Всего новостей: 2361436, выбрано 982 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист ЦФО: Собянин Сергей (67)Меркачева Ева (53)Хуснуллин Марат (48)Муртазин Ирек (45)Воробьев Андрей (42)Путин Владимир (40)Медведев Дмитрий (37)Богуславская Ольга (35)Решетников Максим (29)Ревзин Григорий (28)Ресин Владимир (26)Королев Олег (25)Кузнецов Сергей (23)Масюк Елена (23)Печатников Леонид (22)Шаронов Андрей (22)Балабас Евгений (21)Бочкарев Андрей (21)Калинина Юлия (21)Артамонов Анатолий (20) далее...по алфавиту
Россия. ЦФО > Экология > mnr.gov.ru, 11 января 2018 > № 2452211 Сергей Донской

Глава Минприроды России Сергей Донской ответил на вопросы РБК

Министр рассказал в большом интервью, как будет решаться проблема с нехваткой мусорных полигонов в Подмосковье, что мешает раздельному сбору мусора, а также как стимулировать компании вкладываться в геологоразведку.

«Силовые решения» мусорного кризиса

— 2017 год был объявлен Годом экологии в России. Какие природоохранные мероприятия удалось реализовать за это время?

— Если выделить наиболее важные шаги, то это, конечно, старт перехода на наилучшие доступные технологии (НДТ; закон «Об охране окружающей среды» предусматривает применение промышленными предприятиями таких технологий, которые обеспечивают комплексное предотвращение или минимизацию негативного воздействия на окружающую среду. Государство стимулирует компании к переходу на НДТ льготными налоговыми кредитами — РБК). Это одна из наиболее важных наших задач, выполнение которой по закону станет обязательной только с 2019 года. В рамках отдельных проектов в Год экологии мы начали выполнять ее уже сейчас. С использованием наилучших доступных технологий введено в эксплуатацию 11 новых объектов и еще четыре модернизировано. Это новые очистные сооружения «Биосфера» на МНПЗ, перевооружение установки сухого тушения кокса на Нижнетагильском металлургическом комбинате. Примеров — много.

Ключевой же в 2017 году стала, наверное, тема утилизации бытовых отходов. Во-первых, мы приняли достаточно большой пакет изменений в законодательство. Прежде всего, это касается раздельного сбора мусора, стимулирования вторичной переработки, развития института расширенной ответственности производителя (прописана в законе «Об отходах производства и потребления» и предусматривает обязательство производителя товаров, подлежащих утилизации после утраты ими потребительских свойств, отправить их на переработку вместе с их упаковкой; доля от производства товаров, подлежащих утилизации с 2018 по 2020 год, прописана в распоряжении правительства, подписанном 28 декабря 2017 года — РБК).

Второй момент — это практическая работа по формированию территориальных схем и программ по обращению с отходами, строительству мощностей. После поручения президента был закрыт всем известный Кучинский полигон [в Подмосковье]. Но на этом подмосковные власти не останавливаются, планируется закрыть еще несколько полигонов. В период с 2013 по 2017 годы в регионе перестали свозить отходы на 24 полигона из 39, из них на 4 — в 2017 году. В соответствии с поручением президента после «Прямой линии» будут также закрыты полигоны: «Сабурово» — до 1 января 2019 года и «Егорьевский» — до 1 января 2021 года.

Полигоны закрываются, но мы понимаем, что отходы необходимо складировать, перерабатывать или обрабатывать термически. Поэтому подмосковные власти должны построить два современных новых полигона и провести реновацию пяти старых.

Кроме того, уже сейчас реализуется целая программа «Чистая страна», в рамках которой планируется строительство нескольких заводов по термической обработке. В Подмосковье их будет четыре. (Федеральная программа «Чистая страна» предусматривает строительство в 2017-2025 годах пяти мусоросжигающих заводов: четырех в Московской области и одного в Татарстане, а также восстановление и рекультивацию полигонов — РБК).

— Кто будет в это вкладываться? Какая здесь помощь государства необходима?

— В рамках программы «Чистая страна» предусмотрены существенные средства федерального бюджета на создание мощностей. На 2018 год предусмотрено 2,7 млрд рублей. Если мы говорим о закрытии «Кучино», о рекультивации полигонов, то здесь как федеральный бюджет вкладывается, так и местный. Пропорции — приблизительно 50 на 50. В целом необходимо уходить от схемы, когда государство вкладывает ресурсы в рекультивацию — должны быть созданы специальные финансовые инструменты, которые бы обязали собственника [полигона] изначально еще при проектировании полигона закладывать, в том числе, расходы на закрытие и рекультивацию, потому что каждый полигон имеет свой срок эксплуатации.

— Какой планируется средний срок службы, объем хранения отходов на новых полигонах Подмосковья?

— Среднего я не стал бы приводить. В Подмосковье пока крупных полигонов строить не планируется. Два новых полигона будут строиться так, чтобы обеспечить эффективную перевозку отходов автомобильным или железнодорожным транспортом. Полигон должен удовлетворять всем санитарным нормам. Размер и количество зависит от потребности региона. Сейчас ежегодно в Подмосковье утилизируется 12 млн тонн отходов, из них около 10 млн привозят из Москвы.

В Советском Союзе Подмосковье изначально рассматривалось как анклав, прилегающий к Москве, среди прочего и для захоронения отходов. Но понятно, что это бесконечно не может продолжаться. Мы реформируем систему с целью стимулирования переработки, прежде всего. Как оперативную меру прорабатываем совместно с РЖД вопрос о возможности вывоза отходов в другие регионы страны. Коллеги уже подтвердили готовность осуществления перевозок.

— Но в основном для полигонов будут старые точки расположения использоваться?

— Это зависит от планов подмосковного правительства, от возможностей модернизации, рекультивации старых объектов.

— После закрытия «Кучино» увеличилось число несанкционированных свалок. Как с этим бороться и куда направлять мусор?

— Когда закрыли «Кучино», мусор перераспределили между другими полигонами — «Ядрово», «Тимохово», «Лесная» и «Алексинский карьер». Логистика позволяет туда перераспределять мусор. Что касается несанкционированных свалок, то включились все проверяющие органы, которые жестко реагируют на незаконное складирование. Здесь и Генпрокуратура подключилась, и другие структуры, которые используют, в том числе, силовые решения.

Сергей Донской родился в 1968 году. Он окончил РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина, на госслужбу пришел в 1999 году в должности советника департамента по подготовке и реализации соглашений о разделе продукции Минтопэнерго. В 2000-2001 годах работал в главном управлении по корпоративному финансированию и инвестициям ЛУКОЙЛа, с 2001 по 2005 год — начальник отдела в «Зарубежнефти». В 2005 году вернулся в Минприроды на должность директора департамента экономики и финансов. В 2008 году назначен заместителем министра природных ресурсов и экологии, а в мае 2012 года возглавил это министерство.

Министерство природных ресурсов и экологии через подведомственные агентства курирует вопросы экологии, природопользования, обращения с отходами, выдачу лицензий на разведку и добычу полезных ископаемых и контроль за исполнением прописанных в них условиях. Ему подчиняются Роснедра, Росприроднадзор, Росгидромет, Рослесхоз, Росводресурсы.

— Вы недавно говорили о необходимости ввести обязательный раздельный сбор мусора. Идея хорошая, но как ее воплотить? Допустим, мы поставили контейнеры для разных видов отходов во дворах. Сознательные жильцы бросают в них «правильный» мусор. А потом приезжает мусоровоз, сваливает вс е в одну кучу. Что с этим делать, как такое переработать?

— То, что проблема раздельного сбора мусора не решается установкой контейнеров, я думаю, всем уже понятно. Нужна в первую очередь инфраструктура по вывозу и дальнейшей переработке раздельно собранного мусора. Понятно, что люди, положив в контейнер пачку газет, ожидают, что она попадет на переработку, и дальше из нее будут вторично производить бумагу. Если цепочка рвется, система раздельного сбора не выстраивается. Сейчас в законе (президент Владимир Путин подписал его в конце декабря 2017 года) прописаны нормы, стимулирующие первый этап — раздельный сбор, потому что без этого невозможно выделить полезный компонент. Второй этап — это через расширенную ответственность производителя создавать мощности по переработке того самого сортированного нового отхода.

В качестве дополнительного стимула в 2017 году принято постановление правительства, запрещающее размещать на полигонах отдельные виды отходов. Год от года запретительный список расширяется, а значит, эти отходы должны [c начала 2018 года] вовлекаться во вторичную переработку.

— Вы говорите, что физлица, которые разделяют мусор, могут платить меньше за вывоз мусора, если будет принят закон о раздельном сборе мусора.

— Мы рассматриваем возможность создания механизма, чтобы муниципальные власти, управляющие компании, ТСЖ могли дифференцировать плату.

— А те, кто не разделяет мусор, получается, будут платить больше. Как отследить, кто разделяет мусор?

— Вариантов много. В конце концов, камеры могут поставить.

— У каждого мусоропровода?

— Требования в СНиП к мусоропроводам должны соответствовать принятым изменениям, касающимся раздельного сбора. Давайте не будем никого пугать, подходы могут быть разные, но возможен вариант, когда мусоропроводы придется просто заварить.

Во многих странах люди выносят и выбрасывают отходы сразу в мусорный контейнер. В любом случае этот вопрос должен решиться в сфере жилищно-коммунального хозяйства и градостроительства. Требования к накоплению, сбору мусора в жилищно-коммунальном хозяйстве должны быть построены так, чтобы гражданам удобно было разделять его. И инфраструктура должна способствовать этому.

— График мероприятий программы «Чистая страна» в части строительства заводов по термической обработке отходов не выполняется. По плану осенью 2017 года «Ростех» уже должен был получить разрешение на строительство трех заводов, однако на практике готов только проект по одному из заводов, в Воскресенском районе Подмосковья. Чем вызвана задержка, есть ли у Минприроды рычаги для влияния на сроки?

— Исполнителем является госкорпорация «Ростех» в лице ООО «РТ-Инвест». Мы не видим необходимости ускорять сущностные этапы работы, в частности, все, что касается экспертизы и общественных слушаний. Это приоритет. Коллеги должны пройти все этапы и при необходимости вносить корректировки, в том числе в сроки. Здесь нет государственных вложений, и инвестор сам следит за сроками проведения работ.

Возврат инвестиций обеспечивается за счет «зеленого тарифа» (этот тариф позволяет производителям электроэнергии из возобновляемых источников получать компенсацию за поставленную в сеть электроэнергию, превышающую розничный тариф — РБК) в течение 15 лет. После ввода заводов в эксплуатацию будет осуществляться продажа энергии промышленным потребителям. Максимальный уровень нагрузки на рынок: для потребителей Московского региона — 2,6% [от всей потребляемой в регионе энергии], для потребителей Республики Татарстан — 1,6%.

— Согласовано ли решение о вводе налога на пластиковые пакеты, который предложил спецпредставитель президента по экологии и транспорту Сергей Иванов? Какой будет ставка, кто будет платить налог?

— Не налога, а ставки экосбора, если производитель самостоятельно не утилизирует упаковку [включая пластиковые пакеты]. Механизм заработал. Норматив утилизации — сейчас 10% [от производства], с 2019 года — 15%. Ставка [экосбора]— около 4 тысяч рублей за тонну. Со временем норматив утилизации будет увеличиваться и может дойти до 100%.

— Прорабатывается ли введение экосбора на сигаретные фильтры? Эту идею осенью прошлого года предлагал Минздрав.

— У нас действует постановление правительства, которое описывает все группы товаров, уровень утилизации этих продуктов и ставку экосбора. Давайте отталкиваться от этого, что у нас есть. С другой стороны, конечно, мы будем расширять перечень продуктов, которые будут вовлекаться в систему РОП (Расширенной ответственности производителя). Потому что есть и поручение президента о том, чтобы развивать вторичную переработку отходов.

Этот институт [утилизации] необходим и в связи с дефицитом полигонов, который есть уже сейчас, и для того, чтобы окупить строительство новых полигонов. С точки зрения экономики, логистики — невозможно строить полигон за 1000 км от населенных пунктов, никто туда отходы не повезет. Поэтому сортировка и переработка — это наилучший выход.

Акцент на геологоразведке

— Роснедра не раз говорили о том, что практически все крупные месторождения нефти в России из числа разведанных уже распределены, а на выдачу шельфовых лицензий действует заморозка. Как стимулировать компании к новым открытиям? Сейчас их практически нет, а запасы небольшого числа новых месторождений зачастую оказываются завышенными.

— В послесоветский период открытия были за счет государственных средств, участки в нераспределенном фонде предоставлялись недропользователям. Сегодня крупных и средних объектов становится мало, они распределены. Но все хорошо понимают, что компания-недропользователь устойчиво будет развиваться, если у нее будет определенный запас для развития собственной добычи. Поэтому компании начинают акцентировать внимание на геологоразведке. Появился заявительный принцип (этот принцип предполагает, что компании могут без аукционов и конкурсов получать участки до 500 тыс кв. км, включая прилегающие к их действующим месторождениям — РБК), различные формы стимулирования геологоразведки, в том числе через экономику, снижение административных ограничений и так далее. Здесь одна из ключевых задач — стимулировать компании активно вкладываться в геологоразведку и вести работу на открытие [новых месторождений] самостоятельно.

К нераспределенному фонду недр сейчас относятся 418 нефтесодержащих месторождений — 26 средних, из них 2 находятся на территории заказников и 10 расположены в районах с неразвитой инфраструктурой. Единственное крупное по запасам нефти [и нераспределенное] месторождение Ростовцевское находится на территории заказника регионального значения «Ямальский», но объекты на особо охраняемых природных территориях, разумеется, не будут лицензироваться.

В 2017 году открыто 53 новых месторождения в пределах уже выданных ранее лицензий. В Оренбургской области открыты Судьбадаровское нефтяное месторождение с запасами 13 млн т и Южно-Моховое — 10 млн т. Состояние запасов по всем категориям жидких углеводородов выросло на 0,8 млрд т [в России], а прирост запасов промышленных категорий за счет геологоразведки составил 526 млн т. С 2012 по 2016 годы было открыто 227 месторождений с суммарными запасам категорий С1+С2 по нефти более 900 млн т, по газу — около 900 млрд куб. м. (по данным ЦДУ ТЭК, которые приводит «Интерфакс», в 2017 году добыча нефти в России составила 546,8 млн т, газа — 690,5 млрд куб. м — РБК)

— В какой стадии подготовка законопроекта Минприроды, предусматривающего льготы и преференций для геологоразведки, включая отмену, сокращение или отсрочку по разовым платежам за пользование недрами при открытии месторождений и учет затрат на геологоразведку при расчете налога на прибыль?

— Минфин пока только на словах поддержал наш законопроект. Будем убеждать коллег. Мы предлагаем стимулирование геологоразведки за счет вычетов из налога на прибыль в виде повышающих коэффициентов. Для участков суши предполагается установить коэффициент 1,5 к расходам на поиски и оценку месторождений нефти и газа, для новых морских месторождений — 3,5, столько же — в отношении месторождений на суше в наиболее рисковых и сложных регионах, включая Арктику.

— Как часто будет использован принцип приостановки действия лицензий по просьбам компаний вместо их возврата или отзыва? Не кажется ли вам такая практика порочной? У «Газпрома» и «Роснефти» уже были такие прецеденты на шельфе Черного моря и Камчатки. Поступали ли новые запросы о заморозке лицензий?

— Нет, других решений нет. Что касается возврата…Хорошо, они вернули, кому мы отдадим?

— То есть либерализация доступа на шельфе сейчас даже не обсуждается?

— Сейчас она правительством не рассматривается.

— Как вы намерены сотрудничать с «Росатомом», который правительство назначило основным исполнителем работ по развитию Северного морского пути в процессе освоения Арктики? В чем будут состоять функции Росгидромета как соисполнителя мероприятий в рамках этой программы?

— С руководителем «Росатома» [Алексеем Лихачевым] я хорошо знаком с тех пор, когда он еще был заместителем министра экономического развития. Сейчас мы сотрудничаем, например, готовили прогноз по объемам поставок по Севморпути на долгосрочный период. Прогноз сделали, исходя из лицензий и обязательств, которые есть у компаний. Это одна из форм сотрудничества. Другая форма — это когда возникнет задача более конкретных обязательств, которые необходимо будет в лицензиях прописывать с точки зрения обеспечения развития Севморпути. Мы открыты и готовы сотрудничать в том числе и в рамках работы Росгидромета, развития систем мониторинга ледовой обстановки и так далее.

— Есть вещи, которые вы не успели сделать в 2017 году? Какие задачи на 2018 год?

— Те задачи, которые мы начали в 2017 году, невозможно решить в течение одного года. Экология сама по себе требует постоянного внимания. Мы будем дальше заниматься реформированием сферы отходов, развитием этой системы в целом, будем заниматься внедрением наилучших доступных технологий, экологическим образованием, вопросами сохранения биоразнообразия, охраной ландшафтов и вообще уникальных природных территорий.

Источник: РБК

Россия. ЦФО > Экология > mnr.gov.ru, 11 января 2018 > № 2452211 Сергей Донской


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 7 января 2018 > № 2447909 Максим Артемьев

Эффект реновации. Как тема сноса пятиэтажек расколола общество

Максим Артемьев

Историк, журналист

После многочисленных протестов мэрия сумела перестроиться, скорректировать условия программы сноса пятиэтажек, в итоге большинство домовладельцев выступили за реновацию

Московская реновация — это история про то, как «стакан, который наполовину пуст» проиграл «стакану, который наполовину полон». Иными словами, дискуссии в 2017 году шли вокруг вопроса, являющегося чисто экономическим, но переведенными в политическую плоскость. В итоге столкнулись две пиар-стратегии, одна из которых с треском проиграла.

После того, как в феврале московский мэр Сергей Собянин на встрече с Владимиром Путиным обсудил планы реновации, в соцсетях поднялась целая буря эмоций. Начнем с того, что в избирательной программе мэра в Москвы ничего о реновации не говорилось. Выборы в 2013 году он выиграл, не касаясь этой темы. Как всегда в России, важные предложения всплыли неожиданно. Почему именно в феврале 2017-го понадобилось вдруг презентовать эту тему? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет — существуют самые разные версии, вплоть до конспирологических. Наша задача — не рассматривать их, а попытаться разобраться в том, что последовало далее.

Реакция «продвинутой» публики на планы мэрии была предсказуема. Ровно за год до этого городские власти начали борьбу с самостроем, ликвидируя всевозможные пристройки вокруг остановок метрополитена и других транспортных объектов. «Зачистка» вызвала поначалу самую резкую реакцию общественности. Интернет был переполнен сообщениями о том, как теперь стало невозможно купить по пути домой самые необходимые продукты и вещи, что нет больше любимого кафе (парикмахерской, мастерской и т.д.) Много было и разговоров о «незаконности» действий мэрии, об отъеме частной собственности.

Сила власти

Как теперь представляется, людей более всего напугала непреклонная сила власти, показанная решительно и без обиняков. Снос самовольных построек по ночам, с использованием армады техники, выглядел устрашением. Но прошло еще неполных два года, и про снесенные ларьки и прочий самострой уже забыли. Я прохожу и в районе Новослободской, и в районе Коломенской, где стояли аляповатые хибары, и даже не верится, что нынешняя картина, когда открылись перспективы обзора окружающей местности, могла казаться ужасной, а, наоборот, прошлая, с ее хаотическими постройками а ля «чайнатаун», и отсутствием какого-либо вида, — мило-привлекательной.

Любопытный парадокс: когда при Лужкове строили новодельный храм Христа Спасителя или возводили монументально-китчевую скульптуру Петра I, то протестов не слышалось. Теперь же, наоборот, в принципе здравая идея оздоровления городского ландшафта (недаром даже строгий «Архнадзор» поддержал инициативу мэрии) встречается в штыки.

Это свидетельствует о глубоко укоренившемся недоверии к власти, когда любой ее шаг априори воспринимается негативно, на чем ее противники пытаются сыграть. Попытались сыграть и на теме реновации. Тогда многим казалось, что наконец-то, мэрия сломает себе шею, взявшись за изначально непопулярный проект. Одно дело сносимые ларьки, другое — реновация, которая коснется жилищ сотен тысяч людей.

Началась стихийная самоорганизация недовольных, которая очень быстро стала вполне организованной. Апофеозом этих усилий стал митинг 14 мая на проспекте Сахарова «Против сноса Москвы, в защиту частной собственности», организованный журналистами и муниципальными депутатами — специально без привлечения ярких политических фигур. Но митинг, хотя и собрал 22 000 человек, кончился, в общем-то, ничем, не считая скандала с Алексеем Навальным, который, все же придя на него, снял все сливки, а организаторы, напротив, сели в лужу.

Поддержка жителей

Мэрия сумела на ходу перестроиться. В проект закона были внесены различные поправки, а, главное, началась работа с москвичами через приложение «Активный гражданин» и собрания жителей домов. Оказалось, что большинство домовладельцев — вопреки прогнозам — выступали «за» реновацию, и, соответственно, улучшение своих жилищных условий. Уже на первом этапе обсуждений за включение своих домов в программу реновации проголосовали жители 4087 домовладений. Всего же к августу их число возросло 5144 (затем их число несколько увеличилось — до 5171 на конец декабря, хотя ряд домов, напротив, покинули список). А 26 сентября был опубликован на сайте мэрии список адресов стартовых площадок.

Социологи, работавшие на муниципальных выборах в Москве в сентябре 2017-го, отмечали, что тема реновации, которую предполагала отыграть оппозиция, вовсе оказалось не выигрышной, и ее в целом не поднимали ни провластные кандидаты, ни их соперники.

То, что в начале года представлялось крупнейшей ошибкой Собянина за все семь лет его правления, к концу года просто-напросто ушло с газетных полос и эфира телевидения. Административно-пиаровская машина мэрии переиграла своих оппонентов по всем направлениям.

Но дело не только в более грамотной работе с москвичами. Оказалось, что население чутко блюдет свой интерес. А он напрямую связан с квадратными метрами и стоимостью жилья. Если для человека открывается возможность хотя бы немного их улучшить, то никакие иные соображения не могут перевесить ценность новой и немногим больше прежней жилплощади.

Большинство москвичей не способно решить самостоятельно проблему улучшения своих жилищных условий. Практически единственным способом для них осталось ипотечная кабала, влезать в которую совсем не хочется, ибо ипотека в России работает по иным принципам, чем таковая на Западе. Это касается и стоимости банковского кредита, так и общего уровня доходов населения, равно как качества жилья. На Западе ипотека, в основном, относится к покупке собственных домов, а не конур в многоэтажках.

Избранная модель приватизация жилья в начале 1990-х, о которой я уже писал, привела к тому, что люди по сути стали собственниками маленьких советских квартир, за которые они держатся как за единственное реальное достижение приватизации. Россия не пошла по пути тех европейских стран, где большая часть жилого фонда в многоэтажных зданиях принадлежит муниципалитетам. В силу этого ожидаемый второй подарок от власти — улучшение уже ранее подаренного жилья — воспринимается, скорее, с энтузиазмом.

Отсутствие протестов, каковые ожидались поначалу, объясняется именно этим обстоятельством. Люди так и не стали собственниками в полном смысле этого слова, поэтому легко расстаются с тем, что недорого им досталось. Именно те, кто сами покупали квартиры на вторичном рынке и были в авангарде протестов, поскольку их выбор при покупке недвижимости был осознанным. Но их оказалось подавляющее меньшинство.

Позиция большого бизнеса из сферы застройщиков в целом одобрительно-выжидательная: реновация предлагает слишком большие объемы как сноса, так и строительства, чтобы пройти мимо столь лакомого куска. Понятно, что компании беспокоит прозрачность попадания в программу, уровень доходов от участия в ней, но это уже частности на фоне общего ожидания оживления строительного рынка и рынка недвижимости.

Что касается архитектуры и инфраструктуры, то минусы выступают на первый план: Москва так и не уходит от концепции перенаселенного мегаполиса, в котором большинство людей проживает многоэтажках-«крольчатниках», но экономическая и социальная конъюнктура таковы, что на это и люди и бизнес, не привыкшие думать долгосрочно, обращают внимание в последнюю очередь. «Разрядить» Москву, воздвигая на месте сносимых хрущевок, скажем, трехэтажные таунхаусы, невозможно. Даже Подмосковье — и ближнее и не очень, сплошь застраивается уродливым многоэтажным жильем. Россия — еще очень бедная страна, чтобы решения в ней принимались на перспективу.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 7 января 2018 > № 2447909 Максим Артемьев


Россия. ЦФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 6 января 2018 > № 2451630 Александр Галушка

Галушка: Россия без Дальнего Востока немыслима, здесь люди реализуют себя через подвиг

О популяризации среди россиян восточного форпоста страны и о многом другом в интервью с главой министерства по развитию Дальнего Востока

Значение "Дней Дальнего Востока в Москве", историческая преемственность в деле освоения восточных земель, особенности характера дальневосточника и о самой большой стройке на ДВ – лишь некоторые из тем, которые затронул министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка в интервью. Отдельной темой беседы стало экономическое и инфраструктурное развитие региона – инвестиции, рабочие места, авиасообщение, пункты пропуска на государственной границе и международные транспортные коридоры, сообщает корр. ИА AmurMedia в Москве Сергей Михайлин.

– Здравствуйте, Александр Сергеевич. Мы находимся в Москве, где уже в течение недели проходит выставка под названием "Дни Дальнего Востока в Москве". Скажите, для чего была создана эта программа и как, по Вашему мнению, жители центральной части России отнеслись к этой выставке?

– Мы очень хотим сделать Дальний Восток ближе к Москве, а Москву к Дальнему Востоку. Вообще хотим, чтобы он не "дальний" был, а свой, родной, знакомый, близкий. И для того, чтобы москвичи могли познакомиться с тем, что происходит на Дальнем Востоке, с тем, что происходит в каждом дальневосточном регионе: как они развиваются, какие проекты реализуются, как гектары предоставляются, что на гектарах этих делается, какие новые возможности открываются, – вот ровно для этого мы организовали и проводим это мероприятие в Москве.

– Я сам с Дальнего Востока, родился и прожил там большую часть жизни. Мне всегда говорят, что мы, дальневосточники – открытые, добрые, интересные. Вот скажите, занимаясь вопросами самой большой территории РФ, всё-таки это 36% нашей страны, как Вы можете охарактеризовать людей? Какие они по Вашему мнению?

– В любом уголке России есть те или иные отличия. Это замечательно, что у нас такая большая, разнообразная и вместе с тем единая, общая страна. На Дальнем Востоке, конечно, чувствуется дух того, что Дальний Восток – это подвиг. Это люди, которые реализовывали себя через подвиг. Это здесь чувствуется. На Дальнем Востоке происходит соприкосновение цивилизаций, когда европейская цивилизация сталкивается с азиатской. Когда такое соприкосновение происходит, обостряется чувство идентичности. Ты понимаешь своё отличие – другая ментальность, структура мышления. Ещё чувство идентичности связанно с тем, что Дальний Восток – это форпост страны. И все это вместе с прекраснейшей природой, с ощущением стихии Тихого океана, свободы, пространства складывается в особую характеристику жителей Дальнего Востока.

– Почему сегодня государство решило уделить столь огромное внимание Дальнему Востоку? Я знаю, что существовал ещё давний план, в советское время, и там была описана большая стратегия развития и, насколько я знаю, Вы уделили много времени анализу этого документа, и там действительно важные вещи написаны, но они не были реализованы. А сейчас мы вернулись к истории.

– На мой взгляд, в 90-е годы мы пережили кризис государственного мышления и в условиях этого кризиса даже звучали такие голоса – "А зачем нам Дальний Восток вообще?". Сегодня, когда исторически ответственное мышление возрождается, то становится ясно, что Россия без Дальнего Востока немыслима. Это наша территория, освоенная подвигом предыдущих поколений. Мы обязаны развить её. Сделать успешной, процветающей, благоприятной, желанной для людей, для жизни и самореализации. Мы привыкли основательно подходить ко всему, и, конечно, историю вопроса, "волны" освоения Дальнего Востока мы изучили. Посмотрите, мы реализуем по духу те идеи, которые применялись, например, в эпоху порто-франко (итал. porto franco — свободный порт ), который во Владивостоке существовал до 1907 года. Но мы не буквально воспроизводим, то, что было в начале 20-го века, а делаем это сообразно сегодняшним реалиям. Мы анализируем — а что сегодня происходит, как "свободные порты" в мире организованы, какие лучшие практики существуют? И вот на этом синтезе – с одной стороны своя история, с другой стороны лучшая мировая практика – родился закон о Свободном порте Владивосток. И у нас, как некоторые сказали, порто-франко вернулся во Владивосток.

Что касается советской программы 1987 года, которую Вы упомянули, мы показали её инвесторам, и реакция сегодняшнего бизнеса на ту программу развития Дальнего Востока, знаете, какая была? Они сказали, что это "бизнес-навигатор". У нас теперь механизмы только другие, мы ставку делаем на частный бизнес и на частные инвестиции. В этом разница.

– Я слушал Ваше выступление перед Советом Федерации с отчетным докладом, меня поразила цифра, что 3,7 триллиона рублей инвестиций привлечено на Дальний Восток.

– Эти суммы привлечены на Дальний Восток благодаря ТОРам, благодаря Свободному порту Владивосток. Уже вложено почти 120 миллиардам рублей по итогам 2017 года, 86 новых предприятий запущено, 7 тысяч новых рабочих мест создано. Такой объем инвестиций, как 3,7 триллиона рублей не может быть реализован одномоментно, это проекты, которые реализуются шаг за шагом. Они воплощаются в новые предприятия, инфраструктуру, фабрики и бизнес. Массив инвестиций, который привлечен, это уже 1009 проектов, это резиденты ТОРов и Свободного порта Владивосток.

– Предлагаю посмотреть вот этот интересный стенд. Это Амурская область, проект современнейшего газоперерабатывающего завода. По Вашим оценкам, примерно, сколько этот проект стоит?

– Не просто примерно, а этот проект стоит 950 миллиардов рублей, это крупнейшая стройка страны, ничего более масштабного сегодня в стране не строится. И это происходит на Дальнем Востоке. По газопроводу "Сила Сибири" мы отправляем газ, и мы строим вот такой огромный газоперерабатывающий завод на границе с Китаем. И в Китай уже не просто газ поставляем, а перерабатываем его у себя на территории, оставляем у себя добавочную стоимость, новые рабочие места и налоги, а в Китай уже продаем продукты передела. Более того, в орбите таких крупных производств вырастает мощный кластер малого и среднего бизнеса. Потому что здесь нужны новые сервисы, услуги, поставщики. Всем выгодно здесь локализоваться, и мы потенциал такой локализации оценили – это порядка 100 проектов в среднем по 5 миллиардов рублей.

Это модельная ситуация, у нас же в Приморье тоже очень большой проект – создается восточный нефтехимический комбинат. В декабре стройка начинается в Находке, это 10 млн. долларов США — очень крупный проект. И то же самое, мы нефтепереработкой занимаемся у себя на территории.

Глобальная экономика стимулирует форсированное развитие Дальнего Востока. Мир уже стал азиатско-тихоокеанским, центр развития мира сместился. И, конечно, мы должны использовать эти возможности, чтобы развивать Дальний Восток и Россию. В конечном итоге все стройки, предприятия, проекты набирают критическую массу, и сейчас количество должно перейти в качество. Мы уже видим, что в 2017 году объем инвестиций возрос на 10%, строительства — на 11%.

– Проекты, о которых Вы говорите – это же несколько десятков тысяч рабочих мест. Начиная с 90-х, много жителей мигрировало с Дальнего Востока в центральную Россию, но в советское время было наоборот – за благами люди ехали на Дальний Восток. Как вы считаете, какие ещё дополнительные шаги должно сделать государство для улучшения жизни людей на Дальнем Востоке?

– Сегодня наша задача – создать новые возможности для людей, возможности для самореализации. У ТОРов, и у Свободного порта Владивосток, у инвестиционных проектов, которые реализуются, есть понятное человеческое измерение — новые современные рабочие места. Более того, когда возникает такая плотность проектов на территории, плотность новых предприятий, то возникает спрос на людей. Конечно, все сопутствующие вопросы — жилье, инфраструктура, социальные условия, культура, транспортная доступность – тоже важны. Хочу отметить, что мы, сфокусировавшись в начальной точке на новых рабочих местах, понимали все это прекрасно и готовили предложения, чтобы перейти ко второму этапу развития ДВ. И президент ключевую цель поставил – KPI. Уровень и качество жизни на Дальнем Востоке должны быть не средними, а выше среднего российского. Работа государства разложена по корзинам — здравоохранение, социальная сфера, жилье, образование, ЖКХ и другие. Эти корзины называются государственными программами, и в них по указанию Президента должны выделяться разделы по развитию Дальнего Востока. Сегодня такая фундаментальная работа ведется по поручению председателя правительства РФ, сроки ее определены, и весь процесс идет по согласованию с министерством развития Дальнего Востока.

– Как Вы считаете, какая средняя заработная плата должна быть на территории Дальнего Востока, чтобы люди чувствовали себя комфортно?

Я бы всё-таки говорил о качестве жизни. Если мы при существующей заработной плате решаем проблемы дороговизны и наполняем услугами и товарами ту зарплату, которая есть, то это хорошо. А второй вопрос – какого качества услуги мы получаем? Мы сейчас завершили разработку индекса развития человеческого капитала на ДВ. В ближайшее время он будет презентован, и там главное – именно качество жизни. Когда и безопасность, и социальные условия, и инфраструктура, и дороговизна вместе собраны и оптимально оцениваются. Мы действительно хотим на новом этапе развития ДВ предложить это в качестве ключевой вещи.

– Поговорим о Владивостоке. Это наши пограничные территории, порты, транспортные коридоры "Приморье-1" и "Приморье-2". Какие задачи вы ставите перед бизнесом в этом регионе? Какие планы на ближайшие несколько лет?

– Дальнему Востоку, его южной части, нужны порты и логистическая инфраструктура нового качества и уровня. Движущей силой такого развития, конечно, является развитие проектов транспортных коридоров (МТК) – "Приморье-1" и "Приморье-2". Грузовую базу мы можем получить благодаря этим проектам мощнейшую. И под это нам нужны порты и инфраструктура. Уходящий год, на мой взгляд, стал переломным. Председатель КНР заявил, что Китай поддерживает развитие МТК-1 и МТК-2. Я могу сказать, что работа после этого пошла по-другому. Готовится межправительственное соглашение, чтобы для транзитных грузов фактически "бесшовный режим" сделать. Наша оценка – минимум 45 миллионов тонн грузов мы можем получить благодаря МТК-1. Таким образом, мы зарабатываем на грузовой базе, а они зарабатывают на том, что у них меньше "логистическое плечо". Очень хороший взаимовыгодный проект.

– Недавно председатель правительства РФ Дмитрий Медведев негативно отозвался о логистической внутренней инфраструктуре Дальнего Востока, в том числе об инфраструктуре аэропортов. Что Вы думает по этому поводу?

– Речь шла о 15 пунктах пропуска, которые касаются границы с Китаем. Это те пункты пропуска, где у нас самые узкие места есть в развитии торгово-экономического сотрудничества. Это как раз на границе, они по югу идут. Также Дмитрий Анатольевич Медведев высказался о 40 аэропортах, которые не были построены. Юрию Петровичу Трутневу дана задача разобраться в этой ситуации. Но главное – другое. Нам пункты пропуска нужны, аэропорты нам нужны, нам транспортная связанность Дальнего Востока нужна. Мы сегодня, не дожидаясь никаких решений, отрабатываем концессионные модели, задача которых – найти решение, как эти пункты пропуска можно быстрее построить, модернизировать. Конечно, это очень важная задача, и это было наше предложение на уровне премьера её рассмотреть, дать трезвую оценку положению дел, для того, чтобы дальше этим можно было заниматься.

– Сейчас мы коснулись темы аэропортов. У Приморского края есть результаты внутреннего проекта, когда стоимость перелёта на внутренних линиях равна стоимости проезда на автобусе. Что сегодня мы скажем дальневосточникам, о развитии внутреннего авиасообщения в их регионах? Например, Якутии, где Мирный, Нерюнгри и Якутск находятся на расстоянии друг от друга порядка тысячи километров.

– Да, есть практика Приморского края, это лучший пример, когда за счет правильной и разумной модели организации авиамаршрутов восстановили всю сеть авиаперевозок, которая существовала еще в советское время, и расширяют ее. Очень разумно, когда используют самолеты малой авиации, и мы не вбухиваем деньги в содержание огромных взлетно-посадочных полос, получаем экономию и покупаем новые самолеты. Даже деньги остаются, чтобы просубсидировать людям авиаперелет. Сегодня поставлена задача – распространить разработанную в Приморье модель на другие районы Дальнего Востока

– А сколько времени понадобится, чтобы на 80-90% выполнить эту задачу?

– Это пятилетняя программа, опыт Приморья показывает, что необходимо 3-4 года целенаправленной работы.

– Сегодня все говорят о суперджетах. Как Вы думаете, какое будущее ждёт завод в Комсомольске-на-Амуре, где такие самолёты производят?

– Действительно, современная и высокотехнологичная продукция выпускается в Комсомольске-на-Амуре. Президент страны специально уделил внимание в послании Федеральному собранию Комсомольску-на-Амуре. План специальный принят, который последовательно реализуется, и шаг за шагом новые позитивные изменения происходят в Комсомольске-на-Амуре. Создан ТОР под локализацию поставщиков, чтобы они могли своё производство размещать, и от этого масштаб экономики Комсомольска-на-Амуре вырос.

– Люди в большинстве своём далеки от экономики, долгосрочных перспектив развития, инвестиций. Существует ли простой язык, с помощью которого можно рассказать о том, что реально создаётся сегодня на Дальнем Востоке?

– Вот для этого и проходят "Дни Дальнего Востока" в Москве, для этого мы с вами ходим здесь и все это показываем. У нас идея – и в других регионах устроить такую выставку, чтобы продвигать среди граждан России Дальний Восток, чтобы все увидели перспективы, которые там открываются. В дополнение к Восточному экономическому форуму мы решили организовать Дни Дальнего Востока в столице, потому что ведь не все москвичи могут приехать на ВЭФ. Но ВЭФ – это мероприятие в основном для инвесторов, бизнеса, а здесь — для всех граждан. В Москве мы даже и в метро поезд Дальнего Востока запустили, чтобы наш регион стал ближе к людям и понятнее.

– Как Вы считаете, готовы ли простые люди, которые живут на этих территориях многими поколениями, действовать, совершенствовать себя и свое государство?

– Человеку вся жизнь дана для развития и совершенствования. По факту, посмотрите насколько предприимчивые, активные, деловые люди живут у нас в Приморье. И конечно же, мы рассчитываем на то, что во всех тех новых возможностях, которые открываются, себя найдут жители Приморского края и других регионов Дальнего Востока. У нас даже по статистике в два раза выше уровень желания заниматься предпринимательством, чем в среднем по стране. Это очень хорошая основа, культурная, ценностная и ментальная.

Россия. ЦФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 6 января 2018 > № 2451630 Александр Галушка


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 января 2018 > № 2447599 Нонна Гришаева

Нонна ГРИШАЕВА: «Вопрос кем быть никогда не возникал».

В гостях у журнала «Полиция России» заслуженная артистка Российской Федерации Нонна ГРИШАЕВА.

– Нонна Валентиновна, вы родились и выросли в Одессе – городе, где перемешаны разные культуры. Что-то подобное и в вашем роду: есть русские, польские и византийские (греческие) корни. Как такое наследие отразилось на характере?

– Никак. Дело в том, что мой характер в значительной степени формировался в Москве, где я училась в театральном училище и потом работала. Здесь прошли наиболее тяжёлые времена молодости, юности. Что же касается смешения кровей, то в таких случаях рождаются очень красивые и умные девушки (смеётся). Вообще, одесская земля дала нашей стране огромное количество очень талантливых и достойных людей. Среди них немало писателей, артистов, представителей других творческих профессий.

– Чем для вас является знаменитая приморская «жемчужина»?

– Я безумно люблю и Одессу, и одесситов. До недавнего времени обязательно приезжала туда каждое лето подзарядиться, надышаться особым морским воздухом, погреться на солнце. Это просто необходимо, чтобы следующий год протянуть в Москве. К сожалению, в 2017 году, аккурат в день моего рождения, украинские власти не пустили меня на родину, так как я за год до этого побывала в Крыму. Не пустили с подачи тех самых людей, которые недавно в той же Одессе сорвали спектакль Константина Райкина.

А ведь я вела благотворительный проект в Одесском театре юного зрителя – пять лет подряд играла в нём спектакль «Варшавская мелодия». Все сборы от выступлений шли на развитие театра. Очень больно, что не могу побывать в Одессе. Пока не представляю, как без неё жить.

– Там ещё в детстве вы впервые снялись в кино, с 10 лет пели в театре Музкомедии. Это как-то повлияло на выбор профессии?

– Как говорит моя мама, я родилась артисткой. Действительно, вопрос кем быть никогда не возникал. Поэтому и пришла рано в профессию. Так бывает.

– Не страшно было сразу после школы отправиться в Москву поступать в Щукинское училище?

– Совершенно нет! Тем более что поступать поехала с мамой. Успешно прошла на конкурс и отправилась с мамой в общежитие. Когда она увидела, в каких условиях придётся жить её дочери, – тут же потребовала забрать документы из «Щуки» и увезла меня в Одессу. Там я поступила в музыкальное училище и весь год терроризировала маму. Что-то вроде того, что «никогда тебе не прощу, ты разрушила мою мечту»... В итоге следующим летом мы снова отправились в Москву. При том, что конкурс составлял 300 человек на место, Валентина Петровна Николаенко – педагог училища меня сразу узнала, хотя и прошёл год: «Моя птичка из Одессы прилетела. Куда же ты тогда пропала?» Конечно, пожаловалась ей на маму. Валентина Петровна направила меня сразу на третий (итоговый) тур прослушивания. Так я стала студенткой.

– Чем вы очаровали режиссёров трёх известных московских театров, которые приглашали вас после выпуска из училища на работу?

– На тот момент у меня действительно были приглашения от Константина Аркадьевича Райкина и из Ленкома. Однако очаровала я только Михаила Александровича Ульянова, тогда – художественного руководителя Московского академического театра имени Евгения Вахтангова. Он увидел меня в дипломном спектакле пародий и наблюдений «Дорогая моя эстрада». Я играла несколько наблюдений. Позже мне рассказали, как их смотрел Михаил Александрович. После первой сцены поинтересовался: мол, что это за девочка? Ему говорят: «Нонна Гришаева». Потом он и во второй сцене, и в третьей снова отметил Гришаеву в очередном образе. После этого и пригласил в театр. Согласилась, так как многие артисты-вахтанговцы преподавали у нас в училище. Казалось, никому не придётся доказывать, что ты можешь…

– Как же оказалось на самом деле?

– Доказывать пришлось, и очень долго. Главную роль Денизы в музыкальном спектакле «Мадемуазель Нитуш» ждала 10 лет. Недавно вернулась в этот легендарный спектакль, но уже в роли мадемуазель Коринн, которую в своё время исполняла Людмила Гурченко в фильме «Небесные ласточки». Очень рада, что раз в месяц выхожу на родную сцену знаменитого театра.

– Что значила для вас главная роль в таком театре?

– Это было настолько важно и долгожданно, что ради неё отказалась от главной роли в сериале «Моя прекрасная няня». Правда, в театре было не всё так просто. Конечно, постоянно доказывала профессионализм. Однако убедительнее всего это удалось сделать только на стороне. Исполнила главную роль в мюзикле «Иствикские ведьмы» – тогда вахтанговцы обратили на меня внимание. Мол, надо же, наша артистка, и так хорошо играет. Стоит, наверное, поставить для неё музыкальный спектакль.

– После успешного мюзикла, а позже и победы в музыкальном конкурсе имени Андрея Миронова не подумывали о том, чтобы стать певицей?

– Действительно, предложение такое было. Но я очень влюблена в свою профессию и дорожу ей. К тому же прекрасно осознаю, что эстрадное творчество поглотило бы меня полностью. Однако, если выпадает немного свободного времени, записываю собственные песни, так как спеть меня просят часто. И ещё я не теряю надежды на то, что когда-нибудь найдётся хороший режиссёр, который снимет музыкальный фильм со мной в главной роли.

– В 1996 году вы снимались в фильме Джеки Чана «Первый удар». Каким этот человек оказался вне съёмочной площадки? Чему научились у зарубежных коллег?

– В первую очередь – великолепному уровню организации работы. Тем более что была возможность сравнивать – параллельно снималась в российском сериале «Графиня де Монсоро». У нас можно было часами прождать в костюме, в гриме, когда тебя позовут в кадр, но так в него и не войти. Там же всё настолько профессионально отработано и продумано, что даже камеру переставляли бегом. Ну а понятия «перекур» вообще не существует. Для меня это стало хорошим уроком и настоящим шоком. Даже не представляла, что так можно снимать кино. Что касается Джеки Чана, то в статусе голливудской звезды он поразил полным отсутствием звёздной болезни. Очень добродушный, простой, приветливый и приятный в общении человек. Съёмки проходили в Ялте в январе, холодина на улице страшная. Помню, очень сильно мёрзла. Джеки, как мог, заботился: пока ждала своей сцены, он помогал укутывать мне ноги пледом, давал самогреющиеся пакетики – в то время диковинка для нас, чтобы приложить к телу. Каждый вечер угощал съёмочную группу ужином в ресторане.

– Вы много работали с ребятами из «Квартета И», создали очень запоминающийся образ Красотки Нонны. Кто его придумал? В нём что-то есть от вашего характера?

– Ребята – мои друзья уже более 20 лет. Работать с ними – счастье. Всегда получаю радость от совместного творчества. Образ Красотки писали с конкретной женщины, которая работает ди-джеем на одной из радиостанций. От меня в нём совершенно ничего нет. Мне предложили сыграть его сначала в спектакле. Хотя на тот момент я была артисткой театра Вахтангова, подумала: почему бы не поработать на стороне? Сценический проект оказался настолько успешным, что перерос в фильм с продолжением. Кстати, до сих пор с удовольствием играю в этом спектакле.

– У вас огромное количество пародий. Какой образ оказался наиболее трудным?

– Как сыграть, чтобы зрителю было смешно, я чувствую интуитивно. Единственной, кого оказалось очень сложно пародировать, была Елена Яковлева в роли следователя Каменской. Не за что было зацепиться, не находила острых, характерных моментов, на которых можно акцентировать внимание. Пришлось брать образ изнутри.

– Почему выбирали тот или иной персонаж и как к вашей работе относятся те, кого вы пародируете?

– В программе «Большая разница» мнения артистов не спрашивали: кого давали – того и пародировали. Так я получила, например, роль Ирины Волк – ныне официального представителя МВД России, а тогда руководителя пресс-службы Управления экономической безопасности и противодействия коррупции Главного управления МВД России по городу Москве. Смотрела её выступления по телевизору, подмечала особенности, потом сыграла. С ней самой не встречалась, поэтому не знаю, как она отреагировала. Однако есть и те, с кем знакомилась после выхода пародии, и мы начинали дружить. Например, певица и композитор Людмила Алексеевна Лядова сама позвонила мне, поблагодарила. Я пригласила её на «Варшавскую мелодию» – она подарила мне потрясающий романс, который я исполнила на её концерте.

– У вас сложилось амплуа комедийной актрисы… Когда предлагают в основном роли такого плана, не пропадает ли желание попробовать себя в чём-то серьёзном?

– Думаю, амплуа комедийной, характерной актрисы по определению не может сковывать. Наоборот, когда тебе предлагают роли таких героинь, ты можешь почувствовать, что данные рамки для тебя узки, а у характерных ролей – широчайший диапазон и огромные возможности для актрисы. Играй в своё удовольствие.

В театре у меня были и есть самые разные роли, я могу сыграть и играю всё. Кстати, ещё на третьем курсе Щукинского училища играла мать убиенного царевича Димитрия – Марфу. У нас на кафедре никто не мог поверить, что это – Гришаева…

– С 2014 года вы – художественный руководитель Московского областного театра юного зрителя. Как совмещаете административную работу с творческой?

– Удаётся прекрасно: отказываюсь в силу занятости от того, что не нравится, соглашаюсь на то, что интересно. Стараюсь поддержать артистов из нашего театра, у которых очень маленькие зарплаты. Вообще, работая в государственном театре, крайне сложно выживать. Поэтому, если возникает какой-либо проект, – прихожу со своей труппой. Например, в фильме «Следствие любви» в каждой серии играли артисты из областного ТЮЗа.

– В этом сериале вы сыграли следователя, капитана юстиции. Как готовились к этой роли, с кем консультировались?

– К сожалению, общаться было не с кем. Порой билась в кровь, доказывая, что в конкретной ситуации следователь не должен действовать так, как написано в сценарии. Мне в ответ: «Молчи! Ты ничего не знаешь». Предлагала пригласить профессионала для консультаций, но на проекте оказалось недостаточно денег. На мой взгляд, в подобных сериалах или фильмах обязательно должен присутствовать консультант. Иначе можно снять ерунду, над которой знающие люди только посмеются.

- Что бы вы пожелали полицейским в Новом году?

– Получать удовольствие и радость от такой сложной работы. Чтобы грело душу осознание того, что ты делаешь хорошее и правильное дело.

Беседу вёл Игорь БЫСЕНКОВ

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 января 2018 > № 2447599 Нонна Гришаева


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 29 декабря 2017 > № 2453430 Алина Сапрыкина

Цирк, уличный лекторий, блошиный рынок: Алина Сапрыкина — о проектах Музея Москвы

Директор Музея Москвы — о том, что можно увидеть в Центре Гиляровского и других филиалах музея, как будет развиваться уличный лекторий и что ждет посетителей Провиантских складов в следующем году.

Музей Москвы давно вышел за рамки обычного музея и привлекает гостей не только выставками. Здесь проводят лекции, кинопоказы, поэтические вечера, концерты, научные конференции, а в музейном дворе периодически организуют детские фестивали, уличный маркет еды и блошиный рынок. Сегодня в Музее Москвы модно бывать.

Директор музея Алина Сапрыкина в интервью mos.ru рассказала о стратегиях завоевания аудитории, выставочных планах на грядущий год и поделилась идеями о том, во что может вырасти недавно открытый пятый филиал — Центр Гиляровского.

Мы идем по пути мультижанрового музея

— Алина, если бы можно было выбрать главное событие года, которым вы особенно гордитесь, что бы это было?

— Трудно выбрать самим, все наши проекты мы делаем так, чтобы ими можно было гордиться. Мы провели опрос, в котором приняли участие коллеги, журналисты, кураторы, художники. Всеобщим голосованием выбрали выставку «Московская оттепель», которая стартовала в Музее Москвы год назад. В итоге проект превратился в целый фестиваль: выставки на тему оттепели после нас открылись также в Третьяковской галерее, в Пушкинском музее.

Мне кажется, в этом году удались все масштабные проекты — это и «Мода и революция», сделанная совместно с Александром Васильевым, и «12 городов будущего: визионерская архитектура XXI века» с молодыми архитекторами-футурологами, и «История Москвы для детей и взрослых», где представлены 2000 главных артефактов из истории Москвы, и «Кунсткамера московских роялей» с ночными концертами пианиста Петра Айду, и «Москва глазами иностранцев» со старинными картами, планами, гравюрами, текстами западных путешественников, и «Три фестиваля» о фестивалях молодежи и студентов, и «Москва моя» художника Семена Файбисовича. Кроме того, внепланово всего за две недели мы придумали и подготовили выставку, где показали самые интересные находки «Моей улицы». Москвичам было интересно, что нашли археологи сейчас — не в 1960-е, не в 1980-е годы, а именно сейчас.

Еще у нас прошла выставка к 100-летию знаменитого руководителя Театра на Таганке Юрия Любимова, рассказывающая об истории города и страны через жизнь и творчество отдельного человека. Молодой режиссер Максим Диденко представил спектакль «10 дней, которые потрясли мир». И это не было повторением одноименного спектакля, который Юрий Петрович поставил в свое время. Наш выставочный зал стал трансформером, площадкой для иммерсивной постановки.

— Собираетесь ли вы в следующем году делать подобные спектакли в выставочном пространстве?

— Да. Проекты, связанные с театром и кино, у нас будут продолжаться. На днях мы открыли выставку «Старая квартира». Она задумана как путешествие во времени. Из коридора типичной московской коммуналки вы попадаете в комнаты разного времени XX века: то в каморку дореволюционного заводского рабочего, то в гостиную 1920-х годов, то в хрущевку периода оттепели, то на кухню времен перестройки. Ваше путешествие заканчивается двором с песочницами, качелями, голубятней и сценой, где с января начнутся спектакли и концерты. В следующем году будем работать еще и с цирком. Расскажем немного о его истории и о знаковых именах, связанных с ним. Например, планируем проект с Вячеславом Полуниным.

Главная цель нашего музея — рассказать о Москве, исследовать Москву, учить понимать Москву, любить Москву. Вообще мы идем по пути мультижанрового музея. Поэтому сегодня мы делаем столько выставок и событий, сколько не делает ни один другой музей в городе: у нас проходят фестивали, модные показы, презентации, конференции, детские спектакли, поэтические чтения. Мы посвящены городу, а город все время меняется. Мы отражаем его, движемся вместе с ним.

— Можно ли сказать, что многие приходят на выставки именно после этих мероприятий, что через них начинают интересоваться и самим музеем?

— Да! Часто люди, которые впервые приходят к нам послушать лекции или посмотреть кино, потом становятся постоянными посетителями. Кроме того, Музей Москвы с большим удовольствием выходит с выставками на бульвары, на площади, в парки, на вокзалы, даже в торговые центры. Мы не должны сидеть и ждать, когда к нам придут. Мы должны и сами идти к людям.

Показать город через людей

— Так и возникла идея уличного лектория, который Музей Москвы провел этим летом совместно с москвоведами и историками? Лекции читали прямо в столичных дворах. Какой была аудитория?

— Есть люди, которым по тем или иным причинам, например в силу возраста, трудно добраться до музея. Мы сделали этот проект для них. Рассказывали об истории города, привозили слайды, фото, разные материалы. Это было летом, встречи проходили прямо во дворах. Многие жители тех районов могли рассказать о себе, о своей жизни. Каждый рассказ очень личный, трогательный. Записи этих воспоминаний вошли в наш архив, мы даже издали газету проекта. Наш музей пытается показать город и через людей, через живые воспоминания.

— Будете продолжать проект?

— Да. Еще мы, скорее всего, сделаем электронную версию. У газеты все-таки ограниченный тираж. Нужно, чтобы наши исследования были и в цифровом виде, так они войдут еще и в нашу коллекцию.

— А как появился городской маркет еды? Что он дает музею?

— Когда путешествуешь, ездишь по миру, кухня — едва ли не первое, на что обращаешь внимание, знакомясь с той или иной культурой. Путь к сердцу туриста лежит в том числе через еду. Городской маркет еды — это такая молодежная культура, связанная еще и с коммуникацией. Это попытка воспроизвести московскую культуру через еду. Посетители этих мероприятий — это аудитория наших выставок.

— Еще вы устраиваете блошиные рынки. Это, можно сказать, музей в музее. Насколько сложно организовать их работу?

— В центре этого проекта — история через вещи с любовью к этим вещам. Мы приглашаем кураторов, которые связаны с этой темой. Рынок у нас всегда тематический: в этом году был к 100-летию революции. На блошке, которая походила во время выставки «Советское детство», были не только вещи этого периода. Мы всегда стараемся придумать еще что-то — музыку того времени, даже танцы спонтанно бывают, конкурсы ретропричесок, ретрофотосъемка в ретрокостюмах и прочее. Я и сама, кстати, люблю на наших рынках что-то покупать — недавно приобрела серьги всего за 100 рублей, фарфоровых рыбок, мне их как раз двух штук в бабушкином наборе не хватало.

Центр Гиляровского — многофункциональная площадка

— Недавно открылся Центр Гиляровского, ваш пятый филиал.

— Центр находится во дворе дома 9 в Столешникове переулке. В этом доме жил многие годы Владимир Алексеевич. А флигель, где находится центр, пережил несколько эпох. Музею Москвы это здание досталось в удручающем состоянии. Долгое время шла реставрация. Сейчас задумана серия проектов с художниками, архитекторами, урбанистами, краеведами. Одним из первых мы пригласили поучаствовать художника Владимира Селезнева. Получилась инсталляция: портрет Гиляровского, выполненный акриловой краской, возникает в темноте. Мы показываем кабинет писателя: стол, стул, висит тулуп, вырезки из газет, рукописи, в рамке на стене висит визитка героя.

Мы хотим, чтобы это было активное место, потому что Гиляровский сам был тусовщиком, гениальным московским репортером. И там не будет постоянной экспозиции. Центр начал работу с кинофестиваля («Гиляйфест». — Прим. mos.ru) — этим мы хотели подчеркнуть многофункциональность площадки. Уже открылся небольшой кинозал, там показывали короткометражки молодых режиссеров, участников конкурса на лучший документальный фильм о Москве. Параллельно были организованы мастер-классы с легендами кино, такими как Марлен Хуциев и другие. Победителям вручили специально сделанные подковы с гравировкой — Гиляровский был последним известным москвичом, который мог собственноручно разогнуть подкову.

— Что еще гости могут увидеть там в ближайшее время?

— В конце декабря открылась выставка агитпрялок со звездами, знаменами, всадниками на лошадях из коллекции фонда «Открытая коллекция». Это такое наше прощание с уходящим юбилейно-революционным годом. А сама выставка — удивительное соединение исконно народного с историей ХХ века.

— Говорили, что в центре появится и книжный магазин-читальня.

— У нас есть несколько идей по поводу того, что может быть в центре. Как минимум — книгообменник с изданиями, посвященными Москве. Возможно, со временем возникнет и магазин, и кафе, и школа городской журналистики, и школа городских краеведов.

Мы относимся к особому типу музеев

— А есть такой музей в мире, опыт которого вы хотели бы в чем-то перенять?

— В мире есть много известных музеев, на которые можно ориентироваться по тому, что и как там сделано. Это Музей Лувра в Париже, MоMA в Нью-Йорке, Tate Modern, Музей Виктории и Альберта в Лондоне и многие другие. Мы смотрим, как они устроены, изучаем какие-то новшества, идеи. Но мы относимся к совершенно особому типу музеев — мы музей города. Такие музеи есть в каждом мегаполисе, в каждой столице мира — Музей Лондона, Музей Парижа, Музей Нью-Йорка, Музей Берлина, Музей Сингапура, Музей Шанхая, Музей Токио. Все они очень разные, как и все эти города.

В отличие от художественной галереи, например, которая может веками собирать шедевры, а потом просто их показывать, мы работаем с городом и горожанами, историей, современностью и будущим. Для нас важным является не какой-то отдельный вид искусства, хотя в нашей коллекции как раз есть все – и живопись, и графика, и фото, и скульптура, и декоративно-прикладное искусство, и городской дизайн, и современное искусство.

Наш музей рассказывает о важных событиях Москвы, о ее древней и местами непростой истории, об отношениях между людьми в разное время, о традициях и новых культурных явлениях, которые всегда рождались сначала в Москве, а потом распространялись далее по стране, о вкладе в мировую культуру, о достижениях, о выдающихся людях столицы, о самых обычных жителях и их судьбах.

— За свою историю Музей Москвы несколько раз менял название и концепцию. Каким вы видите его в будущем?

— Сейчас Музей Москвы вобрал в себя все свои предыдущие сущности. Наконец, он находится в одном из лучших архитектурных комплексов столицы — Провиантских складах. Это основная площадка, как сателлиты к ней относятся Музей археологии Москвы на Манежной площади, Старый Английский Двор на Варварке, музей истории «Лефортово», усадьба Влахернское-Кузьминки, теперь также Центр Гиляровского. Каждый филиал по-своему рассказывает о Москве, у каждого есть своя фишка.

Мне хочется, чтобы Музей Москвы был родным музеем для людей, живущих в столице, — как для коренных москвичей, так и для переехавших сюда из других городов. Мы делаем все для того, чтобы музей был интересным, содержательным, современным, гостеприимным — местом, несущим добро, единение для разных людей, ведь город, в котором мы живем, особенный. Он общий для всех. Хочется, чтобы наш музей был успешным, еще более посещаемым. Чтобы люди, которые работают в нашем музее, были счастливы.

Мечтаю, чтобы наш комплекс, памятник архитектуры «Провиантские склады», постепенно отреставрировали. Чтобы он был знаковой яркой точкой, чтобы туристы посещали его так же, как «Зарядье», Музеи Московского Кремля, ВДНХ, Третьяковку, Пушкинский. На 120-летие музея мы придумали ролик. Там рассказывается о том, как музей назывался, что и когда поступало в коллекцию, что происходило. А будущее мы сформулировали так: «Музей Москвы остается главным городским музеем».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 29 декабря 2017 > № 2453430 Алина Сапрыкина


Евросоюз. Нидерланды. Россия. Весь мир. ЦФО > Агропром. Экология > agronews.ru, 29 декабря 2017 > № 2441850 Григорий Беленький

Комментарий. «Контрол Юнион Сертификейшенс» вступил в Союз органического земледелия.

Органика набирает силу и вес в России. В стране имеют право сертифицировать по международным стандартам органического сельского хозяйства только 16 органов по сертификации. «Контрол Юнион Сертификейшенс» входит в их число. Это самый представительный сертификационный орган в сфере органического сельского хозяйства в нашей стране. В Москве расположено представительство компании. Помимо России осуществляет органическую сертификацию еще в 130 странах мира.

Недавно компания расширила свою деятельность в России на сферу сертификации по органическому сельскому хозяйству и вошла в Союз органического земледелия. У каждого из сертифицирующих органов, работающих в России, есть аккредитация на определенные виды сертификации. Т.е. не каждый сертифицирующий орган, допустим, может сертифицировать органическое животноводство в России. Информация о них открыта, доступна в интернете. Еврокомиссия ЕС ежегодно выпускает документ о всех аккредитованных органах по сертификации в сфере органического сельского хозяйства. Информацию о них можно посмотреть на сайте Союза органического земледелия.

«Контрол Юнион Сертификейшенс» имеет право проводить органическую сертификацию по следующим видам: растениеводство (сырье), животноводство, аквакультура, переработка сельхозпродуктов, переработка кормов, посадочный материал и семена. Это максимальный перечень видов сертификации.

Недавно генеральный директор ООО «Контрол Юнион Сертификейшенс» Григорий Беленький дал интервью Союзу органического земледелия.

– ГК «Контрол Юнион Сертификейшенс» — крупный международный орган по сертификации с многолетней историей. Что стало причиной открытия направления сертификации в сфере органического сельского хозяйства в России?

— В последние несколько лет все большую актуальность набирает вопрос популяризации отечественного сельскохозяйственного рынка. Особенно в условиях импортозамещения. Ранее мы привели в Россию стандарт GlobalGap (выпустили первый в России сертификат), который по сей день широко применяется в сельскохозяйственном сегменте. Эта отрасль активно развивается и все больше предприятий интересуются органической сертификацией, и мы видим, что пришло время переходить на новый уровень. Мы уже провели первые аудиты в России.

– Проводились ли маркетинговые исследования? Каким образом оценивался потенциальный рынок сертификации органической продукции России?

— Безусловно, мониторинг был. Не стоит забывать, что помимо сертификации по международным стандартам пищевых\непищевых, сельскохозяйственных и лесообрабатывающих предприятий, наша компания на регулярной основе проводит аудиты производителей по заказу крупных сетей. Таким образом, мы находимся в постоянном контакте с огромным числом сельхозпроизводителей и переработчиков, а также являемся постоянными участниками и организаторами различных конференций и круглых столов. Все это позволяет нам обсудить потребности и возможности предприятий, выявить потенциальных кандидатов на органическую сертификацию в том числе.

– Как Вы оцениваете состояние рынка органического сельского хозяйства в России и его перспективы? Какие шаги необходимо предпринимать для его развития?

— Приятно осознавать, что предприятия, имеющие в планах органическую сертификацию, нацелены не только на международный рынок, но также и планируют реализовывать свою продукцию в России. Это касается не только производителей отечественной сельхозпродукции, но и переработчиков импортного сертифицированного сырья.

Если говорить об органическом земледелии, то для развития этой отрасли необходимо поддержать предприятия в вопросах обеспечения посевным материалом и разрешенными препаратами (удобрения и т.д.). Так же многие предприятия не имеют даже малейшего понятия, какими методами осуществляется борьба с вредителями и болезнями растений. Аналогичные вопросы возникают и в животноводстве. Поэтому популяризация принципов органического сельского хозяйства на начальном этапе крайне необходима.

– Насколько российские сельхозпроизводители готовы к тому, чтобы проходить сертификацию по международным стандартам органик?

— К сожалению, перечень предприятий, уже сегодня готовых соответствовать принципам органического сельского хозяйства, невелик, но зато это те, кто уже глубоко разобрался в этом вопросе и осознано движется к намеченной цели.

– В развитых странах, в том числе, Нидерландах, где расположен ваш головной офис, рынок уже сформировался. Какие виды органического сельскохозяйственного производства характерны для Нидерландов? В какие страны она экспортирует органическую продукцию? Какие продукты популярны на внутреннем рынке?

— Типичное органическое сельскохозяйственное производство в Нидерландах: молочные продукты, хлебобулочные изделия, фрукты и овощи, все виды переработанных пищевых продуктов. Основные импортируемые органические продукты: корма, чай, банан, кофе и т. д. Крупнейшим партнером для экспорта является США, но, помимо этого, достаточная доля сертифицированной продукции фигурирует в обороте между странами ЕС и внутри Нидерландов.

– Как Вы считаете, какую поддержку должно оказывать государство производителям органической продукции? Как поставлено это дело в Нидерландах?

— На текущий момент данная программа сертификации является добровольной, как в России и Нидерландах, так и по всему миру. Для некоторых стран это более привычная процедура в связи с общей тенденцией экологизации всех процессов (сельское хозяйство, промышленность, энергетика и т.д.). Для таких стран очень полезно частичное субсидирование, применяемое практически во всех странах Европы.

Для стран, где органическая идеология только начинает внедряться, как в России, например, очень полезна будет еще и информационная поддержка, так как многие предприятия с потенциальной возможностью выпуска органической продукции не обладают достаточной информацией.

– Недавно Союз органического земледелия внес предложения в Минсельхоз РФ по мерам развития органического сельского хозяйства, в том числе предлагается компенсировать часть затрат на сертификацию. Как Вы считаете, насколько такая мера может быть эффективной?

— Такая мера, безусловно, должна принести хорошие результаты. Но стоит понимать, что для перехода на органическую систему необходимо время. Только через 2-4 года можно будет оценить эффективность. Любому сельхозпроизводителю нужен рынок сбыта и если уже сейчас он будет видеть реальные перспективы и начнет подготовку к сертификации, то уже спустя 3 года мы сможем наблюдать ощутимое увеличение органической продукции, произведенной в России.

– Чем отличается менталитет российских производителей? Трудно или легко с ними работать?

— Мы не делим предприятия на российские и зарубежные. В любом случае без человеческого фактора не обойтись, но мы стараемся найти индивидуальный подход к каждому. Как правило, долгосрочные проекты реализовываются немного сложнее, и это, скорее, связано с отсутствием у предприятий понимания рынка на несколько лет вперед ввиду сложной внешнеэкономической ситуации.

– Какие средства защиты растений и удобрения разрешаются в органическом сельском хозяйстве? Ведь инспектор по каждому хозяйству решает индивидуально, ориентироваться на таблицу разрешенных веществ в стандарте не всегда получается.

— Вы совершенно верно отметили, что речь идет о таблице разрешенных веществ, а не о перечне разрешенных препаратов. Поэтому, если применяемый препарат отсутствует в перечне ранее утвержденных к применению в органическом сельском хозяйстве, то в первую очередь тщательно изучается его состав на предмет наличия разрешенных веществ в его составе и, главное, на предмет отсутствия запрещенных.

– Каким образом контролируется деятельность сертифицирующих органов в ЕС? Какие критерии и требования к Вам как к органу по сертификации предъявляются? Насколько это прозрачная система?

— Органы по сертификации аккредитованы независимыми государственными органами по аккредитации в соответствии с ISO 17065. Это означает ежегодный аудит и оценку эффективности работы аудитора. Для органической программы ЕС в дополнение к аккредитации компетентный орган государства-члена ЕС (или Комиссии ЕС) контролирует деятельность органа по сертификации.

– Чтобы стать инспектором органического сельского хозяйства что необходимо — обучение, практика? Сколько по времени занимает аккредитация инспектора?

— Все наши аудиторы (инспекторы) проходят одинаковую поэтапную процедуру подтверждения по всем системам менеджмента, и органические стандарты не исключение. Для начала специалист должен иметь профильное образование и опыт работы в профильной сфере. Далее он проходит обучение по стандарту и сдает экзамен по теоретической части. После успешной сдачи экзамена следует череда стажировок с более опытными коллегами.

Продолжительность стажировки зависит от количества и длительности аудитов, а также области проверки каждого аудируемого предприятия. Тут в большей степени играет роль не общее число часов стажировки, а объем практических навыков, полученных в ходе стажировок. После того, как достаточно опыта было получено, новоиспеченный аудитор проводит проверку самостоятельно в присутствии более опытного коллеги и только потом приступает к самостоятельной работе.

– Ваши пожелания и наставления тем, кто собирается переходить на органическое сельское хозяйство? К чему им необходимо быть готовыми?

— Переход на органическое сельское хозяйство помимо экономической составляющей в своей основе должен иметь некоторую идеологическую часть. Только тогда проект будет успешно реализован и много лет прослужит примером для других предприятий.

Для перехода на органическую систему потребуется время и немало усилий, поэтому предприятия должны быть готовы к тому, что мгновенного эффекта не получится. Более того объем производимой сельхозпродукции не останется на прежнем уровне. Несмотря на вышесказанное, все вложения будут оправданы в будущем, т.к. польза для здоровья потребителей от использования органической продукции, выращенной и произведенной по всем правилам, несомненна. Такая продукция всегда пользуется повышенным спросом, поэтому не стоит бояться сделать первый шаг и начать подготовку к органической сертификации.

Наша справка. Группа компаний «КОНТРОЛ ЮНИОН» основана в 1956 году и, помимо сертификации по органическим стандартам, имеет широкий спектр деятельности. Организация сертифицирована по ISO 9001 и имеет зарегистрированные представительства в 43 странах мира. В России компания работает с 1998 года в 19 регионах нашей страны, у нее есть собственные лаборатории в Москве, Новороссийске, Ростове-на-Дону, аккредитованные Госстандартом РФ и GAFTA. «Контрол Юнион Сертификейшенс» является членом международных торговых ассоциаций: ассоциации по торговле зерновыми и кормовыми культурами (GAFTA), ассоциации по торговле растительными маслами, масличными культурами и жирами (FOSFA), лондонской ассоциации по торговле сахаром (SAL).

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледелия

Евросоюз. Нидерланды. Россия. Весь мир. ЦФО > Агропром. Экология > agronews.ru, 29 декабря 2017 > № 2441850 Григорий Беленький


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441390 Ольга Егорова, Александр Моисеев

Манеж Бетанкура

Ольга Егорова, Профессор МГТУ им. Н.Э.Баумана, доктор исторических наук

Александр Моисеев, Обозреватель журнала «Международная жизнь»

Уникальному архитектурному и инженерно-техническому творению Августина де Бетанкура - Манежу, что рядом с Московским Кремлем, в ноябре 2017 года исполнилось 200 лет.

Он был построен в ознаменование пятой годовщины победы в Отечественной войне 1812 года и торжественно открыт военным парадом в присутствии императора России Александра I. Манеж - это не только бесценный символ, посвященный победе русского оружия над Наполеоном, но и уникальное инженерно-техническое сооружение, национальное и культурное достояние нашей страны.

История постройки Манежа

Во время нашествия Наполеона, в 1812 году, за четыре дня пожар в Москве уничтожил почти три четверти города. По архивным материалам и по данным обер-полицмейстера Москвы Ивашкина, из 9158 жилых строений сгорело более 6,5 тысяч, осталось годными для жилья менее 30% домов. Вскоре после победы в Отечественной войне против французского нашествия, в феврале 1813 года, была создана «Комиссия для строения Москвы», которая разработала план превращения выгоревшей части города в единый архитектурный ансамбль. Работу комиссии возглавил князь Михаил Дмитриевич Цицианов. Ему подчинялись чиновники и архитекторы, включая знаменитых градостроителей О.И.Бове, В.П.Стасова, Доменико Жилярди, В.И.Гесте и многих других. В число вновь возводимых зданий вошел и Манеж, так что своим появлением он в некотором смысле «обязан» опустошительному пожару Москвы 1812 года.

Известно, что император Александр I в 1816 году принял решение переехать на целый год из тогдашней столицы Санкт-Петербурга в Москву и перенести туда же свой двор, чтобы личным присутствием ускорить и активизировать строительные работы в первопрестольной. Кроме того, для празднования победы над Наполеоном и проведения парада войск требовалось специальное помещение - экзерциргауз, где мог бы развернуться целый полк солдат в 2 тыс. человек, причем как пеших, так и конных. Мода на такие сооружения, в которых военные могли тренироваться в зимнее время и в периоды непогоды, пришла из Германии. Позднее немецкое название заменили на более благозвучное и простое в произношении, французское, - «манеж».

К 1816 году в России подобные помещения для военных упражнений уже существовали, но все они были небольших размеров и находились в Петербурге и некоторых других городах. В Москве же таковые просто отсутствовали. Вот и возникла в царском окружении идея в 1816 году возвести такой экзерциргауз рядом с Кремлем, а точнее, вблизи Боровицкого моста. Однако после обследования местности и в ходе подготовки проекта строительство было перенесено на Моховую площадь.

Как испанский гений стал российским

Любопытно, что возрождение интереса наших современников к выдающемуся испанскому ученому и инженеру XVIII-XIX веков Августину де Бетанкуру (Agustin de Betancourt) было вызвано, как ни парадоксально, таинственным и внезапным пожаром в московском Манеже, который случился в марте 2004 года. Именно в связи с этим трагическим событием стало широко известно о великом испанском инженере, его жизни и замечательных конструкторских творениях.

Родился Августин Хосе Педро дель Кармен Доминго де Канделария де Бетанкур и Молина (это его полное имя) 1 февраля 1758 года на острове Тенерифе (Канарские острова, Испания) в городе Пуэрто-де-ла-Крус, в семье потомственного дворянина. Получив блестящее образование в Мадриде, Париже и Лондоне, уже к концу 1790-х он стал самым известным инженером Испании. Тогдашняя обстановка в родной Испании, да и соседних странах, не очень-то способствовала стабильной жизни и мирному творческому труду инженера, к чему так стремился Августин де Бетанкур. И он собрался на Кубу, где его таланты предполагала применить местная знать - землевладельцы-сахарократы. Бетанкур предложил им механизировать переработку сахарного тростника с помощью специально сконструированной им для этого паровой машины (диковинки начала XIX в., более известной тогда под именем английского изобретателя паровой машины Уатта). Сахарократы оплатили изготовление паровой машины по проекту Бетанкура на заводе в Бристоле, в Англии, ее транспортировку на Кубу, выделили денежные средства испанскому инженеру, на которые он приобрел все необходимое для работы на острове, где намеревался пробыть не менее шести лет. Однако судьба распорядилась иначе, и на Кубу испанский инженер не попал.

Зато так сложились обстоятельства, что еще в ноябре 1807 года по рекомендации известного российского дипломата, посланника Санкт-Петербурга в Мадриде И.М.Муравьева-Апостола, Бетанкур в первый раз посетил Россию, чтобы ознакомиться с новой для него страной и изучить возможность перехода на русскую военную службу. В архиве Испании имеется подлинник донесения посланника в Санкт-Петербурге графа де Нороньи премьер-министру Педро Севальосу от 8 декабря 1807 года, в котором он сообщает: «Несколько дней назад в столицу Российской империи прибыл дон Августин де Бетанкур, интендант королевской армии. Я представил его графу Румянцеву, который принял гостя с великими любезностями. Российский министр назначил ему прибыть во дворец, где обер-гофмейстер императорского двора представил его государю императору для личной аудиенции. Такой чести удостаивались ранее только послы, ибо других иностранных особ представляют императору на приемах».

Известно, что русский император Александр I после личных бесед с Бетанкуром проникся к нему доверием и симпатией. Кроме того, российский император был хорошо информирован о широком престиже и популярности инженера в Испании и во Франции, и Августин де Бетанкур был приглашен императором Александром I на службу в Россию.

И все-таки досконально трудно определить все причины, из-за которых в 1807 году Августин де Бетанкур был вынужден покинуть Испанию. Но доподлинно известно из документов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), из Формулярного списка о службе и достоинстве свиты Его Императорского Величества состоящего по армии генерал-лейтенанта Бетанкура, что 30 ноября в 1808-м, в год своего 50-летия, Августин де Бетанкур был принят на русскую военную службу в чине генерал-майора. Вместе с ним в Петербург приехала и вся его семья: жена Анна, три дочери - Каролина, Аделина, Матильда - и сын Альфонс…

«Невысокого роста, с красноватым лицом, высоким лбом мудреца и большими, умными, немного грустными глазами, со скорбной складкой у плотно сжатых губ» - таким рисовали Августина де Бетанкура его биографы. А затем перечисляли его многочисленные инженерные изобретения и архитектурные творения.

За неполные 16 лет, что отвела ему судьба в России вплоть до его кончины в Петербурге в 1824 году, он построил у нас в стране уникальные архитектурные ансамбли и инженерные сооружения в ряде больших и малых городов России. Подавляющая часть его изобретений, включая мосты, постройки и различные механизмы, были придуманы им и воплощены в жизнь в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Ну а в Москве инженерное наследие Бетанкура представлено только Манежем - бесценным инженерно-архитектурным достоянием не только для нашего города, но и всей России.

Метод Бетанкура

При проектировании и строительстве Манежа Бетанкур старался исключить все риски, которые могли угрожать зданию в будущем. Он учитывал восход и заход солнца, близость Москвы-реки и возможность наводнения. К примеру, крышу здания он спроектировал под асимметричную нагрузку, потому что слой снега мог быть неодинаковым на теневой и солнечной стороне. Инженер приказал углубить фундамент на четыре метра, а стены сделать более широкими у основания. Учитывал Бетанкур и возможную осадку постройки. Он лично подбирал деревья для перекрытия, а если замечал дефекты, просил у царя Александра I разрешения на дополнительные траты для замены сомнительных материалов. Кроме того, испанский инженер руководствовался принципом одного из римских императоров: «Прочность, Польза и Красота». Возможно, именно поэтому все инженерно-архитектурные сооружения Бетанкура имеют вид произведений искусства. Поэтому проект московского Манежа, представленный Августином де Бетанкуром, и был выбран и утвержден Александром I среди нескольких других проектов.

Как свидетельствуют архивные документы, строительство здания осуществлялось именно по проекту Бетанкура - с размерами между стенами внутри сооружения 166,1 метра в длину и 44,7 метра в ширину. Реализовывалось исключительно оригинальное решение по постройке перекрытия, составленного из деревянных стропильных ферм. Манеж не должен был иметь ни одной внутренней колонны, фермы длиной 44,86 метра каждая должны были перекрывать все пространство. Для того времени такое инженерное решение было уникальным.

Конечно, в строительстве Манежа принимал участие не один Августин де Бетанкур. Помимо самого царя Александра I, московского военного генерал-губернатора Александра Тормасова, большой вклад в его сооружение вложили соотечественник Бетанкура Рафаэль Бауса, инженер-майор Александр Кашперов, руководивший проектом инженер генерал-майор Лев Карбонье и ряд других выдающихся специалистов. Нельзя забывать и то, что фасады здания были декорированы в стиле ампир выдающимся архитектором Осипом Бове, возглавлявшим комиссию после пожара Москвы 1812 го-да. (Поначалу планировалась декоративная отделка Манежа выдающимся архитектором Огюстом Монферраном, но не сложилось). А в основном Манеж - плод необыкновенного воображения и точных инженерных расчетов Бетанкура, его воли и уникальных организаторских способностей. К тому же, по свидетельству специалистов, русско-испанский инженер владел даром необычайного ощущения пространства…

К началу осени 1817 года строительство уже подходило к концу. В октябре производились кровельные работы, а в ноябре устраивался парапет на крыше, шло остекление окон. Первый этап строительства продолжался всего шесть месяцев и осуществлялся небывалыми по тем временам темпами под непосредственным приглядом Августина де Бетанкура, довольно часто приезжавшего для этого из Петербурга в Москву. И вот 30 ноября 1817 года московский Манеж площадью более 7,5 тыс. квадратных метров торжественно открыли.

За прошедшие два столетия уникальное здание не раз меняло свою роль. Построенный по указанию императора Александра I для упражнений и парадов конных и пеших войск, впоследствии московский Манеж служил местом для массовых увеселений, в нем проходили выставки и концерты, там выступал великий французский композитор и дирижер Гектор Берлиоз и другие выдающиеся личности, включая Льва Толстого, который, говорят, учился в Манеже езде не велосипеде. А в советские времена почти 40 лет в уникальном здании был Гараж особого назначения. Но в конце концов Манеж приобрел славу самого крупного выставочного зала в самом сердце российской столицы.

Пожар и возрождение из пепла

Как отмечено уже в современной «летописи», в московском Манеже огонь вспыхнул вечером 14 марта 2004 года. И только к утру следующего дня пожарным удалось его погасить. К сожалению, в огне погибла оригинальная деревянная кровля - изобретение инженера Бетанкура. К счастью, сохранились чертежи уникальных стропильных ферм испанского инженера. Надо отметить, что пожар уничтожил кровлю и интерьер постройки полностью, но толстые, почти двухметровые стены выстояли. Были изготовлены точные копии этих деревянных конструкций…

Восстанавливался же Манеж по проекту группы архитектора Павла Андреева, который учел все конструкции Бетанкура, но с модернизацией интерьеров и некоторых деталей экстерьера.

Московский Манеж был восстановлен через 400 дней после пожара и вновь распахнул свои двери 18 апреля 2005 года, в День культурного наследия, который ежегодно отмечается во всем мире. Манеж был воссоздан в минимальные сроки и в соответствии с историческими параметрами здания-оригинала, а новые клеенодеревянные фермы Бетанкура тогда покрыли специальным составом, который обеспечивает им био- и огнезащиту.

Манежу вернули статус Центрального выставочного зала столицы и страны. С целью увековечивания памяти выдающегося испано-русского инженера и ученого по инициативе Высшей школы Петербурга одной из малых планет солнечной системы с порядковым номером 11 446 присвоили имя «Бетанкур».

Манеж не только украсил Москву, но и чудесным образом возродил имя своего создателя, гениального инженера Августина де Бетанкура, сыгравшего в инженерной истории России выдающуюся роль.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441390 Ольга Егорова, Александр Моисеев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > trud.ru, 27 декабря 2017 > № 2444201 Владимир Ресин

Владимир Ресин - о доле обманутых вкладчиков

Олег Юрьев

Депутат Госдумы возглавляет рабочую группу по защите прав столичных дольщиков

Мы встретились с депутатом Государственной думы, главой Экспертного совета по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства при комитете ГД по транспорту и строительству Владимиром Ресиным в рождественские праздники, когда страна строит планы на будущий год. Поэтому и тема нашего разговора важная — долевое строительство, ведь по линии своей депутатской деятельности Ресин в Москве возглавляет рабочую группу по защите прав столичных дольщиков.

— Владимир Иосифович, почему правительство не справилось с решением проблемы обманутых дольщиков с помощью организации госкомпфонда? Почему новые меры включают в себя полный отказ от долевого строительства?

— Жилищный вопрос был и остается одним из самых острых, понятно, что проблему обманутых дольщиков надо решать, так сказать, не отходя от котлована. Считать, что правительство не справилось, неверно. Напротив, только после того как подключились все ветви власти — Госдума, правительство и наш президент, — появился свет в конце тоннеля. Многие из пострадавших дольщиков уже въехали в свои квартиры, многие получат заветные квадратные метры в 2018-м. Госкомпфонд работает, его наличие — это гарантия того, что у нас не появится обманутых дольщиков новой волны. Вдумайтесь: сегодня в нашей стране более 80% жилья возводится по договорам долевого участия. Значит, эта форма давала свои результаты и пока, за неимением лучшего, максимально востребована россиянами.

Реклама 20

Не стоит забывать, что страна за последние 10 лет пережила ряд экономических кризисов. Конечно же, это сказалось и на строительной отрасли. Правительство старалось сохранить и оздоровить институт долевого строительства, чтобы у населения была возможность приобрести жилье по стоимости несколько меньшей, чем готовые к сдаче квартиры. К сожалению, оказалось, что в условиях нестабильной экономической ситуации существующие объективно риски (а они существуют для любого вложения на начальной стадии производства) превысили допустимый уровень в несколько раз. Максимальным риском, с которым можно смириться, я бы назвал задержку сдачи объекта на срок до полугода, но не больше.

У нас же по стране это растянулось на годы. К объективным экономическим трудностям добавились и недобросовестные застройщики, использовавшие белые пятна в законодательстве. Поэтому потребовались серьезные совместные действия на всех уровнях. Потребовалось введение жесткого контроля, срочное принятие новых законов в долевом строительстве, которые положат конец самому явлению «обманутые дольщики».

Сейчас мы смотрим на перспективу. Активно решается проблема дольщиков, которые уже пострадали. Возможно, полный отказ от долевого строительства кому-то покажется слишком радикальным методом, но, бывает, болезнь требует сильнодействующего лекарства с максимальной эффективностью. Именно такое поручение дал президент Владимир Путин.

— Люди опасаются, что с отменой долевого строительства цены на недвижимость резко пойдут вверх.

— Решения, принятые с целью эффективного управления рисками и повышения ответственности застройщиков, разумеется, были непросто восприняты рынком, однако социальная значимость проблемы дольщиков определила приоритеты государственной политики. В этой связи следует ожидать существенного сокращения запуска новых проектов долевого строительства, что, однако, вряд ли приведет к скачку цен. Реформа отрасли проходит на фоне рекордно низкого спроса и некоторого «затоваривания» рынка предложением объектов, заложенных еще в докризисное время. Тем не менее, прежде всего в регионах, сокращение предложения может быть значительным. Эта ситуация при возврате экономики к росту создаст основания для возможного роста цен, однако в случае наличия сформированного предложения от банков, фондов, иных квалифицированных инвесторов, принимающих на себя риски, этот рост будет быстро стабилизирован новым предложением.

— Считаете, что переход на новую систему финансирования пройдет гладко или есть какие-то препятствия?

— Основным препятствием замены «долевых» денег на иные источники является недоверие рынка к инвестициям в строительство. Если гражданин в долевом договоре сам себе и инвестор, и потребитель (то есть риски сбыта сняты), то институциональный инвестор, понимая нестабильность спроса на жилую недвижимость при любых кризисах, должен иметь серьезный страховой или гарантийный механизм снятия таких рисков. Таким механизмом должен стать фонд, созданный Агентством ипотечного жилищного кредитования (АИЖК) в части финансов, и само АИЖК как институт развития в части методологии, контроля и мер государственной поддержки.

— Есть ли опасность монополизации рынка, учитывая, что небольшие строительные компании не смогут работать в новых условиях?

— Разумеется, риск монополизации рынка существует. Это связано прежде всего со строительством в некрупных городах, где не только мало застройщиков, соответствующих требованиям закона, но и нестабилен рынок, что отворачивает от них банки. Полагаю, что для этих городов решением может стать активизация работы региональных фондов жилищного строительства, которые способны управлять рисками таких проектов и обеспечивать реализацию проектов, в том числе выполняя задачу обеспечения жильем граждан, имеющих право на государственную поддержку.

— А как обстоят дела в Москве?

— На сегодня это 34 проблемных объекта на территории Москвы, 11 из них — в Новой Москве. При этом по 23 объектам предусматривается завершение строительства (из них пять завершаются силами текущих застройщиков, по 16 строительство предусмотрено с привлечением новых инвесторов, в том числе в рамках процедуры банкротства, а два объекта будут построены за счет средств городского бюджета). По 11 объектам строительство невозможно, в связи с чем осуществляется компенсация гражданам по двум направлениям: путем предоставления квартиры из казны города и компенсации за счет инвестора.

— Другая волнующая москвичей тема — реновация...

— А что тут волноваться? Программа принята. Дома, которые в нее вошли по совокупности результатов голосования жильцов, можно сказать, уже готовятся к переезду. В начале следующего года будут проведены торги на проектирование домов под переселение. Их строительство планируется начать осенью 2018-го. Сейчас заканчивается разработка документации. В январе-феврале могут быть уже первые переезды по реновации в новые, комфортные дома, подготовленные городом для этих целей. В начале следующего года графики переезда для первых домов будут составлены.

— Чего ожидать игрокам рынка в связи с реновацией? Чего ожидать гражданам? Как изменятся цены на жилье?

— Первое и главное: граждане, участвующие в программе реновации, получат свое жилье бесплатно, квартира на квартиру, причем с увеличением общей площади на 25%. Захотят увеличить свою жилплощадь — докупят дополнительные квадратные метры. А уж что они потом будут делать со своими квартирами, это их дело.

Если говорить о рынке жилья в целом, то как минимум изменится состав предложения. Станет меньше «убитого», некомфортного жилья, которое сбывалось за меньшие суммы. Впрочем, это касается лишь районов, удаленных от центра. В центре столицы жилье традиционно покупалось ради его расположения, и здесь не стоит ожидать значительных колебаний в стоимости.

Насколько я знаю, после объявления о реновации немного поднялись цены на жилье в домах, которые попали в списки программы. Незначительно, в пределах всего московского рынка недвижимости, а именно вторичного жилья, поднялись цены на собственность в хрущевках. Но сейчас ситуация выровнялась. Хотя я считаю это хорошим показателем: значит, горожане поверили в программу и решили таким образом ускорить процесс улучшения своих жилищных условий.

В целом же увеличение предложения должно снизить цены на недвижимость в Москве и ближайшем Подмосковье. Дело в наличии платежеспособного спроса, сейчас он, к сожалению, невелик. Но ожидается его рост как раз ко времени ввода первых объектов реновации в эксплуатацию.

Одного факта, что дом построен по программе реновации, недостаточно для сколько-нибудь серьезного влияния на ценообразование. Роль будут играть и другие факторы, типичные для этого сегмента. Я говорю о расположении, предпочтении застройщиков, ставке ипотечного кредитования. В любом случае у города будет что предложить новым приобретателям и возможность обеспечить москвичей достойными условиями жизни. В кварталах, отвечающих современным международным требованиям по градостроительной застройке.

Москвичам можно позавидовать: они быстрее всех в России смогут обновить до уровня технологий XXI века свои жилища, забыв как страшный сон про ветхие метры старых квартир.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > trud.ru, 27 декабря 2017 > № 2444201 Владимир Ресин


Россия. Весь мир. ЦФО > Химпром. Медицина > rusnano.com, 26 декабря 2017 > № 2458110 Ольга Шпичко

Ольга Шпичко: Мы сталкивались со случаями, когда глазные капли добавляли в шампунь для роста волос.

Автор: Елена Николаева

Управляющий директор по инвестиционной деятельности УК «РОСНАНО» Ольга Шпичко рассказала «Снобу», зачем российские компании инвестируют в западный бизнес и когда появится средство против старения.

Мы в очень интересное время живем. То, что вчера казалось невозможным, сегодня — реальность. И конечно, хочется пожить подольше: дотянуть до, например, замены и модификации органов, чтобы увеличить продолжительность жизни человека. Продление жизни — главный тренд в фармацевтике?

В целом да. И для того чтобы удлинить активные годы жизни, как минимум надо диагностировать проблемы. И диагностировать нужно как можно раньше. Мой департамент в РОСНАНО специализируется на проектах в области фармацевтики, медицинских технологий и создания сервисов.

Технологии и сервис — это фактически создание инфраструктуры? Что такое инфраструктура в фармацевтике?

Когда мы начинали заниматься данным направлением, мы для себя определили цель — борьба с социально значимыми заболеваниями. Например, с онкологией и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Это могут быть экспресс-тесты на выявление заболевания на ранней стадии, медицинское оборудование, которое позволяет производить своевременную диагностику.

Среди проектов, которыми мы очень сильно гордимся, — проект по созданию сети центров позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), которые являются признанной технологией в мировой медицине. Это диагностика, которая позволяет обнаружить процессы в организме, связанные с начальной стадией онкологических заболеваний. Мы знаем, что раковые клетки наиболее активно потребляют глюкозу. И уже ранние процессы нарушения метаболизма, воспаления при онкологических процессах можно диагностировать методом ПЭТ.

Поддерживая то, что разрабатывается годами и редко приводит к результатам, нет опасения поймать нисходящий тренд?

Безусловно, есть, как и в любой технологии, даже не связанной с медициной. Потому что мир не стоит на месте, продолжаются исследования в различных областях, и мы, наверное, не можем успевать в той мере, в которой нам хотелось бы.

И как тогда справляться с этим риском? Деньги большие, годы идут. Я знаю много перспективных проектов, которые проваливаются еще на стадии исследования.

Любые проекты, связанные с областью здравоохранения, несут в себе дополнительные риски, в том числе риски непрохождения клинических испытаний. И в мировой статистике только один из тысячи препаратов доходит до финальной стадии, и действительно, прорывных рождается не так много. Можно подстраховаться только глубоким анализом мировых трендов, пониманием биологии, химии.

Почему в РОСНАНО вы занимаетесь развитием именно фармацевтического направления? У вас было какое-то распределение внутри РОСНАНО? У ваших коллег очень разные инвестиционные портфели.

До РОСНАНО я работала в компании, которая занималась разработкой и поставкой медицинского оборудования. Также была координатором проекта по ядерной медицине в Росатоме. И в 2008 году, когда РОСНАНО только формировалось, меня пригласили посмотреть на область здравоохранения и что можно в этой области сделать. Поскольку в РОСНАНО, инвестируя деньги в высокие технологии, понимали, что нужны проекты с социально значимым эффектом. И даже если они не станут высокодоходными, не принесут РОСНАНО много денег, то они окажутся полезными и понятными людям.

Как вы искали проекты и как долго формировали портфель?

Практически вся моя команда работает здесь с самого начала, с 2009–2010 годов. Это был период активного поиска, когда я объезжала наши институты, крупные компании, общалась с персоналом, искала, где мы могли бы сотрудничать. Мы просмотрели около 3 тысяч проектов, чтобы сформировать свой портфель.

Сколько проектов сейчас у вас в портфеле?

С учетом того, что мы что-то продали, что-то закрыли, у нас осталось 8 проектов. Из них два американских — Biomark Capital и Domain Associates.

Насколько они рисковые?

Если ранжировать мой портфель по уровню риска, то один из высокорискованных проектов — участие в американском фонде Biomark Capital, который специализируется на вложениях в компании на ранней стадии. Доля РОСНАНО в фонде — 40%, но мы являемся ограниченным партнером — управляет им управляющая компания, а мы ждем результата этих инвестиций. Нашей основной мотивацией к такому сотрудничеству был трансфер американских технологий в Россию. Как результат, одна из технологий по созданию вакцин сейчас используется нашей портфельной компанией «Нанолек».

Чему вы за это время научились у американцев?

Мы смотрели, как они выбирают проекты, мониторят их развитие, насколько они готовы к риску. Мы убедились, насколько важны всеобъемлющий анализ и глубокое понимание технологий, в которые ты инвестируешь. Партнеры внимательно следили, что с подобными технологиями происходит на других рынках, в других компаниях.

А чего нет у нас в фармацевтике, в нашей стране, что есть у американцев? У нас в этой сфере масса разных определяющих аспектов и разные законодательства. При этом РОСНАНО — крупный игрок, к которому прислушиваются на государственном уровне.

За последние десять лет законодательство в России очень сильно изменилось, оно приближается к западным стандартам. Регулирование производства и проведения испытаний фармпрепаратов на Западе гораздо более жесткое по сравнению с производством в России.

Какие последствия этих изменений?

Требуется больше времени для вывода продукта на рынок. Но при этом мы страхуем себя от некачественных лекарств. Приведу пример: сейчас мы планируем строить завод совместно с компанией Pfizer в Калужской области. Самым сложным и длинным этапом является процесс переноса технологии, потому что нужно соблюсти огромное количество регламентов, тома описаний. Если строительство здания и оснащение оборудованием занимает порядка двух лет, то перенос технологических регламентов займет еще несколько лет.

Успех в производстве новых препаратов на Западе — это заслуга жестких требований или вложения больших денег в развитие фармацевтического направления?

Сложно сказать, что влияет больше. Но, безусловно, фармацевтические и государственные компании, фонды на Западе вкладывают значительно больше денег, чем в России. Это факт, к сожалению.

Какой проект из вашего портфеля может быть самым понятным для широкого круга потребителей?

Есть «ионы Скулачева», реализованные группой ученых Московского университета. Идея — замедление процесса старения. Над проектом работает семья: отец и сыновья, и они добились значительных успехов.

С учеными вообще сложно делать бизнес?

Да. Процесс нашего общения был и остается достаточно сложным. У коллег существует много интересных идей, для этого необходимы длительные фундаментальные исследования. И это очень здорово и интересно, но мы финансовый инвестор и нацелены прежде всего на возврат инвестиций. Исследование, правда, развернулось очень широкое, но нам удалось приземлить планы и выделить в качестве промежуточного результата конечный продукт — глазные капли, чтобы выйти на самоокупаемость. Сейчас эти капли приносят около 170 миллионов рублей в год.

Это только капли столько приносят?

Только капли, только от двух нозологий. Небольшой сегмент в этой доле выручки занимают косметические средства. В этой товарной линейке компания недавно вывела на рынок активное вещество — митовитан, презентовали новый продукт на его основе, правильно упакованный. Это активатор, который можно подмешивать в любое косметическое средство.

То есть он увеличивает полезные свойства косметических препаратов, ускоряет доставку компонентов в организме человека?

Да. Мы сталкивались со случаями, когда продукцию «Ионы Скулачева» начали использовать не по назначению — например, глазные капли добавляли в шампунь для роста волос.

Я знаю, что капли, снимающие усталость и красноту глаз, используют как успокаивающее средство для кожи.

Да, они обладают сосудосуживающим эффектом.

Так еще и волосы лучше растут, оказывается?

Да. Второй частью проекта является так называемая «капсула системного действия». Вещество, которое принимается внутрь, чтобы замедлить процессы старения организма. Ведь любое заболевание, та же онкология — это, в общем-то, процесс старения, изнашивание клеток, которые перестают бороться с другими клетками. Но здесь самое главное — не переборщить. Потому что это активное вещество, если изменить дозировку, может стать ядом.

Фармацевтика, медицина, если оглянуться назад, связана с этапами, революциями. Открытие пенициллина, к примеру, сразу поделило мир на «до» и «после». Сейчас идут какие-то подобные производства, которые могут закончиться революцией?

Сейчас задача, скорее, состоит в создании препаратов от так называемых орфанных болезней — редких, которые не имеют действенных способов лечения и пациенты обречены. В той же онкологии какие-то препараты созданы, а вот отдельные виды лекарств для маленьких групп населения — их нет. Я ожидаю все-таки прорывов в этих областях.

Компании смещаются туда, потому что это свободные ниши?

Компании идут потому, что, несмотря на достаточно небольшую группу охвата, речь о достаточно дорогих лекарствах.

Не могу не спросить вас про портфельный проект «Кагоцел». Как думаете, почему этот кейс так возмутил общественность?

Это один из противовирусных препаратов, который стимулирует наш иммунитет к тому, чтобы он вырабатывал антитела против вируса. При оценке эффективности фармпрепаратов лучше ориентироваться на мнение профессионального сообщества, его индикатором можно считать высокую экономическую оценку проекту. Мы из компании вышли с большой доходностью — около 40%, и это, наверное, самый лучший «выход» РОСНАНО из портфельных компаний. Сумма выхода оказалась почти в два раза больше суммы инвестиций в данный проект.

Сколько лет вы работали над этим проектом?

Около трех лет, построили завод в Калужской области. И когда мы заходили, он занимал 2% российского рынка иммуномодуляторов, а когда мы выходили — уже 20%, то есть взрывной рост. Сейчас уровень продаж «Кагоцела» свыше 4 миллиардов рублей. И еще один важный фактор, который нам нравится в этом проекте: туда потянулись талантливые люди. Это редкий случай, потому что в России, к сожалению, утеряны хорошие команды, и их приходится собирать по крупицам. Таким образом, «Кагоцел» показал взрывной рост доли рынка, хороший выход, создано современное фармпроизводство. И с нашей помощью сформировалась очень сильная команда ученых и бизнесменов, на мой взгляд, одна из лучших в стране.

Вы думаете о том, как ваши проекты могут повлиять на жизнь человека? Вам хотелось бы изменить мир?

Я более приземленный человек, наверное. Мне просто хочется, чтобы наши проекты помогли человеку более комфортно жить, вылечить ту или иную болезнь, насытить рынок тем или иным препаратом, который будет либо чуть дешевле, либо чуть эффективнее, чем имеющиеся аналоги, то есть внести небольшой, посильный вклад в развитие нашего здравоохранения.

В чем лично вы сильны?

Мне кажется, у меня хорошая интуиция, любовь к порядку во всем и готовность пойти на риск.

Я разговаривала с шестью вашими коллегами, и вы единственная женщина. При этом кто-то из мужчин сказал мне: «Мы больше с математикой имеем дело, а женщины чаще руководствуются интуицией». Вы ощущаете на себе гендерные стереотипы?

Наверное, на начальном этапе работы в РОСНАНО была здоровая доля скептицизма в отношении меня. Но предрассудки исчезли, когда мы начали делать успешные выходы, когда стали появляться продукты.

А как вы сами изменились за время работы в private equity?

Я стала более жесткой. В начале своего пути у меня было больше эмоций, больше переживала. Сейчас удачи и неудачи вызывают меньше эмоций.

Россия. Весь мир. ЦФО > Химпром. Медицина > rusnano.com, 26 декабря 2017 > № 2458110 Ольга Шпичко


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > newizv.ru, 21 декабря 2017 > № 2463619 Юрий Эхин

Архитектор Юрий Эхин:"Конкурс проектов реновации - обман. Жить в столице станет хуже"

Прошло полгода со дня вступления в силу нашумевшего Закона 141-ФЗ о реновации жилищного фонда в городе Москве, принята программа, проходит архитектурный конкурс на проекты застройки районов . Чего ждать москвичам, «Новым Известиям» рассказал эксперт по жилищной политике, члена Союза архитекторов России Юрий Эхин.

- Юрий Брониславович, реновацию продолжают обсуждать. Не проходит дня, чтобы власти Москвы не сообщили что-то новое. Протесты москвичей переместились в интернет. Дело движется к гражданскому согласию?

Интерес к так называемой «реновации» не снижается, поскольку затронуты коренные интересы миллионов москвичей, и они требуют ответов. Среди профессионалов заинтересованность тоже высока – здесь многие в недоумении. Это подтвердила конференция правительства Москвы «Реновация – создание комфортной городской среды», прошедшая 13 декабря 2017 года. В большом зале не хватало мест, организаторы были вынуждены сократить приём заявок. Выступавшие на конференции спикеры, в том числе известный архитектор Сергей Чобан и секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев высказались категорично против плотной застройки Москвы высотными домами, за снос построек последних десятилетий.

Учитывая всё это, мэрия, естественно прилагает усилия, чтобы выровнять ситуацию, снизить бурлящее несогласие, использует для этого пропаганду, конференции, праздники или авангардные парки типа Зарядье в виде козыря. Однако все это лишь добавляет мрака в изначально тёмную историю «реновации».

- А парк Зарядье тут при чем? Он, вроде, из другой оперы..

Все из той же. Задумайтесь, почему нынешние власти делают всё, чтобы не присваивать Москве статус исторического города? Чтобы развязать себе руки и делать с историческим наследием столицы всё, что заблагорассудится. Сказанное, особенно касается Зарядья. Исторически там никогда не было парка, но дело даже не в этом. Американской архитектурной компании, реконструировавшей промзоны Нью-Йорка, доверили проектировать в самом историческом сердце столицы, рядом с Кремлём. Причём проектировать «нечто» урбанистически безликое и, на мой взгляд, бесформенное. Попробуйте представить, что в Вашингтоне рядом с Капитолием или Белым домом сегодня что-нибудь запроектировали российские архитекторы, да еще без конкурса и публичного обсуждения. Какую бурю негодования и смену властей это вызовет в США?

Трогать столь важные государственные символы рекомендуется крайне осторожно. А искажать их исподтишка, уродливо, руками иностранцев, которым непонятна и безразлична история России, её ценности, на мой взгляд, означает чужеродность властей. Москва и Кремль в разы древнее и ценнее исторически, чем Вашингтон.

- Проект Зарядья не совсем «чужеродный», в нем участвовал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Подобное участие – известный у профессионалов способ продвижения сомнительной затеи путём привлечения в соавторы лица, согласующего проект. Молодому главному архитектору, возможно, лестно руководить таким проектом, к тому же авторский гонорар обычно греет душу. Но вообще главному архитектору крупного города проектировать некогда. В тех же США существует практика, когда опытные архитекторы сменяют друг друга на этой административной должности именно по причине невозможности совмещать её с практическим творчеством. Потому с градостроительством и архитектурой в США всё в порядке. Ключевое слово здесь - опытные. Кузнецов не сдавал квалификационного экзамена до вступления в должность, как в западных странах. Его не отбирал Союз архитекторов, как было у нас раньше. Это объясняет ситуацию.

Чего стоит одно только заявление Кузнецова о том, что мост Зарядья хотят занести в Книгу рекордов Гиннеса. Я думаю, что это возможно по признакам нелепости и пренебрежения историей собственной страны.

Вообще, за объявленную стоимость парка в 14 млрд. рублей можно было построить чуть ли не две «сталинские» высотки, одна из которых и планировалась в Зарядье в 1947 году. Те высотки делали мастера архитектуры, возглавлявшие процесс от начала до конца (от эскиза, до сдачи строения), по персональному заказу руководителя государства. Потому высотками гордились, гордятся сейчас и будут гордиться в будущем. Они создали образ Москвы, её гармоничный силуэт почти на 70 лет.

К сожалению нынешние, давящие башни жилых высоток и офисов, возникающие вразнобой в Москве тут и там, в эту схему не укладываются.

- Тем не менее, вице-мэр столицы Марат Хуснуллин утверждает, что программа реновации в Москве уникальна по своим масштабам, что к нам будут ездить на учебу мэры других столиц.

Отчасти он прав. Такая «реновация» действительно не имеет аналогов. Но не потому, что в мире никто не способен осуществить значительное. А потому, извините, что «дураков» нет. Ни одному мэру столицы или правительству страны не придёт в голову мысль сносить в таких масштабах физически крепкое благоустроенное жилье, обманом лишая имущества миллионы граждан, с последствиями, которые не осмыслены. И гордиться тут нечем. А вот призадуматься есть над чем. Например, о словах, сказанных президентом В. Путиным в мае прошлого года на Госсовете, что воровать в строительстве легче всего.

Еще одна мантра Марата Хуснуллина: Москва не должна быть похожа ни на один мегаполис. Действительно нельзя назвать ни одного положительного примера, ориентируясь на который власти Москвы могли бы повторить успех. Наоборот, они по-любительски пытаются скрещивать в Москве негативные стороны городов с противоположными векторами развития. С одной стороны - городов Юго-восточной Азии, растущих ввысь вслед за бурным ростом промышленности. А с другой - освобождающихся от промышленности городов Европы, стремящихся к среднеэтажному комфорту и экологии. В результате такого синтетического смешивания (строить много высотного жилья, уничтожая промышленность), получится гигантская химера, в которой жить невозможно и работать негде.

- А как же международный конкурс на застройку районов реновации, в котором участвуют архитекторы с мировыми именами? Разве они могут сделать плохо?

Сейчас все бросились обсуждать этот архитектурный конкурс на проект застройки пяти пилотных районов реновации в Москве, участие в нём именитых архитекторов, выставку проектов, публичные слушания. Конкурс такого уровня объявили впервые за тридцать лет, потому многие архитекторы приняли в нём участие. Итоги конкурса подведут весной 2018 года, а строить на основе победивших проектов собираются не раньше середины 2019 года. Однако за шумихой не замечают главного. Власти тихо, без всяких конкурсов выполняют безымянные проекты застройки по 86 районам реновации столицы. А это, между прочим, львиная доля всех районов Москвы - в семнадцать раз больше конкурса! Поэтому конкурс, во многом, - дымовая завеса. Крупные дела по-прежнему «лепят» на тёмной стороне неизвестные спецы по неизвестным заказам.

Больше того, ещё в сентябре мэр Сергей Собянин утвердил опережающими темпами 210 площадок для первоочередного строительства домов (сегодня их 236), чтобы расселить 512 пятиэтажек, попавших в программу реновации. На подходе еще почти 200 таких площадок. Именно эти площадки, а не конкурс, являются "пилотными". По словам Марата Хуснуллина там ведётся проектирование и строительство.

Тут нужно объяснить, что, границы этих участков определяют без обсуждений и планировок кварталов (расстановки зданий, их вида, этажности, инфраструктуры, очерёдности сноса), что противоречит базовым правилам грамотной застройки. Не бывает так, чтобы телега ехала впереди лошади. Сначала надо продумать общее решение – планировку квартала с инженерными сетями. Только потом делить его на строительные участки, проектируя конкретные дома, а не наоборот. Должен быть проект производства работ – откуда заезжают грузовики, где стоят краны и находятся склады? Потому, что строить будут среди пятиэтажек, путём уплотнения, точечно. Выходит, что в большинстве районов «реновации» закладывается хаотичная точечная застройка 25-этажными башнями, которые после сноса хрущевок не позволят сделать ничего хорошего.

- Опять точечная застройка?

Вас это удивляет? Меня уже нет. Помните, Сергей Собянин, став мэром, обещал прекратить уплотнительную застройку в Москве? А окрепнув, возвращает эту застройку в самой ужасной её форме в сотне районов столицы. Чтобы не только уплотнить миллионы москвичей точечным строительством, а затем выселить их, обрекая на жизнь в пятикратно более стеснённых условиях, но и закладывая новую уродливую застройку. Вот настоящая правда о «реновации» и создании мифа о так сказать «комфортной городской среде». После такого верить мэру странно.

- Кстати, на выборах Сергей Собянин вообще не говорил, что будет столь масштабный проект реновации столицы. А получается все наоборот.

Согласен, слова и дела сильно отличаются. Например, сегодня Собянин, Хуснуллин и Бочкарев (глава Департамента строительства Москвы) заявляют, что для переселения пятиэтажек готовы 12 новых домов, построенных по другим программам. И завершается строительство еще 15 таких домов из старых программ. А в мае мэр отрицал с возмущением такую возможность: «Как мы можем брать квартиры, которые построены под другие задачи и цели?». Сегодня в программу реновации вошли десятки 9-этажных домов. А в мае Собянин говорил: «Снос девятиэтажек в Москве возможен лишь в порядке большого исключения, если жители потребуют снести ВЕТХОЕ здание в районе поквартальной застройки». Известно, что ветхие дома в программу реновации не вошли. Как ему верить?

- Возможно, процесс утрясется. Благоустройство улиц тоже возмущало, но сейчас видно: пусть не везде, но стало лучше.

«Реновация» намного серьёзнее бордюров.

Главным, нерешённым вопросом этой «эпопеи» был и остаётся строительный мусор, который возникает при сносе жилых домов. Просто астрономическое количество строительного мусора крупного размера - 25 миллионов гружёных самосвалов, автоколонна из которых может растянуться вокруг планеты в десять рядов по экватору. Это как шоссе МКАД вокруг Земли, сплошь уставленное грузовиками с мусором.

Вопрос мусора в Европе стал в своё время решающим для отказа от сноса пятиэтажек, начиная с Германии, Финляндии и других стран. Не снесли пятиэтажки даже в Прибалтике. Понятно, что реновация такой ценой никому не нужна. Везде пятиэтажки реконструировали, оставив крепкие стены и перекрытия, но обновили всю «начинку» и фасады до современных требований. И прекрасно живут себе в невысоких комфортных домах с отличным благоустройством дворов.

Только мэр Москвы и его помощники не подумали о мусоре и до сих пор не знают, куда его девать. Они без этого стремительно готовят снос 5175 крепких многоэтажных жилых домов. Для переработки такого мусора мощностей нет. Использовать его в строительстве повторно нельзя из-за отсутствия нормативов. Тему замалчивают. Потому остается «поздравить» власти, москвичей и жителей Подмосковья с удушающе «успешным» завершением 2017 - года экологии в России. Положительное в этом лишь одно: стали видны подлинные лица, ясны их намерения и способности.

- Получается, что архитекторы, участвовавшие в конкурсе на лучший проект районов реновации, творили в каком-то виртуальном пространстве, без учета городской среды, московских традиций, предпочтений жителей и даже не предполагая, что они способствуют разрушительному процессу. Зачем нужен такой конкурс?

Архитекторы тут вряд ли виноваты – многие из них честно и творчески отнеслись к конкурсу. Профессионалы соскучились по серьёзному делу. Представлено немало реалистичных, привязанных к жизни, проектов.

Но, к сожалению, есть большие сомнения, что победителям архитектурного конкурса позволят воплотить красоты своих проектов. Конкурс – это самый первый, концептуальный этап проектирования, на котором разрабатывают лучшие принципы. Дальше должен быть детальный проект, включая разработку рабочей документации – именно она попадает на стройку. Но не факт, что победителей конкурса допустят до её изготовления и даже до авторского надзора. Как сказал Сергей Кузнецов, он на это надеется, но отвечать за весь строительный комплекс не может. Значит, результаты конкурса могут быть искажены до неузнаваемости. Все пойдёт по накатным рельсам – плотность застройки, многоэтажки, которые сводят людей с ума …

Плотность и этажность жилой застройки в Москве и так в разы выше плотности европейских столиц. Дальнейшее её уплотнение будет ухудшать ситуацию. Тем более, что нам не хватает дорог катастрофически. В Москве в семь раз меньше дорог, чем в Париже или Токио. Строить дорог в Москве нужно намного больше, чем жилья. А власти, наоборот, затеяли эту программу «реновации» с повышением высотности жилья и плотности населения в разы. Если у них всё выйдет, как задумано - коллапс обеспечен.

- Но хоть что-то хорошее есть? Люди надеются на более просторные квартиры, на расселение коммуналок, в конце концов, цена квадратного метра подешевеет – проще будет купить жилье. Вот только не пугайте мигрантами. Мэрия прогнозирует, что реновация не приведёт к росту миграции в Москву. Всего-то на 500 тысяч человек. Да мы их проглотим и не заметим

Я слышал эти сказания. Тут либо лукавство, либо непонимание последствий своих действий. Обеспеченность жильём москвичей действительно ниже средней по стране. Поэтому нужно было повышать нормы обеспеченности москвичей при реновации. На это не пошли. Из двушки переселяют опять в двушку с чуть большей кухней и коридором. Удалось добиться только расселения коммуналок.

В Москве на жилищный учёт мэрия ставит при условии обеспеченности менее 5 кв. метров жилой площади на человека (10 кв. м. общей площади). Это «сталинская» послевоенная норма обеспечения в полуразрушенной стране, которую Собянин считает нормальной для проживания в столице XXI века. Для сравнения, ООН считает социальной нормой обеспеченность жильём от 40 до 60 кв. метров на человека. И количество комнат должно быть на одну больше, чем членов семьи, то есть на двоих - трёхкомнатная, на троих - четырёхкомнатная квартира и так далее. А у нас? Что это за город будущего?!

По данным Росстата сегодня средняя высота новостроек в Москве - 21 этаж. Мэрия планирует увеличение плотности застройки в районах реновации от трёх до пяти раз с повышением этажности и уменьшением расстояний между домами. Для этого специально разработаны региональные нормы. То есть высотная, ужасная застройка последних десятилетий уплотнится ещё, иначе зачем либерализовать нормы? В первой очереди реновации собираются снести 16,5 млн. кв. метров пятиэтажек, а построить на их месте до 60 млн. кв. метров высотных домов, включая 20 млн. кв. метров для переселенцев из хрущёвок.

Оставшееся жильё москвичи покупать не будут из-за низкого качества и высоких цен.

Следовательно, если в оставшиеся 40 млн. кв. метров, приедут жить всего 500 тыс. человек, как заявляет С. Собянин, то на каждого из них придется по 80 кв. метров нового жилья. В эту сказку мэра вряд ли стоит верить даже под Новый год. В реальности приедут в шесть-семь раз больше – минимум 3 млн. новых жителей, а это дополнительные автомобили, нагрузка на дороги, инженерные сети, общественный транспорт и всё прочее. Такие перспективы разумных москвичей не радуют.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > newizv.ru, 21 декабря 2017 > № 2463619 Юрий Эхин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 17 декабря 2017 > № 2436413 Владимир Панков

Режиссер Владимир Панков: Я никогда не смотрю, я слушаю

Худрук Центра драматургии и режиссуры Владимир Панков, недавно представивший новый спектакль «Кеды», рассказал в интервью mos.ru, почему режиссеру важно понять современность, прежде чем переходить к классике, как общаться с молодыми зрителями на их языке и что такое SounDrama.

Художественный руководитель Центра драматургии и режиссуры и студии SounDrama Владимир Панков известен и как актер, сыгравший более чем в 25 спектаклях и 15 фильмах, и как режиссер, на счету которого свыше 20 постановок и несколько престижных театральных премий: «Золотая маска» — в номинации «Лучшая работа режиссера в жанре оперетта-мюзикл» за спектакль «Машина», «Дебют-2003» — за вокальные партии в «Сладкоголосой птице юности», «Чайка» — за музыку к спектаклю «Двенадцатая ночь».

«Кеды» — третья работа молодого драматурга Любы Стрижак. Пьеса увидела свет в 2011 году. Спустя год она получила приз «Пьеса СегоДня» на Международном фестивале театра и кино «Текстура». Тогда же «Кеды» поставил театр «Практика». Затем свои сценические версии представили и в других городах (в частности, в On.Театр в Санкт-Петербурге).

Пьеса «Кеды» — о молодых людях, у которых много сил и возможностей, но которые никак не могут найти им применение, как будто им что-то мешает. По словам Любы Стрижак, такие есть в каждом поколении. Вот и 26-летний главный герой Гриша не готов к ответственности, поэтому расстался с девушкой, не работает: сидеть в офисе ради денег скучно и бессмысленно (и еще он очень боится стать похожим на своих родителей). Ему хочется только писать музыку и ходить с друзьями по вечеринкам. По сюжету Гриша собирается в магазин за кедами, и этот простой поступок изменяет его жизнь.

— Чем вас заинтересовали «Кеды»? Как решились ставить спектакль на волне популярности пьесы?

— А почему нет? Мы же ставим Антона Павловича Чехова. Любу Стрижак и ее тексты я знаю давно. Пять или шесть лет назад мне позвонил мой мастер Олег Кудряшов и предложил посмотреть эту пьесу. Его мнение очень важно для меня, у него безукоризненный вкус.

Пьеса похожа на советскую, есть даже пересечения с Вампиловым. В ней прекрасно отображены события, взаимоотношения между поколениями, сюжетные ходы, очень хорошие диалоги, интересная подача героев. Труппа восприняла предложение поставить «Кеды» прекрасно, ведь это о нас.

Вообще на современную драматургию я делаю большой акцент. SounDramа позволяет интересно построить развитие действия и музыкальные номера. Потом перейдем к советской драматургии, классике и античной драматургии. Так театр и ведем — от новой драматургии к архаике. Это наша стратегия развития.

— SounDrama — это не только название студии, но и жанр. Как можно его описать?

— Прежде всего это музыка, по законам которой строится мироздание. Это божественное, выше которого нет ничего.

SounDramа, с одной стороны, жанр, с другой — скорее синтез: драматический театр, балет, опера и цирковое искусство начинают сближаться. Со временем, думаю, понятия жанра как такового не будет вообще. В студии SounDrama мы легко жонглируем жанрами, текст пересекается с музыкой и пластикой, в спектакле есть черты мюзикла. Самое интересное, что это работает.

А начиналось все с андеграундных, маргинальных площадок. Был пройден путь до серьезных академических театров, таких как Большой драматический театр имени Г.А. Товстоногова (спектакль «Три сестры», 2017 год. — Прим. mos.ru) или белорусский Национальный академический театр имени Янки Купалы (спектакль «Свадьба», 2009 год. — Прим. mos.ru). И я понял, что SounDramа как жанр, как лодка, которую мы назвали и на которой плывем, уже есть. Хотя и говорят, что я придумал что-то свое.

— Почему так важно сначала разобраться в сегодняшнем дне?

— Пока артист, художник, режиссер не поймет, что происходит сейчас, он не может обращаться к прошлому. Большим подспорьем стало получение нами в этом году гранта Департамента культуры города Москвы на постановку современной пьесы. Это необходимый диалог, который надо выстраивать между творческими людьми и чиновниками.

О том же и пьеса — нужно учиться разговаривать. Она о потерянных поколениях, которые не могут договориться, об утрате преемственности, о попытке сближения, сейчас — минимальной. Молодые люди не хотят становиться преемниками, и это проблема. В русской литературной традиции всегда есть старейшина и молодой человек, который сдерживает амбиции, слушает, проявляя терпение и уважение. А тот, кто старше, должен понимать, что нельзя сильно давить. Что это значит? Есть хорошее слово «мера» — золотая середина. Надо стремиться ее соблюдать. Благодаря Любе Стрижак и ее пьесе я начал об этом задумываться.

— Ваш спектакль адресован скорее отцам или детям?

— Ко мне подходят родители и благодарят. Подходят их дети и тоже говорят спасибо. Значит, прежде всего — людям. Кто-то не воспримет спектакль, к этому тоже нужно быть готовым. Бывает, что в картинной галерее пролетаешь мимо одной картины, а у другой останавливаешься и можешь час простоять. Не потому, что она понравилась или не понравилась. Таков сегодня внутренний ритм, состояние души совпало именно с ней. А в другой раз картина, мимо которой проходил раньше, заставляет остановиться. Все субъективно: есть отклик именно сегодня или нет. Меня порадовало, что откликаются и взрослые, и молодежь. Но, естественно, доминирующая история молодежная.

Конечно, чтобы говорить на понятном молодежи языке, ей надо доверять ей. Если я не буду искренен, буду убежден в своей правоте, диалога не получится. Дело не в возрасте, а в человеческом факторе. Это я вынес из экспедиций по деревням, где общался со стариками. Сначала думал, что фольклор собираю, но я просто слушал, о чем они говорят, пусть даже простые, прописные истины. На самом же деле они учили меня жить.

Нужно преодолевать себя, бороться с собой, со своей гордыней, учиться сострадать. Тогда может установиться какой-то контакт.

— В 2016-м Сергей Соловьев выпустил фильм «Ке-ды» по рассказу Андрея Геласимова. Его герой перед армией тоже идет за кедами. Откуда этот образ в современной литературе?

— Кеды — дух времени, мы все их носим. Это слово есть в названии — и с ним уже множество ассоциаций. Это образ. Зачем рассуждать сверх того?

Я больше хочу подумать об этих ребятах, о том, что между ними происходит, как и что они переживают. Что внутри у этого, казалось бы, инфантильного героя, который не хочет бороться и жить? Он иногда груб, но в душе весь изломан, это защитная реакция. Он понимает, что потерял любовь, потому что недооценил, не сберег то, что было. Думаю, размышлять надо именно об этом.

— В аннотации к спектаклю говорится: «Постановщики попытались посмотреть на пьесу как на образцовое, давно признанное классикой произведение». Что это значит?

— Мы должны бережно относиться к тому, что происходит сейчас. Это некая дань уважения к традициям. Задача нашего театра — не только удовлетворять мои творческие амбиции, а открывать новые имена талантливых молодых режиссеров. Их сразу не возьмут в серьезные театры, это риск. А на нашей площадке можно экспериментировать.

И мы не уходим от отечественных традиций. В «Кедах» психологический театр соединен с музыкальным — это и есть классика.

— В спектакле действительно очень много музыки. По какому принципу ее подбирали?

— Музыка рождается во время репетиции. Специально ее никто не писал, это импровизация. Так музыка становится органичной частью действия наравне с драматургией, возникает драматургия в музыке.

— Актеры, соответственно, много поют и танцуют. Было ли это основным критерием отбора исполнителей главных ролей?

— Студия создавалась не по итогам кастинга. Ее участникам нравится существовать в музыке, не только говорить, но и петь. Для меня важно, чтобы артист в первую очередь был человеком, а я уже придумаю, как его минусы сделать плюсами. Для меня режиссура — это способность разглядеть талант в других. Когда понимаю, что актер талантливый, ищу ключик к нему, чтобы он расцвел. Как в саду. Если не заботиться о людях, как о цветах, никакого сада не будет. Часть труппы пришла со мной, когда меня назначили художественным руководителем театра. Через полтора года театр расцвел. Сейчас это уникальный коллектив, который может практически все.

— То есть актеры готовы к любым экспериментам?

— Это принципиально. Они должны уметь все. Понятно, что если артист не делает сальто назад, я не буду его просить. Но тогда я, как режиссер, обязан предложить ему то, что он сделает хорошо. Кроме того, мы готовим смену. Сейчас у меня курс в ГИТИСе, мастерская, где молодые артисты осваивают саундраму.

— В ваших «Кедах» появились действующие лица, которых нет в тексте. Например, The Rock Star — кто он?

— А вы читали ремарки в пьесе? Они потрясающие, написаны художественно, с большим юмором. Я подумал, что должен быть персонаж, который их озвучит. Это злой клоун, несостоявшаяся рок-звезда с соответствующим гримом, провокатор. Абсолютно шекспировский ход. Роль великолепно исполняет Ефим Колитинов.

— Главного героя, Гришу, играют братья-близнецы. Расскажите о них.

— Это Паша и Даня Рассомахины. Мы называем их «братья Камазовы», они лихие ребята, украшение театра. Оба окончили курс Валерия Гаркалина, с которым мы большие друзья. Он приводит своих подопечных к режиссерам, и я считаю это правильным. В «Кедах» заняты выпускники трех его курсов. Хочется дать им дорогу, чтобы они росли, становились звездами.

В пьесе есть моменты, когда Гриша будто раздваивается. Его спрашивают: «Ты в какую игру играешь?» Он отвечает: «Я играю в “Гришу-2”». Раз написано «Гриша-2», у нас есть Гриша-2. Здорово, что мы можем показать это, как бы взорвать пьесу изнутри.

Да, текст для постановки можно выбирать исходя из собственных амбиций, для артистов или для репертуара. Я иду от артистов — тогда театр живой. Каждый замысел должен воплотиться в свое время. И даже когда, как говорится, пишешь в стол, это не так. Каждая идея ждет своего часа, и у меня их всегда на 20 шагов вперед. Только когда у меня все соединилось с «Кедами», я сказал, что мы их поставим. Зато сделали спектакль меньше чем за месяц. Это был серьезный интенсив, работали с утра до ночи.

— Кто еще задействован в проекте?

— Это совместное творчество многих людей. Среди них хореограф Екатерина Кислова и композитор Сергей Родюков, которые работают со мной уже много лет. Константин Познеков, который отвечает за саунд-дизайн, появился недавно, но мы с ним на одной волне.

— Оправдались ожидания, когда увидели результат?

— Я никогда не смотрю, я слушаю. И конечно, доволен. Такая радость, такой праздник получился! А что касается результата, то вообще о нем не думаю. В первую очередь радуюсь энергетике и позитиву, когда вижу улыбающегося артиста на поклонах.

— Спектакль и дальше будет идти без антракта? Два с половиной часа — достаточно долго…

— Да. Действие не должно прерываться, чтобы сохранились эмоции и впечатление.

— В одном интервью вы сказали, что каждый ваш спектакль мог бы стать фильмом. А можно ли снять кино по «Кедам»?

— Да. У нас был такой опыт со спектаклем «Док.тор». Когда есть готовая музыка, динамика, почему бы это не использовать? Нам посчастливилось, что с «Док.тором» все сложилось. Я гораздо эффективнее работал благодаря тому, что ранее был спектакль. Причем с теми же артистами. Это тоже очень важно.

— Стали бы вы что-то менять, если бы появилась возможность снять фильм по «Кедам»?

— Нет. Разве что добавились бы интерьеры, экстерьеры, пейзажи, места действия. Ведь кино и театр не слишком отличаются. Единственное различие в том, что театр это живой организм, а кино — снял и переделать уже ничего не сможешь.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 17 декабря 2017 > № 2436413 Владимир Панков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 16 декабря 2017 > № 2436399 Дмитрий Бертман

Художественный руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман — об опере под открытым небом

Русский театр станет главной темой городских массовых мероприятий в 2018 году.

Увидеть первые постановки московских театров под открытым небом можно будет совсем скоро: с 31 декабря по 2 января на Тверской и прилегающих улицах откроются 10 театральных площадок фестиваля «Путешествие в Рождество».

Превращение улиц, бульваров и площадей в театральные подмостки продолжится в течение всего будущего года. Летом в Москве может состояться оперный фестиваль, в котором примут участие артисты московских театров оперы и балета. С идеей его проведения выступил художественный руководитель театра «Геликон-опера» Дмитрий Бертман. В интервью mos.ru он рассказал, какие места в столице могут стать декорациями для опер.

— Какое, на ваш взгляд, значение имеет выбор темы русского театра для городских мероприятий 2018 года?

— Москва — один из главных театральных центров мира. Туристы, приезжая сюда, сразу идут в театр. Это имидж нашей столицы. Поэтому к предложению ввести спектакли в программу городских мероприятий я отношусь с огромным энтузиазмом.

Превращение городских пространств в площадки для спектаклей точечно используется во всем мире. Здорово, что Москва перенимает этот опыт, и здорово, что сегодня у нас есть возможность действовать в этом направлении.

— У вас уже есть идеи постановок, которые можно было бы перенести с театральной сцены на площадки под открытым небом?

— Можно сказать, что наш театр уже сделал пилотные проекты в этой области. В течение последних лет мы представили несколько оперных спектаклей в «Коломенском» на фоне исторической архитектуры, а также в Подмосковье.

В Москве есть замечательные исторические пространства, в которых были бы особо интересны оперные и балетные постановки. На Красной площади потрясающе смотрелась бы опера «Борис Годунов» Модеста Мусоргского. Блестящими декорациями для «Иоланты» и «Лебединого озера» Петра Чайковского могла бы стать готическая архитектура «Царицына», а уникальный новый парк «Зарядье» с великолепными видами на Москву и Кремль мог бы стать площадкой для опер Николая Римского-Корсакова.

Отдельная тема — вокзалы и метро. У меня давно есть мечта о серии ночных концертов в метрополитене — такой опыт был в Москве в годы Великой Отечественной войны. В прошлом году был сделан первый шаг в этом направлении: на станции «Кропоткинская» была исполнена концертная версия оперы «Сельская честь» Пьетро Масканьи. Московские вокзалы — здания с потрясающими залами, великолепной акустикой. Здесь тоже можно было бы делать какие-то спектакли.

— Есть ли уже какие-то конкретные идеи по фестивалю оперного искусства?

— Обсуждается возможность его проведения летом. Время года выбрано неслучайно: артисты оперы могут работать на улице только при комфортной температуре воздуха, голосовые связки не выдерживают холода. Участниками фестиваля могли бы стать музыкальные театры Москвы: Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, «Новая опера», «Геликон-опера» и даже Московский театр оперетты. Можно было бы подумать об участии зарубежных оперных и балетных звезд, тогда фестиваль приобрел бы международный статус и повысил бы туристическую привлекательность столицы.

— В качестве площадок оперного фестиваля вы рассматриваете парки и усадьбы или выступления участников можно будет услышать на площадях и бульварах?

— Ежегодно в День города мы выступаем под открытым небом — на Патриарших прудах, на бульварах, на Васильевском Спуске, в парке Победы. Но в качестве площадки фестиваля рассматривать бульвар все-таки сложно. А площадка для выступления оперных артистов все-таки должна быть энергетически выстроена так, чтобы люди могли задержаться, прислушаться, сконцентрировать внимание. Классическая музыка не может просто звучать фоном, она требует концентрации.

По-моему, можно было бы что-то сделать в отреставрированных павильонах ВДНХ. А «Площадь Сити» отлично подошла бы для постановки мюзиклов — она могла бы стать нашим московским Бродвеем.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 16 декабря 2017 > № 2436399 Дмитрий Бертман


Россия. ДФО. ЦФО > Химпром > amurmedia.ru, 15 декабря 2017 > № 2447375 Вячеслав Барков

Наши дезсредства применялись для подготовки космических аппаратов - директор АО Новодез

Вячеслав Барков рассказал о продукции своей компании и перспективах развития производства дезинфицирующих средств на Дальнем Востоке

Дезинфицирующие средства от АО НПО "Новодез" единственные были отобраны итальянскими специалистами для обработки космического аппарата, запущенного на Марс, поведал аналитическому обозревателю ИА AmurMedia Евгению Никитенко генеральный директор компании Вячеслав Барков. Руководитель предприятия, недавно открывшего в Хабаровске новый завод по производству дезсредств, рассказал о достижениях компании, причинах выбора Дальнего Востока для размещения нового производства и возможностях регионального рынка.

— Когда появилась компания "Новодез"?

— Компания "НПО Новодез" создана и начала работать в 2001 году. Мы единственная в своем направлении компания в России с полным циклом производства, начиная с синтеза одного из основных компонентов сырья и заканчивая большим ассортиментом готовой продукции. "Новодез" может похвастаться более чем 100 наименованиями видов продукции, официально зарегистрированными в установленном порядке через Роспотребнадзор, как того требует законодательство. Компания вкладывает огромные ресурсы в развитие науки и новые продукты, в частности речь идет об использовании новейших действующих веществ и химических соединений, которые могут повлиять на качество и эффективность продуктов. Мы выпускаем, как правило, высококонцентрированные продукты, включающие всю линейку используемых в медицине дезинфицирующих средств.

— Наверняка сфера применения вашей продукции намного шире...

— Так и есть. Нами, к примеру, разработана большая линейка чистящих и моющих средств, также направленная на противомикробное воздействие. Есть у нас моющие и дезинфицирующие средства для потребительского и профессионального рынков, а их антимикробное действие уменьшает возможность инфицирования в быту, в различных учреждениях, предприятиях сельского хозяйства и пищевой промышленности.

— Значит условно продукцию "Новодез" можно охарактеризовать как "профессиональная бытовая химия"?

— Да, в первую очередь это профессиональная химия и бытовая химия со всеми необходимыми профессиональными добавками, что также улучшает ее качества для бытового применения.

— Вы ориентируетесь исключительно на российского потребителя? Не задумывались ли о выходе на международный рынок?

— Каждый год мы выделяем большие ресурсы на разработку, апробацию и проведение дополнительных испытаний нашей продукции во многих отраслевых институтах, что дает возможность проверять эффективность данных препаратов в различных направлениях. Плюс те технологии, которые применяются на производстве, позволяют смело отвечать за качество препаратов и стабильность применяемых растворов. Кроме того, мы единственное в России предприятие по производству дезинфицирующих и моющих средств, лицензированное по стандарту GMP. По российскому законодательству, он не требуется для подобных предприятий. Однако без этого стандарта менеджмента качества невозможно поставлять продукцию за рубеж, потому что любая, даже африканская страна, с которой мы вели переговоры, при рассмотрении возможности экспорта продукции задавала вопрос о его наличии. Стандарт GMP на нашем предприятии проверяется Институтом стандартов Израиля, который ежегодно присылает к нам свою делегацию, проверяющую, как происходит производство продукции, как осуществляется менеджмент качества, и то, соответствует ли предприятие установленному стандарту. Мы успешно проходим эти проверки, и в последний раз даже получили сразу двухгодичный сертификат соответствия. Подразумевается, что специалисты все равно будут каждый год проводить проверки, но сам сертификат будет выдан на более длительный срок.

— Продукция "Новодез" поставляется во все регионы или только туда, где физически присутствуют ваши заводы?

— В России наша продукция используется во всех регионах. Более того, она применяется даже для такой программы, как "ЭкзоМарс". Когда на Марс запускался последний спутник по международной программе, площадкой стал Байконур, а оборудование и спутник были европейскими, и поэтому в Россию приезжали итальянские конструкторы. Согласно европейскому стандарту "ЭкзоМарс", любой летательный аппарат, отправляемый в космос, должен обладать особой чистотой. Итальянцы, готовившие спутник, привезли с собой итальянские же средства для обработки, но в процессе подготовки аппарата и сопутствующих научных исследований выяснилось, что при помощи итальянских средств добиться должной стерильности не удалось. Тогда в срочном порядке работники НПО им. Лавочкина кинулись искать похожие средства в России. В независимой лаборатории была проверена продукция многих производителей, но остановились только на одном, которое производится нами. Оно и использовалось для обработки данного спутника. Отмечу, что многие ученые и специалисты в области эпидемиологии исследовали и использовали наши средства как антисептики для обработки ран пациентов.

— Вы упоминали, что применяете инновационный подход к разработке новых моющих средств и выделяете деньги на развитие науки — о чем конкретно идет речь?

— Помимо того, что мы широко инвестируем деньги в науку, в лабораторную базу, у нас также осуществляется и собственный входной контроль сырья, поступающего на предприятие, и выходной контроль продукции. Мы гарантируем качество каждой партии и соответствие всем высоким стандартам, которые мы заявляем. Далеко не все предприятия, выпускающие дезинфицирующие средства, обладают собственной лабораторной базой, полностью оснащенной для осуществления входного и выходного контроля, у нас все это есть. Плюс образец того или иного средства с каждой партии хранится более того срока, что указан на упаковке, потому что мы проводим систематические испытания на возможность расширения и увеличения срока годности продуктов и влияния на них внешних факторов, таких как температура замерзания и нагревания, возможность сохранения этими средствами физико-химических свойств при экстремальных температурах.

— Для РФ это очень важный вопрос, потому что, допустим, при транспортировке в зимний период из Москвы и Хабаровск средства проходят такой длительный путь в контейнерах, что не факт, что после замерзания физико-химические свойства средства будут сохранены. Институтами дезинфектологии и микробиологии, которые серьезно занимаются этой проблемой, доказано, что при замерзании и доведении средства до определенных отрицательных температур с последующим размораживанием его физико-химические свойства могут меняться, как и эффективность. Думаю, никому не хотелось бы попасть в больницу, где обработку проводили неэффективными средствами или средствами, которые потеряли свои свойства из-за перепадов температурных режимов. Не забывайте и про такие ситуации, как хранение средств на улице в жару или мороз, даже в момент перегрузки или транспортировки из контейнера на склады. Продукция "Новодез" сохраняет свои свойства даже в таких экстремальных условиях.

— Вы заявляли, что открытие производства в Хабаровске позволит снизить стоимость дезинфицирующих средств на 30, а возможно и 40% для потребителя. Как это возможно?

— Еще в 2015 году мы приняли внутреннюю программу развития предприятия. И одна из ключевых задач в ней — приблизить производителя к потребителю. Сегодня тенденция на рынке дез. средств такова, что в основном ими торгуют фирмы-дилеры, представители и перекупщики. Естественно, это ведет к удорожанию дезинфицирующих средств. В условиях дефицита и проблем с бюджетом это приводит к необоснованности затрат, в том числе и транспортных, потому что в любом средстве наиболее важным компонентом является вода. И не просто вода, а вода, прошедшая определенную водоподготовку, практически на уровне дистиллированной.

— Но вода остается водой, и ее перевозка потребителю, особенно в таких регионах, как Хабаровский край, ведет к заметному увеличению конечной стоимости продукции. Поэтому возможность создания подобных предприятий, таких, как наш инвестпроект по производству дез. средств на Дальнем Востоке, приведет к экономии бюджета и уменьшению стоимости самих средств для потребителей и неважно медучреждение это или обычный покупатель. Мы, как бизнесмены, заинтересованы в прибыли, поэтому хотим сэкономить средства и повысить рентабельность, а предприятия-потребители смогут сэкономить бюджет и на те же деньги купить больше дез. средств. Не секрет, что во многих регионах в больницах дез. средства покупаются по остаточному принципу, и далеко не всегда они могут купить то количество, которое предписано санитарными правилами и нормами. Поэтому они вынуждены либо покупать меньше, либо более концентрированные средства для того, чтобы уложиться в имеющуюся сумму денег. Именно эту проблему мы и поможем решить.

— Какие из заводов компании вы могли бы отметить?

— Наш основной завод находится в Ногинске. Сейчас, кстати, на этапе запуска находится предприятие в Казани. Это большой завод, и первый его пуск намечен на конец декабря, а войти в серийное производство он должен уже в январе. Завод же, открытый недавно в Хабаровске, – это лишь первая часть проекта, но уже на этом этапе он позволяет не только фасовать, но и производить продукты, тем самым экономя средства. Причем этот завод полного цикла может полностью обеспечить потребности Хабаровского края и близлежащих регионов. Следующий этап развития хабаровского завода предусматривает увеличение мощностей, чтобы обеспечить потребности всего Дальнего Востока и выйти, возможно, на экспорт в Китай, который у вас "за речкой", что также позволит сохранить транспортную составляющую и быть конкурентоспособными в том числе на китайском рынке.

— Если открытый в Хабаровске завод — это только первый этап развития производства, то в какую сумму обойдется весь проект?

— Программа развития данного инвестпроекта предусматривает вложение в общей сложности более 120 миллионов рублей. Уже было вложено свыше 10 миллионов рублей. При этом развитие завода — это поэтапный процесс, четко прописанный в программе, утвержденной "Корпорацией развития Дальнего Востока" в рамках развития ТОР. Было подписано соглашение, данный инвестпроект оказался значимым и существенным для развития и освоения территории опережающего социально-экономического развития, ведь вовлечение малого и среднего бизнеса, коим мы являемся, в данную инвестпрограмму – серьезный фактор как с нашей точки зрения, так и с точки зрения правительства дальневосточного региона, Хабаровского края и "Корпорации развития Дальнего Востока".

— Почему выбрали именно Хабаровск, который на тысячи километров удален от основных рынков? Ведь очевидно, что практически любой западный регион куда интереснее с точки зрения развития продаж хотя бы в силу более развитой инфраструктуры и в разы большего населения.

— Президент России Владимир Путин назвал развитие Дальнего Востока одним из приоритетных направлений политики и мы верим, что регион действительно сможет развить свой потенциал и воспользоваться предложенной ему поддержкой государства. Поскольку мы ответственно подходим к этому бизнесу, мы не могли не откликнуться на призыв президента по поводу развития ДВ. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, — мы, как бизнес, ориентируемся на вектор государственной политики.

Наша компания ответственно подходит к этому бизнесу. Мы не просим никакой финансовой поддержки, стараемся развиваться за счет собственных средств, приносить в регионы собственные инвестиции.

— Конечно, мы не стали прыгать в новый для себе регион с "завязанными глазами". Нами заранее были проведены переговоры с полпредом президента на Дальнем Востоке Юрием Петровичем Трутневым. С нашей стороны было высказано предложение инвестировать средства в развитие ДВ. Он заинтересовался проектом. Хотим подчеркнуть, что на территории ДФО сегодня, кроме этого нового предприятия, нет ни единого завода, ничего из дезсредств на ДВ не производится. Естественно, он отозвался положительно, предложил посмотреть площадку именно на территории Хабаровского края, после чего и начался этот инвестиционный проект.

— На рынках, в том числе и дальневосточных, представлено множество известных зарубежных брендов. При этом ранее вы говорили, что собираетесь охватить не только наш регион, но и Китай. Вы уверены, что продукция "Новодез" сможет конкурировать с всемирно известными компаниями?

— Хороший вопрос, но раз уж вы об этом заговорили, давайте затронем еще один важный момент — импортозамещение. Мы в первую очередь импортозамещающее предприятие. Помимо той большой линейки, которую мы производим, и которая ранее была представлена в России, мы зарегистрировали и начали успешно производить те средства, которых раньше не было у нас, а только на Западе. Мы заявляем, что наши средства нисколько не уступают по качеству, по некоторым параметрам даже превосходят, при том, что в цене по некоторым позициям в 3 раза ниже. Более того, мы уже больше года назад подали весь перечень своей продукции со всей необходимой документацией в Министерство промышленности и науки РФ для того, чтобы подтвердить страну происхождения наших средств. Буквально неделю назад мы получили окончательное заключение. Несколько управлений министерства рассматривали нашу продукцию в зависимости от ее принадлежности к тому или иному ведомству. Мы получили официальное заключение о том, что вся наша продукция, поданная для признания ее российской, таковой признана. А это гарантия того, что несмотря на любые геополитические проблемы, регионы всегда будут обеспечены качественными и доступными дезинфицирующими средствами.

Россия. ДФО. ЦФО > Химпром > amurmedia.ru, 15 декабря 2017 > № 2447375 Вячеслав Барков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 декабря 2017 > № 2434255 Элина Быстрицкая

Элина БЫСТРИЦКАЯ: «Роль Аксиньи примеривала дважды».

В гостях у журнала «Полиция России» народная артистка СССР Элина БЫСТРИЦКАЯ.

– Элина Авраамовна, когда впервые вы почувствовали в себе тягу к актёрской профессии, попробовали себя на сцене?

– В детстве родители меня водили в театр на балет. Также моим развлечением был и домашний театр, где устраивались представления для всего дома. В день «премьеры» на лестничной площадке устанавливались стулья для зрителей, сценой служила площадка между этажами, а закулисьем – балкон. Бабушкина широкая юбка, в своё время модная на Украине, была занавесом.

В 30-е годы, после выхода на широкий экран фильма «Чапаев», в репертуаре нашего домашнего театра появился точно такой же спектакль. В нём роль легендарного комдива играл мой брат, а я перевоплощалась в его верного ординарца Петьку. Спектакль заканчивался моим коронным номером – я выходила на сцену и, грозно поводя бровями, говорила: «Тише! Чапай думать будет!» Зрители были в восторге.

– А как начиналась ваша трудовая биография?

– В юные годы я готовилась к иному жизненному пути. Мой отец, военный врач, считал, что я должна унаследовать его профессию. Перед войной он получил назначение в город Нежин Черниговской области. Здесь и застала нас война. Отец служил в госпитале, который очень скоро стал фронтовым. В то время мне было 13 лет. Я решила, что нужно что-то делать для фронта, и попросилась работать в госпиталь. Это было страшно: вечером, бывало, поправишь тяжелораненому подушку под головой, уйдёшь с дежурства, а утром узнаёшь, что он умер…

Поначалу работала санитаркой, потом лаборанткой клинической лаборатории фронтового сортировочного эвакогос­питаля 3-го и 4-го Украинских фронтов. Война закалила меня. В то непростое время я впервые с особой ясностью поняла, что человек многое может. И на всю жизнь усвоила главный жизненный принцип отца: как военный, он считал, что принятые решения надо выполнять, препятствия – преодолевать и к цели идти уверенно.

– Жизнь на колёсах, бомбёжки, обстрелы – всё это составляло ваш быт в те тяжёлые годы. От цели стать актрисой не отказались тогда?

– В ноябре 1944 года мы вернулись в Нежин, так как киевский дом был разрушен при бомбёжке. Там я поступила в медицинский техникум. Однако на первом же практическом занятии мне стало плохо. Преподаватель-хирург должен был сделать челюстно-лицевую операцию, но во время её проведения больной внезапно скончался от наркоза. Тогда я поняла, что никогда не смогу стать врачом. Но техникум всё же закончила…

После этого всеми моими помыслами завладел театр, о чём я сказала родителям. Мать восприняла эту новость спокойно, а вот отец категорически возражал. «Что это за профессия такая – актёр?! – возмущался он. – И кто тебе сказал, что у тебя есть актёрский талант?»

Так как папа был против, я поступила в пединститут. Но и учась в нём, я в душе ни на минуту не расставалась с мечтой стать актрисой. Поэтому продолжала заниматься балетом в музыкальной школе, а параллельно организовала там же свой танцевальный кружок, который уже через несколько месяцев победил на олимпиаде. За эту победу я была награждена путёвкой в дом отдыха работников искусств, где отдыхали настоящие артисты. Там-то профессиональная актриса Наталья Александровна Гебдовская, увидев меня на сцене, посоветовала бросать филологию и идти в театр.

Вернувшись в Нежин, забрала документы из педагогического и вновь отправилась в Киев – в институт театрального искусства. И поступила.

– Ваша театральная деятельность началась в сентябре 1953 года на сцене Вильнюсского русского драмтеатра. Как получилось, что вы попали в состав его труппы, будучи выпускницей украинского отделения Киевского Государственного института театрального искусства?

– В год выпускных экзаменов я получила направление в Херсонский драматический театр. А в это время в Киеве гастролировал Театр имени Моссовета. Я попросилась на приём к его главному режиссёру Юрию Завадскому и добилась просмотра, который прошёл прекрасно. Меня зачислили в труппу столичного театра.

В ожидании вызова я поехала отдыхать к родителям в Вильнюс, где служил мой папа. Однако поиграть в Москве мне так и не пришлось. Из столицы вместо вызова пришёл отказ. Мол, мы не можем принять вас без прописки, не можем прописать без работы…

После этого я пришла в Вильнюсский драмтеатр и попросила, чтобы меня посмотрел художественный совет. Так и стала актрисой этого театра.

– Играя в театре, вы начали сниматься и в фильмах. Ваша самая известная роль в кино – Аксинья в «Тихом Доне». Как вы её получили?

– Во время поездки по Франции в составе делегации актриса Алла Ларионова мне сказала, что режиссёр Сергей Герасимов начинает съёмки «Тихого Дона» и ищет исполнителей главных ролей. Казачек я видела ещё во время войны, когда госпиталь какое-то время стоял в станице. Тогда я и почувствовала разницу между казачками и обычными крестьянками.

По возвращении из Парижа в Москву прямо из аэропорта позвонила Сергею Герасимову и попросила разрешения на кинопробы, на что он неожиданно сказал: «Приезжайте сейчас!» Ответ его поверг меня в лёгкий шок. Но я высчитала, сколько осталось времени до моего вильнюсского поезда, и приехала к режиссёру на квартиру. Он протянул мне отрывок из «Тихого Дона». И надо же было такому случиться, что это был именно тот текст, который я готовила на первом курсе театрального института. Для студентов обязательным было исполнение отрывков из литературных произведений. Я выбрала сцену встречи Григория и Аксиньи в подсолнухах. Стала читать. И в какой-то момент педагог сказал, что это не моя роль… Обида от той пренебрежительной реплики осталась на долгие годы.

И вот снова этот отрывок! Чувствую, что не могу открыть рот. Я сказала Герасимову, что хочу перечитать роман, а пока переполнена парижскими впечатлениями. Попрощалась, вышла за дверь и – в слёзы…

Я уехала в Вильнюс. Однако через некоторое время из Москвы пришло приглашение участвовать в пробах «Тихого Дона». На пробы ездила неоднократно, так что приходилось часто курсировать между Вильнюсом и Москвой. Причём до самого последнего момента было неизвестно, утвердят ли. Дело в том, что помимо меня на роль Аксиньи претендовали ещё тридцать актрис. Из них Герасимов выбрал семь и показал их Шолохову, который указал на моё фото и сказал: «Вот она!»…

– Вам приходилось встречаться с Шолоховым?

– Да. Помнится, мы ехали на съёмки, а он возвращался из Москвы. На какой-то станции и встретились. Воспользовалась случаем, спросила у него: «Михаил Александрович, где живёт Аксинья? Я бы хотела с ней поговорить…» Писатель на меня недоумённо посмотрел, а потом с ласковой усмешкой сказал: «Глупенькая, я же всё это выдумал!»

Он был первым зрителем «Тихого Дона», а после просмотра сказал: «Ваш фильм идёт в дышловой упряжке с моим романом».

Кстати, когда фильм вышел на экраны, то тридцать старейшин донских казаков предложили мне зваться Аксиньей Донской! На что я ответила, что оставлю фамилию родителей, но сохраню преданность казачеству.

– Как в дальнейшем сложилась ваша актёрская карьера?

– Тогда же, во время работы над «Тихим Доном», я была принята в труппу Малого театра. И вот уже более полувека остаюсь ему верна. Здесь я играла с великими Верой Пашенной, Еленой Гоголевой, Борисом Бабочкиным, Михаилом Царёвым, Михаилом Жаровым. Работала с замечательными режиссёрами Леонидом Варпаховским, Петром Фоменко, Виктором Комиссаржевским, Борисом Львовым-Анохиным, Александром Бурдонским... Никогда не считала зазорным учиться у них.

Очень пригодился и пройденный на съёмках «Тихого Дона» курс мастерства у Сергея Герасимова. Режиссёр требовал абсолютного внешнего и внутреннего перевоплощения, помог мне лучше разобраться в собственных возможностях. И тогда и теперь я каждую новую свою работу примеривала и примериваю к герасимовским критериям и оценкам: понравилось бы ему, одобрил бы Сергей Аполлинариевич?

– Вам и самой доводилось выступать в роли педагога. В своё время вы преподавали на кафедре актёрского мастерства в ГИТИСе имени А. В. Луначарского, в Театральном училище имени М. С. Щепкина. Да и сегодня много общаетесь с молодыми людьми, которые выбрали профессию актёра. Скажите, в чём их отличие от молодёжи советских времён?

– Мне кажется, что сегодняшняя молодёжь гораздо шире мыслит и, может быть, она более практична. Мы были романтиками. Но тем не менее, просматривая новые фильмы, я убеждаюсь, как много сегодня талантливых актёров.

– А в чём, на ваш взгляд, притягательная сила советское кино?

– Сегодня зрители смотрят чудовищные фильмы с убийствами, грабежами, с насилием… Эти фильмы, с моей точки зрения, не должны быть темой для искусства. Искусство – это духовная жизнь. Кино должно просвещать людей, поэтому не случайно в последнее время на телевидении всё чаще и чаще стали появляться фильмы, снятые в СССР, – добрые, наивные, искренние, светлые, оптимистичные.

– Какая из многочисленных наград вам наиболее дорога?

– Очень дорого для меня звание «сын полка», которого меня удостоили в годы войны. А самая большая награда – это признание зрителя, радость от того, как меня встречают, когда выхожу на сцену, как меня провожают после спектакля. Бывает, что зал аплодирует стоя, и это тоже очень дорого. Приятно, когда не только в Москве, но и за границей, узнав меня на улице, подходят совершенно незнакомые люди и здороваются.

Постоянный труд – вот моё кредо. А когда остаётся свободное время, я предпочитаю активный отдых: игру в шахматы, бильярд, в разные годы увлекалась греблей и стрельбой в тире.

– Элина Авраамовна, в своей автобиографической книге «Встречи под звездой надежды» вы написали: «Надо своё тело держать в форме, но и душу не пачкать». Это ваше жизненное правило?

– Моя мама меня учила: «Не делай зла. Вернётся – пострадаешь». Поэтому я никогда не отвечала на проявленную ко мне несправедливость злом. Я просто живу по правилам, которые были у нас в семье. Стараюсь не мешать окружающим. Но не допускаю, чтобы и мне мешали. Ни деньги, ни благополучие меня не остановят, если я считаю, что задет вопрос чести: ради этого могу отказаться и отказывалась от многого…

Беседу вёл Николай ТЕРЕЩУК

Визитная карточка

Родилась 4 апреля 1928 года в Киеве.

Будучи подростком, во время Великой Отечественной войны работала в госпитале.

В 1953 году окончила Киевский государственный институт театрального искусства имени И. К. Карпенко-Карого (факультет украинского театра). С 1953 года – актриса Вильнюсского русского драматического театра.

С 1958 года – актриса Академического Малого театра СССР.

С 1979 года – педагог Высшего театрального училища имени М. С. Щепкина и ГИТИСа имени А. В. Луначарского.

С 1950 года начала сниматься в кино. Дебютной работой стала роль военврача в фильме «В мирные дни». Всего снялась более чем в 40 картинах, наиболее известные из которых – «Неоконченная повесть» (1955), «Тихий Дон» (1957–1958), «Добровольцы» (1958).

Заслуженная артистка РСФСР (1962).

Народная артистка РСФСР (1966).

Народная артистка СССР (1978).

Награждена:

двумя орденами «Знак Почёта» (1960, 1967);

орденом Трудового Красного Знамени (1974);

орденом Октябрьской Революции (1988);

орденом Отечественной войны II степени (1985);

орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени (1998);

орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени (2008);

медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», а также многими другими медалями.

Дважды удостоена благодарности Президента Российской Федерации (1999, 2004).

Лауреат ряда международных и национальных премий.

Вице-президент Международного фонда охраны здоровья матери и ребёнка.

Почётная казачка, полковник казачьих войск.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 декабря 2017 > № 2434255 Элина Быстрицкая


Россия. ЦФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 6 декабря 2017 > № 2414320 Павел Самиев

Господдержка во спасение: что сделает доступнее кредиты для малого бизнеса

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Высокие риски и отсутствие залогов – банальные причины низкой доступности кредитов для малых предпринимателей. Банки будут готовы кредитовать МСП, только разделив эти риски с государством – под поручительства и гарантии. И это сейчас единственный драйвер роста рынка.

Число фирм и предпринимателей, относящихся к малому и среднему бизнесу (МСП), постепенно растет. По данным Счетной палаты, с 2010 по 2016 год их количество увеличилось почти на треть – с 4,6 млн до 5,8 млн (на 28%). Самые высокие темпы роста за последний год – в Москве и Санкт-Петербурге: на 5,2% и 3,8% соответственно.

При этом вопросы привлечения финансирования в малый бизнес остаются злободневными. С одной стороны, предпринимателям сегодня вроде бы доступен довольно широкий перечень инструментов финансирования МСП. С другой – их развитие является неоднородным. Кредитование малого и среднего бизнеса, несмотря на относительную стабилизацию экономической ситуации, по-прежнему стагнирует (несколько лет подряд – сокращалось). По расчетам Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы, в 2016 году объем предоставленных кредитов МСП сократился на 3% (до 5,3 трлн рублей). С начала 2017 года рынок кредитования МСБ показывает рост после падения за последние пару лет. При этом доля кредитов МСБ в рыночном портфеле продолжает оставаться низкой – 9% по Москве и 14% по России.

Восстановление рынка более заметно идет в Москве и в первую очередь – в банках топ-30, которые за девять месяцев выдали в столице кредиты МСБ в объеме 668 млрд рублей, что в 2,1 раза больше, чем за три квартала 2016 года.

Проблемы в сегменте МСП все те же – высокие риски кредитования, финансовая неустойчивость предпринимателей, большая просрочка. Поэтому требования к заемщикам по-прежнему очень жесткие. По Москве просрочка достигла максимума в сентябре – 19,8%, годом ранее – 14,1%, риски этого сектора остаются высокими. В целом по России просрочка по МСБ была на уровне 14–15%.

Господдержка сегодня значительно улучшает ситуацию. Напомню, что в России работает Национальная гарантийная система, которую возглавляет Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорация МСП), в структуру также входят МСП Банк и региональные гарантийные фонды. В Европе субъекты МСП так же, как и в России, могут получить комплексную финансовую поддержку – начиная от грантов на создание бизнеса и заканчивая гарантиями и субсидиями для успешно развивающегося бизнеса. В Великобритании, например, с 2009 года работает программа субсидирования кредитных ставок для фирм из сегмента МСП. В Германии есть KfW, аналог МСП Банка, который предоставляет малому бизнесу дешевые кредиты и гарантии на финансирование и стимулирование инвестиционных проектов для целей пополнения оборотных средств. Также в Германии существуют специализированные банки, покрывающие часть рисков невозврата ссуд МСП.

Основная задача гарантийной поддержки российского малого бизнеса состоит в решении проблемы нехватки обеспечения у предпринимателей. Это типичная ситуация, когда бизнес развивается, появляется необходимость в запуске или расширении производства, закупке нового оборудования, но у заемщиков этой категории недостаточно активов, которые бы кредитор принял в качестве залога. Гарантийные фонды как раз и могут помочь предпринимателям с обеспечением, а для банков закрывается существенная доля рисков. Поручительства гарантийных фондов в регионах относятся ко второй категории кредитного качества и воспринимаются финансовыми организациями как высококачественное обеспечение.

Некоторое время система господдержки малого бизнеса в России только набирала обороты: на кредиты с госгарантиями приходились доли процента от общего портфеля банков. Ситуация стала меняться в 2017 году.

Крупнейшие банки, стремясь снизить риски этого сектора, активно включились в работу программ господдержки, что уже принесло свои плоды. Так, в Москве за девять месяцев 2017 года было выдано в 3,3 раза больше поручительств, чем за аналогичный период 2016-го. С учетом данных за октябрь в 2017 году уже выданы поручительства в объеме 9 млрд рублей, а МСП привлекли в банках около 16 млрд рублей кредитов и гарантий. Доля новых сделок с господдержкой в Москве у банков топ-30 достигла в сентябре максимальных 4,5%.

Заявок предпринимателей действительно стало больше. В гарантийных фондах увеличился поток заявок от банков, также стали поступать напрямую заявки от предпринимателей. Только в Москве количество договоров выросло в 1,7 раза, объем поручительств увеличился в 3,3 раза, финансирование МСП при господдержке выросло в 2,9 раза по итогам трех кварталов 2017 года (по отношению к аналогичному периоду 2016-го). Количество заявок обычно на 10–15% больше, чем количество договоров, так как некоторым предпринимателям гарантийные фонды отказывают из-за слабого финансового состояния, недостоверных данных, сокрытия каких-то негативных моментов. Но сам факт роста спроса налицо.

В рамках господдержки предприниматели могут получить поручительства по кредитам и банковским гарантиям до 70% от суммы долга (до 100 млн рублей) по ставке 0,75% годовых. Поручительства выступают смягчающим инструментом по требованиям банков к заемщикам. Иногда благодаря поручительству кредитор снижает ставку, а порой даже может пойти частично на так называемую бланковую часть. Конечно, это на усмотрение банка, но так как сделка при господдержке более обеспеченная, по ней ниже резервы, и кредитная организация предлагает заемщику-предпринимателю ставку на 0,5–1 процентный пункт ниже, чем в общем случае.

Развитие кредитования МСП с помощью господдержки позитивно отразится и на развитии малого бизнеса, и на экономике страны в целом, и на региональных экономиках. К примеру, при введении дополнительного инструмента поддержки – компенсации процентной ставки – заметно вырастут налоговые поступления в бюджет. В Москве это позволит увеличить налоговые отчисления заемщиков более чем на 100 млн рублей, а также нарастить объем кредитования компаний и предпринимателей из сферы МСП на 10–15% (суммарно 1–1,5 млрд рублей в год). Если масштабировать эти цифры на всю страну, эффект получится впечатляющий.

Россия. ЦФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 6 декабря 2017 > № 2414320 Павел Самиев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин

Президент посетил Российскую государственную специализированную академию искусств.

Владимир Путин ознакомился с учебным процессом в Российской государственной специализированной академии искусств – единственном в мире творческом высшем учебном заведении для людей с ограничением по здоровью – и встретился с инвалидами, представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ.

Владимир Путин осмотрел музыкальный класс, где незрячий студент исполнил для главы государства на рояле «Венгерскую рапсодию № 10» Ференца Листа. В этом же помещении была организована выставка картин – подмосковных и дальневосточных пейзажей.

Президент посетил также класс сценического искусства и посмотрел репетицию исполнения учащимися гимна академии – песни «Мельпомена» – на жестовом языке.

Кроме того, глава государства побывал в классе оперной подготовки и компьютерном зале, затем посмотрел выставку технологичных устройств для инвалидов по слуху и зрению.

После осмотра академии Владимир Путин встретился с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ, занимающихся проблемами людей с ограничениями по здоровью, паралимпийцами, участниками чемпионата «Абилимпикс».

Российская государственная специализированная академия искусств ведёт свою историю с 1990 года, когда в СССР был создан Всесоюзный центр творческой реабилитации инвалидов, структурным подразделением которого стал специализированный институт искусств. В 2013 году вуз прошёл государственную аккредитацию и получил статус академии.

В составе вуза есть три факультета – музыкальный, театральный и изобразительного искусства. В стенах академии ставит свои спектакли театр для неслышащих, работает инклюзивный оперный театр, среди коллективов музыкального факультета – оркестр народных инструментов, камерный оркестр и другие.

* * *

Стенограмма встречи с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ людей с ограничениями по здоровью

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Хочу вас всех поприветствовать.

И, прежде чем перейти к разговору по сути вопроса, хочу в начале отметить, что сегодня в нашей стране впервые отмечается национальный День добровольца-волонтёра. Хочу поблагодарить всех участников этого движения.

Думаю, что уместно будет сделать это здесь, в том числе потому, что среди добровольцев и волонтёров – а они очень часто и достаточно активно занимаются поддержкой людей с ограниченными возможностями по здоровью, – большое количество людей, которые сами являются людьми с ограниченными возможностями по здоровью.

Они не только своим личным примером показывают, что и как нужно делать, чтобы жить полноценной жизнью, но и других к этому подталкивают. Мне кажется, что они заслуживают особого внимания и уважения.

В целом хотел бы сказать, что люди с ограниченными возможностями по здоровью вносят существенный вклад в развитие экономики, науки, культуры, участвуют в общественной, политической жизни, добиваются потрясающих результатов в спорте, побеждают на престижных международных соревнованиях. И, как я уже говорил, своим примером во всех этих сферах, во всех этих областях показывают нам, чего может добиться любой человек.

Пользуясь возможностью, хотел бы от всей души поздравить победителей и всех участников недавно завершившегося национального чемпионата по профессиональному мастерству среди инвалидов – «Абилимпикс». Они продемонстрировали просто блестящие способности и подготовку, проявили сильный и волевой характер. Просто молодцы!

Вы знаете, за последние годы реализован целый ряд мер, направленных на формирование комфортной, безбарьерной среды для граждан с ограниченными возможностями по здоровью.

Большое внимание уделяется решению вопросов доступности социальных, транспортных объектов. Сейчас пятая часть учреждений образования соответствует условиям инклюзивного обучения. Мы наверняка будем ещё об этом говорить, и наверняка присутствующие здесь будут делать какие-то замечания и предложения по поводу того, как и что нам нужно делать для того, что уже начато.

Развиваются и внедряются уникальные образовательные методики, которые позволяют раскрыть способности, таланты человека с ограниченными возможностями по здоровью. Например, они широко используются здесь, в Российской государственной специализированной академии искусств.

Честно говоря, я порадовался, когда посмотрел, как здесь работают люди, просто замечательно. Думаю, что это уникальное учебное заведение – в мире больше такого нет.

Что считаю ещё важным отметить. Меняется отношение общества к проблемам инвалидов, это отношение становится более зрелым, гуманным, неравнодушным. Нарушение прав инвалидов, чёрствость к ним вызывают справедливое осуждение и неприятие граждан. И конечно, представители власти на всех уровнях должны видеть за цифрами программ и планов проблемы конкретных людей, нуждающихся в поддержке.

Нам ещё предстоит, безусловно, многое изменить, многое сделать, серьёзно продвинуться по таким направлениям, как система медико-социальной экспертизы, вопросы трудоустройства и реабилитации, а также ранней помощи детям-инвалидам. Здесь, безусловно, остаётся ещё очень большое количество нерешённых вопросов, обязательно будем этим заниматься и двигаться дальше.

Хотел бы подчеркнуть, эффективными могут быть только совместные, солидарные действия: объединение усилий органов власти, общественных организаций, волонтёров, о которых я сказал в начале. Только это позволит создать по-настоящему равные возможности для всех.

Давайте обсудим все эти проблемы.

Пожалуйста, Михаил Борисович.

М.Терентьев: Хорошо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Во время Паралимпийских игр в Сочи Вы меня как–то спросили, почему я не выступаю на соревнованиях. Тогда я не нашёлся, что ответить. Да, в спорте всё понятно: дисциплина, тренировка. А бюрократические механизмы иногда тяжело преодолеть. При этом получаешь критику от некоторых активистов, которые всё знают, как сделать быстро.

Иногда думаешь: правда, почему мы толчёмся на месте? Может быть, и правда не там силы реализуем? Но после этих встреч с горячими избирателями приходишь на тренировку к своей команде, которая расширилась в десятки раз за последнее время, видишь, как много сильных, целеустремленных спортсменов среди паралимпийцев, как стойко они преодолевают все невзгоды, по каким обстоятельствам.

В то же время благодаря этому кризису в паралимпийском движении мы стали лучшими среди национальных паралимпийских комитетов в образовательных программах по антидопингу, по мнению экспертов ВАДА.

Соглашусь, общество за эти годы сильно изменилось. Посмотрите, как реагируют СМИ, и общественное мнение подхватывает справедливый гнев, если нарушаются права инвалидов. Прокуратура реагирует оперативно. И это просто радует, что мы двигаемся вперёд.

Владимир Владимирович, поэтому сейчас я могу точно сказать, что моя деятельность сегодня помогает другим быть активными и в жизни, и на пьедестале соревнований. Да, я не действующий спортсмен, но другим помогаю стать паралимпийцами. Поэтому сейчас о проблемах.

Часто в обращениях поднимаются вопросы организации обеспечения средствами реабилитации. При этом мы знаем, что за последние семь лет финансирование увеличилось в два с половиной раза.

Первое, инвалиды долго не могут получить компенсацию за самостоятельно приобретённое абсорбирующее бельё, иногда более шести месяцев. В случае самостоятельного приобретения размер компенсации определяется на основе аналогичного изделия, приобретённого уполномоченным органом, который закупает его крупными или мелкими партиями. Поэтому размер компенсации не может покрыть фактические расходы инвалидов. Также человек вынужден тратить собственные средства или берёт потребительский кредит.

Другой механизм обеспечения – это закупка через конкурсные процедуры. Но часто закупаются коляски, которые человеку не подходят, потому что не учитывают индивидуальные особенности в полной мере. При определении типа коляски не обращают внимания на социальные условия жизни человека: или он активно занимается спортом, или получает образование, или ежедневно ходит на работу, или ведёт малоподвижный образ жизни – всё это надо учитывать, потому что любые средства реабилитации нужны для повышения уровня самостоятельности человека.

Поэтому обязательно нужно учитывать социальные показания наряду с медицинскими при определении средств реабилитации. Прошу дать соответствующее поручение изменить нормативно-правовое регулирование.

В.Путин: А что конкретно?

М.Терентьев: Когда определяется средство реабилитации, то учитываются противопоказания и медицинские показания. То есть, если у человека нет ноги до какого–то уровня, говорят, что нужна коляска. Но если этот человек ещё и получает образование или занимается спортом, может быть, ему нужна активная коляска, а если он пожилой, то, может быть, нужна повседневная для малоподвижного образа жизни.

Поэтому эти социальные показания важно учитывать. Надо посмотреть, чем человек планирует заниматься и насколько его активность нужно поддержать. Но это самая простая проблема, которую можно решить и урегулировать достаточно быстро.

Но следующая очень сложная проблема – это процедура закупок. Вы знаете, что у нас всё закупается по 44–му закону, и Всероссийское общество инвалидов, которое я возглавляю, вместе с Фондом социального страхования наладили общественный контроль за составлением техзадания, следим за тем, чтобы в один год не объединялись различные типы ТСР, проводятся лабораторные экспертизы, участвуем в общественном контроле на стадии выдачи.

Одним из решений, например, до 2017 года была закупка колясок до 30 процентов от общей потребности у единственного отечественного производителя, который запустил производство в Тольятти на основе немецких технологий.

Этот механизм позволил держать определённый уровень качества. То есть, когда выходят другие недобросовестные, они ориентируются на лучшее качество. Но этот механизм в 2017 году не был поддержан.

Думаю, что этот временный механизм всё–таки в 2018 году, в начале года, надо поддержать, чтобы реализовать дальнейшее решение, о котором я сейчас скажу ниже.

В.Путин: То есть Вы хотите, чтобы было разрешение приобретать у единственного поставщика?

М.Терентьев: Да, до 30 процентов. Но это временная мера. Она действовала на протяжении пяти лет. Но это я говорю, что возможности 44–го закона на самом деле административно уже себя исчерпали. То есть конкурсные процедуры загнали вообще всю ситуацию борьбы за качество в тупик.

Поэтому уже давно обсуждаются и найдены дополнительные решения обеспечения техническими средствами реабилитации. Очень важным этапом развития станет внедрение электронного сертификата, который позволит человеку при наличии показаний выбрать на рынке изделия у добросовестного производителя. Это простое решение требовало, конечно, детальной проработки. Мы с коллегами долго обсуждали принцип определения стоимости электронного сертификата.

Эта ключевая проблема механизма ценообразования может быть решена через формирование каталога технических средств реабилитации и услуг, предусмотренных федеральным перечнем, который будет содержать подробное описание средств реабилитации, включая информацию о ценах. Конечно, этот информационный ресурс должен регулярно обновляться и учитывать мнение всех сторон: и производителей, и основного заказчика – Минтруда и Фонда социального страхования, и экспертного сообщества в сфере реабилитации, и, конечно, Минфина как ключевого во всех вопросах.

В России для этих целей ежегодно должна проходить всероссийская выставка средств реабилитации и элементов доступной среды на примере той выставки, которая недавно прошла в Москве, – «ИнваЭкспо. Общество для всех». В результате реализации электронного сертификата производители и поставщики будут биться не с бюрократическими процедурами, как их обойти, а будут стремиться качеством привлечь потребителя.

С появлением каталога мы должны вернуться к рассмотрению вопроса о включении в федеральный перечень средств реабилитации ручного управления на автомобиле. Автомобиль с ручным управлением позволяет человеку с инвалидностью почувствовать новое качество жизни, а для инвалидов на колясках это свобода для активной жизни.

При этом мы имеем положительный опыт, полученный в ряде субъектов, которые применяли электронный сертификат для своего регионального перечня. Электронный сертификат даст толчок для развития современной реабилитационной индустрии. Прошу поддержать введение этого электронного сертификата.

К тому же мы всецело поддерживаем недавно утверждённую Стратегию развития производства промышленной продукции реабилитационной направленности до 2025 года. Правительство её недавно утвердило.

Впервые предусмотрены меры государственной поддержки новейших разработок в сфере реабилитационных технологий. Маркирование изделий как одна из форм учёта рыночного оборота, что в последующем позволит реализовать механизм обмена ТСР на более современные до окончания нормативного срока эксплуатации.

Приведу пример. Для спортсмена-паралимпийца высокого уровня спортивная коляска должна быть самой последней модели, чтобы соревноваться на Играх на равных с другими соперниками. Для начинающих спортсменов могут использоваться модели более ранних выпусков, и мы, таким образом, сделаем такой оборот качественных средств реабилитации. То есть начинающие будут брать коляски, которые не самые последние, но они могут участвовать.

В заключение своего выступления, Владимир Владимирович, я приглашаю Вас в августе 2018 года на 30–летний юбилей Всероссийского общества инвалидов, которое я возглавляю, которое объединяет полтора миллиона человек, и мы в 82 регионах России. Буквально на следующей неделе, 11 декабря, мы проводим учредительное собрание крымской организации. Надеюсь, Аксёнов нам поможет с помещением для её деятельности.

Тем более мы знаем, что Правительство очень активно прорабатывает развитие центра реабилитации в городе Саки для спинальных больных, я видел, там и Ваши есть поручения, и Правительство там отработало. Думаю, что в будущем это будет хорошая площадка для развития реабилитации.

Недавно Всероссийское общество инвалидов разработало стратегию развития организации и определило наши ценности на десятилетия вперёд: равенство, возможность, активность и полезность. Миссия нашей организации – объединять усилия заинтересованных сторон по созданию полноценной жизни инвалидов.

Наши организации, следуя этим ценностям, стали самими активными участниками конкурса на президентские гранты, и по сравнению с первым этапом в два раза больше наших проектов стало победителями. А в сравнении с грантами вообще прошлых лет – в десятки раз.

Спасибо Вам за поддержку этой правильной грантовой деятельности именно в таком формате, я там активно тоже участвую, где каждый может проявить себя.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Сначала по вопросам, которые Вы подняли. Компенсации за приобретённые изделия, самостоятельно приобретённые, конкурсные процедуры средств реабилитации. Это учитывает социальные показания. А как определить социальные показания? Это просто пожелание, получается.

М.Терентьев: Социальные показания – это такой субъективный фактор. У нас же медико-социальная экспертиза когда общается с человеком, то она видит его активности. И органы социальной защиты, которые видят, чем он занимается…

В.Путин: Смотрите, у единственного поставщика, Вы настаиваете на том, чтобы было такое разрешение. На какое время?

М.Терентьев: Хотя бы на один год.

В.Путин: На 2018 год?

М.Терентьев: Да.

В.Путин: Я согласен с Михаилом Борисовичем. Дело в том, что надо поддержать своего, национального производителя. Если его не поддержать, то тогда, выражаясь профессиональным языком, рынок не будет обеспечен, он не сможет просто развернуться.

М.Терентьев: Главное, чтобы это не затягивалось, и вначале года такое решение было принято.

В.Путин: Давайте, если Вы не против, я подпишу.

О.Голодец: Да.

В.Путин: Там процедура такая, что я должен согласиться, а Правительство оформляет. Я готов это сделать. Давайте сделаем.

Но самое главное, что Михаил Борисович предложил, это электронный сертификат. Это решит сразу многие вопросы, в том числе и те, с которых Вы начали. Имеется в виду компенсация и так далее. Почему? Потому что, насколько я понимаю, это даст возможность человеку самому определять, что и как покупать.

Тогда и конкуренция будет совсем другая, и меньше будет бюрократических процедур, не нужно будет бегать за всякими справками-бумажками, а просто выходить с сертификатом, и так далее.

В некоторых регионах Российской Федерации такие сертификаты уже вводятся. В Перми, в частности, и, по–моему, ещё где–то: в Ханты-Мансийске, по–моему.

М.Терентьев: В Москве, Московской области.

В.Путин: Да, в Москве, совершенно верно.

Поэтому, в общем и целом, поскольку такая практика уже есть, то надо её просто расширять, надо посмотреть, как она работает. Здесь и каталогизация нужна, и информационные ресурсы должны быть расширены. Хотя такой информационный ресурс создан, он работает, его нужно просто совершенствовать и расширять. А в принципе такой ресурс есть у нас уже.

Вам спасибо за предложения.

М.Терентьев: Спасибо большое.

В.Путин: Александр Николаевич сказал, что если он не задаст какие–то вопросы или не выступит, то ему студенты не простят этого.

Во-первых, хочу вас поздравить с тем, как у вас организована работа, в вашей академии. И конечно, предоставляю Вам слово. Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.Якупов: Владимир Владимирович, действительно, мои студенты, студенты нашей академии и преподаватели, конечно, хотели прежде всего выразить слова благодарности за этот визит и за это совещание очень важное, интересное. А самое главное, наверное, всё–таки за те изменения, о чём они говорили, которые произошли за последние пять, может быть, лет в области создания доступной среды.

Действительно, произошли огромные изменения. Ведь у нас учатся дети из 56 регионов. И всё время об этом говорят, что раньше много, в том числе и в образовании, было недоступным, и сейчас всё меняется. Мы бы хотели просить Вас, прежде всего студенты, конечно, о том, чтобы эта работа как–то была продолжена. И мне кажется, что мы в этом плане ещё очень многое можем сделать.

Есть и такие проблемы, более, может быть, локальные. Российская государственная специализированная академия, она в двойном подчинении. Мы подчиняемся напрямую Министерству культуры, а финансирование идёт из Министерства образования.

Хотел бы, обращаясь к Вам, выразить точку зрения не только преподавателей нашей академии, но и всего сообщества, образовательного сообщества. Мы бы хотели, чтобы финансирование также шло через Министерство культуры, потому что всё, что касается…

В.Путин: Думаете, что больше получите?

А.Якупов: Нет, там ситуация другая. Ольга Юрьевна сидит, мне очень приятно, что Ольга Юрьевна здесь как министр. Она хороший министр, но, что касается финансирования, поверьте, мы там чужие.

В.Путин: Я только совсем недавно в Петербурге встречался с деятелями культуры. Они все задают такой же вопрос. Так что ничего нового.

А.Якупов: Действительно, мы там не потому, что там что–то плохо. Во–первых, у нас существует проблема. Например, в нашей академии, у нас, на двоих студентов один преподаватель. А в это время Министерство образования активно проводит такую идею, чтобы на десять студентов был один преподаватель.

Тогда надо нас закрывать. И все наши достижения сразу превратятся в пустой звук. Надо как–то этого избежать. Это первая и важная проблема, потому что она общая.

Другая проблема. Вы сегодня очень лестно о нас высказались, когда говорили о грантах. Вашим указом определено, что 99 учреждений культуры и образовательных учреждений имеют эти гранты. Сама идея выделения грантов плодотворная. Многие борются за гранты, и создается соревновательность, ради которой, наверное, эта идея и была порождена.

Мне кажется, что наш вуз тоже уникален. Мы действительно единственные в мире. А до ста не хватает одной организации. Девяносто девять уже Вашим указом учреждены. Если будет сто для ровной цифры и если такое решение по отношению к нашей академии будет Вами объявлено, мы были бы счастливы.

И последнее. Когда создавался наш вуз, это было прорывное решение, потому что ничего подобного в мире не было. И мы сейчас можем сказать, что нашими профессорами наработаны такие колоссальные методики, педагогические технологии, которых нет ни на Западе, нигде в мире. Они есть у нас.

У нас ведь не просто инклюзивный вуз. У нас обратная инклюзия – у нас здоровые, их всего 40 процентов. Получается, что вот это вкрапление в среду идёт в инвалидную среду. В результате мы смогли избежать и этой резервации, простите за этот термин, когда опасаются, что собираются только одни инвалиды.

Здесь и здоровые, и инвалиды, но здоровых чуть меньше. И вот эта интересная формула обратной инклюзии даёт колоссальные плоды, наработаны интересные методики. Наши студенты работают преподавателями. Почти 93 процента нашли своё место в жизни, работают, не просят, не стоят в метро и не попрошайничают, что называется. Стали социально активны.

Но тут есть какая проблема. Всё–таки мы вуз искусств, и у нас очень много появилось выпускников, которые непосредственно искусством занимаются. Они выступают в коллективах, в частности, здесь есть оперный театр, здесь есть инклюзивный жестовый театр, здесь есть симфонический оркестр, где половина слепых, половина ребят здоровых, здесь есть оркестр народных инструментов тоже с таким же соотношением, картинная галерея.

У нас какое обращение к Вам? Мы хотели бы просить Вас помочь нам в создании инклюзивного дома искусств. По–моему, такая ситуация назрела, и это бы отвечало развитию этой тенденции вообще в мире.

Например, недавно приезжал симфонический оркестр из Кореи, из Южной Кореи, 50 процентов было здоровых людей и 50 процентов было слепых. Концерт проходил в зале Чайковского, в филармонии – два, и это было восхитительно, это было по–настоящему такое культурное и крупное событие.

Мне кажется, что создание подобных коллективов, как оперный театр инклюзивный, как жестовый театр, в этом доме искусств, по–моему, было бы тем вторым прорывом, который бы обеспечил и дальнейшее развитие этого дела.

Мы и здание присмотрели. Вот есть кинотеатр «Ударник», много лет стоит без движения. Мы бы просили Вас дать такое поручение, чтобы этот кинотеатр преобразовать в такой инклюзивный профессиональный дом искусств.

Это было бы не только такое решение, я бы сказал, во славу или во благо инвалидов, но и, по–моему, это был бы такой мощный показатель заботы государства об инвалидах в таком, я бы сказал, профессиональном направлении. Многие получили бы работу, такую настоящую исполнительскую деятельность. Не педагогическую, не работу в инклюзивных коллективах. Вот в двух словах.

Ну и ещё раз хочу в завершение поблагодарить и участников совещания, ну и, конечно, Вас за это большое внимание к теме инвалидов. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо.

По поводу подчинённости ведомствам. Но мы подумаем ещё, это должно быть общее решение. Если оно состоится, это должно быть общее решение, касающееся не только вашего учебного заведения, но и других учебных заведений, работающих в области подготовки кадров в искусстве. Мы подумаем над этим.

Что касается инклюзивного дома искусств – тоже это хорошая идея. Кинотеатр «Ударник» – наверняка это московская собственность, почти на сто процентов.

А.Якупов: Мы интересовались этим. Может быть, Владимир Ростиславович, скромно молчит, но он в курсе, кому что принадлежит.

В.Путин: Нет, он имуществом не занимается или занимается только в части, его касающейся. Я почти уверен, что это московская собственность. Мы с Сергеем Семёновичем поговорим, он очень быстро откликается на подобные вещи.

Думаю, что надо проработать и надо бы сделать – дело хорошее. И здесь нужно, конечно, наращивать нам так же усилия, как и по вопросам технической реабилитации, технических средств, о чём говорил Михаил Борисович.

Мы за последнее время, кстати, здесь много сделали. У нас показатель уже 87 с лишним процентов обеспеченности, но целевой показатель 93–95 должен быть. Поэтому у нас ещё есть над чем работать. И в Вашей сфере тоже. Посмотрим обязательно. Мне кажется, это хорошее предложение, проработаем.

Что касается грантов. Гранты создавались всё–таки не под те цели, которые Вы назвали. Они создавались, для того чтобы создать хотя бы элементарные условия и денежные доходы нашим ведущим коллективам, для того чтобы их сохранить в условиях, когда они просто не получали заработную плату или получали её совсем не того уровня, на котором находится их мастерство.

И поэтому, поскольку страна у нас открытая, а рынок труда, особенно в этой сфере, является глобальным, то их легко было переманивать куда угодно, в любые коллективы, в том числе и за границу. Мы таким образом просто приостановили отток и создали условия для того, чтобы люди могли на Родине работать и радовать своих зрителей, слушателей. А потом постепенно этот грантовый способ…

А.Якупов: Расширился.

В.Путин: …материального обеспечения деятелей культуры начал расширяться, приобрёл несколько другие очертания, и первоначальный смысл стал утрачиваться.

Но это не важно. А важно то, что это тоже один из инструментов поддержки культуры. На этот счёт тоже подумаем.

Михаил Сергеевич Киселёв.

М.Киселёв: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Как говорят в сообществе, «я не так давно в травме». Я её получил чуть более полутора лет назад на одной из спортивных тренировок и теперь постоянно передвигаюсь на инвалидной коляске.

В.Путин: А чем занимались?

М.Киселёв: Я увлекался спортом. Моя задача как командира стройотряда – мотивировать молодёжь к спорту. Я пробежал даже свой марафон – 42 километра 195 метров. Получил травму на батуте: перекрутил сальто, на втором обороте упал на шею и получил травму четвёртого шейного позвонка.

Но благодаря своей семье, бойцам студенческого отряда, друзьям я достаточно быстро вернулся в активную фазу и продолжаю заниматься сегодня общественной деятельностью. Ввиду этого я достаточно много езжу по городу, по стране и действительно вижу позитивные изменения с точки зрения создания безбарьерной среды.

Сегодня человек с особенностями просто летает на самолёте. Я бы хотел отдельно выделить компании «Аэрофлот» и аэропорт «Шереметьево», потому что у них есть чему поучиться нашим региональным коллегам. Лично на себе испробовал сервис «Российских железных дорог», и, честно Вам скажу, он меня приятно удивил, хотя понимаю, какая это глобальная, большая инфраструктура.

И сегодня действительно при той работе органов исполнительной власти бизнес стал активно включаться в эту чрезвычайно важную сферу. И мне кажется, что в большинстве случаев это создано при большой работе государственной программы «Доступная среда», которая рассчитана на 2011–2020 годы.

Но что мне хочется очень важное отметить, наверное, для всех граждан? Что правильно созданная доступность, она ведь помогает не только инвалидам, она помогает вообще большим слоям нашего населения: это и пожилым людям, это и людям, которые временно получили травмы, да и молодым семьям с детьми, которые в колясках, это тоже очень сильно помогает. Государственная программа «Доступная среда» в деятельности Общественной палаты, Общероссийского народного фронта занимает одно из чрезвычайно важных направлений.

И здесь наши эксперты да и мы сами порой руками прощупываем эти объекты, где–то и колёсиками проезжаем и видим правильность создания. Это позволяет нам где–то подталкивать органы государственной власти, где–то совместно вносить коррективы в действующие нормативные акты, где–то ускорять процесс создания этой доступной среды.

Ведь действительно стоит заметить, что иногда есть справедливые нарекания от средств массовой информации, самих инвалидов, что где–то этот процесс не так скор, как им бы хотелось, где–то кто–то создаёт формальность в этих решениях, и не все барьеры устраняются. На сегодняшний день органами исполнительной власти в субъектах разработана дорожная карта по поэтапному созданию доступности.

Но, знаете, в некоторых регионах они рассчитаны на 2025–й, а где–то и 2030 год. И чтобы эта положительная тенденция сохранилась, всё–таки все те важные объекты здравоохранения, спорта, культуры были дооборудованы, мне бы хотелось попросить Вас, Владимир Владимирович, от всех особенных людей принять решение о продлении столь важной программы «Доступная среда» как минимум до 25–го года.

В.Путин: Она у нас до 2020 года действует.

М.Киселёв: Я бы просил Вас от всех продлить её до 2025 года. Со своей стороны как Общероссийский народный фронт, Общественная палата мы готовы с экспертами подключиться к проработке этой программы и наполнить её большим содержанием на основе того опыта, который появился за время реализации этой программы.

Также хотел бы и Вас, и, может быть, дать поручение органам исполнительной власти, которые создают сегодня другие программы, такие как важная программа «Комфортная городская среда», чтобы уже сегодня учитывали особенности людей, таких как глухих, слепых, людей на колясках; чтобы, когда создаётся эта комфортная городская среда и не только другие программы, нам ничего с вами в процессе не пришлось переоборудовать и выделять дополнительные бюджетные средства на изменение, а чтобы она сразу была уже создана правильно для абсолютно всех слоёв населения.

В завершение, Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить лично Вас, потому что мы видим, как изменился – и Вы это подчеркнули в своём выступлении – взгляд общества на людей с особенностями. И я бы хотел благодарить Вас за то, что Вы лично создаёте этот тренд равных возможностей в нашем обществе.

В.Путин: Спасибо за добрые слова. Но сделать ещё нужно действительно очень много, хотя программа у нас началась в 2011 году, и за это время действительно какие–то позитивные сдвиги произошли.

Мы говорили в начале 2000–х о необходимости запуска программы инклюзивных школ. Постепенно-постепенно маховик раскручивается, достаточно медленно, но всё–таки за последние несколько лет в восемь раз увеличилось количество инклюзивных школ. В восемь раз.

А количество передач с сурдопереводом возросло в пять раз по различным средствам массовой информации. Но и этого, конечно, ещё явно недостаточно. Надо точно продлить программу с 20–го до 25–го года минимум. Это первое.

Второе, её нужно интенсифицировать, чтобы это всё–таки не было растянуто на вечные времена. И для того чтобы решить эту вторую задачу, тоже согласен с Вами, нужны новые программы.

У нас существуют программы обустройства среды, дворовых пространств и так далее. Их много на самом деле. Всё больше и больше появляется. И мы стараемся тоже обеспечить их финансированием.

Изначально нужно делать так, чтобы учитывались потребности людей с ограниченными возможностями по здоровью, как Вы сказали, особенных людей. Это всё вообще копейки стоит. Это недорого. Вопрос во внимании.

Переделывать, может быть, сложнее. Ломать, а потом заново что–то делать, – это, наверное, дороже стоит. Лучше делать сразу изначально. Так же, как мы когда–то готовили Олимпиаду в Сочи и сразу же готовили и Паралимпиаду. Всё сделали изначально. Так нужно делать везде. Это точно. И так и будем делать. А программу продлим до 2025 года…

Юрий Александрович Жулёв.

Ю.Жулёв: Владимир Владимирович, спасибо огромное за возможность рассказать о тех проблемах, которые существуют. Я представляю пациентское сообщество, и мы на стыке системы здравоохранения и медико-социальной помощи и поддержки.

Хотелось бы остановиться на системе самой медико-социальной экспертизы. Первое, о чём я хочу сказать, что гражданин, который попадает в эту систему, он сталкивается с необходимостью сбора достаточно большого количества бумаг, в основном это медицинские учреждения. Затем гражданин идёт в бюро, выясняется, что чего–то не хватает, что–то не так написано, и он возвращается в поликлинику, и, к сожалению, мы сталкиваемся с ситуацией, когда это повторяется многократно.

Наше предложение заключается в том, что необходимо выработать механизм прямого документооборота между ведомствами – между бюро и учреждениями здравоохранения. В дальнейшем, когда система будет готова, конечно, идеально – это внедрение электронного документооборота, потому что это современные технологии.

Всё это позволило бы, с одной стороны, повысить удобство, комфортность системы и, самое главное, её, собственно говоря, эффективность, потому что гражданин должен прийти один раз, уже на подготовленную, так скажем, почву, сформированными документами, которые бы позволили бюро медико-социальной экспертизы принять решение.

Следующий волнующий нас вопрос – это ситуация, когда гражданин имеет проблемы со здоровьем. И врачи, и эксперты бюро понимают, что, к сожалению, ничего кардинально изменить в состоянии здоровья невозможно. Но при этом действующая нормативная база говорит о том, что такому человеку приходится многократно всё равно ходить и проходить переосвидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы.

Наше предложение заключается в том, что нужно доработать эти перечни заболеваний, при которых достаточно будет одного освидетельствования до 18 лет и одного освидетельствования для получения бессрочной инвалидности. На наш взгляд, это, безусловно, снимет социальное напряжение, потому что люди иногда не понимают, ну не рассосётся у них это заболевание – простите за такое слово, – и врачи это понимают прекрасно, но сделать ничего не могут. Мне кажется, что мы этим снизим такое недовольство, и, с другой стороны, мы разгрузим саму систему медико-социальной экспертизы. Это второй вопрос.

Третий момент. Существует индивидуальная программа реабилитации и абилитации инвалида – крайне важный документ, и зачастую инвалиду неоднократно нужно вносить изменения в эту программу.

Сейчас любое внесение изменений в эту программу влечёт за собой практически полный цикл освидетельствования, полный цикл, включая рассмотрение самого факта инвалидности, что, конечно, людей и отпугивает и, самое главное, отнимает время как у самого человека, так и у работников, и у бюро.

Наше предложение: разработать упрощённый порядок внесения изменений в программу ИПР без полного цикла, без хождения по этим кабинетам.

И наконец, заключительный, но не менее, на мой взгляд, важный вопрос – это политика большей открытости работы бюро медико-социальной экспертизы. Сейчас, мы знаем, формируются общественные советы при бюро, и мы считаем, что, безусловно, мы создаём общественные советы не ради того, чтобы создать совет, а всё–таки в качестве очень важного инструмента общественного контроля.

В этой связи мы считаем, что, конечно, формирование этих общественных советов должно проходить среди целевых групп – это общественные организации инвалидов, пациентские сообщества, другие заинтересованные социальные группы. Поэтому вопрос формирования этих советов, их деятельности должен быть под пристальным вниманием, и мы здесь готовы, безусловно, оказывать всяческое содействие.

В заключение хочу сказать, что, собственно, то, о чём я говорил, уже обсуждено на двух очень авторитетных и важных для нас площадках. Буквально на прошлой неделе состоялся Восьмой всероссийский конгресс пациентов, на котором в том числе эти предложения вошли в его резолюцию.

И в рамках деятельности Комиссии при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов создана соответствующая рабочая группа, и эти предложения прошли очень детальное обсуждение и представителями общественных организаций, и экспертов.

Благодарю Вас за внимание.

В.Путин: Начну с того, чем Вы почти закончили, завершили. Открытость общественной комиссии полностью поддерживаю, и надо это развивать. И всячески с уровня Администрации будем этому способствовать так же, как и на других площадках, там и в Общественной палате, и в Думе, и в региональных органах власти, и в законодательных органах. Это абсолютно правильно, люди будут чувствовать свою сопричастность к этому процессу. Первое.

И, второе, будут понимать, что реально происходит, где какие–то возможности открыты, а где ещё надо дать им поработать. И контроль, это абсолютно. Вы начали фразу, я уже написал здесь: «Контроль со стороны общественных организаций».

Ю.Жулёв: Контроль и обратная связь.

В.Путин: И Вы закончили. Я услышал эту фразу, полностью разделяю.

Есть проблема, которую Вы тоже затронули. Люди боятся просто обращаться за индивидуальными программами реабилитации и абилитации, потому что это требует прохождения этого сложного процесса переосвидетельствования. И это тоже надо поменять.

Но и электронный документооборот нужно наладить, это абсолютно точно. Здесь мне Сергей Владиленович шепнул, мы уже провели консультации между министерствами и ведомствами, такая возможность есть между Минтрудом и Минздравом, но вам нужно будет наладить электронный оборот документов здесь.

Это, конечно, отдельная программа должна быть создана, требует финансирования. Не думаю, что это запредельное финансирование, нужно просто это сделать. Людям и так тяжело, у них и так ограниченные возможности по здоровью, а мы ещё заставляем их бегать туда-сюда или ездить на колясках с места на место и ходить, в очередях стоять. Поэтому это, точно совершенно, в современном мире должно быть организовано. Надо программу сделать.

Максим Анатольевич и Вероника Игоревна, программу сделайте.

О.Голодец: Сделаем.

В.Путин: Это всё делается легко, надо только этим заняться.

И, наконец, бессрочная инвалидность. Конечно, давно пора уже это сделать. Ясно, что всё время опасения у органов власти, что здесь могут быть какие–то злоупотребления.

Но какие злоупотребления, если у человека конечности отсутствуют? Чего там говорить? Есть вещи, очевидные абсолютно, поэтому нужно это сделать.

Руслан Владимирович Витрянюк.

Р.Витрянюк: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы сняли художественный фильм «Со дна вершины», посвящённый спортсменам-паралимпийцам, фильм о мужестве, о преодолении. Это современная «повесть о настоящем человеке». В нашей стране много сильных людей, а паралимпийцы – это настоящие герои нашего времени.

В процессе создания фильма мы общались со многими из них, и сегодня здесь присутствует паралимпийский чемпион, ставший главным консультантом нашего фильма, Михаил Терентьев. А также в зале находится двукратный паралимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира Алексей Мошкин. Мне сказали, он напротив меня находится. В основу сценария легла реальная история из его жизни.

Наш фильм очень эмоциональный, мотивирующий и патриотичный – в правильном смысле этого слова. Он рассказывает о современном герое, который живет среди нас. И это живой пример для сегодняшних подростков. Мы показывали фильм детям-инвалидам из лиги по следж–хоккею и паралимпийским чемпионам. Инга Медведева, Алексей Обыденнов, Сергей Александров и другие паралимпийцы считают, что фильм нужно показывать для поднятия духа нашим спортсменам.

Также мы показывали наш фильм на «ПроеКТОриЯ» в Ярославле, в балтийском «Артеке», на Всероссийских детских центрах «Орлёнок» и «Океан», на форуме волонтёров «Победа» и на Фестивале молодёжи и студентов в Сочи, где ребята выступили с инициативой написать Вам письмо с просьбой поддержать выход фильма, чтобы его увидела вся страна.

Эту же инициативу поддержали в «Океане» и на форуме Российского движения школьников. Везде фильм буквально поднимал зал, люди всегда испытывают гордость за наших спортсменов, за нашу страну.

И к нам после фильма многие подходят и со слезами, с эмоциями обнимают, говорят, что после фильма вырастают крылья и хочется жить. Фильм мотивирует на преодоление трудностей и на стремление к своей мечте. На «ПроеКТОриЯ» молодой парень после фильма встал перед всем залом и сказал: «Я сам ампутант, и теперь знаю, что всё будет хорошо!»

Владимир Владимирович, учитывая социальную значимость проекта, создание фильма частично было поддержано государством, нас поддержали Министерство культуры Российской Федерации в лице Владимира Ростиславовича Мединского, Внешэкономбанк.

Но сейчас, чтобы фильм дошёл до максимального количества зрителей, мы хотели бы выпустить его в широкий прокат и просим Вас поручить Фонду кино поддержать фильм в прокате, который запланирован нами на конец февраля 2018 года.

Дата выбрана не случайно – в связи с последними событиями, связанными с запретом наших спортсменов выступать на Олимпиаде и в преддверии Паралимпиады в Корее. Выход фильма может стать важной, серьёзной поддержкой для наших ребят.

Но и перед выходом, и во время проката фильма мы обязательно будем продолжать специальные показы и встречи с паралимпийцами в регионах, где они смогут выступать, рассказывать свои истории, что послужит неким таким объединяющим фактором не только для всего паралимпийского сообщества, но для всех спортсменов. Потому что их победу украсть невозможно, и именно такие слова есть в нашем фильме.

Владимир Владимирович, мы бы очень хотели, чтобы Вы посмотрели наш фильм, и мы уверены, что Ваше мнение будет определяющим в его дальнейшей судьбе.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо. Я обязательно посмотрю. Всё равно, когда Вы это сделаете, в январе, в феврале…

Меня Михаил Борисович пригласил на мероприятие в августе. Вы меня в каком качестве приглашаете? В личном качестве пригласили? Потому что у нас в марте, напомню, выборы. В феврале я ещё могу, сто процентов.

М.Терентьев: Владимир Владимирович, Вы же сказали, что решает народ, поэтому я сейчас Вас приглашаю в личном качестве, а там уже как народ решит.

В.Путин: Спасибо. Замечательно. Мы с Вами посмотрим этот фильм с удовольствием, как я часто это делаю в Кремле. В феврале, договорились. И Владимир Ростиславович услышал, наверняка поддержит. Вы поддерживали, Фонд кино поддерживал?

М.Терентьев: Министерство культуры поддерживало.

В.Мединский: Министерство культуры поддерживало, но мы решим с прокатом, мы уже договорились в кулуарах.

В.Путин: Конечно, надо через Фонд кино, если потребуется, из других источников можно это сделать. И вообще нужно такие фильмы, не только фильмы, но и все другие произведения искусства надо поддерживать самым активным образом, и Фонд кино может поддержать такие вещи в будущем, конечно.

Алексей Владиславович, Вы когда в Лиллехаммере трассу прошли, Вы действительно с двумя переломами приехали вниз?

А.Мошкин: Я вообще на протезах стартую, а на заключительных Паралимпийских играх в 2002 году стал бронзовым призёром ещё в дополнение с переломами.

В.Путин: Вот я про это и говорю. То есть Вы же даже с переломом уже соревновались. Ключицу, что ли, сломали или что?

А.Мошкин: Ключицу, ребро и лопатку до кучи.

Владимир Владимирович, можно я дополню к сказанному? Буквально недавно началось движение «Нет России – нет Игр». Я поддерживаю его, думаю, что его поддерживает всё спортивное сообщество.

У меня с ребятами, со своими друзьями, с единомышленниками давно уже такой план созрел – сделать небольшой мастер-класс, наподобие мастер-класса не «как хорошо кататься на горных лыжах», а «как жить в сложной жизненной ситуации».

Так как сейчас начался горнолыжный сезон, послезавтра я уезжаю в Сочи на вкатывание – где–то около двух недель, затем будет открытие в Белокурихе спортивного сезона, куда ребята приглашают выступить с закрытым показом фильма и с небольшим мастер-классом.

И дальше заеду к себе на родину, в Шерегеш, перед Новым годом. И как всё это отработает, посмотрю, и из этого будем уже исходить о дальнейшем проведении таких мероприятий. Я думаю, что коллеги-паралимпийцы меня подержат в этом.

В.Путин: Спасибо Вам. А Вы в Сочи где катаетесь?

А.Мошкин: Сейчас буду, наверное, на «Горки-Городе». Мы были и на «Газпроме», и на «Роза-Хуторе» съёмки были. То есть покатался везде.

В.Путин: Продолжаете?

А.Мошкин: Конечно. С удовольствием составлю Вам компанию на склоне поскользить.

В.Путин: Я как раз хотел Вам это предложить. Но если график позволит, мы с Вами это сделаем обязательно, хорошо?

А.Мошкин: Спасибо большое. Почту за честь.

В.Путин: Договорились. Обязательно.

Елена Петровна.

Е.Лозко: Елена Петровна Лозко, президент Федерации спортивных танцев на колясках, чемпионка мира, заслуженный тренер России.

Благодаря Фонду президентских грантов мы в этом году смогли провести Кубок континентов – международные соревнования по танцам на колясках, куда приехали нас поддержать многие международные команды, невзирая на запрет Международного паралимпийского комитета.

А для нас, российских танцоров на колясках, это стали единственные в этом году международные соревнования, где мы смогли помериться своим мастерством с иностранными командами.

В 2015 году до вступления санкций наша команда, сборная команда России по танцам на колясках, заняла весь пьедестал почёта, поэтому мы стараемся держать эту планку. И как старший тренер сборной команды страны хочу сказать, что у нас есть, конечно, проблема в том, что мы пока не входим в программу Паралимпийских игр, поэтому не получаем стабильного финансирования от государства.

Но буквально 22 ноября пришла замечательная новость: наш вид спорта сейчас включён в кандидаты на проведение Паралимпийских игр 2024 года в Париже. Поэтому задумываюсь о том, что нужно сегодня уже готовить юное поколение, нужно поддерживать и иметь мотивацию для нашей сборной, которая есть сегодня, а у нас в составе пять заслуженных мастеров спорта – это люди с инвалидностью I группы.

И стоит такой вопрос: каким же образом сейчас продержаться до финансирования государственного стабильного? Поэтому ищем и ждём партнёра, какой–либо крупной, может быть, корпорации, потому что социальный имидж мы готовы сделать. Мы умеем танцевать, мы любим танцевать.

И я хочу воспользоваться случаем и поблагодарить Ольгу Юрьевну, она была у нас на чемпионате России по танцам на колясках и сама наградила наших спортсменов, что для них стало таким серьёзным событием в жизни. Но чтобы продержаться, нужна такая поддержка.

В.Путин: Елена Петровна, во–первых, хочу сказать, что у вас очень красивый вид спорта, он действительно очень красивый, изящный.

А поскольку Ольга Юрьевна проявляет к этому интерес и слышит эту проблему, она не ахти какая великая эта проблема, большая, думаю, что мы найдём с ней решение, чтобы поддержать федерацию вашу. Тем более что есть такие хорошие перспективы. Что–нибудь придумаем, хорошо?

Е.Лозко: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста, Александр Евгеньевич.

А.Лысенко: Лысенко Александр Евгеньевич – научный руководитель автономной некоммерческой организации «Национальный центр проблем инвалидности».

Уважаемый Владимир Владимирович!

Последние исследования нашего центра показали, что 81 процент молодых респондентов с тяжёлой инвалидностью считает себя активными людьми. Они уверены, что потенциально могли бы приносить намного больше пользы, если бы были ликвидированы трудности, которые ограничивают их активность.

При различных заболеваниях, которые ведут к инвалидности, врачи подчас творят чудеса и добиваются очень высоких медицинских результатов. Но важно дополнить систему здравоохранения и добиться социальных результатов, сделать так, чтобы люди с инвалидностью активно включались в различные жизненные ситуации, решали повседневные задачи и чтобы в целом улучшалось качество их жизни.

Инструментом достижения социального результата является комплексная реабилитация, направленная на восстановление способностей к различным видам жизнедеятельности. Сегодня реабилитация относится к полномочиям регионов, и региональные институты реабилитации часто работают некоординированно, опираясь на достаточно устаревшие методы. Результаты их работы могли бы быть намного лучше. Между тем речь идёт о судьбе как минимум семи-восьми миллионов инвалидов, из которых полмиллиона – это дети-инвалиды.

Масштабность проблемы заставляет подумать о принятии принципиально новых стратегических решений в развитии системы реабилитации. Вот что необходимо сделать, для того чтобы вывести её на принципиально новый, современный уровень?

Считаю, что в существующей системе социальной реабилитации отсутствует важное звено, которое должно обеспечить её целостность, методическое единство, консолидацию тиражирования лучших практик. В связи с этим полагал бы целесообразным создать в нашей стране федеральный центр комплексной реабилитации инвалидов, как это сделано во многих странах мира.

Хочу подчеркнуть, я не имею в виду строительство нового центра. Это потребует длительного времени, а результат, вообще, нужен уже сегодня. В ведении Министерства труда находятся крупные имущественные комплексы в Москве и в Санкт-Петербурге, которые обладают крупными клиниками.

Безусловно, создание на базе одного из них федерального центра потребует определённого переформатирования, насыщения новыми формами работы, но это и должно стать тем самым импульсом для развития системы комплексной реабилитации.

Полагаю, что федеральный центр должен также заниматься комплексной реабилитацией и абилитацией детей-инвалидов, стать методическим центром в сфере ранней помощи и подготовки детей-инвалидов к самостоятельной жизни.

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к детской теме. Благодаря Вам была сформирована основа ранней помощи и внедрена ранняя помощь детям с отклонениями в развитии.

И конечно, благодарю за очень ожидаемое со стороны семей с детьми-инвалидами Ваше решение по основным направлениям поддержки материнства и детства в рамках «Десятилетия детства».

Безусловно, одновременно с развитием реабилитационной инфраструктуры потребуется усовершенствовать правовое регулирование в системе реабилитации, разработать и внедрить реабилитационные стандарты, возможно, ввести должность главного внештатного реабилитолога по аналогии с такими должностями, которые имеются в системе здравоохранения. И наконец, конечно, государство должно стать партнёром и наставником для развития НКО, которые предоставляют реабилитационные услуги детям и взрослым.

С учётом сказанного прошу Вас поручить Правительству Российской Федерации проработать вопрос о создании федерального центра комплексной реабилитации инвалидов, а мы, общественные организации, Общероссийский народный фронт, экспертное, научное сообщество, конечно, готовы быть опорой и ресурсом для воплощения этих планов в жизнь.

Спасибо.

В.Путин: Александр Евгеньевич, безусловно, что касается работы с детьми, то она должна начинаться как можно раньше. У нас в структуре инвалидности от 7 до 17 лет, к сожалению, больше всего детей-инвалидов, вот в этом возрасте. И чем раньше с ними начинается работа, тем лучше. Нужно создавать центры.

Сейчас я о Вашем предложении скажу отдельно, но нужно создавать команды такие профессиональные, которые бы включали в себя и врачей, и психологов, и педагогов. И в центре, и в регионах нужно создавать такие команды. Это первое.

Второе, нужно центры абилитации и реабилитации приближать к людям, чем ближе, тем лучше. На уровне муниципалитетов они должны работать. И это должно быть доступно для людей. Я к чему? Я не говорю, что Ваше предложение нереализуемо или не нужно. Наверное, и нужно с точки зрения как методический центр. Наверное, он будет востребован, такой центр абилитации и реабилитации.

Но прежде всего Правительство и регионы, региональные власти, должны думать о том, как к людям подвинуть эту систему поддержки людей, которые нуждаются в этой поддержке. А федеральный центр, наверное, как Вы сами сказали, как методический центр, который бы осуществлял, если нужно, методическую помощь, информационную.

Это, может быть, и было бы целесообразно. Нужно, чтобы Минтруд над этим как следует подумал вместе с другими коллегами, как у нас говорят, из заинтересованных ведомств. Это и с Министерством образования надо поговорить, и с Министерством здравоохранения.

Спасибо, идея хорошая.

Олег Николаевич Смолин.

О.Смолин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Смолин Олег Николаевич, занимаюсь законодательством о защите инвалидов уже в восьмом российском парламенте. Иногда говорят, в политике долго не живут. И сейчас руководитель рабочей группы по образованию при президентской Комиссии по делам инвалидов.

Я хочу подчеркнуть, что в последнее время произошли позитивные изменения и в области законодательства. Конечно, это ратификация Конвенции о правах инвалидов, это 419–й закон, это программа «Доступная среда». Думаю, все наши люди будут приветствовать решение о продлении этой программы.

Но сверх того хочу заметить ещё, например, несмотря на сложные бюджеты, сохраняется уровень финансирования реабилитационных центров, выпуска литературы для слепых, субсидии общероссийским общественным организациям инвалидов. Спасибо Ольге Юрьевне и Министерству труда.

1 мая текущего года Вы, Владимир Владимирович, подписали подготовленный нами и поддержанный Минобрнауки, спасибо Ольге Юрьевне Васильевой, федеральный закон, который расширяет возможности поступления в высшие учебные заведения для абитуриентов с инвалидностью. Но проблем довольно много. Если можно, я остановлюсь на трёх в образовании и двух коротко в занятости.

Первое. Абитуриенты с инвалидностью, которые поступают в вузы, делают это вне конкурса. Но в средних специальных учебных заведениях иногда тоже возникает конкурс, и мы просим, чтобы такие же права, какие имели абитуриенты в вузах, имели и абитуриенты средних специальных учебных заведений и в случае возникновения конкурса.

Кстати, пользуясь случаем, мне кажется, Вы говорили про «Абилимпикс», победители «Абилимпикса» должны были получить такие же права на поступление в высшее учебное заведение, которые имеют ребята-олимпиадники, победители олимпиад.

В.Путин: Тут точно согласен с Вами…

О.Смолин: Второе. Мы знаем, что готовится новая редакция государственной программы развития образования на 13–20–й годы. По нашей информации, пока вопросы, касающиеся инвалидов, там представлены недостаточно. Мы просим дать поручение Правительству предусмотреть либо специальный раздел, либо специальный блок положений в этой программе, и, в частности, я бы обратил внимание на две темы.

Во-первых, у нас создана система региональных учебно-методических центров, сокращённо РУЦ. Просим в рамках госпрограммы развития образования пролонгировать работу, обеспечить поддержку и, главное, тиражирование положительного опыта на всю систему нашего образования.

Второе. По нашим данным, уровень обеспечения ребят с инвалидностью учебниками в России около 30 процентов. В начальных классах лучше, где новые стандарты, в старших классах похуже. Просим либо включить этот вопрос в госпрограмму развития образования, либо как минимум дать поручение Правительству совместно с регионами решить эту проблему, издания таких учебников в необходимом количестве.

Третье. Результаты образования инвалидов надо оценивать, на наш взгляд, по их трудоустройству. Поэтому просим дать поручение проработать вопрос о целевом обучении инвалидов, об их стажировках в организациях, о трудоустройстве и сопровождаемой занятости.

А теперь про занятость. Один вопрос лёгкий, другой сложный. Начну вот с чего. Уважаемый Владимир Владимирович, у нас согласно госпрограмме к 20–му году должно быть трудоустроено 40 процентов инвалидов трудоспособного возраста. Пока, по разным данным, от 25 до 30 процентов.

Лёгкий вопрос. Госдума приняла в первом чтении проект закона о сопровождаемой занятости. Просим его поддержать.

Второе. В настоящее время в Минтруде готовится проект федерального закона о механизмах поддержки создания рабочих мест для инвалидов. Мы конкретные предложения в письмах передадим. Просим поручить доработать этот закон совместно с общественными организациями инвалидов и поддержать его.

И последнее. В сентябре каждого года мы участвуем в выборах, но я знаю, что часть наших коллег с инвалидностью не могут принять участие в выборах именно по причинам инвалидности. Между тем у нас достаточно много людей, которые могут и хотят быть активными гражданами. Просим Минюст, Центральную избирательную комиссию проработать вопрос о снятии барьеров, которые мешают гражданам с инвалидностью реализовать своё избирательное право.

Владимир Владимирович, обратите внимание, активные инвалиды просят не рыбу, просят удочки. Я знаю, что Вы любите всякие остроумные притчи, вот я одну Вам расскажу, популярную в сообществе инвалидов, если не возражаете. История, говорят, была такая.

Международный аэропорт. В огромный самолёт входит экипаж в чёрных очках. Пассажиры волнуются. Экипаж занимает место в кабине. Самолёт разгоняется по взлётной полосе, полоса заканчивается. Пассажиры вскрикивают, а второй пилот говорит первому: слушай, если бы они не вскрикнули, как бы мы взлетели?

Думаю, мораль этой притчи очень простая: люди с инвалидностью могут всё или почти всё, им нужно помочь и по возможности вовремя. Надеемся на поддержку.

В.Путин: Спасибо, Олег Николаевич. Вы мне прямо целую программу действий нарисовали.

О.Смолин: А мы не возражаем, Владимир Владимирович, если Вы ею воспользуетесь.

В.Путин: Я сейчас несколько вещей постараюсь прокомментировать.

Важнейший вопрос Вы затронули, один из ключевых вопросов, касающийся людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Активная трудовая деятельность. Надо, чтобы мы владели цифрами. У нас 12,5 или 12,6 миллиона инвалидов. Подавляющее большинство – люди преклонного, пенсионного возраста. А инвалидов трудоспособного возраста – из них работает 25 процентов. Но желающих работать, конечно, гораздо больше. В этой связи возникает несколько вопросов, которые Вы затронули. О чём идёт речь?

Первое, это подготовка, профессиональная подготовка. Поэтому я даже, прошу прощения, встрял в Ваш монолог и сказал, что полностью поддерживаю Ваше предложение о том, что такие соревнования, как «Абилимпикс», должны предоставлять преимущества при поступлении в вузы, это точно совершенно, потому что люди демонстрируют блестящие знания и возможности. Это первое.

Нужно дальше продолжать увеличивать количество учебных заведений с инклюзивным образованием. Нужно создавать условия для того, чтобы инвалиды могли получить образование, причём не только высшее, но и среднее специальное, современное.

Я сейчас посмотрел, как ребята с ограниченными возможностями по зрению работают с компьютером. Просто это какая–то фантастика! Подавляющее большинство людей так не могут, а они могут, понимаете, на слух воспринимать всё, что там просто мгновенно проскакивает.

Но я не только хочу высказать своё восхищение этими способностями и возможностями, я хочу сказать, что это значит, что люди с так называемыми ограниченными возможностями имеют такие возможности, которые позволяют полноценно трудиться, вот в чём дело. И здесь возникает несколько вопросов, кроме подготовки профессиональной.

Ну Вы знаете, что у нас есть квотирование. Этих квот у нас 33 тысячи, а используется 11 тысяч, 20 с лишним тысяч не используется этих квот. Уверен, что дело не в людях, которые хотят работать, но отказываются. А наверняка дело в том, что предоставляемые места просто людей не устраивают. Потому что экономика предоставляет рабочие места инвалидам по остаточному принципу – это, как правило, низкоквалифицированные рабочие места и плохо оплачиваемые, – поэтому подготовка и трудоустройство должны быть между собой жёстко связаны.

Нужно помогать людям получать современные и хорошо оплачиваемые специальности, и такие возможности современный мир предоставляет. Это современные так называемые электронные технологии, или цифровые технологии, они предоставляют такие возможности. И нужно это развивать, и мы будем корректировать. Обязательно буду просить Правительство, чтобы Правительство корректировало свои программы подготовки именно в этом направлении. Это первая часть.

Вторая касается бизнеса и производства. Нужно, чтобы предоставлялись места не по остаточному принципу, а действительно по уровню квалификации. И здесь тоже можно как следует поработать и в государственных компаниях, и в частном секторе, потому что это, как правило, не стоит больших денег, это требует только внимания к людям, у которых есть определённые ограничения, но эти ограничения при наличии этого внимания легко и недорого снимаются.

И тут целый комплекс должен быть мер поощрения бизнеса к этой совместной работе. На это буду настраивать соответствующие ведомства и Правительство в целом, и регионы, надо, чтобы и в регионах эта работа была проведена.

А что касается того, что у нас должен быть целевой показатель – до 40 процентов трудоустроено, то к этому надо стремиться, и будем это делать.

Участие в выборах, и не только в выборах…

О.Смолин: Политическая жизнь…

В.Путин: Да. Граждане России, в каком бы состоянии их здоровье ни находилось, не просто могут, должны быть обеспечены всеми возможностями активного участия в политической жизни, в том числе и в выборах.

Поэтому, если там есть какие–то ограничения, давайте ещё раз посмотрим, с Центральной избирательной комиссией поговорим, и с законодателями, с коллегами Вашими давайте поговорим, давайте проанализируем. Что Вы считаете нужно там сделать дополнительно?

О.Смолин: Не на всех далеко избирательных участках элементарно есть пандусы.

В.Путин: Понятно. Та же самая безбарьерная среда.

О.Смолин: Та же самая безбарьерная среда прежде всего, Владимир Владимирович. Информационное сообщение, чтобы люди знали, что, где, когда и куда нужно прийти, и так далее.

В.Путин: Понятно. Элементарные вещи на самом деле.

О.Смолин: Элементарные…

Владимир Владимирович, и если можно, мы бы передали подготовленные конкретные предложения через ваш аппарат. Пусть кто–нибудь возьмёт.

В.Путин: Коллеги заберут. Спасибо большое.

Пожалуйста, кто ещё?

Ирина Николаевна, прошу.

И.Лаврушина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я представляю центр реабилитации инвалидов, город Брянск, – я являюсь инвалидом-колясочником – и с 2011 года возглавляю его. Наш центр занимается реабилитацией и адаптацией с 1993 года, в этом году мы опять участвовали в президентском гранте и выиграли его уже второй раз подряд. Мероприятие у нас будет направлено на реабилитацию и адаптацию посредством адаптивной физкультуры, массажа и занятий настольным теннисом.

Привлечена к реализации этого гранта команда из четырёх человек, трое из которых с инвалидностью. У нас кандидат в мастера спорта по настольному теннису и массажист плохо видящий, закончил кисловодское училище. Очень хороший массажист.

И я хотела поблагодарить Вас за то, что у нас сейчас есть такая возможность участвовать в президентских грантах и выигрывать их, и реализовывать их на благо таких же людей, как мы. Спасибо Вам.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Алексей Сергеевич.

А.Транцев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Вот уже в течение нескольких лет в нашей стране выработана система государственных молодёжных форумов: от федеральных «Территория смыслов» и «Таврида» до форумов округов и местных регионов.

Это действительно визитная карточка молодёжной политики нашей страны – десятки и сотни тысяч талантливых, активных, профессиональных молодых людей получают там стартап, зачастую после этого получают трудоустройство и получают все полезные навыки. Тут можно долго рассказывать.

В соответствии с рекомендациями Федерального агентства по делам молодёжи такие форумы должны быть доступны для людей с ограниченными возможностями здоровья. Речь идёт о крупных форумах: «Территория смыслов», «Таврида» – ряде окружных форумов. Ребята с инвалидностью совершенно с разной спецификой и с разными интересами могут приехать и поучаствовать.

В Приволжском федеральном округе службу на форуме возглавляю я сам уже три года, и десятки человек с самыми разными формами инвалидности приезжают ко мне, к моей команде и самореализуются: участвуют от образовательных программ до дискотек, выступлений театров и прочее, прочее. Многие в принципе на природу выбираются в первый раз благодаря этому.

Однако на местном уровне, на региональном уровне иногда дела обстоят немножко по–другому. К сожалению, часто не вырабатывается эта инфраструктура, не делаются специальные кураторы, в общем, не уделяется внимание для приглашения ребят.

Поэтому у нас получается такой обрыв системы, что активные, интересующиеся молодые ребята с тяжёлыми формами инвалидности у нас есть в стране, а вот самореализоваться им часто просто негде, чтобы пойти дальше, наверх, уже со своими проектами, со своими идеями трудоустройства.

Поэтому я Вас очень прошу, если есть возможность, здесь поддержать, уделить внимание, чтобы мы могли эту систему выстроить от местного уровня до федерального.

В свою очередь я готов, естественно, работать по этому направлению и делиться своим опытом, сам ездить и помогать всем интересующимся организаторам.

В.Путин: Алексей Сергеевич, подумаем, как выстроить эту систему, чтобы она была реалистичная и работала как можно шире и не только с федерального уровня, но и поработаем с руководителями регионов тоже.

А.Транцев: Большое Вам спасибо. И как уже упоминали многие коллеги, спасибо за новую систему фонда президентских грантов.

Очень многие, те, кто не может быть сегодня здесь, передают свои слова благодарности за то, что они впервые поучаствовали, а многие и впервые выиграли. Это просто очень здорово!

В.Путин: Она стала более демократичная, судя по всему, более эффективная.

Валерий Никитич, пожалуйста.

В.Рухледев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я являюсь членом Комитета Организации Объединённых Наций по правам инвалидов от Российской Федерации и президентом Всероссийского общества глухих. Хочу поблагодарить Вас за то, что, несмотря на сложную международную экономическую обстановку в мире, социальная защита инвалидов в нашей стране находится на высоком уровне.

Отдельное Вам большое спасибо от всех глухих в России и инвалидов по слуху за признание жестов русского языка глухих.

В то же время, пользуясь случаем, хотел бы обратиться к Вам за помощью. Всероссийское общество глухих много лет добивается государственной субсидии для поддержки уникального, первого в мире стационарного Театра мимики и жеста, которому в этом году исполнилось 55 лет, где большинство профессиональных актёров и сотрудников театра являются инвалидами по слуху.

Многие являются выпускниками именно этого учебного заведения, где мы сейчас находимся. Театр мимики и жеста – это не только рабочие места инвалидов, но и эффективный инструмент социокультурной реабилитации через жестовый русский язык и уникальную игру глухих актёров.

При соответствующей поддержке театр может приобщать десятки тысяч инвалидов по слуху и глухих детей к традициям и наследию русской и мировой культуры. Тяжёлое финансовое положение театра не позволяет вести ему полноценную театральную деятельность, включая гастроли. Наш театр нуждается в государственной поддержке и помощи. Поэтому я вынужден Вас побеспокоить. Уважаемый Владимир Владимирович, могу ли я Вам передать письмо с нашей просьбой?

В.Путин: Конечно, письмо передайте. Считайте, что мы её уже выполнили. Я, правда, ещё не прочитал, но мы это сделаем.

М.Терентьев: А можно я добавлю?

В.Путин: Пожалуйста.

М.Терентьев: При обсуждении законопроекта о бюджете в третьем чтении в постановление было добавлено, чтобы поддержать Театр мимики и жеста при исполнении бюджета в 2018 году. То есть там тема эта уже как бы учтена, но надо просто на неё обратить внимание.

В.Путин: Хорошо.

М.Терентьев: Ещё, Владимир Владимирович. Я не знаю, коллеги скажут здесь или нет ещё, но мне кажется, что конкурс «Абилимпикс», который прошёл, ему надо придать такой же статус, как конкурсу WorldSkills, потому что это где–то Олимпийские и Паралимпийские игры, и если мы по–равному относимся к олимпийцам, так же должны и к паралимпийцам.

Думаю, что здесь, если WorldSkills идёт отдельным постановлением Правительства, мне кажется, важно, чтобы отдельным постановлением шёл и «Абилимпикс», потому что это два важных конкурса, которые не только направлены на трудоустройство людей с инвалидностью, но они меняют менталитет бизнеса, который видит, каких успехов может добиться человек с инвалидностью, участвуя в этом конкурсе.

В.Путин: Михаил, Вы правы абсолютно. Это примерно то, о чём я совсем недавно говорил, – об отношении бизнеса к этим вопросам. Согласен.

У нас третий раз проводился «Абилимпикс», но впервые, как Ольга Юрьевна сказала, в таком масштабе. Опыт есть, мы его будем раскручивать, это правильно абсолютно.

Пожалуйста, Дмитрий Валерьевич.

Д.Поликанов: Владимир Владимирович, я просто в добавление к тому, что коллеги говорили по поводу инклюзивного театра. Хотел поддержать Александра Николаевича по поводу инклюзивного дома искусств. Мне кажется, это как раз площадка, которая была бы и для Театра мимики и жеста, и для многих других театров, которые со взрослыми артистами-инвалидами работают.

Я Вам сегодня рассказывал про наш опыт с ЮНЕСКО, это действительно тот опыт, который перенимают и французы, и англичане, и американцы, и так далее. Мы делаем это очень хорошо. И есть много театров: «Круг II», «Недослов», Театр мимики и жеста, которые мыкаются без площадок, негде репетировать.

Где–то ГИТИС выручает, где–то Театр наций нам помогает и так далее. Но в целом такая проблема очень острая. Если бы был такой центр – и образовательный, и одновременно где можно было бы показы делать, это было бы просто прекрасно.

Второй момент – по поводу фильмов. Мне кажется, что, конечно, много людей у нас смотрят кино в стране, но ещё больше людей смотрит телевидение. И здесь если бы была возможность как–то повлиять на политику каналов в плане документального кино, потому что есть много хорошего документального кино, разные организации снимают жизнеутверждающие фильмы о людях с ограниченными возможностями здоровья…

Мы, в частности, тоже за свой счёт сняли фильм полтора года назад, ВГТРК передали права за 100 рублей, по–моему, за символическую сумму, только бы они взяли это в прокат и показали на каналах ВГТРК. Но, к сожалению, сегодня документального кино, особенно такой социальной тематики, конечно, сильно не хватает. А оно имеет очень большой педагогический эффект.

В качестве примера: наш фильм, мы его показываем на семинарах, нашим коллегам в Новосибирске дали, они его показали трудным подросткам, сказали, что вышли другими людьми люди после просмотра. Там дети, такие полууркаганы, вышли совершенно под другим впечатлением.

И третий момент тоже такой системный, о котором мы на культурном форуме недавно говорили. Он касается создания некоего портала лучших практик в сфере доступности культуры, потому что сегодня для учреждений культуры возникает вопрос, то есть им приходит разнарядка: нужно провести мероприятие для инвалидов. Кто–то знает, как его проводить, кто–то обращается к местной общественной организации инвалидов, кто–то не знает.

Если бы был портал у Министерства культуры для учреждений культуры с таким банком лучших проектов, то не пришлось бы, я не знаю, библиотекарю в Омске сидеть и изобретать велосипед, как ему провести мероприятие для аутистов или для глухих. Он бы зашёл на этот портал, посмотрел паспорт проекта и понял, что есть калька, шаблон, по которому он может сделать хорошее, полезное для инвалида мероприятие. Если бы можно было такой портал сделать, мне кажется, это было бы очень выигрышное тоже для сферы в целом.

В.Путин: У нас есть такие информационные ресурсы. Надо посмотреть, как они работают, и что–то добавить туда. Но в целом предложение правильное. Спасибо.

Пожалуйста, господин Якоби.

О.Якоби: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Оливер Якоби, я как раз директор фирмы, которая организовала производство инвалидной коляски в Тольятти, и хотел Вас поблагодарить за поддержку в последние годы, и хотел бы добавить несколько вещей, о которых Михаил Борисович уже сказал, по поводу сертификата, по поводу аукциона.

Вот сертификаты. Я тоже думаю, что это возможность передать полномочия выбора людям, которые востребованы, которые знают, что им надо. Понимаю, что это вызывает иногда недоверие у плательщика, у других органов, но, думаю, можно решить вопрос с маркировкой изделия или что–то такое. Это всё возможно. И с этого мы можем отойти тогда от распоряжения, от аукционов – более индивидуальный, более качественный подход к людям.

То, что Михаил Борисович тоже сказал, – индивидуальная потребность. Он назвал это «социальный статус». Я думаю, больше это индивидуальный, потому что и программа называется «Индивидуальная программа реабилитации».

Это не только медицинская реабилитация, а реабилитация в общем. Человек, который занимается спортом активно, не может только по сегодняшней медицинской ситуации получить свои изделия или свою реабилитацию.

Думаю, как раз нам надо немножко отойти от этой закупки изделий, перейти в реабилитацию. Изготовление протезов или передача инвалидной коляски – это маленький кусок от общего пути реабилитации.

Если бы мы могли туда идти, думаю, более правильные изделия с более эффективным результатом мы могли бы получить. Нам, производителям, тоже важно делать те изделия, которые востребованы, а не те, которые по конкурсу…

В.Путин: Я в принципе уже высказался на этот счёт. Но Вы просто подтвердили то, о чём Михаил Борисович говорил, и я подтвердил. И мы постараемся пойти по этому пути.

Пожалуйста.

А.Фирсов: Здравствуйте, Владимир Владимирович, и все присутствующие в зале!

С 2012 года я являюсь инвалидом, у меня ампутирована правая нога на уровне бедра. Я работаю в компании «Метис», которая на сегодняшний день является ведущим отечественным производителем современной протезно-ортопедической продукции.

В последние годы государство активно помогает отечественной реабилитации, в том числе и нашей компании. Хочу поблагодарить Минпромторг России и лично Министра Дениса Валентиновича Мантурова за программу поддержки нашей отрасли. Уверен, что такая работа вернёт отечественную реабилитационную индустрию на передовые позиции в мире.

Хочется сказать несколько слов о возможных шагах дополнительной поддержки реабилитационной индустрии. Во–первых, сейчас нам доступны субсидии, поддерживающие проведение разработок, и субсидии на организацию серийного производства. Отрасль в начале своего развития и не имеет высоких прибылей.

Нельзя ли рассмотреть вопрос о субсидировании затрат на апробацию реабилитационной продукции? Это необходимо для успешного перехода от этапа опытно-конструкторской работы к этапу массового производства российской продукции.

Во–вторых, давно обсуждается вопрос о применении маркировки технических средств реабилитации для контроля за оборотом и для борьбы с некачественной продукцией. Возможно ли разработать модель того, как вести обязательную маркировку с учётом особенностей реабилитационной индустрии в общем?

И в–третьих, может быть, целесообразно сформировать единый электронный каталог продукции, который бы использовался и при государственных закупках. Такая работа ведётся в других отраслях, однако в реабилитационной индустрии нужно увязать разработку каталога с усилением работы по стандартизации в этой сфере.

Владимир Владимирович, прошу Вас рассмотреть эти предложения по улучшению качества жизни инвалидов, ведь я смотрю не только со стороны производителей, но в большей мере со стороны пользователей технических средств реабилитации.

В.Путин: У Вас предложения очень конкретные, и Вы понимаете, поскольку занимаетесь этим профессионально, они требуют проработки.

Мантурова Вы похвалили, он в курсе, знает, я с ним ещё поговорю. Нужно, чтобы здесь подключился не только Мантуров, но и Министерство финансов.

Что касается субсидий – вопрос чрезвычайно важный, я понимаю. Надо посмотреть объёмы этих субсидий и как они могут быть организованы. Но это возможно, это надо посмотреть.

Каталог, безусловно, очень важная вещь, особенно если будет использоваться при закупках. Но не менее важно это и в том случае, если мы будем развивать систему сертификатов, потому что…

А.Фирсов: Да, это вместе пойдёт, думаю.

М.Терентьев: Я как раз и говорил о каталоге, Алексей именно то и сказал, только более профессиональным языком, я так понимаю.

А.Фирсов: Коротко, наверное. Единственное, у меня большой вопрос по апробации. Минпромторг выделил субсидии на разработку 20 новых изделий. И если их будут опробовать именно конечные пользователи-инвалиды и будут давать обратный ответ, то можно повысить и качество за счёт доработки, и запустить в работу.

В.Путин: Надо посмотреть и проработать. Это касается и маркировки.

А.Фирсов: Да, маркировки, потому что «серый» рынок, второй раз использование продукции…

В.Путин: Смотрится формально, но это важный элемент.

М.Терентьев: Там Правительство утвердило стратегию развития реабилитационной индустрии, там, по–моему, все эти моменты предусмотрены как раз.

В.Путин: Вернёмся к этому ещё раз, посмотрим так, чтобы не было ничего упущено.

Спасибо.

Я думаю, нам надо завершать. Хочу вас всех поблагодарить за сегодняшнюю нашу встречу, за ваши предложения, за идеи, за оценки. И надеюсь, что мы с вами в таком же конструктивном ключе продолжим работать.

Все наши коллеги, которые здесь присутствовали и не присутствовали, но точно совершенно будут знать о результатах нашей работы, подключатся к реализации того, о чём мы с вами здесь договорились.

Всем вам большое спасибо, всего доброго, удачи!

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418341 Андрей Воробьев

Встреча с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым. Глава Подмосковья информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Как дела, Андрей Юрьевич?

А.Воробьёв: Всё стабильно, слава богу. Разрешите, по итогам 11 месяцев, в конце календарного года доложить о ситуации – экономической, социальной.

В целом у нас всё штатно идёт – три процента экономика прибавила в этом году. Растёт промышленность – слава богу, на 12 процентов, так же, как и в прошлом году.

Сельскохозяйственная программа тоже поддерживается на федеральном уровне, интерес большой к Московской области.

В целом доходы бюджета мы планируем увеличить на девять процентов. Это нам позволяет организовывать ту политику, которая указана в указах Президента. И мы здесь опережающими темпами идём, особенно по системе здравоохранения: младенческая смертность у нас 3,7 – очень низкая. Мы инвестируем в онкологические центры, что позволяет держать это всё в хорошей, «зелёной» зоне.

Что касается инвестиций – это самая сложная, наверное, тема, которой мы занимаемся, стараемся привлекать инвесторов. Создали три экономические зоны при поддержке Правительства Российской Федерации и индустриальные парки, для того чтобы инвесторы приходили с уже готовой инфраструктурой, в хорошем смысле, на всё готовое.

В этом году 650 миллиардов рублей будет инвестиций в Московскую область, поэтому мы удерживаем второе место в России по экономическим показателям, а дальше наша задача – создавать рабочие места и работать.

Большую программу мы реализовали – я Вам докладывал в 2013 году – по строительству перинатального центра. В Московской области не было мест, где можно было рожать безопасно, качественно, комфортно.

В этом году – Вы поддержали – мы сдаём пять перинатальных центров. Это позволит абсолютное большинство родов, не только областных, но и других регионов, принимать у нас в Подмосковье. Я сказал о младенческой смертности – благодаря этой программе мы смогли добиться таких результатов.

Школы – тема тоже очень актуальная для Московской области. Область растёт на 100 тысяч человек каждый год, и контингент учеников прибавляется на 40 тысяч. Стараемся успевать строить школы.

Если мы до 2018 года строили 20–22 школы, то со следующего года, чтобы не допустить вторую смену, должны строить в два раза больше, то есть порядка 45–50 школ на территории Подмосковья.

Что касается Ваших поручений, которые прозвучали на «Прямой линии».

В.Путин: Слушаю.

А.Воробьёв: Соответственно, их было 90, мы их все внимательно не только отслеживаем, но и реализуем – 67 реализовано. Самое чувствительное, самое «горячее» из них – это полигон Кучино.

К Вам обратились жители по поводу ненадлежащего состояния. Мы закрыли полигон, как я Вам и докладывал, сейчас сделали проект рекультивации. Делаем всё, чтобы этот полигон не причинял беспокойства людям.

Выглядел он ужасно, сейчас мы его полностью засыпали грунтом и забурили 50 скважин, для того чтобы убрать негативные последствия этого полигона – газоотведение так называемое, вместе с австрийской компанией. И с марта месяца начинаем уже комплексную рекультивацию.

Вы поддержали нас деньгами, без вашей помощи невозможно было бы эти большие средства найти, порядка четырёх миллиардов рублей. За год мы должны его рекультивировать. То есть беспокоить жителей он больше не будет.

Что касается вообще темы утилизации ТБО, то мы очень активно, внимательно работаем с Правительством Российской Федерации и Москвой. У нас выверены совместные шаги, мы понимаем, что это серьёзная проблема, нужно решать сообща.

Также было поручение по многодетной семье, по поводу переправы жители беспокоились, и Вы давали мне поручение помочь решить вопрос с переправой, потому что весной понтонный мост убирался.

Соответственно, мы встретились с жителями деревни Гришино.

В.Путин: Помогли?

А.Воробьёв: Да. Будет установлен паром, паром будет выглядеть таким образом. (Демонстрирует материалы.)

Попросили, чтобы он был без мотора, потому что льды могут причинить, в общем, опасность. Попросили такой паром.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418341 Андрей Воробьев


Россия. ЦФО > Транспорт > mos.ru, 1 декабря 2017 > № 2417003 Александр Орешкин

Александр Орешкин — о ремонте дорог, бесшовном асфальте на Тверской и укреплении откосов

О современных отечественных технологиях в дорожном ремонте, работах по программе городского благоустройства и об укладке асфальта единым ковром — в материале mos.ru.

Сезон дорожно-ремонтных работ в Москве завершился. Руководитель государственного бюджетного учреждения (ГБУ) «Автомобильные дороги» Александр Орешкин рассказал, как укладывали новый асфальт на Тверской улице и часто ли нужно менять дорожное покрытие в городе.

— Александр Станиславович, расскажите, пожалуйста, сколько всего уложено нового асфальта в этом году в Москве, а также сколько разметки нанесли на дороги.

— В общей сложности в этом году в городе обновлено около 22 миллионов квадратных метров дорожного покрытия. Почти половина нового асфальта уложена силами ГБУ «Автомобильные дороги». Из них 1,3 миллиона квадратных метров — по программе городского благоустройства «Моя улица».

Более 11 миллионов квадратных метров дорог отремонтировали подрядные организации. В этом году мы нанесли 2,7 миллиона квадратных метров дорожной разметки. Прежде всего ее обновили на центральных улицах, возле школ и детских садов, поликлиник, культурных, религиозных центров и других социальных объектов. Также свежая разметка появилась на основных транспортных магистралях, пешеходных переходах и территориях у остановок общественного транспорта.

— А какие дороги отремонтировали капитально?

— Капитальный ремонт провели на улицах, включенных в городскую программу благоустройства. Это Садовое и Бульварное кольцо, площадь Тверская Застава, Тверская улица, Краснопресненская, Котельническая, Болотная, Гончарная, Пречистенская, Якиманская набережные и другие территории в центре столицы.

После ремонта и замены люков, а также установки нового бортового камня мы обновили дорожное основание. Сначала сняли изношенный слой покрытия. Потом уложили нижний слой асфальта. Для этого использовали геосетку — специальный материал с подложкой, пропитанный битумом. Благодаря такой сетке увеличивается срок эксплуатации нижнего слоя. Затем был уложен верхний слой асфальта. Когда с него сошла тонкая пленка битума, на отремонтированные дороги нанесли разметку из термопластика.

Но дороги ремонтировали не только по программе городского благоустройства. Масштабный гарантийный ремонт, к примеру, мы провели на Волгоградском проспекте, Ленинградском, Боровском, Киевском и Каширском шоссе. Площадь работ на этих участках составила почти два миллиона квадратных метров. Гарантийный ремонт проводят там, где истек срок эксплуатации асфальта. В таких случаях не только меняют асфальт, но и дорожные люки, бортовой камень, наносят новую разметку.

— Где были самые сложные участки и почему?

— Из-за непогоды в этом году условия работы на всех участках были тяжелыми. По нормативам сезон укладки асфальта длится 200 дней — с апреля по ноябрь. Но вспомните, какая погода стояла этим летом! За сезон было 133 дождливых дня и 118 дождливых ночей. Естественно, рабочим приходилось ждать, пока погода наладится. В итоге пришлось отложить сроки сдачи некоторых объектов.

Сложно было ремонтировать, к примеру, дорогу на Тверской улице. Там уложили новый асфальт меньше чем за двое суток, хотя изначально планировали потратить на ремонт трое. Учитывали различные трудности — изменения погоды, транспортную загруженность, проблемы с логистикой. Но все прошло гладко, быстро и слаженно. С логистикой нам очень помогло столичное управление ГИБДД. Пробок и скоплений машин почти нигде не было. Городские службы тоже справились на отлично.

— Вы упомянули, что работы на Тверской улице закончили раньше срока. То же самое произошло на 1-й Тверской-Ямской. Не отразилось ли это на качестве дорог?

— На качестве дорожного покрытия это нисколько не отразилось. На этих улицах асфальт укладывали единым ковром, без спаек. Одновременно шли несколько асфальтоукладчиков, машинам помогали десятки рабочих.

— На каких еще улицах дорожное покрытие укладывали таким образом? В чем преимущество этой технологии? Почему ее не применяют на всех улицах?

— Единым ковром укладывали асфальт не только на Тверской улице, но и на улицах Садового, Бульварного кольца, а также на других городских территориях, включенных в программу «Моя улица». Но такая технология подходит не для всех участков.

Во-первых, целесообразность ее применения зависит от транспортной загруженности улицы. Для укладки бесшовного асфальта движение требуется перекрывать полностью на всем участке работ. Если дорогой пользуется много автомобилистов, то должны быть альтернативные маршруты объезда. Во-вторых, проезжая часть для бесшовной укладки должна быть достаточно широкой, чтобы несколько катков могли работать одновременно.

— В последние годы в Москве наносят асфальт с полимерными добавками. В чем его особенность?

— Полимерно-битумные вяжущие смеси при укладке верхнего слоя асфальта начали применять в столице более четырех лет назад. Они были разработаны специально для климата Центральной России. Их используют на центральных улицах, кольцевых и вылетных магистралях.

Основа таких смесей — габбро-диабазовый щебень. Это вулканическая горная порода, по минеральному составу близкая к граниту, ее добывают в Карелии. Материал не боится морозов и обладает высокой прочностью (1400 кг/см2).

Использование смеси на основе габбро-диабазового щебня при укладке асфальта повышает износостойкость дорожного полота, сводит к минимуму провалы и просадки. Полимерный компонент скрепляет щебень и делает покрытие еще прочнее.

— Скажите, это российская разработка? Принимали ли в ней участие специалисты ГБУ «Автомобильные дороги»?

— Весь асфальт, который мы укладываем в Москве, производится на местных предприятиях. Сегодня в столице работает 10 асфальтобетонных заводов и один цементно-бетонный. Их построили за последние четыре года. Они лучшие в мире с точки зрения экологической безопасности. Все новейшие асфальтовые составы разработаны российскими учеными. В ремонте дорог нам у Запада, уверяю, уже нечему учиться.

ГБУ «Автомобильные дороги» в сфере внедрения новых технологий в основном сотрудничает с Московским автомобильно-дорожным государственным техническим институтом (МАДИ). Разработки в дальнейшем используются не только в Москве, но и в других городах России. В МАДИ у нас есть своя лаборатория проверки качества свежеуложенного асфальта.

— Увеличился ли срок службы асфальта благодаря применению современных технологий и новых разработок?

— Гарантийный срок для асфальта на центральных московских улицах составляет три года. Но это не значит, что мы обязательно обновляем асфальт, когда заканчивается гарантия. Включение дороги в план по ремонту зависит от ее состояния. А на это влияют погода и загруженность улицы.

Каждой весной наши специалисты проводят мониторинг улично-дорожной сети. И если они приходят к выводу, что асфальт может пролежать еще год, никто его не срежет. Гарантийный срок на менее загруженных трассах может достигать четырех и даже пяти лет. К примеру, какой смысл чаще менять дорожное покрытие в небольшом переулке, где проезжает одна машина в десять минут? Там он может спокойно пролежать и шесть лет без ремонта или замены.

— Каков состав смеси для разметки? Она тоже разработана с учетом наших климатических условий? И как долго служит разметка?

— Для нанесения разметки мы применяем холодный и горячий пластик. Холодный используется на улицах с более высокой транспортной нагрузкой, например на МКАД. Этот материал не требует предварительного прогревания, поэтому при нанесении не деформируется. И он менее подвержен истиранию, более морозостойкий.

Также его применяют в местах, где приходится наносить разметку вручную. Это касается, например, дублирующих знаков («Дети», «Школа», «Уступи дорогу»). В остальных случаях используется горячий пластик. На завершающем этапе сверху наносятся специальные микроскопические стеклошарики. Они усиливают светоотражающие свойства разметки, тем самым повышая безопасность дорожного движения в темное время суток.

Оба состава разработаны специально для климатических условий центральной части России. Впрочем, даже самую качественную разметку в мегаполисе приходится обновлять ежегодно. От большого потока автомобилей она стирается. Сезон обновления разметки в этом году начался поздно — в мае. Опять же из-за дождей.

— В декабре прошлого года был запущен пилотный проект — откосы на МКАД укрепляли защитным полиуретановым составом, который сохранял их от разрушения и размывания осадками. Укрепляли ли откосы в этом году подобным способом и будет ли продолжен проект на МКАД и на других магистралях?

— В этом году с помощью полиуретанового защитного состава укрепили откосы на пяти крупных участках. Работы прошли на 34-м километре внутренней стороны МКАД (Бутовская развязка), на съезде с 37-го километра МКАД на проезд Карамзина, на 48-м километре внутренней стороны МКАД (Рябиновая развязка), на съезде с МКАД на Дмитровское шоссе, а также на пересечении Боровского и Киевского шоссе. Площадь обработки откосов защитным составом составила почти 13 тысяч квадратных метров.

В тех местах, где система укрепления откосов (георешетка, заполненная щебнем или грунтом с травой. — Прим. mos.ru) сильно износилась, ее сначала полностью демонтировали. Затем конструкцию промыли, просушили и покрыли полиуретаном. Там, где укрепление откосов можно было не менять, его просто отремонтировали, отчистили и закрепили полиуретаном. Полиуретан наносили вручную или при помощи специальных аппаратов. Затвердев, он крепко связывает щебень в ячейках решетки с самой решеткой.

Технология хорошо себя зарекомендовала прошлой зимой на трех экспериментальных участках МКАД. Откосы без потерь пережили зимние холода и весенний сход снега. Они не просели, щебень не размыло дождем и не выдуло ветром. Поэтому в 2018 году мы продолжим обработку откосов полиуретановым составом.

Работы запланированы на 19 объектах общей площадью почти 100 тысяч квадратных метров. Откосы укрепят на пересечениях МКАД с Волоколамским, Киевским, Сколковским и Боровским шоссе, на транспортной развязке Осташковского шоссе с Волковским, на Митинской развязке и других участках. Обработанные защитным составом склоны можно будет не ремонтировать и не укреплять после этого как минимум шесть лет. Такую гарантию дает отечественный производитель состава.

— Впереди зимний сезон. А куда горожане могут сообщить о ненадлежащем качестве уборки от снега и льда тротуаров, дворов и дорог?

— Оставить жалобу на некачественную уборку снега или гололед на дорогах, тротуарах и вблизи остановок общественного транспорта можно на портале «Наш город». С 1 ноября там появились зимние темы. К сообщению надо обязательно прикрепить фотографию проблемного участка и указать его точное местонахождение.

— Будут ли проводить экстренный ремонт дорог (выбоины, ямы, трещины) зимой, в мороз? Возможно ли это?

— Образование ям и выбоин на московских трассах — процесс неизбежный. Часто наши дороги сравнивают с европейскими, но это неправильно. В Европе переходы температуры через ноль случаются всего пару раз за зиму. Причем это, как правило, колебания от минус двух до плюс одного градуса. У нас же скачки от минус 10 до плюс пяти градусов случаются до 80 раз за сезон, как это было в прошлом году. В таких условиях дорожное покрытие страдает, поэтому ямочный ремонт трасс ведется круглый год, даже с наступлением холодов.

При минусовых температурах мы применяем литой асфальт. При этой технологии битум, являющийся основной составляющей асфальта, нагревается до температуры плюс 200 градусов и в жидком виде заливается в выбоины, ямы и локальные разрушения. Такой асфальт не боится ни мороза, ни снега, ни дождя и применяется в основном для ямочного ремонта. Подчеркну, что производится литой асфальт тоже в Москве, на наших асфальтобетонных заводах.

— Расскажите, когда начнется ремонт дорог в 2018 году.

— Все снова зависит от погоды. Если в марте температура поднимется до плюс 10 и не будут идти дожди, то тогда и начнется наша работа по замене асфальта на дорогах. Хотя традиционно сезон дорожно-ремонтных работ в Москве открывается в начале апреля и длится до конца октября.

Россия. ЦФО > Транспорт > mos.ru, 1 декабря 2017 > № 2417003 Александр Орешкин


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 30 ноября 2017 > № 2463605 Сергей Беднов

Сергей Беднов: "Экспоцентр" остается драйвером в развитии бизнеса

40 лет назад, в 1977 году на Краснопресненской набережной Москвы открылся первый павильон Экспоцентра. Несмотря на жесткую конкуренцию сегодня, выставочный центр остается крупнейшей площадкой для экономического сотрудничества, заявил в интервью генеральный директор предприятия Сергей БЕДНОВ.

Сергей Сергеевич, "Экспоцентр" можно поздравить с юбилеем?

Круглая дата - это, конечно, хороший повод оглянуться назад и подумать о перспективах. Но комплекс на Краснопресненской набережной несколько младше самой нашей организации.

Напомню, что в середине 50-х годов при Всесоюзной торговой палате (в дальнейшем – Торгово-промышленная палата СССР) был создан Отдел выставок, позднее преобразованный в Управление международных и иностранных выставок в СССР, преемником которого является «Экспоцентр».

В 1950-е годы значительно возрос интерес зарубежных деловых кругов к экономическому сотрудничеству с СССР. «Экспоцентр» в 1959 году проводит в парке «Сокольники» выставку промышленной продукции США. На площади в 41 тыс. кв. м была представлена бытовая техника, оборудование для предприятий городского и коммунального хозяйства, транспортные средства и многое другое. Открыли выставку Н.С. Хрущёв и вице-президент США Р. Никсон.

Вскоре состоялись национальные выставки Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Чехословакии и других стран.

В 1964 году «Экспоцентр» провёл первую крупную международную отраслевую выставку – «Стройдормаш», представившую последние образцы строительных и дорожных машин, средства механизации строительно-монтажных работ. Статистика смотра впечатляет даже по современным меркам: на площади 54 тыс. кв.м 377 фирм из 20 стран мира продемонстрировали передовую технику и технологии для проведения дорожно-строительных работ. Соорганизатором выставки выступил Государственный комитет строительного, дорожного и коммунального машиностроения при Госстрое СССР.

В 1960-е годы начала формироваться выставочная программа «Экспоцентра», которая через два десятилетия, в середине 1980-х годов, охватывала основные отрасли народного хозяйства СССР.

Всё возраставший интерес зарубежных компаний к участию в международных смотрах в Москве вызвал необходимость постройки нового выставочного центра. В середине 1970-х годов по инициативе министра внешней торговли СССР Н.С. Патоличева Торгово-промышленная палата СССР обратилась в Правительство с предложением о возведении на берегу Москвы-реки, рядом с парком «Красная Пресня», нового современного выставочного комплекса.

Первый выставочный павильон появился в 1977 году, и уже в январе 1978 года он принял одну из крупнейших отраслевых выставок – «Деревообработку»... С тех пор посетителями «Экспоцентра» стали несколько миллионов людей со всего мира, а само название комплекса превратилось, как говорят, в "культовое".

Тем не менее сейчас вы не устраиваете "выставок для всех", предпочитая формат "В2В" - бизнес для бизнеса...

В условиях очень жесткой конкуренции у каждого свой профиль. Мы выбрали то, что называется "качеством услуг" и по большому счету - эффективность для участников выставок, конгрессов, которые проводит "Экспоцентр".

В числе наших клиентов - лидеры мировой индустрии, сельского хозяйства, высоких технологий... Им недостаточно просто арендовать и красиво оформить выставочные площади и стенды. Нужен комплекс услуг, гарантирующих коммерческие результаты. Поэтому «Экспоцентр» представляет собой своеобразный холдинг, в который входит группа различных компаний. Они могут строить, предоставлять таможенное оформление грузов, организовывать питание, заниматься рекламой и многое другое.

Кроме того, мы постоянно улучшаем обслуживание за счёт современных электронных сервисов. И, наконец, важный фактор и в том, что все наши выставки проходят специальный аудит. Есть такая статистика: из 1000 выставок (1000 – 1200 выставок проходят в России), всего 6% проходят аудит. То есть – 60 выставок. Из этих шестидесяти выставок, двадцать шесть процентов - выставки «Экспоцентра»! А что такое аудит? Это - открытость, прозрачность, то есть, потребитель выставочных услуг, предприниматель, знает, куда он идёт и какой результат получит. На основе аудита даже был создан ЭКСПО-рейтинг, и большинство наших выставок занимает ведущие места на рынке.

Многие клиенты, кстати, признаются, что обжигались на других площадках и возвращаются к нам спустя годы.

Что сегодня собой представляет российский выставочный рынок – каков его объём, как много игроков на нём?

Оборот российского выставочного рынка достиг 800 млн долларов. У нас достаточно много уже различных выставочных компаний. Они по своему объёму разные. Есть крупные - «Крокус», ВДНХ, ЭКСПО-ФОРУМ (это коллеги в Санкт-Петербурге). И есть много маленьких компаний, которые проводят локальные, региональные выставки. Весь центр выставочных услуг, к моему сожалению и я думаю, не только к моему сожалению, он сосредоточен, практически, в Москве и Санкт-Петербурге. Вот это – печально. Нужно развивать выставочную деятельность в регионах.

Почему? Потому что очень трудно бывает предпринимателям, особенно малого и среднего бизнеса приехать в Москву, особенно из Сибири, Дальнего Востока, где, к сожалению, вообще нет современных выставочных комплексов.

Но если говорить о привлечении инвестиций в российские регионы, то без создания современной выставочной инфраструктуры это невозможно. В кинотеатрах, на стадионах проводить серьезные выставки нельзя. Даже на примере нашего комплекса – мы же проводим такие серьёзные выставки, как, например, «Металлообработка», где у нас станки работают в режиме «онлайн». Привозится станок большой, 25 тонн, ставится, и он начинает работать – это невозможно сделать на стадионе, потому что требуется подключение электроэнергии, требуется подключение сжатого воздуха и многие другие аспекты, которые нужны.

Так что пора начинать строительство современных выставочных комплексов в регионах – они могут быть разные, от пяти тысяч квадратных метров до десяти тысяч квадратных метров, но это должно происходить. В качестве позитивных примеров могу привести Екатеринбург, Новосибирск, Краснодар... А дальше и назвать некого! Хотя у нас более 80 регионов в стране...

Вы назвали только площадки. Но есть операторы. Можно назвать какого-то крупного игрока?

Если говорить о крупных операторах, я не буду называть иностранных, которые являются российскими юридическими лицами, но со стопроцентным иностранным капиталом. Одним из крупных операторов является, например, «ЕВРО ЭКСПО». Это крупная российская выставочная компания, которая проводит очень интересные выставки и по строительной тематике, и по туризму, и по инструментам. Очень известная компания, мы активно с ней сотрудничаем.

Чем существенно отличается бизнес-модель площадки от бизнес-модели оператора?

Мы выступаем в двух ипостасях: и как выставочные операторы и как выставочная площадка. А бывает так, что выставочная площадка не имеет своих собственных выставок, не имеет своей собственной интеллектуальной собственности, и поэтому они сдают только площади, предоставляют выставочную инфраструктуру – свет, электроэнергию, различные другие услуги. Выставочный оператор – это более креативная работа: нужно создать свой собственный выставочный бренд, нужно его продвигать. Выставка – как маленький ребёнок, которого нужно сначала родить, а потом начать воспитывать, и в дальнейшем, как будешь воспитывать, то из него и получится. Поэтому я думаю, если организация выставок совпадает с выставочной площадкой, то у оператора появляется больше возможностей, чтобы реализовывать свои амбиции и желания, а так же интересы клиентов.

У нас, кстати, 60 % гостевых выставок, 40 % - наших собственных выставок, которые мы организуем либо ежегодно, либо в формате один раз в два года - например, «ЛесДревМаш».

Какие выставки для вас более прибыльные: те, которые вы организовываете самостоятельно, или те, для которых предоставляете площадку?

Ну конечно же, собственные выставки! На них мы зарабатываем на полном комплексе услуг для клиентов.

Я так понимаю, что оператор привносит в выставку дополнительную интеллектуальную стоимость. Из чего она складывается?

Интеллектуальная собственность, в первую очередь, складывается из товарного знака, владения товарным знаком. Если оценивать товарный знак, то это может быть вклад в капитализацию, ту или иную компанию, которая это проводит. Второй момент – это сам интеллектуальный продукт: база данных посетителей, база данных экспонентов, это рекламные наработки, технология в области маркетинга, продвижения своего продукта и многие другие факторы. Все эти факторы являются залогом успеха собственной выставки. И, как в случае с "Экпоцентром", все это нарабатывается не просто годами, а десятилетиями успешной работы.

А что сдерживает развитие российского выставочного рынка?

В первую очередь развитие выставочного рынка сдерживает отсутствие современных выставочных комплексов. Они должны быть. Мы даже оказываем методическую помощь регионам и выпустили такую брошюру «ЭКСПОЦЕНТР – регионам». Мы даём советы, какие модули, комплексы можно построить в регионе в зависимости от населения – миллионники, десятимиллионник город, может, на межрегиональном уровне. Второй момент – отсутствие целенаправленной господдержки, особенно малых и средних предприятий. Если сравнивать уровень поддержки, который происходит в Китайской Народной Республике и уровень господдержки нашей, то мы значительно проигрываем Китаю. Там не только оплачиваются квадратные метры для участия китайских экспонентов за рубежом, и, в том числе, и в национальных выставках, но и даже до проезда и других затрат. Госсоветом КНР была принята даже специальная доктрина поддержки выставочной деятельности.

Вы знаете, что у нас в 2014 году тоже была принята концепция выставочно-ярмарочной деятельности. Появилась новая структура, такая как РЭЦ. Мы активно с ним работаем и он помогает многим нашим предприятиям выходить на рынки других стран.

Сейчас проходит выставка «МЕДИКА» в Дюссельдорфе, где есть наша экспозиция, мы её делали совместно с РЭЦ. В Абу-Даби выставку нефтегазового сектора АДИПЭК тоже мы организовывали.

Но этого - мало. Мы выступаем за то, чтобы был принят закон о выставочно-ярмарочной деятельности. Надо юридически обозначить, что есть такая отрасль народного хозяйства. А проблем у нас много: это и подготовка кадров, это и финансирование и господдержка из бюджета. Ведь если появится закон, может появиться и строка в бюджете для поддержки выставок.

При этом мы не говорим о поддержке нам, выставочным операторам и выставочным площадкам. Нужно поддерживать предпринимателей, создавать для них условия финансовые, экономические, чтобы они могли участвовать в выставках, чтобы они могли показывать продукцию. Чтобы больше экспортировать не углеводороды, а высокотехнологичную продукцию. Но если не будет выставок, это будет трудно сделать, потому что выставки – это инструмент прямого маркетинга.

Недавно прошёл 84 Конгресс выставочной индустрии в Йоханнесбурге, и там был такой тренд – глобальная цифровизация всего, и разговаривали о том, что могут появляться сейчас виртуальные выставки всего. Я могу сказать, что 75% выступают за реальные выставки, потому что реальные выставки – это средство коммуникации, это средство общения, это средство налаживания прямых контактов. Если говорить о нас, об "ЭКСПОЦЕНТРАХ", то мы как раз создаём такую структуру. У нас есть и центр закупки сетей, который работает на выставке «ПродЭКСПО». Собираются сети – сетевые магазины – они ищут контакты, тем более в условиях различных ответных мер, связанных с продуктами питания. Многие сетевики ищут теперь наших производителей. Как бы так сказать: всё, что Бог не делает - всё к лучшему! У нас увеличилось количество российских экспонентов, которые производят продукцию и пытаются её продвигать на национальном и международном рынках.

Вы привели в пример Китай, который поддерживает своих производителей. В России какую поддержку сейчас может получить предприниматель, желающий участвовать в выставке?

Вы знаете, есть механизм поддержки как на федеральном уровне – я говорил о РЭЦ, есть механизм поддержки и на региональном уровне. Это субсидирование участия в выставках, и во многих бюджетах это заложено. Нужно, мне кажется, в первую очередь, упростить механизм получения этих субсидий, потому что иногда это бывает сложно, и предприниматели даже боятся этого – обрасти этими бумагами, другими процедурами. Но, я могу сказать, что многие этим пользуются и это видно на наших выставках. Особенно, когда выставки организуются под эгидой торгово-промышленных палат.

Ну что ж, давайте подведём итог таким вопросом: какие планы у "ЭКСПОЦЕНТРА" на ближайшие годы?

Не буду говорить конкретно, это коммерческая тайна, мы работаем над рядом новых, интересных проектов, которые хотим запустить в 2019 году. Если коротко, то собираемся заниматься созданием цифровых сервисов. У нас уже есть и онлайн регистрация, и получение билета. Мы сейчас хотим усовершенствовать работу личного кабинета для экспонентов, хотим сделать личный кабинет для экспонента. У нас сейчас тренд сделать как можно более комфортным участие в наших выставках, и, естественно, развитие новых выставочных проектов. Ну вы знаете, ведём уже такой проект четыре года, как «Экспоцентр - за выставки без контрафакта». Больше никто такого проекта в стране не ведёт. Есть во Франкфурте, мы занимаемся, в Китае, мне кажется, тоже есть. Этот фактор связан с защитой интеллектуальной собственности и будет трендом развития выставочной программы. Потому что без защиты интеллектуальной собственности, без борьбы с контрафактом будет трудно двигаться вперёд.

Когда мы начинали этот проект в 13 году, было очень много обращений. Сейчас - меньше. Это говорит о том, что предприниматели стали более серьёзно относиться к вопросам интеллектуальной собственности. Но мы же не только консультируем, но еще выдаём соответствующие документы – свидетельства о факте демонстрирования либо продукции, либо – товарного знака. И это тоже является «охранной грамотой» потом, при последующей регистрации. Первое участие в выставке. Если кто-то одновременно подаёт на регистрацию товарного знака, то документы, которые выдаём мы, могут являться доказательством, что этот товарный знак демонстрировался и имеет какой-то приоритет. Это называется «выставочный приоритет».

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 30 ноября 2017 > № 2463605 Сергей Беднов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 28 ноября 2017 > № 2418318 Сергей Левкин

Почувствуйте разницу.

Реновация в Москве должна качественно поменять облик многих районов города. Столичные власти уже объявили о том, что нашли 210 площадок для строительства «стартовых» домов и прорабатывают еще более 170 пятен застройки, приближая старт самой масштабной строительной программы в истории Москвы. О ее перспективах, а также о том, почему участники программы, оставшись в пределах своего района проживания, попадут в Новую Москву, а также в чем разница между сносом пятиэтажек первого периода индустриального домостроения и реновацией, в интервью информационному центру столичного правительства рассказал руководитель департамента градостроительной политики города Москвы Сергей Лёвкин.

ИЦ: Какие принципиальные задачи решает программа реновации?

С.Л.: Сразу скажу, что это, в первую очередь, социальная программа. Появилась она не случайно - у нас уже был опыт реализации подобных программ. Я имею в виду «волну» сноса ветхих пятиэтажек первого периода индустриального домостроения. И понимая, что аналогичные по конструктиву дома через 15-20 лет будут уже в неудовлетворительном, а возможно и в аварийном состоянии, мы решили продолжить программу. Подчеркну, что на это нас подтолкнули не только технические показатели старых пятиэтажек. За последние годы мы получили более 250 тысяч обращений граждан с просьбами о сносе устаревших домов. Впрочем, реновация это не просто снос, речь идет о создании новой городской среды, которая качественно изменит жизнь почти 1 млн москвичей.

ИЦ: Критики программы все время как мантру повторяли, что дома можно не сносить, а реконструировать.

С.Л.: Судите сами, износ жилья, которое включено в программу, находится в диапазоне от 40% до 60%. Никакой реконструкцией тут проблему не решить. Региональная программа капитального ремонта, которая стартовала несколько лет назад в Москве, показала, что сделать комплексный капитальный ремонт в старых пятиэтажках практически невозможно. Нет такой технологии, которая позволила бы улучшить качественные характеристики квартир и самих домов. Из-за инженерных и технических особенностей эти строения обречены на снос. Приведу такой пример: в ряде домов, в квартирах стандартные отопительные приборы под окнами отсутствуют, трубы регистров отопления квартир вмонтированы в поперечные панели. Прокладка новых стояков с установкой отопительных приборов открытым способом значительно уменьшит полезную площадь квартир. В некоторых домах реконструкция системы отопления приведет к срезке балконов. При этом технической возможности их последующего восстановления уже не будет, если только не провести частичную разборку наружных стен.

ИЦ: Насколько серьезно поменялись параметры программы за последнее время?

С.Л.: Из программы исключено два дома. Теперь в списке - 5175 домов. Так решили собственники жилых помещений и на это у них есть полное право, которое прописано как в федеральном, так и московском законе. Кроме того, к концу года должно увеличиться число стартовых площадок. Сейчас они находятся в проработке и по мере готовности будут включаться в программу реновации. В остальном параметры практически не изменились. Напомню, что нам предстоит работать с устаревшим жилфондом общей площадью почти 16 млн. квадратных метров. До 1 августа 2019 года будет разработана вся необходимая градостроительная документация. Мы по-прежнему считаем, что программу можно реализовать за 15 лет и завершить ее в 2032 году.

Новые дома, который появятся в кварталах реновации, будут иметь улучшенные эксплуатационные характеристики и прослужат не 50, а 100 и более лет. Благодаря гибким планировочным решениям, в новых домах будут созданы комфортные условия для проживания разных социальных групп горожан - молодых семей, пожилых или маломобильных граждан. Применение энергоэффективных технологий в строительстве даст возможность жильцам сократить расходы на оплату коммунальных услуг. Кроме того, мы готовы создавать рядом с жильем всю необходимую социальную инфраструктуру и места приложения труда. Тем самым можно достигнуть двух целей - сократить время и затраты жителей на поездки в центр, где сейчас сосредоточены места приложения труда, и улучшить транспортную ситуацию во многих районах Москвы. Немаловажно и то, что яркие и нестандартные фасады новых домов улучшат внешний вид районов.

ИЦ: Сколько всего будет построено жилья в рамках программы реновации, и как изменится обеспеченность москвичей жильем после завершения строительства?

С.Л.: Сейчас назвать точную цифру я не берусь. Только для переселения людей из пятиэтажек нам нужно построить более 20 млн. квадратных метров. Вероятно, суммарный объем будет еще больше, поскольку как показывают опросы посетителей шоу-рума квартир по реновации, более половины участников программы желали бы улучшить свои жилищные условия. Докупить комнаты или квадратные метры участники программы смогут с помощью льготных ипотечных инструментов, которые сейчас разрабатываются. Напомню, что очередники в рамках программы реновации будут получать положенные дополнительные метры.

Что же касается обеспеченности жильем, то в Москве она сейчас составляет 19,7 квадратных метра на человека. Этот низкий показатель. Даже в российских городах-миллионниках он выше, например в Казани он составляет 24,9 кв.м./чел., в Ростов-на-Дону – 25,7 кв.м./чел., а в Воронеже – 27,5 кв.м./чел. Уступаем мы и крупным мегаполисами мира: в Токио аналогичный показатель находится на уровне 25,9 кв.м./чел., в Лондоне – 31,5 кв.м./чел., а в Нью-Йорке – 41,8 кв.м./чел. Естественно, наша задача - повысить показатель в Москве.

ИЦ: В чем разница между программой сноса пятиэтажек первого периода индустриального домостроения и программой реновации?

С.Л.: Тогда, 18 лет назад, у людей ничего не спрашивали. Сегодня гражданское общество изменилось, нужны другие подходы. Когда встал вопрос о продолжении программы, мэр решил пойти навстречу жителям и распорядился организовать электронное голосование по вопросу включения того или иного дома в программу. Те, кто не знаком с информационными технологиями могли проголосовать в центрах госуслуг «Мои документы» или провести общее собрание собственников помещений и там решить судьбу дома.

В ходе «первой волны» сноса людям предоставляли квартиры как в «инвесторских», так и построенных за счет средств города домах. Сегодня все по-другому. Программа реновации реализуется исключительно за счет средств городского бюджета под контролем Правительства Москвы. Впервые в бюджете прописана строка, связанная с реализацией программы реновации. За четыре года, включая 2017 год, на реализацию данной программы выделены значительные финансовые ресурсы 400 млрд. рублей. Все жилье, предоставляемое для переселения, будет сдаваться с отделкой стандарта «комфорт-класс». В квартирах также будут высокие потолки, улучшенная по сравнению со старыми пятиэтажками звукоизоляция, застекленные лоджии и балконы, организовано место для установки кондиционеров и другие преимущества.

Чтобы жители могли ознакомиться с будущим жильем, на ВДНХ в сентябре текущего года открылся шоу-рум, где представлены все варианты типовых квартир с отделкой «комфорт-класса». На сегодняшний день его уже посетило более 32 тысяч москвичей.

Программы различаются и своим масштабом. В первом случае мы работали с 1722 домами, а во втором предстоит с 5175. Такой масштабной программы обновления жилого фонда не было за всю историю Москвы. Думаю, что и в других крупных мегаполисах мира аналогичных работ никогда не было.

ИЦ: Многие эксперты отмечают, что московское правительство выбрало очень жесткие критерии отбора стартовых площадок. Не рискуете ли вы, взяв на себя такие сложные обязательства?

С.Л.: Первый и самый главный критерий – переселение людей в районе проживания. Это норма прописана в Федеральном законе и ее, хочешь не хочешь, надо выполнять. Сейчас, когда подбор стартовых площадок продолжается, мы стараемся разместить каждое новое пятно застройки максимально близко от сносимых домов. В ряде случаев люди не только не покинут своего района, но даже останутся в своем квартале, то есть фактически переедут на несколько сот метров от того места, где жили раньше. Мы не хотим нарушать комфорт граждан и кардинально менять то, к чему они привыкли.

ИЦ: Место старое, но по сути это уже будет новый город, Новая Москва.

С.Л.: Да это действительно будет новая Москва, но не в смысле географии, а в смысле инфраструктуры. Мы старались найти максимально «чистые» площадки, чтобы не переносить и реконструировать старые инженерные сети, а сразу прокладывать новые. Особо подчеркну, что мы будем вынуждены заменить всю старую инженерную инфраструктуру, находящуюся в кварталах реновации. То, что она устарела – это одна часть проблемы. Главное в том, что она не выдержит тех нагрузок, которые нужны для новых кварталов – ни по теплу, ни по электроэнергии, ни по воде, ни по канализованию.

Конечно же, мы учитывали мнения жителей. Представители префектур специально выезжали на место и говорили с местными жителями. Эти встречи не носили характер публичных слушаний, но были очень ценны поскольку позволили нам выявить реальный срез мнений относительно возможности строить в этих местах. Если большинство опрошенных были не против строительства, то такая площадка, как правило, сразу попадала в предварительные списки программы.

ИЦ: Сейчас ведется разработка технического задания для проектирования жилых домов по программе реновации. Что в него закладывается? Какими мы увидим новые дома?

С.Л.: Наверно, для наглядности можно было бы сравнить характеристики пятиэтажных домов, вошедших в программу и того жилья, что строится сегодня. Но я, если честно, не хочу сравнивать пятиэтажки и новые дома. В конце 50-х, начале 60-х годов строительство велось по совершенно другим нормативам. Взять хотя бы такой факт, что энергоэффективность старых домов на 50 процентов ниже, чем тех, что строятся сейчас. Изменились требования к проектированию, появились новые проектные решения, стали другими материалы.

Во всех новых домах будут лифты, которых в пятиэтажках никогда не было. А еще в «хрущевках» был минимальный уровень безопасности. В случае пожара жильцам приходилось туго - специальных эвакуационных лестниц не было. В новых домах они предусмотрены нормами, причем будут ограничены от другого домового пространства. Кроме того, датчики пожарного извещения вовремя предупредят спасателей. А система дымоудаления поможет спасти жизни людей.

Новые системы учета ресурсов станут одним из главных в технологической «начинке» домов: двухтарифные счетчики помогут сэкономить на электроэнергии, а устройства учета потребления холодной и горячей воды позволят платить только за ту воду, которая вытекла из крана. Добавьте сюда еще учет тепла потребленного конкретной квартирой. Новые двери и окна сделают дом теплее, потребление ресурсов сократится, а коммунальные платежи уменьшатся.

Немаловажно, что все первые этажи новых домов будут нежилыми, там появятся сервисные службы, аптеки, магазины и все, что связано с повседневной жизнью людей.

Изменения коснутся и благоустройства прилегающих территорий. Все стандарты такого благоустройства утверждены правительством. Кое-что, например, новую детскую площадку уже можно увидеть возле шоу-рума квартир по реновации, который сейчас работает на ВДНХ. Во дворах появятся приватные территории, без машин и там можно будет гулять или заниматься спортом. Все дворы будут зелеными. По стандартам будут высаживаться взрослые деревья высотой до 5 метров. Квартальная застройка будет располагаться таким образом, чтобы минимизировать шумовые и экологические воздействия на двор. Очень важно, что вся инфраструктура будет появляться одновременно со строительством жилья.

ИЦ: Масштабы программы реновации огромны. Как планируется контролировать качество возводимого жилья?

С.Л.: Нас часто об этом спрашивают и недоумевают: Как же вы будете контролировать такие большие и такие разные процессы, да еще и растянутые по времени. В Градостроительном кодексе и вообще в российском законодательстве все выстроено довольно четко - начиная с разработки проекта планировки территорий, до получения итоговых актов о соответствии построенного здания проектным требованиям. Мы практически застрахованы от градостроительных ошибок, но для того, чтобы все шло успешно, необходим постоянный контроль. Дома по реновации будут проходить шесть этапов контроля качества, о которых мне хочется рассказать подробно.

Первый – это проверка проектов планировки на соответствие региональным нормативам градостроительного проектирования. Благодаря им мы знаем сколько мест в детских садах, поликлиниках, школах проектировщики должны заложить для определенного количества жилья. Мы также знаем, какой должна быть улично-дорожная сеть, сколько должно быть озелененных территорий, какой должна быть маршрутная сеть общественного транспорта с учетом того, что появятся дополнительные жители. А еще нормативы нам подскажут, сколько должно быть машиномест и какими они должны быть – наземными или подземными.

На втором этапе будут проверяться уже сами проекты квартир. Особое внимание уделим соблюдению норм по звукоизоляции и соответствие требованиям комфорта и безопасности жилых помещений.

В ходе третьего этапа проектную документацию проанализируют специалисты Мосгосэкспертизы. Они должны проконтролировать соответствие проектов требованиям стандарта «комфортное жилье». Если в техническом задании был пункт о создании доступной среды для маломобильных граждан, то Мосгосэкспертиза обязательно проверит, как запроектирован вход в подъезд, действительно ли он находится на уровне земли, чтобы не создавать дополнительных проблем молодым мамам с колясками и инвалидам-опорникам.

На четвертом этапе Фонд реновации жилья, как технический заказчик, будет контролировать качество используемых строителями конструктивных и отделочных материалов и их соответствие существующим стандартам. Пятый этап – проверка строящихся объектов специалистами Мосгосстройнадзора, которые также будут контролировать качество строительства и его этапы реализации проекта. Завершающим этапом станет выдача заключения о соответствии дома проекту и получение разрешение на ввод в эксплуатацию.

Также отмечу, что решением Мэра Москвы Сергея Собянина при Мосгосстройнадзоре создана лаборатория, которая должна будет оценивать звукоизоляцию, пожарную безопасность и другие параметры жилых домов и прочих объектов. Специалисты этого учреждения будут контролировать качество материалов, используемых при отделке жилых помещений.

ИЦ: Известно, что первые дома могут быть построены уже через два года. Как будет проходить процедура переселения жителей?

С.Л.: Жители домов будут уведомлены заблаговременно о сроках переселения. Кстати, первые переезды начнутся раньше, чем будут построены первые дома. Все дело в том, что сейчас заканчивается переоборудование и отделка по стандарту «комфорт-класса» в 12 муниципальных домах, которые построены в рамках государственной программы «Жилище». Они были предназначены для других целей, но Мэр Москвы Сергей Собянин принял решение включить их в программу. Как только отделка квартир в этих домах будет соответствовать стандартам «комфорт-класса», туда переедут первые участники программы. Площадь этих домов составляет 150 тыс. квадратных метров. Они находятся в трех округах – Северном, Восточном и Западном. С их конкретными адресами можно познакомиться на официальном сайте Мэра Москвы.

Напомню, что при переселении жителям будет предоставлено равнозначное жилье. То есть человек получит жилую площадь не менее той, что есть в его квартире. При этом общая площадь новой квартиры будет на 30% больше.

Городские власти окажут содействие в переселении ветеранов, одиноко проживающих граждан, пенсионеров, инвалидов, многодетных семей. При переселении семей с инвалидами-колясочниками планируется предоставлять им квартиры на нижних этажах со специально увеличенными дверными проемами и коридорами. Это будет предусмотрено в проекте, чтобы увеличить мобильность колясочников в домашних условиях

На выбор дадут посмотреть как минимум две квартиры. Сейчас сложно сказать будет ли это выбор по этажам, но возможность посмотреть на квартиры у переселенцев будет.

ИЦ: По закону квартира должна быть предоставлена в районе проживания, а как быть, если кто-то из переселенцев захочет переехать в другой район?

С.Л.: Именно потому, что такая норма содержится в законе, мы не сможем предложить жильцу другой район для переселения. Но в рамках гражданско-правовой сделки с Фондом реновации, который является главным оператором программы, можно будет приобрести квартиру в другом районе. Также можно будет обменять новую квартиру на такую же, но в другом районе. Такая возможность рассматривается.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 28 ноября 2017 > № 2418318 Сергей Левкин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403833 Антон Купринов

Выше рынка: айти-сектор и телекомы лучше реагируют на господдержку

Антон Купринов

Исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы

Эффект на рубль вложенных средств господдержки в три раза больше у компаний-производителей ИТ и телекоммуникационного оборудования. Эти отрасли даже в кризис продемонстрировали рост выручки.

Эффективность системы господдержки и финансирования малого бизнеса традиционно вызывает дискуссии. Например, в начале 2017 года Счетная палата проводила проверку институтов поддержки МСП и подсчитала, что только 1% предпринимателей были охвачены госпрограммой финансовой поддержки. А банки не спешат наращивать кредитование в рамках существующей системы.

В то же время система развивается и совершенствуется, перенимает зарубежный опыт, например, фокус на целевых отраслях. Господдержка точно будет эффективнее, если будет акцентирована на отраслях, которые быстро растут и дают отдачу, в том числе, в условиях экономического кризиса. В 2008 году страны Евросоюза пошли по пути поддержки малого бизнеса, пострадавшего во время кризиса. В Германии, например, был принят закон, в рамках которого немецкий госбанк Kreditanstalt für Wiederaufbau предоставлял через банки-агенты доступное финансирование малому бизнесу, столкнувшемуся с проблемами в кризис (кредиты до 50 млн евро). Ставки устанавливались индивидуально в зависимости от риск-профиля предпринимателя, составляли в конечном счете ставку ЦБ плюс «надбавка за риск» в размере 50-70 базисных пунктов. Причем сама ставка ЕЦБ за 2008 году снизилась с 4% в начале года до 2% в конце. Аналогичные решения были приняты в Португалии, Франции, Великобритании. Этот порядок сходен с программой «Шесть с половиной» Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорации МСП), в рамках которой для российских предпринимателей стоимость денег составляет 9,6-10,6% годовых.

Гарантийные фонды, входящие в одну систему поддержки Корпорации МСП, в разных регионах работают с разной активностью. Есть такие, где господдержка в 2017 году выросла в разы.

Например, в Москве: по итогам первого полугодия 2017 года доля сделок финансирования с господдержкой в совокупном кредитном портфеле топ-30 банков (по Москве) выросла до 2%. Для сравнения: в 2016 году она составляла около 1%. Аналитики БизнесДром и Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы провели исследование и сравнили различные варианты предоставления помощи – начиная от дополнительной поддержки всех предпринимателей, как уже прошедших отбор на кредитоспособность и добросовестность со стороны кредитующего банка и гарантийного фонда, так и вариант, связанный с поддержкой целевых отраслей.

Мы выявили, что наиболее эффективной в кризис является поддержка для целевых отраслей – мелкое производство технологичной продукции — информационных технологий, радиоаппаратуры, телеком оборудования. В производстве офисного оборудования и вычислительной техники выручка показала прирост 25,81%, производство аппаратуры для радио, ТВ и связи – 16,4%. Эти отрасли росли даже в кризис, и мы подсчитали, что компании из этих же отраслей показывают отдачу на один рубль господдержки в четыре раза больше, чем фирмы из других индустрий.

Отдача – сумма налоговых поступлений в бюджет региона и инвестиции в экономику — составляет 6 рублей против 1,5 рублей в среднем по предпринимателям, получающим кредиты с господдержкой в регионе (в Москве). Чтобы господдержка была более эффективной, сфокусироваться надо на конкретных отраслях и конкретных компаниях. Правильно адресовать господдержку компаниям, отобранным по комплексу параметров, в том числе, по добросовестности (своевременная и полная уплата налогов в бюджет), эффективности (стабильный рост выручки), устойчивости в кризисных ситуациях (развитие бизнеса в течение определенного времени, в том числе, в периоды спада спроса). Сегодня доля малого бизнеса в ВВП России составляет 20% против более 50% во многих европейских странах и США. Увеличить показатель смогут именно активно растущие и добросовестно уплачивающие налоги предприниматели.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403833 Антон Купринов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 23 ноября 2017 > № 2398683 Алексей Франдетти

Режиссер Алексей Франдетти — о том, как в Театре на Таганке побеждают Джонни Деппа

Режиссер мюзикла «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» рассказал о неожиданных постановочных решениях и о том, чем Петр Маркин лучше Джонни Деппа.

Весь Лондон содрогнулся: в обычной цирюльне на Флит-стрит орудует убийца, который мстит за смерть своей любимой жены. А его сообщница миссис Ловетт готовит из его жертв очень вкусные пирожки. Это не сводка криминальных новостей, а легенда, которая легла в основу спектакля, поставленного в Театре на Таганке. Премьера состоялась 27 января этого года. Кстати, изначально это известный бродвейский мюзикл, который у нас в стране знают благодаря одноименному фильму режиссера Тима Бертона.

Теперь российская постановка представлена на премию «Золотая маска — 2018». Это первый иммерсивный мюзикл Таганки — зрители, сидящие вокруг сцены за столиками, становятся почти полноправными участниками действия. Необычный жанр пришелся по вкусу театральным критикам: у спектакля целых пять номинаций на «Золотую маску», в том числе за лучшую режиссуру и работу художника. Режиссер Алексей Франдетти, который без смущения называет свою версию одной из лучших, рассказал, почему там нет кровавых рек, зачем в зрительном зале подают пирожки и как оценил его работу Стивен Сондхайм — создатель оригинального бродвейского мюзикла.

Живой артист побеждает кино

— Алексей, что привлекло вас в истории о Суини Тодде?

— Глубина повествования, сюжета, красота музыки и то, что мы можем сделать что-то необычное и непривычное для российского зрителя. Главная черта, которую я для себя выделил в этом персонаже, — любовь. Ради нее и во имя нее человек себя разрушает. Это же насколько сильно нужно любить, чтобы так сильно хотеть отомстить за того, кто близок и дорог?

— То, что он делал, как расправлялся с людьми, — это жертва, которую стоило принести ради чувства?

— Тут тонкий такой момент: стоило ли и должен ли, потому что герой в какой-то момент возомнил себя богом и разрешил себе принимать решения, которые человеку вообще не свойственны. Поэтому не знаю. Адекватна ли его реакция на происходящее? Да, безусловно, адекватна. Поступил бы я или не поступил бы так? Никто не знает и никто не может гарантировать, что при подобных обстоятельствах я, или вы, или кто-либо другой не поступил бы точно так же.

— А вы были на Флит-стрит? Ведь именно там, по легенде, располагалась цирюльня Суини Тодда.

— Да. Там ничего нет. Ну, есть банк. Я был разочарован. Могли бы хоть какой-нибудь музей сделать, как музей Шерлока Холмса на Бейкер-стрит. Но даже такого нет, к сожалению.

— Сюжет об этом цирюльнике-убийце уже пересказывали. Например, Тим Бертон снял фильм. И российские зрители ассоциируют Суини Тодда с персонажем, которого сыграл Джонни Депп. У вас играет Петр Маркин. Может ли он сломать этот стереотип?

— Да, безусловно, потому что зрители приходят в театр и видят живой спектакль, живого человека, более того, прекрасного певца. Я очень люблю Джонни Деппа, я чудесно отношусь к нему, видел почти все фильмы с его участием. Но роль Тодда — это одна из самых неудачных в его карьере, и экранизация мюзикла, которую сделал Тим Бертон, тоже неудачная.

Многие из тех, кто смотрел и фильм, и спектакль, не видели бродвейской версии, оригинала. А Петя Маркин и фактурно и по голосу ближе к актеру, который самым первым играл эту роль. И многие говорят: «Да, первый акт нам тяжело дался, потому что мы так любим Деппа, он нам так нравится». Но потом мы побеждали. Живой артист на сцене всегда побеждает кино.

— Вы довольны образом Суини Тодда, который получился в результате?

— Безусловно. И номинация на главную театральную премию страны доказывает, что доволен не только я.

— Я знаю, что вы настаивали на том, чтобы главную роль исполнил Петр. А как подбирали других актеров?

— Мы провели кастинг внутри театра. Все-таки у меня была задача поставить спектакль с артистами Театра на Таганке, понять, сможем ли мы сделать это, потому что даже не все оперные театры могут поставить такой сложный вокальный материал. Как выяснилось, смогли. Люди не просто поют, они еще играют на музыкальных инструментах. Можно сказать, большой актерский подвиг! Даже, скорее, исполнительский, потому что мы уже не очень понимаем, где они драматические актеры, а где — певцы. Грань размывается, и это правильно.

У нас есть еще один приглашенный артист — Павел Левкин. Он в паре с артистом труппы Сашей Метелкиным играет роль молодого героя Энтони (друг Суини Тодда. — Прим. mos.ru). Моя команда — это мои артисты, люди, в которых я верю, которые верят в меня.

— Если бы вы сами играли в этом спектакле, то какую бы роль выбрали?

— Там фактурно на меня ложится только одна роль — Энтони. Даже в какой-то момент мы с директором Театра на Таганке всерьез обсуждали мое участие. Но потом все-таки решили, что нет, пусть каждый занимается своим делом: я сижу в режиссерском кресле, а артисты играют.

В стилистике Любимова

— А мюзиклом в целом довольны? Или все-таки есть что-то, что вы хотели бы изменить?

— Скажем так, всегда есть что-то, что хотелось бы изменить, дополнить. Именно поэтому мы перед каждым блоком показов что-то репетируем. В драматическом спектакле есть момент какой-то импровизации, иногда постановка может идти чуть-чуть дольше, иногда — чуть меньше, а здесь я как раз учил артистов, что каждый раз мы должны давать один и тот же результат.

Это бродвейская система: зритель, который заплатил сегодня десять рублей, точно так же заплатит их и завтра и постановка ничем не будет отличаться от той, которая была вчера или будет послезавтра. Зритель должен получать один и тот же результат.

— Как зрители восприняли декорации? Вы сделали из зала пирожковую. Зрителям нравится?

— Мне очень нравится смотреть на зрителя, который впервые входит, который не видел фотографии — и его глаза округляются. У нас получился такой аттракцион немножко. Мне кажется, что гостям все это очень нравится, особенно на волне сегодняшней популярности иммерсивного театра.

— Не опасались ли вы, что завсегдатаи Таганки могут не понять такой формат — триллер-мюзикл?

— Нет, потому что этот спектакль абсолютно в стилистике, как мне кажется, тех работ, которые делал Юрий Петрович Любимов. И настоящие зрители Театра на Таганке, которые видели постановки Юрия Петровича, как раз приняли наш спектакль. У меня не было задачи повторить его стиль, как-то приблизиться к нему. Была одна цель — сделать хороший спектакль, но, безусловно, с уважением к человеку, который когда-то придумал этот театр.

Самое главное — никакой крови

— Вы долго готовили спектакль?

— Путь оказался долгим, но так сложились обстоятельства. Обычно я делаю спектакль за шесть недель, вне зависимости от его сложности, а тут была сначала лабораторная работа в рамках проекта «Репетиции», из которого вырос этот спектакль, и это заняло у нас десять дней. После этого мы приняли решение, что мы делаем мюзикл, и дальше у нас был месяц, за который мы слепили основной костяк спектакля, а потом была пауза, а потом — еще один месяц. Премьеру мы сыграли в январе. Процесс занял полгода.

— При подготовке вы смотрели другие версии «Суини Тодда»?

— Конечно, я видел версию в Швеции — в Королевской опере, я смотрел версию в Лондоне. Много видел. С одной стороны, это плюс, а с другой — мешает, потому что это как-то ограничивает фантазию. Мне хотелось сделать свой спектакль.

В этих постановках всегда так или иначе была жуткая кровь, потому что история кровавая. И я для себя решил, что самое главное — никакой крови. Мы должны были найти выход. Потому что, когда до тебя 25 раз это делали, не очень интересно повторяться. И мы нашли решение.

— Действительно, у вас там красные нити и пятна на фартуке вместо кровавых фонтанов. Кто это придумал?

— Мы это придумали вместе с художником Женей Тереховым. Сели, подумали и дальше, разбирая материал, договорились о том, что это будет вот так. Но изначально это была моя установка, чтобы это был бескровный триллер.

— Какая из версий этой истории, созданных до вас, вам ближе?

— Мне ближе та версия, которую я слышу и слушаю, потому что, как и у любого режиссера, у меня есть свое видение этой истории, свое понимание. Поэтому ближе всего мне концертная версия с Нью-Йоркским филармоническим оркестром.

Англию и Америку догоним

— Вы однажды сказали, что композитор и поэт Стивен Сондхайм, который написал музыку и стихи к постановке на Бродвее, был готов приехать и посмотреть вашего «Суини Тодда»…

— Приехать в Театр на Таганке Сондхайм не смог по состоянию здоровья. Ему все-таки 87 лет, поэтому перелет через океан в зиму для него, к сожалению, невозможен. Пришлось отправлять ему видео. Ему все понравилось, мэтр одобрил нашего Суини Тодда. Ему как раз было очень интересно, что играют драматические артисты, не профессиональные певцы.

— Отличаются ли вообще, на ваш взгляд, московские мюзиклы от тех, которые ставятся в других столицах?

— Безусловно, отличаются. В первую очередь бюджетом, потому что средний бюджет мюзикла на Бродвее — это 15–20 миллионов долларов. У нас, дай бог, до миллиона доходит. Там более опытные артисты, потому что там этим жанром занимаются уже много лет, а здесь — от силы лет 15. Технологии и техника в Англии и Америке на гораздо более высоком уровне, но мы их догоним.

В Будапеште, допустим, тоже очень много идет мюзиклов, почти в каждом театре. И я бы не сказал, что мы чем-то хуже — иногда даже интереснее, ярче.

— Как вы видите развитие этого жанра в Москве лет через 10–15?

— Мне кажется, сейчас жанр будет переживать хорошее время, потому что даже большие, очень серьезные оперные театры начинают задумываться о постановке мюзиклов. Я думаю, очень важно, чтобы наряду с какими-то классическими дорогими постановками все больше и больше появлялось новаторских штук. Я надеюсь, что так и будет. При этом могут допускаться ошибки, в чем-то может не нравиться зрителю, но именно это развивает жанр, без этого нельзя.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 23 ноября 2017 > № 2398683 Алексей Франдетти


Россия. ЦФО > Транспорт > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395486 Олег Сухов

Деньги за землю. Кому заплатят за строительство наземного метро в Москве

Олег Сухов

Адвокат, президент Гильдии юристов рынка недвижимости

Стройка наземного метро затронет интересы частных собственников, через земли которых будет проложена железнодорожная линия. На какие компенсации смогут рассчитывать владельцы участков, если власть решит изъять их

В середине ноября президент Владимир Путин одобрил презентацию проекта строительства линии наземного метро. Уже из названия понятно, что она пойдет не под землей, а на поверхности. Вероятно, также, что стройка затронет интересы частных собственников, через земли которых будет проложена железнодорожная линия. На какие компенсации смогут рассчитывать владельцы участков, если власть решит изъять их для строительства метро?

Политика государства при отчуждении недвижимости

Государство всегда изымает землю, где планирует построить объекты муниципального значения. Если, конечно, она находится в частных руках. Так было в Сочи. В ходе подготовки к Играм недвижимость изымалась в массовом порядке и не всегда за рыночную цену. Это приводило к протестам и судебным искам. С тех пор чиновники кое-чему научились. Возводя недвижимость к Чемпионату Мира по футболу, власть использует в основном муниципальные и федеральные земли. Такая политика продолжается и сейчас.

Поэтому, для начала следует посмотреть на схеме, через какие участки пройдет метро, соединяющее Белорусское и Савеловское направления?

Что показывает кадастровая карта?

Итак, первая линия соединит Белорусское и Савеловское направления. Если открыть кадастровую карту Москвы и области и внимательно изучить ее, то можно понять: на территории между Лобней и Одинцово (именно данные пункты предполагается соединить сквозной веткой) располагается много муниципальных земель. Кроме них, львиную долю составляют участки лесного фонда, сельскохозяйственные наделы, а также территории, не внесенные в кадастр. Земель, находящейся в частной собственности, откровенно говоря, совсем мало. Скорее всего дорога пойдёт через лесной фонд (что тоже не очень хорошо) и земли публично-правовых образований. Но это только догадка. 19 ноября на канале Вести 24 появилась информация, что ветка пройдёт по уже существующим техническим железнодорожным путям. Поэтому, скорее всего, никто ничего изымать не будет

Законодательное регулирование выплаты компенсаций при изъятии земель и строений

Допустим, метро все-таки пройдет через коттеджный поселок или частные строения. Что получат собственники изъятой недвижимости? Какими нормативными актами будет регулироваться данный процесс?

Прежде всего, это Земельный Кодекс. Статья 56.8 как раз и определяет размер, а также порядок возмещения при изъятии наделов. Кроме того, есть еще и закон № 43-ФЗ, который в ряде норм также затрагивает эту проблему.

Субъекты, имеющие право на получение выплат

Получить компенсацию в ходе отчуждения недвижимости могут собственники и арендаторы, а также лица, у которых федеральная (городская, сельских поселений) земля находится в пользовании или в постоянном владении. Кроме того, собственники зданий, зарегистрированных в ЕГРН, но не имеющие прав и документов на землю, где расположена их постройка, также получат возмещение. Причем для жителей Москвы и Московской области закон 43-ФЗ, статья 13, делает в этом случае серьезную оговорку.

Например, здание внесено в ЕГРН. Однако владелец не имеет на руках правоустанавливающих документов на землю. Тем не менее, собственник получит компенсацию не только за постройку, но и за сам надел, как если бы он брал его в аренду на 49 лет. То есть закон фактически приравнял его к арендатору участка. Для россиян, живущих в других регионах, такой возможности, увы, нет.

Получателями компенсации могут быть, как физические, так и юридические лица. Закон не видит между ними какой-либо разницы.

Как рассчитывается сумма возмещения?

Размер компенсации устанавливается профессиональными оценщиками в соответствии с законом.Они рассчитывают цену земли, здания, а также прав, заканчивающихся с отчуждением недвижимости.

При этом учитывается ущерб, который понесет собственник (или правообладатель), лишившийся имущества в связи с тем, что он не сможет выполнить обязательства перед контрагентами. В этом случае возможность убытков подтверждается договорами, которые владелец ранее заключил с третьими лицами. Таким образом, собственники земли и строений могут рассчитывать на выкупные платежи за землю, постройки, а также за убытки, понесенные в результате изъятия.

Однако, так как линия наземного метро скорее всего пройдет через муниципальные участки, то вполне вероятно, она затронет, в основном, интересы граждан и юрлиц, которые просто владеют и пользуются данными землями.

Если наделом пользуется юрлицо, то оно получит компенсацию, исходя из рыночной стоимости права, предоставленного на установленный законом максимальный срок. Если же закон не указывает на срок, то он считается равным 49 годам.

А вот когда земля была в пользовании или в пожизненном (в том числе и наследуемом) владении физлица (в основном это дачники, огородники, фермеры, владельцы гаражей и так далее) то последний получит компенсацию исходя из рыночной цены участка. То есть, как собственник. Более того, если надел был выделен человеку до 2013 года для ведения личного хозяйства, садоводства и огородничества и при этом из документов нельзя установить вид права, на основании которого он использует землю, то такой гражданин также признается её собственником. И соответственно получает компенсацию.

Ну и наконец, арендаторы, а также лица, использующие участок на основании договора о безвозмездном пользовании, получат выкупные средства исходя из рыночной стоимости своих прав с учетом срока оставшегося до окончания действия договора.

Факторы, влияющие на определение рыночной стоимости

Прежде всего, это вид разрешенного использования на день, предшествующий тому, когда государство решило изъять участок. И даже если владелец, узнав об этом, оперативно сменит вид землепользования — значения уже не имеет. Власть всё равно рассчитает возмещение исходя из вида, который был указан в ЕГРН в день вынесения решения. Кстати, и в суде аргументы о том, что «на самом деле земля использовалась в других целях и стоит дороже» не проходят. Во-первых, это нарушение закона, за которое можно лишиться участка. Во-вторых, прежде чем использовать его в иных целях, следует сменить вид разрешенного использования.

Еще раз подчеркну: когда у владельца (или арендатора) возникают убытки в связи с невозможностью исполнить обязательства перед третьими лицами, то он должен предоставить оценщику договоры, подтверждающие данный факт. И уж, конечно, не стоит создавать «липовые» контракты. Тогда подключится ИФНС, которая быстро выяснит, настоящие это соглашения или нет. И придется совсем туго.

Какие убытки не подлежат компенсации?

Власть не возместит стоимость построек и улучшений, когда они возведены (или произведены) вопреки разрешенному виду использования либо договорам аренды (безвозмездного пользования) земли. Кроме того, не будут компенсированы затраты на неотделимые улучшения, если владелец произвел их после получения уведомления об изъятии. Исключения составляют улучшения, созданные с целью повышения уровня безопасности недвижимости: защита от аварий, пожаров, стихийных бедствий и так далее. Также, собственник не получит компенсации за объекты, которые он построил после получения уведомления об изъятии — за исключением случаев, когда строительство осуществлялось на основании разрешения выданного до получения.

Ну и наконец, государство не оплатит убытки, возникшие по сделкам, оформленным правообладателем с третьими лицами после получения уведомления об изъятии.

Краткие выводы

Итак, государство гарантирует платежи за отчуждение земель, построек и ликвидацию сопутствующих прав по рыночной цене. Поэтому обладатели и арендаторы территорий, через которые пройдет метро, получат денежные выплаты. Причем, граждане, владеющие недвижимостью на праве пользования (или на ином не установленном в документах праве) приравниваются к собственникам и могут претендовать на компенсации в размере рыночной стоимости.

Другой вопрос, что выкупная цена не всегда устраивает владельцев. В этом случае можно оспорить отчет оценщика в суде. Правда не факт, что суд встанет на сторону истца. Как правило, судьи поддерживают госорганы в этих спорах. Но попытаться все равно стоит.

Россия. ЦФО > Транспорт > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395486 Олег Сухов


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 20 ноября 2017 > № 2398705 Ольга Папышева

Главврач больницы № 29: У нас есть все, чтобы оказывать помощь на уровне мировых стандартов

Ольга Папышева рассказала mos.ru о новых технологиях, которые помогают лечить людей быстрее и безопаснее, и о том, что меняется в жизни и работе московских врачей.

Лучшие специалисты по заболеваниям кисти и предплечья собрались в городской клинической больнице № 29 имени Н.Э. Баумана. Здесь работает центр хирургии верхней конечности, который объединил отделения травматологии кисти, гнойной хирургии кисти и общей травматологии, а также специализированную амбулаторную службу и стационар кратковременного пребывания.

Он получил самое современное оборудование: уникальную артроскопическую установку, микроскоп для микрохирургических операций, мобильные рентгеновские аппараты и многое другое. О том, какие возможности появились у врачей и пациентов, насколько сократились сроки пребывания в больнице и как улучшилось положение докторов в Москве, mos.ru рассказала Ольга Папышева, главный врач больницы.

— Центр травматологии в ГКБ № 29 соединил возможности отделения экстренной травматологической помощи с артроскопией, микрохирургией кисти. Что изменилось для врачей и пациентов?

— В нашей клинике большое травматологическое подразделение. На базе больницы развернуто два травматологических отделения, одно из которых традиционно специализировалось на травме кисти, есть отделение гнойных заболеваний кисти. За последние пару лет появились предпосылки для того, чтобы организовать полноценную городскую службу оказания помощи пациентам с патологией верхней конечности.

До сих пор в Москве помощь пациентам с заболеваниями кисти оказывали в разных учреждениях. Например, одно специализировалось на экстренной помощи, другое — на плановой, в третьем занимались микрохирургией кисти, а полноценной артроскопии, можно сказать, в городе не существовало.

Мы собрали все виды помощи в одном учреждении. Мы работаем круглосуточно, готовы помогать пациентам как с экстренной патологией, так и со сложными случаями, которые можно лечить в плановом порядке. Плюс есть возможность заниматься микрохирургией. Сюда же попадают больные с гнойными осложнениями при травмах кисти.

Самое главное — создана служба нового формата. У нас максимально высокая оперативная активность. Все возможные заболевания, которые можно лечить амбулаторно, мы стараемся лечить без госпитализации. Для этого есть дневной стационар, стационар кратковременного пребывания. Также организована консультативная помощь, и со всей Москвы сюда приходят пациенты с болезнями кисти. Нам удается консультировать пациентов у узких специалистов, чтобы принять решение о дальнейшей тактике лечения и подготовить больного к операции, если в ней есть необходимость.

У нас есть все возможности многопрофильного стационара с реанимационными отделениями, усиленной анестезиологической службой, лабораторией, амбулаторной службой, консультативно-диагностическим центром, на базе которого удалось организовать дневной стационар. Он очень успешно работает: десятки пациентов ежедневно получают помощь амбулаторно, без госпитализации.

— Какое оборудование получил новый центр?

— Мы оснастили травматологическую службу всем оборудованием, о котором доктора могли только мечтать. Мы получили уникальнейшую артроскопическую установку. На сегодня, наверное, только у нас специалисты травмы кисти располагают артроскопическим оборудованием такого класса. Плюс к этому теперь мы имеем в своем распоряжении оборудование для проведения микрохирургических операций на кисти. Например, микроскоп, который дает возможность проведения микрохирургических операций. Это тоже уникальная возможность для Москвы. Также есть С-дуги — мобильные рентгеновские аппараты, позволяющие проводить вмешательства под контролем рентгена в операционной.

— Можно ли будет здесь делать операции, которые раньше не делали?

— У нас появилась возможность оказывать помощь пациентам с очень сложными заболеваниями лучезапястного сустава, а также малоинвазивными методами лечить тех пациентов, помочь которым качественно раньше было крайне затруднительно.

— Позволят ли все эти нововведения выписывать пациентов быстрее?

— Они уже выписываются быстрее. Длительность стационарного этапа лечения сократилась более чем в два раза. Этого удалось достичь за счет внедрения высокотехнологичных современных методов лечения.

— ГКБ № 29 проводит курсы для травматологов-ортопедов. То есть ваша больница еще и образовательный центр?

— Наш центр травматологии — один из лидеров этого движения, у нас постоянно проходят мероприятия. 4–5 декабря к нам приедет из Германии всемирно известный профессор Габор Салай, который будет проводить мастер-класс, оперировать и демонстрировать свои методики. В начале ноября мы собирали травматологов со всей Москвы, делились современными достижениями, подходами, чтобы прийти к единому пониманию тактики ведения пациентов с травмами верхней конечности как амбулаторно, так и стационарно. У нас были полные аудитории.

— Больница № 29 была создана в XIX веке как современное прогрессивное лечебное учреждение. Чем она сегодня отличается от других медучреждений Москвы?

— Мы гордимся историей больницы, она уникальна. Общину сестер милосердия «Утоли моя печали» организовала княгиня Наталья Шаховская, а потом на свои средства и добровольные пожертвования горожан построила здесь самый передовой по тем временам корпус.

Мы и сейчас стараемся поддерживать атмосферу самопожертвования и дух подвижничества, заложенные при основании лечебного учреждения. С одной стороны, мы следуем традициям организованной здесь клиники и постоянно об этом напоминаем, храним документы, фотографии конца позапрошлого и начала прошлого века. С другой стороны, всегда в больнице работали передовые специалисты, применялись передовые технологии. 29-й больнице всегда было чем гордиться — как специалистами, так и методиками, направлениями нашей работы.

— В больнице оказывают высокотехнологичную помощь?

— Конечно, по многим профилям. Это гинекология и акушерство, сосудистая хирургия, общая хирургия, урология, травматология. У нас появился новый профиль — нейрохирургия, есть и эндоваскулярная хирургия.

— Такие высокотехнологичные операции бесплатны?

— Да, мы работаем по системе обязательного медицинского страхования, а также получаем бюджетные квоты. И все это доступно не только для москвичей, но и для других для граждан России. Это наша гордость. Количество пациентов, получающих высокотехнологичную медицинскую помощь (ВПМ), увеличивается. В сравнении с предыдущим годом объем ВМП вырос на 64 процента. За 10 месяцев этого года такую помощь получили 580 больных.

— Несколько лет назад роддом в вашей больнице прошел полное переоснащение. Что изменилось с тех пор?

— Переоснащение не останавливается ни на минуту. Каждый бокс в роддоме дооснащается креслами-трансформерами для проведения вертикальных родов. В этом году у нас появилась система гипотермии для новорожденных (снижение температуры тела для уменьшения риска повреждения тканей головного мозга после нарушения кровообращения. — Прим. mos.ru). Этот аппарат препятствует развитию отека и позволяет, по сути, спасти центральную нервную систему ребенка. Также мы получили дополнительное оборудование для выхаживания недоношенных детей и детей с диабетической фетопатией — это осложнение, с которым рождается ребенок при неблагоприятном течении беременности у женщин с сахарным диабетом.

На базе родильного дома развернута эндоваскулярная служба. Это дает возможность вводить эмболы, которые останавливают тяжелые кровотечения, и тем самым спасти женщине жизнь или избежать удаления матки. Так и потери крови минимальные, и детородная функция сохраняется.

Кроме того, был создан и плодотворно работает центр патологии эндокринных заболеваний у беременных. Это сахарный диабет, болезни щитовидной железы и надпочечников. Пациентки проходят лечение и становятся мамами. В прошлом году мы приняли 8,5 тысячи родов, из них почти 2300 успешно провели у женщин с сахарным диабетом. К нам поступают женщины с осложненным течением заболеваний, поскольку наш роддом находится на территории больницы и есть возможность коллегиально решать проблемы пациенток.

— Насколько комфортными стали палаты?

— У всех есть возможность совместного пребывания с ребенком. Для каждой пациентки созданы очень комфортные условия: в палатах есть туалеты, душ… К детям, которые лежат в отделении реанимации, мамы могут приходить круглосуточно, без всяких предупреждений и договоренностей. Это очень важно.

Есть дети, которые не нуждаются в реанимации, но все-таки проходят лечение, если родились, например, с низким весом. Они лежат под капельницей, получают другое лечение, но все равно они круглосуточно находятся с мамами. Это было достаточно сложно организовать, но сейчас это уже для нас привычно.

— Столичные доктора получают статус «московский врач». В вашей больнице есть те, кто сдает экзамены?

— Да, многие уже проходят испытания, подано много заявок. Я уверена, что у нас тоже будут такие доктора. Казалось бы, это банальность: всем очевидно и понятно, что нужно повышать квалификацию. Но это особенно необходимо сегодня, потому что прогресс не остановить, все меняется в жизни каждый день, а уж в медицине в первую очередь. Постоянно возникают новые методики, новые взгляды, внедряется абсолютно новое оснащение. И доктор должен обо всем этом не только знать, но и уметь это применить, организовать в своей клинике работу с использованием современных достижений.

Безусловно, нужна система повышения квалификации — стройная и непрерывная, дающая возможность работающим врачам двигаться вперед в соответствии со всеми возможностями, которые сегодня существуют в Москве, в России и в мире. И очень важно, чтобы это все было не формально, а приносило настоящие плоды: качественное лечение пациентов и удобный труд для врачей.

И та система «Московский врач», которая сейчас создается, похоже, отвечает именно этим требованиям. Во-первых, это продуманные механизмы стимулирования врачей. Во-вторых, она еще и включает систему подготовки, дает возможность действительно повысить квалификацию, готовясь к экзаменам.

— Почему сдать экзамены и получить статус «Московского врача» удалось не всем претендентам?

— Многие были уверены, что это что-то вроде привычной сертификации. А оказалось намного серьезнее. Но не сдавшие экзамены соискатели записываются на повторную сдачу, а значит, будут усиленно готовиться, совершенствовать свои знания. То есть даже несданные экзамены повысили профессионализм врачей и сработали на повышение качества медицинских услуг.

— Вы сказали об удобном труде для врачей. Насколько изменилось положение доктора в столице?

— Уровень медицины в Москве изменился в лучшую сторону, и положение медиков становится лучше. Совершенно четко есть тенденция к увеличению размера заработной платы.

Я, как руководитель больницы, стараюсь принимать все меры для того, чтобы работа персонала, в первую очередь медиков, а среди них в первую очередь врачей, становилась более комфортной. Мы постоянно работаем над тем, чтобы труд врачей стал более автоматизированным и менее формализованным, стараемся с помощью информационных систем упростить их работу.

У нас есть успешное нововведение. По примеру западных клиник, где я была и видела, как устроена работа, я в самое загруженное отделение набрала не медиков, а секретарей, администраторов. То есть в нескольких наиболее загруженных отделениях у нас работает человек, который берет на себя административную работу: оформление документов, созвон, координацию логистики больных, которая отнимает очень много времени у врачей, подготовку документов, оформление по ВМП, что тоже достаточно трудоемко. Очень много есть работы, для которой вообще не надо быть врачом, даже не надо быть медиком. Ее вполне могут выполнять разумные, грамотные люди. Не нужно много лет на их подготовку.

— Московские клиники могут сейчас по уровню оснащенности и подготовки врачей соперничать с зарубежными?

— Я считаю, что у нас есть абсолютно все необходимое, чтобы оказывать помощь на уровне мировых стандартов. В моем окружении немало людей, которые лечились за рубежом. И я уже не удивляюсь, когда они рассказывают, особенно те, кто рожал за рубежом: «С нами так равнодушно обращались, с нами никто не поговорит, никто нас не пожалеет, после родов через 12 часов домой, и никого не интересует, как и что».

— Наш пациент любит, чтобы его жалели?

— Но это действительно эффективно. Сострадание — это материальная сила. Оно имеет терапевтическую ценность и влияет на результативность лечения, потому что эмоциональный настрой пациента имеет огромное значение. Мы стараемся делать так, чтобы наши медики были настроены именно на такую медицину, на сопереживание.

Но мы потихоньку сейчас стали понимать, что здоровье — это ответственность каждого человека. Медики лечат и помогают, но задача пациента — вести здоровый образ жизни, вовремя обратиться за медицинской помощью, грамотно выполнять назначения, сотрудничать с врачами. Это, наверное, следующий этап нашего образования.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 20 ноября 2017 > № 2398705 Ольга Папышева


Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 19 ноября 2017 > № 2391953 Алексей Ретеюм

Как вырастить деревья в мегаполисе

Почему деревья лучше высаживать весной и осенью? Как они себя чувствуют в условиях большого города? Сколько лет могут прожить липы на Тверской? Mos.ru об этом рассказал директор ботанического сада МГУ «Аптекарский огород» Алексей Ретеюм.

Липы, рябины, вязы, клены, каштаны, березы и дубы — больше пяти тысяч деревьев украсят благоустроенные улицы Москвы в этом году. Новые растения появляются вокруг парка «Зарядье», на Садовом кольце, Новой, Старой и Славянской площадях, Тверской Заставе, Тверской, 1-й Тверской-Ямской и других улицах. О том, как и какие растения сажают в Москве, сколько могут простоять липы на Тверской улице и почему Петр I любил украшать город столетними деревьями, mos.ru рассказал Алексей Ретеюм, директор ботанического сада МГУ «Аптекарский огород».

— В Москве продолжают высаживать деревья, и работы планируют закончить в декабре. Почему это делают именно осенью и зимой?

— Все деревья правильно пересаживать в период покоя, то есть когда на них или нет листьев, или их мало. Сейчас существуют технологии пересадки деревьев из питомников с большим комом земли — так минимизируются все возможные повреждения корневой системы. Поэтому сейчас можно пересаживать крупномеры практически без какого-либо ущерба для них.

Было бы плохо, если бы это происходило, например, в мае, июне, июле. Это действительно неудачные месяцы для пересадки деревьев, так как при этом в любом случае повреждается корневая система, и это, разумеется, стресс для растений в период вегетации, то есть когда оно в листьях. В это время возникает дисбаланс между большой интенсивностью испарения воды с поверхности листьев и всасывающей способностью корней, которые повреждаются, и поэтому дерево засыхает. Таким образом, лучшее время для пересадки — это весна или осень.

В последние годы развиваются и все чаще применяются технологии зимней пересадки вместе с промерзшим комом земли. В этом случае минимизируется повреждение корневой системы.

— Кустарники высаживают по такой же схеме? В какое время это лучше делать?

— Схема приблизительно та же самая. Вообще, все древесно-кустарниковые растения лучше пересаживать либо весной, либо осенью. Даже пересадку хвойных пород лучше производить осенью или весной, чтобы минимизировать стресс, связанный с недостатком влаги.

— От сорта конкретного дерева или кустарника зависит время высадки?

— Некоторая зависимость есть. Многие хвойные растения лучше пересаживать раньше, лиственные — чуть позже. Например, липы можно даже зимой сажать с замерзшим комом земли, главное — не летом. Сейчас в питомниках растения специально готовят: их выращивают не просто в земле, а в контейнерах, пересаживают из одного контейнера во все большие и большие.

— Деревья как-то специально приспосабливают к зимам?

— Просто выбирают зимостойкие сорта. Практически все растения средней полосы переносят морозы одинаково хорошо. Например, березы — красивые и выразительные деревья. Весь Университетский проспект засажен ими, и они относительно хорошо себя чувствуют. Единственное, березы сильно страдают от ледяного дождя, потому что у них тонкие ветки, они ломаются. Но такие стихийные бедствия повреждают любые деревья.

Зимы хорошо переносят не только растения средней полосы, но и многие дальневосточные растения, которые я бы рекомендовал для расширения ассортимента тех растений, которые используются в городском озеленении. Это, например, амурский бархат с крупными рассеченными листьями и красивой корой, покрытой слоем пробки. По данным многолетних наблюдений, он прекрасно чувствует себя в условиях нашей достаточно суровой зимы.

Каштаны прекрасно переносят наш климат. Клен зеленокорый, у которого рисунок коры похож на рисунок старинной драгоценной ткани или обоев с эффектом 3D, можно было бы попробовать использовать в озеленении шире. Орехи рода Juglans — маньчжурские орехи, черные орехи, серые орехи — тоже прекрасно выглядят и хорошо переносят зимы. В нашем теневом саду много огромных орехов, которые растут здесь уже больше ста лет. Были очень суровые зимы, и даже во время Великой Отечественной войны они выжили. Следовательно, их можно широко использовать.

— Как приживаются деревья, которые высаживают вдоль дорог?

— На самом деле большинство деревьев выдерживают эти условия: и тополя, и липы, и березы. Множество развязок на Московской кольцевой автомобильной дороге, а вокруг — березы, которые вполне нормально себя чувствуют. И даже дубы и клены. Большинство деревьев вполне легко приспосабливаются к таким условиям.

Хуже переносят загазованность и запыленность хвойные, вечнозеленые растения. Ели и сосны сажать не стоит, они почти наверняка погибнут. И то есть исключения: голубые ели относительно устойчивы. А лучше всего из хвойных — лиственница. Прекрасно переносят загазованность березы, яблони, сирень. Липы легко могут расти рядом с МКАД и крупными магистралями, если их защитить от реагентов.

Очень важно, что сейчас качество реагентов все время повышается, они становятся все более и более экологически безопасными. Существуют специальные исследования, которые позволяют точно определить, какие реагенты опасны, и не использовать те, которые могут нанести ущерб зеленым насаждениям. Некоторые реагенты, как ни странно, сейчас не только не опасны, но одновременно служат удобрениями. С одной стороны, из-за них тает снег, с другой стороны, разлагаясь, они способствуют питанию растений.

Кроме того, чтобы избежать прямого контакта с реагентами, тоже предпринимаются шаги. Один из способов защиты дерева — завышенная посадка. Делаются специальные кубы, и дерево растет несколько выше тротуара, потому что загрязнений от автотранспорта избежать невозможно. Первое время их еще обвязывают, надевают на них что-то вроде бандажа, чтобы не повредилась кора, а также для придания правильной формы. Потом, через год-другой, его снимают.

— Как растениям помогают прижиться на новом месте?

— Надо поливать, потому что после пересадки растения очень чувствительны к недостатку полива. Их часто удобряют, а чтобы ствол не раскачивался при порывах ветра и не повреждались корни, на первое время делают растяжку.

— Сколько нужно времени для того, чтобы растение прижилось?

— Год, два, три — по-разному.

— Как потом ухаживают за городскими деревьями?

— Хорошо их время от времени удобрять и поливать, следить за тем, насколько они здоровы, нуждаются ли в чем-нибудь. Но более здоровые, взрослые, укоренившиеся окончательно деревья, конечно же, меньше нуждаются в особом уходе.

— Сколько лет деревья живут в городских условиях?

— В принципе они могут жить в течение многих десятков и сотен лет, но по сравнению с деревьями, растущими в естественных условиях, их век, как правило, более короток. Это очень сильно зависит и от породы, и от условий. Например, липы до ста лет живут.

— То есть на Тверской улице они могут столько простоять?

— Запросто. Первый год на новом месте для них — это стресс, но в конце года я видел, что недавно посаженные липы уже стали приходить в себя. Все покажет следующая весна, только тогда будет окончательно ясно, как они перенесли пересадку. Надеюсь, что деревья адаптируются, а на следующий год будут выглядеть гораздо лучше.

— Какие деревья приходится спиливать?

— Если дерево заболело, засохло, сломалось или слишком наклонилось и может создавать угрозу для людей, его признают аварийным. Такие деревья, естественно, удаляются. Или бывает, что густая посадка образовалась. Например, если бы мы оставили расти все орехи и клены, ботанический сад превратился бы в лес, где не было бы места никаким другим растениям. Поэтому иногда взрослые растения приходится прореживать.

— На московских улицах высаживают в основном крупномерные деревья. Корням не мало места под асфальтом, среди коммуникаций?

— Как правило, рассчитывается площадь места, куда высаживают деревья. Естественно, стараются высаживать крупные из эстетических соображений, и надо сказать, что так безопаснее. Петр I вообще любил высаживать деревья, которым на вид было уже лет сто, потому что был очень нетерпелив.

— По легенде, Петр I посадил три дерева «для наущения граждан в их различии». Для чего существует современный ботанический сад?

— Наш сад прежде всего — это подразделение Московского государственного университета, поэтому мы занимаемся образовательной деятельностью. Студенты многих факультетов, не только биологического, приходят сюда на занятия и знакомятся с разнообразием всей флоры земного шара под открытым небом, в историческом дендрарии и, конечно, в оранжереях. Наши специалисты проводят научные исследования, изучают растения не только у себя на территории, но и по всему миру, читают лекции для студентов и школьников. У нас около 30 видов экскурсий, рассчитанных на людей разного возраста, с разным уровнем знаний в области биологии.

Естественно, мы существуем и как рекреационная зона, которую посещают около полумиллиона человек в год — это очень большая цифра для небольшого сада. Мы пытаемся сделать отдых у нас комфортным и познавательным, рассматриваем сад не только как научно-образовательный, но и культурный центр. Важно, что искусство дополняет жизнь сада: тут проходит много спектаклей, перформансов, выставок, фестивалей, концертов. Музыка здесь прекрасно воспринимается и под открытым небом, и в исторической лаборатории.

Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 19 ноября 2017 > № 2391953 Алексей Ретеюм


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 16 ноября 2017 > № 2388512 Мария Голубкина

Выйти из тени родителей.

В гостях у редакции актриса, теле- и радиоведущая Мария ГОЛУБКИНА.

- Как складывалось детство у ребёнка Андрея Миронова и Ларисы Голубкиной?

- Ой, этот вопрос мне задают и журналисты, и просто случайные люди. Надеюсь, своим успехом в профессии я могу быть благодарна, в первую очередь, собственным качествам, а не только благоприятным генам. И вообще, с детства старалась не прятаться за спины знаменитых отца и матери.

- Поступление в театральный вуз было осознанным решением или идею стать актрисой подсказали родители?

- На момент поступления в Щукинское театральное училище у меня уже были призы и премии за сыгранные роли. Это, кстати, позволило мне самостоятельно решать свою творческую судьбу. К тому же, если актёрский ребёнок идёт по стопам родителей, это всегда осознанно, так как он знает изнанку профессии.

Много раз слышала в школе и от близких, что должна стать актрисой. Но не придавала этим словам значения. Однако в 16 лет главная роль в фильме «Ребро Адама», работа с великолепной актрисой Инной Чуриковой открыли мне двери в мир кино. Поняла, что это моя жизнь. Мысли стать актрисой появлялись всё чаще. Окончательное решение пришло, когда бабушка Мария Владимировна Миронова после просмотра «Ребра Адама» сказала: «У тебя есть актёрские способности. Дерзай!» Услышать слова одобрения из её уст дорогого стоило!

После окончания вуза предложили работать в Московском театре сатиры, где когда-то блистал Андрей Миронов. Позже выходила на сцену Московского драматического театра им. А.С. Пушкина и другие театральные подмостки.

Как-то на гастролях ко мне подошла незнакомая женщина и сказала: «Ты молодец. Сумела выйти из тени родителей!», окончательно поняла, что с выбором профессии не ошиблась.

- Мария Андреевна, вы много работаете на телевидении, даже были членом жюри в КВН. Чувство юмора помогло попасть на передачу?

- Хотя с юмором у меня, надеюсь, всё в порядке, тот опыт оказался не слишком удачным. Произошло всё вообще случайно. Меня пригласили подменить в жюри Галину Волчек, которая была занята в театре. Сижу, слушаю номера, все смеются, а мне почему-то совсем не смешно. Ну и поставила низкую оценку. Юлий Гусман тогда заявил: «Ты нам команду «зарезала». Так что больше меня в КВН не приглашают...

- Наверное, более удачным оказался телепроект «Девчата»?

- Замечательный продюсер Сергей Кардо, который сделал много развлекательных и игровых шоу, в том числе «Танцы со звёздами» на канале «Россия», продюсировал ту программу. Кому-то она нравилась, кто-то её критиковал, но Сергей Николаевич говорил: «Не смотрите, какие у вас рейтинги. Смотрите на меня. Если мне нравится, значит, всё хорошо».

А происходило всё так. В пятницу собирались на репетиции и рассказывали друг другу разные женские истории. Что-то редакторы брали «на карандаш» и предлагали обсудить в эфире. Словом, сценария никакого не было. Одна импровизация. Не мне судить, как уж это принимали зрители, но мы были довольны.

- В вашей кинематографической карьере есть роли женщин в погонах. Легко ли, по вашему мнению, даме быть офицером?

- Действительно, в телесериале «Чокнутая» мне довелось сыграть следователя по особо важным делам. По сценарию женщина была беременна, что по-своему ещё одна роль. Образ добросердечного капитана милиции в юбке сразу лёг на душу. Работа приносила удовлетворение.

Посмотрев фильм, Алла Борисовна Покровская, известная актриса, педагог МХАТа, сказала мне: «Вот именно так и надо играть. Получилось максимально правдиво и точно!»

Но главное, что я поняла: это действительно нелёгкий труд. Днём и ночью выезжать на места преступления, видеть горе людей, кровь, трупы. Допросы, обвинительные заключения… Мозг должен работать 24 часа в сутки.

После выхода на телеэкран первых серий мне довелось пообщаться с одной сотрудницей. Услышав о том, что ей приходится порой работать по 10-15 часов в сутки, и какую она за это получает зарплату, я просто ужаснулась. Думаю, надо спасать человека. Предложила ей стать кем-то вроде воспитателя для моих детей с гибким графиком работы, нормальной оплатой. Она подумала и сказала: «Не пойду. Скучно».

- О чём мечтает сегодня Мария Голубкина?

- Стать бабушкой! Потому что перед детьми мы всегда в ответе. А внуки - это игрушка: полюбился, поигрался и - к родителям! Я, например, с детьми сейчас в основном общаюсь только по скайпу, не считая их приездов в Москву. Убеждена, что самый большой материнский подвиг - это не родить ребёнка, а вовремя оторвать его от своей юбки. Мы их рожаем не для того, чтобы они нас развлекали на пенсии. Мои дети уже несколько лет живут в Англии. Дочь поступила в университет, а сын учится в 9 классе. С дочерью мы как подружки. Зачастую даже прислушиваюсь к её советам.

- С отцом Николаем Фоменко дети общаются?

- Он никогда и не прекращал быть с ними рядом. Более того, содержание детей за границей полностью лежит на его плечах. Коля - прекрасный отец. Ещё в школьном возрасте дочь занималась фигурным катанием. Так на катке среди мам был всегда один папа - Коля Фоменко. Когда мы разводились, он говорил: «Со временем ты поймёшь, что я лучше всех!» Да, он оказался прав.

- А свободного времени для себя, любимой, хватает или, как многие актёры, живёте с мыслью «Только бы до подушки добраться»?

- Не буду лукавить, если скажу, что не высыпаюсь. У меня всё в меру - и свобода, и занятость. Ещё в молодости во время съёмок фильма «Сыскное бюро «Феликс» гениальный актёр Евгений Леонов рассказал историю. Играя Лариосика в спектакле «Дни Трубиных», он старался изо всех сил, но роль не получалась. Его учитель великий Михаил Яншин неоднократно говорил: «Женя, ну это не игра». Помог случай. Леонов заболел, температура под 40. Кое-как, не играя, а скорее, существуя на сцене, продержался на ногах. За кулисами подходит Яншин, хлопает по плечу и говорит: «Ну вот видишь, получилось. Смог, сумел. Роль удалась!»

Так что спешка, суета не всегда приносят пользу. Остынь, оглянись, всё взвесь - и результат не заставит себя ждать. Собственно, это правило касается не только профессиональной, но и личной жизни, которую я позволю себе оставить за ширмой!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная карточка

Родилась 22 сентября 1973 года в Москве.

Окончила Театральное училище им. Б.В. Щукина (1995).

Снялась более чем в 30 кинофильмах. Дебютировала в картине «Ребро Адама» (1990).

Премия «Созвездие» в номинации «За дебют» (1991).

Приз зрительских симпатий от газеты «Комсомольская правда» (2002).

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 16 ноября 2017 > № 2388512 Мария Голубкина


Россия. ЦФО > Транспорт > kremlin.ru, 15 ноября 2017 > № 2387523 Сергей Собянин

Встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным и главой РЖД Олегом Белозёровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с мэром Москвы Сергеем Собяниным и президентом открытого акционерного общества «Российские железные дороги» Олегом Белозёровым.

С.Собянин и О.Белозёров представили Президенту проект строительства в Москве новой ветки наземного метро.

Кроме того, обсуждались итоги работы РЖД в текущем году и планы по развитию транспортной инфраструктуры Московского региона.

* * *

В.Путин: Мы хотели с вами поговорить о совместной работе РЖД и мэрии Москвы по развитию транспортной инфраструктуры столицы.

Давайте, кто начнёт?

С.Собянин: Владимир Владимирович, мы по Вашему поручению реализуем глобальный проект развития Московского транспортного узла, который включает в себя строительство дорог, развязок, метрополитена. Мы в этом направлении активно двигаемся.

Как Вы правильно сказали, одним из ключевых проектов Московского транспортного узла является развитие железнодорожных перевозок. Первый объект и первый такой глобальный проект, который мы реализовали, – это Московское центральное кольцо, которое было реализовано под Вашим контролем, по Вашему поручению.

Сегодня по Московскому центральному кольцу ежедневно перевозится больше 400 тысяч пассажиров – это является такой ключевой, знаковой инфраструктурой.

Следующее направление, которое мы реализуем совместно с «Российскими железными дорогами», – это улучшение движения по пригороду, строительство новых магистральных путей. В настоящее время два таких проекта реализовано – это Ленинградское направление и Киевское направление. В результате чего, например, от Зеленограда до Москвы можно доехать уже за 24 минуты.

Следующие направления – Ярославское, Горьковское, Курское, Белорусское, – будут построены новые магистральные пути в ближайшие год-полтора. Мы двигаемся активно в этом направлении.

Активно заменяется подвижной состав, который уже обновлён на 30 процентов. В результате на треть увеличено количество перевозок пригородного сообщения, до 600 с лишним миллионов человек в год. То есть каждый день пригородом теперь уже пользуется два миллиона человек.

Это гигантский объём транспортной работы, который в целом влияет, конечно, на ситуацию. И третий проект, о котором мы сейчас начали проговаривать с «Российскими железными дорогами», о которых предварительно мы с Вами говорили, – это создание сквозных диаметров.

Сегодня пригородные железные дороги представляют вот такую картину: они доезжают до вокзалов и здесь останавливаются, по сути это тупики. Причём при подъезде к вокзалу очень трудно расширить инфраструктуру, так как она находится просто в городе. Неэффективное использование этого ресурса, скорости движения и разобщённости этих магистралей.

Поэтому с «Российскими железными дорогами» мы придумали схему, которая бы соединила разрозненные куски этих дорог и создала сквозные диаметры. Вот на примере Белорусского, Савёловского направлений можно увидеть, что, по сути дела, создаётся новая наземная ветка метро протяжённостью около 50 километров, которая будет перевозить 42 миллиона человек.

Причём скорость перемещения из одного конца в другой увеличится в два раза. Сегодня, например, из Лобни до Одинцова нужно минимум два часа на любом виде транспорта. Причём если на общественном, то это три пересадки, а так понадобится меньше одного часа без всяких пересадок.

Если брать город Москву, то от МКАДа до МКАДа можно будет пересечь это расстояние менее чем за 40 минут. Это совершенно новый вид транспорта.

Если бы построили такую ветку в виде метро, нам бы понадобилось около 250 миллиардов рублей, годы и годы, а это можно сделать за год-полтора, по сути дела, затратив минимальные ресурсы. И это, конечно, такой серьёзный социальный эффект.

Второй такой проект, который также можно реализовать в течение небольшого времени, – это рижско-павелецкое направление, которое тоже будет перевозить около 40 миллионов пассажиров, которое также увеличит скорость движения в два раза.

И в целом можно создать таких направлений от 5 до 15 в зависимости от необходимости и пассажиропотока. Конечно, первые два направления мы можем реализовать достаточно быстро без капитальных вложений, остальные направления – потребуются определённые капитальные работы, и их можно будет реализовать в течение пяти лет.

Тем не менее это абсолютно реальный проект, который изменит вообще всю ситуацию в Московском транспортном узле, им будет пользоваться около 300 миллионов пассажиров, на 10–12 процентов разгрузится вся транспортная инфраструктура, в том числе и дорожная, в том числе и МКАД.

Это будет касаться не только этих пассажиров, но и всех граждан, которые проживают в московской агломерации. Надеюсь, что коллеги из «Российских железных дорог» поддержат его, тем более что мы проговариваем, что это будет совместный проект, который будет финансироваться как из бюджета города Москвы, так и из резервных ресурсов РЖД. Дополнительных средств из федерального бюджета пока мы не видим. Считаем, что обойдёмся своими возможностями, своими ресурсами.

О.Белозёров: Уважаемый Владимир Владимирович! Решения, принятые в прошлом году по пассажирским перевозкам, в том числе и обнуление НДС, мы видим по этому году, это даёт очень хорошие результаты. Во-первых, мы планируем в конце года перейти психологическую отметку и перевести более одного миллиарда пассажиров.

На сегодняшний момент мы идём с приростом в 9,5 процента. Мы вместе с Москвой рассматриваем такие значимые проекты, причём для нас они важны с позиции развития цифровых технологий и наших российских железнодорожных возможностей.

Коллеги из-за рубежа приезжают, смотрят МЦК и стараются перенять наш опыт. При этом при реализации таких проектов мы их начинаем тиражировать. Такими проектами заинтересовались и Санкт-Петербург, и Казань, и Новосибирск.

По объёму перевозок в Московском узле у нас 65 процентов пригородных перевозок. Строительство таких диаметральных направлений даст возможность не только перевозить пассажиров внутри Москвы, но и совместить в том числе и межрегиональные перевозки, подключить высокоскоростное движение и тоже запустить в Москве.

И Москва сможет стать хорошим авиационным хабом, поскольку движение, мы планируем по результатам завершения этого проекта, между аэропортами будет занимать не более одного часа. Это то время, которое нужно пассажиру для формирования таких переездов. Поэтому этот новый уровень жизни, который формируется здесь, будет растиражирован на территорию страны.

С.Собянин: Владимир Владимирович, просим Вашего поручения, чтобы мы рассматривали этот проект как один из приоритетных в рамках Московского транспортного узла.

В.Путин: Так и сделаем. Когда можете начать в этой части работать?

С.Собянин: Первые два проекта наиболее эффективные и дают 30 процентов от объёма всего проекта. Мы готовы приступить начиная уже со следующего года и реализовать его либо в конце 2018 года, либо в середине 2019 года. То есть это достаточно короткие сроки.

А для остальных проектов требуется проектирование и капитальное строительство в течение пяти лет. Мы будем стараться это сделать раньше.

В.Путин: Очень хорошо, давайте начинать.

Россия. ЦФО > Транспорт > kremlin.ru, 15 ноября 2017 > № 2387523 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 ноября 2017 > № 2388526 Сергей Степанченко

Артистом стал «со второго дубля».

В гостях у редакции актёр театра и кино народный артист России Сергей СТЕПАНЧЕНКО.

- Сергей Юрьевич! Как вы попали на театральную сцену?

- Мальчишкой мечтал покорять морские просторы. Оно и понятно: отец в молодости был моряком, дядя всю жизнь бороздил моря и океаны. Но мама, узнав, что подумываю поступать в мореходку, решительно запретила. Тогда за компанию со школьными друзьями решил подать документы в Хабаровский физинститут. Но вместо учёбы попал на съёмочную площадку - заполнял массовку. Поначалу было просто интересно - поле боя, траншеи. Но после нескольких съёмочных дней понял: хочу стать профессиональным актёром. Правда, первая попытка не увенчалась успехом. Из Хабаровского института культуры отчислили. За прогулы. Только во второй раз, более серьёзно подойдя к выбору жизненного пути, поступил на актёрский факультет Дальневосточного института искусств. Можно сказать, что стал артистом со второго дубля.

- Более 30 лет вы остаётесь верны московскому театру «Ленком». Из других театров предложения не поступали?

- Это мой выбор. Когда ехал в Москву на показ, чётко знал: хочу работать только в «Ленкоме». Вот и выхожу четвёртый десяток лет на эту сцену. Здесь моя жизнь.

- С самого начала работы в театре вы много играли, в том числе и главные роли. Как относились к провинциальному молодому актёру старожилы?

- Первая большая главная роль, сыгранная на сцене «Ленкома», незабываема. В спектакле «Тиль» мне посчастливилось работать со звёздным составом театра: Инной Чуриковой, Николаем Караченцовым, Виктором Проскуриным и другими. Надо сказать, никогда не замечал за этими замечательными людьми звёздности, высокомерия. Наоборот, если что-то не получалось с первого раза, старались помочь, подсказать, поддержать. Поэтому, кроме дружественного участия, ничего не ощущал.

- А бывало, что роль не давалась сразу?

- Такое случается со всеми. Порой выходишь на сцену, а тебя что-то подламывает, будто поперёк правды существуешь. И, может, зрителю это незаметно, потому как включается накопленное годами ремесленное мастерство, а внутри тебя идёт борьба. И неважно, кого ты играешь - Бориса Годунова, Фальстафа, Гамлета либо маленькую проходную роль. Это может произойти как в процессе репетиций, так и на десятом спектакле.

- Кто из режиссёров увидел в вас киношного героя? И какая роль сделала узнаваемым?

- Если не брать во внимание эпизодические роли, то первой большой работой был фильм «Чокнутые» режиссёра Аллы Суриковой, которую считаю своей «киномамой». Мне довелось играть с замечательным киношным составом: Леонидом Ярмольником, Семёном Фарадой, Натальей Гундаревой, Николаем Караченцовым. Наслаждение от работы с такими именитыми актёрами было незабываемым. Хотя роль досталась непростая. Я играл Пиранделло - силача, романтика с большой дороги, и физическая нагрузка порой была на грани. Однажды чуть не распрощался с жизнью. По сценарию герой держал на своих плечах разрушенный мост, по которому проезжали кареты, телеги. В какой-то момент крановщик так опустил сооружение, что оно всей тяжестью навалилось мне на плечи. Ещё бы пара секунд - и…

Лёгких ролей не бывает. Каждая даётся кровью и потом. Чтобы сыграть достойно, быть настоящим, надо выстрадать внутри себя, вжиться всем своим существом в образ героя.

А по поводу узнаваемости скажу так. Фразу «Можно вас потрогать?» услышал впервые после картины «Горячев и другие». А так называемое народное признание пришло после картин «Сыщики» и «Некст».

- Телесериал «Некст» не только сделал вас народным любимцем, но и подарил возможность долгое время быть рядом с великим актёром Александром Абдуловым. Легко ли с ним было на съёмочной площадке?

- С Сашей Абдуловым мы подружились намного раньше, практически с момента моего первого появления на показе в театре «Ленком». Это был человек фантастический, совершенно не терпящий одиночества. Вокруг Саши всегда находились люди, друзья. Но мне повезло ещё в одном. В гримёрке «Ленкома» мы с Абдуловым на двоих делили один стул, стол и диван. Такая у нас с ним была закулисная жизнь. Так что радости и горести, успехи и неудачи друг друга переживали как свои.

На съёмочной площадке он фонтанировал идеями. Большое количество интересных кадров предлагал именно он. Александр был очень кинематографическим человеком.

- А что, по вашему мнению, необходимо, чтобы стать хорошим актёром?

- В начале карьеры очень важно, какие люди встретятся тебе на пути, какие книги ты прочитаешь, кто у тебя будет первым театральным или кинорежиссёром.

- В вашей творческой биографии масса самых разноплановых ролей. Каким актёром себя больше считаете: комедийным или драматическим?

- И в театре, и в кинематографе довелось попробовать себя во многих жанрах. Но, наверное, у зрителей я больше ассоциируюсь с душевным, комедийным героем, хотя, повторюсь, сыграны и довольно серьёзные роли, в том числе людей в погонах. Думаю, ни один актёр не считает себя чистым комиком или трагиком. Есть артисты, которые наделены хорошими комедийными качествами. Но это не говорит, что они не годятся для ролей иного плана. Например, Евгений Леонов был прекрасен в комедии, но потрясающе играл драматические, даже трагические роли. А вспомним выдающегося советского актёра Сергея Филиппова. Его использовали исключительно как комедийного артиста. Но уверен, если б ему предложили сыграть короля Лира, многих бы потрясло, как замечательно он это сделал бы.

- Есть ли роль, о которой мечтаете?

- Никогда не задумывался, как бы мне сыграть того же короля Лира, Ричарда Львиное Сердце или кого-то ещё. Наоборот, мне зачастую предлагают сыграть те образы, о которых я и не думал. Например, в «Нексте» негативного персонажа или контр-адмирала в кинофильме «Мины в фарватере». На мой взгляд, мечтать о ролях непродуктивно. «Делай что должен, и будь что будет», - очень верные слова.

- Вы удовлетворены тем, как сложилась ваша жизнь?

- Мне кажется, такого чувства не испытывает никто. Больше, наверное, был бы уместен вопрос: «Занимаетесь ли вы самоедством?» О да! Если услышите, что в Москве проводится конкурс на высшую степень самокритичности, то смело ко мне! Первое место обеспечено. Внутри меня живут и комплексы, и страхи, и фобии. И хотя работаю над собой уже не один десяток лет, похвастаться нечем. До сих пор очень сомневающийся в себе человек.

- За плечами долгие годы совместной жизни с супругой Ириной. Двое детей, внучка... Что ценно для вас в семье?

- Никаких рецептов я не знаю. Жизнь моя тоже не безоблачная. Бывало, и тучи сгущались. Другое дело, как преодолеваешь всё, хватает ли внутренних стержней. Если бы они были хлипкие, не удержал бы, а уж если воспитал в себе какую-то несгибаемость, то стараюсь идти вперёд и быть верным своим принципам. Думаю, многое зависит от того человека, который рядом идёт по жизни. Недаром они и зовутся в простонародье половинками!

- В преддверии Дня сотрудника органов внутренних дел что бы пожелали тем, кто обеспечивает порядок и покой граждан?

- Здоровья, уверенности в завтрашнем дне, добра и семейного благополучия.

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 ноября 2017 > № 2388526 Сергей Степанченко


Россия. ЦФО. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 10 ноября 2017 > № 2393221 Андрей Перцев

Парад суверенитетов. Как российские регионы вспомнили про свои полномочия

Андрей Перцев

Перераспределение доходов в пользу центра из и так скудных региональных бюджетов вызывает мини-бунты. Понятно, что обращения депутатов и глав субъектов к центру предельно вежливы, но само их наличие демонстрирует жителям злую волю Москвы, которая отбирает последнее. Региональные власти не чешут голову и не идут в банк за очередным кредитом, а отправляют письмо в центр и умывают руки: мы вас предупреждали

По сравнению с полной покорностью региональных властей в предыдущие 10–12 лет в России разгулялся настоящий парад суверенитетов. Губернаторы и депутаты, не стесняясь, ставят перед Москвой политические и экономические вопросы. Это раньше вертикаль власти перераспределяла в пользу центра налоги, перекраивала под себя избирательное и партийное законодательство, сковывала местные влиятельные группы дисциплиной «Единой России», отменяла выборы губернаторов и мэров – все это покорно сносили. Сейчас региональные власти не готовы мириться с новой экономической и политической экспансией Москвы. Они требуют не денег, они требуют самостоятельности и ссылаются на мнение народа. Регионы вспомнили, что Россия – федеративное государство.

Крепкие старожилы

Первой ласточкой новой вольницы стала январская пресс-конференция главы Белгородской области Евгения Савченко (занимает этот пост с 1991 года). Срок его полномочий истекал, большинство других таких губернаторов были отправлены в отставку, о которой они объявляли на пресс-конференциях. Журналистов собрал и Савченко, но собрал их для того, чтобы сказать: я остаюсь и пойду на перевыборы. Губернатор перехватил инициативу у Администрации президента, где настроились уволить старожила, и выиграл.

Позже сумел отбиться от увольнения глава Кемеровской области Аман Тулеев, хотя у него возникли неприятности как с силовиками, арестовавшими его ключевых замов, так и со здоровьем. Он сохранил пост, несмотря на тяжелую операцию и реабилитацию после нее, хотя фамилии возможных преемников уже открыто обсуждались.

И Евгений Савченко, и Аман Тулеев создали в своих регионах особые системы управления. В Кемеровской области власть демонстративно помогает населению с низкими доходами, принуждает собственников крупных предприятий строить и содержать социальные объекты. Стиль управления Тулеева – сверхавторитарный, он не терпит в области ни самостоятельный бизнес, ни политических противников; после выборов любого уровня в регионе обнаруживают аномально высокое голосование за партию власти. При этом у части населения губернатор действительно популярен.

Евгений Савченко также контролирует львиную долю крупного бизнеса (за исключением металлургии в Старом Осколе) в регионе, и многие жители области его правлением довольны – дороги строятся, жилье ремонтируется. Эти схемы управления в Кремле ломать не решаются, губернаторы это чувствуют и позволяют себе самостоятельные действия.

Принуждение невовремя

На этом фоне центр пытается подвергнуть запоздалой централизации Татарстан – регион со своей особой схемой взаимодействия с центром, обладавший большей автономией по сравнению с другими субъектами, вплоть до международных контактов. Республика до лета этого года имела федеративный договор с Москвой, который Кремль отказался продлевать. Влиятельные фигуры региональной политики, в том числе спикер местного Госсовета, не раз заявляли, что жители хотят продления договора и рассчитывают на реакцию Владимира Путина.

«К сожалению или, может быть, к счастью, у нас в Конституции есть статья 123. В ней прописано, что первая статья, где записано, что мы обладаем суверенитетом в рамках делегированных полномочий и договора РФ и РТ, не может меняться парламентом, а только на референдуме», – указал спикер Госсовета Фарид Мухаметшин.

Центр на диалог не пошел – Татарстану не ответил ни президент, ни премьер, ни даже спикер Госдумы или Совета Федерации. В будущем договору отказал первый замглавы президентской администрации Сергей Кириенко, это местные элиты очень обидело. О продлении договора и недовольстве действиями Москвы статусные местные политики продолжают говорить до сих пор.

Центр тем не менее продолжает наступление. Владимир Путин поручил проверить, добровольно ли изучаются национальные языки в школах национальных республик. В Татарстане татарский язык прописан в конституции региона в качестве второго государственного. Например, президент (республика – единственный субъект РФ, где должность руководителя называется «президент») должен обязательно владеть им. Прокуратура начала рьяно исполнять поручение Путина и требовать перевода татарского языка из обязательных в факультативные предметы. Директора школ силовиков испугались, за них вступился президент Татарстана Рустам Минниханов.

«Мы зашли чересчур далеко. Мы вернулись в 90-е годы. Как можно было сделать так, чтобы общество разделить, когда у нас никаких вопросов по межнациональным отношениям не было? К директорам школ так относиться нельзя. Завтра я должен с ними организовывать выборы. Или это специально так делается, чтобы в Татарстане было плохо по отношению к нашему президенту Владимиру Путину?» – возмутился Минниханов на сессии Госсовета.

Так откровенно и прямо главы регионов давно не выступали. Тем более не делали намеков на роль учителей в организации выборов. До этого Минниханова «сделать все для спасения языка» призвали лидеры общественного мнения – татарские писатели, ученые и художники. «Ваше решение – наш последний рубеж. В зависимости от того, каким оно будет, вы получите нашу поддержку или отчуждение. Наши пути разойдутся, когда «заинтересованные» люди придут за «Татнефтью», ТАИФом или за некоторыми руководящими персоналиями. Вас некому будет поддержать. А это непременно произойдет, если гражданское общество Татарстана и его руководство не проявят решимость постоять в правовых рамках за свои позиции до конца», – указали они в открытом письме главе региона (подписали 16 тысяч человек).

Минниханов пошел навстречу требованиям. В итоге в республике складывается нечастая в России ситуация: часть общества предъявляет местной власти требования, а та их выполняет, более того, признает только высшую волю народа – референдум. Симфония удивительная. Тем удивительнее, что центр недооценивает накал страстей – на два часа изучения татарского Москва вроде бы согласилась, но это явно не те шаги, которых ждали активисты.

Налоги и сборы

Дух времени чувствуют и в других субъектах. Губернатор Мурманской области Марина Ковтун, чья фамилия фигурировала в списках на отставку, по примеру Амана Тулеева открыто обвинила местных силовиков в давлении и сохранила пост. Более того, с ней встретился Владимир Путин и пообещал поддержку региональным проектам.

Депутаты Хакасии и осудили силовиков, и попросили у правительства и Госдумы финансовой поддержки в общем размере 28,2 млрд рублей. Парламентарии поминают, что центр перераспределил долю в сборе налогов в свою пользу, и хотят, чтобы потери им вернули.

Новосибирские парламентарии обратились к центру с предложением полностью вернуть региону акцизный сбор на топливо – ранее бюджеты субъектов получали 100% этого налога, сейчас около 60%.

Сахалинское заксобрание не устроило перераспределение доходов от нефтедобычи в рамках «Соглашения о разделе продукции». Раньше области доставалось 75%, а Москве 25%, но в новом проекте федерального бюджета планировалось, что доли будут распределяться наоборот. Парламент области воспользовался подзабытым многими правом оставить отрицательный отзыв.

Помощи попросила Карелия. В случае Хакасии и Карелии депутаты прямо указали: не поможете – денег не хватит на исполнение майских указов Владимира Путина. В Новосибирске заявили, что в случае перераспределения налогов денег на ремонт и строительство дорог не хватит.

Губернаторы в этих случаях ведут себя по-разному: врио главы Новосибирской области, варяг Андрей Травников осудил парламентариев; такой же варяг Олег Кожемяко на Сахалине поддержал и поехал в Москву разбираться. В итоге доходы от нефти делятся между областью и центром 50 на 50, центр отобрал, но не столько, сколько планировал.

Еще одна наметившаяся линия противостояния – отношения региональных и муниципальных депутатов с варягами-назначенцами. Гордума Нижнего Новгорода открыто выступила против инициативы нового врио, бывшего замминистра экономразвития Глеба Никитина, перейти к назначению мэра региональной столицы (сейчас там действует двухглавая система управления – мэром считается спикер, администрацией управляет сити-менеджер). Депутаты предложили вернуть прямые выборы мэра, сославшись на мнение горожан.

Понятно, что у местных влиятельных групп – например, у экс-мэра Нижнего Олега Сорокина, который контролирует пул парламентариев, свои интересы. И теперь эти интересы они готовы отстаивать. Губернатор Никитин провел через заксобрание закон о переходе на назначение мэра, но для вступления его в силу в отставку должен уйти действующий спикер гордумы Елизавета Солонченко, которая делать это не планирует. Сюрпризы возможны и при назначении мэра – окончательное решение принимают все равно депутаты.

Горсовет Новосибирска выразил недовольство, что врио губернатора Андрей Травников до сих пор не посетил собрание.

Это Путин виноват

Регионы подают голос. К этому привела и бюджетная политика федерального центра, и новые веяния в назначении варягов. Если раньше майские указы были священной коровой, а главы регионов покорно отчитывались об их формальном выполнении (даже если исполнение требовало урезания других расходов и залезания в долги), то теперь депутаты, а где-то и губернаторы прямо говорят: на ваши игрушки денег нет, мы уже не держимся. За этим утверждением маячит продолжение: а скоро не удержитесь и вы.

Перераспределение доходов в пользу центра из и так скудных региональных бюджетов вызывает мини-бунты. Понятно, что обращения депутатов и глав субъектов к центру предельно вежливы и мягки, но само их наличие демонстрирует жителям злую волю Москвы, которая отбирает последнее. Региональные власти не чешут голову и не идут в банк за очередным кредитом, а отправляют письмо в центр и умывают руки: мы вас предупреждали.

В случае Татарстана ситуацию обостряет сам центр и получает отповедь. Старожилы Савченко и Тулеев говорят Москве: что бы вы там ни планировали, мы сами разберемся, сколько нам править и когда уходить. Cильные и статусные горсоветы требуют уважения от губернаторов-назначенцев.

У нынешнего парада суверенитетов есть важная особенность – в большинстве случаев местные власти ссылаются на мнение населения или ухудшение его положения. Они мягко напоминают Москве: Россия – по закону федерация, а губернаторы и депутаты имеют немало прав, которыми до этого не пользовались. Наконец, население имеет право диктовать власти свое мнение – на референдуме или даже опросе, а та должна его учитывать.

Пока региональное руководство демонстрирует только то, что «вспомнило» про свои полномочия, и размышляет, пользоваться ли ими. Ссылки на мнение населения тоже симптоматичны. Центр столько лет глушил высказывания «хватит кормить Москву», недовольство уходом денег из регионов копилось так долго, что теперь в руках региональных депутатов и умных губернаторов появился инструмент манипуляции Кремлем. О многом говорит и момент, когда регионы заявили о своих правах: через несколько месяцев в России будут президентские выборы.

Региональные депутаты находятся ближе к земле и знают о настроениях избирателей побольше официальных соцопросов. У сильной и популярной власти многого не потребуешь, зато власти, которая начинает терять опору, можно предъявлять требования: вы точно знаете мнение населения? А мы знаем, и оно не в вашу пользу. Президент Татарстана прямо говорит: нам еще «организовывать выборы», подумайте и отстаньте.

Это «организовывать выборы» сквозит и в других обращениях. Это путинские майские указы рискуют оказаться невыполненными предвыборными обещаниями, это Путин поручил перераспределить налоги в пользу центра, это Путин назначил губернатора, который не хочет прислушиваться к мнению жителей. Это путинские силовики треплют местных чиновников и депутатов, а уж если они треплют власть имущих, то что говорить о простых гражданах.

Все эти слова уже наполовину сказаны, и регионы ждут послаблений из центра, иначе высказывания могут стать более прямыми. Нужно ли это президенту накануне выборов – вопрос риторический. Реакцию Москвы на парад суверенитетов трудно назвать адекватной: это можно видеть по Татарстану, где ситуация продолжает накаляться, хотя регион давал стабильно высокие проценты и партии власти, и Владимиру Путину.

В ответ на требования по перераспределению налогов регионы получают дотации либо бюджетные дешевые кредиты (но все равно это кредиты). Парад суверенитетов это вряд ли остановит: регионы усилиями Москвы начали озвучивать качественно новые требования. Им нужно не увеличение дотаций, как тому же Рамзану Кадырову, им нужно возвращение отнятых налогов, возвращение не денег, а самостоятельности.

Россия. ЦФО. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 10 ноября 2017 > № 2393221 Андрей Перцев


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 10 ноября 2017 > № 2380870 Василий Лановой

Василий ЛАНОВОЙ: «Не будь счастливых встреч – судьба сложилась бы иначе».

В гостях у журнала «Полиция России» народный артист СССР Василий ЛАНОВОЙ.

– Василий Семёнович, вы с детства мечтали стать артистом?

– Мама и папа были крестьянами, абсолютно не имели никакого отношения к театру. Закончили по три класса школы. Работали на нефтехимическом заводе. И дали своим детям высшее образование.

Я занимался в самодеятельности в Доме культуры ЗиЛа. И очень хотел быть лётчиком. Мой первый учитель, руководитель театральной студии Сергей Львович Штейн, сказал: «Каким ты станешь лётчиком ещё неизвестно, а вот то, что из тебя актёр приличный может быть, не сомневаюсь. Поэтому давай-ка иди в актёры». А я пошёл в лётное училище. Он приехал и забрал оттуда мои документы…

– В театре и в кино вы так блестяще исполняете роли военных. Не от того ли, что война отложила сильный отпечаток на формировании вашей личности?

– Тяжёлыми, лязгающими гусеницами война, можно сказать, переехала детство моего поколения. От воспоминаний о ней никуда не уйти, никуда не деться. До настоящего дня каждый раз, прикасаясь к военной теме в фильме или спектакле, я очень скоро настраиваюсь на эту волну и «замыкание» наступает мгновенно. Как только возникает какой-то эпизод войны, ассоциативно я тут же нахожу точки соприкосновения с пережитым, виденным, и это сразу же во многом определяет моё самочувствие в той или иной военной роли. Иные образы подаются, можно сказать, в готовом виде – я сразу схватываю целое, а затем уже идёт работа по уточнению, углублению деталей, отдельных моментов роли. Определив для себя сначала общее направление поисков, главную суть образа, ищу затем внешнюю форму поведения своего героя. Её не всегда сразу возможно увидеть, она открывается, как правило, постепенно, в процессе репетиций, по крупице, по чёрточке, по шажочку. То есть сначала постигаешь, что играть, а потом, как это делать. Причём поиск внешнего рисунка роли бывает долгим и нередко мучительным. Ведь важно не только знать, что сказать, но многое зависит и от того, как ты это скажешь, как произнесёшь ту или иную реплику.

Например, очень скоро, уже в процессе чтения сценария будущего фильма «Офицеры», увидел я и своего героя – Ивана Варавву. Увидел пластику его движений, этого подвижного, ни на секунду не останавливающегося человека, светлого, радостного, романтичного. Сразу он мне таким открылся, и его легко и радостно было играть. Привлекала в нём, помимо других черт характера, одна главная – верность. Верность в любви и дружбе, верность долгу – человеческому, воинскому, верность Отечеству. Это качество его испытывается в фильме в самых различных жизненных ситуациях – в боевой обстановке, в быту, в отношениях с любимой женщиной, с другом – и везде выдерживается по самому высокому счёту.

Мы с Георгием Юматовым в фильме были очень разные: один, что называется, от жизни, реально осознававший себя в этом мире, другой – романтик, не от мира сего. Это создавало драматическое напряжение коллизий, в которых мы оказывались по сценарию. Сыграл свою роль и выбор актёров на главные роли: разного темперамента, склада характера.

Да, бывают «чудные мгновенья», когда очень скоро находишь в роли те желанные «что» и «как» играть. Военные роли в фильмах и спектаклях – ещё одно подтверждение тому, что, если жизнь что-то в тебе отложила, это обязательно найдёт затем свою форму выражения в творчестве, обязательно отзовётся в том, что ты будешь потом создавать.

– Вы как-то сказали, что в наибольшей степени жизненный материал, связанный с войной, вылился у вас не в военных ролях, а в озвучивании многосерийного документального фильма «Великая Отечественная», созданного многими кинематографистами под руководством Романа Кармена…

– Признаюсь, я никогда до этого не озвучивал роли в фильмах и, более того, считал такую работу не совсем творческой и малоинтересной. Поэтому, когда получил предложение попробоваться на озвучивание этого фильма, то поначалу отказался. К тому же я не считал себя достаточно готовым к такой работе. Меня не уговаривали, но посоветовали, прежде чем отказаться, всё же прийти и посмотреть несколько серий уже сделанного, но пока «немого» фильма. Я согласился, хотя и не верил, что из этого что-то получится. От меня не скрывали, что многие актёры пробовались на озвучивание и «не прошли». Это в какой-то степени меня озадачило и подстегнуло.

Когда начал работать над фильмом, понял: самое важное – передать своё внутреннее отношение к войне, к великой трагедии, к которой она привела народы. Признаюсь, что ни одна работа в театре, в кино, на эстраде не стоила мне стольких нервных затрат, такого напряжения, внутренних волнений, когда голос срывался, ком подступал к горлу, душили слёзы и я уже не мог говорить, ничего не слышал, становился бессильным, и продолжать запись уже было просто невозможно. Такова сила эмоционального воздействия фильма. Мы прерывали работу на какое-то время, я приходил в себя и вновь направлялся к микрофону.

Ни к одному спектаклю, ни к одной роли я не готовился так, как к работе над «Великой Отечественной». В день записи отменял все другие репетиции, съёмки и заранее настраивался на предстоящую работу, требовавшую, помимо огромных нервных затрат, также и немалых физических усилий. Ведь приходилось простаивать у микрофона по многу часов кряду.

«Великая Отечественная» произвела грандиозное впечатление на американцев. Это было похоже на эффект разорвавшейся бомбы. Зарубежная пропаганда приложила немало усилий к тому, чтобы демонстрация картины прошла скромно, незаметно. Она так старалась, чтобы люди не узнали правду о войне. Фильм пошёл по самым непопулярным каналам. Но после первых серий Америка буквально прильнула к телевизорам. Картина прошла с огромным успехом. Через неё американцы узнали о мужестве советских людей, о той цене, которую пришлось заплатить нашему народу за Победу. Конечно, принимали фильм по-разному. В советском посольстве нам рассказывали, что картина как бы разделила людей, по-разному относящихся к России, на два лагеря.

С американской стороны фильм комментировал на английском языке известный актёр Берт Ланкастер. Приехав в нашу страну и всё больше и больше узнавая о «неизвестной» войне, он не мог сдерживать слёз. А потом признался, что многое впервые открылось для него уже в процессе работы над фильмом. А мне тогда подумалось: сколь же велика может быть сила искусства, если оно правдиво пронизано чувством!

– В ваших автобиографических книгах «Счастливые встречи» и «Летят дни за днями» вы вспоминаете многие удивительные жизненные ситуации, интересных людей, которые так или иначе прикоснулись к вашей судьбе…

– Оглядываясь назад, могу сказать, что биография, так, как она сложилась, щедро подавала и подаёт материал для работы, для создания полнокровных, сильных, страстных образов наших современников и героев более отдалённых эпох. Не будь этого духовного багажа, актёрская судьба могла бы сложиться иначе, а возможно, не состоялась бы и вовсе. Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас спросили, хочу ли себе иной судьбы, твёрдо ответил бы – нет!

Да, я всегда играл героев, которым свойственны мужественность, решительность, воля. Человек всегда хочет видеть рядом с собой людей благородных, честных, сильных духом, верных, способных на подлинные человеческие чувства, на совершение поступков, двигающих общество вперёд. И герой, несущий добро и справедливость, способный пробудить спящую совесть, поднять людей на правое дело, вечен, как вечны сами понятия добра и зла.

– В 1980-м на экраны вышли «Петровка, 38» и «Огарёва, 6». Первая картина стала хитом кинопроката – в год премьеры её посмотрели более 50 миллионов зрителей. Эти фильмы, в которых вы сыграли сыщика Владислава Костенко, до сих пор любимы нашими современниками. Работа над образом далась легко?

– Так ведь материал был хороший! Вообще-то, я не в восторге от детективов – как правило, с недоверием к ним отношусь. Но это была добротная литература. Профессионал Юлиан Семёнов написал качественную, на совесть сработанную захватывающую детективную прозу – сегодняшние «страшилки» ни в какое сравнение с ней не идут. Фильм снят коллективом профессионалов. Многие рискованные сцены артисты, и я в том числе, исполняли сами. А эпизод автомобильной погони, когда по сюжету, удирая от оперативников МУРа, бандит Сударь угоняет «Волгу», выбросив из-за баранки её водителя, до сих пор один из самых эффектных в отечественном кинематографе. Саму погоню снимали летом 1979 года в центре Москвы – на Пушкинской площади и Бульварном кольце. Режиссёру не разрешили перекрывать движение в местах съёмок, поэтому снимать пришлось прямо в уличном потоке. Управляли машинами каскадёры. Прохожие в кадре шарахались по-настоящему – никто и не догадывался, что это шли съёмки нового детектива.

– А вы – аккуратный водитель?

– Многолетний опыт безаварийного вождения даёт основание думать именно так. Поэтому желаю работникам Госавтоинспекции таких дисциплинированных водителей, а всем стражам правопорядка – удачи, профессионализма и взаимопонимания с гражданами.

Беседу вёл Николай ТЕРЕЩУК

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 10 ноября 2017 > № 2380870 Василий Лановой


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 6 ноября 2017 > № 2383135 Вадим Дубров

Главный травматолог Москвы: Я почти не знаю операций, которые у нас не могли бы сделать

Хирург в четвертом поколении, главный травматолог Москвы Вадим Дубров — о том, что изменилось в московской травматологии за последние годы, почему врачи хотят работать в столичных больницах и как снизить нагрузку на докторов.

Современное оборудование и методы лечения, опытные специалисты, высокотехнологичные операции — так изменилась московская травматологическая служба. Пациентам бесплатно ставят протезы самого высокого класса, делают томографию и артроскопию, и в травматологических отделениях они проводят вдвое-втрое меньше времени, чем было раньше. О прорыве столичного здравоохранения mos.ru рассказал главный травматолог Москвы Вадим Дубров.

— Как столичная травматологическая служба поменялась в последние годы?

— У нас за последние годы произошел даже не скачок, а большой прыжок. Я в московских больницах работаю 41 год, и мне есть с чем сравнивать. Если посмотреть на то, что у нас есть сейчас, и на то, что когда-то было, — это несравнимые вещи. Когда в 1991 году я возвращался с форума Международного общества травматологов и ортопедов в Давосе (а это травматологическая Мекка, травматологи и ортопеды со всего мира съезжаются туда учиться), я чуть не плакал. Мне было так обидно, что мы еще неизвестно когда до этого всего дойдем. Я себе представить не мог, что пройдет 10–15 лет, и мы, российские врачи, начнем читать лекции в Давосе.

На прошлой неделе у нас прошел курс, который раньше проводили только в Давосе, а теперь он проходит и в России. В нем участвовали и венгры, и голландцы. И если в 1990-х годах у нас на курсе было 80 процентов иностранных преподавателей и 20 процентов из России, то теперь — наоборот, потому что наш уровень очень поднялся.

Сейчас у нас роскошное оснащение, шаг за шагом мы выходим на количество операций, которое принято в других странах. Когда я начинаю рассказывать, что у нас за государственный счет ставят протезы, пластинки или стержни такого класса, наши коллеги за границей удивляются.

Мы думать не думали, например, что у нас будет столько качественных стоек для артроскопии, такое количество компьютерных томографий (КТ) и магнитно-резонансных томографий (МРТ). Когда мы в Москве говорим, что доктор назначил КТ или МРТ и оно будет сделано через четыре-пять дней, потому что нет спешки и можно распределить больных так, чтобы было удобно всем, это правда. У меня есть приятель в Лос-Анджелесе, у которого проблема с коленом. Он состоятельный человек с хорошей страховкой, но ему приходится ждать приема ортопеда три недели, еще три недели — КТ или МРТ.

— Как сейчас в Москве работает система реабилитации после травм?

— Как у нас раньше было? Пациент лежал в отделении, допустим, 14 дней до снятия швов. Если честно, с третьего дня ему хирург не нужен был. А хирургу приходилось учить больного ходить, заниматься с ним лечебной физкультурой, вместо того чтобы идти в операционную.

Теперь мы делаем по-другому. Больных прооперировали, на четвертый-пятый день их переводят в отделение реабилитации, где они проводят все те же 14 дней после операции. Но эти две недели ими занимаются специалисты по лечебной физкультуре, массажисты, физиотерапевты. И в результате в травматолого-ортопедическом отделении больные находятся не 14 дней, а пять. Это значит, что мы можем в три раза больше операций провести.

— Город предлагает мониторить нагрузку врачей, чтобы избавить их от хронических переработок. Что, на ваш взгляд, можно сделать, чтобы у доктора не было избыточной нагрузки?

— Можно сделать так, чтобы у врача была рациональная нагрузка. Каждый должен заниматься своим делом: хирург — оперировать, а реабилитолог — реабилитировать. Когда будет создана логистика управления и оснащения, тогда врачам будет легче.

Формирование госпитальных информационных систем сильно разгрузит нас. Сейчас город развивает систему информатизации здравоохранения. И когда появится городская база всех радиографических снимков, к которой можно обратиться за две минуты, а не бежать в офис организационно-методического отдела включать негатоскоп, конечно, доктору будет легче. Такая система создается.

Более рациональная система управления подразумевает и высокую зарплату. А московские зарплаты реально начали расти. И сегодня они совершенно не сравнимы с зарплатами не только региональных, но и федеральных учреждений. Часть докторов у нас получают зарплату из системы ВМП (высокотехнологичная медицинская помощь. — Прим. mos.ru), часть — за счет тех пациентов, которые обращаются за платными услугами. Причем зарплаты выросли не только у врачей, они и у медсестер увеличиваются. Зарплата операционных сестер приближается к 60–70 тысячам рублей в месяц. Поэтому все очень неплохо, с моей точки зрения.

У нас доктора не уходят почти. Травматологи, ортопеды — чрезвычайно востребованные специалисты. Люди месяцами, иногда годами ищут места. Я много видел хирургов, которые пришли в травматологию, но не видел ни одного травматолога, который бы ушел из травматологии-ортопедии в хирургию.

— Столичные доктора уже получают новый статус «московский врач». Но далеко не все могут пройти экзаменационные испытания. Можно ли сделать их проще?

— Когда мы запустили первый этап проверки — тестирование, примерно из 200 человек, которые участвовали, пройти его не смогли 140. У нас отличные, замечательные врачи. Но для получения звания «Московский врач» была задана очень высокая планка. И когда зашел разговор, что, может, стоит ее снизить, все, кто имел отношение к этой работе, сказали: «Нет, планка должна быть высокой».

Московский врач должен знать, есть ли у его пациента еще какие-то другие заболевания, понимать, как решить проблему с этим заболеванием совместно с иным специалистом. Обязан уметь общаться и находить доступ к мозгу и сердцу всех жителей мегаполиса.

Он должен понимать, как устроена система московского здравоохранения в целом, а не говорить: «Я вас направил к специалисту, и пусть он с вами разбирается». Он должен это знать, чтобы сказать пациенту: «Вы знаете, я советую пойти вот таким-то путем, обратиться в такое-то лечебное учреждение» и так далее.

Тестирование — это только первый этап. Потом врачи сдавали практическую часть, то есть им надо было на муляжах показать, как правильно выполнять то или иное действие или операцию по своей специальности. Потом — собеседование. Все этапы прошли 17 процентов врачей.

— Клинической базой кафедры общей и специализированной хирургии факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова, которой вы заведуете, являются в том числе и отделения больницы № 29 имени Н.Э. Баумана. В ней создают неформальный центр хирургии верхней конечности. Почему он появляется именно в этом учреждении?

— Нельзя быть хорошим доктором во всем. Есть операции, к которым у тебя большая склонность. Например, мы выяснили, что в больнице имени С.С. Юдина есть люди, которые блестяще проводят сложные операции на стопах. Нельзя все больницы сделать ориентированными на стопу, но почему бы не сделать такую, которая стала бы экспертной?

То есть мы не станем для каждой из больниц покупать дорогостоящее оборудование, которое будет использоваться раз в году. Мы лучше соберем больных там, где есть хорошо наученные врачи-эксперты, доктора, правильное оснащение, и все это будет высококлассным. Неформальный центр стопы в больнице имени С.С. Юдина, куда мы направляем наиболее сложных больных, проводит 400 высокотехнологичных операций в год только на стопе.

Вот такой же центр хирургии верхней конечности мы создаем в больнице № 29 имени Н.Э. Баумана. В этой больнице есть отделение хирургии кисти. Пусть здесь врачи занимаются повреждениями и заболеваниями этой относительно небольшой области, но они будут в этом лучшими.

А рядом расположенное травматолого-ортопедическое отделение будет заниматься предплечьем, плечом, локтем. В центре будут применяться все самые современные технологии — от артроскопии и эндопротезирования до микрохирургии. А если поступит больной с каким-либо осложнением, помощь ему можно будет оказать в отделении гнойной хирургии, имеющем специализированный опыт работы именно с верхней конечностью.

— Смогут ли в ГКБ № 29 выполнять операции, которые раньше делали только за границей?

— В нашей профессии я почти не знаю операций, которые в Москве не могли бы сделать. Мы можем все на сегодняшний день. А количество ревизий, которые мы сейчас выполняем после зарубежных операций, невероятно. Я несколько дней назад смотрел девочку из одной очень известной сборной, которая оперировалась два месяца назад в Германии, а сейчас мы ее лечим. Я оперировал игрока из «Зенита» три месяца назад, который за месяц до этого был прооперирован в Финляндии, но все развалилось. Мы все переделали, и он уже начал тренироваться.

— Новое оборудование, которое получит больница, позволит сократить сроки пребывания в больнице?

— Безусловно, эти сроки сокращают новые технологии. Кто сейчас будет оперировать коленный сустав без артроскопии? Сейчас уже существуют комплексы для артроскопии и лучезапястного, и плечевого, и локтевого суставов. Кто 10 лет назад думал, что перелом лучевой кости в типичном месте нужно оперировать? Классическая схема — это 8–10 недель в гипсовой повязке, потом реабилитация. А мы сейчас такие переломы оперируем. Например, мой приятель получил перелом дистального метаэпифиза лучевой кости. Мы его прооперировали, и он сам стал проводить операции уже на шестой день после нашего вмешательства.

Никто не хочет долго лежать в больнице, поэтому в московских клиниках созданы стационары кратковременного пребывания, чтобы пациент мог находиться в больнице буквально один день.

— У вас есть несколько патентов на изобретения. Что это за работы?

— Их, по-моему, 11. Я горжусь тем, что моя первая печатная работа была авторским свидетельством. То есть я не статью успел написать, а получил авторское свидетельство на способ диагностики забрюшинной гематомы у больных с переломами таза, основанный на степени смещения мочевого пузыря.

Авторское свидетельство, скорее, тешит сердце: ты был в чем-то первым. В медицине понятия «роялти» нет. И это хорошо, потому что, если кто-то за знание должен будет заплатить, то с целью экономии средств он может этой новацией не воспользоваться.

— Вы врач в пятом поколении, профессор и хирург — в четвертом. Вы сразу решили идти в эту профессию?

— Я оканчивал химико-математическую школу, поэтому у меня были какие-то сомнения, но довольно быстро они развеялись.

— Почему именно травматология?

— С одной стороны, если следовать почти официальной версии, мой дед (профессор Яков Григорьевич Дубров. — Прим. mos.ru.) — один из создателей этой специальности, отец (профессор Эрик Яковлевич Дубров. — Прим. mos.ru.) докторскую защищал как травматолог-ортопед. С другой стороны, темперамент. Я всю жизнь шутил: сделав операцию на органах брюшной полости, потом всю жизнь можете мучиться неизвестностью: чем все это закончится. А здесь все проще: ты сшил сухожилия и видишь, что пациент на следующий день после операции может двигать пальцем.

Но это шутки, а на самом деле в этой работе много разнообразия. Я всю жизнь интересовался сочетанной травмой. И травмы, и пациенты разные. Нам удалось выстроить систему помощи больным, которые одновременно нуждаются в знаниях нейрохирургов, хирургов, травматологов-ортопедов, терапевтов. И нередко травматолог-ортопед должен стоять во главе этой команды.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 6 ноября 2017 > № 2383135 Вадим Дубров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 4 ноября 2017 > № 2381728 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на церемонии вручения медали Пушкина иностранным гражданам, Москва, 4 ноября 2017 года

Здравствуйте, с вашего разрешения скажу несколько слов.

Прежде всего, мы очень рады, что сегодня, в день нашего государственного праздника - Дня народного единства мы имеем возможность вручить медали Пушкина людям, посвятившим огромную часть своей жизни продвижению дружбы между нашими народами, русского языка, культуры и помогали взаимообогащению обществ, которые вы представляете.

Хотел бы сказать несколько слов о каждом из вас. Начну с госпожи Нгуен Тует Минь, которая стояла у истоков преподавания русского языка во Вьетнаме. Без малого шестьдесят лет Вы воспитываете плеяду талантливых русистов, филологов, которые также занимаются переводом и педагогикой. Вы автор многих фундаментальных исследований. Вашей заслугой также является то, что Вы автор вьетнамско-русских и русско-вьетнамских словарей, без которых было бы трудно работать. Нам очень приятно, что Вы продолжаете трудиться по линии Российского центра науки и культуры в Ханое, Фонда «Русский мир», действующего при Международном институте Ханойского государственного университета.

Господин Наджам Сахар Батт - человек, который помимо своей основной, очень благородной специальности, вносит огромный вклад в популяризацию российской культуры, обеспечивая высококлассные переводы наших классиков, включая Николая Васильевича Гоголя, Федора Михайловича Достоевского, Михаила Александровича Булгакова. Мы действительно очень ценим то, что Вы давно, еще в 1998 году, основали Лахорскую ассоциацию выпускников советских и российских вузов. Совсем недавно обратили внимание на Ваш очередной перевод книги «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным».

Господин Аттила Виднянски вносит очень большой вклад в популяризацию русской литературы, знакомит венгерских зрителей с богатейшим культурным наследием нашей страны. Мы также ценим, что благодаря Вашим усилиям удалось возобновить связи между российскими и венгерскими театрами. Прошли обмены по линии театральных вузов двух государств.

Наконец, Валерий Артамонович Третьяков, основатель и главный редактор «Литовского курьера» - одного из крупнейших русскоязычных изданий Литвы, которое самим своим существованием не только продвигает русский язык и культуру, но и вносит вклад в наши общие усилия по утверждению наших нравственных устоев, которые очень ценны для наших обществ. Мы также очень ценим Ваш вклад в отстаивание прав российских соотечественников, в противодействие фальсификации истории.

Дорогие друзья,

Я думаю, что нет нужды подробно говорить о том, насколько в сегодняшнем мире важны человеческие контакты, способность всех нас абстрагироваться от идеологизированных подходов. Особенно это важно для тех, что занимается политикой, в том числе внутренней и внешней. Не всегда это получается у официальных деятелей. Именно поэтому мы очень ценим народную дипломатию, вклад тех, кто так же, как и вы, работает над развитием наших дружественных отношений с соответствующими странами. Это вклад действительно можно называть народной дипломатией, можно просто межчеловеческим общением и желанием лучше узнать и понять друг друга и развивать отношения, которые будут в интересах всех нас.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 4 ноября 2017 > № 2381728 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Химпром. СМИ, ИТ > rusnano.com, 3 ноября 2017 > № 2375779 Михаил Смирнов

Гендиректор ОМЗ Михаил Смирнов рассказал о сотрудничестве «Объединенных машиностроительных заводов» с «Роскосмосом» и РОСНАНО.

Генеральный директор «Объединенных машиностроительных заводов» Михаил Смирнов в интервью «Интерфаксу» рассказал, как проектный институт создает добавленную стоимость для машиностроительного холдинга; как импортируются и адаптируются технологии и бизнес-практики и как создается репутация EPC-подрядчика. Разговор состоялся по дороге на космодром Куру во Французской Гвиане, который является одним из адресов поставки продукции ОМЗ.

— «Газпром» уже несколько лет пытается выбрать поставщика технологий и оборудования выделения гелия для Чаянды или Ковыкты. Каковы шансы ОМЗ участвовать в проектах?

— Мы участвуем в данном проекте совместно с компанией РОСНАНО.

Реализовав проект НИОКР, мы разработали свою собственную технологию производства половолоконных мембран: приобрели лабораторную установку, на ее базе получили и волокно и необходимое покрытие с требуемыми параметрами по проницаемости, провели испытания. Вышли на возможность промышленного производства изделий. Но отсутствие референций не дает гарантий того, что ты войдешь в первый тендер, а следующих тендеров никто не обещает.

Анализируя развитие рынка мембранных элементов, мы продолжали смотреть, какие технологии доступны и экономически целесообразны. Вышли на компанию UOP Honeywell. Она обладает технологией рулонных мембран, которые используются как в водоподготовке, так и в газоразделении. Они единственные в мире, кому удалось добиться высочайших результатов при выделении именно гелиевого концентрата. Проверенная технология с многочисленными случаями внедрения, хорошо себя зарекомендовавшая и надежная.

Далее в своем кругу партнеров по интересным НИРам и НИОКРам мы вспомнили, что у РОСНАНО, с которой мы периодически сотрудничаем по научным разработкам, в портфеле был завод во Владимире по производству рулонных мембран для водоподготовки. И за 10 минут родилось предположение, что надо туда съездить посмотреть и решить, а нельзя ли там на готовом производстве из материала, подобного UOP, изготавливать мембраны для газоразделения.

Позвонили в UOP. На 100-летнем юбилее компании пообщались с приехавшим из США руководством, сказали, что они не потеряют ничего либо получат возможность продвинуть свой продукт в России, если согласятся с нами и РОСНАНО пообщаться на тему возможной локализации их технологии на готовом российском производстве.

Они заинтересовались, прислали специалистов, съездили на завод РОСНАНО, подтвердили, что завод укомплектован всем необходимым оборудованием. И через несколько месяцев была технологически подтверждена возможность создания мембранного картриджа, были изготовлены первые образцы, которые успешно прошли испытания, проводимые «Газпромом» на Ковыктинском месторождении: мембранные картриджи UOP, изготовленные на заводе РОСНАНО, установленные на мембранной установке ОМЗ. В итоге сложился документально зафиксированный консорциум UOP как владельца технологий, РОСНАНО как оператора и ОМЗ как изготовителя мембранных установок. И этот консорциум сейчас готов к участию в тендере.

— А «Газпром» готов допустить вас к конкурсу?

— Технические задания на тендер в предыдущей версии исключали использование рулонных мембран. Это, на наш взгляд, абсолютно необоснованно. Позднее были редакции технического задания, которые не фиксировали это требование. К настоящему моменту ситуация находится в неопределенности. В распоряжении нашего консорциума имеются готовые решения, производимые в России. При необходимости в России можно воспроизвести весь цикл производства, в том числе самого материала, из которого изготавливается мембранный картридж.

В принципе мы готовы к участию в тендере. Слово за заказчиком, какое решение он примет относительно формулирования технического задания для конкурса. Если они отойдут от требований исключительного использования только половолокна, то я думаю, у нас очень хорошие шансы, потому что решение по цене и надежности очень конкурентоспособно.

Проблема заказчика в том, что, создав технологический процесс по выделению гелиевого концентрата, ты можешь остаться зависим от конкретного зарубежного производителя. И каковы твои шансы в перспективе от этой зависимости избавиться, пусть даже если тебе потребуется за это платить? Только вариант UOP / РОСНАНО / ОМЗ является немедленно воспроизводимым в России. Запуск ключевой стадии — изготовления полотна — решается в течение нескольких месяцев при необходимости. Остальные варианты такой возможности не предоставляют.

Россия. ЦФО > Химпром. СМИ, ИТ > rusnano.com, 3 ноября 2017 > № 2375779 Михаил Смирнов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 1 ноября 2017 > № 2372542 Юрий Лужков

При Лужкове такого не было. Бывший мэр Москвы рассказал Forbes о парке Зарядье и переселении москвичей

Михал Муравски

антрополог архитектуры

Архитектурный антрополог и исследователь урбанистики Михал Муравски поговорил с Юрием Лужковым о его наследии, парке Зарядье, построенном рядом с Кремлем, и программе массовой реновации, запущенной нынешним мэром Сергеем Собяниным

В мае 2017 года я пригласил Юрия Михайловича Лужкова — противоречивого и харизматичного мэра, руководившего Москвой на протяжении почти всего постсоветского периода вплоть до снятия с должности Дмитрием Медведевым в 2010 году, — прочитать лекцию в центре русской культуры «Пушкин-хаус» в Лондоне. Его персонал выделил на лекцию 45 минут, однако Юрий Михайлович разговаривал с аудиторией почти 3 часа.

Потом он был вынужден позировать для бесконечной серии селфи со своими почитателями. «Можно снять фото с вами?» — спросил кто-то. Лужков ответил шуткой: «Слишком поздно, Медведев меня уже снял».

Давно задокументирована любовь Юрия Михайловича к острым выражениям и анекдотам, а также склонность к неустанной демонстрации разносторонней эрудиции — столь же многослойной, густой и постмодернистской, как и так называемый лужковский стиль в архитектуре, с которым период его службы часто идентифицируется и который, как утверждал Лужков в своей лекции, является выдумкой его критиков.

Пару месяцев спустя Юрий Михайлович согласился встретиться в Москве и подробнее обсудить некоторые из тем лекции — и, как я надеялся, сделать это более откровенно. Мы встретились в его причудливо обставленном офисе в центре Москвы и проговорили почти два часа: о прошлой и нынешней программах реновации, о разнице между хрущевкой, «лужковкой» и «собянинкой», но более подробно — об истории и будущем Москвы, успехе, неудаче, городских мифах и лидерстве.

В частности, Лужков обрисовал живую картину того, как все эти темы сошлись в самом сердце старой Москвы — примыкающем к Кремлю Зарядье, где некогда, до сноса по приказу Лужкова в 2006 году, стояла исполинская гостиница «Россия» и где сегодня расположен открывшийся 9 сентября парк Зарядье — флагманский проект мэрства Собянина и президентства Путина; в месте, с которым были связаны собственные грандиозные и нереализованные архитектурные амбиции Юрия Михайловича.

Зарядье и снос гостиницы «Россия»

После Второй мировой войны появились планы застройки Зарядья административным зданием, которое стало бы доминантой всего района, так и не построенной сталинской высоткой, предполагаемой восьмой для московских «семи сестер». Планы ее строительства были отменены в 1954 году. Архитектор Дмитрий Чечулин трансформировал вертикальный проект в горизонтальный — в гостиницу «Россия» на 3000 номеров, построенную на фундаменте высотки в 1964-1967 годах. «Россия» строилась в первую очередь для того, чтобы вместить делегатов Всесоюзного съезда коммунистической партии, проводимого во Дворце съездов — позднемодернистском комплексе, возведенном среди древних зданий Кремля по инициативе Хрущева в 1961 году.

Лужков снес «Россию» в 2006 году, чтобы освободить площадку для проекта, предусматривающего строительство гостиниц, культурно-развлекательных объектов, общественных пространств, разработанного командой российских и иностранных архитекторов во главе с Норманом Фостером. Этот низкоэтажный проект был призван возродить часть лабиринтообразного старого Зарядья, того, каким этот район был до сноса в 1930-1950-х.

«Неуправляемая Россия»

Юрий Лужков: «В 1960-е была создана гостиница, которая изначально была неуправляемой. Она была на тот момент самой крупной гостиницей в мире — более трех тысяч номеров на пять с лишним тысяч гостей. Грандиозное количество помещений — прачечных, магазинов, ресторанов — система и структура оказались неуправляемыми.

Итак, первое: полный дискомфорт использования как гостиницы. Там по существу в новые времена оказалось осиное гнездо из криминала, проституток и так далее. И, конечно, главное — полное искажение исторического облика, над которым мы тогда уже начали активно работать.

Когда усилился голос и влияние людей, которые боролись за сохранение исторического наследия и облика города, комитет архитектуры разработал список объектов, искажающих исторический облик столицы. Эта гостиница попала в перечень под номером два. Тогда я принял решение «переосмыслить» гостиницу «Россия» как архитектурный и коммерческий проект.

В данной ситуации Лужков, скандально известный сносом огромного числа исторических построек за период правления, предстает защитником московского исторического городского ландшафта, выступает в роли скромного законотворца и строителя, чья воля всегда была подчинена решениям его архитектурных консультационных советов.

О необходимости сноса гостиницы говорили большинство архитекторов и планировщиков Москвы того времени. Я в этом плане никогда не считал себя достаточно грамотным, компетентным и вообще знатоком истории. Я внимал тому, что рекомендовал архитектурный совет. И снос гостиницы «Россия» — это было предложение архитектурного совета, предложение защитников нашей архитектурной среды».

Лужков также рассказал историю о спуске под землю в систему каналов, в которую была убрана река Неглинка, которая, как он заявляет, населена гигантскими белыми тараканами.

Юрий Лужков: «Я ходил по этой Неглинке в современные времена. Это труба большого диаметра, и она имеет и старинные, и современные элементы... Меня удивило то, что в этой реке на маленьких таких помостах, по которым можно было передвигаться, жили грандиозные тараканы. Размер этих тараканов был примерно 10 см, и они были не коричневого цвета, а почти белые. Почему? Потому что в этом тоннеле нет солнечного света, он темный, посередине течет Неглинка, причем так бурно, что мне пришлось держаться за канаты, чтобы этот поток не снес меня. Еще меня поразило, что эти тараканы, когда я хотел поймать одного, как кузнечики прыгали в воду, плыли по течению и выбирались на мостки в другом месте».

«Меня удивило, что в Неглинке на маленьких таких помостах жили грандиозные тараканы белого цвета»

___

Юрий Лужков

Планы Лужкова

Юрий Лужков: «Одновременно со сносом гостиницы мы решили восстановить этот исторический микрорайон, Зарядье, в том облике, который соответствовал облику старой Москвы. Cделать его одновременно и обитаемым, и объектом, где можно отдохнуть: послушать концерты, посмотреть выступления, хорошо поесть. И самое главное: мы решили сделать проект, который полностью повторял бы старое Зарядье под землей. Мы предложили Норману Фостеру сделать такой проект. Он взялся за работу и подготовил первый проект, который был радикально отвергнут архитектурным советом и той общественностью, что защищала историческое наследие города.

Притом, что Норман Фостер — великий архитектор и я к нему отношусь очень уважительно, он, видимо, тогда не очень прочувствовал архитектурный дух Москвы. Тогда я и предложил создать группу: Норман Фостер и несколько наших архитекторов, которые хорошо чувствуют историю, нюансы исторической застройки. Москва имеет свои особенности, несмотря на то, сколько в ее архитектуре и итальянского, и французского… Да и современного: сейчас, вот скажем, московский Сити — это, на мой взгляд, буйство современной архитектуры вплоть до неразумного.

Нужно сказать, что эта группа во главе с Норманом Фостером и при его непосредственном участии разработала проект, который по существу абсолютно согласовывался с архитектурой города, причем архитектурой не современной, а традиционной — конца XIX — начала XX столетия. И в этом проекте было все: начиная с нескольких гостиниц, но совершенно другого плана — гостиниц, которые должны были быть комфортными для людей, гостиниц разных типов, разных ценовых категорий, на разный вкус.

В проекте было несколько концертных залов, которые также должны были быть предназначены для разных направлений музыки, начиная с серьезных опер и камерной музыкой и заканчивая современным эстрадным направлением.

Было предусмотрено большое количество зелени, лучевая структура — один из лучей выходил на Кремль, другой — на высотку на Котельнической набережной, третий имел вид на ХХС. То есть находясь на перекрестье этих лучей можно было видеть и Котельники, и Кремль, и храм Христа Спасителя. Это был уникальный и красивейший проект с двухэтажным подземным пространством, которое точно повторяло старое Зарядье.

Проект был одобрен не только архитектурным советом города, но и общественным архитектурным советом и даже таким борцом за традиционную Москву и архитектуру, как Алексей Комеч (искусствовед и архитектурный критик (1936-2007). — Forbes). Я рассчитывал все работы, в том числе по исторической подземной части, закончить за три года с открытием всего этого комплекса — без вопросов».

Суды и остановка проекта

Юрий Лужков: «Много лет это место пустовало, поскольку Зарядье оказалось сверхлакомым кусочком для определенных структур, которые хотели получить свои доли и, по сути, остановили всю работу. Это были структуры, близкие к органам государственной власти того периода, в частности к Министерству финансов. Возникло противостояние, судебные процессы, которые на целый ряд лет сделали строительство невозможным. Строительство можно было бы начинать только тогда, когда споры вокруг этого самого места были бы закончены.

В итоге после моей отставки было внесено предложение, меня ошеломившее: сделать там парк, но не создавать ничего градостроительного. Я думаю, что решение, которое было принято, странное с точки зрения развития архитектуры города. Я не думаю, что в Москве все в восторге от решения создать там островок зелени, что это правильный подход к тому, чтобы развивать архитектуру города, которая бы нравилась людям и, главное, была бы им полезна.

Разработанный в те времена проект был одобрен и утвержден и правительством Москвы, и архитектурным советом».

О пятиэтажках и реновации

Сегодня Москва начинает свой самый амбициозный проект по реновации жилья за последние полвека, который вызвал сильную волну протестов у жителей города. Лужков рассказывает о своем опыте сноса пятиэтажек и переселении из них семей. В 1999 году была принята лужковская программа реновации, которая подразумевала расселение и снос ветхих пятиэтажек по сериям. В программу попадали 1722 панельных дома, построенных в конце 1950-х — начале 1960-х годов общей площадью 6 млн кв. м. К лету 2017 году, по этой программе оставалось расселить 52 дома.

Юрий Лужков: «О реновации говорится много. Уже много копий сломано. Я в свое время занимался переселением горожан из аварийных домов, сносил пятиэтажки, строил на их месте добротные капитальные дома, детские сады. Квартир в новых домах больше, больше и количество семей, в них живущех. Строили школы. Это было выгодно городу, это было выгодно людям, которых я переселял в те же районы. Была цель не заработать на этом, это была очередная социальная программа, которую я делал для москвичей. И решая эту задачу, я переселил 160 тысяч семей. Примерно четверть пятиэтажек я снес, и не было ни одного возражения. Не было никаких дополнительных законов Государственной думы. Это делалось для людей.

«Мы часто ругаем тех, кто был в прошлом... Но что сегодня строится на месте сносимых домов? Такие же панельные дома»

___

Юрий Лужков

Хрущев строил пятиэтажки наспех, в период страшнейшего жилищного кризиса. Они прожили 25-40 лет и стали непригодными для жилья во всех отношениях: не только потому, что в них были маленькие кухня, туалет и так далее, а потому, что в российских условиях нормально отопить эту пятиэтажку невозможно. Огромный объем нефти и газа нужно тратить.

Мы часто ругаем тех, кто был в прошлом… Но что сегодня строится на месте сносимых домов? Такие же панельные дома, только чуть улучшенные и более этажные. Конечно, я тоже строил панельные дома. Но если мы хотим, чтобы Россия продолжалась, нам нужно все делать основательно.

Должны быть приняты на государственном уровне не только законы о норме переселения, норме предоставления жилья и так далее. Должны быть приняты на государственном уровне решения о качестве нового жилья, которое должно отвечать не только современным требованиям по теплозащите, но и долговечности эксплуатации. Эти решения так и не приняты. Причина в том, что от квадратного метра крупнопанельного жилья можно получить больше прибыли, чем, например, от монолита».

Называйте этот анализ как хотите — марксистским, ленинским, сталинским, польским. Логика является главной в этом анализе.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 1 ноября 2017 > № 2372542 Юрий Лужков


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 27 октября 2017 > № 2369319 Вера Чупова

Лучшие из «золотого» состава.

Рассказывает Вера ЧУПОВА. В редакции журнала «Советская милиция» – с 1978 года. Работала младшим редактором, заведующей редакцией, начальником общего отдела, заведующей канцелярией. Сегодня – старший инспектор отделения делопроизводства и режима ФКУ «Объединённая редакция МВД России».

Первый в моей жизни визит в МВД на улицу Огарева, 6, в 1978 году заставил поволноваться. Мне тогда казалось, что иду в «чистилище» и даже закрадывались сомнения: подхожу ли я для работы в таком серьёзном ведомстве. Таково было в то время моё представление о людях, работающих в правоохранительных органах. Тогда я ещё не знала, что некоторые из них станут не просто моими коллегами, но и хорошими друзьями.

На новом месте – в журнале «Советская милиция» – всё было непривычно: рабочий день «от» и «до», строго час на обед. Всё лаконично, сдержанно, без обычного журналистского балагурства. Ещё долгое время ловила себя на слове, говоря: «А у нас в «Юном натуралисте»…». Душой и сердцем была пока там, в нашей маленькой, уютной редакции из 12 человек, где работала раньше. Но шло время, я потихоньку привыкала к новым условиям. И однажды, придя в свой кабинет, вдруг отчётливо поняла: это теперь мой дом. И я, младший редактор, – полноправный член мощного редакционного коллектива «Советской милиции». Сразу всё стало на свои места, я начала двигаться вперёд, без оглядки на прошлое.

Коллектив был довольно большой – около 50 сотрудников. Когда в мой первый рабочий день главный редактор журнала Николай Иванович Ветров провёл меня по всем кабинетам и познакомил с людьми, я была в лёгкой панике: мне казалось, что никогда их всех не запомню.

Наш главный был требовательным руководителем. Сам будучи профессионалом высшей пробы, знал цену каждому. Многие офицеры его побаивались. В редакции царили строжайшая дисциплина и порядок, ему было до всего дело, вплоть до состояния холодильника. Он был справедлив, выговаривал за проступки, не унижая, а хвалил искренне, от души. Ему удалось создать крепкий, здоровый коллектив единомышленников, где каждый чувствовал себя частью большого целого.

Николай Иванович в то время готовил докторскую диссертацию и успешно защитил её. Это событие праздновали всем коллективом, но оно же имело печальные последствия для нас: вскоре Ветров ушёл на преподавательскую работу и возглавил кафедру уголовного права в юридическом институте МВД, где и служил до последних дней жизни. Связь с редакцией он не прерывал и, наверное, не только потому, что жил на одной с редакцией улице: этого, как он признавался, требовала его беспокойная душа.

А как не вспомнить наших ветеранов, которые окружали заботой и вниманием и новичков, и молодых сотрудников! Одна из них – Новелла Искрина. Поначалу я её побаивалась – такая строгая, немногословная. И вот на одном из редакционных вечеров Новелла Анатольевна читает стихи-посвящение одному из наших сотрудников. И какие стихи! Лёд растаял, мы подружились. Могу утверждать, что встретить такого бескорыстного, честного, талантливого человека – большое счастье для каждого. Она обладала непререкаемым авторитетом не только в редакции, но и в министерстве. С её словом и мнением считались все – от рядовых журналистов до генералов. Оставаясь при этом скромнейшим человеком, она искренне радовалась успехам других.

В первый день Ветров меня предупредил, что в кабинете я буду сидеть не одна, а с заведующей редакцией Лидией Алексеевой. И осторожно намекнул, что человек она не простой. Действительно, до самого обеденного перерыва мы молчали. Я не позаботилась о еде, и моя новая напарница, заметив это, молча положила передо мной бутерброд. Этот простой жест внимания подкупил меня, и стало понятно, что человек она добрый, а строгость – напускная. Так оно и оказалось.

Через год после меня в отделе писем редакции появилась Лидия Королёва. Она была первым неравнодушным читателем всей приходившей корреспонденции. И от её внимательного и чуткого взгляда на читательскую проблему зависело очень многое. Писем приходило огромное количество, в каждом – чья-то жизнь, просьба помочь. Ни одно не оставалось без ответа: все расписывались по отделам, а некоторые становились поводом для командировок, статьи из которых публиковались под рубрикой, которая так и называлась – «Письмо позвало в дорогу».

С Лидией Королёвой и с некоторыми коллегами из того «золотого» состава мы дружим и до сегодняшнего дня: с художником Евгением Спиридоновым, журналистами Виктором Лыковым, Ларисой Асауловой, Вячеславом Таранченковым…

Прошло почти сорок лет, как я работаю в редакции. За это время она меняла названия, приходили и уходили люди. Некоторые появились и исчезли, не затронув души, но большинство были многогранными личностями и талантливыми людьми, оставившими яркий свет в моей жизни. Я благодарна им за то, что рядом с ними эти годы были прожиты полно и интересно, а дух творчества, товарищества, взаимопонимания и выручки, царящий в редакции, позволял смотреть на жизнь с оптимизмом.

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 27 октября 2017 > № 2369319 Вера Чупова


Россия. ЦФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 25 октября 2017 > № 2463599 Александр Левинтов

С 1 ноября в Москве открывается университет для пенсионеров

Наш корреспондент Веста Боровикова встретилась с автором проекта «Серебряный университет» Александром Левинтовым и узнала подробности проекта

Идея Long Life Education, «Образование в течение всей жизни», сегодня одна из самых обсуждаемых в мире. По охвату пенсионеров образованием мы, увы, далеко не на первых ролях: по численности населения Китай опережает нас в 15 раз, а по числу пенсионеров, получающих образование – в сорок. В Москве эту идею развил преподаватель Московского Городского Педагогического Университета, кандидат географических наук Александр Левинтов. Именно он предложил открыть «Серебряный университет» для пенсионеров.

- Как родилась идея создания университета для пожилых людей?

- Когда мне исполнилось 70 лет, я задумался о том, что дальше. И самое важное, что мне показалось в моих первых размышлениях, это то, что человечество теряет огромный профессиональный, социальный и нравственный потенциал, отпуская людей из этой жизни, не получив их наследия, которое никак не оформляется. Люди уходят, поколение за поколением. И это касается не только сегодняшнего дня, а всей истории человечества. Мы знаем из античности, может быть, всего несколько сот человек.

- Оставим античность. Мы могли бы знать хотя бы мемуары своей семьи. А их нет…

- А их нет. Люди уходят молча. Когда корова не додоена, она мычит от боли. И люди страдают от того, что они так и не высказались. А для этого у них нет пространства.

- Это пространство надо создать. Университет государственный?

- Нет. Этот университет будет существовать на деньги московского департамента соцзащиты, стало быть, на наши пенсионные отчисления. Мы, москвичи и наш город оплатили себе эту возможность, а вовсе не государство. Государство занимается своими делами. Вот что мы сами для себя сделаем, то и будет.

- А в каком статусе в этом университете находитесь Вы?

- Я хотел бы оставаться рядовым преподавателем. Мне будет интересно участвовать в собственном проекте. Буду преподавать историю Москвы.

- Студенты не будут оплачивать свое обучение?

- Совершенно бесплатным будет обучение на курсах, связанных с финансовой безопасностью, лингвистические, коммуникационные, все, что касаются здоровья. Сегодня все курсы и программы бесплатны, но в будущем, возможно, будут и платные курсы.

- Вот люди придут, пройдут обучение. Будут общаться, активно социально реализовываться в течение семестра, пока длится курс. Получат сертификаты. А потом куда? Обратно, в одиночество боли?

- Нет, паллиатив такой: закончил один курс, берешь следующий. Почему этот паллиатив плох? Жизнь пенсионера очень короткая. Исходя из этого, я предлагал, что человек может взять сразу хоть пять курсов, это же университет. В дальнейшем, я думаю, мы это преодолеем.

- То есть двери университета для пенсионера-выпускника остаются открыты?

- Да. И уже с января, со второго семестра, было бы неплохо, чтобы пенсионер мог брать себе не один курс, а несколько. Плюс столько бесплатных мастер-классов, сколько он хочет. Столько, сколько нужно ему, чтобы начать поиск смысла своей жизни. У людей давно утеряны смыслы жизни, их поставили в ситуацию доживания, а университет позволяет им задать новые смыслы своему существованию.

-Вопрос «не поздно ли?» уместен?

-Это никогда не поздно. Более того, я считаю, старые люди – подлинная элита общества. Ведь элита – это те, кто задает смыслы бытия. Старики более всех других озабочены этим вопросом.

- А какое-то более практическое применение знаний, полученных в университете, кроме поиска смысла бытия, возможно? Например, устройство на работу?

- Да. У нас пять рабочих специальностей можно получить, например, специальность няни, мастера по изготовлению кукол или зеленого дизайнера. И сертификат позволит трудоустроится. Но таким специальностям нужно будет учиться не 2-3 месяца, как по большинству программ, где курс предусматривает от 24 до 36 часов, а дольше, нужно будет пройти 160 часов обучения.

- Какие еще курсы в университете есть?

- У нас пять факультетов. Коммуникаций, искусств и ремесел, оздоровительный, например. Учат всему, даже искусству танцевать.

- Как можно записаться на курсы?

- Запись уже закончилась на первый семестр. У нас было 2600 мест, было сразу подано 4000 заявлений. В первые дни мы получали по сто заявлений в час. Теперь нужно записываться в конце декабря, когда откроется запись на второй семестр. Записаться можно либо на сайте соцзащиты, либо на сайте МГПУ. Мы вдвое увеличиваем количество студенческих мест.

- Видимо, нужен людям такой университет...

- Да, люди обижаются даже, что мы записываем пока только на одни курсы, а они хотели бы на несколько. Но мы это будем исправлять.

- А будет удобно студентам ездить на занятия со всех концов Москвы?

- Да. У нас сорок площадок по Москве. Студент сам будет выбирать, на каких площадках он будет учиться, также, как сам будет выбирать и программу, и курс. Можно будет учиться рядом с домом.

- А время?

- В основном, вечернее. Занятия будут длиться 3 часа в день. Преподавателям мы рекомендуем больше шутить, чтобы люди смеялись, проводить занятия в неформальной обстановке, в свободной манере, и никого не хвалить и не ругать публично.

- А чаепития, которые так любят пенсионеры?

- Не возбраняются.

- Вы будете выгонять прогульщиков?

- Соцзащита требует, чтобы мы все это фиксировали. Но вы знаете, у пенсионеров всегда очень веские поводы пропустить занятия. Они связаны со здоровьем. Мы все это понимаем. Я не сторонник санкций.

Россия. ЦФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 25 октября 2017 > № 2463599 Александр Левинтов


Казахстан. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > newskaz.ru, 24 октября 2017 > № 2360602 Александр Сидорович

Директор филиала МГУ в Казахстане: о казахском, русском и латинице

Казахстан и Россия отмечают 25-летие установления дипломатических отношений, и за это время две страны смогли наладить принципиально новые качественные связи. Одним из самых успешных путей сотрудничества стала наука и образование. Примером служит Казахстанский филиал МГУ, который действует уже 17 лет

Ирина Семибратова

Корреспондент Sputnik Казахстан побеседовал с директором Казахстанского филиала Московского государственного университета в Казахстане Александром Сидоровичем *, доктором экономических наук, заслуженным профессором МГУ, который руководит филиалом одного из лучших университетов мира в Казахстане с момента его основания. В интервью он рассказал, как университету удается балансировать на грани науки и политики, каков его взгляд на отношения казахского и русского языков и какую роль играют лидеры двух стран в жизни университета.

- Александр Владимирович, вы руководили процессом создания филиала МГУ с момента зарождения самой идеи. Инициатива приглашения Московского университета в Казахстан принадлежала Нурсултану Назарбаеву и решалась на уровне президентов двух стран. Объясните, пожалуйста, почему возникла такая идея создания филиала российского вуза в Казахстане?

Идея филиала в Казахстане находится в русле общей политики Назарбаева по созданию образованной нации. Это коренной принцип, на котором строилась его политика с самого начала, − что Казахстан должен принадлежать к странам с самой высокой образованностью. Учитывая огромный авторитет МГУ, Назарбаев обратил свое внимание на наш университет, и на образовательном пространстве возникла идея пригласить МГУ в Казахстан. Эта идея окончательно оформилась во время первого государственного визита Владимира Путина в Казахстан, когда был подписан протокол о создании филиала. Таким образом, филиал создан по инициативе президента Казахстана при полном содействии Владимира Путина. В этом процессе активно участвовали тогдашние министр образования Крымбек Кушербаев и посол Казахстана в России Таир Мансуров. Вот такая краткая история.

Второй момент – он не столь известен: создание филиала рассматривалось на базе Евразийского национального университета как способ повышения статуса и уровня последнего. Это позволяло усилить обмен учеными, преподавателями, студентами, дать образец того учебного заведения, на которое нужно равняться.

- Почему было уделено столько внимания именно МГУ? Ведь, во-первых, в мире много других престижных университетов, а, во-вторых, есть программа "Болашак", которая также позволяет казахстанским студентам учиться в Москве.

Цели программы "Болашак" несколько другие. А цели Московского университета – это системная подготовка на всех уровнях по базовым направлениям, которые максимально приближены к реальностям Казахстана.

Филиал ведь имеет огромное преимущество по сравнению с другими программами, потому что он воспитывает людей, которые все время остаются казахстанцами. Они фактически не уезжают из страны. Сюда приезжают читать лекции преподаватели из МГУ. В Москве они руководят нашими студентами, и тематика научных работ тоже привязана к жизни Казахстана. Человек, который не был в Казахстане, и не знает, что это за страна, никогда не сможет обучить студентов таким образом, как мы обучаем в филиале. Поэтому идея создания филиала в этом смысле не просто оправданная, она безальтернативная.

Второе – когда студент уезжает за рубеж на четыре года, у него вырабатывается другое миропонимание. Поэтому оставление его в зоне евразийского и казахстанского влияния – это очень серьезная и актуальная задача.

Конечно, здесь и экономия ресурсов, потому что затраты на подготовку по "Болашаку" и на филиал значительно отличаются.

- Сталкивались ли вы с противниками российского образования и пророссийского мышления в Казахстане?

Надо мыслить категориями не противников, а конкуренции. Конкурируем ли мы с другими направлениями и школами, системой образования, методами и уровнем преподавания? Да, конкурируем. На поле Казахстана присутствует российская система образования в виде МГУ, прежде всего. Присутствуют американские, немецкие и турецкие университеты, и все они приходят со своей системой образования.

Конкуренция предполагает не только дружбу, и далеко не дружбу. Конкуренция – это поле завоевания преимуществ. Так вот, мы имеем на этом поле свои преимущества. Это фундаментальное образование одного из ведущих вузов мира. Поэтому мы не ориентируемся на борьбу с противниками. Мы ориентируемся на доказательство своих преимуществ. Вот в чем наша философия и в чем наши действия. А противники – они всегда будут. И чем более решительнее человек действует, чем более он независим и имеет свое лицо, тем больше вероятность наличия сил, которым не нравится, что такая сильная структура развивается. Но нас это меньше всего интересует. Нас интересует наше лицо, наш престиж, наши качества и достоинство российского вуза.

- Какова востребованность филиала МГУ среди казахстанских абитуриентов?

В отличие от других филиалов, мы учим за счет бюджета Республики Казахстан, т.е. студенты учатся бесплатно. В филиал поступают по конкурсу вступительных испытаний. Можно спорить о том, советская эта система или нет, но она очень хорошая. Она позволяет конкурировать реально в одном месте, в одно время. Комиссия приезжает из Москвы, т.е. мы в этом смысле имеем некую объективируемую оценку ситуации.

У нас стабильно высокий конкурс, в среднем восемь человек на место. Казахстанский филиал МГУ пользуется, как мы говорим, народным престижем. Люди знают, что здесь можно получить качественное образование, поступить по честному конкурсу. Известно, что сюда нужно идти и учиться. Если человек не учится, то он отсеется по ходу: не здесь, так в Москве.

У нас сформировался новый коллектив преподавателей из выпускников университета. Мы создали маленький коллектив МГУ в Казахстане за счет наших выпускников. У нас больше 40% — это молодые преподаватели, которые защищают кандидатские диссертации за счет университета. Таким образом, у нас сложился коллектив единомышленников уровня Московского университета.

- Помимо качества образования, абитуриентов привлекает в КФ МГУ возможность учиться в Москве от года до двух лет. Многие ли из них решают после диплома не возвращаться на родину?

Мы отслеживаем ситуацию, потому что наша забота – чтобы они остались в Казахстане. Общая тенденция такова: свыше 90% остаются в Казахстане. Есть две-три линии их пути обратно. Первый путь – после окончания едут на работу в Казахстан или в магистратуру, а затем трудоустраиваются. Вторая категория – начинает работу в Москве, набирается опыта, зарабатывает имя, а затем вместе со всем этим возвращается в Казахстан. Это очень прагматичная система.

В Казахстане есть еще один фактор – это семейные традиции, которые заставляют людей привязываться к родному дому. Временный отъезд в Москву не сказывается существенным образом на эмиграции.

- Сейчас в стране проходят реформы, которые прямым образом затрагивают и ваш образовательный процесс. Наверняка филиал Московского университета, где действует кафедра русской филологии, затрагивает и волнует планируемый переход казахского языка на латиницу. Что вы думаете по поводу того, как это может отразиться на работе филиала и положении русского языка в Казахстане?

Это вопрос часто задается, он обсуждается в России если не публично, то "про себя". Говоря от лица директора филиала, я отношусь с пониманием и уважением к позиции руководства Казахстана. Моя задача – на территории страны заниматься реализацией тех решений, которые принимаются в стране. Поэтому если будут конкретные шаги, мы в эти конкретные шаги будем вписываться и будем стараться сделать свою работу хорошо. Этот вопрос для меня не политический, а абсолютно прагматический. Мне необходимо, чтобы филиал достойно представлял Россию и готовил высококвалифицированные кадры.

- Позиция русского языка в Казахстане изменится?

Переход на латиницу не отменяет русского зыка и не переводит русский язык на латиницу. Силовое поле русского языка и его возможности влияния на Казахстан с точки зрения собственной структуры не меняются. Условия, в котором мы работаем, будут меняться. Если русский язык будет спать, русисты будут спать и не предпримут новых форм и действий, то тогда, конечно, русский язык будет в худшем положении. Но если будут новые формы и способы развития русского языка в иноязычной среде, то тогда будут возможности для усиления.

Если говорить о преподавателе, то, работая в стране, нужно знать язык и владеть аудиторией по существу реальности, а не по существу своих мыслей, которые могут остаться еще в XIX веке. Мы привыкли, к сожалению, считать, что мы и так великие. Русский язык – это великий язык по своей исторической и объединяющей роли. Но среда, в которой он работает, меняется. Мы же не можем свою среду отдавать просто так. Мы должны ее завоевывать.

За нашим языком стоит огромная культура, знания, система ценностей. Их надо доводить только на русском языке. Мы не должны быть трусами. Мы должны быть людьми, которые понимают, что они богаты. Раз мы понимаем, что мы богаты русским языком и культурой, тогда мы сильнее других, которые думают не так. И тогда мы легче найдем общий язык с другой национальной культурой. А если мы будем считать, что мы замкнуты, то тогда мы будем терять позиции.

Недавно я встретил мальчика, который приехал с юга торговать здесь на рынке. Он не знает ни слова по-русски. Следовательно, мы теперь имеем больше возможностей для изучения русского языка, чем раньше.

Не нужно занимать ожидающую позицию, что кто-то за нас что-то будет делать. В этом случае интерес к языку будет расти.

Я наблюдаю ситуацию в других странах. В Азербайджане резко возрос интерес к русскому языку. Грузия потеряла русский язык, там правительство не ищет движения в сторону сотрудничества с Россией, но завтра оно понадобится и нужно будет восстановить язык общения.

Мы в России тоже не должны быть, прошу прощения, дураками. Как можно допустить, чтобы ставили вопрос, чтобы русский язык у нас кое-где не является строго обязательным для сдачи? На территории другого государства мы обязаны выполнять местные правила, но, вместе с тем, мы должны выполнять свою миссию.

— Как казахстанская политика трехъязычия реализуется в филиале МГУ?

У нас есть выполнение учебного плана. Нам необходимо преподавать русский, казахский и английский, поэтому кафедра филологии отражает все эти три направления. Можно сказать, что это, в конечном счете, путь к взаимному обогащению. По нашему составу студентов это единственный возможный вариант развития.

Что касается трехъязычия, то у нас политика следующая: мы на территории страны должны реализовывать политику этого государства. Второе, мы на территории этого государства должны реализовывать устав Московского университета, следовательно, вести преподавание на русском языке. И, наконец, выпускник, который не знает казахского языка, неконкурентоспособен в Казахстане. Он должен знать казахский язык. Это моя позиция. Это и уважение к стране, и забота о престиже МГУ. Мы готовим людей, которые способны работать на любом посту.

- Что в университете делается для того, чтобы выпускник знал казахский язык?

У нас, во-первых, преподавание казахского не ниже, чем в других казахстанских вузах, даже больше. Мы даже проводим курсы для учителей государственного языка. Мы ориентируем кафедру филологии, чтобы в структуре преподавания все большую роль играла сравнительное языкознание, литературоведение и так далее. Наша сила в том, что мы можем интегрировать наше образование в реальности Казахстана.

- Какое внимание со стороны руководства России и Казахстана проявляется к филиалу МГУ?

Конечно, Нурсултан Абишевич не вмешивается повседневно в нашу жизнь. Он создатель филиала, и это нам, безусловно, помогает. Когда он в последний раз выступал в Московском университете, он специально поблагодарил создателей филиала Московского университета, и это есть его высокая оценка. И у Назарбаева, и у Путина всегда есть хороший пример показать результаты нашей дружбы и совместного сотрудничества в области образования и науки.

*Доктор экономических наук (1988), профессор (1990). Заслуженный профессор МГУ (2007). Почетный работник образования Республики Казахстан (2002).

Награжден: Указом Президента Российской Федерации — орденом "Знак почета" (2013 г.); орденом "Достык" Республики Казахстан (2011 г.); медалью "За заслуги перед Отечеством" II степени (2005 г.); Благодарностью Президента РК с вручением нагрудного знака (2012 г.); юбилейной медалью "20 лет Конституции Республики Казахстан" (2015); медалью "10 жыл Астана"; нагрудным знаком "За заслуги в развитии науки Республики Казахстан" (2007 г.); медалью "В память 850-летия Москвы" (1997 г.); медалью К.Д. Ушинского МО РФ (1999); "Почетный работник образования Республики Узбекистан" (2004 г.); Почетной грамотой Совета по содружеству в области образования стран-участников СНГ (2005).

Казахстан. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > newskaz.ru, 24 октября 2017 > № 2360602 Александр Сидорович


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 23 октября 2017 > № 2372224 Андрей Асадов

Вырваться из образа.

В ходе реновации важно уйти от привычного образа спального района.

Недавно Москомархитектура назвала 20 финалистов архитектурно-градостроительного конкурса, которым предстоит разработать концепции застройки пяти экспериментальных площадок для строительства жилья по реновации. Для конкурса отобраны площадки, где жители всех домов проголосовали за участие в программе. Андрей Асадов, руководитель «Архитектурного Бюро Асадова», ставшего одним из финалистов программы, рассказал «Стройгазете» о том, какой, по его мнению, должна быть новая жилая среда столицы.

AsadovAA-2 1.jpg

СГ: Каковы для вас наиболее важные принципы создания полноценного жилого пространства?

А.А: Полноценная среда - это полный набор функций для самореализации человека: жильё, офисные и деловые пространства, социальные и культурные центры, разнообразные зоны отдыха и общения, причём, в идеале - в пределах одного квартала. Поэтому задача архитектора - интегрировать все это ещё на этапе разработки концепции.

СГ: Вы участвуете в конкурсе на разработку проектов по программе реновации — что Вы планируете предложить городу с точки зрения проектирования новых объектов?

А.А: Мы хотели бы предложить городу концепцию живых кварталов, т.е. мест, наполненных жизнью и всеми необходимыми для этого функциями. За счёт пониженной арендной ставки городские власти стимулируют местных жителей наполнять квартал жизнью за счёт сервисов и микробизнесов. С точки зрения архитектуры - предлагается полный джентельменский набор: разнообразный силуэт и высота зданий, общественные первые этажи, дворы без машин с парковками в стилобате, небольшие патио для жителей первых этажей и террасы на кровле, разнообразные фасады из недорогих, но качественных и эстетических материалов - кирпича, керамической и бетонной плитки.

СГ: Опыт каких зарубежных стран или проектов можно было бы взять на вооружение в рамках программы реновации? Есть ли в принципе аналоги в мировой архитектуре, и что можно взять из мирового опыта?

А.А: Все развитые страны так или иначе прошли через тему реновации, да и в нашей стране это далеко не первая волна обновления. Другой вопрос, какие решения и подходы используются. А их может быть множество - от тотального сноса и переселения в новые районы до хирургического вмешательства в существующую застройку, с соблюдением интересов существующих жителей. Это гораздо более трудоемкий, но и более прогрессивный формат.

СГ: Как с Вашей точки зрения можно нивелировать сложности, связанные с таким масштабным переселением людей из одних домов в другие?

А.А: Во-первых, речь должна идти о реализации программы компактными очередями, чтобы не превратить район в тотальную стройплощадку. Во-вторых, стоит параллельно проводить санацию, то есть обновление фасадов соседних домов, не вошедших в программу.

СГ: Как бы вы предложили распорядится придомовой территорией новых домов?

А.А: Новый двор должен превратиться в городскую гостиную, в которой всем группам жителей найдётся свой уголок. Нестандартное благоустройство, с активным использованием рельефа (в т.ч. для посадки крупных деревьев) делает двор более уютным, а разнообразные малые формы, изготовленные в том числе с участием самих жильцов, придают пространству индивидуальность.

СГ: Инфраструктура жилых комплексов — велопарковки, парковки, пекарни, коворкинги — какая инфраструктура должна быть с Вашей точки зрения в новых проектах?

А.А: По нашему мнению, все жители района должны иметь возможность открыть свой микробизнес, и чем более разнообразной будет инфраструктура - от парикмахерских и кафе до станций проката и соседских центров - тем лучше, это укрепит местное сообщество. А роль города - предоставить льготные условия аренды для резидентов квартала.

СГ: Какой вы видите архитектуру жилых комплексов — особенности планировок, внешний вид домов, используемые материалы, этажность, декоративные элементы?

А.А: Главная задача архитектуры - индивидуальный характер каждого района и квартала. Что достигается большим разнообразием отделки фасадов, даже при использовании небольшого набора материалов - кирпича, керамических и бетонных панелей. Другая важная "фишка" - это бонусы для первых и последних этажей в виде открытых озеленённых террас. С точки зрения планировок, современный стандарт - это максимальная гибкость при минимуме несущих конструкций внутри квартир.

СГ: Какие ключевые сложности вы как архитектор ожидаете в рамках программы реновации?

А.А: Наверное, главная сложность, она же и вызов - это создание качественного и уютного пространства, несмотря на возрастающую в несколько раз плотность застройки. Используя весь арсенал инструментов современного градостроительства и урбанистики, нужно добиваться нового качества зданий, дворов и уличных пространств. В работе над программой реновации, с моей точки зрения, должно быть несколько «зон особого внимания». Во-первых, важно разобраться с парковками, в идеале, разместив их в стилобатном пространстве под дворами. Во-вторых, нужно организовать достаточное количество зелени и деревьев - на улицах, во дворах и даже на кровлях. И, в-третьих, важно вырваться из привычного образа спального района, наделяя первые этажи разнообразными общественными функциями и давая возможность самим жителям реализовать себя в пределах своего квартала.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 23 октября 2017 > № 2372224 Андрей Асадов


Евросоюз. ЦФО > Агропром. Экология > agronews.ru, 23 октября 2017 > № 2358569 Павел Наумов

Комментарий. П. Наумов: экспортировать надо не сырье, а продукты переработки.

Органическое сельское хозяйство вошло в число высокомаржинальных нишевых рынков в приоритетном проекте «Экспорт продукции АПК». На данный момент экспортеров органической продукции в России единицы. В рамках всероссийского исследования рынка органического сельского хозяйства и биологизации земледелия в России, Союз органического земледелия (СОЗ) подготовил экспертное интервью с одним из экспортеров сертифицированной органической эфиромасличной продукции в страны ЕС — Павлом Наумовым, директором ООО «Арома-трейд», членом СОЗ. В 2014 году одно из его предприятий, тоже сертифицированное по международным стандартам «органик», стало победителем всероссийского конкурса «Национальная экологическая премия имени В.И. Вернадского» в номинации «Экология в сельском хозяйстве. Экопродукция».

– Павел Леонидович, как относятся к русской органике на международном рынке? Уважают, знают, доверяют?

– Конкретные зарубежные покупатели знают конкретных российских экспортеров, своих контрагентов и поставщиков – вот и все уважение, и доверие. Именно русская органика — такого сегмента отдельно нет, все обобщается до стран постсоветского пространства: РФ, Украина, Казахстан, Армения. И вот тут братцы-украинцы сделали всем нам недавно «подарок». Зерновая органическая продукция с Украины массово не прошла лабораторных проверок, и Еврокомиссия по органике обязала сертификационные органы удвоить внимание к производителям со всего постсоветского пространства, в комплексе. Удвоились проверки и, соответственно, удвоилась стоимость услуг сертификаторов. А она значительная, определяется в каждом индивидуальном случае, зависит от множества переменных – количества инспектируемых земель, количества товарных позиций и т.д. В моем случае в год около 500 000 руб.

– Какую премиальную надбавку в цене Вы получаете в процентах по сравнению с ценами на традиционную продукцию?

– На органические эфирные масла наценка около 20-30% по сравнению с обычными маслами. Выгоды в 2-3 раза нет и никогда не было, поэтому я сдержанно и отношусь к органическому экспорту. Да, интересно, но не более того.

– Насколько сложно выполнять условия зарубежных покупателей? Какие основные требования?

– С трейдерами я не работал. А вот если говорить о конечных покупателях, которые являются импортерами в своих странах – у каждого свои тараканы, строго персональные, с его (покупателя) страной никак не связанные. Вопросы стандартные – качество, количество, цены, порядок расчетов. Ответы у каждого свои, как договоришься. Обычный бизнес-процесс, не связанный с тем, что ты россиянин, а он – американец или француз.

– Есть ли давление покупателей по ценам? Усиливается ли конкуренция?

– Любой покупатель всегда давит на цены, пытается максимально снизить. Любой продавец всегда пытается цены поднять. Обычный процесс договорного ценообразования, регулируется ситуацией на рынке на момент переговоров и личными способностями переговорщиков.

– Рынки каких стран наиболее интересны? Где проще и труднее всего работать?

– Где найдешь выгодного для себя покупателя, там тебе и интереснее. Один покупатель берет меньше, но дороже, другой – больше, но дешевле. Самый интересный покупатель – постоянный. И желательно, чтоб таких интересных покупателей было несколько, для диверсификации.

С точки зрения моего опыта реализации эфирномасличной органики — европейские страны одинаковы. Европа — это единый рынок и есть, за исключением Швейцарии (там собственный органический стандарт – Bio Suisse). В этом основная и суть – органические стандарты. В Европе – EU, в США – NOP. Считается, что стандарты несколько отличаются – в одном внимательнее к животноводству, в другом придирчивее к растениеводству, но это на уровне цифр. Сроки конверсий чуть различаются, требования к применяемым веществам и т.п. К тому же, не первый год рынки США и Европы проявляют лояльность к стандартам друг друга, могут, например, в США принять продукт, сертифицированный по стандарту EU. Кроме того, давно и плотно ведется работа по унификации требований и условий EU и NOP.

В двух словах – на какой рынок ориентируешься, по такому стандарту и сертифицируешься. Ну и сопровождающая, транзакционная, документация слегка различается по стандартам, соответственно – и по рынкам ЕС и США.

– Что ждет тех, кто сейчас будет выходить на мировой рынок?

– Тех, кто сейчас будет выходить на мировой рынок, ждут стандартные процедуры — поиск покупателей, переговоры – кто кого. Ни послаблений, ни придирок – обычный экспорт.

– У органической продукции отдельная логистика, ее нельзя транспортировать с традиционной продукцией. В чем особенности? И как это сказывается на конечной цене?

– Особенности логистики органической сельхозпродукции – требования к упаковке, маркировке, к сопровождающим документам – везде указывается стандарт, по которому сертифицирована продукция. И соблюдаются обычные требования в рамках стандарта по хранению и перевозке (типа соблюдения правил товарного соседства). Во всем остальном – обычная логистика.

– Вы считаете, что при всей выгоде органического экспорта, необходимо, в первую очередь, развивать внутренний рынок. Почему?

– Вопрос внутреннего рынка надо делить на части. Выгода органического экспорта заметна по эфиромасличной продукции и, по моему мнению — в сравнении с полным отсутствием внутреннего рынка органических эфирных масел в России, т.е.- выгоднее нуля.

Рынок же зерновой органики в РФ уже существует, и он на подъеме. Да, конечно, российским органическим зерном интересуются за рубежом и цены предлагают традиционно выше, чем на неорганическое зерно, но! Переработать органическое зерно на органические муку, крупы, хлопья и реализовать уже эти продукты на внутреннем рынке – выгоднее, чем продать органическое зерно за рубеж.

Иностранных покупателей продукты переработки не интересуют, всех экспортеров, и российских тоже, в том числе и органических, за границей рассматривают только как поставщиков сырья. Потому внутренний рынок и выгоднее, и морально правильнее. Самое лучшее продадим – сами что кушать будем?

Вот если бы экспортировать органические крупы, муку и хлопья… Двигать на экспорт продукты переработки…Тогда, однозначно, да – максимальная выгода. А торговля зерном, как сырьем, только помешает продвижению продуктов переработки.

– И все же экспорт сегодня выгоден, отсюда и вопрос — что России необходимо делать для развития органического экспорта?

– Для органического экспорта органику надо сначала произвести, развить органическое производство, что неотделимо от развития внутреннего рынка. По моему глубокому убеждению – не должно быть никакого сырьевого экспорта в принципе, экспортировать надо только продукты переработки, и только после насыщения внутреннего рынка. Создали внутренний рынок, обеспечили его нужды полностью и вот тогда излишки продукции (!), не сырья (!) – предложить, и ненавязчиво, между прочим.

Не бегать за ними, не уговаривать, а предложить и ждать, степенно и с достоинством – пока сами придут и попросят. Они уже будут знать, что у нас на внутреннем рынке, и цены тогда свои диктовать, а не на их цены соглашаться. Вообще, развитие внутреннего рынка органики принесет пользу и государству, и гражданам гораздо больше, чем сырьевой экспорт органики. Переработка – это ведь рабочие места и зарплаты. И главное, здоровье потребителей, которые получат местные органические продукты дешевле импортных. Деньги россиян не уйдут за границу, а будут крутиться в экономике РФ. К тому же экспорт не сырья, а продуктов переработки – это и добавочная стоимость, и прибыль российского производителя, и налоги, доходы в бюджет – очевидная выгода всем.

– Что Вы делаете в направлении развития внутреннего рынка?

– Я занимаюсь двумя основными проблемами: качеством органических продуктов и популяризацией органики. Качество продукции начинается с поля, продолжается на складе и в цехе переработки. И кроме вопроса – как выращивать и перерабатывать, стоит еще вопрос – что выращивать и перерабатывать. Вообще, органика неразрывно связана с правильным и здоровым питанием, а значит, и продукция должна укладываться в это прокрустово ложе.

Например, мука. Не только из обычной мягкой пшеницы, но и из твердых пород. Не сортовая, а цельнозерновая, и грубого помола – а значит, и изо ржи тоже. И не только мука, но и хлеб из нее, и пшеничный, и ржаной. А раз из цельнозерновой муки – так не на дрожжах, а на закваске!

Или, например, крупа. Не из обычной мягкой пшеницы, а из спельты. Хлопья не из обычного овса, а из голозерного. И так по всем вопросам – комплексный подход. А вот сделать органику понятнее потребителю – гораздо сложнее. Рынок завален продуктами «эко», «био» — придется проделать огромную работу, чтоб объяснить людям, какая органика правильная и чем отличается от всего нынешнего мусора. Я лично для этого разъясняю отличия органики от остального «псевдо» абсолютно всем интересующимся, например, журналистам в интервью или просто, на бытовом уровне общения.

– Что может и должно делать государство для развития рынка органической продукции?

– Этот вопрос при видимой простоте – самый сложный. Работы очень много – комплексной, планомерной и методичной. Наскоком можно только навредить, и стране, и органическому производству. Русскую органику узнают и начнут уважать только после создания цивилизованного внутреннего рынка и никак иначе. Абсолютно все должны четко понимать и быть уверены, что органический продукт из России качеством выше среднего, четко проконтролирован и сертифицирован на очень серьезном уровне. Для этого нужно обеспечить следующее:

— органический стандарт РФ должен максимально соответствовать или вовсе совпадать с EU или NOP, это упростит именно экспорт – коммуникацию, поставки и документооборот. EU и NOP с каждым годом все больше и больше унифицируются между собой, и зачем против этого ветра плевать – ему можно подставить парус! Все уже придумано, все работает и продолжает развиваться – ситуация с этими стандартами ничем вообще не плоха, к чему придумывать велосипед? В России смогут работать все сертифицирующие компании с мировыми именами, конкурировать между собой, на благо российского производителя и в пику тем, кто наверняка захочет создавать сертификаторов своих, для коррупционной составляющей;

— среди сертифицирующих организаций встречаются компании, готовые за деньги сертифицировать что угодно. Что и привело ситуацию с украинскими производителями и к большой проблеме для всех. В России деятельность таких организаций необходимо решительно пресекать, с нашей-то любовью «решать вопросы» на уровне государственного стандарта;

Как? А вот как раз в EU и NOP существует система аккредитации сертификаторов (проверяют проверяющих), может и не идеальная, но весьма жесткая и довольно объективная, беспристрастная. А вот уже общественные организации, типа Союза органического земледелия, вполне способны создать и вести внутрироссийский рейтинг сертифицирующих органов, стать, так сказать, честью и совестью российской органики. И вот так, совместными усилиями можно добиться уважения к сертифицированным российским производителям и сертификации «органик» вообще.

— использование маркировки «органик» законодательно урегулировать жизненно необходимо. И отделить их от «эко» и «био». И тогда, при методичном и массовом информировании потребителей об «органик» (силами общественных организаций и самих производителей) – маркировкой «органик» пользуются только сертифицированные производители. А вот аферисты пусть жестко платят огромные штрафы;

— от государства необходимо еще одно – кроме вышеперечисленных действий не делать ничего, не придумывать дополнительных стандартов и не усложнять деятельность российских производителей органики и достойных, приличных сертификаторов. В таких условиях, кстати, в рамках цивилизованной органики, россияне запросто организуются и аккредитуются и сами станут сертифицировать и западным коллегам еще конкуренцию составят.

– Павел Леонидович, а роль общественных организаций?

– Массовая пропаганда органики и разъяснять, разъяснять, разъяснять. Статьи и телерепортажи об органических производителях. Все это в комплексе даст внутренний рынок именно продуктов органик, а не сырья. Это будет незыблемый фундамент, монолит, на котором можно будет возводить стены продуктового органического экспорта. Внутренний рынок не допустит ситуацию, как с польскими яблоками, когда закрылся российский рынок – их стало некуда девать. По нормальному должно быть иначе: есть экспорт – хорошо, нет экспорта – вам же хуже, сами съедим.

Наша справка: органом по сертификации Ecoglobe продукция ООО «Арома трейд» сертифицирована по стандартам EU и NOP, имеет статус «Organic» в производстве и экспорте. Продукция экспортируется в страны ЕС с 2015 года.

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледелия

Евросоюз. ЦФО > Агропром. Экология > agronews.ru, 23 октября 2017 > № 2358569 Павел Наумов


Россия. ЦФО > Химпром. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > rusnano.com, 18 октября 2017 > № 2371759 Денис Ковалевич

Зачем венчурный строитель продает «репку», если она еще не выросла? На форуме «Открытые инновации» представили новую профессию.

В первый день работы форума «Открытые инновации» посетители стенда РОСНАНО занимались несерьезным, на первый взгляд, делом: они играли! Деловая игра называлась «Построй компанию. Продай компанию». И судя по тому, с каким энтузиазмом молодые люди и умудренные опытом джентльмены строили и продавали, игра стоила свеч. А когда к игрокам заглянул глава РОСНАНО Анатолий Чубайс и принялся делиться своим опытом инвестирования, стало понятно, что игра каким-то образом тесно связана с такими понятиями, как технологический бизнес и коммерческий успех. Как объяснили в кулуарах, в ходе деловой игры люди погружались в новую профессию — венчурный строитель. Что это такое? Об этом мы попросили рассказать соавтора деловой игры и генерального директора Троицкого наноцентра «ТехноСпарк» Дениса Ковалевича.

Кто такой серийный предприниматель

— Денис, в связи с чем появилась эта новая область человеческой деятельности?

— С одной стороны, профессия «венчурный строитель» только формируется, этому не обучают в вузах. Но, в общем, она существует лет 500, одно из ее имен — «технологическое предпринимательство». Однако сегодня эта деятельность приняла характер серийности. Это означает, что предприниматели делают компании не для того, чтобы всю жизнь ими управлять, растить и передавать детям. И это несмотря на то, что мы знаем много достаточно длинных семейных бизнесов в истории Европы…

— А для чего же нужно создавать компанию, если не руководить ей до гробовой доски?

— Для того, чтобы ее вырастить и продать! Кому? Например, крупным технологическим корпорациям, которые используют инструмент покупки технологических стартапов для того, чтобы выйти на новые рынки. Почему они покупают? Они экономят время, им не надо самим нанимать сотни менеджеров и инженеров, рисковать, вкладываясь в новые разработки и инвестировать в еще не отработанные производственные процессы. Они просто покупают на рынке готовый продукт нового типа. Это не просто отдельное изобретение, например, машина, лазер или еще что-то. Это бизнес по созданию технологических продуктов. Венчурные строители занимаются строительством таких бизнесов и продают их. Это как строительство дома. Строитель начинает с фундамента, а заканчивает последним этажом и крышей, вставляет окна, осуществляет отделку и продает дом жильцам. Серийный венчурный строитель (слово «венчурный» означает, что это связано с технологиями и, одновременно, что это рисковое дело) — это профессия, которую мы сегодня пытаемся сформировать внутри деятельности российской сети нанотехнологических центров.

— Все, что вы говорите, противоречит житейскому опыту. Есть понятная логика огородника: посадил дед репку, выросла репка большая-пребольшая… Зачем же продавать репку, когда она еще маленькая?

— Почему интересно продать, а не растить самому до больших размеров? В математике различают два совершенно разных перехода. Это переход из точки 0 в точку 1. И переход из точки 1 в любую другую точку — десять, сто, тысяча… Это совершенно разные квалификации и с точки зрения бизнеса. Одно дело — уметь создавать новые компании с ноля, превращать набор шансов и разрозненных ресурсов в бизнес. И другое дело — растить бизнес, это требует в большей степени уже специализированных управленческих компетенций, но там все меньше и меньше предпринимательства. И сегодня технологическое предпринимательство все больше сосредотачивается на этом стартовом переходе из ничего в точку 1. В этом смысле те, кто видит свое призвание быть венчурным строителем, принимают решение всю жизнь оставаться предпринимателями. Моя личная история заключается в том, что я однажды признался себе, что не хочу быть менеджером или консультантом. Не хочу развиваться в управленческой траектории, поэтому весь свой небольшой накопленный опыт и капитал я проинвестировал вместе со своими планерами в создание ТехноСпарка — Троицкого нанотехнологического центра. А Фонд инфраструктурных и образовательных программ стал нашим ключевым со-инвестором и партнером. В ТехноСпарке, а сегодня и во многих других нанотехнологических центрах, мы запустили эту новую — как для России, так и, во многом, для мира — деятельность по серийному строительству стартапов.

«Кот в мешке» становится прозрачным

— Тогда другой вопрос: а зачем крупной корпорации рисковать, покупая «кота в мешке»? Ведь неизвестно, что из этого маленького бизнеса может получиться…

— Наш подход заключается в следующем: мы производим большое количество компаний, только в ТехноСпарке их сегодня больше 100. А в целом в сети наноцентров больше 600 новых бизнесов, начатых за последние 4 года. И чтобы продавать большое количество компаний, мы должны работать с нашими покупателями в той же модели, в которой работает любой производитель профессионального продукта со своими клиентами. Возьмем автомобиль. Когда вы покупаете машину и она быстро ломается, вы к этому поставщику автомобилей уже не вернетесь. То же самое и с компаниями. Если посмотреть на историю любой крупной технологической корпорации за последние 15 лет, в портфеле каждой вы увидите немалое количество сделок по покупке стартапов. Они это используют как базовый способ своего развития и выхода на новые рынки. Когда корпорации покупают стартапы, они заинтересованы в том, чтобы у них был такой же системный партнер. Если они не знают репутацию предпринимателя, который продает компанию, может сложиться ситуация, что он им просто «впаривает» что-то совершенно негодное. Отсюда на рынке поглощений часто встречаются ситуации с завышенной стоимостью продаж стартапов и разочарованием клиента от покупки. Мы действуем противоположным образом. Мы всегда полностью прозрачны для наших клиентов. Любая наша компания, подготовленная для продажи, открыта для них: как на ладони видны ее технологическая траектория, трек работы инженеров, инвестиции, которые мы сделали в эту компанию, бизнес-решения, которые мы принимали — как успешные, так и ошибочные. Потому что покупатель должен четко понимать, как мы создавали компанию и сколько мы в нее вложили: ведь, по сути, он покупает сумму нашего времени, затраченную на создание данной конкретной компании, помноженную на вложенные инвестиции. И если мы такую открытость создаем, то для корпорации риски покупки «кота в мешке» снижаются до ноля. Точно так же мы с вами не рискуем, покупая автомобили привычного для нас класса. А еще 100 лет назад, до того, как автомобили начали производить серийно, покупатели автомобилей могли крупно «попасть» — многие из них быстро выходили из строя, были не ремонтопригодны и так далее.

Отказ от старого опыта дает шанс стать предпринимателем

— Какими человеческими и деловыми качествами должен обладать венчурный строитель?

— Как это ни смешно, главное качество людей, которые сегодня вместе с нами становятся венчурными строителями, — это обучаемость и решимость отказываться от предыдущего управленческого или инженерного опыта. Надо быть готовым рисковать не только своими деньгами (хотя это тоже присутствует), но решиться на переход в новую профессию, стандарты которой еще только формируются. Пожалуй, единственное обязательное качество, которое я бы выделил, — это трудолюбие.

— Расскажите об игре, как в нее играют?

— Это очень похоже на компьютерную игрушку. В виртуальном мире действуют те же правила и создаются те же жизненные ситуации, с которыми сталкиваются инженеры и предприниматели. Игрокам нужно пройти пять уровней (кстати, половина участников бросает игру на полпути — не хватает трудолюбия). У каждого игрока есть свой индивидуальный финансовый счет, как у нас с вами в реальной жизни. Те, кто прошел все пять уровней, стал предпринимателем и создал свои компании, в конце игры может продать бизнесы. Результат игры — это просто публикация финансовой таблицы, из нее видно, кто сколько заработал.

— Какую функцию игра выполняет? Лучше обжечься в игре, чем в реальной жизни потерять свои деньги и время?

— Да, в первую очередь — это. Мы всегда говорим: основная функция игры — это самодиагностика. Люди, прошедшие игру, могут себе сказать: похоже, что тот тип предпринимательства, которым занимаются ребята — это не мое. И это экономит огромное количество денег и времени в будущем при запуске реального бизнеса. Поэтому основная функция игры — это самодиагностика. Кроме того, по итогам ты можешь определить, кто ты в большей степени: наемный сотрудник или предприниматель?

С чего начинается технологический бизнес?

— Есть ли статистика: из тех 600 компаний, которые строятся под продажу, какая часть попала «в молоко», а какая — в «яблочко»?

— В сфере нанотехнологий, которыми мы занимаемся (здесь диапазон от фотовольтаики и ветра до хранения электроэнергии, от создания роботов до индустриальных биотехнологий), срок строительства компаний во всем мире составляет в среднем 15–20 лет. Мы пытаемся сократить этот срок в два раза, до 7–10 лет, и сегодня находимся ровно в середине первого цикла. За последние несколько лет мы продали около 30 компаний. Это не запланированные нами продажи. Просто нам покупатели говорили: нам надо, продайте! Проданные компании очень молодые. Средний возраст — 2,5 года. Они только-только стартовали, а их уже купили. Почему? Потому что в России очень маленький рынок с точки зрения предложения. Его проблема не в отсутствии покупателей, как это часто считают, а в отсутствии товара. Будет годные компании — будут покупатели. В стране большое количество крупных и средних компаний, как частных, так и государственных, заинтересованных в таких сделках. Мы на рынок выйдем с крупным предложением через 3–4 года, когда наши наиболее взрослые компании массово будут готовы к продаже. Но, безусловно, и сейчас будем что-то продавать по мере готовности.

— Как работает это сито, через которое вы просеиваете идеи, людей, технические решения?

— Наше основное отличие в том, что мы не начинаем бизнес с инженерных идей. Мы начинаем бизнес с идеи о бизнесе. По-другому говоря — начинаем с предпринимательского шанса. И под этот шанс и бизнес-гипотезу собираем технологические решения, инженеров, интеллектуальную собственность, помещения, нужное оборудование и далее все компоненты компании по списку. В этом смысле у нас есть сито наших же гипотез о том, какие компании имеет смысл создавать. Насколько для нас это реалистично? Например, компанию Apple построить за 7–10 лет нереалистично. А компанию, которая занимается разработкой разных типов логистических роботов — вполне выполнимая задача. И этим мы, в частности, сейчас и занимаемся.

История в тему

Чем открытие Алферова отличается от лампочки Яблочкова

Что может ободрить свежеиспеченных венчурных строителей, если не история успеха? Поделиться ей мы попросили главу РОСНАНО Анатолия Чубайса после того, как он пообщался с участниками деловой игры «Построй компанию. Продай компанию».

— Анатолий Борисович, расскажите об опыте инвестиций, которым вы гордитесь больше всего?

— У меня их много, но если вы хотите только один сюжет — пожалуйста. Есть такая отрасль экономики, которой до недавнего времени в стране не существовало. Мало того, очень многие специалисты, весьма серьезные, были глубоко убеждены, что эта отрасль в России не может существовать в принципе. И этот тезис подкреплялся целым набором аргументов. Тем не менее, по факту эта отрасль уже возникла. Она называется «солнечная энергетика». Она значима не только тем, что это экологически продвинутая энергоэффективная сфера и так далее. Здесь есть еще одна очень важная, для меня лично, особенность. У нас в российской истории очень много случаев — все мы их знаем, когда крупные русские ученые чего-то такое изобретают, и потом бизнес возникает где угодно, но только не у нас. Есть множество таких примеров, начиная от Яблочкова с лампочкой и до Сикорского с его вертолетом. А вот если говорить о солнечной энергетике, то классиком и автором технологии в этой сфере является Алферов Жорес Иванович. Он получил Нобелевскую премию за гетероструктуры, являющиеся основой солнечной энергетики. И это тот уникальный случай, когда и фундаментальное открытие — российское. И созданный бизнес — российский! На сегодня в стране, в Чувашии, действует завод «Хeвел» по производству солнечных панелей, который вот неделю назад достиг КПД 22,7 процента в промышленном, а не лабораторном изготовлении. Поверьте мне на слово, это Топ-3 в мире и одна из лучших солнечных панелей, существующих в стране. Получив российский рынок, мы точно пойдем на экспорт, и перспективы у этой сферы очень большие.

Источник: Комсомольская правда

Россия. ЦФО > Химпром. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > rusnano.com, 18 октября 2017 > № 2371759 Денис Ковалевич


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 16 октября 2017 > № 2369340 Павел Павлов

Техника правопорядка.

17 октября в Москве откроется очередная, 21-я по счёту, международная выставка средств обеспечения безопасности государства «Интерполитех-2017». О том, какие технические новинки там будут представлены, в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» мы поговорили с заместителем начальника Учебно-методического центра Научно-производственного объединения МВД России подполковником внутренней службы Павлом ПАВЛОВЫМ.

- Павел Иванович, какова основная цель открывающегося форума? Что представят посетителям?

- Международная выставка «Интерполитех» является местом встречи крупнейших отечественных и зарубежных производителей в сфере обеспечения безопасности, а также площадкой, на которой выставляются самые современные образцы спецтехники, разрабатываемые в интересах силовых структур.

Выставка будет объединять в себе экспозиционную, научно-деловую, демонстрационную и культурную программы. Основные разделы представлены средствами защиты сотрудников правоохранительных органов, вооружением, в том числе нелетального воздействия, а также системами связи и управления личным составом подразделений и энергообеспечения.

Учитывая, что «Интерполитех» является ежегодным крупнейшим конгрессно-выставочным мероприятием международного значения в сфере обеспечения государственной безопасности, его цель - содействие техническому оснащению подразделений правоохранительных органов и спецслужб, распространение опыта борьбы с преступностью и продвижение передовых разработок.

Организаторами выставки выступили МВД России, ФСБ России, Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации.

- Какой день форума будет наиболее насыщенным и зрелищным? Посоветуйте, когда в павильон № 75 ВДНХ лучше всего сходить с детьми?

- В этом году мы расширили экспозиционную программу, дополнив её научно-деловой и демонстрационно-культурной. Запланировали разнообразные мероприятия, в рамках которых посетители смогут услышать выступления военных оркестров, многочисленных творческих коллективов, известных артистов. А значит, интересно будет каждый день.

Традиционный демонстрационный показ новейших образцов техники в этом году будет проводиться не как обычно в городе Красноармейске, а на территории ВДНХ, в первый день работы выставки. Это мероприятие, как правило, вызывает особый интерес у гостей форума.

- Будут ли представлены какие-либо новинки, работу которых посетителям можно будет не только посмотреть, но и испытать на себе?

- В нынешнем году при содействии экспертного центра безопасности движения запланированы ежедневные занятия по БДД с учащимися начальных классов, их родителями и педагогами. Впервые на выставке будет продемонстрирован автобус-тренажёр «Школа дорожной безопасности», единственный в России учебный класс на колёсах. Он укомплектован мультимедийным оборудованием, с помощью которого можно продемонстрировать действие ремней безопасности при ДТП, при резком торможении. Кроме того, автобус оборудован необходимым наглядным материалом и видеоаппаратурой для демонстрации обучающих фильмов, а также генератором дыма для имитации задымления салона.

- А когда такой автобус-тренажёр появится в школах?

- Как я отметил, этот экспонат будет выставлен впервые. Если появится заинтересованность органов образования, я думаю, вопрос будет решён.

- Есть ли что-нибудь новое в сфере обеспечения безопасности информационного мира, сетей?

- В настоящее время этим технологиям, информационной безопасности уделяется особое внимание. С последними разработками в данной области можно будет ознакомиться на объединённом стенде МВД России.

- Вызывает ли «Интерполитех» интерес у наших зарубежных партнёров - представителей правоохранительных органов и спецслужб других государств?

- Отвечу коротко: в прошлом году выставку посетили 62 официальные делегации силовых структур иностранных государств. Уверен, и теперь зарубежных гостей будет не меньше.

- Понятно, что основную часть посетителей выставки составляют сотрудники правоохранительных органов. А обычные граждане найдут что-то интересное на «Интерполитехе»?

- Конечно, учитывая специфику мероприятия, на форум приходят главным образом представители сферы обеспечения безопасности. Но среди гостей немало простых людей, далёких от решения этих проблем и при этом проявляющих интерес к вопросам защиты государства.

Беседу вели Станислав КОМИССАРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 16 октября 2017 > № 2369340 Павел Павлов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 октября 2017 > № 2350927 Александр Михайлов

Встреча с губернатором Курской области Александром Михайловым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Курской области Александром Михайловым. Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе, в частности в промышленном и аграрном секторах, в области здравоохранения и образования. Отдельно рассматривался вопрос регионального финансирования.

В.Путин: Александр Николаевич, поговорим о финансах, о промышленности, вообще об экономике в Курской области, о социальной сфере.

А.Михайлов: Владимир Владимирович, как было поручено избирателями, Вами и как мы отрабатывали у себя линию работы на протяжении многих лет, мы сделали всё, чтобы область в динамике развивалась.

Приведу буквально две цифры. Валовый региональный продукт сейчас у нас составит практически где-то 390 миллиардов рублей, а в начале нулевых годов, 2001–2002-м, он составлял 32 [миллиарда]. То есть если в сопоставимых ценах – мы выросли в 2,2 раза, значит, область почти в два раза прибавила.

По инвестициям в основной капитал, что тоже является обобщающим показателем, мы за этим внимательно следим, Вы контролируете, Владимир Владимирович. Когда начиналось, в нулевые, действительно было 5,4 миллиарда.

Сейчас: прошлый год мы закончили с показателем 90 миллиардов, нынешний год закончим где-то 99–100, так расчёты показывают. Рост где-то в 3,5 раза.

В.Путин: Хорошо.

А.Михайлов: И хотел бы сказать такую вещь: мы, конечно, делаем сейчас всё, спасибо, что сегодня политика такая. Вы знаете, мы заключили и реально выполняем соглашения с нашим Министерством сельского хозяйства, Министерством промышленности и торговли, Министерством экономики и Министерством финансов.

Что имею в виду: прежде всего это касается развития двух экономических кластеров – промышленного и сельскохозяйственного, агропромышленного.

Здесь мы сделали всё, чтобы после падения в девяностых… Я сказал о валовом региональном продукте, у нас сейчас доля промышленности, несмотря на то что аграрный сектор развивается, казалось бы, очень успешно, несколько слов, с Вашего позволения, скажу: по итогам прошлого года составляет в нём 40 процентов, сельского хозяйства – 20 процентов.

То есть область, как в советское время говорили, индустриально-аграрная. Она вообще такой и была, потом, правда, потеряла, к концу девяностых. Сегодня мы не только восстановили, а в динамике значительно усилили по показателям.

По промышленности, коротко. Мы за последние 12 лет ни разу не допустили сбоя показателей по промышленному производству. Да, росли ежегодно на три-пять процентов. За последние пять-шесть лет теперь уже, с 2013 года, рост составил где-то 22 процента.

Сейчас мы реализуем наше соглашение с Минпромторгом, настойчиво работаем над тем, чтобы внедрялись инновационные, импортозамещающие проекты. На экспорт что-то, и здесь у нас совместно тоже эти вопросы решаются.

И поскольку создан хороший институт по поддержке инвестиционных проектов на уровне Федерации, мы тоже создали у себя такой же проект. И сегодня получается так, что у нас не только крупные, но и средние предприятия, если они реализуют инвестиционные, инновационные проекты от 40 миллионов и выше, они получают поддержку.

В результате сейчас у нас в стадии реализации находится 41 инновационный проект в сфере промышленности, что ещё 15 лет [назад] казалось просто недостижимым. Поэтому рост отсюда.

Спасибо большое Вам за поддержку. Реализуется проект по строительству атомной станции замещения – Курской АЭС-2.

Что касается агропромышленного комплекса. Мы в прошлом году закончили с показателем роста к предыдущему году в 12,1 процента. Сейчас – по итогам восьми месяцев пока у меня данные – мы имеем рост где-то 6,5 процента уже к прошлому году.

И что приятно доложить, Владимир Владимирович, что мы сейчас устойчиво входим в шестёрку лучших регионов страны по производству зерна. Это Краснодарский край, Ставропольский край, Ростовская область, Алтайский край, Воронеж и мы. Четыре года подряд именно мы это выдерживаем.

В этом году будет собрано где-то, наверное, более пяти миллионов тонн зерна, и мы готовы. Я докладывал об этом в своё время, два месяца назад, Дмитрию Анатольевичу [Медведеву]. Если поддержите, если нужно участвовать в поставках этой продукции на экспорт, то наши предприниматели готовы.

По сахарной свёкле. Считаю, что правильно делают те регионы, которые занимаются развитием. Во-первых, это даёт хорошую прибыль. Во-вторых, это укладывается в научно обоснованную систему земледелия, тем более в Центральном Черноземье, где мы находимся.

С Белгородской областью тут соревнуемся, периодически друг друга сейчас обходим. Это хороший, на мой взгляд, добрый знак.

Мы в этом году соберём более пяти миллионов тонн сырья и произведём где-то 500, может быть, даже 520 тысяч тонн сахара. Сейчас на нас уже выходят наши зарубежные партнёры: Вьетнам, другие страны Азии, посол Индии недавно у нас был, просил то же самое посмотреть.

Мы готовы участвовать в экспортных поставках. Это что касается агропромышленного комплекса, растениеводства.

Вышли на второе место после Белгорода уже в стране по производству мяса. Теперь работаем над молочным сектором, который [сейчас] в стороне, есть над чем там [работать].

Сегодня спасибо, что поддерживается эта работа, и надеюсь, что два года, может быть, три, и мы восстановим здесь статус-кво.

Что касается социальной сферы. По селу два слова, если можно. Хорошо, что действовала программа устойчивого развития сельских территорий.

Владимир Владимирович, по итогам сельхозпереписи – Белгород и мы – у нас получилось, что где-то по 35 процентов населения живёт в сельской местности, так же, как это было 10 лет назад. Есть чем заниматься на местах.

Выросло количество сёл, где живёт 1000 и более человек. А это означает, что там есть базовая школа, газ, хорошая дорога, электроэнергия, объекты культуры и здравоохранения.

Плюс сегодня очень активно работает фермерская структура, у нас 1340 устойчиво, хорошо работающих фермерских хозяйств. Это означает, что селяне находят занятость у себя, а если нужно кому-то уехать, то дороги везде есть, 10 минут – и он в райцентре, 20 минут – он в Курске, и так далее.

В.Путин: Если по социалке смотреть: здравоохранение, образование, школьные дела.

А.Михайлов: Вы имеете в виду выход на выполнение указов? Владимир Владимирович, непростой вопрос для такого региона, как наш.

Тем не менее даю Вам слово – мы буквально две недели назад делали скрупулёзные расчёты, – по итогам года на заданные параметры мы выйдем, что требуется от нашего региона.

В.Путин: Решение о помощи по региональным финансам как Вы оцениваете, на что рассчитываете?

А.Михайлов: Мы оцениваем, что здесь, конечно же, прежде всего нужно поддержать бюджетников, может быть, даже в плане заработной платы. Потому что в таких регионах, как наш, всегда говорю, где нет нефти, газа и так далее, конечно, они иногда завидуют тем регионам, где это намного выше.

Второе – [направить] на развитие социальной инфраструктуры, в том числе с учётом того, что на селе сейчас появился спрос на работу. Радует, что в прошлом году у нас молодых 120 семей попросили поддержку, а это как раз то, о чём Вы спрашиваете, на строительство жилья.

И строятся в сёлах, правда, в базовых, конечно, сёлах. В этом году уже 75 или 76, до конца года тоже, наверное, до сотни [семей], может быть, чуть больше дойдём.

В.Путин: Я имею в виду закредитованность бюджета и ту программу, которую мы сейчас предлагаем по поддержке региональных финансов. На что Вы здесь рассчитываете, и как Вы оцениваете эти решения?

А.Михайлов: Думаю, надо подходить дифференцированно. Мы входим в двадцатку лучших регионов по управляемости финансами и стараемся сделать всё, чтобы дальше этот процесс [закредитованности] не развивался. Сегодня, конечно, надо просто, может быть, погасить часть кредитов.

Мы очень неплохо взаимодействуем с Минфином. Понятно, его возможности были пока ограничены. Может быть, он на это бы пустил. Что мы с ним делали, Владимир Владимирович, – это одна из очень важных статей.

Мы имеем сегодня девять миллиардов долгов по бюджету. А банковский кредит – всё равно от 14 до 17 процентов. Замена его на бюджетный кредит – 0,1 составляет.

Мы уже на своём уровне этот вопрос решали с Минфином, учитывая то, что мы являемся дисциплинированным регионом, спасибо им, они шли нам навстречу, мы где-то по три-четыре миллиарда в год заменяли банковский кредит…

В.Путин: Коммерческий на бюджетный.

А.Михайлов: Это одна из таких главных, по-моему, составляющих. Это позволит региону, если побольше поддержка будет, практически выйти из этой кабалы, и будем работать относительно нормально.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 октября 2017 > № 2350927 Александр Михайлов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 октября 2017 > № 2369343 Наталья Варлей

Наталья ВАРЛЕЙ: «Нужно любить жизнь со всеми её проблемами».

В гостях у журнала «Полиция России» известная актриса театра и кино Наталья ВАРЛЕЙ.

–Наталья Владимировна, как получилось, что вы родились в румынском городе Констанце, в котором никогда не жили?

– Да, действительно, я родилась в Констанце. Это связано с профессией отца, Владимира Викторовича. Ещё до Великой Отечественной войны он стал курсантом первого набора Севастопольского военно-морского училища, которое окончил в 41-м и сразу ушёл в бой командиром «морского охотника». Папы уже нет, но мы в семье бережно храним все его боевые награды за оборону Севастополя, Керчи, Туапсе, Новороссийска и других черноморских городов. Человек военный, отец был мягким с родными, но жёстким на службе, если дело касалось принципов. После войны работал капитаном дальнего плавания. В один из рейсов он взял с собой маму, а она тогда была уже на сносях… Поэтому я и появилась на свет в Румынии. А мои детские годы прошли на Севере, в городе Мурманске. В конце 1950-х годов наша семья переехала жить в Москву.

– Там вы закончили цирковое училище, работали эквилибристкой. Чему вас научила цирковая арена?

– Цирк дал мне очень многое. В детстве я была слабым и болезненным ребёнком, и мне хотелось преодолеть свои страхи. И в этом мне помог цирк, который я люблю и сейчас. Это моя первая любовь, моя основа. Это фундамент характера и отношения к жизни и к работе.

Я работала вместе с Леонидом Енгибаровым, который вошёл в историю цирка как яркий представитель философской клоунской пантомимы. Именно благодаря Леониду Георгиевичу, который тогда уже несколько лет снимался в фильмах и имел множество друзей в киношной среде, я попала в кино. Одним из его приятелей был режиссёр Одесской киностудии Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Однажды он пришёл на очередное представление в цирк и увидел меня. Видимо, я ему настолько понравилась, что он тут же предложил мне сняться в своём новом фильме «Формула радуги», где мне досталась маленькая роль медсестры. К сожалению, картину на экран тогда так и не выпустили, найдя в ней какую-то крамолу. Однако съёмки в этом фильме сослужили мне хорошую службу: именно там на меня обратила внимание ассистентка Леонида Гайдая, который в те дни готовился к съёмкам «Кавказской пленницы».

– Известно, что на роль Нины претендовало огромное количество известных актрис, однако Леонид Гайдай после долгих раздумий выбрал вас. Как вы думаете, почему?

– Помнится, пришла я на «Мосфильм», где мне дали почитать кусочек из сценария. Потом сняли небольшой эпизод с осликом. И вдруг Гайдай робко меня спрашивает: «Наташа, а можете ли вы раздеться до купальника?» Я ответила «Конечно!» и – разделась. Все так и ахнули. Это сейчас актёры свободно обнажаются, а тогда и кинематограф, и вся страна были более целомудренными. Но для меня купальник был всего лишь повседневной цирковой одеждой, поэтому и сомнений никаких не возникло. Словом, сняли и этот эпизод. Пожалуй, он и предопределил выбор.

В моей памяти навсегда остался первый опыт артистического перевоплощения. До этого я фактически играла саму себя. Нина в «Кавказской пленнице» совершенно не похожа на меня в жизни: я никогда не была уверенной в себе, озорной, оптимистичной, скорее – тихой, мечтательной, романтичной. Так что Гайдай из меня прямо на съёмках лепил «комсомолку, спортсменку и просто красавицу».

С момента выхода этого фильма на экраны мне буквально не давали прохода. Как-то на гастролях в Горьком возле здания, где проходили представления, собралась внушительная толпа, которая желала получить у меня автограф. Представляете: люди стояли у цирка три дня! И со временем их становилось всё больше и больше. В конце концов меня вывели из цирка через чёрный ход и увели подальше от этого места. Сейчас уже не счесть, столько было всяких историй, связанных с «Кавказской пленницей»! В целом эта картина круто изменила мою судьбу: я покинула цирк и поступила в театральное училище имени Щукина.

– В одно время в прессе писали, что после роли Панночки в фильме «Вий» у вас началась чёрная полоса в жизни, и поэтому вы стали верующей…

– В юности, когда я только начала воцерковляться, то переживала, что роль мне досталась греховная. Ещё бы – нечистая сила в храме! Однако потом стала понимать, что Панночка – это просто роль, а сам храм, построенный на «Мосфильме», – просто декорация. Но на съёмках этой картины мне самой не раз бывало страшно. Например, когда выпала из гроба, который был привязан на длинной верёвке к стреле крана и на большой скорости носился по кругу. В какой-то момент я потеряла равновесие и полетела вниз головой, не успев сгруппироваться. К счастью, Леонид Куравлёв меня поймал, проявил, можно сказать, чудеса циркового партнёрства.

К вере в Бога меня привела тяжёлая полоса в жизни, однако это не связано напрямую с «Вием». Всё это журналистские байки. Позже я крестилась, исповедовалась. Кстати, мы все нуждаемся в духовной поддержке, даже если не всегда осознаём это.

– Почему в 90-е вы практически перестали сниматься в кино?

– Не только одна я не снималась в фильмах в эти лихие годы, но и многие актёры, принадлежащие к старой школе нашей профессии. Какие только сценарии ни предлагали режиссёры! В одном мне отводилась роль женщины, рожающей в лифте, в другом – из постели не надо было вылезать. Словом, сплошная похабщина…

Я считаю, что если ещё суждено сниматься, то только в картинах, за которые мне потом не будет стыдно перед моими детьми и зрителями. Ведь чего сегодня ждёт зритель? Фильмов, в которых была бы настоящая жизнь, любовь, взаимопонимание. Таких картин, как, предположим, «Кавказская пленница». Но такой кинофильм в нынешнее время снять сложно. К сожалению, сейчас нет Гайдая, нет тех актёров… Мы до сих пор не вышли из духовного кризиса. Несмотря на то, что многие люди идут в церковь, стоят со свечками, в жизни они совершают поступки, которые несовместимы с понятиями «совесть», «честность», «порядочность» и «доброта». Кроме того, трудно себе представить, чтобы сегодня Политехнический институт, где выступают поэты, был бы набит зрителями, как это было в 60-е годы. Или чтобы на Триумфальной площади вокруг памятника Маяковскому собирались молодые люди и слушали стихи. Или студенты стояли в проходах театров и смотрели премьеру того или иного спектакля. К сожалению, у молодёжи сегодня не так много новых фильмов, спектаклей, книг, которые ей хочется смотреть и читать. Я не вписываюсь в «новый» кинематограф, забывший о духовности. Устала отказываться от сценариев, которые не греют душу. Есть нравственная опора, которую никто не отменял. Вседозволенность – от лукавого. Имею силы и мужество отказываться от макулатуры: ни в «клубничке», ни в сериалах, слава Богу, я не снимаюсь.

– В те же 90-е годы вы вместе с другими известными деятелями культуры и искусства принимали участие в проекте «Поют звёзды театра и кино», где для многих раскрылись по-новому как автор и исполнительница собственных песен…

– Да, я с детства пишу стихи, училась в музыкальной школе, рисовала, люблю литературу, много читала. Не оставила этих занятий и в более зрелые годы. Закончила факультет поэзии Литературного института имени Горького. Это была счастливая пора, хотя было очень нелегко – у меня уже родился второй сын. Дети спали, на плите закипал обед, крутилась стиральная машина, а я сидела и печатала. Позже выпустила три поэтических сборника. На мои стихи написано несколько песен.

Я люблю кино, театр и цирк. Люблю музыку и литературу, люблю всё то, чем занималась, занимаюсь и, надеюсь, буду заниматься. Мой жизненный девиз: радуйся жизни такой, какая она есть, и люби её со всеми проблемами и тревогами.

– Что для вас означает понятие «профессиональный актёр»?

– Для меня актёрская профессия – это не тщеславие и не погоня за сверхпопулярностью. В моём деле можно быть счастливым, только когда общение со зрителем перерастает в любовь, когда во время спектакля что-то в душах у людей переворачивается. Меня коробит, когда мою героиню из «Кавказской пленницы» Нину называют первым секс-символом СССР. Разве таким словом это называется? Мне кажется, Нину любят потому, что с ней хочется дружить, а её красота и обаяние – это чистота плюс надёжность. И непреходящий интерес зрителей к картине Гайдая – это не просто узнаваемость, а любовь. Профессия актёра ведь не исчерпывается равнодушным «О, знакомое лицо! Да это же этот, из телевизора!». Профессия наша для того, чтобы благодаря нам зрителям было хоть немного легче жить. Актёр никогда не даст излечения, но может своей игрой подарить надежду на выздоровление.

– Наталья Владимировна, в своё время вам довелось хотя бы отчасти испытать на себе, каково это – быть сотрудницей органов внутренних дел: в фильме «Три дня в Москве» вы сыграли роль младшего лейтенанта милиции Ольги Потаповой. Что бы вы пожелали тем, кто носит погоны изо дня в день?

– Оля Потапова – персонаж, как и многие другие, вымышленный. А реальные сотрудники – это мужественные люди, наверняка даже лучше, чем тысячи экранных героев! Ведь те, кто выбирает профессию полицейского, несомненно, хочет сделать наш мир лучше, привнести в жизнь своих родных и соседей безопасность и справедливость, соблюдая законы, решить их проблемы. Выражаю всем полицейским глубокую признательность за сохранение стабильного порядка, а также желаю им крепкого здоровья, профессиональных успехов, чистых рук, доброго сердца и поддержки людей.

Беседу вёл Николай ТЕРЕЩУК

Визитная карточка

Родилась 22 июня 1947 года в городе Констанце (Румыния) в семье капитана дальнего плавания Владимира Викторовича Варлея.

Вместе с семьёй жила сначала в Мурманске, затем в Москве. Окончила акробатическое отделение Государственного училища циркового и эстрадного искусства (1965). Работала эквилибристкой в труппе Московского цирка на Цветном бульваре.

Окончила Театральное училище имени Б. В. Щукина (1971). Окончила факультет поэзии Литературного института имени А. М. Горького (1994).

Сниматься в кино начала, ещё учась в цирковом училище. Известность ей принесла роль Нины в фильме «Кавказская пленница» (1966) режиссёра Леонида Гайдая. Всего снялась более чем в 60 картинах, наиболее известные из которых «Вий» (1967), «Семь невест ефрейтора Збруева» (1971), «Двенадцать стульев» (1971), «Гостья из будущего» (1984).

В фильме «Три дня в Москве» (1974) сыграла роль сотрудницы органов внутренних дел младшего лейтенанта милиции Ольги Потаповой.

Ведёт плодотворную общественную и благотворительную деятельность. Часто выходит на сцену в концертах, на творческих вечерах и фестивалях. Пишет стихи, играет в театральных антрепризах, концертирует.

Руководитель мастерской театрального факультета Московского института телевидения и радиовещания Останкино.

Лауреат государственной премии РСФСР имени Н. К. Крупской (1984). Заслуженная артистка РСФСР (1989). Обладательница приза «Немеркнущая зрительская любовь» 10-го Санкт-Петербургского фестиваля «Виват кино России!» (2002). Награждена орденом Дружбы (2010) и орденом Почёта (2017).

Имеет двух взрослых сыновей.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 октября 2017 > № 2369343 Наталья Варлей


Россия. ЦФО > Армия, полиция. Финансы, банки > mvd.ru, 12 октября 2017 > № 2369313 Андрей Ярцев

Найти доказательство без теорем.

На раскрытие экономического преступления может уйти от двух месяцев до нескольких лет. Но БЭПовцы берут не количеством, а качеством. Ведь одна преступная группа может похитить, отмыть несколько сотен миллионов рублей, а в отдельных случаях счёт идёт на миллиарды. О том, как юридические тонкости переплетаются с экономическими нюансами, рассказал начальник отдела по борьбе с организованной преступностью и легализацией доходов, полученных преступным путем, УЭБиПК УМВД России по Тульской области подполковник полиции Андрей Ярцев.

От практиканта до начальника

На последнем курсе Тульского филиала Университета МВД России я пришёл на практику в отдел по противодействию преступлениям в кредитно-финансовой сфере и легализации доходов, полученных преступным путем, УБЭП УВД Тульской области. С тех пор прошло 18 лет. От практиканта дошёл до начальника отдела.

Сейчас у нас работают люди, которые стояли у истоков и начинали службу вместе со мной. Это одновременно и плюс, и минус. С одной стороны, мы давно понимаем друг друга с полуслова, работа отдела полностью налажена и откалибрована с ювелирной точностью. С другой - очень непросто руководить людьми, с которыми начинал службу. Они помнят меня ещё зелёным лейтенантом, и это накладывает на руководителя дополнительную ответственность.

Когда пришёл на службу, стало понятно, что знанием законов и кодексов здесь не обойтись. Приходилось часами разбираться в запутанных и непонятных экономических и бухгалтерских терминах, анализировать финансовую отчётность. Поэтому подал документы на получение второго высшего образования. Через несколько лет у меня на руках был диплом по специальности «Бухгалтерский учёт, анализ и аудит». На мой взгляд, наличие второго высшего образования для сотрудника полиции - очевидное преимущество.

Юриспруденция - это базис. Но если хочешь стать профессионалом и досконально разбираться во всех вопросах, относящихся к специализации, - этому нужно долго и усердно учиться.

Квартирный вопрос и чужие инвестиции

Когда у человека на улице вытащили кошелёк, он заявляет об этом в полицию. Факт правонарушения очевиден. А информацию о готовящихся либо уже совершённых экономических преступлениях мы чаще всего получаем из оперативных источников. Заявлений от потерпевших нет. Нет и оснований для возбуждения уголовного дела.

И мы занимаемся как раз тем, чтобы выявить сам факт преступления. Иногда на это уходит много времени - приходится проводить проверки, изучать финансовую документацию, искать нестыковки, неточности, ошибки, связывать всё это воедино, взаимодействовать с другими структурами - от следственного комитета и таможни до прокуратуры и региональных органов исполнительной власти. Только тогда начинает вырисовываться более-менее ясная картина.

Сотрудники действуют в рамках уголовно-процессуального законодательства, «раскручивая» дело и доводя его до логического завершения. В этом и есть наша специфика - в отличие от коллег из других подразделений, мы должны сначала выявить преступление, затем доказать, что оно таковым является, и только потом виновного в судебном порядке привлекут к ответственности.

Самое масштабное дело последних лет - скандал вокруг крупного тульского банка «Первый Экспресс». Преступная группа, в которую входили руководители банка, «вывела» из оборота 5,6 млрд рублей. Деньги потрачены на индивидуальные бизнес-проекты: строительство коттеджных посёлков, приобретение недвижимости, инвестиции, организацию производственных предприятий в других регионах. Таким образом финансисты хотели «прокрутить» деньги клиентов, а заработанное положить в карман. Расследование этой истории длилось несколько лет, и сейчас дело находится в стадии судебного разбирательства.

Приходится иметь дело и с «мелкими», но при этом не менее сложными случаями. Недавно завершилось расследование уголовного дела, фигурантом которого стала сотрудница крупного банка. Женщина имела доступ к данным вкладчиков и, пользуясь служебным положением, перевела их деньги на свой счёт. Этими средствами она погасила ипотечный кредит, сняв обременение со своей квартиры. Недвижимость сотрудница продала и получила абсолютно законный доход.

Нам предстояло доказать, что для погашения ипотеки женщина использовала похищенные средства и легализовала их. В итоге мошенница признана виновной и сейчас находится в местах лишения свободы. Этот пример иллюстрирует основную сложность нашей работы - доказательство совершённого экономического преступления.

«Тюремный» главарь и всероссийский масштаб

Десять-пятнадцать лет назад экономика нашей страны только набирала обороты. Сейчас же с её развитием возникают новые виды преступлений экономической направленности.

До сих пор «популярны» кредиты по фальшивым документам. Финансовые обязательства «вешают» на посторонних людей, потерявших паспорта. Приходится распутывать всю цепочку, выходить на инициаторов и непосредственных исполнителей преступного деяния. Постоянно в зоне пристального внимания подразделений экономической безопасности находятся кредитные учреждения и микрофинансовые организации, выдающие краткосрочные займы под огромные проценты.

В начале моей службы каждый случай «банковского» мошенничества казался очень сложным. Но теперь я считаю, что прошлые дела были всего лишь «разминкой» по сравнению с теми, которые приходится выявлять сейчас. Десять лет назад под определение «фальшивомонетчик» попадали, например, студенты, которые распечатывали купюры на обычном струйном принтере и расплачивались ими в ближайшем ларьке. Сегодня фальсификаты того времени были бы признаны «содержащими явные признаки подделки», и привлечь изготовителей и сбытчиков к ответственности за фальшивомонетничество вряд ли бы удалось. Сейчас в каждом маленьком магазине есть прибор, способный моментально отличить наскоро подделанную купюру от оригинала, да и продавцы обучены элементарным способам распознавания фальшивок.

Поэтому преступники используют более изощрённые методы, дорогостоящее оборудование и новые технологии, постоянно повышая качество своей «продукции». Поддельные купюры получаются очень качественными - определить их происхождение могут лишь специалисты.

В 2013 году мы вели дело организованной преступной группы, занимающейся изготовлением и распространением фальшивок по всей России. Печатали купюры в Северо-Кавказском регионе, оптовыми партиями доставляли в Москву, а уже оттуда фальшивки растекались по регионам - Воронеж, Тула, Липецк. Обороты у преступников были огромные, счёт шёл на десятки миллионов. В итоге на скамье подсудимых оказались семь активных членов ОПГ, все они получили реальные сроки заключения.

Дело для учебника по криминалистике

В этой истории ОПГ, занимающуюся перевозкой и сбытом фальшивых денег организовал преступник, отбывающий наказание в колонии строгого режима.

Мужчина был осуждён за незаконное хранение оружия. В тюрьме ему удалось сколотить ядро группировки из заключённых, которые должны были вскоре освободиться. Выйдя на волю, они нашли исполнителей, организовали канал поставки, наладили систему сбыта. Сидящий в колонии главарь по своим каналам контролировал «работу», регулярно получал отчёты и раздавал указания. Когда преступную схему удалось окончательно распутать, ему оставалось сидеть около двух лет. В связи с новыми обстоятельствами приговор пересмотрели - организатору добавили ещё 12 лет и ужесточили условия пребывания. Так что вернуться к своему промыслу он теперь вряд ли сможет.

Наверное, самый большой плюс работы в подразделении УЭБиПК - это масштаб деятельности. Результаты нашей службы напрямую сказываются на экономической ситуации в регионе и потенциально являются одним из факторов снижения социальной напряжённости. Когда ты чувствуешь значимость твоего вклада, понимаешь, какой резонанс вызовет итоговый результат - появляется сильная мотивация довести дело до конца, несмотря ни на что. Признаюсь, очень приятно и лестно ощущать себя причастным к чему-то большому. Ну и, конечно, искренне благодарен всем коллегам. Ведь все наши достижения - это общая заслуга.

Записал Леонид ПОЧЕКИН

Россия. ЦФО > Армия, полиция. Финансы, банки > mvd.ru, 12 октября 2017 > № 2369313 Андрей Ярцев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 10 октября 2017 > № 2351572 Павел Трехлеб

В «Зарядье» подвели итоги первого месяца работы. Директор нового парка Павел Трехлеб рассказал, что влияет на посещаемость парка и как он будет меняться в угоду гостям в ближайшее время.

Прошел месяц со дня открытия парка «Зарядье». Это первый крупный парк за последние 70 лет, который построили в центре Москвы с нуля. Парк занимает площадь чуть больше 10 гектаров. На ней воссозданы четыре ландшафтные зоны России: луга, степь, леса (смешанный, хвойный и прибрежный, а также березовая роща) и северный ландшафт. В парке есть на что посмотреть не только любителям природы, но и поклонникам современной городской архитектуры и новейших технологий.

В «Зарядье» возведен мост, парящий над гладью Москвы-реки, построены необычные павильоны и сооружения: «Заповедное посольство» с двухуровневым флорариумом и искусственной ледяной пещерой, медиацентр с мультимедийными комплексами «Полет» и «Машина времени», подземный музей «Зарядье» и стеклянная кора на крыше концертного зала, под которой всегда хорошая погода и растут субтропические цветы, деревья и кустарники. Полюбоваться этим ежедневно приходят десятки тысяч посетителей. Павел Трехлеб, директор парка «Зарядье», рассказал, почему сохраняется интерес к парку, какие новые растения и животные появятся в нем, а также как «Зарядье» поддерживает связь с посетителями и с какими крупнейшими парками мира дружит.

— Павел Сергеевич, за короткий срок парк «Зарядье» стал одним из самых популярных в городе. Сколько человек посетили парк с момента его открытия? Как вы оцениваете работу парка в первый месяц?

— Могу с уверенностью сказать, что в минувшие выходные в «Зарядье» уже прошел миллионный посетитель. Как-то особо его выделять мы не планировали. Скорее, это статистика для нашего понимания: насколько востребован парк в зависимости от дня недели, погодных и иных факторов. В первое время после открытия число гостей доходило до 100 тысяч в день. Считаю, что это большой успех. Сейчас уже можно с уверенностью сказать: концепция полностью оправдала себя. Создан уникальный архитектурный и инженерный комплекс в сочетании с неординарными ландшафтными решениями и очень насыщенной культурной программой, расположенный в самом центре крупного мегаполиса, — подобного нет ни в Москве, ни в России. Мы получили множество положительных откликов и благодарностей от москвичей и туристов. «Зарядье» стало настоящим подарком для всех нас.

— Высокий интерес, видимо, и стал причиной длинных очередей в парк. Они сохраняются до сих пор?

— Пока в «Зарядье» работает одна входная группа — с Москворецкой улицы. Но покинуть парк можно через несколько выходов, которые организованы в разных его частях. Очереди на входе были лишь в первые дни после открытия. Тогда большое количество людей одновременно хотели попасть в «Зарядье». Сейчас очередей нет. В будни парк посещают от 10 до 30 тысяч человек. Это вполне комфортный трафик, при котором гости могут спокойно прогуляться по территории, зайти в медиакомплексы «Полет» и «Машина времени», музей или кафе. Бывают, конечно, наплывы посетителей. К примеру, когда приезжает организованная экскурсионная группа на нескольких автобусах. Тогда на входе можно увидеть скопление людей. Но через пять — десять минут все проходят в парк.

— А когда будет полностью демонтировано строительное ограждение в «Зарядье»? Станет ли он после этого круглосуточным?

— Конкретные даты демонтажа ограждения назвать сложно. Сейчас идет отладка всех внутренних процессов работы парка. А благодаря ограждению и сохранению одной входной группы мы, к примеру, фиксируем точную численность посетителей. Специальными регистраторами оборудованы все входные рамки. Зная, сколько человек приходит в «Зарядье», а также в какое время увеличивается поток гостей, мы можем отрегулировать в дальнейшем режим его работы, сделать более удобным для посещений.

— Вы упомянули о большом количестве откликов посетителей «Зарядья». Как происходит обратная связь с гостями? Существует книга жалоб и предложений?

— Конечно, у нас есть книга отзывов. Она находится в павильоне «Медиацентр». Любой желающий может поделиться в ней впечатлениями от посещения парка. Кроме того, на информационных стойках в том же павильоне мы предлагаем нашим гостям заполнить анкету, указав в ней свои пожелания к работе «Зарядья». Высказать претензии или, наоборот, поблагодарить сотрудников за что-то можно и лично. Общение с посетителями ведется в медиацентре постоянно. Вся информация фиксируется работниками и принимается к рассмотрению. Предложение по оптимизации работы «Зарядья» можно также оставить на сайте. Очень часто гости пишут нам в соцсетях. Мы не пропускаем ни одной жалобы и стараемся отвечать на все письма и сообщения.

— И о чем пишут чаще всего?

— Большинство вопросов касается объектов парка, расписания их работы, стоимости билетов. Что касается предложений, то они самые разные. К примеру, некоторые гости советуют расширить детскую площадку, другие — проложить тропинки к прудам. Кто-то предлагает поставить в парке скульптуры исторических персонажей и построить русские избы, чтобы иностранные туристы смогли видеть самобытность России. Посетителям-спортсменам не хватает беговых дорожек и зон воркаута. К идеям, которые не противоречат концепции парка, мы, безусловно, прислушиваемся. Но все-таки хочу напомнить, что «Зарядье» — это прежде всего природный парк.

Сюда люди приходят отдыхать, наслаждаться видами. И некоторые элементы, к примеру спортплощадки, здесь будут лишними. Одно дело устранить мелкие недоработки, совсем другое — менять архитектуру и ландшафт. Этого мы делать точно не будем. Сложнейший проект парка разрабатывался долго и кропотливо международной командой архитекторов и дизайнеров. Наша задача сейчас — корректировать нюансы, связанные с содержанием растений и технической эксплуатацией объектов, отлаживать организационные процедуры и обеспечивать превосходное качество сервиса, делать парк комфортным и доступным, не искажая его концепции.

— Судя по постам в соцсетях, у первых посетителей «Зарядья» были замечания к навигации в парке. Таблички с обозначениями и указателями стояли вдали от пешеходных дорожек, их было мало, надписи трудно читались. Будете ли менять таблички и указатели?

— Изначально в «Зарядье» предполагалось свести к минимуму навигационные элементы, как это и должно быть в природном парке. Архитекторы хотели, чтобы он оставался некой загадкой для посетителей. Каждый раз они могли бы заново исследовать и открывать его. По задумке авторов проекта гости должны были затеряться среди ландшафтов и забыть, что находятся в центре большого города. Поэтому таблички сделали минималистичными, без детальной информации. Чтобы не отвлекать на них внимание посетителей, указатели поставили подальше от прогулочных дорожек.

Но на практике оказалось, что при большом скоплении людей такое решение не является удачным. Каждую минуту у десятков тысяч посетителей возникают вопросы: где находится общественный туалет, как пройти к парящему мосту, куда свернуть, чтобы попасть в кафе и тому подобное. Поэтому было решено улучшить навигацию в парке за счет временных табличек и указателей. Постоянные навигационные системы разрабатываются и будут установлены в ближайшее время.

— Помимо установки канатных ограждений были ли приняты какие-то дополнительные меры безопасности, чтобы защитить объекты «Зарядья» от повреждения?

— В качестве профилактики случайного повреждения мы поставили дополнительные таблички с предостерегающими надписями. Это сделано для того, чтобы люди понимали, где заканчивается дорожка и начинается ландшафт. За сохранностью зеленых зон наблюдают волонтеры, они объясняют гостям, как обращаться с пока еще не окрепшими растениями. Кстати, мы заметили, что подавляющее большинство посетителей очень бережно относится к парку. «Осторожно, не наступи!» — можно услышать то тут, то там.

— А как оценивают «Зарядье» руководители и специалисты крупнейших парков мира? Будут ли у парка «Зарядье» совместные проекты по обмену опытом с кем-то из зарубежных коллег?

— К нам постоянно приезжают команды из зарубежных и российских парков. Специалисты с восхищением отзываются о проделанной нами работе. «Зарядье» по праву ставят в один ряд с такими парками, как «Миллениум» в Чикаго, Центральный парк и парк у Бруклинского моста в Нью-Йорке, сады у залива в Сингапуре. Мы развиваем долгосрочные отношения с Центральным парком Нью-Йорка. На этапе подготовки проекта «Зарядья» американские коллеги очень помогли нам с моделированием внутренних процессов коммерческой и технической эксплуатации парка. Будем продолжать сотрудничество с ними.

Кроме того, мы готовим лекционную программу по ландшафтному дизайну и озеленению городских территорий с участием ведущих отечественных и международных специалистов. Лекции будут проходить в научно-познавательном лектории «Зарядья», который расположен в павильоне «Заповедное посольство». Посещать их смогут все желающие абсолютно бесплатно по предварительной регистрации.

— С 29 сентября в павильоне «Медиацентр» начала работать выставка «Русская Арктика». Она стала очень востребованной у гостей парка. Какие-то еще экспозиции планируется открыть до конца этого года?

— Сейчас мы занимаемся подготовкой дополнительных интерактивных экспозиций, которые появятся в подземном музее «Зарядье» уже в начале ноября. Все они будут посвящены истории создания Китайгородской стены, которая, как известно, находилась на территории нынешнего парка до 1934 года. Во время просмотра программы «Китайгородская крепость — памятник фортификационного искусства XVI века» можно будет узнать об устройстве и функциях сооружения, этапах его строительства.

Анимированная видеореконструкция постройки стены покажет посетителям весь процесс ее возведения — от закладки фундамента до закрепления зубцов. А мультимедийная проекционная инсталляция под названием «Петрок Малый» позволит гостям «пообщаться» с архитектором Китайгородской стены. Петрок Малый (итальянский архитектор, работавший на Руси в 1530-е годы. — Прим. mos.ru) расскажет с экрана о своем приезде в Москву, работе в Московском кремле, строительстве Китайгородской стены и земляных крепостей в Себеже и Пронске. Потом виртуальный архитектор сможет спросить гостя об экспозиции музея, а посетитель — ответить ему, используя управляющий сенсорный экран.

Юных экскурсантов археологического музея ждет игра «Крепость». Она предназначена для знакомства детей в игровой форме с устройством и функционированием крепостей. У ребенка будет возможность построить средневековую крепость, попробовать себя в качестве полководца и расставить воинов для защиты сооружения. И научиться правильно стрелять из пушки.

— А как скоро появится мобильное приложение парка и что войдет в его функционал? На каких языках оно будет?

— Мобильное приложение «Зарядья» планируем запустить тоже в ноябре. С ним гости смогут самостоятельно исследовать парк. В приложении будет доступна информация обо всех растениях, которые высажены на территории. Сейчас такая база представлена только на нашем сайте. Можно сказать, что приложение — технологичная альтернатива табличкам с описанием. Учитывая огромное многообразие цветов, кустарников и трав в «Зарядье» (120 видов растений, общей численностью более миллиона экземпляров), таблички могли бы заполонить все вокруг. Приложение же достаточно открыть на смартфоне, найти там картинку интересующего растения и прочитать о нем. Кроме того, с его помощью можно будет забронировать и купить билеты на киносеансы, выставки и мероприятия, проходящие в парке. Скачать приложение можно будет как для iOS, так и для Android. Обе версии будут представлены на двух языках — русском и английском.

— Появятся ли у парка аудиогиды на разных языках?

— Аудиогиды уже есть на английском и русском языках, их можно взять в павильоне «Медиацентр». Также готовится версия на китайском языке. Скоро туристы из Китая смогут ею воспользоваться. Впоследствии будут добавлены экскурсии и на других языках.

— Гости «Зарядья» уже могут увидеть фильм «Полет над Москвой» в медиакомплексе «Полет». А когда ждать «Полет над Россией»? И будут ли другие «полеты»?

— Полетать над Россией можно будет уже в конце декабря. Второй фильм снят по такому же принципу, что и «Полет над Москвой». Зрители кинозала увидят с высоты птичьего полета самые красивые уголки нашей страны, почувствуют порывы ветра и капельки дождя на лице. В планах — сделать «полеты» в космосе, они обещают стать не менее захватывающими.

— Осенью традиционно высаживают цветы, которые распускаются весной. Ожидаются ли высадки в «Зарядье»?

— Сейчас в парке сажают дикорастущие луковичные растения. Это, например, тюльпан Бибирштейна — красивый цветок, внешне похожий на крупный колокольчик, только желтого цвета. Он занесен в Красную книгу страны. Всего мы посадим более 30 тысяч луковиц тюльпана. Уже высадили свыше тысячи деленок краснокнижного ириса безлистного. В зоне широколиственного леса будут посажены 14 тысяч луковиц пролески сибирской — первоцвета, который появляется вместе с подснежниками. Зацветут они в конце апреля — начале мая. Все виды дикорастущие, особого ухода не требуют. К высадкам цветов мы планируем привлечь волонтеров. Ими могут стать все желающие москвичи в возрасте от 16 лет. Для этого необходимо зарегистрироваться онлайн. Приоритет будет отдан горожанам, имеющим опыт ухода за растениями.

— Переживут ли растения «Зарядья» зиму? Не планируется ли их укрывать?

— Абсолютно все цветы, травы, кустарники и деревья в парке — морозостойкие. Укрывать их не нужно, они прекрасно будут чувствовать себя зимой под снегом. Мы специально подбирали дикорастущие виды, приспособленные к нашим погодным условиям. Обустраивать в «Зарядье» какие-то дополнительные зимние укрытия, чтобы разграничить скрытые под снегом ландшафтные зоны, мы тоже не собираемся. Концепция природного урбанизма, которой мы придерживаемся, предполагает, что парк должен выглядеть естественно в любое время года.

— А как насчет традиционных зимних развлечений — снежных горок, катков? Для них найдется место в парке?

— В этом году — точно нет. Но мы готовим интересную фестивальную программу к новогодним каникулам. Какую — пока секрет. Возможно, поэкспериментируем с освещением в парке.

— Недавно вы сообщили, что в хвойный лес заселили ежей, а в пруды запустили зеркальных карпов. Планируется ли дальнейшее заселение «Зарядья» животными, птицами и рыбами?

— Да, на территории парка живут четыре диких ежа, а в водоемах — с десяток карпов. В следующем году, когда деревья разрастутся и на них можно будет устроить бельчатники, мы хотим поселить здесь несколько белок. Понимаете, площадь в 10 гектаров, окруженная со всех сторон антропогенным шумом, слишком мала для комфортного обитания животных. Поэтому заселять «Зарядье» принудительно, делая из него подобие зоопарка, мы не станем. Кроме того, в парке много посетителей, зверям негде затеряться и спокойно жить. Наших ежей пару раз уже ловили гости и приносили в медиацентр со словами: «Они голодают, заберите их». Приходилось относить маленьких хищников на место и объяснять людям, что ежи — санитары парка. Это насекомоядные животные, и пищу они добывают себе сами — в их рацион входят, например, гусеницы и личинки.

Таким образом, они берегут растения «Зарядья» от вредителей. Зимой звери впадают в спячку. Кормить их дополнительно, особенно человеческой пищей, крайне не рекомендуется. Что касается птиц, то столичные биологи провели исследование и назвали виды, которые могут со временем заселить парк и его окрестности. Среди них cадовая камышовка, зеленая пересмешка, славка-черноголовка, зеленая пеночка, мухоловка-пеструшка, зарянка, соловей, большая синица, рябинник, зяблик, домовой воробей и другие. Но ждать пернатых в «Зарядье» стоит только тогда, когда разрастутся все деревья и кустарники.

— В парках и усадьбах в Москве принято устраивать всевозможные торжества, например, свадебные церемонии. Возможно ли что-то подобное в «Зарядье»?

— Парк очень популярен у новобрачных. Особенно красивые фото получаются на парящем мосту. Правда, молодожены иногда жалуются, что не могут сделать кадр, в который не попали бы другие посетители. Пока в «Зарядье» так многолюдно, проводить здесь церемонии регистрации брака не очень удобно. Но в будущем, думаю, можно будет и жениться в парке, и отмечать семейные праздники. Кстати, на сайте и в соцсетях нас часто спрашивают, бесплатно ли проведение в «Зарядье» свадебных фотосессий. Конечно, бесплатно. Причем не только свадебных, а любых, как и во всех столичных парках.

— Как вы считаете, когда «Зарядье» можно будет назвать функционирующим на все 100 процентов? Считаете ли вы его таковым сейчас?

— Парк — этой живой организм, который постоянно развивается, самообучается, настраивается под приоритеты своих гостей. Поэтому нельзя измерить в процентах функциональность «Зарядья». Он открыт для всех, и это главное. Мы следуем за потребностями посетителей, а они могут меняться. И этот процесс бесконечен. «Зарядье» — это своеобразная площадка для обмена опытом, мнениями, впечатлениями. Он будет меняться всегда — каждый день, месяц и год своего существования. А мы вместе с ним.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 10 октября 2017 > № 2351572 Павел Трехлеб


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 9 октября 2017 > № 2347093 Сергей Левкин

Сил хватит.

Реновация не нарушит выполнение других стройпрограмм города.

Руководитель департамента градостроительной политики столицы Сергей Лёвкин в интервью информационному центру правительства Москвы рассказал о ходе реализации программы реновации жилого фонда в городе. Чиновник, в частности, сообщил, что решение не привлекать инвестиции девелоперов для возведения новых кварталов останется в силе девелоперов в ближайшие пять-шесть лет. При этом в Стройкомплексе уверены, что реновация не нарушит выполнение других строительных программ города.

Информационный центр: Недавно на заседании Правительства Москвы были приняты изменения в Программу реновации, которая утверждена мэром Москвы Сергеем Собяниным 1 августа этого года. Расскажите о них подробнее.

Сергей Лёвкин: В программу реновации дополнительно включено 37 домов. При принятии программы реновации в августе текущего года отмечалось, что в нее не вошли многоквартирные дома, протоколы общих собраний в которых требовали дополнительной проверки. В постановлении о программе реновации было предусмотрено, что такие дома подлежат включению в программу, если будет установлена правомерность принятия соответствующих решений общих собраний.

Четыре дома: ул. Циолковского, дом 5, Лодочная улица, дом 27, строение 1, проспект Буденного, дом 28, корпус 1, Ставропольская улица, дом 15 из программы исключили. В трех из них решение о выходе было принято собственниками помещений после завершения формирования программы реновации. По одному дому общее собрание с решением о выходе из программы было проведено в период голосования по программе реновации. Однако протокол был рассмотрен уже после ее утверждения.Таким образом, сейчас в программе 5177 домов. В соответствии с законом формирование программы реновации завершено и включение в нее каких-либо дополнительных домов в дальнейшем невозможно.

В дальнейшем собственники, желающие выйти из программы реновации, должны будут руководствоваться порядком проведения общего собрания и другими правилами, утвержденными постановлением Правительства Москвы от 1 сентября 2017 года № 624-ПП.

Наибольшие изменения коснулись Центрального административного округа. Перечень домов, подлежащих реновации в ЦАО, дополнен 11 новыми адресами. В ТиНАО дополнительно будут включены 8 домов, в Восточном административном округе – 7. Количество домов, подлежащих реновации в СВАО, увеличилось на 5 адресов, а в ЮЗАО – на 4. В Западном и Юго-Восточном административных округах прибавилось по одному дому.

ИЦ: Ранее правительство утвердило адресный перечень территорий, где будут построены стартовые дома для программы реновации. Каковы основные параметры, по которым шел подбор этих площадок?

СЛ: Главным критерием подбора стартовых площадок стало их расположение вблизи групп домов, включенных в программу реновации, и возможность начать там строительство как можно быстрее. Мы учитывали и мнение жителей.

Очень важным был фактор минимальных обременений площадки, и, в частности, наличие там инженерных коммуникаций, поскольку их вынос и перекладка потребовала бы больших материальных и временных затрат. Нам также не хотелось вести тяжбы из-за чьего-то гаража или какого-нибудь маленького скверика с зелеными насаждениями. Параллельно с этим мы прорабатывали дальнейшее развитие территории. Необходимо следовать заявленной идеологии и создавать квартальную застройку с приватными территориями, дворами без машин, и детскими площадками.

Напомню, что всего городские власти подобрали 210 «стартовых» площадок во всех округах города. Это позволит переселить ориентировочно 568 домов, в которых расположено 47 196 квартир площадью более 2 млн квадратных метров. А число переселенцев составит около 120 тыс. человек.

ИЦ: На заседании правительства Москвы, было сообщено, что для первых переселенцев будут использоваться 12 домов, которые были построены ранее. Где они располагаются? Как они будут подводиться под новые стандарты отделки и благоустройства?

СЛ: Действительно, 12 жилых домов общей площадью 150 тыс. квадратных метров, ранее построенных в рамках реализации госпрограммы «Жилище» мы хотим задействовать в Программе реновации. Эти дома расположены в трех административных округах: САО, ВАО и ЗАО. С их адресным перечнем можно ознакомиться на официальном сайте Мэра Москвы: https://www.mos.ru/news/item/30020073/ Квартирография этих домов близка к той, что требуется для переселенцев, и мы решили их использовать, чтобы программа могла стартовать быстрее. Отделка квартир и благоустройство территорий вокруг этих домов будут приведены в соответствие с утверждёнными Правительством Москвы стандартами. По мере готовности, с 2018 года начнем переселять туда людей.

ИЦ: В соцсетях уже появились сообщения, что в построенных домах, которые отдадут под реновацию, есть однокомнатные квартиры-студии. Так ли это?

СЛ: В некоторых домах, действительно есть квартиры-студии, но они не будут задействованы в программе – именно туда переселять не будут. Также неправы и те, кто говорит, что дома, отданные под переселения, построены по устаревшей технологии. При отборе стартовых домов, рассматривались только те, которые соответствуют всем современным нормам и требованиям вне зависимости от того монолит это или панель.

ИЦ: Можете ли вы сказать, какие ограничения по этажности будут у новых домов?

СЛ: Этажность новых жилых домов, возводимых на «стартовых» площадках, будет определена при разработке градостроительной и проектной документации. Напомню, что ее поручено разработать Москомархитектуре до 1 августа 2019 года.

ИЦ: Как власти будут контролировать качество строительства новых домов?

Программа реновации даст новый толчок к развитию строительной отрасли. Она также будет способствовать усилению контроля качества применяемых материалов, ведь чем больше объемы строительства, тем строже должны быть требования. В Мосгосстройнадзоре, на базе подведомственного ему ГБУ «Центр экспертиз, исследований и испытаний в строительстве» по распоряжению мэра Москвы Сергея Собянина уже создано подразделение, которое будет контролировать качество материалов, применяемых как при строительстве, так и при отделке жилых помещений. Подчеркну, что в Москве есть отлаженный механизм контроля качества и просчетов тут быть не может.

Жилье «комфорт-класса» для реновации пройдет шесть этапов контроля качества. Первый – это проверка проектов планировки на соответствие региональным нормативам градостроительного проектирования. Специалисты будут оценивать уровень обеспеченности социальной, инженерной и транспортной инфраструктурой. На втором этапе проверяется соблюдение норм по звукоизоляции, и соответствие требованиям комфорта и безопасности жилых помещений. Третий этап предполагает государственную экспертизу проектной документации. Здесь специалисты проконтролируют соответствие требованиям стандарта «комфортное жилье». На четвертом этапе технический заказчик будет контролировать качество используемых строителями конструктивных и отделочных материалов и их соответствие существующим стандартам. Пятый этап – контроль со стороны Мосгосстройнадзора. И завершающий этап – выдача заключения о соответствии дома проекту. Здесь главным условием станет качественная и полноценная работа всех систем сооружения. Только после этого дом получит разрешение на ввод.

ИЦ: В чем принципиальное отличие будущих кварталов от старых?

СЛ: Реализация программы реновации позволит сформировать комфортную среду проживания граждан, отвечающую современным стандартам развития мегаполисов. Так, например, при ее реализации будут благоустроены скверы, бульвары или площадки отдыха в границах кварталов реновации и на прилегающих территориях.

Озеленение дворов и общественных территорий будет приспособлено для удобства пешеходных связей, иначе говоря, пешеходная дорожка появится там, где ходят люди, а не там где ее придумал проектировщик.

За счет формирования системы публичных пространств - бульваров, рекреационных зон, улиц и проездов в районах увеличится доступность объектов социальной инфраструктуры. В границах кварталов удобными и «понятными» для жителей станут детские, и спортивные площадки, внутриквартальные проезды, места для автостоянок, участки для выгула собак, а также площадки для мусорных контейнеров.

Для территорий реновации преимущественно будет применяться квартальный принцип застройки. Четкое разграничение внутридворовых территорий будет одним из ее принципов. Во дворах мы оставим пути для подъезда машин экстренных служб. А для транзита дворы будут закрыты самой конфигурацией жилых домов.

Планировочная организация территории реновации позволит возводить жилые дома с «единым фронтом», что более традиционно для города, чем хаотично расставленные здания. В первых этажах домов предусмотрено размещение объектов торговли и обслуживания, что позволит создать насыщенную среду жилых улиц.

ИЦ: Не собираются ли власти пересмотреть свое решение и привлечь строительные компании для участия в программе реновации?

СЛ: Нет. В ближайшие пять-шесть лет пересмотра этого решения точно не будет. Полномочия единственного учредителя создаваемого Московского фонда реновации жилой застройки осуществляет Правительство Москвы в лице Департамента строительства города Москвы.

ИЦ: Может ли программа реновации оказать негативное влияние на другие городские программы. Хватит ли у московских строителей сил и на возведение метро, и на дорожное строительство и на программу реновации?

СЛ: Думаю, что никаких проблем у нас не будет. Дефицит есть - наиболее востребованы сегодня арматурщики, бетонщики, каменщики, специалисты по монтажу стальных и железобетонных конструкций, маляры, штукатуры, облицовщики-плиточники, монтажник вентиляционных систем и оборудования. Но, по нашим оценкам, этот дефицит не сможет серьезно повлиять на то равновесие, которое было достигнуто на рынке два года назад. Сегодня отсутствует ажиотажный спрос на рабочую силу, наблюдавшийся три-четыре года назад. Поддержка уровня занятости в отрасли стала возможной благодаря решениям руководства города по увеличению финансирования строительства. Словом, нет никаких оснований говорить о том, что реновация может отвлечь на себя силы и как-то нарушить выполнение других строительных программ.

ИЦ: Недавно появилась информация о том, что какой-то процент квартир в новых домах может быть выставлен на продажу и москвичи, не попавшие под программу реновации, могут купить там квартиру. Так ли это? Как скоро это может произойти?

СЛ: Программа реновации, это в большей степени «социальный проект», именно поэтому реализуется, прежде всего, за счет средств городского бюджета. В то же время, при возможности и наличии невостребованного ресурса площади, часть возведенного в последующие «волны» и не задействованного в переселении жилья может быть выставлена на продажу. При этом приоритетными правом в покупке «излишков» будут пользовать участники программы реновации, которые захотят улучшить свои жилищные условия. Хочу особо подчеркнуть, что первые несколько лет реализации программы, свободных продаж этого жилья на рынке не будет.

ИЦ: Как известно в Москве создан Единый контактный центр, который работает с обращениями москвичей по вопросам реновации и переселения. Каковы результаты этой работы?

Единый контактный центр Стройкомплекса, в соответствии с поручением Мэра Москвы Сергея Собянина начал свою работу в марте 2017 года. В его структуре работает справочно-консультационная служба, рассматривающая обращения по вопросам реализации программы реновации. Обратится туда можно позвонив по номеру 8 (499) 401-01-01. За время работы Единым контактным центром обработано около 5 500 обращений, из которых 1 950 (36%) относятся к вопросам программы реновации жилищного фонда.

Для обеспечения эффективной работы Единого контактного центра создана База знаний - информационный ресурс, содержащий ответы на типовые вопросы. База знаний состоит из 60 основных подразделов, которые содержат 548 статей по основным вопросам, касающимся градостроительной деятельности. Также на базе контактного центра создана система мониторинга поступающих обращений. Она позволяет получать актуальную статистику в различных разрезах, например, выявлять самые активные административные округа и районы Москвы, и анализировать тематику вопросов.

ИЦ: Есть ли у городских властей понимание того, что будет с домами, попавшими под программу и представляющими историческую и архитектурную ценность? Сколько всего таких домов насчитывается в Программе реновации?

СЛ: Сейчас Москомархитектура совместно с Департаментом культурного наследия города Москвы и общественным движением «Архнадзор» прорабатывают вопрос сохранении не только вновь выявленных объектов культурного наследия, но и любых зданий, которые могут представлять историческую и культурную ценность. Они останутся в программе, потому что реновация предполагает не только снос, но и реставрацию здания, если оно в ней нуждается. Восстановленные постройки могут использоваться и как жилые дома, и как культурные объекты – музеи, библиотеки, клубы. О точном количестве можно будет говорить после завершения этой работы.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 9 октября 2017 > № 2347093 Сергей Левкин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 4 октября 2017 > № 2463600 Радий Хабиров

Радий Хабиров: "Зазеваться в Московской области не дают никому"

После неожиданного для многих перехода из Администрации Президента на пост мэра Красногорска Радий Хабиров не дал ни одного интервью федеральным СМИ. "НИ" стали первым изданием, кому бывший куратор Госдумы от Кремля рассказал, чем он занят на новом поприще.

- Радий Фаритович, почему Вы все-таки не остались в "большой" политике, а стали «крепким хозяйственником» в Подмосковье и увлеченно занимаетесь ЖКХ и прочими рутинными вещами? Почему, в конце концов, не дали ни одного интервью с ответами на эти вопросы, которые активно обсуждаются наблюдателями?

- Договоренность об уходе после сентябрьских выборов 2017 года из Администрации Президента у меня была задолго до объявления об отставке. 8 лет на этой позиции – слишком много. Хотелось попробовать быть не маленькой частью гигантской машины федеральной власти, а своими руками сделать что-то нужное для людей, увидеть конкретные результаты. Варианты были разные, но сразу после решения об уходе я решил принять предложение Андрея Воробьева присоединиться к его команде, одной из самых эффективных в современной России. Пресловутая система KPI здесь внедрена настолько четко, что зазеваться тут не дают никому, поэтому сам вижу, как чиновники порой буквально ночуют на объектах. Мне такая работа «на земле» очень нравится. А отвечать на вопросы о работе, которой я больше не занимаюсь – думаю, некорректно. Поэтому в ближайшие годы однозначно планирую заниматься только своей долей ответственности в команде Воробьева.

- Приближается 2018 год, когда завершится переезд органов госуправления Московской области в Красногорск, который после этого может быть официально провозглашен столицей Подмосковья. Как вы готовитесь к этому событию? Существуют ли какие-либо планы по приданию городу «столичного лоска»?

- Проблемами красногорцев мы занимаемся независимо от той даты, с которой они будут считаться столичными жителями. Здесь есть дела поважнее формального статуса. Город, как это ни странно, платит высокую цену за свое уникальное расположение. Приятно читать отчеты серьезных агентств, где мы располагаемся на 12-м месте среди всех городов страны по экономическому потенциалу. Обратная сторона этой медали – в период бурного роста в Красногорске построили слишком много жилья. У нас сейчас постоянно живет более 320 тысяч человек, а в дачный сезон – в разы больше. Инфраструктурой все эти люди в достаточной мере не обеспечены. Не хватает дорог, школ, садиков, парков… Да чистоты элементарной не хватает. Вот эти перекосы нам и надо как можно быстрее устранить.

- Это вообще реалистичные задачи? Знаменитые красногорские пробки, кажется - явление, которое будет существовать вечно…

- Это не так. Многое уже начало делаться на уровне области. Например, на прошлой неделе мы с губернатором открыли путепровод в Нахабине, о котором много лет говорили, а Воробьев принял необходимые решения. В 18-м году откроется развязка между Волоколамским и Ильинским шоссе и водителям станет еще чуть легче дышать. Планируем новые выходы на МКАД и Новую Ригу и расширение существующих дорог. Ну и конечно, нам надо создавать рабочие места в самом Красногорске, чтобы убрать трудовые транспортные маятники.

- В День города Красногорска многих впечатлил ваш новый парк, которого ранее не было в планах, а вы его закончили за несколько месяцев и получили похвалы Сергея Капкова и сравнения с Патриаршими прудами… То есть - если мэру очень хочется, то можно быстро найти деньги на что-то серьезное?

- В моем представлении - на День города жители должны были получить какой-то подарок, иначе что же это за праздник такой? Да, в бюджете денег на парк Ивановские пруды не было, но оставлять его дальше в виде болота с бомжами в центре города было бы росписью в собственном полном управленческом бессилии. Поэтому мы собрали работающих в округе предпринимателей и попросили их помочь родному городу. Они согласились. В итоге в первые сутки работы парка в нем побывало около 40 тысяч человек и всем, кого мы спрашивали - там действительно понравилось. Это означает, что дело сделано нужное.

- У Вас ведь не было раньше хозяйственного опыта? Сложно было войти в роль мэра города с его извечными коммунальными и прочими далекими от большой политики проблемами?

- В принципе, управление процессами на уровне муниципалитета ничем не отличается от федерального уровня. Мы ставим задачи и контролируем их выполнение. Дальше - все уже зависит от совести и компетентности каждого конкретного исполнителя. Из плюсов - в Московской области хорошо отлажена система взаимодействия граждан и чиновников всех уровней. У каждого чиновника четко прописаны все его задачи буквально на каждый день. А каждый житель имеет возможность указать на недостатки в работе любого чиновника через систему “Добродел”. На исправление – буквально несколько дней, формальные ответы – не принимаются. Расслабиться здесь ни у кого не получается.

- Вы раньше были абсолютно закрытым чиновником, а теперь много пишете в соцсетях, удивляя всех открытостью. Например, выложенное вами видео с обсуждающей нелегальные выплаты чиновницей подшефного Вам МУПа “Похоронная служба” плохо укладывается в чиновничью логику…

- Здесь все очень просто - выбора не было. Губернатор жестко требует с каждого чиновника в области быть предельно открытым. Что же касается конкретного случая с похоронной службой - мы действительно получили обращение гражданина, который прислал видео, в котором, возможно, служащие обсуждают некие коррупционные схемы. Публиковать это или нет - я не раздумывал ни секунды. От таких служащих мы будем избавляться жестко, и каждый, кто пытается делать что-то подобное - должен понимать, что мне рано или поздно об этом расскажут.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 4 октября 2017 > № 2463600 Радий Хабиров


Россия. ЦФО > Медицина > newskaz.ru, 29 сентября 2017 > № 2333466 Лео Бокерия

Лео Бокерия – доктор, который опережает время

Во Всемирный день сердца мы поговорили с самым известным кардиохирургом мира о его работе и достижениях в области кардиологии

Алексей Стефанов

Всемирный день сердца российский врач-кардиохирург, изобретатель, педагог, профессор, академик РАН и директор Национального медицинского исследовательского центра сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева Лео Антонович Бокерия встречает в японском городе Саппоро, где проходит 70-й съезд сердечно-сосудистых хирургов Японии.

"Эта японская ассоциация является системообразующей в обществе сердечно-сосудистых и грудных хирургов Азии. Это очень большая организация, она объединяет все азиатские страны и включает Австралию. На будущий год этот съезд впервые в истории ассоциации будет проходить в Москве, и руководство японской ассоциации попросило меня приехать, выступить с лекцией, а заодно пояснить, как и где будет проходить съезд", — рассказал корреспонденту Sputnik доктор Бокерия.

- Лео Антонович, ваши коллеги рассказывают, что вы буквально живете на работе. Много операций в день приходится делать?

— Да, я много оперирую, делаю в день 4-5 операций, порой шесть операций, а раза три было семь операций в сутки. Получилось, что у меня по расписанию было шесть операций, а потом сообщили, что есть донор. А донорские сердца всегда привозят ночью. Вот я сделал седьмую операцию, пересадку сердца, а на следующий день у меня было еще четыре. Поспал в своем кресле и снова в операционную (смеется).

- Как же вы восстанавливаетесь?

— Я пять лет уже не пью, очень давно уже не курю. У меня очень жесткий режим: ложусь в двенадцать – полпервого, в шесть утра уже встаю, очень много стою на ногах, естественно. Поэтому, видимо, организм привык. Есть же такое понятие — статическая гимнастика, и она в свое время прописывалась даже для членов Политбюро. Издавались закрытые книги, и одна из них как раз касалась статической гимнастики. Не знаю, в какой степени такой гимнастикой занимались члены Политбюро, но, во всяком случае, ознакомиться с рекомендациями могли. Поскольку я очень много стою на ногах, вероятно, какая-то группа мышц у меня при этом правильно напряжена.

- Выходит, много стоять на ногах полезно?

— Надо все делать прямо напротив того, что говорил Черчилль: если можно посидеть или постоять, он говорил — надо посидеть, а я считаю – постоять. Если полежать или посидеть, то я считаю, что лучше посидеть. Но одинаковых организмов не бывает, конечно.

- Много сложных операций приходится делать именно вам?

— Мы самая большая клиника. Я часто говорю, что в мире, но не знаю, что есть в Китае. Во всяком случае, для Америки и Европы – мы точно самая большая клиника. В прошлом и позапрошлом году сделали более 5 300 операций на остановленном сердце — так называемые открытые операции на сердце. Это очень трудоемкие и очень высокотехнологичные операции, потому что подключается аппарат искусственного кровообращения. Мы их делаем детям весом чуть больше двух килограмм, потому что есть такие критические пороки, когда ребенок может умереть в течение первых дней, и спасти его может его может только операция.

- Какие достижения есть сейчас в области кардиологии, и какие из них можно назвать прорывом?

— У нас есть очень интересные разработки. Например, в нашем центре мы создали первый в мире беспроводной электрокардиостимулятор. Он используется для регуляции сердечного ритма, когда он редкий. Обычный кардиостимулятор содержит два электрода – две проволоки, которые проводятся в сердце. Мало того, что этот электрод, эта проволока деформирует работу трехстворчатого клапана− а створочки очень тоненькие − он еще может тромбироваться, инфицироваться. И вот у нас в центре был создан малюсенький такой — всего 18 миллиметров – стимулятор, который ставится снаружи сердца.

Также, поскольку мы очень прицельно занимаемся операциями на остановленном сердце, важно иметь кардиоплегический раствор. Вы вводите его, и сердце должно молниеносно остановиться, а после операции, когда снимаете зажим с аорты, горячая кровь поступает в сердце, и оно должно сразу восстановиться. Много было предложено различных вариантов растворов, в мире прижился внутриклеточный раствор Бретшнайдера – по фамилии автора, немецкий раствор. А мы усилили этот раствор определенными вещами – секреты раскрывать не буду. Раствор называется Бокерия-Болдырева. Мы участвовали в процессе его создания с химиком, профессором МГУ Болдыревым, но он, к сожалению, ушел из жизни. Я лично сделал уже более 600 операций с этим раствором. Причем, пациентами были совсем малюсенькие дети и люди глубоко пенсионного возраста. И результаты очень хорошие.

- Сейчас в лечении сердечной недостаточности начали применять даже клеточные и генные технологии, насколько это эффективно?

— Я не хочу хвалиться, но я был одним из пионеров этой методики в России. В 1997 году ко мне обратились американцы с предложением попробовать абсолютно чистые клетки, выращенные из обычной мускулатуры, не сердечные. И после согласования с Академией медицинских наук соответствующего решения нашего ученого совета и получения согласия пациентов, я эти клетки применил. Тогда не было таких возможностей, как сейчас, когда мы могли точно проследить судьбу того места сердца, куда вводили клетки, в режиме 4D flow. А вводили мы это больным, которым нельзя было сделать операцию аортокоронарного шунтирования, есть такое понятие – нешунтабельные артерии, когда некуда пришиваться. Или еще было двое больных, которым одну артерию можно было пришить, а другую нельзя. Таким я сделал пять операций. И через два с половиной года один из пациентов умер. Тот, которому не удалось ничего пришить, и которому я ввел эти клетки. Была секция, вскрытие, нам показали результаты, микроскопию, и я увидел действительно прижившиеся клетки, которые были как коридор в той части, в которой я вводил, но они явно не функционировали. Потому что они не переросли в кардиомиоциты. И тогда мы прекратили поиски таких клеточных заместителей и используем исключительно собственные клетки из костного мозга пациента.

Мы и сейчас делаем много таких операций, особенно при Аномалии Эбштейна — есть такая болезнь, когда три камеры сердца – левое предсердие, правое предсердие, левый желудочек нормальные, а правый желудочек называется папиросоподобным, потому что стенка тонкая и там вообще нет мускулатуры. И мы в это место вводим клетки. И продолжаем работать в этом направлении. Это наш абсолютный приоритет.

Если вы пересадили клетки больному с ишемической болезнью, с коронарной болезнью сердца, то может получиться, что вам скажут: а может, это аортокоронарное шунтирование помогло. Или сам по себе лазер помог, потому что при введении этих клеток мы сначала делаем лазерные перфорации. Считается, что вот это воздействие лазера улучшает проникновение клеток во все отделы сердца.

Так вот, наше ноу-хау состояло в том, что мы впервые заявили о том, что больной с аномалией Эбштейна — идеальная модель, чтобы сказать, работают эти клетки или не работают. И, кроме того, сейчас у нас появились очень точные методы исследования – компьютерная томография, как я уже сказал, в режиме 4D flow. Просто все видно.

- Надо же — технологии идут вперед, но вы опережаете даже эти технологии.

— Потому что наш институт — Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева − на самом деле передовой и больше известен даже за границей, чем внутри страны.

Россия. ЦФО > Медицина > newskaz.ru, 29 сентября 2017 > № 2333466 Лео Бокерия


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 сентября 2017 > № 2333004 Владимир Михайлов

Муниципальный фильтр пропускает только безопасных кандидатов: Михайлов

Кандидат в президенты России Владимир Михайлов уверен, что муниципальный фильтр пропускает только безопасных для власти кандидатов в губернаторы

Произошедшая в Москве маленькая победа оппозиции на муниципальных выборах вызвала большой общественно-политический резонанс в регионах. Создание в российской столице площадки для дискуссии оппозиции и власти заставило многих региональных лидеров по-новому оценить политическую и экономическую ситуацию у себя на родине. С анализа такого расклада мы и начали разговор с заслуженным изобретателем России, предпринимателем и политиком, депутатом Костромской областной думы, кандидатом в президенты России Владимиром Михайловым

ИА REGNUM : Владимир Викторович, в мониторинге основных событий социально-политической жизни регионов за июль 2017 года фонд «Петербургская политика» перечислил 10 событий, произошедших в Костромской области: восемь — позитивных и два — негативных. А жизнь-то в регионе налаживается. Оказывается, хороших событий у вас в четыре раза больше, чем плохих.

— Одним из позитивных событий названо начало капитального ремонта единственного в Костроме моста через реку Волгу. Ремонт, действительно, начался, но проектировщикам не было дано задания просчитать возможность разместить тротуары консольно, чтобы увеличить количество полос движения. Если мы заявляем, что Костроме необходим второй мост, то, наверное, должны «выжать» максимум из уже имеющегося. Если бы за счет реконструкции добавилась еще одна полоса, то пропускная способность моста увеличилась бы на 25%. И в сегодняшней ситуации это решило бы проблему проезда по мосту. А стоимость такой реконструкции была бы гораздо меньше, чем затраты на строительство нового моста.

ИА REGNUM : Как же, по-вашему, должны были вестись работы на мосту?

— Существующая ширина проезжей части моста составляет 14 метров. Нужно было оставить три полосы для движения транспорта (9 метров) и начать ремонтировать крайнюю полосу шириной 5 метров, одновременно проводя работы по размещению примыкающего к ней тротуара консольно. В результате к ремонтируемым пяти метрам добавилось бы полтора метра проезжей части, и общая ее ширина составила бы 6,5 метра — а это уже возможность организовать две полосы движения. Затем необходимо было провести ремонт другой крайней полосы шириной тоже 5 метров также с выносом тротуара на консоли. При этом открытый для проезда участок составил бы 10 метров (0,5 метра займут разграничительные блоки), то есть опять три полосы движения. И последним должен ремонтироваться центральный участок дороги шириной 4 метра, по обеим сторонам от которого открыто движение уже по четырем полосам.

Если бы ремонт моста шел по такой схеме, то никаких неудобств участникам движения он бы не создавал. А сегодня существует огромная проблема для костромичей, живущих и работающих на разных берегах Волги.

ИА REGNUM : С мостом понятно. Но ремонт моста — не единственное позитивное событие…

— Что касается остальных перечисленных событий — начало строительства асфальтобетонного завода, одобрение проекта по расширению производства ПЭТ-преформ, визит в Кострому делегации из Германии для изучения возможностей сотрудничества, возведение моста в Межевском районе, начало строительства крытого футбольного манежа — это все текущая работа. Никакой особой заслуги региональных властей я в этом не вижу.

ИА REGNUM : Пусть так, но ведь на другом полюсе значатся всего два негативных события.

— Всего два, но оба они являются ключевыми.

Первое, по оценке Минэкономразвития Костромская область в 2016 году заняла 4-е место среди регионов с самым большим падением экономики. То есть хуже, чем у нас, с экономикой только в трех регионах из 85. А ведь совсем недавно по показателям экономического развития наша область находилась в середине рейтинга.

И второе, по данным РИА «Рейтинг», Костромская область с уровнем закредитованности бюджета в 157 процентов заняла 83-е место по уровню долговой нагрузки. Хочу напомнить, что, когда Сергей Ситников заступил на пост губернатора, у нас государственный долг равнялся 9 млрд рублей, а соотношение к собственным доходам составляло 93 процента. В 2012 году новый губернатор критиковал администрацию, высказывал недовольство в адрес областной думы из-за того, что они позволили предыдущему губернатору Игорю Слюняеву за 5 лет увеличить госдолг области на 5 млрд рублей. Но за пять лет работы новой администрации госдолг вырос с 9 до 23 млрд рублей (с таким результатом мы подойдем к концу 2017 года).

Дело в том, что региональные власти научились красиво подавать аналитическую информацию о своей деятельности, маскировать недоработки и промахи. И их вина не столько в том, что они не могут эффективно руководить, сколько в том, что они даже не рассматривают альтернативные предложения.

ИА REGNUM : Вы критикуете действующую администрацию, но в 2015 году жители Костромской области поддержали Сергея Ситникова на губернаторских выборах.

— В 2014 году Виктор Толоконский на губернаторских выборах набрал более 63%, Валерий Шанцев — 87%, а Николай Меркушкин — больше 91%. Но на днях они были отправлены в отставку. Это говорит о том, что итоги сегодняшних выборов совершенно не отражают результаты работы глав регионов. И я не удивлюсь, если в ближайшее время случится отставка костромского губернатора Сергея Ситникова из-за плачевного финансового состояния области.

Ни один из региональных политиков, который мог бы составить реальную конкуренцию Сергею Ситникову, не принял участия в выборах. Кто-то не смог заручиться поддержкой партии (самовыдвижение на губернаторский пост законодательством Костромской области не предусмотрено), а кто-то и не стал этого делать, прекрасно понимая, что муниципальный фильтр пропускает только безопасных для власти кандидатов. Все это не дает возможности появиться в регионах новым политическим лидерам. А если они не появляются на региональном уровне, нет реальной конкуренции и на уровне федеральном. Именно поэтому сегодня остается без ответа вопрос «Если не Путин, то кто?».

ИА REGNUM : Что вы предлагаете?

— Я предлагаю предоставить кандидатам на губернаторский пост возможность участвовать в выборах путем самовыдвижения. И второе, необходимо, чтобы была альтернатива муниципальному фильтру в виде сбора подписей избирателей. Вот тогда губернаторские выборы станут действительно конкурентными, и тогда на вопрос «Если не Путин, то кто?» будет много ответов.

ИА REGNUM : И тогда вы будете участвовать в губернаторских выборах?

— Внося это предложение, я не преследую каких-то личных целей. Более того, могу заявить, что в выборах губернатора участвовать не планирую. В сегодняшних условиях, когда регионы полностью зависят от федерального центра, человек, имеющий свое мнение, не проработает долго на посту губернатора. Федеральная власть всегда найдет повод, чтобы с ним расстаться.

Что касается моего участия в выборах, то я планирую участвовать в выборах президента России и хочу предложить гражданам нашей огромный страны цель, которая, на мой взгляд, могла бы объединить всех, а, возможно, и стать национальной идеей — сделать Россию лучшей страной и экономически мощной!

Татьяна Васильева

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 сентября 2017 > № 2333004 Владимир Михайлов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroygaz.ru, 26 сентября 2017 > № 2327176 Алексей Давидюк

Сопряжение с наукой.

Возведение объектов из железобетона требует научного сопровождения.

Практически ежегодно на помощь проектировщикам приходят новые нормативные документы, регламентирующие строительство с применением бетона. Не стал исключением и нынешний год, подтвердив тем самым известную истину о том, что производство основного строительного материала современной цивилизации — железобетона — требует соответствующего нормативного обеспечения. О нормотворческой деятельности ведущего научно-исследовательского института в области бетона и железобетона — НИИЖБ им А. А. Гвоздева АО «НИЦ «Строительство» — рассказал его директор, доктор технических наук, заслуженный строитель РФ Алексей ДАВИДЮК.

«СГ»: Алексей Николаевич, какое место в общем объеме работ вашего института занимает разработка строительных нормативов?

Алексей Давидюк: Формирование нормативной базы в области бетона и железобетона всегда было одной из главных задач нашего института. НИИЖБ является разработчиком и автором или соавтором основополагающих нормативов, включенных в утвержденный правительством РФ перечень национальных стандартов и сводов правил.

Применение этих стандартов и СП является обязательным и обеспечивает соблюдение требований федерального закона ФЗ-384 «Технический регламент безопасности зданий и сооружений». Институт является также автором основных нормативно-технических документов по технологии бетона. Объем нашей нормотворческой деятельности сопоставим с результатами аналогичной деятельности крупных международных организаций. Так, например, за все время своего существования профильные комитеты Европейского комитета по стандартизации (CEN) ТК 104 «Бетон и составляющие материалы» и ТК 229 «Сборный железобетон» подготовили 220 стандартов, Американский институт бетона — 270 стандартов и обзорных докладов, технический комитет ТК 71 Международной организации по стандартизации ISO «Бетон, железобетон, преднапряженный железобетон» — немногим более 40 стандартов. Тогда как нашим институтом, начиная с 1967 года по настоящее время, было разработано около 300 документов в статусе строительных норм и правил, пособий, руководств и стандартов организации по проектированию, изготовлению и испытаниям бетонных и железобетонных конструкций, а также в области технологий производства бетонов и арматуры.

Эти документы охватывают широкий спектр областей применения бетона и железобетона в строительстве, включая такие экзотические, как радиопоглощающий и радиопрозрачный бетон или базовые детали агрегатированного оборудования.

Необходимо отметить, что благодаря широкомасштабной программе Минстроя РФ по совершенствованию нормативной базы строительства, наш институт впервые за последние почти 30 лет имеет возможность системно разрабатывать стандарты и своды правил в области бетона и железобетона с предварительным проведением научно-исследовательских работ по мониторингу ранее разработанной нормативной документации.

«СГ»: Алексей Николаевич, вы упомянули ТК 71 ИСО, который занимается вопросами бетона и железобетона. Я знаю, что ежегодная конференция этого комитета пройдет впервые в России в мае будущего года. Вы участвуете в работе этого ТК?

А.Д.: Да, участвуем. Один из ведущих специалистов НИИЖБ им. А. А. Гвоздева является голосующим членом этого комитета (P-member), иными словами, представляет в этом комитете непосредственно Росстандарт, официального члена ИСО от РФ. Ряд наших экспертов работает в подкомитетах. Работа в комитетах ИСО по строительству была возобновлена сравнительно недавно по инициативе министра М. А. Меня, и сразу же набрала неплохие обороты. Ведущую роль здесь играет подведомственное Минстрою ФАУ ФЦС. НИИЖБ им. А. А. Гвоздева планирует не только активно участвовать в конференции ТК 71 ИСО в мае будущего года, но и представить несколько наших стандартов в области бетона на придание им статуса стандартов ИСО. В дальнейшем мы планируем также представить наши основные нормы по расчету железобетонных конструкций СП 63.13330.2012 на сертификацию согласно требования стандарта ИСО 19338 «Состав и оценка требований для стандартов на проектирование железобетонных конструкций».

К участию в работе ТК 71 мы хотим привлечь специалистов в области бетона и железобетона из других организаций, с которыми имеем тесные рабочие контакты (среди них, например, Росатом и Ростех). Пользуясь случаем, приглашаем строительное бизнес-сообщество к участию в работе конференции ТК71 ИСО, с возможной презентацией перспективных нормативных документов на этом значимом международном мероприятии. Стандартизация, особенно через ИСО — это эффективный путь продвижения нашей продукции на зарубежный рынок.

«СГ»: Какие актуализированные нормативные документы разработал институт за последнее время?

А.Д.: В настоящее время все больше внимания уделяется увеличению объема строительства жилых крупнопанельных зданий. Расширение сборного строительства вытекает из возможности и необходимости максимально реализовать преимущества индустриального домостроения. Но в таких зданиях узлы сопряжения несущих конструкций обладают определенной податливостью, которую необходимо учитывать при проектировании. Существующая нормативная база для проектирования крупнопанельных жилых домов пока отстает от развития технологий, применяемых в последнее время в домах из сборного железобетона, и ряд вопросов, связанных с расчетом зданий, требует нормативного обоснования. Расчет крупнопанельных зданий зачастую вызывает у проектировщиков определенные трудности, связанные, в том числе, с моделированием работы стыков сборных элементов. Следует учитывать и современную тенденцию к увеличению этажности крупнопанельных зданий. С целью повышения качества проектирования таких зданий, а также для учета новых технологий возведения крупнопанельных домов, по заказу ФАУ «ФЦС» мы подготовили свод правил (СП) «Крупнопанельные конструктивные системы. Правила проектирования». Далее, в действующих нормативных документах по железобетонным конструкциям нет детальных указаний по правилам проектирования сборно-монолитных конструкций. В результате при проектировании данных конструкций проектировщики вынуждены использовать устаревшие рекомендации, составленные в 80-х годах прошлого века. В связи с этим институт разработал проект СП, регламентирующего правила проектирования сборно-монолитных железобетонных конструкций.

«СГ»: Что нового появилось в части нормирования долговечности строительных конструкций?

А.Д.: Обязательным документом по этой проблеме является СП 28.13330.2012 СНиП 2.03.11-85 «Защита строительных конструкций от коррозии». При его актуализации нашими специалистами были учтены замечания и предложения к СП 28.13330, поступившие от проектных и производственных организаций в 2011-2016 годах, а также рекомендации ФАУ «ФЦС». В актуализированной редакции указано, например, что при одновременном воздействии различных агрессивных сред степень воздействия среды на бетон (железобетон) определяется по более агрессивной среде с учетом условий эксплуатации конструкции.

В этом документе впервые введен подраздел, касающийся арматуры. В частности, указано, что в предварительно напряженных железобетонных конструкциях, эксплуатируемых в средне- и сильноагрессивных средах, в качестве напрягаемой арматуры допускается применение термомеханически упрочненного арматурного проката, выдерживающего испытания на стойкость против коррозионного растрескивания в течение не менее 100 часов. В агрессивных средах допускается применение стальной арматуры с защитным антикоррозионным покрытием. Также в ряде случаев возможно применение композитной полимерной арматуры, отвечающей требованиям соответствующей нормативной документации (при условии обеспечения необходимых требований по огнестойкости). Подраздел, касающийся требований к бетону, также введен впервые. Указано, что бетоны конструкций зданий и сооружений, подвергающихся воздействию воды и знакопеременных температур, марок по морозостойкости более F1200 (F2100) следует изготавливать с применением воздухововлекающих или газообразующих добавок, а также комплексных добавок на их основе.

«СГ»: Какие новые стандарты были подготовлены институтом в области строительных материалов?

А.Д.: Здесь следует назвать ряд обновленных документов, направленных на расширение применения инновационных материалов. Среди них методическое пособие по применению механических соединений арматуры железобетонных конструкций, СП «Конструкции бетонные и железобетонные. Правила ремонта и усиления» и рекомендации по подбору составов тяжелых и мелкозернистых бетонов (к ГОСТ 27006-86). Выпущены нормативные документы на напрягающий цемент (ГОСТ Р56727) и напрягающий бетон (ГОСТ 32803). В некоторые актуализированные СП включены новые разделы по применению напрягающего бетона (СП 63.13330-2012, СП 7013330-2012), в том числе бетон на напрягающих цементах (с нормируемой величиной самонапряжения) и бетон с компенсированной усадкой (требования по самонапряжению не нормируются). В этих документах представлен ряд основных положений по физико-механическим показателям напрягающего бетона и технология изготовления конструкций.

НИИЖБ им А. А. Гвоздева разработана инновационная технология и создано опытно-промышленное производство базальтопластиковой арматуры. Разработаны также высокопрочные цементные композиции, армированные базальтовыми волокнами, для защиты железобетонных конструкций от коррозии и ремонтно-восстановительных работ в дорожном и транспортном строительстве. На основании результатов испытаний и с учетом данных обследования состояния мостовых, ограждающих и дорожных конструкций после 10-15 лет эксплуатации, была разработана нормативно-техническая документация на применение неметаллической композитной арматуры, в том числе ГОСТ 31938-2012 «Арматура композитная», СП «Правила проектирования конструкций с композитной арматурой».

«СГ»: Алексей Николаевич, а какие документы необходимо подготовить в ближайшее время? Что вы считаете наиболее актуальным?

А.Д.: В план разработки и актуализации строительных норм и правил Минстроя на 2017-2018 годы по нашему предложению включено 15 СНиП и СП. К сожалению, в их число не вошел свод правил по научно-техническому сопровождению строительства сложных объектов. Такое сопровождение подразумевает комплекс работ научно-методического, экспертно-контрольного, информационно-аналитического и организационно-правового характера, выполняемых на этапах инженерно-геологических изысканий, проектирования, возведения здания. Наш институт имеет большой опыт научно-технического сопровождения сложных объектов, обобщив который мы могли бы подготовить крайне необходимый для возведения таких объектов документ.

Кстати

В числе успешных примеров научно-технического сопровождения строительства сложных объектов специалистами НИИЖБ им А. А. Гвоздева АО «НИЦ «Строительство » — при возведении градирен на Калининской АЭС (высота — 150 м), Нововоронежской АЭС и Ростовской АЭС (высота — 171,5 м). Другим примером эффективности научно-технического сопровождения, выполненного этим институтом, являются стадионы, возводимые к предстоящему Чемпионату мира по футболу. Это «АренаКраснодар», московские стадионы «Спартак», «Динамо» и Большая спортивная арена «Лужники».

Автор: Алексей ТОРБА

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroygaz.ru, 26 сентября 2017 > № 2327176 Алексей Давидюк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter