что экономика Литвы стала зависимой от них?

- Я бы не сказал так. Знаю, что в вашей стране есть банки, которые финансируют свой собственный бизнес. По законам Евросоюза, по хорошим европейским правилам, такой бизнес строго регулируется, и банк не имеет права финансировать более 25% уставного капитала дочерних компаний или компаний, связанных с акционером. Поэтому шведские банки так активно конкурируют. Их основная цель – получить доход от финансируемого бизнеса, и какие-то личные связи не могут повлиять на решение о выделение кредитов.

Банк готов кредитовать любой прибыльный бизнес. Если вы приходите с интересной идеей, и тем более, если у вас уже есть основа для бизнеса, то банки будут конкурировать, чтобы сотрудничать с вами.

- То есть ситуация, когда иностранные банки начнут диктовать свои условия, исключена?

- Это исключено. Когда у нас были государственные банки, то проблемы были. Поэтому все государственные банки – Госбанк, Стройбанк, Сельхозбанк – в девяностые были практически разворованы. Политики постоянно требовали ссуд, и если банки отказывали, то меняли их руководство.

Сегодня система устроена так, что решение принимает не первое лицо, и даже не второе. Это касается и подбора персонала. Если нужен сотрудник, то директор филиала обращается в компанию, которая занимается подбором сотрудников. Право выбора обычно остается за директором, и обычно он выбирает из трех человек. Никакой управляющий банком не может ему указать: кого взять на работу.

Иногда знакомые обращаются ко мне: «Помоги устроить сына в банк». А как я могу просить? Для этого есть специальные компании. Это можно сказать и о выдаче кредита. Эксперты на местах готовят свое заключение и отправляют его в кредитный комитет. Большие кредиты также оцениваются в материнской компании.

- Вот в России не очень любят иностранные банки…

- Особой любви к ним и у нас нет. Думаю, нигде не любят банки, не только в России. Особенно после последнего кризиса. Во всех бедах обвинили именно банки. Обвиняли, кстати, особенно те, кто раньше их больше всего хвалил – политики, академики. Как раз они много и сделали, чтобы у банков было потом много проблем. Сегодня слово «банкир» стало почти ругательным в Европе.

- Через несколько месяцев после кризиса на Кипре Латвия заявила, что может предоставить российским банкам подобную оффшорную систему. Литва и Эстония промолчали. Есть ли в литовском банковском сообществе подобные латвийским настроения?

- В Литве тоже обслуживаются нерезиденты, но серьезных намерений развивать оффшорную систему не было. Я видел отчет аудиторских компаний по латвийским банкам. Насколько понял, латвийские власти создают и поощряют возможности развития финансового или оффшорного центра, поскольку существуют банки, которые занимаются управлением финансов частных нерезидентов. Кроме того, латвийские банки активно занимаются обменными операциями. Оборот по долларовому обмену в Латвии – третий в мире. В основном к таким услугам прибегает российский бизнес. Тут важно отметить, что если в Латвии 26 банков, то в Литве серьезных всего десять.

В Эстонии существует государственная поддержка создания финансового центра, и сегодня Таллинн – один из финансовых центров мира. Эстония, как финансовый центр, имеет хороший рейтинг. В основном эстонские банки занимаются инвестициями скандинавских капиталов и очень успешно.

- В какие отрасли инвестируют финансы банки Литвы?

- Фактически во все, так как это универсальные банки. Их интересуют инвестиции и в сельское хозяйство, и в транспорт, и в логистику, и в строительство офисных центров. Если у бизнесмена есть хороший бизнес-план и перспективы, то получить кредит для него не составит труда.

- В России большая проблема закредитованности населения. Есть ли такие проблемы в Литве?

- Наши банки работают в соответствии с директивой Евросоюза. Согласно ей банки не имеют права давать кредиты, на погашение которых будет уходить выше 40% дохода частного лица. Это относится и к лизингу, и кредитным картам.

С другой стороны, у нас есть «теневой» бизнес – быстрые кредиты. Подобных компаний наплодилось много. Кредит на небольшую сумму можно взять хоть в баре, хоть через мобильный телефон. Работают такие компании 24 часа в сутки. Многие люди, конечно, попадают в зависимость от них, особенно те, кто не умеет себя контролировать.

Власти пытаются сейчас решить эту проблему. Немного с опозданием, но пытаются довести до этих компаний директиву ЕС.

- Вы сказали, что ни вы, никто не может повлиять на банкиров в решении взять кого-то на работу. А политики, депутаты могут?

- Нет. Они очень злы на банки, потому что ничего не могут сделать. Один депутат несколько раз просил меня помочь получить две ссуды. «Если поможешь, тогда я буду хвалить банки», – говорил он. Но ничего не получилось, да и не могло получиться. Теперь он тоже очень зол на банки.

Или другая история. Депутаты сейма взяли в лизинг на пять лет автомобили. Лизинг оплачивали из бюджета. Вдруг они захотели выкупить машины по остаточной стоимости. Прокуратура возбудила дело, ведь по закону депутаты могли покупать машины только по рыночным ценам, и не имели права покупать по остаточной стоимости автомобили, которые были в лизинге. «Пожалуйста, участвуйте в аукционе, – сказали им. – На нем и покупайте». Депутаты страшно разозлились, они были уверены, что банки пойдут им навстречу.

- В России у банкиров модно спонсировать деятелей шоу-бизнеса, культуру, театры. В Литве тоже есть такое?

- Это было до кризиса, но закончилось. Собственник банка «Снорас» и «Ukio» спонсировал гастроли балета Большого театра и звезд эстрады. Также он имел свои команды автогонщиков, футбольные и баскетбольные клубы, газеты, телевидение и так далее.

Скандинавские банки помогают в проведение разных мероприятий. Например, финансируют литовскую баскетбольную национальную команду. Каждый банк имеет свою стратегию участия в социальных проектах, но таких пышных праздников, которые устраивали собственники «Снораса» и «Ukio», больше нет.

Президент Ассоциации банков Латвии Мартиньш Бичевскис: «Во время кризиса банки получили хороший урок»

- Господин Бичевскис, насколько важную роль играет банковский сектор в экономике Латвии?

- Для Латвии банковский сектор всегда был достаточно важным. Мы его рассматриваем не только как подмогу внутренней экономике, но и как возможность предоставлять экспортные услуги. Можно сказать, что Латвия немного отличается от других прибалтийских стран, где банковский сектор большей частью является отраслью, которая помогает внутреннему рынку. В Латвии половина банковского сектора работает на экспортные услуги. Мы стараемся оказывать услуги финансового центра и хорошо изучили опыт работы таких центров на Мальте, Кипре и в Люксембурге.

С другой стороны, кризис 2008 года был ощутим очень-очень серьезно. С сентября 2008 года по март 2010 года наша экономика упала на 25%. Нам удалось справиться с трудностями, и мы вышли из кризиса более сильными, чем другие европейские страны. Сегодня капитализация нашего банковского сектора намного лучше, чем в большей части Европы, и составляет 14%. Для некоторых стран ЕС это станет достижимым где-то в 2018–2019 годах. Показатели нашего банковского бизнеса дают основу для развития новых услуг и новых возможностей.

- Финансовый сектор Латвии дает 6,3% ВВП. Это больше, чем у ваших соседей?

- Больше. Но не так много, если сравнивать со Швейцарией или Великобританией.

- Правда, что в Латвии не осталось ни одного латвийского национального банка?

- Смотря что понимать под «национальным банком». У нас был банк «Парекс», теперь есть ABLV – тоже латвийский банк. Есть Citadele banka, где 75% принадлежит государству. Если посмотреть на наш банковский сектор, то это, скорее, двухсторонний бизнес. В основном это универсальные банки, они имеют рынок по всей Прибалтике и Скандинавии.

- Это не трагично для экономики?

- На самом деле, чисто национальный банк не имеет никакого преимущества. Сегодня весь бизнес работает в едином европейском пространстве. Для банковской системы важны две вещи: конкуренция и «длинные карманы», то есть когда у акционеров достаточно денег, чтобы оказать помощь финансовой структуре в случае кризиса. Если посмотреть на такие маленькие государства, как Латвия, то можно понять, что национальные банки не могут иметь достаточно средств акционеров, чтобы оказать такую помощь. Поэтому важно, когда за банком стоит большой и сильный акционер. Например, такие как скандинавские банки, имеющие бизнес в разных странах.

- Не угрожает ли безопасности экономики Латвии присутствие иностранных банков?

- Здесь есть второе важное условие – хорошая конкуренция между ними. При наличии конкуренции никто не сможет диктовать условия, противоречащие интересам развития экономики. Банковский бизнес может развиваться только при наличии активности в экономике, если будет расти валовой продукт. Поэтому они вкладывают все усилия в развитие экономики.

Если смотреть на ценовую политику банков, то если на рынке существует хорошая конкуренция, то они не смогут пойти на некий сговор. Хотя бы потому, что есть государственный Совет по конкуренции, который наблюдает: нет ли картельного соглашения в тех или иных действиях банков. У нас достаточно государственных надзорных институтов, а конкуренция оказывает только позитивное влияние на экономику.

- Есть примеры, когда банкиров поймали за руку?

- Был случай, когда комиссия по кредитным картам Совета по конкуренции приняла решение, что договоры между банковскими структурами недостаточно открыты, и их интерес был выше рыночного. Тогда банки обжаловали это решение. Есть и другие примеры.

- Существуют ли в Латвии свои законы, отличающиеся от европейских, ограничивающие аппетиты банков?

- Я сказал бы, что достаточно регуляций Евросоюза. После кризиса в нем были разработаны директивы, которые понижают риск налогоплательщиков в случае кризиса, им уже не надо будет вкладывать свои деньги, если рухнут банковские структуры.

- Чем занимается Ассоциация банков Латвии?

- Мы всегда работали ради интересов всей индустрии. У нас есть несколько направлений. Во-первых, отстаивать интересы банковской индустрии, чтобы регуляции со стороны государства не повышали уровень издержек банков. Во-вторых, много работаем с парламентом, чтобы юридическая среда Латвии была понятной, а судебная система эффективнее защищала интересы кредиторов. Чем лучше правовая база, тем эффективнее будут работать банковские структуры, а у клиентов меньше расходов.

- Сколько банков являются членами вашей ассоциации?

- На сегодня – 24. Всего в Латвии 29 банков. Те пять банков, которые не являются членами нашей ассоциации, очень небольшие. В них работает по семь-десять человек, это небольшие учреждения, и у них нет потребности быть членами Ассоциации.

- Какие секторы экономики привлекают банки?

- Есть очень большие банки, они занимаются ритейлом и финансированием корпоративных структур, а также большим и малым бизнесом, кредитованием домохозяйств. Как правило, это универсальные банки, которые оказывают все виды услуг, в том числе и частным лицам.

Другие банки привлекают инвестиции в недвижимость, промышленность, сельское хозяйство и фармацевтику.

- Насколько просто получить кредит начинающему бизнесмену в Латвии?

- Сегодняшний процесс выдачи кредита заметно отличается от ситуации, которая была в середине двухтысячных годов, когда деньги разбрасывали по всем «кустам», лишь бы кто-то взял. Такого больше нет, и не будет больше никогда. Party закончилось.

Если говорить о новых предприятиях малого бизнеса, то существуют специальные государственные программы, они помогают получать дополнительные гарантии от госструктур для развития бизнеса. Кроме этого, существуют специальные фонды, которые занимаются развитием нового и рискованного бизнеса.

- То есть банки предпочитают стабильность?

- Да, они работают со стабильным капиталом. Их можно понять: они рискуют деньгами, которые вложены клиентами. Поэтому и не любят риск, в отличие от инвесторов.

- Вы сказали, что банки Латвии занимаются экспортными услугами. Как это расшифровать?

- Это означает, что мы обслуживаем клиентов других стран. Большая часть таких клиентов те, кто имеют достаточно большой капитал, у них может быть международный торговый бизнес. Латвия для них очень хорошее место в плане банковского обслуживания. Потому что мы знаем языки, владеем новыми технологиями. У нас очень много клиентов из бывших советских республик, не только давние связи в бизнесе, но и много общего в культуре. Мне кажется, что им важно понимание, которое они находят в Латвии, его здесь больше, чем в европейских банках. Это и есть тот бизнес, который мы называем «экспортом финансовых услуг».

- После кипрского кризиса прозвучало заявление, что Латвия сможет заменить российским бизнесменам Кипр. Однако министр экономики Латвии сказал, что второго Кипра в Латвии не будет. Так все-таки, есть такое желание или нет?

- Мы работаем, не торопя события, понимая, что наш бизнес будет долгосрочным при условии, что аппетиты будут умеренными. Наше государство не может взять на себя риск финансового сектора. И, чтобы потом не получилось так, что мы не сможем обслуживать бизнес, мы развиваемся постепенно. Хотя, надо отметить, желание есть, потому что есть и такой интерес со стороны клиентов.

- Клиентов из России?

- Особенно из России. Были структуры, которые проявили интерес к возможности поменять банки Кипра на латвийские.

- Какую роль играет в Латвии Центробанк?

- Он занимается монетарной политикой. Надзор за работой банков в Латвии осуществляет специальная структура – Комиссия по надзору за финансовыми рынками. Центробанк играет свою роль в долгосрочной макроэкономической политике. Он устанавливает ставки рефинансирования, ведет консультации с министерством финансов по фискальной политике.

- Возможна ли ситуация, когда Центробанк или другие надзорные органы добиваются принятия законов, которые невыгодны банкам?

- Центробанк как регулятор иногда принимает такие решения, которые в краткосрочном плане могут быть невыгодны акционерам банков. Но, с другой стороны, эти решения всегда обоснованы и важны для будущей стабильности фискальной политики государства.

Политика может быть более или менее консервативной, а бизнес всегда хочет иметь больше возможностей, чтобы заработать. Он заинтересован в либеральных и более эластичных законах. Однако со стороны государства всегда будет противостояние интересам бизнеса, потому что риски, в конце концов, оплачиваются налогоплательщиками. Поэтому некое противостояние интересов всегда будет. Но существуют дискуссии, в них можно найти компромисс.

- Перед кризисом банки раздавали кредиты налево и направо – на ремонт, покупки телефонов, квартир, машин. Их интерес был понятен. Однако, те, кто брал кредиты, не рассчитали свои возможности. Существуют ли сегодня какие-то «шлагбаумы»?

- Думаю, что банки получили хороший урок. Сейчас вопрос о выдаче кредитов уже не стоит так остро, как раньше. Если посмотреть на требования регуляторов – есть сигнал, что перебарщивать с кредитами не стоит.

С другой стороны, сами банки поменяли свою политику по кредитованию, чтобы не испытать снова те проблемы, которые проявились у них во время кризиса.

- В соседней Эстонии, по оценкам экспертов, самая прозрачная и эффективная банковская система…

- У нас работают те же банки, что и в Эстонии.

- Стремитесь ли вы достичь такого же положения, как эстонские коллеги?

- Не стремимся. Мы идем своим путем. Это во-первых. Во-вторых, мы гордимся тем, что наш банковский сектор предлагает гораздо больше услуг, чем в Эстонии. И мы обслуживаем намного больше зарубежных клиентов, имеем намного больше бизнеса за рубежом. Конечно, мы понимаем, что это сложнее, и рисков в таком случае больше, но в то же время латвийские банки контролируют больше капитала. Следовательно, у них намного большая ликвидность. Это создает дополнительную ценность как для финансового сектора, так и в целом для экономики.

- Участвуют ли латвийские банки в социальных программах?

- Конечно. Наша ассоциация работает в важном направлении – финансовом образовании. Мы разрабатываем специальные программы для школ, для детей, чтобы они больше понимали, что такое экономика, как закладывается финансовый фундамент домохозяйства. Эта тема важна не только банкам, но и всему обществу. Также банки индивидуально участвуют в социальных проектах.

- Как вы сами относитесь к деньгам?

- Я их не считаю.

- Их у вас так много?

- Дело не в этом. Есть такая латвийская народная сказка об одном человеке, который нашел монету, которая не кончалась, и давала еще больше денег. Он каждый день считал деньги… Сказка заканчивается тем, что человек умер один – без семьи, без друзей.

Проще говоря, если каждый день считать свои деньги, то ни счастья, ни развития не будет. Поэтому моя философия – лучше работать и развиваться.

P.S. Редакция благодарит авиакомпанию Air Baltic и Islande Hotel (Рига) за содействие в организации интервью.

Рига – Вильнюс.

Андрей Морозов, Bankir.Ru

Литва. Евросоюз > Финансы, банки > bankir.ru, 26 декабря 2013 > № 973914 Стасис Кропас


Литва > Миграция, виза, туризм > magazines.russ.ru, 16 октября 2013 > № 948694 Екатерина Махотина

Вильнюс. Места памяти европейской истории

Екатерина Махотина

Екатерина Махотина (р. 1982) – историк, научный сотрудник кафедры истории Восточной Европы Университета Людвига Максимилиана (Мюнхен).

О столице Литвы Вильнюсе можно написать сразу несколько городских путеводителей, причем совершенно разных – в зависимости от выбранной национальной перспективы[1]. Томас Венцлова, известный литовский писатель и поэт, близкий друг Бродского, описывал свой родной город как «миниатюрную Европу»[2]. Действительно, здесь соприкасаются, перекрещиваются и конкурируют в праве на историческую интерпретацию многие национальные истории: польский Вильно, еврейский Вильне, русский Вильна и литовский Вильнюс. Этим Вильнюс похож на другие былые имперские многонациональные и мультикультурные города: Херманштадт (Сибиу), Прессбург (Братислава), Бреслау (Вроцлав) и Лемберг (Львов).

Отличие Вильнюса в том, что город уже более 20 лет является столицей независимого национального государства – государства, которое все еще находится в процессе построения исторической идентичности. Известно, что столичные города скорее склонны толковать свою историю как органическую часть национального нарратива, как историю «вечной столицы» многовекового государства.

Строго говоря, Вильнюс стал литовским лишь в конце 1940-х: после «декады насилия» 1939–1949 годов, после исключительного по масштабам и жестокости уничтожения практически всего еврейского населения Литвы и так называемой «репатриации» виленских поляков. Каждый раз новая власть уничтожала и восстанавливала памятники, передавала музейные фонды из рук в руки; а путеводители замалчивали культурное наследие предыдущих жителей. Прибывшие после распада СССР в свой когда-то родной город поляки и евреи – а именно они были первыми туристами перестроечного времени – тщетно искали следы «своего» прошлого: город стал им чужим[3]. Но споры, кому принадлежит Вильнюс и его история, ведутся по сей день.

Городские летописцы стоят перед выбором: или, увлекшись литовским «золотым Средневековьем» с его романтическо-блистательной, хотя и мифической героикой, прочно укрепить Вильнюс в органике Великого княжества Литовского, или, поддавшись конъюнктуре мультикультурных городов, сделать ставку на польско-литовско-еврейско-русскую мозаику Вильнюса. Вопрос, каким должен быть исторический портрет Вильнюса, приводит и к размышлениям о том, что есть аутентичная литовская культура.

Еще в начале XX века европейским образом Литвы было «королевство лесов и болот». Этому способствовали в первую очередь литовские интеллектуалы. Один из них – живший в Париже, Оскар Милош, поэт, bohemienne, друг Анри Тулуз-Лотрека и Жана Моро. Он родился поблизости от Могилева, в белорусском крае, но считал своими предками литовских великих рыцарей и князей («Я – литовский поэт, пишущий на французском»). Будучи дипломатическим представителем Литвы, Оскар Милош в одном из своих выступлений 1919 года во французском Обществе дипломатов так охарактеризовал Литву:

«Здесь погружаешься в аромат озерных лилий, марь сонных лесов… перед нами – край, потерянный в раздумьях, край, чье холодное дымчатое небо поддерживает жизнь древнего народа. […] Душа Литвы – это запах осени, это запах павшей листвы и поросшей мхом древесины»[4].

В этих словах чувствуется романтизм и меланхолия, декаданс и ностальгия по родному литовскому краю, который в начале XX века пребывал на задворках Европы и был провинцией Российской империи. Провинциальный шарм был присущ и Вильнюсу. К XXI веку из «темного и пугающего угла», каким он показался Достоевскому[5], город стал инфраструктурно и культурно развитым европейским городом. Хотя и сохранив – скорее всего благодаря менталитету своих литовских жителей – и описанную Милошем меланхолию.

В сегодняшнем Вильнюсе следы ушедших в прошлое образов города видны в уникальной архитектурной эклектике, эпитафиях на надгробиях городских кладбищ, в побледневших надписях на домах и в уцелевшей советской символике. Писать о Вильнюсе – значит писать историю развития национального и культурного многоголосия центральной и восточной Европы[6].

Символическое пространство Вильнюса размечено как старыми, так и новыми «местами памяти»[7]. Именно в своем историко-культурном и идентификационном содержании места памяти являются предметом обсуждения, и даже спора, между «сообществами воспоминания» (remembering communities) за право содержательного определения и интерпретации символического пространства. У этих дискурсивных практик своя история. Во время преобладания государственной гегемонии на историю и официальную культуру памяти альтернативные версии прошлого транслировались в непубличном пространстве, как, к примеру, память о Холокосте, существовавшая в Понарах. И, наоборот, после конца советской власти в Литве и либерализации дискурса о прошлом, казалось бы, «казенные», навязанные места памяти начинают поддерживаться отдельными неофициальными группами и существуют в полупубличном пространстве, например, Антакалнис (Антокольское кладбище).

В данной статье городское пространство Вильнюса будет рассмотрено как панорама различных мест памяти, принадлежащих различным «сообществам воспоминаний».

Некрополи Вильнюса. Тени польской истории

Именно кладбища Вильнюса делят город между различными историями и идентичностями. Польский Вильно стал возрождаться в конце 1980-х годов, когда сюда начали приезжать многочисленные туристы из Польши. На могилах польских кладбищ начали мелькать красно-белые флажки. Немало памятных камней на кладбищах Антакалнис и Расос свидетельствуют о прошлой полонизации края. Особенно притягивает туристов Расос: здесь могила матери Юзефа Пилсудского, маршала и президента Польши. По его завещанию здесь похоронено его сердце[8]. После кладбища Повацки в Варшаве это второе по величине польское кладбище. Здесь захоронены известные исторические деятели польской истории и культуры, к примеру, поэт польского национального возрождения Йоахим Лелевель. Другой поэт, Адам Мицкевич, определивший когда-то польско-литовскую унию как «две души в одном теле», некоторое время жил и творил в Вильнюсе.

В XX веке отношения между литовцами и поляками были далеко не «душевными»: захват виленского края генералом Луцианом Желиговским отпечатался в коллективной исторической памяти как польская оккупация, а Польша – как исторический враг литовского народа. В межвоенное время одним из мотивов государственной пропаганды была передача Вильнюсу статуса литовской столицы – в литовских государственных постановлениях того времени Каунас считался таковой лишь временно.

Сегодня богатое культурное наследие Речи Посполитой сохранилось в католических костелах и польских некрополях, тем временем как от межвоенного польского пребывания здесь практически не осталось и следа.

В советское время, когда городское пространство «литуанизировалось», память о поляках автоматически стиралась, а после их выселения из Литвы в городе не осталось и сообществ воспоминания, которым было бы важно сохранение польских мест памяти. Польские захоронения тем не менее сохранились и в советское время, в отличие, например, от еврейских кладбищ, которые были закрыты, а затем и ликвидированы властями. Именно кладбище Расос в 1960-е годы было выбрано студентами-нонконформистами для подпольных встреч и чтения самиздата, так что, пожалуй, именно отсюда диссидентствующую молодежь чаще всего забирали в КГБ. Таким образом, Расос может считаться глубоко символичным местом для национального возрождения и культуры протеста: здесь захоронены участники польского восстания 1863 года, здесь и могила Йонаса Басанавичюса (1851–1927), считающегося отцом литовской государственности. Правда, сегодня память о Расосе как о площадке политического протеста полностью стерлась.

Принадлежность Вильно к Польше всегда была одной из важнейших целей маршала Пилсудского. Сердце маршала покоится под объемной гранитной плитой с надписью «Matka i sеrce syna», мавзолей окружен захоронениями простых воинов. В могилах справа – солдаты, павшие в борьбе за польский Вильно в 1919–1921 годах, а слева – солдаты Армии Крайовой, боровшиеся за польский Вильно во время Второй мировой войны. На кладбище Расос стерты национальные различия и политические раздоры начала ХХ века: на отдельном участке рядом друг с другом покоится прах бывших врагов 1920 года – поляков армии Желиговского и литовских солдат. Конфликт повторился и во время Второй мировой войны: за Вильнюс сражались солдаты польской Армии Крайовой и литовских подразделений Повиласа Плехавичюса[9]. Ветеранам обеих сторон потребовались несколько десятилетий, чтобы забыть обиды – официальное перемирие было заключено лишь в 2004 году.

В Вильнюсе до сих пор сохранились места польской истории, значимые для национальной идентичности поляков. Среди них Острая Брама – единственные сохранившиеся ворота городской стены и часовня с чудотворным образом Матери Божьей Остробрамской. Она считается одной из главных христианских святынь Вильно, Литвы и Беларуси, с нею и ее чудотворным даром связаны многочисленные предания и легенды. Папа Римской Иоанн Павел II побывал здесь в 1993 году. Сегодня это одно из важнейших мест для туристических экскурсий из Польши и католического паломничества.

Сохранились жилой дом поэта Мицкевича, а также тюремная келья, в которой он написал поэму «Дзяды», столь значимую для польской национальной литературы. Сегодня следы жизни Мицкевича интересуют прежде всего Общество литовских поляков и польских туристов. Для городского обывателя польское прошлое Вильнюса, скорее, тень, чем реальность. Вряд ли кто-то из сегодняшних вильнюсцев вспомнит о том, что учрежденный в 1579 году университет – инициатива иезуитского ордена и пропольской аристократии. «Принадлежность» университета, скорее, является предметом анекдотичного ученого диспута: так, в 1979 году, во время празднования 400-летнего юбилея университета, на одной из конференций в США ученые из Литвы, Беларуси и Польши оспаривали между собой «национальность» этого учебного заведения[10].

Если к польскому прошлому в литовском обществе отношение скорее нейтральное, то еврейское и советское прошлое города вызывает сильные эмоции, при этом не всегда однозначные.

Вильне бей Понар vs. литовский Иерусалим

Еврейская община Литвы – одна из самых старинных в Европе, евреи жили здесь с XIV века. Вильнюс стал по прошествии веков одним из главных центров еврейской культуры, образования и науки. Здесь в конце XIX века был основан Бунд – Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России, а с 1925 года здесь находился Идишер висншафтлихер институт – академическое учреждение для изучения идиша и культуры евреев восточной Европы. Здесь было множество синагог и религиозных школ – ешив, – а также секулярных культурных учреждений. Неслучайно Вильнюс носил имя Ерушалаим де Лита, литовский Иерусалим. По легенде, этот эпитет был подарен городу Наполеоном, находившимся здесь на пути в Москву[11]. Однако и для восточного еврейства, так называемых литваков, Ерушалаим де Лита был заветным, святым городом, их Иерусалимом. Но лишь до Второй мировой войны, в первые месяцы которой практически все еврейское население Вильнюса было уничтожено. Из Ерушалаим де Лита Вильнюс превратился в Вильне бей Понар – Вильнюс близ Понар, место крупнейшего массового уничтожения евреев Литвы. В лесу, расположенном в 8 километрах от города, были расстреляны свыше 100 тысяч человек: большинство из них были евреями. В международной памяти о Холокосте – в энциклопедиях и мемориалах – Понары известны как символ массового истребления людей, наряду с Бабьим Яром, Треблинкой и Майданеком[12].

Который из двух еврейских Вильнюсов – центр еврейской культуры или место смерти евреев – доминирует сегодня?

Из 220 тысяч еврейского населения в Литве после войны осталось около 8 тысяч, a в Вильнюсе – от 500 до 800 человек[13]. Всего было уничтожено 96% еврейского населения Литвы: вся культура литваков безвозвратно исчезла[14]. Кое-что удалось спасти узникам гетто и евреям – борцам подполья: рискуя жизнью, они проносили в гетто и прятали книги и произведения искусства. После освобождения Вильнюса бывшие узники и партизаны (Шмерке Качергински, Абба Ковнер, Авром Суцкевер) начали работу над уцелевшим архивом – то, что удалось спасти, надо было инвентаризировать, подготовить к выставке. К открытию готовился первый в Советском Союзе Еврейский музей. Фактически он держался исключительно на энтузиазме сотрудников – от властей не было никакой поддержки. Сил катастрофически не хватало, и то малое, что удалось спасти с риском для жизни в немецкой оккупации, погибало. Музей располагался в здании бывшей тюрьмы гетто, и приходившие сюда бывшие ее узники, партизаны, рассказывали сотрудникам о пережитых ужасах – собирался уникальный материал о Холокосте на территории Литвы. Стены тюрьмы с надписями на идиш «Firt keyn veg tsurik fun Ponar» – «Нет дороги из Понар» – были живым свидетельством трагической судьбы литваков. Еврейский музей два раза посещал Илья Эренбург, который предоставил музею материалы из сборника документов для «Черной книги»[15]. К сожалению, пессимизм Эренбурга по отношению к будущему Еврейского музея оправдался: в 1949 году, в ходе сталинской антисемитской кампании и репрессий против членов Еврейского антифашистского комитета, музей был ликвидирован.

Одним из первых официальных декретов независимой Литвы, касающихся памятных дат, было заявление Верховного совета Литовской Республики от 8 мая 1990 года «О геноциде еврейского народа в Литве в годы гитлеровской оккупации». В первый раз за всю послевоенную советскую историю судьба евреев во время немецкой оккупации была определена как геноцид, кроме того, было отмечено, что в этих преступлениях принимали участие и литовские граждане. Важным заявлением прозвучало признание за евреями, как и за другими национальными меньшинствами, права на развитие своей культуры и увековечивание памяти о Холокосте в Литве.

Еврейские музеи

Восстановленный в октябре 1989 года Еврейский музей в Вильнюсе расположился в здании бывшего филиала Музея революции – Мемориальном музее Первого съезда Коммунистической партии Литвы – «Зеленом доме», как его называли в городском просторечье. В начале 1990-х еврейской общине по решению властей постепенно передавались городские здания, а музею – предметы культуры и произведения искусства, которые принадлежали ему до 1949 года.

История Холокоста в Литве рассказана его очевидцами, борцами гетто и узниками концлагерей. Так, посетителя на входе встречает фотография семьи Фани Бронцовской, бывшей партизанки Виленского гетто. Это большая семья, белыми рамками обведены всего двое – Фаня и ее тетя: только они остались в живых. Эта фотокарточка стала символом почти полного уничтожения евреев Литвы, а также символом избранного музеем способа представления истории – история Холокоста показана через судьбы конкретных людей[16].

Особенная эмоциональность выставки обусловлена и тем фактом, что в советской Литве о трагической судьбе евреев можно было узнать в лучшем случае «между строк». В советской исторической политике Великая Отечественная война представлялась как война гитлеровского рейха против советского народа, евреев как особую категорию жертв не выделяли, они считались лишь одной из многих национальных групп, ставших жертвами войны. Определенного рода цензуре подверглась и книга «Я должна рассказать» Марии Рольникайте, девочкой выжившей в гетто и записавшей свои переживания в дневнике[17]. Поэтому для многих оставшихся в живых узников концлагерей и партизан, работавших в восстановленном Еврейском музее, именно подробная, подчас шокирующая форма рассказа стала единственно возможным способом повествования[18].

В «Зеленом доме» черная страница истории литовского еврейства написана на черных роликах Торы. Она берет начало с рапорта в Берлин штандартeнфюрера СС Карла Егера об уничтожении евреев в Литве (здесь подробно, день за днем, до декабря 1941 года задокументированы массовые расстрелы), а заканчивается фотопортретом испуганно глядящего на зрителя ребенка. С 1989 года выставка развивалась благодаря усилиям сотрудников музея, а музей в «Зеленом доме» был и остается важным местом встреч и общения для евреев Вильнюса.

В 2001 году в здании бывшего еврейского театра на улице Наугардуко открылось второе помещение Еврейского музея. Концепт музейной выставки был здесь изначально другим. В этой просторной, расположенной на трех этажах экспозиции акцент делался скорее на историю еврейской культуры в Литве и вековом добрососедстве литовцев и евреев. Примечательно и название музея – «Центр толерантности». Тема Холокоста не является в данном случае центральной, в отличие от «Зеленого дома». Здесь проходят выставки еврейской живописи, важное место отводится Праведникам народов мира – литовцам, удостоенным премии «Яд Вашем» за спасение евреев во время войны. Таким образом, если топос Вильне бей Понар музеализирован в «Зеленом доме», то Ерушалаим де Лита представлен на выставке в «Центре толерантности».

Понары: между глобальной и национальными культурами памяти

У Еврейского музея Вильнюса есть еще один филиал – мемориальный музей в Понарах (лит. Панеряй), документирующий массовое уничтожение людей в 1941–1943 годах. Этому музею уже более 50 лет, он был основан в 1960 году как филиал вильнюсского Музея революции, бывшего в советское время главным учреждением идеологической пропаганды. Музей и мемориальный парк перешли в ведение Еврейского музея в 1990 году в ходе возврата еврейской общине зданий, связанных с ее культурным наследием. Как подтверждают архивные документы, по инициативе и при участии евреев Литвы здесь с 1988 года проводились акции, посвященные памяти погибших[19]. Евреи из Европы и США приезжали сюда и в советское время – место было печально знаменитым, – однако лишь неофициально[20]. Ни на обелиске советского времени, ни на общем памятном камне евреи не упоминались. На установленном в 1959 году обелиске из черного гранита – памятнике, типичном для советских военных кладбищ, – была лишь лаконичная надпись «Жертвам фашистского террора». Первым мероприятием еврейской общины Литвы стало установление здесь памятника погибшим евреям. В 1991 году по инициативе евреев Литвы и благодаря поддержке иностранных организаций был возведен отдельный монумент, по форме напоминающий первый памятник, установленный еврейской общиной в Понарах в 1945-м и взорванный по приказу властей в 1952-м[21]. Новый монумент имеет уже еврейскую символику – менору и звезду Давида.

Сегодня этот мемориальный комплекс является центральным местом поминовения жертв Второй мировой войны, сюда приезжают члены правительства Литвы 8 мая – в День памяти и примирения – и 23 сентября – в День памяти жертв Холокоста в Литве. Здесь проходят Дни памяти с участием иностранных делегаций, традиционный Марш живых. Мемориал в Понарах является не только важным символическим топосом в универсальной, глобальной памяти о Холокосте[22], но и центральным местом памяти о Второй мировой войне. Он отодвинул в тень традиционные военные мемориалы советского времени – такие, как Антакалнис, Крижкалнис[23] и Пирчюпис[24].

Илл. 1. Памятник погибшим евреям в Понарах, установленный еврейской общиной Литвы в 1991 году. Здесь и далее – фотографии автора.

Однако Понары не только место памяти, вписанное в международный дискурс памяти о Холокосте. У поляков и литовцев с этим местом связаны собственные трагические истории и воспоминания, не касающиеся судьбы еврейских соседей. У поляков, сражавшихся здесь в подразделениях Армии Крайовой в 1943 году, тут свой памятник и день памяти. Есть и литовские памятники, в память расстрелянных здесь в апреле 1944 года 86 солдат из Литовских местных отрядов.

Здесь же находится и скорее «невидимый памятник» (Музиль)[25] – валун со скромной табличкой на литовском языке, извещающей о гибели на этом месте 7000 солдат советской армии. У памятника несколько запущенный вид, что явно указывает на то, что он не пользуется тем же вниманием, что другие мемориальные места.

Таким образом, в Понарах на одной небольшой территории сосредоточены памятники сразу нескольким национальным группам, что позволяет видеть здесь не только межнациональный мемориал жертвам Холокоста, но и многослойное, многообразное место памяти, где дискурсы прошлого почти не соприкасаются друг с другом. И если одни подчеркивают уникальность национальной трагедии на глобальном уровне, то другие выступают против односторонней «монополизации» места памяти.

Сегодня память о еврейском прошлом города частично возвращена в публичную сферу: еврейским улицам вернули прежние названия, восстановлены еврейские кладбища. Тем не менее, в городском пространстве гораздо больше напоминаний о гетто и Понарах, то есть о страданиях и смерти евреев. Былой литовский Иерусалим ушел безвозвратно. Пожалуй, его образы и обаяние сохранились лишь в книге «Ерушалаим де Лита иллюстрирт ун комментирт», изданной в Нью Йорке бывшим виленчанином Лейзером Раном. В этом малодоступном сборнике собраны архивные снимки, гравюры, фотографии из жизни довоенного Вильнюса, истории судеб его жителей. Эта книга и является воображаемым вненациональным местом памяти бывших литваков – как в США, так и в Израиле[26].

«Чужая история»? Места памяти советского прошлого в Вильнюсе

Уже более полувека традиционным местом проведения торжественных шествий 9 мая является военный мемориал на кладбище Антакалнис на северо-востоке Вильнюса. Из центра города сюда направляются литовцы – ветераны советской армии, их дети и внуки, члены русской и еврейской общин, представители посольства России, Украины, Беларуси, Казахстана и Армении. Многие из ветеранов прячут ордена и медали под куртками – с тех пор, как советская символика в публичном пространстве была запрещена законом, многие предпочитают прикрывать их верхней одеждой. В остальном митинг в День Победы мало чем отличается от тех, которые проводятся в российских городах: военные песни, георгиевские ленточки, растроганные ветераны, воодушевленная молодежь. В последние годы отношение литовского политического истеблишмента к празднованию Дня Победы стало более терпимым, в ранние 1990-е отношение к этому дню было скорее негативным. Правая пресса писала о нем как о дне реоккупации, «чужом празднике»[27]. 9 мая было провозглашено Днем Европы в память о плане Роберта Шумана, французского министра иностранных дел, положившего начало объединению Европы[28]. Общество ветеранов Шестнадцатой литовской дивизии (когда-то воспетой Эренбургом как «сердце Литвы») поменяло название, стараясь всячески избегать определения «советский», – сегодня Союз ветеранов носит причудливое название «Общество участников Второй мировой войны на стороне антигитлеровской коалиции, проживающих в Литве».

Мемориал Антакалнис (открыт в 1984 году) выполнен в лучших традициях советских военных памятников. Здесь присутствуют архитектурный монументализм, олицетворяющие мужество скульптуры, сакральный образ некрополя, переданный стилизованными воротами и широкими ступенями (мотив восхождения), по обе стороны – братские могилы в форме кургана. До 1993 года здесь был еще один элемент советских военных мемориалов – вечное пламя славы, зажженное от вечного огня мемориала жертвам революции на Марсовом поле в Ленинграде. Сегодня назвать антакалнисское пламя «вечным» можно лишь условно – подача газа прекращена в 1993 году. «Вечный огонь» зажигается лишь по особому разрешению властей на один день в году, на праздник Победы – и на деньги российского посольства.

Илл. 2. Памятник советским воинам на Антакалнисском кладбище.

Во многом именно из-за находящегося здесь захоронения советских воинов (в братских могилах покоится прах более трех тысяч солдат) памятник на кладбище Антакалнис – один из немногих сохранившихся сегодня памятников Великой Отечественной войне. В определенной степени связь с погибшими предопределяет и то, что Антакалнис продолжает жить в коммуникативной памяти военного поколения.

В сегодняшней Литве вряд ли можно где-то еще с той же отчетливостью увидеть сдвиги и перемены в иерархии слоев памяти, как на примере кладбища Антакалнис. В советское время в структуру ландшафта были внесены изменения, и главным памятником кладбища стал советский мемориал. После независимости Литвы главная ось парка снова поменялась, и главным памятником теперь является скульптура Пьеты – сцена оплакивания Христа девой Марией. Она была воздвигнута в 1990-е годы в память о 14 литовцах, погибших при защите вильнюсской телебашни от спецподразделений КГБ во время штурма 13 января 1991 года.

Илл. 3. Пьета – мемориал жертвам штурма вильнюсского телецентра 13 января 1991 года.

Памятники коммунизма

Негативные чувства к фигуре советского солдата до сих пор прослеживаются в акциях вандализма в отношении скульптурной группы советских воинов на Зеленом мосту в Вильнюсе. После войны этот мост был отстроен заново инженерным полком советской армии и украшен скульптурными группами, отражающими идеалы соцреализма. Здесь все представители нового советского общества: колхозники, студенты, фабричные рабочие, ученые, учителя, солдаты. В 1990-е городским властям часто приходилось очищать постамент с солдатами от надписей вроде «Оккупанты, прочь из Литвы» или «Иван – домой!». Неонацистские группы до сих пор оставляют здесь свастику или экстремистские лозунги, в основном в дни Независимости Литвы[29].

Между тем, советское наследие сохранилось лишь в монументализме сталинской архитектуры, среди памятников которой Дом ученых на набережной Нерис, здание Совета министров или кинотеатр «Пергале» («Победа»). Советская символика, присутствующая ранее в рельефной отделке зданий, полностью удалена. После сноса памятников в 1990-х советской скульптуры в городе практически не осталось – единственным исключением являются памятники литовским поэтам Жемайте, Саломее Нерис и Пятрасу Цвирке.

Одной из первых «жертв» политического иконоборчества стал памятник генералу Ивану Черняховскому, руководившему Третьим Белорусским фронтом и сыгравшему решающую роль в освобождении Вильнюса 13 июля 1944 года[30].

Советское прошлое Вильнюса перенесено далеко за его пределы – в Парк коммунизма «Грутас», представляющий собой смесь парка аттракционов и тюрьмы-паноптикума. Музей коммунизма под открытым небом был открыт в 2001 году на юге Литвы, около Друскининкай, по инициативе литовского предпринимателя Вилюмаса Малинаускаса. Старожилы Вильнюса, приезжая сюда, узнают памятники, когда-то служившие идеологическими доминантами городского пространства. Здесь, в лесопарке, собраны памятники вождям коммунизма: Ленину, Марксу, литовским революционным деятелям Капсукасу, Анагеретису, Снечкусу – а также военные памятники солдату-освободителю из Шауляя, партизанам, солдатам Шестнадцатой литовской дивизии. В отдельных стилизованных под избы-читальни домиках – материалы из упраздненных историко-краеведческих музеев и школьных библиотек.

Илл. 4. Вход в парк-музей под открытым небом «Грутас».

Музей коммунизма почти вызывает теплое чувство ностальгии – тому, кто учился в советской школе и смотрел советские фильмы, многое покажется здесь знакомым. Но лишь «почти» – материал подан в саркастическом тоне. Памятники коммунизму как будто сами «заключенные» лагерной зоны: территория парка обнесена колючей проволокой, периодически попадаются типичные гулаговские вышки, а при входе посетителей встречает вагон для скота, стилизованный под те, в которых ссылали в Сибирь. Однако «ГУЛАГ» при более близком рассмотрении оказывается очень похож на парк культуры и отдыха: в избе-читальне рассказываются советские анекдоты, с лагерных охранных вышек звучит жизнеутверждающая советская музыка, в вагоне продаются ностальгические сувениры с советской символикой. Здесь присутствует и гастрономическое погружение в советскую эпоху: в ресторане официанты, одетые в пионерскую форму, подают борщ, пельмени, шпроты, коктейли «Бычий глаз» и «Слеза комсомолки». Однозначно сказать, что такое «Грутас» – устрашение или насмешка над советским бытом, – сложно.

Несмотря на свою неоднозначность, «Грутас» – прежде всего коммерческий проект, рассчитанный на широкую публику. Правда, у посетителей из России посещение вызовет скорее негативные эмоции, так как может расцениваться как оскорбление и фальсификация «нашей истории».

Ленин в Вильнюсе

Знаменитостью парка «Грутас», безусловно, является памятник Ленину. Вильнюсский Ленин был выполнен советским скульптором Николаем Томским и воздвигнут в самом центре города, на площади Лукишки (бывшей площади Ленина, а еще раньше – площади Пилсудского), в западной части проспекта Гедимина.

Ирония местоположения памятника заключается в том, что Ленин типичным жестом «голосующего на обочине туриста» (Сергей Довлатов) указывал на главное здание КГБ Литвы, находящееся прямо на противоположной стороне площади...

Снос памятника в 1991 году стал актом символического прощания с советским режимом, а снимок демонтажа до сих пор является иконой триумфа борьбы за независимость.

Вскоре после «свержения» Ленина по инициативе Союза политзаключенных и ссыльных на площади был воздвигнут крест в память о партизанах Фронта литовских активистов, поднявших восстание против советской власти в нескольких районах Литвы 23 июня 1941, на следующий день после вторжения немецкой армии в Каунас. Крест стоит до сих пор, хотя сегодня это событие и «честная» память о поднявших восстание националистах, симпатизировавших рейху, считаются спорными. Центр площади пока пуст, хотя до экономического кризиса 2009 года шли дискуссии об установлении здесь памятника в честь литовской независимости и государственности. На данный момент в правой части площади находится могила неизвестного партизана, борца антисоветского сопротивления.

Городские места скорби. Живая память о сталинских репрессиях

На берегу реки Нерис, в парке Тускуленай, расположен Мавзолей антисоветских партизан и жертв сталинизма. Здесь, на месте бывшей дворянской усадьбы Валицкого, в 1994 году было обнаружено массовое захоронение 700 «лесных братьев» и противников советского режима, расстрелянных в подвалах спецтюрьмы НКВД (бывшее управление КГБ, сегодня Музей геноцида)[31]. Первоначально, как и на площади Лукишки, памятными знаками были поминальные кресты. В 2004 году здесь был создан мемориал-«колумбарий», по виду напоминающий мавзолей. Вход в него обрамлен гедиминовскими столбами с перекрестными горизонтальными балками, что одновременно напоминает кресты и тюремную решетку, отсылая посетителя к символике мученичества. На верху мавзолея в 2010 году была установлена металлическая конструкция, напоминающая терновый венец. Мавзолей выполняет мемориальную функцию: здесь располагаются урны с прахом расстрелянных.

Илл. 5. Мемориал Тускуленай.

Парк Тускуленай представляет собой одно из центральных мест памяти о жертвах коммунизма в Литве. При этом не принимается во внимание неоднозначность самой истории: среди жертв НКВД были и те, кто активно принимал участие в расстреле евреев[32]. Несмотря на спорность проекта, в официальной исторической политике парк Тускуленай является важным местом памяти о советском времени, обозначенным в перспективе жертвы и исторической травмы. В День траура и скорби (14 июня) и в День черной ленты (23 августа) в Тускуленае проходят официальные памятные акции с участием членов правительства. Это важное символическое место не только на уровне государственной исторической политики, но и на уровне индивидуальной памяти родственников жертв репрессий, приходящих сюда помянуть своих близких.

Музей жертв геноцида

Инициатором строительства пантеона Тускуленай был Центр по изучению геноцида и сопротивления, а в создании концепта участвовал Музей жертв геноцида. Это центральное место информации и памяти о политических репрессиях советского времени и их жертвах среди литовского народа. На официальном сайте музей характеризует себя как «символ 50-летней советской оккупации для всей литовской нации». В советское время здесь находились тюрьма НКВД–КГБ и ее главное управление, хотя история здания сложнее и многослойнее, чем кажется на первый взгляд при беглом посещении музея. На протяжении практически всей столетней истории существования здания здесь работали судебные и карательные органы. Во времена Российской империи тут был суд, в межвоенный период – польские судебные инстанции, во время немецкой оккупации – гестапо и тюрьма, где содержались участники подпольного сопротивления – русские, поляки, евреи, литовцы, белорусы. Таким образом, это историческое место неразрывно связано с судьбой многих жертв и многих палачей. Музей был основан в 1992 году по инициативе Союза политзаключенных и ссыльных после того, как органы советской секретной службы покинули Вильнюс. Литовским правительством было решено сохранить здание как символ советской репрессивной политики. Первоначально для посещения были открыты подвальные помещения, где содержались оставленные КГБ архивы и документы. Бывшие заключенные водили посетителей по помещению бывшей тюрьмы.

В первые годы своего существования музей был прежде всего индивидуальным местом памяти жертв и их близких. С того времени сохранился и небольшой памятный знак перед музеем – пирамидка из поименно подписанных камней, привезенных сюда людьми, чьи родственники пострадали или погибли в лагерях. Спонтанное общественное движение по увековечиванию памяти жертв советского режима было подхвачено и перенято Центром по изучению геноцида и сопротивления, расследующим преступления советского и нацистского режимов. Музей жертв геноцида перешел в компетенцию Центра в 1997 году.

Музей жертв геноцида – это музей-мемориал. Этим он похож на еврейский музей «Зеленый дом». Уже при беглом взгляде четко проявляется философия музея: на фасаде здания высечены имена жертв НКВД, убитых здесь в первые послевоенные годы. Рассказ ведется на основе личных историй и дополнен шокирующими деталями. При входе в музей посетителя встречают увеличенные фотографии бывших узников, представлены их личные вещи: фотографии из семейных альбомов, рукоделие и лагерная посуда из сибирской ссылки, молитвенники и детские игрушки, дорожные чемоданы и письма…

В подвале, где проводились расстрелы, под стеклом выставлены найденные при раскопках личные вещи жертв: часы, очки, остатки обуви, распятия. Все это придает музею ауру аутентичности, переводит память о погибших в сакральную плоскость[33]. Выставка личных вещей и праха в бывшей камере экзекуций – расстрелы проводились здесь до 1950 года – указывает на подлинность произошедшего[34]. Такая подача материала располагает к общенациональной идентификации сегодняшних литовцев с фигурой жертвы – национальная история рассказывается как история национального страдания и мученичества.

Илл. 6. Фасад Музея жертв геноцида с именами жертв «советской оккупации».

Музей является, бесспорно, самым популярным в городе: он обозначен на всех уличных указателях и занимает центральное место в путеводителях по городу[35]. Тем не менее, восприятие музея неоднозначно: посетители из Западной Европы и Америки критически рассматривают понятие геноцида применительно к сталинским репрессиям и негативно оценивают полное отсутствие в музее темы Холокоста и участия в нем литовских граждан[36].

Золотая эпоха Великого княжества Литовского и «Саюдис»

Однако городская топография состоит не только из мест траура и скорби, но и из памятных символов позитивной самоидентификации, отсылающих в далекое Средневековье. Понятно, что памятники жертвам коммунизма вызывают в литовском обществе больше эмоций, чем королевские и княжеские монументы. Последние стали появляться после обретения независимости, в частности, в честь королей Великого княжества Литовского Миндаугаса, Гедиминаса, князя Витовта. Очевидно, что официальная историческая политика признала важный положительный идентификационный потенциал княжества: когда литовские князья имели политический вес, Литва была независимым и территориально значительным государством, а ее рыцари одерживали победы над Московским княжеством. Государственная символика Литвы многое переняла из времен рыцарского Средневековья. Сегодняшний государственный герб с рыцарем Витисом (Витовтом) повторяет флаг литовских войск в победоносной битве против крестоносцев под Грюнвальдом.

К героическим для литовской национальной идентичности местам памяти можно отнести и памятники, тематизирующие борьбу за независимость в конце 1980-х годов. Это мемориальная доска на здании Центра движения за независимость «Саюдис» на проспекте Гедимина, баррикадные камни у парламента, напоминающие о противостоянии Вильнюса и Москвы в 1991 году, мемориал у телебашни.

Итак, главными векторами исторической политики Литвы, наряду с парадигмой травматической памяти о жертвах советской системы, проходит мотив сопротивления и борьбы против «чужой диктатуры». Как жертвы, так и сопротивление являются объектами сакрализации.

Заключение

Смена времен, власти и культурных доминант приводит к тому, что город, пытаясь изменить идентичность, распадается на коллекцию совершенно разных национальных нарративов и традиций памяти. Прочитывая городское пространство с перспективы мест памяти и городской исторической семиотики, можно не только создать точный протрет города, но и исследовать генезис культуры памяти в Европе.

Приведенные здесь lieux de mémoires имеют совершенно различную конституцию и форму. Иногда они существуют лишь в сознании, в дематериализованной форме воспоминаний свидетелей прошлого, без формального топографического адреса – например, как память ветеранов о войне в День Победы. Есть места памяти, которые хоть и сохранили монументальную форму, но потеряли былое церемониальное значение в официальной исторической политике: лишь неформальные сообщества воспоминания приходят сюда в определенные дни, выражая тем самым собственную, альтернативную память (Антакалнис). Есть новые места памяти, ставшие после обретения независимости центральными для государственной исторической политики (Музей жертв геноцида, Тускуленай), а есть и прошедшие трансформацию от сугубо национальных до международных (Понары).

Как отметил Томас Венцлова, перед независимой Литвой стоит задача создания новой идентичности Вильнюса, которая включала бы в себя все исторические и культурные слои города[37]. Ведь у каждого сообщества воспоминания – «свой» Вильнюс.

[1] В основе данной статьи лежат исследования, проведенные автором и студенческой исследовательской группой в 2009 году и изданные в сборнике: Schulze W.M., Götz I., Makhotina E. Vilnius. Geschichte und Gedächtnis einer Stadt zwischen den Kulturen. Frankfurt a. M.; New York, 2010. Отраженные в сборнике результаты дополнены собственными исследованиями автора, проведенными в 2010 году в Вильнюсе в рамках работы над диссертацией по теме «Вторая мировая война в музеях и мемориалах Литвы».

[2] Venclova T. Vilnius. Eine Stadt in Europa. Frankfurt a. M., 2006.

[3] Феномен «чуждости» в восприятии урбанистического пространства родного города описан на примере Вильнюса в: Briedis L. Vilnius. City of Strangers. Vilnius, 2008.

[4] Цит. по: Venclova T. The Best Way to Love Our Identity // Lituanus. 2006. Vol. 52. № 1.

[5] См.: Достоевская А.Г.Дневник 1867 года. М., 1993.

[6] См.: Wendland A.V. Lemberg und Wilan als multiple Erinnerungsorte // Aust M., Ruchniewicz K., Treobst S (Hg.). Verflochtene Erinnerungen. Polen und seine Nachbarn im 19. und 20. Jahrhundert. Köln, 2009. S. 31–61.

[7] Nora P. Between History and Memory: Les Leiux de memoires // Representations. 1989. Vol. 26. P. 7–24.

[8] Его тело похоронено в Вавельском пантеоне польских королей в Кракове.

[9] Lietuvos Vietine Rinktyne (Литовское местные отряды) – националистические формирования литовских добровольцев, созданные по приказу немецкого военного командования и возглавлявшиеся генералом Повиласом Плехавичюсом. Этим отрядам отводилась задача борьбы с большевиками и польской Армией Крайовой. Когда отряд Плехавичюса (около 30 тысяч человек) был сформирован, немцы лишили его суверенного командования, что вызвало протест у солдат подразделения. Многие за это были репрессированы, 86 солдат расстреляли в Понарском лесу в апреле 1944 года, многие были отправлены в концлагеря. Союз ветеранов LVR был создан в 1997 году. Сегодня эта ассоциация – активное сообщество воспоминания, инициирующее создание памятников в честь организации.

[10] Venclova T. The Way to Love Our Identity.

[11] Briedis L. Оp. сit. Р. 130.

[12] См.: Еврейская энциклопедия (www.eleven.co.il-article-13139). В Зале Памяти мемориала «Яд Вашем»Понары приведены как одно из десяти главных мест Холокоста (www1.yadvashem.org-yv-ru-holocaust-encyclopedia-42.asp).

[13] См.: Lipphardt A. Vilne. Die Juden aus Vilnius nach dem Holocaust; eine transnationale Beziehungsgeschichte. Paderborn, 2010. S. 256.

[14] См.: Цейтлин Е. Еврейский музей. Вильнюс, 1993. С. 11–18; Рольникайте М. И все это правда. СПб., 2002. С. 307–314.

[15] «Черная книга: о злодейском повсеместном убийстве евреев немецко-фашистскими захватчиками во временно оккупированных районах Советского Союза и в лагерях Польши во время войны 1941– 45 гг.» готовилась под редакцией Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана. Набор «Черной книги» был рассыпан по приказанию властей в 1946 году, впервые книга была издана в 1980-м в Иерусалиме; с главой, посвященной Литве, – в Вильнюсе в 1993-м.

[16] Фаня Бронцовская и сегодня активно участвует в работе музея, возит группы к бывшим партизанским базам, проводит экскурсии, работает в центре исследований идиша при университете Вильнюса.

[17] Рольникайте часто называют литовской Анной Франк.

[18] Потребность выразить память о погибших родственниках выразилась и в активной работе по установлению памятников еврейским жертвам. Огромная работа была проделана Иосифом Левинсоном, собравшим материал и инициировавшим сооружение памятников по всей Литве и приведение в порядок еврейских кладбищ. Теперь на памятных камнях появились надписи на иврите и идише.

[19] Архив Национального музея Литвы. Фонд Музей революции. LNMA f. RM. Ap. 1. B. 991. L. 3.

[20] LNMA f. RM. Ap. 1. B. 675 Darbo ataskaita Paneriu muzijeius, 1979. Уже тогда в сообщениях руководителя филиала указывалось, что иностранные посетители удивляются отсутствию информации и находят мемориал «не соответствующим» истории места.

[21] В 1945 году на средства еврейской общины в Понарах был установлен памятник евреям с надписями на русском и на иврите «Евреям, погибшим от рук фашистско-немецких захватчиков, злейших врагов человечества». Еврейская символика на памятнике отсутствовала.

[22] Феномен перевода памяти об уничтожении евреев из национального в универсальный дискурс описан в: Levy D., Sznaider N. Erinnerung im globalen Zeitalter. Holocaust. Frankfurt a. M., 2001.

[23] Монумент 1974 года в Крижкалнисе «Советской армии – освободительнице», в честь Шестнадцатой литовской стрелковой дивизии, национального формирования литовцев в рядах советской армии. Сегодня монумент, изображающий литовскую женщину, приветствующую Советскую армию, находится в Парке скульптур коммунизма «Грутас».

[24] Пирчюпис – мемориал в память о жертвах сожженной в 1944 году литовской деревни Пирчюпис. В советское время – республиканский символ литовской трагедии, известный на общесоюзном уровне. Самый посещаемый мемориальный музей советской Литвы. Музей был закрыт в 2000 году, остатки выставки, представленные в местной библиотеке, окончательно ликвидированы в 2010-м.

[25] Роберту Музилю принадлежит высказывание «Нет ничего более невидимого, чем памятник».

[26] Leyzer R. (Ed.). Yerushalajim de Lita ilustrirt un dоkumentirt. New York, 1974.

[27]Lietuvos Aidas. 1995. 2 kovas; Lietuvos rytas.1995. 24 vasaris.

[28] Эхо Литвы. 1995. 9 мая. С. 3.

[29] В Литве два Дня Независимости: 16 февраля в память о получении независимости в 1918 году и 11 марта в память о восстановлении независимости (от СССР) в 1990 году.

[30] В советской Литве фигура Черняховского очень популяризировалась, у его памятника (здесь он и был захоронен) устраивали памятные церемонии и торжественные митинги. Первоначально освобожденному Вильнюсу хотели даже присвоить новое имя – Черняховск. После принятия Литвой независимости могила и прах Черняховского были востребованы дочерью генерала, а город Воронеж вывез из Вильнюса статую, воздвигнутую Николаем Томским – скульптором, работавшим над мемориалом Неизвестному солдату в Москве. Плиты с могилы Черняховского передать на сохранение не успели, и они оказалаись в парке коммунизма «Грутас».

[31] См.: Mark J. Containing Fascism: History in Post-Communist Baltic Occupation and Genocide Museums // Sarkisova O, Apor P (Eds.). Past for the Eyes: East European Representations of Communism in Cinema and Museums after 1989. Budapest; New York, 2008. Р. 335–369.

[32] При открытии мемориала в 2002 году представители еврейской общины отказались участвовать в церемонии, поскольку среди расстрелянных НКВД партизан были и литовские националисты.

[33] О музеях как о носителях культуры памяти см.: Assmann A. Geschichte im Gedächtnis. Von der individuellen Erfahrung zur öffentlichen Inszenierung. München, 2007. S. 149–162.

[34] О создании ауры аутентичности и свойстве экспонируемых предметов вызывать воспоминания см.: Korff G. Bildwelt Ausstellung. Die Darstellung von Geschichte im Museum // Borsdorf U., Grütter T. (Hg.). Orte der Erinnerung. Denkmal, Gedenkstätte, Museum. Frankfurt a. M., 1999. S. 330.

[35] Музей жертв геноцида занимает важное место в массовой работе и политическом образовании литовской молодежи: здесь разрабатываются образовательные программы, приходят организованными группами школьники, сюда водят иностранные делегации.

[36] В 2011 году было сделано некоторое изменение: в одной из подвальных камер была открыта небольшая выставка о действиях гестапо в период немецкой оккупации.

[37] Venclova T. Vilnius. City Guide. Vilnius, 2001. Р. 9.

Опубликовано в журнале:

«Неприкосновенный запас» 2013, №4(90)

Литва > Миграция, виза, туризм > magazines.russ.ru, 16 октября 2013 > № 948694 Екатерина Махотина


Литва > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 июня 2013 > № 835113 Даля Грибаускайте

МЫ СДАЕМ ЭКЗАМЕН, КОТОРЫЙ ОПРЕДЕЛИТ ОСТАНЕМСЯ ЛИ МЫ НАРОДОМ - ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ПОСЛАНИЯ ПРЕЗИДЕНТА ЛИТВЫ

Президент Литвы Даля Грибаускайте сегодня, 11 июня, прочитала в парламенте Литвы свое ежегодное послание, в котором дала оценки важнейшим событиям и расставила будущие приоритеты. ИА REGNUM публикует весь текст ежегодного послания, который был распространен пресс-службой президента Литвы.

"Дорогие жители Литвы, уважаемые члены Сейма, гости!

Еще совсем недавно, всего 25 лет назад, мы вывели из подполья Витиса, столбы Гедиминовичей, трехцветный флаг и национальный гимн, а литовский язык узаконили в качестве государственного.

Мы вернули себе государственные символы и, как говорится, в течение одной ночи из народа превратились в нацию.

Пробужденное литовским Саюдисом самоопределение народа самим создавать свое государство и никогда более не позволять чужим вводить свой порядок в Литве сегодня нам дает возможность радоваться свободе и тому, что смогло достичь наше еще очень молодое государство.

Приглашаю всех к открытой дискуссии о месте Литвы в мире и ситуации в нашей стране.

Четверть века отмечена событиями, демонстрирующими нашу способность преодолевать испытания, мы становимся все более самостоятельными и ответственными за свою Родину.

Литва очень изменилась и окрепла. Люди уже ощутили, что значит жить иначе, быть европейцами, самостоятельно принимать решения. Осознавая ответственность за свой край, мы объединяем свои усилия и до неузнаваемости меняем Литву.

После множества выпавших на нашу долю испытаний нам снова сопутствует успех. В этом году имя Литвы не раз звучало среди лучших в Европе - в областях экономики, спорта, инноваций, инвестиций и в других. Европа и мир оценили усилия нашего народа.

Небольшая Литва становится страной незаурядных способностей.

Прошедший год был отмечен золотыми мгновениями. Дети нашей независимости заняли высшие ступени пьедестала, утвердив Литву на картах мира спорта, науки и технологий. Мы рады за них и за себя.

Мы представили Литву миру и больше ее нашли в себе.

Успех нам сопутствовал там, где мы без сомнений брали на себя ответственность и предпринимали решительные действия, понимая, что никто кроме нас не сможет этого сделать.

Во всех областях уже выросло поколение талантливых созидателей с гражданской позицией. У нас есть дальновидные экономисты, ответственные предприниматели и политики, инновационные ученые и фермеры, журналисты и учителя с гражданской позицией. Действительно есть кому создавать прозрачное, безопасное и современное государство.

Именно поэтому сегодня я и хочу пригласить всех нас стать настоящими хозяевами своего государства.

Геополитические процессы сильно меняют мир. Попытки нас принизить, остановить, ввести в заблуждение, подкупить, сделать зависимыми, решить за нас - не прекратятся. В силу географического положения и размера территории мы были и находимся в зоне интересов Востока и Запада, поэтому за возможность самим создавать свое государство мы должны вести постоянную борьбу.

На долю каждого поколения приходятся свои испытания.

Мы должны не поддаваться влиянию, не продавать себя, оставаться свободными, в критической ситуации находить необходимые решения, оказывать сопротивление и отстаивать интересы своего государства. Мы должны быть сильными внутри, чтобы противостоять внешним угрозам, которые становятся все более современными.

Выбор каждого из нас может быть судьбоносным.

Через месяц мы впервые будем председательствовать в Совете Европейского союза. Нам всем придется искать наилучшие решения не только для Литвы, но и для уже 28-ми стран Европейского союза.

Эта обязанность ложится на нас в сложный период - в период, когда Европа сталкивается с историческими испытаниями. Председательство потребует умного координирования действий и посредничества в поиске лучших ответов на глобальные вызовы. В случае промедления и несвоевременного принятия необходимых решений, последствия могут ощутить все страны Европейского союза, т. е. 500 миллионов граждан Европы.

Литва сегодня пользуется доверием и международных рынков, и международных институтов. По прогнозам, уровень роста нашей экономики будет самым высоким в Европейском союзе.

В течение двух десятилетий мы выдержали ряд экономических шоков. Думая своей головой, без предварительных рецептов, мы своевременно приняли необходимые меры,преодолели кризис и стали примером финансовой ответственности для Европы. Кроме того, у Литвы один из лучших показателей государственного долга - мы входим в число шести государств с самой низкой задолженностью среди стран Европейского союза.

Литовский народ может многое. Однако тормозом нашего прогресса становятся ограниченные способности власти. Для вопросов чрезвычайной важности должны быть найдены быстрые решения. Недостаток политической воли, сложный механизм принятия решений, неспособность оперативного реагирования, трата времени в рабочих группах - это может быть крайне убыточным и даже гибельным для государства.

В современном мире побеждает не тот, кто больше по размерам, а кто быстрее и умнее. Быть дальновидными и энергичными - наш единственный шанс.

С момента приведения к присяге этого Правительства прошло 6 месяцев. После долгой подготовки к работе уже настало время начать работать.

Потому что только последовательные действия могут превратить прогнозы роста экономики в реальную выгоду для каждого жителя Литвы. Если мы хотим жить лучше, мы должны работать быстрее и больше.

Сегодня самые большие чудеса творит личная инициатива людей Литвы. За один год в стране учреждено почти 15 тысяч новых предприятий. Их число стремительно растет не только в крупных, но и небольших городах. Число людей, занимающихся индивидуальной деятельностью, достигло 125 тысяч.

Поколение LOGIN каждую неделю создает новый, на глобальные рынки ориентированный так называемый ИТ-стартап.

Все больше эмигрантов возвращаются на Родину. В 2012 году в Литву вернулись более 17 тысяч человек. Число уезжающих из Литвы сокращается.

Развитие информационных технологий определит конкурентоспособность нашей экономики, промышленности и сельского хозяйства. Поэтому необходимо инвестировать в развитие способностей людей. Мы не богаты природными ресурсами, но гордимся образованным обществом, высококвалифицированными специалистами, которые нужны для развития бизнеса, опирающегося на инновации, оригинальные решения и знания.

У каждого пятого жителя страны высшее образование, более 78 процентов владеют одним и более иностранными языками. Именно такая рабочая сила сегодня является гарантией прогресса.

Согласно Европейской шкале инноваций Литва в этом году была признана единственной достигшей прогресса страной. Впервые из группы "скромных новаторов" мы перешли в группу "средних новаторов". Прогресс Литвы в области внедрения инноваций отмечен как один из самых больших среди стран Сообщества. В предприятия высоких технологий поступает и больше всего инвестиций.

В 2012 году иностранные инвесторы объявили о своих планах в Литве воплотить в жизнь 34 проекта с нуля. Проекты, которые создадут почти 2,5 тысячи рабочих мест, свидетельствуют о выросшем доверии к бизнес-среде Литвы. Литву все чаще выбирают скандинавские предприниматели, приносящие с собой культуру прозрачной деятельности, более высокие заработные платы и новые решения социальных проблем.

Инвестиции шведских предпринимателей в Литве уже достигли почти 9 миллиардов литов. Скоро в Вильнюсе будет отмечать новоселье и первый в странах Балтии центр мировой торговой сети IKEA. Месяц назад двери открыла современная совместная литовско-финская термофикационная электростанция, которая внесла не только прозрачность в сектор утилизации отходов, но и дала более дешевую тепловую энергию жителям Клайпеды.

Честная работа и честная конкуренция все больше приживаются в Литве.

А наш рынок и финансовая система пользуются доверием. Устранив угрозы замедленного действия из банковского сектора, мы доказали, что даже самые сложные вопросы можем решать цивилизованно и с наименьшими последствиями. Наш опыт включают в повестки дня европейских мероприятий, во время которых идет поиск способов эффективного решения проблем, связанных с преобразованием банков. А суммы вкладов в банках страны достигли рекордных высот - почти 46 миллиардов литов.

Экономическая и финансовая ситуация в стране стабильная. Это подтверждают и международные структуры, и повышенные кредитные рейтинги Литвы.

Тем не менее, щедро раздаваемые популистские обещания могут очень быстро изменить ситуацию. Для сохранения финансовой стабильности тоже нужны ответственные решения.

Если мы хотим укрепить наши позиции, стать более конкурентоспособными и привлекательными для инвесторов, необходимо до конца пройти опирающийся на финансовую ответственность путь. Финансовый популизм будет окончательно обуздан, когда принцип соблюдения дисциплины и ответственности будет закреплен на конституционном уровне.

Однако если мы не сможем окончательно сорвать с себя оковы энергетической зависимости, то по-прежнему будем экономически уязвимы, так как именно энергетика является самым опасным геополитическим инструментом, используемым для умаления нашей экономической, социальной и даже политической независимости.

В области энергетики мы стали думать своей головой недавно. И мы все еще ощущаем нехватку независимых компетентных специалистов. Однако даже и с ограниченными силами мы уже вызвали исторические перемены в процессе обеспечения разнообразия энергетических источников: мы присоединились к крупнейшей в Европе бирже электроэнергии Nord Pool Spot, начала работать биржа биотоплива, на стадии строительства электроэнергетические соединения Nord Balt и LitPollink, деятельность по поставке газа отделена от передачи, осуществляется радикальная реформа газового сектора, завершено строительство 9-го блока электростанции в Электренай, мы переходим к большему использованию местного топлива.

Надо продержаться по крайней мере еще два года. Мы сможем легче вздохнуть, когда в 2015-ом будут завершены прокладка электросоединения со Швецией и строительство терминала сжиженного природного газа в Клайпеде.

Это нелегко. Пока мы, создавая уже седьмую Национальную энергетическую стратегию, мечемся в поисках согласия и решения, за нас решают тайные визиты "Росатома", загадочные меморандумы "Газпрома" и фильмы псевдозеленых.

Прилагаются большие усилия, чтобы остановить все, что может нас сделать энергетически более самостоятельными. Влияние оказывается непосредственно через официальных лиц, заинтересованных предпринимателей, средства массовой информации, посредников.

Чужие эксперты решают за нас, какая атомная электростанция самая лучшая для Литвы - Висагинская, Калининградская или Островецкая, у кого нам покупать газ и кто должен проводить разведку наших земных недр.

В силу энергетической неопределенности нашей страны Литву обходят стороной и более крупные, энергоемкие иностранные инвестиции. Метание из стороны в сторону и откладывание принятия решения может стоить нам всем международного доверия.

Политики, застрявшие только лишь над формулами экономической выгоды и вычислением цен, могут свернуть с пути энергетической безопасности на пагубную для государства тропу однодневной выгоды. А это значит, что энергетическая самостоятельность и свобода могут стать объектом обмена.

В качестве заложника политических договоренностей правящей коалиции уже становится литовский язык. Спорный экзамен по литовскому языку перерастает и в другие разобщающие страну требования. А в то же время за границами Литвы закрываются литовские школы.

Жителям страны необходимо очень доходчиво объяснить - какова может быть цена всего этого.

Уважаемые,

государственные структуры на распространение информации о своей деятельности ежегодно тратят примерно 60-70 миллионов литов. Однако для человека, желающего получить объективную и понятную информацию, это становится настоящим вызовом. Недостаток достоверных фактов, изобилие вводящих в заблуждение сообщений и искаженная деньгами групп интересов информация лишают наших людей права на самостоятельный выбор и принятие решения. Превращают в фарс даже народный референдум.

Отношение к качеству информации и информационной безопасности должно меняться.

Люди не могут ощущать себя в безопасности, не зная, что происходит в государстве, какие решения предлагаются и почему. Только понимая настоящие мотивы, их значение и последствия, мы можем принимать самые лучшие для Литвы, а не кем-то навязанные решения.

Спустя 130 лет на средства массовой информации Литвы вновь возлагается миссия движения, образовавшегося вокруг газеты "Аушра" во главе с Йонасом Басанавичюсом , а на учителей страны - испытания времен Мяйле Лукшене - воспитывать гражданственного, самостоятельно мыслящего, уважающего родной язык, обычаи и историю Родины человека.

Когда народ введен в заблуждение и находится в конфронтации им легче манипулировать, так как он не замечает скрытых угроз.

В такой среде быстро размножаются уничижающие Литву и меняющие мышление народа проекты. В жизнь нашего государства потихоньку пробивают себе дорогу чужие учебные программы, разжигается межнациональная рознь, возрождается ностальгия по советскому времени, перекупаются наши фестивали искусств и театров, спортивные команды, талантливые студенты страны.

Значение культуры и образования для укрепления мощи собственного государства прекрасно понимают наши недруги и не жалеют на это ни людей, ни денег. Мы обязаны это тоже понять.

Бесплатные концерты заставляют умолкнуть литовские песни. А там, где утихают наши песни, вскоре может стать и меньше Литвы.

Уважаемые,

нелегко сохранить самостоятельность государства в раздираемом геополитическими интересами мире. Сохранять государство на протяжении веков нам помогает врожденная жажда свободы, боевой настрой, упорство, дальновидность, тихое сопротивление и балтийская терпеливость.

Сегодня вокруг Литвы вновь происходит много непредсказуемых событий. Геополитическая ситуация определяет и направления нашей внешней политики. Поэтому важные для безопасности литовского народа знаки должны уметь фиксировать не только радары разведки, но и дипломатов.

Девять лет членства в Европейском союзе и НАТО - прочный тыл, но не вечная данность. В прошлом году на саммите НАТО в Чикаго мы добились утверждения реальных планов по обороне. В этом году в ходе региональных учений мы на практике проверяем действие сценариев коллективной обороны. Для Литвы, Латвии и Эстонии, имеющих печальный исторический опыт, очень важно, что наконец появились конкретные планы, как в случае угрозы члены Альянса будут защищать наши страны и людей.

Однако интересы больших государств могут внести коррективы и в систему противоракетной обороны. Поэтому Европа, которая на протяжении 55 лет была континентом мира, всерьез возвращается к вопросам обороны и безопасности. Понятие безопасности расширилось. Сегодня, когда мы говорим о безопасной жизни, мы должны думать не только о военной, но и энергетической, экономической, информационной, социальной, финансовой и особенно кибернетической безопасности.

Первая публичная атака против интернет-пространства Литвы - серьезный предупредительный сигнал о том, что необходимо повышать свои оборонительные способности. Я бы назвала эту атаку проявлением международного терроризма. Поэтому мы прежде всего должны сами защищать свое государство во всех областях.

Также важно различать - где действительно нам готовы подставить дружеское плечо, а где дружба по расчету.

Мы уже убедились, что сотрудничество с Балтийскими и Северными странами, которых объединяют схожие ценности, в формате NB6 (3 Балтийские и 3 Северные страны - члены ЕС) и NB8 (3 Балтийские и 5 Северных стран) помогает нам наилучшим образом защитить интересы наших людей. Единый подход к финансовой ответственности, важности информационных технологий, энергетической безопасности, культуре ведения бизнеса превратили регион Северных и Балтийских стран в самый стабильный и безопасный в Европе. Это уникальный пример регионального сотрудничества.

Повышается и международное доверие к Литве. Подтверждение тому - поступившее в конце мая приглашение к началу переговоров о членстве в Организации экономического сотрудничества и развития. Членство в этой организации - это бесценная польза для нашего бизнеса, экономических связей и международного престижа.

Предстоящий этой осенью в Вильнюсе саммит стран "Восточного партнерства" может открыть и качественно новый этап в развитии соседского сотрудничества Европейского союза. Ассоциация восточных партнеров с Европой поможет укрепить процесс демократизации в этих странах, а жителям Литвы - обеспечить более безопасную жизнь и возможности экономического роста.

Предмет общего внимания всей Европы - обеспечение энергетической безопасности, поиск альтернатив российскому газу. В период нашего председательства в Совете Европейского союза мы будем уделять особое внимание завершению создания внутреннего энергетического рынка Европейского союза, внедрению III энергетического пакета и ликвидации "энергетических островов".

Во время председательства нам также предстоит согласовать большое число правовых актов, касающихся реализации нового многолетнего бюджета Европейского союза. Необходимо обеспечить, чтобы европейская финансовая помощь поступала во все страны максимально быстро.

Несмотря на то, что бюджет Европейского союза был заметно урезан из-за кризиса, Литве удалось добиться получения на семилетний период пакета финансовой помощи в размере 44 миллиардов литов. Это на 10 процентов больше, чем мы получили на период 2007-2013 годов.

Ежегодно - это почти четверть годового бюджета Литвы и сильный импульс для нашей экономики. Европейские деньги поступили во все области нашей жизни.

По показателям использования финансовой помощи Европейского союза мы входим в число лучших - мы получили учрежденный Европейской комиссией титул "Самого прогрессивного региона". Осуществляемые в Литве новаторские проекты уже трижды были удостоены приза "Звезда регионов".

Европейские деньги для жителей страны могут стать новыми возможностями открытия своего бизнеса, приведения в порядок разрушающегося наследия народа, модернизации производства, укрепления чувства общности. Однако, если мы не обеспечим прозрачного распределения, они могут осесть на счетах групп интересов, непрозрачного бизнеса и отдельных чиновников.

По показателю прозрачности распределения финансовой помощи сельскому хозяйству за несколько лет мы смогли с 20-го места подняться на 4-е. Однако расследования правоохранительных органов, Службы публичных закупок и Государственного контроля свидетельствуют, что подозрения в хищении европейской финансовой помощи, в особом успехе компаний, являющихся спонсорами партий, на конкурсах по публичным закупкам и в уплате дани посредникам - не без оснований.

По факту покушения на незаконное получение финансовой помощи Европейского союза только лишь должностные лица Службы расследований финансовых преступлений в течение 4 лет провели 80 досудебных расследований. Установлено, что государству нанесен ущерб в размере 32,5 миллионов литов, ограничено право на собственность стоимостью более 48 миллионов литов.

Государственный контроль также обнаружил свыше 80 нарушений в области использования финансовой помощи Европейского союза, вследствие чего 45 миллионов литов были перераспределены другим получателям помощи.

Европейские деньги открывают более широкие возможности, однако превратить их в благосостояние людей можем только мы. Если, потратив 20 миллионов литов на расширение Единого центра помощи 112, мы по-прежнему глухи к крику о помощи человека - Брюссель тут ни при чем.

Европейские директивы не прикроют и наглого мошенничества, коррупционных сделок, неспособности планировать стратегически, помочь простому человеку разобраться в лабиринтах бюрократии.

Но членство в Европейском союзе - это не только деньги. Прежде всего - это уважение прав человека, демократии и верховенства закона.

В течение двух десятилетий мы достигли такого прогресса в этой области, на который многим из стран потребовалось в три раза больше времени.

Однако право на демократические, честные и свободные выборы - фундаментальное условие демократии - мы должны были вновь защищать в прошлом году. Это была наша беспрецедентная борьба за прозрачность и ответственность.

Срочные правовые меры и спонтанно зародившееся гражданское движение "Белые перчатки" не позволили прижиться в нашей стране демократии, покупаемой оплаченными голосами заключенных, дорогими телятами, пивом и провокациями.

Это очень важно для дальнейшего создания гражданского общества и правового государства.

В ближайшие четыре года нас ждут выборы разного уровня - в Европейский парламент, президента, в органы местного самоуправления и в Сейм. Не чужие деньги и сценарии, а мы сами должны решить, кому доверить свой голос и страну.

Наконец мы должны решиться предоставить людям право самим выбирать своих мэров и старост.

Политическая зрелость наступает нелегко. Первые выборы без прямой зависимости от денег предпринимателей помогли партиям снизить риск политической коррупции и освободиться от влияния олигархических групп.

К сожалению, дележ постов еще и после последних выборов в Парламент превратился в соперничество не компетенций, а партийных интересов, в силу чего прошлой зимой в повестке дня Сейма доминировали вопросы правового иммунитета, в то время как счета за отопление продолжали загонять людей в нищету.

В конце концов стали поступать предложения ввести неприкосновенность даже для партий, а важные для населения страны решения застревают в рабочих группах.

Но все-таки Сейм не стал прикрытием от правоохранительных органов.

В стране все еще можно "купить инфаркт", но становится все труднее "купить" судью. И только потому, что сами судьи не хотят, чтобы их покупали.

Изменения в судах стали возможны только тогда, когда судьи взяли на себя ответственность за свое сообщество и сами стали нетерпимо относиться к халатно работающим или берущим взятки коллегам.

Когда органы самоуправления судов начали работать не как организации по самообороне, а как требовательное и реальное самоуправление, увеличилось число дисциплинарных дел.

За четыре года были освобождены от должности 13 опорочивших имя судьи лиц - столько, сколько почти за 20 лет независимости.

В судебной системе - время существенных перемен. Поднялась планка профессионализма и этики судей, внедрены новшества, направленные на более объективное распределение дел и более быстрое их рассмотрение. В судебную систему за четыре года пришло почти сто новых людей, сменились 35 руководителей судов разных уровней. После объединения небольших судов улучшается их администрирование.

Судебная реформа уже дает результаты - рассмотрение дел проходит быстрее, гражданских - даже быстрее, чем в других странах Европы. Однако еще необходимо изыскать меры для обуздания затягивания судебных процессов.

Некоторые политики все еще делают попытки "проконсультировать" судей, прокуроров или следователей Службы специальных расследований либо запугать их разными комиссиями. Однако правоохранительные органы страны взяли на себя смелость быть независимыми от политиков - и это огромное достижение самих должностных лиц.

В борьбе с коррупцией неприкосновенных не осталось. Проводится проверка всех вызывающих подозрение сделок без каких-либо оговорок: мэров, членов Сейма, министерств и служб миграции, организаторов чемпионата по баскетболу и административного управляющего в деле о банкротстве, работников землеустройства и судей, банкиров и чиновников органов самоуправления.

Под все более пристальное внимание правоохранительных органов попадают имеющие политический тыл мошенники и аферисты, нацеленные на дорогие, жизненно важные для государства сферы, такие как утилизация отходов, энергетические проекты, публичные закупки, а также финансовую помощь Европейского союза.

Тянущиеся только лишь из Панявежиса нити паутины политической коррупции были обрезаны в Сейме, нескольких министерствах, энергетических предприятиях, лесничествах, службах землеустройства.

На картах коррупции более прозрачными становятся органы самоуправления Алитуса, Рокишкиса, Радвилишкиса, Шяуляй.

В суд переданы первые 20 уголовных дел по факту незаконного обогащения. Проводится еще 139 досудебных расследований. Общая стоимость установленного подозрительного имущества составляет более 150 миллионов литов. По двум решениям суда уже конфисковано имущество на сумму более 2 миллионов литов. Это в основном имущество и деньги "королей контрабанды".

С начала применения новых инструментов борьбы с коррупцией мы не только раскрыли сотни случаев незаконного обогащения, но и увидели, что наслаждающимся роскошью контрабандистам, торговцам наркотиками мы еще и выплачиваем государственные пособия.

Об этом сообщают сами люди, заинтересованные в более справедливом выделении государственной помощи. В самоуправлениях, где в более ответственное распределение социальной помощи вовлеклись местные общины, самозванцев - получателей пособий стало намного меньше. Например, в Шилальском самоуправлении на 33 процента, в Акмяне - на 24.

В стране повышается прозрачность, уменьшается безнаказанность, однако люди трудно отказываются от привычки жить за счет государства.

Лица, привыкшие наживаться незаконным способом, не могут смириться с новым порядком публичных закупок. Прикрываясь упрощением условий закупок, они предпринимают попытки вернуться к коррупционной практике необъявленных переговоров и внутренних сделок. Обязанность объявлять о проведении всех таких публичных закупок и получить на них разрешение Службы публичных закупок позволила уже в шесть раз сократить размер средств, которые тратятся на необъявленные закупки.

Закон, призванный обеспечить смену руководства учреждений здравоохранения тоже тяжело пробивает себе дорогу. Однако будущие врачи уже не хотят жить по-старому. Студенты-медики восстали против взяточничества, предлагая в больницах и поликлиниках врачам хотя бы приклеить наклейки, говорящие о том, что они не принимают взяток. Эта антикоррупционная акция не получила большой поддержки. Но именно она может стать той силой, которая не позволит вернуться старым привычкам и поможет внедрить новые традиции современного менеджмента в системе здравоохранения.

Тогда литовская медицина будет славиться только уникальными достижениями, такими как выполненная в этом году кардиологами Сантаришкских клиник первая в мире операция по восстановлению хорды митрального клапана сердца без разреза грудной клетки.

Уладить дела без взятки станет возможным, только если мы сами захотим работать честно.

Большинство Литвы - честные и терпеливо работающие люди. Коррумпированных злоумышленников - меньшинство. Публичность их пугает и обезоруживает. Давайте не будем допускать, чтобы они распоряжались в Литве.

Уважаемые,

такая сегодня Литва. Завтра она может быть еще сильнее, безопаснее и прозрачнее. Если каждый на своем месте изменит то, что может, тогда у нас будет дом, в котором и расти хорошо, и состариться не страшно. Нет другого рецепта благополучия, как только создать его самим.

Нам и дальше будет сопутствовать успех, если мы перестанем искать вчерашний день, не будем сомневаться в себе и откладывать самые главные дела на завтра.

20 лет назад народ принял и провозгласил Конституцию - главное соглашение о том, как и какое государство мы хотим создавать. Во время мероприятия по случаю 20-летия Конституции одна гимназистка подчеркнула, что это общественный договор, который принес нам успех, и отметила, что в ней содержатся все наши права и только 5 обязанностей.

Некоторым обязанность жить согласно этому соглашению иногда еще кажется слишком тяжелой. Однако это единственный путь к взаимному доверию и доверию к своему государству. Это - гарантия нашего сохранения.

Сегодня мы все сдаем экзамен по Конституции, который определит - останемся ли мы народом, упорно отстаивающим свою свободу и независимость, сохранившим родной язык, письменность и обычаи, воплотившим право жить свободно и творить на земле своих предков - в Независимом Литовском государстве.

Свобода хрупка. Она существует только под защитой нашего единства и хранимая в наших сердцах.

Спасибо всем.

Напомним, что это уже четвертое по счету послание Дали Грибаускайте в должности президента Литвы.

Литва > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 июня 2013 > № 835113 Даля Грибаускайте


Литва. Евросоюз > Финансы, банки > dw.de, 13 марта 2013 > № 776005 Даля Грибаускайте

Даля Грибаускайте: У нас достаточно причин вступить в еврозону как можно скорее

После нескольких лет политики жесткой экономиии Литва выходит из кризиса и собирается вступать в еврозону. Благодаря чему? На этот и другие вопросы в интервью DW ответила президент страны Даля Грибаускайте.

В 2015 году Литва вступает в еврозону. Президент страны Даля Грибаускайте (в прошлом - еврокомиссар по бюджету и финансам) в интервью DW рассказала, почему она, несмотря на финансовый кризис в Европе, убеждена в правильности этого шага Вильнюса, и объяснила, в чем ошибки стран Южной Европы, испытывающих экономические трудности.

DW: Литва почти десять лет в Евросоюзе. На очереди - вступление в еврозону. Кризис не изменил ваши планы?

Даля Грибаускайте: Экономический кризис - это не только кризис в еврозоне. Страны, в которых нет единой европейской валюты, тоже борются с экономическими проблемами. И наоборот, некоторые страны еврозоны вовсе не испытывают трудностей. Дело вот в чем: все новые члены Евросоюза, вступая в ЕС, подписывались под тем, что как можно скорее введут у себя евро. С этой точки зрения наш переход на единую валюту - это выполнение нашего обязательства.

Но особенность Литвы состоит в том, что у нас де-факто уже действует евро: наша валюта напрямую привязана к евро жестким обменным курсом, а наша денежная политика находится в очень сильной зависимости от Европейского центробанка (ЕЦБ). Собственных инструментов валютной политики у нас нет. Те обязательства и ограничения, которые действуют в еврозоне, распространяются и на нас, однако преимуществ от использования евро мы пока не имеем. Так что у нас достаточно причин, чтобы вступить в еврозону как можно скорее.

- Но кризис продолжается. Одни страны должны делать все новые и новые финансовые вливания в пользу других. Вы не боитесь, что может наступить коллапс системы?

- Тут дело не в евро, а в экономике и финансовой политике, а также в ответственности отдельных участников данной системы, а эта ответственность не всегда имелась. Если не удалось принять ответственные политические решения в собственной стране, то не следует винить в этом евро.

- В 2009 году, когда по Литве сильно ударил кризис, вы ввели жесткие меры экономии. Тогда вы не стали обращаться за помощью к МВФ и даже заявили: "Слабы те страны, которые не могут помочь себе сами". Почему вы выбрали такой путь?

- Я полагаю, Литва хорошо справилась сама, без диктата извне. Это то, что я имею в виду: когда имеются политическая воля и ответственность, помощь не требуется. Дело в том, как управлять страной. Именно недостаток этой ответственности - проблема южноевропейских государств.

- Ваша соседка Латвия пошла другим путем и за помощью обратилась. И сегодня ее экономика - одна из наиболее быстрорастущих в Европе. У вас это не порождает сомнений в верности собственного решения?

- Как экономист скажу так: чем ниже падение, тем, естественно, больше рост. Вопрос в том, с чем и как сравнивать. Экономика Литвы тоже быстро растет. Но это здоровый рост, потому что спад у нас был не столь глубоким, как в Латвии.

Еще раньше, после кризиса 1998 года в России, я имела дело с МВФ и мой опыт заключался в том, что пока в собственной стране нет порядка, помощи ждать неоткуда - ни от МВФ, ни от каких-либо фондов или программ ЕС.

- Вы упомянули Южную Европу. Но и Испания, и Греция сильно затянули пояса. И там люди выходят на улицы протестовать. Почему в Литве этого не происходило?

- Должна сказать, что даже эти страны не принимали столь решительных мер экономии, как мы. Мы сократили расходы бюджета на 12 процентов, у нас не было иного выхода. Рынки замерли, а помощь, которую мы могли бы получить, пришла бы позже, чем нам тогда требовалось. Поэтому правительство при моей поддержке приняло ряд быстрых решений. Конечно, вопрос в том, как убедить людей в их целесообразности. Нужно начать с себя.

К примеру, мой доход сократился на 30 процентов. Были сильно урезаны зарплаты членов правительства. Если я прошу людей набраться терпения и затянуть пояса, я должна быть примером. На это должен идти любой политик, находящийся во власти. И только посредством личного примера. Тогда люди доверяют тебе, и их можно убедить еще поднапрячься и пообещать, что настанут лучшие времена. У нас результаты стали заметны через два года. И доходы понемногу снова растут. Дело в доверии между политиками и гражданами.

- Имеет ли здесь значение разница менталитетов?

- Порой мы критикуем себя за то, что излишне самокритичны, что не столь оптимистичны, как южноевропейцы. Но это - не единственная причина. Недоверие между политической элитой и населением в некоторых странах Южной Европы зародилось слишком давно. Это нанесло очень сильный удар по их обществам и экономикам. У нас люди тоже не были в восторге от введенных мер экономии, но это было необходимо. И эти меры помогли нам за полтора года исправить ситуацию. Так что нам не пришлось столь уж долго страдать.

- Будущее вашей страны вам представляется без кризисов?

- Думаю, с каждым годом наши дела будут идти все лучше и лучше. Мы пережили 50 лет оккупации, так что переживем и хорошие годы - я, конечно, немного шучу. Очень многое зависит от того, кто находится у власти. В Литве растет популизм, как и почти повсеместно в Европе. Вероятно, это последствие экономических трудностей. Политические партии теряют поддержку населения, поскольку не поспевают за динамикой перемен, не успевают перестроиться. А это вызывает у людей чувство неудовлетворенности. Но аналогичные процессы происходят почти везде в Евросоюзе.

Автор: Беседовала Моника Грибелер

Литва. Евросоюз > Финансы, банки > dw.de, 13 марта 2013 > № 776005 Даля Грибаускайте


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter