Всего новостей: 2361436, выбрано 14 за 0.100 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Малайзии: Косырев Дмитрий (2)
Казахстан. Малайзия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 14 июля 2017 > № 2244450 Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан

Малайзия готова открыть рынок АСЕАН для казахстанских инвесторов

Вице-министр торговли Малайзии призывает крупный бизнес РК обратить внимание на рынок емкостью 625 млн человек

Малайзия является одним из самых быстрорастущих рынков Азиатско-Тихоокеанского региона. Эта страна готова вкладывать инвестиции в Казахстан, примером чему могут служить проекты в нефтегазовом и агропромышленном комплексе нашей страны. Однако в рамках Недели Малайзии в Астане и отдельно казахстанско-малайзийского бизнес-форума вице-министр международной торговли и промышленности Малайзии г-н Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан предложил казахстанским инвесторам самим обратить внимание не только на рынок Малайзии, но и на более глобальный рынок АСЕАН с его чрезвычайно привлекательной экономической зоной. Об этом с министром Малайзии побеседовал корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Малайзия — это офшор, которого не следует бояться

— На казахстанско-малайзийском бизнес-форуме были подписаны рамочные соглашения о сотрудничестве между малайзийскими инвесторами и казахстанской стороной. Какие бы основные направления сотрудничества между нашими странами вы бы выделили?

— Я бы, конечно, выделил соглашение малайзийской компании Reach Energy Berhad — разведка и добыча нефти и газа, которая обменялась меморандумами о взаимопонимании с акимом Мангистауской области г-ном Ералы Тогжановым. Согласно их договоренностям компания Reach Energy будет оказывать поддержку в привлечении малайзийских компаний к инвестированию в приоритетные отрасли региона. Например, инвестиции должны сфокусироваться на таких отраслях, как нефть и газ, инфраструктурные проекты, строительство, электроэнергетика, водоснабжение и туризм — все это в Мангистауской области. Первоначальная сумма инвестиций должна составить 200 млн долларов, затем в самое ближайшее время она может возрасти до 500 млн долларов, а в дальнейшем и до 1 млрд долларов.

Также в Казахстане продолжает работать малайзийская агрокомпания AGROSTAN FARMS SDN BHD, желающая осуществить проект по выращиванию мясного и молочного скота на юге Казахстана.

— А каково состояния взаимной торговли между Казахстаном и Малайзией в настоящий момент?

— Мое министерство, а именно министерство международной торговли и промышленности Малайзии (МІТІ), играет ключевую роль в развитии двусторонней торговли и инвестиций между нашими двумя странами. В частности, мы рассматриваем Казахстан как важную страну, полную возможностей и перспектив, которые являются взаимодополняющими между двумя национальными государствами.

Малайзийская Корпорация развития внешней торговли (МАТРАDЕ) — агентство под моим министерством, офис которого расположен в городе Алматы, контролирует рост двусторонней торговли между Малайзией и Казахстаном. Соответственно, мы будем поддерживать все усилия, направленные на повышение и развитие наших экономических связей. К ним относятся такие платформы, как этот бизнес-форум, который принесет взаимную выгоду для обеих стран.

Несмотря на неопределенную глобальную экономическую ситуацию, я рад отметить, что экономические связи Малайзии с Казахстаном расширяются крепко и стабильно. В настоящее время Казахстан является четвертым по величине торговым партнером Малайзии среди Содружества независимых государств.

В 2016 году общий объем торговли Малайзии с Казахстаном составил 49,22 млн долларов США, что на 36,1% больше в сравнении с предыдущим годом, где объем торговли был равен 38,81 млн долларов США. Наш общий объем экспорта в Казахстан составил 43,78 млн долларов, что на 30,4% выше по сравнению с 36,06 млн долларов за соответствующий период в 2015 году. Импорт Малайзии из Казахстана в 2016 году увеличился на 109% с 2015 года.

В настоящее время в Малайзии ведут свою деятельность более 8 тыс. компаний, в состав которых входят международные корпорации из более чем 40 стран. Эти компании сделали Малайзию своим офшорным местом для производства и услуг. Я надеюсь, что Малайзия также станет важным инвестиционным направлением для казахстанских инвесторов.

Рынок АСЕАН — это не предел, мы выведем вас на рынок в 3 млрд человек

— Как работает механизм инвестирования в Малайзию, которым могли бы воспользоваться казахстанские бизнесмены?

— Малайзийское управление инвестиционного развития (МIDА) — другое агентство под моим министерством, является первой контактной организацией для инвесторов, заинтересованных в инвестировании в Малайзию.

По состоянию на 31 декабря 2016 года у нас было 20,610 промышленных проекта с общим объемом инвестиций в 208,6 млрд долларов США. Из них 54,5%, или 113,8 млрд долларов, приходится на иностранные инвестиции.

В 2016 году Малайзия одобрила в общей сложности 6,1 млрд долларов иностранных инвестиций в производственный сектор, поднявшись на 19,3% по сравнению с 2015 годом.

Это свидетельствует о том, что иностранные бизнесмены продолжают проявлять уверенность в инвестировании в Малайзию.

Правительство Малайзии продолжает внедрять проделовую политику. К ним относятся меры по укреплению логистики и бизнес-взаимодействию, а также по устранению препятствий для облегчения ведения бизнеса. В результате на сегодня Малайзия известна как одна из хорошо интегрированных экономик. У нас есть хорошие возможности стать региональной или глобальной операционной базой для многонациональных компаний.

Правительство также внедрило новую схему «основного интегратора» для стимулирования компаний, которые используют Малайзию в качестве базы для ведения своих региональных и глобальных предприятий и операций: для управления, контроля и поддержки ключевых функций, включая управление рисками, принятие решений, стратегической бизнес-деятельности, торговли, финансов, управления и человеческих ресурсов.

Все больше многонациональных корпораций приняли малайзийскую модель «основного интегратора», которая позволяет быстрее принимать решения и поддерживает меняющиеся тенденции в цепочке поставок. Транснациональные компании теперь обладают большей гибкостью в обслуживании своих сетевых компаний для поставок в Азиатско-Тихоокеанский регион и на другие глобальные рынки.

Помимо регионального учреждения, в 2016 году получили развитие проекты вспомогательных услуг с утвержденными налоговыми льготами. Они увеличились на 156,3%, до 2,09 млрд долларов США. Значительное увеличение было обусловлено многими крупными инвестициями, которые были одобрены для деятельности в области экологически чистых технологий и комплексных логистических услуг.

Мы помним, что сектор услуг помог повысить эффективность других секторов в стране. Например, глобальные учреждения и комплексные услуги по управлению цепочками поставок быстро становятся ключевыми компонентами в экономике страны. Эти услуги повысят эффективность торговли и конкурентное преимущество для малайзийских отраслей.

— Какие еще преимущества для иностранного, в том числе казахстанского, бизнеса может предложить Малайзия?

— Преимущества ведения бизнеса в Малайзии обильны. Экономическое сообщество АСЕАН (АЕС), образованное в 2015 году, создало единую рыночную и производственную базу в регионе. Полная реализация АЕС приведет к созданию прочно интегрированной региональной экономики, которая будет способствовать беспрепятственной, трансграничной торговле и инвестициям между десятью государствами — членами АСЕАН.

Этот рынок имеет огромный потенциал. Численность населения АСЕАН составляет 625 миллионов человек. Мы смотрим на растущий средний класс с увеличением объема располагаемых доходов и регионального среднегодового экономического роста, составляющего 5%. Годовой ВВП в настоящее время оценивается более чем на 2,5 триллиона долларов США, что делает нас седьмой по величине экономикой в мире. К 2020 году в АЕС, ожидается увеличение ВВП почти в два раза, до 4,7 трлн долларов.

Совместно с АЕС, с Зоной свободной торговли АСЕАН (АҒТА) и партнерами по диалогу, такими как Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия, это послужит дополнительным стимулом для инвесторов, заинтересованных в Малайзии.

В настоящее время АСЕАН ведет переговоры с партнерами по диалогу для заключения Регионального соглашения о всеобъемлющем экономическом партнерстве (RСЕР). RСЕР включает страны, население которых превышает 3 миллиарда, и в совокупности экономики на общую сумму 17 триллионов долларов США, где доля мировой торговли оценивается в 40%.

В качестве одной из крупнейших экономик среди стран — членов АСЕАН Малайзия предлагает инвесторам множество стратегических инвестиционных предложений. К ним относятся стратегическое географическое расположение Малайзии, наша прагматичная, предусмотрительная и благоприятная для бизнеса политика, а также наша развитая инфраструктура и связь.

По этой причине вместо конкуренции с другими странами — членами АСЕАН Малайзия приняла дополнительный метод привлечения инвестиций в регион.

Очевидно, что потенциал для укрепления деловых связей и сотрудничества в регионе является массовым. И я бы настоятельно призвал казахстанских инвесторов обратить внимание на рынок АСЕАН, чтобы рассмотреть Малайзию как дверь на рынок экономического союза АСЕАН.

Малайзия освобождает от налогов «зеленый» бизнес

— Скажите, насколько привлекательным является для иностранных инвесторов в Малайзии ниша использования "зеленых" технологий?

— Конечно, правительство Малайзии глубоко осознает важность сохранения баланса между потребностями экономического роста и сопутствующим воздействием на окружающую среду. «Зеленая» технология была определена как движущая сила будущей экономики для страны, которая будет способствовать всеобщему «зеленому» росту и устойчивому развитию.

Были введены налоговые льготы для «зеленых» технологий в виде налоговых льгот по «зеленым"инвестициям с частичным или полным освобождением от корпоративного налога на покупку активов «зеленых» технологий. И освобождение от налога на прибыль от использования услуг и системы «зеленых» технологий для их дальнейшего укрепления и развития.

Проекты, которые претендуют на этот стимул, включают в себя возобновляемые источники энергии, энергоэффективность, комплексное управление отходами и зеленое строительство, зеленый центр обработки данных. Кроме того, приемлемые услуги включают в себя системную интеграцию возобновляемых источников энергии, энергетические услуги, услуги, связанные с зеленым строительством и зеленым центром обработки данных. А также экологической сертификацией продукции, оборудования и строительства, строительством зеленого города.

Пользуясь случаем, хочу пригласить казахстанские компании и участников ЭКСПО-2017 инвестировать в эти сферы в Малайзии либо самостоятельно, либо в сотрудничестве с малайзийскими компаниями.

К тому же в 2016 году Малайзийское управление промышленного развития (МIDA) одобрило общие инвестиции в размере 579 млн долларов на 146 проектов. Для сравнения в 2015 году было профинансировано 160 проектов на сумму 419 млн долларов в секторах зеленой экономики. Это свидетельствует о значительном росте развития зеленых технологий с помощью инициативы правительства посредством постоянной политики и продвижения.

Ранее я упомянул о привлекательности Малайзии в качестве инвестиционного направления. Мои слова могут подтвердить рейтинги более чем нескольких влиятельных международных организаций. К ним относятся: недавний ежегодный сборник по конкурентоспособности, составленный Швейцарским институтом развития менеджмента. Он поставил Малайзию на 19-ю позицию среди 60 стран. Более того, Малайзия заняла 23-е место с точки зрения удобства ведения бизнеса в Докладе Всемирного банка Doing Вusіnеss 2016. Малайзия также была награждена первым местом в рейтинге самого привлекательного производственного рынка в качестве выбора для будущей передислокации в соответствии с американским индексом рисков производства Cushman & Wakefield 2017. В его установленный индекс входят 30 крупнейших стран по объемам производства, в пионерский индекс входят 10 крупнейших производственных мест. Наконец, третье место в рейтинге Всемирного Банка «Ведение бизнеса 2017» по индексу защиты инвесторов, а также восьмое место в рейтинге наиболее перспективной принимающей экономики среди развивающихся стран на период с 2015 года по 2017 год в рейтинге ЮНКТАД.

Позиции Малайзии в этих рейтингах являются независимым подтверждением усилий правительства к тому, чтобы Малайзия к 2020 году достигла статуса экономики с высоким уровнем доходов. Я приглашаю всех членов бизнес-сообщества Казахстана присоединиться к нам в этом путешествии.

Хотел бы еще раз подчеркнуть, что Малайзия готова расширять наши отношения с Казахстаном и другими странами — будь то культурная связь между людьми, торговля или инвестиции.

— Спасибо за содержательное интервью!

Казахстан. Малайзия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 14 июля 2017 > № 2244450 Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан


КНДР. Малайзия > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 23 февраля 2017 > № 2091651

К убийству старшего брата Ким Чен Ына в Малайзии

Константин Асмолов

13 февраля 2017 года в международном аэропорту Куала-Лумпура был убит 46-летний Ким Чон Нам, сын Ким Чен Ира от его первой (гражданской) жены — актрисы Сон Хе Рим, и единокровный старший брат северокорейского лидера Ким Чен Ына.

Покойный родился 10 мая 1971 года, учился в международной школе в Берне и университете Женевы. Неясно, рассматривали ли его в качестве наследника Ким Чен Ира, но в 2001 году Ким Чон Нама задержали в аэропорту Нарита, когда он пытался посетить Японию по поддельному паспорту Доминиканской Республики, и депортировали в КНР. После этого он не возвращался на родину, проживая в Макао и Сингапуре и будучи известен скорее как плейбой. Международные СМИ, однако, лепили из него то главного северокорейского диссидента (хотя критика КНДР с его стороны была очень редкой и очень осторожной), то главного хранителя «золота партии» в зарубежных банках (должен же кровавый режим иметь подобные сокровища, а если должен, то кому как не брату диктатора за ними присматривать), то тайного претендента на трон или фигуру, которую в этом качестве готов поддержать Китай (о чем, правда, китайские политики и ученые решительно не в курсе).

По данным местных СМИ, Ким Чон Нам собирался вылететь в Макао, отправляющемся в 10 часов утра 13 февраля, используя поддельный паспорт на имя некого Ким Чхоля, но примерно в 9 утра обратился за помощью в медпункт аэропорта с жалобами на сильные боли, после чего скончался по дороге в больницу Путраджаи. Так как личность покойного не сразу установили, какое-то время полиция подтверждала только то, что какому-то корейцу стало плохо.

По собственно покушению источники разнятся. Кабельный телеканал TV Chosun (связанный с небезызвестной с точки зрения «уткопускательства» газетой Чосон Ильбо), ссылаясь на неназванный правительственный источник, утверждает, что Ким Чон Нам был убит в аэропорту в результате нападения на него двух неизвестных женщин с отравленными иглами, которым удалось скрыться на такси, причем эта версия была широко озвучена еще до того, как смерть подтвердили местные. Associated Press со ссылкой на местную полицию сообщает, что Ким Чон Нам обратился за помощью из-за спрея, которым брызнули ему в лицо. По данным издания The Star, Ким Чон Наму плеснули в лицо жидкостью, после чего он почувствовал головную боль. Еще одна версия говорит о женщине, которая обхватила его сзади и набросила ему на голову пропитанный чем-то платок.

Малайская полиция задержала двух женщин и одного мужчину, подозреваемых в убийстве. 28-летняя гражданка Вьетнама Доан Тхи Хюонг, которую опознали по записям с камер наблюдения и яркой футболке с надписью LOL, была задержана утром 15 февраля при попытке вылететь в Ханой. На следующий день там же, в аэропорту, была задержана вторая подозреваемая, 25-летняя гражданка Индонезии, у которой был билет на самолёт до Сеула.

На допросе в полиции Доан показала, что, когда вместе с подругой отдыхала в Малайзии, с ней познакомились четверо мужчин, которые предложили ей подшутить над их знакомым — обрызгать его лицо из баллончика, а потом набросить на него носовой платок. Один из этих мужчин, по словам Доан, был похож на северокорейца, другой, гражданин Малайзии, был задержан в Куала-Лумпуре 16 февраля.

И хотя подобная история вызывает очень много вопросов, организатором убийства ожидаемо назначили Ким Чен Ына. В ходе встречи с депутатами Национального собрания 15 февраля глава Национальной службы разведки Ли Бён Хо сказал, что его служба узнала об инциденте в Малайзии спустя четыре часа после того, как он произошел, благо на протяжении пяти последних лет на Ким Чон Нама, который находился под защитой Китая, было несколько попыток покушений со стороны Пхеньяна. Ли Бён Хо подтвердил, что причиной смерти брата северокорейского лидера стал яд, для введения которого в организм использовалась либо игла, либо химический спрей.

На той же встрече Ли рассказал, что Ким Чон Нам никогда не обращался к Южной Корее с просьбой предоставить ему убежище, игнорировал подобные советы со стороны друзей, а в 2012 г. направил своему младшему брату письмо, в котором просил сохранить жизнь ему и членам его семьи: «Ким Чон Нам заверял пришедшего к власти в Северной Корее брата, что ни он, ни его дети не претендуют на власть и хотят лишь спокойной жизни за пределами КНДР».

В тот же день в Сеуле состоялось экстренное заседание Совета национальной безопасности при президенте под председательством исполняющего обязанности президента РК Хван Гё Ана. Его участники обсудили подробности и вопрос о возможном влиянии данного события на политическую ситуацию на Корейском полуострове. Хван Гё Ан заявил, что правительство относится к этому вопросу с большой серьёзностью, — если выяснится, что убийство совершено по инициативе северокорейских властей, то это будет очередным доказательством жестокости и античеловечности режима Ким Чен Ына. Хван Гё Ан дал указание совместно с международным сообществом продолжать усиление давления на Пхеньян с целью вынудить Ким Чен Ына изменить свою нынешнюю политику. Военных также призвали сохранять готовность к провокациям Севера.

Что же до оппозиции, то, как заявила лидер оппозиционной Демократической партии Тобуро Чху Ми Э, правительству РК не следует политизировать убийство Ким Чон Нама под предлогом опасности данного инцидента для национальной обороны: убийство повышает напряжённость в межкорейских отношениях, и властям нельзя преувеличивать или скрывать информацию.

И если Хван Гё Ан или Ли Бён Хо все-таки не заявили о северокорейском следе открыто, остальные эксперты РК и Запада сделали это, приведя массу причин, зачем Ким Чен Ыну потребовалось убивать брата кроме как в силу природной склонности к злодейству, которой глава «тиранического режима» не может не обладать. У одних убийство обусловлено нестабильностью власти Кима, который таким образом пытается запугать народ, показывая, что ради власти он готов убить даже брата; другие считают этот инцидент подтверждением незыблемости власти Кима, готового казнить за малейшую критику, или его жестокого и импульсивного характера. Вспомнили даже, что поелику покойный был старшим сыном Ким Чен Ира от первой жены, а Ким Чен Ын – от третьей, он мешал брату самим фактом существования.

В общем, когда 16 февраля Ким Чен Ын появился на публике и явно выглядел мрачным и усталым, южнокорейские писаки немедленно интерпретировали его плохое настроение не как огорчение в связи со смертью брата: «По выражению лица северокорейского лидера можно было понять, что он обеспокоен нестабильной политической ситуацией или испытывает угрызения совести: это связано с тем, что власть стремительно теряет уважение и доверие народа».

Автору же все-таки кажется, что при всей одиозности северокорейского режима он не будет совершать действий, вред от которых заведомо превышает возможную выгоду. В ситуации, когда после запуска нового типа ракеты средней дальности вопрос о том, что делать с КНДР, обсуждается на очень серьезном уровне, вплоть до разговоров о допустимости превентивных ударов, подтверждать образ безумного режима, глава которого готов убить собственного брата – точно «выстрелить себе в ногу», развеяв любые представления о своей договороспособности. Кроме того, Малайзия – полицейское государство, и вероятность потерять агента достаточно высока, а разоблаченный убийца, рассказывающий под камеру подробности покушения, – не только удар по репутации, но и повод снова включить КНДР в список стран-спонсоров терроризма, чего активно добиваются консерваторы что в РК, что в США.

Можно ли найти иные варианты заказчиков? Смелые заявления южнокорейских разведчиков и журналистов, описывающих ключевые детали покушения еще до того, как появились нужные подробности, при должной ангажированности или конспирологической жилке вполне можно интерпретировать как указание на причастность официального или неофициального Сеула, благо он точно оказывается выгодоприобретателем. Как бы не пошло следствие, обвинение в братоубийстве уже вброшено, и Север получил свою долю демонизации. Еще можно было бы вспомнить про недавнее объявление о создании в РК спецподразделения для ликвидации Ким Чен Ына, которое, вероятно, «решило потренироваться на братьях».

Помимо официального Сеула, может быть неофициальный – скажем, тоталитарная протестантская секта или тайное общество среди силовиков, члены которого решили поиграть в Ан Чжун Гына. Кстати, в таком вполне могут состоять перебежчики из КНДР, морально готовые в случае неудачи не просто пожертвовать собой, а выдать себя за убийц из Пхеньяна для того, чтобы задуманная провокация точно удалась.

Не исключаем пока и криминальные или бытовые версии. Однако если в ближайшее время не появится убойных улик в пользу того, что это не Пхеньян, причастность КНДР к смерти Ким Чон Нама станет таким формирующим элементом дискурса, что любые факты уложатся в его рамку. Нет следов яда – это был секретный яд, который их не оставляет. Следствие пришло к иным выводам – на него надавили или власти испугались международного скандала.

Так что ждем фактов.

КНДР. Малайзия > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 23 февраля 2017 > № 2091651


КНДР. Малайзия > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2017 > № 2105429 Андрей Ланьков

Убийство брата Ким Чен Ына. Чем оно грозит Пхеньяну

Андрей Ланьков

Для большинства наблюдателей гибель Ким Чен Нама стала еще одной демонстрацией той демонически иррациональной сущности, которая якобы присуща Пхеньяну. А значит, и еще одним оправданием возможных жестких силовых мер, которые следует против него предпринять. Убийство Ким Чен Нама – результат былых гаремных страстей и личных амбиций – увеличило вероятность войны на Корейском полуострове

Итак, случилось то, что, скорее всего, должно было случиться: Ким Чен Нам, старший сын покойного северокорейского наследственного правителя Ким Чен Ира, был отравлен неизвестными в ходе дерзкой атаки в малайзийском аэропорту. Личности покушавшихся – по первым сообщениям, ими были две женщины – не установлены, но в происшествии для специалистов по Корее нет ничего ни удивительного, ни неожиданного. Уже несколько лет за Ким Чен Намом шла настоящая охота, и это покушение было отнюдь не первым. Мало кто сомневается в том, что за этой попыткой, как и за предшествующими, не столь удачными (тоже предпринятыми в третьих странах), стоял брат покойного, нынешний наследственный руководитель КНДР Ким Чен Ын.

Убитый в малайзийском аэропорту Ким Чен Нам стал жертвой старого семейного конфликта: неприязнь между братьями, которые были рождены двумя разными подругами Ким Чен Ира и не без оснований когда-то воспринимались как два главных соперника в борьбе за титул наследника, всегда была одним из важных факторов в северокорейской дворцовой политике. Истоки этой ненависти восходят к той неприязни, которую питали друг к другу давно покойные соперницы, матери обоих принцев, – вполне обычная для гарема ситуация, которая повторялась в мировой истории бессчетное количество раз. Можно предполагать, что в последние годы дополнительное раздражение более удачливого брата вызывала и склонность Ким Чен Нама к контактам с иностранной прессой, представителям которой он иногда слишком много говорил о семейных и политических делах.

К концу 1990-х годов Ким Чен Нам потерпел поражение во внутриполитической борьбе и оказался в полудобровольном изгнании – большую часть времени он проводил в Макао и Китае. Неясно, были ли у него вообще шансы на успех: нельзя исключать и того, что он вышел из борьбы за власть совершенно сознательно, по собственной инициативе отказавшись от потенциально опасной и неблагодарной должности высшего руководителя страны-изгоя и предпочтя политическим страстям комфортабельную жизнь в изгнании. Однако сейчас стало ясно, что это решение ему не помогло, и не факт, что его печальную судьбу не разделит его семья, точнее, его дети, тоже сейчас находящиеся за границей.

Однако, пожалев покойного Ким Чен Нама – по-человечески, едва ли не самого приятного из клана Кимов, – мы должны задуматься о том, какое воздействие этот эпизод окажет на будущее Кореи. К сожалению, покушение на Ким Чен Нама произошло в самый политически неподходящий момент и может привести к печальным последствиям, о которых его организаторы, скорее всего, и не задумывались, поглощенные выполнением ответственного задания и желанием порадовать действующего вождя.

В последнее время успехи северокорейских инженеров оставляют мало оснований для сомнений в том, что в ближайшее время в КНДР будет создана межконтинентальная ракета, способная поражать цели на территории США. В этих условиях администрация Трампа всерьез задумалась о нанесении упреждающего удара по объектам северокорейского ракетно-ядерного комплекса. Подобные разговоры идут сейчас в Вашингтоне весьма активно, и главным оправданием для такой операции служит заявление, что северокорейское руководство по сути своей иррационально, а «ядерное оружие нельзя оставлять в руках безумцев».

К сожалению, убийство Ким Чен Нама, да еще и проведенное по всем канонам детективного жанра (атака отравленными иглами в аэропорту), существенно ослабляет позиции тех, кто считает северокорейский режим рациональным. Действительно, Ким Чен Нам давно отошел от активной политики, не имел особого влияния в Пхеньяне и не представлял реальной угрозы Ким Чен Ыну, который, самое большое, мог чувствовать лишь легкий эмоциональный дискомфорт от критических замечаний своего беглого брата.

Правда, немалую настороженность у северокорейского руководства могли вызывать тесные связи Ким Чен Нама с Пекином: ведь китайские власти фактически предоставили ему убежище и обеспечивали его безопасность постольку, поскольку он находился в Китае. Китайские расчеты в данном случае понятны: всегда полезно иметь у себя беглого принца из соседнего королевства. Понятна и вызванная этой позицией Китая обеспокоенность северокорейских властей, которые никогда не воспринимали Пекин как искренне дружественную силу. Однако для большинства наблюдателей убийство Ким Чен Нама выглядит совершенно иррациональным и еще раз подтверждает, что иррациональным и, следовательно, опасным является весь пхеньянский режим.

После этого инцидента тем, кто выступает против планов превентивного удара, станет куда сложнее обосновывать свою позицию. Можно, конечно, сказать, что личная неприязнь Ким Чен Ына едва ли распространяется на целые страны и, значит, едва ли сможет стать поводом для неспровоцированного ядерного нападения со стороны КНДР. Однако в новых условиях убедительность этих аргументов (скорее всего, кстати, вполне справедливых) оставляет желать лучшего. Для большинства наблюдателей гибель Ким Чен Нама стала еще одной демонстрацией той демонически иррациональной сущности, которая якобы присуща Пхеньяну, и, значит, оправданием возможных жестких силовых мер, которые следует против него предпринять. Убийство Ким Чен Нама – результат былых гаремных страстей и личных амбиций – увеличило вероятность войны на Корейском полуострове.

КНДР. Малайзия > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2017 > № 2105429 Андрей Ланьков


Нидерланды. Малайзия > Транспорт > carnegie.ru, 19 октября 2016 > № 1938071 Глеб Богуш

Каким будет суд по сбитому над Донбассом «боингу»

Глеб Богуш

Международное правосудие потому и создано, что сами государства не всегда хотят и могут преследовать и наказывать международных преступников. Оно по самой своей природе вынуждено работать во враждебной среде. Но сложная и кропотливая работа с потерпевшими, свидетелями если и не приводит к торжеству правосудия, то, по крайней мере, создает для него условия и приближает желаемый результат

В конце сентября Международная следственная группа, расследующая обстоятельства крушения малазийского «боинга» над Донбассом, опубликовала доклад, который должен подвести промежуточные итоги работы группы и стать очередным важным шагом в развитии дела MH 17. Что с юридической точки зрения означает этот доклад и что за ним последует?

Международная следственная группа

Доклад подготовлен по результатам более чем двухлетней работы Международной (совместной) следственной группы (Joint Investigation Team), созданной для уголовного расследования крушения малазийского «боинга». Хотя ведущую роль в расследовании играли прокуратура и полиция Нидерландов, ее не следует путать с Голландским советом по безопасности, проводившим техническое расследование и завершившим эту работу около года назад.

Следственная группа была создана государствами, которые напрямую затронула трагедия. Это Австралия, Бельгия и Нидерланды, чьи граждане погибли в катастрофе, Малайзия, где был зарегистрирован самолет, и Украина, где произошло крушение. Эти государства в соответствии с международным правом могут (и в некоторой степени – обязаны) расследовать случившееся как самостоятельно, так и, разумеется, объединив усилия в различной форме (следственной комиссии, межгосударственного суда и так далее).

Несмотря на отсутствие прямого мандата ООН, международный состав группы и ее создание государствами, имеющими право на проведение расследования, позволяет говорить о ней как о «международном расследовании» в смысле Резолюции СБ ООН 2166 (2014), в которой отмечалась необходимость привлечь к ответственности лиц, виновных в уничтожении гражданского самолета и гибели людей, а также говорилось о необходимости сотрудничества всех государств с международным расследованием.

Задача группы – установить обстоятельства совершения преступления, причастных к преступлению лиц и подготовить материалы для передачи дела в суд. Именно это вкупе с изначальной сложностью расследования происшествия определило то, что комиссии потребовался такой длительный срок для своего отчета. Оглашенная информация показывает, что следователи довольно далеко продвинулись в установлении обстоятельств того, что именно произошло 17 июля 2014 года. Уже известно, что так или иначе причастными к катастрофе следствие считает около сотни человек. Расследование, очевидно, достигло той стадии, когда будет принято решение о механизме судебного преследования.

Что дальше?

Следующим шагом в уголовном расследовании дела MH 17 должно стать решение вопроса о будущем судебном механизме преследования виновных. Хотя попытка учредить международный трибунал в Совете Безопасности ООН в июле прошлого года оказалась неудачной, в распоряжении компетентных государств по-прежнему имеется широкий выбор вариантов в рамках международного права.

Ключевые слова прозвучали в начале октября в интервью министра иностранных дел Австралии Джули Бишоп, которая назвала два варианта уголовного преследования виновных: «международный трибунал в стиле Локерби» и проведение национального суда (скорее всего, в Нидерландах). По словам Бишоп, у обоих вариантов есть свои недостатки: «Думаю, создать внутригосударственный трибунал будет проще, но мы должны быть уверены, что он обладает всеми необходимыми полномочиями. Например, чтобы была возможна экстрадиция виновных в этом зверстве».

Итак, вариант международного трибунала пока не снят с повестки дня. Вместе с тем, несмотря на многие общие черты истории MH 17 с делом Локерби, юридически эта аналогия не вполне точная. «Экспериментальный» суд над подозреваемыми, которых Ливия выдала под сильнейшим международным давлением, был шотландским судом, применявшим национальное шотландское право (лайнер Pan American упал на шотландской территории, убив при этом людей на земле), хотя проходили заседания на территории нейтральных в отношении того расследования Нидерландов. Поэтому «трибуналом в стиле Локерби» применительно к делу MH 17 было бы заседание украинского суда, скажем, в белорусском Гомеле (или даже голландского суда – в Киеве), что вряд ли перспективно и целесообразно.

Скорее в рамках международного варианта может идти речь об учреждении специального суда путем договора между заинтересованными государствами и международной организацией, например той же ООН (так были созданы суды по Сьерра-Леоне и Ливану), для чего резолюция Совбеза вовсе не обязательна. Государства также могут договориться передать свою (повторимся, и так имеющуюся у них) юрисдикцию межгосударственному органу – специальной международной организации – суду (это своего рода нюрнбергская модель).

Что касается национального варианта, то он может быть реализован как через формирование интернационализированного трибунала в рамках судебной системы одного из государств (чаще всего называются Нидерланды), так и через передачу дел судам различных государств, имеющим правовые и материальные возможности проводить такого рода процессы.

В целом преимущества международного трибунала очевидны: он будет обладать большей легитимностью и для отдельных государств, и для международного сообщества в целом. В конце концов, случившееся – не внутреннее дело Нидерландов или Украины, установление фактов и правосудие по этому делу важны для всех. Кроме того, в международном суде действительно легче решаются вопросы выдачи обвиняемых, в том числе и в случаях, когда возникают чисто технико-юридические препятствия для такого сотрудничества.

Джули Бишоп упомянула о возможности повторно вынести вопрос о трибунале на рассмотрение Совета Безопасности ООН, но назвала такой вариант малоперспективным из-за ожидаемого российского вето. В любом случае некоторая пассивность членов Совбеза ООН по вопросу MH 17 не вполне понятна, учитывая, что среди них сейчас есть два государства, непосредственно связанные с трагедией, – Малайзия и Украина.

Хотя предложенному в июле 2015 года трибуналу ООН, скорее всего, не суждено стать реальностью, многие задумки, заложенные в проект его Устава, могут быть вполне востребованы в будущем суде по MH 17. Например, право трибунала рассматривать дела заочно, а также система применимого права, включающая нормы как международного, так и национального уголовного права.

Интересно, что ни министр Бишоп, ни другие политики не упомянули о действующем международном органе, который обладает юрисдикцией в отношении конфликта на Украине. Это располагающийся в Гааге постоянный Международный уголовный суд (МУС), которому своей декларацией Украина, до сих пор не ратифицировавшая статут этого суда, передала право расследовать преступления, совершенные на всей территории страны, включая Крым и Донбасс, с февраля 2014 года.

Международный уголовный суд до сих пор не открыл расследования ситуации на Украине. Хотя эпизод с «боингом» был упомянут прокурором в отчете о доследственной проверке, дело MH 17 имеет мало перспектив в МУС, так как статут суда позволяет квалифицировать эту ситуацию как военное преступление только при установлении прямого умысла атаковать гражданский самолет, что маловероятно. То же самое в еще большей степени относится к преступлениям против человечности, признаком которых является совершение деяния в контексте умышленного нападения на гражданских лиц.

Сможет ли работать будущий суд?

Независимо от того, станет ли будущий суд международным или национальным, его работа не будет легкой. Наивно предполагать, что виновники трагедии выстроятся в очередь для дачи показаний. Ахиллесовой пятой любого суда такого рода является сотрудничество с ним государств. Первый председатель трибунала по бывшей Югославии знаменитый юрист Антонио Кассезе однажды назвал свой трибунал «гигантом без рук и ног», не способным сделать и шага без сотрудничества с государствами.

Уже упомянутая история с Локерби завершилась приговором спустя много лет после трагедии только благодаря согласованному давлению международного сообщества, которое к тому же подкрепили экономическими санкциями, резолюциями Совета Безопасности ООН и другими серьезными аргументами военного характера.

Главной потенциальной проблемой процесса по MH 17 называют возможный отказ выдать обвиняемых, главным образом со стороны России. При этом Россия может ссылаться на свою Конституцию, которая, как и в большинстве других государств, запрещает выдачу своих граждан.

Однако использование такого легитимного основания для отказа вовсе не означает точку в этой истории. Хотя невыдача лиц по основанию их гражданства допускается международным правом, невыдавшее государство обязано уголовно преследовать виновных в серьезных преступлениях в рамках международного обычая «выдай или суди». Обязанность расследовать преступление также вытекает из Евпроейской конвенции о правах человека. Так, практика ЕСПЧ последовательно выводит из статьи 2 Конвенции о праве на жизнь так называемые позитивные обязательства государств по расследованию всех случаев подозрительной (с неустановленной причиной) смерти. Государство, которое отказывается от сотрудничества с легитимным следствием, проводимым государством юрисдикции, навлекает на себя тем самым не только подозрения, но и международную ответственность.

Надо сказать, аргумент о том, что правосудию больше всего мешает то, что государства невозможно принудить к сотрудничеству, несколько лукав. Собственно, именно по причине нежелания и невозможности (как объективной, так и субъективной) государств преследовать и наказывать международных преступников и возникает необходимость в международном правосудии. Оно по самой своей природе вынуждено работать в некомфортной, а иногда и вовсе враждебной среде. В этих условиях больше внимания должно уделяться тем, для кого существует правосудие, то есть потерпевшим от преступлений. Именно сложная и кропотливая работа с потерпевшими, свидетелями если и не приводит к торжеству правосудия, то, по крайней мере, создает для него условия и приближает желаемый результат.

В деле MH 17, кроме упомянутой возможности проведения ряда процессов in absentia, вполне допустимо предположение о том, что по меньшей мере некоторые подозреваемые не находятся в России или не являются ее гражданами, что делает их передачу суду не таким уж и фантастическим сценарием. Кроме того, в делах такого масштаба по крайней мере часть обвиняемых будет сотрудничать со следствием, а это значит, что мы значительно больше узнаем о том, что именно случилось 17 июля 2014 года.

Несмотря на появившийся свет в конце туннеля, очевидно, что между государствами нет полного единства, и участники переговоров склоняются к разным сценариям будущего суда. Стремлению установить истину, наказать виновных, удовлетворить чувство справедливости родных и близких потерпевших противостоят соображения Realpolitik и оправданные опасения государств по поводу эффективности выбранного механизма. Играют свою роль и экономические соображения: международный трибунал – дорогое удовольствие, немалые взносы в бюджет вряд ли обрадуют любое государство, не только находящуюся в тяжелейшем экономическом положении Украину.

Еще недавно казалось, что дело MH 17 может быть спущено на тормозах и принесено в жертву большой политике. Тем не менее эти опасения не оправдались, и у затронутых трагедией государств, по всей видимости, присутствует решимость довести это дело до конца. Думается, не последнюю роль сыграло гражданское общество, к которому у нас в России принято относиться снисходительно-иронично. В деле MH 17 у следствия нашлось много союзников – это независимые журналисты, неправительственные организации, добровольные свидетели и специалисты, – они своим неравнодушным участием сделали возможным этот доклад и реальное продвижение вперед. Механизм правосудия запущен и движется вперед, хотя и несколько медленнее, чем хотелось бы оптимистам.

Нидерланды. Малайзия > Транспорт > carnegie.ru, 19 октября 2016 > № 1938071 Глеб Богуш


Украина. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 9 августа 2016 > № 1854064 Александр Нечитайло

Посол Украины в Малайзии: Киев и Куала-Лумпур вышли на новый уровень двухсторонних отношений

Эксклюзивное блиц-интервью чрезвычайного и полномочного посла Украины в Малайзии Александра Нечитайло агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Как известно, 3-5 августа 2016г президент Украины Петр Порошенко посетил с официальным визитом Малайзию. Какие основные достижения?

Ответ: Нынешнее турне президента Порошенко стало желанным и долгожданным событием для обеих сторон. В ходе визита он провел встречи и переговоры с премьер-министром Малайзии Наджибом Тун Разаком, министром обороны Хишамуддином Хусейном, посетил национальную нефтегазовую компанию Малайзии Petroliam Nasional Berhad (PETRONAS). Кроме того, президент Украины выступил на украинско-малазийском бизнес-форуме, который проходил в штаб-квартире корпорации MATRADE при участии более 150 участников из более чем 60 компаний и организаций.

Визит был очень успешным со всех точек зрения. Сторонами подписаны три двусторонних соглашения: об избежании двойного налогообложения и предотвращения налоговых уклонений относительно налогов на доходы; о взаимной правовой помощи по уголовным делам; о выдаче правонарушителей.

По обоюдному признанию обеих сторон, первый в истории двусторонних отношений визит президента Украины, по сути, открыл новую эру в отношениях с одним из ключевых членов АСЕАН. Установлен хороший контакт между лидерами, а в Азии это решающий фактор, определяющий не только атмосферу, но и практическое наполнение двусторонних отношений. Достигнут целый ряд практических договоренностей: начиная от активизации политических контактов, взаимодействия между бизнесом, усиления сотрудничества в сфере образования, открытия новых горизонтов для туризма и заканчивая такими деликатными темами как военно-техническое сотрудничество и политика в сфере безопасности. Последняя (тема – ИФ) является крайне важной в ситуации, когда террористические угрозы и вызовы существуют вне национальных границ и являются, по сути, глобальными.

Вопрос: Что именно будет предусматривать сотрудничество и Малайзии в военно-технической сфере?

Ответ: Были определены конкретные направления и проекты углубления сотрудничества в ВТС, в частности путем дальнейшего совершенствования договорно-правовой базы. Отмечу, что сотрудничество в этой сфере касается довольно деликатных вопросов, поэтому я не могу раскрывать подробностей.

Вопрос: Какие договоренности в экономической сфере были достигнуты во время визита? В каких отраслях лежит интерес малазийских инвесторов?

Ответ: Президент Украины Петр Порошенко проинформировал малазийских партнеров о ходе приватизации отечественных госпредприятий. Также он призвал малазийские компании рассмотреть возможность участия в приватизации украинских предприятий. Если говорить о сферах, которые бы заинтересовали инвесторов, то это, прежде всего, инфраструктура и энергетика.

Кроме этого, малайзийской стороной подтверждена готовность на экспертном уровне изучить возможность привлечения компании PETRONAS для добычи углеводородов, в т.ч. сланцевого газа на территории Украины. Во время визита президента Украины также было подтверждено намерение направить группу экспертов малазийской компании Malaysia Airport Berhad для изучения возможности их привлечения к управлению международным аэропортом "Борисполь".

Также хотел бы отметить, что во время визита была проработана возможность привлечения малайзийских компаний к строительству в Украине автомагистральных дорог и доступного жилья.

Сторонами достигнута договоренность о проведении учредительного заседания Совместного комитета по торговле до конца 2016 года.

Вопрос: Какие наработки есть в сфере расследования катастрофы лайнера "Малазийских авиалиний"?

Ответ: Трагедия самолета МН-17 особенно сблизила украинцев и малазийцев, ведь настоящие друзья познаются в беде. В то же время, вопрос визита на высоком уровне вызревал уже в течение определенного времени, ведь круг вопросов, требующих спокойного и основательного обсуждения, достаточно широк. Сотрудничество в расследовании трагедии самолета "Малазийских авиалиний" лежит в поле не только двусторонних отношений. Поэтому мы сейчас ждем результатов расследования (Ожидается, что следственная группа по выявлению и привлечению к ответственности виновных в крушении "Боинга" в составе представителей Нидерландов, Австралии, Малайзии, Бельгии и Украины опубликует первоначальные результаты уголовного расследования осенью – ИФ), а уже после этого будут делаться выводы.

Лидеры подтвердили общую позицию о необходимости завершения расследования, а также привлечения виновных к ответственности. Были определены совместные шаги с целью задействования юридических механизмов для привлечения к ответственности виновных в совершении этого преступления.

Хотел бы подчеркнуть, что Малайзия является нашим надежным партнером. Свидетельством этого стала, в том числе, и неизменная поддержка официальным Куала-Лумпуром суверенитета и территориальной целостности нашего государства после начала агрессии. Также достигнута договоренность о продолжении тесной координации и сотрудничества в рамках ООН, в частности в Совете безопасности, где Украина и Малайзия являются непостоянными членами.

Украина. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 9 августа 2016 > № 1854064 Александр Нечитайло


Малайзия. Россия. Весь мир > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2016 > № 1729909 Виктор Кладов

В столице Малайзии Куала-Лумпуре с 18 по 21 апреля проходит 15-я международная выставка вооружения и военной техники DSA-2016, на которой представлено более 300 продуктов российского оборонно-промышленного комплекса. О промежуточных итогах выставки и перспективах России на рынке вооружений Азиатско-Тихоокеанского региона корреспонденту РИА Новости Андрею Чаплыгину рассказал директор по международному сотрудничеству и региональной политике госкорпорации "Ростех" Виктор Кладов.

— Виктор Константинович, сохраняется ли интерес минобороны Малайзии к зенитному ракетно-пушечному комплексу "Панцирь-С1", на который оно обратило внимание еще на предыдущей выставке DSA-2014?

— Скажем так, интерес малайзийцев преобразовался в сильный интерес. Процесс закупки здесь довольно сложный, малайзийцы присматриваются уже более десяти лет к различным системам ПВО, и среди целого ряда французских, английских, американских и китайских систем ПВО они выделяют российскую технику. Российские элементы ПВО уже стоят на вооружении малайзийских вооруженных сил, это средства ближнего боя ПЗРК "Игла", контракт на их поставку был подписан в 2001 году, а также самолеты ближнего ПВО МиГ-29 — эскадрилья из 16 самолетов базируется в Куантане. В качестве средства среднего радиуса ПВО здесь рассматривается российский ЗРК "Бук-М2", а в качестве ближнего, приближающегося к среднему — ЗРПК "Панцирь-С". Этот комплекс особо интересен, учитывая, что он на колесном ходу, как и вся техника ВС Малайзии, в этой стране система дорог довольно развита. Насчет интереса, здесь не происходит так — пришел, увидел и купил, это очень сложный, многоступенчатый процесс, он очень подвержен влиянию бюджетных и электоральных ограничений. Существуют выборные циклы, каждый раз меняются приоритеты у правительства. Естественно, военные хотят, но правительство может определить другие приоритеты. Буквально сегодня к нам приходил главком вооруженных сил, и он полушутя сказал: "Наш премьер-министр будет в Сочи 20 мая на форуме Россия-АСЕАН, пожалуйста, напомните, что нам это надо". Поэтому можно говорить о том, что у малайзийских военных имеется серьезный и предметный интерес к нашей технике. Мы готовы начать переговоры, как только будут готовы нащи партнеры.

— С учетом того, что ПЗРК "Игла" были поставлены еще в 2002 году, не планирует ли Малайзия закупить дополнительные выстрелы к ним или же приобрести комплексы нового поколения "Верба"?

— Почему бы и нет? Пока что к нам с таким запросом не обращались, но если будет интерес, мы готовы его рассмотреть.

— Министр обороны Малайзии заявил, что России и Малайзии нужно смотреть вперед, в новую эру военно-технического сотрудничества. Можно ли трактовать слова министра как намерение приобрести российские истребители нового поколения или модернизировать ранее закупленные МиГ-29 и Су-30?

— Традиционно малайзийцы ориентируются на самые высокие стандарты в авиации. В свое время, когда нынешний премьер-министр Наджиб был министром обороны и мы обсуждали поставку самолетов Су-30МКМ в Малайзию, он излагал свою концепцию. Она заключается в том, что Малайзия не может позволить себе иметь сотни самолетов и решать задачи числом. В Малайзии всего два десятка пилотов, поэтому каждый человек и каждая машина бесценны, они предпочитают иметь немного самолетов, оснащенных при этом новейшими технологиями, повышающими его живучесть. Именно поэтому в малазийской версии Су-30МКМ получился наиболее навороченным и продвинутым, с новейшими системами контроля, авионикой и электроникой. Заявляя о том, что надо смотреть вперед, малайзийские партнеры намекают, что хотели бы опять получить самую современную машину, однако международный тендер на закупку многоцелевого самолета уже несколько раз откладывался — нынешние экономические проблемы затронули и Малайзию как нефтедобывающую страну. Кроме того, вопрос от том, что это будет именно российский самолет, не решен, малайзийцы рассматривают также американский Superhornet, Eurofighter, шведский Grippen и ряд других самолетов. Мы считаем, что у российского самолета есть большие шансы и технически, и с точки зрения культуры авиации — все-таки пилоты ВВС Малайзии облетали наши Су-30 и привыкли к ним, им проще было бы переходить на следующее российское поколение.

— То есть на Су-35?

— Давайте подождем, это может быть Су-35, может быть Су-30МКМ производства Иркутского авиазавода. Здесь нужен концептуальный подход, все будет зависеть от запроса, который к нам поступит. Дело в том, что российский Су-35 это одноместный самолет, а концепция королевских малайзийских ВВС состоит в том, что в машине должно быть обязательно два человека. Они считают, что пилот должен концентрироваться на пилотировании самолета, а бортинженер — на управлении системами вооружения. Мы отмечаем, что автоматизация и компьютеризация борта позволяет пилоту, не отвлекаясь от пилотирования, осуществлять пуск оружия, но малайзийцы пока такого подхода не приемлют.

— Может быть, тогда им подойдет Су-34, ведь это многофункциональный самолет?

— Су-34 — это совсем другая история, это прежде всего тяжелый бомбардировщик. Да, он многофункционален, но это самолет с большой бомбовой нагрузкой, у него другие задачи, которые не стоят перед королевскими ВВС Малайзии. Не думаю, что они будут рассматривать такие варианты, а мы им предлагать.

— Возвращаясь к Су-35, большой интерес к этому истребителю есть у Индонезии. Удалось ли достичь соглашения о поставке?

— Принципиальные решения приняты, мы ждем начала переговоров. Ожидаем визит министра обороны Индонезии в Москву на конференцию по безопасности. На полях этой конференции будут встречи по военно-техническим вопросам, мы продвигаемся в этом направлении.

— Исходя из потребностей и финансовых возможностей Индонезии, о какой партии может идти речь?

— Я думаю, речь может идти о 12-18 машинах. Кстати, Индонезия широко представлена на DSA-2016 и крупная делегация во главе с главкомом индонезийских ВВС посетила наш стенд. Целый час велись активные переговоры, в том числе и по этой теме.

— Индонезия, как известно, заинтересована и в российской военно-морской технике, в частности в подлодках проекта 636 "Варшавянка". Ведутся ли соответствующие переговоры с индонезийской стороной?

— Предварительные консультации ведутся. У Индонезии есть большой интерес к развитию военно-технического сотрудничества с Россией, и мы уже сотрудничаем во всех трех компонентах — сухопутные войска, ВВС и военно-морские силы. Мы ведем ряд консультаций, в том числе и по этой теме.

— Продолжая военно-морскую тематику, планирует ли Россия участвовать в проекте нового индийского авианосца?

— Безусловно. В Индии сейчас строится уже второй авианосец, первый, как вы знаете, был построен в России — это переоборудованный и капитально модернизированный "Адмирал Горшков. Второй авианосец "Викрант" индийцы строят самостоятельно, но, разумеется, они нуждаются в технологическом содействии — это и технологии строительства авианесущего корабля, и многочисленное бортовое оборудование. В этой части мы готовы развивать партнерство с индийской стороной. На борт авианосца могут быть поставлены системы наведения, системы ПВО, а также различные системы бортового вооружения, в том числе противокорабельного. Авианосец — это большая платформа, и нам есть, что предложить нашим партнерам.

— А какие проекты запланированы с Индией в области вертолетостроения?

— Очень интересный проект — это совместное производство многофункциональных вертолетов Ка-226. Это мультимодульный вертолет, на нем установлена рама, на которую монтируются различные блоки — медицинско-хирургический, поисково-спасательный и прочие. Ка-226 может выступать также в качестве вертолета разведки и целеуказания. Сейчас предметно ведутся переговоры, соответствующее соглашение подписано в ходе визита премьер-министра Моди в Кремль 24 декабря прошлого года. Пока что есть только межправительственное соглашение, но до конца года мы надеемся сформировать и подписать контракт с индийской стороной. Соответственно, практическая работа на месте стартует с начала 2017 года. Сейчас обсуждается вопрос разделения работ, мы готовы все то, что Индия способна производить у себя, передать индийской стороне. Первая партия вертолетов будет произведена в России, а последующие будут собираться в Индии с глубокой степенью локализации. Программа рассчитана на не менее 200 машин.

— Есть ли с Индией подобные наработки по ударным вертолетам?

— Что касается ударных вертолетов, у индийской стороны было намерение приобрести в районе 50 вертолетов Ми-17, мы ждем. Были соответствующие планы, но они были отложены, и мы надеемся, что такая заявка нами в итоге будет получена и в дальнейшем реализована. Перспективы у такого соглашения есть.

— На стенде "Рособоронэкспорта" представлен фрегат "Гепард 3.9", эти корабли в настоящее время строятся для ВМС Вьетнама, но интерес к ним есть и у Бангладеша. Готова ли Россия удовлетворить этот запрос?

— Готова, причем серьезный интерес проявляет не только Бангладеш, но и Шри-Ланка. Наш стенд на DSA-2016 посетила делегация министерства обороны этой страны, они проявили свою заинтересованность. Это очень современный корабль, для своего класса он оснащен мощнейшим вооружением.

— Каковы перспективы учебно-боевого самолета Як-130 в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

— Як-130 это, наверное, самый мощный, самый вооруженный в мире учебно-боевой самолет, который по своим летно-техническим характеристикам может имитировать боевые самолеты любой страны и любого класса. В зависимости от алгоритма, который заложен в бортовой компьютер, он может летать как американский F-18, как российские Су-30 и МиГ-29, может имитировать Eurofighter или Typhoon. Это такой самолет, на котором летчики могут готовиться к переходу не только на российскую боевую машину, но и самолеты других государств. Мы широко предлагаем на международных рынках Як-130, и он пользуется большим интересом и вниманием, однако не все его могут себе позволить, поскольку это учебно-боевой самолет с упором не на слово "учебный", а на слово "боевой". Он способен нести реальное ракетно-бомбовое вооружение, и в ряде стран он используется в качестве боевой машины. В частности, в африканских странах, где не нужно иметь большой авиационный флот, он может исполнять роль полноценного боевого самолета. Як-130 рассматривается на разных рынках, к нему присматривается целый ряд латиноамериканских стран, он уже поставлен в Бангладеш, большой интерес к нему испытывает Мьянма и ряд стран в Северной Африке.

Малайзия. Россия. Весь мир > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2016 > № 1729909 Виктор Кладов


Малайзия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 21 ноября 2015 > № 1558236 Наджиб Разак

Встреча Дмитрия Медведева с Премьер-министром Малайзии Наджибом Разаком.

Стенограмма начала встречи:

Наджиб Разак: Уважаемый господин Премьер-министр! Позвольте поблагодарить Вас за Ваш визит и участие в Ассоциации государств Юго-Восточной Азии. Мы видим большой потенциал во взаимоотношениях между нашим странами. Наши отношения основаны главным образом на связях в области обороны и космоса, но мы считаем, что было бы неплохо расширить их и в других областях. Торговля между нашими странами стабильно растёт, хотя её объем относительно невелик. Но, повторю, нашим отношениям есть куда развиваться.

В настоящее время более двух тысяч малайзийских студентов обучаются в России, в основном медицине. Мы считаем, что российские технологии, научно-исследовательские разработки, в том числе в космической области, имеют очень большой потенциал для нашего взаимодействия.

Ещё раз выражаю Вам благодарность за Ваш визит и надеюсь на сохранение хороших отношений с Россией.

Д.Медведев: Уважаемый господин Премьер-министр! Прежде всего позвольте сердечно приветствовать Вас и поздравить с прекрасной организацией саммита АСЕАН и Восточноазиатского саммита.

Только что прошёл торжественный обед. Нахожусь под впечатлением от прекрасного представления, которое вы показали.

<…>

По завершении встречи в присутствии Дмитрия Медведева и Наджиба Разака было подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Малайзии о создании Совместной российско-малайзийской комиссии по экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству

Подписали: Первый заместитель Министра экономического развития Российской Федерации Алексей Лихачёв и Министр иностранных дел Малайзии Анифа Аман.

Малайзия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 21 ноября 2015 > № 1558236 Наджиб Разак


Малайзия. Россия > Транспорт > bfm.ru, 29 октября 2015 > № 1536223 Юрий Спиридонов

Юрий Спиридонов: у «Трансаэро» был шанс спастись

Малайзийский инвестфонд заинтересовался покупкой «Трансаэро». О подробностях в интервью Business FM рассказал президент Российского инвестиционного агентства Юрий Спиридонов, который участвовал в переговорах

Малайзийские инвесторы встречались с руководством Минтранса. СМИ писали, что представители фонда уже встретились с крупнейшими банками — кредиторами «Трансаэро». Это Сбербанк, ВЭБ, ВТБ, которые якобы одобрили покупку. Все эти банки, а также Минтранс в ответ на запрос Business FM отказались комментировать эту тему. По данным СМИ, речь идет об инвестфонде, создаваемом с участием правительства Малайзии и «команды, имеющей опыт реструктуризации Malaysia Airlines и AirAsia».

Почему малайзийский фонд заинтересовался «Трансаэро»? Business FM спросила об этом президента Российского инвестиционного агентства Юрия Спиридонова. С ним беседовала Дарья Горшкова.

Юрий Спиридонов: В мире существуют фонды, которые занимаются финансированием в том числе авиакомпаний и бизнеса, с ними связанного. Но почему-то в истории с «Трансаэро» к ним никто не обращался за помощью. Может быть, это связано с недоработкой менеджмента «Трансаэро»... Мы с этим фондом работаем давно, они финансируют две крупнейшие компании: это Malaysia Airlines, Asia Airlines. Они вышли с предложением: им очень интересен российский рынок, спрос большой по количеству населения, а вы представляете, какое там количество населения. Они с удовольствием бы эти маршруты сделали в Россию. Не только в центральную, но и на Дальний Восток, и в Сибирь. Конечно, ситуация с «Трансаэро» для них оказалась полной неожиданностью. Они говорят: а почему так быстро все происходит, почему компания обанкротилась и не вышла с предложениями ни в один из инвестиционных фондов? В принципе, чтобы оставить эту компанию на плаву, нужны были просто текущие платежи, чтобы не останавливать авиаперелеты и сделать реструктуризацию с кредиторами, с четырьмя крупнейшими российскими банками, которые готовы идти на контакт без проблем. Так что в этом ключе мы переговоры и начали.

То есть предполагается, если я правильно Вас поняла, наращивание новых маршрутов помимо использования тех, которые были у «Трансаэро»? Из азиатских стран к нам и обратно?

Юрий Спиридонов: Конечно. Их очень интересуют новые маршруты: Сингапур, Малайзия, Индонезия, Гонконг, Китай. Тем более, там цены на билеты, как вы понимаете, намного ниже, чем у наших существующих авиакомпаний. Это крупная организация, представляете — если у «Трансаэро» было 100 с лишним самолетов, у этой компании тысячи. Им сотрудничество с Россией было бы выгодно. Они готовы были гасить текущие платежи, просто как-то все быстро произошло.

А как удалось выйти на этот фонд? Вы выступили посредником в этой истории?

Юрий Спиридонов: Мы работаем с такими фондами, не только с этими, но и с арабскими. Мы же члены ассоциации международных мировых агентств. Там 244 организации. Они все между собой связаны, мы обмениваемся письмами, информацией, они всех своих инвесторов знают, все инвестфонды о них знают. Это крупнейшая ассоциация в мире. Мы — единственное агентство, которое там представлено от РФ.

Это было ваше предложение им или их предложение нам?

Юрий Спиридонов: Это они вышли с предложением. О происходящем они, как и мы, узнали из СМИ. Нам никто не делал никаких предложений о поиске инвестора, никто на нас не выходил. Мы узнали из прессы, что начались задержки авиаперелетов, что компания находится в финансовом затруднении, и они сделали нам предложение. Также узнав информацию из прессы.

Были же встречи с Минтрансом, с представителями кредиторов. Как они отреагировали?

Юрий Спиридонов: Очень хорошо. Министр транспорта Соколов вообще до последнего поддерживал идею о том, что надо развивать бизнес и поддерживать такие компании, как «Трансаэро». И кредиторы были готовы идти на реструктуризацию, на длительную пролонгацию своих кредитов — ВЭБ, Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ.

Они предложили конкретные условия по реструктуризации?

Юрий Спиридонов: Мы озвучивали условия на переговорах, и они озвучивали. Давали большие скидки, большой процент реструктуризации своего долга и по срокам его достаточно серьезно откладывали. Это были очень хорошие условия. Что нужно нашим банкам-кредиторам? Им нужно, чтобы компания, куда инвестируют или которую кредитуют, не наращивала бы убытки, а генерировала прибыль. Поэтому нужно было сделать реструктуризацию и спокойно выйти на нормальные прибыльные показатели. Тогда уже речь могла идти о 10 годах реструктуризации, даже более.

Каков промежуточный итог?

Юрий Спиридонов: Мы готовы участвовать в этой истории, готов и зарубежный фонд, вплоть до создания новой авиакомпании. С подключением своих бортов, своих самолетов. Этот вопрос будет сейчас обсуждаться, в начале ноября они приезжают. И наши банки, я так понимаю, готовы идти на эту реструктуризацию. Но так как время немножко ушло, видите, сейчас подали в суды заявления о банкротстве, и там еще подключилась S7...

Сразу возникает вопрос: а как с ней быть? Они же вроде акции купили...

Юрий Спиридонов: Вы знаете, мы вообще не обладаем этой информацией, на нас никто не выходил, если представители S7 на нас выйдут, конечно, мы к этим переговорам подключимся. Пока у нас есть взаимодействие только с банками-кредиторами. А что там с акциями... надо разбираться в этом процессе. Потому что если компания будет признана банкротом, сами понимаете, сделать это будет достаточно сложно.

Минтранс, а также все банки, которые участвовали в переговорах, в ответ на запрос Business FM отказались комментировать эту тему. Название малайзийского фонда не раскрывается. По данным СМИ, это Khazanah Nasional — фонд стратегических инвестиций при правительстве Малайзии, его суммарные активы на конец прошлого года составляли около 34 миллиардов долларов.

История с малазийским фондом вызывает много вопросов, считает директор по развитию в СНГ компании «Авиационный чартерный сервис» Сергей Вехов. «Если есть финансовые структуры, которые оздоравливают авиакомпании, здорово, пусть, только им же нужно, чтобы здесь кто-то этим всем управлял. Понятное дело, что менеджмент старый «Трансаэро» несостоятелен. Где они наймут новый, или они передадут какому-то оператору это все? Миллион вопросов. Что касается вопроса с S7 — я не знаю, это удивительно. Владелец S7, конечно, купил, он в прошедшем времени говорит, а вся свистопляска вокруг владения продолжается. Неясная, очень странная ситуация, никто ничего не разъясняет. Похоже на кремлевские игры, про которые говорил Черчилль: борьба бульдогов под ковром, время от времени вылетают трупы. То же самое, очень по-византийски, по-нашему. Одни слухи, одни домыслы: что за фонд, откуда он взялся, где он раньше был? Ничего не понятно».

Малайзия. Россия > Транспорт > bfm.ru, 29 октября 2015 > № 1536223 Юрий Спиридонов


Россия. Малайзия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 августа 2015 > № 1459247 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на встрече с представителями деловых кругов, Куала-Лумпур, 5 августа 2015 года

Уважаемые дамы и господа,

Дорогие друзья,

Прежде всего хотел бы поблагодарить российский Деловой совет по сотрудничеству с Малайзией за организацию нашей сегодняшней встречи, возможность обменяться с вами мнениями о текущей ситуации в мировой и региональной экономике, ее воздействии на торгово-инвестиционное взаимодействие России с Малайзией, АСЕАН в целом, роли деловых кругов в его продвижении.

Карта экономического развития мира меняется буквально на глазах. Аксиома его нынешнего этапа – уверенное закрепление Азиатско-Тихоокеанского региона в качестве «локомотива» глобального роста. Уже сегодня на АТР приходится 60% мирового ВВП и почти 45% совокупного объема прямых трансграничных инвестиций. Несмотря на кризис в некоторых частях мира, экономический рост в регионе твердо растет и в нынешнем году прогнозируется на уровне 5,8%. Я уверен, что в ближайшее десятилетие, а может, и в течение более долгого периода, именно эти рынки будут основным источником увеличения мирового спроса.

Экономические затруднения сегодня есть везде. В нашем случае к проблемам, которые испытывает мировая экономика, добавляется влияние введенных рядом западных стран нелегитимных односторонних санкций в отношении России.

Однако наша страна уверенно справляемся с трудными временами. В конце прошлого года кое-кто предрекал, что наша экономика будет лежать в руинах. Этого не произошло. Наоборот, мы стабилизировали ситуацию, погасили негативные колебания экономических индикаторов стабилизировали курс нашей валюты, сохранили свои резервы, контролируем инфляцию, на весьма низком уровне безработица – 5,8%. У России положительный торговый баланс, растет физический объем несырьевого сектора, в том числе высокотехнологичного, экспорта. Устойчиво выполняется бюджет. В целом наша финансовая и банковская системы успешно адаптировались к новым условиям. Активно занимаемся развитием собственного производства. Мы существенно активизировали работу по импортозамещению, уделяем намного большее внимание повышению качества и конкурентоспособности отечественной продукции. Мы делаем это, не закрывая нашу экономику, а расширяя свободы, повышая открытость и наращивая участие в интеграционных объединениях.

Предпринимаем активные шаги по улучшению делового климата, созданию максимально свободных, предсказуемых, благоприятных условий и возможностей для инвесторов и развития кооперации по всем направлениям. Продолжаем поддерживать крупные инвестиционные и инфраструктурные проекты. Введена система налоговых «каникул» для малого и среднего бизнеса. Принято решение на ближайшие четыре года зафиксировать налоговые ставки. Наш неизменный настрой – сделать все и даже больше, чтобы вкладывать в Россию было выгодно.

Эти меры позволяют нашей стране укреплять свои позиции в качестве перспективного рынка. Только за последний год у нас начали практическую деятельность более 60 предприятий с зарубежным участием. Всегда открыты для взаимовыгодного сотрудничества с традиционными и новыми партнерами.

Будущее России как крупнейшей евразийской державы, две трети территории которой находится в Азии, неразрывно связано с АТР. Логично, что мы, как и другие государства Евразийского экономического союза, стремимся наращивать связи со странами региона, устранять барьеры в торговле и инвестициях. ЕАЭС заключил первое соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Рассматриваем его в качестве «пилотного» проекта для выхода на торговую либерализацию со всей АСЕАН. Мы обсуждали эту идею, и она получила одобрение в ходе министерской встречи Диалогового партнерства Россия-АСЕАН. Россия и асеановская «десятка» решают во многом схожие задачи по модернизации и повышению конкурентоспособности экономик, обеспечению устойчивого роста в интересах процветания своих народов. Мы намерены максимально задействовать открывающийся инвестиционный и технологический потенциал для социально-экономического развития российских регионов, в том числе в рамках нашего национального проекта на весь XXI век по подъему Сибири и Дальнего Востока. Создаем здесь свободные и комфортные условия для размещения капиталов и производств, запускаем механизм территорий опережающего развития с льготным налоговым и административным режимом для бизнеса. Принимаются меры по модернизации Транссиба и БАМа, Северного морского пути, портов и автодорог, позволяющие обеспечить рентабельный транзит грузов по маршруту АТР – Европа. Начато строительство газопровода «Сила Сибири», призванного увеличить поставки газа в Азию. Благодаря этому инвесторы получат уникальные возможности для работы на российском рынке и, что важно, выгодный плацдарм для прямого выхода на емкий растущий рынок АТР.

Знаем, что подобные крупномасштабные проекты реализуются и в рамках Генерального плана по взаимосвязанности АСЕАН. Россия готова в них участвовать. Это позволило бы создать необходимую инфраструктуру для нашего сотрудничества в таких важных сферах, как нефть и газ, авиастроение, металлургия, атомная энергетика. По линии российско-малайзийских деловых структур данные темы уже прорабатываются. Дополнительные возможности для этого появятся с подписанием на встрече министров экономики Россия-АСЕАН в августе соглашения о Совместной Российско-Малайзийской комиссии по экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству.

Сегодня Россия занимает восьмое место по объему товарооборота с АСЕАН, который в 2014 году достиг 21 млрд. долл. США. Безусловно, это меньше, чем аналогичные показатели у АСЕАН и США, Китая или Японии. Но еще несколько лет эта цифра равнялась 10 млрд. долл. Поэтому мы на правильном пути.

В свою очередь, Ассоциация входит в десятку крупнейших торговых партнеров нашей страны. В прошлом году объем двусторонней торговли с Малайзией составил 3,3 млрд. долл., увеличившись за год почти на четверть. Но у нас есть еще значительные резервы. Задействовать их призвано выполнение «дорожной карты» Россия-АСЕАН по торговле и инвестициям, в частности, одобрение в качестве ее приложения перечня из нескольких десятков крупных совместных проектов. Ключевую роль в их реализации должно сыграть деловое сообщество как основная движущая сила экономического развития.

Комплексные российские бизнес-миссии в Юго-Восточную Азию уже приобрели регулярный характер – в прошлом году делегации наших предпринимателей посетили ряд стран региона, в том числе Малайзию. В планах на ближайшее будущее – очередная миссия в вашу страну в августе и Деловой саммит Россия-АСЕАН в ноябре в привязке к мероприятиям «десятки» на высшем уровне в Куала-Лумпуре. Надеюсь, к их организации активно подключится Деловой совет по сотрудничеству с Россией, созданный в Малайзии в этом году.

Рассчитываем на дальнейший рост интереса малайзийского бизнеса к сотрудничеству с Россией. Ближайшая возможность познакомиться с перспективами взаимодействия – Восточный экономический форум, который впервые пройдет 3-5 сентября во Владивостоке. В его рамках запланирована отдельная сессия Россия-АСЕАН. Мы приглашаем вас принять активное участие. В ходе форума намерены подробно проинформировать обо всех возможностях, которые открываются в работе на Дальнем Востоке.

В заключение подчеркну – наращивание сотрудничества с «десяткой» неизменно является одним из ключевых приоритетов внешней политики России. Мы поддерживаем центральную, системообразующую роль АСЕАН в обеспечении надежной безопасности и устойчивого развития в АТР. В 2016 году Диалоговому партнерству Россия-АСЕАН исполняется 20 лет, в этой связи достигнута договоренность о проведении саммита.

Благодарю за внимание.

Россия. Малайзия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 августа 2015 > № 1459247 Сергей Лавров


Россия. Малайзия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 5 августа 2015 > № 1459261 Сергей Лавров

Комментарий и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам участия в министерском совещании Россия-АСЕАН, Куала-Лумпур, 5 августа 2015 года

Главное событие для российской делегации, которое произошло сегодня в Куала-Лумпуре, – министерская встреча в рамках диалогового партнерства Россия-АСЕАН. Мы очень продуктивно поработали.

Во-первых, была достигнута договоренность о создании Группы видных деятелей, в которой будут представлены все страны АСЕАН и Российская Федерация. В нее войдут ученые и политологи – есть уже определенные идеи по кандидатам. Эта Группа получит задание от правительств постараться подготовить стратегический документ, который будет определять перспективы нашего партнерства с АСЕАН во всех областях на длительную перспективу.

Во-вторых, мы также условились до конца нынешнего года завершить подготовку очередного плана действий Россия-АСЕАН на ближайшие 5 лет. Текущий план истекает в декабре с.г.

В-третьих, мы договорились придать новое дыхание «дорожной карте», которая была принята три года назад, посвященной развитию торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. Будем составлять приложения к этой «дорожной карте» по различным отраслям, в которых есть хорошие перспективы для взаимных капиталовложений.

В-четвертых, мы договорились, что следующий год будет перекрестным Годом культуры Россия-АСЕАН, обсудили мероприятия, которые сделают его весьма интересным для наших граждан в плане ознакомления с традициями, бытом, культурой и достижениями наших стран в гуманитарной сфере.

Особо важно выделить, что при обсуждении проблем региональной безопасности мы подтвердили приверженность продолжению начатого пару лет назад процесса формирования общих подходов к обеспечению на коллективной внеблоковой основе безопасности в этом регионе, по обсуждению основ, которые могут лечь в основу архитектуры надежной безопасности и устойчивого развития.

Это была весьма полезная встреча.

Вопрос: О чем шла речь на Ваших переговорах с Госсекретарем США Дж.Керри? Обсуждалась ли ситуация на Украине? Нужно ли созывать «нормандскую четверку» на министерском уровне?

С.В.Лавров: Что касается двусторонних контактов «на полях» сегодняшних мероприятий, их было более десяти. Одним из таких контактов была встреча с Госсекретарем США Дж.Керри.

Мы обсуждали, прежде всего, проблемы на Ближнем Востоке и Севере Африки в развитие разговора, который у нас был пару дней назад в Катаре с участием Министра иностранных дел Саудовской Аравии А. Аль-Джубейра. Мы все согласны с тем, что «Исламское государство» - это общая угроза и общее зло. Мы согласны, что нужно объединить усилия в борьбе с этим явлением как можно скорее и как можно более эффективно. У нас пока нет общего подхода к тому, как конкретно это можно делать, учитывая противоречия между различными игроками на земле, включая вооруженные отряды сирийской оппозиции. Я не буду вдаваться в детали, это тема для наших дальнейших контактов. Мы договорились, что эксперты Министерства иностранных дел России и Госдепартамента США продолжат ее прорабатывать. Мы, естественно, будем руководствоваться имеющимися у нас инициативами.

Обсуждали мы и Украину, прежде всего, с точки зрения обмена мнениями о том, как работает созданный по решению Президента России В.В.Путина и Президента США Б.Обамы канал на уровне внешнеполитических ведомств. Это мой заместитель Г.Б.Карасин и заместитель Госсекретаря В.Нуланд. Они, если я не ошибаюсь, лично провели уже четыре встречи и несколько раз общались по телефону. Используем этот канал для подкрепления усилий «нормандской четверки» в плане обеспечения результативности встреч, которые проводит Контактная группа в Минске. Очередной раунд таких встреч состоялся 3 августа. Он частично был продлен до 4 августа. В отдельных подгруппах продолжатся контакты по «скайпу», будут организованы видеоконференции.

Сегодня мы с Дж.Керри обменялись оценками того, где мы находимся по каждому из направлений – безопасности, политическому процессу, гуманитарным вопросам и восстановлению экономики. Есть движение, в частности, по экономическим и гуманитарным вопросам, есть опять-таки надежда на то, что и по проблемам отвода вооружений калибром менее 100 мм, а также завершения демилитаризации Широкино будут приняты необходимые решения.

Не хочу никого обвинять, но ополченцы сделали свою часть работы, и сейчас переговорщики в группе по безопасности немного застопорились из-за каких-то шатаний представителей Правительства Украины. Но, по нашей оценке – и Дж.Керри с этим согласен – эта ситуация преодолима.

Наиболее сложной является тема политического процесса – конституционной реформы, особого статуса Донбасса, проведения местных выборов на территориях провозглашенных республик – все это, повторю еще раз, в соответствии с Минскими соглашениями должно осуществляться по согласованию с представителями Донецка и Луганска. К огромному нашему разочарованию пока прямых контактов по этим вопросам между Киевом, Донецком и Луганском явно недостаточно. Они проходят только в формате встреч подгрупп Контактной группы и не привели к содержательному диалогу в полном соответствии с требованиями Минских соглашений. Я очень надеюсь, что такая ситуация будет преодолена в самое ближайшее время, и попытки затянуть выполнение обязательств, которые вытекают из «Комплекса мер» от 12 февраля с.г., не помешают достичь результата.

перевод с английского

Вопрос: Повлияет ли вето, наложенное Россией на резолюцию СБ ООН по созданию трибунала для расследования катастрофы борта MH-17, на статус России как партнёра по диалогу АСЕАН и на двусторонние отношения с Малайзией?

С.В.Лавров: Вовсе нет. Помимо встречи со странами-членами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии в контексте диалога между Россией и АСЕАН у меня была двусторонняя встреча с Министром иностранных дел Малайзии А.Аманом. С его стороны я увидел полное понимание российской позиции, которая нацелена на решение главного для наших малайзийских друзей вопроса – установления правды. Россия – единственная страна, предоставившая записанные в тот день данные с собственных радаров. Никто больше этого не сделал. Наши американские партнёры до сих пор не предоставили снимки со своих спутников или какую-либо иную информацию. Украинцы отказаваются поделиться записями переговоров между диспетчерской вышкой и экипажами самолётов, пересекавших воздушное пространство в тот день.

Создание трибунала не разрешит эти вопросы в одночасье, а наоборот – может быть использовано как предлог, чтобы завуалировать неэффективность расследования, проводимого Советом по безопасности Нидерландов. Кроме того, это является отступлением от резолюции СБ ООН 2166, предписывающей проведение тщательного, беспристрастного, всеобъемлющего международного расследования под эгидой ИКАО.

У нас очень много вопросов в связи с неэффективностью и неадекватностью мер, предпринимаемых нынешней командой следователей, которые не сделали самого очевидного в первые дни трагедии: например, не предприняли меры, предписанные нормами и принципами ИКАО. Они посещали зону крушения несколько раз, но собрали обломки лишь несколько месяцев спустя и т.д. Важным является и то, что они не следовали резолюции СБ ООН. Мы хотели, чтобы данная резолюция стала основой для контроля ООН за ходом расследования. Россия неоднократно в течение нынешнего года обращалась в Совет Безопасности ООН с просьбой получить информацию о ходе расследования. Наши западные коллеги отказались принять это предложение. Генеральный секретарь ООН должен был предложить рекомендации о том, какой вклад в расследование может внести ООН, но он этого не сделал, хотя это было предусмотрено резолюцией СБ ООН 2166. Мы предлагали направить миссию ООН к месту трагедии. Предложение также было отклонено. Мы также предлагали, чтобы ООН назначила специального посланника для отслеживания хода расследования. Эта инициатива также была отклонена.

Таким образом именно те западные страны, которые в течение этого года препятствовали Совету Безопасности играть объединяющую роль в процессе установления истины, утверждают, что этому органу предстоит решать вопрос о создании трибунала, что является абсолютно беспрецедентным случаем. Совет Безопасности ООН не уполномочен создавать органы для расследования или привлечения к ответственности лиц за преступные деяния. Уничтожение самолёта – это преступное деяние, подобные инциденты случались и в прошлом, но Совет Безопасности ООН никогда не был вовлечен в расследование. Эти страны пытаются выдать форму за содержание, которое заключается в том, что должно быть проведено тщательное, всеобъемлющее, честное и непредвзятое расследование. Когда такое расследование будет завершено, что, как ожидается, произойдет к концу года, тогда появится большое количество вариантов, каким образом преступников можно будет привлечь к судебной ответственности, включая договоренность некоторых стран об учреждении процедур по использованию для этого национальных юрисдикций.

Одержимость идеей вовлечения Совета Безопасности ООН наводит на мысль, что некоторые предпочитают играть «в пропагандистские игры», поскольку у них нет ответов на многие, вполне с юридической точки зрения обоснованные вопросы: почему это расследование так поздно началось и ведется столь несовершенно.

Мы выражаем полную солидарность с народом Малайзии, ценим, что Малайзия подходит к проблеме трагедии без единой попытки спекулировать на этом инциденте, на судьбах погибших, на чувствах их родственников. Кстати, когда трагедия произошла, четыре страны – Бельгия, Украина, Австралия и Нидерланды – сформировали свой собственный механизм расследования, не спросив никого – ни Совет Безопасности ООН, ни кого бы то ни было еще. Они даже не пригласили Малайзию. В августе 2014 года они сформировали команду следователей, а Малайзии удалось стать участником данного механизма только в декабре 2014 года – спустя четыре месяца после трагедии и после принятия резолюции Совета Безопасности ООН. Все это не помогает тем, кто стремятся установить истину, и на руку тем, кто хотят объявить свой собственный приговор без какой бы то ни было доказательной базы, без ответов на закономерные вопросы, почему это расследование столь несовершенно.

Россия. Малайзия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 5 августа 2015 > № 1459261 Сергей Лавров


Россия. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 сентября 2013 > № 889305 Сергей Выходцев

НОВАЯ СЕРИЯ: СОЗДАТЕЛЬ БРЕНДОВ INVITE И "БЫСТРОВ" ЗАНЯЛСЯ DUTY FREE

Иван Просветов редактор Forbes

Серийный предприниматель Сергей Выходцев - создатель Invite, "Быстров" и Velle - занялся новым бизнесом. Теперь он открывает магазины duty free совместо с малайзийскими миллионерами

Раз в год на исходе лета брендинговое агенство Mildberry устраивает для своих клиентов любительскую регату на водном стадионе "Динамо". В этом году среди участников была одна новая команда. Вызов командам Danone, Johnson & Johnson, Heinz, PepsiCo, Kaspersky Lab бросила никому неизвестная Indigo Travel Retail Group. Впрочем, гадать, кто стоит за ней, долго не пришлось. В конце регаты получать награду вместе с командой Indigo вышел создатель брендов Invite, "Быстров" и Velle Сергей Выходцев.

В разговоре с Forbes он не стал отрицать, что Indigo Travel Retail Group - его новый проект. Но отказался от комментариев, пояснив, что "пока рано что-либо рассказывать". В материалах российской группы International Business Leaders Forum, подготовленных к сентябрьскому саммиту G20 в Санкт-Петербурге, Сергей Выходцев назван президентом Indigo Travel Retail Group, занимающейся "созданием магазинов беспошлинной торговли и ресторанов в аэропортах, портах и вокзалах" (о своих планах в данной публикации он также не говорит, рассуждая только о проблемах регулирования этого вида розничной торговли).

Indigo Travel Retail Group, по данным департамента регистрации компаний Республики Кипр, появилась в декабре 2011 года. Ранее она называлась Organic Escape NB Limited. Organic Escape - предпоследний и несостоявшийся проект Выходцева в России. Он был начат в 2008 году после продажи "Быстрова" Nestle и доли в Velle швейцарскому инвестфонду Inventages. Бизнесмен намеревался создать экологическую курортную зону в районе Северного Байкала (где он сам владеет землей и построил ранчо). Здесь же Выходцев задумал открыть бизнес-икубатор "Точка входа". Летом 2010 года проект получил от правительства Бурятии статус зоны экономического благоприятствования. Предполагалось, что Organic Escape передадут ряд земельных участков под строительство гостиниц, лечебные центры и сафари-парк. Выходцев также присматривался к авиакомпании "Бурятские авиалинии". Но уже в январе 2011 года он заявил, что проект приостановлен. "Поскольку весь девелопмент и все федеральные программы по развитию туристических и рекреационных зон были заморожены, нам пришлось тоже залечь на дно", - объяснял предприниматель Slon.ru.

В конце 2011 года Organic Escape NB Limited учредила ООО "Аргус Дьюти Фри" (данные СПАРК). Вместе с переименованием Organic Escape 99,9% долей "Аргус Дьюти Фри" перешли к Indigo Travel Retail Group. А в 2012 году бенефициар этой кипрской компании - Indigo Travel Retail Holding, зарегистрированный на Британских Виргинских островах, стал учредителем сингапурской Vargus Alliance с долей в 51% акций. Остальные 49% акций Vargus Alliance, согласно учредительным документам компании, принадлежат малайзийским бизнесменам Эшвину и Шарану Валирам.

С этого момента в ритейловом проекте Сергея Выходцева начались реальные подвижки. В марте 2013 года "Аргус Дьюти Фри" зарегистрировала филиал в аэропорту Домодедово. В конце мая 99,9% долей "Аргуса" перешли от Indigo Travel Retail Group к Vargus Alliance. А затем "Аргус" открыл в Домодедово свой первый магазин - Victoria's Secret (американский бренд женского нижнего белья, косметики и аксессуаров).

Выходцев не впервые находит партнеров в Юго-Восточной Азии. Когда он создавал "Быстрова", то продал 49% долей в проекте гонконгскому фонду Lunbiny Holding. На этот раз он договорился с профильными инвесторами. Братья Валирам - совладельцы Valiram Group, которую в малайзийской прессе называют крупнейшим торговцем товарами класса "люкс" в Юго-Восточной Азии. Будучи семейным бизнесом, компания не раскрывает свой оборот. Valiram принадлежит более 130 магазинов в аэропортах и туристических торговых зонах Малайзии, Сингапура, Гонконга, Индонезии и Австралии, где представлено около 100 европейских и американских брендов одежды, обуви, часов, ювелирных изделий, парфюмерии и косметики. Для многих из них Valiram стала первым официальным дилером, открывающим мономарочные бутики.

Какие деньги можно заработать на беспошлинной торговле в российских аэропортах? Крупнейшие игроки оперируют выручкой в несколько миллиардов рублей. К примеру, выручка ЗАО "Ариал" (Runway Duty Free, семь магазинов в Домодедово) в 2012 году составила, по данным СПАРК, около 4,5 млрд рублей. Выручка ЗАО "Аэроферст" (Moscow Duty Free, более 20 магазинов и торговых точек в Шереметьево) - 5,3 млрд рублей. Что нового может предложить рынку "Аргус Дьюти Фри"? Вероятно, бренды, которые пока не представлены в московских воздушных гаванях - таких в портфеле Valiram Group более десятка (у открывшегося в Домодедово магазина Victoria's Secret есть только один конкурент в Москве - в торговом центре "Мега"). В штаб-квартире Valiram Group не ответили на вопросы Forbes о своих планах. Но на ее сайте Россия уже значится в списке стран, где группа развивает бизнес. 

Россия. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 сентября 2013 > № 889305 Сергей Выходцев


Малайзия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 29 июня 2013 > № 885376 Виталий Наумкин

«В исламе не существует понятия секуляризации»

Резюме: Запад думает, что, рассуждая о правах человека, может вмешиваться во внутренние дела других стран. Но эти проблемы – их собственное изобретение, представляющее собой не существовавшие ранее ценности. И до настоящего времени они не имели нынешней значимости и весомости.

Виталий Наумкин недавно взял обширное интервью у доктора Махатхира, отрывок из которого мы публикуем. Полный текст беседы издан Институтом востоковедения РАН.

Виталий Наумкин: – Еще совсем недавно казалось, что основная траектория развития современного международного сообщества – обеспечение всеобщего процветания и мира. Однако мир захлестнула волна различного рода конфликтов, в том числе этнополитических с применением насилия. Все новые государства стремятся приобрести ядерное оружие, не удалось добиться решающих успехов в борьбе с бедностью, огромные массы людей не имеют доступа даже к чистой воде, капитализм и в особенности его финансовые институты вступили в период острого кризиса, усугубились экологические проблемы. Что же было сделано не так?

Махатхир бин Мохамад: – Когда холодная война закончилась, мы ожидали, что победитель установит такой мировой порядок, который будет основываться на принципе мира, безопасности и демократических формах правления. К сожалению, обнаружилось, что победитель все равно нуждается в противнике, ему нужен враг для того, чтобы поддерживать свой военный потенциал, так как существует опасение, что кто-то другой может занять место противоборствующей стороны в рамках нового витка холодной войны. И на сей раз в качестве такого «кого-то другого» были избраны мусульмане. Конечно, мусульмане многочисленны, но все же они очень слабы и слишком разрозненны. Тем не менее необходимо иметь врага для того, чтобы мобилизовать людские массы и совершать определенные действия.

ВН: – Исламский мир становится все более влиятельной силой в мировой политике…

МБМ: – Мусульмане сами по себе чрезвычайно дезорганизованы. Исламский мир подразделяется приблизительно на 60 государств, которые постоянно наступают друг другу на «любимые мозоли». Некоторые из них придерживаются проамериканских взглядов, а некоторые антиамериканских. Тем не менее Израиль всякий раз находит способ воспользоваться противоречиями между мусульманами, а в особенности между арабами, и ослабить их единство.

Мусульман еще отличает то, что они крайне слабы в военном отношении – сейчас ведь уже не существует Османской империи. Они пользуются технологиями, заимствованными у других, а это делает их еще более уязвимыми, несмотря на внушительное численное превосходство. Те страны, которые подверглись оккупации, почти все без исключения – исламские государства. Мусульманские общины испытывают притеснение. Например, в республике Мьянма. Во многих странах, где мусульманское население составляет этническое меньшинство, оно подвергается дискриминации. И ничего не может с этим поделать, потому что слишком слабо и разобщено. Даже если мы возьмем палестинское движение, то увидим, что есть исламские страны, которые оказывают поддержку палестинцам, однако есть даже некоторые арабские страны, которые в действительности помогают Израилю в его борьбе против палестинцев.

ВН: – Но Запад, в том числе Соединенные Штаты, в 2011–2012 гг. поддержал протестные движения в арабском мире, в результате которых во многих государствах пришли к власти исламистские партии.

МБМ: – США оказали поддержку восстаниям в арабских странах по той причине, что сочли их подходящей возможностью осуществить смену режима в этих государствах. Они бы хотели провести на ключевые посты своих кандидатов. Но лидирующие позиции в этих восстаниях удерживают преимущественно исламисты, поскольку именно они чувствуют себя притесняемыми. В тех странах, где произошли массовые восстания, сформированы исламские режимы. Они не собираются поддерживать дружеские отношения с Западом. Наоборот, хотят освободиться от его влияния. И конфликт между ними будет продолжаться отчасти из-за того, что внутри своей страны этим исламистским силам, одержавшим победу, противостоят другие силы, которые хотят иметь иную форму правления. Наряду с этим американцы будут пытаться дестабилизировать арабские страны в надежде на то, что в какой-нибудь из них появится, наконец, прозападный лидер. Но этого не произойдет в ближайшей перспективе. А если вообще и произойдет, то уж точно очень не скоро. Таким образом, взаимоотношения между мусульманами и Западом не улучшатся, поскольку мусульмане сейчас ясно осознают, что Запад создал эту проблему, Запад пытается манипулировать нами, а так как нам это совсем не нравится, то и наши отношения не могут улучшиться.

Вдобавок ко всему прочему Запад испытывает подспудный страх из-за того, что исламисты могут добиться стабилизации в своих странах, обрести силу, и тогда нанести удар по Израилю. По мнению Запада, необходимо остановить Иран, например, с помощью наложенных на него санкций, ослабить его. Дело доходит даже до прямых угроз развязывания войны, вторжения на территорию этого государства. И люди, конечно, напуганы, ибо силы союзных стран Запада способны вести военные действия, как это уже было продемонстрировано, когда они осуществили вооруженное вторжение в Ирак и Афганистан.

ВН: – В настоящее время наши арабские друзья занимаются поиском моделей, которые они смогли бы взять на вооружение. Некоторые говорят о турецкой модели, другие вспоминают Малайзию и Индонезию как примеры демократических государств, достигших экономического процветания. Существует ли такое явление, как малайзийская модель, и могут ли ею воспользоваться арабские государства?

МБМ: – Я беседовал с египтянами, встречался с другими арабскими представителями. И я говорил им: для того чтобы быть демократичными, вам надо научиться проигрывать и принимать свое поражение. Если вы участвуете в выборной кампании только для того, чтобы выиграть, никакой демократии не получится. А если победителем окажется кто-то другой, а вы захотите подорвать его силы… свергнуть его?… Вы тоже не сможете победить. Потому что в этом случае в вашей стране не будет стабильности. Поэтому готовность к потерям и поражению – очень важный компонент любой демократии. Причина того, почему демократия победила на Западе, это то, что побежденный признает свое поражение.

К примеру, Альберт Гор мог бы выиграть президентскую избирательную кампанию у Джорджа Буша, однако не выиграл и признал свое поражение. В арабских же странах мы наблюдаем перманентное желание правителей оставаться у власти до скончания века, независимо от того, победители они или проиграли на выборах. А вот в Малайзии другая модель. Мы уступили пять штатов оппозиции, но это произошло в результате честных выборов. Это очень важно для нашей демократии. В противном случае нам пришлось бы обманывать избирателей в процессе выборов.

ВН: – Одновременно с повышением своего веса в мире исламские государства переживают период ожесточения межрелигиозных противоречий, выплескивающихся порой в прямые насильственные столкновения. Вражда между суннитами и шиитами, салафитами и приверженцами суфизма и т.п. стала элементом повседневной жизни многих сообществ. Отдельные проповедники самочинно присваивают себе право выступать от имени ислама. Ситуацию делают еще более напряженной непростые отношения между мусульманским большинством и христианским меньшинством в ряде государств, например на Ближнем Востоке. Кроме того, можно видеть осложнение отношений между сторонниками религиозного государства и поборниками светской, секулярной модели, утвердившейся в ряде стран. Как можно преодолеть губительные для развития исламских государств распри? Есть ли шанс добиться торжества религиозной толерантности?

МБМ: – В Малайзии мы все толерантны. Толерантны по отношению к религии, которую исповедуют люди, а также к их этнической принадлежности. Можно было бы ожидать, что люди будут настроены агрессивно друг к другу. Однако нам удалось найти способ работать вместе, объединив наши усилия, и меньшинство согласно с тем, что, когда мы прибегаем к использованию наших полномочий, они должны подчиниться воле большинства, тогда как большинство, со своей стороны, нуждается в поддержке меньшинства и должно следить за его благосостоянием. Вследствие того, что мы смотрим на эти вещи в духе толерантности, нам удалось сохранить мир и стабильность со времени обретения независимости. Поэтому мы можем совершенствовать и развивать нашу систему, а также реализовывать демократические свободы таким образом, чтобы добиваться смены правительства без какой бы то ни было революции. Все, что для этого необходимо, – провести всенародное голосование. Такое понимание пока еще не сформировалось в новых демократических исламских государствах, потому что до этого там царили авторитарные режимы. Требуется переворот в сознании определенных людей. И этому придется еще долго учиться.

Расхождения во взглядах между мусульманами, включая салафитов, ваххабитов, суннитов, шиитов и других, основываются на вероучениях и различных толкованиях Священного писания, принятых разными религиозными учеными. Но существует один-единственный ислам. И этот единственный ислам проистекает из Корана. Если вы обратитесь к Корану, то у вас никаких проблем не возникнет, но если вы обратитесь к вашему конкретному наставнику или имаму, то убедитесь, что другой имам может быть неправ. То есть сейчас наставники отдельных сект имеют обыкновение становиться чересчур фанатичными в отношении своих собственных религиозных убеждений, полагая, что другие мусульмане недостаточно просвещенные для того, чтобы считаться истинными мусульманами, и их последователи враждуют друг с другом.

Нам повезло – все малайзийцы являются мусульманами-cуннитами, последователями имама аш-Шафии. Но теперь уже политики пытаются использовать ислам для осуждения других за то, что они якобы не являются истинными мусульманами. И это стало приводить к конфликтам даже в Малайзии. Но мы все-таки в состоянии справиться с такой проблемой, потому что понимаем, что некоторые люди просто-напросто неправильно трактуют положения нашей религии. В сообществах, где мусульмане проявляют фанатизм в отношении своих сект, всегда будут происходить столкновения, проявления враждебности на религиозной почве, что несовместимо с демократией и толерантностью.

ВН: – Многие интеллектуалы и аналитики пытаются осмыслить события так называемой арабской весны, неожиданно потрясшей порядок, существовавший десятилетиями. Одни пытаются привести корни всех протестных движений, революций, переворотов к одному знаменателю, другие подчеркивают их специфику в каждой стране. Одни считают, что они вызваны исключительно внутренними причинами, другие видят в них (во всяком случае, в части стран) роль внешних сил. Одни утверждают, что это явление исключительно регионального формата, особенно часто такие утверждения слышны в Тунисе и Египте, где народные массы выступают с призывами к равенству, уважению принципов человеческого достоинства и полномасштабному участию в политическом процессе. Другие – что в этом явлении заложены признаки, свидетельствующие о его глобальном значении. Одни говорят о «революции фейсбука», считая, что современные информационные технологии играют основную роль в мобилизации населения, другие акцентируют внимание на значении традиционных инструментов, в частности использовании мечетей и проповедей.

МБМ: – Все, что происходит, не может объясняться одной-единственной причиной. Да, люди не чувствовали себя счастливыми. В прошлом они не могли общаться между собой. А сейчас они могут общаться не только в мечетях, но и через интернет. Интернет во многом облегчил людское общение, и поймать кого-нибудь в нем очень трудно. В мечети, если вы выступаете с призывом, вас могут арестовать, и если вы начинаете произносить ваше обращение у выхода, вас тоже могут арестовать. В этой связи возможность поддерживать общение, оставаясь незамеченным, очень важна, и такая возможность сыграла важнейшую роль в упомянутых событиях.

Основной причиной арабского пробуждения было просто-напросто то, что люди чувствовали себя крайне подавленными и несчастными. У них не было ни работы, ни доходов, ни средств к существованию. Люди, получившие университетское образование, вынуждены были продавать овощи на рынке. Все эти обстоятельства являются очень распространенными причинами, которые порождают в человеке чувство неудовлетворенности, и если степень недовольства доходит до критической отметки, это может привести к взрывоопасной ситуации.

ВН: – В последнее время резко обострились противоречия между двумя типами международных акторов. Одни привержены принципу национального суверенитета государств, лежащего в основе Вестфальской системы, невмешательства в их внутренние дела, опоры на международные правовые нормы и институты. Другие противопоставляет этому концепцию «гуманитарной интервенции». Она допускает внешнее вмешательство, в том числе в рамках «ответственности за защиту». Что вы думаете по этому поводу?

МБМ: – Когда западные государства утратили свой имперский статус, они лишились права осуществлять вмешательство во внутренние дела других стран. И некоторое время они уважали наше право на суверенитет и не вмешивались в наши дела. Но потом случилось так, что они упустили определенные возможности, появившиеся в других странах. И тогда им понадобилось заполучить к ним доступ, расширить свои рынки сбыта. А проникнуть туда они могут при одном условии – если обнаружат слабые места в тех странах, которые недавно обрели независимость.

После этого они стали заострять внимание на вопросе о правах человека. Эти проблемы – их собственное изобретение, представляющее собой не существовавшие ранее ценности. И до настоящего времени они не имели нынешней значимости и весомости. А теперь Запад думает, что, рассуждая о правах человека, может вмешиваться во внутренние дела других стран. Должен все же оговориться на этот счет, ибо в отдельных случаях такое вмешательство может быть оправдано. Например, в Камбодже правительство уничтожило огромное число своих собственных граждан. Это могло бы послужить поводом для иностранной интервенции, но только на основе однозначного международного мандата, одобренного, скажем, Советом Безопасности ООН. Если любое отдельно взятое государство единолично присвоит право принятия таких решений даже под знаком помощи «угнетенному народу», то это будет противозаконно. Если это позволить, то на Земле никогда не будет мира.

ВН: – Женщины играют важную роль в современных обществах, а гендерное равенство стало универсальной ценностью. Уже никто не может открыто утверждать, что женщина в чем-то уступает мужчине или не способна добиваться такого же успеха, как мужчина, во многих сферах деятельности. Однако в отдельных государствах исламского мира существуют порядки, которые воспринимаются за их пределами как дискриминирующие женщин. Возможно, дело в инерции тех родоплеменных институтов и норм, которые существовали в этих странах до ислама?

МБМ: – Трактовка ислама разными людьми является причиной возникновения многочисленных проблем. Если обратиться к основополагающим принципам вероучения, фундаментальным основам, изложенным в Коране, вы не найдете там ни одного положения, которое предписывало бы женщинам закрывать лицо и укрывать тело под покровами бесформенной одежды или не разрешало бы женщинам участвовать в определенных видах деятельности.

Я часто задавал себе вопрос – как мы должны относиться к женщинам в Малайзии? И всякий раз я отвечал на него, помня, что мы – небольшое государство. Нам необходимо мобилизовать усилия всей страны. Если мы исключим женщин из этого числа, то вычеркнем половину нашей собственной силы. То есть мы никак не может исключить женщин. Они способны выполнять работу наравне с мужчинами там, где требуется высококвалифицированный и профессиональный труд. И это ни в коей мере не противоречит принципам, заложенным в исламе. Те, кто думают иначе, руководствуются доисламскими традициями или практикой, присущей определенной общности. Но это ничего общего не имеет с исламом.

По правде говоря, ношение вуали было изначально распространенной практикой в христианстве. Лишь позже было принято решение отказаться от требования носить вуаль. Эта христианская практика явилась предвестницей исламского хиджаба. В исламе женщины могут обнажать лицо и руки. Итак, если вы обратитесь к первоосновам исламского вероучения, то, как я полагаю, не найдете ни одного прецедента, который бы оправдывал то, что женщины могут быть в какой-то степени притесняемыми.

ВН: – Один турецкий политик недавно высказал мнение о том, что среди причин, почему европейская модель не приветствуется в мусульманском мире, ее излишняя секуляризация, проявляющаяся в государствах Евросоюза. Эта точка зрения разделяется многими мыслителями в мусульманском обществе. Со своей стороны, представители западных стран в целом полагают, что отделение религии от государства является принципиально важной составной частью демократического общества наряду с такими элементами, как власть закона, независимость судебной системы, уважение к правам меньшинств, свобода слова и т.д. До какой степени мы можем говорить об общих ценностях человечества, таких как демократия или права человека?

МБМ: – Никакой секуляризации в исламе нет, потому что, как вы знаете, ислам – это универсальный образ жизни. С одной стороны, ислам разъясняет все происходящее в нашем обществе, потому что в Коране содержится свод наставлений применительно к каждому аспекту жизни, что отличает его от Библии или Торы. Но, с другой стороны, те вещи, которые мы должны делать, полностью совместимы с демократией, и это нисколько не противоречит исламскому вероучению, ибо демократия существовала еще во времена самого раннего мусульманства.

Когда Пророк Мухаммед умер, у него не было сына, который наследовал бы ему, и верующие избрали нового халифа, Абу Бакра ас-Сиддика. Они избрали его в качестве преемника Пророка Мухаммеда, а после него было избрано еще три халифа. И только Муавия бин Аби Суфьян основал династию, но это уже не являлось частью исламского вероучения. Таким образом, демократия – неотъемлемая часть ислама, и мы должны быть честны перед собой, когда мы применяем ее. А вот надругательства над системой и нарушения ее принципов идут вразрез с исламской верой. Иначе вы не выполняете истинных демократических наставлений нашей религии.

ВН: – Сегодня много спорят о соотношении свободы слова и уважения к религиозным ценностям. Хорошо известны примеры грубого оскорбления чувств мусульман со стороны некоторых представителей западного общества. В чем тут дело? В укоренившейся в западном мире исламофобии? В хамстве и распущенности, которые прикрываются свободой слова? Но если свобода самовыражения является универсальной ценностью, заложенной в Хартии прав человека, означает ли это, что запреты на подобные выходки неприемлемы? Кстати, недовольство выражают не только мусульмане. Не так давно на демонстрацию вышли ливанские христиане, который сочли турецкий фильм «Завоевание. 1453» оскорбительным для себя. Но турецкие власти поддержали права авторов фильма на выражение своего художественного видения истории. Даже ряд турецких журналистов увидели в этом проявление двойных стандартов.

МБМ: – Не существует такого явления, как абсолютная свобода. Что бы вы ни делали, нельзя выходить за определенные рамки. Конечно, вы можете высказывать то, что хотите, и подойти к человеку, права которого вы ущемили. Но что тогда сделает этот человек? Он вступит в борьбу с вами, ударит вас, потому что вы нарушили границу дозволенного. Поэтому свобода тоже имеет ограничения. Нельзя пользоваться свободой, чтобы оскорблять людей. А если вы себя не сдерживаете, то власти окажут на вас соответствующее воздействие. Интерпретация свободы различна в разных обществах. В Европе вы можете появляться на пляже в обнаженном виде. Но это ни в коем случае не приемлемо в нашем обществе. У нас вы должны соблюдать наши правила и обычаи. Те же, кто считает, что свобода не имеет границ, видят ее в ложном свете.

Если мы начнем переходить установленные границы, в обществе наступит хаос. Люди станут совершать непозволительные вещи, начнут оскорблять других людей, сквернословить или говорить непристойности о чьих-то родственниках и т.д. Если одна группа говорит гнусности в адрес другой, используя при этом недопустимые ругательства, это может спровоцировать спонтанную реакцию, ответные действия и неизбежно приведет к дестабилизации. А обществу нужна стабильность, и власти обязаны ее поддерживать. Поэтому да, нам нужна свобода, но только до определенного предела.

ВН: – Было бы очень интересно услышать от вас несколько слов по поводу идеологии, которая была создана в вашей стране, я имею в виду рукунегару.

МБМ: – Рукунегара, по существу, является сводом ценностей, которые все мы должны разделять, будучи гражданами нашей страны. Нам безразлично, является ли это идеологией или нет и к какому виду эта идеология относится, если вообще ее можно считать таковой. Если та или иная система ценностей способна помочь Малайзии, мы принимаем ее к использованию. С одной стороны, мы взяли на вооружение несколько социалистических принципов, таких как главенствующая роль государства в торговле и пятилетние планы развития. С другой стороны, нам вполне подходит капиталистическая система торговли и инвестиций. Иными словами, мы принимаем все то, что полезно и пригодно для нас, и не отвергаем ничего, исходя из идеологических соображений. В общем и целом можно сказать, что у нас вообще нет никакой идеологии.

Махатхир бин Мохамад на протяжении 22 лет (1981–2003) был премьер-министром Малайзии, превратив ее в бурно развивающееся государство, одного из экономических лидеров Азии.

Известен как автор собственной модели развития, которая отвергает неолиберальные принципы, страстный критик западной экономической политики и идеолог самоопределения мусульманского мира.

В.В. Наумкин – член-корреспондент РАН, профессор, доктор исторических наук, директор Института востоковедения РАН, член Группы высокого уровня и посол доброй воли Альянса цивилизаций.

Малайзия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 29 июня 2013 > № 885376 Виталий Наумкин


Малайзия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 4 декабря 2012 > № 716184 Людмила Воробьева

Малайзия является одним из перспективных торговых партнеров Российской Федерации среди стран АСЕАН, расширению торгово-экономического сотрудничества с которыми Торгово-промышленная палата РФ уделяет большое внимание.

О том, как развивается сотрудничество с этой азиатской страной, рассказывает посол Российской Федерации в Малайзии Людмила Воробьева.

– Людмила Георгиевна,как развивается экономика страны и каково ее положение в мире?

– Малайзия – развивающаяся страна, является членом ВТО. Государством взят курс построения в стране к 2020 году экономики, основанной на знаниях. В частности, малазийским правительством реализуется стратегический проект «Мультимедийный суперкоридор», который уже сегодня объединяет около 1 тыс. высокотехнологичных компаний.

Малайзия занимает 1-е место в мире по выпуску электронных чипов. По темпам стабильного роста ВВП Малайзии также входит в число мировых лидеров (5,1%). В рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса Малайзия стоит на 12-м месте, по защите прав инвесторов – на 4-м месте.

При общем объеме товарооборота в 422,9 млрд долларов в 2011 году Малайзия имеет устойчивое положительное сальдо внешней торговли со всеми основными торговыми партнерами, причем свыше 50% ее экспорта составляет электроника, электроприборы и компьютеры.

– Какие показатели характеризуют внешнеторговое сотрудничество между Россией и Малайзией?

– Объем российско-малайзийской торговли в 2011 году по данным российской таможенной статистики составил 1935,0 млн долларов (113,0% по сравнению с 2010 годом). При сохранении таких темпов роста есть хорошие перспективы, что в ближайшие годы объем товарооборота превзойдет уровень докризисного 2008 года (2441,4 млн долларов).

Основными статьями малазийского экспорта в Россию в 2011 году стали продукция электронной и электротехнической промышленности (54,37%), продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (24,41%), продукция химической промышленности, каучук (13,48%).

Россия поставляет в Малайзию преимущественно удобрения (68,41%), продукцию химической промышленности (13,5%), древесину и изделия из нее (6,9%).

Несмотря на прогресс в увеличении стоимостного объема двусторонней торговли, относительное значение России и Малайзии как торговых партнеров друг для друга остается невысоким. Доля Малайзии во внешнеторговом обороте России по итогам 2011 года составила 0,29% (47-е место). Доля России во внешнеторговом обороте Малайзии по итогам 2011 года составила 0,37% (35-е место). Это говорит о том, что потенциал двустороннего сотрудничества пока остается недоиспользованным.

– В каких сферах возможно расширение сотрудничества между нашими странами?

– Интересы России в сотрудничестве с Малайзией заключаются прежде всего в развитии сотрудничества в высокотехнологичных и инновационных отраслях промышленности, а также в обмене опытом в создании ОЭЗ, технопарков. Важно расширение и укрепление сотрудничества в нефтегазовой отрасли, развитие сотрудничества в области атомной энергетики. Традиционно активно взаимодействуем в сфере военно-технического сотрудничества.

Малайзия в свою очередь заинтересована вувеличении объемов импортных поставок сырьевых товаров из России, в частности нефти, удобрений и, безусловно, в увеличении экспорта в Россию пальмового масла и продуктов его переработки, продукции электронной и электротехнической промышленности.

– Какими документами регулируются торгово-экономические отношения между нашими странами?

– Российско-малайзийские торгово-экономические отношения регулируются пакетом соглашений ВТО, Торговым соглашением от 3 апреля 1967 года, Соглашением об избежании двойного налогообложения от 31 июля 1987 года, Соглашением об экономическом сотрудничестве от 13 апреля 2000 года.

Важная сфера научно-технического и информационного взаимодействия осуществляется на основе Соглашения о научно-техническом сотрудничестве от 5 августа 2003 года и Соглашения о сотрудничестве в области информационных и коммуникационных технологий от 5 августа 2003 года.

– Какие шаги предпринимаются для активизации туристических обменов?

– В ноябре этого года состоялась церемония подписания Соглашения между ОАО «Владивосток-Авиа» (Россия) и «Туризм Вэкейшн Ресерсиз» (Малайзия) о выполнении с 17 декабря 2012 года чартерных рейсов Владивосток – Лангкави и Владивосток –Кота-Кинабалу. Это событие явилось результатом двухлетней напряженной работы туроператоров двух стран при активном содействии администрации Приморского края, посольства и торгпредства России в Малайзии, министерства туризма Малайзии и Малазийского агентства по развитию туризма.

Руководители малайзийской туриндустрии уверены в том, что открытие чартерных авиарейсов может стать катализатором развития двустороннего туристического бизнеса. Наблюдается ежегодный рост числа российских туристов, посетивших Малайзию, который в 2010 году составил 32 тыс. человек, в 2011 году – 38,9 тыс. человек, а в 2012 году ожидается более 45 тыс. человек.

Организация чартерных перелетов, безусловно, является первым важным шагом на пути реализации задачи по осуществлению прямого регулярного авиасообщения между Россией и Малайзией, необходимость которого была отмечена в ходе встречи президента России Владимира Путина и премьер-министра Малайзии Наджиба Разака «на полях» саммита АТЭС во Владивостоке в сентябре текущего года.

Активизация туристических обменов приведет к взаимному повышению информированности деловых кругов и, как следствие, к расширению торгово-экономических связей между нашими странами.

Татьяна Марканова,

ТПП-Информ

Малайзия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 4 декабря 2012 > № 716184 Людмила Воробьева


Малайзия. Весь мир > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 19 апреля 2011 > № 567720 Мазлан Отман

Космос как достояние всего человечества

«Международная жизнь»: Госпожа Отман, проблема мирного освоения и использования космического пространства выходит сегодня на глобальный уровень. Как решает ее крупнейшая международная организация - ООН?

Мазлан Отман: Когда мы говорим о космосе, становится очевидно, что, если бы не было ООН, ее следовало бы придумать, хотя бы потому, что ни одно государство не имеет суверенного права на космос. Поэтому Комитет по использованию космического пространства в мирных целях (КОПУОС) играет уникальную роль в сфере вопросов космоса. Основным достижением комитета я считаю договоры и конвенции, которые определяют космос как достояние всего человечества. Они регулируют, что следует делать в случае, например, столкновения одного спутника с другим, других событий, связанных с запуском объектов в открытый космос, то есть все наиболее важные операции в космическом пространстве прописаны в наших конвенциях.

«Международная жизнь»: Каковы, на ваш взгляд, наиболее острые проблемы в этой области?

Мазлан Отман: Одна из основных проблем - космический мусор. В настоящее время в космосе таких объектов находится более десятка тысяч. И они все опасны. Все! Даже капля краски, двигающаяся вокруг Земли, подобна пуле, может, например, при столкновении с Международной космической станцией (МКС) оказать на нее воздействие. Конечно, чем больше объект, тем больше воздействие. Также имеет значение местонахождение объекта относительно МКС или спутника.

«Международная жизнь»: Какие существуют подходы к решению этой проблемы?

Мазлан Отман: Это сложный вопрос. Если бы кто-то придумал, как весь этот мусор убрать, он стал бы миллиардером или нобелевским лауреатом. Известна проблема загрязнения космоса углекислым газом и хлором. И мы не в силах это изменить. Возможно лишь сократить объем загрязнений в будущем, подобно тому как мы регулируем выбросы углекислого газа. В связи с этим был представлен ряд возможных решений проблемы борьбы с космическим мусором. Но эти решения не являются юридически обязательными, их реализация будет зависеть от того, как серьезно та или иная страна относится к данной проблеме. Отрадно, что большинство стран имеют свои стандарты в отношении космического мусора, и США, и, я уверена, Россия тоже обсуждают с промышленными предприятиями, как соответствовать этим стандартам.

«Международная жизнь»: Ваше управление как раз и занимается координацией международных усилий в данной области?

Мазлан Отман: Существуют стандарты, и каждая страна их должна придерживаться. Лучшее, что мы можем, - это следить за тем, как они осуществляются. И здесь есть определенные трудности, так как пока что США являются единственной страной, которая располагает данной информацией, и только часть этой информации доступна всем остальным. Все детали - у американцев. Но, я думаю, такой потенциал есть и у России, и Европы, и Японии. Просто у них эти действия недостаточно скоординированы, тогда как у Америки имеется системный подход к такому мониторингу. В свою очередь, ООН сможет координировать подобные действия только в случае, если страны-участницы согласятся объединить свои данные, но пока такого соглашения достигнуто не было. Нам следует сделать это, чтобы быть готовыми избегать ненужных столкновений спутников, помочь идентифицировать если не каплю краски, то объекты, чей размер превышает 10 сантиметров. Кстати, мы уже умеем предупреждать столкновения. Хотя вы можете спросить: почему же недавно столкнулись американский и российский спутники, в результате чего образовалось много космического мусора? И вопрос будет правомерен. Этот инцидент еще раз показал, насколько серьезна данная проблема. Пока мы не можем гарантировать стопроцентную безопасность.

«Международная жизнь»: США и Россия уже не являются монополистами в космическом пространстве. Как страны, заинтересованные в исследовании космоса, они могли бы кооперироваться, выработать общий подход к совместной работе в космосе. И какова роль вашего ведомства в этом?

Мазлан Отман: Хорошо, что космос больше не является прерогативой какой-то элитной группы стран. Сейчас многие страны имеют доступ в космическое пространство, хотя не все имеют ракеты для запуска. Чем больше стран выходят в космос, тем лучше складывается обстановка для международного сотрудничества. Хорошо, что спутниковые технологии теперь более доступны, что страны разрешают друг другу использовать свои спутники. Ведь впятером мы сможем больше, чем я с одним спутником. Важно, однако, координировать и планировать это взаимодействие. Страны, идущие по этому пути, - не Россия и не Америка, у которых гораздо больше ресурсов для самостоятельной деятельности, чем у таких стран, как Малайзия, Мексика или Португалия. Они хотят и сами строить спутники по средствам, а затем вместе с другими космическими агентствами или даже с другими странами получать доступ к большему количеству спутников. Они планируют заранее, руководствуясь принципом: «У меня есть доступ к вашему спутнику, у вас - к моему, у нас одна база данных, что помогает нам дополнять друг друга». Налицо довольно неплохой прогресс, и это позволяет нам работать в интересах международного сотрудничества.

«Международная жизнь»: Значит, роль вашего комитета - налаживать кооперацию?

Мазлан Отман: Мы не столько налаживаем кооперацию, сколько готовим для этого базу. Страны-участницы приезжают на заседания нашего комитета, рассказывают о своих планах относительно освоения космоса. Получив эту информацию, другие принимают решения о сотрудничестве. Также мы организуем семинары, на которых обсуждаем многие вопросы и поощряем страны развивать свою космическую индустрию.

«Международная жизнь»: Вы упомянули о мерах, направленных на сокращение засорения космоса. Но человечеству угрожает продовольственный кризис, нехватка воды. Может ли ваше управление помочь решению этих проблем?

Мазлан Отман: Конечно, мы занимаемся этими вопросами. Помимо семинаров, на которых мы обсуждаем технологии освоения космоса, мы занимаемся проблемами воды, изменения климата, ресурсов окружающей среды. Таким образом, перед нами две основные программы: одна связана с применением космических технологий, включая поведение в случае внештатной ситуации. Это специальная программа, одобренная Генеральной Ассамблеей. Другая - координирует действия между институтами ООН, такими как Программа развития ООН или Международный телекоммуникационный союз. То есть все органы ООН должны демонстрировать единый подход к вопросу освоения космоса.

«Международная жизнь»: Какие действия вы предпринимаете в плане недопущения в космосе гонки вооружений?

Мазлан Отман: Помимо конкретных международных соглашений и конвенций у нас есть и общие принципы. В частности, они касаются и ядерных ресурсов. Это очень важный вопрос, он обсуждался в течение многих лет. Есть соглашение о безопасном использовании атомной энергии. Хорошая новость заключается в том, что мы разрабатывали этот вопрос совместно с МАГАТЭ, и это соглашение было утверждено в ходе совместных консультаций между нашим комитетом и МАГАТЭ. Так, например, в этом году мы планируем организовать специальный семинар на тему ядерных ресурсов, и МАГАТЭ будет председательствовать на нем. Мы долго шли к этому, ведь у МАГАТЭ столько важных проблем!

Мы помним и о проблеме разоружения. И тот факт, что теперь этот вопрос можно обсуждать, говорит о прогрессе. Ведь в силу некоторых причин долгое время мы не могли даже включить его в повестку. Многие страны согласны с нами в том, что нам нужно каким-то образом контактировать с Конференцией по разоружению, но до сих пор мы не пришли к единому мнению. Ведь понимаете, достаточно одной стране сказать: нам это не нравится, и мы не можем продолжать. Но я думаю, что в будущем мы достигнем согласия по данному вопросу, потому что для нас недостаточно просто участвовать в конференциях по разоружению и предотвращению гонки вооружений в космосе, не видя результата. Причина, по которой некоторые из наших коллег в комитете не хотят обсуждать это, заключается в том, что они считают эту тему слишком «горячей», все хотят говорить об этом. И если поднять этот вопрос у нас, он затмит все остальные. Вот чего боятся некоторые страны, и в общем-то они правы. Наша обновленная повестка включает все аспекты: и наши действия для решения проблемы космического мусора, и вопросы разоружения.

«Международная жизнь»: Каково практическое применение космических технологий для оказания помощи людям - спасению пилотов, моряков?

Мазлан Отман: Люди зачастую принимают спутники и связанные с ними технологии, например спутниковую систему навигации (GPS), как данность. Включая навигатор, мы не задумываемся, благодаря чему он работает, уже не представляем себе, что может случиться, если этот сервис будет отключен. А ведь происходящее в космосе прямо влияет на бизнес, на Интернет, коммуникации в целом. На последнем Давосском экономическом форуме впервые в повестке дня был вопрос космической безопасности.

С одной стороны, безопасность в космосе значит, что никто не сможет сбить ваш спутник или столкнуться с ним. С другой стороны, космос напрямую связан с безопасностью на нашей планете во всех областях - продовольственной безопасностью, безопасностью воды, сохранностью ресурсов. Например, мы используем спутники для осуществления гуманитарной помощи, помощи беженцам. Однако те преимущества, которые нам дают космические технологии, недостаточно полно задокументированы.

«Международная жизнь»: Каковы основные направления вашей работы для обеспечения безопасности в космосе?

Мазлан Отман: Речь может идти о жестком и более мягком регулировании. Если говорить о мягком подходе, то это выработка основных правил работы в космосе. Если же иметь в виду более жесткое регулирование, то для этого необходима разработка и принятие более основательных соглашений или конвенций. Пока странам-участницам сложно прийти к согласию по некоторым вопросам, скажем касающимся сбора информации с помощью спутников. Пока мы не готовы обсуждать право того или иного государства на получение информации от других или даже их политику в области телекоммуникаций.

«Международная жизнь»: Вы считаете, это нужно сделать? Какие условия должны быть прописаны применительно к освоению космоса?

Мазлан Отман: Необходимо прежде всего консолидировать наши усилия в данной области. Пока что ни одна конвенция в полной мере не решает эти вопросы. Так, необходимо урегулировать проблемы космического мусора в общеобязательном соглашении. На фоне множества других вопросов проблема космического мусора не казалась такой важной, но ситуация меняется, особенно сейчас, когда частные инвестиции в космическую индустрию становятся более существенными. В наших конвенциях мы уделяем внимание частному инвестированию, и в какой-то степени мы должны предложить инвесторам такие условия, которые помогли бы им окупить их затраты.

«Международная жизнь»: Как вы относитесь к тенденции контролировать космос, присваивать себе, покупать?

Мазлан Отман: Это немыслимо, конечно! В соответствии с имеющимися соглашениями это невозможно. Но кто-то может возразить, мол, это касается государств - членов ООН, а мы не обязаны соблюдать эти соглашения - хочу я и продаю. Деление Луны на кусочки, объявление их собственностью. Все это нонсенс!

«Международная жизнь»: А занимается ваше управление вопросами защиты Земли от воздействия из космоса? От различных объектов и астероидов?

Мазлан Отман: Обязательно. Мы уделяем много внимания околоземным объектам и тому, что нужно делать в случае реальной угрозы. Если раньше мы даже не обсуждали этот вопрос, так как не предполагали, что будет возможно как-то влиять на эти процессы, то теперь у нас есть ряд мер, призванных смягчить последствия. Но у кого есть права применять эти меры?

«Международная жизнь»: Мы не знаем последствий.

Мазлан Отман: Именно. Допустим, к России приближается астероид. Вы можете отклонить его, и теперь он упадет в Африке. Разве это правильно? Конечно, нет. Поэтому нам необходимо договориться, какие меры мы вместе будем предпринимать в подобной ситуации. Мы считаем, что во многом влияние этих объектов на нашу планету предсказуемо. Что касается влияния Солнца, то у нас в повестке есть вопрос о так называемой «космической» погоде. У многих стран имеется оборудование для наблюдений за Солнцем - телескопы и спутники. Сейчас вы можете зайти в Интернет и посмотреть на Солнце в любое время суток. И влияние Солнца на нас и на космическую погоду очень важно, взрывы на Солнце отражаются на работе наших электроприборов и вызывают также другие изменения.

«Международная жизнь»: Как в ООН будет отмечаться 50-летняя годовщина полета Гагарина в космос?

Мазлан Отман: Основные мероприятия развернутся с 1 по 10 июня. Мы пригласили высокопоставленных лиц из всех государств - членов ООН, глав космических агентств, бывших космонавтов и других известных личностей, чтобы услышать их мнения об освоении космоса в будущем. Мы планируем принять коммюнике, своего рода политическое заявление, над которым мы в настоящий момент работаем. В течение всего июня будет экспонироваться масштабная выставка, которая привлечет все космические державы, а также других участников, которые еще только строят спутники. Много будет посвящено МКС, в кафе будет космическая еда, чтобы наш рассказ о космосе был наиболее полным. Мы ожидаем приезд около 300 гостей, в том числе шесть космонавтов, включая российского. Надеемся провести «круглый стол» на тему «Космическое будущее человечества». Планируем выпуск марок, одну - совместно с Россией - посвятим Гагарину.

«Международная жизнь»: Как вы координируете развитие космической навигации?

Мазлан Отман: ООН приняла решение о создании международного комитета по глобальным навигационным системам. Как известно, у России есть ГЛОНАСС, европейцы разрабатывают «Галилео». Китай и Индия также заняты разработкой подобных систем. И роль ООН, роль создаваемого комитета, в котором мы являемся исполнительным секретариатом, в том, чтобы способствовать совместимости и взаимозаменяемости этих систем, чтобы все использовали совместимое оборудование. Поэтому нам необходимо знать, где русский спутник, где американский. Мы проводили встречи в Санкт-Петербурге, Турине, предстоят новые. Россия - один из ключевых участников этого процесса.

«Международная жизнь»: Насколько продуктивно сотрудничество с Россией в решении острых проблем освоения космического пространства?

Мазлан Отман: И одного взгляда достаточно, чтобы понять, какую роль играет Россия. Первый спутник, первый полет человека в космос. Советский Союз доминировал в этой области. Надеемся, что в определенной степени это лидерство продолжится, ведь начиная с этого года Россия будет единственной страной, осуществляющей полеты на МКС. Последние два полета американского шаттла предположительно состоятся в апреле и июне этого года, после чего только российские корабли будут доставлять грузы на МКС. Мы знаем, что можем положиться на русских, они - надежные партнеры. Благодаря лидерству России, о котором я сказала, вам легче, что называется, задавать тон различным разработкам в сфере освоения космоса. И поэтому, если Россия займет более активную позицию в вопросе засорения космоса, можно будет ожидать хороших результатов. Россия является членом Межагентского координационного комитета по космическому мусору.

«Международная жизнь»: Госпожа Отман, разрешите последний вопрос. Вы бывали на Байконуре или в Плесецке?

Мазлан Отман: Да, три раза. У Малайзии очень хорошие отношения с Россией в плане космического сотрудничества. Вы отправляли наших первых космонавтов и два наших спутника. Так что я была в России несколько раз. И я очень уважаю своих русских коллег.

Малайзия. Весь мир > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 19 апреля 2011 > № 567720 Мазлан Отман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter