Всего новостей: 2175025, выбрано 14 за 0.266 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Македония. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 ноября 2018 > № 2786124 Анна Немцова

Встречайте: человек Москвы в Македонии, один из многих приятелей Путина, разрушающих Европу

Анна Немцова | The Daily Beast

"Янко Бачев, бывший агент македонской спецслужбы, теперь возглавляет все более мощную оппозицию в стране. Он довольно-таки раболепно списал себя с президента России Владимира Путина: его политическая партия "Единая Македония" настолько подражает "Единой России", что ее эмблема выполнена в российских мотивах и цветах, но медведь заменен львом", - пишет журналистка The Daily Beast Анна Немцова.

"В скудно обставленных рабочих помещениях Бачева в центре македонской столицы ковровое покрытие на ступенях, может, и облезает, но российский государственный флаг гордо украшает угол конференц-зала. Позвоните Бачеву на мобильный телефон, и вы услышите российский гимн", - повествует Немцова.

"Наше будущее - с Евразийским союзом Путина, это альянс намного более подходящий, чем НАТО", - заявил Бачев журналистке. По его словам, Россия привлекает его православием и традиционными ценностями, и его не волнует, что критики его называют агентом Кремля.

"В Скопье полно американцев и европейцев, которые давят на наш парламент, а наша спецслужба их не останавливает! - воскликнул Бачев. - Если Соединенные Штаты и дальше будут втягивать Македонию в НАТО, Путин вмешается и на Балканах начнется третья мировая война".

Пока что Путин убедил вступить в Евразийский союз только пять стран, но Москва усердно старается подорвать политику США по интеграции Запада и укрепить влияние России в Центральной Азии, на Балканах и в Восточной Европе. Среди союзников Путина - Бачев, лидер Республики Сербской Милорад Додик, президент Сербии Александр Вучич и венгерский лидер Виктор Орбан, отмечается в статье.

В январе в Скопье приезжал неофициальный советник Путина Александр Дугин, ключевой идеолог прокремлевского восстания на востоке Украины. "Всякому, кто хочет за пару недель дестабилизировать какой-нибудь регион, следует обратиться к Дугину: он эксперт", - пишет Немцова.

В недавней "Директиве" на YouTube Дугин зловеще провозгласил: "Над небольшой православной славянской страной Македонией сгущаются тучи. Если кто-то намерен еще раз взорвать Балканы, начать следует именно там". По его словам, война "разразится там или в соседней Боснии, где ситуация накаляется все больше. И Россия сейчас сосредотачивается, что дает нам больше поводов для оптимизма... Восточная Европа сама падает нам в руки - пора создавать лигу православных государств".

Лидер российской оппозиции Дмитрий Гудков вместе с тем считает: "У Путина нет идеологии, которую он мог бы предложить. Он пытается купить побольше союзников за оставшиеся у него деньги".

"Европейские популисты, выступающие против истеблишмента, противопоставляют Евразийский союз Европейскому, требуя больше денег у них обоих. Это каверзная игра, и им следует помнить, как украинский лидер Виктор Янукович перестарался, разыгрывая эту карту", - отмечает автор статьи.

"Евросоюз означает прогрессивное будущее, тогда как дорога в Евразийский союз - это путь в прошлое, сконструированное бывшим агентом КГБ Путиным, - заявил Гудков. - Выбирая Евразийский союз, пропутинские лидеры должны быть готовы стать мучениками и отправиться вместе с нами в рай, поскольку это единственный конечный пункт, который предполагает политика Путина".

Македония. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 ноября 2018 > № 2786124 Анна Немцова


Македония. Греция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755948 Иван Саввиди

The New York Times (США): Американские разведывательные агентства и скрытая дипломатия позволили разоблачить вмешательство России в важнейший референдум на Балканах

Эрик Шмитт (Eric Schmitt), Хелен Купер (Helene Cooper), The New York Times, США

Вашингтон — В течение многих лет Иван Саввиди был человеком Кремля в Греции.

Российский миллиардер греческого происхождения, бывший депутат Государственной Думы и владелец греческого футбольного клуба, г-н Саввиди практически беспрепятственно перемещается между мирами этих двух стран. Он участвует практически во всех аспектах жизни Салоник — греческого портового города, где он живет, — и является известной личностью в мире греческих и российских олигархов, между которыми часто вспыхивает вражда.

Все это обусловило пристальное внимание к нему со стороны американских разведывательных агентств.

Американские чиновники заявили, что в июне им удалось выявить контакты, указывающие на то, что г-н Саввиди выполнял роль посредника, помогавшего России подорвать соглашение между Грецией и Македонией, которое могло бы позволить Македонии сделать еще один шаг на пути к вступлению в НАТО. Греция долгое время выступала против принятия Македонии в НАТО. Москва, которая считает расширение границ НАТО серьезной угрозой для своей безопасности, была решительно настроена сорвать референдум по этому соглашению.

В ответ на это американские чиновники предприняли непривычно агрессивный шаг: они передали перехваченные разговоры и переписку греческому правительству премьер-министра Алексиса Ципраса. Греческое правительство отреагировало на это разрывом с Москвой, выслав из Афин двух дипломатов и запретив въезд двум другим.

Американские шпионы и дипломаты до сих пор ликуют. Хотя результаты референдума, прошедшего в Македонии в сентябре, оказались неоднозначными — теперь парламенту Македонии придется решать, вступит ли страна в НАТО или нет — американские чиновники считают разоблачение г-на Саввиди и высылку дипломатов редкой победой в борьбе против дезинформационных кампаний России в Европе и США.

«Мы даем отпор и показываем, что мы тоже способны вести жесткую игру, — сказал бывший посол США в Македонии Кристофер Хилл (Christopher R. Hill). — Мы умеем ябедничать, и мы способны делать то, чего в прошлом мы, возможно, не делали».

Эти секретные маневры проводились как раз в тот момент, когда летом этого года президент Трамп ездил по Европе, публично заявляя о необходимости налаживать отношения с президентом России Владимиром Путиным и критикуя НАТО — это стало очередным проявлением того, что президент США и американский внешнеполитический истеблишмент преследуют противоположные цели. Однако история с Македонией началась задолго до этого.

Борьба с вмешательством

Когда летом 2016 года чиновники американской системы национальной безопасности впервые заметили признаки того, что Россия пытается вмешаться в американские президентские выборы, Госдепартамент и Министерство обороны США в тесном сотрудничестве с разведывательными агентствами создали то, что теперь называется «группой по борьбе с влиянием России» (Russia Influence Group), чтобы противостоять российским дезинформационным кампаниям, в первую очередь в Европе. Одной из задач этой группы было выявление выборов в Европе, в которые Россия могла попытаться вмешаться.

В конце весны текущего года эксперты этой группы пришли к выводу, что вероятной мишенью может оказаться Македония. 12 июня чиновники Македонии и Греции объявили о том, что эта страна изменит свое название на Республику Северная Македония, чтобы положить конец длившемуся три десятилетия спору с Грецией, которая рассматривала название «Македония» как свидетельство скрытых территориальных претензий на греческую область с таким же названием.

Как только Македония станет Северной Македонией, Греция должна будет отозвать свое вето на вступление этой страны в НАТО. Голосование по вопросу о новом названии для страны было намечено на конец сентября.

Москва была недовольна. Спустя три дня после заключения соглашения на конференции в Афинах ведущий российский дипломат обратился к Западу с жестким предупреждением касательно планов принятия Македонии в альянс.

«Конечно, мы не будем сбрасывать ядерные бомбы, — сказал посол России в Евросоюзе Владимир Чижов. — Однако есть ошибки, которые имеют последствия».

Эта угроза г-на Чижова повлекла за собой целую серию дипломатических сообщений, которые в Вашингтон отправил посол США в Греции Джеффри Пьятт (Geoffrey R. Pyatt), присутствовавший на той конференции. Он предупреждал, что Москва собирается попытаться сорвать предстоящий референдум. По словам чиновников, Госдепартамент, ЦРУ и Европейское командование Пентагона в Штуттгарте уже знали об этом.

К тому времени возражения против проведения референдума уже звучали внутри самой Македонии. За лето в сети появились сотни сайтов, призывавших бойкотировать этот референдум, и постов в Фейсбуке, призывавших македонцев сжечь свои бюллетени — по словам македонских и американских чиновников, это была классическая дезинформационная кампания, инициированная поддерживаемыми Россией группами.

В день заключения соглашения у здания парламента в столице Македонии Скопье начались бурные протесты.

В дело вмешался г-н Саввиди. Американские и греческие разведывательные агентства наблюдали за ним много лет, поскольку он был членом путинской партии «Единая Россия», депутатом Госдумы и поскольку он сумел использовать то состояние, которое он скопил благодаря российской табачной компании, для реализации целого ряда интересов на севере Греции.

В этом году г-н Саввиди, которому принадлежит греческий футбольный клуб ПAOK в Салониках, попал в центр внимания прессы, выбежав на поле во время мачта с участием афинской команды с пистолетом в кобуре и в окружении своих телохранителей. Игроки афинской команды покинули поле, опасаясь за свою безопасность, и матч был сорван.

В июне на основании перехваченных контактов — электронных писем, текстовых сообщений, телефонных разговоров — американские чиновники пришли к выводу, что г-н Саввиди платит протестующим.

По словам одного высокопоставленного чиновника США, американским агентствам удалось быстро собрать финансовую информацию, которая доказывала, что именно г-н Саввиди платил гражданам и футбольным болельщикам за протесты против македонского референдума.

По данным Проекта по проведению расследований об организованной преступности и коррупции (Organized Crime and Corruption Reporting Project) — организации, занимающейся независимыми расследованиями, — г-н Саввиди заплатил противникам кампании по переименованию Македонии как минимум 300 тысяч евро.

Среди тех, кто получал от него деньги, были македонские политики, только что созданные радикальные националистические организации и футбольные болельщики клуба «Вардар», которые и устроили бурные протесты у здания парламенте в Скопье.

Г-н Саввиди отрицает эти обвинения. «Абсолютно ложные и чрезвычайно клеветнические», — заявили представители его компании летом этого года.

Передача доклада

Задача передать доклад американской разведки греческому правительству в начале июля выпала г-ну Пьятту, опытному американскому дипломату, который уже два года занимал должность посла США в Афинах. Г-н Пьятт был хорошо подготовлен для этой роли, поскольку он был послом США на Украине с 2013 по 2016 год, когда Россия захватила Крым и поддержала сепаратистов на востоке Украины.

«Нет такой уловки, которую русские могли бы провернуть и о которой Пьятт не знал бы», — сказал сенатор Кристофер Мерфи (Christopher S. Murphy), демократ и член комитета по международным отношениям. Г-н Мерфи сказал, он обсуждал с г-ном Пьяттом вопрос вмешательства России в македонский референдум, но отказался сообщить подробности своих частных бесед.

Однако передать информацию греческому премьер-министру — это одно. Заставить его действовать — это совсем другое.

Премьер-министр Алексис Ципрас, который отказался присоединиться к другим странам Европы в их поддержке Великобритании, обвинившей Россию в применении вещества нервно-паралитического действия, был из партии, которая всегда поддерживала теплые отношения с Москвой. Однако решение выступить против Москвы далось ему довольно легко, учитывая то, сколько сил г-н Ципрас вложил в попытки выйти из тупика в отношениях с Македонией, чему Россия старалась помешать.

По словам чиновников, американская дипломатия за последние несколько лет этому способствовала. Правительство Обамы поддерживало Грецию во время долгого финансового кризиса, призывая Афины остаться в еврозоне, в то время как некоторые европейские страны не хотели оказывать финансовую поддержку Греции. Министр финансов при администрации Барака Обамы Джейкоб Лью (Jacob J. Lew) потратил так много времени на разработку греческого пакета антикризисных мер, что высокопоставленные чиновники даже шутили, что он стал в Казначействе дежурным по Греции. В период кризиса и г-н Обама, и г-н Лью ездили в Афины, как и вице-президент Джозеф Байден (Joseph R. Biden), который вернулся туда после своей отставки в прошлом году.

В октябре прошлого года г-н Трамп принимал г-на Ципраса в Белом доме, а сейчас эти две страны обсуждают вопрос о расширении американского военного присутствия в Греции, в том числе возможность предоставления доступа кораблям и самолетам США.

«Если вы обратите внимание на географию, если вы посмотрите на текущие операции в Ливии, если вы посмотрите на текущие операции в Сирии, если вы рассмотрите другие потенциальные операции на востоке Средиземного моря, вы увидите, что география Греции и связанные с ней возможности довольно значительны», — сказал генерал Джозеф Данфорд (Joseph F. Dunford), председатель Объединенного комитета начальников штабов, во время своего недавнего визита в Афины.

Чиновники американской системы национальной безопасности уже давно пытаются добиться ослабления связей между Афинами и Москвой. «Мы налаживаем отношения с Грецией, видя в ней якорь стабильности на востоке Средиземного моря и на западе Балкан», — сказал в июне Уэсс Митчелл (Wess Mitchell), помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии.

Дипломатический поединок

11 июля г-н Ципрас поссорился с Москвой. Его правительство выслало двух российских дипломатов и запретило въезд в страну еще двум дипломатам, обвинив россиян в попытке подкупить неназванных чиновников и разжечь протесты против соглашения с Македонией.

«Постоянное неуважение по отношению к Греции должно прекратиться, — подчеркнуло Министерство иностранных дел Греции в своем заявлении. — Никто не должен и не имеет права вмешиваться во внутренние дела Греции».

Позже Москва заявила, что в ответ на шаги Греции она высылает нескольких греческих дипломатов.

Спустя несколько минут после того, как Афины объявили о высылке россиян, г-н Пьятт в состоянии необычайного воодушевления написал сообщения нескольким своим коллегам в Госдепартаменте и Пентагоне. Представительница Госдепартамента Хизет Нойерт (Heather Nauert) написала в твиттере: «Греция выслала двух российских чиновников и запретила въезд двум другим в ответ на попытки России вмешаться в греческую политику. Мы поддерживаем Грецию, которая защищает свой суверенитет. Россия должна прекратить вести себя дестабилизирующим образом».

Роль Америки в решении Греции о высылке дипломатов также показала, насколько велик разрыв между г-ном Трампом — который публично выражал сомнения в целесообразности сохранения НАТО и одновременно глубокое восхищение г-ном Путиным — и истеблишментом американской системы национальной безопасности, который искренне убежден в том, что попытки России вмешаться в выборы в США и других странах — это геополитическая угроза для американской безопасности.

Г-н Трамп крайне редко об этом упоминает — если он вообще об этом упоминает. Однако множество чиновников американской системы национальной безопасности ежедневно повторяют эту мысль.

«То зло, которое Россия причиняет повсюду, от Македонии до США, — сказал министр обороны Джим Мэттис (Jim Mattis) 11 сентября, в преддверии референдума 30 сентября, — всегда казалось мне чем-то, что находится за пределами дозволенного». После этих своих комментариев он отправился в Скопье, чтобы «заявить о том, что мы поддерживаем македонский народ».

На вопрос о том, предпринимают ли США какие-то конкретные шаги для того, чтобы бороться с попытками России вмешаться в ход референдума, г-н Мэттис ответил утвердительно. Он отказался сообщить подробности, но, по словам чиновников Министерства обороны, они проводят операции по информированию населения совместно с правительствами Македонии, Черногории и Украины, чтобы бороться с российской дезинформацией и ее вмешательством в выборы и референдумы.

Но ни один из закулисных шагов США не будет успешным, если парламент Македонии не согласится на изменение названия страны. Тем не менее, премьер-министр Македонии Зоран Заев, который направил этот проект в парламент на этой неделе, заявил, что, если проект не будет принят, он проведет досрочные выборы.

Македония. Греция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755948 Иван Саввиди


Хорватия. Сербия. Македония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754530 Йенс Столтенберг

Генеральный секретарь НАТО: «Хорватия — очень ценный союзник, а Сербия — наш важный партнер» (Večernji list, Хорватия)

Мы готовы принять Македонию в НАТО в качестве 30-го члена. Однако если она не реализует договоренности с Грецией, членству не бывать

Томислав Краснец (Tomislav Krasnec), Večernji list, Хорватия

Генеральный секретарь НАТО обычно не принимает журналистов, желающих взять у него интервью, в своей частной резиденции в Брюсселе. Но для корреспондента издания «Вечерни лист» Йенс Столтенберг сделал исключение.

Накануне того, как мы планировали провести интервью в штаб-квартире НАТО, новом прекрасном здании на окраине города, возникли некоторые непредвиденные обстоятельства. Двухдневная встреча министров обороны всех 29 стран-членов затянулась в связи с тем, что возникла необходимость в кризисном совещании и реакции на очередную выходку России.

В тот день голландский и британский министры обороны назвали имена четырех агентов российской военной разведки ГРУ, которые были арестованы в начале апреля в связи с попыткой совершить кибернападение на Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) в Гааге. НАТО незамедлительно выразила солидарность с подобными обвинениями в адрес России, а Брюссель и Вашингтон предприняли скоординированные действия, чтобы наконец американцы выдвинули собственные обвинения в адрес сотрудников ГРУ.

У западных союзников это вызвало бурную реакцию. Все произошло в тот день, когда мы планировали провести интервью с генеральным секретарем НАТО, который из-за своих обязанностей в итоге был вынужден перенести нашу беседу на следующий день. Так мы оказались на огороженной улице на окраине великолепного брюссельского парка Буа-де-ля-Камбр.

Перед резиденцией, в которой генеральные секретари НАТО проживают еще со времен Хавьера Соланы, была выставлена охрана. Кроме того, как мы заметили, службу несли два пса, натасканные на взрывчатку. Их привезли не из-за меня (когда я проходил, они мирно лежали в своих клетках в багажнике припаркованного грузовика), а из-за словенцев. Точнее, из-за съемочной группы со словенского телевидения, которая снимала интервью после нашей беседы. Собаки были там, чтобы обнюхать камеру и оборудование. Генеральный секретарь Йенс Столтенберг планировал посетить Загреб в понедельник, восьмого октября, а Любляну — во вторник, девятого. Перед этим, в выходные, он готовился нанести визит в Сербию.

Мы сели за большой стол в его резиденции в Брюсселе и побеседовали об этом визите, о вызовах, с которыми сталкивается НАТО за своими границами, а также о ее внутренних вызовах, которые не так уж незначительны, если учесть, что в Овальном кабинете в Вашингтоне впервые со времен создания Североатлантического альянса сидит президент, который не считает, что крепкие трансатлантические связи соответствуют стратегическим интересам США.

Večernji list: Что Вы ожидаете от визита в Хорватию?

Йенс Столтенберг: Я с нетерпением жду визита в Загреб, поскольку Хорватия является очень ценным союзником. Кроме того, с Хорватией меня связывают личные воспоминания, поскольку часть детства я провел в бывшей Югославии, и мы очень часто ездили к морю — в Мали Затон под Дубровником. Я испытываю к Загребу и вашему побережью особенные чувства.

Однако, разумеется, сейчас цели моего визита политические: я встречусь с президентом, премьер-министром и другими членами правительства Хорватии. Ваша страна — очень ценный союзник, поскольку вносит свой вклад в нашу общую безопасность, нашу коллективную оборону. Хорватские военнослужащие несут службу в Прибалтике в батальонах передового базирования EFP (Enhanced Forward Presence), участвуют в наших миссиях в Косово и в Афганистане. Также недавно они приняли участие в наших военных учениях «Морской страж» (Sea Guardian), а вскоре станут участниками самых масштабных учений НАТО «Единый трезубец» (Trident Junction). Хорватия вносит свой вклад по нескольким направлениям, и мы высоко ценим это. Я с нетерпением жду переговоров с руководством страны в Загребе о самых разных вызовах, с которыми мы сталкиваемся.

— Удовлетворены ли Вы тем, с какой скоростью Хорватия приближается к цели, поставленной НАТО, — увеличению оборонных расходов до двух процентов ВВП?

— Я приветствую тот факт, что Хорватия преодолела тенденцию последних лет, когда расходы на оборону только снижались, и начала увеличивать оборонный бюджет. Хорватия обязалась к 2024 году добиться поставленной цели — двух процентов ВВП на оборону.

Ясно, что НАТО идет вперед большими шагами. Вы стали частью максимальных изменений системы совместной обороны со времен падения Берлинской стены. Европейские союзники стали больше тратить на оборону. Кроме того, проводятся самые крупные военные учения со времен холодной войны.

— И все-таки складывается впечатление, что политическое единство НАТО подорвано американским президентом Дональдом Трампом, который публично задается вопросом: в чем польза НАТО? Разве для альянса не наступили трудные времена?

— Прежде всего, Вы правы, когда говорите, что НАТО переживает максимальные изменения в своей системе коллективной безопасности со времен холодной войны и что НАТО отвечает на угрожающие ее безопасности вызовы, поступающие извне. Так, Россия ведет себя все более агрессивно. Беспорядки и насилие окружают нас и на юге.

Президент Трамп рассуждает, конечно, не так, как некоторые другие политики, однако ключевую идею о том, что европейские союзники должны больше инвестировать в оборону и что мы должны более справедливо распределять нагрузку, я сам слышал и от представителей предыдущих американских администраций. Думаю, все согласятся с тем, что сегодня нагрузка внутри НАТО распределена неравномерно.

ВВП европейских союзников практически равно ВВП США, но, несмотря на это, американский оборонный бюджет почти в два раза превышает оборонный бюджет Канады и европейских союзников вместе взятых. Отсутствует баланс, и мы должны что-то с этим сделать. Хорошая новость в том, что европейские союзники и Канада начали работать в этом направлении. В прошлом году мы отметили максимальное увеличение оборонных расходов. Все союзники прекратили урезать их и все начали их увеличивать. Все больше стран-членов приближается к цели в виде двух процентов ВВП. Президент Трамп знает об этом прогрессе и подчеркивает его в своих выступлениях.

Таким образом, я убежден, что США останутся преданы Европе и гарантиям безопасности, в особенности видя, что европейские союзники и Канада прилагают усилия для увеличения оборонных бюджетов. Поступки говорят красноречивее, чем слова.

— Мы все помним, как на пресс-конференции после августовского саммита НАТО в Брюсселе Трамп очень позитивно отзывался об альянсе, но в начале и во время саммита тональность его заявлений была совсем другой. Якобы за закрытыми дверями он даже пригрозил, что выведет США из НАТО. Правда ли это? И еще. Не считаете ли Вы, что Трамп выжидает, чтобы увеличить расходы до четырех процентов ВВП, поскольку два процента, возможно, для него уже недостаточны?

— Мы откровенно побеседовали тогда о том, что на самом деле хорошо для альянса, ведь друзьям и союзникам так полезно встречаться и предметно обсуждать важные политические вопросы. А вопрос о распределении инвестиций в оборону, несомненно, таковым и является, поскольку затрагивает самую суть трансатлантических связей (я говорю о разделении общего бремени на совместную оборону). Членство в НАТО дает преимущества, но также сопряжено с расходами.

В годы после холодной войны, когда спала напряженность, снижение союзниками расходов на оборону было нормальным явлением, однако теперь напряженность растет, и в 2014 году мы приняли обязательство о двух процентах ВВП, выделяемых на оборонные расходы. Поэтому мы ожидаем от наших союзников выполнения этого обязательства. Мы очень откровенно беседовали на эту тему. Откровенные беседы не вредят и приносят пользу тогда, когда вы в состоянии прийти к выводу. И мы к нему пришли.

Мы приняли более сотни решений о том, как укрепить НАТО. Таким образом, откровенно поговорив, в итоге мы пришли к полному согласию и приняли необходимые решения. Мы также сошлись во мнении о том, что достичь цели в виде двух процентов ВВП нужно как можно скорее, а кроме того, для этого каждая страна должна поскорее представить реалистичный план.

— Значит, новой цели в виде четырех процентов от ВВП на оборону не будет?

— Мы договорились о двух, и теперь должны сосредоточиться на них.

— Перед визитом в Загреб Вы побываете в Сербии. Не так давно ее президент Александр Вучич и президент Косово Хашим Тачи высказали идею о том, что нормализации их отношений можно достичь, скорректировав границы, то есть обменявшись некоторыми территориями. Поддерживает ли НАТО эту идею?

— НАТО присутствует в Косово. Благодаря миссии «Силы для Косово» мы обеспечиваем там безопасность и в будущем сохраним наше присутствие, поскольку оно играет важную роль в сохранении стабильности и безопасности региона в целом. Мы всецело поддерживаем диалог между Белградом и Приштиной, поскольку понимаем всю важность нормализации отношений. Мы не участвуем в этих переговорах, однако НАТО, конечно, играет определенную роль благодаря своему военному присутствию.

Мы также способствовали началу диалога и продолжаем его поддерживать. Союзники высказали свое мнение насчет корректировки границ. Мы очень пристально следим за ситуацией, и если события примут новый оборот, это станет предметом нашего обсуждения. Однако на данный момент важно не предпринимать никаких действий, которые могли бы дестабилизировать ситуацию или способствовать росту напряженности.

— Когда, как Вы сказали, союзники высказывали свои мнения во время дискуссии внутри НАТО, они больше склонялись к тому, чтобы поддержать идею о корректировке границ или чтобы отвергнуть ее? Мы уже столкнулись с тем, что кое-кто выражает беспокойство, утверждая, что изменение границ между Сербией и Косово может открыть ящик Пандоры и подтолкнуть других, в частности, возможно, боснийских сербов, к тому, чтобы потребовать изменения границ Боснии и Герцеговины.

— Не мое дело рассказывать, какие мнения высказали союзники. Вы можете обо всем прочитать и самостоятельно истолковать их заявления. Я же могу сказать только то, что в случае нового поворота событий, мы в НАТО должны собраться и обсудить ситуацию. Этот регион очень важен для альянса. Мы помогли завершить войну в Боснии и Герцеговине и в Косово, а также в Бывшей Югославской Республике Македонии. Мы присутствуем в регионе, у нас есть члены из этого региона, есть кандидаты на вступление, и мы очень внимательно следим за ситуацией.

— Но гипотетически, если изменение границ произойдет, и север Косово вернется Сербии, повлияет ли это на миссию НАТО в Косово, которую придется перенести в соответствии со скорректированными границами?

— Об этом еще слишком рано говорить. Наша позиция такова: мы поддерживаем нормализацию отношений между Приштиной и Белградом, поддерживаем диалог, которому помогли начаться; мы присутствуем в Косово с миссией «Силы для Косово», и у нас также есть центр в Белграде. Не думаю, что процессу поможет, если я сейчас стану комментировать различные гипотетические сценарии.

— Какова природа отношений НАТО и Сербии сегодня? Этот визит в Белград в роли генерального секретаря НАТО будет для вас уже вторым. В 2015 году Вы побывали в Сербии впервые. Ситуация тогда была специфической, если учесть, что НАТО бомбардировала Сербию, стремясь остановить войну в Косово. Какое сотрудничество ведется сегодня?

— Причина, по которой я еду в Сербию на этот раз, заключается в масштабных учениях по оказанию помощи населению в чрезвычайных ситуациях. Эти ежегодные учения в прошлые годы мы проводили и на Украине, и в Боснии и Герцеговине, и в других странах. В них участвуют союзники по НАТО и страны-партнеры. Эти учения доказывают, что НАТО — это больше, чем военный альянс, что мы также способны противостоять природным катастрофам и помогать жертвам в подобных чрезвычайных ситуациях.

В этом году учения проводятся в Сербии, и мое присутствие там естественно. Сербия — наша партнерская страна. Как я полагаю, поддерживать с Сербией партнерские отношения важно. Мы помогаем Сербии уничтожать ее оружие и обучаем ее миротворцев, а Сербия оказывает НАТО определенную поддержку, проводя у себя учения, а также помогает нам укреплять иракские силы безопасности, повышая их уровень образования в области военной медицины.

Таким образом, мы сотрудничаем с Сербией, и это помогает снижать напряженность. Открытый диалог с Белградом очень важен. Мы осознаем, какой репутацией пользуемся в Сербии. Сам я в то время был норвежским политиком, и мы пошли на военную интервенцию в Сербии и Косово после продолжительных дипломатических усилий и попыток остановить убийство мирных граждан и серьезное нарушение прав человека. Мы сделали это при широкой международной поддержке, чтобы положить конец страданиям людей и нарушению прав человека. Это часть нашей истории, и мы не можем этого забыть, но важно смотреть в будущее и видеть потенциал укрепления сотрудничества с Сербией.

— Насколько Вас беспокоит возможное влияние России на Балканах, которое наиболее выражено именно в Сербии?

— Любые попытки вмешательства в демократические процессы неприемлемы. Важно осознавать тот факт, что Россия такие попытки предпринимала. Мы видели это в Черногории и других государствах. Важно уметь отвечать на дезинформацию и защищать киберсети. Так государства региона станут более устойчивы к попыткам вмешательства в их демократические процессы. Вместе с тем мы с уважением относимся к решению Сербии быть нейтральной страной, а также поддерживать связи и сотрудничать с Россией.

Сербия — суверенное государство, и мы с уважением относимся к ее решениям, как и к решениям тех стран, которые хотят стать членами НАТО. Альянс никогда не будет принуждать или угрожать какой бы то ни было стране, чтобы она вошла в него, однако исключительно важно, чтобы не происходило обратного, то есть чтобы страны, которые хотят войти в НАТО, не подвергались угрозам со стороны своих больших соседей из-за этого желания.

У любого государства есть суверенное право выбирать свой путь и решать, в частности, как обеспечить свою безопасность. НАТО с уважением относится к выбору тех стран, которые не хотят становиться его членами. Мы поддерживаем прекрасные отношения с такими государствами, как Финляндия, Швеция, Австрия, а также Сербия, уважая их решение быть нейтральными. Однако мы ожидаем такого же уважительного отношения к решениям таких стран, как Грузия, или властей в Скопье, которые стремятся войти в НАТО.

— Но референдум в Македонии не принес успеха. Что будет теперь?

— 90% тех, кто пришел на референдум, проголосовало «за». Конечно, явка была низкой. Но не мне интерпретировать последствия такого результата. Я не могу рассказать, как правительство и парламент в Скопье поступит в такой ситуации. Решение должны принимать граждане и политические институты этой страны.

Я только могу сказать, что мы готовы принять их в альянс в качестве 30-й страны-члена. Мы уже начали переговоры о вступлении и можем подписать протокол о членстве, как только договоренности о названии государства будут реализованы. Но если этого не произойдет, эта страна не станет членом НАТО. Альтернативы вступлению в НАТО нет. Так что единственный вариант — договориться с Грецией о названии.

Хорватия. Сербия. Македония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754530 Йенс Столтенберг


Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2018 > № 2748981 Максим Саморуков

Переименование без кворума. Что означает для Балкан, ЕС и России провал референдума в Македонии

Максим Саморуков

Присоединение Македонии к НАТО никак не усиливает альянс – наоборот, только создает ему дополнительные проблемы. А от России эта страна и так отделена сплошным поясом других участников альянса. Так что потери тут разве что репутационные. Но их Россия придумала себе сама, а потом своими частыми заявлениями об этом убедила остальных, что они действительно существуют

Референдум о переименовании Македонии должен был стать мощным символом того, что Запад опять берет на себя активную стабилизирующую роль на Балканах. Что старые обещания не забыты и балканские страны – при должных реформах и примирении между собой – тоже смогут присоединиться к процветанию единой Европы. Вот Македония и Греция договорились о разрешении многолетнего спора из-за названия бывшей югославской республики, и перед македонцами сразу же открылась дорога в ЕС и НАТО. Также и соседним странам надо всерьез заняться поисками компромисса в старых балканских конфликтах, потому что это единственный способ влиться в евроатлантические структуры.

Но мощного символа не получилось. Референдум, на котором македонцы должны были одобрить соглашение с Грецией, провалился из-за низкой явки – вместо положенных по закону 50% голосовать пришли всего 37%. Теперь македонскому правительству и его западным партнерам придется искать способ, как сохранить лицо и сделать вид, что все идет по плану.

Назначенный передовик

Из всех балканских конфликтов спор Греции и Македонии из-за названия последней действительно лучше всего подходил для того, чтобы быстро его урегулировать и таким образом задать темп всем остальным. Потому что, по сути, конфликт был давным-давно исчерпан.

Это в начале 1990-х Греция была настолько возмущена названием недавно отделившейся югославской республики, что не стала ее признавать, уговорила отложить признание США и Западную Европу и ввела против Македонии торговое эмбарго. Тогда всерьез обсуждалась возможность, что Македония вернется в состав уменьшившейся Югославии, а македонская экономика была на грани коллапса, зажатая между греческим эмбарго и международными санкциями, введенными против Милошевича.

Но такое жесткое противостояние было урегулировано еще в 1995 году. Тогда Греция признала Македонию, сняла блокаду и согласилась не препятствовать вступлению соседней страны в ООН и прочие международные организации под техническим названием БЮРМ (Бывшая югославская республика Македония). Македонцы в ответ поменяли вергинскую звезду на флаге на солнце и заверили греков в отсутствии территориальных претензий. Две страны установили нормальные дипотношения, а США, страны ЕС, Россия, Китай и многие другие официально признали Македонию именно под таким названием.

То есть спор Греции и Македонии стал чисто формальным еще в середине 1990-х, но он очень пригодился Западу уже в XXI веке. В 2001 году завершалась последняя из войн распада Югославии – вооруженное противостояние македонцев и македонских албанцев. При посредничестве Запада стороны подписали Охридское соглашение, которое значительно расширяло права албанского меньшинства и его участие во власти. В обмен на реализацию этого соглашения македонцам обещали прогресс в деле евроинтеграции.

Вскоре македонцы выполнили соглашение, но брать небогатую и нестабильную страну в ЕС и НАТО по-прежнему никто не хотел. Отказать прямо было бы непедагогично, поэтому пригодилось греческое вето. Афины охотно приняли весь македонский гнев на себя, блокируя вступление Македонии и в ЕС, и в НАТО, пока та не сменит официальное название на то, которое устроит греков. Программа-максимум греков была такая, что слово «Македония» там вообще не должно фигурировать ни в каком виде.

Понятно, что при такой позиции Греции переговоры с Македонией могли тянуться десятилетиями, что до недавнего времени вполне устраивало ЕС и НАТО. Но в последние пару лет события на Украине, миграционный кризис и активизация на Западных Балканах Китая, России и Турции заставили Запад пересмотреть свое отношение к этому региону. Чтобы не дать Западным Балканам превратиться в источник серьезной нестабильности, было решено окончательно урегулировать в регионе старые конфликты и вернуть эти страны на путь активной интеграции в ЕС и НАТО.

Македония лучше всего подходила на роль передовика этого процесса, который бы подавал пример остальным странам. Старый, но чисто формальный спор с Грецией; новое реформаторское правительство Зорана Заева, отстранившее от власти многолетнего автократа Груевского на волне антикоррупционных протестов; корректная правящая коалиция, состоящая из македонских и албанских партий (на том, что албанцев хватало и в правительстве Груевского, внимание старались не акцентировать). Приверженность реформам, межэтнический мир – оставалось только урегулировать конфликт с Грецией.

Сушка явки

Правительству Заева оказалось легко найти компромисс с греками, хотя он не предложил им ничего особенно нового. Благодаря Wikileaks известно, что в 2008 году премьер Груевский предлагал Греции то же самое: добавить к названию страны слово «Северная», а название языка и нации оставить без изменений. Но десять лет спустя Запад был на стороне уже не Афин, а Скопье, поэтому в июне 2018 года две страны заключили Преспское соглашение, по которому Македония добавляла к своему названию слово «Северная», а Греция отзывала вето на ее вступление в ЕС и НАТО.

В Греции для одобрения соглашения нужно простое большинство в парламенте. А вот Македонии надо менять Конституцию, поэтому в дополнение к двум третям голосов депутатов решили добавить консультационный референдум, чтобы вся страна могла приобщиться к внешнеполитическому прорыву в западный мир.

Вопрос в бюллетенях сформулировали так, чтобы все преимущества прорыва были максимально очевидны, а недостатки, наоборот, скрыты: «Поддерживаете ли вы вступление страны в ЕС и НАТО, принимая договор между Республикой Македония и Республикой Греция?» Ни слова про переименование, зато есть сразу и ЕС, и НАТО, чтобы в будущем по этим поводам уже не надо было голосовать.

Наконец, окончательной гарантией успеха должна была стать мощная агитационная кампания перед референдумом, когда в течение сентября в Македонии успело побывать больше западного начальства, чем за всю ее предыдущую историю. Практически ежедневно македонцы лицезрели то генсека НАТО, то канцлера Германии, то министра обороны США, то президента Евросовета и так далее. И все они твердили македонцам одно: у вас уникальный шанс попасть в ЕС и НАТО, пользуйтесь обязательно, потому что если сейчас не согласитесь на сделку с греками, то следующая такая возможность выпадет бог весть когда.

Успех референдума казался настолько неизбежным, что никто не отваживался агитировать против, чтобы потом не оказаться чужим на всеобщем празднике. Даже крупнейшая оппозиционная партия, националистическая ВМРО-ДПМНЕ заняла очень уклончивую позицию, не желая выставлять себя антизападной. Партийное руководство хоть и ругало правительство Заева и формулировку вопроса, но прямо не призывало ни к голосованию против, ни к бойкоту. И только президент Джорге Иванов, второстепенная фигура в парламентской Республике Македония, однозначно высказался за бойкот.

Однако в итоге торжество было испорчено. Вариант «за» набрал туркменские 91,5% – тут проблем не возникло. Но явка оказалась намного ниже ожиданий. Несколько недель ведущие западные лидеры лично объясняли македонцам, как важно прийти и проголосовать. Вся агитация шла прежде всего за явку, потому что в победе «за» никто не сомневался. Но македонцы не вняли: вместо необходимых 50% голосовать пришли всего 36,9%.

Проевропейский раскол элит

У такого провала есть и чисто технические причины. Списки избирателей в Македонии явно раздуты и содержат немало мертвых душ. Нынешний премьер Заев, когда еще был в оппозиции, постоянно обвинял правительство Груевского в том, что оно специально не приводит списки в порядок и накручивает себе таким образом голоса. Но когда сам Заев оказался у власти, он тоже не стал торопиться решать эту проблему.

Но мертвые души для фальсификаций не так уж и многочисленны. Гораздо сильнее списки избирателей раздувают уехавшие. Когда в ходе кампании европейские лидеры твердили македонцам, что это их единственный шанс попасть в ЕС, это было не совсем правдой, потому что многие македонцы уже давно вступили в ЕС в индивидуальном порядке, не дожидаясь специального приглашения от Брюсселя. По данным ООН, в 2017 году за пределами Македонии проживало 535 тысяч македонцев, то есть около четверти всего населения страны.

Цифры внушительные, но и их все равно недостаточно для объяснения такой низкой явки. В конце концов, на парламентских выборах в декабре 2016 года голосовать пришло почти 1,2 млн человек, а сейчас на референдум – всего 640 тысяч. И эта разница связана уже не с раздутыми списками, а с тем, что Запад решил, что сможет продавить тему вступления в ЕС и НАТО на одном народном воодушевлении, не добившись консенсуса среди македонской правящей элиты.

Все серьезные македонские партии выступают за вступление в ЕС и НАТО, но в каждой есть свои представления, на каких условиях должно проходить это вступление. Десять лет, с 2006 по 2016 год, Македонией правила националистическая партия ВМРО-ДПМНЕ во главе с Николой Груевским. Они тоже стремились в евроатлантические структуры, но международная обстановка к этому не располагала.

К концу своего долгого правления Груевский завяз в обвинениях в коррупции, авторитарных тенденциях и заигрывании с Россией. После многомесячных протестов в Скопье ему пришлось согласиться на досрочные выборы, на которых его партия не смогла набрать достаточно голосов, чтобы удержаться у власти. Премьером стал Зоран Заев, собрав коалицию социал-демократов и албанских партий. А Груевский отправился под суд по обвинениям в коррупции, рискуя утянуть с собой значительную часть руководства ВМРО-ДПМНЕ.

Параллельно с коррупционными процессами начался еще и суд над организаторами и участниками нападения на македонский парламент в апреле 2017 года, когда группа радикальных националистов ворвалась в здание и ранила там около ста человек, включая самого Заева. Это были последние дни правления ВМРО-ДПМНЕ, которая до упора отказывалась уступать власть новой коалиции. Тут обвинения касаются высших чинов в силовых структурах Македонии.

Перед референдумом ВМРО-ДПМНЕ вела долгие переговоры с правительством: националисты были готовы поддержать соглашение с Грецией, но только в обмен на амнистию за то, что случилось во времена их правления. Правительство Заева отказалось, потому что реформы, европейская законность и вообще сами справимся.

Но не справились. За десять лет у власти многочисленная клиентела ВМРО-ДПМНЕ широко расползлась по македонскому госаппарату, бизнесу, силовым структурам. Заменить их всех за год невозможно да и не на кого. А из-за показательных процессов новой власти многие из этих людей сейчас всерьез опасаются за свое будущее и не исключают, что дальнейшая евроинтеграция для них лично может означать потерю должности и даже тюрьму. Поэтому в день референдума они если и использовали админресурс, то только для бойкота.

Теперь, после провала явки, ситуация стала гораздо более благоприятной для ВМРО-ДПМНЕ. Референдум был ярким событием, но юридически – всего лишь консультативным. При явке менее 50% его результаты недействительны, но это никак не мешает македонскому парламенту собрать две трети голосов депутатов, чтобы принять соглашение с Грецией и внести необходимые поправки в Конституцию. Для двух третей правящей коалиции нужны голоса депутатов от ВМРО-ДПМНЕ, и премьеру Заеву, лишенному моральной силы референдума, придется договариваться с ними на более выгодных для них условиях.

Будущее и Россия

Дальше все участники процесса будут смотреть на ту цифру итогов референдума, которая им больше нравится. В своих заявлениях премьер Заев, а также представители ЕС и НАТО трубят об успехе, полностью игнорируют низкие показатели явки и напирают только на 92% проголосовавших за. ВМРО-ДПМНЕ, наоборот, говорит о провале референдума, после которого правительство должно уйти в отставку и назначить досрочные выборы.

Две эти позиции, очевидно, сойдутся во время торга перед голосованием в парламенте. Правительству, чтобы провести соглашение с Грецией, нужно всего 9–10 голосов от фракции ВМРО-ДПМНЕ, и оно почти наверняка их получит, особенно при поддержке западных партнеров. Поддержавшие правительство националисты вряд ли останутся внакладе.

Запад сделает вид, что никакой промашки с референдумом не было, но в будущем, скорее всего, станет вести себя более осторожно. Македонская явка сокрушила надежды, что на Балканах можно через голову элит предложить людям какую-то позитивную повестку и те придут и за нее проголосуют. Такое предложение могла бы воспринять активная, заинтересованная в интеграции в большой мир часть общества, но ее на Балканах почти не осталось, эти люди уехали в Европу, не дожидаясь приглашений и референдумов. А осталось коррумпированное частно-государственное партнерство и его клиентская база. И сделать что-то без их поддержки будет почти невозможно.

Наконец, для России референдум о переименовании предоставляет хорошую возможность выпутаться из многочисленных обвинений во вмешательстве во внутренние дела Македонии, которые накопились за последние несколько лет.

У России нет никаких важных интересов в Македонии. Газ играет незначительную роль в македонской энергетике, а после закрытия македонского НПЗ «Окта» в 2013 году российская торговля с этой страной сократилась до символических величин. И даже то, что Македония не присоединилась к западным санкциям против России, тут ничего не изменило.

С бывшим премьером Груевским Москву связывает попытка провести через Македонию ветку «Турецкого потока» после того, как Болгария отказалась участвовать в «Южном». Но от этой идеи давно отказались, Россия вернулась к переговорам с болгарским руководством.

Сейчас интерес Москвы к Македонии поддерживает только перспектива вступления страны в НАТО. Некоторые неосторожные высказывания российских дипломатов и публикации в госСМИ на эту тему дали основания обвинить Россию в том, что она пытается сорвать соглашение Македонии с Грецией, чтобы задержать расширение НАТО.

К счастью для России, теперь и македонское правительство, и Запад заинтересованы в том, чтобы представить результаты референдума как максимально легитимные, поэтому вряд ли станут напирать на обвинения в российском вмешательстве. Это создает хорошие условия для того, чтобы попытаться закрыть эту тему хотя бы для Македонии.

Аналогичным образом можно было бы закрыть и тему вступления Македонии в НАТО, которое регулярно подвергается критике со стороны российских властей. Референдум о переименовании наглядно показал, что остановить этот процесс невозможно. Ни жесткие заявления России, ни попытки Москвы найти союзников среди македонской элиты тут не помогут. Выбор давно сделан, уточняются лишь мелкие детали.

Присоединение Македонии к НАТО никак не усиливает альянс – наоборот, только создает ему дополнительные проблемы. А от России эта страна и так отделена сплошным поясом других участников альянса. Так что потери тут разве что репутационные. Но их Россия придумала себе сама, а потом своими частыми заявлениями об этом убедила остальных, что они действительно существуют.

Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2018 > № 2748981 Максим Саморуков


Македония. Греция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 сентября 2018 > № 2736373 Хавьер Солана

Project Syndicate (США): Свежий импульс на Балканах

В Европе пришло время пожинать плоды трудной дипломатической работы на Балканском полуострове. В Бывшей Югославской Республике Македония 30 сентября пройдёт консультативный референдум, благодаря которому страна может сменить своё название, став «Республикой Северная Македония». Если референдум завершится успешно, он положит конец длящемуся уже 27 лет спору между македонским и греческим правительствами.

Хавьер Солана (Javier Solana), Project Syndicate, США

Мадрид — В Европе наступает осень, пришло время пожинать плоды многомесячной, трудной дипломатической работы на Балканском полуострове. В Бывшей Югославской Республике Македония (БЮРМ) 30 сентября пройдёт консультативный референдум, благодаря которому страна может сменить своё название, став «Республикой Северная Македония».

Это не просто лингвистическое упражнение. Если референдум завершится успешно, он положит конец длящемуся уже 27 лет спору между македонским и греческим правительствами. Греция активно возражает против использования её северным соседом в своём названии слова «Македония» без какого-либо дополнительного определения, потому что в Греции есть регион, который называется точно так же. Кроме того, древнее македонское царство имеет большое культурное и историческое значение для современных греков.

Если значительная доля избирателей Македонии придут на участки и проголосуют за изменение названия страны и связанные с этим последствия, тогда македонский парламент с большей вероятностью одобрит внесение необходимых поправок в конституцию. В этом случае последнее слово останется за парламентом Греции, который тоже должен будет проголосовать за данное изменение.

Из-за споров вокруг названия БЮРМ (это временный термин, используемый с 1993 года) Греция блокировала вступление этой страны в ЕС и НАТО. Но три месяца назад македонское и греческое правительства, наконец-то, достигли соглашения об урегулировании двусторонних разногласий. Последствия их договорённость наглядно видны в формулировке вопроса на македонском референдуме: «Поддерживаете ли Вы членство в ЕС и НАТО, принимая соглашение между Республикой Македонией и Греческой Республикой?».

Федерика Могерини, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, а также Мэттью Нимиц, личный представитель генерального секретаря ООН в споре о названии БЮРМ, сыграли ключевую роль, обеспечив успех этих переговоров. Нимиц, впервые начавший работать над этим вопросом ещё в 1994 году, предупреждает, что дипломатические звёзды ещё не скоро смогут вновь выстроиться столь же благоприятно.

В эпоху возрождающегося национализма Преспанское соглашение, названное так в честь озера, которое расположено на территории Греции, БЮРМ и Албании, стало глотком свежего воздуха. Премьер-министр Македонии Зоран Заев и его греческий коллега Алексис Ципрас продемонстрировали выдающуюся решимость и качества ответственных лидеров, заключая это соглашение. Оба потратили немало политического капитала в противостоянии с внутренними националистическими силами, добившись отклонения вотума недоверия, которого требовали оппозиционные партии.

Преспанское соглашение предлагает действенную модель для разрешения споров в других регионах мира, потому что оно воплощает в себе целостные подходы к урегулированию конфликтов и опирается на перспективу получения взаимных долгосрочных выгод. Например, одна из его статей гласит: «В эпоху новой промышленной революции […] углубление сотрудничества между государствами и обществами стало как никогда необходимым, в частности, это касается социальной деятельности, технологий и культуры».

Подобное заявление со стороны долгое время враждовавших сторон может стать источником вдохновения для региона, который до сих пор втянут в тупиковые споры по поводу этнической и национальной идентичности. Балканы — и не только Балканы — нуждаются в новых идеях, которые опираются на реальные приоритеты людей. И это именно то, что предлагает Преспанское соглашение.

Тем временем, другой замороженный конфликт в этом регионе вскоре может достаточно подтаять, чтобы можно было начать двигаться вперёд к урегулированию. В 2011 году Евросоюз инициировал диалог между Сербией и Косово, который с тех пор способствовал серьёзным улучшениям в том, что касается свободы передвижения, торговли, экономических возможностей, безопасности, правосудия, коммуникаций и многого другого.

Несмотря на постепенную нормализацию двусторонних отношений, фундаментальный спор между двумя странами остаётся нерешённым. Обе стороны хорошо понимают, что статус-кво стоит дорого, мешая их вступлению в ЕС и создавая непосильное бремя для их экономики.

Работая с Могерини, президенты Александр Вучич из Сербии и Хашим Тачи из Косово в последние месяцы активизировали переговоры с целью достижения окончательного, всеобщего и юридически обязывающего соглашения. Конечно, ЕС не имеет прерогативы диктовать условия урегулирования данного конфликта; совершенно очевидно, что местная инициатива должна стать ключом к подписанию того или иного соглашения, которое может появиться в результате этого процесса.

На нынешнем этапе диалога важно, чтобы доминировали осторожность и умеренность. Политическое наследие Вучича и Тачи будет зависеть главным образом от их готовности формулировать реалистичные предложения, соответствующие фундаментальным ценностям ЕС. У обоих лидеров есть возможность отвергнуть максималистские позиции, взяв за образец здравомыслие греческого и македонского правительств.

Менее обнадёживающая ситуация сложилась в Боснии и Герцеговине (БиГ), где 7 октября должны пройти всеобщие выборы, даже несмотря на тот факт, что в стране отсутствует действующее избирательное законодательство. Попав в ловушку территориального и административного беспорядка после окончания войны в 1995 году, БиГ превратилась в чрезвычайно трудную для управления страну. В её политической жизни продолжает доминировать этноцентризм, и нынешняя предвыборная гонка не стала исключением.

Положение осложняется тем, что политик-сепаратист Милорад Додик, у которого истекает последний срок на посту президента Республики Сербской (одного из двух автономных образований, на которые разделена страна), принял вызывающее тревогу решение выдвинуть свою кандидатуру в состав трёхместного президиума БиГ. Давайте надеяться, что более конструктивный дух, наблюдаемый в других странах региона, наконец-то, проявится и в БиГ, а межэтнические инициативы получат развитие, за что уже давно выступает значительная часть боснийского гражданского общества.

Последние десятилетия на Балканах, несомненно, принесли больше разочарований, чем реального прогресса. Но как показывает Преспанское соглашение, ни один конфликт не является неразрешимым, когда задействованы дипломатическая креативность и политическая воля. Если предстоящие важные недели завершатся позитивно, этот регион, раздиравшийся в конце прошлого столетия национализмом, сможет выступить против нынешнего глобального крена в шовинизм. В эпоху, когда так много стран намерены возводить стены, будет удивительно и глубоко отрадно видеть, что Балканы строят мосты.

Македония. Греция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 сентября 2018 > № 2736373 Хавьер Солана


Россия. Македония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 августа 2018 > № 2763020 Олег Щербак

Интервью Посла России в Македонии О.Н.Щербака газете «Нова Македония», 25 августа 2018 года

Господин Посол, как Вы могли бы оценить динамику развития российско-македонских отношений за время Вашего пребывания в должности главы дипломатической миссии в Македонии?

Мне было приятно и интересно работать в Республике Македонии, к народу которой в России испытывают чувство глубокого уважения и с которым мы связаны многовековыми узами дружбы, общими корнями и духовными ценностями. Главная задача каждого российского посла и всех наших дипломатов, работающих в вашей стране, – способствовать сохранению и укреплению этого бесценного наследия, развивать обоюдовыгодное сотрудничество и взаимопонимание. Я искренне благодарен гражданам Македонии за их доброе отношение к России, в которой подавляющее большинство македонцев видят настоящего друга. Полагаю, что в этом и есть самый важный результат моей работы здесь, равно как и усилий всех моих предшественников на этом посту. Немало полезного было сделано и для динамичного развития торгово-экономических, образовательных, культурных, гуманитарных и иных связей между нашими странами. Убеждён в том, что, несмотря на некоторые сбои в этом процессе из-за затянувшегося внутриполитического кризиса в Македонии, потенциал наших отношений весьма велик, и если в них будет преобладать линия на взаимный учёт интересов друг друга, на укрепление благожелательной атмосферы, то дальнейшее сотрудничество будет иметь большие перспективы. Со своей стороны, мы готовы развивать всестороннее партнёрство с Республикой Македонией настолько глубоко и широко, насколько к этому готова сама македонская сторона. Как известно, Россия своих слов на ветер не бросает.

Три года Вы являлись дуайеном дипломатического корпуса. Что Вы можете сказать об этом аспекте Вашей деятельности?

Да, на протяжении ряда лет мне довелось выполнять эту почётную функцию, и я благодарен и македонской стороне, и своим коллегам по дипкорпусу за конструктивное сотрудничество при осуществлении обязанностей дуайена. Думаю, что на этом поприще мне удалось добиться главного, что требуется от старейшего по сроку пребывания в стране посла – своим примером показывать полное уважение к стране пребывания, её суверенитету, обычаям и традициям, чётко придерживаться дипломатического протокола, не допускать попыток политизировать миссию дуайена. Надеюсь, что мой преемник в этой роли, кто бы им ни стал, будет вести себя таким же образом, строго соблюдать положения Венской конвенции о дипломатических сношениях.

Новость о завершении Вашей работы в Македонии имела эффект разорвавшейся бомбы для публики. Выстраиваются самые разные догадки и теории, в частности, увязывающие это событие с предстоящим 30 сентября референдумом по Преспанскому соглашению. Имеют ли под собой все эти версии какую-либо реальную основу?

Все эти спекуляции беспочвенны. Понимаю желание отдельных журналистов и СМИ в погоне за сенсацией нафантазировать любые, даже самые экстравагантные, теории относительно такой обыденной в дипломатической практике процедуры, как смена посла, но вынужден их разочаровать: механизм назначения моего преемника был запущен задолго до появления на горизонте Преспанского соглашения и идеи проведения референдума. Реальность же проста. Как Вы уже упомянули, я проработал в Республике Македонии почти восемь лет, и это – едва ли не рекорд для глав иностранных дипмиссий в Скопье. За этот период времени здесь сменилось по нескольку послов из других стран. Наступило время и мне завершать работу в вашей гостеприимной стране, сказать «До свидания!» многочисленным македонским друзьям.

В последнее время в медийном пространстве появляются публикации о том, что Россия делает всё, чтобы не допустить урегулирования спора о госнаименовании и помешать вступлению Македонии в НАТО любой ценой. Как бы Вы могли прокомментировать подобные обвинения?

Мы уже неоднократно заявляли об абсурдности и фейковом происхождении этих утверждений. Речь идёт о сознательных и целенаправленных информационных вбросах, нагнетании русофобской истерии, запугивании людей «русской угрозой» с целью достижения конкретных внутри- и внешнеполитических задач. Ключевая из них – любыми способами затащить Республику Македонию в НАТО. Очень жаль, что часть политического истеблишмента в вашей стране, столкнувшись с дефицитом поддержки в обществе, пытается слепо копировать порочные методы Вашингтона и Лондона, которые своими клеветническими обвинениями в адрес России авторитета себе не нажили, но фактически «обнулили» отношения с Москвой и теперь сами не знают, как без потери лица выбраться из этого тупика. Полагаю, что правящим кругам в вашей стране не стоит подражать этому недальновидному курсу.

Теперь об урегулировании. Напомню, что Россия является Постоянным членом Совета Безопасности ООН и неизменно выступает за достижение Скопье и Афинами взаимоприемлемой, без давления извне договорённости по госнаименованию, которая учитывала бы интересы обеих стран, базировалась на широком общественном консенсусе и безупречном правовом фундаменте. Только на такой основе может быть обеспечено устойчивое и долгосрочное урегулирование этого двустороннего спора, упрочена региональная стабильность. Именно поэтому мы не скрываем своей озабоченности попытками навязать искусственные сроки для решения этой сложной, застарелой и крайне чувствительной для обеих сторон проблемы. По оценкам многих экспертов, Преспанское соглашение вырабатывалось в условиях неоправданной спешки, по сути, цугцванга, страдает серьёзными юридическими изъянами и явно не соответствует упомянутым критериям. Именно в этом коренятся причины нового всплеска противоречий и проблем по обе стороны границы, и Россия здесь не при чём. Для нас и Македония, и Греция – давние и важные партнёры на Балканах, и мы, безусловно, заинтересованы в их успешном развитии и процветании. Полагаем, что рациональная политика состоит в том, чтобы эффективно урегулировать существующие проблемы, а не нагромождать всё новые и новые.

Какова в целом позиция России по референдуму 30 сентября?

Сам по себе референдум – наиболее демократичная и, вероятно, единственно возможная форма волеизъявления граждан, когда речь идёт о столь чувствительных вопросах, как изменение названия страны и об идентитете её населения. Важно, однако, понимать, что плебисцит только тогда будет иметь надлежащую моральную и юридическую силу, если он организуется и проводится в строгом соответствии с законом. Все граждане Республики Македонии должны иметь возможность открыто и свободно выражать свою позицию, добровольно решать, участвовать или нет в этом референдуме. Необходимо создавать здоровую и конструктивную обстановку для широкой общественной дискуссии по сути выносимых на голосование вопросов. Согласно международному праву, проведение плебисцитов является сугубо внутренним делом любой страны, и внешние игроки не имеют права вмешиваться в этот процесс, влиять на его результаты, а также финансировать организацию соответствующих информационных кампаний.

К сожалению, в реальности всё пока обстоит иначе. Тоталитарный в своей сути принцип политической целесообразности всё более доминирует над верховенством права. На македонское общество оказывается массированное информационное и психологическое давление со стороны Запада, финансируемых им СМИ и неправительственных организаций. Граждан Македонии пугают тем, что, мол, если они не проголосуют «за», то ни у их страны, ни у них самих не будет будущего, поскольку единственным шансом для выживания Македонии непременно является её срочное – любой ценой – вступление в НАТО и ЕС. В нарушение всех норм права и приличий в этой кампании по «промыванию мозгов» активно участвуют и мои западные коллеги по дипкорпусу, многочисленные высокопоставленные визитёры из западных столиц. Шантаж ведётся и путём нагнетания угрозы обострения межэтнических отношений, что на фоне кровавого конфликта 2001 года и возникновения т.н. «Тиранской платформы» весьма опасно. Подобные эксцессы, конечно же, усиливают напряжённость в обществе, провоцируют его раскол. Беспокоит и то, что, по мнению специалистов в области права, подписание Преспанского договора и его последующая ратификация происходили в нарушение Конституции и действующих законов. Небезупречна с юридической точки зрения и предлагаемая к голосованию на референдуме формулировка вопроса, которая явно противоречит нормам внутреннего права, Конституции страны, рекомендациям Совета Европы, решениям европейских судов по схожим прецедентам. Увязка сразу трёх вопросов (Преспанское соглашение, членство в ЕС и членство в НАТО) является откровенной манипуляцией и, по меткому выражению местного юмориста, напоминает не плебисцит, а попытку навязать одно решение в нагрузку к другому. Так сказать, чисто американское пакетное предложение: покупаете «бигмак» – извольте купить и стакан «пепси-колы», отдельно или то, или другое не продаётся. Думаю, однако, что гражданам вашей страны сейчас не до шуток: их всерьёз принуждают к отказу не только от своего имени, но и от своего идентитета – станового хребта существования любой, в том числе и македонской нации.

Вступление в НАТО – стратегическая ориентация Македонии. Как оно отразится на российско-македонских отношениях? Может ли это негативно повлиять на политические, торгово-экономические, культурные и гуманитарные связи между нашими странами?

Считаем процесс расширения НАТО пагубным для безопасности в Европе. В то же время вступление вашей страны в НАТО, равно как и в другие межгосударственные объединения, является суверенным правом Республики Македонии и её граждан, и никто не вправе решать за народ вашей страны, в какие международные структуры ей входить и с какими государствами дружить. Россия всего лишь призывает македонскую сторону объективно взвесить аргументы «за» и «против» вступления в этот военный альянс, на совести которого многократные акты агрессии и разрушения суверенных государств. Вспомним варварские бомбардировки Сербии, насильственное отторжение от неё Косово, уничтожение Ирака, Ливии, трагедии Сирии и Йемена, гибель сотен тысяч мирных жителей, потоки миллионов беженцев. Безусловно, официальное присоединение Македонии к такому военно-политическому блоку, который к тому же открыто провозглашает своим главным противником Россию, не может не повлиять на атмосферу наших двусторонних отношений. На территории Македонии неизбежно появятся находящиеся вне юрисдикции вашего правительства военные объекты НАТО – факт, который мы будем вынуждены учитывать при составлении планов по защите России от возможных агрессивных действий блока. Кто может дать гарантию, что если завтра, не дай Бог, НАТО нападёт на мою страну, македонских солдат не заставят участвовать в этой авантюре? Понятно также, что членство Македонии в Североатлантическом альянсе не будет способствовать росту российских инвестиций: бизнес априори избегает вкладывать деньги в страны, где он не будет чувствовать себя в безопасности и где против него могут быть введены политически мотивированные санкции.

Перспектива ухудшения климата в отношениях с Россией – не единственный риск для Македонии, связанный с вступлением в НАТО. Вхождение в эту организацию будет стоить вашей стране дорого: это и усиление нагрузки на бюджет в связи с требованием увеличить военные расходы до 4 процентов от ВВП к 2022 году, и вовлечение под предлогом «евроатлантической солидарности» в сомнительные военные авантюры по всему миру, и ограничение суверенитета над собственной территорией, и отказ от национальной идентичности, вытекающие из договоров с Грецией и Болгарией. Стоит подчеркнуть, что, вопреки обещаниям, которые нынче столь щедро вам раздают, никакой реальной внутренней и внешней стабильности и безопасности, притока инвестиций и повышения уровня жизни членство в альянсе не несёт. В этом контексте полезно присмотреться к печальному опыту, к примеру, Болгарии, Румынии, Литвы и ряда других стран, уже длительное время находящихся в составе НАТО. Где обещанное процветание, рост числа рабочих мест, улучшение образования и здравоохранения? Где торжество демократии и победа над коррупцией? Пока мы видим лишь деградацию традиционных секторов экономики и массовый отток населения из этих стран.

Годы, которые Вы провели в нашей стране – это серьёзный этап не только в карьере, но и жизни. Какие впечатления остались у Вас и членов Вашей семьи от Македонии? Что бы Вы хотели пожелать гражданам нашей страны и хотели бы Вы вернуться когда-нибудь сюда?

В моральном плане нам легко работалось в Республике Македонии. И я, и моя супруга прониклись искренней симпатией к вашей стране и вложили частичку своей души в укрепление отношений между нашими братскими народами. Уверены, что это не был «сизифов труд».

Мы навсегда сохраним самые тёплые воспоминания о Македонии и её главном богатстве – чудесных и открытых людях, дружбой с которыми мы дорожим и по которым, конечно же, будем скучать. Наши пожелания? Они просты: мира, счастья, здоровья, взаимной любви и благополучия. Заботьтесь и о своей прекрасной родине, честь и достоинство, традиции и культуру которой вам – её детям и гражданам – завещано хранить и оберегать. Бог даст, может ещё не раз вернёмся на близкую русскому сердцу македонскую землю.

Россия. Македония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 августа 2018 > № 2763020 Олег Щербак


Россия. Македония. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 июля 2018 > № 2682008 Леонид Бершидский

Путин утратил влияние на Балканах

Леонид Бершидский | Bloomberg

Россия по большей части утратила свое влияние на Балканах: 9 из 12 стран региона входят в НАТО, и все балканские страны либо являются членами ЕС, либо хотят в него вступить. Но все же Кремль не сдается и ведет почти неприкрытую войну против сделки между Грецией и Македонией, пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

Эта сделка позволяет устранить давний спор по поводу названия Македонии, которое препятствовало вступлению страны в НАТО и ЕС. По условиям компромисса, страна изменит свое официальное название на "Северную Македонию", а греческий регион по-прежнему будет называться Македонией.

"Сильное сопротивление сделке в обеих странах поощряется Россией. Греция на прошлой неделе заявила, что вышлет двух российских дипломатов и еще двум запретит въезд за попытки подкупить чиновников. Утверждается, что русские пытались повлиять на македонскую сделку, всколыхнув духовенство и националистические группы в северной Греции, где есть небольшое, но влиятельное русскоязычное сообщество", - пишет Бершидский.

Один из видных представителей этого сообщества, миллиардер Иван Саввиди, как утверждают, направил не менее 300 тыс. евро противникам сделки в Македонии, в том числе националистам-фанатам футбольного клуба "Вардар". "Проект по расследованию коррупции и организованной преступности" (OCCRP) - глобальная сеть журналистов и СМИ - ознакомился с документацией по платежам и подтвердил их достоверность с помощью некоторых из получателей. В Македонии полиция ведет расследование", - сообщает автор статьи.

В России Саввиди, этнический грек, был членом парламента от "Единой России", но в 2011 году переизбраться не смог. Он купил футбольный клуб "ПАОК" (Салоники) и переехал в Грецию, а в начале 2018 года продал свой бизнес в России - "Донской табак" - за 1,6 млрд долларов.

Согласно отчету OCCRP, у Саввиди все еще много связей с Россией. "Разрешение вывести активы из России, не говоря уже о том, чтобы сперва приобрести их, не дается безвозмездно в системе президента Владимира Путина, где состоятельные владельцы компаний держатся в заложниках и используются для продвижения правительственной политики", - комментирует Бершидский.

Удивляет, по мнению журналиста, то, почему Кремль продолжает вести проигрышную схватку за влияние. Россия никак не сможет помешать вступлению в ЕС стран бывшей Югославии, и только Сербия вряд ли вступит в НАТО, отмечает журналист.

"Россия тратит деньги, рискует скандалами и подрывает отношения со сравнительно дружественными европейскими государствами, такими как Греция, чтобы вызвать волнения маргинальных групп, хотя надежды на убедительную победу нет никакой", - полагает автор статьи.

"Это напоминает игру России в США и странах ЕС, - считает Бершидский. - Если Путин не может рассчитывать на крупную победу, проблемы ради самих проблем для него чего-то да стоят. Его противникам следует иметь это в виду: для Кремля разжигание внутренних противоречий является самоцелью".

Россия. Македония. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 июля 2018 > № 2682008 Леонид Бершидский


Македония > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 февраля 2018 > № 2487022 Карл Бильдт

Карл Бильдт: Миру нужно обратить внимание на кризис вокруг названия Македонии

Карл Бильдт | The Washington Post

"Более четверти века само существование Республики Македония приводит ярость в греков, которые утверждают, что соседняя с Грецией страна украла название у греческой провинции, граничащей с Македонией на юге. Греция (особенно ее северный регион, откуда родом Александр Македонский) делает все что может, чтобы заблокировать любые попытки бывшей югославской республики Македония получить международное признание под этим именем", - пишет в The Washington Post бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт.

Политик рассказывает об основных событиях конфликта между Грецией и Македонией - блокировке Грецией заявки Македонии на вступление в НАТО в 2008 году, воскресной демонстрации в Фессалониках и решении Международного суда ООН, принятом в 2011 году, согласно которому Греция не имеет права блокировать вступление Македонии в НАТО.

"Вашингтону, Парижу, Берлину, Лондону и остальным лучше обратить внимание на происходящее и сделать все, что они смогут, чтобы выковать и поддержать любой компромисс с названием. Если эти усилия не увенчаются успехом и Македония снова не будет допущена в НАТО и ЕС, мы можем получить нарастание напряженности в исторически взрывоопасном регионе. Есть множество альтернатив, которые должны быть приемлемы для всех - "Верхняя Македония" - один из многих вариантов, - однако без ясной воли, твердой решимости и определенной политической смелости не прийти к необходимому компромиссу. Помощи от Москвы, с другой стороны, едва ли стоит ожидать. Напротив, наверняка в Москве есть силы, рвущиеся мешать в котле националистических страстей на Балканах, чтобы воспрепятствовать любому дальнейшему продвижению ЕС или НАТО в регионе, - говорится в статье. - Россия знает, что поставлено на карту - надо знать и нам".

Македония > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 февраля 2018 > № 2487022 Карл Бильдт


Черногория. Македония. Хорватия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 октября 2017 > № 2366232 Божо Ковачевич

Если Россия изменит свое отношение к Балканам, визит президента можно считать успешным

Божо Ковачевич (Božo Kovačević), Telegram, Хорватия

Выступая в университете им. Плеханова, отца русского марксизма, президент Колинда Грабар-Китарович превозносила либеральную капиталистическую экономику. Она призвала Россию помочь проектам «Инициативы трех морей», которая, по крайней мере отчасти, направлена против Москвы. Несмотря на это, если после визита президента Хорватии Россия откажется от противодействия расширению Евросоюза и НАТО на Балканах, его можно однозначно считать успешным.

Пока я наблюдал за президентом Колиндой Грабар-Китарович и тем, как уверенно она зачитывает свою прекрасно сформулированную речь на церемонии присвоения звания «Почетный доктор» в московском университете им. Г. В. Плеханова, я не мог не вспомнить культовый советский фильм «Ирония судьбы». Эту ленту, снятую в 1975 году, обычно показывают по национальным телеканалам накануне каждого нового года. В России «Ирония судьбы» — то же, что у нас фильм Креше Голика «Кто поет, плохого не замышляет».

Правда, ни в церемонии, состоявшейся 20 октября в Москве, ни в содержании речи президента, в которой она выразила свое мнение, не было ничего смешного, в отличие от двух упомянутых фильмов-комедий. Однако, по крайней мере, два аспекта этого события кажутся мне забавными.

По иронии судьбы

Президент Грабар-Китарович зачитала убедительную речь в защиту глобальной либеральной капиталистической экономики в университете, который назван в честь основателя русского марксизма Георгия Валентиновича Плеханова. Плеханов, который в конце 19 века сотрудничал с лидером Октябрьской революции Владимиром Ильичом Лениным, основал в 1883 году первую марксистскую организацию в России под названием «Освобождение труда». Поскольку большую часть жизни он прожил за границей, Плеханов поддерживал связь с ближайшим соратником Маркса Фридрихом Энгельсом.

Второе обстоятельство, которое придает налет иронии выступлению президента Грабар-Китарович, — это период, выбранный для произнесения речи. В ней президент превозносит свободную торговлю и осуждает протекционизм, однако делает это в тот момент, когда лидирующая мировая держава, которая существенно повлияла на создание ООН, Всемирной торговой организации и Всемирного банка, отказалась от идей, во имя которых создавались все эти институты.

Их целью было обеспечение с помощью системы коллективной безопасности стабильного мира на планете, а также продвижение идеи свободного рынка, демократии и прав человека, чтобы тем самым свести на нет значение национального государства в традиционном понимании и создать предпосылки для процветания всего человечества.

Изменение мировой парадигмы

Если бы президентом Соединенных Штатов стала Хиллари Клинтон, то, вероятно, ее платформа внешней политики ничем не отличалась бы от времен президента Обамы. Президент Трамп выдвинул лозунг «Америка на первом месте!» и заявил о выходе США из Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) и из Парижского договора, а также об отказе ратифицировать ТТИП (договор о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве с Европой). Все это превратило Америку в поборницу протекционизма и страну, которая, создавая административные и политические барьеры, хочет помешать иностранной конкуренции на американском и глобальном рынке.

Ирония судьбы заключается в том, что наш президент явно хотела продемонстрировать, насколько она близка с американским президентом Трампом, но высказала идеи, противоречащие программе, которую отстаивает нынешний американский лидер.

Противоречивый призыв к России

Президент Хорватии расхваливала «Инициативу трех морей» и призывала российские компании включиться в финансирование и строительство инфраструктуры объектов в рамках этой инициативы. И на первый взгляд слова Грабар-Китарович не вызывают никакой иронии. Но ее здесь нет только на первый взгляд. Польша является одним из членов означенной инициативы. Один из приоритетов Польши — помешать строительству «Северного потока — 2». Речь идет о газопроводе, по которому из России в Германию ежегодно будет поставляться 110 миллиардов кубометров природного газа. Для России, как и для Германии, этот проект имеет очень большое значение.

В призыве к России участвовать в реализации проектов группы, в которой Польша играет значительную роль, я вижу явное противоречие. Если Польша, с одной стороны, стремится помешать реализации важного для России проекта, то зачем ей, с другой стороны, сотрудничать с Россией и инициировать как раз подобные этому проекты?

Бесцельная политика

В условиях явного кризиса ЕС, когда ведутся споры о будущем этого объединения государств, и когда более чем очевидно, что Хорватия находится на европейской периферии, поддержка проекта, который скорее усложняет европейскую интеграцию, нежели ее укрепляет, поддержка «Инициативы трех морей» кажется мне бесцельной политикой, которая поспособствует тому, что заграждения с колючей проволокой, построенные на границах с нашими европейскими соседями, так там и останутся.

Поскольку более чем очевидно, что президент Трамп игнорирует ЕС как партнера и предпочитает иметь дело с отдельными европейскими организациями, «Инициативу трех морей» можно расценивать как инструмент американской политики, рассчитанный на ослабление и дезинтеграцию ЕС. Поэтому подобная политика — я говорю это без доли иронии или юмора — вызывает как минимум озабоченность.

Долг фирмы Agrokor Сбербанку

Речь на церемонии присвоения звания «Почетный доктор» не была центральным событием в ходе визита президента Хорватии в Российскую Федерацию. Протокольный прием на высоком уровне, который организовали президенту Грабар-Китарович, больше соответствовал бы ситуации, если бы уже были достигнуты договоренности по многим важным вопросам, ведь визит на высшем уровне является завершающим этапом предварительной успешной дипломатической работы.

Поскольку в данном случае речь об этом не идет, нам остается предположить, что, пригласив хорватского президента с официальным визитом, Москва продемонстрировала высокую степень заинтересованности в сотрудничестве с Хорватией. При этом открытый и трудно решаемый вопрос долга компании Agrokor Сбербанку явно не был единственным мотивом, которым руководствовалась российская сторона.

Изменение российской политики на Балканах?

Хотя достаточных оснований для подобного заключения нет, мне кажется, что акцентированное значение, которое российская сторона придала визиту президента Хорватии, может означать готовность к изменению российской политики в отношении Юго-Восточной Европы, точнее Балкан. До сих пор Россия отстаивала статус-кво и всеми средствами пыталась помешать сближению любой страны, которая еще не является членом Евросоюза или НАТО, с этими субъектами.

Россия потерпела поражение в случае Черногории и Македонии. Настаивая на линии конфронтации с Западом в регионе, который не представляет для нее первостепенного интереса в области безопасности, Россия в итоге может поставить под угрозу собственные значительные экономические интересы в регионе. Российские газовые и нефтяные компании работают в Хорватии, Сербии, Боснии и Герцеговине, Македонии и Черногории.

Если бы активизация отношений между Москвой и Загребом привела к тому, что Россию не только на словах, но и на деле убедили бы в том, что ее компании могут работать в странах, входящих в Евросоюз и НАТО, на равных с западными компаниями условиях, то, возможно, это заставило бы Россию отказаться от прежней политики и не препятствовать расширению евроатлантической интеграции на Балканах. Если в будущем станет понятно, что реализация подобного сценария — результат визита президента Грабар-Китарович в Российскую Федерацию, то можно заявить: этот визит, несомненно, был оправданным и успешным.

Черногория. Македония. Хорватия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 октября 2017 > № 2366232 Божо Ковачевич


Македония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 мая 2017 > № 2190323

Встреча с Президентом Македонии Гёрге Ивановым.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Македонии Гёрге Ивановым, который прибыл в Россию с рабочим визитом.

Главы государств обсудили пути дальнейшего развития двустороннего сотрудничества и обменялись мнениями по актуальной региональной тематике, прежде всего ситуации на Балканах.

Президент Македонии прибыл в Россию для участия в церемонии вручения присуждённой ему Международным общественным фондом единства православных народов премии имени Патриарха Алексия II.

* * *

Начало встречи с Президентом Македонии Гёрге Ивановым.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Позвольте Вас сердечно поприветствовать в Кремле.

Знаю, что Вы приехали в Россию в необычный день и по необычному поводу – по случаю вручения Вам награды православного фонда единства православных народов. Сегодня и в России торжественный день – День славянской письменности, а письменность пришла к нам как раз с македонской земли. Прежде всего хочу поздравить Вас с этой наградой.

Мы с Вами отдаем себе отчёт в том, что даже благодаря тому, что только что было сказано, нас связывают особые отношения. Мне очень приятно отметить, что и сегодня отношения между Россией и Македонией развиваются, и, слава богу, есть позитивные подвижки в экономической сфере.

Конечно, мы внимательно следим за тем, что происходит в вашей стране. И желаем, безусловно, Вам успехов в том, чтобы внутриполитическая ситуация в Македонии развивалась в соответствии с Конституцией и демократическими способами. Уверен, что Ваш опыт, Ваше влияние, Ваш авторитет будут этому способствовать.

Добро пожаловать!

Сегодня отношения между Россией и Македонией развиваются, и, слава богу, есть позитивные подвижки в экономической сфере.

Г.Иванов (как переведено): Уважаемый господин Президент! Уважаемый господин Министр [Лавров], уважаемый господин Ушаков!

Для меня и моей делегации, конечно, большая честь быть сегодня в Кремле с этим визитом. Тем более что, как Вы сказали, символика этого визита действительно велика: сегодня мы отмечаем память всеславянских просветителей и святых братьев Кирилла и Мефодия, которые являются нашими духовными учителями.

Сердечно благодарю Вас за поздравление с присуждением мне этой премии. Она имеет большое значение для меня лично как Президента, но и для всей моей страны. Для нас тем более важна эта награда, что она присуждена за 2016 год, когда мы отмечали 1100-летие преставления святого Климента Охридского, нашего самого известного святителя, самого лучшего ученика святых братьев Кирилла и Мефодия.

Несмотря на то, что прошло уже столько веков – более 1000 лет, мы свято чтим память и святых братьев Кирилла и Мефодия, и их ученика святого Климента. У нас народ говорит, что человек умирает не тогда, когда его похоронят, а когда его забудут. Это наша общая память о наших просветителях Кирилле и Мефодии. Это действительно дает нам надежду на сохранение их учения и надежду на будущее.

Македония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 мая 2017 > № 2190323


Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 мая 2017 > № 2179411 Максим Саморуков

ЕС – США – Россия. Кто разжигал и кто не допустил гражданскую войну в Македонии

Максим Саморуков

Главная причина нынешнего македонского кризиса не в кознях России и не в вековой вражде между албанцами и македонцами. А в том, что Евросоюз постоянно обманывает Македонию рассказами о ее скором европейском будущем. И, судя по бесплодному двухлетнему посредничеству в македонском кризисе, ЕС не в состоянии предложить никаких решений для этих проблем. Этим снова придется заниматься США

Македония – страна маленькая даже по европейским меркам. И как бы местным аналитикам ни хотелось увидеть себя в центре столкновения цивилизаций, македонские кризисы, даже самые глубокие, угрожают в худшем случае только ближайшим соседям по глухому балканскому углу, но никак не мировой стабильности.

Зато на примере небольшой Македонии, где все на виду, удобно изучать, как работают механизмы международного урегулирования. Как страна европейской периферии доходит до того, чтобы оказаться на грани гражданской войны, и как ее оттуда вытаскивают.

Последний македонский кризис в этом отношении особенно показателен, потому что в нем были все международные факторы, типичные для этой части мира. Тут вам и разговоры о разрушительном вмешательстве России; и полная беспомощность Евросоюза, у которого в руках все рычаги, но нажать он на них не может; и усталые США, которые бы с удовольствием забыли про эту далекую и неважную для них страну, но им опять приходится все разгребать, потому что больше некому.

Этника и политика

Тот вид, в котором македонский кризис всплыл в последние недели в мировых СМИ, прекрасно укладывался в традиционные западные представления о борьбе добра со злом. Авторитарная власть этнического большинства при поддержке России угнетает демократическую оппозицию и союзное ей этническое меньшинство.

В случае Македонии роль правящих угнетателей-шовинистов исполняли бывший премьер-министр Никола Груевский и его партия ВМРО-ДПМНЕ. Правые с сильным националистическим уклоном – они опирались на этнических македонцев, составляющих примерно две трети населения страны. Груевский и его команда правили Македонией бессменно с 2006 года, успев за 10 лет собрать ворох обвинений в коррупции, притеснении журналистов, махинациях на выборах и так далее.

С другой стороны были македонские социал-демократы во главе с Зораном Заевым и партии албанского меньшинства (около четверти населения Македонии). Когда в 2015 году в СМИ попали данные о коррупции и прочих махинациях правительства Груевского, оппозиция несколько месяцев протестовала на улицах, пока при поддержке ЕС не добилась проведения досрочных выборов в декабре 2016 года.

Первое место на этих выборах все равно заняла партия Груевского, но в одиночку у нее не набиралось большинства в парламенте, а набиралось оно у союза социал-демократов и албанских партий. Албанцы в обмен на участие в новом правительстве потребовали новых прав для своей общины и, по сути, федерализации Македонии. Социал-демократы согласились, но президент Македонии Джорге Иванов, человек Груевского, отказался одобрять такую коалицию, заявив, что планы албанцев противоречат македонской Конституции.

Так македонский кризис подошел вплотную к тому, чтобы перерасти в вооруженный этнический конфликт. Албанцы требовали новых прав, автономии, поста спикера и мест в правительстве. Президент и старые власти накручивали этнических македонцев, что оппозиция – это национал-предатели, готовые продать часть страны Албании. Дошло до того, что в конце апреля группа македонских националистов, видимо, не без помощи старых властей, ворвалась в парламент и побила оппозиционных депутатов, в том числе и лидера социал-демократов, потенциального премьера Заева.

Два года за две недели

Все это время – с весны 2015 года – Евросоюз пытался урегулировать македонский кризис. Больше двух лет из Брюсселя в Македонию, как на работу, ездили еврокомиссары, спецпредставители, глава внешнеполитического ведомства ЕС Могерини и даже президент Евросовета Туск. Они посредничали и урезонивали, вырабатывали компромиссы и предлагали дорожные карты. Итогом двухлетней работы брюссельской дипломатии стало то, что кризис, начинавшийся с мирных и внеэтнических митингов в столице, перерос в напряженное межэтническое противостояние и кровавый погром в парламенте.

После парламентского погрома, когда стало понятно, что дела совсем плохи, Запад пересмотрел свою стратегию в Македонии. Вместо Туска и Могерини в Скопье приехал заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойт Брайан Йи. Американец провел встречи с лидерами крупнейших партий и президентом Ивановым, после чего те заявили, что ситуация зашла слишком далеко, что необходимо выработать компромисс и они готовы смягчить свои позиции.

Дальше в течение нескольких дней албанские партии согласились, что федерализация Македонии им не так уж и нужна. Избранный еще в декабре новый состав парламента спокойно проголосовал за спикера-албанца, который в свою очередь убрал со своего рабочего стола флаг Албании. А 18 мая президент Иванов доверил лидеру социал-демократов Заеву мандат на формирование нового правительства. Некоторые мелкие склоки на пути к окончательной стабилизации по-прежнему возможны, но в целом кризис, нараставший на протяжении двух лет, оказался урегулирован за две недели.

К счастью для Евросоюза, мало кто в мире внимательно следит за событиями в Македонии, потому что сложно придумать более яркий пример декларации абсолютной беспомощности европейской внешней политики. Два года президент Евросовета, верховный представитель ЕС по внешней политике и еще целый полк брюссельских чиновников не могли сделать то, что заместитель помощника госсекретаря США сделал за две недели. Это сделал не президент США, и не вице-президент США, и не госсекретарь, и даже не помощник госсекретаря. Это сделал заместитель помощника госсекретаря США.

Причем произошло это в стране, которая во всем зависит от Евросоюза и практически ни в чем – от США. На ЕС приходится около 70% внешнеторгового оборота Македонии, на США – чуть больше 1%. На государства Евросоюза приходится более 75% накопленных прямых иностранных инвестиций в Македонию, на США – менее 2%. Ежегодно ЕС выделяет на программы евроинтеграции в Македонии около 100 млн евро субсидий. В соседнем Косове размещен миротворческий контингент КФОР, большинство военнослужащих которого представляют страны ЕС. Наконец, все крупные македонские партии и более 70% населения страны выступают за скорейшее вступление страны в Евросоюз. И, несмотря на такие мощные рычаги давления, Брюссель за два года так и не смог урегулировать македонский кризис.

Предвыборная ненависть

Еще печальнее то, что сам по себе македонский кризис не был особенно сложным и запутанным. Рассказы про непримиримую этническую ненависть между албанской и македонской общиной – в значительной степени мифология, удобная для местных политиков. Безусловно, отношения между двумя этносами в Македонии не самые радужные, но со времен Охридских соглашений 2001 года они более-менее стабилизировались.

Нынешний кризис долгое время не имел никакого отношения к этническим проблемам. Наоборот, он был редким на Балканах примером внеэтнического и чисто политического противостояния, где и албанцы, и этнические македонцы были распределены по сторонам конфликта довольно равномерно. И только предложенные ЕС досрочные выборы спровоцировали у местных политиков типичное балканское поведение – во время избирательной кампании удариться в радикальный национализм, и чем радикальнее, тем надежнее.

А так вне выборов в македонской политике и близко не было фанатичной этнической ненависти – все прекрасно друг с другом договаривались. Например, лидер крупнейшей албанской партии Али Ахмети, который последние несколько месяцев уверял, что македонским албанцам жизненно необходима федерализация и защита от шовиниста Груевского. На протяжении восьми лет, с 2008 по 2016 год, его партия входила в правящую коалицию с Груевским, а сам Ахмети был вице-премьером. И только когда перед досрочными выборами для Ахмети и его партии угроза потерять власть стала реальной, он вышел из правительства и начал борьбу за албанскую автономию.

То же самое можно сказать и о Груевском. Его партия ни в какую не соглашалась допустить на пост нового спикера парламента албанца Талата Джафери – ведь он не просто албанец, но еще и воевал в рядах Освободительной армии Косова. Но почему-то Груевский не вспоминал, что этот страшный Джафери был у него в правительстве замминистра обороны.

Македонские политики – никакие не фанатики, а прагматичные и циничные люди, главная цель у которых – не потерять власть, а радикальный национализм для них – просто надежный способ этого добиться. В свою очередь, этнические общины Македонии прекрасно помнят боевые действия 2001 года и совсем не хотят их повторения. Они совершенно не стремятся к насилию, если местные политики через подконтрольные СМИ не будут накачивать их параноидальными страшилками про угрозу этнических чисток и распада страны.

И опять же брюссельская дипломатия не смогла воспользоваться ни прожженным прагматизмом македонских политиков, ни тяжелыми воспоминаниями жителей о насилии 2001 года, чтобы не допустить новых столкновений на этнической почве. Это стало возможным только после американского вмешательства.

Российские угрозы

Правда, помимо вековой межэтнической ненависти, у ЕС было еще одно оправдание своих провалов в Македонии – деструктивное вмешательство России. Официальные заявления российского МИДа по ситуации в Македонии, которых за два года было всего несколько штук, толковались так, что Москва поддерживает дискредитированного Груевского как македонского националиста, славянина и православного. Что Кремль стремится запугать этнических македонцев тем, что Запад поддерживает на Балканах албанцев, и таким образом переориентировать Скопье с Брюсселя на Москву.

В некоторых публикациях даже были рассказы о том, что российский посол в Македонии Щербак угрожал Груевскому запретить импорт в Россию македонской аграрной продукции, если тот не изменит курс с прозападного на пророссийский.

Такие слухи, очевидно, возникают из-за того, что Македония, вместе с Сербией и Боснией, оказалась одной из немногих европейских стран, кто не присоединился к санкциям ЕС против России. Соответственно, македонский аграрный экспорт в Россию не попал под российские контрмеры. Почему это произошло, точно сказать сложно. Скорее всего, македонское руководство, измученное черепашьими темпами евроинтеграции, надеялось получить в обмен на присоединение к санкциям хоть какой-то прогресс на переговорах о вступлении в ЕС. А уже в начале 2015 года в стране начался тяжелый политический кризис, так что всем стало не до санкций.

Но в любом случае угроза посла наложить эмбарго на македонский аграрный экспорт в Россию звучала бы нелепо, потому что такого экспорта практически не существует. Доля России в македонском экспорте в целом чуть более 1%. Доля аграрной продукции в этом потоке – около одной трети (в основном орехи и цитрусовые). То есть запрет затронул бы 0,3–0,4% македонского экспорта. Как можно всерьез угрожать эмбарго при таких карликовых масштабах сотрудничества?

Заявления российского МИДа действительно прозрачно намекают, что это Запад организовал протесты против Груевского и что Запад, добившись отделения Косова, продолжает поддерживать на Балканах не православных славян, а албанцев. А если в Македонии кто-то все-таки не понял этих прозрачных намеков, то российские СМИ в регионе уже прямым текстом объясняли про западный проект Великой Албании.

Но все это, во-первых, традиционная позиция Москвы, которой она придерживается уже много лет, и не только на Балканах. А во-вторых, риторика МИДа не сопровождалась никакими практическими шагами.

Россия всегда склонна обвинять Запад в организации любых антиправительственных протестов, и Македония в этом отношении ничем не отличается от Бирмы или Ливии. Влияние этих обвинений на ситуацию внутри Македонии стремится к нулю на фоне усилий самого Груевского, который месяцами через госСМИ накачивал население рассказами о том, что это Сорос проплатил все протесты.

Стереотип, что Запад на Балканах поддерживает албанцев против православных славян, – он, конечно, очень приятен Москве, но его популярность в регионе – это совсем не российская заслуга. И сербы, и македонцы сами прекрасно помнят, как в 1999 году Запад бомбил Сербию, чтобы поддержать албанских сепаратистов в Косове, а в 2001 году навязал македонцам Охридские соглашения, резко расширившие этнические права македонских албанцев. Тут можно обсуждать, насколько это вмешательство было справедливо и гуманно, но то, что в обоих конфликтах Запад поддержал албанцев, и сербы, и македонцы прекрасно помнят сами, без российских напоминаний.

Если уж говорить об иностранном вмешательстве во внутреннюю политику Македонии, то тут скорее нужно обратить внимание на президента Косова Хашима Тачи, который призвал македонских албанцев «взять защиту своих прав в свои руки». Тем более что многие политические лидеры македонских албанцев – это бывшие подчиненные Тачи по Освободительной армии Косова.

Или на премьер-министра Албании Эди Раму, при посредничестве которого в Тиране партии македонских албанцев выработали единую «Тиранскую платформу» с требованием федерализации.

Хотя что уж там придираться к соседним албанцам, когда министр иностранных дел Австрии Себастьян Курц открыто участвовал в предвыборной агитации Груевского перед досрочными выборами в декабре 2016 года. Выступал на партийном митинге, говорил, что в Македонии при Груевском все замечательно, страна все ближе к вступлению в Евросоюз.

В отличие от Курца ни министр Лавров, ни кто-либо еще из официальных представителей России не агитировал ни за одну из македонских партий. Собственно, македонские политики их об этом и не просили, потому что Македония – не Сербия. Несмотря на славянство и православие, контакты с Россией там развиты очень слабо, а идея пророссийской ориентации во внешней политике не пользуется популярностью. Все крупные партии Македонии (правые и левые, македонские и албанские), а также абсолютное большинство населения выступают за скорейшее вступление страны в ЕС и НАТО. И то и другое для жителей Македонии – вопросы надпартийного консенсуса, и отказаться от этих целей означает хоть для Груевского, хоть для Заева верное политическое самоубийство.

Главная причина нынешнего македонского кризиса не в кознях России и не в вековой вражде между албанцами и македонцами. А в том, что Евросоюз постоянно обманывает Македонию рассказами о ее скором европейском будущем. Еще в 2001 году Охридские соглашения заключались под обещание ЕС, что только при их выполнении Македония сможет вступить в Евросоюз. Македонцы согласились и исправно выполняли это условие. С тех про прошло уже 16 лет – где обещанное вступление? До сих пор не названа даже примерная дата. Как будто крохотная двухмиллионная Македония создаст для ЕС какие-то неподъемные финансовые обязательства.

Когда люди очень ждут чего-то обещанного, а это все время откладывают, то в обществе неизбежно возникает напряженность, разочарование, поиск виноватых. Это происходит не только в Македонии, а на всех Западных Балканах. И, судя по двухлетнему македонскому кризису, Евросоюз не в состоянии предложить никаких решений для этих проблем. Этим снова придется заниматься США.

Заместитель помощника госсекретаря Хойт Брайан Йи уже перебрался из Македонии в Албанию. Там он договорился с лидерами крупнейших партий, что они найдут компромиссное решение по судебной реформе, откажутся от угрозы бойкота ближайших выборов и остановят многомесячные уличные протесты в Тиране. Этого удалось добиться за один день переговоров. Посредники из ЕС не могли добиться никаких результатов за три месяца.

Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 мая 2017 > № 2179411 Максим Саморуков


Россия. Македония > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 14 марта 2015 > № 1315521

Македония продлевает на год безвизовый режим для россиян, сообщает пресс-служба посольства России в Македонии в субботу, 14 марта.

Таким образом, граждане России смогут путешествовать в Македонию без оформления визы до 15 марта 2016 года, отмечается в сообщении.

«Вниманию граждан России, собирающихся посетить Македонию. Правительство Республики Македонии приняло решение о продлении в одностороннем порядке безвизового режима для российских граждан еще на один год — по 15 марта 2016 года», — уточняется в сообщении.

Для въезда в эту страну гражданам России достаточно иметь только заграничный паспорт и страховку.

«Этот порядок распространяется только на краткие поездки — находиться в Македонии без визы можно не более 90 дней в течение каждых шести месяцев, считая с даты первого въезда», — сообщает посольство.

В настоящее время между Россией и Македонией действует подписанное в 2008 году соглашение, в соответствии с которым российские граждане с загранпаспортами смогут въезжать в Македонию без визы в случае предъявления оригиналов документов: туристического ваучера, приглашения или наличия разрешения на временное или постоянное проживание.

Ранее Македония уже не раз временно отменяла визовый режим для россиян, чтобы стимулировать приток туристов. Граждане России могли въезжать в Македонию без виз в туристический сезон в 2010 и 2011 годах, а в 2012 году Македония ввела безвизовый въезд на год, затем в 2013 и в 2014 году продлила действие такого режима.

Россия. Македония > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 14 марта 2015 > № 1315521


Македония > СМИ, ИТ > regnum.ru, 17 января 2015 > № 1275593

Македония стала ещё одной страной, получившей национальный домен верхнего уровня на кириллице. Об этом сообщает пресс-служба кабинета министров республики, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Домен «.мкд» позволяет регистрировать доменные имена в том числе с такими буквами македонского алфавита как љ, њ, ќ, ѓ, и џ. Первым зарегистрированным сайтом стал правительственный портал «влада.мкд». Сообщается, что регистрация в новой доменной зоне будет проводиться поэтапно. В настоящее время ведётся бронирование доменных имён для македонских органов власти и госучреждений. Министр культуры Македонии Элизабета Канческа Милевска отмечает, что введение кириллического домена должно способствовать сохранению языка, и имеет особое значение, в первую очередь, для молодого поколения.

Напомним, что национальные кириллические домены верхнего уровня до сегодняшнего дня получили Россия, Сербия, Украина, Болгария, Белоруссия, Казахстан и Монголия.

Македония > СМИ, ИТ > regnum.ru, 17 января 2015 > № 1275593


Македония. Казахстан > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 9 апреля 2014 > № 1051703

МАКЕДОНИЯ ВВЕЛА ДЛЯ ГРАЖДАН КАЗАХСТАНА ВРЕМЕННЫЙ БЕЗВИЗОВЫЙ РЕЖИМ

Македония ввела для граждан Казахстана временный безвизовый режим в этом году, сообщает Tengrinews.kz со ссылкой на пресс-службу министерства иностранных дел республики.

"В текущем году правительство Македонии отменило в одностороннем порядке визовый режим для граждан Казахстана, выезжающих в Республику Македония на срок до трех месяцев, с периодичностью один раз в полгода, до 15 марта 2015 года", - говорится в ответе на официальный запрос редакции портала Tengrinews.kz.

В ведомстве добавили, что в прошедшем году было подписано соглашение с Бразилией об отмене визового режима для граждан двух стран, сейчас оно находится на стадии ратификации. Эквадор предоставил безвизовый режим для наших граждан, были достигнуты принципиальные договоренности с Аргентиной, Чили и рядом других государств по полной отмене визового режима в ближайшей перспективе. В целом, на сегодняшний день Казахстаном подписаны соглашения об освобождении от виз владельцев дипломатических, служебных и национальных паспортов с более чем 60 странами.

"Министерством иностранных дел Казахстана на постоянной основе прорабатывается вопрос о взаимном упрощении визового режима для граждан стран, с которыми у Казахстана установлены важные экономические, торгово-инвестиционные связи. На стадии реализации находится пилотный проект о временном установлении безвизового режима для граждан некоторых стран из числа 48 политически стабильных и экономически развитых государств мира", - говорится в сообщении.

В МИДе отметили, что планируется освободить от визовых формальностей граждан некоторых стран из числа вышеупомянутых 48 политически стабильных государств, которые, в свою очередь, как ожидается, облегчат выдачу виз казахстанским гражданам, на летний период сроком до 30 дней. На данный момент список таких стран находится на рассмотрении специальной межведомственной комиссии. После рассмотрения проекта комиссией, он должен будет пройти согласование с заинтересованными государственными органами. Перспективные направления - это страны Европейского Союза, обеих Америк, крупные азиатские страны.

Македония. Казахстан > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 9 апреля 2014 > № 1051703


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter