Всего новостей: 2556515, выбрано 464 за 0.136 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист СЗФО: Путин Владимир (46)Брицкая Татьяна (41)Полтавченко Георгий (36)Петлянова Нина (33)Цуканов Николай (23)Пиотровский Михаил (20)Вишневский Борис (16)Медведев Дмитрий (15)Митин Сергей (15)Орлов Игорь (15)Кувшинников Олег (14)Лурье Лев (14)Медведев Михаил (14)Ковтун Марина (13)Кропачев Николай (13)Дрозденко Александр (12)Туркин Федор (11)Алиханов Антон (10)Креславский Игорь (10)Зылев Дмитрий (8) далее...по алфавиту
Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 июля 2018 > № 2674214 Михаил Ведерников

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Псковской области Михаилом Ведерниковым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Михаил Юрьевич, Вы уже, надеюсь, вошли в курс дела, разобрались, чем следует заниматься. Хотел бы услышать от Вас анализ ситуации, каковы сейчас основные показатели региона, что удалось сделать за относительно короткий период, пока Вы временно исполняете обязанности руководителя региона, и какие планы на будущее.

М.Ведерников: Несмотря на сложность исполнения регионального бюджета, Псковская область выполняет все принятые на себя ранее обязательства социального характера. Мы стараемся выдерживать все параметры по исполнению майских указов Президента 2012 года. На начало года у нас неплохие показатели по росту промышленного производства, они составляют сейчас 1,8%. Также развивается сельское хозяйство, рост на начало года составил 6,2%. Мы ведём активную работу по развитию особой экономической зоны «Моглино», на сегодняшний день там зарегистрированы девять резидентов с общим объёмом инвестиций 4,7 млрд рублей.

Д.Медведев: А чем занимаются там компании в основном?

М.Ведерников: В прошлом году, в декабре, мы открыли финскую компанию «Нор-Маали». Она занимается производством лакокрасочной продукции, также для малярно-штукатурных работ производятся различные инструменты, сублимированные продукты. На сегодняшний день в «Моглино» планируют зайти ещё четыре предприятия, одно из них – группа компаний «Титан», общий объём финансирования – порядка 13 млрд рублей.

Д.Медведев: Хорошо, это новые рабочие места.

М.Ведерников: Интерес к особой экономической зоне остаётся достаточно высоким, и мы рассчитываем, что в ближайшее время будем выходить на Правительство Российской Федерации с просьбой об оказании содействия по вводу в эксплуатацию второй очереди особой экономической зоны «Ступниково».

Также с 2016 года при поддержке Министерства промышленности в Псковской области создан Великолукский электротехнический кластер. На сегодняшний день ещё семь предприятий вошло в этот кластер. Он включает в себя 19 промышленных предприятий и шесть объектов инфраструктуры. Общее количество сотрудников – 5200, оборот производимой продукции – 16 млрд в год.

Важнейшей темой для развития промышленного и экономического потенциала является транспортная доступность региона. Мы провели переговоры и планируем уже осенью этого года возобновить авиасообщение Псков – Москва, регулярные рейсы, и запустить скоростной поезд «Ласточка» (Псков – Санкт-Петербург). Мы рассчитываем, что это даст дополнительный импульс для развития такой важной сферы экономики Псковской области, как туризм. За последние два года оборот в этой сфере вырос на 62%. Если говорить о туризме, то в июне следующего года Псковская область, город Псков будут принимать 39-е Международные Ганзейские дни. Мы рассчитываем, что нас посетит около полумиллиона гостей из 180 городов 16 европейских стран.

Дмитрий Анатольевич, пользуясь случаем, хочу лично Вам выразить признательность за решения, которые были приняты по стадиону «Машиностроитель» – это 695 млн рублей из федерального бюджета. Мы рассчитываем, что это будет одна из основных площадок, на которых будут проходить мероприятия Ганзейских дней. И, конечно же, полмиллиарда на приведение в порядок фасадов в исторической части города – и для города, и для повышения туристической привлекательности это очень важное решение, которое даст новый импульс в развитии туризма в регионе.

Д.Медведев: Туризм для Псковской области – это очень важное направление. Вы упомянули указы Президента от 7 мая 2012 года. Сейчас мы готовимся к полноформатному исполнению тех стратегических задач, которые вытекают из указа № 204 от 7 мая текущего года. А именно – формируем подходы к так называемым национальным проектам, в которых всегда есть региональное измерение. С учётом того, что Вы только что доложили, надеюсь, что в исполнении этих решений вы также примете самое активное участие. Это будет, безусловно, полезно для всех жителей области.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 июля 2018 > № 2674214 Михаил Ведерников


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668379 Антон Танонов

Одним из героев финального концерта фестиваля Союза композиторов стал петербургский автор и педагог Антон Танонов, чью Первую симфонию в Концертном зале имени П. И. Чайковского продирижировал Александр Сладковский. В интервью «Музыкальной жизни» Антон Танонов рассказал о своем творческом пути, о мюзиклах и роли современных технологий.

— Как вы пришли к композиции? Помните ли первые впечатления детства?

— Выбор профессии — заслуга моего папы. Он всю жизнь мечтал заниматься музыкой, но при этом стал художником. Так что я смог воплотить его мечты в жизнь. Первую пьесу я сочинил в возрасте пяти лет, затем меня отдали в музыкальную школу, где мои вступительные испытания оценили весьма скромно. С самого детства меня привлекали Бах, Гайдн, а чуть позже Прокофьев. Любовь к этим композиторам я сохранил с собой навсегда!

— Как получилось, что судьба забросила вас из родного Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург? И почему решили связать жизнь с этим городом?

— Когда мне исполнилось одиннадцать лет, родители приняли решение, что я смогу достичь больших результатов и состояться как композитор, если буду учиться в Специальной музыкальной школе при Ленинградской консерватории. Санкт-Петербург долго меня не принимал. Но однажды после окончания консерватории со мной произошел один интересный случай. Мне позвонил мой коллега и сказал, что британский гитарист и композитор Кен Хенсли, один из лидеров группы Uriah Heep, приезжает в Петербург с концертами, и через пять дней уже состоится выступление в Большом концертном зале «Октябрьский». Это концерт для рок-группы с симфоническим оркестром, но нет партитуры. И вот за четыре дня мне каким-то чудом удалось скроить полностью партитуру всего музыкального материала. После такой спринтерской работы я ощутил, что в Петербурге — своя аура, некое притяжение центра силы, и мне просто необходимо остаться в этом городе, где случаются подобные неожиданные проекты, способные изменить мою жизнь в будущем.

«Мы сами пишем правила нашего успеха»

— Наследуя уникальные традиции петербургской (ленинградской) композиторской школы, как старались реализовать их в своем творчестве?

— Безусловно, петербургская композиторская школа немыслима без имени Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Но для меня еще одним ее воплощением является ныне здравствующий Сергей Михайлович Слонимский — мой любимый учитель, научивший меня слушать и слышать музыку, воспитавший духовные ориентиры. Благодаря ему я понял, что настоящий композитор не может иметь какой-то один цвет. Он должен быть многогранен: необходимо стараться все время оттачивать свое мастерство, работать в самых разных стилях, жанрах и направлениях. Сергей Михайлович, как ни один другой из современных композиторов, всеобъемлющ. Его уникальное чутье, в каком бы из жанров или стилей он ни работал, никогда его не подводило. Мы тесно сотрудничаем с ним вместе уже долгое время в консерватории. Одним из недавних консерваторских завоеваний Сергея Слонимского стало создание курса мелодики. Он собрал в объемный труд все мелодические примеры, интонации и обороты, которые его по-настоящему волнуют. Изучение их могло бы пригодиться в творческой работе, как молодым композиторам, так и зрелым мастерам. Мне кажется, эта работа сопоставима в какой-то степени с «Основами оркестровки» Римского-Корсакова.

— Сергей Михайлович направлял вас на свой собственный путь?

— Конечно же направлял, но ни в коем случае не подталкивал. Его кредо как учителя заключалось в том, чтобы не создавать копию себя в ученике, а почувствовать внутренний маятник каждого из студентов и постараться направить его в нужном направлении. Поэтому все ученики Сергея Михайловича очень разные по стилистике, жанрам, в которых они работают.

— Вы — композитор мультижанровый, успели попробовать себя в самых разных стилях. В последнее время сосредоточились на мюзикле. С чем связана такая неожиданная модуляция?

— Мюзикл в моей жизни — особая история. Еще задолго до реконструкции исторического здания Петербургской консерватории в нем существовала роскошная студия звукозаписи, где я имел честь работать в течение 8 лет звукорежиссером. Однажды я сидел за пультом и сводил запись Скрипичного концерта Мендельсона, как неожиданно мне сообщили, что ректор Михаил Гантварг просит меня зайти к нему для обсуждения вопросов композиторской кафедры. В кабинете у него я встретил Ирину Афанасьеву, генерального продюсера компании Makers Lab, которая в дальнейшем оказалась моим творческим соавтором. И первым из проектов, где я прошел кастинг как композитор, стал мюзикл «Мастер и Маргарита» (по мотивам одноименного романа Михаила Булгакова).

Что отличает мюзиклы, которые мы создаем с Ириной Афанасьевой? В первую очередь трактовка самого жанра. Ни для кого не секрет, что мюзиклы объединяют в себе колоссальное многообразие жанров — мюзикла-оперы, мюзикла-ревю, мюзикла в стиле ар-н-би. Основное предназначение мюзикла — развлекать. Российская публика привыкла уже к тому, что мюзикл — это что-то такое поверхностное. Но каждый из мюзиклов, которые мы создавали, будь то «Мастер и Маргарита», «Демон Онегина», «Оскар и Розовая Дама», сейчас работаем над «Лолитой» — все это произведения с очень сложной и непростой драматургией.

И как раз недостаток, существующий в современной опере, когда драматургия изложения страдает, в результате чего зритель лишен самого интересного, что есть в театре, а именно наблюдения за изменениями в поведении персонажей, главных героев, — в мюзикле почти отсутствует. Да, красота голосов, эффектная оркестровка, новые приемы звукоизвлечения — все это прекрасно, но театр все-таки всегда во главу угла ставил, как мне кажется, сюжет, за которым зритель должен всегда наблюдать. В опере он нивелируется, а мюзикл позволяет раскрыть эту историю максимально. Ну и к тому же никто ведь не запрещал использовать в мюзиклах современные композиторские техники, современную оркестровку и, соответственно, смело смешивать их с жанрами поп-музыки.

Сейчас у нашей компании есть свое помещение для театра. Мы сделали полную реконструкцию Ленинградского Дворца молодежи, с успехом закрываем первый театральный сезон. Сейчас это новый зал на 1200 мест, выполненный по бродвейским стандартам с самым современным звуком, с возможностью использования технологий 3D без очков — проекции, огромный экран на весь задник сцены. Это самые современные и передовые технологии, которые позволяют просчитать тайминг спектакля до секунды, а самое главное, создавать произведения на серьезные сюжеты с использованием средств самых новейших театральных технологий, тем самым привлекать внимание молодой аудитории. Я безмерно влюблен в мюзикл. Наверное, как только закончатся интересные истории и музыкальные темы, смогу написать книгу с заметками о своем личном опыте создания мюзиклов. Но пока меня это направление очень увлекает. Каждую минуту, посвященную созданию мюзикла, я считаю счастливой и драгоценной и чувствую, что за этим жанром большое будущее!

— Антон Валерьевич, в своем творчестве вы не минуете развлекательных и эстрадных жанров в русле с академической музыкой. Почему считаете такой синтез органичным?

— Появление микрофона привлекло к творческой жизни огромное количество исполнителей, которые не обладают большими оперными голосами, но владеют характерной интонацией, оригинальностью звучания. На сегодняшний день, если взять совершенный из всех музыкальных инструментов — человеческий голос, в современном мире при всем их многообразии каждый ценен в силу своей уникальности, как это происходило во все эпохи. Раньше, когда не было звукоусилительной аппаратуры, мы всегда были привлечены звучанием голоса, если он был сильный, иначе его невозможно было бы услышать.

Ну, а сейчас сила голоса нивелировалась, и колоссальное значение стали иметь актерские данные певца, его тембр, умение владеть речевой интонацией, его жизненный опыт, который артист может передать напрямую из своего сердца слушателям. Поэтому развлекательных эстрадных жанров не существует. Есть такая эстрада, которая находится как бы на периферии.

Для меня изначально было интересным сочетание лучшего, что создано в академической и коммерческой музыке. Мне сам термин «коммерческая музыка» почему-то ближе. Если смотреть на сегодняшний мир академической музыки, то эклектика и кроссовер стали своего рода творческим клише. Очень большое количество композиторов смешивает разные стили и направления, чтобы добиться нового качества. Мне всегда была интересна в коммерческой музыке именно ее структура и работа в области саунд-дизайна по отношению к ритм-секции, то есть насколько тонко современный саунд-продюсер относится к созданию вот этой самой ритмической пульсации, которая нередко становится основой большинства моих академических произведений.

— Как, в частности, ваша Первая симфония, не так давно исполненная в Москве Государственным симфоническим оркестром Татарстана под управлением Александра Сладковского…

— Да, ее блестяще продирижировал Александр Сладковский. Это один из тех удивительных дирижеров, благодаря которому музыка современных композиторов живет и развивается. Впервые моя симфоническая музыка прозвучала на фестивале «Молодежные академии России», организованном Александром Чайковским в 2003 году. Маэстро Сладковский продирижировал программой из музыки молодых композиторов, и дал ряд незабываемых концертов в Петербурге, Москве, Казани и Екатеринбурге. До сих пор оркестр является моим самым любимым инструментом, к которому хочется прикоснуться снова и снова. Если говорить о Первой симфонии, ее моторчик представляет из себя две ритмические основы: одна из области коммерческой танцевальной музыки, а другая из стихии минимализма, берущего свои истоки в восточных музыкальных культурах, в том числе индийской раге. И вот эти совмещения дают очень продуктивный результат. Сейчас я работаю над партитурой Второй симфонии-­концерта «Суворов».

— С кем из отечественных музыкантов чаще всего сотрудничаете?

— Я думаю, мне просто везет, так как я работаю с ведущими музыкантами России. Хотел бы особенно отметить свое продолжительное сотрудничество с Алимом Шахмаметьевым, главным дирижером Новосибирского камерного оркестра. Это чудесный коллектив, который исполнял премьеры многих моих сочинений для струнного оркестра. Алим Шахмаметьев — очень глубокий, яркий и самобытный интерпретатор современной музыки. Благодаря Шахмаметьеву состоялись премьеры таких моих оркестровых произведений, как: «Yulla», «Рахманиана», Концерт для терменвокса с оркестром.

— Какую роль в современном музыкальном мире играет технологический процесс?

— Технологии в современной музыке — это не более чем инструмент. Композитор обязан владеть одним или двумя из них. Я считаю обязательным овладеть композиторам всем спектром компьютерно-музыкальных технологий. Это дает большую творческую свободу. Таким образом, если их не освоить, они всегда будут над вами довлеть. Вы будете создавать свои произведения, используя те клише, которые заложили разработчики. Как только достигнете определенного уровня владения компьютерными музыкальными технологиями, то перестанете уже и думать об этом, а сосредоточитесь исключительно на творчестве.

— В ряде своих сочинений вы прибегаете к использованию электроники. Эти эксперименты сознательны?

— Электронная музыка подразумевает в себе создание новых звуковых миров. Отчасти это сродни философии. Ведь настоящая философия — создание нового мира, который логично живет по своим законам. По такому же принципу создается новый звуковой мир со своей определенной системой порядка. Это ведь безумно интересно! Единственное, когда это слишком затягивает, я понимаю, что на поиски данных миров, подобно полету в космос, может уйти вся жизнь. Поэтому надо себя вовремя заставить остановиться и все-таки стараться придерживаться первоначальной творческой задумки, под которую и стоит создавать этот мир, используя все самые современные технологии как один из совершенных инструментов для реализации творческого вдохновения.

— Антон Валерьевич, давайте вернемся к еще одной сфере вашей работы — преподавательской деятельности. Сейчас вы возглавляете кафедру композиции и импровизации в Санкт-Петербургской консерватории. Какие тенденции вы наблюдаете?

— В последние годы отмечаю гораздо более низкий уровень подготовки поступающих. Все реже и реже попадаются ребята, подготовленные по теоретическим дисциплинам на том уровне, на котором, я помню, находились абитуриенты еще 10—15 лет назад. Но зато мотивация у поступивших студентов и их работа непосредственно в классе композиции и по всем остальным дисциплинам выросла в разы! То есть это говорит о том, что системные проблемы образования преодолеваются, прежде всего, за счет того, что снова становится востребованной профессия композитора. Конкурс достаточно стабильный — 2—3 человека на место. Так сложилось, что на кафедре работают вместе, плечом к плечу два поколения. С одной стороны, это коллеги моего возраста — ваш покорный слуга, Светлана Нестерова, Николай Мажара, и с другой — классик современной академической музыки Сергей Слонимский, а также его коллеги: Григорий Корчмар и Геннадий Банщиков.

Мы на кафедре пришли к выводу, что должен быть определенный плюрализм с точки зрения стилистики работы студентов в классе. Я еще помню времена своей учебы, когда существовал такой постмейнстрим — время пост-Шостаковича. 80—90% студентов работали в этом направлении с той или иной степенью отклонений. Сейчас же можно с уверенностью говорить о том, что работы студентов стилистически очень сильно разделились. Понятно, что каждый педагог в своем классе композиции выбирает собственные принципы работы со студентом. Тем не менее за последние три-четыре года снова появилось настойчивое стремление студентов найти какие-то новые интонации, обороты в тональной мелодической сфере. С другой стороны, традиционно часто встречаются на каждом курсе два-три человека, которые работают в области сонорики, минимализма, электроакустической музыки. Они формируют новый тембровый алфавит звучания музыки. Подобное разнообразие очень нами приветствуется!

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

Композиторы — штучный товар. Как показывает опыт, каждый курс дает одного, максимум двух композиторов, которые остаются в профессии и продуктивно работают в дальнейшем. Понятно, что эта цифра относительна, но вот статистика говорит сама за себя. Основная проблема сегодняшних студентов заключена в том, что они очень заинтересованы в продвижении собственных произведений и очень редко принимают живое участие в организации исполнений, прослушивании музыки и посещении концертов своих коллег. И то, что мы воспитываем композиторов, работающих по принципу автономной подводной лодки, то есть каждый сам за себя, я считаю колоссальной проблемой. Многие открытия совершаются сегодня в научном мире исследовательскими командами. Понятно, что каждый композитор должен быть уникальным и оригинальным, но от соприкосновения друг с другом рождаются новые идеи. И чем больше возникает подобных творческих союзов, где каждый из композиторов питает друг друга новыми мыслями и идеями, тем лучше. И тут очень важно, чтобы именно композиторы-практики старались больше общаться друг с другом.

— Сложно ли сегодня молодому композитору в России найти себя, обрести свой собственный путь?

— Да, очень сложно. Можно сказать, что профессия композитора — это профессия второй половины жизни. Ведь после окончания консерватории выпускники проходят несколько этапов. Два или три года в любом случае уходят на то, чтобы просто понять — это вообще ваше призвание, или вы, может быть, занимались не своим делом. Происходит становление творческой личности — композитор отправляется в большое свободное плавание. Он должен почувствовать, нужна ли кому-то его музыка. И тогда возникает желание творить дальше вопреки всему.

Современные композиторы, как правило, редко работают только по одной специальности. Хорошо, когда композитор сам является исполнителем. Тогда у него есть возможность объединять эти два вида деятельности. Могу дать совет своим молодым коллегам — необходимо оставаться абсолютно искренним со своими слушателями, верить в себя и не тратить время впустую на крикливые заголовки сиюминутных стилевых направлений. Пишите то, что резонирует внутри вас, то, что испытываете именно вы, тогда точно никогда не проиграете! И никогда не делайте того, что вам не нравится. Сочинение музыки — это самое большое счастье для настоящего композитора!

 Виктор Александров

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668379 Антон Танонов


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 июля 2018 > № 2662672 Георгий Полтавченко

Встреча с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко.

Г.Полтавченко информировал Президента о социально-экономической ситуации в Санкт-Петербурге.

В.Путин: Георгий Сергеевич, мы с Вами встречаемся достаточно регулярно, тем не менее есть возможность сейчас поговорить о том, как работала экономика Петербурга, с какими результатами в первом полугодии текущего года. С этого начнём, а потом поговорим по всем остальным вопросам.

Г.Полтавченко: Мы пока предварительно подвели итоги.

Считаю, что рост, который мы обеспечили в прошлом году, сегодня даёт свои результаты. По индексу промышленного производства предварительные данные – 103,5 процента, что важно. Чуть пониже растёт розничный торговый оборот, платные услуги для населения, это говорит об оживлении экономики.

Собственные доходы подросли где-то на 10 процентов по сравнению с тем же периодом прошлого года. Во всяком случае, стабильный, пусть не такой скачкообразный, но рост экономики идёт. Думаю, что мы сработаем даже лучше, чем в 2017 году.

По инвестициям в основной капитал мы не снижаем, сегодня по итогам, только первый квартал, где-то порядка 82 миллиардов рублей мы привлекли. Думаю, эта сумма будет так же, как и в прошлом году. Мы неплохо сработали, 658 миллиардов рублей в основной капитал привлекли. Это больше, чем бюджет региона.

И хочу доложить, мы на заседании правительства города утвердили стратегию социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2035 года, и в принципе в план мероприятий по реализации стратегии мы заложили все положения Вашего указа от 12 мая, в том числе и индикаторы. Сейчас идёт работа над формированием бюджета на 2019-й и последующие годы. В принципе, там как раз все статьи. Формирование бюджета идёт именно под задачи, которые поставлены в майском указе. Поэтому я думаю, что мы должны сработать не хуже, чем в 2017 году. Скорее всего, даже лучше.

В.Путин: Хорошо. Давайте по некоторым вопросам отдельно поговорим, детально.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 июля 2018 > № 2662672 Георгий Полтавченко


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666623 Елизавета Антонова

«Диалог Форт-Росс» в Великом Новгороде

Елизавета Антонова, Заведующая отделом по подготовке тематических материалов редакции «Международная жизнь»

21-22 мая 2018 года в Великом Новгороде прошла Международная конференция в рамках «Диалога Форт-Росса» - российско-американского форума общественно-политических, деловых и академических кругов. Конференция была проведена под эгидой Межведомственной рабочей группы (МРГ) при МИД России. Созданная в 2017 году, МРГ является совещательным органом, который служит координации усилий по укреплению российско-американских культурно-гуманитарных связей, сбережению и развитию связанных с Россией памятных мест и объектов наследия в США.

МРГ возглавляет заместитель министра иностранных дел России С.А.Рябков, первым заместителем председателя является директор Департамента Северной Америки (ДСА) МИД России Г.Е.Борисенко, заместителем председателя и руководителем координационного экспертного совета МРГ - заместитель директора ДСА А.В.Коржуев. В состав группы входят представители Федерального Собрания, Правительства Москвы, ряда министерств, профильных департаментов МИД России, российских академических институтов, публичных акционерных обществ (ПАО) «Транснефть» и «Совкомфлот», компании «Ренова» и т. д.

Конференция в Великом Новгороде стала живым воплощением предложенной ПАО «Транснефть» его расширенной концепции, предполагающей ежегодное проведение встреч не только в США, на базе Форт-Росса и Стэнфордского университета, но и в России.

Первая российская конференция состоялась 29-30 мая 2017 года в Пскове, в Музее-заповеднике «Изборск» (основная достопримечательность - Изборская крепость) - побратиме Форт-Росса.

В этом году встреча прошла при поддержке Правительства Новгородской области, Росархива, Госархива, РСМД, «Российской газеты», российских компаний «Транснефть», «Совкомфлот», американской «Шеврон» и американского Общества по сохранению Форт-Росса.

Контакты народов России и Америки имеют исторические корни. Феномен «Русской Америки» - это не только освоение русскими новых земель, но и период экономического и духовного развития на этих землях, наведения мостов между народами. «Русская Америка» включала Аляску, Калифорнию, Алеутские острова и - на короткий срок - Гавайские острова. В начале XIX века с русскими владениями начали развивать торговлю корабельщики из Бостона. Этот факт имел важное значение для установления в 1807 году дипломатических отношений между странами. С целью их упорядочения в 1824 году была подписана Конвенция о дружественных связях, торговле, мореплавании и рыбной ловле.

В 1812 году на побережье Калифорнии был выстроен Форт-Росс. В настоящее время крепость Форт-Росс является историческим парком штата Калифорния.

Общество по изучению Форт-Росса было основано в 1973 году. Для тех русских эмигрантов, которые потеряли возможность вернуться на родину, единственным шансом прикоснуться к ней стал форт. Это место имеет для них огромное эмоциональное значение - там есть православный храм и он помогает поддерживать духовную связь с Россией.

До недавнего времени Форт-Росс как историко-культурный объект практически был неизвестен и отчасти заброшен. Но на помощь пришла компания «Транснефть», которая помогла крепости выстоять.

Идея поддержки Форт-Росса получила одобрение на уровне руководства России. Так, в 2012 году Президент России В.В.Путин направил официальное приветствие участникам российско-американской встречи, посвященной 200-летию Форт-Росса. Тема сохранения Форт-Росса затрагивалась еще российским премьером Д.Медведевым на встрече с Президентом Бараком Обамой в ходе визита в США. С призывом к американским бизнесменам сохранить Форт-Росс для грядущих поколений обращался и министр иностранных дел России С.Лавров. По словам главы российского внешнеполитического ведомства, Форт-Росс, являющийся уникальным памятником участия России в освоении Америки и символом давних российско-американских связей, продолжает сегодня играть важную просветительскую роль, позволяя более чем 200 тыс. американцев ежегодно «погружаться» в историю и быт одних из первых европейских поселенцев на Западе США.

«Транснефть», «Совкомфлот» вместе с корпорацией «Шеврон» поддерживают Общество по сохранению Форт-Росса с 2010 года. В преддверии празднования 200-летия Форт-Росса эти компании выпустили документальный видеофильм об истории форта и парка. А 30 июля 2012 года при их спонсорской поддержке состоялись праздничные мероприятия, приуроченные к этому юбилею. Из культурного взаимодействия родился проект «Российско-американский диалог Форт-Росс». Вместе с партнерами «Транснефть» финансирует программы, которые позволяют повысить интерес простых американцев к столь уникальному объекту русского наследия в США. В мероприятиях, состоявшихся в 2012-2017 годах, приняли участие представители политических и деловых кругов России и США, российских и американских научных и образовательных учреждений. Таким образом, музей Форт-Росса в Калифорнии стал символом культурного и делового сотрудничества двух стран, площадкой для дискуссий, платформой для реализации возможностей народной дипломатии.

Участие акционерных обществ и других бизнес-структур в поддержке Форт-Росса свидетельствует о том, что бизнесу небезразличны гуманитарные вопросы общенациональной значимости. Конечно, основой любого бизнес-предприятия является реализация прагматических задач, но в таких непростых политических условиях бизнес берет на себя еще роль проводника, связующего звена, для столь важного диалога между Россией и США.

В 2018 году повестка дня форума была сфокусирована на поиске новых возможностей для развития двусторонних связей в самых различных областях. В программе конференции - вопросы культурного и гуманитарного сотрудничества, кибербезопасности, энергетики.

В мероприятии приняли участие заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ А.Волин, министр-советник по вопросам печати и культуры посольства США в России Томас Лири, специальный представитель Президента РФ по международному культурному сотрудничеству М.Швыдкой, председатель Общества по сохранению Форт-Росса Сара Свидлер, президент «Транснефти» Н.Токарев, президент «Шеврон Нефтегаз Инк.» Э.МакГран, первый заместитель генерального директора ПАО «Совкомфлот» Н.Колесников, губернатор Новгородской области А.Никитин.

Первый день конференции организаторы посвятили вопросам сохранения архивов. В четырех панельных дискуссиях под общей темой «Навстречу друг другу: саммит архивов и музеев русской Америки» приняли участие директор Государственного архива РФ Л.Роговая, генеральный директор Музеев Московского Кремля Е.Гагарина, директор Института США и Канады РАН В.Гарбузов, председатель Фонда Государственного Эрмитажа (США) Пол Родзянко, директор Музея русского искусства в Миннеаполисе В. фон Цуриков.

В рамках дискуссий участники обсудили возможности развития сотрудничества между музеями и архивами России и Америки, роль научных учреждений, культурных проектов в укреплении диалога между странами. Во время одной из сессий была представлена брошюра, посвященная архивам России и США. Эксперты отметили необходимость информирования общественности о малоизвестных фактах российско-американских отношений XVIII-XX веков. Белые пятна в истории взаимоотношений стран не способствуют взаимодействию и диалогу. Поэтому высока роль архивов, которые сохраняют память об общем прошлом, что, в свою очередь, может стать хорошей основой для сотрудничества, особенно сейчас в непростых политических условиях. Отдельное внимание участники уделили обмену опытом по использованию современных технологий в архивном и музейном пространстве.

В 2018 году российские архивы отмечают 100-летний юбилей. В июле 2017 года Президент РФ подписал указ «О праздновании 100-летия государственной архивной службы России». В рамках конференции состоялось подписание соглашения о сотрудничестве «Транснефти» и Госархива России. Среди возможных форм сотрудничества - помощь в приобретении документов и архивов наших соотечественников, поддержка научных исследований в области российской истории, совместные усилия в популяризации российской истории (например, участие в создании интернет-проектов/ресурсов, документальных телевизионных фильмов и передач, проведении выставок).

Второй день конференции был посвящен взаимодействию России и США в вопросах кибербезопасности и тенденциям в глобальной энергетике. В рамках сессий в обсуждении приняли участие программный директор РСМД И.Тимофеев, член дирекции ИМЭМО РАН, директор Энергетического центра школы бизнеса «Сколково» Татьяна Митрова, директор Департамента международного сотрудничества Министерства энергетики РФ Роман Маршавин, директор Программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне О.Оликер, научный сотрудник Института «Восток - Запад» (США) А.Куен, научный сотрудник по направлению общественных наук RAND Corporation Э.Кларк-Гинсберг, представители деловых и экспертных кругов России и США.

Участники обсудили состояние и динамику российско-американского диалога по вопросам кибербезопасности, отметив необходимость поиска точек соприкосновения по столь важной и чувствительной теме. Интересы России и США в информационно-коммуникационных технологиях схожи, но существуют разница в подходах, кризис доверия, что мешает выработке международных правил ответственного поведения в киберпространстве.

В рамках «круглого стола» «Россия и США на глобальном рынке энергоносителей: соперничество и сосуществование?» эксперты рассмотрели вопросы трансформации глобального энергетического рынка, роль России и США в новых условиях. Обе стороны интенсифицировали свою внешнюю энергетическую стратегию: политика энергетического доминирования Трампа столкнулась с концепцией России, позиционирующей себя как энергетическая сверхдержава, что коренным образом поменяло структуру энергетического рынка, торговых связей и экономических отношений во всем мире. Эксперты согласились с тем, что продолжается борьба за конкурентные рынки, но в этом соперничестве значительную роль играет не экономический потенциал стран, а политические интересы, что серьезно портит бизнес-климат во всем мире.

Однако выступающие отметили, что при открытости и готовности к диалогу, поиске компромисса по острым политическим вопросам давление на бизнес будет снижено и можно будет говорить о сотрудничестве, кооперации между странами в энергетической сфере, для которых есть все необходимые экономические условия.

Конференция «Диалог Форт-Росс» за годы своего проведения наглядно продемонстрировала, что взаимный интерес, общность культурно-исторических связей могут гарантировать регулярное двустороннее общение, взаимодействие и сотрудничество между Россией и США даже в неблагоприятных условиях политического соперничества и обострившихся противоречий.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666623 Елизавета Антонова


Россия. СЗФО. ЮФО > Химпром. Судостроение, машиностроение. Экология > rusnano.com, 29 июня 2018 > № 2665282 Сергей Вахтеров

Сергей Вахтеров, управляющий директор УК «РОСНАНО»: Электрокатамаран на солнечных модулях можно использовать и в соленой воде.

ВЕДУЩИЙ: Герои нашего следующего материала, напротив, занимаются созиданием, они составляют экологическую карту рек, а заодно и отдыхают на свежем воздухе.

КОРР.: Вот он, белоснежный красавец, первый российский катамаран, который работает на солнечных батареях. Это значит, что энергия солнца позволяет вообще не тратить деньги на топливо, а выброс вредных веществ в атмосферу равен нулю. За три летних месяца катамаран пройдет от Балтийского до Каспийского моря, это около 5 тысяч километров. Судно с дизельным двигателем за это же расстояние выбросило бы в окружающую среду 12 тонн углекислого газа.

Александр РАЗВАДОВСКИЙ, координатор проекта «Эковолна»: У нас нет выбросов, и, как слышите, шум от электрических двигателей гораздо тише, электрические двигатели, чем если мы идем на бензиновом двигателе.

КОРР.: 90 процентов начинки — российские разработки, строили всей страной: корпус из Питера, литиевые аккумуляторы из Новосибирска, электроника московская, и главная фишка катамарана, его солнечные батареи, из Новочебоксарска.

Сергей ВАХТЕРОВ, управляющий директор УК «РОСНАНО»: Эти панели испытывались в течение месяца. 90 дней они лежали в соленой воде и показали отсутствие деградации совсем. Это означает, что данный катамаран, в принципе, можно использовать и в открытой соленой воде.

КОРР.: Кстати, даже если небо будет затянуто тучами вот, например, как сейчас, то катамаран продолжит свой путь. Без использования этих солнечных батарей он сможет идти еще 8 часов, правда, совсем неспешно. 10 километров в час — такая скорость у катамарана. Спешить некуда, задача прийти первыми не стоит. Есть другая миссия — изучить качество воды по маршруту и составить экологическую карту рек.

Евгений КАЗАНОВ, руководитель экспедиции: Самая чистая вода там, где нет людей вот, то есть в тех местах, где мы проходим, и где мало населенных пунктов, действительно, вода намного чище. Здесь нужно признать, что самый, наверное, загрязняющий фактор вот для воды — это человек.

КОРР.: Экипаж команды — капитан и два помощника, остальные места предназначены для ученых, экологов, студентов и судостроителей. Они будут сменять друг друга по ходу движения и присоединятся к команде в разных городах. Четыре каюты, 8 спальных мест, 2 санузла, душ, вот здесь есть холодильник, мультиварка, плита — практически квартира, можно жить. Площадь — как в однушке, ценник — как пятикомнатная квартира в Москве, 13 миллионов рублей.

Евгений КАЗАНОВ: Это меньше 200 тысяч евро. Одновременно с нами пять лет назад начала одна группа строить похожий катамаран с похожими характеристиками по размеру и по всем параметрам, им он обошелся в миллион евро. В этом смысле мы, конечно же, сделали всё в достаточно экономичном режиме. У нас нет какой-то люксовой отделки, достаточно простые каюты.

КОРР.: После экспедиции подобные катамараны запустят в производство. Планируется, что и речные трамвайчики, и теплоходы Петербурга переведут на солнечные батареи.

Александр РАЗВАДОВСКИЙ: После Москвы мы, соответственно, по реке Оке будем спускаться к Волге обратно, и по Волге будем идти до Астрахани.

Источник: НТВ

Россия. СЗФО. ЮФО > Химпром. Судостроение, машиностроение. Экология > rusnano.com, 29 июня 2018 > № 2665282 Сергей Вахтеров


Россия. Весь мир. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 29 июня 2018 > № 2657399 Иван Фетисов

Выставка хорошо вписалась в рыбную отрасль.

В середине сентября Санкт-Петербург вновь на три дня превратится в рыбную столицу страны. Второй Международный рыбопромышленный форум и Выставка рыбной индустрии, морепродуктов и технологий обещают стать главным отраслевым событием года. Посетители выставки увидят больше национальных стендов, новинки технологического оборудования и рыбную продукцию на любой вкус и цвет.

«По количеству участников, размерам площадки и географическому охвату мы выросли более чем в два раза», – говорит генеральный директор официального оператора выставки Expo Solutions Group Иван Фетисов. За счет чего удалось добиться таких результатов и зачем организаторам понадобился новый проект по отраслевому консалтингу, он рассказал в интервью Fishnews.

– Иван Андреевич, до открытия Выставки рыбной индустрии, морепродуктов и технологий, которая идет совместно с форумом, осталось менее трех месяцев. Как продвигается подготовка к этому событию?

– На сегодняшний день выставочные площади заполнены на 73%, за 80 дней до начала выставки это нормальный показатель. Примерно половина стендов – российские. Участие в Seafood Expo Russia подтвердили компании из 20 стран мира. Благодаря поддержке Федерального агентства по рыболовству мы провели серию выездных встреч с деловыми кругами Марокко, Армении, Испании, Нидерландов, а также переговоры с посольствами и торгпредствами Перу, Маврикия, Аргентины и ряда других государств об организации национальных экспозиций.

На выставке зарегистрировано уже около 150 экспонентов без учета объединенных стендов, которые еще не раскрыли своих участников. Если говорить о направлениях, наиболее мощно у нас представлены рыбодобыча и переработка. Затем идет судостроение и судоремонт, различное оборудование – перерабатывающее, морозильное, судовое, а также трейдеры, логистика и сопутствующие услуги.

Выставка активно продвигается в интернет-пространстве. Мы сотрудничаем с самыми крупными отраслевыми СМИ со всего мира. Не могу не отметить востребованность сайта выставки. Сейчас мы фиксируем 6 тыс. просмотров в месяц, и эта цифра постоянно растет. Мы рассчитывали выйти на такие показатели ближе к сентябрю, а сейчас прогнозируем до 8 тыс. посещений к открытию выставки.

– С какой целью экспоненты выставляются на Seafood Expo Russia? Каких новых участников мы увидим в этом году?

– На мой взгляд, в первую очередь, выставка – это площадка для общения: здесь встречаются и целенаправленно обсуждают вопросы сотрудничества участники рынка и представители смежных отраслей, рождаются новые идеи.

Например, наш проект с отечественными производителями оборудования. Сейчас в ходе реализации программы инвестиционных квот, где весомым фактором является уровень локализации, важно продемонстрировать возможности российского рынка в области разработки техники и комплектующих для рыбопромысловых судов. Если помните, на общем собрании ВАРПЭ Минпромторг поднимал вопрос о локализации производства иностранного оборудования на территории России и, соответственно, увеличении доли отечественных производителей в оснащении новых судов.

Присутствие производителей оборудования на выставке позволит понять рыбакам, проектировщикам, судостроителям, чем эта отрасль располагает, показать возможности и преимущества отечественных компаний.

Еще одним интересным кейсом, как мне кажется, станет объединенный стенд Санкт-Петербурга. При разработке концепции участия в выставке фактически принимающей стороны мы решили сделать акцент на взаимодействии рыбаков и ретейлеров в одном городе. В начале июня детали проекта обсуждались на совещании у вице-губернатора Санкт-Петербурга Сергея Мовчана, где присутствовали представители торговых сетей «Лента» и Х5 Retail Group и рыбопромышленников – ГК «ФОР» и Северо-Западного рыбопромышленного консорциума (СЗРК). Сейчас идет работа по налаживанию сотрудничества вплоть до выхода на договор о прямых поставках рыбной продукции.

Экспозиция объединенного стенда Санкт-Петербурга будет направлена на то, чтобы показать потенциальным поставщикам возможности по сотрудничеству с сетями. Прямая работа рыбодобытчиков с ретейлом поможет сделать рыбную продукцию более доступной для населения.

– Разве эти компании не поставляют свою продукцию в питерские сети?

– В том-то и дело, что напрямую не поставляют. Хотя у СЗРК головной офис в Санкт-Петербурге, да и Архангельский траловый флот базируется в том же регионе. Какая-то продукция в сетевых магазинах есть, но полноценного договора о длительных поставках полного ассортимента продукции нет.

Для заключения договора нужно проработать вопросы логистики, рассчитать объемы поставок, их периодичность, провести маркетинговую компанию и т. д. Только с помощью правильного подхода к организации таких поставок можно рассчитывать на доступные цены и для сетей, и для конечного потребителя. Таким образом наша компания выступает не просто как организатор выставки, но как полноценный разработчик концептуальной составляющей.

– Но концепцию участия вы разрабатываете не только для Санкт-Петербурга?

– Да, именно в этом направлении мы колоссально продвинулись, и это помогает нам привлекать интересных и новых для российского рынка экспонентов. Например, для делегаций Аргентины, Марокко и ряда других стран мы готовим концепции исходя из задач, которые они хотят решить.

Мы начинали это как эксперимент, а в итоге оказалось, что эта услуга востребована на рынке. Мы разрабатываем полноценное участие под ключ для многих участников, как зарубежных, так и российских, как новым клиентам, так и постоянным. Но для одной Expo Solutions Group это слишком большая нагрузка. Аналитическую информацию, необходимую для разработки полноценных концепций участия, мы получаем от нашего нового проекта Fishery Strategy Consulting – первой в России консалтинговой компании, которая специализируется на рыбной отрасли.

– Насколько эффективным показал себя этот механизм?

– Могу сказать, что это решение абсолютно правильное и своевременное. Выставка уже увеличилась в два с лишним раза по сравнению с прошлым годом. Конечно, для нас это непростой шаг: мы запустили новый проект и инвестируем в него силы и средства, но это того стоит. Цель – вывести Seafood Expo Russia на уровень ведущих международных отраслевых выставок. В принципе, в этом году она уже станет значимой крупной площадкой, за которой с интересом наблюдает отраслевое сообщество.

Этих амбиций мы никогда не скрывали, но в прошлом и позапрошлом году мне нередко возражали: «Иван, выставкам и в Бостоне, и в Брюсселе – не один десяток лет!». А я отвечал, что нам нужно переступить через этот временной разрыв, и мы прикладываем все усилия, чтобы это сделать. Возможно, это прозвучит оптимистично, но, мне кажется, у нас все получается.

Удалось выстроить полный цикл для продвижения бизнеса наших клиентов, которые заинтересованы в присутствии на выставке. На основе информации о продукции компаний, трендах и ценах на мировых рынках мы подбираем подходящую выставочную площадку именно для этого клиента, показываем целесообразность выхода на определенные рынки с тем или иным товаром, разрабатываем концепцию участия, дизайн стенда, а также мультимедийный контент. Создание концепции – это именно то звено, которого раньше не хватало в этой цепочке, которое отличает нас от других выставочных операторов. Не скажу, что у нас всегда получается, но мы стараемся заниматься каждым клиентом вне зависимости от его оборота, количества судов и объема вылова.

– Ваш новый проект работает только для поддержания выставочных мероприятий?

– Нет, не только, консалтинговые услуги предлагаются отдельно промысловикам, переработчикам, судовладельцам, инвесторам и другим заинтересованным сторонам без привязки к выставке, а скорее в рамках развития их нынешнего бизнеса.

Предоставляя услуги стратегического и маркетингового консалтинга, мы стараемся создать максимально эффективные проекты для любых рынков. Наши специалисты могут подготовить инвестиционный проект по строительству аквафермы или рыбопромыслового судна, модернизации перерабатывающих мощностей, продумать стратегию по выбору наиболее перспективного готового к употреблению продукта, разработать продуктовую стратегию для выхода на более перспективные рынки. Каждый проект уникален, и его характеристики зависят от стоящих перед заказчиком задач. Fishery Strategy Consulting уже ведет активную работу с новыми клиентами.

– Деловая программа выставки в этом году очень плотная. Как вы определяете темы бизнес-мероприятий? И нет ли пересечения с вопросами, которые будут обсуждаться на форуме?

– На форуме обсуждаются глобальные вопросы, мировые тренды и вызовы, которые касаются всех стран-лидеров в сфере рыболовства. Также в программе форума сделан акцент на долгосрочное стратегическое планирование до 2050 года. Деловая программа выставки касается локальных вопросов, которые назрели в отрасли и которые нужно решать сейчас внутри рыбного сообщества и смежных отраслей. Это бизнес-задачи, поэтому выставка, которая соединяет все составляющие рыбной индустрии, для них самое подходящее место.

Мы пошли на необычный шаг – установили контакты с ведущими отраслевыми СМИ, российскими и зарубежными, и представителями крупнейших бизнесов в российском агропромышленном комплексе и вместе с ними формируем тематику круглых столов и конференций, а также перечни спикеров и модераторов. Это позволит нам пригласить для дискуссий действительно интересных, компетентных и авторитетных профессионалов, которых знают в отрасли и чье мнение важно для участников выставки.

Мы уже определились с основными областями, которые будут обсуждаться на деловой программе выставки. В их числе – создание компаний полного цикла, представление мнения потребителей о рыбных продуктах в России. Также мы планируем осветить тему мировых рынков потребления, изменения конъюнктуры рыбного рынка.

Еще в рамках деловой программы у нас запланированы презентации стран-участниц выставки. Одни из них хотят просто представить свою продукцию на российском рынке, другие – несколько сменить позиционирование, например, на более премиальный сегмент, и тем самым привлечь внимание торговых сетей и трейдеров, а возможно, и найти партнеров среди наших компаний.

Очень удачно, что основные мероприятия форума стартуют с 14 сентября. Это позволит нам распределить деловую программу выставки равномерно с 13 по 15 сентября и полностью занять первый день. Для упрощения логистики мы последовали примеру других отраслевых площадок и выделили отдельное пространство для бизнес-арены, где будут проходить все отраслевые мероприятия.

– Какие еще новинки ждут нас в Северной столице?

– На выставке мы собираемся устроить зону для инвесторов, где в совершенно новом формате, непохожем на все, что мы делали раньше, будет продемонстрирована инвестиционная привлекательность рыбной отрасли. Сам термин «инвестиционная привлекательность» уже превратился в штамп. Но за оставшееся время мы совместно с Росрыболовством соберем информацию о новых проектах, которые нуждаются в инвестициях, и создадим для них концепцию участия на выставке.

Другой новацией станет «Закупочный нетворкинг», который мы реализуем вместе с ретейлом. Планируем предоставить торговым сетям на нашей выставке отдельную площадку – примерно 200 квадратных метров. Важно, что на этой площадке будут работать менеджеры по закупкам именно рыбы и морепродуктов, чтобы представители наших производителей, трейдеров, иностранных компаний могли обзавестись такими полезными контактами, а также из первых рук получить информацию о том, как происходит процесс закупки. Если проект ГК ФОР и СЗРК с «Лентой» и Х5 Retail Group даст положительный результат, они смогут рассказать об этом там же на выставке.

Могу сказать, что в нашей отрасли такого еще никто не делал. Мы продолжаем экспериментировать с форматами проведения как выставки целиком, так и отдельных ее частей, чтобы помочь бизнесу наших клиентов диверсифицировать поставки и найти наиболее интересных поставщиков и партнеров.

Самое главное, мы видим, что площадка Seafood Expo Russia за этот год не только выросла, но и интегрировалась в международную рыбную отрасль. Ведь мы все-таки делаем ставку на качество и вкладываем все силы в подготовку клиентов к выставке и формированию такой деловой программы, которая была бы наиболее интересна ее участникам и посетителям. Чем больше мы будем раскручивать этот маховик, тем быстрее выставка наберет обороты и привлечет еще больше экспонентов. А специализированные бизнес-мероприятия как раз и дают тот поток посетителей, который необходим для наших участников.

Александр ИВАНОВ, газета « Fishnews Дайджест»

Россия. Весь мир. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 29 июня 2018 > № 2657399 Иван Фетисов


Россия. СЗФО > Образование, наука > ras.ru, 26 июня 2018 > № 2653748 Юрий Балега

Академик Балега рассказал о будущем Пулковской обсерватории

«Пулково – это лакомый кусок для строителей»: что ждет знаменитую обсерваторию

Почему президиум РАН рекомендовал перенести наблюдения из Пулковской обсерватории, и какое будущее ждет этот старейший научный центр, «Газете.Ru» рассказал первый вице-президент РАН, академик Юрий Балега.

— В социальных сетях сейчас обсуждают историю, связанную с Пулковской обсерваторией. Говорят, что президиуму Академии наук «хватило всего 8 минут», чтобы решить судьбу Пулково, нашего важного научного и исторического объекта. Не сформулируете ли вы позицию Академии наук по этому вопросу?

— Прежде всего, скажу, что на принятие этого решения президиум РАН потратил не 8 минут.

Судьба Пулковской обсерватории рассматривалась Академией наук и Отделением физических наук в течение последних пяти лет. Пулково постоянно находится на острие нашего внимания. И это связано с тем повышенным вниманием, которое возникло к этой обсерватории в связи с ведущейся вокруг нее застройкой.

Пулковская обсерватория – наш старейший (1839) и самый известный научный центр РАН. Она создавалась еще в императорскую эпоху как обсерватория, как было удобно царским астрономам: выехал из дворца, проехал в карете, подъехал к Пулково – и наблюдаешь небо. В Пулковской обсерватории работала огромная плеяда выдающихся астрономов прошлого, и сейчас там работают ученые мирового уровня. Это международно признанный научный коллектив.

Как известно, главным инструментом астронома является телескоп, который может работать в разных диапазонах – и в том, в котором видит человеческий глаз, и уже в инфракрасных лучах и радиоволнах, где человеческий глаз уже не видит. Но эффективность наблюдений зависит от тех условий, от астроклимата, в котором находится какой-то телескоп. Понятно, что для наблюдений прежде всего необходимо ясное небо – без облаков, с минимальной турбулентностью атмосферы.

Турбулентность «размазывает» изображение, приводит к тому, что оно ухудшается в 50-100 раз.

То, что астроклимат возле Пулково плохой – сильный факт. Астроклимат Пулковской обсерватории определяет и близость Балтики, и близость к огромному городу, создающему «засветку» неба, и близость к аэропорту, и к трассе – Пулковскому шоссе. Все это не позволяет обсерватории видеть «слабые» объекты, все это ограничивает ее возможности.

Поэтому мы давно рассматриваем вопрос, связанный с Пулково. Мы в течение последних десятилетий говорим о том, что наблюдательные возможности Пулковской обсерватории должны быть расширены путем установки телескопов в более подходящих местах.

Такой перенос наблюдательной базы из крупных городов мира совершенно естественен. Весь мир астрофизики движется по этому пути. Астрономические наблюдения переводились из тех обсерваторий, которые создавались 100-300 лет назад в больших городах, например, Гринвичской королевской в предместье Лондона, Римской или Парижской обсерватории, Вашингтонской морской, – в пустынные места, где спокойная атмосфера, где нет засветок, где большое количество ясных ночей, и это естественный путь.

И Пулково тоже шло по этому пути. Так, у обсерватории есть база на юге Боливии, в районе города Тариха, там полгода, когда нет муссонов, очень хорошее небо.

Есть база в Чили, в 70 км от Сантьяго. Пулковские телескопы есть и в Италии. Есть прекрасное место на Северном Кавказе, недалеко от Специальной астрофизической обсерватории, рядом с базой МГУ, вблизи Кисловодска. Но там пока нет их телескопа.

Сегодня же, когда в руках ученых есть новейшие телекоммуникационные средства, у астрономов нет необходимости сидеть у телескопов. Сейчас уже нет той астрономии, которая была в древние века, когда астроном ночью шел к телескопу, открывал купол, надевал шапочку пирамидкой и смотрел в небо, открывая новые звезды.

дюКрупнейшая и самая прогрессивная обсерватория в мире – объединенная Европейская южная обсерватория – имеет штаб-квартиру под Мюнхеном. А ее телескопы находятся в Чили, на другой стороне планеты, и оттуда данные с телескопов – самых крупных телескопов мира, включая VLT (Very Large Telescope), стоящих на высоте 3 км над уровнем моря в пустыне, где не бывает дождей по 20 лет, – поступают на обработку под Мюнхен, и астрономы всей Европы работают с этими данными.

В Академии наук высоко оценивают научные результаты Пулково в области физики звезд, физики Солнца и астрометрии звезд. Мы признаем эти заслуги и все-таки рекомендуем, и раньше рекомендовали, переносить наблюдения на телескопы, находящиеся в местах с хорошим астроклиматом.

Телескопы надо строить в других местах. Вот и вся идея, ничего нет необычного. Таково предложение РАН.

И боже упаси кому-то говорить о том, что Академия наук пытается закрыть Пулковскую обсерваторию или усекать ее в правах или ограничить научные программы. Мы не за закрытие, мы – за научное развитие Пулково!

Но вокруг чисто научного вопроса намешан большой слой таких полуполитических, полу-экономических историй, связанных с застройкой.

Да, конечно, Пулково – это очень лакомый кусок для строителей, причем разных компаний, разных ведомств и даже разных стран.

В той зоне, которая раньше называлась охранной, уже идет интенсивная застройка. Тот же Экспоцентр, в котором недавно проходил Санкт-Петербургский экономический форум тоже находится рядом с Пулково. И там ведется новое строительство. И этого не избежать, надо быть реалистами.

Обсерватория не может защищать вокруг себя территорию радиусом в 3 километра (или радиусом в 30 км как вокруг Специальной астрофизическое обсерватории, где я работал). Потому что жизнь продолжается, город наступает. Думаю, что в этих дискуссиях о Пулково доминируют не всегда чистоплотные мотивы. Они не имеют отношения к развитию Пулковской обсерватории.

Да, неприятно, что рядом с научным центром строится жилой комплекс, нехорошо, что это усугубит атмосферные условия для наблюдений. Но хороших условий там давно уже нет.

Какие-то работы в Пулково можно по-прежнему вести: в области астрометрии, наблюдения звезд, положения светил, движения звезд, особенно те, которые связаны с очень большими рядами, в сотни лет наблюдений – двойных звездных систем, движения медленных пар вокруг центра масс, и нужно построить точные орбиты. Это может продолжаться еще веками. Но это ограниченный набор задач, который, конечно же, не может быть главной темой для Пулковской обсерватории.

— Я слышала реплики в ответ на тезис, что «возле Кисловодска надо построить телескоп». Коллеги спрашивают: «Но где взять денег? Разве Академия дает на это деньги?»

— Академия на это деньги не дает, у нее денег вообще нет. После проведенных реформ

практически стала неким общественным клубом ученых.

Но Министерство науки и высшего образования, правительство, государство должно финансировать в России хотя бы один крупный современный проект в области астрофизики. Последним крупным проектом в области оптической астрономии в нашей стране была постройка 6-метрового телескопа на Северном Кавказе.

Полвека назад. И 50 лет страна больше ничего не создавала, ничего!

— Сейчас же большое зеркало привезли на Специальную астрофизическую обсерваторию…

— Это наше же зеркало, от того же телескопа. Их два, одно из зеркал отреставрировали и отполировали. Произошло техническое улучшение параметров того же телескопа. Но за полвека не построен ни один новый инструмент. Если мы хотим, как большая страна, иметь большую науку в области астрофизики, то мы должны вкладываться в новые инструменты.

Ведь астрофизика – это одна из ключевых наук мира! Физика космоса – это главная наука современности! Она дает человечеству движение вперед! Не экономика или политология.

Именно там создаются новые принципы, открываются новые законы, новые виды материи, новая энергия.

Все это изучается астрофизиками и физиками-ядерщиками. На слиянии этих двух великих дисциплин и движется сейчас наука…

А мы 50 лет ничего не строили – и как мы хотим продвигаться вперед?! При этом в мире в это направление науки вкладываются миллиарды! Конечно, мы каким-то «боком» участвуем в экспериментах. Так, наши ученые участвовали в создании LIGO (лазерно-интерферометрической гравитационно-волновой обсерватории), но Нобелевскую премию получили те, кто вложил в интерферометр полмиллиарда долларов.

Поэтому предполагается, что Пулковская обсерватория, совместно с другими обсерваториями нашей страны – Крымской, Специальной астрофизической, Институтом астрономии в Москве, ИЗМИРАН в Москве, возможно, обсерваторией в Иркутске – вложились вместе и разработали проект, который бы дал движение вперед. Пулковская обсерватория может этот проект возглавить.

Одно из предложений астрономов пятилетней давности: построить телескоп с зеркалом 4 м с большим полем зрения – обзорный телескоп. Сейчас очень многие телескопы видят на небе только маленькую площадочку, а есть специальные телескопы, которые имеют большой «охват» неба в несколько градусов, могут осматривать большой кусок неба в течение ночи. Вот такой телескоп мы могли бы все вместе построить, вместе его эксплуатировать и вместе получать данные. Мы говорим коллегам из Пулково: «Давайте, развивайте это направление!»

Астрометрическое направление, из-за которого сейчас много шума, к сожалению, ушло в значительной степени в радиодиапазон. Так, в Санкт-Петербурге действует Институт прикладной астрономии РАН, который построил интерферометр «Квазар» для наблюдений квазаров, в чисто прикладных целях. Наблюдения за квазарами позволяет, в частности, получать ГЛОНАССу координатную сетку, иначе бы у нас не работали навигаторы, и точность наших передвижений была бы плюс-минус полгорода.

Это радиоастрономический путь, второй путь – космическая астрометрия. Здесь Европа опередила США. В частности, в ходе эксперимента Hipparcos (High Precision Parallax Collecting Satellite), отправив спутник Европейского космического агентства с космическим телескопом, который еще в 1990-е годы дал огромное количество новых, очень точных данных. С Земли их получить невозможно.

Недавно закончил работу европейский спутник Gaia (Global Astrometric Interferometer for Astrophysics), который дал точность изображения в сотни тысяч раз лучше, чем то, что видно с Земли.

С чем мы собираемся соревноваться?

Астрометрия должна думать о решении новых практических задачах, которые могут продвинуть нашу российскую науку вперед. Да, продолжать работы, начатые еще в эпоху нашего великого астронома Струве, это неплохо. Но это должно быть лишь маленькой долей того, что должна делать Пулковская обсерватория, главная обсерватория СССР, а теперь – России.

- Жаль, что Академия не может сказать: «Вы берете землю вокруг Пулково, тогда дайте денег на новый телескоп». Такой обмен возможен?

— Возможен и, насколько я понимаю, такие разговоры ведутся. Я думаю, что это можно было бы произвести при разумной политике администрации обсерватории. Она этим занимается, может быть, недостаточно успешно. Они пытаются – привлекают «Газпром», проводят различные форумы. Конечно, СПбГУ готов в этот проект вложиться. Надо искать формы кооперации.

Партнерство с бизнесом трудно искать, в России его за последние 25 лет не было, но их можно находить. Сейчас ведь, по мере развития страны, наука будет востребована обществом. Страна растет, жизнь улучшается. И востребованность науки будет возрастать, нельзя же всю жизнь качать из скважин газ по трубам, проложенным еще в советскую эпоху и им торговать! Бизнесменам же интересно пообщаться с теми, кто работает головой.

Российская академия наук сейчас все больше востребована и по экспертным делам, и по прогнозированию, и по стратегии научно-технического развития страны. Это очень серьезный вопрос.

Пулково, как маленькая деталь жизни нашей страны, должна обязательно развиваться, но нельзя превращать обсерваторию в предмет торговли, когда дело доходит до ругани.

К нам, в Академию наук, пришло порядка 20 запросов депутатов Госдумы по поводу Пулковской обсерватории, и они все написаны как под копирку. Один и тот же текст, хотя подписи депутатов разные. Опять же идет общественная кампания с протестом. Все это хорошо, если она имеет вектор, направленный на созидательную часть, на улучшение обсерватории, на строительство чего-то нового для развития обсерватории. Если же это конъюнктурщина, война с директором – это никому не интересно. Академия старается это как-то регулировать, но не очень успешно.

— Вы проигрываете в социальных сетях?

— Проигрываем. Есть люди, которые решают проблемы, а есть те, кто занимается рассылкой по соцсетям.

— Может быть организовать представительную пресс-конференцию?

— Конечно! Ее стоило бы провести на на центральных телеканалах, пригласить разные стороны, поговорить спокойно. Еще раз скажу: никто не собирается разрушать обсерваторию, это же одна из базовых организаций Академии наук.

— А как вы думаете, какова судьба Академии в свете прошедших реформ министерства образования и науки? Как вы видите дальнейшее отношение Академии с руководством страны в области научных исследований?

— Все зависит от стратегии, которую правительство будет реализовать в отношении Академии. Если вы покопаетесь в исторических документах, то можете найти письмо 1991 года Александра Яковлева, члена Политбюро, члена ЦК КПСС, Михаилу Горбачеву, где он пишет о необходимости коренных изменений в советской науке. Он пишет, что советская наука паразитирует,

Академию наук надо разогнать и превратить в общественную организацию, что имущество надо изъять и передать в соответствующие структуры,

которые будут им лучше управлять, что наука должна повернуться к нуждам общества, ее надо перевести на развитие промышленности» и так далее. И что остатки науки надо передать университетам. Один к одному то, что происходит сейчас.

Потом Союз распался, Ельцин сделал Академию ведущей научной организацией нашей страны, повысив ее статус. Но спустя какое-то время идеи Александра Яковлева были реализованы. Даже не надо было ничего придумывать! Как говорил Экклезиаст: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». Это то, что происходит сейчас с нашей Академией наук.

Но, с другой стороны, я прекрасно понимаю, что все наработки, колоссальный исторический опыт, знания, которые накоплены Академией, будут востребованы. Я почти уверен, что новое создаваемое Министерство найдет в себе силы и возможности для того, чтобы наладить нормальное взаимодействие с РАН. Чиновники, какие бы они ни были талантливые (а там хорошие руководители, я снимаю шляпу перед руководством, которое сейчас пришло), всегда будут нуждаться в мнении ученых. Потому что нет ни одного чиновника, который был бы одинаково выдающимся во всех областях знаний, ему для совета нужны умы ученых.

Поэтому правильная модель – если раньше у РАН и ФАНО было «правило двух ключей», которыми мы никак не могли попасть в одну замочную скважину, не могли воткнуть в нее два ключа, то в итоге ближе к исходу пятилетки, после реформы РАН, ФАНО и Академия наук более-менее нашли общий язык. Практически по всем вопросам мы договаривались! Это потрясающе – от дикого противостояния в самом начале мы пришли к пониманию. Теперь нас беспокоит то, что в тех поправках к «закону о РАН», которые внесло правительство, было убрано предложение президента, связанное со статусом Академии, прежде всего, в главе,

где мы согласовывали вопросы ликвидации и реорганизации научных организаций.

В тексте законопроекта Академии наук предлагается лишь пассивно созерцать, «рассматривать» стратегически важные для науки вопросы. Естественно, что Академию это не устраивает, мы за это поборемся. Есть Татьяна Голикова, вице-премьер, которая была у нас на заседании президиума, обещала к этому внимательно отнестись. Администрация президента нас поддерживает.

Сейчас не совсем понятно, куда это все повернется, но естественно, что без Академии российская наука не может развиваться. Это только кажется, что один начальник может всех построить. Нет. Нужен коллективный разум, опыт, ум людей, которые работают в науке. Их десятки тысяч. Не опираясь на интегральный опыт Академии, неизбежно будут выдергивать из этого списка не самые важные проблемы, не решая глобальных. Вот выдерните проблему Пулковской обсерватории – и вы будете считать, что это есть главная проблема нашей науки в области астрономии – а это не так, ее нет, она надумана и раздута. Может, тут еще сказывается и слабость руководителя обсерватории, который допустил раздувание этого пузыря.

Я почти уверен, что мы наладим взаимодействие с правительством и будем еще долго и дружно работать вместе для того, чтобы наша отечественная наука заняла достойное место в ряду мировых наук. Для этого нужны колоссальные организационные усилия, для этого нужны очень умные организаторы, которые могут поступиться собственной гордыней, понимая, что нужно привлекать и мнения других людей.

Для этого нужны огромные деньги – это самое сложное.

На встрече с Путиным в «Курчатнике», которая была совсем недавно, я говорил ему об этом, подчеркивал, что без многократного увеличения бюджета науки по некоторым выделенным направлениям, может, не по всем, у нас ничего не получится, мы так и останемся научным захолустьем, загнивающим, без инструментов, без людей, без методов.

— Он вас услышал?

— Он все внимательно слушал, но потом на встрече возражал, что, мол, Юрий Юрьевич просил увеличить бюджет науки до 2%, но мы и так перегрузили наш бюджет. Доля государства в расходах на науку – 70%. А в других странах мира государство обычно дает лишь 20%, остальное дает бизнес. На это Академия наук могла бы ответить, что структура экономики зависит от руководства страны, а не от ученых! Постройте экономику так, чтобы бизнес мог с выгодой для себя вкладывать деньги в развитие науки, и все будет хорошо, мы не будем просить деньги у государства.

Я думаю, что Владимир Владимирович это услышал, просто у него настолько большой объем и перечень первоочередных задач, гораздо более важных, что он не успевает на все реагировать. У него есть советники, помощники, Администрация, которая готовит многие вещи. Боюсь, что от этих людей, зависит больше, чем от президента и от всего научного сообщества. Так устроена наша страна.

— Один личный вопрос к вам к исследователю. Успеваете ли вы сейчас заниматься наукой?

— Нет!

— Не жалеете, что вошли в руководство Академии и стали первым вице-президентом, фактически вторым человеком в РАН?

— Могу я не отвечать на этот вопрос?

— Да, конечно! Спасибо за интервью.

Газета.ру, Наталья Демина

Россия. СЗФО > Образование, наука > ras.ru, 26 июня 2018 > № 2653748 Юрий Балега


Россия. СЗФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652642 Дмитрий Медведев

Заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета.

Дмитрий Медведев является председателем попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета. На заседании обсуждались вопросы создания единого университетского кампуса.

Перед заседанием попечительского совета Председатель Правительства посетил кампус «Михайловская дача» Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, осмотрел аудитории учебного корпуса, актовый зал, студенческий клуб.

Дворцово-парковый ансамбль «Михайловская дача» – объект исторического и культурного наследия федерального значения, памятник архитектуры середины XIX века. В создании усадьбы и парка, принадлежавших великому князю Михаилу Николаевичу Романову, в 1857–1862 годах принимали участие выдающиеся зодчие Боссе, Штакеншнейдер, Шарлемань и др.

Усадьба была передана Санкт-Петербургскому государственному университету в 2005 году. Реконструкция ансамбля «Михайловская дача» и строительство объектов для размещения бизнес-школы СПбГУ осуществляются с 2006 года.

В 2015 году введены в эксплуатацию главный учебный корпус (20 120 кв. м), многофункциональный студенческий центр (4960 кв. м) для досуга студентов, внеучебной работы, проведения научных и общественных мероприятий до 1 тысячи человек, хозяйственный корпус.

В настоящее время осуществляется строительство комплекса общежитий для бакалавров. Пять из девяти корпусов будут завершены в 2018 году, а ввод в эксплуатацию всего комплекса планируется в 2020 году.

Заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Всех сердечно приветствую в университете. Для многих присутствующих это альма-матер. И для меня это именно так.

Мы посмотрели сейчас бизнес-школу – новое структурное подразделение университета, современное, которое находится на весьма передовых позициях, если говорить о рейтингах бизнес-образования.

Но сегодня мы собрались говорить не о бизнес-образовании. Сегодня у нас мероприятие, которое не проводилось достаточно давно, а именно заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета – большого университета, главного университета Петербурга. Такие мероприятия устраиваются, чтобы принять стратегические решения, задают основные направления развития университета, его базы на годы вперёд.

Санкт-Петербургский государственный университет входит в особую группу высших учебных заведений, ключевой задачей которых является подготовка специалистов высшей квалификации, проведение фундаментальных исследований по всем научным направлениям.

Перед нами стоит большая задача – совершить прорыв по самым разным направлениям жизни нашей страны, включая науку и образование. Это вытекает из указа, который был подписан Президентом 7 мая текущего года, и целого ряда других документов.

Мы принимаем разные решения по этому поводу. Сегодня я не буду касаться решений, которые принимаются в Правительстве на эту тему. Задача – сконцентрироваться именно на развитии Санкт-Петербургского государственного университета. Хотя понятно, что его развитие неотделимо от развития вузовской науки, развития университетского образования в нашей стране.

При принятии решений о системе органов государственной исполнительной власти мы вновь вернулись к министерству, которое имеет в качестве специального объекта регулирования, в качестве главной компетенции высшее образование, – мы создали Министерство науки и высшего образования. И сегодня в заседании нашего попечительского совета принимает участие министр.

Мы выделяем значительные деньги на повышение уровня глобальной конкурентоспособности и качества российского образования. Напомню, что в предыдущий период, то есть с 2013 по 2017 год, было выделено более 50 млрд рублей на соответствующие программы.

Определённые результаты есть. В прошлом году 11 российских университетов вошли в топ-100 ведущих вузов планеты. Эту работу мы будем продолжать, понимаем, насколько она сложна. И здесь, конечно, решениями не достигается результат, это может быть только результатом кропотливой постоянной работы всех, кто участвует в этом процессе, – самих университетов, власти, бизнеса, работодателей. Работу эту, повторяю, будем продолжать.

Мы сегодня уделим внимание очень важному для судьбы университета вопросу, а именно созданию единого университетского кампуса. Мы об этом говорили в прошлый раз.

Только что мы с ректором обсуждали этот вопрос и вспомнили, что ещё в 1915 году было обращение к императору по поводу того, чтобы создать единый университетский город. Но этому не суждено было сбыться по вполне понятным причинам. Впоследствии, в 1960-е годы, советская власть принимала решение о том, чтобы создать единый университетский городок (слово «кампус» тогда ещё не использовалось). Но это решение было реализовано, как известно, лишь частично. В результате реализации этого решения часть факультетов университета переехала в Петродворец, а университет оказался разорван ещё в большей степени, чем до тех пор. И все, кто учился в университете, отлично помнят, что университет как единый комплекс никогда и не воспринимался. Были отдельные факультеты, до которых нужно было добраться. Было здание Двенадцати коллегий. Но если говорить о едином университетском центре, едином университетском городке, университетском кампусе, то его не было.

Надо признать, что это существенным образом снижает возможности такого образовательного центра. Во всём мире все ведущие университеты имеют университетские кампусы, где и протекает университетская жизнь – и учебная, и научная, и просто обычная жизнь. Студенты и преподаватели общаются, и это даёт вполне понятные результаты.

Я давал поручение на предыдущем заседании совета сформировать концепцию единого кампуса. При Министерстве экономического развития была создана рабочая группа. В неё вошли представители Правительства, Парламента, региональной власти и университета. Проект подготовлен. Его основные положения Минэкономразвития, как я понимаю, в целом одобрены. Сегодня мы сможем это обсудить.

И самое главное – найти оптимальное решение. Чтобы сконцентрировать возможности вуза в одной географической точке. Нам ещё предстоит понять, где это будет.

Сейчас университет использует более 200 различных зданий и сооружений. Часть этих зданий не пригодна не только для научно-учебной деятельности, но даже для эксплуатации. Треть площадей расположены во дворцах и исторических памятниках Санкт-Петербурга. И вряд ли это тоже можно признать обоснованным.

Это сдерживает, как я уже сказал, развитие университета как единого научного и образовательного центра. Ситуацию эту нужно поменять. Для этого мы с вами после проведения определённых процедур, в которых, я надеюсь, примут участие городские власти, власти Ленинградской области и федеральные власти, должны будем окончательно принять решение, где можно было бы создавать единый университетский центр и за счёт каких ресурсов. Денег на это потребуется довольно много, но очевидно, что довольно значительную часть требуемого финансирования можно получить от реализации объектов, которые в настоящий момент находятся в оперативном управлении университета.

На этом я хотел бы завершить. Слово – ректору университета Николаю Михайловичу Кропачеву.

Н.Кропачев (ректор Санкт-Петербургского государственного университета): Санкт-Петербургский университет – динамично меняющееся сообщество обучающихся, преподавателей, учёных и корпоративных клиентов – друзей университета. Динамика изменений во многом предопределена как конкурентной средой, в которой все российские университеты оказались в последние десятилетия, так и задачами, которые поставлены перед ведущими российскими университетами Президентом и Правительством Российской Федерации.

Долгое время основными характеристиками университетов были экстенсивные показатели, например количество студентов, факультетов, учёных, преподавателей, объём библиотеки, количество научного оборудования. Конечно, и в представленных вам сегодня материалах такого рода характеристики есть, но они отнюдь не основные.

Бóльшая часть представленных вам сведений об университете – это показатели эффективности работы и университета как организации в целом, и наших работников и студентов. Такого рода оценки дают прежде всего нам самим возможность оценить ситуацию, принимать решения о дальнейших шагах, поощрять сотрудников и тому подобное.

Поэтому в презентации, которая вам представлена, вы найдёте пока не стандартную для российских университетов подборку сведений: информацию о результативности более 450 исследовательских коллективов (слайд №2), загруженности научного оборудования (например, на слайде №25) и других основных ресурсов университета, количестве не только основных, но и дополнительных образовательных программ (на слайде №2 указано более 400 основных и более 1 тыс. дополнительных программ, подавляющее большинство которых в нашем университете являются междисциплинарными), условиях использования более 300 тыс. информационных ресурсов в дополнение к более чем 7 млн бумажных изданий, как показано на слайдах №2 и №27. Более 15 тыс. научных публикаций в год, из них почти 4 тыс. – в изданиях, индексируемых Web of Science и Scopus, из них треть – в первом квартиле, то есть топ-25. Более 11 тысяч выпускников каждый год. Причём основной объём – это теперь выпускники дополнительных образовательных программ и слушатели наших онлайн-курсов, что вполне соответствует концепции образования в течение всей жизни. Свыше 50 научных открытий в год.

Особое внимание, в том числе с учётом вопроса, который нам сегодня предстоит рассмотреть, я прошу вас обратить на сведения о разобщённости университета, а также на то, как в этих условиях мы сегодня реализуем потенциал наших учёных и студентов. Так, на слайде №5 есть карта, на которой вы видите территориальную разобщённость нашего университета. Мы вынуждены сегодня при организации деятельности учитывать необходимость, а иногда и невозможность перемещения больших групп людей. Конечно, открытый доступ к кадровым позициям и исследовательскому оборудованию, прозрачные правила взаимодействия сотрудников, электронные сервисы и цифровизация уже много лет позволяют нам преодолевать эту разобщённость, но и тут есть определённые пределы.

Так, из-за территориальной разобщённости нам приходится иногда содержать дублирующие ресурсы, например аудиторный фонд. В нынешних условиях эффективность его использования, даже при использовании цифровых систем планирования расписания, в принципе будет в два-три раза ниже, чем в условиях единого кампуса.

С другой стороны, сейчас значительная часть студентов тратит почти год из шести лет обучения (если считать бакалавриат и магистратуру) на переезд из мест проживания в места занятий научными исследованиями. Сейчас 70% студентов – иногородние. И каждый год число их растёт, а студенты из Петергофа до центра города добираются два часа.

Сегодня основные акценты развития и в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, и в международном научно-образовательном пространстве – это междисциплинарный подход и трансляционные науки. Трансляционные в том смысле, что результаты фундаментальных и прикладных исследований в одной отрасли знаний передаются и используются в других, иногда совершенно неожиданных областях. Так, например, в нашем университете развиваются такие исследования, как дизайн в медицинской среде, право в генетике. Причём есть соответствующие публикации, в том числе и в журналах Nature.

В этой связи особо хочу подчеркнуть, что наш университет стал победителем конкурса на создание центра научно-технологической инициативы в области распределения реестров, то есть блокчейна. И мы всех, безусловно, призываем, приглашаем к сотрудничеству.

В университете благодаря утверждённой Правительством Российской Федерации в 2010 году программе развития (слайд №9, на котором слева написано, что ранее, до 2010 года университет непонятно, как планировал программу своего развития) у нас появились приоритетные, причём именно междисциплинарные трансляционные направления. Как можно заметить на слайде №10, нам удалось сделать определённый рывок и в количестве исследовательских проектов, и в портфеле наших образовательных программ, и в количестве научных публикаций во всех этих направлениях.

В презентации представлены сведения об объёмах разработанной в университете интеллектуальной собственности (лишь, к сожалению, в малой части пока реализованной в коммерческих целях), о росте объёмов финансирования НИР как из средств федерального бюджета, добываемых на конкурсной основе, так и из внебюджетных источников (слайд №15), об объёме оказываемых высокотехнологичных и интеллектуальных услуг, в том числе в форме экспертной деятельности (слайд №3).

Профессиональная успешность наших выпускников также определяет нашу конкурентоспособность. Например, благодаря этому показателю университет – единственный среди российских вузов – входит в топ-25 рейтинга магистерских программ в области менеджмента, который ежегодно проводит Financial Times.

Именно эти достижения сегодня демонстрируют эффективность работы университета и определяют нашу конкурентоспособность, ведь результативность в сегодняшних условиях – прямое следствие конкурентоспособности. Конечно, резервы развития конкурентоспособности у нас пока есть и в имеющихся зданиях. Хотя по мере того, как мы задействуем эти резервы, возможностей остаётся всё меньше. Вот несколько примеров.

Пример первый. Благодаря мощной поддержке государства Санкт-Петербургский и Московский университеты получили дополнительные средства на реализацию своих программ развития. В рамках этой программы у нас в университете создан научный парк. Основные его характеристики представлены на слайдах №25 и №26. Обращаю внимание на то, что научный парк нашего университета является уникальным для страны примером истинного центра коллективного пользования. Доступ к нему с использованием смарт-контрактов обеспечен не только студентам и сотрудникам университета, но и всем внешним пользователям по прозрачным и понятным правилам, с соблюдением прав собственности университета на результаты интеллектуальной деятельности. Средняя загрузка оборудования научного парка сегодня составляет около 16 часов в сутки. Для некоторых приборов – 24 часа в сутки. Таким образом, объективный предел достигнут. Как и предел загрузки, достигнут предел скорости доступа – он осуществляется исключительно через электронный сервис. Замечу только, что сегодня мы были вынуждены территориально разобщить и ресурсные центры. Сейчас наши ресурсные центры единого, как мы говорим, научного парка находятся в четырёх частях города.

Пример второй. Доступ к информационным ресурсам. Вот уже последние пять лет Санкт-Петербургский университет, по крайней мере по данным крупнейших мировых провайдеров, является национальным лидером по уровню подписки на электронные научные издания. Нашу модель сегодня многие хотят использовать в качестве примера. Учёные университета получили доступ к максимальному количеству источников научной информации на уровне топ-3 университетов мира. С другой стороны, это означает, что и здесь мы используем доступный ресурс с предельной эффективностью и возможности роста немного, но отстают.

Например, чтобы встретиться и обсудить очно (а заочно такие обсуждения не проводятся из-за большого количества участников, которым надо спорить друг с другом) вопросы подготовки заявки на крупный международный конкурс грантов, университетским учёным, чьи рабочие места расположены в Петергофе, в Смольном, на Васильевском острове и на острове Голодай, на 14-й линии, нужно несколько дней. А для того, чтобы подать заявку, выделяется неделя-две. Сколько мы проигрываем, сколько мы не делаем заявок, сколько мы не выигрываем грантов!

Пример третий. И для производства научных исследований, и для реализации образовательного процесса, и для создания коммерциализируемых результатов интеллектуальной деятельности необходимы материальные и финансовые ресурсы. Для того чтобы обеспечить максимальный уровень конкурентоспособности, мы с 2009 года планомерно к 2016 году вышли на то, что любые университетские ресурсы, начиная с финансовых, – финансирование научных исследований, тревел-грантов, позиций постдоков и многого другого – фактически всё происходит только на конкурсной основе. Причём при наличии принципиальной возможности, по всем понятным правилам, на условиях открытых конкурсов с возможностью участвовать учёным извне, студентам и так далее. Особенно если речь идёт о конкурсном замещении должностей учёных и преподавателей.

Наш с вами университет, как вы знаете, имеет право проводить конкурсный отбор на должности по собственным правилам (спасибо Министру юстиции в первую очередь и Министру образования), и с 2016 года мы активно пользуемся этими правилами. Конечно, тут есть и определённые резервы (посмотрите слайд №14), связанные, например, с тем, что российские учёные, в отличие от зарубежных коллег, не так спокойно относятся к смене места работы и жительства. Но и этот инструмент имеет свои принципиальные ограничения в виде периодичности сроков контрактов и всегда ограниченных объёмов финансирования.

Таким образом, в ближайшее время на первый план выходит совершенно новая для нас характеристика – скорость доступа к человеческому потенциалу, возможность быстрого, но глубокого и детального человеческого контакта учёных друг с другом для обсуждения возникающих проблем с использованием всех доступных ресурсов университета.

Конечно, онлайн-технологии выполняют здесь свою роль. В случаях уже стартовавших и налаженных процессов они позволяют нам обеспечить повышение скорости. Но даже для того, чтобы собрать видеоконференцию ректоров вузов Северо-Запада, порой требуется две-три недели. И это не преувеличение. Причём даже в этом случае зачастую участвуют не ректоры, а заместители. Замечу, что у учёных заместителей нет.

В науке сейчас скорость гораздо выше. Например, некоторые наши статьи в области генетики в журнале Nature публикуются в срок две-три недели. Поэтому наши учёные должны иметь возможность мгновенных рабочих контактов, наши студенты должны иметь прямой доступ к нашим учёным, а наши заказчики и партнёры должны иметь возможность оперативно участвовать в работе университета.

Довольно скоро это превратится в логистическую проблему, которую управленческими мерами будет преодолеть просто невозможно. Тут стоит вернуться к тому, что междисциплинарное и межотраслевое взаимодействие будет иметь ещё и синергетический эффект.

Перехожу к вопросу концепции единого кампуса. Здесь отмечу следующее: для разработки концепции по поручению Дмитрия Анатольевича в 2014 году была создана комиссия. В состав комиссии вошли представители Министерства экономического развития, министерств науки, здравоохранения, Министерства финансов, Агентства по управлению имуществом, Совета Федерации, Государственной Думы, Аппарата Правительства, аппарата полномочного представителя Президента в Северо-Западном федеральном округе, правительства города, области и университета.

Как отмечено в тексте концепции, в ходе работы над проектом членами межведомственной рабочей группы проведён анализ инфраструктуры и опыта организации работы ведущих университетов мира, подходов и опыта реализации проектов создания университетских кампусов на территории Российской Федерации, взаимодействия и взаимного влияния в реализации проекта создания университетских кампусов с окружающей региональной средой.

В соответствии с концепцией, разработанной межведомственной группой, после создания единого университетского кампуса должна измениться структура и организация работы университета в целом.

Ядром университета на базе университетской медицинской клиники должны стать трансляционные научные исследования, межотраслевые и междисциплинарные образовательные программы. В едином кампусе могут наконец появиться объекты социальной, спортивной, культурно-массовой инфраструктуры, которые будут доступны не только универсантам, но и местным жителям и вообще всем желающим. Основные показатели единого кампуса в деталях приведены в имеющихся у вас концепции и приложениях, поэтому подробно на них я останавливаться не буду. Упомяну только про такой важнейший элемент, как научно-технологическая долина, или, как теперь написано в законе, научно-инновационный центр. Территория для его создания также должна быть предусмотрена рядом с единым кампусом.

На мой взгляд, Министерством экономического развития и лично заместителем Министра экономического развития Олегом Владиславовичем Фомичёвым проведена объёмная и успешная работа. В сроки на три года ранее установленных подготовлена концепция создания единого кампуса, который позволит обеспечить единство и конкурентоспособность университета.

Для дальнейшего движения вперёд необходимо, чтобы земельные участки, о которых речь пойдёт далее, полностью соответствовали требованиям, указанным в концепции, с учётом всех технических параметров, которые в ней уже заложены.

Не менее важно учитывать и принципиальную возможность согласовать, скорректировать планы градостроительного развития с учётом реализации этого проекта и дальнейшего развития кампуса.

Россия. СЗФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652642 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652641 Георгий Полтавченко

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Георгий Сергеевич, мы с Вами говорили о будущем Санкт-Петербургского государственного университета. Но вообще город сейчас находится, что называется, на особом положении, потому что проходит чемпионат мира – большой футбольный праздник. Огромное количество болельщиков – и наших, и иностранных. Это не самая простая задача для города. Надеюсь, что всё будет в порядке.

Но я хотел бы вернуться к задачам, стоящим перед нашим городом, перед Санкт-Петербургом, имея в виду показатели, которые были установлены указом Президента от 2012 года и трансформировались в указ от 7 мая 2018 года, – по развитию производственной инфраструктуры, по созданию высокоэффективных рабочих мест. Как обстоят дела? Каковы показатели по итогам прошлого года? Каковы задачи на текущий период?

Г.Полтавченко: Хочу коснуться чемпионата мира. Он тоже нам приносит определённые экономические дивиденды. По оперативной информации, посещаемость наших объектов общепита возросла на 40%. Они пользуются у гостей большой популярностью. А это, естественно, дополнительные доходы в казну.

Если говорить о выполнении указов Президента, то эта задача на особом контроле у руководства города. По итогам прошлого года все плановые показатели нами выполнены в полном объёме. Для создания высококвалифицированных рабочих мест мы в первую очередь работаем по привлечению инвестиций, работаем с инвесторами, в индивидуальном плане в том числе. Это позволило нам на протяжении последних пяти лет постоянно наращивать поступление инвестиций в основной капитал наших предприятий. По итогам прошлого года – 658 млрд рублей. Это больше, чем бюджет города. То есть практически второй бюджет города вложен в создание новых производств. Таких производств в прошлом году было создано более 20. В этом году реализация проектов, которые были запущены ранее, продолжается. Я думаю, что в этом году мы тоже не менее 20 новых производств запустим. И самое главное – это уже совсем другое качество рабочих мест, высокая производительность, соответствующая заработная плата. Работа в данном направлении с учётом майского указа Президента текущего года будет продолжаться.

Д.Медведев: Хорошо. У Петербурга огромный производственный потенциал. Город всегда имел очень мощную промышленность. Сейчас происходят изменения – по сути, революционные изменения – в промышленном производстве, тем не менее это качество промышленного лидера по целому ряду направлений, включая вопросы высоких технологий, современные коммуникации, цифровую экономику в широком смысле этого слова, Санкт-Петербургу нельзя потерять. Нужно обязательно уделять этим прорывным направлениям самое пристальное внимание.

Г.Полтавченко: Мы в этом плане также работаем. Стратегия социально-экономического развития города направлена именно на создание так называемой умной экономики, экономики знаний, в первую очередь – с ориентацией на наш мощный образовательный, научный потенциал и на тот мощнейший задел, который город имеет с точки зрения реального производства, обрабатывающей промышленности.

В этом плане многое сегодня делается. Мы создали в рамках правительства города проектный офис под названием «Фабрика будущего». Это как раз то, что связано с внедрением «цифры» в конкретные промышленные производства. Я думаю, это направление нам удастся поднять, потому что Санкт-Петербург сегодня является одним из лидеров в сфере информационных технологий, в том числе по подготовке специалистов в этой сфере. Плюс мы серьёзно занимаемся работой по созданию определённых дополнительных условий, преференций для IT-сектора.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652641 Георгий Полтавченко


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646570 Алексей Ерофеев

Сотрудник Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, известный краевед, историк и знаток города Алексей Ерофеев неоднократно был гостем «Квартирника» в пресс-центре «Росбалта». Он одним из первых на волне Перестройки в 1986 году начал активную деятельность, связанную с возвращением исторических названий улицам города. Свои знания о городской истории он изложил в нескольких книгах. Кроме того, Алексей Ерофеев активно занимается просветительской деятельностью, проводя экскурсии и семинары для школьников.

— Алексей Дмитриевич, как вы увлеклись топонимикой Петербурга?

— В детстве я жил на улице Ломоносова, между мостом и Пятью углами. Моя бабушка всегда называла улицу Ломоносова Чернышевым переулком. А я не мог понять, почему она так называет нашу улицу. Папа мне объяснил, кто такой Ломоносов и кто граф Чернышев, когда-то владевший этим участком земли. Я был удивлен, что моя неграмотная бабушка, приехавшая из Смоленской губернии, предпочитает старое название — по фамилии графа, которого никто не помнит, а не великого русского ученого. А у нее просто была довоенная привычка, потому что улица получила имя Ломоносова только с 1948 года.

Кроме того, бабушка ходила в магазин у площади Ломоносова (так называемая Ватрушка) и говорила, что идет на «Зоси Роси». Так моя бабушка называла улицу Зодчего Росси. Я опять же выяснил у моих родителей, кто такой Карл Иванович Росси.

Может быть отсюда вырос мой интерес к петербургской топонимике. Куда бы мы ни отправились всей семьей на общественном транспорте или такси, я всегда обращал внимание на названия улиц. Позже мне подарили книжку «Почему так названы» Горбачевича и Хабло, и я ее прочитал несколько раз — она стала для меня настольной.

«Наше сознание переписали не политики, а художники»

— Вы сразу заинтересовались дореволюционными названиями?

— Тогда больше всего меня интересовали герои Великой Отечественной войны, потому что это были 1960-е годы, и в память народа о Великой Отечественной войне была слишком живой и ясной. Об этом напоминало буквально все. Мои родители, бабушки и дедушки выжили в блокадном Ленинграде, дядя воевал на фронте и был контужен в 1942 году. Поэтому меня больше всего привлекали названия улиц в честь защитников Ленинграда, и меньше — имена революционеров, ученых. Так начиналось мое увлечение.

— Вам не кажется, что петербуржцы все меньше интересуются историей своего города?

— Был подъем интереса к истории Петербурга в 1990-е годы. Возможно, это было связано еще и с тем, что тогда начался процесс возврата исторических названий. Потом как-то все стабилизировалось, народ устал от политических передряг и разгула бандитизма, и наступило время отказа от каких бы то ни было перемен. За разгулом свободы наступил период реакции. Я уверен, что еще будет всплеск интереса к топонимике и истории Петербурга.

Но надо сказать, что программа «Открытый город» — лишнее подтверждение тому, что у Петербурга есть стойкие защитники, которых он интересует независимо от времени года и смены правительств. Хотя конечно, в общей массе люди плохо знают город. И это характерно не только для Петербурга. У нас даже дела обстоят лучше, чем в других российских городах.

— Но ведь Петербург — слишком яркое исключение из общего ряда, а его продолжают «зачищать» от старых зданий? Неужели все дело в невежестве?

«Попытки снести памятник архитектуры происходят почти ежедневно»

— Уверен, что незнание истории и нежелание ее знать приводят к тому, что в центре города сносят исторические здания. Порой невзрачный, на взгляд непосвященного человека, дом может играть огромную роль с точки зрения исторического городского ландшафта. Достаточно вспомнить Дом Рогова, разрушенный при Валентине Матвиенко. Это был уголок еще пушкинского Петербурга, который безусловно надо было сохранить.

Или, другой пример — дом семь по улице Рубинштейна, который еще называют «слеза социализма». Вроде бы некрасивое здание, которое явно не вписалось в окружающую его застройку. Но это здание уже обладает исторической ценностью, потому что там жила Ольга Берггольц. И это — один из первых образцов советского конструктивизма в архитектуре.

Или Ушаковские бани (бани «Гигант», улица Зои Космодемьянской, 7А) — они находятся в жутком состоянии. А ведь этот район — Тракторная улица, площадь Стачек, Оборонная улица — уникальный и очень интересный комплекс архитектуры первых советских лет. Через какое-то время туда поедут многие иностранные туристы, ценители, потому что за границей архитектурных памятников этой эпохи крайне мало.

Человек, знающий историю своего города или квартала, в котором он живет, имеет в своем арсенале больше аргументов для защиты объектов наследия. А тому, кто не знает ничего, в общем все «по барабану». Город без истории намного скучнее.

— Хорошо, если человек живет в центре Петербурга, а если — в Купчино? Что там интересного?

Александр Городницкий — о «мечте импотента» и разгроме РАН

— Мне приятно, что сейчас даже в питерских спальных районах — в Купчино, на Ржевке-Пороховых, в Озерках — есть большие любители истории своих кварталов. Частенько я приезжаю туда в библиотеки, чтобы прочитать лекцию, и при этом узнаю очень много интересного от аудитории. Мне рассказывают, как возник их район, об особенностях каких-то заповедных уголков, о растущих там деревьях… То есть, я уже не могу сказать, что я приехал в «страну дураков» — так неофициально называют территорию с названиями улиц и проспектов Наставников, Ударников и так далее. Там тоже есть патриоты и знатоки своего района!

— Вы не знаете, об этих районах кто-нибудь пишет?

Мне очень нравится книга Андрея Жданова о Приморском районе — «Новая и Старая деревни». Она интересна и написана хорошим литературным языком. Хороша книга Дениса Шаляпина, посвященная Купчину. Я с удовольствием прочел ее — там очень много любопытных фактов. Вера Андрейчева написала о своих изысканиях, связанных с Невским районом. Очень хороша книга Сергей Петрова «На берегах реки Ждановки», изданная «Центролиграфом». Отличные книги написал Михаил Микишатьев.

— Какое ваше самое любимое место в Петербурге?

— Это район Марсова поля, Мраморного дворца, Михайловского замка и Михайловского дворца. Вот этот загадочный замок, кленовая аллея перед ним, памятник Петру, Марсово поле, Спас-на-крови — это притягивающее место для меня. Я очень люблю остановиться в центре Марсова поля и обозревать все вокруг. Этот простор вмещает почти всю историю Петербурга — от Петровского времени до советского.

— Вы верите в то, что великая история нашего города и любовь к нему его жителей способны защитить Петербург?

Центр Петербурга находится под защитой ЮНЕСКО, поэтому по закону здесь нельзя ничего трогать. Но те, кому это выгодно, все равно находят какие-то лазейки, иногда идут даже на откровенный подлог документов, меняя год постройки зданий или данные об их состоянии. Я убежден, что бороться за город надо до последнего. У нас сосредоточены такие архитектурные богатства, на которые приезжают посмотреть люди со всего мира. Кажется, что они никогда не кончатся, но на самом деле они постепенно тают. Давайте их беречь.

 Юлия Иванова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646570 Алексей Ерофеев


Россия. СЗФО > Финансы, банки > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646569 Антон Большаков

О том, как сэкономить на внешнеэкономической деятельности, в интервью «Росбалту» рассказывает коммерческий директор региона «Санкт-Петербург Север», заместитель управляющего петербургским филиалом АО ЮниКредит Банка Антон Большаков.

— Российская экономика переживает непростые времена. Это и санкционное давление, и попытки восстановления после кризиса. Как все происходящее отразилось на финансово-банковском секторе?

— Российская экономика нередко переживает непростые времена. Различные кризисные явления в достаточной степени цикличны, они случаются с некоторой регулярностью. Это наша реальность: мы очень давно на рынке — в следующем году отметим 30-летие — и разные кризисы проходили вместе со всей страной. Поэтому мы научились рассматривать «непростые времена» как совершенно рабочий вариант. Но сейчас кризиса не наблюдается, есть лишь разные экономические и политические ситуации, но мы умеем с ними работать и трудностей не испытываем. За последние несколько лет мы сильно диверсифицировали линейку наших продуктов, как говорится, на все случаи финансовой жизни: от классического кредитования до страховых, сервисных и разного рода вспомогательных продуктов. То есть мы уже не только банк, но и своего рода финансовый помощник, делающий жизнь клиента более легкой и понятной.

— Еще три-четыре года назад крупные российские банки сталкивались с существенным оттоком ликвидности. Как вы сейчас оцениваете ситуацию, стабилизировалась ли она?

— Ситуация с банковскими вкладами и пассивной базой стабильна. Косвенным свидетельством этого является плавное, но постоянное снижение депозитных ставок. Это очень важный маркер того, что на рынке существует ликвидность, в некоторых ситуациях даже избыточная. При сохранении текущей экономической ситуации и отсутствии политических потрясений банковская система не должна столкнуться с дефицитом ликвидности и в дальнейшем.

— Зарплаты россиян растут, но реальная покупательская способность снижается. Как в связи с этим вы оцениваете ситуацию на рынке потребительского кредитования, в том числе в Северо-Западном регионе? Увеличился ли спрос на кредиты?

— Ситуация на рынке потребительского кредитования, можно сказать, стабильная и позитивная. И на Северо-Западе, и в стране. Спрос увеличился, в связи с чем расширились возможности банка выдавать кредиты и наращивать кредитные портфели. В 2018 году за первый квартал в Санкт-Петербурге на рассмотрение поступило заявок на 45% больше, чем годом ранее. То есть по поведению наших клиентов мы не можем сказать, что их доходы падают. Скорее, наоборот, у них появились дополнительные потребности. Что немаловажно, уровень просрочки в нашем банке находится на стабильно низком уровне. Это касается как юридических, так и физических лиц, платежеспособность которых плавно возрастает с 2014 года.

— В ипотечном кредитовании ситуация аналогична?

— Рынок ипотеки, безусловно, растет. Это можно сказать и про наш банк. Рост обусловлен в первую очередь снижением ставок по ипотечным программам. У людей все чаще возникает потребность менять качество и количество жилья. Предполагаем, что кредитная активность банка к осени должна только повыситься.

— Что по поводу автокредитования? Ваш банк ощущает на себе оживление в российском автопроме? Стали ли клиенты чаще обращаться за автокредитами?

— Рынок показывает падение продаж по отношению к первому кварталу. Но это объясняется окончанием действия госпрограммы. Все желающие «вскочить в последний вагон поезда» получили кредит в первом квартале года, поэтому там был приличный объем. Но это явно ощущается только в бюджетном сегменте, так как именно на него распространяется государственная поддержка. Премиум-сегмент исторически менее волатилен, однако и тут есть изменения. Увеличилась доля продаж автомобилей в лизинг. В дилерских центрах это объясняют отсутствием «свободных» финансовых ресурсов у физических лиц. Но нельзя сказать, что данная тенденция сильно меняет рынок.

— Поговорим о малом и среднем бизнесе. Не секрет, что в нашей стране ему приходится непросто, несмотря на регулярные речи представителей власти о необходимости снижения административных барьеров, упрощении процесса кредитования и так далее. Проблемы как были, так и есть. ЮниКредит Банк давно активно работает с этим сегментом. Есть ли у вас новые специальные программы для малого и среднего бизнеса?

— Малый и средний бизнес, несомненно, развивается, несмотря на различные барьеры. Мы уделяем этому сегменту большое внимание и активно работаем над продуктами для этого направления. Так, в этом году у ЮниКредит Банка появился новый комплекс услуг под названием «Путевка в ВЭД» для компаний, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью. Он позволяет компаниям значительно сократить затраты, связанные с обслуживанием экспортно-импортных операций. За разовую фиксированную плату компания получает возможность пользоваться услугами валютного контроля практически без ограничений. В год на комиссиях можно сэкономить более 100 тыс. рублей. Внешнеэкономическая деятельность в России набирает обороты, несмотря на все санкционные ограничения. И мы уже наблюдаем серьезный приток клиентов за время действия этой программы.

— Есть ли какие-то ограничения для участия в программе «Путевка в ВЭД»?

— Акция адресована широкому кругу участников рынка малого и среднего бизнеса. Принять участие в ней могут юридические лица и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные на территории Российской Федерации, являющиеся клиентами ЮниКредит Банка и не имеющие открытых паспортов сделок в течение последних 12 месяцев. Также важно не иметь задолженности перед налоговой и банком. Других ограничений нет.

— В этом году ваш банк отмечает 25 лет работы на рынке Северо-Запада. Насколько вы успешны в регионе и как планируете развиваться в дальнейшем?

— ЮниКредит Банк — универсальный банк. Сначала мы работали только с корпоративными клиентами, потом начали обслуживать и розничный бизнес. На текущий момент степень покрытия региона отделениями является оптимальной. С одной стороны, она не избыточна, с другой — покрывает все районы города и, по отзывам наших клиентов, отвечает их географическим потребностям. Нашу банкоматную сеть дополняет сеть банков-партнеров. Соответственно, у клиентов есть возможность использовать большое количество банкоматов с большой зоной покрытия на бесплатной основе. Мы активно развиваем каналы автокредитования и ипотечного кредитования, наращивая кредитные портфели в данных направлениях.

Беседовал Глеб Иванов

Россия. СЗФО > Финансы, банки > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646569 Антон Большаков


Россия. СЗФО. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 15 июня 2018 > № 2643872 Владимир Королев

Развитие системы военно-морского образования закладывает фундамент великого будущего ВМФ России

Море всегда привлекало мужчин возможностью помериться характерами, убеждён главнокомандующий ВМФ адмирал Владимир Королёв.

Система военно-морских образовательных учреждений, как и сама служба на флоте, не только сохраняет свою привлекательность, но и обретает всё большую престижность. Дело и в романтике, которая присуща флотской службе, и в том, что флотская профессия является, по сути, самой мужской. С разговора на эту тему и началась беседа корреспондента «Красной звезды» с главнокомандующим ВМФ России адмиралом Владимиром Королёвым.

– Товарищ главнокомандующий, каким станет 2018 год для системы военно-морских образовательных учреждений?

– Начну с довузовских учебных заведений. У нас сложилась уникальная система: это Кронштадтский морской кадетский корпус, это Нахимовское военно-морское училище и его филиалы в Мурманске, Севастополе, Владивостоке. Все они оснащены самыми новыми средствами обучения. Но самое главное, нахимовцы и кадеты имеют прекрасную возможность видеть перед собой военно-морскую службу, так как находятся там, где дислоцируется флот. Перед командованием Нахимовского военно-морского училища и Кадетского морского корпуса стоит задача – в этом году активизировать участие воспитанников во всех процессах жизни ВМФ. Я имею в виду их участие в таких событиях, как закладки и спуски на воду кораблей, в мероприятиях, проводимых в соединениях флотов в пунктах базирования. Будет ещё больше времени уделяться морской практике на боевых кораблях и судах, тренировкам и занятиям на базе высших военно-морских учебных заведений. Это станет серьёзным мотивирующим фактором для дальнейшего поступления и обучения в высших военных образовательных учреждениях.

Что касается учебных заведений в системе Военного учебно-научного центра ВМФ, то здесь также реализуется ряд новых подходов. Отмечу, что в этом году курсанты Военно-морского института, Военно-морского политехнического института, Тихоокеанского высшего военно-морского училища принимают участие на различных этапах первого в истории дальнего похода учебного корабля «Перекоп» по маршруту Кронштадт – Севастополь – Владивосток – Североморск. Корабль впервые пройдёт Северным морским путём.

Сейчас «Перекоп» во Владивостоке. Он готовится к плаванию в северных широтах. На его борту будут курсанты Тихоокеанского военно-морского училища имени С.О. Макарова. В августе корабль продолжит движение. Все курсанты получат уникальную возможность в полной мере почувствовать флотскую службу и применить полученные знания на практике.

В целом перед глазами курсантов, нахимовцев, морских кадет происходят уникальные события в жизни флота, его переоснащение, экспедиции… Например, океанографическое исследовательское судно «Адмирал Владимирский» совершило экспедицию в Индийский океан, впервые за 20 лет посетило Бангладеш, приняло участие в мероприятиях, связанных с 110-летием со дня спасения русскими моряками жителей сицилийского города Мессина, пострадавшего от землетрясения. Совсем недавно в базу вернулось океанографическое судно «Янтарь», выполнившее задачи 11-месячного дальнего похода. Оно прошло свыше 50 000 миль. И всё это позволяет им гордиться своей принадлежностью к службе под Андреевским флагом. И главное – эти события питают и укрепляют их любовь к морю.

– Владимир Иванович, учитывая возрастание роли довузовского военного образования, главное командование ВМФ поставило новые задачи перед всеми своими довузовскими образовательными учреждениями. В чём их суть?

– Нахимовское военно-морское училище и его филиалы призваны быть в авангарде довузовского образования. Подготовка квалифицированных военных кадров и развитие системы образования флота являются приоритетными задачами главного командования ВМФ.

Напомню: в соответствии с поручением Верховного Главнокомандующего, решениями министра обороны РФ проведены мероприятия по формированию в 2016 году филиалов Нахимовского военно-морского училища во Владивостоке и Севастополе, а в прошлом году первых воспитанников принял филиал Нахимовского военно-морского училища в Мурманске. Объединение четырёх довузовских военно-морских учебных заведений и формирование на Черноморском, Северном и Тихоокеанском флотах филиалов Нахимовского военно-морского училища позволило создать единую систему обучения и воспитания нахимовцев, цель которой – привлечение в военное образование наиболее способной молодёжи и её ранняя профориентация на выбор профессии офицера.

Повседневная деятельность училища и его филиалов выстраивается по единому распорядку дня с учётом ритуалов и традиций ВМФ, включая поднятие Андреевского флага. Каждому учебному заведению вручено знамя, которое имеет военно-морскую символику. Для всех нахимовцев училища и филиалов введена единая форма одежды. Программы обучения включают в себя основы военно-морской подготовки, морскую практику, а также подготовку к параду.

Дальнейшее развитие системы довузовского военно-морского образования связано с повышением качества подготовки воспитанников и совершенствованием методики учебно-воспитательного процесса. Приоритетное направление – целенаправленная подготовка учащихся к поступлению в военные образовательные организации высшего образования, и прежде всего в вузы ВМФ.

В этих целях в старших классах Нахимовского училища предусматриваются только физико-математический профиль обучения, существенное повышение физической подготовленности воспитанников, обязательное изучение «Основ военно-морской подготовки», углублённое изучение английского языка. А в рамках предпрофильной подготовки, то есть в 8–9-х классах, – введение элективных курсов (курсов по выбору. – Ред.), способствующих подготовке к профильному обучению.

Занимаясь по физико-математическому профилю, каждый нахимовец получает до четырёх дополнительных часов в неделю по физике и математике – и это только в рамках основного расписания из-за приоритетного распределения учебного времени. За счёт факультативов и дополнительных занятий по подготовке к Единому государственному экзамену он сможет всё своё внимание уделять профильным для вузов ВМФ предметам: математике и физике. Такой акцент в учёбе даёт возможность изучать профильные предметы, занимаясь в компании мотивированных ребят, готовиться к участию в профильных олимпиадах. Учёба в таком классе увеличивает шансы на хорошую сдачу ЕГЭ и поступление в выбранное военно-морское училище.

– «Красная звезда» не раз рассказывала и о развитии морской составляющей воспитания и обучения…

– В целях реализации единых подходов авторский коллектив Нахимовского военно-морского училища разработал учебно-методические пособия по военно-морской подготовке и иностранному языку, которые в необходимом количестве должны быть изготовлены в каждом филиале до конца года. Проводится модернизация базы для морской подготовки, которая будет включать тренажёр по судовождению, тренажёры по флажному семафору, освоению световых сигналов и азбуки Морзе. В дальнейшем планируется оборудование сигнального мостика, поставка автопрокладчиков и другого штурманского оборудования. В новом здании головного училища будет размещён планетарий.

По окончании второго полугодия в течение 2–3 недель с воспитанниками предусмотрено проведение морской практики. Старшеклассники принимают участие в дальних морских походах на учебных кораблях. В период участия в дальних походах нахимовцы и кадеты не только получают практику несения дежурно-вахтенной службы на корабле с исполнением обязанностей дублёров младших специалистов, но и погружаются в романтику морской службы. Каждый нахимовец должен знать, что, поступив в дальнейшем в высшее военно-морское училище, он получает возможность ещё лучше узнать море и стать ещё ближе к профессии военно-морского офицера, так как география морских походов значительно расширяется.

Я порекомендовал всем начальникам довузовских военно-морских училищ организовать посещение судостроительных заводов и верфей и познакомить ребят с этапами и современными технологиями судостроения. Закладка новых кораблей, спуск на воду корабля, поднятие Андреевского флага на кораблях, принимаемых в состав флота, не должны проходить без участия нахимовцев и кадет.

– А как обстоят дела с совершенствованием учебного процесса?

– В целом, как и ранее, руководство методическим обеспечением образовательной деятельности и координация довузовской военно-морской подготовки остаётся за Нахимовским военно-морским училищем в Санкт-Петербурге. При этом значительный объём совместных мероприятий в рамках методической и воспитательной работы, таких как семинары, мастер-классы, педагогические советы и заседания предметно-методических комиссий, может планироваться в режиме видео-конференц-связи с участием филиалов НВМУ.

В целях формирования у воспитанников необходимых профессиональных качеств, осознанного выбора ими профессии офицера ВМФ определено кураторство над каждым довузовским учебным заведением со стороны высших военно-морских учебных заведений. Оно будет включать совместные мероприятия, проводимые с привлечением личного состава флотов и курсантов вузов ВМФ, посещение на регулярной основе кораблей и частей, военно-исторических музеев, учреждений культуры, участие воспитанников в воинских ритуалах, встречах с представителями ветеранских организаций и офицерами флота – участниками боевых действий сил ВМФ.

Есть ещё одно важное направление. Должен быть сделан акцент и на научно-методическом руководстве проектно-исследовательской деятельностью и научно-техническим творчеством воспитанников довузовских учебных заведений. В этих целях целесообразно и необходимо привлечение воспитанников к научно-техническому творчеству в области подводной робототехники. У обучающихся в области инновационных технологий, механики и программирования следует формировать новые знания, умения и компетенции. В ближайшее время будут разработаны предложения по проведению конкурса морской робототехники среди обучающихся в довузовских общеобразовательных учреждениях флота.

Главный упор в этом направлении следует делать на роботизированные системы морского назначения, которые являются одним из ключевых направлений развития средств вооружённой борьбы на море. В Мурманском филиале Нахимовского училища уже имеется лаборатория морской робототехники. Кабинеты судомоделирования, оснащённые конструкторами и наборами, приспособленными для создания моделей, двигающихся под водой и над водой, есть в Санкт-Петербурге и Севастополе, а также в Кронштадтском морском кадетском корпусе.

– Товарищ адмирал, вы упомянули дальние походы кораблей ВМФ, расширение их географии. А какое содержание вы вкладываете в понятие «военно-морское присутствие»?

– За этой формулировкой стоит главный смысл предназначения российского ВМФ. Флот может быть настоящим, если его корабли и подводные лодки не стоят у причалов, а выполняют свои функции в море. От 70 до 100 кораблей ВМФ России находятся в различных районах Мирового океана, решая задачи в составе группировок и отрядов. Наш флот является всеширотным и океанским. Россия всегда, с петровских времён, стремилась к обладанию именно таким ВМФ.

О том времени напомнил недавний спуск на воду в Санкт-Петербурге точной копии первого линейного корабля Петровской эпохи «Полтавы». А показателем, каким сегодня является и каким будет завтра ВМФ, станет главный военно-морской парад, в котором примут участие более 40 кораблей, подводных лодок, судов обеспечения. На Неве и в Кронштадте десятки тысяч людей, уверен, снова испытают гордость за нашу морскую державу.

– Пользуясь возможностью, не могу не задать вопрос о перспективах пополнения корабельного состава флота.

– ВМФ сегодня на этапе активного обновления. Это строящиеся серии ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта «Борей», многоцелевых подводных лодок «Ясень», новых дизельных подводных лодок проекта 636.3, фрегатов, корветов, ракетных кораблей, оснащённых лучшим в мире высокоточным оружием.

Новый учебный период для нас начался с события, которое как нельзя лучше иллюстрирует высокий уровень внимания к развитию и оснащению флота. Был поднят флаг на новейшем корабле, отвечающем самым современным требованиям. Это малый ракетный корабль «Вышний Волочёк».

Незадолго до этого в Санкт-Петербурге были спущены на воду новейший корабль противоминной обороны «Иван Антонов», малый ракетный корабль «Шквал» в серии из 6 единиц, строящихся для Балтийского флота. В августе-сентябре в Севастополь прибудет новый фрегат «Адмирал Макаров».

В ближайшее время будет осуществляться пополнение ВМФ кораблями принципиально нового класса. Это патрульные корабли 22160 типа «Василий Быков». Целенаправленно для Черноморского флота продолжается строительство серии малых ракетных кораблей проекта 21631, оснащённых высокоточным оружием. До конца этого месяца в состав ВМФ будет принят головной большой десантный корабль «Иван Грен», который пополнит десантную составляющую надводных сил ВМФ. Это лишь отдельные иллюстрации процесса обновления флота.

– Владимир Иванович, мы беседуем с вами в Адмиралтействе. Это ведь весьма символично?

– Это напоминание о 322-летней истории по-настоящему великого флота, созданного Петром Великим. В этих стенах рождались самые смелые планы. Здесь начиналось строительство первых кораблей. Здесь, где сейчас мы ведём разговор, находится на хранении великая святыня – Морской Устав Петра Первого в рукописном варианте. Это не просто раритет, а основополагающий документ, сохранивший во многом свою актуальность. В библиотеке Адмиралтейства находятся фундаментальные труды флотских историков, основоположников военно-морского искусства, летописцев морских сражений, кругосветных экспедиций. Каждая мельчайшая деталь исторических помещений и зданий Адмиралтейства сохранена, восстановлена в точном соответствии со своим первоначальным обликом. Эти стены буквально дышат историей, которую мы свято храним.

Но время не стоит на месте. Значит, мы обязаны видеть перспективу, идти вперёд… Главная цель миссии российского ВМФ, подчеркну, надёжно обеспечивать безопасность страны на морских и океанских направлениях.

Андрей ГАВРИЛЕНКО, «Красная звезда»

Россия. СЗФО. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 15 июня 2018 > № 2643872 Владимир Королев


Россия. СЗФО. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 14 июня 2018 > № 2648664 Никита Кричевский

СТРАДАНИЯ ПО БЕНЗИНУ

Вопрос о взметнувшихся ценах на горючее в стране прозвучал одним из первых на прямой линии президента. Резкий рост цен на топливо, объяснил Владимир Путин, - это результат «неточного» регулирования сферы энергетики.

- Сколько же можно это терпеть - уже 45 рублей за литр солярки? Остановите как-то это! - взмолился водитель Алексей Караваев из Санкт-Петербурга, получив возможность задать вопрос Владимиру Путину.

Нефтяники воспользовались ситуацией, повысили экспорт сырья и подняли цены на топливо внутри страны. Обещание - поступательно повышать ставки акцизов и увеличивать пошлины на экспорт нефти - энергетики выполняли в одностороннем порядке: акцизы увеличивались, а пошлины, напротив, уменьшались - с 1 апреля упали более чем на 8 долларов за тонну.

- Снижение пошлин в 10 раз (с 2014 года) создало самые сладкие условия для экспортеров, и с начала года российские нефтяники нарастили экспорт на 48%, - говорит доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский. - Еще год назад цена нефти закладывалась в $40 за баррель. Тогда верстали нынешний бюджет и остро стоял вопрос о наполнении казны. В итоге получился рост налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в 1,5 раза и акцизов в 2 раза. А о том, что цена нефти уйдет к $80, а бензин в Европе резко подорожает, никто не мог знать.

Изначально с ростом НДПИ должны были снижаться и акцизы. Если бы Минфин держал слово, то сегодня акциз на бензин был бы 4,5 тыс. рублей за тонну, но по факту - 11 тысяч. До 2024 года в результате налогового маневра (рост НДПИ с одновременным снижением экспортных пошлин) Минфин суммарно рассчитывал получить 1,6 трлн рублей, тогда как по итогам только этого года прибыток может составить до 2,7 трлн. Таким образом, Минфин успешно решает задачу пополнения казны, напрочь забыв о гражданах.

- Монополисты исходят из того, сколько можно содрать с потребителя, из его платежеспособности, вот и вся тайна! Поэтому бензин в Калуге стоит на 3,5 рубля дешевле, чем в Москве, хотя поставляется с тех же НПЗ, - считает эксперт, бывший замминистра энергетики РФ Владимир Милов.

Пока стабилизировать цены на горючее удалось - после прямой линии правительство договорилось с крупными корпорациями об их заморозке. Надолго ли?..

Евгений Александров

Россия. СЗФО. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 14 июня 2018 > № 2648664 Никита Кричевский


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 июня 2018 > № 2640638 Биркан Гергюн

ТЮЗ имени Брянцева готовит премьеру — турецкий режиссер Биркан Гёргюн ставит камерный спектакль «Страдания юного Вертера». В главных ролях — Федор Федотов и Анна Слынько. О том, как режиссеру удается преодолеть языковой барьер, в чем заключается уникальность авторского метода работы с артистами и чем произведение XVIII века интересно сейчас, Биркан Гёргюн рассказал «Петербургскому авангарду».

— Как вам Петербург?

— Я посмотрел много городов мира, почти всю Европу, но есть два города, которые никогда не откажусь посетить — это Стамбул и Санкт-Петербург. Я очень счастлив здесь, осталось только выучить русский!

— Расскажите о себе, пожалуйста.

— Я учился на отделении радио и кино Анкарской консерватории, где и получил актерское образование. На протяжении 16 лет работал в Трабзонском государственном театре актером и режиссером, какое-то время был художественным руководителем этого театра. В 2018 году перевелся в Стамбульский государственный театр. Ставил разные спектакли: начиная от классики — «Дон Кихот», заканчивая авангардом — «Спрыгнуть рыбкой в банку консервов с килькой с высоты 50 метров». За последний спектакль мы получили три крупные турецкие награды, в номинациях лучшая женская, мужская роль и режиссура. В качестве актера я принял участие в 29 постановках.

«Наше сознание переписали не политики, а художники»

В Турции актерская и режиссерская профессии сильно не разделены: практически все режиссеры — действующие актеры. Серьезное режиссерское образование можно получить в магистратуре, где я сейчас и учусь.

— Как произошло ваше знакомство с петербургским ТЮЗом?

— Наше знакомство с ТЮЗом и Светланой Васильевной Лаврецовой началось три года назад в Трабзоне. ТЮЗ приезжал к нам на международный Черноморский фестиваль, и мы замечательно провели время. Именно тогда Светлана Васильевна пригласила нас на фестиваль «Радуга», и через 10-15 дней мы уже были в Петербурге. Мы были просто гостями, гуляли по городу, смотрели спектакли, общались. В следующем году я приехал на фестиваль с мастер-классом и рассказал о турецком театре, от истоков до наших дней.

Я поделился со Светланой Васильевной своими размышлениями по поводу постановки спектакля «Страдания юного Вертера», который планировал выпустить в Стамбуле. Она предложила сделать постановку в России. Я удивился: мне казалось, что с точки зрения языка не так просто поставить спектакль в другой стране. Помимо этого, я придерживаюсь «техники гештальта» и, даже делая постановку на турецком языке, мне иногда сложно объяснить актерам, чего я от них хочу. Как же я буду это делать с русскими артистами?! Сейчас понимаю, что переживал зря, нет никаких особых сложностей. Я вижу по реакции нашей команды, что могу донести до них все, что хочу.

— Техника гештальта — это что-то сродни брехтовскому отстранению?

— И да, и нет. На сцене мы должны показывать не только верхнюю часть айсберга, но и нижнюю, то, что не видно зрителям. В нашем современном обществе между поступками и чувствами находится большая пропасть. Для меня важно об этом поразмышлять. Вы увидите, что многие сцены спектакля построены на контрастах: человек говорит что-то одно, а делает прямо противоположное.

В системе Станиславского есть понятие эмоциональной памяти — изображая эмоцию, артист должен вспомнить те, которые испытывал в собственной жизни. Отличие техники гештальта состоит в том, что я прошу не просто вспоминать прошлые эмоции, но и сопоставлять их с теми эмоциями, которые существуют на данном этапе жизни. То есть прошу проанализировать, как прошлые эмоции влияют на человека сейчас. Это моя собственная теория, на тему которой я хочу защитить магистерскую диссертацию.

Как вы знаете, гештальт — это один из психиатрических терминов. У каждого человека есть определенные следы прошлого — события, которые на него повлияли. Эти незакрытые двери в прошлом бесконечно открываются в будущем и не дают человеку стать счастливым, успешным. Работая над постановкой «Страдания юного Вертера», мы ищем, какие незакрытые гештальты могут быть у героя, почему он сейчас в таком роде продолжает свою жизнь.

На репетициях я никогда не говорю артистам: здесь ты будешь делать так. Сначала я спрашиваю: по-твоему, как это должно быть? Я анализирую размышления артиста, смотрю на мир его глазами, сравниваю со своей точкой зрения, ищу точки соприкосновения и лишь затем выстраиваю логику персонажа.

— Это очень актерский подход.

— Эта техника работы пришла оттуда: как актер я понимаю, где другой актер может застрять. Конечно, режиссер — очень важный человек. У меня есть свой взгляд: на репетиции я рассказываю, какой вижу постановку, но для меня очень ценно, как на это смотрит сам актер. Мне важно знать, что актер сейчас переживает. Он не должен быть несчастлив. Счастливый артист более креативно и творчески подходит к процессу.

«Нельзя терять зрителя, предпочитающего старую добрую классику»

Именно артист будет играть спектакль, режиссерская работа закончится. Спектакль не может принадлежать режиссеру, актер должен понимать, что это его спектакль, и он должен его беречь. Работая в театре, мы должны быть как дети: простыми, милыми и наивными. Я часто говорю Федору Федотову: «после того как артист поверит, что он — ребенок, он сможет сыграть все, что угодно — Шекспира, Мольера».

Кому-то моя техника кажется странной, многие меня критикуют за излишнюю доброту. Я создаю в своем лице такого режиссера, с которым бы мне самому хотелось работать. В Турции есть хорошие режиссеры, но их мало, и многие устарело смотрят на мир.

— В работе с артистами вам не мешает языковой барьер?

— Есть всемирные вещи — наши эмоции и чувства. Я говорю Федору: «Я не понимаю, что ты говоришь, но ты создал удивительный мир и заставил меня в него поверить. Насколько же счастливы люди, которые понимают, что ты говоришь!». Самое главное — дать искреннюю эмоцию, не важно, на каком языке. Все люди — едины.

Беседовала Елизавета Ронгинская

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 июня 2018 > № 2640638 Биркан Гергюн


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 мая 2018 > № 2625930 Андрей Никитин

Рабочая встреча с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным. Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе.

В.Путин: Андрей Сергеевич, вопрос традиционный – о ситуации в Новгородской области.

А.Никитин: Хотел доложить о некоторых результатах, Владимир Владимирович. Самое первое – то, на что Вы обращали внимание, дороги. На момент начала работы у нас нормальных дорог было 26 процентов. Благодаря Вашей поддержке на конец года было 35 процентов. Мы рассчитываем, что будет 42 процента по итогам этого года.

В.Путин: У Вас написано в 2019 году 42 процента.

А.Никитин: Это на 1 января 2019 года, то есть в 2019 году будет 42 процента в любом случае.

Конечно, значимый вопрос – это смертность. Сегодня у нас достаточно высокий показатель по смертности на дорогах. Он не соответствует майскому указу, поэтому для нас это будет, наверное, основной задачей на ближайшие несколько лет.

В.Путин: Снижение небольшое есть?

А.Никитин: Есть, но нам надо серьезно заниматься трассой М10 и региональными дорогами, потому что это все ограждения, скоростной режим.

По экономике мы растем. У нас 105 процентов роста промышленного производства. Мы растем по частным инвестициям, где-то на 7 миллиардов в этом году.

Что приятно, у нас растет экспорт. Мы достаточно неплохо поработали с Российским экспортным центром. У нас порядка 40 новых предприятий задумалось и вышло на экспортные рынки, это средний бизнес. Конечно, для нас это крайне интересно. Мы находимся рядом с портами, дорогами. Все это создает правильную экономическую задачу.

В.Путин: Какие в основном продукты? Что экспортируется?

А.Никитин: Например, из такого простого – у нас находится единственный в стране завод ИКЕА. Магазина ИКЕА у нас нет, поскольку слишком маленький регион, а завод производит продукцию для Москвы, Санкт-Петербурга и Бразилии.

Двери начали экспортировать, у нас есть прекрасный завод по дверям. Продукты питания пошли на экспорт. Мы с японцами договариваемся, находимся в финале сертификации нашей сельхозпродукции. Вытяжки из облепихи, масла растительные выводим на японский рынок. Работа идет достаточно активная.

В прошлом году нас поддержало Правительство, мы открыли особую зону, и сегодня там уже практически вся она заполнена потенциальными инвесторами.

По особой зоне, которую мы хотим рядом с Новгородом создать, на Госсовете по промышленной политике мы это обсуждали, с Минэком находимся в работе, всю площадку, уже понимаем, кем будем заполнять. Это добавит, я думаю, где-то 40–50 миллиардов инвестиций суммарно в ближайшие несколько лет, то есть сопоставимо с текущим годовым объемом.

И конечно, мы понимаем, что на внешних инвесторов ориентироваться не всегда правильно, поэтому мы перестроили свое законодательство по поддержке инвесторов так, чтобы стимулировать существующие предприятия и модернизировать производство.

В.Путин: Нам в принципе какая разница, это иностранный инвестор или наш отечественный? Если инвестируют, надо создать благоприятные условия для всех.

А.Никитин: Но мы выросли в рейтинге АСИ, были 53-е, стали 29-е. Конечно, еще не призовое место, но уже где-то ближе к хорошему. Мне важно, чтобы у нас производительность росла, поэтому в принципе с этого года, благодаря тем изменениям, которые мы сделали, у нас почти все существующие предприятия запустили программу модернизации. И это позволит нам достаточно серьезно добавить с точки зрения качества и с точки зрения экспортного потенциала.

И конечно, у нас есть две инновации: мы отдаем в районы налоги с малого бизнеса, чтобы главы районов понимали, что малый бизнес нужно защищать. Договорились, что если предприятия, которые в районе расположены, свой головной офис возвращают из Москвы, из Петербурга в район, то 80 процентов дополнительных налогов, которые я получаю в регион, я отдаю в район. Несколько предприятий этим уже воспользовались. Это очень здорово, потому что у них там люди работают, и эти деньги идут на садики, на дома культуры, где-то на дороги. И предприятие понимает, собственник, что не просто куда-то налоги платит, он их платит на улучшение жизни своих же сотрудников. И жители района тоже понимают, что экономическое развитие не абстрактными какими-то цифрами исчисляется, а понятными для них рабочими местами.

Хотел Вас поблагодарить за поддержку в прошлом году.

В.Путин: Из Резервного фонда?

А.Никитин: Да. Практически все районы области получили эту поддержку, понемножку. Мы где-то отремонтировали школы, спортивные залы, где-то отремонтировали садики, где-то больницы, где-то дома престарелых. Где-то люди не видели ремонта много лет. Это очень важная была история. Спасибо Вам огромное. Для ряда районов это был очень серьезный скачок вперед с точки зрения качества жизни.

В.Путин: Если люди увидели, то это как раз является нашей целью.

А.Никитин: Считаем очень важными вопросы молодежи, вопросы воспитания молодежи. Здесь несколько направлений.

Во-первых, конечно, это современное образование, кванториум. У нас он открыт. Мы понимаем, что это дело довольно дорогое, не всегда в районах это получается сделать. Но на базе кванториума мы создаем выездные миникванториумы в школах, возрождаем кружки инженерной направленности, которые были в советское время. Рассчитываем, что где-то 20 процентов детей возраста 8–14 у нас попадут в эти кружки, все, кто захочет.

Из ярких, интересных вещей – Морской центр капитана Варухина. Вы его удостоили звания Почетный наставник, был подписан указ. Это единственный детский морской клуб с кораблями, который сохранился в стране.

И вот совместно с АСИ, совместно с [директором направления «Молодые профессионалы»] Дмитрием Песковым мы там делаем кружковый центр национальной технологической инициативы по беспилотным морским судам. То есть центр, который существует 60 лет, попал в самую современную перспективную историю.

По физкультуре и спорту. Моей задачей в прошлом году было ввести в эксплуатацию все, что строилось десятилетиями. Мы это сделали. У меня один только ФОК осталось достроить (он недели через две будет достроен) из тех, которые были долгостроями.

Дальше моя задача – это, конечно, вовлечение людей в спорт, это открытые площадки. Мы сделали проект «Будь в спорте». У нас в районах, на площадях проводятся зарядки, известные новгородские люди проводят какие-то тренировки. Рассчитываем, что мы эти показатели по спорту перевыполним.

В.Путин: Охват населения какой планируете обеспечить? Тех, кто занимается физической культурой и спортом?

А.Никитин: Мы хотим, чтобы около 60 процентов было. Плюс у нас еще пенсионеры очень активные, они активное долголетие развивают. Это скандинавская ходьба, доступ в плавательные бассейны. Мы, в общем-то, стараемся никому не отказывать, стараемся максимально активный спорт развивать.

В.Путин: 60 процентов – это хорошие показатели. К какому году?

А.Никитин: Я думаю, что где-то к 2021-му, к 2022-му мы можем на это выйти. Даже немножко пораньше выполнить те показатели, которые в указе заложены.

В.Путин: Хорошо.

А.Никитин: Занимаемся городской средой, в принципе, как и вся страна. У нас есть одна из важных проблем, что в городе нет современных набережных. Коллеги из «Стрелки» нам такую набережную спроектировали, Правительство обещало поддержать. И я думаю, что мы начнем ее строить в одном из значимых мест, там, где у нас театр находится, Кремль.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 мая 2018 > № 2625930 Андрей Никитин


Россия. Весь мир. СЗФО > Таможня. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > customs.ru, 31 мая 2018 > № 2625928 Владимир Булавин

Интервью руководителя ФТС России Владимира Булавина «Основная задача в работе с tax free - создание конкурентной продукции».

Глава Федеральной таможенной службы РФ на полях ПМЭФ-2018 рассказал ТАСС о том, сколько поддельных сувениров с символикой ЧМ-2018 удалось задержать с начала года и что нужно сделать, чтобы система tax free приносила доходы в бюджет

- Владимир Иванович, с чем Федеральная таможенная служба приехала на ПМЭФ-2018? Какие вопросы повестки форума были наиболее актуальны для таможни?

- Мы приехали на Питерский международный экономический форум в первую очередь для того, чтобы пообщаться и послушать мнения участников внешней экономической деятельности, крупных иностранных инвесторов о работе таможни в целом и по отдельным направлениям. Также на форуме мы транслировали бизнесу свое мнение о состоянии дел в таможенной сфере, о перспективах развития нашего с ним диалога.

Контракты на форуме мы не заключали, но была проведена контрактная подготовка - мы ознакомились с достижениями отдельных иностранных компаний в области цифровых технологий, создания информационных систем. Мы рассматриваем возможность получить в будущем доступ к этим информационным ресурсам. В частности, очень актуальным вопросом является вопрос определения таможенной стоимости. Мы целенаправленно изучаем наработки по этому вопросу в разных странах мира.

В рамках ПМЭФ-2018 мы провели встречу с одним из крупнейших международных агентств финансовой информации "Рейтер". Не исключаю возможности в дальнейшем выйти с ними на контракт, чтобы использовать их информационные возможности в российском таможенном деле.

- В каких сессиях форума вы приняли участие? Какие вопросы удалось осветить, узнать мнение участников ВЭД?

- На одной из площадок форума мы обсудили международную координацию противодействия незаконному обороту промышленной продукции. Вопрос для нашей страны крайне актуален. Мы все в повседневной жизни, к сожалению, еще наблюдаем на прилавках наших магазинов, торговых сетей достаточно много контрафактных изделий.

Естественно, возникает вопрос, как с этим явлением бороться. Мы считаем, что в первую очередь необходимо межведомственное взаимодействие Федеральной таможенной службы со всеми надзирающими контрольными органами, с правоохранительными ведомствами, со спецслужбами. Также важна координация с нашими зарубежными коллегами. Если говорить о внутреннем взаимодействии, то сейчас ФТС России активно взаимодействует со многими федеральными ведомствами с использованием цифровых технологий. Мы имеем доступ к информационным ресурсам 32 ведомств и ежегодно формируем 20 млн запросов к их информационным ресурсам. Это запросы по различным разрешительным документам, сертификатам соответствия, сертификатам качества и так далее.

Нужно отметить, что наши информационные системы достаточно развиты, ежедневно в них формируется несколько десятков миллионов различного рода сообщений. По большому счету, когда говорят о возможности обработки больших данных (big data), нас эта тематика тоже напрямую касается.

- Какие технологии сегодня использует таможня для работы по выявлению контрафактной продукции?

- В работе по противодействию контрафактной продукции мы вышли на новый уровень. Создали электронный реестр объектов интеллектуальной собственности, в котором сейчас почти 5000 различных товарных знаков, подлежащих защите. Если срабатывает система рисков, мы устанавливаем контакт с правообладателями прямо из информационной системы - из личного кабинета участника внешней экономической деятельности - и принимаем совместное решение, является ли эта партия контрафактной или нет.

- Насколько быстро проходит такое взаимодействие - от обращения к правообладателю до принятия решения по конкретной партии?

- Все зависит от того, как быстро правообладатель откликается на наш запрос. До выяснения всех обстоятельств товар остается на таможне, так как имеются признаки контрафакта. У нас срабатывает соответствующий профиль риска, и таможенник не имеет права выпустить партию до тех пор, пока не внесет ясность - является ли эта партия контрафактной или нет.

В 2017 году мы выявили 10 млн единиц таких товаров с признаками контрафакта. В 2018 году эта цифра уже около 6 млн. Тенденция к увеличению, вероятно, пошла из-за того, что мы стали напрямую работать с правообладателями и подтянули их к этой проблеме. Правда, некоторые из них очень спокойно относятся к возможным фактам контрафакта, не откликаются на наш запрос. Но это единичные случаи.

- Сколько контрафактных товаров, выпущенных к чемпионату мира по футболу - 2018, удалось обнаружить в прошлом году?

- Мы выявили 250 тыс. товаров с признаками контрафакта, которые относятся к категории товаров для чемпионата мира по футболу, с товарными знаками FIFA. И эта работа продолжается. В этом году тоже есть подобные выявления на уровне 280 тыс. В большинстве случаев это сувенирная продукция - футболки, бейсболки - с логотипами FIFA, произведенная в Китае.

- Каким образом, через какие каналы вы доносите свою позицию по вопросам контрафакта до бизнеса? Как взаимодействуете с производителями, с торговыми сетями?

- Мы поддерживаем и развиваем наш диалог с бизнесом и в рамках Общественного совета, и в рамках Экспертно-консультативного совета при ФТС России. Таким образом мы видим полную картину, которая складывается на нашем рынке. Исходя из этого, таможня выделяет самые актуальные в сфере борьбы с контрафактом направления. Сейчас нас интересуют такие группы товаров, как брендовая одежда, ювелирные изделия и изделия из табака.

- По каким каналам поступает основная часть контрафакта в сфере брендовой продукции?

- Речь идет не только о контрафакте, но и о незаконном обороте товаров. И это понятие более широкое, чем контрафакт. Но для нас единая задача в этой сфере - борьба с недостоверным декларированием. Например, какое-то время назад таможенными и правоохранительными органами были выявлены каналы ввоза текстильной продукции, задекларированной на таможне в качестве ниток для занижения пошлины. Если говорить про географию, то брендовая одежда - это прежде всего европейское направление, ювелирные изделия - Турция, Азербайджан, Испания. Проблемы с табачными изделиями приходят к нам в основном из Белоруссии.

Но в целом подчеркну, что вся система таможенных органов выстроена в направлении противодействия незаконному обороту промышленной продукции - таможенное оформление, правоохранительный блок, система управления рисками, система категорирования и т.д. Например, в прошлом году мы в Прибалтике одномоментно выявили партии незадекларированных товаров общим весом 4,5 тыс. тонн, в этом году - 3 тыс. тонн на Дальнем Востоке. В перспективе развитие цифровой среды, в том числе в таможенной сфере, должно привести к тому, что каждое появление в торговых сетях товара, не прошедшего маркировку и выпадающего из системы прослеживания, будет оставлять цифровой след. И им будут заниматься соответствующие контролирующие, надзирающие органы, в том числе и ФТС.

- Каким образом выстраивается в вопросах контрафактной продукции взаимодействие с таможенными органами других стран?

- В настоящее время Федеральная таможенная служба поддерживает контакты различного уровня взаимодействия почти с 70 таможенными администрациями. Это включает и информационный обмен, и проведение различного рода экспериментов. Например, таких, как взаимное признание результатов таможенного контроля, обмен снимками инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК).

Мы с нашими китайскими коллегами заключили соглашение о взаимной настройке системы управления рисками. В ФТС России достаточно успешно внедрен риск-ориентированный подход. Однако однозначно сказать, что мы существенным образом продвинулись в нашем международном сотрудничестве по направлению противодействия незаконному обороту промышленной продукции, я пока не могу.

По вполне понятным причинам у нас возникли сложности в общении с нашими коллегами из стран Евросоюза, как с учетом санкций, введенных против России, так и наших ответных санкций. В частности, в Евросоюзе есть директива, запрещающая передавать государственным органам РФ какую-либо информацию с той стороны. А любое взаимодействие, конечно же, начинается с информационного обмена.

- Насколько это затрудняет работу российской таможни по международному направлению?

- Европейские коллеги охотно предоставляют нам информацию в отношении российских декларантов, физических лиц, но менее охотно - в отношении своих резидентов. Наше взаимодействие с иностранными партнерами отлаживалось на протяжении нескольких лет и сейчас работает достаточно устойчиво.

- Сохраняет ли сегодня актуальность вопрос с ввозом в Россию подсанкционной продукции, например, из Европы?

- Проблема заключается в том, что у нас фактически нет границ с Белоруссией и Казахстаном. И когда бизнес использует возможности выпуска товарных партий в Казахстане и Белоруссии, у нас возникают проблемы, как пресечь поступление подсанкционной продукции через эти каналы на рынок РФ. Мы создали таможенные мобильные группы, оснастили и укомплектовали - была проведена большая работа. Группы действуют на российско-белорусском (10 мобильных групп), российско-казахстанском (21 мобильная группа), российско-грузинском (4 мобильные группы) участках границы.

Ситуация на российско-казахстанском направлении осложняется тем, что там действует так называемое товароизъятие. Казахстан присоединялся к ВТО на особых условиях и взял на себя обязательства ввозить отдельные группы товаров (около 3 тыс. наименований) по ставкам ниже, чем в Евразийском экономическом союзе, но с обязательством использовать эти товары только у себя на территории. Понятно, что для бизнеса это большой соблазн, и этот товаропоток идет к нам. Таким образом, мы вынуждены также заниматься проблемой товароизъятия.

По результатам работы за 2017 год мобильные группы изъяли из оборота по разным основаниям около 41 тыс. тонн продукции. Порядка 8 тыс. тонн из общего объема было уничтожено, а около 32 тыс. возвращено на сопредельные территории, остальная часть - задержана. Кроме этого, мы начали работать на крупных торговых площадках и на трассах федерального значения. Изначально предполагали, что удастся сдержать этот поток на границе, но правонарушители перешли практически на партизанские методы работы. Например, прорубают по лесам специальные дороги. ФТС вынуждена использовать возможности беспилотной авиации Росгвардии для того, чтобы отслеживать развитие ситуации с воздуха.

- Сколько беспилотников Росгвардии сегодня работает с этими целями для ФТС?

- Они работают не на постоянной основе, но мы проводим отдельные акции. Во время проведения операций, бывает, происходит утечка информации. В результате в Белоруссии выстраиваются очереди из автопоездов по несколько сот штук.

- Успешно ли прошел запуск в пилотном режиме системы tax free?

- Пока система запущена в шести городах, к чемпионату мира по футболу это будет уже 11 городов. Первый этап работы tax free проходит в ручном режиме. Должностное лицо таможни ставит оттиск своей номерной печати на специальном чеке tax free, который потом уходит оператору для выдачи и возврата НДС и для того, чтобы налоговая инспекция могла сориентировать с продажей.

В дальнейшем мы планируем наладить электронный информационный обмен между ФТС, уполномоченным оператором tax free и ФНС. Это произойдет к концу 2018 года. Говорить о первых результатах и объемах возмещения пока рано. По нашим оценкам, через систему будет проходить прежде всего сувенирная продукция и продукция наших народных художественных промыслов. Основная задача, как мне видится, не оформить tax free, а создать конкурентоспособную продукцию, которую бы покупали у нас, а не за рубежом.

- Сейчас активно обсуждается тема расширения товарных групп, подлежащих обязательной цифровой маркировке. На ваш взгляд, какие товары должны войти в этот перечень?

- Важно разделить систему маркировки и систему прослеживания. Федеральная таможенная служба совместно с ФНС России к концу года планирует завершить работу по созданию системы прослеживаемости товаров - от таможенного выпуска до контрольно-кассовых аппаратов. Это необходимо для того, чтобы проследить всю цепочку и сравнить, что мы выпустили и что было продано и в каком количестве. Эта система в режиме эксперимента будет запущена уже к концу этого года. Действительно, есть порядка десяти товаров, по которым будет проводиться этот пилотный проект. Сейчас номенклатура этих товаров согласовывается, чтобы включить их в эксперимент.

Что касается маркировки, то мы успешно провели эксперимент по маркировке изделий из меха и кожи. У нас произошло обеление рынка, увеличение таможенных платежей почти в два раза. Сейчас идет эксперимент по маркировке лекарственных изделий, табачных изделий. И с июня будет запущен эксперимент по маркировке ювелирных изделий. На наш взгляд, основная проблема, которая может возникнуть, - это множество различных систем маркировок. Их должно быть немного, в идеале - одна, для того чтобы потом самим не запутаться.

Россия. Весь мир. СЗФО > Таможня. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > customs.ru, 31 мая 2018 > № 2625928 Владимир Булавин


Папуа-Новая Гвинея. Бангладеш. Китай. СЗФО. ДФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 30 мая 2018 > № 2645422 Владимир Королев

Главное командование ВМФ наращивает усилия по улучшению качественных показателей боевой подготовки.

Ракетный крейсер стратегического назначения «Александр Невский».

Об итогах деятельности Главного командования ВМФ в зимнем периоде обучения и основных задачах на летний период боевой учёбы «Красной звезде» рассказал главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал Владимир КОРОЛЁВ.

Он отметил, что в зимнем периоде обучения ВМФ успешно решал поставленные министром обороны РФ задачи, поддерживая на должном уровне военно-морское присутствие в мировом океане.

По словам адмирала Владимира Королёва, надводными кораблями различных классов осуществлено 13 дальних походов. Наплаванность подводных лодок в зимнем периоде обучения составила более 1000 суток, надводных кораблей – свыше 4000 суток. Налёт морской авиации – около 13 000 часов. Береговыми войсками ВМФ выполнено 2300 мероприятий боевой подготовки.

– Океанографическим исследовательским судном «Адмирал Владимирский» проведены масштабные исследовательские работы с целью корректуры навигационных карт по маршруту перехода в Балтийском, Северном, Средиземном, Красном морях, а также в Индийском океане по плану Международной экспедиции под эгидой ЮНЕСКО, – сказал главком ВМФ. – Судно впервые за более чем 20 лет совершило заход в Бангладеш, приняло участие в мероприятиях, посвящённых 110-летию оказания помощи эскадрой российского флота жителям сицилийского города Мессины во время разрушительного землетрясения.

Он также сообщил, что в соответствии с планом Главного командования ВМФ в настоящее время учебный корабль «Перекоп» с курсантами Военно-морского института (Морского корпуса Петра Великого) осуществляет уникальный по своим возможностям учебный поход. Корабль успешно совершил переход в Индийский океан, где принял участие в международном военно-морском учении «Комодо-2018», впервые в истории независимого государства Папуа – Новая Гвинея посетил Порт-Морсби с деловым заходом. После захода 3 июня во Владивосток учебный корабль «Перекоп» с курсантами Тихоокеанского высшего военно-морского училища на борту впервые в истории ВМФ осуществит переход Северным морским путём и прибудет к месту постоянного базирования в Кронштадт.

В летнем периоде боевой учёбы, как заявил адмирал Королёв, Главное командование ВМФ продолжит работу по улучшению качественных показателей боевой подготовки, совершенствованию профессионализма моряков, морских лётчиков и морских пехотинцев. Запланированы учения на тактическом, оперативно-тактическом и межвидовом уровне на различных морских театрах.

– В зимнем периоде обучения активно строились новые корабли, подводные лодки и вспомогательные суда для ВМФ, – отметил главком. – Только за последние несколько дней спущены на воду корабль противоминной обороны «Иван Антонов», малый ракетный корабль проекта 22800 «Шквал», большой десантный корабль проекта 11711 «Пётр Моргунов», два больших гидрографических катера проекта 23040Г «Георгий Зима» и «Александр Евланов», ещё два больших гидрографических катера этого же проекта «Владимир Козицкий» и «Борис Слободник» заложены.

Стержневым мероприятием лета станет Главный военно-морской парад в Кронштадте и Санкт-Петербурге, в котором примут участие более 40 боевых кораблей и подводных лодок различных классов

По словам адмирала Королёва, в соответствии с графиком идёт строительство серии из шести малых ракетных кораблей (МРК) проекта 22800, оснащённых высокоточным оружием и предназначенных для обновления корабельного состава Балтийского флота. В мае начались испытания головного корабля этого проекта МРК «Ураган». Планируется развёртывание строительства малых ракетных кораблей проекта 22800 на предприятиях Дальнего Востока (целенаправленно для Тихоокеанского флота). Черноморский флот в августе-сентябре получит в свой состав третий по счёту фрегат проекта 11356 «Адмирал Макаров».

– Сохраняется положительная динамика в поддержании высокой технической готовности корабельного состава, боевой техники и вооружения ВМФ, – заявил главком. – Отмечу, что новые корабли, подводные лодки, современные виды вооружения и военной техники не смогут решить задачу обеспечения обороноспособности государства без подготовленного личного состава, его профессионализма и решимости к выполнению боевых задач. Поэтому существенно переработаны программы подготовки экипажей кораблей и подводных лодок новых поколений в учебных центрах ВУНЦ ВМФ и Объединённом учебном центре ВМФ.

Корвет проекта 20380 «Стойкий».

– В летнем периоде обучения Главное командование ВМФ будет уделять постоянное внимание ходу выполнения ремонта и сервисного обслуживания кораблей и судов, а также состоянию правопорядка и воинской дисциплины, – сказал он.

Под контролем Главного командования ВМФ не прекращается работа по созданию атомных подводных лодок 5-го поколения и строительство подводных лодок 4-го поколения. Продолжится строительство серии дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3 для Тихоокеанского флота и новейших патрульных кораблей для Черноморского флота.

– В зимнем периоде обучения в поле зрения Главного командования ВМФ находился сегмент деятельности, направленный на развитие военной и фундаментальной науки, совершенствование довузовского образования, – сообщил главком. – Так, в феврале 2018 года завершено строительство нового здания Центральной военно-морской библиотеки на Кожевенной линии Васильевского острова Санкт-Петербурга и осуществлено перемещение уникальных книг на новые фонды. В ближайшее время завершится строительство учебно-жилого корпуса нахимовского военно-морского училища в Санкт-Петербурге. Наряду с вновь сформированными Севастопольским, Владивостокским и Мурманским нахимовскими училищами головное учреждение, а именно Санкт-Петербургское нахимовское военно-морское училище, по праву станет методическим, педагогическим и образовательным центром всей системы довузовского образования в ВМФ.

Адмирал Королёв указал на то, что в зимнем периоде обучения Главное командование ВМФ приступило к реализации целого ряда мер с целью повышения престижа флотской службы, воспитания у российских граждан чувств патриотизма, гордости за наши Вооружённые Силы. Проведены масштабные мероприятия, посвящённые 60-летию создания атомного подводного флота, 100-летию образования Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота. Важную роль здесь также играют военно-морские конкурсы, проводимые на общефлотском и международном уровне в рамках Армейских международных игр – 2018.

– Безусловно, стержневым мероприятием лета станет Главный военно-морской парад в Кронштадте и Санкт-Петербурге, в котором примут участие боле 40 боевых кораблей и подводных лодок различных классов, – отметил главнокомандующий. – Подготовка к параду находится в активной фазе.

Огромную роль для укрепления престижа ВМФ России сыграет традиционное российско-китайское военно-морское учение «Морское взаимодействие – 2018», в ходе которого отрабатывается оперативная совместимость действий флотов двух стран по единому плану.

– Море по-прежнему любит сильных, – подчеркнул адмирал Королёв. – В зимнем периоде обучения возрождена традиция ежегодного проведения чемпионатов Вооружённых Сил по хоккею. Так, в марте в Североморске прошли соревнования под руководством министра обороны РФ, а в мае, в канун 235-й годовщины создания Черноморского флота, в Севастополе состоялся чемпионат на кубок Адмирала Ушакова. Команды продемонстрировали высокое спортивное мастерство и хорошую физическую форму.

Главком ВМФ добавил, что в летнем периоде обучения будет уделено внимание и подготовке к следующей зиме. С учётом итогов завершившегося отопительного периода Главное командование ВМФ в своей деятельности поставит акцент в этой важной области на проблематику, связанную с подготовкой к зиме объектов инфраструктуры флотов, завозом топлива, готовностью ремонтных и аварийных подразделений к решению задач по обеспечению бесперебойной работы котельных.

Виктор ХУДОЛЕЕВ, «Красная звезда»

Папуа-Новая Гвинея. Бангладеш. Китай. СЗФО. ДФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 30 мая 2018 > № 2645422 Владимир Королев


Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 мая 2018 > № 2619886 Владимир Путин

Встреча с руководителями международных информагентств.

На полях XXII Петербургского международного экономического форума состоялась встреча Владимира Путина с руководителями ведущих мировых информационных агентств.

Во встрече приняли участие глава редакции международной политики агентства Bloomberg (США) Розалинд Мэтисон, вице-президент агентства Associated Press (США) Иэн Филлипс, главный редактор агентства Xinhua (Китай) Хэ Пин, главный редактор Kyodo News (Япония) Хироки Сугита, генеральный директор агентства Deutsche Press-Agentur (Германия) Питер Кропш, главный редактор агентства Anadolu Agency (Турция) Метин Мутаноглу, президент агентства EFE (Испания) Хосе Антонио Вера, Генеральный директор холдинга Press Association, президент Всемирного совета информационных агентств (Великобритания) Клайв Маршалл. Россию на встрече представил генеральный директор ТАСС Сергей Михайлов.

* * *

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Друзья, коллеги, гости!

Позвольте мне вас всех сердечно поприветствовать в Петербурге. Спасибо, что проявляете интерес к нашей работе в рамках Петербургского международного экономического форума.

Встречи подобного рода стали традиционными. Это уникальная площадка, где вы и сами между собой можете пообщаться (не думаю, что график вашей работы позволяет вам в таком составе часто встречаться), и даёт возможность вас послушать, и нам заявить о своей позиции по тем вопросам – а они, как правило, носят фундаментальный характер, – которые, на ваш взгляд, представляют большой, серьёзный интерес.

Вы слышали уже и моё выступление на Петербургском экономическом форуме, видели выступления моих коллег. В целом повестка понятна, позиция России по ключевым вопросам тоже понятна. Поэтому я предлагаю без больших моих вступительных слов перейти к нашей дискуссии, к вопросам и к ответам, к вашим комментариям или к моим комментариям, с тем чтобы сегодняшняя наша встреча была продуктивной и полезной.

Пожалуй, я на этом остановлюсь. Спасибо вам за внимание.

Давайте начнём.

С.Михайлов: Спасибо большое, Владимир Владимирович, за время, которое Вы нашли.

Вы уже всё сказали во введении, поэтому с места в карьер.

У нас есть традиция. В прошлом году, правда, представительниц прекрасного пола не было за нашим столом, в этом году есть – Розалинд Мэтисон из агентства Bloomberg. Только что Джон Миклетвейт прекрасно провёл, мне кажется, сессию. Поэтому, пожалуйста, Bloomberg, Розалинд, Вам слово.

Р.Мэтисон (как переведено): Мой вопрос касается ОПЕК и нефти. Россия и Саудовская Аравия сейчас проводят переговоры о потенциальном смягчении соглашения ОПЕК+. Я хочу понять, почему это происходит. Потому что цены на нефть слишком высокие? Потому что Президент США оказывал давление на ОПЕК? Или это комбинация факторов? Я пытаюсь понять, какая ваша предпочтительная цена на нефть.

Задам ещё и второй вопрос. Вы сказали, что Вы действительно сможете покинуть пост Президента в конце Вашего срока.

В.Путин: Начнём с последнего. Я всегда строго придерживался и придерживаюсь Конституции Российской Федерации. В Конституции ясно прописано: не более двух сроков подряд. Сейчас у меня второй срок подряд. Не более двух сроков подряд.

И, как Вы помните, я был дважды до этого Президентом, а потом покинул должность Президента, пост Президента, потому что Конституция не позволяла избираться в третий раз. Вот и всё. И я намерен придерживаться этого правила и в будущем.

Надеюсь, на второй вопрос я ответил.

Что касается первого. У нас сложились деловые и весьма конструктивные отношения в сфере сотрудничества с некоторыми странами ОПЕК, прежде всего с Саудовской Аравией, по взаимодействию в энергетической сфере. Здесь много вопросов и много точек соприкосновения.

Мы приняли решение, как Вы знаете, по ограничению добычи на фоне низких и, как нам казалось, несправедливых цен на энергоносители. Когда цена достигла 60 долларов за баррель – примерно 60 – 60 с небольшим, – по нашему мнению, это была сбалансированная цена, достаточная, для того чтобы прогнозировать необходимые отрасли инвестиции и осуществлять их. Всё, что свыше, может вызывать определённые проблемы для потребителей, в чём основные производители тоже не заинтересованы.

Поэтому небольшой всплеск, который мы наблюдаем сегодня, с одной стороны, на пользу российскому бюджету. У нас растут золотовалютные резервы, и за прошлый год профицит торгового баланса составил 130 миллиардов долларов. Всё это, с одной стороны, положительные элементы. Но, с другой стороны, мы понимаем, что растут возможности наших конкурентов, в том числе у производителей сланцевой нефти в Соединённых Штатах, они заполняют определённую часть рынка. Мы ничего против не имеем, тем более что в основном эта нефть идёт на американский рынок. Но мы не заинтересованы в бесконечном росте цен на энергоносители и на нефть.

Вы меня спросили, какую цену мы считаем справедливой. Я Вам назвал. Справедливо, несправедливо, но нас вполне устраивала цена в 60 долларов за баррель.

Это была непростая работа – согласовать позиции всех участников этого переговорного процесса по поводу количества сокращения добычи. Здесь непросто было договориться со всеми нашими партнёрами, имея в виду, что Иран, который вынужден был сократить эту добычу, претендовал на некоторый эксклюзив по росту объёмов добычи. Но в конечном итоге мы нашли, как Вы знаете, баланс, который устраивал всех, и результат был положительным для всех.

Мы и до решения Президента Трампа о выходе из сделки с Ираном договаривались с саудовскими партнёрами о том, что мы продолжим наши консультации. Но речь идёт ещё и о необходимости учёта того, что предлагает мировой рынок, речь идёт о запасах, которые потихонечку съедались мировой экономикой, речь идёт об увеличении потребления. Мы все эти факторы вместе учитывали и договорились, что мы будем продолжать наши консультации. Откровенно говоря, мы и не планировали сохранять все наши предыдущие договорённости, во всяком случае, в полном объёме.

Так что ничего здесь не происходит необычного, мы работаем, работаем в том режиме, о котором договорились раньше. А что будет происходить в дальнейшем – практика покажет. Действительно, многое будет зависеть от того, сохранится «ядерная сделка» с Ираном или нет и как это повлияет на мировой энергетический рынок. Посмотрим.

Мы считаем, что мировой энергетический рынок сегодня сбалансирован, лишние запасы уходят с рынка, и вообще он должен быть справедливым. Никакие искусственные ограничения, вызванные политическими соображениями, не должны использоваться. Они не идут на пользу мировой экономике, а только вредят ей.

С.Михайлов: В этом году, Владимир Владимирович, мы в рамках форума проводим – есть такая организация – Всемирный совет информационных агентств. Мы проводим конгрессы, прошло уже пять всемирных конгрессов. Всемирный совет информационных агентств возглавляет уважаемый мною Клайв Маршалл, который ещё также руководит Press Association – ведущим английским агентством, которому буквально на прошлой неделе исполнилось 150 лет.

(Обращаясь к К.Маршаллу.) Клайв, ещё раз хочу Вас поздравить с этим достойным юбилеем. Пожалуйста, Ваш вопрос.

К.Маршалл (как переведено): Господин Президент, правительство Соединённого Королевства обвинило Россию в отравлении Скрипалей в Солсбери, что привело к высылке 150 дипломатов в 30 странах и сильно повлияло на отношения России и Великобритании. И глава MI5 говорит о том, что было создано 30 теорий по поводу того, что произошло со Скрипалями, они также обвини Кремль в откровенной лжи. Учитывая Ваш опыт, Ваше время в КГБ, как Вы думаете, какое самое правдивое объяснение того, что произошло со Скрипалями, этого отравления, и какие шаги можете предпринять Вы и Премьер-министр Тереза Мэй, для того чтобы восстановить отношения и доверие между Россией и Соединённым Королевством?

В.Путин: Что касается этого малоприятного события, то в целом мы уже неоднократно высказывались на этот счёт, что самое объективное объяснение произошедшему может быть дано только в результате тщательного и объективного совместного – хочу это подчеркнуть – расследования. Мы с самого начала предложили работать по этому направлению вместе, но, как Вам известно, британская сторона ответила отказом и занималась расследованием самостоятельно.

Известно также, что изначально было объявлено, что это отравление, если это было отравление, произошло боевым отравляющим веществом. Я уже на этот счёт говорил, хочу повторить ещё раз: я не специалист по боевым отравляющим веществам, но, насколько я себе представляю, если применяется боевое отравляющее вещество, то жертвы этого нападения погибают на месте, практически немедленно.

Ничего этого, слава богу, не произошло, и сам Скрипаль, и его дочь живы, выписались из больницы, и, как мы видели недавно на экранах, во всяком случае, дочь его выглядит вполне прилично, слава богу, все живы, все здоровы.

Поэтому говорить о том, что это было боевое отравляющее вещество, мне кажется, не представляется возможным. А если это так, то ставится под сомнение всё, что было сказано британской стороной изначально.

Как можно из этой ситуации выйти? Или проводить совместное полноценное, объективное расследование, или просто прекратить разговоры на эту тему, потому что они ни к чему, кроме ухудшения отношений, не ведут.

С.Михайлов: Переместимся на восток. Наши давние партнёры и добрые друзья, стремительно развивающееся новостное медиа, которое работает уже, мне кажется, во всех мыслимых и немыслимых новостных форматах и на 15 языках – агентство Синьхуа, Китай. Впервые в нашей встрече принимает участие главный редактор агентства господин Хэ Пин.

Пожалуйста, господин Хэ Пин, Вам слово.

Хэ Пин (как переведено): Господин Президент, во-первых, я хотел поздравить Вас с переизбранием на новый срок Президента.

Наши отношения под руководством Председателя Си Цзиньпина и Вашим руководством постоянно развиваются и находятся на самом лучшем в истории уровне. В очень скором времени Вы проведёте государственный визит в Китайскую Народную Республику, примете участие в саммите Шанхайской организации сотрудничества в Циндао. И мне хотелось бы узнать, каким образом, Вы считаете, во время Вашего нового президентского срока можно продолжить развитие российско-китайского стратегического партнёрства и взаимодействия, включая тематику сопряжения ЕАЭС и инициативы «Один пояс, один путь»? Как можно добиться новых успехов?

Вы в Циндао примете участие в саммите ШОС. Какие у Вас ожидания в связи с предстоящим саммитом?

В.Путин: Нет необходимости характеризовать сегодняшний очень высокий уровень российско-китайских отношений. Мы говорим о привилегированном стратегическом партнёрстве. На самом деле так оно и есть. У нас выработан практический план взаимодействия и расширения нашего сотрудничества.

Что касается политической сферы, то думаю, что последние решения, принятые на съезде Компартии Китая, создают дополнительные прочные условия для углубления российско-китайских отношений, потому что делают отношения более стабильными, создают условия для того, чтобы мы могли прогнозировать наши совместные действия не только на среднесрочную, но и на более отдалённую историческую перспективу. Это становится очень существенным фактором российско-китайских отношений. Первое.

Второе. У нас в практическом плане намечены конкретные действия по углублению взаимодействия в самых различных отраслях экономики, если говорить об экономике.

Китай является самым крупным торговым партнёром, торговый оборот – свыше 86 миллиардов долларов. Мы точно совершенно, если будем двигаться такими же темпами, выйдем на сто и больше миллиардов долларов в год.

Что меня особенно радует – это то, что происходит диверсификация и улучшение структуры торгового оборота. Например, за прошлый год в структуре товарооборота продолжает увеличиваться объём поставок продукции машиностроения на китайский рынок от российских партнёров: он уже выражается цифрой более девяти процентов. И эта тенденция сохраняется, что нас особенно радует.

Мы всё активнее и активнее работаем в высокотехнологичных отраслях производства. Здесь и китайской стороне, и российской есть что предложить друг другу. Мы развиваем инвестиционное взаимодействие: Китай – один из крупнейших инвесторов в российскую экономику.

Китай – надёжный партнёр. Под руководством Председателя Си Цзиньпина осуществлены крупные проекты. Думаю, что если бы не было его прямой поддержки, то они вряд ли были бы реализованы. И они идут, безусловно, на пользу развитию российской и китайской экономики. Это и энергетика традиционная, углеводородная, это атомная энергетика, это наши первые, но всё–таки правильные шаги в сторону нетрадиционных видов возобновляемой энергии, это машиностроение, это космос – и я думаю, что мы можем сделать в ближайшее время дополнительные очень важные шаги по этому направлению, по сотрудничеству в освоении космоса, – это авиастроение, это химия. И, наконец, сельское хозяйство. Мы очень рассчитываем на то, что мы будем заниматься и производством, и инвестициями в эту сферу, но и будем работать активнее на рынках друг друга.

И наконец, региональное сотрудничество. Оно становится всё более и более разноплановым, мы расширяем возможности инфраструктуры, строятся дороги, мосты, устанавливаются прямые связи между жителями регионов и между руководителями соответствующих провинций Китая и прилегающих к границе с Китайской Народной Республикой российских краёв и областей.

Всё это говорит о том, что у нас хорошие перспективы. Вместе, с обеих сторон, будем работать над их реализацией.

Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 мая 2018 > № 2619886 Владимир Путин


Россия. СЗФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 23 мая 2018 > № 2620744 Игорь Зубарев

Уникальным озерам нужна защита.

Законодатели обсуждают, каким образом сохранить уникальные водоемы – Онежское и Ладожское озера. Особая роль этих водных объектов отражена в «майском» указе президента: Владимир Путин поставил задачи по защите Ладоги и Онеги. Для озер готовится специальный приоритетный проект – о деталях в интервью Fishnews рассказал член Совета Федерации от Республики Карелия Игорь Зубарев.

– Игорь Дмитриевич, в 2017 году Госдума отклонила предложенный Законодательным собранием Карелии законопроект «Об охране Ладожского и Онежского озер». Теперь, насколько мы знаем, решено отказаться от подготовки отдельного проекта закона и разработать приоритетный проект. Что он будет собой представлять и кто участвует в его формировании? Будет ли это документ, аналогичный паспорту приоритетного проекта по сохранению Волги ?

- Идея создания собственного закона об Онежском и Ладожском озерах существует уже лет десять. И возникла она после того, как началось исполнение федерального закона об охране озера Байкал.

В 2013 – 2016 годах такой законопроект разработали депутаты предыдущего созыва Законодательного собрания нашей республики. В Государственной Думе он был отклонен в первом чтении.

Но созданная рабочая группа приняла решения не останавливаться, а искать другие пути по защите уникальных озер.

От идеи закона решили пока уйти, так как реализация мер по защите должна осуществляться уже «сейчас», а если допустить, что такой закон будет принят, то для издания прочих подзаконных актов потребуется еще несколько лет. Это понятно по работе над законом по защите Байкала.

Приоритетный же проект - это прерогатива исполнительной власти. Прописываются цели и задачи, ожидаемые результаты, в проект включаются мероприятия, определяется их исполнитель, а также, что очень важно, необходимые для достижения цели финансы. Проект должен курироваться федеральным органом исполнительной власти, так как его реализация затрагивает несколько регионов. Сейчас разработкой паспорта проекта занимается наше карельское правительство, потом подключатся и федеральные органы.

- Какое место в программе планируется уделить вопросам сохранения водных биоресурсов Онежского и Ладожского озер?

- Сохранением биоресурсов, в буквальном смысле этого выражения, должны заниматься надзорные органы. На два крупнейших озера Европы всего примерно 30 рыбинспекторов (это по документам), по факту - еще меньше, поэтому несложно представить, какой ущерб наносят браконьеры биоресурсам. Если говорить о косвенном сохранении, то приоритетный проект в первую очередь будет включать мероприятия по очистке сточных вод, попадающих в озера. Это, к сожалению, очень актуальная проблема. В прошлом году в Медвежьегорске из-за того, что сброс канализационных вод находился недалеко от забора воды для городского водоснабжения, разразилась эпидемия кишечных заболеваний, в результате которой пострадали десятки человек, примерно половина из них – дети. Из-за вспышки дизентерии в райцентре закрылись все школы и детские сады, был введен карантин. Причиной ЧП стало загрязнение воды Онежского озера хозяйственно-фекальными канализационными стоками.

– К какому сроку планируется завершить работу над паспортом приоритетного проекта?

- Сейчас ведутся расчеты по стоимости работ и по согласованию ряда проектов, которые не должны ограничить хозяйственную деятельность вблизи озер. В отличие от Байкала, у нас много городов и предприятий стоит на берегу Онежского и Ладожского озер. Мы не должны ограничить их так, чтобы это привело, например, к закрытию бизнеса. Это сложный и долгий процесс, я думаю, через полгода мы сможет выйти на проработанный паспорт приоритетного проекта.

24 мая мы проводим в Совете Федерации круглый стол по обсуждению мер экологической защиты наших крупнейших озер в Европе. Приглашены представители регионов, федеральных органов власти, ведущих научных учреждений. Предыдущее обсуждение этой проблемы с экспертами в Карелии на площадке регионального Законодательного собрания показало всю остроту и неотложность проблем экологического состояния озер. Сейчас мы собираем профессиональное мнение и изучаем фактические возможности использования федеральных программ и проектов для неотложной помощи Онежскому и Ладожскому озерам.

Александр ИВАНОВ, Fishnews.

Россия. СЗФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 23 мая 2018 > № 2620744 Игорь Зубарев


Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов

Балтийский флот: курс на обновление

Военные моряки успешно выполняют все поставленные перед ними задачи.

315 лет назад, 18 мая 1703 года, отряд из 30 шлюпок с экипажем из солдат Преображенского и Семёновского полков под командованием Петра I после жаркого абордажного боя захватил в устье Невы шведскую шняву «Астрильд» и бот «Гедан». В честь этого события Пётр I повелел выбить медаль со словами «Небываемое бывает». Таким образом на свет появился самый старый из флотов России – Балтийский. Сегодня флотом командует вице-адмирал Александр Носатов, с которым беседует корреспондент «Красной звезды».

– Александр Михайлович, Балтийский флот начался со слов «Небываемое бывает», с тех пор моряки-балтийцы неоднократно подтверждали, что невозможное – наша работа. Сегодня вам часто приходится ставить перед подчинёнными сложные, неординарные задачи?

– Калининградская область – особый регион из-за его геополитического положения. И балтийцам приходится решать регулярно непростые задачи. Например, в январе этого года в базу вернулись из дальнего похода корветы «Бойкий» и «Сообразительный». В ходе несения боевой службы корабли впервые вышли в Индийский океан. Сегодня мы способны ответить на любую современную угрозу, защитить политические и экономические интересы России как в регионе, так и за его пределами.

– Балтийский флот каждый год пополняется новыми кораблями и самолётами, юбилейный, 2018 год не станет исключением?

– Последнее десятилетие Балтийский флот держит курс на обновление. Каждый год флот планово пополняется новейшими образцами вооружения и техники. Кроме этого, уже имеющаяся на вооружении техника проходит модернизацию и по своим параметрам соответствует времени.

В частности, за два последних года полное техническое перевооружение прошли ракетные части 11-го армейского корпуса и Балтийской военно-морской базы. У нас успешно эксплуатируются береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион», способные эффективно противостоять любым угрозам с моря, новейшие мобильные комплексы «Искандер-М», поступившие на вооружение армейского корпуса флота. В этом году мы продолжим принимать новую технику: зенитные ракетные комплексы С-400 усилят возможности группировки ВВС и ПВО, а в состав соединения ракетных кораблей войдёт новый МРК проекта 22800 «Ураган», способный нести крылатые ракеты «Калибр». Помимо этого, в программе перевооружения запланировано поступление двух больших гидрографических катеров, а авиаторы флота получат новые самолёты Су-30СМ и вертолёты Ка-27М.

– Флот – это не только техника, но и люди, которые на ней служат. Как сегодня обстоят дела у моряков-балтийцев в бытовом плане?

– Для того чтобы качественно выполнять учебно-боевые задачи, для личного состава должны быть налажены качественный быт и система обеспечения флотских мероприятий. Мы постоянно совершенствуем инфраструктуру соединений и частей, ведётся строительство нового и капитальный ремонт действующего казарменного фонда, столовых для личного состава, хранилищ и укрытий для техники и вооружения. Кроме этого, мы продолжаем строительство нового служебного жилья и модернизируем так называемый вторичный фонд служебных квартир и общежитий для офицеров и военнослужащих по контракту.

Ни для кого не секрет, что Балтийское море – одна из крупнейших площадок в нашей стране для кораблестроения, испытания новейших кораблей и морского оружия для ВМФ России. Моряки-балтийцы постоянно участвуют в процессе их освоения и качественно выполняют эту ответственную задачу. Поэтому с уверенностью говорю, что за морскую выучку личного состава кораблей, подводных лодок и вспомогательных судов флота я спокоен.

– Последние годы в Вооружённых Силах РФ резко интенсифицировалась боевая подготовка, что в этом плане ожидает ваших подчинённых?

– До конца года нам предстоит принять участие в нескольких десятках мероприятий боевой подготовки различной направленности. Корабли и суда флота ждут дальние походы в Атлантику, Арктику, Восточное Средиземноморье, Индийский и Тихий океаны. В настоящее время учебный корабль Балтийского флота «Перекоп» с курсантами на борту пересёк Индийский океан, осуществил несколько визитов в порты Шри-Ланки, Индонезии, Папуа-Новой Гвинеи, принял участие в международных многонациональных учениях гуманитарной направленности в Тихом океане «Комодо-2018». Ещё одним важным мероприятием станет проведение на полигоне Хмелёвка в июне этого года армейского этапа конкурса по профессиональной выучке «Морской десант».

– С какими результатами подошли к 315-й годовщине флота моряки-балтийцы?

– Экипажи кораблей Балтийского флота регулярно отрабатывают курсовые задачи в море, несут боевые вахты в различных районах Мирового океана. В общей сложности в зимнем периоде корабли и подводные лодки выполнили более 700 мероприятий боевой подготовки. В частности, корабельные силы флота выполнили более 200 боевых упражнений с практическим применением ракетного, артиллерийского, торпедного и минного оружия. Корабли флота сдали порядка 100 курсовых задач в море, выполнили около 130 ракетных и артиллерийских стрельб, 20 минно-торпедных упражнений. Подготовлено несколько ударных, тральных и десантных корабельных тактических групп.

Части и соединения 11-го армейского корпуса Балтийского флота провели более 1000 боевых стрельб в составе подразделений, свыше 800 стрельб из стрелкового оружия, выполнили более 300 упражнений по вождению боевых машин и специальных автомобилей. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года интенсивность боевой учёбы подразделений армейского корпуса возросла на 15 процентов.

Самолёты и вертолёты морской авиации Балтийского флота увеличили общий налёт по сравнению с прошлым годом на 15 процентов. 85 процентов лётного состава Балтийского флота имеют различные степени классности.

В рамках подготовки к АрмИ-2018 команды Балтийского флота приняли участие в 20 конкурсах профессионального мастерства, в 19 из них – заняли первые и призовые места.

По итогам зимнего периода лучшим объединением флота признана Балтийская военно-морская база. Среди корабельных соединений отмечено соединение десантных кораблей Балтийского флота. Среди надводных кораблей лучшими стали корвет «Бойкий», малый противолодочный корабль «Кабардино-Балкария», большой десантный корабль «Королёв», малый ракетный корабль «Зелёный Дол», морской тральщик «Александр Обухов» и судно связи «Адмирал Фёдор Головин». Кроме того, лучшим в 11-м армейском корпусе признано ракетное соединение, в морской авиации – истребительная эскадрилья Су-27, в соединении противовоздушной обороны флота – 183-й зенитный ракетный полк.

В летнем периоде обучения Балтийский флот ждут не менее масштабные задачи, включая дальние походы кораблей в районы Средиземноморья, Тихого океана и Арктики, а также участие над-водных кораблей и судов Балтийского флота в плановых мероприятиях боевой подготовки. При этом интенсивность выходов кораблей в море в летнем периоде обучения значительно возрастёт.

– Что вы хотели бы пожелать личному составу старейшего флота России в день его 315-летия?

– Желаю балтийцам и впредь оставаться верными традициям основателя нашего флота – Петра I: любить морскую службу, быть преданными своей стране и воинскому долгу. Служба на Балтике – огромная ответственность, но я уверен, что мы с честью пронесём Андреевский флаг на всех морях и океанах, куда Родина направит корабли Балтийского флота.

Тимур ГАЙНУТДИНОВ, «Красная звезда»

Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов


Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников

Что ждать?

Изменение ставок сбора за пользование водными биоресурсами не ударит критически по экономике крупных предприятий, за исключением краболовных, считает представитель ООО «УК НОРЕБО» Сергей Сенников. В то же время, по его мнению, принятие законопроекта в нынешнем виде может повлечь проблемы фискального характера для рыбаков.

– Сергей Александрович, какие цели, по-вашему, преследуют эти поправки?

– Предлагается реализовать поручение президента России в рамках общей оптимизации системы налогообложения. Дебаты вокруг изменения ставок сбора длятся далеко не первый год. Много обсуждалась, в частности, дифференциация ставки в зависимости от того, поставляется ли продукция в Россию или на экспорт. Такие поправки были предложены еще в конце 2014 года. Однако они не получили поддержки из-за недостаточной проработки.

Предложенные изменения реализуют, по сути, два основных механизма. Во-первых, это постепенное повышение ставок сбора, а во-вторых – инструменты по дополнительным льготам и возможности налогового вычета при соблюдении определенных условий. В общем, такой подход представляется весьма оправданным и более успешным по сравнению с предложениями 2014 года.

– Насколько новые сборы будут обременительны для предприятий?

– Для крупных предприятий увеличение сборов не должно резко ухудшить экономические показатели. Однако для компаний, добывающих крабов, нагрузка будет существенной.

– Многие ли предприятия попадут под льготы?

– Все зависит от того, как предлагаемые льготы будут реализовываться на практике. Преференцией для градо- и поселкообразующих российских рыбохозяйственных организаций смогут воспользоваться немногие. Но эта норма и не предназначается для широкой поддержки добывающих предприятий, она поможет практически адресно поддержать самые уязвимые компании.

Что же касается права на вычет, то все зависит от перечня продукции, который должно разработать и утвердить Правительство РФ. Без анализа проекта такого нормативного правового акта оценить эффективность этого механизма невозможно. Например, если в список не попадут уловы водных биоресурсов в живом и охлажденном виде, то это может ударить по «прибрежникам», которые сдают добычу для переработки на береговые предприятия.

– Но ведь «прибрежники» все равно смогут претендовать на вычет, поскольку поставляют уловы на внутренний рынок?

– Да, но, во-первых, они потеряют в размере вычета – 50% против 85%. Во-вторых, непонятно, будет ли им положен этот вычет, если их уловы после переработки пойдут на экспорт. А если «охлажденка» будет в перечне правительства, то право на вычет возникает на основании производства этой продукции. Куда и зачем она продается, не имеет значения.

– Есть ли экономический смысл добиваться перевода бизнеса в льготный режим: вкладываться в муниципальные образования, приобретать оборудование для глубокой переработки или строить новые суда?

– Многое зависит от конъюнктуры рынка рыбопродукции. С одной стороны, государство заинтересовано в увеличении глубины переработки для производства продукции с высокой добавленной стоимостью в России, а также насыщении ею отечественного рынка. Но, с другой стороны, нужно наполнять бюджет. Для этого может быть более эффективной работа на иностранных рынках, где цену определяет спрос на тот или иной вид рыбной продукции, в том числе на сырье. В результате можно оказаться в ситуации, когда, например, резко увеличив производство филе минтая блочного, мы сделаем этот вид продукции дешевле как в России, так и за рубежом. Тогда экономические показатели рыбодобывающих компаний будут ухудшаться, а это повлечет снижение налоговых отчислений, уменьшение инвестиций в развитие предприятий и обновление флота. Поэтому многое будет зависеть от экономической целесообразности.

Что касается вычета за использование нового судна, то он не окажет принципиального воздействия на решения компаний строить суда на российских верфях за пределами программы инвестквот, но может стать дополнительным стимулом – при наличии более существенных мер поддержки.

– Видите ли вы какие-то потенциальные проблемы в предложенном законопроекте?

– Проблемы могут возникнуть из-за нечеткости формулировки вычета для предприятий, реализующих продукцию на внутреннем рынке. Из предлагаемой нормы не совсем понятно, кому такая продукция должна быть реализована и для каких целей.

Например, если в перечень правительства не будет включена рыба мороженая (не филе), то рыбопромысловая компания, продавшая эту продукцию покупателю на территории России, получит право на вычет. Однако если эту продукцию без какой-либо переработки потом продадут на экспорт, то эффект от такого регулирования теряется. В результате могут возникнуть компании-посредники по покупке и продаже продукции на экспорт для получения налогового вычета.

С другой стороны, представьте, что рыбодобывающая компания продала свою продукцию на территории России даже для последующей переработки и реализации на внутреннем рынке. Но вместо этого покупатель продал приобретенное сырье для переработки в Европу или Китай. В этом случае достаточно высок риск, что ФНС России будет привлекать продавца (рыбопромысловую компанию) к ответственности за незаконно полученный вычет.

Аналогичная практика имела место ранее в несколько другом правовом контексте, когда компании привлекали к миллионным штрафам за продажу прибрежных уловов российским покупателям для последующей переработки, а те вместо переработки продавали рыбу на экспорт. Ответственность возлагали на рыбаков, хотя они никак не контролировали ни проданную рыбу, ни действия покупателей. Хотелось бы в этот раз избежать такой криминализации работы рыбаков из-за несовершенства налогового законодательства.

– В результате повышения сбора не придется ли поднимать цены на продукцию?

– Ставки для минтая Охотского моря остаются без изменений, на минтай других районов увеличиваются на 15%. Ставка на тихоокеанскую треску увеличивается на 27%, а на атлантическую – на 14%. Несколько удивляет увеличение ставки на пикшу на 23%. Существенно увеличиваются ставки на палтусов – от 80% на Северном бассейне, до 260% на Дальневосточном. Резко поднимается ставка на кальмар: +680% (с 500 до 3900 рублей), хотя основной рынок сбыта продукции из кальмара – Россия.

Очевидно, что любое увеличение фискальной нагрузки на бизнес приведет к росту себестоимости продукции. И это отразится на ценах, по которым рыбную продукцию продает производитель. Увеличение оптовых цен, скорее всего, приведет и к повышению цены в магазине, так как дистрибьюторы и торговые сети не захотят снижать свою маржинальность.

Однако все расходы полностью переложить на конечного потребителя, по крайней мере в России, не получится, так как покупательная способность населения сейчас далека от желаемой. Какой-то рост цен возможен, но на российском рынке он будет весьма ограничен. Скорее возможно вытеснение менее качественной продукцией более качественной в одной категории товара.

Отмечу, что положительно на ценообразовании могут сказаться возможности по получению льгот и вычетов. Если механизм стимулирования поставки на российский рынок, заложенный в поправки, будет работать эффективно, то роста цен можно избежать.

Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 мая 2018 > № 2591413 Андрей Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным.

Обсуждался ход реализации в регионе ряда социальных программ, в частности, благоустройства городской среды, дворов, парков, придомовых территорий, строительства новых школ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Сергеевич, я в прошлом году был у вас в гостях, мы совещание проводили, школу посещали и в целом посмотрели город. Город, конечно, древний, очень знаковый для нашей страны, но состояние городских улиц, парков, придомовых территорий, мягко говоря, вызывало большие вопросы. Собственно, такая программа у нас по всей территории страны сейчас развёрнута. Что у вас делается на эту тему, расскажите.

А.Никитин: Дмитрий Анатольевич, мы, безусловно, как и вся страна, участвуем в этой программе. В прошлом году 188 дворов отремонтировали, в этом году ещё 150 – это только по Великому Новгороду, в районах, естественно, ещё дополнительно. И в этом году расширяем работу с парковыми пространствами. Люди проголосовали, выбрали те территории, которые в первую очередь должны приводиться в порядок. Создали общественные советы, там всегда очень бурные дискуссии идут. Я периодически смотрю в интернете, как это происходит, – отрадно, что мы действительно начали делать то, что людям на самом деле нужно. Это то, что касается программы благоустройства городской среды.

Вы обращали внимание на состояние дорог в Великом Новгороде, когда приезжали. В прошлом году нам удалось дополнительно 500 млн городу дать на ремонт дорог. В этом году по 500 млн решение уже принято. Плюс в рамках работы по туристическому кластеру мы сделаем дороги к нашим монастырям. Ведём сейчас разговор с Минтрансом, и, я думаю, Колмовский мост – второй по значимости мост Великого Новгорода – тоже начнём приводить в порядок.

Кроме этого, в прошлом году мы приняли решение налоги от малого бизнеса, 50%, отдавать в муниципальные бюджеты, но каждый год плюс 10%: в этом году 50, в следующем – 60 и так до 100. По этому году это 250 млн дополнительно денег, которые попадут в город на решение как раз жилищно-коммунальных проблем.

И хотел Вас поблагодарить: в прошлый раз Вы приняли решение, нас поддержало КБ «Стрелка»), мы начали делать проекты благоустройства набережных, и сегодня они практически готовы. К сожалению, Великий Новгород – это, наверное, единственный город такого уровня в стране, в котором нет благоустроенных территорий вдоль реки.

Д.Медведев: К сожалению, не единственный. Эта проблема есть и в других центрах субъектов Федерации, но это не означает, что её не нужно решать. Её нужно решать – надеюсь, вместе с партнёрами, которые этим занимаются и которые имеют неплохой опыт, вы сможете эту задачу решить. Что же касается парков, придомовых территорий, скверов, то это задача вообще исключительно важная, потому что это среда жизни, среда обитания огромного количества людей, которые живут в городах, – этим долго не занимались. Программа идёт по всей стране. Как мы с вами и договаривались, эту программу надо реализовывать – вы это и делаете – в тесном контакте с населением. То есть люди сами должны выбирать, что конкретно восстанавливать, какие элементы благоустройства осуществлять. Прошу это продолжить.

А.Никитин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Вы упомянули про школу. Это была первая школа за последние почти 30 лет.

Д.Медведев: Школа хорошая получилась.

А.Никитин: Сейчас достраиваем вторую такую же на другой стороне, в другом микрорайоне развивающемся.

Д.Медведев: Сколько там учеников?

А.Никитин: 1300 учеников.

Д.Медведев: Большая школа.

А.Никитин: Очередь туда, родители хотят повести детей в ту школу, и в новой, я думаю, будет так же. Мы сразу там кружковое движение, «Кванториумы», как я рассказывал, организовали. И чем занялись дети? – в рамках «Аэронета», в рамках работы с беспилотниками они участвуют в программе благоустройства территории, планируют эти дорожки и площадки. То есть люди, которые там живут, дети, которые там учатся, начинают формировать в этих новых районах городскую среду.

Д.Медведев: Интересно. Хорошо, продолжайте.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 мая 2018 > № 2591413 Андрей Никитин


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко

Интервью с Александрой Клименко: "Нужно переходить к экономическому детерминизму в торговле оружием".

Реалии оборонного бизнеса XXI века – борьба за международные контракты с использованием технологий конкурентной разведки и аналитики Big Data. О военно-техническом сотрудничестве с Индией, роли женщин в ВПК и выходе российских предприятий на IPO главный редактор Mil.Press поговорил с замначальника отдела рекламно-выставочной деятельности "Гранит-Электрона" Александрой Клименко. Мнение спикера может не совпадать с официальной позицией концерна.

Александра, здравствуйте. В "Гранит-Электроне" вы работаете уже более шести лет. Какие ключевые достижения вы можете вспомнить на этой должности и какие вызовы перед вами стоят в перспективе?

Да, в концерне - более 6 лет, в ВПК - почти 10 лет. За этот срок проведены более 100 мероприятий, в том числе международные выставки, форумы, индийско-российские межправительственные комиссии по военно-техническому сотрудничеству, приемо-сдаточные испытания в России и за рубежом.

Вызов №1

Во времена министра обороны Сердюкова, когда действовала программа закупки вертолетоносцев "Мистраль", я участвовала в российско-французском проекте в области радиолокации. Это была работа с глобальным брендом Thales (Франция), компания выступала исполнителем контракта от французской стороны. В этом проекте стало понятным, что такое абсолютная конкурентоспособность, агрессивный маркетинг, западное ценообразование, где до 70% стоимости изделия составляют нематериальные активы - бренд и интеллектуальная собственность.

В российских реалиях руководство среднего звена в ВПК (операционный/финансовый, а не стратегический менеджмент) инертно к понятиям брендинг, интеллектуальный, инновационно-инвестиционный актив, технологический маркетинг и PR. Больше времени уходит не на реализацию проекта, а на просвещение руководства среднего звена, доказательства, борьбу с системой, тогда как это очевидные в XXI веке задачи.

Вызов №2

Имея профессиональную подготовку в области международных отношений, глубоко изучая влияние научно-технической революции, перспективных образцов военной техники на внешнеполитический курс России и западных стран, я старалась придать новый вектор коммуникационной стратегии концерна. Каждое мероприятие и каждый месседж концерна на этих мероприятиях должны быть в контексте современных теорий войн, военных стратегий, теории международных отношений, где главным понятием является "баланс сил".

В своих таргетированных пресс-релизах, докладах, концепциях я старалась сделать так, чтобы реклама вооружения, продукции двойного и гражданского назначения отражала динамику научной революции, смену научных парадигм (сетецентризм, "умное оружие", искусственный интеллект, цифровизация, промышленная революция 4.0). Этот подход работает в GR, так как научные парадигмы лежат в основе государственных военных стратегий и государственной идеологии. На них есть запрос государства. Именно это важно в сегменте B2G, а не цветистые пресс-релизы с голословными "лучше - выше - сильнее". Посмотрите на пресс-релизы предприятий - это универсальные бюрократические шаблоны. Замените наименование предприятия и дату основания на любую другую - вас не обвинят в плагиате.

Вызов №3

Сейчас я координатор-руководитель проекта на поставку изделий для Индии. Это тендер, о котором мы впервые услышали, когда уже успешно прошел первый этап. Выиграла датская компания Therma. Она же - наш прямой конкурент по другим проектам, который выигрывает один тендер за другим на ошеломительные суммы и объемы поставок.

Мы ничего не знали о предстоящих тендерах, о требованиях и пожеланиях индийской стороны, о длительном переговорном процессе сторон, к которому ни нас, ни "Рособоронэкспорт" не привлекали. У нас прекрасно работает контрразведка, но отсутствует один из главных бизнес-активов - конкурентная разведка, глубокая аналитика. Невозможно сформулировать уникальное торговое предложение, не зная конкурентов. Мы не оцениваем конкурентов всех весовых категорий, ограничиваясь общими знаниями об американских и европейских монополистах (Northrop Grumman, Raytheon, Thales).

Если я не ошибаюсь, вы – единственная российская женщина за последние семь лет, принимавшая участие в боевых испытаниях индийских кораблей. Расскажите об этом опыте.

В Индии я была 12 раз, работала в подгруппах индийско-российской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству, участвовала в технических переговорах, международных выставках. Одна из самых интересных задач - приемо-сдаточные испытания на индийских кораблях.

Корабли и системы на них проходят 3 вида испытаний: заводские, швартовные, ходовые с применением оружия. Я проходила все виды. Отношение ко мне было великолепное. У Индии корабль женского рода, поэтому женщине, которой выпала честь взойти на борт, даже военные отдают официальное приветствие. У них раздельные каюты: женские и мужские. Создавалось впечатление, что это не корабль, а яхта, нашпигованная вооружением.

Продолжая тему роли женщин в оборонной промышленности. Я навскидку не могу припомнить ни одной женщины-руководителя предприятия в нашей отрасли. Как вы считаете, почему так происходит?

В Минобороны есть женщины – заместители министра. Если говорить о наших контрагентах, малых предприятиях, то там встречаются женщины-руководители. Петровским электромеханическим заводом "Молот", который входит в состав концерна "Гранит-Электрон" и производит составные части для систем вооружения, руководит Ирина Зайцева. В НПП "Техпласт" (металлообрабатывающее производство) - Татьяна Гарусова. Каждый карьерный случай - индивидуален. Однако в крупных концернах, таких как "Гранит-Электрон", "Калашников" (ранее Военное.РФ опубликовало интервью с директором по внешним коммуникациям концерна Софией Ивановой – ред.), занимая руководящую должность, приходится ломать стереотипы и демонстрировать незаурядные способности.

Менее чем за пять лет я прошла все ступени развития – от студентки-специалиста второй категории до руководящей должности с безупречной репутацией. У военных, инженеров и гениев-конструкторов значение имеют пол и компетентность.

Как раз эти мужчины научили меня грамотному технико-экономическому обоснованию своих проектов. Они говорят только по факту: обоснуй, докажи, покажи эффект своего проекта!

Амбициозные специалисты поняли: интересные для себя задачи сверху не спустят, необходимо генерировать идеи снизу и грамотно их обосновывать для первых лиц компании. Сегодня мы предлагаем амбициозные проекты на российском и международном рынках, позволяющие позиционировать наши предприятия в новом информационном пространстве.

Знаете еще почему все меняется? Сейчас, в XXI веке, многие военные предприятия перешли столетний рубеж. Они создавались до русско-японской войны, поэтому мы наблюдаем каскад юбилеев в Санкт-Петербурге и Москве. Руководителям нужно оставить исторический след в виде, например, монографий. А какие у нас сейчас книги? Это литература, которая воздает почести ветеранам. Это в лучшем случае справочник по направлениям деятельности предприятия, чаще - воспоминания сослуживцев, дорогие для родственников ветеранов.

Если вы хотите отметить роль выдающихся людей, благодаря которым компания конкурентоспособна сегодня - нужно рассказывать историю успеха. Книга должна вдохновлять ученых, молодых специалистов и будущих лидеров. Такая литература имеет колоссальный потенциал как инструмент лояльности.

То есть, чтобы писали как про Илона Маска, например?

Да, сейчас это востребовано рынком. Практические советы, руководства, мотивация, вдохновение. А не простое изложение фактов. Вспомните историю успеха крупнейшего в России издательства деловой литературы "Манн, Иванов и Фербер". Они издают максимально полезные книги. "Книги, меняющие жизнь" - их слоган.

Руководство оборонными предприятиями – вопрос дискуссионный. Я ощущаю в отрасли переломный момент, когда технарей постепенно сменяют профессиональные менеджеры. Долгое время по инерции мы жили в условиях планового ВПК, где руководителю приходилось думать только об одном – о повышении обороноспособности страны. Задачи выживать в условиях конкурентного рынка не стояло. И обычно генеральный директор одновременно был и главным конструктором. А сейчас мы видим, как во главе заводов встают люди с экономическим образованием или степенью MBA. Как вы относитесь к этому процессу?

Я принадлежу к числу людей, которые считают, что руководитель оборонного высокотехнологичного предприятия должен владеть техникой, научной интуицией. Хорошо, если это конструктор или визионер. Менеджер преследует краткосрочные цели, а здесь необходимо стратегическое планирование, потому что конструкторские решения, облик военной техники влияют на тактику боя, военную стратегию, которая актуальна, как правило, в течение 5-25 лет, то есть на период жизненного цикла изделия.

Далее, вопрос авторитета в военных компаниях стоит остро, так как большая часть сотрудников - это 60+ и офицеры в отставке. Это внутрикорпоративная армия.

Феномен успеха Илона Маска, который является менеджером и которого многие обвиняли в некомпетентности, состоит в трех факторах, по моему мнению. Во-первых, он визионер, и только потом менеджер. Во-вторых, абсолютное большинство сотрудников в Space X - это молодые специалисты, свободные от армейских уставных отношений и бюрократии. И, наконец, Илон Маск разработал сложнейшую технику за рекордные сроки, продемонстрировав реальные результаты.

Давайте плавно перейдем к теме маркетинга продукции военного назначения. На мой взгляд, есть две причины, почему это направление в России относительно наших зарубежных конкурентов находится в зачаточном состоянии. Первая – большое количество монополистов, исторически не имевших конкурентов на внутреннем рынке. Вторая – минимум вышедших на IPO предприятий. Когда акции компании начинают торговаться на бирже, это подстегивает и стимулирует работу над имиджем и продвижением продукции. Насколько вы согласны с этими утверждениями?

Согласна со вторым утверждением. Мы видим феномен "Ростеха", который планировал к 2018 году выйти на IPO. Они вкладывались в развитие бренда, под руководством Тины Канделаки провели ребрендинг.

По первому тезису не совсем согласна. В СССР создавались дублирующие друг друга предприятия - вспомните конкурентную борьбу Челомея и Королева, Туполева, Мясищева и Микояна. Далее, после распада СССР была создана организация "Росвооружение", которая со временем преобразовалась в "Рособоронэкспорт" - единственного государственного посредника в вопросах экспорта российского военной техники за рубеж. Одна из главных целей создания этой организации - недопущение конкуренции среди российских предприятий на международном рынке.

Но есть еще одна причина того, что маркетинг находится в зачаточном состоянии – юридические ограничения. Статья 26 ФЗ №38 от 13.03.2006 запрещает рекламу продукции военного назначения, за исключением рекламы такой продукции в целях осуществления военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами. В федеральном законе от 1998 года (Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами") говорится, что "приоритетной целью России на международном рынке вооружений является укрепление военно-политических позиций России в различных регионах мира".

Таким образом, на законодательном уровне закреплен главный признак российской системы военно-технического сотрудничества - это военно-политический детерминизм. Фактически, переговорная позиция России состоит в том, чтобы партнеры по ВТС проявили готовность присоединиться к военно-политической коалиции с участием России. В условиях многополярного мира такое партнерство сопряжено с высокими политическими, экономическими и имиджевыми рисками,в том числе для Китая, Индии. Никто не желает открытой конфронтации с США.

Нужно менять эту парадигму, этот закон, отходить от политического детерминизма в торговле оружием. И переходить к экономическому детерминизму.

В 1995 году издана директива Администрации президента США Клинтона, которая определяла приоритетной целью ВТС обеспечение экономических интересов США в международной торговле оружием. К 2000 году американская модель ВТС эволюционировала от приоритета национальной безопасности в направлении экспансии военного экспорта. После теракта 11 сентября 2001 года в США принят закон "О патриотизме", статья 215 расширила полномочия АНБ. Американские и европейские военные компании - производители систем радиоэлектронной разведки и IT-платформ - получили колоссальную административную и финансовую поддержку руководства для их встраивания в глобальные научно-технические, политические, военные связи. К середине 2000-х годов капитализация этих компаний была сопоставима с ВНП отдельных стран. Капитализация IBM в 2015 составила около 140 млрд долларов США.

Какие еще есть принципиальные отличия между российским и западным подходами к экспорту продукции военного назначения?

Еще одно отличие - это новые методы продвижения. На современном этапе финансово-экономической глобализации сетевые субъекты играют беспрецедентную роль в продвижении продукции и в процессе принятия решений. Решения принимаются не в министерстве обороны.

Имеете ввиду политиков или бизнесменов?

Это представители инвестиционно-финансовых холдингов, которые имеют максимально диверсифицированный портфель инвестиций.

То есть это связано с практикой заключения офсетных сделок?

Офсетные сделки с Индией заключаются с традиционными участниками рынка, то есть заводами-изготовителями, в том же сегменте экономики. Например, офсетные условия при поставке СУ-30МКИ - это лицензионное производство техники в Индии с правом реэкспорта в другие страны. Офсетные требования также предусматривают послепродажное обслуживание, трансфер технологий, - все что сейчас актуально в рамках объявленной Нарендрой Моди инициативы "Сделай в Индии". Нарендра Моди максимально либерализовал режим привлечения прямых иностранных инвестиций в традиционно закрытые секторы экономики (оборона, IT, железнодорожная инфраструктура). Появился новый игрок - инвестор. И одним из влиятельнейших инвесторов на рынке вооружений Индии является компания Reliance.

С 1996 до 2012 года в портфеле инвестиций компании Reliance отсутствовали активы в секторе ВПК. Интересы компании были сосредоточены в нефтегазовом секторе, энергетике, химическом производстве. И в 2012 году создается дочерняя компания Reliance Aerospace Technologies во главе с Vivek Lall - экс-сотрудником НАСА, Raytheon, Boeing. В 2013 году индийская компания Reliance подписывает меморандум о взаимопонимании с Boeing на поставку самолетов ДРЛО P8I "Посейдон" для ВМС Индии. С этого момента Reliance становится стратегическим партнером США на индийском рынке вооружений.

Есть же еще фактор того, что сам рынок диктует условия поставок. Существует курс на диверсификацию закупок вооружений.

Кстати, международная выставка Defexpo-2018 в Ченнаи продемонстрировала новый вектор программы "Сделай в Индии". О диверсификации закупок вооружений никто не говорил. Выставка проходила под слоганом "India is emerging defence manufacturing hub". Индия желает стать экспортером вооружений, составив конкуренцию Китаю, России. Требование министерства обороны Индии при сотрудничестве с иностранными партнерами - поставщиками военной техники: приобретать только ту продукцию и только те технологии, которые имеют высокий экспортный потенциал для Индии.

Инициатива премьер-министра Индии "Make in India" имеет несколько измерений, которые корректируются в зависимости от рыночной и политической конъюнктуры.

Диверсификация закупок вооружений - это в большей степени идеология и риторика, то есть упаковка для конъюнктурных соображений. Эти соображения у стран БРИКС практически идентичны. Обратите внимание: в Индии объявлена программа "Сделай в Индии", в России - национальная технологическая инициатива. Цель этих инициатив - либерализация режима привлечения прямых иностранных инвестиций. Это сейчас актуально и для Бразилии, и ЮАР, и Аргентины. Это приход частного капитала в традиционно закрытые и чувствительные отрасли экономики. Государство уступает частным инвесторам. В сущности, это приватизация. Именно это объясняет логику выхода ГК "Ростех" на IPO.

Пока этот процесс больше похож на возрождение министерства оборонной промышленности.

Вам кажется, что это похоже на национализацию и консолидацию. Но нет. Следующий этап – вторая волна приватизации высокотехнологичного сектора. Задача "Ростеха" – повысить собственную капитализацию перед выходом на IPO. Капитализация увеличивается за счет активного брендинга, выпуска технологичной продукции двойного и гражданского назначения, продукции с высоким экспортным потенциалом. "Ростех" позиционирует себя не как оборонная компания, а как высокотехнологичная.

Когда, на ваш взгляд, произойдет IPO "Ростеха"?

График сдвигается вправо. Я думаю, пять лет еще нужно.

До нашей сегодняшней встречи вы упоминали, что международный рынок вооружений – это рынок с асимметричной информацией. Что вы вкладываете в это понятие?

Участники рынка вооружений не владеют достаточной информацией, необходимой для глубокой аналитики и принятия решений.

Данные об оружейных сделках, конечном пользователе, дилерах, комплектации и параметрах систем - это секретная информация. Любая попытка получения такой информации пресекается разведслужбами.

Далее, сегодня я сталкиваюсь с проблемой цифрового неравенства. У меня отсутствует доступ к информации, которая размещается на официальных сайтах компаний-конкурентов из Израиля, Индии (в частности, IAI, Alpha Design). Эти компании устанавливают селективные вирусные программы, атакующие наши ПК, и наши системы защиты автоматически блокируют сайты конкурентов.

Рынок вооружений крайне политизирован и непрозрачен. Торговля оружием - это политика, геополитика, где решающее значение имеют совсекретные сведения, инсайдерская информация. Оперативный количественный и качественный анализ системы ВТС затруднен или невозможен. Это рынок с асимметричной информацией.

В этих случаях возрастает роль экспертных систем поддержки принятия решений, систем анализа больших данных (Big Data).

Как в идеале должно выстраиваться взаимоотношение между оборонными предприятиями и органами госбезопасности, аналитическими агентствами, чтобы это играло на руку нашему экспорту вооружений?

Сегодня есть ФСВТС, которая за серьезные деньги предлагает подключиться к новостной RSS-ленте, чтобы мы знали, какие пресс-релизы публикуют наши контрагенты и конкуренты. Зачем нам это? Необходима упреждающая проактивная маркетинговая политика, основание которой - глубокая аналитика. Помогите организовать сильный аналитический отдел, который даст информацию, кто в каких тендерах участвует, какие группы интересов инициируют тендерные процедуры.

На сайте ФСВТС есть раздел "информация о зарубежных тендерах", но она закрыта, к ней имеют доступ только субъекты внешнеэкономической деятельности. Процедура получения субъекта в нашем случае длилась более четырех лет. В течение этого переходного периода мы не имели доступ к информации о зарубежных тендерах. Мы проиграли в двух тендерах стоимостью сотни миллионов долларов, потому что не были проинформированы о них. Где реальные рабочие инструменты - глубокая аналитика, оперативное информирование, конкурентная разведка? В этих вопросах издание Jane’s демонстрирует большую продуктивность, чем федералы. Будущее – за цифровой аналитикой и "гибридным" сотрудничеством СМИ, аналитическими отделами компаний, которые используют программы анализа больших данных и экспертные системы поддержки принятия решений.

Асимметричная информация присутствует только на рынке военной продукции или в принципе высокотехнологичной?

Я слежу за экономическими документами США. С 1990-х годов произошла переориентация разведки с политических задач на экономические цели, в частности, на сохранение американских компаний-монополий. Во многом это обусловлено тем, что в 1980-х годах Япония ликвидировала монополию США на мировом рынке интегральных микросхем. Благодаря экономическому и промышленному шпионажу Япония получила порядка 70% секретной информации, технической документации, ноу-хау технологических процессов изготовления интегральных схем.

Затраты на проведения НИОКР в самых перспективных отраслях науки (космос, кибер-физические системы, микроэлектроника, материаловедение, биохимия) так велики, что экономически целесообразным является промышленный и экономический шпионаж.

Стоимость инноваций и интеллектуальной собственности США составляет около 45% ВНП, поэтому США – главный объект международного экономического и промышленного шпионажа. Государственные отчеты США содержат следующие цифры: 30% случаев шпионажа связаны с военно-политической повесткой дня, 70% - это попытки получить сведения по перспективным научным разработкам в различных сегментах экономики.

Как ведут конкурентную разведку в США, странах Европы?

Это целая инфраструктура, изучению которых посвящены монографии. У США, Франции, Швеции, Японии практики конкурентной разведки отличаются. Для обеспечения конкурентных преимуществ в тендерных закупках США любят коррупционные скандалы вокруг сделки.

Европа и Азия для обеспечения конкурентных преимуществ сообщают об утечке данных, что свидетельствует об уязвимостях в системах безопасности конкурентов.

Универсальное правило действует для всех – в бизнес-поездках в гостиничных номерах не обсуждать деловые и научно-технические вопросы.

Вы пошли по другому пути и использовали методы Big Data для получения информации о структурах, которые принимают решения по закупкам вооружений. Расскажите об этом подробнее.

Я использовала швейцарскую базу данных с информацией о 25 млн организаций, из них 4 млн – исполнители военных контрактов на международном рынке. Компьютерный анализ взаимодействий выявил устойчивые связи между компаниями.

Индийский, американский и европейский рынки взаимосвязаны через узлы, проводящие военные сделки. При описании патента на эту технологию я дала конкретные рекомендации: обращайтесь к этим узлам, проводите через них сделки и они с 90% вероятностью пройдут, потому что есть прецеденты.

Метод позволяет указывать на компании или конкретных лиц?

На компании и конкретных лиц. В Индии это Мукеш Амбани (председатель совета директоров Reliance Industries Limited – ред.). Вы можете обратиться к нему, защитив свой инвестиционный проект.

Речь идет о создании производств на территории Индии?

Да. Вы описываете, сколько средств нужно для входа на рынок, когда планируете их окупить, какая у вас команда. Как правило, это проекты на 5-10 лет, высокорентабельные производства.

Правильно ли я понимаю, что все узлы вашей сетевой структуры – крупные инвестиционные фонды?

Это многопрофильные холдинги, которые ранее могли даже не держать в своем портфеле военных активов.

В России таким узлом окажется "Ростех"?

Я думаю, АФК "Система". Через "Ростех" можно инициировать сделку. Но, полагаю, сократить цикл продаж позволит АФК "Система".

Помогла ли эта методика продать какие-либо вооружения?

В открытом доступе размещена информация о том, что концерн "Алмаз-Антей" и Reliance Defense Ltd. подписали соглашение стоимостью 6 млрд долларов США.

Вы участвуете в российско-индийском проекте "БраМос". Расскажите, как организуется маркетинг проектов, в которых участвуют несколько государств.

В российских публикациях, на брифингах, в печатной продукции сообщается о совместном индийско-российском предприятии BrahMos Aerospace как беспрецедентном примере стратегического партнерства и успешного трансфера технологий. Мы рекламируем отношения и широту русской души, научно-технологическую щедрость.

В индийских публикациях, пресс-релизах, информационных материалах, продемонстрированных на выставке Defexpo-2018, отсутствует информация о российском участии в проекте. Рекламируются исключительные характеристики лучшей в мире ракеты, произведенной в Индии.

Работая в концерне, я рекламирую BrahMos как бизнес-кейс, а именно: как сотрудничество с Россией и АО "Концерн "Гранит-Электрон" поможет вашей компании стать глобальным брендом с продуктовой линейкой, не имеющей аналогов в мире.

Интересно, потому что нам, как средству массовой информации, представители "БраМоса" кажутся очень открытыми в общении. Не боятся разговаривать с прессой, в отличие от многих российских оборонщиков.

Доброжелательность и кооперационная модель отношений со СМИ – это то, что характеризует глобальные бренды.

Правильно ли я понимаю, что зарубежные заказчики предпочитают закупать продукцию, обкатанную в вооруженных силах страны-экспортера?

Когда мы участвуем в переговорах, одно из главных пожеланий потенциального заказчика – получить подтверждение успешного применения систем в реальных боевых условиях и/или приемки на вооружение в России. Это условие становится актуальным и для продукции двойного и гражданского назначения. Требуются сертификаты о поставках, наработке на отказ и отзывы от paramilitary-служб – непосредственных эксплуатантов этих систем.

В этом плане проект 11356 – уникальный и исключительный, заслуживающий целой монографии (фрегаты проекта "Тальвар" поставлялись ВМС Индии раньше, чем началось строительство аналогичных кораблей для ВМФ России - ред.).

Еще одной преградой экспорту продукции военного назначения российские оборонщики называют долгий цикл согласований для вывоза техники на сравнительные испытания за рубеж. Сталкивались ли вы с подобными проблемами?

У наших потенциальных конкурентов в этом отношении есть преимущество: они имеют представительства во многих странах мира, даже если бизнес там не развит. У них больше военных баз. В 1980-е и 1990-е годы они обращали больше внимания на послепродажное обслуживание и логистику. Мы этим не занимались, поэтому сейчас испытываем проблемы.

Как влияют санкции на маркетинг продукции военного назначения?

Негативно. Стало обязательным согласование контент-плана, пресс-релизов по любому поводу с ФСВТС. Все это занимает время и, как правило, такой информационный продукт не отвечает маркетинговым задачам, не несет пользы. В информационном сообщении, как правило, запрещено указывать тему переговоров, достигнутые договоренности, и все чаще иностранного партнера. Отношения с Россией – это имиджевые и политические риски для потенциальных партнеров.

Сравнивать продукцию конкурентов – возбраняется. Это неэтично. Говорить о подозрительном характере сделки с откровенно слабой и коррумпированной компанией-конкурентом – неэтично и скандально.

При этом альтернативные рабочие инструменты продвижения не предлагаются. Предлагается на переговорах упоминать недобросовестных поставщиков – Францию, которая не поставила России "Мистраль", и США – которые в любой момент могут применить санкции. Только этот инструмент не работает.

Индия находилась под санкциями США с 1998 до 2011 года (из-за испытаний собственного ядерного оружия). В 2011 году США сняли санкции с индийской госкомпании DRDO и ее лабораторий. В этом же году Эштон Картер заявил, что Индия может принять участие в программе разработки перспективного истребителя-бомбардировщика пятого поколения Lockheed Martin F-35 Lightning II. На этот истребитель планировалось устанавливать изделие Block 4. Данное изделие позволяет применять управляемые ядерные бомбы B61-12.

В 2012 году Индия произвела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Agni-V. Масса ядерного боезаряда составила почти 1 тонну. Испытав МБР Agni-V, Индия вошла в элитный клуб держав, обладающих ядерной триадой стратегических вооружений, наряду с США, Россией и Китаем. Разработчиком МБР Agni-V является DRDO.

При этом до сих пор актуальна резолюция СБ ООН № SR/1172 (1998), которая призывает "все государства не допускать экспорта оборудования, материалов или технологий, которые могут каким-либо образом помочь Индии или Пакистану в их программах разработки ядерного оружия".

Упоминая санкции США в отношении Индии, нам легко могут парировать – США помогли нам стать ядерной державой.

Давайте поговорим про санкции в отношении поставщика вооружений. Если Россия сейчас открыто начнет работать с какой-то коммерческой структурой за рубежом, то последняя рискует также попасть под санкции.

Поставка C-400 в Индию под угрозой из-за санкций. Санкции, безусловно, носят экономический характер. Их задача – избавиться от конкурента на прибыльном рынке вооружений.

С-400 – это тип вооружений, который меняет геополитическую расстановку сил в регионе, поэтому поставка и санкции в этом контексте – это вопрос военно-политический, который необходимо решать с субрегиональными державами, приграничными государствами. Это многоуровневый переговорный процесс с множеством заинтересованных лиц, группировками и лобби. Это не маркетинг.

Как вы оцениваете сотрудничество с "Рособоронэкспортом" по продвижению вашей продукции на внешние рынки?

В нашей отрасли не внедрена система KPI. "Рособоронэкспорт" решает операционные задачи по заключенным контрактам: парафирование и подписание контрактов, разрешительная документация и лицензии, отгрузочная документация, страхование. Из-за высокой загруженности операционкой "Рособоронэкспорт" делегировал часть этих функций нам, субъектам внешнеэкономической деятельности, но только в части ЗИП и послепродажного обслуживания.

Самым эффективным продвижением техники занимается президент в ручном режиме и армия, которая демонстрирует системы в боевых условиях.

Возвращая нашу беседу на внутренний рынок, я хотел бы обсудить наиболее дискуссионный вопрос маркетинговой политики крупных концернов. В каких пределах дочерние предприятия могут проявлять автономность в продвижении продукции?

Наш концерн объединяет в себе очень сильные предприятия, которые, что важно, производят конечный продукт. Например, компания "Равенство", которая входит в ТОП-5 мировых производителей роботизированных медицинских комплексов для лечения онкологических заболеваний. "Равенство" создает новый сегмент рынка в России – кибермедицину. Но политика интегрированных структур такова, что все должно быть под общим брендом "Гранит-Электрон".

А если говорить о более локальных вопросах, которые "болят" у предприятий, но которыми никому не интересно заниматься в концернах и корпорациях?

Отсутствует правильная и справедливая система мотивации персонала. В коммерческих компаниях, если PR-специалист опубликовал статью в Forbes, активно продвигает продукцию, он получает процент с заказа. Процент с заказа оговаривается сразу. Специалистам в виде премий выдают акции. В нашей отрасли этого нет.

Давайте вернемся к теме военных выставок. Зачем нашим предприятиям, которые не владеют навыками конкурентной разведки, участвовать в них?

Участвовать в конференциях, активно формировать повестку дня. Выступать в качестве спикеров с визионерскими докладами для обучения и формирования спроса у министерства обороны, разработчиков на "правильную" продукцию.

То есть создаем не продукцию, а ценность?

Верно, социально значимую ценность в контексте научно-технического прогресса, а не просто обороноспособности страны.

Получается переупаковка смысла.

Да.

Это как раз то, о чем мы говорили во время интервью с Софией Ивановой из концерна "Калашников". По выставкам есть еще один вопрос. На таких мероприятиях организаторы обычно выпускают свой журнал, который раздают при входе. Был ли у вас опыт публикации в такой прессе и какой отмечали эффект?

Я борюсь с этим на предприятии. Это нужно для скучающих людей, которые всю выставку сидят на стенде, ничего не делают и просто листают этот журнал. Бессмысленная трата денег.

Это касается только российской практики или за рубежом то же самое?

Одинаково. Я не видела ни одного лица, принимающего решения, который бы это читал.

А какие журналы эффективны? Если российское предприятие обратится в тот же Jane’s, они опубликуют рекламу?

Я знаю, что Jane’s у нас собирал информацию для своего справочника. У них качественная информация, но она необходима скорее для конструкторов, которые при проектировании своей техники смотрят на типичные проекты. Энциклопедия хороша для статуса. Но публиковаться нужно в таких СМИ, которые представлены в цифровой среде, имеют несколько информационных каналов продвижения для целевой аудитории на разных языках, имеют высокие рейтинги цитирования. Это те СМИ, которые формируют общественную повестку дня. СМИ, которые повышают информированность. Реклама должна быть грамотно вплетена в качественный информационный продукт – аналитическую статью, рейтинги, сравнительный анализ с конкурентами и так далее.

Давайте приведем примеры таких изданий в России.

Мне нравится Mil.Press, я этого не скрываю. Также это "Новый оборонный заказ", Forbes, РБК, "Российская газета".

А за рубежом?

Bloomberg.

Российским оборонным предприятиям реально попасть на страницы Bloomberg?

Не оборонные предприятия попадают за счет качественного контента.

Часть из того, что вы назвали выше – это хорошая деловая пресса. То есть мы можем говорить, что ее читают не только гражданские бизнесмены, но и представители оборонной отрасли?

Везде есть категории "Технологии", "Будущее", "Космос". У Bloomberg хорошая цитируемость, поэтому можно через них попасть в другие информационные издательства.

Как вы считаете, станут ли в оборонной отрасли востребованы современные digital-форматы продвижения? К примеру, мы предлагаем предприятиям съемки 3D-туров, благодаря которым можно удаленно показать заказчикам свое производство или пригласить виртуально заглянуть в кабину самолета. Пока наши партнеры относятся к этому жанру с осторожностью.

Может прозвучит странно, но наш министр культуры Мединский совершил огромный прорыв в области потребления искусства. Искусство стало массовым. Быть интеллектуальным стало модным. Благодаря 3D-турам, шоу, блокбастерам в области искусства в музеи стоят очереди. Нам нужно ориентироваться на сложные проекты в fashion-, арт-, lux-auto-индустрии, Необходимо внедрять их опыт в оборонку и делать ее искусством. Тот же фильм "Крым" или "Агент 007" можно критиковать по разным причинам, но посмотрите, как они рекламируют технику! Минобороны и наши компании должны вписываться в арт-проекты, чтобы делать шоу при участии СМИ. Успех форума "Армия" состоит в том, что это шоу.

Если говорить о высокотехнологичных и IT-компаниях, то там много элементов продвижения завязано на личный бренд руководителя. Тот же Илон Маск, Олег Тиньков в России. Нужно ли оборонному предприятию развивать не только корпоративный, но и личный бренд?

Все строится на личном бренде. Я считаю, что пиар организации невозможен без PR ее экспертов.

Беседовал Сергей Сочеванов

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко


Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 26 апреля 2018 > № 2584860 Владимир Путин

Пленарное заседание съезда Российского союза ректоров.

Владимир Путин посетил Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого, где принял участие в пленарном заседании XI съезда Российского союза ректоров.

На повестке дня съезда – вопросы развития единого образовательного пространства, построения стратегии научно-технологического развития России, взаимодействия университетов со школами и обществом, а также международные аспекты деятельности российских университетов. К участию в мероприятии приглашены около 600 ректоров отечественных и зарубежных вузов.

По окончании пленарного заседания глава государства посетил Научно-исследовательский корпус Санкт-Петербургского политеха, ознакомился с передовыми разработками СПбПУ, осмотрел макет создаваемой на базе вуза технологической долины.

* * *

Стенографический отчёт о пленарном заседании съезда Российского союза ректоров

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Уважаемый Виктор Антонович!

Очень рад приветствовать всех вас в Санкт-Петербургском Политехническом университете, основанном Сергеем Юльевичем Витте в период бурного промышленного, экономического роста, «первой индустриализации» России на рубеже XIX–XX веков, когда стране были жизненно необходимы собственные технологии и современные, передовые кадры. Как ректор говорил, когда председателем попечительского совета университета был министр финансов, были самые лучшие времена.

С 2000 по 2016 год расходы консолидированного бюджета на высшее образование увеличились с 24,4 до 523,3 миллиарда рублей. Увеличены зарплаты преподавателей и научных работников, созданы лаборатории и исследовательские центры в вузах.

Но я сегодня предлагаю в стенах этого выдающегося учебного заведения обсудить задачи высшей школы на современном этапе нашего развития, обменяться мнениями: что могут и должны сделать вузы для достижения технологического прорыва, для мощного движения России вперёд, о чём мы всё время в последнее время говорим.

При этом сразу же хочу сказать: хотел бы, конечно, услышать от вас, уважаемые коллеги, не только постановку проблемных вопросов, что само собой разумеется, естественно, но в том числе и прежде всего, может быть, конкретные, содержательные предложения.

Отмечу, что начиная с 2000 года расходы государства на высшее образование в реальном выражении – я хочу это подчеркнуть, именно в реальном выражении – выросли более чем в четыре раза. С 2000 по 2016 год расходы консолидированного бюджета на высшее образование увеличились с 24,4 миллиарда рублей до 523,3 миллиарда рублей, то есть это [в реальном выражении] в 4,2 раза больше.

Были увеличены зарплаты преподавателей и научных работников, созданы лаборатории и исследовательские центры в вузах, в том числе с участием ведущих зарубежных учёных.

Отмечу растущий вклад высшей школы в науку, в создание новых технологий, в реализацию и обеспечение квалифицированными кадрами проектов самого разного уровня.

Всё это уже даёт отдачу, и прежде всего отмечу растущий вклад высшей школы в науку, в создание новых технологий, в реализацию и обеспечение квалифицированными кадрами проектов самого разного уровня: от общенациональных до региональных и муниципальных.

Мы видим реальные достижения отечественной высшей школы, это показатель происходящих здесь перемен, и их динамика должна, безусловно, нарастать.

Вузы, университеты призваны стать центрами развития технологий и кадров, настоящими интеллектуальными локомотивами для отраслей экономики и наших регионов.

Уважаемые коллеги, Сергей Витте, о котором я уже вспоминал, говорил: правильно поставленный университет есть самый лучший механизм для научного развития. Эти слова звучат актуально и сегодня.

Конечно, у нас есть – и мы этим гордимся – уникальная система Академии наук, система её институтов. Но России, её экономике, всем сферам жизни нужна и сильная вузовская наука. И хочу подчеркнуть: активная научная деятельность не может быть сосредоточена лишь в отдельных научно-образовательных центрах или субъектах Федерации, строиться изолированными «островками». Это принципиально важно для России с её огромной, необъятной территорией, уникальным человеческим потенциалом.

Повторю, по всей стране вузы, университеты призваны стать центрами развития технологий и кадров, настоящими интеллектуальными локомотивами для отраслей экономики и наших регионов.

Вокруг высших учебных заведений должны формироваться сообщества людей, увлечённых идеями технологического прорыва. В этой связи считаю необходимым выстроить региональные модели взаимодействия новаторов, высокотехнологичных компаний, предприятий, и сделать это, конечно, можно в том числе и на площадках высших учебных заведений.

В российской высшей школе уже сформировалось ядро действительно сильных высших учебных заведений. Однако наряду с этим многие вузы и в столичных городах, и в регионах зачастую не демонстрируют способности решать серьёзные задачи, не готовы к обновлению.

И конечно, по всей стране нужно создавать комфортную среду для технологического предпринимательства. Важно, чтобы вузы, бизнес, наши академические институты объединяли свои возможности для реализации масштабных технологических задач, работали по долгосрочным приоритетным направлениям, которые были обозначены и в Послании Федеральному Собранию. А это прежде всего прорывные изменения в качестве жизни наших людей, в развитии экономики, социальной сферы. Для этого нам потребуются новые медицинские, промышленные, цифровые и прочие технологии, передовые и эффективные решения по защите экологии и созданию комфортной безопасной среды в городах и населённых пунктах вообще. Словом, нужны будут нестандартные идеи и новации во всех сферах.

Мы обязательно будем и дальше поддерживать вузы, которые активно, успешно занимаются исследованиями и разработками. Продолжим обновлять их технологическую, приборную базу, содействовать привлечению к совместной работе наших соотечественников и ведущих учёных за рубежом, преподавателей.

Что хотел бы здесь особо отметить, уважаемые коллеги.

Нам критически важно сконцентрировать ресурс на поддержке талантливых, целеустремлённых исследователей и преподавателей, создать такие условия, чтобы лучшие отечественные и зарубежные учёные, перспективные выпускники вузов стремились работать в российской высшей школе.

В российской высшей школе уже сформировалось ядро действительно сильных высших учебных заведений, университетов. Среди них, конечно, МГУ (Московский государственный университет), это Петербургский университет, федеральные и национальные исследовательские университеты. Формируется сеть опорных высших учебных заведений в субъектах Российской Федерации.

Однако наряду с этим многие вузы и в столичных городах, и в регионах зачастую не демонстрируют способности решать серьёзные задачи, не готовы к обновлению в соответствии с теми глобальными изменениями, которые происходят в науке и технологиях, во всех сферах жизни. Попытки изменить ситуацию часто сводятся к благим пожеланиям, написанию очередных и, прямо скажем, достаточно умозрительных, оторванных от реальности программ и просьбам просто дать побольше денег.

Я не случайно вспоминал Витте как министра финансов. Конечно, очень хорошо «прислониться» к Министерству финансов. Это ясно. Но ясно также и другое. Проблемы – а вы это хорошо знаете – далеко не только в объёмах финансирования. Главный вопрос – это грамотный, современный подход к организации, постановке самого дела и, конечно же, в кадрах.

Было бы правильно, чтобы именно в вузах были выстроены лучшие условия для стартапов, они могут стать первым шагом к созданию успешных высокотехнологичных компаний.

Я очень просил бы Российский союз ректоров, наши ведущие высшие учебные заведения продолжить работу над эффективными механизмами повышения профессионального уровня научного и педагогического состава отечественных вузов.

Отдельно остановлюсь и на деятельности аспирантуры, целью которой как раз и является подготовка кадров для высшей школы и академического сектора науки. О каком решении этих задач можно говорить, если сегодня лишь только 14 процентов аспирантов выходят на защиту своевременно? А что делают всё это время остальные? Каких результатов они достигают? Где они продолжают свою деятельность? Выходят ли они в конечном итоге на защиту? При этом и кандидатских, и докторских, особенно в гуманитарных дисциплинах, защищается у нас много. Но если посмотреть на их научное значение, то часто возникают вопросы.

Что хотел бы здесь сказать. У нас есть хорошая практика открытых конкурсов, в ходе которых распределяются гранты, в том числе для молодых исследователей. Если у аспиранта или его научного руководителя есть серьёзные, осознанные намерения заниматься наукой, а не получать степень для анкеты, пусть они участвуют в таких конкурсах, предлагают работы по приоритетам научно-технологического развития страны.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть, нам критически важно сконцентрировать ресурс на поддержке талантливых, целеустремлённых исследователей и преподавателей, создать такие условия, чтобы лучшие отечественные и зарубежные, прежде всего молодые, учёные, перспективные выпускники вузов, конечно же, стремились работать в российской высшей школе.

Чтобы у талантливых и мотивированных молодых людей, независимо от их места жительства, доходов родителей, были возможности для получения высшего образования, предлагаю реализовать в стране дополнительную программу строительства студенческих общежитий.

Настоящий вуз не только даёт студентам знания и навыки, он готовит кадры, способные задавать интеллектуальную, научную, технологическую повестку развития всей страны. Следует поощрять стремления студентов-аспирантов к созданию и внедрению собственных разработок. При этом вузы могут готовить целые проектные команды, которые способны конструировать сложные инженерно-технологические системы. Я помню, как мы долго спорили и в конце концов приняли правильное решение по поводу того, чтобы создавать небольшие предприятия, прежде всего, конечно, высокотехнологичные, при вузах. Я считаю, что мы приняли правильное решение в конце концов, отбросили всякую административно-показную шелуху. Но нужно эти направления развивать дальше.

Думаю, было бы правильно, чтобы именно в вузах были выстроены лучшие условия для стартапов, они могут стать первым шагом к созданию успешных высокотехнологичных компаний. Вы знаете, было бы очень здорово, если бы вы смогли такую работу двинуть. Тогда вот эта сфера деятельности у нас широко развивалась бы по всей стране, что чрезвычайно важно. Для этого в принципе у нашей молодёжи есть и отличный потенциал. Я, пользуясь возможностью, хотел бы поздравить команду Московского государственного университета с недавней безоговорочной победой на чемпионате мира по программированию. Аплодисменты где? (Смех. Аплодисменты.)

Это студентам аплодисменты. Думаю, они это заслужили. Я напомню, в апреле 2018 года российские студенты в седьмой раз подряд, в седьмой раз подряд, а вообще с 2000 года уже в тринадцатый раз выиграли чемпионат мира по программированию.

В ближайшие годы нам предстоит значительно повысить уровень всего отечественного образования. Речь о совершенствовании программ и росте квалификации преподавателей дошкольных учреждений, школ, колледжей, техникумов.

Чтобы у талантливых и мотивированных молодых людей, независимо от их места жительства, доходов родителей, были возможности для получения высшего образования, предлагаю реализовать в стране дополнительную программу строительства студенческих общежитий, мы должны будем это обязательно сделать, современных комфортных кампусов. (Аплодисменты.) И новому Правительству совместно с регионами, вузами необходимо будет глубоко и детально проработать все аспекты такой программы. Конечно, опять всё в деньги упирается, но для этого нужно будет деньги найти. И новое Правительство должно будет это сделать.

Далее. Нам нужны современные подходы к формированию единого образовательного пространства. Сегодня требования времени, тенденции в экономике, науке, на рынке труда таковы, что у молодых людей должна быть возможность выстраивать собственные образовательные траектории, получать, интегрировать знания и навыки из разных областей, а для этого нам, конечно, нужно снимать границы между разными уровнями системы образования. То есть одарённый школьник, например, сможет проходить вузовскую программу, участвовать в исследованиях наряду с аспирантами, а студент колледжа – осваивать курсы прикладного бакалавриата.

Хочу сказать, что у Жореса Ивановича Алфёрова в принципе выстроена такая работа, я уже много лет назад был, здорово сделано, прямо завидно. Я считаю, что многие коллеги могли бы познакомиться с тем, как Жорес Иванович выстроил эту работу. Вам спасибо, Жорес Иванович. (Аплодисменты.)

И ещё одна тема, о которой я хотел бы сказать особо. В ближайшие годы нам вместе предстоит значительно повысить уровень всего отечественного образования. Речь о совершенствовании программ и росте квалификации преподавателей дошкольных учреждений, школ, колледжей, техникумов, о дальнейшем развитии дополнительного образования и профориентации, системе поиска и поддержки талантов. Рассчитываю, что вузы примут самое активное участие в этой масштабной работе, от которой зависит, безусловно, будущее страны, успех всего подрастающего поколения.

Уважаемые коллеги! Мы ставим очень сложные задачи перед отечественными вузами и рассчитываем, что они будут повышать свою эффективность и конкурентоспособность, избавляться от устаревших, отживших подходов. Ещё раз хотел бы повторить, России нужна сильная высшая школа, которая устремлена в будущее. Только так мы сможем добиться прорыва в национальном развитии.

Благодарю вас за внимание.

В.Садовничий: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

Мы собрались на XI съезд Российского союза ректоров.

В работе съезда принимают участие около 600 ректоров и президентов университетов России, а также ректоры университетов разных стран мира: Азербайджана, Армении, Абхазии, Белоруссии, Иордании, Ирана, Казахстана, Китая, Ливана, Приднестровья, Словении, Южной Осетии, Японии – около 50 зарубежных гостей.

Добро пожаловать на наш съезд, уважаемые коллеги!

Ещё раз хочу сказать, что нам оказана большая честь, в работе съезда принимает участие Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Мы благодарны нашему Президенту за постоянное внимание к вопросам образования в нашей стране и за непосредственное участие во встречах с представителями ректорского корпуса, корпусов системы образования. И эти встречи стали хорошей традицией.

Владимир Владимирович, спасибо Вам ещё раз за нашу встречу.

В.Путин: Спасибо за приём.

В.Садовничий: Перед началом нашего заседания прошла работа пяти секций. На них были глубоко обсуждены вопросы университетского образования. Модераторы секций доложат итоги этих обсуждений.

На прошлом, десятом съезде Российского союза ректоров Вы, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, подняли ряд вопросов, важных для высшей школы. Вы дали нам ряд поручений, важных для страны в целом. Они касались независимой оценки качества образования, создания национального университетского рейтинга, возможностей использования федерального имущества, закреплённого за вузами на праве оперативного управления. Был ряд поручений, касающихся жизни университетов, деятельности спортивных клубов.

За прошедший период наш ректорский корпус, российские университеты провели определённую работу, и я рад объявить, что эти поручения выполнены, а о некоторых я скажу подробнее.

Сразу кратко хотел бы остановиться на одном поручении, Владимир Владимирович, Вашем, связанном с отстаиванием интересов российской системы образования, её позицией в международном масштабе. Речь идёт о создании независимого международного рейтинга университетов. Российский союз ректоров разработал и создал Московский международный рейтинг «Три миссии университета». Это образование, наука и общество.

Что важно? Разработав принципы оценки деятельности университетов мира, мы пригласили более 20 экспертов из разных стран. Были эксперты из Канады, Соединённых Штатов, Великобритании, Индии, Китая и других. Они изучили и поддержали наш подход. Рейтинг действует, он проведён. По его оценкам, в топ-100 вошли университеты из 39 стран, а от России – 13 университетов.

Это существенно отличается от других показателей рейтинговых агентств. Тем самым мы дали другую оценку российской системе образования, мы показали её по-настоящему высокий уровень. Московский международный рейтинг «Три миссии» уже признан в мире, он предложил свои правила игры на том поле, где до сих пор играли по другим правилам и, соответственно, присуждали другие призовые места.

Уважаемые коллеги, что такое университетская Россия сегодня? Это более 800 образовательных организаций, в том числе два классических университета, 10 федеральных, 29 национальных исследовательских, 17 из них – технического профиля. Это 260 тысяч человек профессорско-преподавательского состава и почти 200 тысяч специалисты высшей квалификации – кандидаты и доктора наук. Это 4 миллиона студентов, 83 тысячи аспирантов. Из общей численности аспирантов в России – 92 тысячи. Таким образом, 90 процентов аспирантуры находится в университетах. Это огромный интеллектуальный потенциал. И главное, этот потенциал непрерывно пополняется молодыми и талантливыми студентами и аспирантами.

25 лет в России действует наша организация, Российский союз ректоров. За эти годы она стала неотъемлемой частью нашей системы образования. Мы активно участвуем в законотворческой деятельности, взаимодействуем с Государственной Думой, Советом Федерации, обсуждаем проекты многих законов, они проходят экспертизу в Союзе ректоров, у нас созданы региональные советы ректоров, и там тоже идёт соответствующее обсуждение.

Мы взаимодействуем с ведущими госкорпорациями, объединениями работодателей и бизнесом, продолжаем развивать созданную нами систему интеллектуальных соревнований детей и молодёжи, поиска талантливых ребят. В олимпиадах школьников, возглавляемых нами и проводимых ежегодно, принимают участие 2 миллиона школьников, начиная с первого класса мощная система интеллектуальных соревнований.

С нашим участием были учреждены общественные организации, российские студенческие отряды, футбольная лига, спортивные ассоциации. Мы поддерживаем сейчас важный проект волонтёрских проектов и социально значимых инициатив в нашем обществе.

Конечно, я сказал далеко не обо всём, это заняло бы много времени. Но сегодня мы не только оглядываемся на пройденный путь, а он был непростой. Мы прошли через трудные испытания, безусловно, с достижениями и успехами, были и кризисные моменты, и далеко не всё нам удалось. Есть проблемы, которые ждут решений, некоторые кажутся вообще трудноразрешимыми. Но, может, здесь уместно привести слова Конфуция, который сказал: когда вам покажется, что цель недостижима, не изменяйте цель, а изменяйте свой план действий. Вот XI съезд Союза ректоров и призван наметить план действий на будущее. Наш план – это ответ и на вызовы, которые поставила перед нами жизнь. Они разные по масштабам, но ни один не должен быть без ответа. Это глобальные вызовы информационного общества, как например, наступление цифровой эры, это задачи, актуальные для нашей огромной страны (Владимир Владимирович об этом сказал) с учётом современных геополитических условий, а также это наши профессиональные задачи, касающиеся нашего сообщества, нашей работы.

Я начну с глобального. Система информационного уклада или информационной революции имеет самое непосредственное отношение к нашей основной деятельности. Сегодня нельзя говорить о развитии образования, не учитывая этого фактора. Мы живём в уникальный период истории человечества. У математиков есть термин для его описания – это сингулярность. Речь идёт о всё более ускоряющихся и всё менее предсказуемых изменениях технологической и социальной реальности. Окружающая нас среда становится всё более цифровой. В опубликованном в прошлом году аналитическом докладе международной экспертной группы Digital McKinsey «Цифровая Россия: новая реальность», так назывался доклад, отмечалось, что цифровая экономика в России растёт быстрыми темпами. С 2011 по 2015 год она выросла в восемь с половиной раз, это быстрее, чем рост экономики в целом в России. И этот рост цифровой экономики обеспечил четверть прироста ВВП. Но потенциал не исчерпан, и мы обязаны его использовать.

Менее года назад на экономическом форуме в Санкт-Петербурге Вы, Владимир Владимирович, сказали, я хочу процитировать, такую фразу: цифровая экономика изменяет формат образования, необходимо серьёзно усовершенствовать систему образования на всех уровнях: от школы до высших учебных заведений. И дальше Вы поставили вопрос: что все эти изменения означают для образования, для молодёжи, для нас с вами? Вопрос. Действительно, на наших глазах кардинально меняется сама философия и даже идеология образования, чему учить, для чего учить. Ведь мы порой не знаем, какие профессиональные знания или какие навыки понадобятся нашим будущим студентам, поколению Z, которое с детства прекрасно адаптировано к современной технологической среде. Очевидно, мы должны дать те базовые фундаментальные знания, с помощью которых можно будет заниматься и той профессиональной деятельностью, о которой мы сегодня даже не знаем. И это совсем новые задачи в области образования и профориентации.

Наш вывод. Главное – научить учиться, научить мыслить. Главное – это фундаментальные знания. Как это сделать? Вопрос. Какова роль сегодня учителя, преподавателя?

Известны слова философа и педагога, который прожил 100 лет, Джона Дьюи. Он сказал: «Мы лишаем детей будущего, если продолжаем учить сегодня так, как учили вчера».

Продолжим вопросы. Каким должен быть учебник? Ясно, что надо использовать в образовательных целях новые цифровые возможности: гипертекст, инфографику, интерактивный формат и так далее. Но как отказаться от наследия Гутенберга? Или Шекспиру и Пушкину всё-таки лучше живётся в книге, чем на экране монитора?

А вспомним недавнюю «Библионочь» в Москве, когда в одну ночь 70 тысяч человек пришли в библиотеки, книжные магазины, потому что они любят книгу, которая остаётся в ряду безусловных ценностей.

Но вместе с тем три четверти студентов проводят погружёнными в цифровую среду. И чем она наполнена? Продуктами сомнительного содержания или авторитетными, проверенными ресурсами, созданными ведущими профессорами ведущих университетов. Разве можно полностью отказаться от преподавателя, наставника, особенно от его воспитательной роли? Ведь мы получаем от наших учителей не только знания, но и отрабатываем навыки педагогического труда. Мы перенимаем манеру изложения, приёмы и передаём это по наследству своим ученикам.

Какие же меры надо принимать у нас в стране для подготовки кадров для цифрового уклада? Правительством России принята программа «Цифровая экономика». В 2020 году высшая школа должна выпускать 80 тысяч таких специалистов, в 2024-м – уже 120 тысяч. Это, конечно, стратегическая задача. Как её решать? Я бы выделил здесь два вопроса: инфраструктура и подготовка кадров.

Что касается инфраструктуры. Мы вообще неплохо оснащены современным оборудованием, и нам оказана и оказывается большая поддержка. Например, в суперкомпьютерной гонке у нас хорошие позиции. В международный рейтинг суперкомпьютеров мира, в топ, входят три российских суперкомпьютера. Все они университетские.

В числе лидеров в мире разработанный компанией «Т-платформа» суперкомпьютер Московского университета. Вот только что, в 2018 году, его производительность достигла 5 петафлопс. Второй по мощности – тоже компьютер МГУ, третий находится здесь, в Санкт-Петербургском политехническом университете, который нас сегодня гостеприимно принимает.

Очень важно, что 10 лет назад под эгидой Российского союза ректоров был создан суперкомпьютерный консорциум России. В него вошли 62 члена, 47 университетов, а остальные – это институты и академии. Всё это время консорциум фактически является проводником цифровой экономики, ведёт работу по цифровизации, в том числе отработку, сейчас очень важной, – создание цифровых двойников, что сегодня является одним из приоритетов как раз технологии.

И всё-таки для информации скажу, что на прошлой неделе правительство США утвердило бюджет программы создания в стране уже экзафлопсного компьютера, и на эту программу они выделили 1,8 миллиарда долларов. Таким образом, гонка продолжается. Но у нас есть ресурс: мы сильнее, мы готовы принять вызов; у нас есть кадры и интеллект. Важно – не уступать.

Вообще математики подсчитали, что если исходить из установленного закона Мура, который относится к экспоненциальному росту вычислительных мощностей, то за 20 лет (с 1992 по 2012-й) скорость компьютеров увеличилась в 8 тысяч раз. Но за это же время, независимо от компьютеров, скорость расчёта увеличилась в 400 тысяч раз за счёт развития математических идей. Как мы видим, эффект от развития математики в 50 раз превышает эффект развития компьютерных технологий. Я привёл эти данные, чтобы подчеркнуть важность математического образования, на это обращал внимание и наш Президент, как краеугольного камня фундаментальной университетской подготовки в эту эру. Россия ведь сильна своими математическими школами. И вот, действительно, на днях команда МГУ заняла первое место, стала абсолютным чемпионом мира, команды МФТИ и ИТМО Санкт-Петербурга тоже получили награды.

Мне кажется, что такие университетские соревнования надо ставить в организационное русло, и Союз ректоров готов возглавить работу по организации всех студенческих международных олимпиад. Эта работа пока проводится инициативно.

Качество образования – это прежде всего потенциал преподавательских кадров, их научный уровень. В университетах России образование неразрывно связано с наукой. Здесь сосредоточен огромный научный потенциал, ведь университетские профессора – это одновременно и учёные, они работают, выполняя важные научные исследования. И, по данным Web of Science, за прошедший год из более чем 50 тысяч научных статей российских авторов (50 тысяч в целом) 22 тысячи, то есть почти половина, опубликованы университетскими учёными. Таким образом, это наш огромный потенциал.

Но сегодня как никогда стоит задача воплощать результаты науки в технологии. В 2017 году при активном участии Союза ректоров принят Федеральный закон «Об инновационном научно-технологическом развитии образовательных и научных организаций», то есть долинах. Этот закон позволяет университетам создавать инновационные научно-технологические центры в целях реализации как раз приоритетов научно-технологического развития, повышать инвестиционную привлекательность, коммерциализировать свои результаты. И важно в этих вновь создаваемых центрах дать все возможности для развития творчества университетских учёных на базе фундаментальных исследований и затем делать прорывы в высоких технологиях. Мы обязаны, мы должны и в этой сфере занять лидирующие позиции в мире.

Научно-технологическая инфраструктура российских университетов в последнее время существенно улучшилась. На данный момент 582 центра коллективного пользования оснащены современным оборудованием. 343 уникальные научные установки. При этом больше половины из того, что я назвал, находится в системе высшей школы. Конечно, университеты должны сотрудничать, и они очень хорошо сотрудничают с Академией наук. Это наше общее богатство.

Конечно, развитие университетов, в том числе и науки, требует серьёзных вложений. Есть разные оценки либеральных экономистов по масштабам таких вложений. Но что важно? Чтобы мы не отставали в подготовке кадров от ведущих университетов мира, а они, как известно, имеют значительные финансовые средства в своём распоряжении. Конечно, это вложение бизнеса, у них это принято, у них огромные эндаументы. А мы пока ещё недостаточно хорошо используем возможности и государственно-частного партнёрства, и, главное, бизнеса – это тоже есть общая наша задача.

Я хотел, Владимир Владимирович, кратко сказать и об аспирантуре. Мы видели, что она у нас самая большая в России, 90 процентов аспирантов – в МГУ. У меня вызывает тревогу, что аспирантура – это третья ступень образования, в отличие от того, что раньше, это была школа подготовки научных кадров. И ведь задача учёбы в аспирантуре – воспитать учёного, погрузить его в среду, в научную школу, с тем чтобы молодой человек стал сразу же сам молодым учёным. И конечно, сейчас получилось, что мы потеряли качество подготовки аспирантов.

Мы согласны с тем, что было сказано Вами. Есть разные пути улучшения этой ситуации. Но один из них, это моё мнение, я думаю, что надо бы вернуть аспирантуру в прежнее научное русло. Мы говорили с Александром Михайловичем [Сергеевым, президентом РАН], это наша, мне кажется, общая позиция.

И конечно, в аспирантуре надо использовать целевую форму подготовки, когда бизнес или преподаватели могут и имеют возможность через гранты готовить целевиков. Но есть часть аспирантов, которые, как бы они ни хотели, заработать не могут во время учёбы в аспирантуре. Например, абстрактные математики или биологи. Мне кажется, что вопрос о повышении стипендии, а она две тысячи с небольшим, в совокупности с такими решениями – привлечение бизнеса, целевой подготовки и повышение стипендии – вопрос назревший. Безусловно, мы считаем, что этот вопрос должны оценить профессионалы.

Теперь позвольте мне сказать несколько слов о задачах российского масштаба.

Россия – это могучее государство с самой большой территорией, с большим диапазоном культурных, социально-экономических различий. В этом важное преимущество российской культуры, которая вбирает в себя, синтезируя и западное, и восточное миросозерцание. Здесь органично уживается множество национальностей, религий, этносов, народов. И здесь особенно важно и приобретает это значение русский язык как фактор, цементирующий наше государство. Надо по-прежнему обращать огромное внимание на это наше богатство.

В то же время на огромном пространстве нашей страны нельзя не видеть определённого дисбаланса в развитии регионов, который сказывается и на высшей школе. Понятно, что все университеты не могут иметь одинаковый потенциал, одинаково развитую инфраструктуру, но все мы, все университеты, обязаны готовить хороших специалистов, нужных на местах, востребованных в своих регионах. Молодые люди должны иметь возможность самореализации там, где они получили образование, в том числе, конечно. Всё это в итоге должно работать на сохранение единства и целостности нашей страны.

В России есть группа ведущих университетов с показателями научно-образовательной деятельности на уровне мировых, они обладают соответствующим кадровым потенциалом. У нас их 30–40, по нашей оценке. Конечно, таких университетов должно быть больше. По масштабам страны, может быть, называется цифра 150. Но к этому надо стремиться.

Вопрос: как поднять региональный вуз, усилить его потенциал? И у Российского союза ректоров есть предложение создавать научно-образовательные консорциумы или кластеры. Например, головной университет из категории ведущих национально-исследовательских берёт обязательства по определённой тематике, актуальной для данного региона, для той отрасли профильной, которая в регионе, помогает организовать в тех университетах соответствующие кафедры, лаборатории. Уже эти университеты, ведущие и региональные, готовят научные проекты, руководят аспирантами, создают там научную школу, научную среду, главное – укрепляют связи с промышленностью, формируют благоприятные условия для поддержки молодых учёных, которые оканчивают местные университеты.

Я бы назвал эту программу научно-образовательной мобильности, вот в этом понимании, именем Вернадского, в честь учёного, который создавал научные школы в разных университетах тогда великой страны.

Итак, программа «Вернадский». Конечно, это потребует финансирования для поддержки региональных университетов. Но если перед нами эта цель будет поставлена, чтобы обеспечить устойчивое развитие регионов, а это, безусловно, вызов, стоящий перед страной, то средства для достижения этой цели надо найти. Давайте вспомним слова Ганди: «Найди цель, а ресурсы найдутся».

Таким ресурсом могут стать и региональные вложения, они заинтересованы, и бизнес-инвестиции той промышленности, которая там есть, и созданная в регионах за последнее время инновационная инфраструктура (бизнес-инкубаторы, парки), которая порой используется не очень эффективно. Если всё это передать или соединить с региональными вузами, то это станет хорошим подспорьем для поддержки студентов, аспирантов в области новых технологий, проектов, в которых заинтересован бизнес, проектов социальных и гуманитарных инициатив.

Кстати, и поиск талантов под этим углом с перспективой стимулирования развития регионов становится уже отдельной и более простой задачей. Найти юный талант там, выстроить ему правильную образовательную траекторию, обеспечить ему сопровождение. Может быть, для этого не обязательно уезжать в Москву или в другой город? Мы предлагаем другой путь – поддержку и создание условий для самореализации в регионах. Для этого надо создавать и специализированные школы типа «Сириуса», университетские гимназии, технопарки. На базе университетов можно создавать учебные кластеры. Нам было сказано, Владимир Владимирович, школа, колледж, вуз – всё это интегрировать, всё это поможет профориентации, подготовке кадров для региона.

Конечно, это программа прежде всего регионов, но мы предлагаем необходимые интеллектуальнее ресурсы ведущих университетов и готовы работать на сохранение и укрепление единства нашей страны.

Университеты должны прийти в школу. В эти слова я вкладываю несколько смыслов.

Первое – в отдалённые школы, сельские, должны прийти молодые учителя с хорошим педагогическим образованием и с хорошим настроем. За нами, университетами, программы подготовки таких учителей с учётом всего, что было сказано об актуальных задачах современного этапа развития образования. Этот опыт у нас есть. Конечно, это съезды учителей-предметников, которые мы проводили, где университетские преподаватели, учителя делятся опытом и обогащаются идеями. И всё это должно работать на едином образовательном пространстве, значит, иметь большое значение для регионов, а значит, для России в целом.

Уважаемые коллеги!

Наша страна – часть глобального научно-образовательного мира. Университеты всё активнее вовлекаются в международное сотрудничество. Всё более разнообразными становятся формы этого сотрудничества, академическая мобильность учёных, преподавателей, студентов. Совместные проекты, дипломы – все мы это знаем.

Важным фактором, влияющим на общемировую ситуацию в образовании, является демография. В развивающихся странах численность молодёжи растёт намного быстрее, чем в развитых, к которым относится и Россия. При этом с глобально-демографической точки зрения университеты, так сказать, расположены неправильно по планете. Население высокоразвитых стран Северной Америки, Европы быстро стареет, тогда как в развивающих странах Азии, Африки, Латинской Америки оно молодое, быстрорастущее, стремится учиться, это показал Фестиваль молодёжи, а университетов там мало. Поэтому эта ситуация благоприятна для развития нашего экспорта образования, имеющего большой потенциал. Мы имеем огромный потенциал.

За последние годы нашим сообществом при государственной поддержке проведена значительная работа по расширению спектра услуг. Например, в 2000 году в российских университетах обучалось всего 54 тысячи иностранных учащихся, в 2010-м – в три раза больше, 150 тысяч, а в 2017-м – уже 244 тысячи. Такая мобильность очень важна, надо её наращивать. Тут дело не только в экономических соображениях, что они приносят нам определённый доход, здесь важен другой капитал, не финансовый, человеческий. Ведь отношения между однокурсниками, студентами из разных стран и будущими коллегами и друзьями – это навсегда. И этот капитал бесценен.

Расширилось число филиалов ведущих российских университетов в зарубежных странах. В 2017 году открылся первый совместный Российско-китайский университет в Шэньчжэне. Владимир Владимирович, спасибо Вам за одобрение этой идеи. Филиал работает. Не филиал, а совместный университет. И что очень важно, впервые открылся филиал Московского университета в стране НАТО, в Словении, и он работает. В 2017 году под нашей эгидой создана Ассоциация иностранных выпускников, которые остались работать и жить в России, и они очень эффективно нам помогают в экспорте нашей системы образования.

Мобильность свойственна не только студентам, ректоры тоже очень мобильны. Приведу примеры и цифры. За последние три года мы провели 13 международных форумов ректоров, 13. Около 2 тысяч ректоров российских и зарубежных вузов на них повстречались, обсуждали активно вопросы современного образования.

Под эгидой Российского союза ректоров за эти годы создано несколько международных ассоциаций. Это Ассоциация классических университетов России и Китайской Народной Республики, Ассоциация ведущих университетов России и Исламской Республики Иран, Ассоциация университетов России и Японии (в Вашем присутствии мы подписали это соглашение в Японии), Ассоциация университетов России и Индии.

И вот интересная ассоциация. В феврале этого года в Бейрут мы приехали для того, чтобы образовать федерацию ректоров университетов России и арабских стран. Мы создали эту федерацию, в неё вошло 44 университета из Иордании, Ирака, Ливана, Сирии, Алжира, Сомали, Объединённых Арабских Эмиратов, Йемена, Египта, Омана, Кувейта, Палестины и 40 российских университетов.

Во время этой поездки в Ливане, ровно на границе с Сирией, в долине Бекаа, во время этой встречи мы открыли русскую школу. В ней будут учиться 500 учеников, изучать русский язык. При поддержке России там отремонтированы и оснащены классы русского языка.

Я хочу с удовольствием сказать, что генеральный секретарь Ассоциации арабских университетов, профессор, султан Абуораби, который возглавляет ассоциацию, присутствует в этом зале. В его ассоциацию входят 150 арабских университетов.

Наше международное сотрудничество продолжается, и через две недели мы поедем в Саппоро, где состоится очередной Форум ректоров России и Японии.

Уважаемые коллеги, я заканчиваю.

У нас очень интересная и ответственная профессия. Мы готовим будущее, оно вырастает на наших глазах. И каждый из нас может сказать вслед за Менделеевым: вся гордость учителя – в учениках. И нам есть чем гордиться. Мы профессионалы на ниве образования и науки, окружены студентами с утра до вечера. И мы знаем, что они активны, открыты новому, талантливые, целеустремлённые, готовые к новому творчеству и воплощению своих идей.

25 лет молодые учёные из разных стран собираются на Международный молодёжный форум «Ломоносов». За эти годы в этих форумах приняло участие 300 тысяч талантливых, молодых ребят из 75 стран мира.

На 19-м Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи после Вашего выступления, уважаемый Владимир Владимирович, я выдвинул идею создать на базе форума «Ломоносов» международный союз молодых учёных. И я хочу доложить, что две недели назад, 12 апреля, на базе форума «Ломоносов» в Московском университете был подписан меморандум о создании международного союза молодых учёных. Предложено два проекта, которые они будут обсуждать, – это экологический анализ и анализ больших данных. Создатели союза – студенты из разных стран, они присутствуют на нашем съезде, можно попросить их подняться. Спасибо, ребята.

Международный союз молодых учёных – это, конечно, наш проект, он родился у нас в стране. Но он нацелен на развитие науки, дружбы, сотрудничества молодёжи во всём мире и построение будущего для всех.

Я хочу закончить пожеланием молодёжи и нашим университетам новых успехов и поблагодарить вас за внимание.

Уважаемые коллеги, я уже сказал, что у нас состоялось заседание пяти секций примерно по 150, а то и по 200 человек на каждой секции. Модераторы этих секций доложат съезду о результатах своих обсуждений.

Хотел бы попросить выступить Александрова Анатолия Александровича, ректора Бауманки, на тему «Роль университетов в научно-технологическом развитии Российской Федерации».

Анатолий Александрович, пожалуйста.

А.Александров: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Работали в числе пяти секций, секция инженерного дела, и мы действительно обсуждали роль наших университетов в научно-технологическом развитии России. Было очень заинтересованное, порой даже страстное обсуждение самых злободневных наших тем. В дискуссии принимали участие и президент Российской академии наук Александр Михайлович Сергеев, и председатель Комитета Государственной Думы Вячеслав Алексеевич Никонов. Большой и интересный разговор получился.

Мы не ставили себе задачу сформулировать вопросы к нашему Президенту и попросить денег, вовсе нет. «Нам хлеба не надо, работу давай!» Больше ставились вопросы о том, что и как мы сегодня можем сделать, для того чтобы эффективнейшим образом реализовать те задачи, которые Вы, Владимир Владимирович, поставили в своём Послании Федеральному Собранию.

И мы, конечно, понимаем, что сегодня отечественная промышленность остро нуждается в инженерах-исследователях и разработчиках, которые способны работать в условиях нового технологического уклада, в условиях развития природоподобных технологий. И, наверное, решение этой задачи потребует изменения и сегодняшних подходов к условиям работы вузов и к оценке этой работы.

Ответ на большие вызовы возможен только при интеграции фундаментальной, прикладной науки и высокотехнологичных производств. И эту роль, роль интегратора, могли бы взять на себя национально-исследовательские университеты, которые имеют многолетний опыт в реализации таких междисциплинарных прорывных исследованиях. И мы прекрасно знаем, что без инженера знания никогда не станут технологиями. А примеры, когда знания, в том числе фундаментальные, превращались в технологию, есть, у нас их много.

Возьму наш пример. Бауманка, например, выпускает инновационной продукции уже много лет на четыре, пять, шесть – год от года по–разному – миллиардов рублей в год, питерская политехника – около 2 миллиардов в год. Если нас всех собрать, то это очень большой объём уже реальных разработок, а это та продукция, которая идёт в производство – в железо, то есть она летает, стреляет, кормит, видит, то есть та самая продукция, которая позволяет строить подходы к завтрашнему дню. И здесь, наверное, было бы правильно, чтобы на базе таких университетов было бы целесообразно создавать эти самые мощные научно-образовательные центры и уже к ним подтягивать и региональные, и опорные университеты, делая упор на цифровые возможности, делая упор на сетевой характер взаимодействия.

Университеты также могут выступать и в роли интегратора решений важнейших государственных задач. Тоже приведу пример. В прошлом году Вы дали поручение Бауманке и Физтеху заняться передовыми арктическими технологиями, прострельными технологиями. И мы в течение очень короткого времени смогли сорганизовать, интегрировать большую кооперацию научных организаций, госкорпораций, восьми основных министерств и ведомств и сосредоточили внимание на самых злободневных проблемах, которые стоят перед людьми, работающими в Арктике. Сумели сконцентрировать материальные средства, и эта программа начала выполняться уже сегодня, уже много что мы в этой ситуации делаем.

Когда мы говорим о таких мощных центрах или о том опыте, который имеет Российский национальный исследовательский университет, а это восемь лет опыта, ректорский корпус говорит о том, что очень важно, чтобы эти программы были не на один, не на два года, а продолженные программы – на семь, на восемь лет, когда можно действительно создавать ведущие инженерные центры и лаборатории на мировом уровне. Создавать научные школы, привлечь в эти научные школы и гарантировать в течение какого–то достаточно большого времени условия работы для наших западных коллег, которых мы могли бы пригласить для работы с нами. Таких примеров тоже очень много, мы это умеем сегодня делать. У нас за эти годы укрепилась материальная база, она стала другой. В одной Бауманке у нас 20 инженерных центров совершенно мирового уровня и класса. И поэтому уже западные учёные, такие, например, как Грегор Морфилл, за честь почитают приехать к нам и возглавить один из наших центров. Причём для него удивительное впечатление, что он, человек номер один или два в области плазмы в мире, а вдруг технологии, которые идут в промышленность, сильнее и круче у нас. Такое сотрудничество дает очень серьёзные результаты, на это нужно опираться.

Сегодня уже дважды прозвучал вопрос, связанный с аспирантурой. Ваши слова такие строгие, Владимир Владимирович, такой болью совсем не сладкой отозвались в сердце, потому что это проблема проблем для нас. Пропала мотивация у ребят, поменялись условия, и здесь же не деньги самое главное, хотя на 2 тысячи рублей не прокормишь семью. Но тут главное в другом – люди должны найти себя в научном коллективе, а не просто быть студентом какого–то третьего или даже десятого уровня – почёта это не приносит, – а быть в научном коллективе. Когда ты каждый день видишь, как работает твой учитель, как он ошибается, как он мучительно ищет решение того или другого вопроса, той или другой проблемы, как, наконец, появляется та или другая установка, изделие, научный эффект – вот только это можно. Помните, классик говорил: только в труде с рабочими и крестьянами… дальше мы знаем, да? Только так, будучи в рабочем коллективе, вливаясь в него, незаметно для самого себя превращаться в учёного. А другого пути просто нет.

Но здесь есть возможность. Там, где есть лаборатория, там, где есть большие, серьёзные исследования, это решается проще: ребята привлекаются туда, даже несмотря на то, что они студенты третьего уровня, но вот этой базы грантовой не хватает на то, чтобы все университеты в равной мере могли своих аспирантов привлечь к подобной работе. Об этом просто нужно подумать.

Здесь, может быть, действительно как–то перестроиться и специально подумать о том, чтобы организационно помогать нашим аспирантам, но ни в коем случае не сокращать подготовку аспирантов. Их не должно быть один–два, это путь в никуда. Королёв из тысяч и сотен людей рождается один, и Туполев, и Вернадский или любой другой. Здесь нужно понять, что без подготовки кадров высшей научной квалификации технологической независимости мы не добьёмся.

Это серьёзная проблема, и мы готовы там заниматься ею день и ночь, но здесь нужно объединять усилия. Где–то, наверное, нужна и помощь, и финансовая поддержка, где–то чисто организационно перестроить. Ну и это должно быть всё–таки главным в нашей работе, потому что без подготовки молодёжи завтрашнего дня у нас может не быть. Хотя мы в это верить не хотим и не верим, особенно всё это в такой обстановке глобальной конкуренции.

Мы понимаем и говорили о том, что объём знаний увеличивается каждые два года вдвое, и сегодня приводили примеры на обсуждении, что все компьютеры, которые были на земле, не обладают такими возможностями, как единственный «Айфон» шестого поколения. И много–много примеров, но самое главное, что все сегодняшние компьютеры, существующие на земле, не смогли превзойти возможности человеческого мозга. И это говорит о том, что мы ещё очень много чего найдём и много чему научимся.

Но мы должны обеспечить непрерывное обучение инженеров в течение всей жизни, и это, безусловно, задача университетов в первую очередь. И мы можем и должны создать национальную систему непрерывной опережающей переподготовки инженеров. И здесь мы должны опять–таки использовать эти распределённые, сетевые методы повышения квалификации и использовать «цифру», использовать удалённый доступ, онлайн–курсы, эти возможности есть, мы должны отстроить стройную систему. У нас ум инженера должен затачиваться постоянно, в течение всей жизни.

И здесь, когда мы говорим о таких задачах, у нас в последние годы очень актуализировалась публикационная активность, и количество наших статей очень заметно меняется в последние годы. Но, что самое интересное и удивительное, я буквально перед встречей, позавчера, встречался с руководителем издательства «Эльзевир» по России, и он рассказывает, что статьи российских учёных в очень большом количестве попадают в этот золотой один процент самых интересных, самых знаковых статей, которые публикуются в мире. То есть потенциал наших учёных потрясающий.

И мы будем продолжать этим заниматься, мы будем ориентировать наших учёных на такую публикационную активность, но нельзя забывать о наших собственных журналах, потому что их надо дотягивать до самого высокого мирового уровня, мы должны всё для этого сделать. У нас должны быть академические журналы, вузовские журналы высокого мирового класса, переводные на английский язык. Может быть, мы об этом говорили, задуматься и восстановить такой единый национальный бренд – издательский центр. Вы дали нам поручение два года назад по поводу российского рейтинга вузов. Мы сделали это, это получилось, хотя и сомневались, было такое, но получилось. И он узнаваемый. Я думаю, что если такую задачу себе поставить, и с этим мы справимся. Всё–таки и русский язык в том числе не должен исчезать из наших журналов – это наш язык. И всё, что есть там, должно быть такого же качества, если не выше, у нас, потому что уровень наших учёных это позволяет и соответствует.

И, наверное, предпоследнее. Нужно отдельно говорить о работе вузов с оборонно-промышленным комплексом – это очень важно сегодня. Это очень трудная работа, совсем не такая, как обыденная, и здесь требуется очень много и умения, и возможности, и чего только не было, и глупо говорить сегодня о важности этой работы. И здесь нам особенно важно обеспечить технологическую независимость и формировать опережающий научно-технический задел на будущие годы и десятилетия и искать новые нетрадиционные технические решения.

И эта подготовка, допустим, специалистов для оборонно-промышленного комплекса реально должна быть целевой. Эти программы должны составляться вместе с ведущими специалистами, генеральными конструкторами из отраслей, должна быть распространена и продолжена практика на этих заводах. Особую роль в этой связи должны нести и несут базовые кафедры и отраслевые факультеты. И в этом весь опыт, на это нужно обращать внимание.

Здесь очень важно, чтобы были все образовательные траектории: и техник со знаниями инженера, когда он будет эксплуатировать уникальный станочный парк, это должны быть и бакалавры, которые могут руководить производством на своём уровне. Это должны быть магистры, которые могут вести исследования на мировом уровне. И это обязательно должны быть специалисты-разработчики, это самая тяжёлая инженерная профессия. Но должны быть люди, которые могут взять ответственность на себя за создание совершенно новой, пионерской продукции, должны быть люди, которые умеют в завтрашнее утро посмотреть.

Мы живём сегодня в непростое время: экономические спады, перепады, турбуленция в международных отношениях, ещё эти «скрипали» с санкциями под ногами – всё очень непросто. Время принятия трудных решений и время ответственности. С другой стороны, это очень интересное время, которое даёт огромные возможности.

Владимир Владимирович, Вы строите великую процветающую Россию. Это ой как непросто. И в этом трудном деле Вы можете смело положиться на наш инженерный корпус, инженерный корпус России.

Спасибо.

В.Садовничий: Спасибо, Анатолий Александрович.

Я хотел бы попросить выступить Алексея Вячеславовича Демидова, ректора Санкт-Петербургского университета промышленных технологий и дизайна. У него тема секции «Университеты и школа». Пожалуйста, Алексей Вячеславович.

А.Демидов: Уважаемый Владимир Владимирович! Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Вопрос взаимодействия университетов и школы, который обсуждался на нашей секции, во многом ключевой для системы образования. Оценка этапа реформирования системы образования в течение двух последних десятилетий даёт основание сделать вывод: сделано немало, но предстоит сделать ещё больше. Казалось бы, не так давно вузы принимали студентов по собственным экзаменам, а сейчас мы все уже привыкли к ЕГЭ. В начале 2000–х редко у какого вуза не было собственных олимпиад или репетиционных предварительных экзаменов.

Последние 11 лет олимпиадное движение стало общероссийским. Перечень олимпиад школьников ежегодно утверждается Министерством образования и науки Российской Федерации после детальной проработки и обоснования заявок на их проведение, а также очень серьёзного контроля всех этапов проведения олимпиад.

Напомню, что ключевая роль в развитии олимпиадного движения принадлежит вузовскому сообществу и Российскому совету олимпиад школьников, созданному в 2007 году по инициативе и при организационно-техническом и научно-методическом сопровождении Российского союза ректоров.

В настоящее время, как Виктор Антонович говорил, ежегодно в олимпиадах школьников, проводимых вузами России, принимает участие свыше 2 миллионов школьников, и актуальным представляется выявление талантов и среди иностранных граждан, и соотечественников, проживающих за рубежом.

Оправдала себя система проведения профессиональных конкурсов и проектных олимпиад помимо олимпиад по традиционным школьным предметам.

Например, всероссийские олимпиады по технологии и экологии, олимпиада школьников таких направлений, как математическая олимпиада «Росатом», олимпиада «Учитель», «Школа будущего», олимпиада «Нанотехнологии – прорыв в будущее», олимпиада по информатике и компьютерной безопасности, олимпиада по математике и криптографии, олимпиада национальной и технологической инициативы и многие другие.

Можно задаться вопросом: достаточно ли широко сейчас олимпиадное движение и в полной ли мере его развитие отвечает современным задачам? Ответом могло бы служить то, что можно и нужно большее развитие этого движения при реальном контроле и гласной состязательности.

Мы, ректоры, убедились, что те, кто зачисляется в вузы как победитель или призёр олимпиады, – это самые настоящие звёздочки. Пусть у них не всегда получается учёба сразу по всем предметам, но реальный талант по профильному направлению у таких студентов, безусловно, есть. Если даже в ближайшем будущем каждый десятый из зачисленных в вузы будет победителем или призёром олимпиадного движения, для вузов это серьёзно и значимо.

Олимпиадное движение школьников, коллеги, оправдало себя как отбор реальных талантов и нуждается в расширении как в перечне олимпиад, так и в их практической взаимосвязи с приоритетными направлениями развития экономики.

Уважаемые коллеги!

Не отрицая необходимости быть открытыми для зарубежного опыта, мы в любом случае не должны позиционировать себя в роли изначально догоняющих, только и думающих, чьи же идеи нам теперь ещё перенять. Мы сами можем предложить наш более чем немалый опыт реального взаимодействия университетов и школ, показать достижения наших лучших гимназий, из которых ежегодно поступают в вузы будущие победители всемирных и международных олимпиад.

Говорилось о том, что команда МГУ победила на олимпиаде по программированию. Уважаемые коллеги, например, в десятке победителей – и МФТИ, и ИТМО. Команда Массачусетского технологического института в олимпиаде программирования заняла, например, 11–е место. Более того, последние два года золотые медали чемпионата мира по программированию занимали команды нашего, Санкт-Петербургского государственного университета, опять же Университета информационных технологий. И таких примеров немало и по математике, и по другим предметам. Реальное образование как, например, в 239–й школе или в лицее № 30 Санкт-Петербурга, откуда мы видим ежегодных победителей всемирных олимпиад, – то, чем мы можем по праву гордиться и чей опыт важен для всей страны.

Включить в наше восприятие ту составляющую, что мы можем и должны являться в каких–то направлениях примером в мировом образовательном пространстве, так же важно, как и психология победителя в спорте. Мы более чем конкурентоспособны в программировании, в математике. Можно много привести направлений. Достаточно вспомнить обсуждение русских хакеров в мировой прессе. Но база этого формируется в школе, и взаимодействие с вузами в качестве непрерывного образования ещё не исчерпала потенциала возможностей.

Как выпускник математико-механического факультета, я помню, что на встрече выпускников через 15 лет после нашего выпуска оказалось, что примерно половина выпускников нашего курса постоянно или временно работала на тот период в ведущих корпорациях за рубежом, будучи на первых ролях при решении весьма сложных и перспективных проектов.

Кстати, один из нас – это Григорий Перельман, который доказал гипотезу Пуанкаре, отказался от Филдсовской премии и, по–моему, не только от неё. При этом те школы в Санкт-Петербурге, в Москве и в других городах России, после которых мы поступали в университет, и сейчас подтверждают свою репутацию по фундаментальной подготовке ещё со школьной скамьи.

Говорилось о том, что главное звено в работе с талантливой молодёжью – учитель и наставник, которому принадлежит решающая роль в оценке потенциала молодого человека. Важной составляющей этой работы является деятельность таких центров, как «Сириус», или технопарков «Кванториум». При участии университетского сообщества подобные центры по работе с талантливой молодёжью должны быть созданы в ближайшее время во всех регионах нашей страны.

Роль сержантов индустрии – процитирую замечательного публициста Анатолия Грановского – начинается с реального наставника по профориентации в школе и с ресурсной поддержки этого звена образования, что, как бы сказал классик, в современных условиях архиважно.

Вести своеобразный, может быть, табель о рангах наставников, подготовивших и воспитавших победителей и призёров профессиональных конкурсов и олимпиад, стимулировать их мотивацию к продвижению в подобных рейтингах – выполнимая задача, которую университетское экспертное сообщество способно решать в ближайшие годы.

Гимназии при университетах уже в некоторых случаях созданы и доказывают свою эффективность. Если техникумы и колледжи в составе вузов давно нередкое дело, то в современных условиях резерв мы видим в развитии системы «школа – колледж – вуз». Успешным примером данной модели являются лицеи, школы при ряде университетов: это академическая гимназия при Санкт-Петербургском государственном университете, лицей имени Лобачевского при Казанском федеральном университете, университетская гимназия, школа-интернат при МГУ имени Ломоносова, учебно-научный центр при Новосибирском государственном университете, естественнонаучный лицей при Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого и другие.

Дать больше возможностей созданию при университетах гимназий – веление времени. Это требование непрерывности образования, это расширение углублённой подготовки по приоритетным направлениям науки. И это, конечно, требует глубокой экспертной проработки университетского сообщества.

Особое внимание необходимо уделить относительно новой форме взаимодействия университетов и школ, как предуниверсарий при вузах. Это выпускные классы школ, в которых профильным предметам обучают педагоги университетов. Это позволяет сблизить две образовательные ступени, и в этом серьёзный потенциал развития.

Уважаемые коллеги!

Современная система отбора и подготовки управленческих кадров и директоров школ, от которой во многом зависит формирование сильных педагогических коллективов и атмосфера в школе, – серьёзная и реализуемая задача именно во взаимодействии с университетской корпорацией. Реализовать создание такой системы по повышению квалификации и переподготовке руководителей образовательных организаций среднего общего образования, а также структуры кадрового резерва для них возможно в рамках вузовских факультетов дополнительного образования. Кстати, по факультетам дополнительного образования на нашей секции самым серьёзным образом обсуждалось, что обязательна федеральная лицензия для структур дополнительного образования в стране. И, уважаемые коллеги, все с этим согласились.

Российский союз ректоров – по–своему уникальное экспертное сообщество и как пример возможного обсуждения в ближайшее время. Это обсуждалось на нашей секции.

Я бы привёл пример дискуссии о перечне предметов, обязательных ЕГЭ по окончании школы. Если ЕГЭ по русскому языку и математике обязательны сейчас для всех выпускников школы, то экзамен по истории России, как, впрочем, и по разделам всемирной истории, может быть следующим по счёту обязательным для выпускников российских школ. Напомню, что уже обсуждался как обязательный для выпускников экзамен по иностранному языку в ближайшие годы. Готовность самым активным образом участвовать в обсуждении и способствовать принятию решения по такого уровня вопросам – важная часть взаимодействия университетов и школ.

Уважаемые коллеги!

Задачи перед системой образования в России серьёзные, и в наших силах предложить решения, которые позволят следовать современным вызовам, работать на опережение даже в быстро меняющихся условиях. Выражу надежду, что при реализации этих решений наши кинематографисты, создавшие, например, в последнее время такие фильмы, как «Легенда № 17», «Движение вверх», «Лёд», запомнившись многим школьникам и студентам как образец ярчайшего величия духа наших спортсменов, смогут и захотят создать подобные фильмы и о победителях всемирных студенческих олимпиад, таких, например, как олимпиада по программированию и физике, или о современном математике Григории Перельмане и других серьёзных учёных наших дней, а также о наших лучших школах и гимназиях и их взаимодействии с университетами.

Завершая своё выступление, отмечу, что развитие и расширение олимпиадного движения как возможности реального отбора талантов, создание гимназий при университетах как оправдавшийся опыт системы непрерывного образования, ресурсная поддержка учителей и наставников, подготовивших победителей конкурсов и олимпиад, современная система отбора и подготовки управленческих кадров и директоров школ, создание кадрового резерва для них, широкое обсуждение экспертным сообществам вопросов перечня обязательных выпускных экзаменов школьников, обязательное федеральное лицензирование дополнительного образования и предложение возможных решений – все эти задачи реализуемы в самое ближайшее время при взаимодействии университетского сообщества и российских школ.

В.Путин: Перед тем как технический перерыв будет объявлен, позвольте несколько замечаний, мыслей, которые у меня возникали в ходе выступлений наших коллег.

Начну с того, чем Алексей Вячеславович [Демидов] закончил – по поводу пропаганды науки, знаний, достижений людей, которые работают в науке. Могу с вами поделиться несколько личным, но в то же время имеющим общественное значение, как раз в связи с тем, что только что было сказано.

Не задолго до смерти наш замечательный писатель, с которым я встречался, Даниил Александрович Гранин, – буквально за две недели до того, как он ушёл из жизни, если вы помните, я вручал ему здесь, в Петербурге, награды, специально приехал, для того чтобы встретиться с ним, потому что ему уже было трудно передвигаться, потом в беседе – у нас беседа состоялась небольшая, минут тридцать мы отдельно поговорили, по его просьбе я задержался, и получилась основательная, интересная беседа, – один из тезисов, который прозвучал от него, был как раз таким: слишком мало внимания государство уделяет вопросам науки и образования, в том числе пропаганде научных знаний и пропаганде достижений тех людей, которые добиваются результатов в сфере науки. На моё замечание о том, что у нас есть такие программы и такие программы, он ответил: «Всё это хорошо, но пропаганда в хорошем, в широком смысле этого слова, особенно талантливая пропаганда, чрезвычайно нужна. И нужно, чтобы с Вашего уровня, – сказал он мне тогда, – это звучало. Потому что мы в этом нуждаемся, когда с такого уровня формулируются задачи подобного рода».

Я, во–первых, это делаю, исполняю его наказ. А во–вторых, будем, конечно, побуждать наших деятелей искусства к тому, чтобы тоже над этим поработали. Вы, Алексей Вячеславович, абсолютно правы. Вот это первое, что хотел бы сказать.

Теперь некоторые замечания.

Анатолий Александрович [Александров] говорил о необходимости создавать научно-образовательные центры, такие, как создаются в Бауманке. Абсолютно согласен. Это точно, в этом направлении нужно двигаться. Если у вас уже создано 20 инженерных центров мирового класса, хочется сказать «ура». Мы вас поздравляем с этим. И нужно двигаться дальше в этом направлении и вам, и всем остальным коллегам. Конечно, у всех разные возможности, но к этому нужно стремиться.

Теперь по поводу аспирантуры.

Найти место, Вы сказали, нужно в научном коллективе. Но Вы знаете, это и от вас зависит: и от вас, и от вас, от всех здесь сидящих. В каком смысле? Нужно давать перспективные темы. Не просто так, чтобы человек защитился, а нужно давать такие темы для научных исследований даже первого, аспирантского уровня, чтобы они имели перспективу развития, чтобы они имели возможность быть применёнными где–то на практике или, скажем, в большой науке в широком смысле этого слова.

Но прежде всего, конечно, я так понимаю, когда это говорит руководитель Бауманки, то речь идёт…

А.Александров: Нам проще…

В.Путин: Проще, но это надо предлагать. Надо видеть, что будет следующим шагом. Потому что написал, защитился – до свидания, в анкету запись сделали. Нет, тогда становится неинтересно, тогда можно и попозже, и сроки срываются. Дело не в сроках, а дело в том, что будет дальше в жизни, на практике.

Теперь собственная научная периодика. Полностью согласен, Вы абсолютно правы. Давайте, предложения сформулируйте, что нужно сделать со стороны государства, чтобы поддержать. Уверен, это деньги–то небольшие, мы точно найдём эти средства, только нужно понять, как организовать эту работу, что дополнительно нужно сделать, для того чтобы это заиграло. Вы правы абсолютно. Ведь почему такой процент среди этих публикаций? Их немного, наших публикаций за границей, но они важные. Но берут, потому что уже невозможно не взять, потому что всем интересно. А всё остальное отсекают, потому что там у них свой праздник, а мы чужие на этом празднике жизни. Нужно создавать своё, полностью согласен, давайте будем это делать. Просто конкретизируйте эти предложения.

Теперь по поводу взаимодействия вузов и предприятий оборонно-промышленного комплекса. Вы сказали, что это сложно организовать. А в чём сложность? Я даже не вижу. Наоборот, мне казалось, что работа налажена.

А.Александров: Там это непростая работа сама по себе, она очень ответственная, и не все могут, практика показывает. А привлекать надо многих. Мы когда–то проводили исследования, у нас уже мало университетов могут в этой работе участвовать, а раньше в десять раз больше участвовало – вот в чём беда.

В.Путин: Давайте. Честно говоря, я просто так этого не чувствовал. Если Вы видите, что есть проблема, тоже прошу Вас тогда конкретизировать, показать, где она, эта проблема. Мы её постараемся решить.

У меня–то, наоборот, честно говоря, если не опыт, ну и опыт, и знания в этом смысле положительные. Один из примеров – я уже, по–моему, даже публично как–то говорил, и в Послании я говорил об этом, – у нас создаются очень современные, уникальные абсолютно, не имеющие аналогов в мире системы вооружения. Одна из таких систем была создана очень молодой командой. Когда я с ними встретился, мы и Госпремию им дали, пришли совсем молодые люди. Я их спрашиваю: «Вы откуда взялись–то?». Они говорят: «А вот как гранты только начали платить, мы всей группой из вуза пришли, создали коллектив». И в течение семи лет они создали эту мощнейшую, самую современную в мире боевую ударную систему. Так что такие примеры есть. Если чего–то не хватает для продолжения и интенсификации этой работы, тоже подскажите, пожалуйста, чтобы я понимал, о чём речь.

Теперь не по порядку, но тем не менее. Конечно, олимпиадное движение школьников будем поддерживать, это само собой.

По поводу того, что наша система образования, в том числе школьная, не хуже других. А никто и не говорит, что хуже. Знаете, когда идут дискуссии в обществе, разные точки зрения звучат. Бывают даже крайние. Мне кажется, не нужно на это обижаться, просто нужно относиться к этому по–взрослому, по–серьёзному. Все имеют право высказаться, а побеждать должна в конечном итоге такая точка зрения, которая наилучшим образом обоснована. При этом, конечно, наша система образования должна быть открытой. Мы должны объективно анализировать, чего же всё–таки нам где–то не хватает, что мы могли бы взять лучшего из международных практик? Там есть чего взять, конечно. Не значит, что нужно вычеркивать всё, что достигнуто у нас, я уже много раз на этот счёт говорил. Но быть открытыми и объективно оценивать и наши слабые места, и сильные стороны, конечно, всегда нужно. Поэтому здесь ничего зазорного нет.

Что касается работы с талантливыми людьми, с талантливой молодёжью – конечно, да. Но я сейчас скажу, может быть, заезженную фразу, общую, тем не менее не могу этого не сказать. Конечно, важно работать с талантливыми молодыми людьми, но ещё важнее суметь раскрыть талант молодого человека, поднять это, поддержать, толкнуть в развитии.

И теперь про то, что было сказано вначале.

Но я чем больше работаю, тем больше всяких у меня терминов появляется интересных. Сингулярность – это хорошее слово. Где–нибудь скажу – буду выглядеть приличным человеком. Во всяком случае, я так понял, что это увеличение факторов неопределённости, да? Правильно. И Конфуция здесь правильно вспомнили: если цель кажется недостижимой, не меняйте цели, меняйте подходы к её достижению. Примерно так, да? Вот я вспомнил в этой связи другую китайскую – это не поговорка, это Конфуций. Китайский народ мудрый, древний, вот одна из поговорок звучит так: чтобы видеть дальше, нужно подняться выше.

Вот в этой связи что бы хотел сказать? Да, факторов неопределённости становится всё больше и больше, но это не должно нас пугать. Потому что, если мы хотим видеть конечную цель, нужно просто подняться самим на такой уровень, с которого эта цель будет видна.

Применительно к образованию и высшей школе. Это только сегменты, то, что я скажу, но тем не менее. Что и как должно преподаваться? Вот вам виднее на самом деле, вы же специалисты. Я должен опираться на ваше мнение. Но я хочу оттолкнуться от того, что здесь было сказано вслух, так вопрос был сформулирован: а что же преподавать? Вот смотрите, если будущее за 3D–технологиями, если будущие компоненты в реальном секторе производства будут создаваться не путём отсечения чего–то, а путём напыления, причём современными средствами и с применением современных технологий, то мы должны подумать, как нам подготовить такого специалиста, который может это делать. И у нас уже есть такой опыт, но он у нас очень фрагментированный, и он почти незаметен. Надо подумать, будущее за этим в мире. Конечно, нельзя учить ни старыми методами, ни старыми стандартами, не ставить цели, которые были актуальны вчера. Если будущее за геномными технологиями, за «цифрой» и за искусственным интеллектом, за робототехникой, если будущее на стыке научных знаний, если будущее за природоподобными технологиями, о которых здесь говорили, то нужно подумать, как нужно и к чему нужно готовить такого специалиста, который всё это знает, всё это может и реально будет применять на практике. Просто мы должны понять, что другие специалисты не только вчера – уже сегодня не нужны.

Я говорил в своём Послании, не к ночи будет помянуто, но говорил о необходимости прорыва. Если мы не сделаем этот прорыв, в этом вся суть, мы тогда безнадёжно отстанем, реально отстанем, понимаете? А это будут очень тяжёлые последствия. Какое–то время мы ещё просидим на том, о чём я говорил во второй части своего Послания, будем чувствовать себя достаточно уверенно в течение двух–трёх десятилетий. Но мы–то – во всяком случае, такие люди, как вы, – должны думать за горизонт, и людей нужно готовить именно для этого, о том, что я сейчас сказал.

Очень важно, конечно, – в своём вступительном слове тоже говорил об этом, – не ограничиваться только подготовкой кадров, и всё. Здесь нужно делать так же, как Бауманка делает, нужно выходить на создание этих производственных кластеров. Конечно, в тех сферах деятельности, которые органичны для высшей школы, это чрезвычайно важно, и тогда, кстати говоря, и научные исследования молодых исследователей будут смотреться по–другому. Если они сами будут видеть, что есть перспектива применения их знаний.

Создание этих научно-образовательных кластеров, о которых Вы сказали, – конечно, да, конечно, нужно это делать. И это потребует финансирования, Вы сказали. Но я обратил внимание и на другое Ваше замечание, по поводу закона Мура. Я так понимаю, что имелся в виду Московский уголовный розыск, нет? (Смех.)

Реплика: Да.

В.Путин: Конечно, я так и думал. (Аплодисменты.)

Это шутка, конечно. Но я к чему? К тому, что с имеющимися ресурсами, конечно, нужно обращаться аккуратно, в рамках действующего закона и повышать эффективность расходования денежных средств. Хотя на это денег, кстати говоря, не жалко. Если мы увидим, что реально идёт развитие, можно и добавить в эту сферу. Но дело ведь не только и не столько в бюджетных тратах, в бюджетных расходах. Вы знаете, если говорить широко, по всей стране в целом, иметь в виду всю систему высшего образования, бюджетных денег на такие вещи никогда не хватит, никогда. Вопрос ведь в чём? И Виктор Антонович тоже об этом так вскользь сказал. Привлекать нужно деньги регионов, привлекать деньги компаний – это обязательно, иначе перспектив не будет.

Знаете, у нас, к сожалению, до сих пор это такая косная вещь, нам так трудно работать, в том числе с нашими компаниями, в том числе требующими привлечения высоких технологий. Но это нужно обязательно сделать. И с ними тяжело работать, потому что им легче купить за границей, и всё. Но, слава богу, здесь нам санкции помогают, не всё купишь теперь, приходится свои собственные мозги включать, и, кстати говоря, работает неплохо. Неплохо работает не только в сельском хозяйстве, но и в высокотехнологичных отраслях производства.

Но этого недостаточно, эти толчки извне не могут быть генеральным стимулом развития, нам внутренние механизмы нужно создать. Обязательно нужно выходить на такую работу, чтобы наши крупные компании видели возможности нашей науки и высшей школы. А наука и высшая школа тоже не должна быть косной. Сейчас скажу, что я имею в виду.

Вот сделали что–то, изобрели нечто важное и интересное, но трудноприменимое на практике, в практической деятельности. Я неоднократно сталкивался знаете с чем? Умные, замечательные люди, исследователи хорошие, молодые говорят: вот так будет, и всё, и слушать ничего не хочу. Но производственникам нужно немножко по–другому это развернуть. Нет, не хотят, понимаете? «Вот так лучше будет. Мы знаем, как лучше, и пошли вон». Но так не работает. На практике так не работает, и нужно исследователей, в том числе молодых, тем более среднего или какого–то другого возраста, настраивать на то, что, если жизнь требует, надо тоже быть погибче. Надо обязательно наладить контакт с реальным сектором производства.

Очень интересная и важная вещь, мне кажется, прозвучала. Тоже хотел бы прокомментировать и высказаться на этот счёт.

Я сейчас сказал о стартапах, о работе с промышленностью, с нашим бизнесом. Но вы знаете, что любопытно? Могу с вами поделиться своими наблюдениями? Можно подтягивать не только наш бизнес, но и иностранный, особенно из тех стран, где достаточно много финансовых ресурсов и большая тяга к новейшим технологиям, которых у них пока нет.

В этой связи можно использовать и специалистов, которых вы готовите в своих вузах из этих стран, сразу параллельно выходить на какие–то соответствующие государства, которые их – или из соседних государств – присылают и хотели бы иметь определённые технологии, и, конечно, создавать площадки, стартапы на нашей территории. И здесь, конечно, это и моя, наверное, задача, и Министерство иностранных дел сориентировать, другие наши ведомства, которые работают по этой линии, и ваши возможности, это отдельный вид международной деятельности. Вот об этом точно нужно задуматься, и здесь есть хорошие перспективы. Это было бы полезно и для наших партнёров, поверьте мне, я это вижу, им уже недостаточно покупать продукцию, все ставят вопрос о передаче технологий. Но некоторые нужно и разработать сначала. И вот здесь есть хорошее направление деятельности, причём достаточно перспективное, в том числе с точки зрения развития соответствующих стартапов на нашей собственной территории, на нашей почве, но при финансировании из заинтересованных государств, заинтересованных иностранных источников. А таких источников очень много.

И в заключение: безусловно, образование – это не для красного словца, я уже и в Послании говорил, и много раз повторяю, – один из важнейших приоритетов государства на ближайшее время. И нам нельзя сегментировать. На административном уровне, конечно, это школа, вуз, это наука – и академическая, и вузовская, но в целом в жизни, на практике, это должен быть симбиоз всех этих направлений. Школа должна вырастать в вуз, вуз должен готовить специалистов, причём и аспирантов, и кандидатов, докторов, связанных с реальной жизнью и с реальным сектором производства. И всё это должно работать вместе как единый организм. И тогда точно нас ждёт успех.

Вам большое спасибо. Успехов!

В.Садовничий: Коллеги, давайте ещё раз поблагодарим Владимира Владимировича за прекрасное выступление.

В.Путин: Спасибо большое. Всего доброго, до свидания!

Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 26 апреля 2018 > № 2584860 Владимир Путин


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 25 апреля 2018 > № 2586414 Кирилл Бревдо

История Baltic Boats Company: как петербургские инженеры импортозамещают тепловизоры для катеров ВМФ.

Российский флот и другие заказчики из силовых ведомств продолжают покупать иностранную тепловизионную технику при наличии аналогичных российских разработок, выяснили журналисты Mil.Press FlotProm. Военный обозреватель издания побывал в петербургском подразделении компании Baltic Boats Company – BBC-Teplovizor, которая прошла путь от дистрибуции тепловизоров американской компании Flir до создания собственной линейки морских тепловизионных систем, в том числе для катеров ВМФ России. Директор предприятия Кирилл Бревдо поделился опытом создания таких устройств, импортозамещения и локализации, а также обозначил отраслевые проблемы.

Тепловизионные системы BBC: от дистрибуции к собственным разработкам

Кирилл Леонидович, Baltic Boats Company (BBC) занимается тепловизионной техникой уже больше десяти лет. Как появилась компания?

Изначально мы занимались палубными покрытиями и лакокрасочными материалами для рынка яхт. Работали для клиентов, занимавшихся коммерцией, или для luxury-сегмента, делали упор на качество. Поставляли также и катера.

А когда вы впервые познакомились с тепловизионной тематикой?

Мы встретились с представителями американской компании Flir в 2008 году на выставке "Нева". Мы посещали ее, чтобы понять, что происходит на рынке катеров и яхт, и найти, чем пополнить наш ассортимент. Вскоре BBC стала вторым официальным дистрибьютором морских систем Flir в России и первым в Петербурге. Многие поставки в то время были "серыми", да и сейчас таковыми остаются. BBC же всегда работала официально.

Тепловизоры тогда еще не набрали популярность. Сложно было продвигать?

Именно. В конце 2000-х продавать их было непросто. Многие интересовались, что это такое, что может делать, а после озвучивания цены люди очень удивлялись. Однако Flir – марка с репутацией, для многих и сейчас это синоним слова "тепловизор", они занимают примерно половину мирового рынка подобных систем.

Четыре года назад вы перешли от дистрибуции к собственным разработкам, импортозамещению. Почему?

Мы продавали оборудование Flir около пяти лет. Однако с ухудшением российско-американских отношений мы столкнулись с бюрократическими препонами. В 2013 году начались проблемы со сроками поставок из-за периодического неодобрения американскими ведомствами. Хотя это была гражданская продукция. Для частного заказчика с большими деньгами, как и в случае с работой по госконтрактам, такое неприемлемо. Хотя военным мы Flir’ы не поставляли и специально указывали, что судно, на которое установят тепловизор, вооружения не несет. Тогда у нас и возникла идея сделать что-то свое.

Как создавались ваши первые тепловизоры уже под российским брендом Baltic Boats Company? Штат компании-дистрибьютора отличается от фирм-производителей или разработчиков. И на какую технику вы ориентировались?

Тепловизионная система BBC – концептуально отечественная, наша инициативная разработка. Придумывать велосипед мы, однако, не стали, взяли за образец компоновку самых популярных тепловизионных систем – прежде всего исходя из ее функционала. Таким образом форм-фактор для наших устройств – "классическая" поворотно-наклонная база с возможностью управления посредством джойстика. Это отработано, привычно, удобно. Тем более что морской рынок консервативен, а военно-морской – особенно.

Однажды мы реализовали возможность вывода как цифрового, так и аналогового сигнала с тепловизора на разные устройства. Это позволило сделать оборудование более унифицированным. Но заказчик не вполне понял, оставили стандартную систему.

Первые опытные образцы наших тепловизоров – своего рода конструктор. Мы постоянно их совершенствовали, увеличивали долю российских компонентов, собирали информацию, анализировали рынок комплектующих, ездили на выставки и в командировки получать опыт и знакомиться с новыми образцами, собирали отзывы клиентов. Большинство заказчиков, которые хотели купить тепловизор, держали в голове, что им нужен именно Flir. Это как липкая лента и Scotch.

Какой получилась стоимость ваших изделий? Как удалось продавать устройства под новым брендом, еще неизвестным на рынке?

Поначалу тепловизоры производства BBC стоили на 15-20% меньше, чем у аналогов – при сохранении всего функционала. И чем дальше продвигается импортозамещение, тем ниже цена. Сейчас наша техника уже на 25-30% дешевле иностранной. Кроме того, наши тепловизоры, поставленные, например, в 2014 году, еще серьезно не ломались, мы поддерживаем контакты с эксплуатантами техники. Так как BBC – компания небольшая, мы стараемся максимально подстраиваться под пожелания заказчика.

Но нашу продукцию выбирали не только из-за цены, клиентоориентированности фирмы или из-за проблем с поставками в Россию марки Flir. Важный момент – у нас уже сформировалась клиентура: госзаказчики, представители различных верфей, а также частные лица. Кроме того, свою роль сыграла наша репутация как поставщика Flir.

Тепловизор – важное и часто незаменимое оборудование, особенно для спецкатеров. Поиск диверсантов и нарушителей территории, анализ окружающей обстановки, обнаружение и спасение утопающих… Каковы особенности его поставок?

К сожалению, такое оборудование часто не упоминают на уровне техзадания или при конструировании судов. Тепловизор обычно заказывают в последний момент, когда большую часть отпущенных денег уже потратили. А мы предлагаем дешевле, в среднем на 20%, и быстрее. На установку тепловизора много времени не нужно. Кроме того, специалисты BBC готовы сами установить и настроить оборудование, а также ремонтировать его в случае поломки. Тот же Flir такой услуги не предоставляет, а ремонтировать их технику приходится за пределами России.

Не напоминает ли ваша технология создания тепловизоров банальное копирование – как часто делают наши партнеры из КНР, разбирая российскую технику по винтику и затем делая ее китайскую копию?

Мы знаем целый ряд компаний, которые просто добавляют табличку со своим брендом на китайскую технику, и не только в области оптико-электронных технологий или тепловидения. Но это перепродажа и несерьезно. BBC же занимается глубокой проработкой темы морских тепловизоров. Подобных компаний в России немного.

Создание тепловизора – непростой процесс. Нужны матрицы, оптика, электроника, сложное ПО. Кто еще в России плотно занимается морскими тепловизионными комплексами? Кто ваши основные конкуренты?

Когда мы только начинали работать по этой теме, одно из лидирующих мест на рынке, занимала компания "Пергам", BBC даже какое-то время конкурировал с ними. Есть "Транзас", но это крупное предприятие, и мы можем обойти их за счет более гибкого, индивидуального подхода (к тому же после покупки компании финской "Вяртсилой" они могут изменить формат работы – ред.). У "Швабе" – своя ниша, это не просто тепловизоры, а целые корабельные системы с высокой степенью интеграции в схему управления кораблем. В этой сфере работают также "Карат" и "Циклон", тоже достаточно крупные компании.

Конкурировать с ними необязательно, да и часто невозможно – мы берем соотношением цена-качество, индивидуальным подходом, удобным и быстрым сервисом, а также информационно-консультационной поддержкой. Капитаны и командиры судов иногда звонят нашим инженерам, даже в позднее время, и всегда получают ответы на свои вопросы.

Отечественная тепловизионная система: на пути к локализации

Поговорим о создании тепловизоров. Политика импортозамещения диктует свои правила. Какая степень локализации у ваших систем?

Архитектура системы, ее дизайн, разработка и программное обеспечение – на 100% отечественные. В России мы производим или заказываем корпус, софт, элементы поворотной системы, кабели, коннекторы и переходники, крепежи, а также панель управления. Тепловизионный модуль, видеокамера и ряд электронных компонентов пока что импортные.

В зависимости от желания и задач заказчика мы собираем систему, подбирая нужные характеристики.

Технически – в чем сложность создания тепловизионной системы?

Саму систему создать не так сложно, труднее сделать ее надежной и конкурентноспособной, а также обеспечить локализацию. Железный занавес давно упал, поставлять компоненты для таких устройств в Россию несложно. Два самых важных элемента, на качество которых мы обращаем особое внимание, – это сам тепловизионный датчик и поворотно-наклонная система. Последняя должна работать в условиях моря, соли и ветра, обладать большим ресурсом. А тепловизионный датчик в паре с объективом должен соответствовать заданным характеристикам и обеспечивать необходимую детализацию картинки. Дальше – больше: есть целый набор плат по обработке изображения и по отработке различных сигналов.

Опишите конструкторские и производственные мощности компании, кадровый потенциал.

Сегодня BBC представлена в трех регионах – Москве, Петербурге и Севастополе. Мы не сторонники раздутого штата, у нас работает чуть больше 20 человек; каждый инженер или менеджер максимально эффективен, решая задачи сразу в нескольких направлениях. Непосредственно сборкой систем занимаются трое высококлассных инженеров. И работники компании спокойно перекрывают наши насущные потребности.

При необходимости мы в состоянии нанять и больше людей, но здесь все зависит от объема заказов и рентабельности содержания большего штата.

Вы рассматриваете возможность увеличения производства?

BBC-teplovizor производит 15-20 систем в квартал – это коррелирует с количеством заказов. Сейчас какого-то конвейера не получится, да и не нужно, так как восемь из десяти наших заказчиков хотят нечто индивидуальное. Кому-то нужна особенная оптика, кому-то – отдельные кабели или особые функции. В последние годы почти все наши заказчики – это силовики или государственные службы. Частных заказов стало меньше из-за кризиса. Но эта ситуация не будет вечной, рынок развивается циклично.

Перейдем к технической стороне дела. В России лишь недавно начали более-менее массовое производство тепловизионных матриц. Их качество пока далеко от идеала, да и цена кусачая.

В нашей стране, к сожалению, сегодня нет производителя матриц необходимого нам качества за приемлемую цену. Объемы производства тоже пока невелики. Мы рады использовать российские комплектующие, сделать наши системы максимально отечественными, но пока это экономически невыгодно. Другое ограничение – архитектура. У тепловизионных систем есть требования по размеру, геометрии, а наши производители часто любят делать устройства размером с холодильник, грубо говоря.

Какое максимальное разрешение матриц у лучших иностранных тепловизоров?

Ведущие разработчики предлагают практически HD – 1024x768 пикселей. Но это пока довольно дорого. Отраслевой стандарт – 640x480, мы ему соответствуем. Однако некоторые серьезные производители, в том числе российские, ограничиваются вдвое меньшей матрицей. Качество изображения при таком разрешении довольно условное, к тому же со множеством помех.

А что касается объективов, потенциала для создания отечественных видеокамер? В России сохранился определенный задел в этой части?

Как правило мы используем объективы с фокусным расстоянием от 25 до 50 мм. При наличии трансфокации (зума) увеличиваются габариты, меняется конфигурация оборудования. Что касается отечественной оптики, мы неоднократно выходили на производителей из России – например, взаимодействовали с российскими компаниями, создающими оптику. Однако это не принесло особых результатов. Что же касается видеокамер, даже крупные европейские и американские компании заказывают камеры в Японии, других странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Мы здесь не исключение.

Вы упомянули, что BBC предлагает программное обеспечение собственной разработки. Каковы его возможности?

Софт способен следить за заданной целью, настраивать качество изображения (видео и тепловизора) и функции сканирования (рамочное сканирование, сканирование по заданным точкам), изменять скорость поворота камеры, вести запись на SD-карту, встроенную в систему, и т.д. Кроме того, есть возможность подключения системы по локальной сети.

Например, какие программистские задачи?

Коррелирование различных функций. Настройка выдачи всей информации в удобной и понятной пользователю форме; вывод положения камеры на монитор; стабилизация и многое другое. Здесь мы находимся на мировом уровне и способны многое реализовать сами.

В последние годы ведущие производители тепловизионных систем интегрируют их в бортовое оборудование, судовую систему управления. Вся информация выводится на один или несколько экранов, все это монтируется в рубке еще при постройке судна, а не пост фактум. Есть ли у нас перспективы в этом направлении?

Планируется интеграция с радаром по стандартным морским протоколам, но это дополнительная функция. Интеграция с бортовой системой управления обычно происходит на более крупных судах – от 30-50 метров.

Нередко оператору тепловизора, – а на небольших катерах это часто рулевой, он же шкипер, – нужно оперативно реагировать, не отвлекаясь на лишние действия. Поэтому в ряде случаев логичнее разместить тепловизионную систему в качестве отдельного модуля. Ведь тепловизор не должен функционировать постоянно, хотя наша техника при необходимости в состоянии работать сутками. Так что мы размещаем экран и пульт управления в отдельной зоне, вписываем в эргономику рубки.

Цена, клиентоориентированность и скорость – это хорошо. Но есть ли у ваших систем преимущества в технической части?

Во-первых, из-за сложной внешнеполитической обстановки наши силовики не могут закупить за рубежом самое совершенное оборудование. Часто даже гражданскую продукцию ввозят в Россию по серым схемам. Важнее, впрочем, что ее функционал существенно урезан в сравнении с оборудованием для западных силовиков. Мы же можем предложить максимальную кастомизацию системы, создать ее под конкретные требования.

Во-вторых, мы не только на уровне, но по ряду характеристик даже превосходим американские и европейские аналоги. Это касается и частоты кадров (не 9, а 25 Гц), и надежности. До сих пор ни одна наша система, поставленная еще пять лет назад, не вышла из строя.

В-третьих, даже если поломка произойдет, мы можем обеспечить быстрый ремонт и сервисное обслуживание. У западных компаний таких возможностей нет.

Тепловизоры: от замысла к воплощению

Вы упоминали, что тепловизоры на катера часто заказывают в последний момент. Есть ли позитивная практика? Учитываются ли тепловизионные системы и требования к ним на стадии проектирования судов?

Остаточный принцип, о котором вы говорите, часто касается не только тепловизоров, но и другого оборудования – навигационного, водолазного, палубного и другого. Во время размещения заказа зачастую свое ТЗ присылает производитель судна. Либо мы вместе с ним подбираем оборудование, основываясь на пожеланиях заказчика и ТТХ судна.

Сегодня, к сожалению, нет стандартов и техтребований для тепловизионных систем, их применения на различных судах. Поэтому нам приходится при производстве, разработке и проектировании наших продуктов учитывать предыдущий опыт эксплуатации нашего или аналогичного оборудования и устранять выявленные недостатки, добавлять или корректировать функции.

Если требований нет, мы сами предлагаем те или иные решения, консультируемся с заказчиком или, например, с будущими эксплуатантами. В одном таком случае мы реализовали регулировку яркости подсветки на пульте, так как в темноте она может слепить человека.

Можно ли эти вещи продумать заранее? На уровне проектанта и ТЗ, формулировки опытно-конструкторской или научно-исследовательской работы непосредственно на сам проект?

Полагаю, это довольно проблематично. Из-за неспешности отечественного судостроения на уровне как проектирования, так и постройки, получается довольно большое "колено" от разработки до заказа тепловизора. А технологии идут вперед. Те же, кто отвечает за формулирование ТЗ или ТТХ, особенно для крупных и неповоротливых министерств и ведомств, часто просто не представляют, о чем они пишут. Мы пытались выстроить работу с НИИ и КБ, но особого успеха не добились.

Другая проблема относительно тепловизоров для катеров и лодок: у нас нет конструкторского бюро, которое занималось бы малым флотом. Военная медиа группа Mil.Press ранее поднимала эту проблему в недавней статье о катерном конструировании. Насколько вам мешает отсутствие требований к малому флоту?

Честно говоря, не особенно – благодаря нашей гибкости. В России все-таки появляются новые судостроители, работающие уже по современным мировым стандартам. А мы можем подстроиться под каждый конкретный заказ.

Как вы взаимодействуете с судостроителями?

Верфи часто сами обращаются к нам, запрашивают те или иные характеристики. Если там обнаруживаются нестыковки или несуразности, мы это пытаемся корректировать, у нас часто нет контакта с заказчиком, только с судостроителями.

В этом случае отправляем наши предложения на завод, документ ждет своего часа, и не всегда нас слышат. Бывает, что иногда мы предлагаем более грамотный технический продукт, а заказчик на это не соглашается, потому что в ТЗ другое сказано. В итоге на выходе при схожей стоимости функционал судна сужается. К примеру, военные моряки прежде всего смотрят на мореходность, ходовые качества, вооружение... Тепловизор для них на одном из последних мест. А для корректировки ТТХ порой нужно идти на ковер к адмиралу.

Иногда установкой тепловизора, как и навигационного оборудования, занимается не верфь, а компания-субподрядчик. В этом случае мы тоже готовы оказать им полное содействие, проконсультировать. Однако сама по себе установка нашего оборудования проста, крепления несложные.

Как испытывают тепловизионные системы? Есть ли единая методика, нужна ли она?

Мы регулярно тестируем наше оборудование на судах заказчика, проверяем работу всех систем. Проводим испытания непосредственно в оперативной зоне.

Некая общая методика испытаний, безусловно, нужна. Мы пытались запросить определенные требования, стандарты для проведения тестов у целого ряда лабораторий и организаций, однако они часто не могли сформулировать их. Все-таки тепловизионная техника – это пока что "терра инкогнита" для нашей промышленности, оборонки и особенно отраслевых НИИ.

Каковы перспективы развития комплексов от BBC?

Мы стараемся увеличивать дальность обнаружения объектов (сейчас она составляет порядка 3,5 км), расширять возможности систем в целом. Если сейчас наши тепловизоры ориентированы на катера и лодки длиной до 10-15 метров (самое крупное судно с системой BBC – 30-метровая яхта, самое маленькое – 10,5-метровый катер), в будущем выйдем на производство систем для судов покрупнее.

Справка Mil.Press FlotProm

BBC-teplovizor (подразделение ООО "ТД "Балтик Боатс Компани") проектирует, производит и поставляет тепловизоры на суда ВМФ России, специальные катера и лодки экстренных служб и силовых ведомств, а также на яхты и катера частных лиц. BBC сотрудничает с судостроительными заводами "Пелла", "Рыбинской верфью", "Озерной верфью", фирмой "Специальные катера", компанией "Северное море" и другими предприятиями.

За пять лет компания разработала линейку тепловизионных систем на поворотно-наклонной базе. Предприятие способно также проектировать и производить кастомизированные системы по запросу заказчика. Техника BBC установлена на катерах ВМФ, специальных судах других отечественных силовых ведомств.

Беседовал Дмитрий Жаворонков

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 25 апреля 2018 > № 2586414 Кирилл Бревдо


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579556 Игорь Демьяненко

К вопросу о внутрирегиональных аспектах формирования и реализации внешней политики России на уровне субъектов Федерации на примере Северо-Западного федерального округа

Игорь Демьяненко, Заместитель представителя МИД России в городе Санкт-Петербурге, кандидат юридических наук

В соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации (далее - Концепция), утвержденной Указом Президента России №640 от 30 ноября 2016 года, формирование и реализация внешней политики государства осуществляется на уровнях высших органов государственной власти (Президента, Совета Федерации, Правительства), федеральных министерств и ведомств, а также органов власти субъектов Российской Федерации, которые действуют «в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 4 января 1999 г. №4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» и иными законодательными актами» (ст. 106 Концепции).

В настоящее время в России существуют 85 субъектов Федерации, которые наряду с едиными подходами в развитии регионов имеют и свои приоритеты, определяемые некоторыми отличиями между собой. Прежде всего, это зависит от географического положения (приграничные и неприграничные субъекты), от степени экономического развития (дотационные и доходообеспеченные), от историко-государственных традиций (древние города, прежние столицы и регионы, незначительно ориентированные на внешние связи в силу исторического развития) и др. В тех субъектах РФ, где развитие межрегионального и внешнеэкономического сотрудничества является одним из первоочередных условий для своего развития, МИД России для оказания помощи и координации открыл свои территориальные органы - представительства.

В соответствии со ст. 106 Концепции внешней политики «Министерство иностранных дел Российской Федерации и другие федеральные органы исполнительной власти оказывают органам государственной власти субъектов Российской Федерации необходимую правовую и экспертно-консультативную помощь в практике развития международных и внешнеэкономических связей, в организации и ведении переговоров, в выработке текстов соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в выполнении указанных соглашений, а также обеспечивают защиту прав и законных интересов субъектов Российской Федерации в иностранных государствах, используя в этих целях возможности Совета глав субъектов Российской Федерации при Министерстве иностранных дел Российской Федерации».

При этом акцентируется, что развитие межрегионального и приграничного сотрудничества является важнейшим резервом двусторонних связей регионов с иностранными государствами и их административными единицами в торгово-экономической, гуманитарной и иных областях. В качестве примеров актуальными и показательными могут быть решения Координационного совета по приграничному и межрегиональному сотрудничеству СЗФО, в котором участвуют представители федеральных органов исполнительной власти, руководители подразделений по внешним связям исполнительных органов власти субъектов Федерации и участники международных программ по приграничному сотрудничеству.

В этой связи закономерной представляется постановка вопроса - какова же степень участия субъектов Российской Федерации в процессе формирования внешней политики или их роль ограничивается только некоторыми формами ее реализации в отдельных областях межгосударственной деятельности.

Внешняя политика, как хрестоматийно известно, - это общий курс государства в международных делах. Она регулирует отношения субъектов в соответствии с их целями и принципами, осуществляемыми путем использования различных средств и методов. Формируется внешняя политика исходя из приоритетов государства в интересах населения, и в первую очередь граждан страны.

Участвуют ли региональные органы власти в реализации государственной внешней политики на территориях субъектов Федерации? В какой степени направлена их деятельность на выполнение задач, определенных и закрепленных в ст. 3 Концепции внешней политики РФ? Наиболее показательной для анализа может быть практика международной деятельности Северо-Западного федерального округа России, поскольку по своей статусности 11 субъектов различаются: семь - это областные образования, два - республики, один - автономный округ и один - город федерального значения, а их рейтинги и формы деятельности в сфере реализации внешней политики имеют свои особенности.

Для понимания этого необходимо обратиться к нормативным позициям субъектов Федерации и проанализировать практику их международных связей. Например, ч. 1 ст. 7 Устава Ленинградской области «Участие Ленинградской области в международных и внешнеэкономических связях» гласит, что субъект «в пределах полномочий, предоставленных Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательством и договорами между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий, обладает правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели».

Сходные нормативные формулировки содержатся также в ст. 6 Устава Новгородской области. В пункте «г» ст. 3 Устава Вологодской области закрепляется, что Вологодская область самостоятельно в пределах полномочий по предметам ее ведения решает следующие вопросы: «международные и внешнеэкономические связи области…»

В Уставе Ненецкого автономного округа признается, что «общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации также являются частью правовой системы округа. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законодательными актами округа, то применяются правила международного договора».

Вопросы координации международных и внешнеэкономических связей Республики Коми находятся в совместном ведении Российской Федерации и автономии (п. «о» ст. 64 Конституции Республики Коми). В соответствии же с Уставом Санкт-Петербурга (п. 14 ст. 11) эти вопросы также отнесены к предметам совместного ведения Федерального центра и субъекта Федерации. Губернатор при осуществлении внешнеэкономических связей «представляет Санкт-Петербург в отношениях с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления и при осуществлении внешнеэкономических связей, при этом вправе подписывать договоры и соглашения от имени Санкт-Петербурга» (п. 1, ч. 2, ст. 42 Устава Санкт-Петербурга).

Очевидно, что, разрабатывая и подписывая соглашения с иностранными партнерами, субъекты РФ на своем уровне нормативным образом закрепляют не только свои региональные приоритеты и цели, но и обязательства, которые в контексте стратегических национальных интересов России, предусмотренных ст. 3 Концепции, содействуют формированию предложений по актуализации политико-экономических подходов внешнеполитического курса государства.

Практическое воплощение заявленных перспектив может выражаться в различных формах деятельности субъектов Федерации. Исходя из существующей в СЗФО практики тех из них, с которыми напрямую взаимодействует Представительство МИД России в городе Санкт-Петербурге, это могут быть:

• встречи руководителей российских регионов с главами иностранных государств, правительств, послами;

• обмен делегациями с административными образованиями иностранных государств;

• организация и проведение рабочих групп по выполнению подписанных документов о партнерском сотрудничестве;

• организация и проведение международных конференций, конгрессов, форумов, фестивалей и «круглых столов»;

• организация приемов, встреч и балов с участием иностранного консульского корпуса;

• мероприятия для соотечественников, проживающих за рубежом;

• проведение дней субъектов Федерации в зарубежных странах и дней городов-партнеров в российских регионах;

• организация и проведение культурно-деловых миссий с иностранными партнерами;

• презентация экспозиционно-информационных стендов в рамках универсальных международных форумов (экономического, юридического, инвестиционного, культурного и др.);

• проведение партнериатов как деловых площадок по налаживанию и развитию отраслевого сотрудничества с зарубежными странами;

• проведение заседаний советов делового сотрудничества на двусторонних основах;

• участие в иностранных или международных ярмарках и оказание помощи зарубежным партнерам в их проведении в российских регионах;

• организация научно-практических стажировок для ученых, студентов и отраслевиков-практиков;

• участие в международных туристических выставках;

• создание специальных программ по истории России и истории субъекта для различных категорий субъекта;

• организация и проведение мастер-классов по искусству для зарубежных участников;

• проведение культурных юбилейных церемоний;

• участие в реализации программ по поддержке русского языка и проведение языковых семинаров в рамках международных мероприятий;

• участие в международных спортивных турнирах и праздниках;

• организация мероприятий и формирование программ для мигрантов.

Из вышеприведенных форм следует, что субъекты Федерации не только развивают внешнеэкономические связи в региональных интересах, но и участвуют в реализации ряда государственных программ в иных областях на международных уровнях.

Наряду с традиционными формами в практике регионов Северо-Запада предусматривается участие субъектов в многостороннем сотрудничестве, например в рамках международных организаций и др. Так, в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации В.В.Путина от 21 июля 2016 года №217-рп губернатор Ленинградской области А.Ю.Дрозденко включен в состав делегации Российской Федерации в Палате регионов Конгресса местных и региональных властей Совета Европы (КМРВСЕ) на период 2016-2020 годов. Конгресс является площадкой взаимодействия по актуальным вопросам для более чем 200 тыс. европейских муниципалитетов и регионов 47 стран. В частности, 27-30 марта 2017 года губернатор принял участие в 32-й пленарной сессии КМРВСЕ в Страсбурге и выступил в дебатах с информацией о мерах поддержки и развития в Ленинградской области одного из старейших российских институтов местного самоуправления - института сельских старост.

Похожий пример касается Республики Коми, когда распоряжением главы Республики Коми от 13 июня 2017 года №124-р утвержден состав представителей от Республики Коми в представительных и рабочих органах Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР). Заместитель председателя Правительства Республики Коми - постоянный представитель Республики Коми при Президенте Российской Федерации Г.Н.Саришвили является членом рабочей группы по развитию международного сотрудничества Государственной комиссии по вопросам развития Арктики, а также ряда ассоциаций по развитию международного сотрудничества. Кроме того, 17-19 октября 2017 года представители республиканского правительства приняли участие в заседаниях Баренцева регионального комитета и Баренцева регионального совета, а также в 16-й министерской сессии Совета Баренцева/Евроарктического региона в Архангельске, в ходе которой Россия передала председательство в СБЕР Швеции.

Существует и опыт политического взаимодействия. Так, например, представители Ленинградской области в составе Миссии наблюдателей от СНГ на регулярной основе принимают участие в выборах в государствах - участниках СНГ. В 2017 году делегации Ленинградской области в качестве наблюдателей посетили:

- Республику Армения для наблюдения о ходе выборов депутатов Национального собрания (апрель);

- Республику Казахстан для наблюдения о ходе выборов депутатов Сената Парламента (июнь);

- Кыргызскую Республику для наблюдения о ходе выборов президента государства (октябрь).

В рамках деятельности межправительственных двусторонних комиссий допускается создание рабочих групп по отраслевым или иным предметным вопросам, где субъекты Федерации берут на себя организацию содержательного наполнения. Так, например, с 1996 года действует подгруппа по сотрудничеству Министерства занятости и экономики Финляндии с Рабочей группой по межрегиональному сотрудничеству Республики Коми в рамках Межправительственной российско-финляндской комиссии по экономическому сотрудничеству (ранее - Рабочая группа по сотрудничеству между Республикой Коми и Финляндией). Основные направления деятельности: экология, развитие сельского хозяйства и оленеводства, туризм, взаимодействие в лесной отрасли, предпринимательстве, в подготовке кадров.

Интересен начатый с 2010 года опыт Вологодской области, выступившей инициатором создания российской Ассоциации «Здоровые города, районы и поселки». Данная ассоциация, председателем которой является губернатор О.А.Кувшинников, вошла на членском основании в проект «Здоровые города» Всемирной организации здравоохранения - специализированного учреждения ООН.

Еще больший формат подобного участия присущ Санкт-Петербургу. В последние годы регион продлил членство в четырех международных организациях: Союз балтийских городов, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) по проекту «Здоровые города», Европейские города против наркотиков (ECAD), Организация городов Всемирного наследия. Город принят в состав Исполнительного совета Союза балтийских городов (в марте 2019 г. планируется проведение заседания Совета в Санкт-Петербурге).

Международное сотрудничество осуществляется и в форматах неправительственного участия. Так, например, в рамках деятельности международной организации северных регионов «Северный форум» Ненецкий автономный округ участвует в многостороннем сотрудничестве по вопросам социально-экономического развития и повышения качества жизни населения северных территорий. В настоящее время регионами ведется диалог по актуализации стратегии «Северного форума», а также выработке новых механизмов взаимодействия. В числе прочего планируется проведение конкурсов проектов «Северного форума» для оказания финансовой поддержки совместным инициативам северных регионов.

Похожий опыт, основанный на исторической платформе, есть у Новгородской области. Великий Новгород первым в России в 1993 году вступил в Ганзейский союз Нового времени - международную неправительственную организацию - с целью развития традиций торговли и туризма Северо-Западной Европы. В 2009 году по решению Ганзейской комиссии Новгород был столицей торжеств Союза.

Еще одной формой, позволяющей вовлекать в сотрудничество новые региональные субъекты, являются межмуниципальные и побратимские контакты. Как известно, такое взаимодействие осуществляется в рамках соглашений, заключенных местными органами власти. В Санкт-Петербурге существуют и более масштабные способы организации данных форм контактов. Например, в 2017 году были проведены межмуниципальный конгресс «Санкт-Петербург - Греция: объединяя усилия», международная конференция «Евразийский вызов» и конгресс «Славянский мир». В течение 2017 года структурно оформлено актуальное направление работы по линии международных объединений и организаций.

Партнерские связи Северной столицы из всех субъектов СЗФО - самые масштабные. По состоянию на 1 января 2017 года у Санкт-Петербурга установлены партнерские связи с 96 городами и 30 регионами зарубежных стран. В 2017 году при участии сотрудников Представительства МИД России в Санкт-Петербурге проведены заседания совместных рабочих групп и межправкомиссий по сотрудничеству Правительства Санкт-Петербурга с представителями Нидерландов, Чехии, Словакии, Азербайджана и Киргизии.

В Республике Коми сотрудничество на межмуниципальном уровне осуществляется в рамках соглашений, заключенных органами местного самоуправления. В настоящее время развиваются побратимские связи с городом Могилевом (Республика Беларусь), городами Тайюань (Китайская Народная Республика), Вахтендонк и Оффенбург (Германия), Зренянин (Сербия), Пудасъярви (Финляндия) и Гродно (Гродненская область Белоруссии). Сейчас ведется работа по проектам соглашений об установлении дружественных связей между городами: Воркутой (Республика Коми) и Варной (Болгария), Усинском (Республика Коми) и Дуньин (провинция Шаньдун Китайской Народной Республики).

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга выступает и новатором тематического сотрудничества, например по взаимодействию в пределах собственной компетенции с различными религиозными объедениями на международных площадках. Уникальным является и опыт работы группы финляндских советников при Правительстве Санкт-Петербурга, которая с конца 1990-х годов работает на привлечение финляндского крупного бизнеса на территорию города и области.

Свои организационные формы предлагают и другие субъекты Федерации. В частности, в Вологодской области создан Совет по международному, межрегиональному сотрудничеству и связям с соотечественниками за рубежом, который стремится аккумулировать все предложения по уставным направлениям деятельности.

Вполне допускается, что и в других субъектах СЗФО, помимо перечисленных, наработаны свои форматы, которые находятся в практике применения территориальными органами МИД России в Архангельске, Калининграде, Пскове, Петрозаводске, Мурманске. К сожалению, обмен опытом происходит не всегда оперативно и эффективно из-за недостаточной координации между представительствами и отсутствия в системе МИД России межрегиональных территориальных органов в центрах федеральных округов. Практически же к структурам, выполняющим функции межрегионального органа, можно отнести Представительство МИД России в Санкт-Петербурге, так как по факту и ведомственным установкам оно курирует вопросы внешних связей шести из 11 субъектов СЗФО.

В этой связи представляется, что большую организационную помощь в координации могли бы оказывать полномочные представители Президента России в федеральных округах во взаимодействии с ответственными департаментами Министерства иностранных дел, курирующими региональные направления.

В соответствии с поручением Президента Российской Федерации В.В.Путина, в целях оказания содействия российским регионам в развитии международных и внешнеэкономических связей, при МИД России с 2003 года действует Совет глав субъектов Российской Федерации - целеполагающий стратегический орган. В Совет, который возглавляет министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров, помимо руководителей ряда регионов входят представители Федеральной таможенной службы, Министерства культуры, Министерства промышленности и торговли, Федерального агентства по туризму, Министерства экономического развития и других общефедеральных структур.

В субъектах СЗФО в качестве связующего звена между представительствами федеральных министерств и ведомств, которых в округе насчитывается 37, и региональными органами власти могла бы быть постоянно действующая комиссия, созданная на базе Полпредства Президента России в СЗФО и территориального органа МИД России. Первый опыт такого взаимодействия в формате совещания и видеоконференции уже приобретен в 2017 году. При этом практическое взаимодействие между ними и органами региональной власти законодательно предусмотрено, например, п. 12 ст. 42 Устава Санкт-Петербурга и ч. 1 ст. 5 Положения о полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе, утвержденного Указом Президента РФ от 13 мая 2000 года №849. Необходимо учитывать и тот факт, что в большинстве представительств федеральных министерств имеются подразделения, в компетенцию которых входит решение вопросов международного сотрудничества.

Поскольку в полномочия представителя президента государства входит «организация в соответствующем федеральном округе работы по реализации органами государственной власти основных направлений внутренней и внешней политики (выделено автором. - И.Д.) государства, определяемых Президентом Российской Федерации», то представляется, что новые формы взаимодействия в регионе органов власти всех уровней будут способствовать большей эффективности реализации Указа Президента России от 8 ноября 2011 года №1478 «О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации».

Почти все перечисленные формы сотрудничества регионов, не говоря уже об их торгово-экономических связях, базируются на договорной основе. В соответствии же со ст. 4 Федерального закона России от 15 июля 1995 года №101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» участие «представителей органов государственной власти субъекта Российской Федерации в подготовке проекта международного договора, затрагивающего вопросы, относящиеся к ведению субъекта Российской Федерации, или его полномочия по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также в переговорах и процедуре его подписания, решаются федеральными органами исполнительной власти или уполномоченными организациями по согласованию с органами государственной власти заинтересованного субъекта Российской Федерации, на которые возложена соответствующая функция».

Эксклюзивным в этом плане является опыт Санкт-Петербурга и Ленинградской области по подписанию и реализации пакетных соглашений российских субъектов с Республикой Беларусь. Кроме того, Комитет по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга выступил инициатором системы «диагонального взаимодействия» с Туркменистаном и Киргизией, при котором сотрудничество осуществляется не только на уровне высших исполнительных структур, но и между отдельными органами власти (министерствами и ведомствами).

Договорная база формируется при непосредственном участии профильных департаментов МИД России и его территориальных органов. Порядок взаимодействия между представителями Министерства иностранных дел и органами власти регионов определяется внутриведомственными инструктивными документами. Департаментом по связям с субъектами Федерации, парламентом и общественными объединениями МИД разработана схема информационно-аналитических обменов о межрегиональных связях на основе внутриведомственных приказов. Однако вопрос обратной связи, анализа, признания и декретирования опыта субъектов продолжает оставаться актуальным.

Наработки субъектами на местах предложений по развитию международных связей в различных форматах, будь то их соглашения с иностранными государствами в целом, зарубежными министерствами или региональными и местными административными единицами других стран или проведение конкретных мероприятий с иностранными партнерами, позволяет сделать вывод, что внешняя политика государства формируется в едином алгоритме на основании положений гл. 5 Концепции внешней политики, где субъекты Российской Федерации не только реализуют нормативные предписания, но и содействуют федеральным органам государственной власти в разработке общей стратегии внешней политики страны.

Изложенное выше свидетельствует, что органы власти субъектов Федерации непосредственно вовлечены во внешнеполитический процесс и это позволяет учитывать интересы и опыт российских регионов при подготовке внешнеполитических решений федеральными органами государственной власти.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579556 Игорь Демьяненко


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 апреля 2018 > № 2586413 Александр Тараненко

Интервью с Александром Тараненко: Пришло время RIB’ов для флота.

Петербургская верфь Kompan Marine готова принять участие в разработке новой линейки композитных жестконадувных катеров (RIB) для ВМФ России и других силовых ведомств. Или переработать свои лодки под требования военных. Гражданская продукция фирмы хорошо зарекомендовала себя на рынке РФ и экспортируется за рубеж, что для отечественного судостроения – явление редкое. По мнению основателя и главного конструктора компании Александра Тараненко, в нашей стране нужно возрождать катерное конструирование и развивать его на государственном уровне. Причем вчера.

От редакции

После развала СССР российский ВМФ фактически перестал обращать внимание на катера и лодки, "малый флот" существует на правах пасынка. Старые бортовые корабельные катера, созданные еще в советские годы, безнадежно устарели. А более современные лодки, которые флот получает с 2000-х годов, по своим характеристикам отстают от аналогов стран НАТО. Но ВМФ рад и этому.

Почему флот не заказывает современные RIB’ы

Александр Александрович, первый вопрос – о состоянии и перспективах катерного конструирования в России. Особое место здесь занимают композитные лодки класса RIB (Rigid Inflatable Boats). Действительно ли наш флот отстает в этой области от разработок вероятного противника?

Жестконадувные лодки стали стандартом ВМС и оперативных служб стран НАТО уже к середине 1980-х. Британцы как создатели этого класса доказали всему миру преимущество лодок RIB как исключительно мореходных, безопасных и более дешевых как в постройке, так и в эксплуатации.

Советский ВМФ не придавал им значения, а потом стало уже не до катеров. Профильное отраслевое КБ "Редан" – головной советский разработчик судов малого флота – сделало пару версий, но без понимания вопроса. Лодки создали не искусства ради, а исполнения заказа для. Если без ума присоединить баллоны к обычному катерному корпусу, ничего хорошего не получится.

Как объяснял мне экс-главком ВМФ России адмирал флота Владимир Масорин, в начале XXI века катерами и "малым флотом" вообще не занимался никто. Тогда важно было сохранить большие старые корабли и "продавить" создание новых.

В итоге получилось то, что получилось, и принятые на вооружение лодки БЛ-680/820 – это по сути не полноценный RIB. Мало приделать баллоны к корпусу тихоходного катера, нужно еще обеспечить мореходность, скорость, непотопляемость. Чтобы это понять, достаточно сравнить с зарубежными аналогами или нашими разработками, посмотреть и проанализировать характеристики. Например, я в свое время испытывал лодки Zodiac. Вот это – настоящий RIB, с неплохими ТТХ. Kompan Marine делает не хуже, а во многом лучше.

То есть курс ВМФ России на жестконадувные лодки – хоть и запоздалое, но верное направление?

Вопрос, какие лодки. По слухам, создавать суда такого класса для нашего флота начали после просьбы партнеров из стран НАТО. Мол, для единообразия при проведении совместных учений. Также нужно понимать, что к началу 2000-х годов ВМФ России уже долго не обновлялся.

Насколько я знаю по отзывам моряков, сейчас они рады и этому. Так как "бээлки" – огромный шаг вперед по сравнению со старыми советскими стеклопластиковыми катерами для ВМФ с древними двигателями или деревянными баркасами-долгожителями…

Однако в Аденском заливе наш флот использовал лодки производства Zodiac. Некоторые катера сил спецопераций и ФСО – тоже зарубежного производства. Значит, стоящие на вооружении образцы требованиям силовиков не отвечают.

Быть может, есть примеры?

Вопрос к эксплуатантам. Я уже говорил, что моряки довольны БЛ-680 в целом, потому что, наверное, ничего лучшего в жизни не видели. Хотя известен случай, когда пара новых лодок ВМФ начали тонуть во время одного из ЧП после пробития баллонов. После этого их конструкцию изменили. Тем не менее пробой в носовой части баллона при швартовке носом – очень характерное явление.

Почему российские заказчики не хотят заказывать современные лодки мирового уровня?

Вопрос риторический. Скорее, пока не все понимают, что это за лодки. И что такое этот "мировой уровень". Приведу пример. В Европе регулярно проходит международная конференция High Speed Operation Boat (HSBO), посвященная высокоскоростным лодкам для спецслужб. Конструкторы многих стран встречаются там с эксплуатантами, обмениваются опытом, выходят в море. Я бывал там, пока представителей России еще пускали на это мероприятие. Но никого от наших силовиков (и не только силовиков) на HSBO не замечал.

России нужен комплексный подход к созданию "малого флота"

Как можно ликвидировать это наше отставание?

Одна из проблем – наши конструкторы часто просто не ходят в море, а в судостроении теорию нельзя отрывать от практики. Не устраиваются сравнительные испытания катеров и лодок на мореходность, дальность, живучесть. Флот, насколько мне известно, просто закупает лодки по принципу "кто даст меньшую цену".

Также нужно обратить внимание Адмиралтейства, адмиралов из высоких кабинетов, на самые современные RIB’ы. Хорошие лодки создают, к примеру, в Великобритании, Новой Зеландии и Южноафриканской республике. У нас же и раньше, и теперь адмиралы относились к "резинкам" презрительно, не придавая им значения.

Однако пора бы идти в ногу со временем: посмотреть, что используют морские державы, испытать, форсировать толковые исследования в этой области. У нас по-прежнему господствуют устаревшие материалы вроде алюминия или же устаревшие конструктивные решения – например, вспененный борт.

Другая задача – возродить профильное КБ – головной разработчик судов "малого флота", вроде "Редана". Заниматься разработками, а не закупками.

От редакции

Mil.Press FlotProm в феврале 2018 года уже поднимал эту проблему в статье "ВМФ по мелочам не разменивается: на государственном уровне некому думать о катерах". В материале в частности говорится, что у ВМФ России до сих пор нет четкой политики в области создания "малого флота" десантно-штурмовых лодок и катеров, в том числе командирских и разъездных.

Определенные подвижки, думается, уже начались. Это и развитие концерном "Калашников" судостроительного кластера, и организация серийного производства катеров и лодок для флота…

Это как в известном анекдоте – как ни собери катер Калашникова, все равно пулемет получается… Сейчас, например, ВМФ задумался о катерах-беспилотниках. Берут обычный, далеко не самый удачный корпус, и делают из него беспилотник. Так же как и RIB делают: привязывают к обычному корпусу баллон со всеми вытекающими недоразумениями.

Беспилотник – это отдельная философия проектирования, связанная в первую очередь с функцией и отсутствием слабого звена – человека. Но это отдельный вопрос. В данный момент стоит хотя бы обозначить задачу. Если проблема не решается, значит, это никому не нужно. Система оснащения флота вам, полагаю, знакома поэтапно, да и сами знаете, как проводятся процедуры закупок.

Kompan Marine участвовал в конкурсе, в котором ваше судно проиграло лодке БЛ-820 от фирмы "Мнев и К". Это было первое касание военного рынка?

Да. К тому моменту мы приобрели достаточный опыт, чтобы расширять рынок сбыта. Такие тендеры проходят сложно, есть много неочевидных вещей. Проиграли конкурс не из-за того, что наша лодка была хуже, а потому, что одно судно конкурентов стоило дешевле. На 400 рублей.

А RIB’ами мы занимаемся с начала 2000-х годов, этому предшествовали десять лет работы в области создания яхт и быстроходных катеров. Этот новый класс у нас появился после заказа из-за рубежа на лодку с дальностью хода не менее 700 миль в открытом море с крейсерской скоростью более 30 узлов, при этом с "многотопливной" силовой установкой.

Вообще, насколько сильно гражданские лодки отличаются от военных? Те же флотские БЛ-680/820 от их гражданских аналогов?

Военная лодка от гражданской отличается конструкцией, рассчитанной на более жесткое обращение, защитами "от дурака" и от криворукости, заниженными требованиями к комфорту и зачастую эргономике, а также повышенными требованиями к ГСМ. Например, норвежские спасатели никогда не пойдут в море на военных лодках, потому что понимают, что провести на таком судне 20 часов в море при развитом волнении невозможно. Ну и, конечно, "начинкой" и вооружением. Судя по опыту HSBO, катера спасателей за рубежом лучше военных. Силы спецопераций, как правило, используют не военные, а "милитаризованные" гражданские версии лодок. Чтобы сделать флотский вариант, нужно в первую очередь отработать ту или иную функцию и под нее создать "дубовую" версию, но полностью переделывать проект хорошей лодки не надо.

Линейка композитных RIB’ для ВМФ России от Kompan Marine

Что конкретно вы можете предложить флоту?

Kompan Marine готова сделать аванпроект современного катера мирового уровня в инициативном порядке, была бы задача. Сделаем из любви к державе, чтобы не позорить ВМФ.

Например, флагман нашей линейки композитных RIB’ов, RX-1173, подходит в качестве бортового командирского или разъездного катера самых крупных кораблей ВМФ I ранга. Он весит всего 4 тонны.

Для кораблей I ранга мы в состоянии модернизировать RX-870.

Лодка RX-753 обладает в полтора раза большей грузоподъемностью, чем БЛ-680.

А характеристики мореходности и дальности хода наших RIB’ов превосходят все имеющиеся на вооружении ВМФ катера длиной до 10-12 метров.

В 2015 году группа специалистов НИИ кораблестроения и вооружения ВУНЦ ВМФ "Военно-морская академия" ознакомилась с линейкой нашей продукции. По результатам заключения, продукция Kompan Marine "представляет интерес для ВМФ России". Приведу цитату:

"Все катера обладают повышенной скоростью хода, мореходностью и комфортностью по сравнению с аналогами.

Катер типа RX-1173 может использоваться как спасательный катер повышенной мореходности, как катер внутрибазовых сообщений или командирский катер для самых крупных кораблей ВМФ.

Катер типа RX-870 может использоваться в ВМФ как командирский или разъездной катер (как аналог катера БЛ-820).

Катер типа RX-753 может использоваться как рабоче-спасательный катер для кораблей и судов ВМФ (как аналог БЛ-680)".

В документе также сказано, что все катера можно использовать как основу для беспилотного катера.

Таблицы с ТТХ лодок от Kompan Marine в сравнении с RIB’ами, стоящими на вооружении российского флота (нажмите, чтобы просмотреть)

И что в итоге?

Ничего. Специалистам лодки понравились, но командование флота и управление кораблестроения интересуют в основном крупные корабли, выполнение Гособоронзаказа и другие масштабные вещи.

Проблема, подчеркну еще раз, – в отсутствии у представителей флота понимания, что им нужно. Один адмирал считал, что моряки должны сидеть побортно спиной друг к другу, понимаете? Другие хотят исключительно алюминиевые лодки. Хотя в передовых странах от алюминия уже отказываются повсеместно. Отсутствие толковых требований – результат гибели профильных КБ и упадка отечественного катерного конструирования.

Чем так плох алюминий, кроме веса? В России существует "алюминиевое лобби"?

Алюминиевые лодки изначально обладают плохой гидродинамикой, потому что все они делаются из листа. Представьте клепаную "Казанку". Некоторые уверены, что алюминий лучше композитов в плане прочности. У адмиралов тезис общий: "Когда я командовал в 1980/1990-м году, у меня на борту был пластиковый катер. Полный хлам".

Быть может, в 1985 году пластиковые катера и не отличались по технологии производства от ларьков для мороженого, но сегодня полимерные композитные материалы (ПКМ) наших корпусов прочнее стальных и тем более алюминиевых. Физмех-свойства этих корпусов проверены и подтверждены независимыми лабораториями уважаемых институтов. Для студентов кораблестроительных специальностей у Kompan Marine есть аттракцион "пробей кувалдой корпус из наших ПКМ".

Kompan Marine: от яхт и спортивных катеров до жестконадувных лодок для военных

Ваша компания начиналась с "гражданки"?

Да. Лично я начал заниматься конструированием сравнительно поздно, создал первую лодку в 1981 году, еще по чужому проекту. Это судно уже было композитным. В процессе работы познакомился с молодыми конструкторами из студенческого КБ ЛКИ "Океан", откуда вышли такие инженеры, как Александр Стружилин, Дмитрий Васильев, Олег Ларионов, Юрий Ситников и многие другие.

Девять лет спустя по заказу знакомого финского спортсмена мы построили яхту для участия в чемпионате мира. Проект сделал Дмитрий Васильев. Так родился Kompan Marine как производитель.

То есть вы изначально ориентировались на внешний рынок?

Да. Ввиду сложной ситуации в стране. Тогда начинал свои реформы Егор Гайдар, на основной работе начались сложности, и в какой-то момент иностранные друзья предложили нам заниматься яхтостроением. В тот момент благодаря дешевой рабочей силе, достаточно высокой квалификации судостроителей и каком-никаком конструкторском потенциале постройка судов в нашей стране на экспорт оказалась выгодной.

Расскажите об основных этапах становления компании.

После обучения в Швеции и США гидродинамике, проблемам глиссирования и конструированию в целом мы начали работать с яхтами класса Ultra Light Displacement (ULD) и скоростными катерами. С тех пор построили не одну сотню яхт: поставляли их в страны Европы, закрывали потребности российского рынка, наших яхтсменов, спортсменов-водномоторников, а также рыбаков. Например, мы изготовили 46 яхт Alekstar 25, часть из которых отправили на экспорт в европейские страны. Kompan Marine стала первой российской верфью, у которой есть европейский сертификат безопасности CE для парусных яхт.

Когда ваша верфь сделала первый RIB?

Заказ на него поступил от российских рыбаков с Дальнего Востока. Им нужен был скоростной мореходный катер с грузоподъемностью в тонну и дальностью до тысячи миль. Так в содружестве с компанией "Корсар" появился наш жестконадувной первенец – RX-600. Он производится до сих пор, выпущено более 60 экземпляров.

Чем же RX-600 лучше аналогов?

Лодка прижилась вначале на Тихом океане, ведь она создана как морская, и позже пришла в европейскую часть России. Раньше производить что-то в нашей стране, особенно с использованием современных технологий, было дешевле, чем на Западе. А если еще и конструкция правильная…

В СССР и затем РФ скоростные катера традиционно разрабатывали гонщики-водномоторники. Получаются легкие, быстрые, отличные катера – но не для моря, а лишь для "гладкой воды". Или бездумно начинают копировать зарубежные "отдыхально-остывальные" конструкции.

Другая ошибка, о которой я уже говорил, – "прицепить" к катерному корпусу баллоны. Это неправильный подход, противоречащий идеологии катеров с жестконадувным корпусом. Идея в том, чтобы получить высокую мореходность, используя специальный корпус, где баллон выполняет очень много функций, в том числе участвует в повышении мореходности корпуса. До сих пор у нас нет полноценной российской школы конструирования RIB-лодок. Отдельные компании, конечно, обладают большим опытом в своей области, но без гидродинамических недоразумений в части RIB'ов тут не обходится.

Кто создает ваши яхты и катера? Расскажите о конструкторском потенциале компании.

Непосредственно конструированием занимаются четверо специалистов и я. На производстве работают до 20 человек, есть еще два сотрудника для административно-хозяйственных задач. Кроме того, у нас очень широкий круг кооперации, много соисполнителей. К тому или иному заказу можно привлечь до 100 человек. Сейчас мы расширяем производство в области ПКМ.

Какими производственными мощностями вы располагаете?

Верфь Kompan Marine находится на северо-западе Петербурга, в промзоне. Сейчас мы планируем построить там новый корпус с четырьмя цехами под ПКМ-технологии, в том числе в интересах крупных корпораций. Сотрудничаем также с Минпромторгом. Мы производим корпуса изделий из ПКМ и их окончательную сборку.

Вы используете исключительно зарубежные двигатели. Как оцениваете перспективы маринизации отечественных дизелей нового поколения – например, ЯМЗ-530?

Как и заказчики, мы хотим максимально использовать отечественные комплектующие. Однако у новой линейки от ЯМЗ, на наш взгляд, есть проблемы, которые выливаются в крайне низкий ресурс до ремонта – 300 часов по ТУ. Нужно же хотя бы 1000. Я пока не знаю, кто занимался конвертированием этой линейки, так что без комментариев о конструкции морской версии.

Убежден, что конструкторам наших моторов нужно выходить в море на лодках со своими изделиями и тестировать, желательно без плавсредств сопровождения. Посидят пару суток в холодном спасплотике посреди моря и, глядишь, изменят подходы к проектированию. В СССР создавали катера и лодки "под мотор" исходя из крайне скудного выбора последних. Удручающие характеристики отечественных силовых установок ограничивали и возможности катеров. На Западе делают наоборот, подбирая мотор под нужные параметры изделия.

ОСК переводит обслуживание кораблей и судов на контракты жизненного цикла. Это коснется и поставщиков. Каков будет контракт жизненного цикла у вас?

Наши лодки живут не менее 25 лет. ПВХ-баллоны меняются по регламенту в жарком климате раз в три года, баллоны из хайпалона или полиуретанов живут десять лет и более. На RIB'ах баллон – расходник, хотя наша фирма разработала эффективные недорогие средства защиты баллонов, позволяющие резко повысить ресурс.

Композиты: судостроительное будущее, нужное еще "вчера"

Все ваши суда – композитные?

Да. Мы одними из первых в Европе, еще в 1996 году, наладили композитное производство методом вакуумного прессования, а потом и инфузии. К сегодняшнему моменту получили солидный опыт в этой области и, помимо постройки катеров, лодок и яхт, взаимодействуем по композитному направлению с Объединенной судостроительной корпорацией, а также создаем композитные конструкции.

В ОСК уже поняли, что значительную часть судостроения можно и нужно перевести на новые материалы?

Снижение веса повышает экономическую эффективность, падает стоимость эксплуатации. А мореходные качества становятся только лучше.

Перспективность композитного судостроения прекрасно осознает и президент корпорации Алексей Рахманов. Он поддерживает совместные проекты ОСК и Kompan Marine. Сейчас мы работаем над будущей крупной серией композитных конструкций в судостроении, но я бы пока не хотел раскрывать подробности.

К сожалению, не все в отрасли понимают необходимость введения новых технологий. Работает стереотип "плохого катера из пластика". Крыловский государственный научный центр, по моему мнению, со своими композитами застыл на уровне пятнадцатилетней давности, тогда как в нашей стране есть предприятия с композитными технологиями опережающего развития. Если наша авиация в части внедрения композитов ушла вперед, то отечественное судостроение по мировоззрению еще находится в ХХ веке. А на пороге уже аддитивные технологии. В прошлом году я рецензировал дипломные работы французских студентов по 3D-печати судовых корпусов. Сегодня речь уже идет о революции термопластов.

Инерция, старые подходы господствуют и в некоторых других ведомствах. Например, МЧС или Погранслужба ФСБ хотят исключительно алюминиевые катера. Их даже не интересуют сравнительные испытания, понимаете?..

Вы используете вакуумную инфузию с 1996 года. Почему остановились именно на этой технологии?

В то время в России никто инфузию не делал. А ведь она позволяет создавать очень легкие и прочные конструкции.

Учитывая, что мы специализировались на ULD-яхтах, – а это суда весьма недешевые, их корпуса очень требовательны к прочности, – эта технология стала безальтернативной. По-другому круизную парусную трейлерную лодку было просто не построить. Наша А-25 при длине 7,62 м и килем в 400 кг весила всего 1200 кг. Технологически она сложная, но за 21 год работы мы освоили ее достаточно хорошо.

Первоначально вакуумным способом формовали только "сэндвич", но потом освоили и вакуумную инжекцию корпусов в целом. Смена генераций материалов ПКМ происходит каждые 3-5 лет и движется в сторону "гуманизации" техпроцессов с радикальными экологическими улучшениями. Нужно просто быть "в теме" и регулярно модернизировать свои технологии.

А что насчет автоматизации производства?

ОСК ставит задачи полного перехода на безбумажные процессы проектирования. Но корпорация не может менять наши скудоумные законы бухучета. Все равно в бухгалтерию нужно сдавать бумаги как результаты деятельности. Хотя, например, РМРС уже перешел на электронный документооборот.

У нас вопрос автоматизации как таковой вообще не стоит. Мы с самого начала работаем в судостроительных САПРах, результатам которых верим и подтверждаем практикой. В бассейн с модельками "ходили" последний раз лет 20 назад. Поэтому сегодня несколько удручают "достижения" проектирования, например, танкеров с коэффициентом полноты в 93%, что выдается за бонус. Вот вам и САПР! А то, что такое судно идет со скоростью осла, но "кушает", как слон, волнует уже только конечного потребителя, которому "впарили" пароход, спроектированный на компьютере "в цифровой среде высокоинтеллектуального управления проектами".

Пока еще в технологиях композитного судостроения доля ручного труда по-прежнему очень высока. Но при создании новой модели автоматизация позволяет нам, например, быстрее сделать схему инжекции. Очень широко используем реверс-инжиниринг. А вообще, при композитном производстве более важен контроль качества на каждом этапе: брак может вскрыться неожиданно и, зачастую, в самом конце технологической цепочки.

Я до сих пор считаю, что судостроение – это искусство, где автоматизация – всего лишь подспорье.

Беседовал Дмитрий Жаворонков

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 апреля 2018 > № 2586413 Александр Тараненко


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 апреля 2018 > № 2577981 Марина Ковтун

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Мурманской области Мариной Ковтун.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Марина Васильевна, мы только что с Вами смотрели, как развивается Мурманск и Мурманская область. Я увидел ряд объектов, о которых мы с Вами говорили практически год назад, во время совещания, посвященного развитию транспортного узла Мурманска и портовой составляющей. Там работы уже идут. Каково состояние дел сейчас?

М.Ковтун: Действительно, Дмитрий Анатольевич, Вы были у нас ровно год назад, и спасибо большое за то совещание, поскольку было сформулировано несколько очень важных поручений и к Правительству, и к Минтрансу, чтобы подготовить способы и форматы решения ряда вопросов, в том числе финансовых, в частности, по инфраструктурной ипотеке. Все поручения, которые были Вами даны, выполнены. Сегодня Мурманский транспортный узел вошёл в фазу завершения одной трети объёма работ, даже больше – превысил. И если бы можно было посмотреть сверху, то Вы бы увидели уже ясные очертания этой железной дороги и выполнение большого объёма работ – почти к 15 млрд рублей приближается объём освоения работ.

Более того, уже заложен камень в основание будущего терминала угольного, который будет рассчитан на 18 млн т угля (девять различных видов угля). Этот терминал будет полностью крытый, современный, равных пока в России нет. Экологически абсолютно чистый. И сегодня спрос на будущую возможность перегружать здесь уголь уже есть у большого количества грузовладельцев. Все вопросы практически решены, работаем в тесном взаимодействии с Минтрансом – постоянно сверяем часы, с энергетиками (есть большая энергетическая составляющая) и синхронизируем эти проекты. Как Вы и поручали, железная дорога должна быть построена в 2020 году, и угольный терминал тоже должен войти в активную фазу работы.

Д.Медведев: Хорошо, что все эти процессы идут. Это действительно большой проект, очень важный и для нашей страны, и для Севера в целом, и, конечно, для Мурманской области и всех её жителей. Теперь вернёмся к более простым, но от этого не менее важным вопросам. Как дела с образованием? Я имею в виду строительство детских дошкольных учреждений, общеобразовательных школ. Как выполняются те решения, которые были заложены в указах Президента и актах Правительства?

М.Ковтун: Дмитрий Анатольевич, образование является предметом нашей гордости. Мы очень большое внимание уделяем дошкольному образованию, школьному образованию и среднему профтехобразованию. Занимаемся, конечно, и высшей школой, в частности, взаимодействием нашего Кольского научного центра с нашими двумя вузами, которые в перспективе будут объединены в один опорный вуз.

Что касается школьного образования. Буквально вчера я встречалась с детьми, которые вернулись с форума «Шаг в будущее». Мурманская команда из области (она состояла из 44 человек, дети из различных муниципалитетов) привезла в пятый раз Большой научный кубок. Это говорит о качестве нашего образования и вовлёченности и родителей, и педагогов в такое сотрудничество с детьми. Очень хорошие показатели у ЗАТО Александровск, у ребят из городов Кировска, Апатитов, Североморска. Конечно, большую роль играет размер заработной платы преподавателей. Я считаю, что заложенные в «майских» указах показатели, на которые мы были сориентированы и которые содержались в «дорожных картах», мы выполнили на 100%. Сегодня заработная плата педагогов абсолютно соответствует показателям, которые были зафиксированы в «дорожных картах». По всем 11 категориям, включая и воспитателей детских садов, и работников культурных и социальных учреждений, мы всех показателей достигли, несмотря на непростую ситуацию в бюджете, поскольку действительно есть сложности с тем, как наполнить финансово бюджет и выполнить решения Конституционного Суда по повышению МРОТ. Пока мы с этими задачами справляемся.

Да, у нас есть проблемы со второй сменой в Мурманске и Североморске. Но в Североморске мы построим новую школу. Она уже запланирована у нас, в бюджете заложены средства. Кроме того, мы получим софинансирование из федерального бюджета.

Детскими дошкольными учреждениями у нас сегодня практически обеспечены все дети от трёх до семи лет. Мы эту очередь давно уже ликвидировали. С 2016 года у нас все муниципалитеты эту задачу выполнили. Но сейчас ещё одна задача стоит в новых поручениях Президента – от двух месяцев до трёх лет, поэтому мы сконцентрированы на этой задаче. В программе у нас строительство трёх новых детских садов, преимущественно в гарнизонах. Мы выполним эту задачу в 2019 году. До 2020 года все дети, родители которых захотят их отвести в детские сады, будут иметь такую возможность. Совсем недавно открыли детский садик в Североморске-3 – замечательный. В конце года – в посёлке Спутник (посёлок морских пехотинцев). Мы считаем, что здесь у нас нет каких-либо проблем с решением этой конкретной задачи.

Д.Медведев: А что с медициной? Есть какие-то достижения или идеи?

М.Ковтун: Дмитрий Анатольевич, в медицине самая главная проблема – это отсутствие кадров, укомплектованности специалистами. У нас сегодня, по оценкам Минздрава, без совместительства если считать, не хватает 773 врачей. Особенно их не хватает в крупных населённых пунктах – в Мурманске, Апатитах, Североморске. Мы как можем эту проблему решаем. Это единоразовые выплаты, стипендии врачам-ординаторам, стипендии нашим ребятам по целевому набору и компенсация квартплаты. Тем не менее этих мер недостаточно, всё равно ребята выбирают более комфортные регионы для работы. Ведь у нас нет собственного медицинского вуза.

Поэтому мы осенью прошлого года вышли с предложением, я озвучила его на встрече с Владимиром Владимировичем Путиным, о том, чтобы на «северах», территориях Арктической зоны реализовывать программу «Арктический доктор». Поскольку нас высокая степень урбанизации, мы по программе «Земский доктор», которая очень эффективно работает во всех других регионах страны, где есть сёла, могли привлечь только 36 человек. Поэтому мы предлагаем выплачивать не один, а два миллиона, поэтапно: по приезду – 500 тыс., по истечении первого года работы, и если доктор заключает контракт на пять лет и проработает пять лет, то получит следующий миллион, но за это время уже как-то адаптируется на Севере, создаст семью. Мы намерены начать эту программу. С 1 июля будем её реализовывать в пилотном режиме. Пока планируем привлечь только 15 врачей, но будем смотреть, какая обратная связь, и выходим уже на федеральный уровень, просим о поддержке.

Д.Медведев: Давайте подумаем, идея сама по себе довольно интересная, тем более что, когда зародилась программа «Земский доктор», мы в какой-то момент приняли решение о том, чтобы распространить её действие не только на сельские поселения, но в ряде случаев и на посёлки городского типа, потому что структура городов, населённых пунктов у нас по территориям России, по субъектам Федерации, очень сильно отличается. На «северах» свои проблемы. Здесь действительно очень высокий уровень урбанизации, сёл нет, но потребность в кадрах, во врачах очень большая. И труд здесь нелёгкий, и нужно семью привезти или обзавестись семьёй. Давайте посмотрим, что можно сделать, в том числе имею в виду такого рода развитие программы «Земский доктор» и преобразование её, может быть, в арктический формат. Вы начинайте пока пилотный вариант, и посмотрим, как это можно будет поддержать на федеральном уровне.

М.Ковтун: Спасибо большое.

Д.Медведев: Вы упомянули Апатиты. Мы сейчас с Вами ехали, и я смотрел, как выглядит качество дорог. Эта тема, конечно, касается всех наших населённых пунктов, потому что у нас нет идеальной ситуации ни в одном субъекте Федерации. Но если по федеральным дорогам ситуация получше, там процент эксплуатационной годности где-то приближается к 70 и иногда даже 75, то по муниципальным дорогам ситуация гораздо сложнее. Люди пишут, ко мне в социальных сетях обращались, и по Мурманску и по Апатитам, да и вообще по различным дорогам в Мурманской области. Что вы планируете делать в ближайшее время по этому направлению?

М.Ковтун: Дмитрий Анатольевич, естественно, дороги, их качество… Каждый автолюбитель является критиком состояния дорожного полотна.

Д.Медведев: Но критиком компетентным, потому что он на собственном опыте всё это чувствует.

М.Ковтун: Совершенно верно. Мы часто обращаемся к сайту «Убитые дороги», куда люди выкладывают фотографии тех участков, которые они считают нуждающимися в ремонте.

У нас своих региональных дорог – 1998 км, дорожный фонд у нас едва превышает 2 млрд рублей, но из этих средств мы ежегодно от 300 до 400 млн рублей выделяем муниципалитетам в качестве грантов. И даже специальную программу реализуем для небольших населённых пунктов, где население меньше 10 тысяч и меньше тысячи. За это время муниципальные и сельские дороги немножечко стали лучше, но в целом, естественно, средств не хватает, и мы направляем своё внимание на те участки дорог, которые явно требуют ремонта. Не всегда это бывают те участки дороги, на которых весной появляется колея. Мы, конечно, планируем загодя и рассматриваем в первую очередь те заявки, которые направлены на ликвидацию явных повреждённых участков дороги. Будем и дальше усиливать эту работу.

У нас очень короткий срок ремонтов: мы начинаем только со схода снега и заканчиваем перед первым снегом, а он у нас бывает 1 сентября. То есть за этот короткий летний период мы заканчиваем все дорожные ремонты. И не всегда эти дорожные ремонты являются в полной мере качественными – иногда это просто латание дыр, чтобы не допустить аварийности на этих дорожных участках.

Д.Медведев: Давайте мы тогда на это обратим совместное внимание. Потому что мы сейчас готовим предложения – каким образом вообще поддержать ремонт и строительство дорог в муниципалитетах. На федеральном уровне мы этим уже более активно занимаемся, поэтому качество федеральных трасс всё-таки по стране повыше, но сейчас готовятся предложения по проекту, связанному с региональными дорогами, где мы постараемся соединить все ресурсы: и муниципальные, и региональные, и федеральные.

М.Ковтун: Дмитрий Анатольевич, можно ещё обратиться с просьбой? Есть программа «Безопасные и качественные дороги», которая рассчитана на содействие агломерациям численностью более 500 тысяч человек в улучшении дорожного полотна. Практически ни один арктический субъект не может похвастаться тем, что в городах более 500 тысяч населения. Поэтому мы не попадаем в эту программу, а хотелось бы. Это очень хороший ресурс, и многие субъекты получат существенную прибавку и улучшат качество дорожного полотна. У нас же такого ресурса нет, поэтому мы просили бы Вас рассмотреть возможность для арктических субъектов какой-то отдельной программы.

Д.Медведев: Давайте это обсудим. У нас не только в арктических субъектах – во многих территориях и центр субъекта, а иногда и весь субъект гораздо меньше, чем 500 тысяч человек. У нас неравноценные очень субъекты. Давайте подумаем и на эту тему.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 апреля 2018 > № 2577981 Марина Ковтун


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 18 апреля 2018 > № 2586424 Анатолий Белоев

Интервью с Анатолием Белоевым: "Мы близки к естественному пределу военного судоремонта".

Предыдущая встреча редакции Mil.Press FlotProm с генеральным директором Кронштадтского морского завода прошла в 2015 году, когда предприятие передавали в зону ответственности Объединенной судостроительной корпорации. Спустя три года судоремонтная верфь обеспечивает рабочими местами 800 сотрудников, достигла ежегодного объема выручки в 2 млрд рублей и запускает совместный проект с норвежской компанией. Сегодня завод вкладывается в модернизацию мощностей, внедряет принципы бережливого производства и готовится обслужить более 100 кораблей и судов Балтийского флота. Об этом в эксклюзивном интервью рассказал руководитель предприятия Анатолий Белоев.

Анатолий Владимирович, здравствуйте! Чуть менее трех лет назад мы с вами уже беседовали, и тогда предприятие находилось на пороге вступления в Объединенную судостроительную корпорацию. Сейчас этот процесс завершен. Расскажите, как обстоят дела на Кронштадтском морском заводе сегодня?

Прежде всего, в сравнении с 2015 годом изменилась загрузка. Пик зафиксирован в 2016 году, когда мы завершили ремонт "Авроры". Начиная с 2011 года выручка предприятия росла на 30-40% ежегодно и в 2016 году составила более 2 млрд рублей. В 2017 году мы сохранили этот уровень.

Загрузка 2018 года резкого роста не предусматривает, но текущий объем производства позволяет чувствовать себя уверенно и вкладывать средства в развитие, в том числе в новое оборудование. Тем не менее, мы думаем о диверсификации, ищем пути выхода на гражданские рынки, в том числе за счет новых машиностроительных проектов. В части военного судоремонта мы близки к естественному пределу, который уже вряд ли удастся преодолеть.

И во что конкретно инвестировали полученные средства?

За последние годы мы отремонтировали двухэтажное помещение бывшего цеха №24, сделали его современным. Туда переместится электротехнический цех, который сейчас находится за территорией завода, из-за чего рабочие тратят много времени на перемещение между производственными корпусами. Устанавливаем новое оборудование, автоматизированные испытательные стенды. Полагаю, что завершим переезд до конца апреля.

Провели ремонт малярного цеха №2, установили всю соответствующую технику. До конца года хотим докупить компрессорное и пескоструйное оборудование. Приобрели современный трубогибочный станок широкого диапазона диаметров, от самых минимальных и до 110 мм, причем он сделан в России.

С прошлого года на заводе появилась электрическая компрессорная станция с большой производительностью для доков им. Митрофанова и "Памяти трех эсминцев", что заметно сократило себестоимость малярных работ, повысило в целом безопасность доковых работ. Теперь можно одновременно трудиться на нескольких объектах.

Для дока им. Велещинского планируем приобрести компрессорную станцию еще большей мощности и пескоструйную установку, в которую загружается до 5 тонн купершлака.

По докам разработаны проекты реконструкции сложных участков. В прошлом году частично отремонтировали подошвы двух доков, в этом году планируем привести их в нормативное состояние.

Мы приступаем к реорганизации котельного хозяйства. Сейчас у нас одна котельная со старым оборудованием и низким КПД, но обслуживать ее приходится большому числу сотрудников. На днях мы подписали договор на монтаж двух модульных котельных с новой автоматикой, ввод в эксплуатацию назначен на 2019 год.

Наконец, на Кронштадтском морском заводе завершена реконструкция помещения, в котором появится совместное с норвежской компанией Pe Bjordal As гражданское производство. Цех занимает более 3000 кв. метров и оборудован современными системами инженерии, его запуск состоится в течение года.

О какой продукции идет речь?

Мы готовимся выпускать судовые фабрики для рыбопереработки на траулерах. В прошлом году правительство представило программу выдачи квот на вылов рыбы в российских территориальных водах тем компаниям, которые инвестируют в строительство новых судов на отечественных верфях. Благодаря ей предприятиями ОСК уже законтрактовано более 30 судов. Прежде всего, это касается Выборгского завода, Адмиралтейских верфей, калининградского "Янтаря" и "Северной верфи".

Но сегодня большая часть оборудования на траулерах – импортная, в том числе и рыбоперерабатывающие фабрики, составляющие наибольшую долю от стоимости судна. Руководство страны постановило увеличить локализацию производства комплектующих изделий с сегодняшних 30% до 40% к 2021 году.

Кронштадтский морской завод исходил из того, что в России подобные фабрики никто не выпускает. А норвежцы – законодатели мод в данном вопросе, и поэтому мы работаем именно с ними.

Появились ли на предприятии какие-либо управленческие нововведения?

Этому аспекту уделяется много внимания как заводом, так и ОСК. Мы начали использовать элементы бережливого производства – внедряем систему 5s (система организации и рационализации рабочего пространства, один из инструментов бережливого производства. Первоначально была разработана в Японии - ред.). В дальнейшем планируем перейти на нее полностью.

Мы тестируем новые методы поиска неэффективности и потерь, после чего корректируем бизнес-процессы. Пока это проектный формат, и у каждого направления есть свой куратор из руководителей среднего заводского звена, так как именно они видят различные недостатки лучше остальных.

Например, недавно мы запустили проект по снижению потерь при доковании кораблей и в результате сэкономили приличные деньги. В этом году схожим образом оптимизируем работу еще пяти цехов, рассчитываем сберечь до 10 млн рублей.

Каким образом повышаете квалификацию менеджеров завода, занимающихся этими вопросами?

В 2017 году этот процесс выполнялся в несколько этапов. Сначала мы провели тренинг по бережливому производству у себя на предприятии, затем ОСК организовала ряд семинаров по обучению специалистов среднего звена, мастеров и начальников цехов. Помимо этого мы создали новую структуру – отдел развития производственной системы, руководитель которой координирует работу участников процесса, проводит семинары, консультации, планирует программу мероприятий

А как в целом обстоит дело с набором персонала? Приходят ли на предприятие новые сотрудники, нет ли ощущения кадрового дефицита?

Сегодня на заводе трудятся почти 800 человек. По сравнению с началом десятилетия, когда предприятие восстанавливалось, текучка ощутимо снизилась. Конечно, умелые руки всегда востребованы, нужны технические специалисты. Но сказать, что предприятие испытывает нехватку кадров, нельзя.

Примерно 90% наших рабочих – жители Кронштадта. У нас много молодых работников, они прошли закалку при поддержке опытных наставников. Если говорить об инженерном составе, то примерно половина из них – кронштадтцы , другая – петербуржцы. В настоящее время, когда надо закрыть вакансию, мы ищем соискателя на рынке труда. В дальнейшем планируем начать сотрудничество с вузами.

В целом, квалификация заводчан находится на должном уровне. За последние три года мы отремонтировали две подлодки и "Аврору", скоро вернем в строй гидрографическое судно "Ромуальд Муклевич", провели сервисное обслуживание ряда других проектов. Без компетентного штата выполнение таких задач попросту невозможно.

Какая на предприятии зарплата? Что из себя представляет социальная политика Кронштадтского морского завода?

По итогам прошлого года средняя зарплата составила чуть больше 60 тысяч рублей. Она ежегодно растет на 5-7%, в 2018 году планируем увеличение на 6%.

В соответствии с заводским "Положением о социальных льготах и гарантиях работников" у нас действуют программы финансовой поддержки молодоженов, молодых родителей, помощь семьям, с детьми дошкольного возраста. Не забываем о пенсионерах и ветеранах. Кроме того, компенсируем питание – комплексный обед стоимостью до 120 рублей оплачивает завод.

Поговорим о производственной деятельности. В 2015 году вступили в силу поправки в закон о гособоронзаказе, после чего он принял тот вид, в котором известен сегодня. Как это сказалось на жизни предприятия?

Как оборонный завод мы по определению работаем в условиях, созданных федеральными законами, постановлениями правительства и Минобороны. Порой случаются трудности, но мы их преодолеваем и двигаемся дальше.

Законотворцы идут навстречу промышленникам. Раньше без открытия спецсчета головному предприятию разрешалось расходовать только 3 млн рублей, а теперь эта сумма увеличена до 5 млн. ОСК, в свою очередь, обращается в ответственные ведомства и рассказывает о правоприменительной практике, на основании чего в нормативы вносятся изменения. По сути, мы вместе формируем более приемлемые условия работы и противодействуем нецелевым тратам бюджетных средств.

Что входит в программу по гособоронзаказу на 2018 год?

В 2018 году заканчиваем заводской ремонт "Ромуальда Муклевича". С июня нынешнего года приступаем к работе над исследовательским судном "Адмирал Владимирский", которая завершится в августе 2019 года. Помимо прочего, установим на судно модернизированное океанографическое оборудование. Запланированы ремонт и сервисное обслуживание более 100 кораблей и судов Балтийского флота. Также мы осуществим капитальный ремонт шести газотурбинных двигателей для ВМФ.

Кроме военных заказов Кронштадтский завод выполняет гражданский судоремонт. Насколько удается диверсифицировать деятельность предприятия?

Честно сказать, здесь загрузка гораздо меньше – она составляет не более 5% от общего объема. В прошлом и позапрошлом годах отремонтировали по четыре судна, среди которых ледоколы, баржи, плавкраны.

Хотим расширять этот сектор, что повлечет за собой изменения в организационной части. Не исключаем создание отдельного структурного подразделения. Гражданский судоремонт ставит во главу угла сроки, и для успешной конкурентной борьбы на рынке мы должны это учесть.

В 2015 году вы упоминали про концепцию развития завода. Какие подвижки на этом фронте?

Это очень амбициозный проект, его разработали в 2016 году. Он разбит на последовательные этапы и требует несколько десятков миллиардов рублей. Все планирование идет совместно с ОСК, мы включены в федеральную целевую программу Минпромторга по развитию судостроения. Предполагается, что начиная с 2020 года государство станет финансировать ее активнее.

Согласно замыслу, первым делом мы накроем доки им. Митрофанова и "Памяти трех эсминцев" крышей, чтобы не зависеть от погодных условий. Затем следует построить рядом с доками производственные участки по ремонту систем, механизмов и оборудования кораблей. Реализация этих планов приведет к существенному увеличению эффективности и снижению себестоимости производства, а это повысит нашу конкурентоспособность.

В прошлом интервью вы упоминали, что на базе предприятия могут появиться мощности для строительства крупнотоннажных судов. Эти соображения все еще актуальны?

В концепции развития завода это прописано, но сложностей тут, конечно, больше. По идее, для организации судостроения такого масштаба нужно расширить док им. Велещинского, соорудить над ним крышу, открыть поблизости производство по металлообработке.

Но для начала это дорого. К тому же на "Северной верфи" запускают аналогичный проект. Не будем забывать, что сегодня не так уж много заказов по крупным судам. Плюс ко всему план подразумевает появление эллинга высотой 72 метра. Но такая высота зданий в Кронштадте запрещена – на подобное строительство потребуется разрешение правительства. Так что продолжение разговора на эту тему, думаю, состоится не в ближайшем будущем.

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 18 апреля 2018 > № 2586424 Анатолий Белоев


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 апреля 2018 > № 2571419 Владимир Варнава

Балет Монте-Карло представил на фестивале Dance Open в Петербурге легендарную «Золушку» Жана-Кристофа Майо. Спектакль лишь отдаленно напоминает знаменитую сказку. Без хрустального башмачка, тыквы, которая превращается в карету и других чудес. «Золушка» превратилась в историю о любви, семье, связи с ушедшими близкими и вере в счастливое будущее.

О том, как публика восприняла постановку, о мастере и его труппе «Петербургскому авангарду» рассказал хореограф Владимир Варнава, который сотрудничает с Майо.

— Майо понравилась петербургская публика?

— «Золушка» в репертуаре труппы Балета Монте-Карло c 1999 года, и она с этим балетом объездила практически весь мир, в том числе он был показан и в Москве. Этот спектакль уже вошел в историю балетного искусства. И тем не менее я думаю, что показ «Золушки» в Санкт-Петербурге был для Майо был очень важен. Публика приняла постановку искренне, и балет понравился ей. Что касается Жана-Кристофа, то он был в целом доволен тем, как прошел спектакль.

Вторсырье и ремейки в «Свином рыле»

— Когда вы познакомились с Жаном-Кристофом?

— Жан-Кристоф бывал в России неоднократно, и пару лет назад приезжал с программой Сергея Даниляна для Дианы Вишневой «На Грани». Здесь ставили его балет Switch и спектакль Каролин Карлсон «Женщина в комнате». У Каролин я в свое время проходил стажировку в Париже — приз за победу на первом фестивале «Context. Диана Вишнева». Именно в этот приезд мы познакомились: кажется, это было в 2015 году.

Он увидел мою работу «Глина» в Творческой мастерской молодых хореографов в Мариинском театре и предложил поставить у него в труппе. Это было его собственное решение, что для меня особенно ценно и важно. Если говорить про международную сцену, то он мой крестный отец в танце, он — первый, кто меня пригласил в театр международного уровня.

— И какой спектакль вы подготовили?

— «Поцелуй Феи» (Le Baiser de la Fée). Этот балет был посвящен памяти Игоря Стравинского. 27 ноября 1928 года в Парижской опере состоялась премьера великого композитора. Стравинский мастерски ввел в балет мелодии Чайковского, сделав их более серьезными, и объединил их. Это показалось мне интересным, и в итоге та же концепция лежит в основе всей работы, которую я предпринял в создании этого спектакля.

Мы попытались использовать подход Стравинского к музыке Чайковского аналогичным образом ко всему процессу. Новую музыку написал петербургский композитор Александр Карпов. Таким образом мы создали не только оригинальную музыкальную партитуру, но и новую историю.

Когда Жан-Кристоф Майо пригласил меня создать новое произведение для балета Монте-Карло, я был вдохновлен творчеством великих артистов и художников — таких как Стравинский, Нижинский и Бенуа. Казалось крайне важным, чтобы наши идеи создавали историческую арку с идеями творцов оригинального «Поцелуя Феи», а наши усилия служили бы естественным продолжением их замыслов. Мне было очень приятно вновь встретиться с ребятами, которые танцевали у меня в балете: это Mimoza Koike, Maude Sabourin, Alvaro Prieto, братья Alexis и George Oliveira, Leart Duraku, Candela Ebbesen.

— Как работается в Балете Монте-Карло?

— У Les Ballets de Monte-Carlo нет собственной постоянной площадки для проведения спектаклей, но есть прекрасное место для их создания и репетиций — ателье Балета Монте-Карло. Это больше чем место, оно соответствует духу компании и ее идейного руководителя — Жана-Кристофа Майо. Внутри здания максимально возможно используются прозрачные стены, и большая часть помещений имеет несколько дверей. Таким образом, ты можешь пройти насквозь все кабинеты, видеть, как в мастерских изготавливают костюмы, чем сейчас заняты администраторы, что репетирует балетная труппа. Идеи циркулируют, ими дышат люди. Ателье, размещенное в бывшем лесопильном заводе площадью более четырех тысяч квадратных метров, — рабочий инструмент, объединяющий под одной крышей танцоров, артистическую, техническую и административную команды. Через стеклянную крышу большую часть года льется солнечный свет, а когда идет дождь, возникает домашнее ощущение уюта.

В компании отсутствует иерархическая система. Прима была только одна — Бернис (первая исполнительница роли матери-феи в «Золушке»), муза Жана-Кристофа, с которой он воплотил большинство своих идей. Это означает, что ты можешь сегодня готовить сольную партию, а завтра танцевать кордебалетную часть, и наоборот. Все танцуют всё. Наверное, такой демократичный подход не очень понятен в российской традиции, но это приносит свои плоды.

Работоспособность компании Майо накрыла меня с головой. Я убеждался на практике, что можно хореографировать не только свое тело, но и свой настрой, а на позитиве работа движется лучше в любой сфере, тем более — в области, связанной с коллективным творческим процессом. Артисты Балета Монте-Карло об этом не забывали. С настроением и атмосферой все было в порядке.

— А какова профессиональная подготовка танцовщиков?

— Технически ребята отлично подготовлены, и причиной тому — высокие запросы Жана-Кристофа. Хореография у него динамичная, требует балетного бэкграунда, артистов не много, каждый на счету, они просто обязаны держать себя в тонусе. И конечно мощнейший репертуар в багаже танцовщиков: William Forsythe, Jiří Kylián, Lucinda Childs, Twyla Tharp, Angelin Preljocaj, Itzik Galili, Jacopo Godani, Sidi Larbi Cherkaoui, Johan Inger, Alonzo King, Marco Goecke, Maurice Béjart — и это далеко не полный список хореографов, с которыми артисты поработали.

В труппе сложился прекрасный баланс между основными постановками действующего хореографа театра и приглашенными балетмейстерами. В авторском театре такое редко встречается. Я думаю, что Жан-Кристоф — очень смелый человек и руководитель, который не боится давать свободу своим артистам и хореографам-гостям. Все от этого только выигрывают. В частности, Sidi Larbi Cherkaoui выстрелил на балетной сцене в 2004 году, поставив In memoriam именно для Балета Монте-Карло.

— Как репетирует Жан-Кристоф Майо?

— Я был на репетициях «Золушки», «Ромео» и других спектаклей. Как я говорил ранее, в ателье, в основном, прозрачные стены и открыты двери, поэтому не обязательно быть в зале, чтобы наблюдать репетиционный процесс. Майо — харизматичен, репетиции ведет страстно. Всех секретов открывать не буду, но запомнилось, что он очень подолгу может оттачивать мелкие детали спектакля, объясняя танцовщикам их смысл и значение, а они, в свою очередь, множество раз, в полную силу, стараются попасть цель. Этот захватывающий диалог я могу наблюдать бесконечно.

— В чем достоинства и особенности «Золушки» Майо?

— Интересно, что в музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко в Москве «Золушка» должна была стать моей первой премьерой спектакля большой формы. И когда проект был полностью приготовлен, его отменили по независящим от меня обстоятельствам (внезапная смена руководства театра). А должна была быть «Золушка» Сергея Прокофьева без купюр: планировалось станцевать всю музыкальную партитуру композитора. Готовя постановку, я основательно изучил вопрос истории спектакля и пересмотрел огромное количество версий, дабы избежать повторов.

Версия Майо запомнилась и полюбилась еще тогда. Я вообще очень люблю творчество Жана-Кристофа и рад, что мне посчастливилось поработать с его труппой. Мне кажется, лаконично организованное пространство его спектакля в контрасте с пышными традиционными версиями дает возможность более пристально обратить внимание на взаимоотношения героев внутри действия. Мне нравятся «говорящие» партии, выпуклые характеры, которыми насыщен балет. Несмотря на то, что хореограф решительно деконструирует порядок музыкальных номеров, они «слушаются» органично, спектакль очень музыкальный. Меня вообще здесь покорила именно деконструкция оригинала, возможность рассказать каноническую историю, но совершенно другим способом. Я думаю, это большая удача фестиваля Dance Open — привезти «Золушку» Балета Монте-Карло.

Александр Городницкий — о «мечте импотента» и разгроме РАН

— Но вы все-таки будете ставить «Золушку»? она есть в ваших планах?

— Да, сейчас спустя уже почти три года, я вновь получил приглашение поставить «Золушку». На этот раз — в Калифорнии, с Натальей Осиповой. Продюсер проекта — Сергей Данилян. Мы думали, что восстановим уже подготовленный ранее спектакль. Но мир меняется, и мы меняемся, и я уже чувствую эту историю совершенно иначе. Поэтому было решено делать, совершенно новую версию: балет про… первую танцовщицу свободного танца Айседору Дункан. Есть планы показать работу в России.

Беседовала Ирина Сорина

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 апреля 2018 > № 2571419 Владимир Варнава


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 апреля 2018 > № 2569145 Александр Дрозденко

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко.

Обсуждались вопросы социально-экономического развития области, в том числе реализация программ строительства и реновации школ, увеличения количества ясельных групп в детских садах.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы с Вами в прошлом году обсуждали отдельные аспекты развития Ленинградской области. 2017 год закончился, с чем вступили в 2018 год? Какие результаты, укрупнённо, достигнуты? Какие социальные важные объекты вы продолжаете строить, развивать?

А.Дрозденко: Во-первых, Дмитрий Анатольевич, хочу сказать, что мы закончили год с некоторыми показателями, которые для нас впервые. Мы впервые достигли валового регионального продукта в 1 трлн рублей, для нас эта цифра знаковая. С опережением достигли, рассчитывали в 2020 году на неё выйти, вышли по итогам 2017 года. И вторая цифра – мы получили рекордную сумму инвестиций в рублях за всю историю Ленинградской области – 325 млрд рублей. Рост по сравнению с 2016 годом 26%, притом что в 2016 году мы выросли на 12,5%. База растёт.

Правильно Вы сказали: главное – эти тенденции в больших цифрах перевести в комфортную среду проживания наших граждан. Прежде всего, конечно, это социальная сфера. Мы приняли три программы. Первая программа – это строительство и реновация старых школ. Мы взяли на себя обязательство в год строить не менее шести больших школ (когда мы говорим «большая школа», это школа от 500 человек: 500, 800, 1200 учащихся). И 24 школы в реновации – это когда мы берём старую школу и от фундамента до кровли полностью её приводим в соответствие с сегодняшними стандартами. Практически получается новая школа. Эта программа у нас работает третий год. На программу по строительству школ мы тратим порядка 2 млрд рублей, порядка миллиарда – на реновацию.

И завершили программу по детским садам (это очередь от трёх до семи лет), хотя сегодня уже наши жители справедливо требуют, чтобы мы теперь занимались ясельными группами.

У нас остаётся напряжение в районах быстрорастущих. Это Всеволожский район, который стал по итогам 2017 года самым большим муниципальным районом во всей России.

Д.Медведев: Население какое там?

А.Дрозденко: 360 тысяч человек. Раменский район в Московской области был, по-моему, самый большой. Мы его обошли по численности. Конечно, там остаётся напряжение со школами и детскими садами. Потому что население постоянно прибывает. Но спасибо федеральной программе, Вашей поддержке, поддержке Правительства: мы получаем софинансирование именно в зоне интенсивной застройки – и на школы, и на детские сады. В этом году мы записаны по двум школам, по четырём детским садам. Надеюсь, что эта помощь нам будет предоставлена. По крайней мере в бюджете мы уже есть, строчка есть.

Д.Медведев: Обязательно всё это нужно будет сделать, потому что программа по детским садам действительно завершена, и Ленинградская область её тоже закрыла (я имею в виду по садам от трёх до семи лет). Сейчас время заниматься яслями и школами, так что всё, что предусмотрено, должно быть профинансировано и закончено.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 апреля 2018 > № 2569145 Александр Дрозденко


Россия. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 3 апреля 2018 > № 2554484 Сергей Несветов, Василий Спиридонов

Сертификация ответственного бизнеса.

Ассоциация краболовов Севера успешно завершила сертификацию промысла камчатского краба в Баренцевом море на соответствие стандартам Морского попечительского совета (MSC). Учитывая растущий интерес к MSC-сертификации, мы попытались выяснить, зачем это нужно рыбакам, насколько это сложный процесс, в чем особенности сертификации в России. Отдельно обсудили вопрос о сертификации на фоне возможного возврата к крабовым аукционам. Собеседниками Fishnews стали исполнительный директор Северо-Западного рыбопромышленного консорциума Сергей Несветов и консультант MSC в России по рыболовству, д.б.н., специалист по промысловым беспозвоночным Василий Спиридонов.

ГЛАВНЫЙ АКТИВ ПРОМЫСЛА

– Зачем была нужна сертификация?

С. Несветов: Во-первых, мы хотели показать, что ведем промысел ответственно, не подрывая состояния запасов и минимизируя влияние на экосистему.

Во-вторых, имела место и коммерческая составляющая. В России пока это не очень развито, но на рынках Европы потребитель стремится покупать продукцию, выловленную компаниями, которые ответственно подходят к сохранению окружающей среды и к своему бизнесу. А MSC-сертификация – признанная во всем мире система подтверждения того, что продукция отвечает всем этим запросам.

Главный актив любого рыбодобывающего бизнеса – это биоресурсы, долгосрочный доступ к квотам. Это ключевой элемент, делающий бизнес устойчивым в долгосрочной перспективе.

– Может ли сам по себе факт сертификации не просто зафиксировать состояние промысла, но в будущем отразиться также на состоянии популяции?

В. Спиридонов: Отчет о глобальном воздействии, ежегодно публикуемый MSC, содержит много фактов, показывающих, что состояние запасов практически всех сертифицированных промыслов не ухудшается. А во многих случаях происходит рост целевого запаса. Что касается камчатского краба в Баренцевом море, то сама процедура регулирования вылова построена таким образом, что при уменьшении запаса по каким-либо причинам уменьшается и вылов, это позволяет обеспечить восстановление ресурса до приемлемого уровня. При этом сертификация MSC – это публичный процесс с обратной связью, нацеленный на долгосрочное совершенствование управления промыслом. Если в процессе ежегодных аудитов и ресертификации через пять лет будет выявлено, что правила регулирования вылова недостаточно эффективны (что может произойти и в силу естественных причин – изменятся, например, океанографические условия в Баренцевом море), это будет стимулом их усовершенствовать.

КРАБ-ИММИГРАНТ

– В чем уникальность сертификации камчатского краба в Баренцевом море?

В. Спиридонов: Камчатский краб в Баренцевом море – это интродуцированный вид, природный ареал которого находится в водах Северной Пацифики. Он акклиматизирован в Баренцевом море в результате планомерной деятельности советских специалистов в 1961-1969 годах. В настоящее время этот вид массово встречается в южной шельфовой зоне Баренцева моря от северной Норвегии на западе до района острова Колгуев на востоке. С 2004 года в российских водах открыт промышленный лов камчатского краба. Вселение камчатского краба произошло задолго до принятия Конвенции о биоразнообразии в 1992 году, которая требует от стран-членов (в том числе России) недопущения новых интродукций. В настоящее время камчатский краб стал частью баренцевоморской экосистемы и, по ряду признаков, достиг пределов своего распространения, определяемого океанографическими условиями и особенностями геоморфологии шельфа. Эти обстоятельства делают промысел камчатского краба как интродуцированного вида пригодным для оценки с целью сертификации по Стандарту MSC для экологически устойчивого рыболовства.

НЕПРОСТО, НО ВОЗМОЖНО

– Как проходил процесс сертификации, сложно ли было получить документ?

С. Несветов:Это непросто, но если компания действительно относится к этому всерьез, то возможно. Разумеется, это требует определенных затрат, некоторой перестройки системы управления и системы контроля промысла, обучения персонала, в том числе экипажей судов. И главное – изменения отношения к проблемам экологии и воздействия на окружающую среду и экосистему.

В. Спиридонов: Процесс сертификации проходил без особых сложностей. Состояние запаса отслеживалось практически с начала его формирования, учеными были подобраны и испытаны модели динамики популяции, позволяющие рассчитывать последствия изъятия и прогнозировать устойчивый вылов. Недавно были приняты правила контроля вылова, формализующие процесс принятия решений при определении общего допустимого улова. Таким образом, развитие подхода к управлению запасом происходило в соответствии с первым принципом (состояние запаса) Стандарта MSC, согласно которому целевой запас должен поддерживаться на уровне, обеспечивающем неограниченное по времени использование без перелова. Баллы оценки предполагали формулировку определенных условий, которые заказчик сертификации должен выполнить в течение срока действия сертификата, в частности, обеспечить информацию по промысловой смертности крабов как прилова при добыче других видов, а также показать, что эффективность системы управления промыслом крабов периодически оценивается как с помощью внутриведомственного рассмотрения, так и внешних экспертов.

Можно было ожидать, что сертификация российского промысла камчатского краба в Баренцевом море вызовет критические замечания у ряда норвежских общественных организаций и экспертов, которые считают этот вид вредным вселенцем, запас которого не должен поддерживаться на высоком уровне. Однако то ли в самой Норвегии это мнение сейчас в значительной степени пересматривается, то ли наши соседи не придали большого значения сертификации российского промысла, так или иначе – никакой критики и тем более возражений оценка промысла не вызвала.

БРАКОНЬЕРСТВО ОТМИРАЕТ

– Вопросы браконьерства как-то повлияли на процесс?

С. Несветов:Аудиторы при сертификации обращают внимание на информацию о случаях браконьерства. Причем используют не только российские, но и зарубежные источники, позволяющие комплексно оценивать наличие либо отсутствие ННН-промысла. Аудиторы не нашли никакой информации о том, что на Северном бассейне существует промышленное браконьерство. Занимаясь промыслом краба, могу это подтвердить. Есть, конечно, единичные случаи, когда граждане на резиновых лодках выходят в прибрежную акваторию и пытаются поймать 100 кг краба, чтобы втихаря его продать. Такими случаями браконьерство у нас и ограничивается: объемы исчезающе малы. К слову, на Дальнем Востоке, насколько я знаю, схожая ситуация. Легальные пользователи, имеющие крабовые квоты, с браконьерством никоим образом не связаны. Регистрируемые там факты браконьерства связаны с «подфлажными» судами, которые к легальному промыслу краба не имеют никакого отношения. В ситуации, когда есть исторический принцип долгосрочного закрепления квот, ни один легальный пользователь браконьерством заниматься не заинтересован.

В. Спиридонов: В Баренцевом море в последние 10-15 лет удалось минимизировать незаконный и неучитываемый вылов большинства объектов промысла, включая камчатского краба. Это признано сертификаторами и является гарантией того, что промысловое изъятие учитывается с достаточной точностью.

РОССИЙСКАЯ СПЕЦИФИКА

– Каковы особенности сертификации промыслов в России и проявлялись ли они в данном случае?

В. Спиридонов: До последнего времени российские промыслы, проходившие сертификацию по Стандарту MSC, были исключительно промыслами рыбы, ведущимися преимущественно с помощью активных орудий лова. Основные вопросы и проблемы, которые возникали в ходе оценки, были связаны не с первым принципом стандарта, рассматривающим состояние запаса и регулирование изъятия, а со вторым принципом. Вопросы оценки запаса и регулирования вылова таких видов, как баренцевоморская треска или охотоморский минтай, всегда были центральными для государственного управления рыбными промыслами. Второй принцип Стандарта MSC требует подтверждения, что промысел управляется таким образом, чтобы было обеспечено поддержание структуры, продуктивности, функции и разнообразия экосистемы, от которой он зависит (включая виды и местообитание). Российская рыбохозяйственная наука традиционно, а особенно в условиях структуры современного финансирования, как правило, не собирает целенаправленно информацию, позволяющую ответить на возникающие вопросы. Кроме того, такие орудия, как донные тралы, считаются оказывающими серьезное воздействие на морское дно. В случае же с добычей камчатского краба промысел ведется пассивными орудиями – ловушками, и в связи с этим, воздействие промысла на морскую среду и другие организмы вызывает меньше проблем.

Система управления промыслами (третий принцип Стандарта MSC) традиционно оценивается достаточно высоко, но также традиционно делаются заявления о необходимости периодической оценки ее эффективности с участием всех заинтересованных сторон, – как самих рыбопромышленников, так и независимых экспертов.

С. Несветов:Мы горды тем, что получили сертификат MSC, так как это международное признание того факта, что мы успешно с чистого листа осуществили становление этого промысла в Баренцевом море и ведем его эффективно, заинтересованы в его долгосрочном использовании и сохранении для будущих поколений. Мы успешно завершили грандиозный эксперимент советских ученых. Жаль, что признание этого факта приходит пока только из-за рубежа, а руководство отрасли и правительство все еще прислушиваются к тем «экспертам», которые утверждают, что краб находится «не в тех руках», игнорируя даже сам факт получения нами сертификата MSC, который снимает с нас всякие обвинения в «непрозрачности» ресурса, в неэффективности его управления и в низкой отдаче от ресурса. Разве успешное становление такого промысла, который увеличивает экспортный потенциал РФ, и сохранение его для будущих поколений нельзя считать хорошей отдачей для бюджета? Но на самом деле они-то, те самые «эксперты», в первую очередь и оценили наши успехи, но только для себя, и поэтому лоббируют беспрецедентные изменения в действующем законодательстве о рыболовстве, резко ухудшающие положение действующих пользователей, а именно – отбор у пользователей части квот и проведение по ним новых аукционов. А ведь государство на последнем отраслевом Госсовете в 2015-м году прогарантировало, что, кроме введения инвестиционных квот, других изменений базовых принципов системы распределения квот в период с 2019 по 2033 годы не будет!

АУКЦИОНЫ ПРИВЕДУТ К ДЕГРАДАЦИИ

– Вы начиналиMSC-сертификацию полтора года назад, когда вопрос о крабовых аукционах на повестке еще не стоял. Сейчас бы вы начали сертификацию?

С. Несветов:Безусловно да. Мы по-прежнему надеемся, что новых масштабных экспериментов со всеми добытчиками краба в отрасли не будет. Мы просто не видим никаких логических обоснований, почему государство должно создать прецедент по отдельно взятому ВБР и вернуться к крабовым аукционам. Доступ новых участников возможен через инвестиционные квоты и приобретение действующих игроков, а для увеличения наполнения бюджета можно просто увеличить сборы за ВБР. Но если вдруг все же будут хоть какие-то новые аукционы по камчатскому крабу Баренцева моря, то нам тоже придется в них участвовать, а если победят другие участники, то автоматически сертификат MSC они не получат. Им еще придется наладить промысел и доказать свою эффективность.

Справка:Промысел камчатского краба в Баренцевом море – единственный сертифицированный в настоящее время промысел «королевских крабов» (крабоидов).Начало оценки было объявлено 9 февраля 2017 года. Процесс сертификации занял около года, а финальный отчет и определение соответствия промысла Стандарту MSC были опубликованы на сайте Морского попечительского совета 23 февраля 2018 года.

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 3 апреля 2018 > № 2554484 Сергей Несветов, Василий Спиридонов


Россия. СЗФО > Леспром > bumprom.ru, 30 марта 2018 > № 2565324 Михаил Шамолин

Михаил Шамолин: «Segezha Group продолжит модернизацию Сегежского ЦБК для удвоения объема выпуска целлюлозы»

Президент, председатель правления Segezha Group Михаил Шамолин провел в Республике Карелия серию рабочих встреч и посетил базовые активы, действующие в контуре управления холдинга в моногороде Сегежа, в том числе Сегежский ЦБК и ЛДК «Сегежский».

На совещании в правительстве региона глава компании и глава республики обсудили перспективы дальнейшего сотрудничества. Состоялся обмен мнениями по вопросам лесообеспечения, освоения северных территорий, потенциального сотрудничества Segezha Group с Кондопожским ЦБК, а также вариантов восстановления пострадавшего в 2017 году от пожара предприятия «Карелия ДСП» в поселке Пиндуши.

«В рамках общей партнерской стратегии развития мы намерены сохранить уровень и темпы сотрудничества с «Сегежа групп», - заявил на встрече глава республики Артур Парфенчиков. - Для региона важным вопросом является восстановление комбината в поселке Пиндуши, мы должны вместе подумать о его будущем и готовы рассматривать возрождение «Карелия ДСП» в рамках приоритетного проекта с выделением для работы необходимых лесных участков». «У нас накопился целый ряд вопросов, в том числе с обеспечением сырьем наших партнеров, которые мы обсудим в закрытом режиме».

В свою очередь президент Segezha Group проинформировал губернатора, что компания готова продолжить развитие Сегежской промышленной площадки, рассматривает строительство новых мощностей по варке и увеличению выпуска готовой продукции, - как бумаги, так и в перспективе картона, а также не исключает строительство в Карелии нового ЦБК.

«Такие ЦБК будут востребованы и в России и глобально. 70% продукции, которую производит Segezha Group, экспортируется и достаточно успешно. Мы конкурируем с ведущими европейскими производителями и не видим причин, почему нельзя это делать, построив новый ЦБК, - заявил Михаил Шамолин. - С большой уверенностью могу сказать, что конечно будем строить. Сегежа – одна из наиболее вероятных площадок. Место зависит от целого ряда вопросов экономики».

Отвечая на вопросы журналистов карельских СМИ, глава лесопромышленного холдинга рассказал о своих основных задачах на посту президента. «Прежде всего – это рост бизнеса, повышение его эффективности и системное развитие, - акцентировал президент Михаил Шамолин. - Мы проинвестировали в развитие Сегежского ЦБК порядка 20 млрд рублей за последние два года. Это и строительство новой бумагоделательной машины, и строительство многотопливного котла, и усовершенствование варочных агрегатов. В дальнейшем эта программа продолжится, чтобы поднять уровень СЦБК до уровня лучших и новейших зарубежных комбинатов. Будут новые инвестиции в республику, мы не останавливаемся. Фронт работ перед нами большой».

В контексте темы вероятного сотрудничества СЦБК с Кондопожским ЦБК Михаил Шамолин обратил внимание прессы, что к этому есть объективные предпосылки. «Мы с Кондопогой не конкурируем, так как находимся в разных сегментах. Кондопога производит газетную бумагу, мы производим упаковку и мешочную бумагу. Это два разных сегмента, они не пересекаются. У нас есть синергия с ними, в частности по заготовке леса, потому что они потребляют только определенную фракцию леса, остальной лес потребляем мы. У нас есть, о чем с ними поговорить. Совместная жизнь двух предприятий более эффективна, чем раздельная», - сообщил представителям СМИ президент Segezha Group. При этом, Михаил Шамолин подчеркнул, что комбинация производственных площадок позволит республике стать в перспективе мощнейшим производителем целлюлозно-бумажной продукции в стране.

На вопрос журналистов о дефиците лесных ресурсов президент Михаил Шамолин аргументировал важность обеспечения сырьевой безопасности, как компании, так и республики в целом. «Леса не хватает производителям внутри Карелии. К примеру, обеспеченность лесом Сегежского ЦБК составляет 60%, еще 40% сырья завозится из других регионов. При этом достаточно большой объем леса экспортируется в Финляндию и в другие страны. Задача - сделать так, чтобы в идеале 100% леса перерабатывалось на территории республики, а на экспорт отправлялась только продукция высоких переделов с высокой добавленной стоимостью. Это не сделать одномоментно, потому что исторически бизнес по заготовке леса и его экспорту существовал всегда, люди на этом зарабатывали. Это не остановить. Но с точки зрения и республики, и страны имеет смысл перерабатывать максимум сырья внутри. Тем более Россия структурно в мире имеет все преимущества по себестоимости, может и должна стать мировым лидером по производству продукции лесной индустрии», - сказал президент Segezha Group.

Глава компании подтвердил, что в результате конструктивных переговоров правительство Карелии и Segezha Group взяли на себя взаимные обязательства по возобновлению работы завода «Карелия ДСП» в Пиндушах. Рассматриваются несколько проектов формирования на базе предприятия нового плитного производства.

По мнению Михаила Шамолина, руководство республики нацелено на рост, заинтересовано в привлечении инвестиций, в развитии, серьезно думает о социальных вопросах. «Мы не находимся в переговорах о каких-то конкретных контрактах, речь идет о том, каким образом совместить интересы инвесторов с интересами региона. Чтобы решался широкий круг вопросов, - и по использованию леса, и по расширению производства продукции, и по созданию новых рабочих мест, и по налогам, и по реализации социальной политики», - отметил Михаил Шамолин.

В ходе рабочей поездки в Карелию президент Segezha Group Михаил Шамолин посетил Сегежский ЦБК, где познакомился с производственно-технологической цепочкой, - от лесной биржи до варочного производства. В варочном цехе глава компании оценил общую картину создания целлюлозы, на ТЭЦ-1 осмотрел мощности регенерации щелоков и энергетическое производство, поинтересовался работой турбин высокого давления, поговорил с коллективом о проблемах, требующих оперативного решения. С его точки зрения, несмотря на комплексную модернизацию отдельные производства комбината требуют технического перевооружения, достройки систем и агрегатов.

«Для себя я составил картину, что нужно делать с комбинатом и в какой последовательности, - заявил президент. - Проблемное место которое я отметил, – цех регенерации щелочи, который нуждается в модернизации. Возможно речь пойдет о строительстве нового регенерационного котла. По инвестициям это капиталоемко, но даст нам возможность запустить второй варочный котел, который может быть модернизирован с гораздо меньшими инвестициями и достаточно быстро. В результате мы получим увеличение выпуска целлюлозы с текущих 360 тысяч до 600-800 тысяч тонн, то есть практически удвоим объем продукции комбината». При этом Михаил Шамолин уточнил, что концептуально это возможно.

«Сейчас мы этот путь будем исследовать, просчитывать, какие средства потребуются, хватит ли на это леса и насколько востребована будет продукция. Это вопрос стратегам, лесозаготовке и маркетологам. Я с оптимизмом смотрю, все это реализуемо», - добавил глава компании. По его мнению, дальше без фундаментальных инвестиций и капитальной реконструкции продвинуться нельзя, так как потребуется создавать новые мощности по варке, запускать новый варочный котел и цех по регенерации щелоков. Все это потребует, по предварительной оценке, дополнительно порядка 600-800 млн евро инвестиций.

Общаясь с работниками предприятия, президент также говорил о необходимости расширения продуктовой линейки. К примеру, в настоящее время на рынке в Карелии не представлены: сегмент картона, беленого картона, упаковка из картона, флютинга. «Если думать о расширении производства, то прежде всего в этих сегментах. Этот рынок растет не только в России, но и по всему миру, - заключил президент Segezha Group. - Могу сказать, что мы на это внимательно будем смотреть и держать в уме как дальнейшую стратегию».

В заключении рабочей встречи в Сегеже Михаил Шамолин особо подчеркнул приоритет социальной ответственности компании в регионах присутствия, в том числе обратил внимание на важность поддержки развития моногородов, налоговой отдачи в местные бюджеты, исполнения всех социальных обязательство перед населением. «По всем этим направлениям мы сотрудничаем и будем сотрудничать с администрацией, - как с городом, так и с республикой, с правительством и Главой Карелии. Мы в контакте и живо откликаемся на те нужды, которые возникают в регионе», - заявил президент Шамолин.

Справка Бумпром.ру:

Segezha Group – один из крупнейших российских вертикально-интегрированных лесопромышленных холдингов с полным циклом лесозаготовки и глубокой переработки древесины. В состав холдинга входят российские и европейские предприятия лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности. География представительств Группы охватывает 12 государств. Производственные активы расположены в 8 странах мира и в 6 регионах РФ. Продукция реализуется в 88 странах мира. На предприятиях Segezha Group работает 13 тыс. человек.

Segezha Group - крупнейший лесопользователь в Европейской части России, общая площадь арендованного лесфонда составляет 6,3 млн га, 96% продукции сертифицировано. Segezha Group занимает 1 место в России (52% рынка) и 2 место в Европе (16,3% рынка) по производству бумажных мешков; 1 место в России (71% рынка) и 4 место в мире по производству высококачественной небеленой мешочной бумаги; 5 место в России и 7 место в мире по производству большеформатной березовой фанеры; 1 место в России по производству пиломатериалов и по производству домов из клееного бруса.

Целлюлозно-бумажный блок в Segezha Group представлен двумя ЦБК - Сегежским ЦБК и Сокольским ЦБК, двумя предприятиями по производству мешков в Сегеже в Карелии и в Сальске Ростовской области, а также 7 заводами, которые перерабатывают бумагу и производят мешки в Европе. В целом по Segezha Group в России и за рубежом в 2016 году из бумаги, выпущенной Сегежским ЦБК, изготовлено 1,3 млрд бумажных мешков.

Сегежский ЦБК – безусловный лидер в России по производству небеленой мешочной крафт-бумаги, единственное предприятие в стране, применяющее технологию микрокрепирования, благодаря которой бумага приобретает упругость и прочность. Используемые в новой бумагоделательной машине технологии позволяют выпускать продукцию, не имеющую аналогов в Российской Федерации.

Россия. СЗФО > Леспром > bumprom.ru, 30 марта 2018 > № 2565324 Михаил Шамолин


Россия. СЗФО > Леспром > bumprom.ru, 29 марта 2018 > № 2565328 Михаил Шамолин

Президент Segezha Group Михаил Шамолин: «Группа возможно построит новый ЦБК на территории Карелии»

Глава Республики Карелия Артур Парфенчиков встретился с новым президентом Segezha Group Михаилом Шамолиным. Рабочая встреча началась с обсуждения перспектив развития, как Сегежского комбината и предприятий, входящих в состав Segezha Group, так и лесной отрасли в целом.

«Мы ставим большие задачи по развитию наших крупных производств Сегежи и Кондопоги – в этой связке определяем нашу общую стратегию. Также нам важно создание на новом уровне производства в Пиндушах, мы готовы рассматривать это как приоритетный проект с выделением лесных участков», - обозначил перспективы глава Карелии.

Михаил Шамолин выразил готовность к тесному сотрудничеству с правительством Республики: «Видим, что руководство республики нацелено на рост, заинтересовано в привлечении инвестиций. При совмещении интересов инвесторов и региона будет решаться широкий круг вопросов: по использованию леса, созданию новых рабочих мест, сбору налогов, решению социальных и экологических вопросов. Мы заинтересованы в развитии территории вокруг себя, и в этом плане конструктивное взаимодействие с руководством необходимо».

Президент Segezha Group отметил, что уже есть несколько вариантов восстановления после пожара пиндушского завода «Карелия ДСП», возможно, это будет организация производства плит ОСП (OSB).

Также в планах нового руководителя группы лесопромышленных компаний сотрудничество с ОАО «Кондопога». Данное взаимодействие, президент Segezha Group видит, прежде всего, в более эффективном совместном использовании леса, так как для производств разного вида бумаги – газетной и мешочной – требуются разные виды древесного сырья.

Напомним, что в последние два года в модернизацию ЦБК в Сегеже проинвестировано более 20 млрд рублей. Прежде всего, это установка новой бумагоделательной машины - БДМ № 11 - производительностью 110 тыс. т в год, способной выпускать все виды мешочных бумаг, строительство многотопливного котла, обновление варочного производства. Все это, по мнению главы компании, позволит Сегежскому ЦБК выйти на уровень недавно построенных лучших зарубежных производств. Михаил Шамолин не исключает в перспективе и строительство других ЦБК на территории Карелии. Сегежа – одна из наиболее вероятных площадок.

Справка Бумпром.ру:

Segezha Group – один из крупнейших российских вертикально-интегрированных лесопромышленных холдингов с полным циклом лесозаготовки и глубокой переработки древесины. В состав холдинга входят российские и европейские предприятия лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности. География представительств Группы охватывает 12 государств. Производственные активы расположены в 7 странах мира и в 6 регионах РФ. Продукция реализуется в 88 странах мира. На предприятиях Segezha Group работает 13 тыс. человек.

Segezha Group - крупнейший лесопользователь в Европейской части России, общая площадь арендованного лесфонда составляет 6,3 млн га, 96% продукции сертифицировано. Segezha Group занимает 1 место в России (52% рынка) и 2 место в Европе (16,3% рынка) по производству бумажных мешков; 1 место в России (71% рынка) и 4 место в мире по производству высококачественной небеленой мешочной бумаги; 5 место в России и 7 место в мире по производству большеформатной березовой фанеры; 1 место в России по производству пиломатериалов и по производству домов из клееного бруса.

Целлюлозно-бумажный блок в Segezha Group представлен двумя ЦБК - Сегежским ЦБК и Сокольским ЦБК, двумя предприятиями по производству мешков в Сегеже в Карелии и в Сальске Ростовской области, а также 7 заводами, которые перерабатывают бумагу и производят мешки в Европе. В целом по Segezha Group в России и за рубежом в 2016 году из бумаги, выпущенной Сегежским ЦБК, изготовлено 1,3 млрд бумажных мешков.

Россия. СЗФО > Леспром > bumprom.ru, 29 марта 2018 > № 2565328 Михаил Шамолин


Россия. СЗФО > Леспром > bumprom.ru, 23 марта 2018 > № 2543056 Хайнц Циннер

В 2018 году ожидается стабильный рост объемов производства целлюлозы в России, заявил председатель Совета директоров АО «Архангельский ЦБК» Хайнц Циннер.

По его словам, это связано, главным образом, с благоприятной экспортной конъюнктурой. И отчасти со спросом на внутреннем рынке.

Ключевым фактором роста спроса на беленую целлюлозу в России остается сегмент туалетной бумаги и бумажных СГИ (полотенец, салфеток). По прогнозу департамента маркетинга Архангельского ЦБК, потребление СГИ в стране будет расти в среднем на 4-6% в год до уровня 800 тыс. т в год к 2030 году.

В среднесрочной перспективе, можно ожидать увеличения производства в РФ товарной беленой сульфатной целлюлозы на 38-40% по фактам заявлений ряда компаний о строительстве новых ЦБК до 3,6-3,7 млн т в год.

Потребление хвойной распушенной целлюлозы в РФ к 2025 году, по оценкам АЦБК, возрастет на 6-8% в год до уровня около 180 тыс. т в год.

Справка Бумпром.ру:

Хайнц Циннер родился в 1941 году. Окончил Коммерческий университет Вены, имеет докторскую степень. Работал в разных компаниях по производству и продаже бумаги: Bunzl & Biach AG, Raccolta, Ekman, Wilfried Heinzel AG (Австрия). С 2003 года – управляющий директор компании Pulp Mill Holding.

Архангельский ЦБК основан в 1940 году. Является одним из ведущих лесохимических предприятий РФ и Европы. Специализируется на производстве картона и товарной целлюлозы, бумаги и бумажно-беловых изделий.

Единственный акционер АЦБК - австрийская компания Pulp Mill Holding GmbH.

Россия. СЗФО > Леспром > bumprom.ru, 23 марта 2018 > № 2543056 Хайнц Циннер


Австрия. СЗФО > Леспром. Экология > bumprom.ru, 22 марта 2018 > № 2565313 Хайнц Циннер

Хайнц Циннер: Pulp Mill Holding обращает внимание на экологическую составляющую, инвестируя в Архангельский ЦБК

В прошлом году инвестиции в природоохранные мероприятия, включая НДТ, Архангельского ЦБК составили около 1 млрд рублей. Комментируя экологическую политику комбината, председатель Совета директоров АО «Архангельский ЦБК» Хайнц Циннер отметил, всякий раз, когда Pulp Mill Holding инвестирует в предприятие, акционер всегда обращает внимание на экологическую составляющую.

Так, например, строительство новой выпарной станции значительно уменьшит негативное воздействие на окружающую среду. Детализируя вопрос, Хайнц Циннер отметил, что приоритетом Программы в области природоохранных мероприятий АЦБК в 2018 году станет реконструкция производства биологической очистки и древесно-биржевое производство, модернизация ряда участков производства целлюлозы с целью снижения водопотребления, выбросов и сбросов загрязняющих веществ.

Хайнц Циннер также напомнил, что в течение 2018 года будут завершены основные работы по главному проекту Архангельского ЦБК – по реконструкции КДМ-2 и установке энергоэффективного оборудования Valmet Technologies, которая позволит снизить нагрузку на окружающую среду по водопотреблению и водоотведению, потреблению энергоресурсов. Снижение потребления электроэнергии приблизительно составит 5%, снижение потребления производственной воды- 12 %.

Справка Бумпром.ру:

Хайнц Циннер родился в 1941 году. Окончил Коммерческий университет Вены, имеет докторскую степень. Работал в разных компаниях по производству и продаже бумаги: Bunzl & Biach AG, Raccolta, Ekman, Wilfried Heinzel AG (Австрия). С 2003 года – управляющий директор компании Pulp Mill Holding.

Архангельский ЦБК основан в 1940 году. Является одним из ведущих лесохимических предприятий РФ и Европы. Специализируется на производстве картона и товарной целлюлозы, бумаги и бумажно-беловых изделий.

Единственный акционер АЦБК - австрийская компания Pulp Mill Holding GmbH.

Pulp Mill Holding GmbH – австрийско-германская компания со штаб-квартирой в Вене, объединяющая группу предприятий, осуществляющих деятельность по производству бумаги, картона и упаковки, создана в 2001 г. На территории России холдингу принадлежит 100% акций АО «Архангельский ЦБК». В группу АО «Архангельский ЦБК» входят АО «Архбум» (логистические услуги и производство гофроупаковки в Подольском и Истринском филиалах), ООО «Архбум Тиссью Групп». Количество сотрудников – 7,5 тыс. человек.

Австрия. СЗФО > Леспром. Экология > bumprom.ru, 22 марта 2018 > № 2565313 Хайнц Циннер


Россия. Евросоюз. США. СЗФО > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536540 Андерс Аслунд

Политическая цель «Северного потока — 2»

Газопровод имеет яркую политическую цель. Мы на стороне российского агрессора или на защите украинских жертв?

Андерс Ослунд (Anders Åslund), The Hill, США

Какие бы эмоции ни вызвала отставка госсекретаря Рекса Тиллерсона, он соображал в энергетике, настойчиво сопротивляясь попыткам России построить новый газопровод «Северный поток — 2», который по плану должен проходить из Санкт-Петербурга через Балтийское море в Германию.

Тиллерсон говорил, что это позволит Кремлю использовать энергетику как «политический инструмент». В свою очередь колумнист Джеймс Дурсо настаивает на том, что США не должны противоречить воле Германии строить этот газопровод. Позволю себе не согласиться.

Единственная причина для построения «Северного потока — 2» — большая пропускная способность нового газопровода и желание российского правительства оплачивать это. Но почему же Россия так стремится платить? Аргументы против этого газопровода более многочисленные и веские.

«Северный поток — 2» мог бы транспортировать 80% текущего российского экспорта газа в Европу через единую систему трубопроводов. Это противоречит политике ЕС по энергетической безопасности и диверсификации поставок.

ЕС насчитывает 28 стран-членов. Среди них только три со всей очевидностью будут иметь преимущества от «Северного потока — 2»: Германия, Нидерланды и Австрия. Большие энергетические компании этих стран организовали консорциум с Газпромом и сумели убедить правительства поддержать это.

Компании «Винтершелл» (Wintershall)и «Юнипер» (Uniper) имеют значительное влияние в Германии — так же, как Оу-эм-ви (OMV) в Австрии и «Роял дойч шелл» (Royal Dutch Shell) в Нидерландах.

Газпром обеспечит им монополию на своих внутренних рынках, а заодно и замедлит развитие новых компаний. Большинство европейских правительств понимают это. 20 из 28 стран ЕС противостоят «Северному потоку — 2», еще несколько сомневаются, хотя только государства Восточной Европы выражают свою позицию четко и громко.

Как правильно отметил Тиллерсон, ключевая цель российского «Северного потока — 2» является политической. Этот проект — часть экономической войны Кремля против Украины. Благодаря жестким санкциям, Россия урезала свою торговлю с Украиной на 80%, если сравнивать с данными за 2012 год.

Теперь она хочет лишить Украину доходов от транзита, который составляет 2 — 3% украинского ВВП. Так мы на стороне российского агрессора или на защите украинских жертв?

Газпром нахваливает свою надежность. Западные партнеры подтверждают это — чего не скажешь ни об одном из восточных. Кроме того, всем известно о пресловутой привычке Газпрома сокращать поставки газа, как правило, посреди зимы.

Эксперты шведского Агентства оборонных исследований установили, что в течение периода 1991-2006 годов Россия использовала «политику принудительной энергетики» 55 раз. Газпром был главным виновником в 16 из них.

Два наиболее известных случая связаны с сокращением поставки газа на Украину в течение четырех дней в январе 2006 года и в течение двух недель в январе 2009 года, от чего пострадали 16 европейских стран.

Газпром так же ненадежен в установлении цен. Опять же, красноречивый пример из Украины. В первой четверти 2014 года, когда Кремль надеялся помочь президенту Виктору Януковичу остаться у власти, он урезал цену на газ до 268,50 доллара за тысячу кубических метров.

И 22 февраля того же года Янукович сбежал из Украины. Поэтому 1 апреля Газпром поднял цену до 385 долларов за кубический метр. Через два дня он увеличил свою цену еще на 485 долларов, утверждая, что поскольку Россия присоединила Крым, ей больше не нужно давать скидку на аренду морской базы в Севастополе, согласованную с Януковичем в апреле 2010 года. Это война, а не торговля.

Кремль контролирует Газпром, и в такой политизированной манере он ведет себя со всеми бывшими коммунистическими странами. В августе 2012 года Европейская комиссия начала расследование антиконкурентного поведения Газпрома.

Для этого она имела три основания: Газпром запретил свободную торговлю газом, цены на монополизированных рынках были слишком высокими, а Газпром использовал такую монополию для доминирования на рынке. Болгария, Эстония, Финляндия, Латвия, Литва и Словакия имели только одного поставщика — Газпром.

К счастью, теперь не Газпром, а потребительский рынок производства сжиженного природного газа устанавливает цену в Восточной Европе, что и привело к ее существенному снижению.

28 февраля Газпром проиграл Нафтогазу в серьезном арбитражном деле в Стокгольме. Характерно, что Газпром повел себя очень вероломно, на 2 дня без предупреждения перекрыв поставку газа, о которой только что договорился. На Украине это привело к недостатку газа и другим существенным затратам. Немного найдется таких ярко ненадежных и политизированных поставщиков, как Газпром.

США немало сделали для положительного развития этой истории. Госсекретарь Тиллерсон, который отходит от своих обязанностей, абсолютно прав, что «Северный поток — 2» является нежелательным и противоречит политике США в Европе. И вопрос не в том, должны ли США выступать против, а в том, удастся ли им доказать свою правоту.

Россия. Евросоюз. США. СЗФО > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536540 Андерс Аслунд


Литва. Белоруссия. СЗФО. ЦФО > Транспорт. Авиапром, автопром > gudok.ru, 12 марта 2018 > № 2527371 Алексей Шило

Одним «пилотом» не ограничатся

Как прошла тестовая отправка поезда из Калининграда в Москву через Литву и Белоруссию и о перспективах развития комбинированных перевозок, «Гудку» рассказал директор по коммерческой деятельности – начальник Центра фирменного транспортного обслуживания ОАО «РЖД» Алексей Шило.

– Алексей Николаевич, почему именно на развитии контрейлерных перевозок ОАО «РЖД» делает акцент и с этой целью подготовило отдельный проект? Как он реализуется и что в результате должно получиться?

– Это совершенно новый транспортно-логистический продукт, прорабатываемый холдингом. Речь идет о перевозке на контрейлерных платформах автомобилей, автопоездов, полуприцепов, съемных автомобильных кузовов по наиболее востребованным автомобилистами массовым направлениям.

Регулярные контрейлерные перевозки в международном и внутреннем сообщениях, по нашему мнению, позволят привлечь на железнодорожный транспорт дополнительные объемы грузов, расширить масштабы перевозочной деятельности компании, оптимизировать загрузку железнодорожной и терминально-складской инфраструктуры, увеличить степень маршрутизации грузовых потоков и получить дополнительные доходы.

И в мировой практике контрейлерные технологии широко распространены, так как они позволяют сочетать в себе качества различных видов транспорта, в частности, маневренность, оперативность и скорость автомобилей с производительностью, всепогодностью и безопасностью поездов.

Для реализации проекта нам необходимо решить комплекс технико-технологических, информационных и коммерческо-правовых задач. С этой целью в РЖД создана специальная рабочая группа, в которую вошли не только специалисты причастных подразделений компании, дочерних и зависимых обществ, но также и потенциальные пользователи данного продукта.

– Как далеко продвинулись в работе и есть ли сложности?

– ОАО «РЖД» совместно с Федеральной антимонопольной службой (ФАС) еще в 2016 году обсуждали стоимость контрейлерных перевозок. Она установлена на уровне тарифов на перевозки универсальных крупнотоннажных контейнеров.

Однако приступить к практической реализации проекта до недавнего времени мы не могли из-за того, что не был утвержден специальный «габарит» для этого вида перевозок. В конце 2017 года приказом Минтранса утверждены «Технические условия размещения и крепления автомобилей, автопоездов, автоприцепов, съемных кузовов при перевозке в грузовых вагонах», которые позволяют использовать в контрейлерном сообщении более низкие – на 200 мм ниже, чем универсальные, – платформы с высотой пола 1100 мм. Кроме того, не применять повышающий коэффициент к тарифу, что делает контрейлерные перевозки более привлекательными, а также упрощает технологию их реализации.

Очевидно, что для практической реализации проекта нужен специализированный подвижной состав. И в настоящее время АО «Федеральная грузовая компания» вместе с конструкторскими бюро изучает возможность производства универсального вагона-платформы, предназначенного в том числе для перевозок контрейлерных грузовых единиц, а также вспомогательной погрузочной площадки с размещением на фитинговых упорах для погрузки полуприцепов вертикальным способом при помощи ричстакера.

Выпуск установочной партии – 300 платформ – планируется к концу 2018 года.

– На каких направлениях планируете использовать технологию?

– Мы проводим мониторинг потенциальной грузовой базы и при проработке интересных маршрутов руководствуемся предпочтениями наших потенциальных клиентов. Определены такие приоритетные направления, как из Москвы в Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Забайкальск и обратно, а также из Калининграда в Москву транзитом через территорию Литвы и Белоруссии. Каждое из них отработаем на опытной отправке с участием потенциальных клиентов. Пилотные перевозки позволяют получить практический опыт организации контрейлерного сервиса, отработать технологию погрузки и выгрузки, утвердить местные технические условия крепления автотранспортных средств, а также выявить основные преимущества и недостатки, устранение которых в дальнейшем позволит нам сделать продукт более совершенным и привлекательным.

И сейчас уже можно говорить об определенных результатах. В конце 2016 года РЖД вместе с ООО «Глобалтрак Лоджистик» организовали перевозку по маршруту Москва – Новосибирск – Москва, а 9 февраля c ГК «Дело» – из Калининграда в Москву. Для этого пилотного проекта грузоотправитель разработал проект Местных технических условий размещения и крепления автомобильных полуприцепов на специализированной платформе модели 13-9938. Региональное подразделение Центральной дирекции по управлению терминально-складским комплексом обеспечило погрузку полуприцепа терминальным тягачом методом осаживания через торцевую эстакаду, была произведена оцентровка полуприцепа, который закрепили на платформе с помощью вилочного погрузчика.

Чтобы обеспечить безопасность перевозки, Калининградская железная дорога, ЦФТО и грузоотправитель провели испытания на соударения по проверке способа размещения и крепления автомобильного полуприцепа в порожнем состоянии. Груз проследовал со станции Калининград-Сортировочный через три погранперехода (Чернышевское – Кибартай, Кяна – Гудогай и Осиновка) по территории Литвы, Белоруссии и России и 13 февраля прибыл на станцию Кунцево Московской железной дороги. В этом и уникальность перевозки, что она проходила транзитом через две страны.

– Как договорились работать с Литвой и Белоруссией?

– Были решены вопросы таможенного оформления, неизбежно возникающие при прохождении границ. При налаженном взаимодействии с контролирующими органами можно будет говорить о конкурентных преимуществах по срокам доставки полуприцепов контрейлерным способом.

Кроме того, с ЛЖД и БЖД договорились о предоставлении специальных оптимизированных ставок на перевозку вагона с груженым прицепом, которые будут действовать в течение всего года. Скидка к базовым тарифам от ЛЖД составила 40%, от БЖД – 45% на груженый контрейлер и 60% на порожний контрейлер.

– Чем интересен Белоруссии и Литве российский транзит, тем более со скидкой?

– В первую очередь переключением и привлечением дополнительного объема перевозок, расширением масштабов перевозочной деятельности. Это также позволит странам-транзитерам снизить нагрузки на экологию, на автодорожную сеть на территории своих государств.

Недавно я встречался с руководством «Литовских железных дорог», и мы обсудили дальнейшее сотрудничество, учитывая планы Литвы по производству специализированного подвижного состава и его использованию в сообщении с РЖД и Белорусской железной дорогой.

Что касается самого направления Калининград – Москва – Калининград, то оно определенно представляет коммерческий интерес как для холдинга «РЖД», так и для наших клиентов. Правление компании поставило задачу организовать до конца года еще одну опытную перевозку, но уже в терминально-логистический центр «Белый Раст» в Дмитровском районе Московской области. В настоящее время здесь строится контейнерно-контрейлерный терминал.

– Что еще необходимо сделать для организации регулярных перевозок?

– Нужно сделать продукт максимально удобным и коммерчески привлекательным. До того момента, как ФГК выпустит парк специализированного подвижного состава, будем отрабатывать технологию на маршруте Екатеринбург – Новосибирск, используя имеющиеся две платформы компании, чтобы сформировать комплексную услугу контрейлерных перевозок.

Также необходимо доработать программное обеспечение АС ЭТРАН для информационного сопровождения отправок. Кроме того, сейчас рассматриваются различные варианты оптимизации тарифных условий, в этом вопросе нужно определиться. С заинтересованными клиентами анализируем потенциальные объемы перевозок, определяем новые маршруты и исследуем коммерческую эффективность применения на них контрейлерных технологий. Уверен, что запланированные мероприятия позволят организовать сервис на регулярной основе и он будет привлекателен для всех участников перевозочного процесса.

Елена Кудрявцева

Литва. Белоруссия. СЗФО. ЦФО > Транспорт. Авиапром, автопром > gudok.ru, 12 марта 2018 > № 2527371 Алексей Шило


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 марта 2018 > № 2518820 Владимир Путин

 Медиафорум региональных и местных СМИ.

Владимир Путин принял участие в работе V Медиафорума «Правда и справедливость», который проводится Общероссийским народным фронтом. Президент в течение двух часов отвечал на вопросы представителей региональных и местных средств массовой информации.

В ходе встречи главы государства с участниками форума обсуждались наиболее острые проблемы жизни регионов и профессиональные вопросы развития российской журналистики, а также международная проблематика.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с представителями региональных и местных средств массовой информации на V Медиафоруме «Правда и справедливость».

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Где бы мы с вами ни собирались, всё время везде одна и та же обстановка, как будто мы из этого зала и не выходим, в какой бы регион ни приехали. Это хорошо отчасти, потому что сразу создаёт привычную рабочую атмосферу.

Хотел бы обратить внимание на то, что это очередной форум такого рода, и считаю его очень важным. Хочу поблагодарить Общероссийский народный фронт за то, что он инициирует такие мероприятия.

Это даёт возможность не только вам между собой пообщаться, обменяться наилучшими практиками своей работы, но и довести до Общероссийского народного фронта и свои озабоченности, и свои надежды. Соответственно для меня, для моих коллег, для Администрации Президента это тоже очень важно, поскольку есть такая прямая обратная связь.

Она для нас очень важна, уже много раз говорил об этом, и ничего здесь секретного нет. Вы как раз те люди, которые на передовой находитесь, работаете непосредственно с людьми, лучше всего знаете и чувствуете, что происходит на территориях, а это, по существу, самое главное, потому что за вами в прямом смысле слова вся Россия.

Хочу вас поприветствовать ещё раз, и давайте, как и было на нашей предыдущей встрече, поговорим о тех вопросах, которые вас волнуют и которые вы считаете важными, принципиальными и первоочередными.

Пожалуйста.

О.Тимофеева: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Здесь на самом деле вся страна, журналисты из всех территорий России. Но эти люди немного больше, чем журналисты, потому что своими сюжетами, статьями в региональных газетах, постами в блогосфере они поменяли ситуацию, заставили власть услышать там, где она не желала слышать обычных людей.

Вы говорите, что мы собираемся из года в год, мы действительно здесь пятый раз. Мы поменяли, правда, площадку: сегодня – Калининград, неформальная столица региональных средств массовой информации.

Но хочу сказать, что за это время многое поменялось, потому что наша площадка – это не просто « выход пара» , когда Вам рассказывают о проблемах, говорят о путях решений. Это Ваши прямые поручения.

На 21-й кнопке появились региональные каналы. Очень большая сумма, 550 миллионов, ушла на поддержку региональных печатных СМИ. Сегодня мы говорим о том, что увеличиваем бегущую строчку для того, чтобы региональные каналы выжили.

Но и много Ваших поручений, которые потом звучат и выходят после нашего Медиафорума, реально меняют жизнь в стране, меняют законы, закладываются деньги в бюджеты. Это крайне важно, почему мы здесь сегодня и собираемся.

По Вашему поручению несколько лет работает Центр правовой поддержки журналистов. Конечно, критика, разоблачения никому, наверное, не приносят хорошего, особенно власти, поэтому зачастую иногда мы сталкиваемся с неадекватной реакцией.

Мы защищаем журналистов, которых лишают аккредитации, увольняют, которых не хотят просто слышать. Защита – это в том числе Ваша заслуга, потому что Вы поручали нам создать этот центр. Мы действительно отстаиваем их интересы в судах.

Впервые за эти годы партнёром Общероссийского народного фронта, это тоже наше новшество (кроме места дислокации) стал и Союз журналистов России.

Слово моему коллеге, партнёру Владимиру Соловьёву.

В.Соловьёв: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Союз журналистов России не менее активно защищает членов нашего журналистского сообщества. И, действительно, впервые в этом году Народный фронт и Союз журналистов России вместе проводят этот Медиафорум. Это оказалось очень хорошим опытом.

Мы позавчера наградили несколько сотен победителей сразу двух конкурсов. Они почти все находятся здесь, в этом зале. В их работах отразились многие проблемы, присущие нашей стране и нашему обществу. Мы все их будем изучать. Думаю, что этот хороший опыт мы продолжим и вместе с Народным фронтом будем проводить такие форумы и дальше.

Союз журналистов России, крупнейшая в стране и одна из крупнейших в мире творческих общественных организаций, находится в состоянии реновации, в состоянии перезагрузки. Надеюсь, нашей команде удастся сделать так, чтобы Союз журналистов стал достойным членом гражданского общества нашей страны.

В этом году Союзу журналистов России исполняется 100 лет. Мы хотим достойно отметить эту дату. И хочу, Владимир Владимирович, пригласить лично Вас на этот юбилей, который мы будем отмечать в ноябре в Москве.

Ещё хочу передать Вам большую благодарность от многих членов нашего журналистского сообщества за поддержку инициативы создания почётного звания «Заслуженный журналист России».

Больше 20 лет не удавалось пробить это звание нашим коллегам. Сейчас уже что-то получается, процесс пошёл. Мы каждый день получаем от наших коллег письма и звонки с поддержкой этой инициативы.

О.Тимофеева: На что были потрачены три дня форума, который здесь проходил? Это три дня обсуждений разных проблем: региональных, проблем журналистов. Но мы впервые поменяли формат, мы обсуждали все вместе – с политологами, представителями всех территорий – Ваше Послание России.

Что услышали для себя? Да, рубежное, важное, о людях и для людей. Но услышали и увидели для себя план действий, что нам всем вместе, большой командой жителей страны, нужно сделать, чтобы двигаться вперёд.

И для нас, для Общероссийского народного фронта, очень престижно, что мы дальше проанализируем Послание, предложим своё видение, как его быстро реализовать вместе с обычными жителями, потому что журналисты, которые здесь, – просто обычные жители страны со своих территорий.

И, если возможно, у нас несколько блоковых вопросов по Посланию, несколько смысловых – по профессии, по журналистским вопросам. И, как всегда, традиционно для Медиафорума, мы закончим блицем – короткими вопросами, лаконичными, которые сформулировали наши журналисты. Они очень жёсткие, но интересные, на наш взгляд; главное, надеюсь, будут очень интересные ответы.

Начнём, конечно, с медицины. Вы накануне нас всех, всю страну пригласили вступить в клуб «80 плюс». И конечно, загорелись глаза, мы хотим быть живыми, здоровыми. Мы все, сидящие в зале, не просто журналисты, но и граждане, пациенты, потому что, к сожалению, мы болеем.

Но, конечно же, говорить о доступности медицины, о том, что мы здоровы, очень сложно, когда в регионах чтобы найти поликлинику, особенно на селе, нужно ехать 200, порой 300 километров. К сожалению, это есть, и Вы об этом говорили.

И мы услышали прямое поручение Общероссийскому народному фронту – находиться в контакте с людьми, контролировать ситуацию. И услышали чёткий план действий, что сегодня медицина действительно придёт в маленькие населённые пункты.

Но вопрос: как скоро и где всё-таки возьмём кадры? Потому что построить поликлиники и ФАПы хорошо, но нужны именно профессиональные люди.

В.Путин: Если можно, два слова скажу по поводу того, что ваш коллега только что произнёс, и связано это с признанием важности, общественным признанием труда журналистов.

Не мне вам говорить, это творческая профессия, и очень много примеров в мировой журналистике, когда очень трудно отличить журналистику от литературного творчества, это во-первых.

Во-вторых, журналистика всегда на пике общественного интереса, на пике общественных проблем. И вклад журналистов в решение этих проблем – сейчас не буду всё перечислять: от ЖКХ до коррупции и так далее – чрезвычайно важен.

И, наконец, есть совершенно уникальные примеры мужества, личного мужества, когда журналисты работают в горячих точках. Это естественно, если общество будет обращать на всё это внимание и соответствующим образом оценивать. Так что мы эту вашу инициативу обязательно доведём до логического завершения, поставим точку и будем практиковать присвоение этих почётных званий.

В.Соловьёв: Спасибо.

В.Путин: Теперь по поводу…

О.Тимофеева: Поликлиники в сёлах.

В.Путин: Да, пожалуйста, есть какие-то вопросы? Или это уже вопрос и есть?

О.Тимофеева: Поликлиника в селе. Как скоро реализуем? И кадры.

В.Путин: По-моему, информация ещё не появилась, уже вчера Правительство приняло решение о дополнительном финансировании этого вопроса, причём по нескольким направлениям.

Первое. Дополнительно в 2018 году выделено, по-моему, 1,2 – около 1,3 миллиарда рублей на создание фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов на селе.

Второе. Выделено 2,5 миллиарда рублей дополнительно для создания передвижных медицинских пунктов обслуживания на закупку транспорта, на приобретение соответствующего оборудования и так далее.

И выделены дополнительные средства на подготовку кадров. Думаю, что всё это вместе сможет нам помочь двигаться в том направлении, о котором я говорил применительно к небольшим населённым пунктам, которые несправедливо оказались в достаточно сложном положении. Работа начнётся прямо сейчас.

В.Соловьёв: Владимир Владимирович, кроме строительства новых поликлиник, конечно, нужно восстанавливать и тот фонд, который есть, потому что со многими поликлиниками в стране, как Вы знаете, просто беда, особенно в регионах.

Что происходит с той интересной инициативой, которая называется «Бережливая поликлиника»? У нас есть вопрос от нашей коллеги из Ставрополья.

Пожалуйста.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Коллеги!

Я – журналист из Ставрополя, как уже было сказано; представляю медиахолдинг АТВ. Я журналист, но прежде всего я мама, у меня двое маленьких детей. Самому маленькому не так давно исполнился год, и я регулярно бываю в поликлинике.

Пойти в поликлинику с двумя маленькими детьми – это отдельное приключение, потому что нам приходится путешествовать по этажам часами, чтобы обойти специалистов, с грудным ребёнком на руках, а он немаленький. И огромное количество других детей вокруг. Это занимает много времени, чтобы обойти специалистов, сдать кровь. Это очень тяжело.

Понятно, что строятся новые поликлиники, очень современные, но что делать, действительно, со старыми? Они нуждаются в модернизации. Что с ними делать?

В.Путин: Да, Вы правы абсолютно. У нас уже начался эксперимент по так называемой бережливой поликлинике. «Бережливой» не в смысле сбережения имущества и денежных средств, а сбережения как раз здоровья и времени тех, кто пользуется услугами этих поликлиник.

Такие эксперименты проводятся, кстати, здесь, в Калининграде. И мне только что губернатор Антон Андреевич рассказывал о том, как идёт эта работа в нескольких десятках лечебных заведений.

Такой же эксперимент проводится, по-моему, в Ярославле и Севастополе. И он идёт успешно. Это, прежде всего связано, с лучшей организацией работы в медицинском учреждении.

Сейчас только говорил о принятом решении в отношении развития медицинской помощи на селе. Вчерашним же решением Правительства принято соответствующее решение о выделении дополнительных на 2018 год 10 миллиардов рублей для переоснащения (Вы сказали о проблеме с детьми) детских поликлиник в стране и детских поликлинических отделений в детских больницах.

Поэтому надеюсь, что с мёртвой точки это всё сдвинется. Это дополнительные деньги. Кроме того, ещё программой предусмотрено соответствующее развитие этой поликлинической помощи, в том числе и цифровизация.

Там, где я был, а я был в нескольких лечебных заведениях подобного рода, действительно работа организована очень по-современному и реально помогает людям справляться с теми бытовыми трудностями, о которых Вы сказали. Будем двигаться по этому пути.

В.Соловьёв: Будем надеяться, что почти у всех здесь присутствующих теперь появятся шансы попасть в тот самый заветный клуб «80 плюс», если так будет идти работа.

В Послании Вы говорили и о современных методах диагностики, и о профилактике, и, по сути, объявили всероссийскую битву с онкологическими заболеваниями. На эту тему у нас есть вопрос от нашего коллеги из Дагестана, а Дагестан, кстати, – это край долгожителей.

Е.Еськина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Елена Еськина, я журналист ГТРК «Дагестан». Как ни странно, но я тоже мама двоих детей.

В.Путин: Что странного? Молодая, красивая девушка.

Е.Еськина: Просто до этого была девушка, у неё двое детей – у меня тоже двое детей.

Меня очень волнует здоровье моих детей, сохранение этого здоровья. Меня волнует и здоровье моих родителей, которые уже в довольно взрослом возрасте. Хочу, чтобы у них был доступ к своевременному, качественному бесплатному обследованию.

Для этого, как Вы сказали вчера в своём Послании, конечно, необходимо полностью менять нашу российскую систему здравоохранения. Абсолютно с Вами согласна. Вы совершенно точно и верно это сказали.

Если брать наш регион, Дагестан, то я могу смело сказать, что у нас очень много людей, которые могут годами не ходить в поликлинику. И отсюда у нас такая плачевная статистика с ростом числа онкологических заболеваний, которые выявляются именно на последних стадиях.

Ведь нужно что-то менять, нужно менять что-то в сознании людей, воспитывать в них, наверное, ответственность за своё здоровье. И параллельно ведь нужно что-то менять и в нашей системе здравоохранения, создавать новую систему, там, где акцент именно будет сделан на профилактике и предупреждении заболеваний, а не лечении. Поэтому у меня предложение – создать эту новую систему здравоохранения, новый образец, что ли.

И вопрос: готовы ли Вы к этому? Может быть, в свете этих событий есть смысл Министерство здравоохранения переименовать в Министерство здравосохранения?

В.Путин: Здравоохранение, охранение, сохранение – давайте мы не будем жонглировать словами. Дело ведь не в этом, дело в том, чем мы это наполним с вами, во-первых.

Во-вторых, что значит, поменять всю систему? Нам нужно совершенствовать то, что есть. В принципе у нас прогресс заметный в области здравоохранения по очень многим направлениям, причём, скажем, кардиология абсолютно на мировом уровне находится. И результат есть, потому что у нас существенно снижается смертность по этому виду сердечно-сосудистых заболеваний и вообще сосудистых заболеваний.

А с онкологией есть проблемы: улучшение есть, оно тоже есть, позитивная динамика есть, но она не такая, как, скажем, в кардиологии, сосудистой хирургии и по некоторым другим направлениям. Поэтому я на это и обратил внимание. Собственно, специалисты всё это знают, здесь никакой тайны нет.

Связано это в том числе с тем, о чём Вы сказали, со своевременным профилактическим осмотром, которого действительно нет, и нужно его воссоздать. В советские времена у нас практически все чуть ли не в явочном порядке, начиная со школ, проходили профилактические осмотры. В 1990-е – в начале 2000-х годов вся эта система развалилась.

Больше Вам скажу, Вы знаете, что произошло, не скрою, в том числе и по моей инициативе? Мы начали восстанавливать эту систему, Министр здравоохранения, ещё прежний Министр, Татьяна Алексеевна Голикова пришла как-то и говорит: «Мы начали это делать, выявили то-то и то-то, а теперь непонятно, что с этим делать; не готовы к такому объёму работы, просто средств нет, кадров не хватает». Но это надо делать, постепенно всё это нужно восстанавливать.

Что касается онкологии, то здесь очень важна, конечно, ранняя диагностика, специалисты, конечно, это хорошо знают. Чем раньше выявление, тем больше шансов на излечение. У нас есть хорошие примеры. Мы создали замечательный, международного уровня, даже превосходящий по отдельным направлениям международный уровень, Центр детской онкогематологии Димы Рогачёва.

Шикарный центр, это не просто лечебное заведение, это научный центр и лечебный, там и мамы рядом живут детей, которые там лечатся. Почти 100 процентов выздоровлений, 99 процентов уже, по-моему, или 98. У нас такого не было никогда результата. Но он есть, мы его добились – значит, можем. Систему надо создавать. Будем делать это как можно быстрее.

Почему я об этом сказал? Если не сконцентрировать на этом ресурсы и административные, и финансовые, то результата не будет. Поэтому я и сказал о том, что нам нужно создать специальный план. Правительство должно будет на будущее подготовить специальный план по борьбе с онкологией, который должен в себя включать все меры: это и профилактический осмотр, это и переоснащение онкоцентров, больниц, переподготовка кадров, это должна быть комплексная совместная общенациональная задача и работа. Уверен, что результат будет положительным.

Е.Еськина: Мы тоже очень уверены. То есть Вы говорите, Вы уверены, что профилактика – это наиболее короткий путь к лечению любого недуга, пусть даже и социального. В принципе сейчас на примере Республики Дагестан мы можем наблюдать, как довольно-таки слабая профилактическая работа в борьбе с таким недугом, как коррупционная зависимость у чиновников, сегодня уже вылилась в хроническую форму. В принципе Вы и руководитель нашей республики Владимир Васильев вынуждены уже «лечить» Дагестан – и довольно жёстко.

В.Путин: Я же говорил, что журналистика и литературное творчество рядом.

Е.Еськина: У меня вопрос, Владимир Владимирович. Скажите, пожалуйста, честно – дагестанский народ очень обеспокоен: тот масштаб и та динамика, которые мы сегодня наблюдаем в борьбе с коррупций в Дагестане, искоренения так называемой клановости в регионе, продолжатся после выборов?

В.Путин: Всё, что делается, делается в интересах народа Дагестана, и это будет продолжено.

Е.Еськина: Спасибо.

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, разрешите, чтобы закончить с темой медицины, одну уточняющую цифру? Мы видим реально Послание в действии, уже есть реально огромные миллиарды, выделенные на нужные для страны направления. Спасибо Вам огромное за это.

В декабре Вы говорили, что на паллиативную медицину, дорогостоящие лекарства для тяжелобольных средства выделите. Нет ли во вчерашнем постановлении и этих цифр?

В.Путин: Есть – 4,3 миллиарда дополнительно на приобретение лекарств, приобретение обезболивающих, переподготовку врачебных кадров.

О.Тимофеева: Тогда продолжим темой «Образование».

В.Путин: Ещё есть одно решение – 2,5 миллиарда, по-моему, на подготовку специалистов. Это выделены деньги на приобретение тренажёров для обучения медработников при проведении сложных или каких угодно операций, это один из таких очень востребованных современных способов подготовки медицинских кадров, – 2,5 миллиарда. Тем более что у нас в некоторых регионах, скажем, в Татарстане, где я недавно был, начали сами производить эти тренажёры, причём очень хорошего высокого уровня.

О.Тимофеева: Вы плавно перешли к образованию. Вчера было Послание, но, оказывается, Послание было и для школьников, потому что все они вчера получили так называемый билет в будущее. У нас есть журналист из Тамбовской области со своим вопросом.

Е.Поляков: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Евгений Поляков, Тамбовская область, город Мичуринск, газета «Мичуринская мысль». Мне 24 года, у меня пару дней назад родился сын.

В.Путин: Поздравляю Вас. (Аплодисменты.)

Вы молодец, что сказали об этом, чтобы девушки не задавались. (Смех.)

Е.Поляков: Также у меня есть три младших брата. И уже сейчас я обеспокоен их будущей профессией, образованием.

Как мне рассказывал мой папа, в Советском Союзе действовали так называемые учебно-производственные комбинаты. Сейчас уже давно такого нет. Но вчера во время своего Послания Вы упомянули о новом проекте «Билет в будущее». В связи с этим хотел бы спросить: как современные школьники со всей России смогут получить так называемый билет в будущее и что он им даст?

В.Путин: Во-первых, это просто одна из программ в дополнение к тому, что уже делается по этому направлению. В обязательную программу введён целый предмет «Технология», который направлен как раз на раннюю профориентацию.

Кроме этого, мы начали восстанавливать межшкольные объединения, где тоже происходит профориентация. Есть и возможность пройти подготовку в колледжах, в которых одновременно даётся и среднее образование.

То есть такой набор ранней профориентации, мер ранней профориентации возрастает. А то, о чём я говорил вчера и Вы сейчас вспомнили, – это дополнение к общим мерам, направленным на раннюю профориентацию школьников.

Что это такое? Мы предполагаем выделить на это один миллиард в текущем году, и где–то около 100 тысяч школьников от 6–го до 11–го класса должны будут — не должны, а если захотят, думаю, что многие захотят, пройти какую–то стажировку в наших ведущих учреждениях, ведущих промышленных предприятиях, так чтобы ребятам было интересно, и наши ведущие предприятия могли бы сориентироваться по поводу того, кого бы они хотели видеть на своих производственных площадках.

После этой ранней ориентации будущий абитуриент мог бы поступить либо в колледж, либо в какое–то среднее учебное заведение, либо в высшее с ориентацией уже на свою будущую профессию. Собственно говоря, на это эта инициатива и направлена. Если она пойдёт так, как мне бы хотелось, мы её расширим, будет не один миллиард в 2019 году, а больше, и будет не 100 тысяч школьников, а 200, 500 тысяч.

О.Тимофеева: Россия постепенно становится страной больших возможностей и новых социальных лифтов. Уже состоялся первый конкурс «Лидеры России», и осуществляется множество разных проектов для молодых строителей, рабочих, предпринимателей, волонтёров, для тех же школьников и студентов, о которых мы сейчас говорили.

Наш коллега из Владимирской области, уверена, наверняка будущий лидер тоже, один из лидеров России, хотел бы сказать о своих предложениях, о том, как в нашей стране создавать корпус настоящих профессионалов своего дела.

Н.Ефимов: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

Н.Ефимов: Никита Ефимов, Владимирская область, город Вязники, газета «Маяк».

Действительно, «Россия — страна возможностей», эта платформа, скажем так, включала много всего: «Я — профессионал», олимпиада «Наставники», «Лидеры России». В этом конкурсе активно участвовали наши замечательные молодые управленцы Владимирской области.

И это же всегда профессиональный рост, это всегда творческий рост, личностный рост, новый опыт, новые знания. И как бы глаза загораются. И кроме всего это ещё и социальный лифт для тех, кто неравнодушен и хочет что–то менять к лучшему в какой–то сфере или в каком–то месте.

В связи с этим вопрос: как–то, может быть, подумать и сделать этот проект «Россия — страна возможностей» социальным институтом, который будет постоянный? Уже известно, что конкурс «Лидеры России» будет проводиться каждый год. А будут ли другие проекты в этом направлении тоже регулярными?

Если позволите, второй короткий момент: Вы, общаясь с финалистами конкурса «Лидеры России», сказали, что на некоторых из них уже есть конкретные планы — правда ли это?

В.Путин: Смотрите, во Владимирской области моря нет, а «Маяк» есть. Здорово!

Н.Ефимов: И нефти, и газа нет, а творческие, талантливые люди тоже есть.

В.Путин: Конечно. А творчество и талант с нефтью и газом напрямую не связаны. Значит, «Лидеры России» — это только один из инструментов создания так называемых социальных лифтов.

Мне бы очень хотелось, чтобы эти социальные лифты работали у нас по всей стране и чтобы была создана надёжная, функционирующая на всей территории страны система выборки кадров.

В советское время всё это шло по линии КПСС, начиная от всяких бюро, дальше райкомов, обкомов, ЦК. Вы знаете, с одной стороны, это была замкнутая система, но была система, и она генерировала в целом по стране кадровый потенциал.

А в наше время ничего подобного нет и нет системы отбора — вот что печально. Но мы не можем вернуться в какую–то замкнутую партийную составляющую этого процесса. Он должен быть широким, неполитизированным, должен быть максимально разбюрокраченным. Как это сделать?

Мы уже на протяжении нескольких лет пытаемся её создать. Это не только конкурс «Лидеры России». И по линии АСИ вместе с Правительством такие структуры создаются. Обратите внимание, у нас даже соревнования, которые мы проводим, — WorldSkills или наши национальные соревнования в сфере рабочих профессий — это ведь тоже способ поиска талантливых людей, которые способны на достижение высоких результатов и которые нужны стране.

Очень важно, чтобы это было не «позвоночное право», как в советское время говорили, не по звонку чтобы отбирали, а по личным и деловым качествам.

Я действительно встречался с этими, в основном молодыми людьми. Вы знаете, действительно любо-дорого посмотреть. Реально талантливые, перспективные люди, некоторые из них уже добились серьёзных результатов.

По поводу того, что на них в хорошем смысле этого слова «глаз положили». Да, это так. И я знаю, что некоторых уже намерены пригласить, причём на очень высокие позиции и в Правительстве, и в региональные структуры, и в наши крупнейшие компании. Думаю, в ближайшее время это произойдёт.

О.Тимофеева: Вы знаете, значительный блок Послания накануне касался проблем экологии. И в работах, которые присылали сюда журналисты, сидящие в зале, было всё: и вырубка леса, и чёрный снег, и то, что чиновники не хотят создавать «зелёные щиты», и где–то у нас лоббизм власти, бизнес-сообщества — всего на свете.

Большое Вам спасибо за то, что Год экологии прошёл. Но мы понимаем, что нам десятилетия ещё решать все эти проблемы всем вместе.

Когда вчера обсуждали, наверное, общее мнение журналистов было одно: нам нужны жёсткие законы в этой сфере.

Слово моей коллеге из Новгородской области.

Е.Кулешова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Елена Кулешова, Первое антикоррупционное СМИ.

Проект о переносе полигонов за городскую черту, о рекультивации свалок прекрасен. Мы его все одобряем, действительно, это прекрасная инициатива, но возникает вопрос: хватит ли у страны денег, для того чтобы все эти свалки рекультивировать?

Понимаете, проблема–то в том, чтобы не перенести мусор с одного места на другое, а чтобы с помощью инновационных технологий переработать этот мусор. Есть ли у нас такие технологии? Есть ли у нас финансы? Есть ли у нас возможности для этого? И как быстро мы сможем это сделать? Потому что время уже поджимает.

И второй момент, о котором упомянули. Да, действительно, мусор сам не появляется, он из космоса не прилетает и пешком не приходит. Люди его приносят. Поэтому есть ли в планах ужесточение наказания за нарушение экологического законодательства, увеличение штрафов? Потому что в случае, допустим, с нарушением ПДД увеличение штрафов сработало, меньше стали нарушать. Что Вы на это скажете?

В.Путин: Что касается повышения ответственности, то у нас с этим, как в народе говорят, «не заржавеет». Это самое простое. И сейчас в Госдуме находится соответствующий законопроект, по–моему, второе чтение уже прошёл.

Это будет сделано, и в данной ситуации это правильно. Это нужно сделать. Но просто ужесточать ответственность недостаточно, нужно включать совершенно другие, в том числе экономические механизмы решения проблемы.

Вы абсолютно правы в том, что нельзя взять свалку, с одного места перетащить на другое или её закрыть и тут же рядом начать что–то другое сваливать. Здесь нужна комплексная работа, комплексный подход. В чём он должен заключаться?

Во-первых, нужно прозрачно принимать решения об этих полигонах. Ясно совершенно, что это должно быть вдали от мест проживания людей. Но мы должны понять в то же время, что тогда это будет просто дороже. Надо это понимать, это же ниоткуда не возьмётся.

Или это нужно будет субсидировать, или соответствующие сборы вводить, или повышать имеющиеся. Надо просто реально смотреть на вещи. Это второе.

Наконец, третье и самое главное. Нужно выработать целую систему работы с этими отходами, нужно создавать соответствующие комплексы по раздельному сбору, причём делать это поэтапно. На первом этапе – не запрещать сваливать туда картон, бумагу и так далее. Кстати говоря, этот план уже отработан. На втором этапе — автомобильные шины. На третьем этапе, и такое решение уже тоже принято, запретить сваливать отходы бытовой техники, где есть различные вредные составляющие компоненты. Создать такую технологию раздельного сбора и, конечно, перерабатывать.

Хватит на это денег или нет? Если просто из бюджета финансировать, совершенно точно не хватит, да и нигде в мире так не делается. Это нужно превращать в целом в доходный бизнес, привлекать туда инвестиции, создать условия, для того чтобы туда пришли эти инвестиции.

Только эти условия, конечно, должны быть понятными, прозрачными, рыночными и не жульническими. Это совершенно очевидно. В этой связи, конечно, очень важно, чтобы и такие издания, как Ваше, за этим внимательно наблюдали, и Общероссийский народный фронт, чтобы мы действовали по прозрачным, понятным обществу процедурам и правилам. То есть это должна быть комплексная работа, мы так должны её выстроить. Так и будем делать.

В.Соловьёв: В стране собран небывалый урожай в прошлом году. Он оказался даже больше, чем в самые богатые урожайные годы в Советском Союзе. Но с переработкой и сохранением всего этого богатства у нас возникают проблемы в разных регионах страны.

Краснодарский край — одна их житниц России. И коллеги, которые там работают, замечают каждый день эти проблемы. Вопрос от нашей коллеги из Краснодарского края, из газеты «Рассвет».

И.Свердлюковская: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, коллеги!

Инна Свердлюковская, редактор районной газеты «Рассвет» из Краснодарского края.

Кубань — регион-труженик. Кубань вносит достойный вклад, ежегодно получая рекордные урожаи, собирая много-много зерна. Но хочу сказать о том, что Россия, являясь сегодня крупнейшим экспортёром зерна, семечки, всё-таки имеет проблему с их переработкой.

Огромное спасибо хотелось бы Вам сказать, Владимир Владимирович, за то, что Вы поблагодарили вчера в Послании наших крестьян за большие и высокие урожаи. Это очень нужно нашим людям, труженикам. Они благодарны Вам за это.

Хотелось бы отметить, что мы готовы выполнять и дальше следующие задачи, но нужна поддержка в том, чтобы была принята государственная программа по поддержке переработки. Чтобы сельхозпредприятия, которые перерабатывают сельскохозяйственную продукцию, получали бы государственную дотацию, в том числе и крупные предприятия, и крестьянско-фермерские предприятия, и личные подсобные хозяйства.

Ещё раз обращусь к Вашему Посланию. Вы вчера сказали, что переработка — важный вопрос, и нужно помогать тем, кто готов и хочет заниматься переработкой на месте. Если бы это было сделано, это было бы здорово.

В.Путин: Во-первых, это уже делается. Мы направляем достаточно заметные субсидии как раз на поддержку тех, кто занимается переработкой. Действительно, 134 миллиона тонн — это вообще немыслимая когда–то цифра для ещё Советского Союза даже. Мы стали первыми в мире по экспорту пшеницы и вторыми в мире по экспорту зерновых. Это тоже фантастика, такая, как оружие, о котором я вчера говорил.

Но переработка нужна. Наши турецкие друзья являются чуть ли не первыми в мире по производству муки. В значительной степени это на нашем зерне делается. И конечно, нужно производить максимум продуктов, которые можно производить у нас, — клейковину и так далее. Очень много продуктов, которые можно производить на месте. А мы, кстати, повторяю, субсидируем и будем продолжать субсидирование.

Но ещё лучше, если изначально то, что производится по зерну, скажем, будет нацелено на развитие животноводства. Это будет уже следующий передел, что называется. Нам нужно решить вопрос по говядине в ближайшие годы для закрытия собственного рынка и увеличивать это производство, в том числе и на экспорт. Я же вчера сказал, мы планируем в самое ближайшее время продавать больше, чем закупаем.

Вы знаете, я ещё года полтора, по–моему, назад или два с восторгом говорил о том, что мы продали сельхозпродукции столько же, сколько вооружений, на 15 миллиардов долларов продали. А в этом году и в прошлом сельхозгоду мы уже продали оружия на те же пятнадцать, а предприятия АПК продали свою продукцию на внешний рынок более чем на 21 миллиард долларов. То есть тенденция нарастает.

Нам, конечно, нужно заниматься переработкой. Повторяю, мы это делаем, но я вчера об этом тоже упомянул, именно для того, чтобы выйти как раз на то, что Вы предлагаете. Нужна программа по поддержке этой переработки. Скоро у нас будет встреча с сельхозпроизводителями, думаю, мы на все эти темы поговорим и обязательно выйдем на какие–то решения.

О.Тимофеева: Если возвращаться к Посланию, вчера все прильнули к экранам, и впервые было продемонстрировано видео, продемонстрированы кадры уникальных разработок новейшего высокотехнологического оружия, оборудования. Мы начали смотреть в интернете: возможно ли это и что это такое? Заинтересовало, поверьте, всех.

Надеюсь, государственную тайну мы не выдали, но узнали очень много нового. Хотелось реально аплодировать нашим учёным, инженерам, инструкторам — всем тем, кто это изобрел и сделал. В связи с этим у нас есть предложение на эту тему.

Слово моему коллеге из московского издания «Порайону.ру».

И.Анохин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Иван Анохин, город Москва, сетевое издание «Порайону.ру».

Мы вчера, думаю, всем миром смотрели с замиранием сердца эти ролики про ракеты, это было просто супер, гордость берёт за учёных, инженеров, кто это сделал.

И вопрос на самом деле простой: возможно ли в обозримом будущем эти передовые военные технологии применить в наше мирное время в нашей повседневной жизни? Может быть, для повышения качества жизни людей?

В.Путин: Вы знаете, расскажу Вам историю, откуда взялся тезис, когда я благодарил наших учёных, инженеров, рабочих за результаты их работы. Тайны тоже никакой здесь не раскрою.

Когда закончилась работа по одному из этих комплексов, в том числе по «Авангарду» — это очень грозное оружие межконтинентальной дальности, летящее не по баллистической траектории, в плотных слоях атмосферы и просто с невероятной скоростью — свыше 20 махов, свыше 20 махов! — я попросил принести мне список людей, которых нужно отметить и наградить.

Мне принесли несколько листов, где убористом шрифтом — убористым! — были не люди, а предприятия, научно-исследовательские институты и конструкторские бюро. Я перелистал и говорю: это что такое? А мне главный конструктор говорит: это наша кооперация — если не было бы одного из них, изделие бы не состоялось.

Вы понимаете, даже я осознал в этот момент очень важную вещь, которая заключается в том, что мы не утащили где–то что–то и что–то с чем–то свинтили, а это результат работы научной сферы, конструкторских бюро и производственных предприятий чуть ли не по всей стране. Это десятки предприятий и тысячи работающих.

Это значит, что у нас есть такой огромный, работающий, генерирующий конечный продукт комплекс, который включает в себя и науку, и образование, и кадры, и современные производственные мощности. Это же всё современное!

Это вселяет в нас надежду на то — теперь к Вашему вопросу возвращаюсь, — что всё это может быть использовано и применено и в гражданских отраслях производства. Я вчера тоже об этом сказал. Конечно, нужно этого добиваться, мы к этому будем идти. Не всё, наверное, сразу можно будет использовать, так же как в своё время атомный проект реализовывался, ракетный. Ракетный проект чем закончился, какая диверсификация была? Полёт в космос в конечном итоге, выход человека в космос, Юрий Гагарин полетел.

Смотрите, я вчера говорил о двух новейших комплексах — это ракета глобальной дальности и необитаемый подводный аппарат. И тот, и другой на современных атомных энергоустановках работают. Подводный аппарат, повторю, что было сказано вчера, — в 100 раз меньше объём, чем на современных атомных подводных лодках, и в 200 раз он быстрее выходит на боевую мощность, то есть набирает максимальную мощность. В 200 раз быстрее, чем атомная установка современных атомных подводных лодок. И при этом разгоняется, даже цифру не хочу называть, быстрее всех надводных сегодняшних кораблей. Невероятно! Конечно, это можно будет использовать.

Или тот же комплекс «Авангард», о котором я говорил. Действительно, фантастика, идёт со скоростью 20 махов в плотных слоях атмосферы, идёт действительно как метеорит, температура на поверхности изделия 1600—2000 градусов по Цельсию, и он управляется, на тысячу километров уходит влево, вправо, вниз, вверх, всё работает.

И это значит, что, во–первых, сигнал проходит. Во–вторых, о чём я сейчас хочу сказать, это стало возможным после того, как появились современные материалы. Без современных материалов это было бы невозможно. Мы же работали над ними долго.

Я об этом сказал ещё, как Вы заметили, в 2004 году, а сейчас 2018 год. И в других странах, мы знаем, тоже пытались это сделать. Судя по всему, пока не получается в силу различных причин, о которых я только что сказал. А у нас получилось. Материалы есть. Конечно, их можно использовать.

Или лазерное оружие, о котором упомянул по–тихому в конце. Знаете, это фантастика какая–то, гиперболоид инженера Гарина. Мы все помним, читали, наверное, в детстве. Но это произошло в действительности. Конечно, можно эти технологии использовать.

Или мы возобновили производство Ту–160 — сверхзвукового военного самолёта, ракетоносца. Конечно, можно из него сделать гражданскую версию. Я уже говорил с авиастроителями, они говорят: да, конечно, нужны дополнительные исследования, дополнительные проработки. Но при наших расстояниях, когда мы от Москвы до Владивостока летим дольше, чем от Москвы до Нью-Йорка, конечно, это будет востребовано, даже несмотря на возможную на первом этапе дороговизну билетов.

Всё это можно делать, и обязательно будем делать постепенно, но будем точно. Задел есть — вот что важно. Есть кому это делать — это чрезвычайно важно. Будем, конечно, обязательно.

О.Тимофеева: Если можно, тогда в мирное русло.

В прошлом году на таком медиафоруме мы говорили о проблеме нехватки средств в культуре. И были действительно увеличены Ваши президентские гранты до восьми миллиардов рублей. Мы добились, что они были заложены в бюджет.

Накануне, Вы только что сказали о Владивостоке, мы тоже в Послании услышали о городе Владивостоке. В связи с этим родился вопрос.

Слово моему коллеге из ГТРК «Алтай», Алтайский край.

М.Беднаржевский: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Вопрос мой короткий, как вишенка на торте, наверное. Во Владивостоке появится первый многофункциональный культурный центр. Это будет первый регион, первый город. Какой следующий?

В.Путин: Поскольку мы в Калининграде находимся, губернатор уже, пока мы здесь с ним передвигались в ходе сегодняшних мероприятий, этот вопрос задал.

Думаю, что мы в Калининграде сделаем обязательно, это всё-таки анклавный регион России, и нужно помочь людям иметь доступ к нашим основным художественным ценностям. Поэтому Калининград. И, конечно, это нужно делать в Сибири. Надо выбрать. И не один, может быть.

Вообще, по большому счёту лучше это делать — наверное, мы на это и выйдем — в каждом федеральном округе. А где конкретно в каждом федеральном округе, это мы выберем, в том числе и в ходе консультаций с общественностью.

Хочу пояснить, извините, пожалуйста, откуда это взялось, сама идея. Когда мы в Питере с Валерием Абисаловичем Гергиевым говорили о развитии того, что он делает во Владивостоке, выяснилось… Я просил их, допустим, открыть там училище, филиал Вагановского хореографического училища.

Выяснилось, что театр–то есть, но подготовка кадров невозможна, потому что никак местные власти не могут найти подходящего помещения. Там же специализированные вещи нужны. Нет базы для подготовки музыкальных кадров, нет художественной школы своей нормальной, нет нормального выставочного пространства.

Так постепенно, постепенно мы с ним пришли к выводу о том, что нужно комплексно решать эту проблему в некоторых регионах, там, где этого просто нет или недостаточно.

Вот, собственно, отсюда взялась эта идея, и поэтому как первый пункт возник Владивосток, как бы естественным образом в ходе дискуссии, но потом я подумал: почему только Владивосток? Вы правы, конечно. И в конечном итоге мы будем делать это во всех федеральных округах, и в Сибири совершенно точно. Но посмотрим, где конкретно, хорошо?

В.Соловьёв: Владимир Владимирович, хоть я и возглавляю Союз журналистов России, не случайно взялся вести эту нашу встречу. Бывших журналистов, как и бывших разведчиков, не бывает. Хотел поговорить с Вами о статусе нашей журналистской профессии. И этот статус за годы перемен значительно снизился.

Мы с вами хорошо помним, как в те далекие советские, уже почти легендарные времена герои почти любой критической статьи чувствовали себя очень неуютно. Чиновники почти любого уровня могли положить на стол партбилет и вылететь с работы. А сегодня сколько ни пиши критических статей, сколько ни снимай критических репортажей, о действенности говорить очень сложно.

И чтобы повысить действенность нашей профессии, Союз журналистов хотел бы предложить несколько инициатив. В частности, законодательным образом ввести административную ответственность чиновников за отказ в аккредитации, непредставление положенной по закону журналистам информации, затягивание ответа на критические статьи.

Кроме того, Государственная Дума никак не может принять закон о дополнительном страховании наших коллег, которые работают в зонах боевых действий. Я сам как журналист прошёл не одну войну и понимаю, как непросто решиться туда поехать, и понимаю, что нужна защита коллегам.

Кроме того, мы бы хотели предоставить возможность нашим коллегам, которые часто работают в зонах боевых действий, получать статус участника боевых действий. Это важно даже, может быть, не для того, чтобы человек в трамвае бесплатно ездил или какую–то прибавку имел к пенсии, или скидку на оплату квартиры. Это важно с моральной точки зрения для человека, который рисковал своей жизнью, выполняя свой служебный долг.

Вот поддержали бы Вы эти наши инициативы?

В.Путин: Смотрите, когда вы говорите о соответствующей реакции в советские времена, мы с вами ведь должны понимать, что власть была в руках одной партии, и пресса в её же руках. И всё, что критиковала пресса, это как бы не только партзадание, это значит реакция на то, что не нравилось вышестоящим властям в этой системе.

Сегодня ситуация другая. Сегодня у нас, надеюсь, пресса максимально деполитизированная, у нас нет какой–то одной ведущей роли, у нас есть ведущая сила, но это не зафиксировано нигде, ни в Конституции, у нас нет ведущей политической силы по Конституции. И сегодня та же «Единая Россия» имеет «контрольный пакет».

Если ситуация будет как–то меняться и если «Единая Россия» не сможет доказать своё лидерство, будет по–другому. Вот это мы должны точно иметь в виду. И сама «Единая Россия» должна иметь в виду.

А пресса, она не партийная. Вот в Советском Союзе не было непартийной прессы, кроме «Православного календаря». Понимаете? Не было. А у нас есть. У нас совершенно другая ситуация.

Тем не менее Вы правы абсолютно в том, что органы власти должны реагировать. И нам нужен этот инструмент, причём законодательно закреплённый инструмент взаимодействия прессы и представителей власти.

Наверное, всё в деталях не пропишешь, но какие–то принципы должны быть сформулированы. Здесь я Вас, безусловно, поддерживаю. Надо просто подумать, как это аккуратно сделать, чтобы не перестараться.

А что касается Вашей работы и Ваших коллег в зоне боевых действий, в «горячих точках», конечно, это особая история. Я уже как–то говорил, правда, это было уже пару лет назад, я сам смотрел один из репортажей по телевизору из одной из «горячих точек» вместе с одним из своих иностранных коллег и друзей. И он, не я, а он мне говорит: вот этих двух ребят убирайте оттуда немедленно. Я говорю: это почему? «Они лезут прямо под пули, они уже утратили чувство самосохранения». Я посмотрел — точно. Это же не постановочные картиночки, они лезут прямо туда.

Я Добродееву сказал, и он их оттуда действительно забрал. И правильно сделал, и вовремя это сделал. Мы должны это понимать, знать, это должно быть отмечено. Нужно ли при этом распространять на журналистов статус участника боевых действий — вопрос.

Что такое участник боевых действий? Это человек, который с оружием в руках добивается того, что он считает справедливым. Нет, зря Вы со мной не согласны. Но что такое участие в боевых действиях? Это значит, что с оружием в руках он участвует в боевых действиях.

Журналист ведь не участвует в боевых действиях, он освещает эти боевые действиях. И, может быть, здесь тонкая грань. То, что он подчас рискует не меньше, чем участник боевых действий, согласен, но он всё-таки не участник. И распространять на него полностью этот статус… Можно что–нибудь другое изобрести, не менее существенное, чем участник боевых действий. Давайте подумаем, хорошо?

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, мы продолжаем работать или Вы нас как–то лимитируете?

В.Путин: Нет.

О.Тимофеева: Работаем дальше.

Тогда можно немного о безопасности. На самом деле после всех наших форумов: медицинского, педагогического, медиафорумов, экологического – что мы делаем дальше как руководители движения? Мы защищаем наших активистов, которые встают и Вам рассказывают о конкретных проблемах. И иногда неадекватность, конечно, заходит очень далеко. У наших активистов сжигают дома, наших активистов увольняют с работы, у них увольняют их близких, и как–то страдают их семьи.

То есть на самом деле сегодня иногда говорить правду и защищать свою территорию… А они на самом деле против вырубки леса, против того, чтобы асфальт клали в снег – то есть самые банальные вопросы, важные для территории. И, к сожалению, сегодня эти случаи продолжаются.

И, если можно, слово моей коллеге Алле Аксёновой из Омской области.

А.Аксёнова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Алла Аксёнова, город Омск, телеканал «Антенна–7».

У меня больше не вопрос, а зов о помощи. Мы, журналисты, узнали, что на общественников ОНФ оказывается давление.

Вот первый пример. В Ростовской области Сергей Левченко выявил многочисленные нарушения при ремонте автомобильных дорог. После этого на него завели уголовное дело.

Ещё ужаснее ситуация в Омской области. В Тарском районе процветает преступная группировка, которая нагло выпиливает хвойные леса. Ущерб от её деятельности ежегодно составляет миллиарды рублей. Вот уже 10 лет с беззаконием борется сопредседатель ОНФ в Омской области Людмила Жукова, и за свою настойчивость она натерпелась страха, ей дом сожгли и не раз угрожали расправой.

Не так давно женщина обратилась в региональные МВД и Следственный комитет, чтобы те возбудили уголовные дела по факту незаконных вырубок леса, однако, насколько известно, дела рассыпаются. Наказываются исполнители, а лидеры преступной группировки остаются безнаказанными. А это значит, что в опасности продолжают быть человек и богатство нашего региона и страны — лес.

Просим направить в наш регион и в Ростовскую область следственные группы, которые могли бы разобраться с ситуациями.

В.Путин: Во–первых, хочу Вам сказать, что работа таких людей, о которых Вы сейчас сказали, безусловно, заслуживает поддержки и должна быть соответствующим образом оценена. Подчас это не менее опасно, чем находиться в зоне боевых действий, прекрасно отдаю себе в этом отчёт. Не раз с этим сталкивался. И чем чаще мы будем предавать гласности вещи подобного рода, тем лучше.

К сожалению, деньги, которые зарабатываются нечестным образом, часто используются для того, чтобы способ их зарабатывания был прикрыт. А когда на поверхность вытаскивают эти схемы, тогда это вызывает подобного рода противодействие.

Во-первых, дайте, пожалуйста, нам всё, что Вы сказали, мы обязательно, обещаю вам, я обязательно на это отреагирую. Уверен даже, что нас слышит сейчас руководство МВД России. Мы недавно только на ежегодной коллегии говорили об этом с Министром. Уверен, Министр на это отреагирует, и достаточно быстро и жёстко.

Мне бы очень хотелось, уважаемые друзья и коллеги, которые здесь находятся, если есть такая возможность, а я попросил ОНФ, чтобы такая возможность была у всех, чтобы могли своевременно и как можно быстрее информацию подобного рода доносить через ОНФ и до меня, и до руководства правоохранительных органов, Генеральной прокуратуры. Сделаем всё, для того чтобы и людей защитить, и реагировать соответствующим образом, быстро и в соответствии с законом.

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, скоро нас обвинят вдвоём с Володей в том, что мы узурпировали власть. Ваше право любых вопросов.

В.Путин: Давайте…

О.Тимофеева: Но закончим, если можно, интерактивом, как всегда, хорошо?

В.Путин: Хорошо, да. Но давайте сейчас поспрашиваем коллег в зале…

О.Тимофеева: Давайте. Ваше право.

В.Путин: А потом интерактив.

Да, пожалуйста.

М.Шраменко: Добрый вечер, Владимир Владимирович, коллеги!

Я представляю Челябинск, интернет-издание «74.ру».

Вчера в своём Послании Вы упомянули Челябинск как город, в котором люди не видят солнца неделями. На самом деле ситуация гораздо хуже: люди ходят по улице, прижимая к лицу шарф из-за едкого запаха, в детских садах отменяют прогулки, мы не открываем окна, иначе квартиры превратятся в газовую камеру. Вы очень верно отметили, что пора прекращать поблажки промышленным предприятиям в вопросах установки современных очистных сооружений, оборудования, фильтрации.

Ситуация в том, что у нас есть энтузиасты, промышленные гиганты, которые уже приобрели современное оборудование, но включают его только в дни Ваших визитов, потому что использовать ежедневно такое оборудование – очень дорогостоящее удовольствие, и, естественно, тратиться они не хотят.

Есть ещё один нюанс, если позволите. За последние пять лет волшебным образом увеличились квоты на выбросы челябинских заводов – в разы. Что это значит? Это значит, что сейчас с учётом описанной мною ситуации они выбрасывают только половину от того, что могут по закону. И в период безветрия, когда по тому же закону они обязаны снизить уровень выбросов на 30–50 процентов, они этого не делают. На вопрос почему они говорят: мы и так всего лишь 50 процентов выбрасываем.

В итоге мы получаем экологическую катастрофу, люди бегут из современного города-миллионника. Региональные власти и правоохранительные органы заняли пассивную позицию, оправдывают отсутствием реальных инструментов и прикрываются какими–то псевдомерами.

Вопрос в следующем: как найти управу на промышленников? Кто и как это должен делать?

В.Путин: Во–первых, я не случайно вчера об этом говорил, потому что считаю эту проблему действительно очень острой. Это первое.

Второе: решение по поводу применения так называемых доступных наилучших технологий принималось многократно, но постоянно откладывалось для реализации. А откладывалось вам, наверное, тоже известно почему, скажу об этом ещё раз.

Особенно в трудные годы, связанные с экономическим кризисом, крупные промышленные компании нам что говорили? «Хорошо, вы сегодня нас заставите ввести эти нормы, мы их введём, но предприятия вынуждены будем закрыть, потому что при таких нормах экономика предприятия, что называется, «не летает». И вы получите безработицу. Давайте мы улучшим экологию, но людей вынуждены будем отправить на улицу».

И я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что в такой позиции есть известная доля лукавства. Но когда у нас начал расти ВВП, промышленное производство, когда лидерами промышленного производства становятся прежде всего перерабатывающие предприятия, мы договорились о том, что с 1 января 2019 года все эти нормы, принятые в законе, – они уже приняты, – безусловно, заработают.

И, по–моему, вчера я об этом и сказал: откладывать больше уже не будем, 300 предприятий страны должны будут перейти на новейшие технологии, а через год, через полтора – и все остальные промышленные предприятия страны. Мы будем делать это поэтапно, но будем делать обязательно.

По поводу того, что они хитрят, включают очистные сооружения и выключают, – просто нужно наладить соответствующую систему контроля. Честно говоря, мне даже в голову это не приходило, но спасибо, что Вы сказали. Обращу на это внимание. Делать будем обязательно, сто процентов, даже и сомнений быть не может ни у тех людей, которые живут в этих населённых пунктах, ни у тех, кто там работает и организует производство.

А.Сулейманова: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Алина Сулейманова. Я тележурналист, муниципальный телеканал «Вся Уфа».

Есть программа цифровизации нашего телевидения. У нас 20 федеральных каналов, улучшается качество их изображения. Но никто не отменяет проблему, которая до сих пор существует. Что делать жителям, которые живут в муниципальных образованиях страны? Как они должны получать местные новости?

Пока есть аналоговое вещание, местные каналы видят телезрители, а как только придёт настоящая большая цифра, аналог отключат, и наши жители муниципальных образований вообще останутся без местных новостей.

Есть ещё проблема — это пенсионеры, та категория людей, которая не может купить цифровую приставку. И тогда они вообще останутся и без муниципальной повестки, и без региональной, и без федеральной.

Вы знаете, мы Вам очень благодарны, телевизионщики всей страны, за 21–ю кнопку. Для нас это большое, очень великое событие, так же как и для телезрителей в нашей стране.

И позвольте к Вам обратиться прямо сейчас, потому что это важная для нас площадка, попросить у Вас поддержать нашу инициативу — передать 22–ю кнопку в кабеле для городских телерадиовещателей, законодательно закрепить эту кнопку за городскими телеканалами. Поддержите нас, пожалуйста.

В.Путин: Посмотрим насчёт этой 22–й кнопки. Но должен Вам сразу сказать, что меня то, что Вы сейчас сказали, эта ситуация, беспокоит не меньше, чем Вас, поверьте мне. В мои планы совсем не входит оставить часть граждан страны без телевидения. Это просто невозможно сделать.

Но думаю, что опасения становятся всё менее и менее острыми, потому что даже те два мультиплекса, о которых Вы сказали, 10 каналов в цифре, — это важное направление развития телевидения, но, как выясняется, не единственное направление. И этот способ улучшения качества сигнала не является уже единственным, существуют и новые формы. Сейчас уже некоторые ваши коллеги говорят: правильно ли мы делаем, что деньги тратим на эту цифровизацию, потому что есть и другие способы?

Поэтому, прежде чем отключать аналоговое телевидение, мы, конечно, сто раз должны посмотреть, каковы будут результаты. Где–то кабель, причём, видимо, надо будет субсидировать что–то, где–то спутник, и тоже нужно будет сделать так, чтобы люди могли это принимать свободно. Обязательно. Мы это так просто не бросим, уверяю вас.

Спасибо Вам за то, что обратили на это внимание.

Прошу Вас, пожалуйста.

М.Малкова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги!

Челябинск, интернет-газета ZNAK.com.

Власти Челябинской области уже несколько лет готовятся к проведению саммитов ШОС и БРИКС, которые пройдут в 2020 году. В связи с этим вопрос: насколько велики шансы нашего региона провести столь значимое мероприятие? Что мы должны для этого ещё сделать? Как это мероприятие может реально улучшить жизнь горожан?

В.Путин: Мы с губернатором недавно только говорили на этот счёт. Почему идёт конкуренция за проведение таких мероприятий? Все помнят, как позитивно отразилось, скажем, на развитии Владивостока проведение саммита АТЭС во Владивостоке. В Сочи провели Олимпиаду, и Сочи стал другим городом.

Что касается Челябинска и проведения саммита ШОС… О чём речь? О наличии нужного количества мест в гостиницах, аэропорте, другой инфраструктуре – я так аккуратно скажу. Думаю, что мы это сделаем, хоть губернатор и говорит: нам помощи из федерального бюджета не нужно будет, мы сами всё сделаем. Думаю, что это маловероятно.

Но в рамках проектов о развитии российских городов мы можем часть денег, ресурсов направить и в Челябинск, для того чтобы параллельно подготовить и провести саммит ШОС. Мы подумаем, поработаем над этим, думаю, что придём к правильному решению.

Реплика: Когда нам ждать окончательного решения?

В.Путин: Скоро.

С.Лисовский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Спасибо большое за возможность задать вопрос. Хотел бы традицию продолжить трёх первых коллег: я являюсь отцом четверых детей, и у меня пять внуков. (Аплодисменты.) Каждый может представляться и говорить сколько. Мы так реально повлияем на повышение демографической ситуации.

Но хочу сказать о проблемном вопросе, касающемся двух регионов: Ленинградской области и Ростовской области. Вчера Послание, конечно, мы все обсуждали, оценили его как фантастическое во многих аспектах, я лично оценил очень хорошо, что Вы три минуты потратили – целый блок – на экологию. Для меня это очень важно. Я издаю газету уже 18 лет в Санкт-Петербурге. Я главный редактор газеты «Общество и экология».

Мой вопрос касается защиты конкретных жителей, малого бизнеса, борьбы с монополиями и крупными компаниями, которые могут «от фонаря» устанавливать цены и мешать людям жить как в экологическом плане, так и в социально-экономическом.

Ваш отец Владимир Спиридонович героически боролся на Невском пятачке, прорывая блокаду Ленинграда, и Вы недавно были там, открывали музей «Прорыв». И буквально в двух километрах от этого героического святого места находится компания, не буду называть эту компанию, малое предприятие.

Это такое малое предприятие, которое поставляет очистные сооружения для «Ямал СПГ», где Вы тоже были, открывали завод по сжижению газа. Это стратегическое государственное предприятие. В Шлиссельбурге создаются уникальные электронноуправляемые очистные сооружения. Эти люди, которые делают великое дело для нашей страны, сталкиваются с монополистами, которые цену завышают на подключение сетей электрических, газа, воды.

Ладно ещё согласились с ценой, а это не только это предприятие, это Кировский район, это Ленинградская область, думаю, и все регионы России сталкиваются с монополиями, но они годами тянут подключение этих сетей. Как сделать так, чтобы прорвать оборону в этом направлении?

И вторая часть одного и того же вопроса — это, конечно, Ростовская область, защитники реки Дон. О чём я говорю, я лично там был, лично писал и говорю Вам информацию правдивую до конца. Пойду за неё до конца. Эти люди специально сюда почтой DHL передали обращение к Вам, здесь полторы тысячи живых подписей, это казачьи исконные регионы. Люди жили там сельскохозяйственным трудом, растили детей.

В.Путин: Что там происходит?

С.Лисовский: Там происходит, на мой взгляд, медленное уничтожение реки Дон. Вот о Волге говорят, о Байкале говорят, а река Дон вообще нигде на федеральных каналах и у власти не звучит. Судоходные компании пытаются построить Багаевский гидроузел, то есть это плотина, по сути дела, на нижнем Дону. Они хотят повысить на два метра Дон, то есть выше меня.

Вода заливает полностью все сельскохозяйственные угодья, вода заливает узкие полосы леса вдоль Дона, там 100–150 метров лес, заливает всю туристическую инфраструктуру, заливает частные дома. И люди в панике. То есть, с одной стороны, экономика судоходных компаний, с другой стороны, полное уничтожение того образа жизни, которым люди живут. Четыре района подпадают в затопление.

Поэтому люди просят Вас, они не хотят перекрывать трассы, они не бунтуют в политическом плане, они просто хотят Вашего внимания как первого лица государства. Хочу передать это обращение. Здесь и академики, и простые жители, и бизнесмены. Поэтому, Владимир Владимирович, очень прошу, обратите внимание на защиту реки Дон.

Спасибо большое.

В.Путин: Я заберу у Вас потом эту бумагу.

Откровенно говоря, я не слышал, что такая проблема существует. И я Вам обещаю, что обязательно этим займусь. Точно совершенно будет поручение Правительству, мы обязательно посмотрим, что там в реалиях происходит.

Что касается первой части Вашего вопроса, то должен сказать, что как раз по вопросам подключения к сетям мы реально серьёзно продвинулись: и по подключению к электроэнергетическим сетям, и к тепловым, и так далее. Разумеется, наверное, не везде в стране одинаковые результаты достигнуты. Это конкретный вопрос, надо посмотреть, кто монополисты, какие они тарифы выжимают из своих клиентов и с чем это связано.

Понимаете, с голоса трудно, наверное, ответить, надо посмотреть реалии, какие у них затраты, у тех, кто работает по этим подключениям. Знаю, что проблем ещё достаточно, хотя, повторяю, мы в Doing Business продвинулись на десятки позиций вперёд, которые проводит Мировой банк. Но это в целом по стране, а отдельные, конечно, могут быть проблемы. Мне больше хотелось, чтобы Вы передали конкретно… Я заберу потом у Вас это. Там и первая часть вопроса есть?

С.Лисовский: Нет. К сожалению, это только река Дон.

В.Путин: Вы мне тогда скажите, о чём речь? Это какое предприятие? Где в Ленинградской области?

С.Лисовский: Если Вы настаиваете, я назову: это компания «Эко-Экспресс-Сервис».

В.Путин: А как я буду реагировать, если не знаю?

С.Лисовский: Компания «Эко-Экспресс-Сервис», она 25 лет занимается… Это экологически ориентированное предприятие.

В.Путин: Вот их не подключают?

С.Лисовский: Да, они там расширяются, причём окультурили пространство, бурелом полный был, за свои деньги они сделали. За два метра трубы полтора миллиона с них взяли, хотя во все остальные трубы, инфраструктуру предприятие вложило свои деньги.

В.Путин: Хорошо. Мы посмотрим.

С.Лисовский: Да. Спасибо.

Вопрос: Спасибо большое, что дали возможность задать вопрос. Я действительно очень переживала и хотела его задать. Уже задавала на медиафоруме, неоднократно говорю с телевизионщиками, с представителями СМИ и представляю не только своё мнение, но и мнение многих своих коллег.

Мой вопрос касается детей, подростков и студентов, нашей молодёжи, о которой Вы говорите неоднократно, которую Вы призываете поддерживать. Я не только журналист, но и педагог, работаю с детьми уже много лет после окончания вуза.

Владимир Владимирович, на мой взгляд, у нас недостаточно внимания уделяется поддержке детских СМИ, в то время как детские СМИ, в том числе телевизионные программы, которые потрясающими были в советское время, несли огромную воспитательную и образовательную роль наряду с системой образования.

Давайте вернём эту роль нашим СМИ. Давайте вернём детские эфиры в федеральное вещание, чтобы не только за рейтингами мы гнались и за денежными средствами, а была государственная программа.

Готова дать конкретные предложения, что можно было бы делать. Нужно поддерживать детские журналы, газеты, вести федеральное вещание, детские программы, которые бы показывали пример нашим подросткам, к чему нужно стремиться.

Мне недавно сказали: они сами выбирают канал ТНТ. А что им делать, если у них больше нет выбора? Мы не должны упускать нашу молодёжь, мы отвечаем за то, чтобы она выбирала верные нравственные ориентиры. Это наше будущее.

Пожалуйста, обратите внимание.

В.Путин: Вы так говорите, это у Вас такой крик души, и я его полностью разделяю. Поверьте мне, очень часто со своими коллегами на эту тему говорю, ответ, как обычно, один и тот же: для того чтобы нормально канал функционировал, вам представители электронных СМИ об этом скажут, нужна рекламная деятельность.

На детских каналах никакой рекламы, кроме подгузников, вроде бы нет, и не приносит никакого дохода. А всё остальное должно делаться за счёт прямого бюджетного финансирования. А этого бюджетного финансирования не хватает. Но я с Вами согласен, это то, на что должно хватать.

И Вы сейчас очень правильную вещь сказали. Программа должна быть, не только речь должна идти о телевидении, должна быть комплексная программа. Так что мы подумаем, Вы правы абсолютно, мы не бросим этот вопрос.

В.Соловьёв: Владимир Владимирович, нельзя пропустить вопрос про пространственное развитие России. Извините, что вклиниваюсь в этот процесс. Что важнее для страны – мегаполисы или небольшие населённые пункты? Как гармонизировать пространство на нашей необъятной территории?

Об этом хотел коллега спросить из газеты «БАМ» Амурской области.

М.Ермаков: Владимир Владимирович, меня зовут Максим Ермаков, я приехал с Дальнего Востока, из Тынды, столицы Байкало-Амурской магистрали.

Действительно, вчера Вы в Послании большой акцент сделали на развитии малых территорий. Хотя есть скептики этого утверждения, кто–то говорит о том, что нам надо концентрировать людей в миллионниках. Заработала программа «Дальневосточный гектар», и люди активно пользуются этим проектом. И появились интересные идеи, мы об этом пишем. А может быть, эту программу распространить на всю территорию страны? Там, где действительно не хватает населения? Как Вы на это смотрите?

В.Путин: Во–первых, что касается миллионников или малых городов, что и как развивать, – наверно, многие из здесь присутствующих знают, а кто–то, может быть, и нет в силу того, что у каждого своя специализация, но последние разработки, исследования показывают, что драйверами развития в мире являются крупные города.

Там производится и в ближайшей перспективе будет производиться наибольший объём валового внутреннего продукта. Там концентрируются научные, образовательные ресурсы и кадры, которые будут двигать страну вперёд.

Но Россия — это всё-таки не обычная страна, это целый континент, и мы не можем себе позволить развивать только одни крупные мегаполисы. Их у нас сколько, миллионников? 10–11 городов. А всё остальное у нас обезлюдено должно быть? Нет, это невозможно и неправильно.

Поэтому, когда я вчера говорил, я говорил именно о пространственном развитии и говорил о том, что эти мегаполисы должны быть драйверами роста. Нам нужно что обеспечить? Нам нужно обеспечить не только внутреннее развитие этих мегаполисов, нам нужно обеспечить связанность между ними и крупными центрами, даже необязательно миллионниками.

И тогда малые города и даже сельские поселения окажутся связанными, в том числе и с этими крупными центрами, и тогда они будут включены в общую жизнь и будут иметь возможность пользоваться всеми благами современной цивилизации. Вот чего нам нужно добиться.

Тем более что есть и соответствующие проблемы в крупных городах, и в миллионниках. Об экологических проблемах здесь уже говорили. Поэтому мы постараемся выстроить работу именно таким образом.

А в завершение Вы спросили…

М.Ермаков: О дальневосточном гектаре и его возможностях.

В.Путин: О гектаре… Смотрите, почему мы для Дальнего Востока создаём такие преференции — гектар дальневосточный бесплатно. Мы создаём там территории опережающего развития с целым набором налоговых и других, в том числе административных преференций.

Мы на этих же принципах создали там несколько портов, в том числе свободный порт Владивосток. По сути, это тоже ТОР – территория опережающего развития, потому что набор льгот там тот же самый, что и по этим ТОРам.

Почему мы это делаем? Потому что мы хотим обеспечить, чтобы там люди жили, чтобы там прекратился отток населения, чтобы депопуляция не происходила. А наоборот, мы хотим добиться того, чтобы люди туда приезжали, обосновывались там, семьи создавали, детей рожали.

Этот дальневосточный гектар к чему приводит? К тому, что люди собираются, и, когда получают несколько гектаров, целые поселения новые образуются. Это очень хороший процесс. Но мы делаем это для того, чтобы вдохнуть жизнь в Дальний Восток. Если мы эти льготы распространим на всю территорию, тогда для Дальнего Востока нужно ещё что–то придумать, чтобы сделать его привлекательным.

Так мы можем бесконечно что–то придумывать и придумывать. Хотя очень хочется эту систему льгот и ТОРов распространить и на другие территории. Мы уже многократно об этом слышали. И, наверное, постепенно, имею в виду опыт использования этих инструментов на Дальнем Востоке, мы будем постепенно переходить и к их тиражированию на других территориях.

Давайте блиц, который Вы хотели.

О.Тимофеева: Успеваете ли делать зарядку по утрам?

В.Путин: Да, постоянно – и сегодня тоже сделал.

О.Тимофеева: Если бы не работали Президентом, то чем бы занимались?

В.Путин: Творчеством.

О.Тимофеева: Сами готовите? И что в последний раз готовили?

В.Путин: Я готовлю салат, он такой вкусный, я потом угощу.

О.Тимофеева: Ловлю на слове.

Как бороться с ленью?

В.Путин: Работать.

О.Тимофеева: Почему у Вас часы на правой руке?

В.Путин: Я уже говорил: чтобы их не выковыривать оттуда… Они у меня висят на запястье. А если их на левую руку повесишь, то эта заводная головка крутится — неудобно, больно. Поэтому я сюда их перевесил. Это давно.

О.Тимофеева: Как запоминаете колоссальный объём информации и цифры?

В.Путин: Если каждый день этим заниматься, то это не представляет труда.

О.Тимофеева: Верите ли Вы в народные приметы?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Что для Вас лучший отдых?

В.Путин: Ответ известный: смена деятельности.

О.Тимофеева: Когда всё-таки приедете на Чукотку? Говорят, Вы там не были.

В.Путин: Да, приеду обязательно.

О.Тимофеева: Когда?

В.Путин: Скажу отдельно потом.

О.Тимофеева: Новый год не Новый год без поздравления Президента. Мы все смотрим в разных часовых поясах, в разное время. А что делаете Вы сами?

В.Путин: Я тоже смотрю и жду выступления Президента, честное слово. (Смех, аплодисменты.)

О.Тимофеева: Есть ли какая–то мечта, которая до сих пор не сбылась, не получается?

В.Путин: Нет. Вы знаете, каждый из нас… когда мы живём, мы работаем, мы ставим перед собой какие–то цели. У меня известная работа, и цель понятна: хочу, чтобы страна у нас была успешной, мощной, устойчивой, сбалансированной и устремлённой вперёд.

О.Тимофеева: Хотели бы знать своё будущее? Что будет через пять, десять лет?

В.Путин: Нет.

О.Тимофеева: Вы когда-нибудь гуляли неузнанным по улицам города или вообще мечтали ли об этом?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Расшифруйте, пожалуйста: гуляли или нет?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Так что можно, коллеги, Президента встретить на улицах. Главное — вовремя смотреть.

В.Путин: Маловероятно.

О.Тимофеева: Когда бывает грустно, как поднимаете себе настроение?

В.Путин: Работаю.

О.Тимофеева: Кумир из государственных деятелей прошлого?

В.Путин: Думаю, что неправильно делать каких–то для себя кумиров. Но мне нравится деятельность очень многих наших деятелей: и общественных, и деятелей культуры, и государственных деятелей. Они все составляют славу нашей страны.

О.Тимофеева: В каком историческом периоде хотели бы оказаться? Посмотреть, как там оно?

В.Путин: Сегодня.

Вы понимаете, в прошлые времена все мои предки были крепостными крестьянами, а я Президент. (Смех, аплодисменты.)

О.Тимофеева: Какое событие, которое уже произошло в России, хотели бы изменить?

В.Путин: Развал Советского Союза.

О.Тимофеева: Что для Вас главное в жизни?

В.Путин: Результат.

О.Тимофеева: И последний вопрос от наших коллег-журналистов: в чём же всё-таки сила России?

В.Путин: В людях! (Аплодисменты.)

Уважаемые друзья, коллеги!

Знаю, что вопросов море. Мы просто никогда не закончим. Хочу, чтобы вы на меня не сердились. Мы не в последний раз с вами встречаемся, мы обязательно эти дискуссии с вами продолжим.

Я хочу вас поблагодарить за то, что вы собрались здесь, и за вашу работу. Спасибо большое!

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 марта 2018 > № 2518820 Владимир Путин


Россия. ПФО. СЗФО > Транспорт. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > gudok.ru, 28 февраля 2018 > № 2515677 Владимир Щелоков

Дорога к Белому морю

«Белкомур» ищет инвесторов

Проект «Белкомур» – железная дорога, которая могла бы связать промышленные предприятия Пермского края и порт Архангельск, – обсуждается не первый год. Интерес к нему у инвесторов то появляется, то вновь угасает. На этой неделе власти Республики Коми в очередной раз из-за отсутствия заявок отменили аукцион по продаже 40,8% акций компании, созданной для реализации этого проекта. В чём сложность строительства частной дороги и чем же она может заинтересовать инвестора, «Гудку» рассказал генеральный директор ОАО «Межрегиональная компания «Белкомур» Владимир Щелоков.

– Владимир Анатольевич, что представляет собой проект «Белкомур» с организационно-правовой точки зрения?

– Модель предполагает заключение концессионного соглашения по частной инициативе в соответствии с действующим законодательством о концессиях. Концессионером выступит ОАО «МК «Белкомур», концендентом – Росжелдор, а финансирование строительства будет полностью осуществляться за счёт частных инвесторов. Однако транспортная инфраструктура при этом будет находиться в собственности государства. Участие ОАО «РЖД» предполагается на основании специального операторского соглашения. Компания принимает на себя организацию перевозок и сбор провозной платы по утверждаемому инвестиционному тарифу. Часть этой платы она перечисляет концессионеру, чтобы покрыть его затраты. Через 30 лет, после окончания действия концессионного соглашения, дорога может быть передана компании, если так решит правительство.

– Этот проект обсуждается не одно десятилетие. Почему вы считаете, что именно сейчас пришло время его реализовать?

– Ситуация в мировой экономике за последние годы заметно поменялась, и это отразилось на грузопотоках. Мы понимаем, что в государстве сейчас много транспортных проектов, и в идеале все их хорошо бы реализовать, потому что это способствует развитию экономики. Но денег, естественно, не хватает, и здесь на первый план выходит вопрос приоритетов. Мы уверены, что именно наш проект по макроэкономическим эффектам сегодня не имеет себе равных в России. Заключили договор на исследования с Центром стратегических разработок (ЦСР), который, в свою очередь, привлёк ещё две организации – Совет по изучению производительных сил Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития (СОПС ВАВТ) и Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. Фактически это весь лучший научный потенциал страны в сфере экономического прогнозирования. И когда мы положили рядом и проанализировали три независимых друг от друга исследования, то получили очень сходные результаты в плане экономических эффектов и для государственного бюджета, и для региональных, и для муниципальных.

Все наши расчёты основываются на консервативном прогнозе Минэкономразвития по росту экономики до 2030 года. Если в 2018 году мы начинаем практическую работу по подготовке концессионного соглашения, то в 2023-м по Белкомуру уже пойдут поезда. В этот период государство не тратит ни копейки, всё за счёт частного инвестора. Стоимость проекта – 251 млрд руб. С 2023 года начинается сбор проездной платы с грузоотправителей, и до 2034 года от государства потребуется лишь 64,6 млрд руб. на весь период, чтобы гарантировать доход инвестору. Эта сумма затрат не покрывается тарифной выручкой в первые 10 лет эксплуатации до 2034 года, пока новый маршрут будет набирать грузовую базу. Но если рост экономики и перевозок превысит консервативный расчёт, то затраты государства будут меньше.

С 2034 по 2048 год при выходе на запланированные параметры грузооборота за счёт роста перевозок уже образуется определённая положительная дельта между выплатами инвестору и доходами от проекта. Госбюджет за счёт неё в течение этих 15 лет не только вернёт затраченные 64,6 млрд руб., но и получит дополнительно 180 млрд руб. сверх этого. Это только то, что касается федеральных денег. В целом же за счёт развития экономики богатейших регионов, по которым пройдёт трасса, и развития новых производств бюджеты всех уровней получат 1,2 трлн руб. до 2048 года. Если перевести эффект в цифры, то в среднем проект обеспечит рост регионального валового продукта в каждом регионе на 5,6% за период эксплуатации. А это означает, что сразу три региона из получателей государственной помощи превращаются в доноров федерального бюджета. Какой ещё проект при подобных вложениях может принести такой эффект? Правда, оговорюсь сразу. «Белкомур» даёт такие хорошие показатели в связке с другим проектом – строительством нового глубоководного порта в Архангельске. Без него уровень государственной поддержки нужно увеличить до 250 млрд руб., но эффективность всё равно остаётся. Однако частный инвестор готов построить новый порт за свой счёт.

– В качестве частного инвестора рассматривалась китайская China Poly Group Corporation? Речь об этой компании?

– При определённых условиях China Poly Group готова полностью профинансировать и реализовать строительство железной дороги и порта. Она это сделает в рамках концессионного соглашения по строительству железной дороги.

Китайцы проявляют больший интерес к использованию Северного морского пути (СМП), который позволит им на две недели быстрее и дешевле (даже с учётом ледокольной проводки) экспортировать свои грузы в порты Европы. Железная дорога и порт на этом маршруте, построенные на их средства и по знакомым технологиям с соответствующими гарантиями, дают им комфортные условия. Но мы должны понимать свои интересы и соблюдать определённый баланс.

– На 29 марта в очередной раз перенесён аукцион по продаже 40,8% акций ОАО «МК «Белкомур», принадлежащих Республике Коми. Это сделано для привлечения в проект российского инвестора?

– Это открытый аукцион, он пройдёт в соответствии с законом «О приватизации» на электронной площадке Сбербанка, поскольку продаётся имущество Республики Коми. Стоимость пакета более 500 млн руб., она рассчитана исходя из уставного капитала компании. Все процедуры осуществляются согласно постановлению правительства № 860 «Об организации и проведении продажи государственного или муниципального имущества в электронной форме». Оглашение участников происходит только при подведении итогов. Могу сказать, что уже сейчас есть два российских претендента.

Китайских компаний среди участников нет, поскольку они не готовы вкладывать деньги, пока не будет соответствующего правительственного решения о начале реализации проекта со стороны России.

Летом прошлого года в Пекине мы проводили слушания с участием представителей китайского правительства, которым представили «Белкомур» и проект строительства глубоководного Архангельского порта, сформированный исходя из финансовых параметров инвестиций, предоставленных нам China Poly Group. По итогам был принят меморандум, в котором выражается поддержка проектам и содержится предложение для китайских компаний рассмотреть возможность участия в них, но только при условии принятия решение о реализации проектов российским правительством. China Poly Group может участвовать в нескольких вариантах, сейчас рассматривается порядка пяти. Например, это может быть создание специальной проектной компании наряду с «Белкомуром» или китайская компания может приобрести долю в МК «Белкомур» у кого-нибудь из участников.

Средства, полученные от аукциона, пойдут на дальнейшую проработку и исследования трассы. Мы ведь проводим работу по разъяснению всех преимуществ строительства Белкомура и нового Архангельского порта не только за рубежом, но и в России. Уже в ближайшее время ситуация со структурой финансирования может поменяться, когда новая российская компания озвучит свои планы и суммы, которые она готова инвестировать.

– Какова будет роль ОАО «РЖД» в этом проекте? Ведь появление новой дороги повлияет на грузопотоки в европейской части страны?

– Мы понимаем, что любой железнодорожный проект в стране бесперспективен без участия в нём РЖД. Думаю, для компании это возможность использовать тепловозы, которые высвобождаются с БАМа после электрификации его участков. ОАО «РЖД» будет получать локомотивную составляющую из инвестиционного тарифа и плату за управление железнодорожными перевозками. К тому же есть ещё экономические обстоятельства. В наших исследованиях принимал участие Институт экономики и развития транспорта (ИЭРТ ОАО «РЖД»). Согласно их расчётам, чтобы обеспечить перевозки всё возрастающего объёма грузов по Транссибу, который и сейчас уже работает на пределе, необходимо инвестировать порядка 260 млрд руб. Сегодня участок Транссиба Тюмень – Екатеринбург фактически исчерпал свою провозную способность, то же самое касается участка от Перми до Кирова и далее на запад. А по ним идёт доставка сибирских углеводородов и угля в порты Северо-Запада. Поэтому стоит вопрос о строительстве там сплошного третьего пути, потребуется строить железнодорожные обходы Пермского, Котласского, Кировского транспортных узлов. Белкомур может решить эту проблему, переправив часть грузопотока на Архангельск и таким образом снизив затраты на инвестиционную программу.

С появлением Белкомура Россия приобретёт новый транзитный маршрут. Мы просчитывали логистику несколько раз. Получается, что даже из Южного Китая быстрее и дешевле доставлять контейнеры с дорогими видами грузов железнодорожным транспортом в Архангельск и затем на Восточное побережье США, чем по морю через Суэцкий канал. Дешевле везти их в Бразилию, у которой с Китаем большой объём торговли. Мы можем предложить Казахстану новый экспортный путь угля через российскую территорию в Европу. Сейчас и Казахстан, и Монголия просят у России выходы на порты для экспорта угля, но пропускной способности недостаточно. Им предлагают Тамань, но для Казахстана она на тысячу километров дальше, чем Архангельск. Не предоставляя Китаю с его расширяющейся торговлей новых удобных транзитных путей в рамках проекта Великого шёлкового пути, мы толкаем Поднебесную на поиски вариантов использования альтернативных маршрутов, которые не проходят через территорию России. Речь идёт о его перевозках в прибалтийские порты через территорию Казахстана, Азербайджана, Грузии, Украины и Белоруссии. Хотя все географические преимущества на нашей стороне.

– Как Белкомур соотносится с Северным широтным ходом?

– По грузовой базе у нас нет конкуренции, наоборот, будет определённая синергия. Если использовать Белкомур, то путь из зоны тяготения СШХ до Мурманского транспортного узла гораздо короче. Кроме того, мы понимаем, что в перспективе будет развиваться порт Сабетта на Северном морском пути, и лучше всего доставлять туда стройматериалы и грузы из Архангельска (на Севере он является основным портом для внутренних перевозок. – Ред.) и зоны тяготения Белкомура. Кроме того, наличие более разветвлённой сети железных дорог на Севере – это хорошо для грузоотправителей. Поэтому в части грузооборота мы не видим в СШХ конкурента.

Сергей Плетнев

Россия. ПФО. СЗФО > Транспорт. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > gudok.ru, 28 февраля 2018 > № 2515677 Владимир Щелоков


Россия. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 22 февраля 2018 > № 2507719 Сергей Несветов

Крабовые аукционы пугают отсутствием бизнес-логики.

Попытки изменить принцип распределения крабовых квот – не что иное, как заход на очередной передел ресурса, считает исполнительный директор Северо-Западного рыбопромышленного консорциума (СЗРК) Сергей Несветов. К каким последствиям приведет дискредитация базового принципа распределения квот, почему от крабовых аукционов не стоит ждать прибыли для государства или снижения цен на рынке и по какой причине миф о крабовом браконьерстве давно не состоятелен, он рассказал в интервью Fishnews.

– Сергей Владимирович, на днях стали известны итоги первого раунда заявочной кампании по инвестквотам. На Северном бассейне прошедшим отбор проектам по строительству судов еще предстоит аукцион на понижение. Как вы считаете, может ли уменьшение размера долей в ходе этого аукциона отразиться на дальнейших планах компаний?

– Знаете, все предприятия, которые готовились к заявочной кампании, так или иначе понимали, сколько примерно инвестиционных квот будет распределено на каждый объект. Это не было секретом, все риски, которые просматривались в части снижения ресурсного обеспечения, аукционов на понижение, были прогнозируемы.

Единственное, что может скорректировать наши планы по строительству судов, это новые «крабовые аукционы». У нас доли краболовных компаний заложены в качестве обеспечения по кредиту Архангельского тралового флота на постройку траулеров. Если введут аукционы, то строить мы вообще ничего не будем – ни судов, ни заводов. Спросите у банков, как они с нами поступят, когда переданные в залог доли обесценятся. Спросите заводы, как они будут поступать, когда мы им перестанем платить. Поймите правильно, это не «пугалки», это объективная реальность.

– По инвестиционным квотам на краба постановления до сих пор не утверждены, общественности представлены только проекты, которые, не исключено, будут меняться. В целом насколько привлекательно для СЗРК участие в этой программе? И кто еще, по вашему мнению, может побороться за этот ресурс?

– Действительно, все документы только в проектах. Мы знаем, что финальная версия, которая в итоге принимается, зачастую сильно отличается от проекта, поэтому здесь комментировать рано.

Но и здесь все будет зависеть от того, решится ли государство на аукционный эксперимент. Вопрос стоит очень просто: или аукционы, или новые суда на российских верфях и инвестквоты. И на то, и на другое ресурсов не хватит, надо выбирать.

Что касается потенциальных участников, то формально в этом процессе могут принять участие любые компании, которые заключат договор на строительство судна, предоставят гарантию и пакет документов, предусмотренных постановлениями. Ограничений ни для кого нет. Кстати, это ответ на претензии некоторых граждан о том, что рыбопромышленная отрасль – это «закрытый клуб». Заходите, если хватит компетенций.

– Если не ошибаюсь, сертификация промысла Ассоциации краболовов Севера на соответствие критериям Морского попечительского совета ( MSC ) находится на финишной прямой?

– Да, мы получили сертификат 22 февраля. Хочу подчеркнуть, первыми в мире! На данный момент промысел камчатского краба в Баренцевом море – единственный в мире крабовый промысел, сертифицированный на соответствие MSC.

Но вся эта огромная работа имеет реальные шансы пойти коту под хвост. Если доли краба будут продавать на аукционах каждые десять лет, без гарантий продления, то сертификация просто не имеет смысла. Зачем кропотливо улучшать и заботиться о том, что у тебя гарантированно отберут и выставят на новый аукцион?

– Как вы считаете, может ли успешная MSC -сертификация промысла помочь в разрушении клише, что краб – это непременно браконьерство, серые схемы, сверхприбыли и прочее?

– Да, в последнее время проходит довольно много информации о том, что краб – это такая черная дыра и браконьерский ресурс, на котором делаются шальные деньги. На самом деле это не так. И сертификация нашего промысла камчатского краба это подтверждает.

Основные критерии MSC касаются управления промыслом как внутри самой компании, так и в более широком смысле, в том числе его регулирования и влияния на сопутствующие виды, мегабентос, уязвимые морские экосистемы. Поэтому если бы были хоть какие-то данные о том, что на Северном бассейне существует браконьерство, то мы бы этот сертификат никогда не получили.

Поэтому сертификация – это ответ инициаторам аукционов, которые в качестве одного из аргументов в пользу смены пользователей тиражируют мифы о браконьерстве. Браконьерство на Северном бассейне ограничивается одиночками, которые на подручных плавсредствах выходят недалеко от берега и пытаются что-то поймать. На Дальнем Востоке браконьеры – это суда под «удобными» флагами, никакого отношения к легальному промыслу не имеющие. Но с этим конечно должна бороться Пограничная служба, и она, я знаю, борется, периодически такие факты выявляются и пресекаются.

– Но ни о каком промышленном масштабе с применением судов и речи не идет?

– Дело в том, что основной актив компаний – это право на вылов, квоты, которые закреплены на долгосрочной основе. И именно исторический принцип победил браконьерство, потому что рыбакам нет смысла рисковать. Риски потери квоты многократно превышают выгоды одной даже очень прибыльной сделки и разового заработка. Поэтому компании, у которых есть квоты и уверенность в том, что они будут перезакреплены по историческому принципу, никогда не будут заниматься браконьерством.

– Сейчас на слуху самые разные схемы и пропорции возможного изъятия и перераспределения крабовых квот. Как вы относитесь к этим предложениям? И какие могут быть последствия для отрасли?

– Плохо отношусь. Интересанты уже названы, никакого секрета в этом больше нет. Если называть вещи своими именами, вся эта кампания изначально задумана с целью перераспределения ресурсов.

Пугает то, что в действиях инициаторов нет бизнес-логики. Я абсолютно точно знаю, что у них есть возможность войти на крабовый рынок через приобретение компаний, имеющих квоты, причем по рыночным ценам, а в некоторых случаях даже с дисконтом к рынку. Вместо этого они упорно настаивают на проведении аукционов, где цены будут непредсказуемы. Получается, что по рыночной цене и, условно говоря, «навсегда» – нет, а за дорого и на 10 лет – да. Видимо, логика в другом: задействовать административный ресурс и постараться не допустить к аукционам реальных конкурентов. А в случае, если аукционы закончатся «правильно», можно будет и к историческому принципу вернуться, «вспомнив» о его эффективности для отрасли.

Мы сейчас вместо того, чтобы делом заниматься, вынуждены решать ребусы на предмет того, каким образом нас «снимут с пробега». Кстати, недавно в правительство от имени Минсельхоза был внесен проект изменений в закон «О рыболовстве…», касающийся запрета на проведение очных аукционов по продаже прав на вылов ВБР и замене их электронными аукционами. Странно совпадает по времени… Подозреваем, что на нас собираются опробовать новые технологии отсева неугодных.

Инициаторы тем временем работают над тем, чтобы подвести под идеи введения новых аукционов хоть какое-то разумное обоснование, но пока плохо получается. Недавно по «Первому каналу» из уст уважаемого журналиста мы слышали небылицы про рыбную отрасль. О том, что все кругом браконьеры (что не подтверждается), о том, что программа инвестквот не работает, там «ничего не происходит» (на практике все ровно наоборот).

Особенно удивила мысль, что если загнать «в небеса» себестоимость рыбопродукции путем продажи квот на аукционах, то «китайцы и корейцы вряд ли станут перекупать такие дорогие квоты и наш улов будет оставаться у нас» (видимо, по доступной цене). Здесь, что называется, без комментариев…

А вот последствия будут катастрофическими – это и прецедент пересмотра всей системы имущественных отношений в стране, так ведь можно и лицензии на разработку недр, и земли сельхозназначения продать по второму разу. И это крест на инвестициях, в том числе отказ банков от кредитования рыбопромышленной отрасли (что, кстати, и подтвердил Сбербанк в своем письме), и смена позиции «собственника» на позицию «временщика» со всеми предлагающимися к ней «бонусами» (браконьерство, уход от налогов и пр.), и потеря доверия бизнеса к государству, да и много чего еще. Об этом уже неоднократно писали, не хочу повторяться.

– Но насколько я понимаю, для введения аукционов остается совсем мало времени, ведь до конца года произойдет перезакрепление долей квот на следующие 15 лет?

– А доли квот никто трогать не будет, скорее всего, механизм будет аналогичен тому, который использовался при распределении инвестквот. Сегодня квоты на вылов ВБР распределяются последовательно по видам пользователей, причем промышленные – в последнюю очередь. Например, инвестквоты утверждаются раньше промышленных, таким образом их выделение на доли пользователей не повлияет, просто наполнение этих долей уменьшится на 20%.

Точно так же можно ввести еще один вид квот, которые будут распределяться перед промышленными, и продавать их на аукционах. Рыбакам скажут, что волноваться не надо, на их доли квот никто не посягает. Но наполнение долей снова уменьшится, причем существенно. Вот такая «прекрасная» комбинация.

Хитрость в том, что, единожды введя такой вид квот, потом можно выставлять на аукционы квоты на любые виды водных биоресурсов, крабом это точно не ограничится. Аппетит всегда приходит во время еды…

– Вы собираетесь поднимать эту тему на съезде рыбаков?

– Да, безусловно, один из основных вопросов на съезде – это как раз вопрос аукционов и сохранения исторического принципа как базового принципа управления отраслью, помимо других вопросов, которые волнуют рыбаков. Но этот вопрос – самый важный.

Анна ЛИМ, Fishnews

Россия. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 22 февраля 2018 > № 2507719 Сергей Несветов


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 21 февраля 2018 > № 2507582 Алексей Мордашов

Встреча с главой компании «Северсталь» Алексеем Мордашовым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем совета директоров публичного акционерного общества «Северсталь» Алексеем Мордашовым. Глава компании информировал Президента о результатах деятельности ПАО «Северсталь» в прошлом году, потенциале развития предприятий холдинга и ходе реализации ряда инвестиционных и социальных программ.

В.Путин: Алексей Александрович, «Северсталь» – компания известная, наверное, одна из самых крупных в мире вертикально интегрированных горнодобывающих и сталелитейных компаний. Сколько у вас в Череповце – по-моему, 11,6 миллиона тонн мощности?

А.Мордашов: Да, в прошлом году мы сделали чуть больше 11 миллионов тонн, 11,5 миллиона тонн стали. У нас работают в Череповце 30 тысяч человек, а всего на «Северстали» – почти 50 тысяч человек по всей стране.

В целом год мы завершили успешно: сделали больше 11 миллионов тонн стали, продолжаем наши инвестиционные проекты, платим налоги в бюджеты всех уровней: за прошлый год мы заплатили порядка 46 миллиардов рублей.

Мы продолжаем наши социальные программы. За прошлый год примерно 2,5 миллиарда рублей потратили на различные проекты по поддержке детей, поддержке музеев Русского Севера и так далее.

Мы стараемся как-то участвовать в социальной жизни тех территорий, на которых работаем, понимаем прекрасно, что без нашей поддержки те важные социальные проекты, которые там идут, будет очень трудно реализовывать.

Продолжаем инвестиции. Мы понимаем, что должны соответствовать требованиям наших клиентов в Российской Федерации. В общей сложности за прошлый год было потрачено на инвестиции в наши российские активы 34 миллиарда рублей.

Мы запустили ряд важных инвестиционных проектов в работу, комплекс по так называемому покрытию металла цинком и полимерными покрытиями – прежде всего для нужд строительства и автопрома, на него было потрачено порядка семи миллиардов рублей. Новую установку «печь-ковш» сдали, стоимостью три миллиарда рублей.

В целом программа развития горячего и холодного проката для нужд автопрома… Мы постоянно слышим растущие требования со стороны производителей автомобильной продукции в России по качеству нашей продукции.

В.Путин: Надо, чтобы она была не хуже, чем у ваших конкурентов за рубежом.

А.Мордашов: Да, и мы твёрдо движемся в эту сторону. Она, мы считаем, уже не хуже. Есть отдельные виды продукции, которые мы ещё не делаем, но мы точно будем их осваивать. И будем соответствовать требованиям автопрома, чтобы они, в свою очередь, могли делать конкурентоспособную продукцию здесь, в России.

В.Путин: Ваша трубная продукция уже себя зарекомендовала хорошо, и объёмы хорошие.

А.Мордашов: Да, спасибо. Мы участвуем в важных проектах – и «Газпрома», и «Транснефти» – по строительству нефтепроводов, газопроводов по территории России, в том числе экспортных. Очень благодарны им за развитие этих проектов. Рассчитываем, что этих проектов будет больше.

В.Путин: У них и строительство, а потом капитальный ремонт никогда не прекращается, объёмы колоссальные.

А.Мордашов: Да, мы рассчитываем на эти заказы. Очень благодарны «Газпрому», прежде всего за тот объём заказов, который они нам дают, за то развитие, которое есть, и за поддержание газопроводов, которое они тоже ведут.

В.Путин: Думаю, что они будут реализовывать и другие крупные проекты, в том числе и «Северный поток – 2», «Турецкий поток» идёт вовсю. «Северный поток – 2», думаю, будет реализован. На востоке страны большая работа, Вы знаете. Так что, уверен, объёмы вам обеспечены.

Кроме всего прочего, мы планируем реализовывать ряд крупных проектов, касающихся развития инфраструктуры – это мостовые переходы, другие объекты подобного рода. Мы постараемся надёжно загрузить нашу металлургическую промышленность на ближайшие годы.

А.Мордашов: Спасибо большое. Для нас это очень важно, мы очень рассчитываем на все эти проекты и, со своей стороны, готовы заверить, что не подведём наших потребителей, готовы поставлять ту продукцию, которая им нужна.

В.Путин: Хорошо.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 21 февраля 2018 > № 2507582 Алексей Мордашов


Россия. ЦФО. СЗФО > Агропром > bfm.ru, 20 февраля 2018 > № 2514461 Юрий Лужков

Лужков рассказал, как собирается накормить Москву гречкой

Бывший мэр собирается ежегодно поставлять в столицу 1,5 тысячи тонн гречки, которую он выращивает в Калининградской области. Сейчас идут переговоры с «Фуд Сити», рассказал Лужков в интервью Business FM

Бывший мэр Москвы Юрий Лужков планирует поставлять в Москву 1,5 тысячи тонн гречки в год со своего совхоза в Озерском районе Калининградской области. Выращиванием гречихи экс-мэр занимается уже три года, наряду с другими видами сельского хозяйства, такими как пчеловодство и племенное разведение лошадей.

Экс-мэр рассказал Business FM, как собирается привезти гречку в столицу. С ним беседовала Елена Марчукова.

Юрий Лужков: Мы пока ведем разговоры с «Фуд Сити», они еще не завершены. И речь идет о приличных объемах. Речь идет об упаковке, которая будет известна, производитель и так далее. Сейчас речь идет с «Фуд Сити» по согласованию цены. Сама возможность продажи моей гречки связана с ценой, хотя бы с минимальной рентабельностью для нашего хозяйства. Цена, конечно, ниже той, которая лежит на прилавках, потому что между прилавком и производителем гречки или любой продукции есть еще оптовик, который накручивает свои проценты. Это все является предметом для серьезных переговоров.

Но сейчас речь о «Фуд Сити», не о каких-то других сетях — «Пятерочка», «Дикси»?

Юрий Лужков: Пока нет. Дело в том, что и «Пятерочка», и все остальное пользуются услугами «Фуд Сити». Они пользуются услугами и других оптовиков, но «Фуд Сити» сегодня является самой мощной, самой организованной структурой в опте.

Коллеги пишут, что пока ваш сельскохозяйственный бизнес еще требует инвестиций, пока несколько убыточен. Насколько велики объемы, которые все еще требуются?

Юрий Лужков: Для возможных инвестиций сельское хозяйство сегодня очень широкая область: необходима и техника, и новые технологии, и новые принципы и элементы в самом земледелии. Но сегодня сельскохозяйственный бизнес убыточен. Причем сельскохозяйственный бизнес, в первую очередь связанный с выращиванием зерновых и прямой реализацией выращенного урожая, сегодня является убыточным по той причине, что цена на твою продукцию, которую ты вырастил, уменьшается, а цена, скажем, на топливо растет, цена на удобрения растет, цена на химические средства защиты растений растет, цена на запчасти к технике растет, зарплата так или иначе должна расти в любом хозяйстве. И когда ты начинаешь сопоставлять тенденцию роста всего, что тебе нужно для выращивания, и тенденцию снижения результата твоего труда, то есть зерна, то начинаешь сильно волноваться по поводу того, стоит ли заниматься сельским хозяйством. Я посчитал: чтобы у меня пшеница стала рентабельной, мне нужно выращивать 47 центнеров с гектара. Когда я выращиваю 47 центнеров с гектара, то у меня получается нулевая рентабельность. Если больше 47 центнеров, я уже получаю какую-то прибыль.

За последние три года площадь посевов гречихи в хозяйстве Лужкова выросла более чем в четыре раза.

Россия. ЦФО. СЗФО > Агропром > bfm.ru, 20 февраля 2018 > № 2514461 Юрий Лужков


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2502742 Антон Алиханов

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Калининградской области Антоном Алихановым.

Обсуждались вопросы социально-экономического развития области, в том числе ход реализации программ по строительству школ, яслей, благоустройству дворовых территорий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Антон Андреевич, как область развивается, какие есть успехи, прежде всего по крупным социальным программам, которые мы ведём по всей стране? Я имею в виду строительство школ – очевидно, это и для Калининградской области является актуальной задачей – и целый ряд других важных программ, которые у нас реализуются, в том числе по приведению дворов в порядок. Расскажите, как обстоят дела, дайте короткий анализ того, как развивается экономика.

А.Алиханов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, по поводу социальных проектов. Действительно, мы в них активно участвуем. В прошлом году мы запустили новую школу по программе строительства новых школ на 1,5 тыс. мест в Гурьевске – это один из самых динамично развивающихся пригородов Калининграда. В прошлом году начали строить, а в этом планируем закончить строительство уникальной школы на 1,7 тыс. мест. Восточный микрорайон города Калининграда, в котором это строится, огромный, застраиваемый. Там будет бассейн, вся инфраструктура – такая фабрика для образования, это снимет много социальных проблем в данном конкретном микрорайоне, потому что, к сожалению, пока мест там не хватает.

На этом не планируем останавливаться. У нас разработана комплексная программа. Благодаря инициативам, о которых Вы сказали, мы планируем построить ещё семь школ до 2025 года – несколько в Калининграде и других наших муниципалитетах. Сейчас очень активно работаем по яслям для детей до трёх лет. В своё время мы очень активно как регион решали проблему с детскими садами от трёх до семи лет, построили 17 новых детских садов в целом по региону и смогли эту проблему решить. Сейчас перед нами поставлена новая задача, и мы с Правительством, с Ольгой Юрьевной Голодец, с нашими коллегами из Министерства образования отрабатываем проект, понимаем, как двигаться, и, надеюсь, в этом году уже первые результаты сможем показать.

Хочу Вас отдельно поблагодарить за то, что в прошлом году Вы дали возможность Калининградской агломерации войти в программу «Безопасные и качественные дороги». В прошлом году мы смогли отремонтировать 140 км, устранить несколько серьёзных мест концентрации ДТП. Если говорить о сокращении количества пострадавших в ДТП год к году, у нас минус 12% в январе – только за один год реализации этой программы. В этом году она стала более комплексной, мы ремонтируем не только дорожное полотно, но и бордюры, и тротуары, то есть люди видят комплексный эффект.

Что касается дворов, эта программа одна из тех, которые вызывают самый положительный отклик у наших жителей, у глав муниципальных администраций. Если в прошлом году мы отремонтировали 45 дворов, то в этом году их будет минимум 75, а может быть, и больше. Программа продолжает расти, существенно увеличено финансирование. В прошлом году мы только 4 муниципалитета акцентированно выделили, а в этом году все 22 муниципалитета Калининградской области в эту программу включили.

Д.Медведев: Эта программа хороша тем, что она вовлекает самих людей, которые живут на этой территории, в обсуждение того, что делать во дворе (что там менять, какие новые объекты малой архитектуры возводить), в участие в этом процессе, кто хочет – своим трудом, кто хочет – может быть, деньгами. Поэтому желательно, чтобы она развивалась именно в таком ключе, как была задумана, то есть на базе глубоких консультаций со всем населением, которое живёт на этой территории. Просил бы Вас таким образом эту работу и построить.

А.Алиханов: Мы с населением общаемся, начали программу 2018 года обсуждать ещё в конце прошлого года. И это одна из главных наших задач – общение с населением, вовлечение людей в эту деятельность.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2502742 Антон Алиханов


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 февраля 2018 > № 2502424 Антон Мухин

Эпоха белого снега. Что принес Петербургу губернатор Полтавченко

Антон Мухин

Градоначальники в Петербурге сменяются не тогда, когда это вздумается избирателям, а когда заканчивается их эпоха. Сейчас проходит время Георгия Полтавченко. Слишком многие устали от спокойствия и хотят движения. Контраст петербургского болота с активной Москвой с каждым днем становится все более невыносимым

Со времен Салтыкова-Щедрина, если не раньше, русская либеральная мысль описывает идеального правителя как такого правителя, который ни во что не вмешивается и не мешает подданным жить по их собственному разумению. В Петербурге поставили эксперимент: эти бессмысленные мечтания были воплощены в жизнь в лице губернатора Георгия Полтавченко. По итогам эксперимента, который, видимо, подходит к концу, можно сделать вывод: жить под таким правителем неплохо, но скучновато.

Герои своего времени

Градоначальники в Петербурге удивительным образом отражают свое время и сменяются не тогда, когда это вздумается избирателям, а когда заканчивается их эпоха. Демократические времена город пережил с Анатолием Собчаком. В 1996 году, когда материальное оказалось важнее духовного, его на первых и последних в городе конкурентных выборах победил собственный заместитель по ЖКХ, «крепкий хозяйственник» Владимир Яковлев.

В начале нулевых Россия начала вставать с колен, и «сантехнику Яковлеву», как его называли недоброжелатели, пришло время уступить место Валентине Матвиенко – человеку федерального масштаба и федеральных амбиций. Она принялась возвращать городу столичный статус (в Петербург переехали Конституционный суд, штаб ВМФ и так далее), перерегистрировать в Петербург крупных налогоплательщиков, типа «Газпрома» (который, впрочем, до сих пор не переехал), строить первый в городе небоскреб, новый стадион для местной футбольной команды «Зенит», новую сцену для местного дирижера Гергиева и вообще всячески превращать Петербург в современный мегаполис.

В любом другом городе эта активность нашла бы отклик в сердцах благодарных горожан. Но петербуржцев с младенчества воспитывают в мысли, что их город идеален и ни в каких апгрейдах не нуждается. Творческая энергия Валентины Матвиенко, за которой без труда можно было заметить и личную корысть, очень скоро стала раздражать. К концу ее правления (2003–2011) она раздражала уже до такой степени, что перед думскими выборами губернатора досрочно отправили в отставку и через довольно унизительную процедуру избрания муниципальным депутатом назначили спикером Совета Федерации. Говорят, не последнюю роль в этом сыграли несложившиеся у Матвиенко отношения с семьей Медведевых, глава которой был тогда президентом.

Конец эпохи Матвиенко совпал с концом эпохи тучных годов: амбиции у Смольного и деньги на их реализацию у бюджета, хоть и по разным причинам, закончились одновременно. Все думали, что после Матвиенко губернатором Петербурга станет Дмитрий Козак, он даже приехал руководить предвыборной кампанией местной «Единой России» в Думу и возглавил ее список. Но внезапно губернатором стал полпред в ЦФО Георгий Полтавченко.

Русско-афонские кадры кончаются быстро

Первое, что горожане узнали про своего нового начальника, кроме записей в трудовой книжке о службе в КГБ и хороших отношений с Путиным, – новый отец города возглавляет Русское афонское общество и ведет твиттер. Последний факт очень забавлял петербуржцев – губернатора с твиттером у них еще не было. Георгий Сергеевич вел твиттер регулярно – поздравлял с православными праздниками и желал спокойной ночи. Потом просто желал спокойной ночи. Потом прекратил вести твиттер.

На этом его публичная активность закончилась. За шесть с половиной лет своего правления он, кажется, ни разу не устраивал пресс-конференцию и дал от силы штук пять нормальных интервью плюс примерно столько же официальных. У тех журналистов, которым удавалось с ним пообщаться, Георгий Полтавченко вызывал шок: оказывается, он вполне умеет говорить. Просто не хочет.

Из Русского афонского общества были те несколько человек, которых можно считать командой Георгия Полтавченко. В первую очередь чемпион ГРУ по снайперской стрельбе (как говорят) Игорь Дивинский и Василий Кичеджи. При советской власти Кичеджи, который любезно разрешал ставить ударение в своей фамилии там, где больше нравится, работал в вагоне-ресторане, потом возглавил Челябинский тракторный завод, благополучно довел его до банкротства, после чего занимал ряд важных государственных должностей – в частности, работал в ЦФО у Георгия Полтавченко и был главой департамента транспорта в правительстве Москвы. В администрации Петербурга он занял пост вице-губернатора по культуре и стал писать книгу про Ахматову.

Дивинский был вторым человеком в Смольном, но потом Полтавченко понизил его до вице-губернатора, отвечающего за связь с Крымом (видимо, под давлением московских людей, которые таким образом пытались ослабить позиции самого Полтавченко, потому что других объяснений нет), а на последних выборах отправил в Думу. С Кичеджи губернатор разругался по каким-то личным мотивам, и теперь бывший вице-губернатор содержит сайт «Интересант», на котором каждый день поносит своего бывшего шефа.

Все остальные кадровые назначения Георгия Полтавченко не поддаются логике. В Смольный приходят люди, которые не имели с губернатором никаких карьерных пересечений в прошлом и не являются представителями каких-либо кланов. В большинстве своем это московские чиновники средней руки, которые, видимо, пересиживают в Петербурге свое карьерное безвременье. Уходят они тоже внезапно и не оставляют по себе никакой памяти.

Одно время появилась мода на молодых симпатичных специалисток, занявших ключевые посты в экономическом блоке. Публика, отчаявшись найти хоть какую-то логику в кадровой политике, стала размышлять в самом очевидном в таком случае направлении. Но мода скоро прошла. Некоторые чиновники, как и губернатор, носили на руках афонские четки, но это не всегда свидетельствовало о близости к телу.

Имена всех этих людей запоминать даже не старались, все равно в этом не было никакого смысла. Единственной яркой звездой взошел бывший глава Минрегионразвития Игорь Слюняев, который по приезде в Петербург переименовался в Албина (случилось это так внезапно, что, когда городским депутатам принесли на утверждение документы вице-губернатора Игоря Албина, они долго не могли понять, кто это). Слюняев-Албин сразу же стал пиариться изо всех сил, и это было так необычно на фоне безликого Смольного, что в народе созрело мнение: вот будущий губернатор. Но и Албин, скорее всего, тоже живет ожиданием хорошего поста в Москве, а пиарится просто потому, что такова его природа.

Георгий Полтавченко любит внезапно уходить в отпуск. Варианта два: либо это связано с традиционным русским недугом, либо он летает на Афон молиться. В последнюю версию хочется верить.

Если долго сидеть на берегу реки

В наследство от Валентины Матвиенко Георгию Полтавченко досталась масса очень дорогих инвестпроектов, пустеющий из-за кризиса бюджет и невероятное количество согласованного строительства жилья, под которое не было инфраструктуры. Одни проекты (например, строительство в форме государственно-частного партнерства тоннеля под Невой, стоившее треть годового бюджета города) Смольный сумел закрыть, хотя и судился потом с инвесторами. Другие, как новый стадион для «Зенита», сооружение которого в итоге затянулось на 10 лет и подорожало за это время в семь раз, вынужден был продолжать.

Новое жилищное строительство Полтавченко с Дивинским вообще хотели запретить, но понимали, что это выше их сил. В итоге Смольный на несколько лет фактически приостановил выдачу новых согласований и в конце концов добился того, что социальную инфраструктуру – детские сады и школы – инвесторы создают за свой счет. Строители как резаные вопили об ухудшении инвестиционного климата, но строить не прекратили.

Этим деятельное участие Смольного в жизни города и ограничилось. Больше он ничего не делает. Но зато ни у кого не отжимает бизнес и не раздает господряды своим друзьям. Это не значит, что коррупция исчезла или стала меньше, но топ-менеджмент Смольного этим больше не занимается. Как не занимается вообще ничем.

И конечно, он не препятствует коррупционным схемам, если они инициированы на федеральном уровне: Георгий Полтавченко очень лояльный губернатор. Когда стоявшие в пробке из-за кортежа Медведева водители бибикали машине Дмитрия Анатольевича, Полтавченко возмутился и назвал их «жлобами». По его мнению, настоящие петербуржцы вежливые и против властей не бунтуют. После этого фанаты «Зенита» кричали на стадионе «Губернатор – жлоб», а они умеют кричать так, что кажется, будто кричат все трибуны. Это, конечно, была спланированная акция, за которой, видимо, стояло руководство «Зенита», недовольное заминкой со строительством нового стадиона.

В Петербурге, как и во всей стране, идет клерикализация, но и она проходит мимо Смольного – он ее не поддерживает и ей не мешает. Знающие люди говорят, что Георгий Полтавченко, даром что афонит (а может, именно поэтому), не сильно любит петербургского митрополита Варсонофия. Даже решение отдать Исаакиевский собор церкви было принято губернатором со второй попытки – сначала он отказал, но через год, видимо, после личного вмешательства президента, согласился. Впрочем, в городе сразу же поднялась волна народного гнева, и историю замяли.

Это не путинская стагнация, омерзительная своим громким пиаровским треском, грабежом награбленного и богатством богатых на фоне нищеты бедных. Это мягкий уютный сон, ощущения которого лучше всего описать следующим примером.

В центре Петербурга есть созданный еще Петром I искусственный остров Новая Голландия, со старинными складами из красного кирпича по периметру и с каналами в центре. Очень романтично. В начале нулевых годов оттуда выселили военных, и Валентина Матвиенко принялась облагораживать территорию. Была снесена часть построек, объявлен международный архитектурный конкурс, появились проекты от Нормана Фостера и других мировых звезд с перекрытием всего острова стеклянными крышами, застройкой всего пространства новыми павильонами и прочее, от которых интеллигентная петербургская публика хваталась за сердце.

К счастью, победивший на конкурсе инвестор разорился, и в конце концов Новая Голландия досталась Роману Абрамовичу. Тот просто засеял все свободное место газонной травой. И сейчас желающие погулять по острову выстраиваются в длинные очереди перед входом. Оказалось, что пустое пространство и зеленая трава в окружении старых кирпичных стен горожанам гораздо милее, чем многомиллиардные творения современных архитекторов.

Чем правление Георгия Полтавченко войдет в историю города, так это чистым белым снегом на зимних улицах Петербурга. Несколько лет назад чиновник среднего уровня – глава Комитета по благоустройству Владимир Рублевский взял на себя смелость и запретил посыпать дороги солью. Дворников на улицах как не было, так и нет, но зато вместо слякоти утоптанный снежок. Горожане были счастливы. Политика неделания показала свою всепобеждающую силу.

Макаров и пустота

Но пустота невозможна. Место главного политика в Петербурге занял спикер законодательного собрания и лидер «Единой России» Вячеслав Макаров – бывший преподаватель истории КПСС из военного училища. Хотя сам Макаров любит Путина так же, как раньше любил Маркса с Энгельсом, он взял себе в союзники главных парламентских либералов. Эти либералы пугают Смольный, Смольный пугается и сдается Макарову без малейших попыток сопротивления.

Так, например, Георгий Полтавченко абсолютно не вмешивался в выборы в законодательное собрание, позволив Вячеславу Макарову сформировать парламент на свой невзыскательный вкус. Более того, губернатор утратил контроль над системой избирательных комиссий, которые почти целиком состоят из макаровских людей.

Теперь спикер подбирается к главному активу исполнительной власти в любом регионе – регулированию строительства. Он пытается торпедировать ряд строительных проектов (действительно, впрочем, возмущающих горожан). Видимо, хочет показать тем самым, что без договоренностей с ним строить в этом городе нельзя.

Единственное, что не удалось Вячеславу Макарову, – это возглавить предвыборный штаб Путина. Но и то не из-за противодействия Смольного, а потому, что для людей из администрации президента, курирующих выборы на уровне регионов, не существует никаких спикеров региональных парламентов. Тем более лидеров «Единых Россий», когда Владимир Владимирович избирается как независимый кандидат. За выборы в регионах должны отвечать вице-губернаторы по внутренней политике. А так Полтавченко, наверное, отдал бы Макарову и выборы президента, радостно вздохнув и перекрестившись.

Либерал духа

Всю свою стихийную либеральную концепцию государства как ночного сторожа Георгий Полтавченко сформулировал в интервью «Новой газете». «Мне надо меньше мелькать и рассказывать о своей работе, а больше делать, чтобы люди сами ее чувствовали, – сказал он. – Идеальный вариант, когда люди приходят на очередные выборы губернатора и спрашивают: – Кто у нас сейчас губернатор? – Ну Полтавченко. – А кто еще есть? – Такой-то. За кого будем голосовать? – Да вроде при нынешнем все нормально, за него и будем голосовать».

Но голосовать за него больше, скорее всего, не будут. Полтавченко скоро уйдет. Это следует даже не из того, что о его грядущей отставке говорят – в Петербурге в любое время года циркулируют слухи об отставке действующего градоначальника, и рано или поздно они сбываются. А из того, что его время проходит.

Слишком многие устали от спокойствия и хотят движения. Контраст петербургского болота с активной Москвой с каждым днем становится все более невыносимым.

Правда, непонятно, когда это может произойти технически. Если после 18 марта, то летний футбольный чемпионат будет проводить и.о. Это нехорошо. Если после чемпионата, то не успеть с выборами к единому дню голосования.

Понятно только одно: когда это случится, Георгий Полтавченко облегченно вздохнет, перекрестится и полетит на Афон молиться.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 февраля 2018 > № 2502424 Антон Мухин


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 16 февраля 2018 > № 2499730 Дмитрий Губин

После апрельского теракта в петербургском метро я стараюсь в подземку не спускаться. Нет, я не идиот, чтобы бояться. Вероятность попадания под бомбу ничтожна: частоту поездок умножайте на частоту самих терактов (один раз за все обозримое время). Шанс получить сосулькой в темечко намного выше — но на улицу мы выходим.

Метро я избегаю оттого, что теперь станции закрываются ежедневно из-за звонков о заложенных бомбах. Кто-то позабавился, позвонил — а у тебя сорвалась встреча или, хуже, без тебя улетел самолет. Да и попасть под выборочный обыск легко. А когда обыск становится тотальным (как прошлым летом на «Электросиле» или «Звенигородской»), метро вообще превращается в ад, причем толпа на входе образует куда более удобную мишень для теракта, чем само метро. И если в эту мишень никто не ударил, то лишь потому, что пламенеющих идиотов, готовых взорвать себя во имя бога, куда меньше, чем просто идиотов. Хотя идиотов, к сожалению, полно.

Такт тикающей бомбы

Все эти металлодетекторы, сканеры, охранники, «дополнительные меры безопасности» никого, ничего и ни от чего не уберегают. У нас в любом магазинчике, бизнес-центре, госконторе, школе на входе торчит мужичок-охранник: отбывает жизненную повинность. Их, с протертыми на вахте штанами, в России больше миллиона. И что? Когда на «Эхе Москвы» сумасшедший саданул ножом Татьяну Фельгенгауэр, охранник на входе был нейтрализован одним пшиком из баллончика.

Когда грабят магазины, охранники накладывают в штаны первыми (и это, кстати, разумнее, чем получать пулю). Школьные охранники не предотвратили и не могли предотвратить три январских ЧП с ножами, топорами, «коктейлями Молотова» в Перми, Бурятии и Челябинской области. Дети (и террористы) изобретательны и всегда найдут, как обвести привыкших к рутине взрослых. Террористы 11 сентября 2003 года в Америке прошли сквозь металлодетекторы, вооружась керамическими ножами.

Брешей нет только на том свете. Будет усилена охрана в аэропортах — можно угнать грузовик и врезаться в толпу. Будут следить за всеми грузовиками — можно кинуться на людей с топором. Цель террора — не столько убить, нанести немедленный ущерб, сколько вызвать страх, иррациональные действия в ответ, т. е. добиться ущерба пролонгированного. В России, судя по всему, это блестяще удается, в отличие от стран, дающих террору не эмоциональный, не «для отчета», не «для успокоения начальства и народа», а рациональный ответ.

Теракты как обыденность

Я был во Франции в конце 1990-х, когда там бомбы закладывали в мусорных урнах: их разносило на куски, как осколочные снаряды. Французы психанули, на какое-то время убрали все урны вообще (страна немедленно заросла грязью), а на вокзалах закрыли камеры хранения. Но затем опомнились, бетонные урны заменили прозрачными пластиковыми пакетами, а в камерах хранения (только там!) поставили сканеры.

Я жил в Англии в начале 2000-х, когда там взрывали метро и автобусы, — но никто не наводнил транспорт охранниками и детекторами. Зато были вложения в ССTV, камеры наружного наблюдения. Это английский принцип: если преступление нельзя предотвратить, то расследовать его необходимо. В итоге в больших городах можно проследить каждый шаг любого. Кстати, во многом записи ССTV позволили в лондонском суде утверждать, что эмигрант Владимир Литвиненко был отравлен в Лондоне нынешним депутатом Госдумы Андреем Луговым.

В Германии минувшим декабрем я видел, как подъезды к рождественским ярмаркам (год спустя после врезавшегося в Берлине в ярмарочную толпу террориста на грузовике) аккуратно прикрывают полицейскими машинами. Но ярмарки не закрывают, и пускают туда свободно всех. Ничего подобного русскому шмону с полицией, ОМОНом, рамками, досмотром сумок на Дворцовой площади в Питере или на Тверской в Москве в Новый год. Даже на Октоберфесте нет детекторов и сканеров — только рюкзак попросят сдать. Хотя, между прочим, теракт на Октоберфесте случился еще в 1980-м, 13 человек погибли, 211 были ранены, и памятник жертвам стоит при входе.

«Заказчики терактов выбирают путь подешевле»

Западная демократическая цивилизация рациональна. Если она не может полностью предотвратить зло, то пытается уменьшить ущерб. К возрастанию которого приводит тотальная борьба со злом.

Русская автократическая цивилизация иррациональна, ею движут другие мотивы. Вот объясните мне, в чем смысл закрывать станции метро после сообщений о минировании? Что, террористы хоть раз предупредили о взрывах? Нет, закрытие станций, торговых центров, вокзалов — типичное иррациональное действие, провоцирующее новые звонки о минировании. То, что у нас называют борьбой с террором, де-факто является пособничеством террору, ежедневным ударом по экономике.

Но от этой системы отказываться никто не собирается: может быть, потому, что у контртеррористического идиотизма есть свои выгодоприобретатели.

Первый — это поставщики всевозможного проверочного оборудования. В Москве больше 200 станций метро. Я бы сказал: оцените доход от поставки для каждой комплекта сканеров и детекторов! Но, как ни пытался, не смог в открытых источниках найти, почем это обходится. А хотелось бы.

Виновны лихачи, фанатики и власти

Второй выгодоприобретатель — то самое миллионное войско охранников. Там ведь не только пехота, болтающаяся при входе в каком-нибудь супермаркете, но гвардия ФСБ и ФСО. Сколько в этих тайных организациях человек? Какой у них бюджет? Почем обходится один день охраны Путина или Кадырова (включая все эти эскорты в полсотни машин, зачистку пути следования, запутывание GPS-систем, отключение мобильных операторов)?

И не надо только врать про «интересы национальной безопасности». Видел я, как охраняют президента США. Прогуливался как-то по Бункер-хилл в Бостоне в День независимости, ко мне подошел полицейский и поинтересовался, долго ли я намерен пробыть: должен приехать Клинтон. «Мне уйти?» — «Нет, пожалуйста, оставайтесь, но просто дороги минут на 15 будут перекрыты, у вас могут быть проблемы с возвращением».

Ну а третий, самый главный выгодоприобретатель — это русское общественное устройство, когда горстка приближенных к царю бояр может жить как хочет, плюя на закон или стыд, а остальные бесправны. Потому что на фоне антитеррористической истерии мысль о несправедливости русской жизни уступает место другой: лишь бы не было беды.

Как выживает пластилиновый народ

И вот ты выходишь из дома и садишься, раздраженный, в питерское метро (охранники, сканеры, «чемоданчик поставьте на транспортер, пожалуйста»). Потом входишь еще более раздраженным на вокзал (рамки, сканеры, детекторы, охранники). Потом проходишь через зал (еще пяток охранников всех мастей) и выходишь обреченно к платформам (снова сканеры). Садишься в «Сапсан» и слышишь по громкой связи: «В связи с сохраняющейся опасностью диверсий и террористических актов на транспорте…» — хотя никаких «диверсий и терактов» на железной дороге с 2009-го года, когда под откос пошел «Невский экспресс», не было. Да и там я в версии теракта не уверен: слышал от железнодорожников, что разорвало колесную пару…

Но ведь запуганными так легко управлять! Поэтому терроризм превращается в своеобразного помощника власти. И если даже он отсутствует, борьба с ним вполне его замещает.

Дмитрий Губин

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 16 февраля 2018 > № 2499730 Дмитрий Губин


Россия. Арктика. СЗФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > redstar.ru, 14 февраля 2018 > № 2604340 Марина Ковтун

Как живётся за Полярным кругом?

Насущные вопросы отдалённых гарнизонов находятся в центре внимания региональных властей

О социальной стороне жизни военнослужащих в Кольском Заполярье в интервью «Красной звезде» рассказывает губернатор Мурманской области Марина КОВТУН.

ОБЛАСТЬ – РОДНОЙ ДОМ ФЛОТА

– Марина Васильевна, как строится взаимодействие правительства Мурманской области с командованием Северного флота? Способствовало ли решению социальных вопросов создание в регионе межведомственного координационного совета?

– Взаимодействуем мы практически непрерывно. Мурманская область – не просто насыщенный военными объектами регион. Это родной дом Северного флота. Отсюда осуществляется контроль безопасности всей Арктической зоны Российской Федерации. На территории области пять закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО) – Александровск, Североморск, Видяево, Заозёрск, Островной и ещё ряд воинских частей в различных районах. Всё это – люди, военнослужащие и члены их семей. Повседневные нужды и проблемы у них такие же, как и у всех остальных наших земляков.

Мы отлично понимаем, что бытовое благополучие военнослужащих – это вопрос обороноспособности страны, ни больше ни меньше. У военных должен быть надёжный тыл, и наша общая с командованием флота задача – обеспечить его. У нас большой опыт совместной работы с Северным флотом над социальными вопросами в самых разных формах. Межведомственный координационный совет вобрал в себя все наши лучшие наработки. Важно, что это широкая и универсальная диалоговая площадка, где встречаются все заинтересованные стороны и ведомства. Эффект

Руководство Мурманской области тепло заботится о детях военнослужащих Северного флота.

ивность совета такова, что мы решили использовать подобную форму взаимодействия и на уровне муниципальных образований, где дислоцированы соединения Северного флота. Во всех ЗАТО, а также в Печенгском, Кольском и Кандалакшском районах созданы соответствующие межведомственные комиссии.

– Одна из важнейших социально значимых задач – это обеспечение детей военнослужащих местами в детских садах. Что сделано в регионе для её решения?

– В целом в рамках федерального проекта модернизации региональной системы дошкольного образования в 2013–2017 годах в наших муниципалитетах, связанных с Северным флотом, введено 1382 места в дошкольных учреждениях. С 2014 по 2018 год регион принял из ведения Минобороны 6 детских садов. Для приведения зданий в соответствие с нормативами из областного бюджета было выделено более 57 млн рублей.

Там, где ремонт проблемы не решал, строились новые садики. В городе Гаджиеве был возведён детсад на 300 мест, в посёлке Спутник – на 160. Все сады уже получили лицензии и работают. А буквально через несколько дней примет ребятишек новый детский сад на 220 мест в гарнизоне палубной авиации Североморск-3. Конечно, останавливаться на этом мы не намерены. Для решения проблемы переуплотнённости групп и ликвидации очереди в младшие группы детсадов в 2018–2020 годах запланировано строительство ещё трёх новых детских садов в городах Североморск, Полярный и посёлке Печенга.

– Как в регионе решаются вопросы трудоустройства граждан, уволенных с военной службы?

– Решаем в рамках существующего законодательства, которое предоставляет нам для этого вполне эффективные инструменты. В 2017 году в службу занятости населения Мурманской области обратились 122 человека, которые были уволены с военной службы. Из них уже трудоустроены 58 человек. Помощь в профориентации и психологической поддержке получил 61 человек. В программах временного трудоустройства с выплатой материальной поддержки за счёт средств областного бюджета приняли участие 10 человек.

В соответствии с действующим законодательством граждане, прошедшие военную службу по призыву, в течение трёх лет после увольнения в приоритетном порядке могут пройти профессиональное обучение и получить дополнительное образование по специальностям, наиболее востребованным на рынке труда. В прошлом году этим правом воспользовались более двух десятков человек. Речь идёт о таких всегда нужных профессиях, как водитель, автослесарь, повар, электрогазо-сварщик, электрослесарь и др.

ПОЕЗД В ПОМОЩЬ

– Проблема, которая касается многих отдалённых городов, посёлков, гарнизонов в самых разных регионах, – нехватка квалифицированной медицинской помощи. Как обстоят дела в Мурманской области?

– Вопрос этот очень непростой не только в отношении гарнизонов, но и в целом для области. Но выход находить надо, и мы стараемся подбирать подходящие варианты решения в каждой конкретной ситуации. Это системная и разносторонняя работа, потому что необходимо учитывать самые разные объективные обстоятельства и условия оказания медицинской помощи. Например, как вы знаете, здравоохранение в ЗАТО имеет федеральное подчинение. Мы напрямую не можем вмешиваться в его деятельность, но выстраивать совместную работу с федеральными структурами необходимо, потому что в ЗАТО – жители Мурманской области. Плюс к этому региональные учреждения здравоохранения при необходимости участвуют в оказании экстренной, неотложной и плановой помощи военнослужащим и членам их семей.

В населённых пунктах Мурманской области, где дислоцируются воинские части, например в селе Алакуртти, функционирует амбулатория Кандалакшской ЦРБ. В ней работают терапевт, врач общей практики (семейный врач), педиатр и фельдшер-лаборант. Неотложная помощь оказывается специалистами амбулатории и пункта скорой помощи. В целях повышения доступности медпомощи специалисты Кандалакшской центральной районной больницы дополнительно выезжают в Алакуртти для консультаций, проведения диспансеризации. В посёлке Кильдинстрой первичную медико-санитарную помощь оказывают специалисты амбулатории, являющейся структурным подразделением Кольской районной больницы: врач общей практики, участковый педиатр. В области уже не первый год действует проект «Поезд здоровья», когда врачи-специалисты в соответствии с определённым графиком выезжают в муниципальные образования.

При этом большинство членов семей военнослужащих не прикреплены для медицинского обслуживания к медицинским организациям Мурманской области (имеют полис ОМС по месту постоянной прописки), что не позволяет увеличить штаты медиков во врачебных амбулаториях, которые формируются от количества прикреплённого населения. А это очень просто – надо только написать заявление в страховую компанию.

С 2014 по 2018 год регион принял из ведения Минобороны 6 детских садов

ТРАДИЦИЯ ШЕФСТВА ЖИВА

– Что удаётся сделать с точки зрения культурно-досуговой работы в гарнизонах?

– В сфере культуры у Мурманской области есть хорошая традиция шефства над личным составом частей и кораблей. Так, в 2017 году коллективы Мурманского областного Дворца культуры им. С.М. Кирова в рамках акции «К нам приехали артисты» выступили с шефскими концертами в 14 населённых пунктах, где дислоцируются воинские части. Зрителями стали почти 6400 военнослужащих и членов их семей. В места дислокации воинских частей также неоднократно выезжали коллективы областной филармонии и театра кукол, библиомобиль областной детско-юношеской библиотеки.

В гарнизонах действуют 19 библиотек, 11 культурно-досуговых учреждений, 2 музея (в Североморске и Полярном) и 18 детских школ искусств. Мы планомерно укрепляем материально-техническую базу всех этих объектов. Только за последнее время произведён ремонт в Центре досуга молодёжи и ДК «Строитель» в Североморске, Центре творчества и досуга в Гаджиево, Центре культуры и досуга «Полярная звезда» в Оленегорске. В этом году будет завершён капремонт культурно-досугового центра «Платформа» в посёлке Печенга.

– Марина Васильевна, наша встреча проходит накануне Дня защитника Отечества. Что пожелаете военнослужащим и членам их семей?

– Нет ничего более святого для любого россиянина, чем защита Отечества. Каждый из нас делает это на своём месте. У каждого – своя зона ответственности. Вы находитесь на переднем крае. Мы гордимся вами, чтим память о подвигах героев прошлого и настоящего, заботимся о наших ветеранах и, конечно, о тех, кто сегодня в строю. Спасибо вам, и пусть опорой в ратном труде вам всегда служит родной дом, где любят и ждут.

Россия. Арктика. СЗФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > redstar.ru, 14 февраля 2018 > № 2604340 Марина Ковтун


Россия. СЗФО > Образование, наука. Судостроение, машиностроение > gazeta.ru, 10 февраля 2018 > № 2492369 Глеб Туричин

Кадры утекают: «через 10 лет производство может встать»

Ректор СПбГМТУ о проблемах в современном кораблестроении

Михаил Ходаренок

Российское кораблестроение испытывает достаточное количество проблем — и в сфере подготовки кадров, и относительно низких зарплат профильных преподавателей, а также имеет место некоторое отставание по определенным направлениям от основных конкурентов. Ректор Санкт-Петербургского государственного морского технического университета Глеб Туричин рассказал «Газете.Ru», как преодолеть возникающие трудности и не допустить остановки промышленных предприятий.

— Создает ли препятствия Болонская система образования подготовке в России инженерных кадров высокой квалификации? Что надо сделать, чтобы нивелировать негативные тенденции?

— Болонская система — вещь действительно очень интересная. Она прекрасно годится, когда бакалавр изящных искусств, закончив университет в Болонье, хочет продолжить обучение в магистратуре в Саламанке. А когда из Северодвинска бакалавр-машиностроитель вдруг захочет поехать доучиваться в Петербург, то так, наверно, не получится.

Просто потому, что семья, скорее всего, не найдет на это денег — на жизнь в другом городе, на съем жилья. И учиться он там не сможет — потому что программа будет рассчитана на тех, кого там учили четыре года, а пришедшему из другого вуза придется слишком многому доучиваться. Это реальность, сейчас так и происходит, и эти магистры не выдерживают и отсеиваются.

А за границу поехать доучиваться — для инженерных областей это вообще экзотика. Это по организации процесса, а по сути — для инженеров концепция бакалавриат-магистратура вообще не применима.

Она ведь как устроена? За четыре года пытаются научить всему — и основам, и предметной области. А это невозможно, специальным дисциплинам учат за счет базовых естественно-научных и общеинженерных дисциплин. В итоге получается ни то ни се: нормальная фундаментальная основа инженерного образования не заложена, а без этой базы специалист не может стать «самообучаемой» системой.

Поэтому сейчас, когда в высокотехнологичных отраслях все меняется за пять лет, такого человека придется каждые пять лет переучивать, доучиваться сам он не может — базы ведь нет. А это — дополнительное время и дополнительные деньги. Магистр обучается по второму кругу на «продвинутом» уровне, но он к этому моменту те зачатки математики, которые получил в бакалавриате, давно забыл.

И это не только наше вузовское мнение — от промышленников мы то же самое слышим. Ведь система высшего образования должна готовить специалистов для той промышленности, которая сейчас реально есть, не для какой-то будущей, а для реальной. К тому же для нас эта промышленность — во многом это предприятия ОПК, и от их работы, банально, зависит существование нашей страны.

Как эту ситуацию исправлять — просто надо возвращать инженерное образование в инженерное дело.

Это не значит, что бакалавров и магистров вообще не надо, должен быть прием и на бакалавриат, и на специалитет, и в магистратуру. Промышленный спрос все сам отрегулирует и оптимальное соотношение между разными формами обучения установит.

— Насколько СПбГМТУ справляется с подготовкой высококвалифицированных кадров для судостроения в целом и оборонки в частности? Что надо делать?

— Морской технический университет — основной вуз в нашей стране по подготовке кадров для судостроения. И в смежных областях наших выпускников много. Говоря о качестве нашего образования — что скрывать, хотелось бы лучше. Мы учим сейчас во многом за счет старого, еще советского, задела. Тем не менее, справляемся. Мы сейчас примерно 800 человек на первый курс принимаем.

Это, с учетом нашей доли в стране по специальностям для судостроения, меньше половины того, что нужно для восполнения естественной убыли специалистов в промышленности. И с этим надо что-то делать, или через 10 лет производства встанут.

С подготовкой расчетчиков и проектировщиков легче — у нас сохранились очень квалифицированные специалисты, наши научно-педагогические школы в этих направлениях, без ложной скромности, ведущие в мире. С подготовкой технологов, механиков, электриков сложнее — здесь очень важна учебно-лабораторная база, а ее нам нужно развивать и совершенствовать.

Пока выходим из положения за счет кооперации, базовых кафедр на предприятиях, интегрированных научно-инновационных структур с крупными научными центрами и ведущими вузами.

— В каких отраслях судостроения мы опережаем потенциальных конкурентов, а в каких отстаем? Каковы векторы этих процессов?

— Здесь все довольно просто. Мы в кораблестроении практически ни от кого, кроме американцев, не отстаем. Да и от них отставание не критическое — у нас военные доктрины разные, у них — авианосные ударные группировки, у нас — подводный флот. Корабли по новым проектам строятся.

В судостроении ситуация другая — и экономически, и технологически мы пока далеко не первые. Кроме арктической тематики — здесь мы, пожалуй, мировые лидеры.

Отдельно надо сказать по речному судостроению — здесь уникальная ситуация, у нас связность территории зависит от речного транспорта, есть такие места, куда кроме как по рекам груз доставить невозможно, а средний возраст речных судов у нас очень велик, если не ошибаюсь, то более 4 тыс. единиц старше сорока лет. Думаю, нас ждет массовая кампания по строительству речных судов, модернизации и созданию новых верфей для речного судостроения.

Мы тут участвуем, «Корабелка» предложила концепцию глубокой модернизации Онежского судостроительного и судоремонтного завода, создания на его базе «цифровой» верфи. Это не просто IT-тема, как у многих, кто сейчас «цифровизацией» занимается. «Цифровая» верфь по нашему предложению — это гибкое производство с высокой степенью автоматизации, построенное на современных российских производственных «цифровых» технологиях и объединенное единой информационно-управляющей программной средой.

Такая верфь должна, по нашему мнению, стать образцом для тиражирования испытанных на ней решений для больших верфей, в том числе военных. И еще один тренд просматривается — это создание скоростных пассажирских судов, «алюминиевое» судостроение, способное обеспечить повышение топливной эффективности, которое, надеюсь, с появлением новых высокопрочных и недорогих алюминиевых сплавов и новых технологий постройки будет развиваться опережающими темпами.

— Соответствует ли уровень заработной платы профессорско-преподавательского состава решаемым задачам?

— Очень неоднозначный вопрос. Если сравнивать с теми странами, с которыми мы конкурируем, то в среднем: в Китае зарплата профессора примерно вдвое выше, чем у нас, в Корее — вчетверо, в Германии — в восемь раз. Это я реальные зарплаты ввиду имею, полные, а не только окладную часть.

У нас многие преподаватели и сотрудники вынуждены по совместительству работать где-то. Это не здорово, работа преподавателя требует полной отдачи, но жить то людям как-то надо. Хотя вообще возможность иметь в вузе конкурентоспособные зарплаты есть: инженерный вуз может, и должен зарабатывать деньги научными исследованиями и разработками для промышленности.

— Есть ли технологии прорывного характера, разработанные за последнее время в СПбГМТУ?

— У нас в январе прошло заседание наблюдательного совета, там мы впервые показали выращенные по технологии прямого лазерного выращивания лопасть полого винта для подруливающего устройства и крупногабаритный титановый корпус компрессора газотурбинного двигателя, на сегодня — это самое крупное из выращенных с помощью аддитивных технологий титановое изделие.

То есть мы разрабатываем (и изготавливаем, и на заводы поставляем) и технологические установки, и высокопроизводительные технологии аддитивного производства крупногабаритных изделий из различных материалов. Как раз недавно несколько наших изделий в составе перспективного ракетного двигателя успешно выдержали испытания — такого еще никто в мире не делал. Эти работы идут у нас под патронажем Военно-промышленной комиссии.

Сейчас для двух предприятий ОСК и двух предприятий ОДК установки в разработке находятся, к концу года будем заказчикам сдавать. Здесь как раз сказался эффект создания интегрированной научно-инновационной структуры — год назад мы превратили Институт лазерных и сварочных технологий в структуру, объединяющую под единым руководством профильные подразделения «Корабелки», Питерского Политеха и Центра технологий судостроения и судоремонта. И вот результат.

Вообще я идею создания таких интегрированных структур в Германии подсмотрел — там так создавались центры превосходства на базе ведущих университетов.

И обязательно надо упомянуть еще две вещи — это подводная робототехника, технологии автономных необитаемых подводных аппаратов, в том числе глайдеров, мы тут работаем в кооперации с компанией «Океанос», и второе — автоматизированная технологическая оснастка — Научно-производственный центр «Корабелки» разрабатывает ее и продает практически по всему миру, выигрывая конкурентную борьбу и с европейцами, и с американцами, и с японцами.

Россия. СЗФО > Образование, наука. Судостроение, машиностроение > gazeta.ru, 10 февраля 2018 > № 2492369 Глеб Туричин


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 31 января 2018 > № 2480524 Павел Плавник

Интервью с Павлом Плавником: "Звезда" увеличила объем заказов в 10 раз.

В декабре 2017 года ПАО "Звезда" и Уральский дизель-моторный завод сообщили об организации совместного предприятия по серийному производству высокооборотных двигателей. Во второй части объемного интервью Mil.Press FlotProm руководитель "Звезды" Павел Плавник рассказал о модернизации заводских мощностей, последствиях санкций, а также ноу-хау для подготовки молодых специалистов.

Санкциям три года. Есть ли от них какой-нибудь положительный эффект? И с чем приходится бороться до сих пор?

Санкции отрезвили страну, привели ее к пониманию того, что поднять свою промышленность можем только мы сами. Если говорить о "Звезде", то выросла востребованность наших двигателей и редукторных передач. Объем заказов увеличился в разы, поставлены новые задачи в области импортозамещения.

Завод не только сохранил ключевые технологические компетенции и кадровый состав, но и использует все возможные ресурсы для развития. Поэтому обновляется оборудование, возникает потребность в привлечении и подготовке дополнительного количества рабочих и инженеров. То есть здесь взаимосвязанный положительный эффект.

В сфере поставок оборудования, конечно, начались определенные неудобства – с этим мы столкнулись при организации нового участка редукторного производства. В Германии существует Федеральное ведомство экономики и экспортного контроля, Bafa. Как видно из названия, оно следит за поставками немецкой наукоемкой продукции и трансфером технологий за рубеж, в том числе и в Россию. Раньше для покупки станка мы обращались к нашим партнерам, и они сразу называли стоимость и сроки поставки. А теперь им все в обязательном порядке необходимо согласовывать с Bafa. Осложнилась работа и с инжиниринговыми компаниями, с которыми мы сотрудничали. Но все эти препятствия относятся к разряду преодолимых.

Главное – то, что благодаря стабильному портфелю заказов и новым вызовам предприятие получило широкие возможности для роста. Приходится соответствовать заданному уровню в вопросах ресурсного обеспечения, планирования, инжиниринга, культуры производства, системы сервисного обслуживания. Над этими задачами мы постоянно работаем, о чём я уже рассказывал.

Флот заказал серийное строительство, по меньшей мере, 18 малых ракетных кораблей "Каракурт". Двигатели для них делает "Звезда". В марте вы сообщили, что предприятие наняло 100 рабочих для увеличения объемов производства. Справляетесь ли с загрузкой сейчас? Нет ли задержек, хватает ли мощностей?

Набор продолжается. Полтора года назад на заводе трудились 350 основных рабочих, а сегодня уже более 500.

Нельзя сказать, что все идет гладко. Одна из сложностей связана с поиском финансирования для оперативной модернизации и дооснащения производства современным оборудованием. Тем не менее, эти вопросы мы постепенно решаем. Так, сейчас во втором механосборочном комплексе запущены четыре новых токарных станка, которые разгрузят "узкие места". В четвертом механосборочном комплексе установлены и приступили к работе два горизонтально-расточных станка. Кроме того, ведутся пуско-наладочные работы на крупногабаритном горизонтально-расточном центре производства TOS Varnsdorf.

Мы развиваемся, насколько это позволяют наши возможности. Сумма, выделенная на перевооружение мощностей, составляет чуть менее 500 млн рублей.

Растет объем межзаводской кооперации. Сейчас он достиг 1,5 млрд рублей – на такую сумму мы отдаем на аутсорсинг изготовление деталей.

Но мы пока только входим в оптимальный производственный темп. И это неудивительно, ведь раньше "Звезда" получала заказы на 3-4 двигателя в год, а теперь их количество выросло до 30, то есть повысилось в десять раз.

Что скажете про российское оборудование? Каким видите состояние отечественного станкостроения?

Когда возникла необходимость в срочном порядке приобрести ряд станков, нас выручила Балтийская Промышленная Компания (БПК). После заказа за рубежом приходится, как правило, ждать поставок до года. А у БПК тогда имелось в наличии достаточное количество нужной нам техники, и мы подписали с ними соглашение, получив те самые четыре токарных и два горизонтально-расточных центра.

Чугунные и стальные корпуса для них делают на "Петрозаводскмаше", а приводы, система управления и ряд других комплектующих поставляются из-за рубежа. В целом, это оборудование очень достойного уровня. При этом нас как заказчика радует наличие поблизости сервисного обслуживания – нет нужды обращаться в Германию или Чехию.

Что касается локализации комплектующих, то здесь действует та же логика, что и в дизелестроении. Наладить в стране выпуск всех без исключения деталей, после чего сделать на 100% российский станок – крайне сложно. Это долго и не вполне оправданно для всех участников процесса. Есть смысл сперва создать оборудование, а потом выбирать между поставщиками компонентов в зависимости от конкретных потребностей и задач.

Самое главное, что за инжиниринг, за "мозги", полностью отвечает отечественный поставщик – и комплектует технику под узконаправленные нужды заказчика.

В 2018 году предприятие продолжит работу с российскими станкостроителями. В первом квартале 2018 года мы ожидаем от БПК поставку 3-координатного фрезерного обрабатывающего центра, а во втором квартале 2018 года – 5-координатного обрабатывающего центра.

Также мы сотрудничаем по поставкам оборудования с петербургской компанией "Станкозавод ТБС", которая поставит нам в третьем квартале этого года два координатно-расточных и один зубодолбежный станок.

Китайское предприятие Henan Diesel Engine Industry Company, также как и "Звезда", поставляет высокооборотные двигатели для ВМФ. Они предлагают свою продукцию взамен дизелей немецкой компании MTU, поставки которых в Россию приостановлены в 2014 году. Как конкурируете с ними?

Опять-таки, конкурировать с иностранными поставщиками гораздо сложнее без продуманной отраслевой госполитики с четким выстраиванием приоритетов в соответствии с интересами национальной экономики, задачами развития и обеспечения безопасности. Замена немецкой продукции на китайскую – это мнимое решение проблемы обеспечения флота.

Мы второй раз можем наступить на те же грабли. Такое решение идёт вразрез с декларируемой политикой импортозамещения и показывает полное отсутствие последовательности в принятии решений на уровне государства. Вместо того, чтобы извлечь максимальную пользу от режима санкций для развития собственных технологий, своей промышленности, мы начинаем вкладываться в экономику другого, пусть и дружественного нам сегодня, государства. Но где гарантия, что с изменением геополитических условий эти отношения сохранятся? И тогда снова придётся искать замену…

В свою очередь "Звезда" прикладывает усилия, чтобы стать для заказчика привлекательнее конкурентов: мы уменьшаем цену, сокращаем сроки изготовления, модернизируем изделия, открываем сервисные центры. Но не факт, что в отсутствие государственной стратегии развития отрасли, которой будут руководствоваться при принятии решений, в том числе, по обеспечению армии и флота, этого окажется достаточно.

О разработке авиационных дизельных двигателей не задумывались?

Авиационные дизели сегодня действительно очень актуальны. В частности, ими укомплектуют тяжелый беспилотник "Альтаир". Насколько я знаю, в проекте участвует зарубежная компания (речь идет про немецкое предприятие RED, основанное российским конструктором Владимиром Райхлиным – ред.). Но все же это несколько другой профиль, и к нам он имеет лишь косвенное отношение.

Но для реализации таких проектов, как и для решения задач, которые мы ставим перед собой, необходима мобилизация имеющихся в стране интеллектуальных ресурсов. Этот аспект мы в свое время учитывали при формировании отраслевой стратегии, которую пока что так и не приняли. Решение проблемы мы видим в открытии научно-технологических центров, при которых бы действовали экспертные советы и определялись направления дальнейших исследований и разработок.

По нашим данным, в России идет подготовка к созданию дизелестроительного холдинга. Достоверна ли эта информация? И если да, то участвует ли в этом процессе "Звезда"?

Все верно. Министр промышленности и торговли Денис Мантуров прямо сказал, что такой холдинг необходим. Я считаю, что формирование центра управления дизелестроением разумно и оправданно. Если мы хотим сохранить и улучшить отрасль, то нам нужны не разобщенные мелкие предприятия, а крупный игрок, способный исключить нежелательную конкуренцию и обеспечить себе поддержку со стороны государства.

В конце 2017 года "Звезда" и "Уральский дизель-моторный завод" (входит в "Синара-Траспортные Машины" – ред.) объявили о создании совместного предприятия по серийному производству высокооборотных двигателей, Минпромторг поддержал это решение. Новое предприятие со штаб-квартирой в Санкт-Петербурге будет иметь две производственные площадки – в городе на Неве и в Екатеринбурге, которые как продолжат выпуск традиционной для предприятий продукции, так и наладят серийный выпуск двигателей нового поколения.

В ближайших планах – создание объединенного научно-технического центра и реализация перспективных исследований и разработок в области современных поршневых двигателей и агрегатов на их базе, а также осуществление сервисного обслуживания по контрактам жизненного цикла. Консолидация данных предприятий сформирует единую систему производства ключевых компонентов на российских заводах.

Прогресс не стоит на месте, и альтернативное топливо все чаще рассматривается как будущее судовой энергетики. Что можете сказать по этому поводу?

Мне глубоко интересны любые современные технологии. Если оценивать их перспективы, то самый реалистичный к применению в ближайшее время вид топлива – сжиженный природный газ. С точки зрения экономики и экологии это шаг вперед.

Перспективное направление для флота – гибридные силовые установки. К примеру, корветы проекта 20386 оборудуют газотурбинными и электродвигателями, а также нашими редукторами.

В августе 2017 года "Звезда" выиграла конкурс "Предприятие года-2017" газеты "Деловой Петербург" в номинации "Лучший работодатель". В конце 2016 года рекрутинговый портал SuperJob также отметил завод. Что конкретно помогло предприятию заслужить хорошую репутацию по кадровой части?

Как я уже говорил, из-за значительного увеличения объема заказов нам потребовался дополнительный набор специалистов, пришлось провести целый комплекс мер по их поиску и привлечению.

Мы внедрили новую систему обучения, своеобразное ноу-хау – проводим набор в нашу школу молодого рабочего. Этот проект профессионального обучения стартовал в 2015 году. Лицензия на образовательную деятельность позволяет "Звезде" готовить необходимых специалистов (токарей, фрезеровщиков, формовщиков, испытателей двигателей, операторов станков с программным управлением и других) с присвоением квалификационного разряда и выдачей документов установленного образца.

Обучение в школе молодого рабочего бесплатное, но для поступления необходимо пройти конкурсный отбор. Подготовка включает в себя две недели теоретических занятий с преподавателями Санкт-Петербургского политехнического университета и высококвалифицированными специалистами-технологами "Звезды".

Практика проходит в производственных комплексах под руководством индивидуального наставника. Успешные выпускники получают разряд и принимаются на постоянную работу. Преимущества такой системы для предприятия – уверенность в качестве подготовки и сокращение периода адаптации новых работников.

Кроме того, мы тесно сотрудничаем по программам подготовки и профориентации с ведущими профильными образовательными учреждениями, с пятью из которых у нас заключены договоры о сотрудничестве. Активно взаимодействуем с Невским машиностроительным техникумом, агитируем молодежь идти в промышленность. Кстати, в следующем году по распоряжению губернатора Петербурга Полтавченко при техникуме построят дополнительный корпус с подготовительным центром и спортзалом.

Что касается подготовки специалистов с высшим образованием, то с 2015 года на предприятии работает базовая кафедра "Двигатели и механизмы" Санкт-Петербургского политехнического университета. Там студенты проходят обучение по индивидуальным планам, сформированным с учетом практических потребностей предприятия, после чего легко адаптируются к работе на заводе.

Что нужно сделать для того, чтобы изделия "Звезды" когда-нибудь превзошли по качеству немецкие двигатели MTU?

Для решения этой задачи необходим комплексный подход и реализация целого ряда мероприятий: создание конкурентной конструкции раньше формирования потребности в ней, дооснастка технологических компетенций, способных обеспечить требуемое соотношение цены с качеством, а также системное использование возможностей внутреннего рынка. Данные меры возможны лишь при необходимом уровня профессионализма ответственных специалистов в этих областях, включая и сотрудников государственной власти.

"Звезда" как разработчик и производитель двигателей и редукторов постоянно работает над развитием продуктовой линейки и обеспечением необходимых объемов выпуска с учетом непрерывно растущих потребностей рынка. Это касается как модернизации серийной продукции, по которой мы ведем отдельные НИОКР с целью повышения потребительских свойств, так и создания новых видов изделий.

Важнейшей для себя задачей мы видим довести-таки до серийного выпуска уже созданный конкурентоспособный "Пульсар" (М-150), в разработку которого было вложено немало как государственных, так и собственных средств предприятия. Чем дальше, тем более технически сложными становятся двигатели. Это связано с развитием систем автоматизации и конструктивных решений, которые отвечают за адаптацию двигателя к самым различным условиям эксплуатации, будь то морская вода, условия крайнего Севера или горные районы. Сегодня запрос рынка есть, продукт практически готов.

Для повышения качества продукции и оперативности работы по выполнению заказов "Звезда" реализует ежегодные программы модернизации и дооснащения производственных мощностей. В 2018 году особое внимание будет уделено совершенствованию системы планирования и подготовки производства.

Отдельная работа ведется в области развития системы сервисного обслуживания. В рамках Научно-производственного концерна "Звезда" в 2017 году создана специализированная компания "Звезда-Сервис", которой предстоит создать в России развернутую сеть по обслуживанию нашей продукции с единым техническим принципом организации работы. Она станет заниматься всеми видами технического обслуживания и ремонта дизельных двигателей, редукторов и дизель-генераторов на протяжении жизненного цикла, организацией сервисных центров вблизи мест эксплуатации изделий и повышением культуры обслуживания продукции в местах эксплуатации.

Таким образом, со своей стороны мы делаем всё, чтобы подготовить сильную команду специалистов, организовать весь цикл производства и обслуживания на должном уровне, совершенствовать продукцию, создавать новые линейки двигателей и редукторов, которые необходимы российскому флоту, энергетике и другим отраслям сегодня и на перспективу ближайших десятилетий.

Цели, которые мы перед собой ставим, полностью соответствуют задачам государства в области развития экономики, укрепления национальной безопасности и обеспечения технологической независимости. Наши задачи сформулированы, они понятны и их надо закрепить в соответствующих отраслевых стратегиях развития, в том числе, дизелестроительной. Потенциал российских предприятий достаточно велик, и реализовать его можно как прямым участием органов государственной власти, так и за счет создания условий преференций для высокотехнологичных производств – например, специальной ставки кредитования. Как государство распорядится имеющимися возможностями – покажет время.

Алексей Буланов

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 31 января 2018 > № 2480524 Павел Плавник


Россия. Весь мир. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 24 января 2018 > № 2467928 Олег Пшеничный

Интервью с Олегом Пшеничным: cтенд в Гамбурге обходится дешевле, чем на "Неве" и МВМС.

Бизнесмен Олег Пшеничный руководит группой компаний "МСС", за два года увеличившей свою выручку в девять раз. Во второй части объемного интервью он рассказал про то, как Минобороны ставит задачи поставщикам комплектующих для судостроения, головные предприятия находят ошибки в своих же договорах и почему посещение российских выставок обходится участникам дороже зарубежных.

В своих промо-материалах вы сообщаете, что в 2014 году группа компаний "МСС" приступила к импортозамещению судового оборудования по инициативе Минобороны. Расскажите, каким образом заказчик довел до вас свои пожелания?

В рамках инициативных ОКР и по согласованию с военным ведомством и рядом КБ, мы разработали и произвели изделия, которые европейские и американские компании запретили к поставке. Поручение по импортозамещению не подкреплялось никакой финансовой поддержкой – мы изготовили технику за свой счет.

Мы уложились в необходимые сроки, но столкнулись с трудностями на этапе установки оборудования на проекты. Они возникают из-за регламентов, которыми скованы верфи. Бывало, что межведомственные испытания нового оборудования затягивались, из-за чего оно не успевало попасть на корабль.

Какие еще формальные процедуры усложняют выполнение гособоронзаказа и развитие кораблестроительной отрасли в целом?

Отсутствие однозначных трактовок нормативных актов по ГОЗу, а также единого органа, наделенного полномочиями разъяснять порядок реализации закона.

Возникают трудности с процедурой возмещения расходов, понесенных за наш собственный счет. Если денег на спецсчетах недостаточно для реализации госзаказа в установленные сроки, поставщики вынуждены задействовать собственные средства. При этом законодательство не дает право возместить деньги после отгрузки оборудования. Точнее, право такое есть, но для этого необходимо прописать возмещаемую сумму еще на стадии подписания контракта, что само по себе практически невозможно.

Исходя из таких реалий, естественно, что поставщики вынуждены диктовать заказчикам более жесткие условия оплаты при заключении контрактов.

Кроме того, сама система поставок по гособоронзаказу не рассматривает развитие производства как таковое – ты не можешь купить станок, потратить деньги на модернизацию мощностей. Трудно развивать производство, если в рамках действующего законодательства для этого не предусмотрено никаких возможностей.

Сейчас много говорят, что закон реформируют и вести расчеты станет проще. Посмотрим.

Трудности возникают и при работе по казначейским счетам, которые сейчас все больше и больше внедряются при финансировании любого строительства. Это дополнительная мера контроля распределения госсредств, для которой требуется открывать отдельный лицевой счет в Федеральном казначействе.

В соответствии с Постановлением РФ, для перевода средств с казначейского счета на счет контрагента – поставщика услуг или комплектующих, нужно получить подпись заказчика на документе о соответствующем переводе и передать его в Казначейство. Ведомство санкционирует платеж после тщательной проверки. Если допущена малейшая ошибка или неточность – процедуру требуется повторить. Как вы понимаете, это сказывается на оперативности заказа комплектующих и, в результате, на сроке изготовления оборудования.

Если говорить о тендерах, иногда проходит полгода от момента выбора нас поставщиком до заключения контракта. Время тратится на проверку договоров во всех ведомствах завода. Иногда доходит до абсурда: проверяют документ, утвержденный заводом еще до запуска тендерной процедуры – который они разработали сами и на условия которого мы беспрекословно согласились – и находят замечания. Все эти проволочки также сказываются на темпах строительства корабля.

Кроме того, госкорпорации могут потребовать предоставления банковских гарантий. Банки идут на них очень неохотно: в связи с нестабильной экономикой сейчас гарантии рассматриваются как кредитование. Банки требуют налоговые депозиты, либо залоги активов. Рассмотрение самой гарантии может занять до двух месяцев. И что делать, если у тебя срок поставки четыре месяца?

Долгие согласования сопровождают и поставку зарубежной комплектации в рамках гособоронзаказа. Чтобы что-то закупить за границей, необходимо, чтобы верфь согласовала перечень иностранных поставщиков-исполнителей. Длительность согласования зависит от завода. Сейчас процесс стал идти быстрее: минимальный срок – 2-3 недели. Раньше он мог занимать по 3-4 месяца. Это очень большой срок для верфей, которые быстро строят заказы и вынуждены ждать комплектующих.

Есть соображения, как можно усовершенствовать механизм госзакупок?

Возможно, следует пересмотреть подход к конкурсным мероприятиям. Также нужна продуманная система возмещения средств.

Вы изготавливаете судовую арматуру. Насколько известно, на боевые корабли допускают только изделия, разработанные КБ "Армас". Правильно ли я понимаю, что ваша арматура подходит только для гражданских заказов?

Она применяется там, где это позволяют нормативы, то есть на судах вспомогательного флота. К поставкам арматуры для боевых кораблей у нас допуска нет. Для него необходимо выполнить жесткие требования госстандарта по получению чертежей от проектанта и последующей постановке на производство, а заодно собрать целый ряд лицензий и бумаг. Это длительный процесс, и мы не видим смысла сейчас им заниматься.

Государство приняло строгие меры для противодействия распространения контрафакта, который действительно эпизодически появляется на этом рынке. Как правило, он всплывает при судоремонтных работах, когда арматура закупается на торгах, где важнейший критерий – цена. Мы наслышаны о существовании компаний, которые выгребают склады, после чего красят и пескоструят арматуру, приводя ее тем самым в божеский вид.

Что есть у нас? Собственные чертежи под номером ЛУИЦ, одобренные Крыловским центром, литье из Польши и Турции, а также сборка и испытания на своих мощностях. Мы отвечаем за качество и не станем удивлять контрагентов поставкой на судно общепромышленной арматуры. Да, "МСС" здесь проигрывает много тендеров, но репутация в глазах судостроителей и проектантов стоит гораздо дороже.

"МСС" поставляет из-за рубежа якоря и цепи. С кем конкурируете по этой части?

Мы берем эти изделия у китайского завода Qingdao Anchor Chain. У них хорошее предложение по соотношению "цена-качество", компания успела хорошо себя зарекомендовать. К слову, насколько мне известно, якорно-цепную продукцию в Европе не купишь, все делают в Китае.

Из российских предприятий цепями занимается только "Красный якорь". Не могу назвать их конкурентами, поскольку по ряду закупок они имеют преимущество как отечественный производитель и выступают единственным поставщиком. А так на рынке по большей части присутствуют изделия из-за рубежа. Есть и такие компании, которые то функционируют, то не функционируют.

Мы готовы к конкурентной борьбе, постоянно ищем пути удешевления без потери качества. Но и здесь мы упираемся в тендерную систему, где условие минимальной цены иной раз приводит к поставкам продукции самого низкого качества.

Какое еще оборудование для кораблестроителей, помимо систем водоподготовки, выпускает "МСС"?

Мы производим люковые и бортовые закрытия, аппарели, прочие изделия такого типа.

Недавно разработали палубные люки весом до 1200 кг – они работают по тому же принципу, что и дверь автомобильного багажника, их можно открыть рукой за счет применения пневмокомпенсатора. На мой взгляд, это очень перспективное оборудование.

Сталкивались ли с таким, что изначально проект предусматривал оборудование из-за рубежа, но по тем или иным причинам потом ставили российские аналоги?

С нами таких прецедентов не случалось. Все свои контракты мы доводили до конца, несмотря на ужесточение условий поставок из Европы. Но мы знаем о таких ситуациях и, более того, помогали другим компаниям выйти из них.

Вас интересует ниша подводного кораблестроения?

Нет, мы туда не стремимся, по крайней мере, пока. Однажды довелось немного посотрудничать с одним из "подводных" КБ по их просьбе, но тогда все осталось на этапе предпроектных проработок. Если в дальнейшем конструктора обратятся к нам за содействием в решении какой-то проблемы, то мы обязательно это рассмотрим. Но пока что второго подобного запроса не поступало.

По данным информационно-аналитического сервиса "Коммерсант Картотека", у вас ежегодно растет выручка: в 2014 году она составила 57 млн, в 2015 году – 247 млн, в 2016 году – 510 млн. Чем объясняется эта тенденция?

ООО "МСС" стабильно развивается в рамках группы компаний, с чем и связано увеличение выручки. Другое дело, что это все еще не означает большого роста прибыли. Почему? Вкладываем в расширение штата, в площадки, в оборудование. Кроме того, сейчас большую долю в выручке начинает составлять гособоронзаказ, а значит, в соответствии с законом, прибыль в нем четко ограничена, а себестоимость продолжает расти.

И отмечу, что, хотя оборот продукции растет, маржинальность уменьшается.

В группу компаний "МСС" входит предприятие "Рунитор", чей профиль – судовые пожарные системы. Что интересного происходит в жизни "дочки"?

"Рунитор" производит и поставляет широкий перечень противопожарной техники: углекислотные и водопенные системы пожаротушения, устройства пенотушения вертолетных площадок, оборудование для противодействия воспламенению, датчики обнаружения дыма и утечки газа и многое другое.

Мы начинали с поставок продукции компании Wilhelmsen, но сейчас у нас та же политика, что и с системами водоподготовки. Мы делаем разработку, инжиниринг и комплектацию систем под заявленные нужды заказчика. Наши же программисты создают необходимый софт. Используем оборудование и комплектующие российского и зарубежного производства.

Расскажите о своем участии в судостроительных выставках. Где выставлялись, какие ставили перед собой цели, чего достигали в результате? Куда собираетесь в 2018 году?

Мы планируем дважды принять участие в европейских выставках: морском форуме SMM-2018 в Гамбурге, а также Ганноверской промышленной ярмарке, где мы покажем потенциальным покупателям из-за рубежа разработки, применяемые в нефтегазовом секторе. В 2019 году поучаствуем в "Неве" (Международная выставка и конференция по гражданскому судостроению, судоходству, деятельности портов и освоению океана и шельфа – ред.).

Нам интересны иностранные клиенты, поскольку спрос на наше оборудование в России нестабилен. Потребностей внутреннего рынка недостаточно для того, чтобы мы как коммерческая структура могли уверенно расти дальше.

Еще ряд выставок мы посетим без стенда: стамбульский SMM, Aquatech Amsterdam, Marintec China в Шанхае. На этих форумах мы обычно занимаемся выстраиванием взаимоотношений с партнерами, обсуждаем текущие контракты и ведем переговоры по локализации и импортозамещению.

На лето 2018 года запланировано проведение Международного дальневосточного морского салона во Владивостоке. Поедете?

Посмотрим. Участвовать в полном объеме как экспоненты мы, скорее всего, не станем. Но, возможно, полетим пообщаться с дальневосточными партнерами и заказчиками. В МВМС-2019, который пройдет в Кронштадте, мы примем участие совершенно точно.

В разговоре о выставках нельзя не сказать о стоимости участия. Размещение стенда в Гамбурге обходится значительно дешевле, чем на "Неве" и на МВМС. То есть участие в отечественных мероприятиях – дело довольно затратное.

Хорошо, если у крупных госкомпаний и производителей есть на это средства, но для малого и среднего бизнеса стенд на форуме зачастую – неподъемная ноша. Компании пытаются развиваться, что-то производить, но их возможности представить свою продукцию очень скромны и ограничены. Возникает вопрос: почему бы не сделать выставки доступнее для небольших предприятий? Очень хотелось бы, чтобы у государства появился интерес к обоснованию стоимости проводимых выставочных мероприятий и возможность сделать их более дружелюбными для участников.

Алексей Буланов

Россия. Весь мир. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 24 января 2018 > № 2467928 Олег Пшеничный


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter