Всего новостей: 2605672, выбрано 504 за 0.194 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист СЗФО: Путин Владимир (46)Брицкая Татьяна (41)Полтавченко Георгий (36)Петлянова Нина (33)Цуканов Николай (23)Пиотровский Михаил (20)Вишневский Борис (16)Медведев Дмитрий (15)Митин Сергей (15)Орлов Игорь (15)Кувшинников Олег (14)Лурье Лев (14)Медведев Михаил (14)Ковтун Марина (13)Кропачев Николай (13)Дрозденко Александр (12)Туркин Федор (11)Алиханов Антон (10)Креславский Игорь (10)Зылев Дмитрий (8) далее...по алфавиту
Россия. СНГ. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2018 > № 2735653 Владимир Путин

Второй Евразийский женский форум.

Владимир Путин принял участие в работе Второго Евразийского женского форума: глава государства выступил на пленарном заседании.

Второй Евразийский женский форум проходит 19–21 сентября на крупных конгрессных и культурных площадках в историческом центре Санкт-Петербурга. Основные мероприятия деловой программы организованы в Таврическом дворце и Парламентском центре. Отдельные встречи – в музейном комплексе «Вселенная воды», Центральном выставочном зале «Манеж», на Новой сцене Мариинского театра. Организаторы форума: Совет Федерации и Межпарламентская ассамблея государств – участников СНГ при поддержке ряда министерств, ведомств и НПО.

***

Выступление на пленарном заседании Второго Евразийского женского форума

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Очень рад приветствовать всех вас в России, в родном для меня городе Петербурге на втором Евразийском женском форуме.

Его география вышла за рамки нашего континента. Только что госпожа Матвиенко сказала, что вы представляете более чем 110 государств мира, а также ведущие международные организации.

Россия, по сути, вносит существенный вклад в обсуждение стратегии действий, направленных на повышение роли женщины в решении глобальных проблем.

Думаю, это закономерно, ведь защите материнства и детства, поддержке женщин в России уделяется особое внимание, и отношение к женщинам у нас, в нашей стране – я бы не побоялся этого, сказал бы – особое отношение: трогательное, душевное, искреннее.

Дорогие друзья!

В истории немало выдающихся примеров, когда женщины брали на себя ответственность за важнейшие решения в судьбе целых государств и наций.

В современном сложном, быстро меняющемся мире женщины энергично, успешно проявляют себя в самых разных отраслях, играют всё более значимую роль в укреплении мира и безопасности, что для женщины абсолютно естественно, в решении важнейших социально-экономических, гуманитарных проблем.

Они активно участвуют в работе Организации Объединённых Наций, возглавляют ведущие международные организации, органы исполнительной и законодательной власти в своих странах. Среди женщин немало талантливых учёных, предпринимателей, политических и общественных деятелей. Я вижу в зале и выдающихся спортсменов.

Мир, государства только выиграют, если таких женских историй успеха будет как можно больше. Мы сможем укрепить национальный потенциал, обеспечить устойчивое глобальное развитие, причём для всей цивилизации.

В общих интересах решить проблему гендерного неравенства, убрать многие ещё существующие, к сожалению, стереотипы и карьерные ограничения и, что очень важно, открыть путь для получения необходимого образования для девочек, создать удобные условия для работы и ведения собственного дела. Чтобы женщина чувствовала себя самостоятельной и независимой, чтобы эффективно действовали гарантии социальной и правовой защиты.

При этом важно сохранить и традиционные ценности: ценности семьи и материнства, которые не зависят от общественного уклада и технологического прогресса, являются общими для стран с разными культурами, обычаями, с разными кодами.

Дорогие друзья!

Именно такие ценности легли в основу нашего нового проекта в сфере демографии. Он рассчитан на шесть ближайших лет и является логическим продолжением той без преувеличения масштабной работы по поддержке материнства и детства, которую мы вели все последние годы в нашей стране. (Аплодисменты.) Спасибо большое.

Так, продлено действие так называемого материнского капитала, который в России предоставляется при рождении второго и последующих детей. Материальную помощь получают нуждающиеся семьи с низким достатком, а также родители, которые воспитывают детей-инвалидов.

Конечно, этого пока недостаточно, этого даже слишком мало, очень мало, но именно поэтому начато субсидирование процентной ставки по ипотечным кредитам семьям с двумя и более детьми. Дополнительное содействие будет оказано семьям, проживающим в дальневосточных регионах Российской Федерации, имея в виду непростые условия проживания там и дороговизну жизни.

Отмечу, что общий объём финансовой поддержки, которую в рамках национального проекта получат российские семьи при рождении детей, составит почти 2,7 триллиона рублей. Приняты также важные решения, призванные поддержать женщин на рынке труда, что чрезвычайно важно.

Отмечу, что развитие технологий открывает женщинам новые возможности, позволяет сократить время на ведение домашнего хозяйства, дистанционно, на расстоянии получать образование, вести бизнес, объединять единомышленников и вместе реализовать научные, деловые, добровольческие проекты. Кстати, в нашей стране уже созданы необходимые правовые механизмы для частичной и так называемой удалённой занятости.

В то же время хорошо понимаем и другие последствия технологического развития, смены технологического уклада, среди которых исчезновение целых профессий, вытеснение малоквалифицированного труда с рынка.

Вот почему так важно помочь женщинам пройти переподготовку или приобрести новую специальность, новую профессию, в том числе в сфере цифровой экономики, овладеть навыками предпринимательства.

Кстати говоря, я встречался ещё в прошлом году в канун 8 Марта, Международного женского дня, с российскими женщинами-предпринимателями. Меня это так порадовало: столько идей у них, это действительно настоящие истории успеха. Реально с нуля некоторые начинали своё дело, создали его и успешно развивают. Любо-дорого посмотреть, очень хороший пример многим мужчинам.

Со следующего года в России будут запущены бесплатные государственные программы повышения квалификации, которыми при желании смогут воспользоваться все мамы, которые находятся в отпуске по уходу за ребёнком в возрасте до трёх лет.

А чтобы мамы могли работать, уже обеспечена практически стопроцентная доступность мест в детских садах по всей России, практически во всех субъектах Российской Федерации за малым исключением, но это мы доведём до конца.

В ближайшие два года будут созданы дополнительные места в яслях, с тем чтобы женщина как можно быстрее могла вернуться в профессию либо получить новую и возобновить трудовую деятельность.

Подчеркну: наша стратегия действий в интересах женщин комплексная и многоплановая. Она включает в себя содействие малому бизнесу и индивидуальному предпринимательству, в том числе в социальной сфере, поддержку добровольчества и НКО, развитие образования и здравоохранения, формирование условий для успеха всех активных и целеустремлённых людей.

Мы готовы делиться своими решениями и использовать эффективный опыт других стран. Поэтому такие встречи, как ваша, очень важны. Вместе создавать лучшие возможности для самореализации женщин, чтобы вы могли строить свою жизнь, обеспечить достойное будущее детям, делать лучше мир вокруг себя.

Как сказала когда–то Индира Ганди, которая была очень большим другом нашей страны, России: «Наши сегодняшние действия формируют завтрашний день».

Желаю вам счастья!

Большое спасибо за внимание.

Россия. СНГ. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2018 > № 2735653 Владимир Путин


Россия. Арктика. СЗФО. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718362 Дмитрий Медведев

О расходах федерального бюджета на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов в части обеспечения программ развития Северо-Кавказского федерального округа, Дальнего Востока, Байкальского региона, Арктической зоны, Калининградской области, республик Карелия и Крым, Севастополя и реализации государственной национальной политики.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы только что обсудили расходы федерального бюджета на демографию, здравоохранение, образование, науку, молодёжную политику и социальное обеспечение. Сейчас рассмотрим расходы на развитие ряда особых территорий: Калининграда, Карелии, Крыма, Севастополя, Северного Кавказа как округа, Дальнего Востока и Байкальского региона, Арктической зоны. И обсудим программу по государственной национальной политике.

Задачи, которые стоят в этих регионах, очень разные. Специфика каждой территории должна быть тщательным образом учтена. С другой стороны, в чём-то эти задачи сходны. Заявок на проекты, как всегда, много. Время идёт, возникают дополнительные потребности, что вполне понятно, плюс есть цели, установленные указом Президента. Нам предстоит отобрать именно те проекты, которые, во-первых, критически важны для каждого конкретного региона именно сегодня, прямо сейчас, и которые дают наибольший эффект в перспективе, то есть могут привлечь инвестиции, что, наверное, самое главное, и повысить уровень жизни людей, что не менее важно. Конечно, надо выдержать правильный баланс по отраслям, а также между экономическими и социальными задачами. Поддержать позитивные изменения, которые уже происходят в регионах. Самое главное – соотнести растущие потребности с возможностями федерального бюджета. В такой логике мы и будем действовать.

Буквально несколько слов по каждому из направлений.

Первое направление – Дальний Восток и Байкальский регион. Одна из главных задач – поддержка крупных инвестиционных проектов и создание под них инфраструктуры. Прежде всего – внутри территорий опережающего развития, коль скоро мы используем эту новую форму развития. Здесь мы наблюдаем позитивную динамику. На Дальнем Востоке действительно рекордный рост инвестиций. Другой вопрос, с чем сравнивать, но в любом случае темпы промышленного развития там существенно выше, чем в среднем по стране.

Совсем недавно, 10 августа, я посетил Петропавловск-Камчатский. Провёл заседание Правительственной комиссии, где мы обсудили и проблемы региона, и проблемы и перспективы развития всех территорий. Один из ключевых и очевидных выводов: бизнес будет готов инвестировать, если будут нормальные инфраструктурные условия, то есть дороги, мощности, нормальные условия для того, чтобы развивать бизнес, и, конечно, полноценные, человеческие условия для жизни людей. И здесь по-прежнему сохраняется дефицит современного жилья. Я посмотрел, как там всё выглядит. Что скрывать: есть позитивные изменения, но очень многое выглядит, скажем так, грустно. Сохраняется дефицит современного нормального жилья, школ, доступных медицинских учреждений, мест досуга, спортивного оборудования и спортивных объектов. И над этим нужно работать в первую очередь.

Не следует забывать и про колоссальный туристический потенциал региона, который требует развитой инфраструктуры. Всё это нужно будет учесть при формировании федерального бюджета.

Второе – это Крым и Севастополь. Это, понятно, одна из самых объёмных федеральных целевых программ. В силу того колоссального отставания, которое произошло по известным историческим причинам. Речь идёт, по сути, об обновлении всей инфраструктуры: дорог, энергокомплекса, инженерных коммуникаций. И конечно, о решении назревших социальных вопросов – о строительстве детских садов, школ, решении проблемы аварийного жилья, ремонте больниц, создании условий для людей, которые приезжают в Крым на отдых.

Я также относительно недавно проводил там совещание, и этими вопросами мы занимались.

Третье – Северный Кавказ. Продолжим развивать экономику этого округа, опираясь на конкурентные преимущества. Какие они? Прекрасные условия для сельского хозяйства, прекрасный курортный потенциал. Здесь у нас намечены региональные инвестпроекты в сфере промышленности и аграрного комплекса. В планах – дальнейшее обустройство особых зон туристического кластера, таких как «Архыз», «Эльбрус», «Ведучи». Такие зоны должны появиться в каждом субъекте Федерации, который входит в Северо-Кавказский округ.

Четвёртое – Калининградская область. Здесь мы традиционно делаем акцент на сохранении благоприятных условий для предприятий, в том числе для резидентов особой экономической зоны, с учётом эксклавного характера региона. Это и снижение издержек производств на транспортировку, и инвестиционная привлекательность, и, скажем прямо, в данном случае обеспечение безопасности – не только безопасности в узком смысле этого слова, но и экономической безопасности.

Пятое – Карелия. В регионе неплохие условия для развития промышленности. Это популярный туристический центр, который привлекает многих людей. Здесь важнейшее направление государственной поддержки – дорожная инфраструктура. Эффект от заложенных в программу проектов должен быть достаточно быстрым. В Карелии я тоже относительно недавно проводил совещание, посвящённое развитию лесного комплекса и самой республики.

Шестое, о чём мы обычно говорим отдельно, – это Арктика. Мы продолжим развивать Северный морской путь, обеспечивать судоходство в Арктике, формировать опорные зоны развития, которые необходимы для промышленного освоения региона. Конечно, в дальнейшем потребуется ещё немало усилий, чтобы добиться связанности этого уникального региона и раскрытия его колоссального экономического потенциала.

И наконец, последнее, – программа по государственной национальной политике. Здесь несколько направлений.

Первое направление – поддержка коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. В частности, повышение доступности для них объектов социальной и инженерной инфраструктуры, сохранение традиционных видов ведения хозяйства, самобытности, языков.

Второе – мониторинг межнациональных и конфессиональных отношений. Это тоже серьёзная и важная задача.

И наконец, третье – создание условий для работы общественных объединений и организаций в сфере национальной политики. Тут есть разные инициативы, включая инициативу создания Дома народов России. Есть и другие. Давайте поговорим о каждой из них.

Россия. Арктика. СЗФО. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 августа 2018 > № 2718362 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > Рыба. Транспорт. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 28 августа 2018 > № 2714384 Олег Креславский

После приватизации Мурманский морской рыбный порт инвестировал в развитие полмиллиарда рублей.

На стивидорном предприятии подвели итоги деятельности за последние два с половиной года.

Произошедшая в 90-е годы приватизация давно стала притчей во языцех в России. Слишком много ее сопровождало эксцессов, слишком много предприятий пошли на дно из-за непрофессиональной деятельности новых владельцев, оставив без работы десятки тысяч людей. Однако есть и положительные примеры приватизационного процесса. Одним из них, безусловно, является Мурманский морской рыбный порт.

Предприятие, когда-то бывшее визитной карточкой Мурманска, на рубеже третьего тысячелетия переживало худшие времена. Часть активов была распродана или сдана в аренду, парк перегрузочной техники и холодильный терминал требовали экстренного ремонта и обновления, причалы нуждались в реконструкции, штат сотрудников резко сократился, рыбаки жаловались на простои и задержки с выгрузкой. А федеральные чиновники из Росимущества и Росрыболовства, поставленные следить за госсобственностью, проявляли поразительное равнодушие к судьбе подведомственного предприятия. Поэтому продажа порта с аукциона в декабре 2015 года показалась многим мурманчанам финальной точкой в его судьбе. Но прошедшие два с половиной года показали, что это была точка старта к обновлению и развитию ММРП. Впрочем, пусть говорят цифры.

Грузооборот

По итогам 2017 года грузооборот АО «Мурманский морской рыбный порт» составил 333 тыс. тонн: 208 тыс. тонн рыбопродукции, 105 тыс. тонн нефтепродуктов, 20 тыс. тонн – прочего груза. Рыбопродукция занимает более 60% грузооборота АО «ММРП». В сравнении с 2016 годом ее перевалка выросла на 29 тыс. тонн.

За первое полугодие 2018 года грузооборот ММРП составил 208,4 тыс. тонн, а концу года должен превысить показатель в 360 тыс. тонн.

Загруженность холодильников и скорость обработки судов

В 2017 году холодильные терминалы, принадлежащие ММРП, принимали 14,3 тыс. тонн мороженой рыбы в сутки, что составляет 38% от их максимальной технологической емкости в 37 тыс. тонн. В первом полугодии 2018 года средняя загруженность холодильников в сутки составляет 26,4 тыс. тонн.

Без учета показателей по мойве, среднесуточные показатели по хранению мороженой рыбопродукции составляют 12,3 тыс. тонн, что ниже аналогичных показателей предыдущих 2015-2017 годов и свидетельствует о сохраняющемся стремлении рыбопромысловых компаний работать на экспорт.

Количество судозаходов за период 2015-2018 годов сохраняет стабильную динамику. Если говорить о скорости выгрузки/погрузки судов, то тут следует отметить, что существенно снизилось среднее стояночное время под обработкой одного крупнотоннажного судна. Так, например, в 2015 году этот показатель равнялся 1,8 суток, в 2016 – 1,7 суток, в 2017 – 1,6 суток. За 6 месяцев текущего года данный показатель устойчиво держится на уровне 1,6 суток.

Особо высоких показателей по скорости выгрузки рыбы докерам порта удалось добиться в мойвенную путину 2018 года. Скорость обработки крупнотоннажного транспорта с мойвой сократилась на 0,9 суток по отношению к мойвенной путине 2014 года.

Альтернативные грузы

Ввиду недозагруженности мощностей АО «ММРП» вынуждено привлекать альтернативные грузы, в том числе нефтепродукты и генеральные грузы.

Так, в 2017 году АО «ММРП» начало сотрудничество с СП ООО «Сахалин-Шельф-Сервис». Компания занимается снабжением буровых платформ в Арктике. ММРП дает возможность партнеру развивать свою прибрежную инфраструктуру посредством создания береговой базы обеспечения, предоставляя свои производственные мощности, оказывая комплекс услуг, связанных с перевалкой различных генеральных грузов. Поэтому порт заключил ряд договоров по оказанию услуг по перевалке грузов, поставляемых для «Сахалин-Шельф-Сервиса».

Также в 2018 году были реализованы два проекта по перевалке нетрадиционных грузов - негабаритного груза для АО «Апатит» и отгрузка на железнодорожный транспорт труб разного диаметра.

ММРП на основе выигранного конкурса стал субподрядчиком ПАО «Новатэк» по перевалке генеральных грузов в рамках реализации проекта «Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений».

Инвестиции

Для более качественной и оперативной работы по выгрузке рыбопродукции АО «ММРП» в 2017 году приобрело 12 электропогрузчиков и 4 автопогрузчика. Впервые за 20 лет предприятие купило портальный кран «Альбатрос». Были капитально отремонтированы два тепловоза ТЭМ2У.

Курс на закупку новой техники был продолжен и в 2018 году. В рамках развития АО «ММРП» приобрел 9 электропогрузчиков, которые существенно оптимизировали работу в рамках мойвенной путины. Также для ускорения выгрузки были приобретены мобильные эстакады «Кобра», грузовые клети для паллетов, портовый тягач «Терберг» и 4 ролл-трейлера. Всего в 2016-2017 годах парк малой механизации порта был обновлен почти на 70%.

В конце 2017 года был запущен льдогенераторный цех, оснащенный немецким оборудованием марки Ziegra. Продукция крайне востребована траулерами, работающими на прибрежном промысле. По итогам работы цеха в первом полугодии 2018 года было произведено и отгружено 320 тонн льда. Динамика заказов на выпуск данной продукции сохраняет тренд на увеличение.

Модернизирована, введена в строй и сертифицирована санитарно-экологическая лаборатория порта, вооруженная современным оборудованием и укомплектованная специалистами высокого уровня. В новые помещения переехал и «Курс-Норд» - учебный центр ММРП, значительно расширивший перечень морских и береговых рабочих специальностей.

Инвестированы средства в расширение и модернизацию закрытых и открытых складских площадей в Южном грузовом районе и на Угольной базе. Продолжается модернизация холодильного терминала № 3 технологической вместимостью 20 тыс. тонн: в 2016 году были заменены 10 распашных ворот, в 2017 году начался ремонт кровли, в 2018 году стартовали работы по дополнительной теплоизоляции. Все это позволит лучше контролировать температурный режим и уменьшит энергопотери. В настоящий момент идет проектирование новой системы охлаждения высокой степени энергоэффективности с учетом уже произведенных модернизационных улучшений комплексной системы теплоизоляции.

В 2016 году северный район порта был переведен на электрообогрев, что позволило снизить затраты на отопление. А в ходе выполнения работ по техническому присоединению ряда предприятий были модернизированы трансформаторные подстанции порта и система водоснабжения в северном грузовом районе.

Модернизация портовой инфраструктуры позволила существенно сократить потребление энергоресурсов для осуществления основной деятельности. Так, если в 2015 году расход тепловой энергии на перевалку 1 тонны груза составлял 0,055 Гкал, то в 2017 году этот показатель равнялся 0,044 Гкал. По итогам 6 месяцев 2018 года расход тепловой энергии составил 0,023 Гкал/тн.

Аналогичная ситуация с сокращением расходов по другим энергоресурсам. Так, расход электроэнергии на 1 тонну груза в 2015 году составил 27,7 кВт/час, в 2016 году – 31,5 кВт/час, в 2017 году– 26,4 кВт/час, за первое полугодие 2018 года - 24,6 кВт/час.

По воде расходы на 1 тонну груза составили: в 2015 году – 0,43м3, в 2016 году – 0,57м3, в 2017 году – 0,47м3, за первое полугодие 2018 года – 0,42м3.

При этом порт продолжает заниматься непрофильными функциями, а именно теплоснабжением жилых микрорайонов Мурманска. Эта задача была возложена на предприятие еще в советское время: в 2019 году как раз можно будет отметить полувековой юбилей со дня пуска котельной ММРП. Однако из-за хронических неплатежей со стороны управляющих компаний и населения сумма задолженности за поставленное отопление достигла 70 млн рублей. Эти средства по причине банкротства управляющих компаний-должников практически не подлежат взысканию и фактически изъяты из бюджета развития предприятия. А котельная порта продолжает, по сути, генерировать убытки.

Расходы на производство и реализацию тепловой энергии для сторонних клиентов АО «ММРП» за анализируемый период составляют: 2015 год – 91,134 млн рублей, 2016 год – 77, 152 млн рублей, 2017 г – 82,634 млн рублей, за первое полугодие 2018 года – 68,007 млн рублей.

В 2017 году порт вложил в развитие 89,5 млн рублей, а в ремонт – 86,8 млн рублей. Общая сумма – 176,3 млн рублей. В 2016 году затраты на эти цели составили 166,2 млн рублей. Согласно утвержденному бюджету, в 2018 году на ремонт и инвестиции АО «ММРП» должно потратить 231,5 млн рублей. Есть портфель отдельных инвестиционных проектов на сумму 196,2 млн рублей. Часть из них уже реализуется и финансируется за счет улучшения показателей текущей деятельности.

Размер расходов на капремонт и инвестиции свидетельствует об интенсивном развитии и модернизации портовой инфраструктуры в целом. Для сравнения: за весь период с 2010 по 2015 годы, когда государство владело 100% акций АО «ММРП», инвестиции составили всего 58 млн рублей: 2010 год. – 9 млн, 2011 год – 2 млн, 2012 год – 5 млн, 2013 год – 27 млн, 2014 год – 7 млн, 2015 год – 8 млн рублей.

Численность сотрудников и зарплата

До приватизации ММРП в 2015 году численность сотрудников составляла 683 человека. Многие должности дублировались или утратили актуальность в современной рыночной ситуации. В связи с этим, новое руководство АО «ММРП» начало оптимизацию персонала. В 2017 году в АО «ММРП» работало 511 человек. При этом доля докеров в общей численности сотрудников выросла с 21% (2015 год) до 25% (2017 год). Более того, в 2018 году идет дополнительное увеличение штата докеров. На данный момент общая доля докеров в составе персонала порта составляет 28%.

Средняя зарплата в 2015 году составляла 34,6 тыс. рублей в целом по предприятию и 51,6 тыс. рублей – у докеров. В 2017 году – 37,9 тыс. рублей в целом, 56,2 тыс. рублей – у докеров. По итогам первого полугодия 2018 года уровень зарплаты равнялся: 56,2 тыс. рублей в целом по предприятию и 63,8 тыс. рублей – у докеров. Наблюдается положительная динамика роста.

Рост заработной платы за период 2016-2018 годы составил: в целом по предприятию – 29,4%, у докеров – 23,4%.

Проверки и запросы

АО «ММРП» является объектом пристального внимания со стороны контролирующих и фискальных органов в целом. Так, за период с 2011 по 2015 годы на работу по запросам и проверкам было затрачено 540 дней или 1/3 всего календарного времени анализируемого периода.

В 2016 году в АО ММРП пришло 394 проверки и запроса, на подготовку материалов для них порт потратил почти 1,3 млн рублей (если перевести человеко-часы в зарплату).

В 2017 году было инициировано и проведено 287 проверок и запросов. Затраты на них со стороны АО «ММРП» составили 868 тыс. рублей.

Бюджетная эффективность

За 2017 год в бюджеты и внебюджетные фонды различных уровней Мурманский морской рыбный порт уплатил 188,7 млн рублей налогов и сборов. По результатам деятельности в первом полугодии 2018 года было начислено 105 млн рублей, что определяет рост бюджетной эффективности в сопоставимости к прошлому периоду на 11%.

Если анализировать бюджетную эффективность из расчета на одного сотрудника, то в 2016 году она составила 367 тыс. рублей, в 2017 году - 369 тыс. рублей, а по итогам первого полугодия 2018 года – 204 тыс. рублей в пересчете на одного сотрудника, что может говорить о росте на 11%.

Необходимо отметить, что даже при снижении объемов грузооборота в 2016 году на 16,7%, а в 2017 году на 10,2% по отношению к 2015 году, что существенно сказалось на общих доходах, удалось поддержать бюджетную эффективность на уровне 2015 года, а в первом полугодии 2018 года увеличить ее на 11%.

Проект концессии

Все инвестиции АО «Мурманский морской рыбный порт» осуществляет самостоятельно, без привлечения государственного капитала. К сожалению, проекты порта, где требуется участие государства, поддержки у властей пока не нашли.

Показательна ситуация с гидротехническими сооружениями порта. Они находились в ведении АО «ММРП» на условиях доверительного управления, что ограничивало возможности предприятия по их реконструкции и модернизации. После приватизации в порту разработали проект государственно-частного партнерства (ГЧП) по причалам, чтобы повысить эффективность эксплуатации и начать масштабную модернизацию гидротехнических сооружений. В 2017 году этот документ был направлен в адрес председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева. Кроме того, ММРП просил поручить профильному органу федеральной исполнительной власти рассмотреть предложение о заключении концессионного соглашения. Порт был готов не только вложить в проект свыше 9 млрд рублей частных инвестиций, но и осуществлять ежегодные платежи концеденту. Их общая сумма за весь период действия соглашения должна была достигнуть 763 млн рублей.

Обращение АО «ММРП» полностью согласовывалось с «Планом мероприятий по модернизации и развитию портовой и рыбохозяйственной инфраструктуры», утвержденным распоряжением Правительства РФ от 27 декабря № 2851, и «Стратегией развития морских терминалов для комплексного обслуживания судов рыбопромыслового флота с учетом береговой логистической инфраструктуры, предназначенной для транспортировки, хранения и дистрибуции рыбной продукции на период до 2030 года», утвержденной приказом Минсельхоза от 20 апреля 2017 года № 189, в части внедрения дополнительных инструментов (соглашений), позволяющих привлекать частные инвестиции в реконструкцию гидротехнических сооружений и развитие инфраструктуры морских терминалов. Как указано в пункте 4.4 стратегии, перспективной формой долгосрочного договора по передаче гидротехнических сооружений в эксплуатацию является концессионное соглашение, а перспективными объектами для заключения концессионных соглашенийявляются рыбные терминалы морских портов Калининград, Мурманск, Махачкала, Петропавловск-Камчатский, Корсаков.

В ответе Министерства экономического развития на обращение порта отмечалось, что предложение АО «ММРП» о заключении концессионного соглашения в целом соответствует целям и задачам Стратегии развития морских терминалов, и что модернизация причального фронта будет способствовать более эффективной деятельности порта. Одновременно Минэкономразвития сообщило, что проходит необходимые согласования проект распоряжения Правительства РФ об определении Росимущества органом, уполномоченным на рассмотрение предложения ММРП о концессии…

Судьба причалов

Однако вместо рассмотрения проекта концессии Росимущество в январе 2018 года расторгло договор доверительного управления по причалам с АО «ММРП» и закрепило гидротехнические сооружения рыбного терминала морского порта Мурманска за ФГУП «Нацрыбресурс» и ФГУП «Росморпорт». Таким образом, с 1 февраля 2018 года причалы Мурманского морского рыбного порта находятся в хозяйственном ведении федеральных государственных унитарных предприятий. Это решение нельзя назвать рациональным.

Во-первых, согласно действующему законодательству передача причалов ФГУП фактически исключила возможность заключения концессионного соглашения. Вместо предлагавшихся АО «ММРП» инвестиций в их модернизацию и получения бюджетом доходов в рамках ГЧП появился еще один претендент на бюджетное финансирование.

Во-вторых, решение Росимущества о передаче причалов «Нацрыбресурсу» было принято на фоне неоднократных критических заявлений Счетной палаты РФ о деятельности этого ФГУП. По данным государственных аудиторов, «Нацрыбресурс» неэффективно использует находящиеся в его управлении причалы, не стимулируя привлечение арендаторами инвестиций в реконструкцию и модернизацию объектов портовой инфраструктуры. Как следствие, более 30% гидротехнических сооружений, управляемых «Нацрыбресурсом», нуждаются в капремонте, а еще 10% вообще выведены из эксплуатации. Тем не менее, Росимущество, не обращая внимания на выводы Счетной палаты, спокойно передало причалы рыбного терминала в Мурманске «Нацрыбресурсу».

В-третьих, причалы были единым целым с остальной береговой инфраструктурой до момента акционирования АО «ММРП». Они технологически и функционально связаны с приватизированным имуществом АО «ММРП». Передача ФГУП причалов дестимулирует АО «ММРП» в части привлечения на долгосрочной основе грузоотправителей, неизбежно приведет к росту стоимости услуг для рыбаков и, как следствие, увеличению стоимости рыбной продукции на потребительском рынке России.

В-четвертых,решение Росимущества явно противоречит наметившейся в России тенденции на снижение доли государства в экономике. О необходимости этого процесса в своем докладе правительству 12 июля 2018 года говорил министр экономического развития Максим Орешкин. Председатель Правительства Дмитрий Медведев подчеркнул, что одним из принципиальных моментов для того, чтобы бизнес стал активнее вкладываться в производственные проекты, нужна здоровая конкурентная среда. Для этого в «Плане мероприятий по ускорению темпов роста инвестиций в основной капитал и повышению до 25 процентов их доли в ВВП», представленном на этом же заседании министром Максимом Орешкиным, предусмотрены меры по постепенному сокращению доли государства на конкурентных рынках, в том числе через законодательно закрепленное ограничение на создание государственных структур и отказ от использования унитарных предприятий. Также в документе предусмотрены меры по совершенствованию регулирования в сфере государственно-частного партнерства и концессий при реализации долгосрочных инфраструктурных проектов.

Заключение

Сейчас Министерство сельского хозяйства РФ готовит проект акционирования ФГУП «Национальные рыбные ресурсы». Однако, в соответствии со статьей 29 закона № 261 «О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», портовые гидротехнические сооружения и объекты инфраструктуры морского порта Мурманск ограничены в обороте. Следовательно, в результате такого акционирования причалы будут возвращены в казну РФ в силу прямого запрета на их приватизацию.

Это прогнозируемое событие вновь сделает актуальным заключение государственно-частного партнерства по эффективной эксплуатации и модернизации причалов с АО «Мурманский морской рыбный порт». Ведь изменения, происходящие в ММРП, доказывают, что все действия предприятия по ускорению роста инвестиций, развитию государственно-частного партнерства, повышению эффективности работы морского терминала и увеличения его вклада в экономику России идут в русле государственной экономической политики, реализуемой федеральным правительством.

Управляющий АО «Мурманский морской рыбный порт» Олег КРЕСЛАВСКИЙ

Fishnews

Россия. СЗФО > Рыба. Транспорт. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 28 августа 2018 > № 2714384 Олег Креславский


Россия. Весь мир. СЗФО > Рыба. Транспорт > fishnews.ru, 27 августа 2018 > № 2713694 Сергей Сенников

Проблему с иностранными транспортными судами решит корректировка законодательства.

Казусы с задержаниями пограничниками иностранных транспортных судов, доставлявших рыбную продукцию из районов промысла в российские порты, возникли из-за нечеткости закона «О рыболовстве…», считает заместитель директора ООО «УК Норебо» по международным вопросам и связям с общественностью Сергей Сенников. По его мнению, закон нуждается в поправках.

Так, губернатор Мурманской области Марина Ковтун уже направила соответствующее обращение в Правительство России. Описывая проблему, она отметила, что в настоящее время в Северном рыбохозяйственном бассейне всего 14 транспортных судов (включая суда, принадлежащие иностранцам) имеют право ходить под флагом РФ. Их общая грузовместимость - 31,4 тыс. тонн. Из них 10 принадлежит гражданам России, их грузовместимость всего 11,6 тыс. тонн, то есть только 37%. При этом в прошлом году суда Северного бассейна добыли в Северной Атлантике 1,3 млн тонн. Поскольку российские суда физически не в состоянии справиться с этим объемом, Марина Ковтун предложила срочно внести в закон «О рыболовстве…» поправки, предусматривающие возможность использования транспортных судов с иностранными владельцами.

Как стало известно Fishnews, юридическая служба холдинга «Норебо» подготовила аналитическую справку с оценкой российского законодательства в этой сфере, а также рекомендациями. О выводах юристов рассказал заместитель директора ООО «УК Норебо» по международным вопросам и связям с общественностью Сергей Сенников:

«Проведенный анализ показывает, что в настоящее время в законе «О рыболовстве…» и подзаконных нормативно-правовых актах перевозка рыбной продукции из районов промысла в порты регулируется неэффективно. Применяется подход, когда перевозка рыбной продукции транспортными судами рассматривается как форма промышленного рыболовства. Это приводит к установлению избыточных и заведомо невыполнимых требований к транспортным судам.

Необходимо разработать и внести в закон «О рыболовстве…» изменения, которые устранят это несоответствие и будут отдельно регулировать перегрузку в море и перевозку рыбной продукции, а не уловов водных биоресурсов. Такой подход позволит разделить эти два вида деятельности и применить разные требования к транспортным судам.

Кодекс торгового мореплавания РФ предусматривает несколько типов судов, объединенных понятием «суда рыбопромыслового флота», в том числе «суда, используемые для рыболовства» и «приемотранспортные суда». Очевидно, согласно КТМ приемотранспортное судно не является судном, используемым для рыболовства. Это необходимо отразить и в законодательстве в области рыболовства, выделив приемотранспортные суда в отдельную категорию судов рыбопромыслового флота и установив отдельные требования к ним при работе в районах российской юрисдикции и за ее пределами.

В частности, при работе за пределами российской юрисдикции могут устанавливаться требования к флагу судна, участвующего в перегрузке рыбной продукции в море, предусматривающие участие государства флага в той или иной международной организации (например, НЕАФК) или участие в международных договорах с Россией в области рыболовства. Это позволит получать ключевые данные о перевозимой рыбной продукции. Промысловые суда могут быть ограничены в праве перегружать рыбную продукцию на транспортные суда в море, за исключением транспортных судов под флагами определенных государств.

Очевидно, что перегрузка в море и перевозка рыбной продукции из района промысла в порт несет элемент риска с точки зрения контроля за соблюдением российского законодательства. Поэтому необходимо проанализировать возможность внесения изменений в законодательство относительно отчетности промысловых судов, перегружающих свою продукцию в море на транспортные суда и прослеживаемости уловов до момента выгрузки в порту.

Применение санкций к транспортным компаниям за использование иностранных судов для перевозки рыбной продукции в российские и иностранные порты, а также к российским рыбопромысловым компаниям за несоблюдение требований к транспортным судам за пределами российской юрисдикции окажет деструктивное влияние на развитие российского рыбохозяйственного комплекса.

Во-первых, это сделает невозможным или существенно ограничит возможность российского рыбопромыслового флота вести промысел в районах действия международных договоров РФ за пределами российской юрисдикции. Во-вторых, стимулирует вывод промысловой деятельности российских судов из районов, предусматривающих обязательную доставку уловов водных биоресурсов и рыбной продукции на территорию РФ. В-третьих, сократит объемы поставок рыбной продукции из районов промысла за пределами российской юрисдикции в морские порты на территории РФ. И, наконец, увеличит расходы российских рыбодобывающих компаний в связи с необходимостью доставки и выгрузки рыбной продукции в иностранные порты непосредственно промысловым судном, оплаты услуг по обработке груза рыбной продукции и его хранения на иностранном холодильном складе».

Аналитическую справку группы «Норебо» «О проблеме использования транспортных судов для перевозки уловов водных биоресурсов и рыбной продукции из них за пределами российской юрисдикции» смотрите в прикрепленном файле.

https://fishnews.ru/_img/docs/1204/o_probleme_ispol-zovaniya_transportnyh_sudov_za_predelami_rossiyskoy_yurisdiktsii.pdf

Fishnews

Россия. Весь мир. СЗФО > Рыба. Транспорт > fishnews.ru, 27 августа 2018 > № 2713694 Сергей Сенников


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 августа 2018 > № 2710913 Виктория Рубанникова

В эти выходные в Петербурге пройдет очередной Geek Picnic. О провокационной зоне, проблемных спикерах и борьбе с импульсивными решениями «Росбалту» рассказала один из организаторов фестиваля Виктория Рубанникова.

— Geek Picnic в Петербурге проходит с 2011 года. Как фестиваль эволюционировал со временем и как вы видите сейчас его миссию?

— Geek Picnic начинался как летний пикник для айтишников. Сначала это была локальная тусовка, где люди общались и попутно находили работу своей мечты. Но постепенно фестиваль разрастался. Оказалось, что такие мероприятия очень востребованы. Вообще научпоп-фестивали во всем мире довольно давно пользуются спросом, но в России мы стали развивать это направление одними из первых. Именно поэтому cейчас мы уже ощущаем себя специалистами и не боимся конкурентов, как бы самоуверенно это не звучало. Из года в год мы следим за трендами и тем, что интересует нашу аудиторию. Соответственно, подстраиваемся под нее и меняемся вместе с ней.

Семь лет фестиваль был поделен на традиционные зоны: «Наука», «Искусство», «Технологии» и открытий микрофон — GeekMe. В этом году мы полностью обновили брендбук и поменяли внутреннее наполнение, сделали зоны более узкоспециализированными. Например, мы заметили, что большим спросом пользуются лекции, связанные с изучением космоса. И вместо масштабного лектория «Наука» сделали отдельную площадку Space совместно с культурными институциями и музеями. Также в этом году именно в Петербурге мы решили сделать несколько провокационную зону Adult Science, где будет обсуждаться взаимодействие полов с точки зрения научного прогресса. При этом на фестивале вы сможете увидеть самые последние разработки науки и техники, получить новую информацию, которую еще нельзя прочитать в книгах или увидеть по телевизору. Поэтому миссия фестиваля звучит так — «Удивлять и вдохновлять».

— Как происходит внутреннее наполнение фестиваля? При составлении программы вы отталкиваетесь от спикеров или от тем?

— Как только мы заканчиваем один фестиваль, сразу начинаем подготовку к следующему. Самая сложное — это как раз процесс приглашения международных хедлайнеров. Мы начинаем букировать их задолго до самого события. Исходя из того, чей приезд подтверждается, мы продумываем тему и площадки вокруг. В позапрошлом году темой Geek Picnic была «Разрушители легенд», потому что хедлайнером являлся известный телеведущий Джейми Хайнеман, у которого одноименная передача на канале Discovery. Собственно, весь фестиваль тогда был посвящен разрушению тех или иных легенд. В прошлом году была тема «Игры разума», так как хедлайнером выступил ученый Ричард Докинз. И вокруг его лекции, опять же, были построены другие события на фестивале.

— А в этом году вы тоже ориентировались на кого-то конкретного?

— Тема фестиваля этого года - Human Evolution, то есть эволюция человека. Мы рассматриваем изменения человечества в разных областях — от урбанистики до личных взаимоотношений. Поэтому в этом году мы немного изменили концепцию, отказались от центральной фигуры и решили пригласить сразу несколько известных международных спикеров, в том числе популярных на YouTube и у нашей аудитории. Полгода назад мы даже провели опрос по поводу того, кого люди хотят видеть на фестивале, и потом старались пригласить к нам именно этих специалистов. То есть мы стараемся выстраивать обратную связь.

— Как вы уже сказали, фестиваль не боится острых и порой провокационных тем. Можно вспомнить ситуацию с выступлением публициста Егора Просвирнина в прошлом году. Изменилась ли после этого методика отбора спикеров?

— Да, после того случая мы решили создать Экспертный совет. Фестиваль становится все более популярным и не оставляет людей равнодушными: о нас много пишут в соцсетях, и это не только хвалебные оды. Мы решили, что отбор спикеров и составление программы не должны быть мнением одного человека или даже команды организаторов. Поэтому мы отобрали специалистов в различных узких областях, которым лучше известно, какой профессор сможет рассказать о той или иной теме. В совет входят совершенно разные люди, например, обладатель бионического протеза руки Найджел Окланд, кинодокументалист и специалист по искусственному интеллекту Джеймс Баррат. Они помогли нам отсечь лишнее, в том числе то, чем мы могли бы разочаровать поклонников. Экспертный совет является нашим двигателем, потому что может не только подсказать неочевидных спикеров и неочевидные варианты, но в то же время является цензором, который может остановить нас от принятия импульсивных решений. Хотя мы все равно стараемся придерживаться золотой середины и ничего не навязываем. Так, в прошлом году у нас сначала выступил известный своим атеизмом Ричард Докинз с лекцией «Бог как иллюзия», а на следующий день на ту же сцену вышел богослов Андрей Кураев с лекцией «Докинз как иллюзия». Мы считаем, что в определенных случаях люди сами должны составить мнение, выслушав разные точки зрения.

— Несмотря на то, что в этот раз вы решили отказаться от одного ключевого спикера, кого из гостей можно выделить?

— Однозначно, нашей удачей является приезд Лизы Рэндалл, первой женщины, получившей должность физика теоретика в MTI и Гарварде. Она является одним из создателей Теории струн, а ее лекции на ТEDx посмотрели миллионы человек. Также на фестивале выступит Сет Стивенс-Давидовиц — специалист по Big Data, бывший сотрудник Google и автор бестселлера «Все лгут». Еще стоит обратить внимание на Джо Дэвиса, который называет себя художником-пиратом. Мы не забыли, что начали как раз с Art Science. У нас всегда был лекторий, посвященный искусству, так что таким образом мы отдали дань прошлому.

«Будь с городом». С другими рядом

— Фестиваль разрастается и бьет рекорды посещаемости, но не кажется ли вам, что это входит в противоречие с самой культурой гиков? У них небольшое, закрытое коммьюнити, у вас — огромный опен-эйр, рассчитанный уже, скорее, на массовую аудиторию.

— Я не думаю, что мы будем размывать свою аудиторию, делая сам фестиваль крупнее. Скорее, мы предпочтем расширяться в географическом плане, проводить похожие события в разных городах. В Тель-Авиве Geek Picnic уже был, в Краснодаре в этом году будет второй раз. Будем двигаться в этом направлении и дальше. Потому что научпоп-фестивали — это тренд и это востребовано. Даже традиционные музыкальные фестивали внедряют лектории или зоны виртуальной реальности. Потому что — удивительное дело — люди в свои выходные приходят слушать лекции. На Geek Picnic не бывает пустующих лекториев, они полностью забиты. При этом наш фестиваль объединяет сразу несколько коммьюнити. Нам пока далеко до уровня американского фестиваля Burning man, который однозначно очень крут по техно-объектам. Но в том, что касается лекториев, наш фестиваль гораздо крупнее и лучше многих европейских.

Софья Мохова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 августа 2018 > № 2710913 Виктория Рубанникова


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 августа 2018 > № 2705263 Игорь Пономарев

"Нужно чаще ездить к поставщикам": Игорь Пономарев о модернизации "Северной верфи" и постройке новых фрегатов.

Журналист Mil.Press FlotProm побеседовал после передачи ВМФ головного фрегата проекта 22350 "Адмирал Горшков" с гендиректором "Северной верфи" (входит в ОСК) Игорем Пономаревым. Он рассказал изданию о модернизации предприятия, постройке фрегатов проекта 22350М и будущем "Северной верфи".

О фрегатах проекта 22350 и роли ОСК

Игорь Борисович, вы руководите "Северной верфью" уже полтора года. Как оцените выполнение первоочередных задач, а именно постройку кораблей в срок?

Коллектив завода с небольшим отставанием, но выполнил в последние месяцы свои задачи. Мы сдали три заказа, причем каждый из них достаточно сложный. Это и судно тылового обеспечения (СТО) проекта 23120 "Эльбрус", и судно связи проекта 18280 "Иван Хурс", но самое важное – передача флоту новейшего головного фрегата проекта 22350 "Адмирал флота Советского Союза Горшков". Около четырех лет "Северная верфь" практически не сдавала корабли. Необходимо было восстановить работу строителей, нацелить людей на выполнение задач. Так что оцениваю работу позитивно.

Еще раз поздравляю с передачей флоту "Горшкова". Как дальше планируете взаимодействовать с экипажем корабля, участвовать в его эксплуатации?

Определенные обязательства у нас остаются. От этого корабля мы отказываться не собираемся. Завод дает на него пятилетнюю гарантию. Также мы отслеживаем эксплуатацию корабля, проводим соответствующие консультации.

Головной фрегат проекта 22350 передали с задержкой из-за проблем с отдельными системами. Как считаете, поможет ли создание некоей отдельной структуры вроде "диспетчерской", которая бы этим занималась?

Во-первых, опытно-конструкторские работы (ОКР), которые велись в рамках этого проекта, относились отдельно к Минобороны. В состав корабля они не входили. При этом мы прекрасно понимали, что без фрегата-носителя эти работы не выполнить.

И что с этим можно сделать, чтобы сроки не сдвигались вправо?

Мы учли ошибки прошлых лет. Так что ничего особенного делать не нужно, нужно ритмично работать. И потом, контракты на "Горшкова" достаточно давние. Сейчас мы все переносим в рамки строительства корабля. За проектирование фрегата отвечает Северное проектно-конструкторское бюро, профильные ОКР ведут другие соответствующие бюро. Полагаю, отдельную структуру создавать не надо: взаимодействие конструкторов, строителей и завода сейчас идет нормально, поэтому дополнительная надстройка для управления всем этим не нужна. Процесс выстроен в рамках гражданско-правовых договоров с предприятиями, которые ведут те или иные НИОКРы. Мы же занимаемся строительством, отвечаем за графики.

Тем более что у нас уже есть структура ОСК.

ОСК – орган, создававшийся для консолидации активов судостроительной отрасли. Задачу эту корпорация выполнила, дальше идет развитие в части определения загрузки предприятий, контроля выполнения гособоронзаказа (ГОЗ), финансовых результатов. Сейчас наша корпорация – живой организм, где мы вместе работаем, и уже стали единым целым. ОСК и ее предприятия решают одни и те же задачи, это предполагает сама структура. Так, в корпорации есть структура дирекции по гособоронзаказу, есть соответствующее подразделение и у нас. Есть финансовый, ценовой блоки. Это единое целое.

За десять лет существования корпорации, вы считаете, удалось выстроить структуру координации и управления?

Она постоянно отстраивается, налаживается, становясь более понятной, а процесс – ритмичным. Корпорация выпустила единые требования к техническому развитию и управлению по всем предприятиям. Грубо говоря, есть голова, а есть туловище. Завод получает указание и двигается вперед, в то время как ОСК решает вопросы административного характера и взаимодействия предприятий между собой и с Минобороны, а также другими заказчиками.

Вы не вошли в обновленный состав правления ОСК. Как это сказалось на заводе, на вашей загруженности? Помогало ли это, пока вы входили в правление?

В правление я входил в рамках вице-президента ОСК. С этой должности я ушел. Пять лет я должен в соответствии с контрактом возглавлять "Северную верфь". В этих обстоятельствах мое присутствие там необязательно.

Об особенностях постройки судов "Иван Хурс" и "Эльбрус"

Почему сдвинулись сроки сдачи флоту судна связи "Иван Хурс" (ВМФ классифицирует проект 18280 как средний разведывательный корабль – ред.)?

Больших проблем на самом деле не было, все-таки корабль уже серийный. Срок сдачи задержан из-за того, что подвела кооперация, подвели поставщики оборудования. Это общая системная проблема, мы регулярно обсуждаем ее на очень высоком уровне. Уже формируются соответствующие поручения для улучшения взаимодействия всех субъектов.

В таких случаях часто обвиняют верфи...

Наверное, так. Может быть, в чем-то и мы, и наши сотрудники недостаточно активны. Нужно чаще ездить к контрагентам, смотреть на выпуск продукции, оперативно отслеживать и докладывать наверх.

Как оцениваете комплекс интегрированной логистической поддержки для проекта 18280, выполненный компанией "Новит Про"?

Пока мне трудно оценивать эту работу. Но, например, на создание 3D-моделей для ДЭПЛ "Варшавянка" им выделили существенные средства. В этом смысле "Адмиралтейские верфи" продвинулись в плане цифровизации.

Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы при постройке судна снабжения "Эльбрус"?

Серьезная проблема – некачественная документация проектанта - КБ "Спецсудопроект". Ее переделка привела к задержке сдачи корабля.

В "Спецсудопроекте" Mil.Press FlotProm рассказали, что готовы вносить все необходимые изменения.

Если КБ не посылают своих конструкторов ни на заводские, ни на госиспытания, как это оценить? Я оцениваю отрицательно. А когда мои конструкторы принимают технические решения о переносе датчиков, переделке трубопроводов, и бюро-проектант в этом не участвует? Всегда готов работать с конструкторами с открытой душой. Нельзя ставить во главу угла только деньги.

Экипаж "Эльбруса" не очень доволен открытым катером.

Капитан судна говорил об этом и мне. Однако есть техническое задание заказчика, мы работали в соответствии с ним. Когда согласовывается ведомость поставок по техпроекту, все это проходит экспертизу.

О строительстве "Супер-Горшковых"

Первый корабль проекта 22350М, создавать который в этом году начнет Северное ПКБ, флот планирует получить к 2026 году. Насколько это реально?

СПКБ спроектировало достаточно много крупных боевых надводных кораблей. Коллектив бюро сохранен, обладает большими компетенциями. Пример с фрегатами проекта 22350 показывает: спроектировано все достойно, надежность техники высокая, оружие также хорошее. У меня нет сомнений, что после создания технического проекта мы вовремя получим грамотную документацию для строительства корабля.

Когда нужно заложить корабль, чтобы получить его к 2026 году?

По нашим планам, это конец 2020 года.

Фрегатов 22350 всего четыре, серию ограничили. Сколько "Горшковых" могли заложить на "Северной верфи"?

Мы в состоянии cтроить восемь таких кораблей одновременно.

Сколько можно построить фрегатов проекта 22350М?

Не хотелось бы брать на себя ответственность и решать за Генштаб, ВМФ и Минобороны. Вопрос в другом. Мы, конечно, построим все, что от нас требуется, в этом нет сомнений. Нужно подождать до конца года, когда появится ясность с гособоронзаказом-2019. Могут быть некоторые нюансы. У "Горшкова" полное водоизмещение 5400 тонн, а у 22350М – порядка 8000 тонн, большой разницы тут нет, цифры будут похожие.

Насколько усовершенствуете процесс постройки фрегатов проекта 22350М с точки зрения цифровизации? Что меняется во взаимодействии с КБ?

На проекте 22350 все процессы уже достаточно "цифровые", вряд ли будут какие-то серьезные изменения. Но оптимизация продолжается. Мы продолжаем создавать автоматизированные рабочие места и по многим проектам работаем уже в 100%-й "цифре". В самих КБ таких мест, разумеется, больше. У нас их пока пять.

О модернизации предприятия

Какова стоимость модернизации "Северной верфи"? Была информация о 26 млрд рублей в 2017-м и о 30 млрд рублей в этом году.

Скажу кратко, работа сейчас идет, и ведется активно. Суммы с вашего позволения озвучивать не буду, все в рамках контрактов.

В марте 2018 года завершили всю работу с документами. На каком этапе сейчас активная фаза проекта?

"Метрострой", с которым мы заключили соответствующий контракт, активно ведет работы в рамках контракта. Все идет в штатном порядке.

После отказа от постройки сухого дока принято решение строить передаточный эллинг. Ограничит ли он ваши возможности?

Эллинг решает все перспективные задачи, и это более экономичное решение. Возьмем для примера "Севмаш". Его 55-й цех – это тот же эллинг, где одновременно можно строить несколько подлодок. Передаточный док выходит в акваторию. У нас будет примерно та же кораблестроительная технология. Формируем корпус в цехе, дальше на передаточный док, доводим корабль до 80%-й готовности, затем перемещаемся на достроечную набережную. Корабль готов, он начинает швартовные испытания, дальше заводские ходовые и уже государственные.

Как относитесь к идее работать со многими типами кораблей и судов?

Здесь нужна специализация. В советские годы выстроилась определенная система: "Севмаш" строил атомные подводные лодки, Черноморский судостроительный завод в Николаеве – авианосцы и крейсеры, а "Северная верфь" – эсминцы и БПК. Других таких предприятий нет.

А дальневосточная верфь "Звезда"?

Это достаточно крупное предприятие, инвестпроект закладывался под строительство больших нефтеналивных судов, газовозов и т.д. Думаю, оно выполнит ту задачу, для которой создавалось. Правительство России приняло правильное решение о создании крупного судостроительного завода на Дальнем Востоке. Понятно, что рубеж XX-XXI веков был непростым для всей нашей промышленности: и люди уходили, и денег не платили. Эту ситуацию удалось развернуть.

Не помешают ли работы по модернизации выполнению текущих заказов?

В нашем техзадании на модернизацию заложен принцип безостановочного производства. Это самый главный момент. Мы не закрываем эллинги, продолжают работать корпусообрабатывающие цеха. Производственные процессы на заводе сейчас перестраиваются под эти задачи. Кроме того, мы ранее уже прорабатывали кооперацию с "Адмиралтейскими верфями" и Балтийским заводом. Как вы помните, эти два предприятия успешно кооперировались для строительства вертолетоносцев "Мистраль". А "Северная верфь" успешно поставляла надстройки для Балтийского завода.

Каковы перспективы модернизации станочного парка?

Мы спокойны в этом отношении. Станки будут обновляться в рамках профильной федеральной целевой программы, мы уже прошли определенные комиссии с Минпромторгом по выбору станков. Будут плановые закупки в рамках выделенных бюджетных средств. Это дело ближайших полутора лет.

То есть через полтора года "Северная верфь" начнет масштабно обновлять станочный парк?

В рамках ФЦП это предусмотрено. Речь идет о начале 2020-х годов.

А что касается новых кранов?

Контракты подписаны, идет изготовление. Первые краны поступят к нам в первом квартале 2019 года.

О строительстве на "Северной верфи" новых кораблей и судов

Скорректировались ли планы по строительству эсминцев "Лидер" и перспективных универсальных десантных кораблей?

Все это можно будет сделать в новом эллинге. Он позволит строить универсальные десантные корабли и ЭМ типа "Лидер".

Есть ли понимание, с каким КБ-проектантом вы будете работать по УДК?

Решение примет флот: что для них лучше по техническим характеристикам и ценам. Тем более что Северное и Невское ПКБ взаимодействуют и между собой, и с нами. Так что мы ждем решения министерства обороны.

Крыловский центр предложил флоту концепцию легкого авианосца. В теории можно его построить?

Если авианосец входит в эллинг, то мы в состоянии построить этот корабль при условии, что такую задачу нам поставят.

Сможет ли "Северная верфь" строить спасатели ПЛ типа "Игорь Белоусов"? Флоту нужно еще по меньшей мере пять таких судов.

Будет заказ – мы построим. Понимание нужности таких судов у флота есть.

Как дела с корветами: когда ждать "Гремящего", "Ретивого" и "Строгого"?

В ноябре этого года корвет "Гремящий" планируется вывести на заводские ходовые испытания. Обеспечить сдачу корабля мы намерены в октябре 2019 года. Работы ведутся по плану, все узлы и агрегаты мы получили. По двум другим кораблям работы ведутся в соответствии с контрактными обязательствами, по плану.

О корабельных двигателях

Во время сдачи "Адмирала Горшкова" озвучили, что ГТУ для последних двух фрегатов серии будут отечественными.

Первая партия двигателей готова, остается поставка редукторов от петербургской "Звезды". С новым руководством предприятия мы находимся в постоянном контакте.

"Звезда" может испытывать редукторы на своих стендах лишь на треть мощности, это может стать проблемой?

Комплексы вместе с редукторами испытают в Рыбинске. "Сатурн" плотно работает со "Звездой". Их представители дважды в месяц приезжают в Петербург. Наш основной поставщик по этой линии – "Сатурн", а не "Звезда", они отвечают за поставку агрегатов в целом. В Рыбинске держат этот вопрос на контроле.

Вопрос тут и к другим предприятиям производственной кооперации, чтобы не было таких проблем, как с поломкой ГТУ и дизеля на "Горшкове".

Стоит вспомнить слова великого русского адмирала Степана Осиповича Макарова о том, что нет аварий оправданных и неизбежных, аварии и их предпосылки создают люди. Поэтому то, что произошло с двигателями "Горшкова", скорее человеческий фактор, серьезных технических проблем не было. От человеческого фактора никуда не деться.

Отмечу, что турбины, изготавливаемые в России, и по качеству, и по ресурсным показателям лучше украинских. Мы приобрели серьезные компетенции в морском газотурбостроении.

Как обстоят дела с газотурбинным двигателем для головного корвета проекта 20386?

Контракт заключен, аванс поступил еще в прошлом году, работы идут по плану.

О гражданском судостроении и диверсификации заказов

Насколько возможна диверсификация портфеля заказов? 40% "гражданки" в 2020-м – насколько реально?

Реально. Но важен угол зрения. Можно считать по выручке, по деньгам или по производственной загрузке. Естественно, гражданское судно существенно дешевле военного корабля. Поэтому нужно считать нормочасы и загрузку. Мы почти выполнили задачу по диверсификации, поставленную президентом, и в начале 2019 года выйдем по загрузке на гражданских заказах на уровень в 40%.

"Северная верфь" и "Адмиралтейские верфи" получили крупные контракты на постройку судов для тралового флота. Как оцениваете эту конкуренцию?

Это здоровый процесс. Кроме того, для этого и существует ОСК, распределяющая нагрузку. Заказ на траулеры выиграли "Адмиралтейские верфи". Но для "Северной верфи" мы нашли другие заказы и построим девять судов к 2023 году.

Каковы дальнейшие планы? Удастся ли нарастить портфель заказов до 100 млрд?

Деньги любят тишину, поэтому ничего про перспективы пока говорить не буду. Мы работаем по нескольким направлениям.

О кадрах и зарплатах

Как оцениваете наследство старого руководства завода? Какие планы на оставшиеся 3,5 года вашего контракта?

Когда я пришел на предприятие, мы отметили некоторую разбалансированность на уровне отделов и подразделений. Единого целого из верфи не получалось: каждый жил своей жизнью: производство само по себе, так же – коммерческий отдел или строители. Удалось постепенно собрать все это воедино, но, конечно, предстоит еще большой объем работы.

Как понимаю, будут изменения в системе оплаты труда?

Эти вещи напрямую связаны. Каждый член коллектива завода должен понимать, за что он получает деньги. Речь о конечном результате, то есть о постройке корабля. Это вопрос мотивации отдельных сотрудников каждого подразделения, будь то рабочие, коммерческий отдел, юристы, финансисты, экономисты, работники вспомогательных цехов и т.п. Когда мы создадим единую систему оплаты труда, увязанную с поставленными задачами, будет нацеленность коллектива на своевременную постройку и передачу заказчику кораблей и судов. Грубо говоря, перевыполнил план – молодец, нет – получишь меньше.

Если нам удастся выстроить эту систему, то получим коллектив с одинаковыми задачами и целями. Чтобы, утрируя, никто не ковырял в носу. Иногда встречаются такие объяснения: наш отдел не обеспечил своевременную поставку, потому что юристы, дескать, поздно подготовили документы. И понеслось! Поэтому мы переконфигурируем эту систему.

Когда она начнет работать?

До конца года мы выпустим основное положение о системе оплаты труда. Мы уже ставим основные задачи по производству на месяц.

Будете урезать коллектив? Сокращения проходят и на Западе, и на российских предприятиях – например, "Дальзавод" сокращает 300 человек.

Это диалектический вопрос. Если мы посмотрим на структуру передовых верфей, там до 70-80% коллектива – это основные производственные рабочие. Еще 20% – это так называемая "надстройка", другие специалисты, которые обеспечивают функционирование предприятия, но сами корабли не строят. 20-25% таких работников достаточно. К сожалению, изношенность основных фондов у нас довольно велика, перевооружение проходило почти 20 лет назад. Мы вынуждены содержать, помимо всего прочего, дополнительные руки, которые обслуживают, например, станки. А это, конечно, расходы.

Насколько актуален вопрос привлечения новых кадров?

Мы решаем эти задачи, берем на работу как выпускников питерских учебных заведений, так и сами обучаем сотрудников. Важнее социальное обеспечение людей, – например, обеспечение жильем. По этим проблемам "Северная верфь" консультируется с петербургскими властями. Сейчас мы планируем привлечь на работу от 100 до 200 рабочих.

Каково сейчас соотношение разных специалистов на "Северной верфи"?

Пока наша надстройка неоправданно велика. От схемы "треть основных производственных рабочих – треть вспомогательных – треть других специалистов" надо постепенно переходить к опыту ведущих предприятий. Увеличивать число тех, кто непосредственно строит корабли, что уменьшит наши накладные расходы – тогда верфь начнет работать безубыточно. С убытком мы работать не можем. Если угодно, это мягкая формулировка определенных сокращений в будущем.

Есть другой выход?

Да. Производство должно каждый месяц выполнять план на 120-125%. Как я, будучи руководителем, могу допустить убытки на предприятии?

Беседовал Дмитрий Жаворонков

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 августа 2018 > № 2705263 Игорь Пономарев


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700148 Дмитрий Миропольский

Дмитрий Миропольский уже заслужил прозвище Петербургский Дюма. В августе издательство «Эксмо-АСТ» выпускает его новую книгу — роман «American?ец», посвященный приключениям и кругосветному путешествию, пожалуй, самого знаменитого русского авантюриста начала XIX века графа Федора Толстого. Захватывающее повествование об этом ярком и противоречивом персонаже российской истории написал автор бестселлеров последних лет, названный «Медиаперсоной 2017 года», лауреат Национальной литературной премии «Золотое перо Руси» Дмитрий Миропольский. Его роман «1916/Война и Мир» вошел в лонг-лист премии «Национальный бестселлер», а по книге «1814/Восемнадцать-четырнадцать» были сняты одноименный фильм и сериал. Роман «Тайна трех государей» победил в литературном конкурсе «Книга года: Сибирь — Евразия», и только за первые месяцы после выхода в свет эта книга разошлась тиражом более 160 тыс. экземпляров.

Корреспондент «Росбалта» побеседовал с Дмитрием Миропольским о времени, приключениях, литературе, кино и творческих планах.

— Дмитрий Владимирович, как на данный момент обстоят дела с историко-приключенческим литературным жанром в России? Появляются ли новые авторы?

— В моем представлении ниша историко-приключенческого романа сейчас пустует. Даже издатели жалуются. Это странно, особенно если вспомнить, насколько популярным был жанр во все времена. Авторы появляются, конечно. Например, я. Чем не автор?

— Насколько для вас важно детальное описание антуража в романе, соответствие реальной эпохе, визуальная точность? Можно ли иногда пренебрегать достоверностью ради эффекта?

— Точность и сочность, с которыми передана атмосфера эпохи, для исторического романа, по-моему, играют первостепенную роль. И важно это не только для меня. Современные читатели — народ искушенный; они многое читали и видели, а потому не без оснований считают себя специалистами по части исторической достоверности. Некоторые не ленятся использовать поисковики. Чуть что — заглядывают в Интернет: «Поздравляем вас, гражданин, соврамши!»

«Российская культура не может обойтись без бюрократии»

Автор, откровенно слабее среднестатистического читателя знающий эпоху, о которой пишет, практически обречен. В то же время историко-приключенческий роман — это не докторская диссертация и не доскональная реконструкция биографий и событий. Во главе угла — приключения! Если динамика рассказа, полет фантазии или другие соображения литературного свойства требуют анахронизмов — почему нет? В моем понимании, недостоверность неприемлема, только если происходит от безграмотности автора. Вряд ли кто-то упрекнет Вальтера Скотта, у которого герцог Ланкастер — здоровенный бородатый дядька в доспехах — перед битвой посвящает в рыцари героя романа, хотя исторически герцогу было тогда лет восемь. Рассказ от этого сильно выиграл, а ход истории не нарушился.

— В ваших книгах, в частности, в бестселлере 2017 года «Тайна трех государей», важное место занимают секретные службы, мистические ордена, мировая закулиса. Насколько эта тема сейчас популярна на массовом литературном рынке и как читателю отличить качественные интриги от «диванной» конспирологии, которой переполнен Интернет?

— Я не исследую подробно существующие тренды, хотя наверняка подсознательно учитываю их в своей работе. Тайны мировой истории всегда были интересны: с одной стороны, политики с их помощью традиционно отвлекают массовую аудиторию от насущных проблем, с другой — когда проблемы немного отпускают, высвобождается время для столоверчения и поиска смысла жизни. А для России секретные службы — основа основ, и мировая закулиса — то, что с незапамятных времен и во все времена мешает русскому человеку жить хорошо. Эти темы навсегда.

Что же касается различий, которые должен чувствовать читатель… Есть такая штука — литературный вкус и вообще вкус. Это как деньги или чувство юмора: либо есть, либо нет. Вкус напрямую связан и с уровнем интеллекта, и с уровнем личной культуры. Один книжный герой говорил: «Кому и кобыла невеста». В общественном питании ведь большинство по многим причинам довольствуются фастфудом. Всем известно, насколько далека эта пища от человеческой еды; у всех перед глазами миллионы ожиревших и насквозь больных жертв перекуса на бегу. Это проблемы государственного уровня. И что? А ничего. Предприятия быстрого питания не знают отбоя от покупателей. Хотя и приличные рестораны вроде не бедствуют, просто несопоставимы объемы бизнеса. В писательстве — то же самое, как и в читательстве: вводные у всех одни и те же, но уровень интеллекта и культуры разный, и в конце концов каждый сам делает для себя выбор.

«Любая империя нивелирует все, что ей неудобно»

— Вы много лет занимаетесь литературой, журналистикой, рекламой и политтехнологиями. Как изменения жизни в стране отражаются на облике прессы и беллетристики и какую вообще эволюцию прошла российская масс-культура с того времени, когда вы работали на радио «Балтика»?

— Могу только повторить за Столыпиным: «В России за десять лет меняется все, а за двести лет — ничего». Различия между девяносто первым годом и, например, девяносто шестым были разительными — в любой области, куда ни копни. А сейчас, по прошествии больше чем четверти века, видно, что на фоне множества тактических изменений — стратегически все по-прежнему. Разве что в технологиях произошли несколько революций подряд. Скорость передачи информации возросла неимоверно, объем информации сделался колоссальным, доставить информацию от источника к потребителю теперь не проблема, источников стало на порядки больше, оборудование в наших руках фантастическое… Но люди-то прежние! Мозги, у кого они есть, работают так же, как и десять, и сто, и тысячу лет назад. Удельный вес интеллекта не изменился. Культуры больше не стало.

— Как вы относитесь к столь долгой популярности сериала «Улицы разбитых фонарей»? Ожидали ли вы такого, когда были у истоков этого проекта?

— Не стоит преувеличивать мою роль: в четверке организаторов «Улиц» я был именно четвертым и оценивал перспективы окупаемости, то есть ту самую вероятную популярность; я занимался маркетингом и рекламой, а к творческой составляющей отношения особенного не имел. «Улицы» обязаны всеми своими достоинствами гению Дмитрия Дмитриевича Рождественского, который на предложение взять знаменитого режиссера и знаменитых актеров сказал: «Чушь собачья. Нам нужны десять режиссеров и пять мушкетеров».

«Должна быть вся музыка одновременно»

Дальше трудолюбие продюсера Александра Петровича Капицы закрепило эту мысль в практическом отношении. А потом миллионы россиян увидели на своих экранах себя самих, своих соседей, ментов из отделения за углом и собственную несуразную жизнь, показанную с некоторым юмором. Похождения капитана Ларина и его друзей стали откровением на фоне зарубежных сериалов, никак не связанных с российскими реалиями и выхолощенных индустриальным производством.

Мы начали проект в 1993 году, прошло четверть века, с тех пор выросло целое поколение, у которого уже свои дети. Начиная любой проект, на такой долгий срок никто не загадывает; просто профессионалы профессионально делают свое дело. А о причинах сохранившейся популярности «Улиц», зачастую невеселых, рассуждать можно долго.

— Удачными ли вы находите экранизации ваших сценариев — «Суженый-ряженый», «Гостиница «Россия», «1814»?

— Я считаю большой удачей-то, что по моим сценариям снимаются фильмы, а потом эти фильмы смотрит огромная аудитория. Сейчас во всем, что происходит в кино и телевидении, роль случайного стечения обстоятельств настолько высока, что я не перестаю относиться к появлению своей красивой фамилии в титрах как к чуду. И когда мне попадается на глаза тот или иной фильм, снятый по моему сценарию, я традиционно отмечаю, что актеры с каждым годом играют все лучше и лучше. В особенности это относится к фильму «1814»: там актерские работы просто замечательные.

— В романе «American?ец» есть много авантюрных моментов, противоречащих морали и социальным нормам, но украшающих эпоху, — дуэли, интриги, салонные сплетни и обманы, амурные дела. Вместе с тем происходят такие масштабные события, как кругосветное плавание. Как вы считаете, было ли это время счастливым для России?

— Все, что вы перечислили, не только не противоречило тогдашней морали или нормам, но и составляло их основу. Впрочем, за исключением дуэлей в их тогдашнем виде, все благополучно сохранилось по сей день. Вспомним Столыпина еще раз: за двести лет ничего не меняется.

«Массовая музыка безобиднее академической»

Что же касается счастливого времени… Времени в физическом отношении не существует; если бы мы обсуждали «Тайну трех государей», можно было бы развить эту мысль. Время — это промежуток между двумя событиями, отмеренный специальным прибором. Как время может быть счастливым или несчастным? Какие эмоции могут испытывать стрелки часов, песчинки в песочных часах, вода в клепсидре, тень гномона? Как может быть счастлива страна, если это просто много лесов, полей и рек? Как может быть счастливо государство, если это всего лишь общественный договор, форма существования общества? Счастливыми или несчастными бывают только люди. А люди живут без оглядки на эпоху. Живут здесь и сейчас. Им хорошо — они радуются, им плохо — они грустят. Согласитесь, что для счастья 99,99% сограждан совершенно не важно, обошел их соотечественник вокруг света или нет; большинство современников Крузенштерна об этом даже не узнали. А вот если ваш ребенок поправился после тяжелой болезни, вы счастливы, и это куда важнее любого флага на любой вершине. Все остальное — из области психиатрии и политтехнологий.

— Хотелось бы вам стать непосредственным участником событий какой-либо иной легендарной эпохи, и если да, то какой?

— При всем уважении — вопрос для школьника, который впервые читает про д?Артаньяна, или Робинзона Крузо, про королеву Марго или Жанну д?Арк, про доисторического мальчика Крека или красных дьяволят. Я стараюсь в меру сил и энергии участвовать в событиях своей собственной эпохи. По-моему, Джон Леннон сказал: жизнь проходит, пока вы строите планы. К тому же благодаря своей писательской деятельности я проживаю вместе со своими героями каждую из их жизней в нескольких вариантах. Вы говорите про легендарную эпоху, но легенды не родятся сами — их придумывают, и я — один из не последних таких придумщиков. Судя по читательскому интересу, у меня неплохо получается.

— Над какими проектами вы работаете в данный момент?

— Я не работаю над проектами, я книжки пишу. Один за другим выходят романы в авторской серии «Петербургский Дюма», и серия обещает быть длинной. Одновременно собираюсь выпускать книги в других жанрах: в большей или меньшей степени готово много интересного и разного. Так что готовьте место на книжных полках.

 Людмила Семенова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700148 Дмитрий Миропольский


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 5 августа 2018 > № 2700135 Ирина Ярославцева

Этнический фестиваль «Музыки мира» пройдет в Шереметевском дворце 11 и 12 августа уже в третий раз. Артисты из Петербурга, Москвы, Тывы, Башкортостана, Карелии и других регионов исполнят традиционную музыку в этно-рок, этно-джазовом и этно-электронном звучании.

Художественный руководитель мероприятия Ирина Ярославцева рассказала, почему нужно обязательно посетить фестиваль и кого хочет слышать широкая публика.

— Музей театрального и музыкального искусства уже три года организует Этнический фестиваль «Музыки мира». Что вы как инициатор затеи поняли для себя за это время?

— Я убедилась, что мы начали очень правильную историю. В Петербурге много талантливых музыкантов, залы филармонии и театров переполнены. Но нам хотелось показать, что наша необъятная страна богата и другой, неклассической музыкальной культурой. А кто, если не мы, должны говорить об этом? Ведь Музей театрального и музыкального искусства хранит в Шереметевском дворце одну из самых крупных коллекций музыкальных инструментов, и более двух третей из 3,5 тысяч экспонатов — это инструменты разных народов всего мира. Мы поставили себе задачу показать, как сегодня звучат эти удивительные экзотические инструменты, и нам это удалось. Я сужу и по весьма восторженным откликам публики, и по тому, как изменилось отношение к этномузыке в самом музее, где прежде звучала в основном классика. Сотрудники музея открыли для себя целый мир, и теперь хочется поделиться им с как можно большим кругом людей. В этом году наш круг уже расширился: состав участников фестиваля «Музыки мира» определили сами слушатели. Мы провели открытый интернет-конкурс среди молодых этноисполнителей России и даже стран ближнего зарубежья, а победителей выбирало не только профессиональное жюри, но и все пользователи соцсетей, которые просто ставили лайки.

Как сын Шнурова разыгрывает публику

— Какие условия были на конкурсе?

— Непростые. Во-первых, владение теми или иными национальным инструментом.

— Но ведь в современной этнике часто достаточно компьютерных сэмплов с экзотическими флейтами или вокалом, а в фолк-роке вообще прекрасно обходятся гитарами и барабанами.

— Нам принципиально важно, чтобы в составе группы были мастера, играющие на традиционных инструментах своего региона. Но при этом они должны продемонстрировать авторский взгляд на народную музыку.

— То есть фольклорный вокальный ансамбль, который поет деревенские песни «как это было на самом деле», на конкурс «Музыки мира» заявиться не может?

— Лучше бы, конечно, певцы еще и играли на чем-нибудь, как это водится в тех же деревнях. Но главное, и это второе обязательное условие конкурса и фестиваля, чтобы ансамбль «переводил» этнографический материал на тот или иной современный музыкальный язык. Мы устраиваем праздник для самой широкой публики и хотим, чтобы она легко понимала то, что мы говорим о глубинных национальных истоках той или иной культуры. Поэтому у нас кантеле и йоухикко, дудук и дарбука, дошпулуур и быызанчы будут звучать в сплаве с саксофоном, компьютером, рок-гитарами и ударной установкой.

— Как вы восприняли результаты конкурса? Не секрет, что экспертное сообщество и широкая публика, как правило, кардинально расходятся во мнениях о хорошей музыке, живописи или кино.

— У нас, как выяснилось, действует другое правило: экспертное жюри и посетители соцсетей абсолютно сошлись во мнениях о первой и второй премии. Тувинская группа Khoomei Beat и «Сойма» из Великого Новгорода вышли в общие фавориты без малейших разногласий. Небольшие расхождения мы увидели в распределении второго и третьего мест: публике больше понравились петербуржцы «Ветер всем» и Ingervala, а профессиональное жюри с чуть большей охотой голосовало за белорусскую «Альтанку». Конкурс доказал, что наши заинтересованные слушатели чувствуют качественную музыку тонко и безошибочно. Своей публике нужно доверять. Так мы и делаем.

— Нет ли ощущения, что этномузыка, как и классический джаз, искусство для сравнительно небольшого круга ценителей и знатоков?

— Но что такое музыка для всех? Ее просто не бывает. Сколько людей — столько мироощущений, языков, музык. Каждому свое. При этом, каждый день видя друг друга на улице, встречаясь глазами, мы не осознаем, что Петербург — очень многонациональный город, у нас живут люди более 130 национальностей. И за каждым из них — целая культура, узнавать которую как минимум интересно и полезно. На фестиваль приезжают представители разных регионов России со своим драгоценным национальным наследием, и делиться их творчеством — настоящее наслаждение. А петербуржцам не нужно ехать за тысячи километров на Восток, Юг или Север своей страны, чтобы погрузиться в невероятную экзотику. Можно просто прийти в Шереметевский дворец, сделать пару-тройку открытий и стать богаче.

— Как на этот раз будет устроен фестиваль?

— В этом году наш фестиваль впервые раскинется сразу на трех площадках. Гости сначала попадут в парадный двор Шереметевского дворца, где будут стоять национальные юрты. Тут вам и материальная культура башкир или народов Русского севера, и тут же — нематериальная: песни, танцы, игры и сказания. Во дворе мы устроим большую ярмарку — представление народных ремесел и, главное, этнических инструментов, которые создают современные мастера. Александр Теплов, Илья Доброхотов, Иван Белоусов, Павел Щелков покажут свои гусли, балалайки, нюккельхарпы или кельтские арфы, сыграют, расскажут об истории музыкальных инструментов.

В Музее музыки каждый час с 14:00 до 17:00 будут проходить интерактивные экскурсии, в ходе которых можно будет поиграть на копиях музейных инструментов, а в концертном зале состоятся встречи с музыкантами — хедлайнерами фестиваля. Специальные гости праздника — гусляр-экспериментатор Ольга Глазова и алтайская мастерица горлового пения Чейнеш Байтушкина. Пропускать редкий случай не только послушать, но и лично пообщаться с уникальными музыкантами, не советую.

Из личного опыта прошлых фестивалей особенно рекомендую поучаствовать в коллективной импровизации на ханг-драмах и прочей перкуссии, 11 августа — в Белом зале Шереметевского дворца, а 12 августа — прямо на траве. На хангах и глюкофонах можно издавать прекрасные звуки, даже не зная нотной грамоты и не умея играть ни на чем: ни с чем не сравнимый воодушевляющий опыт. Ну, а с 17:00 и в субботу, и в воскресенье мы все плавно перейдем в Фонтанный сад, где на большой опен-эйр сцене пройдут концертные марафоны: от карельской группы Sattuma до московского этноджазового суперпроекта Seven Eight Band и башкирских звезд «Аргымак».

«Ради чего мы должны хавать пропаганду?»

— В Фонтанном саду мы привыкли посещать концерты, кинопоказы и фестивали Музея Анны Ахматовой. А теперь там и вы обустроились

— Мы очень дружим с коллегами. Более того, вместе с Ахматовским музеем и Театром «На Литейном» мы разрабатываем амбициозный проект целого культурного кластера под брендом «Шереметевский квартал». Мы объединим творческие усилия в создании единого интересного пространства: первые результаты петербуржцы увидят зимой или весной следующего года.

— Фестиваль три года собирает по всей стране этногруппы. Насколько это сложно?

— Наша сложность не в количестве хороших музыкальных проектов, а в их дислокации. Есть великолепные коллективы, которые живут так далеко, что нам просто не хватает средств, чтобы их привезти. Комитет по культуре неизменно поддерживает фестиваль, однако добраться до Петербурга из Якутии, Ханты-Мансийска, кавказских регионов дороже, чем из Европы. Мы ищем партнеров, может быть, слишком скромно и негромко, и на будущий год планируем посвятить фестиваль странам балтийского региона. Хотя в России еще столько интереснейшей музыки.

— На сколько лет фестивалю хватит интересной российской музыки, как думаете?

— Лет на девять. А потом появятся новые чудесные группы, и мы продолжим работать.

Ольга Комок

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 5 августа 2018 > № 2700135 Ирина Ярославцева


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 3 августа 2018 > № 2700130 Константин Жуков

Краевед, историк и писатель Константин Жуков является автором книг «Петербург без мундира», «История Невского края», «История Москвы в датах», «Дом академиков. История и судьбы», множества статей в периодике и цикла радиопередач «История Невского края». В 2012 году писатель был удостоен диплома Анциферовской премии в номинации «Лучшие популярные работы» за «Историю Невского края (с древнейших времен до конца XVIII века)». В этой книге в популярной форме изложены научные факты и итоги археологических изысканий. Константин Жуков был гостем «Квартирника» в пресс-центре «Росбалта». Он рассказывал о «петербургских индейцах».

Корреспондент «Росбалта» побеседовал с краеведом об истории малых народов в России и за рубежом и о том, как современным петербуржцам поможет это знание.

— Константин Сергеевич, почему вы занялись столь древней историей Невского края? Актуально ли это сегодня?

— Краеведением я увлекся довольно рано — примерно в 10 лет. Просто мне это всегда было интересно, тем более что речь идет об истории Петербурга, моего родного города. А что касается отношения к сегодняшнему дню, то я уверен, что на многие вопросы современности история предлагает свои ответы и пути решения.

Например, «петербургские индейцы», как я условно называю вожан и ижор. Как известно, их история трагична, потому что эти народы почти исчезли, и это не может не вызывать сожаления. Разнообразия в нашем мире становится все меньше.

Исторический урок существования этих народов заключается в том, что империя — будь она советской или любой другой — стремится к нивелированию всего, что не подходит под ее формат. Имперская толерантность простирается до тех границ, где подчиненные народы остаются вассалами. Как только они проявляются самостоятельность, империя тут же их давит, уравнивая и подводя под удобный, единый для всех уровень. Именно это случилось с петербургскими индейцами, после чего они практически перестали существовать на планете Земля.

«Массовая музыка безобиднее академической»

Эти народы оказались не совсем удобны, и в первую очередь — для советской империи. Они были родственны враждебным, как считалось, Финляндии и Эстонии, поэтому воспринимались как пятая колонна внутри СССР. Их культурная самостоятельность была прекращена и подавлена. У них был один путь — скрываться и ассимилироваться.

— Неужели речь идет о полном уничтожении этих народов?

— Можно только преклоняться перед людьми, которые и в советские годы, и сейчас изучают их язык и сохраняют традиции. Например, профессор Тартусского университета (Эстония) Пауль Аристэ, лингвист, до самой своей смерти в 1990 году занимался изучением водского языка. Он записывал водские песни и сказки, ежегодно ездил на Сойкинский полуостров близ Усть-Луги. Он сделал немало для водской культуры. И даже составил словарь водского языка.

Есть совсем уникальные люди, как например, Мехмет Муслимов, который, как можно понять по его имени, совсем не вожанин и не ижор, но много лет кропотливо занимается изучением водского и ижорского языков и сейчас преподает их самим представителям этих народов. Есть и еще замечательные люди — Никита Дьячков, создатель и хранитель Ижорского музея в деревне Вистино Ленобласти, Марина Ильина — хранитель Водского музея в деревне Лужицы Ленобласти и другие энтузиасты, перед которыми я просто снимаю шляпу и низко им кланяюсь.

— Что вас привело к исследованию темы петербургских индейцев? Где корни этого увлечения?

— По образованию я филолог, хотя в школьные годы увлекался историей и даже хотел поступать на исторический факультет Ленинградского университета. Но влияние моего любимого учителя Владимира Натановича Шацева и его пример привели меня в Герценовский институт, на факультет русского языка и литературы. И это мне многое дало.

В свободное от учебы время я и мои сокурсники работали вожатыми и воспитателями в одном из пионерских лагерей. Мы старались организовать нашу деятельность как большую увлекательную игру. Сейчас бы это, наверное, назвали исторической реконструкцией. Наш пионерлагерь «Заря» стал Городом мастеров. Отряды были разновозрастными и назывались цехами, совет дружины — магистрат, директор лагеря — бургомистр. У каждого отряда был свой штандарт. В общем, средневековый город был проработан в деталях. Мы даже устраивали государственный переворот и факельные шествия.

Советской власти все это не очень нравилось. Несколько раз нас пытались закрыть. Но, слава богу, все обошлось. Это очень мне помогло в дальнейшей жизни. Мне нравилось быть учителем.

«Гуманитарии — это психотерапевты, без которых мы обречены на коллективный невроз»

— И как разворачивались события после института?

— После Герценовского я полтора года прослужил в армии. И уверенно могу сказать, что в этом опыте не было ничего хорошего. Армия калечит людей, приучает их к миру абсурда — к тому, что они обязаны выполнять распоряжения, какими бы идиотскими они ни были.

А после армии я с удовольствием проработал в своей родной школе три года. Но потом наступили довольно тяжелые времена: с началом лихих 1990-х мне пришлось поменять работу.

— Когда же вы нашли время для своих исторических исследований?

— Дело в том, что я не сразу расстался с преподавательской деятельностью — какое-то время я еще вел факультативный курс «Санкт-Петербург в русской литературе». Во многом это и подвигло меня к более глубокому изучению петербургской мифологии. И я понял, что без исторической науки здесь не обойтись. Позже я решил написать учебник по истории города, причем начать с древнейших времен. В моей истории дата 1703 год была бы не началом, а вехой. Так я написал «Историю Невского края» (2010 год), в которой дошел до конца XVIII века. Получился не совсем учебник, а скорее — книга для учителя. Она имела определенный успех: была довольно быстро раскуплена и удостоена Анциферовского диплома.

Надо сказать, что я писал эту книгу довольно долго, и еще несколько лет она лежала у меня в столе. Учитывая, что после издания книги произошло несколько исторических открытий, например, раскопки на Охтинском мысу, мое творение немного устарело. Думаю, что теперь надо выпустить исправленное и дополненное издание.

— Интересно, тема допетровского времени на берегах Невы заинтересовала еще каких-то исследователей?

— Конечно! Можно, к примеру, вспомнить книгу Александра Шарымова, который свел воедино многие забытые и полузабытые сведения, касающиеся периода, предшествовавшего основанию города. В 1990-е Глеб Лебедев переиздал созданный еще в XIX веке труд Андреаса Гиппинга «Нева и Ниеншанц».

«Талант симулировать невозможно»

Как ни странно, миф о том, что Санкт-Петербург основан в 1703 году на пустынных болотах, уходит корнями еще в петровскую эпоху. Петр Первый сам целенаправленно его и насаждал. Уже при жизни он получил облик демиурга, создавшего новую Россию. Все, что было в допетровское время, как бы не существовало. Мы в этой парадигме и продолжаем существовать. Для многих Петр Великий — культурный герой, до которого здесь ничего не было.

— Не кажется ли вам, что объективно малым народам в любом случае суждено раствориться в более крупных и сильных?

— Судьба этносов в современном мире любопытна. С одной стороны, идет глобализация: Европа объединилась, весь мир говорит по-английски. С другой стороны, в той же Европе возрождаются прежде умиравшие и погибавшие этнические образования. Например, бретонцы, кельты, валлийцы, которые изучают свои языки и фольклор.

Таким образом, возникли две тенденции — объединительные и выделяющие региональные своеобразия. К сожалению, у нас этого не происходит, но я не теряю надежду.

— А нужно ли это тем, кто сейчас живет в Санкт-Петербурге и соседних регионах?

— Уверен, что это необходимо, чтобы понять, кто мы. С советского периода, и даже со значительно более давних времен, мы привыкли идентифицировать себя с какими-то гигантскими просторами. Мы все были так называемый советский народ, и эта странная этническая общность по-прежнему влияет на тех, кто живет в России. На самом деле, нормальный человек не может считать своим пространством какие-то гигантские территории. Свое — это что-то компактное, близкое. Наступит время, когда эта имперская идентичность уступит место региональной. И в этом мне видится любовь к родному дому, если хотите — настоящий, подлинный патриотизм.

Юлия Иванова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 3 августа 2018 > № 2700130 Константин Жуков


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 июля 2018 > № 2689501 Александр Цыбульский

Встреча с врио главы Ненецкого автономного округа Александром Цыбульским.

Социально-экономическое положение в Ненецком автономном округе Владимир Путин обсудил с временно исполняющим обязанности губернатора региона Александром Цыбульским.

В.Путин: Александр Витальевич, как Вы ситуацию оцениваете, каковы прогнозы?

А.Цыбульский: Вы знаете, 2015-й, 2016 годы при изменённой конъюнктуре на нефтяном рынке ознаменовались падением доходов бюджета.

Сейчас, мне кажется, нам удалось серьёзно выправить ситуацию, причём и в части бюджета, и в части возобновления инициатив по росту экономики, и по возврату некоторых социальных выплат для особо нуждающихся категорий, которые, к сожалению, в силу бюджетных ограничений в своё время были приостановлены.

Думаю, мы вышли на хорошую устойчивую траекторию экономического роста и будем в этом направлении продолжать двигаться.

Если позволите, скажу несколько слов о том, какие проблемы перед нами стояли, куда мы сейчас собираемся продолжать развиваться.

Первое, конечно, что удалось восстановить, и восстановить хорошим темпом, – это строительство жилья в округе. Эта проблема стоит крайне остро.

Действительно, больше 100 тысяч квадратных метров признаны ветхим и аварийным жильём. Довольно большие очереди, поэтому мы сейчас серьёзно наращиваем темпы жилищного строительства.

В прошлом году ввели порядка 15 тысяч квадратных метров, в этом году ввели уже 12,5. Думаю, что к концу года выйдем на цифру 23. Со следующего года планируем уже перейти на устойчивые 25 тысяч квадратных метров в год и в дальнейшем, если будет позволять бюджет, будем наращивать эти темпы.

Кроме того, у нас есть определённые проблемы с социальной инфраструктурой. Здесь тоже мы в этом направлении двигаемся. Мы, с одной стороны, возобновили строительство так называемых объектов-долгостроев, которые в округе тоже присутствовали. В этом году в столице округа, в городе Нарьян-Маре, мы возобновляем строительство молодёжного центра.

Казалось бы, может быть, это не очень значительный на федеральном уровне объект, тем не менее для города, для округа это действительно значимое мероприятие, поскольку для молодёжи не так много сегодня мест, где они могут проводить время с комфортом и, главное, получать современные условия свободного времени.

Мы возобновили этот объект, он был заморожен, и, думаем, в следующем году уже сможем ввести его в эксплуатацию. Возобновили также строительство нескольких школ, которые у нас стояли и тоже были в непонятном статусе.

Мы тоже эту ситуацию расшили, нашли юридические решения, как можно продолжить строительство, нашли финансирование и продолжили тоже.

Надеюсь, что в следующем году у нас будет ввод нескольких новых объектов. Это в первую очередь касается сельских поселений, где этот вопрос стоит особо остро.

В.Путин: Как здравоохранение?

А.Цыбульский: Со здравоохранением мы продолжаем программу по строительству ФАПов в сельских населённых пунктах. К сожалению, у нас есть проблемы с нашим главным медицинским учреждением – с Ненецкой окружной больницей.

Хотел здесь в том числе обратиться к Вам за поддержкой. У нас, действительно, единственное центральное медицинское учреждение, которое должно выполнять основную функцию первичного медицинского звена и, самое главное, диагностического центра.

В силу малочисленности населения нам, наверное, нет ни экономического, ни социального смысла у себя делать серьёзный, высокотехнологический центр медицинской помощи.

Нам лучше направлять людей, действительно, в те центры, где сконцентрированы лучшие компетенции в стране. И мы можем себе позволить, в том числе взять на себя расходы по транспортировке и по отправке таких больных.

Но нам крайне важно, конечно, у себя развить именно компетенции по диагностике, потому что в первую очередь люди должны получать хорошую диагностическую помощь.

И здесь мы хотели бы обратиться к Вам за поддержкой, может быть, с федерального уровня, помочь нам достроить нашу Ненецкую окружную больницу, а также инфекционное отделение.

Они у нас, честно говоря, находятся в плачевном состоянии. Степень износа уже 100 процентов, мы стоим перед необходимостью строить заново.

Мы, конечно, будем это делать средствами окружного бюджета, но с учётом тех возможностей, которые у нас есть, эта стройка может растянуться на более долгое время.

А здесь, конечно, мне кажется, нам необходим прорыв, поскольку медицинская помощь – это основа качества жизни человека, которую мы должны обеспечить.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 июля 2018 > № 2689501 Александр Цыбульский


Россия. СЗФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 июля 2018 > № 2699698 Виктор Половников

«…Нет смысла отрицать проблемы».

МВД по Республике Коми, образованное в июле 1921 года, отметило очередную годовщину. Накануне этой даты министр внутренних дел региона генерал-майор полиции Виктор Половников рассказал «Щиту и мечу» об успехах и результатах работы, охарактеризовал криминогенную обстановку на вверенной территории.

- Виктор Николаевич, вы возглавляете МВД по Республике Коми четвёртый год. Что из задуманного удалось реализовать?

- Говоря о достижениях, должен отметить, что намного спокойнее стало на улицах городов и районов республики, уровень уличной преступности значительно снизился. Мы более тесно стали работать с населением, и у нас появилась обратная связь. Огромную роль в этом сыграли члены Общественного совета при нашем министерстве.

Неплохих результатов добились в противодействии оргпреступности. Возьмём для сравнения 2015 год: в составе организованных преступных групп к уголовной ответственности было привлечено порядка сорока человек. По итогам 2017-го - уже 124, в три раза больше.

Закончено расследование уголовного дела в отношении членов организованного преступного сообщества. Это ОПС продолжительное время действовало на территории Коми, Архангельской области и в других субъектах. Арестованы десять участников, им вменяется достаточное количество преступлений, в том числе убийства. Ликвидация сообщества привела к снижению криминогенного фона в целом.

Проведена серьёзная работа с так называемыми смотрящими. Это те представители криминального мира, которые хранили воровскую кассу, поддерживали, или, как они утверждают, «грели» зоны.

- Не часто из уст руководителя высокого уровня услышишь о существовании смотрящих…

- Понимаете, официального статуса «смотрящий» нет. Но, получая оперативную информацию, мы понимаем, что наделённые такими «полномочиями» есть и они оказывают серьёзное влияние на криминогенную ситуацию в регионе. Это глубинное, социальное явление, появившееся не сегодня и не вчера, а достаточно давно. Не вижу смысла отрицать этот факт…

За три года привлечены к уголовной ответственности 15 «смотрящих». Арестованы «авторитеты» в Воркуте, Печоре, Вуктыле, в Княжпогостском, Усть-Вымском и других районах. Если раньше была конкурентная борьба, то теперь желающих занять эту «должность» не очень много. Люди понимают: новый «смотрящий» сразу привлекает к себе внимание сотрудников правоохранительных органов. Мы взаимодействуем в этом направлении с коллегами из ФСБ, Следственного комитета. Хотя основное ведомство, которое системно занимается данной работой, - Министерство внутренних дел.

- В прошлом Сыктывкар по уровню криминала сравнивали с «бандитским Петербургом» и называли криминальной столицей Северо-Запада. А как обстоят дела сейчас?

- В девяностые - начале двухтысячных статус криминальной столицы можно было «присваивать» многим городам. Я в то время служил в Кургане, и он «гремел» на всю страну не меньше, а то и больше Сыктывкара. Там были заказные убийства с использованием взрывных устройств, автоматического оружия. В Москве орудовала курганская группировка. Тот же знаменитый киллер Александр Солоник был из Кургана. И Дальний Восток, где мне тоже довелось работать, можно было назвать криминальным центром.

Ещё в 2016 году Республика Коми входила в десятку регионов Российской Федерации с высоким уровнем преступности. В 2017-м он всё ещё был выше, чем в среднем по стране. Но по итогам текущего года этот показатель уже ниже среднероссийского, и, самое главное, поступательно уменьшается количество тяжких и особо тяжких преступлений.

- А над чем ещё предстоит поработать?

- Пока низким остаётся качество расследования уголовных дел. Уголовно-процессуальное законодательство часто меняется, что требует высокой квалификации следователя или дознавателя. К сожалению, этим не все они могут похвастаться. У нас не стабилизировался состав руководителей - в первую очередь городских и районных органов внутренних дел. Да и в аппарате МВД по Респуб­лике Коми управленческий уровень некоторых начальников оставляет желать лучшего.

- В чём именно состоят недоработки руководителей?

- Не все понимают, как нужно управлять коллективом, не осознают свою роль. Многие доходят до каких-то управленческих решений, что называется, своим умом, методом проб и ошибок. Кого-то пришлось освободить от занимаемой должности. Подготовить управленца намного сложнее, чем просто сотрудника. Это требует системного подхода, работы в этом направлении ещё много…

Если говорить о кадровом вопросе, то острой проблемы у нас нет. Некомплект составляет 4,3 % - это не критично. Мы принимаем немало кандидатов на службу, вместе с тем отток сотрудников стал больше. Это влечёт за собой размыв профессионального ядра.

В этом году наметилась тревожная тенденция: больше стали увольняться те, кто достиг пенсионного возраста. На льготную пенсию сотрудники МВД выходят довольно молодыми, когда их деятельность наиболее продуктивна. Они уже имеют солидный опыт, и отдача от них могла бы быть больше.

- В какой-то период в Республике Коми самым распространённым видом преступлений стали разного рода мошенничества, в том числе с использованием Интернета. В чём вы видите причину?

- Преступность трансформируется, изменяются виды совершаемых противоправных деяний. В 80-е годы, когда я начал службу в милиции, были распространены уличные грабежи. Как новогодняя ночь, так с десятков прохожих «снимают» меховые шапки. Был вал краж, в том числе квартирных. В недалёком прошлом массово похищали сотовые телефоны у граждан на улицах.

Сейчас у нас высокий показатель раскрываемости грабежей и краж. Но преступники «переквалифицировались» на мошенничества. Понятно, что это в основном дистанционное совершение преступления - зло­умышленник чувствует себя в относительной безопасности. И для потерпевшего - менее болезненный и травмирующий способ лишиться денег. Уверяю, если ту же сумму отнимут в результате разбойного нападения, человек и морально, и физически пострадает намного сильнее.

Искренне сочувствую людям, которых обманывают. Но, как показывает практика, лишаются они денег либо из-за своей алчности, желания получить что-то даром или очень дёшево, либо из-за излишней доверчивости. В силах самого человека предотвратить совершение преступления: не надо гнаться за лёгкой прибылью, нереальной дешевизной, верить телефонному собеседнику. Тот же уличный грабёж предотвратить сложнее - от потенциального потерпевшего мало что зависит.

В структуре преступности мошенничества в прошлом году составляли 10 %, в текущем - 8 %, но это всё равно довольно много. Раскрывать такие преступления очень сложно. Три года назад в МВД по Республике Коми создана специальная группа по раскрытию мошенничеств. Её работа связана с командировками, поскольку чаще всего злоумышленники находятся в других субъектах. Сотрудникам часто приходится ездить в Новосибирск, оттуда совершается очень много дистанционных преступлений. В Москве наши сотрудники вообще работают едва ли не на постоянной основе в тесном взаимодействии с ГУУР МВД России.

- Республика Коми - сырьевой регион. Здесь добываются нефть, уголь, газ. Значительны лесные массивы. Наверняка, находятся злоумышленники, желающие воспользоваться всем этим богатством незаконным способом…

- Находятся, конечно! В этом году нашим Следственным управлением возбуждено уголовное дело по факту создания преступного сообщества, занимавшегося хищением нефти в особо крупном размере. Его участники вывезли и легализовали порядка 13 тысяч тонн углеводородного сырья стоимостью более 290 миллионов рублей.

Установлено, что организовали противоправную деятельность двое жителей Ханты-Мансийского автономного округа и один - из Москвы. В сообщество вовлекли 7 человек из разных регионов.

На территории Усинского района злоумышленники повредили межпромысловый нефтепровод «ГНС «Харьяга» - терминал «Уса». В ночное время к месту незаконной врезки подъезжали бензовозы, куда перекачивалось похищенное сырьё. В дальнейшем оно переправлялось железнодорожным транспортом по всей территории России, в том числе на перерабатывающие заводы. При этом известно, что по поддельным документам топливо поставлялось под видом газового конденсата, поскольку тариф на перевозку такого сырья гораздо ниже.

Злоумышленникам предстоит ответить перед законом не только за создание преступного сообщества, но и за повреждение нефтепровода, хищение нефти, легализацию денежных средств.

- Вы немало усилий прилагаете к тому, чтобы изменить взаимоотношения граждан и полицейских, побудить их к взаимной вежливости. Удалось ли добиться положительных результатов?

- На мой взгляд, да. Уже второй год мы еженедельно проводим дни профилактики в каком-нибудь отдалённом населённом пункте. Наши сотрудники выезжают в сельскую местность, встречаются с главами поселений, со школьниками, с лицами, состоящими на профилактическом учёте. Главная наша задача - привлечь жителей хотя бы отчасти к неформальному общению с полицейскими.

Пока не всё получается так, как мы бы хотели. Основная проблема в том, что довольно сложно собрать людей. Но мы ищем новые формы работы. Например, интересный день профилактики прошёл в селе Шошка Сыктывдинского района. Встреча началась с футбольного матча - команда сотрудников полиции против местных жителей. Во время чемпионата мира по футболу такой подход вызвал у граждан интерес, многие пришли поболеть за своих. Потом было неформальное общение. Люди рассказали о своих проблемах, получили консультации по разным вопросам.

- Виктор Николаевич, понятно, что руководитель вашего уровня большую часть времени отдаёт службе. Но жизнь любого человека - это ещё и какое-то любимое занятие, увлечение. Что вас может заставить отвлечься от работы?

- Люблю литературу. Сейчас читаю Вадима Туманова. Ветеран Великой Отечественной, золотопромышленник, предприниматель, человек с неординарной судьбой. Его мемуары «Всё потерять - и вновь начать с мечты» подкупают своей искренностью и откровением. Трудно не согласиться с его постулатом: «Если не потеряно всё - не потеряно ничего»…

Беседу вела Вера ЖЕЛЕЗЦОВА

Наши справки

- Республика Коми расположена на севере России. Отличается суровым климатом и огромной территорией. Достопримечательности региона связаны с уникальной природой этих мест - девственными лесами, чистейшими озёрами и реками, бескрайними просторами. Здесь находится одно из семи чудес страны - Маньпупунёр, или Столбы выветривания (мансийские болваны), с которыми связаны многочисленные легенды.

Недра республики богаты углём, нефтью, газом. Но главное её достояние - люди. Здесь проживают представители более 200 наций и народностей. И каждый по праву называет себя северянином, ответственным за благополучие региона.

- Процент раскрываемости мошенничеств невысок - 15-20 %. Но даже если преступление раскрыто, для потерпевшего важно не только наказание, но и возмещение ущерба. А у подозреваемого, как правило, ничего нет: ни денег, ни недвижимости, ни каких-либо ценностей.

- Удивляют суммы, с которыми граждане готовы расстаться в обмен на пустые обещания мошенников. Это сотни тысяч, миллионы рублей! Одна из жительниц Коми, например, отдала аферистам-экстрасенсам семь миллионов.

(Щит и меч № 28, 2018 г.)

Россия. СЗФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 июля 2018 > № 2699698 Виктор Половников


Россия. СЗФО > Рыба. Экология > fish.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2694703 Евгений Шамрай

Главное - не нарушить экологическое равновесие.

Ученые рекомендуют - рыбаки действуют

Что волнует рыбаков Мурмана и России в целом в эти дни? Какие самые актуальные вопросы и проблемы они должны решать? И что думают о состоянии промысла ученые? Об этом корреспонденту «МВ» рассказал исполняющий обязанности директора ПИНРО имени Н. М. Книповича Евгений Шамрай.

Чтоб не оказаться в пролове

- Евгений Александрович, с 2019 года мы вступаем на новый путь регулирования промысла. Если традиционно промышленное и прибрежное рыболовство функционировали самостоятельно, то теперь это будет единое промысловое пространство. Как оценивают новацию ученые?

- Я в этом вопросе за. Потому что и для океанистов, и для прибрежников это добыча одних и тех же видов рыб. Скажем, треску ловят и те, и другие. И если представить себе, что наши прибрежники будут вынуждены работать лишь в 12-мильной зоне, тогда они просто не выживут. Не зря у нас на Северном бассейне ту же треску по прибрежным квотам разрешено ловить и за 12-мильной зоной. Что такое единое промысловое пространство? Это способ убрать сразу несколько серьезных проблем. Сегодня прибрежное рыболовство может осуществляться (согласно действующему законодательству) в территориальном море, во внутренних морских водах и (или) в районах, которые устанавливает правительство Российской Федерации. То есть изначально прибрежный лов мог осуществляться только в 12-мильной зоне. И когда треска и пикша мигрировали за ее пределы, у прибрежников был большой пролов и немалые проблемы. Это и обусловило несколько лет назад принятие постановления правительства РФ о возможности ведения прибрежного рыболовства в Баренцевом море за пределами 12-мильной зоны. Таким образом удалось решить одну из проблем, но не все. Теперь прибрежникам предоставлена возможность ловить рыбу и в других районах моря, практически по всей российской зоне. Хотя, согласитесь, если ловить рыбу где-нибудь в районе Земли Франца-Иосифа, куда один переход до промысла займет 3-4 суток, такого рыбака трудно будет назвать прибрежником, поскольку от берега это далековато. Но он имеет право там ловить. Правительство страны и Росрыболовство, понимая, что рыба мигрирует и не знает границ, позволяют заниматься прибрежным промыслом фактически в любых районах. С 2019 года океанистам и прибрежникам предстоит рыбачить в одном промысловом пространстве, что, несомненно, улучшит освоение запасов водных биологических ресурсов. Скорее всего, снизится и накал страстей при определении объемов промышленных и прибрежных квот, так как будет действовать разделение по долям от общего разрешенного вылова. Единое промысловое пространство предполагает единую систему определения квот, а также позволяет рыбаку самому решать, в счет какого вида рыболовства он ведет промысел. А еще оно дает определенные преференции для тех, кто осуществляет прибрежное рыболовство. Это хороший стимул для того, чтобы везти рыбу на родной берег.

Берегу нужны и треска, и тресочка

- Главное, чтобы было что ловить. Каково сегодня состояние запасов рыбы в море?

- На сегодняшний день мы проводили и уже закончили некоторые исследования, в частности, по треске и пикше, палтусу, морскому окуню, сельди. По скумбрии, путассу, крабам - камчатскому и опилио, сайке и мойве в этом году исследования пока не проводились. Эти работы у нас начнутся в августе. Сейчас наше судно «Вильнюс», которое мы традиционно используем для этих целей, готово к отходу, и в августе-сентябре мы совместно с норвежскими коллегами проведем экосистемную съемку Баренцева моря, в рамках которой будет оценено состояние запасов мойвы.

Исходя из предыдущей оценки (а такая съемка проводится у нас каждый год), мы ожидаем, что запас мойвы будет в удовлетворительном состоянии. Говорить о том, какой окажется величина возможного вылова на будущий год, пока не приходится, мойва - это очень сложный объект, как говорится, поживем - увидим. На этой же съемке будет оцениваться состояние запасов сайки, креветки, морского гребешка, краба камчатского, краба стригуна-опилио и других объектов.

- Но сайка - полярная тресочка - никогда не была особо популярной у рыбопромышленников?

- Нас, ученых, да и промысловиков, состояние ее запасов очень интересует, потому что в последние годы в Баренцевом море количество сайки очень уменьшилось. Во-первых, с точки зрения промысловика, она хороша тем, что образует очень большие скопления и уловы могут достигать значительных величин, да и у потребителей она вызывает интерес. Ведь практически это то же мясо трески, правда, не очень крупной. До перестройки сайка использовалась для производства рыбной муки и корма для пушных зверей, продавалась и в замороженном виде в магазинах. Но после развала Союза, утраты инфраструктуры и перехода в новые экономические реалии добыча сайки практически стала равна нулю. Однако промысел сайки обязательно нужно возрождать. Сегодня интенсивно развивается аквакультура, и не только у нас на Севере, а вообще в России. Корма же для этих целей (или их составляющие) в основном закупаются за границей, в той же Норвегии. Вот вам, пожалуйста, и применение. Рыбный фарш из полярной тресочки пойдет на ура в производстве кормов для аквакультуры. Зачем покупать их за валюту, если вполне можно выпускать у себя? Понятно, что это потребует определенного времени и усилий, придется развивать логистику промысла и доставки, переработки и прочее. Но перспективы того стоят.

К тому же это один из важных ключевых объектов экосистемы. Сайка служит пищей для трески, палтуса, тюленей, китов и еще многих других объектов. И если запас ее снижается, то понятно, что все эти хищники - к примеру треска - больше начинают потреблять мойву или креветку. Все взаимосвязано. Из-за потепления в последние годы запас сайки в Баренцевом море серьезно уменьшился, но значительная ее часть мигрировала в Карское море. Сколько ее там? Вопрос серьезный и заслуживает специальных исследований, что и запланировано Росрыболовством на ближайшие годы.

- Но кто же из промышленников будет ловить ту сайку? Она же элементарно невыгодна. Стоит на рынке дешево...

- Вот здесь и необходима государственная поддержка. Ведь не только на выгоде должен строиться рыбный промысел. Экологическое благополучие запасов тоже крайне важно.

- Давайте поговорим о том, что волнует рыбаков, пожалуй, больше всего. О запасах трески.

- На сегодняшний день уже вышла утвержденная рекомендация ИКЕС (Международный совет по исследованию моря) по треске и по пикше на следующий год. В принципе, как и ожидалось, отмечено снижение их запасов, и ИКЕС, соответственно, рекомендовал снизить ОДУ. На этот год ОДУ трески был установлен в размере 775 тысяч тонн, а на следующий ИКЕС рекомендует 675 тысяч тонн. Конечно же, запас снижается, и спорить с этим трудно. А потому согласно предосторожному подходу ИКЕС и рекомендовал снизить также вылов. Но, уточним, это только рекомендация. Рекомендовать можно в принципе любой вылов: главное, четко представлять себе, если такой-то объем будет добыт, что случится потом? Через год, два, три и далее. Если посмотреть внимательно на все данные, которые ИКЕС использовал, то 675 тысяч тонн, которые рекомендованы к добыче, могут быть подвергнуты сомнениям. Да, по расчетам запас идет вниз, но ничего страшного здесь нет, и паниковать явно рано. На самом деле, когда определяется запас, рассчитывается несколько уровней эксплуатации, и в реальности добывать можно не эти 675, а, к примеру, 700 тысяч тонн или даже больше.

- Как это?

- Нужно понимать, что треска - рыба-долгожитель, у нее растянутый нерест, она не каждый год приходит нереститься. Если взять для примера человеческий организм, то родить ребенка можно ведь и в 16, и в 50 лет, репродуктивная функция организма в первом случае уже работает, а во втором еще сохраняется. Но самое лучшее, самое качественное потомство будет, если ребенок родится у 25-30-летних родителей, в расцвете их сил и здоровья. Так и у рыбы. Чем раньше рыба созревает, тем более рискованна судьба ее потомства. У нее, конечно, в молодом возрасте икры больше, но и шанс гибели мальков тоже возрастает. А чем позже рыба созревает, тем очевиднее: икры у нее поменьше, но качество молоди значительно выше, потомство увереннее выживает. Сейчас в запасе трески как раз преобладают особи более взрослые, перспективные. Следовательно, и потомство от них будет более качественное. При установлении ОДУ и рыбакам, и менеджерам, наверное, нужно не просто механически смотреть на последние рекомендации - согласны или нет, а подойти более внимательно и оценить последствия решений на будущее.

- Ну вот решат, к примеру, рыбаки выловить не 675, а 700 тысяч тонн, что будет? Насколько снизятся запасы трески в будущем году?

- На мой взгляд, несущественно. Речь идет где-то о пяти процентах перелова по сравнению с официальной рекомендацией ИКЕС, что вполне укладывается в пределы ошибки расчетов и случается сплошь и рядом. Последствия в данном случае не только не критичны, но и, скорее всего, будут мало заметны. Ну а если мы будем чрезмерно осторожны в промысле трески, рассмотрим, как это впоследствии скажется на мойве. Например, можно смело предположить, что пресс хищничества трески в отношении мойвы только усилится. К тому же учитывая, что у нас сегодня очень много китов и тюленей, которых мы не добываем, нужно понимать, что если вся эта масса хищников кинется на мойву, то очень скоро они ее истребят и им просто нечего будет есть. Тогда они начнут слишком активно потреблять сайку и креветку. Если не будет достаточно традиционных объектов питания, треска, спасаясь от голода, начнет поедать собственную молодь. Для хищника это нормально, каннибализм очень распространен, но весь вопрос в том, сколько именно будет потребляться молоди и какой. Так что надо понимать: чем выше запас трески и чем меньше запас доступного ей пищевого объекта, тем выше станет уровень каннибализма. Конечно, если треска будет периодически есть только что вылупившуюся молодь, ничего страшного не случится. А вот если она посягнет на более крупную, 30-сантиметровую соплеменницу, которая в следующем году должна стать уже половозрелой, а уровень потребления резко увеличится, то запасу может быть нанесен значительный урон.

Белька спасли. А кто выиграл?

- Но ведь не только треска съедает целые косяки мойвы и собственный молодняк. А морской зверь? Его промысел у нас не собираются возобновлять?

- В нынешней ситуации и наш ПИНРО, и столичный - головной институт ВНИРО, и Росрыболовство - все за то, чтобы промысел морского зверя возродить. Кстати, Федеральное агентство по рыболовству предпринимает в этом направлении значительные усилия. Но, к сожалению, здесь из-за неприкрытых пиар-акций со стороны экологов (вспомните передачи про бельков, где выступали звезды шоу-бизнеса), а в ряде случае подмены понятий, была утрачена сама инфраструктура промысла. С марта 2009 года промысел тюленя в России был запрещен. А ведь как раньше он добывался? Этим промыслом занимались колхозы, использовались вертолеты, чтобы летать на льдины, были зверобойные суда, осуществлялось серьезное и нужное дело. Причем, сказать по правде, о чем умалчивалось в популярных шоу, на самом деле на белька никто и не посягал. Чисто с практической точки зрения его мех абсолютно непригоден в обработку, исконные поморы никогда белька не били, объектом промысла были только серки - молодые животные. И плачущие глаза бельков во весь экран - ложь чистой воды, а говоря современным языком - фейк, фальшивка. Дело в том, что белек - это новорожденный тюлень. В этом статусе он живет всего месяц. Этот белый мех, который так красив на фотографиях, - просто мех новорожденного, который выпадает, а потом начинает расти хороший мех - серый. Даже если предположить себе несуразную идею - пойти и забить белька из-за меха, - то с ним ничего потом не сделаешь. Всегда зверобои добывали только серку. Причем не во всех случаях зверей забивали. Часто серку отлавливали и содержали, чтобы она вырастала до определенного размера, мех достигал нужных кондиций.

- Надо возрождать промысел?

- Обязательно. Нужно понимать, что есть экологическая емкость, которая присуща определенному району. Запас гренландского тюленя у нас в Баренцевом море и в Гренландии был и остается в хорошем состоянии. Когда добывали тюленя, соблюдался необходимый баланс. А сейчас они расплодились бесконтрольно, едят треску, мойву, сайку и все остальное, что на глаза попадет. Это и понятно - их много, и они должны питаться. Но, когда я сказал об экологической емкости, я имел в виду другое. Как и в любом перенаселенном секторе, тюлени не будут приносить детенышей, если популяция достигла определенного размера. В данном случае появление приплода практически прекращается. Это называется саморегуляцией популяции. И еще. Не хватает корма, потеплела вода, очень большая численность, скученность - все это способствует появлению различных опасных заболеваний. Стоит одной особи заболеть - заражаются остальные. И это опасно не только для самих тюленей, но и для окружающей природы. Если тюлень пал от болезни, он становится добычей не только для белого медведя, которому, кстати, все нипочем, но и для лис, волков, енотов и других обитателей животного мира. Чрезмерным у нас стало и количество китов, к местным, баренцевоморским, добавились многие тысячи пришлых - из Атлантики. Опять же нет промышленного промысла. Пора возрождать. И тут тоже нужен государственный подход, необходимы государственная политика и помощь.

- Но вы, ученые, даете свои рекомендации промышленникам?

- Конечно, Росрыболовство об этом думает, но без специальной государственной программы тут никак не обойтись. И наверное, столице тут многое могут подсказать сами регионы.

Источник: Мурманский вестник

Россия. СЗФО > Рыба. Экология > fish.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2694703 Евгений Шамрай


Армения. Киргизия. ЕАЭС. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686016 Дмитрий Медведев

Заседание Евразийского межправительственного совета.

Д.Медведев: «В I квартале 2018 года внутренний товарооборот стран союза и объём внешней торговли продолжили рост (на 16,4% и почти 24% соответственно). Причём государства-участники увеличили поставки на общий рынок союза не только сырья, но и машин, оборудования, металлов, изделий из металлов, продукции химической промышленности».

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Евразийского межправительственного совета

Уважаемые коллеги!

Теперь уже в расширенном формате хочу поприветствовать всех в Санкт-Петербурге на заседании Евразийского межправительственного совета. Впервые в этом формате участвуют премьер-министры Армении и Киргизии – Никол Воваевич Пашинян и Мухаммедкалый Дуйшекеевич Абылгазиев. Мы сегодня уже успели вместе с вами, с вашим участием обсудить много важных вопросов.

Сегодня у нас второе заседание в рамках председательства России в ЕАЭС. До этого мы встречались в Алма-Ате 2 февраля. Своими задачами мы видим реализацию в полном объёме всех договорённостей, которые были достигнуты нашим союзом как на уровне глав государств, так и на уровне глав правительств, и постановку новых целей.

Евразийская «пятёрка» работает успешно, постепенно раскрывает свои возможности. В I квартале 2018 года и внутренний товарооборот стран союза, и объём внешней торговли продолжили рост (на 16,4% и почти 24% соответственно). Причём государства-участники увеличили поставки на общий рынок союза не только сырья, но и машин, оборудования, металлов, изделий из металлов, продукции химической промышленности, продовольственных товаров, сельхозсырья.

Всё это говорит о том, что внутрисоюзные торговые потоки становятся более сбалансированными, а обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство наших стран получают новые возможности для расширения производства и создания рабочих мест.

Мы намерены последовательно решать поставленную главами наших государств задачу – обеспечить темпы экономического роста не ниже 2% и поддерживать низкую инфляцию. Это зафиксировано в Основных ориентирах макроэкономической политики государств – членов ЕАЭС на период 2018–2019 годов.

Одно из ключевых направлений нашего сотрудничества – развитие и внедрение «цифры». Все мы понимаем, насколько это важно для построения экономики будущего. Скоординированные усилия по цифровизации экономического пространства вошли в число приоритетов российского председательства.

Сейчас в ЕАЭС создана нормативная база для запуска первых цифровых проектов по приоритетным направлениям. Мы со своей стороны предложили ряд инициатив в области интернет-торговли, технологии прослеживаемости движения товаров, создания транспортных коридоров, промышленной кооперации. Мы только что всё это обсуждали на нашем заседании в узком составе. Считаю важным, чтобы эти проекты представляли не только государства, но и коммерческие компании. Только в этом случае здесь будет жизнь.

Приоритетное внимание мы продолжаем уделять улучшению наднационального регулирования. И здесь мы с вами тоже достаточно подробно обсуждали формирование в нашем союзе общих рынков нефти и нефтепродуктов, рынка природного газа.

Мы должны обеспечить для бизнеса недискриминационные и прозрачные условия. В целом нам нужно будет проделать дополнительную работу по устранению препятствий, которые мешают созданию общих рынков ЕАЭС. И об этом мы с вами тоже только что договорились в узком формате. Мы сформировали экспертную группу по ликвидации барьеров. В неё вошли представители бизнес-сообществ наших стран. Их опыт и профессионализм здесь будут востребованы.

В целом мы неплохо продвигаемся в этих направлениях. В начале этого года было подписано Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации. Рассчитываю на то, что скоро в государствах-участниках пройдут все необходимые процедуры, чтобы документ вступил в силу уже в этом году. Как вы знаете, мы планируем до конца года создать в в России такую систему, которая охватит весь цикл – от выпуска товаров таможней до их продажи в рознице. Предлагаю в максимально сжатые сроки распространить этот механизм на весь союз. Выгоды очевидны: налаживание эффективного государственного контроля, защита потребителей, создание благоприятных условий для ведения бизнеса.

Уважаемые коллеги, актуальным вопросом остаётся поиск адекватного ответа на всякого рода торговые ограничения, которые вводятся зарубежными партнёрами.

Разумеется, вопросы, которые затрагивают сферу безопасности, – это национальная зона ответственности. Мы используем своё право на защиту экономической безопасности. Национальная компетенция на применение ответных ограничительных мер закреплена в международном праве, в нормах ВТО. Она есть у всех членов Евразийского союза.

Тем не менее важно и коллективные шаги определить, если потребуется отстаивать наши общие торгово-экономические интересы. А это не исключено, и опыт последнего периода – всякого рода споров, которые идут в различных регионах с участием самых разных стран и союзов стран, это напрямую доказывает.

При этом хотел бы подчеркнуть: мы всегда открыты к сотрудничеству. Хотим, чтобы экономические отношения с иностранными партнёрами строились по известному принципу, который называется win-win, то есть для выгод всех участников.

В этом контексте важным событием стало заключение в мае временного соглашения о зоне свободной торговли ЕАЭС – Иран и соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС – Китай. Переговорный процесс был долгим, очень непростым. Благодаря конструктивной работе удалось выйти на взаимоприемлемые договорённости. Теперь государства-участники должны оперативно провести процедуры, которые необходимы для вступления этих решений в силу.

Отмечу также, что решением Высшего Евразийского совета одобрено положение о статусе государства-наблюдателя в ЕАЭС. Такой статус предоставлен Молдавии.

Мы искренне приветствуем желание развивать взаимовыгодное сотрудничество со странами нашего союза. Если говорить о молдавском представителе, то он может быть направлен для того, чтобы начать диалог с Евразийской экономической комиссией.

Армения. Киргизия. ЕАЭС. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686016 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 24 июля 2018 > № 2693640 Иннокентий Волкоморов

На площади Островского с 27 по 29 июля в четырнадцатый раз пройдет международный фестиваль «Петроджаз». Участниками программы станут представители десяти стран, причем не только музыканты, но и танцоры будут перенимать эстафету джазовых импровизаций.

Директор петербургского джазового фестиваля Иннокентий Волкоморов рассказал корреспонденту «Росбалта» о предпочтениях публики, бесплатных развлечениях, новых музыкантах и проблемах бизнеса.

— Что вы ожидаете от «Петроджаза» в этом году, станет ли фестиваль еще более посещаемым?

— За пятнадцать лет, думаю, мы «достучались» до народа. Большинство людей теперь уже не считают джаз «музыкой для пенсионеров». Это просто хорошая, живая музыка. Джаз постоянно трансформируется, вбирает в себя другие культуры, стили, языки. Потому публики на наш фестиваль приходит все больше. В прошлом году мы впервые столкнулись с тем, что на площади Островского было не протиснуться. Сейчас мы ждем еще большее количество любителей джаза.

— Сказывается ли это на программе? Чем больше людей, тем более «массовую», менее сложную музыку играют на масштабных мероприятиях…

В Петербурге спектакль сыграли в туалете

— В Петербурге публика открыта для всего нового. Люди не просто идут за знакомым именем, а слушают и оценивают. Бывает, даже меня удивляет выбор. Так, мы привозили французского авангардиста Франсуа Корнелю. Это сложный, интеллектуальный джаз — мы не рассчитывали на массовое внимание, но пригласили его ради эксперимента. Однако энергетика Корнелю была настолько сильна, что вся публика на пляже у Петропавловской крепости замерла и сорок минут слушала, не шелохнувшись.

Однако в целом в нашей программе доминирует более ритмичная, частью танцевальная музыка. В конце концов джазовые изыски скорее уместны в клубе, чем на открытой большой площадке.

— Не может ли возникнуть отток публики или исполнителей, которые предпочтут более экспериментальные мероприятия?

— Нам важно быть партнерами с другими фестивалями. Так, мы дружим со «Свингом Белых Ночей» Давида Голощекина. Этот фестиваль проходит в июне, наш — в конце июля. Между ними — еще один дружественный фестиваль «Дельта Невы», где я занимаю должность исполнительного продюсера. Ведь все мероприятия связаны — классический свинг, би-боп, блюз. Что касается «Петроджаза», то мы практически не ставим границ, у нас играют и блюз, и фанк, и рок, даже частью поп-музыку. Единственное, у нас нет чисто электронной музыки. Как-то мы экспериментировали с диджеями, но поняли, что публика ждет не этого. И музыкантов, чтобы обеспечить программу, у нас вполне достаточно.

Считаю, должна быть вся музыка одновременно. Появляются конкурирующие фестивали — что ж, пусть помогают культуре слушания джаза, делают его все более популярным. Надо сказать, это работает: в городе появляется все больше молодых ансамблей, которые, основываясь на старом, делают совершенно новое. Еще пять лет назад в Петербурге было очень мало первоклассных составов, которые можно было выпустить на сцену со звездами мировой величины. Напомню, к нам приезжали и Маркус Миллер, и Дэйв Вэкл, и Ян Аккерман. Такие западные хедлайнеры были «паровозом», вытаскивающим всю программу. Но за последние пять лет в России появились исполнители, которые сами могут стать этим паровозом. Все больше молодых групп, которые играют на стыке рока и музыки академической.

— На каких западных музыкантов советуете обратить внимание в этом году?

— Каждый год к нам приходит множество заявок из разных стран. Вот в этом году у нас четыре новичка: Аргентина, Республика Сербская, Болгария и Норвегия. Норвежских групп две: Plan B (играют классический блюз) и квинтет Тито Лаустина (прог-рок). Включив прогрессив-рок в программу, мы хотели показать, что джаз является предтечей всей современной музыки. Кроме того, рок-группы и танцевальные коллективы необходимы, когда нужно «раскачать» большое количество народа — площадь Островского далеко не маленькая, и мы ждем аншлаг.

— Количество посетителей ведь увеличивается и потому, что это бесплатный фестиваль?

— За счет поддержки комитета по культуре у нас бесплатный вход для всех. Эта традиция сохраняется с 2013 года. В некотором смысле мы освободились от финансового гнета: спонсоры могут выдвигать свои требования, а город требует лишь достойного уровня от фестиваля. «Петроджаз» же давно стал фестивалем мирового уровня.

— Многое бы изменилось, если бы вы сохранили символическую плату за билет или собирали пожертвования на добровольных началах?

— Вряд ли это сыграет в наших условиях. Всех развратили бесплатные развлечения. «Опера всем» — бесплатно, «Петроджаз» — бесплатно, чуть ли не Pink Floyd на Дворцовой бесплатно выступают. Капитализм в этом смысле продержался у нас недолго, не сформировалась культура платить за музыку. Человек может приехать на «мерседесе» последней модели и все равно просить бесплатную проходку.

— А субсидии полностью покрывают бюджет фестиваля?

— Безусловно. Сказать честно, сегодня без господдержки нельзя провести ни одного фестиваля. Раньше были спонсоры, но сегодня ряду компаний запрещено спонсировать массовые мероприятия. Например, это касается пивных компаний — а именно они являются основой экономики джазовых фестивалей за рубежом. То же касается табачных фирм. Хоть я сам противник табака, бюджет есть бюджет. Окупиться продажей билетов было бы нереально. Расходы ведь связаны с перекрытием движения, строительством сцены, не говоря о перевозе и райдерах иностранных артистов. Потому мы рады, что государство является нашим спонсором.

— И все же, с одной стороны, это помощь, а с другой стороны, есть государственные законы, не помогающие организаторам таких фестивалей.

— Да. Так, у нас много лет существовала ярмарка «Галерея мастеров» или «Джаз-пассаж». К сожалению, в этом году мероприятие запретили: принят городской закон, отделяющий коммерцию от искусства. На мой взгляд, однако, ярмарка петербургских мастеров — это не брезентовые палатки с колбасами. У нас кузнецы продают авторские изделия, ювелиры привозят украшения ручной работы. Это не ширпотреб. Вот в Таллине, где у нас вторая сцена, такая же ярмарка прекрасно существует, пользуется огромной популярностью, и оптовики увозят коллекции, чтобы распродавать сувениры весь год. А у нас решили, что этого не надо. Мне кажется, когда человек не может увезти с фестиваля даже футболку с логотипом на память, это неправильно.

«Ради чего мы должны хавать пропаганду?»

— Но вы ведь собираетесь привлекать народ дополнительными развлечениями, помимо ярмарки и музыки?

— Да, например, танцами. Еще в 2014 году мы открыли танцевальный мастер-класс. Сделали отдельный фестиваль «Петроджаз-танец», с нами сразу начали сотрудничать более 200 школ. В этом году перед сценой будет большой танцпол, на котором профессионалы будут показывать всем желающим, как двигаться. Так что все приглашаются танцевать под живой джаз прямо на площади Островского.

Грамотно используя бюджет, мы каждый год можем расширять программу. Мы уже анонсировали театральный фестиваль в ноябре, а еще впервые начали выпускать книги. Мы решили, что ниша специальной литературы о музыке занята, зато можно издавать художественную литературу на наш вкус. В этом году представим антиутопию «Хозяин бункера», автор романа — русскоязычный писатель из Прибалтики Роберт Тальсон.

Наконец, там, где проходила ярмарка, устроим выставку американских ретро-автомобилей 1930-1950-х годов. Это поможет подчеркнуть дух времени.

Андрей Гореликов

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 24 июля 2018 > № 2693640 Иннокентий Волкоморов


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 июля 2018 > № 2685421 Александр Цыбульский

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Ненецкого автономного округа Александром Цыбульским.

Рассматривались актуальные вопросы социально-экономического развития региона, в частности, подходы к решению проблемы расселения ветхого и аварийного жилья.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Витальевич, Вы уже вошли в курс дела, знаете все проблемы и перспективы развития Ненецкого автономного округа. Одной из проблемных точек (во время посещения округа мне это показывали) является ветхое и аварийное жильё, доставшееся в наследство с периода Советского Союза. Как Вы предполагаете эту проблему решать?

А.Цыбульский: Вы совершенно верно заметили, у нас в округе это проблема, и с точки зрения качества жизни людей – номер один. Сегодня мы находимся на пике износа инфраструктуры, в первую очередь жилищной, поэтому принимаем определённые меры, чтобы эту ситуацию исправить. Первое – мы увеличиваем темпы жилищного строительства, чтобы выйти на 25 тыс. кв. м в год. Думаю, со следующего года мы эту планку зафиксируем.

Кроме того, рассмотрим дополнительные механизмы, которые могли бы быть альтернативными и максимально ускорить возможность для людей, не дожидаясь строительства, решить свои жилищные проблемы. В условиях Крайнего Севера у нас период строительства растягивается минимум на два года. Мы задействовали два механизма, которые, как нам кажется, помогут людям решить эту проблему.

Первое – мы ввели механизм однопроцентной ипотеки. Мы сегодня субсидируем процентную ставку банков людям, чтобы они могли брать ипотечные кредиты под 1%. Сегодня эта программа активно заработала, уже выдано кредитов на 350 млн рублей – это 124 кредита. Где-то 25 млн в региональном бюджете мы запланировали, чтобы эту ставку субсидировать. Это пользуется высоким спросом и, как нам кажется, помогает людям решать их жилищные проблемы.

Второй альтернативный вариант, по которому мы находимся на финальной стадии обсуждения, – это возможность выкупа у людей аварийного жилья по среднерыночной стоимости, определённой Минстроем у нас в регионе, чтобы они могли получить деньги и купить себе жильё на вторичном рынке. Либо в нашем, либо в соседних регионах, поскольку программа переселения людей с Крайнего Севера остаётся актуальной. Мы разговаривали с жителями, это пользуется большим спросом и вызывает интерес. Здесь мы тоже заложили определённую сумму в бюджет, с этого года запустим программу, чтобы люди могли покупать жильё и либо оставаться в округе, если у них есть желание, либо переезжать. Мы хотим зафиксировать верхнюю ставку на уровне 72–74 тыс. рублей за кв. м. Если они могут купить жильё дешевле этой стоимости в других регионах, мы будем предоставлять эти деньги, но верхняя планка стоимости в округе будет и верхней планкой стоимости в любом регионе России. Понятно, что мы не можем субсидировать покупку жилья в Москве или других дорогих регионах. Это из насущных вопросов.

Д.Медведев: На самом деле это, наверное, самая насущная проблема для жителей округа. Что ещё считаете нужным сообщить, каковы успехи в текущем году?

А.Цыбульский: У нас был серьёзный провал по бюджету в 2015–2016 годах. И это связано, Вы прекрасно это знаете, с тем, что бюджет Ненецкого автономного округа очень сильно зависит от конъюнктуры цен на нефть. Мы бóльшую часть дохода, почти 80%, конечно, получаем от нефтедобычи – налога на имущество и налога на прибыль нефтяных компаний, крупных компаний недропользователей, которые работают в округе, также это прямые поступления от соглашений о разделе продукции на Харьягинском месторождении.

Провели большую работу. В целом мы смогли уйти полностью от коммерческих кредитов. В 2017 году, когда я пришёл работать в регион, у нас был уровень коммерческого долга 3,6 млрд. Сегодня мы полностью ушли от коммерческого кредитования, выплатили все долги перед банками и 2 млрд заменили на долгосрочные облигации. Это тоже очень хороший инструмент, который нам, с одной стороны, даёт рассрочку платежей, с другой стороны, с учётом того, что мы неплохо отторговались (на уровне 7–8%), это нам даёт сегодня экономию по сравнению с предыдущими кредитами больше 100 млн по году на обслуживание этого долгового обязательства.

У нас бюджет в целом выравнялся, это нам позволило в том числе вернуться к выплате некоторых социальных обязательств, которые были приостановлены в связи с падением бюджета. Я имею в виду региональные обязательства перед нашими жителями, которые у нас были определены нашими нормативными актами. Мы исходили исключительно из подходов адресности, нуждаемости. Тем категориям граждан, которые особо в этом нуждаются (это в первую очередь многодетные семьи, ветераны Великой Отечественной войны, труженики тыла, семьи, усыновившие детей), мы постарались вернуть, даже немного проиндексировать эти выплаты, тем самым, мне кажется, восстановили в определённой мере справедливость.

Кроме того, задача нашего округа – максимально диверсифицировать экономику и уйти от зависимости от цен на нефть. Здесь мы ставим перед собой задачу активизировать малое и среднее предпринимательство. Задача непростая с учётом малонаселённости нашего региона. У нас внутренний рынок очень небольшой, есть и другие ограничения, но нам под силу эти проблемы решить. Основная из них – это, конечно, стоимость тарифов на электроэнергию. Сегодня в округе экономически обоснованный тариф, особенно в сельских населённых пунктах, больше 40 рублей за кВт. Это является абсолютно заградительным тарифом для ведения любой предпринимательской деятельности. И мы в этом году приняли решение, что для сельхозпроизводителей и для субъектов малого и среднего предпринимательства будем со стороны округа субсидировать этот тариф и доведём его ставку до 18 рублей за кВт. Это тоже довольно много, тем не менее это в два раза дешевле, чем сегодня платят наши предприниматели.

Д.Медведев: Это позволит решить и целый ряд социальных задач, так что, наверное, это правильное направление.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 июля 2018 > № 2685421 Александр Цыбульский


Россия. СЗФО > Леспром. Экология > premier.gov.ru, 20 июля 2018 > № 2685431 Дмитрий Медведев

Об охране и защите лесов и глубокой переработке древесины.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил деревообрабатывающий комбинат «Калевала».

Предприятие запущено в эксплуатацию в 2013 году и производит ориентированно-стружечные плиты. Годовая мощность комбината при запуске составила 300 тыс. куб. м плит в год. К настоящему времени продукция «Калевалы» реализуется более чем в 20 странах ближнего и дальнего зарубежья. Комбинат является безотходным производством – отходы сжигаются в собственном энергоцентре мощностью 50 МВт, что позволяет не только снизить негативное воздействие на окружающую среду, но и оптимизировать собственное энергопотребление.

Совещание об охране и защите лесов и глубокой переработке древесины

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Сегодня обсудим состояние и перспективы развития лесопромышленного комплекса. Это не первая встреча на эту тему и, наверное, не последняя, но я вижу резон это делать регулярно, поскольку лесопромышленный комплекс для нас очень важен. Наша страна, как известно, лидер и по площади лесов, и по запасам древесины, поэтому наша задача – соблюдать баланс между разумным использованием такого ресурса и его сохранением и возобновлением.

Я несколько тем затрону вначале, потом мы их разовьём. Есть возможность высказаться у присутствующих по различным направлениям.

Начнём с темы охраны и защиты лесов. Здесь мы работаем по двум основным направлениям.

Первое – борьба с незаконной рубкой леса. Хотя доля такой рубки в легальном обороте снижается, результаты определённые есть, но это происходит, на наш взгляд, недостаточными темпами. Ущерб по-прежнему значительный и ежегодно измеряется миллиардами рублей. Сегодня использование леса отслеживается гораздо лучше, чем раньше, в том числе на основе космических снимков и некоторых других технологий. Работает федеральный государственный лесной надзор. С конца 2015 года мы запустили единую государственную систему учёта древесины и сделок с древесиной (ЛесЕГАИС). Через неё можно отслеживать движение древесины с момента рубки и до конечного потребителя. С прошлого года в системе отражается и оборот пиломатериалов.

Сразу хочу сказать, с учётом того, что мы сейчас создаём новую систему прослеживаемости движения товаров в стране (она должна будет в конечном счёте покрыть движение всех товаров, не только особо важных, ценных, подакцизных, а вообще всех), надо сделать в том числе и проекцию на лесную систему, на учёт древесины. Здесь я обращаюсь к Министерству природных ресурсов, Министерству промышленности: нужно эти подходы состыковать. Так, чтобы мы создавали единую систему в конечном счёте, те же электронные метки и всё, что планируем делать. Короче говоря, нам не нужно создавать отдельную систему учёта для леса, отдельную систему для чего-то другого – это всё должно быть в одном месте. Это не значит, что это задача уже текущего года, но критерии, технологические решения должны быть совместимыми. Надеюсь, это все понимают.

В целом система, которая уже работает, неплохо себя зарекомендовала. Она помогает следить за движением основного товара, помогает привлекать к ответственности тех, кто нарушает нормы лесного законодательства. Очевидно, что эту систему мы будем развивать. И здесь необходимо межведомственное взаимодействие и, самое главное, чтобы мы совместили общие подходы по контролю движения товаров, прослеживаемости движения товаров в обороте – задача, которую мы решаем сегодня вместе с нашими коллегами по Евразийскому союзу.

Кроме того, нам нужно в целом сделать федеральный государственный лесной надзор более эффективным, решить вопросы материально-технического обеспечения инспекторов. Эта сложная тема тоже известна. И конечно, использовать лучший опыт борьбы с незаконным оборотом древесины. Здесь в ряде регионов есть уже определённый опыт. В Иркутской области в прошлом году начали пилотный проект по маркировке заготавливаемой древесины. В результате там за I квартал этого года объём незаконных рубок по сравнению с аналогичным периодом снизился почти на 70%. Давайте к этому вернёмся.

Второе направление – охрана лесов от пожаров, которые являются большой проблемой для нашей страны. Самое важное – научиться по возможности такие бедствия предотвращать. Для этого мы принимаем системные меры. Существенно увеличено финансирование противопожарных мероприятий в регионах, в этом году – до 6 млрд рублей. Это приблизительно на 40% больше, чем в 2017 году. Причём деньги должны идти не только на тушение пожаров, но и на авиапатрулирование территорий.

Создан федеральный штаб по координации деятельности по тушению пожаров. Во всех регионах должна быть необходимая лесопожарная техника, оборудование и снаряжение, для того чтобы предупреждать и тушить пожары. Можно подумать и о выделении дополнительных средств по этому направлению.

В удалённых районах лесные пожары чаще всего распространяются из-за того, что их обнаружили слишком поздно. Поэтому необходимо развивать и систему малой авиации, причём (мы сейчас этим тоже занимаемся, задача достаточно объёмная) прежде всего формируя этот парк из судов российского производства. Обсудим, как это можно сделать.

Теперь что касается лесопереработки. По-прежнему основной проблемой остаётся то, что на экспорт у нас идёт гораздо больше древесины, чем готовой продукции. За I квартал этого года экспорт изделий из древесины увеличился почти на четверть, что само по себе, конечно, неплохо (он составил почти 4,5 млрд долларов, и если считать год к году, то это возрастание на четверть), но это не соответствует потенциалу отрасли, как не соответствуют ему и темпы роста готовой продукции.

Мы наблюдаем определённое увеличение производства мебели, бумаги, паркета, ДСП. Но всё равно такого роста недостаточно, надо думать, каким образом этот рост увеличивать.

Ситуацию можно поменять, стимулируя развитие переработки, запуская новые производства, модернизируя существующие. Мы только что побывали на комбинате «Калевала», который работает, – солидный, большой комбинат. Осенью прошлого года там изменили технологию производства, реализуется проект по расширению мощностей. Это всё выглядит солидно. Таких предприятий, очевидно, должно становиться больше – это, наверное, самое главное. В том числе для этого оказывается поддержка лесопромышленному комплексу, субсидируются инвестиционные проекты в этой сфере. Сегодня мы рассмотрим вопрос поддержки крупных инвестиционных проектов по строительству целлюлозно-бумажных мощностей. Кроме того, производителям предоставляются льготные займы по линии Фонда развития промышленности, субсидии на компенсацию затрат на транспортировку продукции на экспорт.

Действуют и некоторые нематериальные формы поддержки, такие как ограничение на участие иностранных компаний в государственных закупках мебели и ряда товаров из дерева. В зоне постоянного внимания – реализация инвестиционных проектов в области освоения лесов, поскольку они не только дают стимул для развития лесопереработки, но и позволяют создавать новые рабочие места.

Сейчас у нас почти 150 таких проектов (147) с общим объёмом заявленных инвестиций более чем на полтриллиона рублей, из них почти 410 млрд уже фактически проинвестировано. В этом году было начато четыре проекта в Вологодской, Архангельской и Костромской областях, ещё четыре планируется запустить.

Есть ещё одна тема. Мы занимаемся развитием деревянного домостроения. В марте я подписал постановление Правительства, которое предусматривало льготную процентную ставку для тех, кто хочет взять кредит на покупку деревянных домов заводского изготовления. Давайте поговорим о том, насколько востребована оказалась такая льгота, какие ещё меры нужны. Мы с коллегами говорили про технические требования, про СанПиН, поднимали целый ряд других вопросов, которые обычно возникают, когда речь идёт о внедрении новых технологий, включая технологию использования дерева для домостроения.

Россия. СЗФО > Леспром. Экология > premier.gov.ru, 20 июля 2018 > № 2685431 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > Леспром. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 июля 2018 > № 2685429 Артур Парфенчиков

Встреча Дмитрия Медведева главой Республики Карелия Артуром Парфенчиковым.

Обсуждалось развитие лесопромышленного комплекса региона, а также другие социальные и инфраструктурные вопросы.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы с Вами сейчас занимались вопросами развития лесопромышленного комплекса вместе с другими губернаторами, коллегами из Правительства, представителями бизнеса. Эта отрасль очень важна для развития Карелии, но это не единственное ваше богатство. Кроме того, мы с Вами сегодня обсуждали некоторые социальные и инфраструктурные вопросы. Что расскажете?

А.Парфенчиков: Мы себя определяем как лесной регион, и эта отрасль остаётся очень важной, особенно потому, что нам очень важно вернуть в Петрозаводск центр специального тракторного машиностроения. Это наша идеология, население очень ждёт этого. Это наша история – лесопромышленность. И сам завод в Петрозаводске – вначале военный, а потом тракторостроительный.

Д.Медведев: Те модели, которые вы показали на презентации, современные, хорошие модели, которые лесной комплекс ждёт.

А.Парфенчиков: Они соответствуют лучшим мировым стандартам. Мы надеемся, что в том процессе, который мы вместе с Минпромторгом и инвестором проходим, нам будет оказана помощь, в том числе по решению вопроса с имуществом, статусом площадки ОТЗ. Это наше совместное, тройственное движение – Минпромторг, инвестор, республика. Если у нас всё получится – с помощью Правительства, то в следующем году мы уже дадим первую продукцию на наш рынок.

Что касается других позитивных решений, они тоже были приняты при помощи Правительства, с Вашим личным участием.

Очень позитивно сказывается снижение тарифов на электроэнергию. Об этом сегодня говорили и на производстве промышленники. Практически на 40% снизились тарифы. Это сразу ощущается, даёт некий толчок. Малый и средний бизнес, крупные предприятия сегодня по-другому смотрят на перспективы реконструкции, увеличение производства, в том числе и в вопросах лесопереработки, потому что там электроэнергия – очень серьёзная составляющая. Сегодня Вы видели сушильные камеры, которые много потребляют. Поэтому здесь, конечно, большой плюс.

Безусловно, мы сейчас работаем более позитивно. Проблемы остаются, но благодаря федеральной помощи мы в этом году впервые за многие годы работаем с бездефицитным бюджетом. Конечно, есть вопросы с новыми задачами по росту заработной платы, по МРОТ, по северным. Но и здесь мы ощущаем текущую помощь Правительства, поступают федеральные средства. Надеемся, что мы этот год достаточно успешно завершим и в финансовом, бюджетном плане, для нас это тоже очень важно.

Много вопросов у населения по качеству дорог. Федеральные у нас сегодня одни из лучших в России, там процент нормативного состояния уже далеко за 90. Но региональные – чуть больше 30%. Поэтому у нас серьёзные задачи. Мы недавно с Росавтодором провели совещание. Есть планы, чтобы к 2020 году, к 100-летию Республики Карелия, 50% региональных дорог были в нормативном формате. То есть будем двигаться, опережая график, определённый соответствующими федеральными планами.

Конечно, этому поможет то, что мы активно работаем (я докладывал ранее) по тем дорогам, которые могут стать федеральными и важными не только для Республики Карелия, но и для России в целом. Это дороги от наших международных пограничных пунктов. Я думаю, что в ближайшее время дорога, например, к Костомукше и к госгранице – «Кола» (очень волнует северную часть нашего населения) тоже станет федеральной.

Д.Медведев: Дороги нужны всем. Они нужны представителям бизнеса, которые заинтересованы в нормальных коммуникациях. Но самое главное, что они нужны обычным людям, жителям, которые пользуются транспортом – личным и общественным. И без развития дорожного хозяйства невозможно развитие ни одной российской территории. Планы, о которых Вы объявили, достаточно амбициозны. Надеюсь, что их удастся воплотить в жизнь, в том числе и с федеральной поддержкой.

Вы обращались с просьбой оказать помощь в реконструкции одного из таких объектов. Хочу Вас проинформировать: я подписал распоряжение в преддверии визита в Карелию о выделении Росавтодору из резервного фонда 83,2 млн рублей, чтобы предоставить их бюджету Республики Карелия по теме дорожной деятельности – для обеспечения ввода в эксплуатацию объекта строительства по улице Сыктывкарской (на участке от улицы Чкалова до Лесного проспекта) в Петрозаводске. Было обращение. Это, конечно, лишь одна из многочисленных проблем, тем не менее, надеюсь, вы это всё сможете завершить, подписав в месячный срок соглашение с Росавтодором.

А.Парфенчиков: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, что Вы не только в глобальных вопросах нас поддерживаете, но и в таких частных решениях. Для горожан это очень важно.

Д.Медведев: Здесь частных вопросов нет, это очевидно. Так что работайте.

Россия. СЗФО > Леспром. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 июля 2018 > № 2685429 Артур Парфенчиков


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 20 июля 2018 > № 2683146 Ольга Голодец

Президенту представлен проект культурно-музейного центра в Калининграде.

О ходе подготовки проекта главу государства информировали губернатор Калининградской области Антон Алиханов и Заместитель Председателя Правительства Ольга Голодец.

А.Алиханов: Владимир Владимирович, когда Вы 2 марта были у нас с визитом, мы обратились к Вам с просьбой создать культурно-музейный центр в Калининграде, аналогичный тому, о котором было объявлено в Вашем Послании, в городе Владивостоке.

С Ольгой Юрьевной [Голодец] начали активно над этим работать и разработали концепцию комплекса, который будет включать в себя филиал Большого театра, хореографическое училище, специальный интернат для детей, которые будут там учиться, консерваторию, большой музейный комплекс, в котором будет участвовать Третьяковская галерея, Эрмитаж, Русский музей.

Могу сказать, что двигаемся очень активно. Уже выделены два земельных участка.

В.Путин: Земельные участки где?

А.Алиханов: Здесь, рядом со стадионом.

О.Голодец: Сейчас покажем. Традиционно выделение земельных участков занимает по нашим процедурам почти три месяца. Мы приступили к разработке проекта две недели назад, участки уже закреплены. И что очень важно, поскольку это действительно наследие чемпионата мира по футболу, все участки оборудованы инфраструктурой. Это позволяет нам очень быстро развернуть те задачи, о которых Вы говорили. Мы собрали коллег и провели сегодня работу по насыщению комплекса.

Конечно, Калининградская область – это особый регион России, и сегодня туристами, которые приезжают сюда, он воспринимается как форпост российской культуры. Поэтому здесь будут собраны самые лучшие образцы российской культуры.

Здесь два участка. Один участок, который выделен, предполагает размещение площади искусств, на которую выходят музейный комплекс, театр оперы и балета – это филиал Большого театра, и высшая школа для подготовки тех специалистов, которые будут здесь работать. Второй блок стоит обособленно – это хореографическое училище и филиал Центральной музыкальной школы.

Все специалисты сегодня работают во взаимодействии. Например, Центральная музыкальная школа очень чётко определяет, кто будет преподавать, как будет проводиться набор.

(Показывает демонстрационные материалы.) Вот так коллегами предлагается первый архитектурный подход к решению площади искусств: вот это музей, это театр, а это учебное здание. Вот так это будет выглядеть, очень современно.

В.Путин: Красиво.

О.Голодец: А вот это хореографическое училище. Что самое интересное, мы здесь задействовали стандартный проект, но в различных регионах России проекты будут адаптированы под местность, под культуру, отделка и встраивание в ландшафт будет с учётом каждой местности. Поэтому мы берём проекты, которые уже готовы.

В.Путин: Знаете, мне кажется, всё равно общественность должна это знать, специалисты должны обсуждать, принять решение.

О.Голодец: Да, конечно, мы сейчас будем обсуждать.

А.Алиханов: Мы в целом, Владимир Владимирович, сейчас работаем вместе с Дом.рф, они разрабатывают, помогают нам и в понедельник объявят о большом конкурсе архитектурного развития всей территории. Будет разработан мастер-план и специальные решения, очень детальные, вплоть до отделочных материалов, которыми нужно покрывать, собственно говоря, все эти здания.

В.Путин: Смотрите, здесь объектов много: и театр, и учебные заведения. Надо понять, заранее запланировать, где люди будут жить.

О.Голодец: Вот здесь служебное жильё, мы просто специально его не обозначали.

А.Алиханов: Всё продумано.

О.Голодец: Всё просчитано по количеству квартир, апартаментов, предусмотрено в проекте.

В.Путин: Очень хорошо.

О.Голодец: Здесь жильё и для студентов, и для детей, которые будут учиться в школах.

В.Путин: Хорошо.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 20 июля 2018 > № 2683146 Ольга Голодец


Россия. СЗФО > Рыба > regnum.ru, 17 июля 2018 > № 2680035 Вячеслав Зиланов

Крабовые аукционы. Правительство Медведева против «исторического принципа»

«Кошмаривание» рыбаков в Баренцевом море

Впервые нестандартную «мягкую» акцию протеста провели рыбаки Северного бассейна посредством гудков своих судов в море и в порту против намерений правительства Российской Федерации при поддержке Минсельхоза и Росрыболоства возродить аукционные торги квотами на вылов краба.

Дело в том, что уже более полугода правительство Д. А. Медведева продолжает «кошмарить» рыбацкое сообщество крабовыми аукционами. Ведется это с тем, чтобы создать прецедент по разрушению «исторического принципа», который закреплен законодательно и который поддерживается рыбаками. Да и президент Российской Федерации В. В. Путин не раз подчеркивал в своих выступлениях, что «исторический принцип» себя оправдал и его нельзя разрушать.

Между тем крабовый промысел, например в Баренцевом море, действительно требует вдумчивого государственного подхода, включая научный мониторинг, регулирование его промысла и формирования ценового механизма. А вот на это у медведевских подчиненных — «впереди смотрящих за рыбно-крабовыми делами», предложений не просматривается.

Баренцево море — рыбное море

Исторически Баренцево море формировалось природой как вотчина трески, пикши, камбалы, зубаток, сельди, мойвы, палтуса и других видов. Словом, это рыбное море, запасы которого веками использовались прибрежным населением России и Норвегии не только для собственного прокорма, но и для торговли, прежде всего, на европейском рынке. Набеги на рыбные ресурсы постоянно вели и живущие на берегах других морей рыбаки, и прежде всего Великобритании, которые в предвоенные годы по существу вели хищнический лов камбалы вблизи российских берегов на Канинской банке. В послевоенные годы рыбный баренцевоморский промысел привлек сюда еще и рыбаков Испании, Португалии, Германии, Исландии, Дании и других государств. Нависла угроза опустошения этими флотами Баренцева моря от рыбы. С тем, чтобы предотвратить такой негативный ход событий, два прибрежных баренцевоморских государства, Советский Союз и Норвегия, в условиях холодной войны объединили свои усилия и создали на научной основе лучшую в мире совместную систему управления рыбными запасами. В нее входит, прежде всего, признание двумя сторонами, что рыбные запасы — это единый экологический комплекс этого моря. К тому же они являются общими запасами для двух соседних баренцевоморских государств, и именно они несут ответственность за их состояние и оптимальное использование. В этой связи, наряду с другими элементами, был установлен и действует еще и контроль над рыболовством и справедливое, на основе «исторического принципа», наделение ежегодно национальными квотами на вылов того или иного запаса рыбаков как России и Норвегии, так и третьих стран. Это позволило предотвратить разрушение рыбных ресурсов и даже дать им возможность восстановиться. Эстафету такого подхода Советского Союза приняла и новая рыночная Россия. Правда, в первые лихие ельцинские годы, когда российские власти применили необдуманно аукционные торги «квотами на вылов рыбы в воде», и в Баренцевом море начал расцветать браконьерский лов со стороны «новых русских рыбаков». Это насторожило норвежцев, и они призвали российские власти принять соответствующие меры и строго следовать договоренностям, достигнутым в годы холодной войны. Одновременно в своей 200-мильной зоне контрольные норвежские органы жестко пресекали действия российских браконьеров. Все это была вынуждена учесть уже путинская администрация и вернуться на поле тех договоренностей, которые были ранее достигнуты и которые позволили пресечь браконьерство и пойти на отмену не оправдавших себя аукционных торгов «квотами на вылов рыбы в воде». С трудом все же порядок на промысле был наведен. Российско-норвежское сотрудничество было продолжено в позитивном направлении, что способствовало восстановлению рыбных запасов Баренцева моря. Рыболовство приобрело устойчивых характер.

Годовой вылов баренцевоморской дикой, следовательно, самой ценной биологически чистой рыбы составляет всеми странами в урожайные годы (они характерны не только для сельского хозяйства, но и рыбного) 4,3−4,6 млн т, а в неурожайные — 1,3−1,4 млн т. В последние годы благодаря тесному российско-норвежскому сотрудничеству ученых, представителей рыбных ведомств и рыбаков по рациональному использованию рыбных запасов по единым согласованным правилам рыболовства ежегодный вылов стабилизировался на отметке 2,3−2,6 млн т. Стоимость такого объема рыбы первого предъявления составляет около 144−168 млрд рублей. Казалось, так будет и далее. Словом, наступал вроде золотой рыбный баренцевоморский период.

Однако и здесь медведевское правительство сумело внести свою ложку дёгтя в баренцевоморскую рыбную бочку меда. Оно стала систематически урезать финансирование российских морских исследований по мониторингу рыбных запасов в Баренцевом море, доведя их с 1,2 млрд рублей до 600 млн рублей в год, что почти в 10 раз ниже финансирования таких же исследований, чем у норвежских партнеров. К тому же наш научно-исследовательский флот состоит из судов еще советского периода. Он значительно устарел и в последние двадцать лет вообще не обновляется. Эти суда отстали от норвежского научно-исследовательского флота на три порядка. Словом, и здесь формула:"Денег нет, но вы держитесь» процветает во всей красе. Такой подход со стороны правительства приведет к тому, что при расчете возможного годового вылова российские научные данные учитываться не будут со всеми вытекающими отсюда последствиями для расчета национальной квоты.

А ведь надо-то всего принять решение о строительстве современных 2−3 научно исследовательских судов для рыбохозяйственных целей в арктических условиях. Такое предложение рыбаков-северян поддержал и Научно-экспертный совет Морской коллегии при правительстве Российской Федерации.

Обращение по этому вопросу в президентскую и правительственную администрации рыбацкой и научной общественности остаются без ответа.

Крабовое наступление на Баренцево море

Наряду с вышеупомянутыми положительными и отрицательными рыбными проблемами прибавились и новые проблемы, вызванные «наступлением» крабов в Баренцевом море. Причем этот процесс, с одной стороны, связан с «мичуринским» опытом по вселению отечественными учеными камчатского краба, а с другой стороны, сама природа подкинула в это море еще и другого вселенца — краба-стригуна опилио, или, как его еще называют, «снежного краба». Читатель скажет: «Ну и что? Радоваться надо, новые объекты для промысла и пополнения внутреннего рынка!» Так-то оно вроде и так. Однако оба вселенца ранее никогда не обитали в Баренцевом море. Следовательно, не ясно, какое влияние они окажут на всю экосистему Баренцева моря и прежде всего на рыбные запасы и рыбный промысел. Камчатский краб, который был вселен в Баренцево море еще в 60-х годах прошлого века, активно освоил не только южную часть российского континентального шельфа, но и подался на запад — на норвежский континентальный шельф. Последнее вызвало вначале отрицательное отношение к этому со стороны норвежских рыбаков, так как краб съедал наживку с ярусов, запутывался в сетях, которыми ловили треску и пикшу. Норвежцы даже пытались предъявить нам (автор в то время участвовал в переговорах с норвежцами по данному вопросу) претензии и ставили вопрос о возмещении им ущерба от такого вселенца, как камчатский краб. Норвежцы в то время даже приняли решение ловить его на своем континентальном шельфе без ограничений. Словом, уничтожить его как нежелательного «восточного» вселенца. Затем, оценив его гастрономические качества, изменили свою позицию и начали осуществлять его промышленный лов на основе научных рекомендаций. Причем дали ему и национальную окраску — переименовав с камчатского краба в «королевского». Словом, к России их «королевский краб» никакого отношения не имеет. Вот даже так отстаивают норвежцы свои национальные интересы.

Вылов камчатского краба норвежцами в отдельные годы на своем континентальном шельфе достигал 5,1—5,6 тыс. т. В последние годы вылов его стабилизировался на уровне 1, 9—2,6 тыс. т стоимостью около 4,5—5,0 млрд рублей. Российский же вылов камчатского краба на российском шельфе на основе научных рекомендаций составляет в разные годы от 6,5 до 9,2 тыс. т стоимостью 12,1—17,2 млрд рублей. Суммы внушительные, и они-то и «манят» взоры чиновников и «денежных мешков» с одной целью Ч отнять этот прибыльный промысел у традиционных рыбаков. У тех, кто открывал, осваивал этот крабовый промысел и вкладывал средства, и не малые, для его изучения и формирования мер регулирования в целях устойчивого состояния его запасов и стабильного промысла.

Таким образом, промысел камчатского краба в Баренцевом море становится традиционным, а квоты на него добывающие российские компании рассчитывают получить в соответствии с установленными законом на очередной 15-летний период на основе «исторического принципа». Однако медведевские рыбно-крабовые чиновники настаивают устроить «крабовые аукционы» не только для вылова краба Баренцева моря, но морей Дальнего Востока, по крайне мере, для 50% от рекомендованного вылова. Мотивы их вроде благие. Дескать, казна государева получит от таких «крабовых аукционов» не менее 25−30 млрд рублей. Но главная цель чиновников, похоже, не казну пополнять, а осуществить передел ресурсов краба в пользу «денежных мешков» и крупных, близких их сердцу компаний. Одновременно с этим, полагаю, ставится задача посредством «крабовых аукционов» создать прецедент для разрушения в целом «исторического принципа». Сегодня крабы на аукцион, завтра — треска, пикша, минтай, сельдь и прочие. Стучи аукционным молоточком и получай барыши. При этом забывают, что именно в ельцинские годы посредством аукционных торгов квотами в воде был порожден небывалый расцвет браконьерства в 200-мильной российской зоне и на ее континентальном шельфе. Следы от него зализывает природа до сегодняшнего дня. Неужели эти уроки ничему не научили медведевских чиновников?

Другое положение с незваным новым вселенцем Баренцева моря крабом-стригуном. Появился он на российском баренцевоморском шельфе, по мнению ряда ученых, в результате сброса балластных вод с танкеров. С этими водами и краб-стригун был неожиданно «вселен» в Баренцево море. Он, широко расселившись на северо-востоке моря, стремительно начал наращивая свою численность. Это стало известно, прежде всего, краболовам-браконьерам из прибалтийских стран, и они начали его несанкционированный промысел на той части шельфа, которая была временно «бесхозной» — в анклаве, но фактически принадлежала все же России. О том, что этот «бесхозный» анклав является частью континентального шельфа России убедительно писало ИА REGNUM в интервью «Договор Медведева — Столтенберга урезал владения России в Арктике» (от 26 августа 2017 года).

Этот браконьерский вылов краба-стригуна достиг 9—10 тыс. т в год. С большим трудом российские власти под давлением СМИ и рыбацкой общественности все же обратили внимание на эту проблему. Удалось с привлечением еще и норвежских властей пресечь этот браконьерский лов.

Так и этот краб-стригун стал уже новым объектом промысла на шельфе в Баренцевом море как российских, так и норвежских рыбаков. Его годовой вылов норвежцами на их континентальном шельфе составляет ежегодно 3,0—5,2 тыс. т стоимостью 2,4 млрд рублей. Российский же вылов на своем континентальном шельфе, а именно на нем имеются наибольшие запасы, пока ограничивается научными рекомендациями. Он составляет ежегодно 7,6—9,2 тыс. т стоимостью 5,6—6,9 млрд рублей.

Судя по площади его распределения на нашем континентальном шельфе и прошлым объемам его браконьерского вылова, запасы его значительны, и рекомендованный вылов вполне может быть увеличен не менее чем в двое. Но для этого надо проводить мониторинг его запасов. А вот здесь опять «денег нет, но вы держитесь». Да и в целом следует определиться в главном: «Этот новый вселенец, краб-стригун, во благо или вред для экосистемы Баренцева моря, и в частности для рыбных запасов?» Рыбаки, промышляющие треску, пикшу, камбалу, палтуса, ропщут, что, дескать, из-за этого пришельца закрывают традиционные районы рыбного промысла, поскольку в них выставляются крабовые ловушки.

Проблемы с нежданным пришельцем крабом-стригуном появляются все новые и новые. А тут еще и «подарок» от рыбно-крабовых чиновников по предстоящим аукционным торгам крабовыми квотами в воде! Пора правительству раз и навсегда отказаться от разрушительных аукционных торгов квотами на вылов рыбы в воде, включая и крабов. Напомню служивым, что ни в одной стране мира с развитым морским рыболовством и рыночными отношениями не применяются аукционные торги квотами на вылов рыбы, крабов, да еще и в воде. Там существуют только аукционные торги уже выловленной рыбы, крабов или рыбной продукцией и морепродуктаов. А как говорят в Одессе, это две большие разницы.

Ну, а что нашему покупателю с тощим кошельком от этих крабовых игр правительства совместно с «денежными мешками»? Стоимость 1 кг мяса краба в магазинах Мурманска зашкаливает за 2,5 тыс. рублей, в Москве можно найти и по 5,3 тыс. рублей. По такой цене он недоступен нашему массовому покупателю. Спрос на внутреннем рынке весьма ограничен. Вот и идет почти 98% вылова крабов Россией на экспорт. Не за этого ли экспортного краба борются «денежные мешки», поддерживаемые недальновидными федеральными чиновниками разного уровня? Уверен: именно за него.

Не менее важный и такой нерешенный вопрос, как о значении крабового промысла для тех приморских субъектов Российской Федерации, континентальный шельф у которых начинается от их прибрежной территории. Сейчас они просто наблюдатели дележа крабов федеральными органами, а ведь по Конституции Российской Федерации эти природные ресурсы находятся в совместном владении, пользовании и распоряжении.

Вот где поле деятельности правительству Российской Федерации, включая и рассмотрение формирование цены на краба на внутреннем рынке с тем, чтобы он был все же доступен и для отечественного покупателя.

По крабам же, принимая во внимание, что это наиболее ценные объекты промысла, пора разработать и принять специальную национальную программу по поддержанию их запасов на оптимальном уровне с тем, чтобы обеспечить их устойчивый отечественный вылов. Заслуживает внимания и рассмотрение такого вопроса, как о введении на крабов государственной монополии.

Мурманск, 16 июля 2018 года

Вячеслав Зиланов — председатель КС «Севрыба», заслуженный работник рыбного хозяйства России, почетный гражданин Мурманской области

Вячеслав Зиланов

Россия. СЗФО > Рыба > regnum.ru, 17 июля 2018 > № 2680035 Вячеслав Зиланов


Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > neftegaz.ru, 16 июля 2018 > № 2685758 Борис Белозеров

Б. Белозеров: Цифровые инструменты позволяют вскрывать новые горизонты недр.

Б. Белозеров, начальник департамента цифровых технологий и геологической экспертизы НТЦ Газпром нефти, рассказывает о новейших цифровых решениях для эффективного изучения недр.

Технологии BigData и машинного обучения, новейшие методы моделирования открывают новые возможности для изучения и разработки нефтегазовых месторождений, для получения и обработки большого количества геологической, физико-химической и иной информации и для принятия оптимальных решений на ее основе.

По данным Научно-технического центра (НТЦ) Газпром нефти, внедрение интеллектуальных систем и цифровых инструментов на всех этапах разведки и разработки месторождений позволяет увеличить чистый дисконтированный доход (NPV) активов до 20%.

О наиболее актуальных цифровых проектах в области изучения и разработки месторождений, многие из которых еще находятся в стадии испытаний, в беседе с корреспондентом «НиК» Ириной Роговой рассказывает начальник департамента цифровых технологий и геологической экспертизы НТЦ «Газпром нефти» Б. Белозеров.

Б. Белозеров: Цифровые инструменты позволяют вскрывать новые горизонты недр

– Сегодня, пожалуй, наиболее пристальное внимание Газпром нефти и НТЦ уделяется созданию инструментов для оптимизации производственных процессов в секторе разведки и добычи. Для этого направления нами разработана линейка уникальных цифровых решений, в числе которых есть абсолютные ноу-хау. Например, это проект «Цифровой керн», который представляет собой цифровую лабораторию исследований кернового материала.

НТЦ Газпром нефти ежегодно проводит лабораторный анализ порядка 3 тыс. метров керна и около 500 проб пластовых флюидов. Полученные данные позволяют выполнять достоверную оценку запасов месторождения, тем самым снижая различные риски и повышая доходность проектов.

Цифровой керн

Почему именно этот проект мы считаем одним из наиболее важных по направлению «Разработка месторождений», и в первую очередь - для трудноизвлекаемых запасов? Потому что на сегодняшний день не существует других способов изучить свойства низкопроницаемого пласта.

Во-первых, это очень долго. Во-вторых, в любом случае нет возможности на 100% воссоздать в эксперименте точно такие же гидродинамические условия и процессы, как внутри пласта в реальности. Хотя мы собрали большой объем информации по образцам керна именно на основе лабораторных экспериментов, которые у нас проводятся в огромных количествах. Но получение данных в лаборатории - это слишком дорогой и долгий процесс.

В чем еще существенный недостаток лабораторных методов исследования керна? Изучив опытным путем один образец, мы, так или иначе, разрушаем его, то есть теряем исходные физико-химические свойства и не можем на том же образце воспроизвести какие-либо новые действия. Поэтому в рамках «Цифрового керна» мы запустили проект «Цифровая фильтрационная лаборатория», который нацелен на создание прототипной модели, или так называемого «цифрового двойника» пласта.

В чем суть: мы извлекаем из скважины керн, помещаем в томограф высокого разрешения и получаем, условно говоря, цифровую копию продуктивного пласта. При этом вся его структура и особенности воспроизведены с высокой степенью детализации. С помощью такой цифровой копии мы можем в дальнейшем моделировать различные эксперименты. Например, процесс фильтрации флюида через образец керна. Или смоделировать воздействие на него различных реагентов и т.д.

Данная методика позволяет, во-первых, получить достаточно быстрое решение, потому что мы имеем дело с моделью эксперимента, во-вторых, отпадает необходимость проводить реальные испытания: достаточно изучить свойства и поведение цифрового двойника пласта, затем отправить в лабораторию образцы керна, на которых можно провести валидацию - исследовать точечные процессы для подтверждения и донастройки модели. И если физический эксперимент выявил какие-то отклонения, мы адаптируем те или иные параметры модели и уже на цифровых двойниках керна проводим дальнейшие исследования. Данная методика будет востребована для изучения всех низкопроницаемых объектов, то есть для всех наших трудноизвлекаемых запасов - в первую очередь баженовских и ачимовских залежей.

Помимо экономии времени и средств, «Цифровой керн» дает нам главное преимущество - доступ к свойствам пласта на микроуровне.

Потому что во многих случаях из-за слишком малых размеров поровых каналов провести реальные испытания невозможно. В том числе нельзя в лабораторных условиях быстро и надежно обеспечить необходимое давление внутри пор, чтобы получить объективные данные о скорости фильтрации флюидов или воды. Такие испытания в реальном режиме могут занимать около 9-12 месяцев. Процесс долгий потому, что мы имеем дело с микроскопическими размерами пор. Цифровые методы все это компенсируют и позволяют получать более точные и качественные данные о свойствах пласта с любыми характеристиками проницаемости.

Второй существенный плюс - мы можем неограниченно «проводить» (моделировать) цифровые эксперименты, чтобы получить максимум данных о характеристиках пласта и подобрать к нему оптимальные решения. Прежде всего, нас интересуют оптимальные условия фильтрации, чтобы понимать, с какой скоростью обеспечить закачку воды на скважинах для максимального извлечения нефти из пласта. Если в среднем мы можем достать из пласта порядка 40% потенциальных запасов (в силу разных особенностей месторождения), то с помощью методов увеличения нефтеотдачи (МУН) процент извлечения можно поднять до 60-80% - в зависимости от того, какую химическую композицию применять, в каких пропорциях, в каком объеме и т.д.

Поэтому мы видим большие перспективы применения «цифрового керна» в решении такой задачи, как сфокусированный отбор химических композиций для разработки методов увеличения нефтеотдачи.

С помощью цифровой модели можно подобрать к пластам такие же точечные подходы, как, например, в персонифицированной медицине, когда методы диагностики и лечения подбираются строго с учетом индивидуальных особенностей организма.

Мы дополнили базовый инструментарий «Цифрового керна» опцией молекулярного моделирования - когда программа не просто воссоздает флюид и скорость его течения, а показывает, каким образом молекулы нефти, воды и других компонентов внутрискважинной среды и молекулы введенных химических веществ взаимодействуют между собой. Проанализировав все варианты, мы можем с помощью методов машинного обучения подобрать наиболее сбалансированный вариант химической композиции, уникальный для конкретной скважины или участка месторождения.

Кроме того, мы можем положить цифровую копию кернового материала на сервер и хранить ее сколько угодно долго - до тех пор, когда снова возникнет потребность в этом материале: для уточнения или получения новых данных или для построения модели разработки пластов с похожими свойствами.

«Цифровой керн» - один из недавних проектов НТЦ. В настоящее время мы дополняем его различными необходимыми опциями.

Интерпретация микроизображений керна

Геологическое изучение труднодоступных месторождений связано с исследованием и сравнительным анализом большого количества образцов пород, в том числе на микроуровне. Это необходимо для получения наиболее полной информации о структуре пласта и, прежде всего, о фильтрующих свойствах микроскопических пор и зерен. В этом случае самым ценным источником данных служат многочисленные изображения срезов керна, полученные в результате микрофотосъемки.

Например, по распределению зерен на снимке можно определить, в каких условиях образовывалась та или иная порода, как будет фильтроваться из них флюид.

Это довольно узкая область знаний, поэтому раньше информацию такого рода могли использовать, условно говоря, полтора-два специалиста в компании, которые непосредственно занимаются этим направлением. Совместно с коллегами из Инжинирингового центра МФТИ мы разработали такой инструмент, который на основе технологий компьютерного зрения может анализировать и интерпретировать огромное количество микроскопических фотоснимков срезов пласта. Компьютер сам находит и выделяет нужные сегменты на изображении породы, отмечая все важные показатели и свойства, которые затем могут использовать в своей работе геологи или петрофизики. Точно так же работают, например, различные графические программы по распознаванию лиц.

Технология интерпретации микроскопических изображений керна, во-первых, позволяет получать большой массив дополнительной информации, которой раньше в принципе не было в распоряжении исследователей.

Например, с помощью компьютерного анализа фотографий можно получать более точные распределения цветности, пористости и другие важные показатели и физические свойства изучаемого пласта.

Во-вторых, удлиняя цепочку изучения керна, мы тем самым создаем модель его цифрового двойника, который может бессрочно храниться на сервере и быть доступным по первому требованию. То есть геологи теперь могут не выезжать в поля, а исключительно по фотографиям в системе поиска аналогов вернуться к тому или иному образцу породы и сопоставить его свойства с образцами из множества других скважин, в том числе из других регионов нефтегазодобычи. Это значительно сокращает как скорость геофизического исследования скважин (ГИС), так и неопределенность данных по месторождению.

Сама возможность понять физическую структуру разрабатываемого участка по одной или нескольким фотографиям существенно снижает потенциальные риски и затраты при освоении месторождения. Потому что в арсенале специалистов-геологов и петрофизиков появляются дополнительные знания не только о микроскопическом строении пласта, но и о лучших практиках ГИС и разработки скважин. С помощью нового инструментария эти знания могут быть извлечены из архива и реплицированы на других объектах компании. Система интерпретации изображений керна уже была применена на Восточно-Мессояхском месторождении.

А в целом наша задача состоит в том, чтобы создать единое хранилище данных о месторождениях. Потому что ключевая проблема всей мировой нефтянки, а не только отечественной, - это создание базы оцифрованных и так называемых «размеченных», или отрисованных, изображений, которые служат основой для методов машинного обучения.

Дело в том, что вся работа современных нейросетей так или иначе построена на сопоставлении данных. Именно таких данных сегодня катастрофически не хватает в отрасли. Поэтому в рамках НТЦ в настоящее время мы отдельно работаем над созданием базы оцифрованной и размеченной информации, на которой затем сможем использовать все современные технологии машинного обучения, обработки данных и т.д.

Умная разведка

«Когнитивный геолог» также один из новейших цифровых проектов НТЦ, который позволяет оптимизировать процесс обработки геофизической информации и геологических данных, от полевой съемки до получения итогового результата ГРР.

Основная задача «когнитивного геолога» - интеграция различных данных, получаемых на всех этапах геологоразведки, включая сейсмику, поисковое бурение, отбор керна, аэрофотосъемку и т.д. Вся информация поступает на обработку в единую базу. С помощью методов машинного обучения и искусственного интеллекта мы фактически заменяем большое количество рабочих моделей для каждого из типов информации на одну метамодель, которая позволяет нам на каждый момент времени получать объективное знание о степени перспективности той или иной зоны разведки.

Сфера применения - любой геологоразведочный проект, где необходимо провести геофизическую съемку, пробурить поисковую скважину и найти перспективный участок, на котором можно будет вести добычу с наибольшей эффективностью.

То есть функция «Когнитивного геолога» - максимально изучить регион разведки и потенциальной добычи в как можно более сжатые сроки. До сих пор проекты ГРР у нас в среднем занимали от 3 до 5 лет. Причем большая часть времени уходила как раз на обработку и анализ полученных материалов.

Автоматизированный процесс интерпретации данных позволяет сократить время полевых изысканий до полугода - максимум года.

Например, мы получаем значительную экономию, имея доступ к ранее собранным результатам сейсмики с близлежащих месторождений или в соседних регионах с похожими условиями. Затем с помощью все тех же методов машинного обучения подбираем такие критерии оценки, которые автоматически выделяют из данного блока геофизической информации наиболее перспективные зоны.

Широкую область задач для проекта мы видим в оптимизации поиска перспективных зон труднодоступных месторождений. Как я уже отмечал, применение для ТРИЗ стандартных методов интерпретации данных, которые сейчас повсеместно используются, невозможно. Например, обрабатывая сейсмику с ТРИЗ традиционными методами, мы не получаем четкого ответа, с какими пластами нам придется работать. Сейчас вся получаемая информация одновременно интегрируется и интерпретируется. За счет этого мы значительно сокращаем время разведки и получаем больше данных. С помощью нового инструмента у нас появилась возможность «прогнать» старые данные или получить недостающие по новым перспективным толщинам. Кроме того, мы сокращаем на 2-3 года процесс получения ответа на главный вопрос любого проекта геологоразведки - куда нам бурить ту или иную скважину.

Умное бурение

Внедрение интеллектуальных систем в процесс бурения относится к числу приоритетных направлений разработок НТЦ Газпром нефти в силу того, что компания ежегодно бурит более 1 тыс скважин. Это самые капиталоемкие проекты в разработке месторождений.

В рамках НТЦ в 2012 г был создан Центр управления бурением ГеоНавигатор, на базе которого внедряются новейшие технологии, в том числе цифровые. Последние цифровые решения по бурению реализуются совместно с IBM и Сколковским институтом науки и технологий (Сколтехом). Мы назвали этот проект «Умное бурение», по аналогии с другими когнитивными моделями в НТЦ.

Зачастую мы бурим горизонтальную скважину протяженностью 2,5 км с погружением до 1,5-2 км. И нам необходимо ее привести в нефтяной толще, шириной от 5 до 7 м. А нужная информация о том, где находится бур, начинает поступать только по прошествии какого-то времени. Именно для этих целей мы создаем цифровой инструмент (на основе методов машинного обучения, нелинейных регрессий и т.д.), который позволит трансформировать данные о работе механизмов в информацию о динамике продвижения бура в пласте. То есть по сути, используя косвенную информацию, можно будет определять состав пласта и понимать - находимся мы в нужной толще или вышли за ее пределы и должны срочно скорректировать направление движения.

Проект «Умное бурение» тестируется пока только в пилотном варианте на ряде месторождений Газпром нефти.

Что касается технологий заканчивания скважин, то здесь роль цифровых методов существенно возрастает, так как сама по себе технология заканчивания - очень дорогостоящая вещь. Цифровые технологии именно в этом сегменте бурения пока еще не внедряются широко, но перспективы для их применения есть, и большие.

Первое и самое быстрое, что можно сделать, - создать геомеханические модели. Мы можем в данном случае применять также метамоделирование или машинное обучение, чтобы геохимическая модель работала в реальном режиме и могла в любой момент давать информацию из скважины.

Второе направление - поиск оптимального заканчивания на основе лучших практик. Допустим, мы уже пробурили тысячу скважин и где-то получили оптимальное заканчивание (которое при минимальной скорости при одинаковых свойствах пласта дает лучшие показатели работы скважины), а где-то оно было наиболее удачным. Соответственно, мы можем, описав прошлый опыт с помощью графиков и многомерных моделей, совместить его с лучшими результатами практики на других объектах, в том числе других компаний. Тем самым модель будет постоянно оптимизироваться.

Везде, где стоит задача оптимизации чего-то бы то ни было, цифровые решения идут всегда впереди прочих. В конце первого квартала 2018 г в ходе реконструкции скважины на Южно-Приобском месторождении «Газпромнефть-Хантос» (ХМАО) было завершено бурение бокового ствола с горизонтальным окончанием длиной более 700 метров, что является рекордным показателем для компании. Общая длина скважины составила 3,6 тыс. м.

Б. Белозеров: Цифровые методы начинают работать на повышение доходности нефтегазовых активов

– Как я уже говорил, для того чтобы инструментарий любого цифрового направления, будь то «Цифровой керн», «Умное бурение» или «Умная добыча», заработал максимально эффективно, компании в первую очередь необходимо развивать IT-платформу цифровой лаборатории по всему спектру производственных задач, от изучения свойств пласта до извлечения углеводородов.

Цифровые двойники месторождений

Один из наших ключевых проектов по цифровому сопровождению разработки месторождений - поиск аналогов на основе данных машинного обучения, который разрабатывается в настоящее время в партнерстве с Томским политехническим университетом, компанией «ЭКО-Томск» и IBM.

Мы работаем на объектах, на которых всегда не хватает данных. Именно поэтому мы вынуждены переходить к методам подбора аналогов, особенно когда выходим в новые регионы или на новые участки старых месторождений. Что касается «гринфилдов», данных на таких месторождениях особенно мало, они обрывочны, поэтому задача разведки сначала сводится к вопросу: а что здесь может быть? Какие могут быть амплитуды температур, уровни давления, диапазоны фильтрационных свойств пласта и другие параметры? Поэтому мы вынуждены искать аналогии, суммируя полученные данные с других участков и скважин. Обычно на это мобилизуется один или два специалиста (как правило, геолог или петрофизик), у которых уходит на подобную работу 40% времени. И только 20% - на принятие решений и практические действия по разработке актива.

Поэтому мы приступили к созданию инструмента, который, во-первых, будет быстро осуществлять поиск аналогов на основе машинного обучения. Во-вторых, в дальнейшем система сама будет извлекать из базы данных компании необходимые распределения параметров на основе продвинутой функции подобия. Затем геолог проанализирует все данные уже в собранном виде.

Сейчас в систему вводятся новые инструменты - с тем чтобы она не просто выдавала распределения по параметрам, но, к примеру, могла составлять типовой профиль добычи по месторождениям-аналогам. Таким образом, пробурив новую скважину, мы будем наверняка знать, в каких условиях она может выйти на нужный темп добычи нефти.

Это уже не просто программа для поиска аналогов, но еще и надежный аналитический инструмент, отвечающий на главный вопрос разведки: а что здесь может быть? При этом он может работать одновременно для разных групп профессиональных интересов. Для геологов - одни аналогии, для петрофизиков и геофизиков - другие, для разработчиков и буровиков - третьи и т.д. Система понимает, кто и о чем ее спрашивает; это, можно сказать, очеловечивает искусственный интеллект, но что важно - ускоряет и оптимизирует процесс разработки месторождений.

Следующим этапом развития данного инструмента может стать интеграция всех его потенциальных возможностей в единую информационную базу данных.

ГРП и другие методы интенсификации добычи

Важнейшее значение для бизнеса компании имеет максимальная отдача разрабатываемого пласта, особенно для выработанных месторождений и запасов категории ТРИЗ. Поэтому такое большое внимание уделяется технологиям воздействия на пласт.

Один из наших основных текущих проектов - это моделирование процессов гидроразрыва пласта (ГРП).

Газпром нефть начала активно применять ГРП в горизонтальных скважинах в 2011 году, сегодня эта операция применяется в большинстве из них (порядка 60%). Сейчас мы также много занимаемся молекулярным, или персонифицированным, моделированием химических композиций, в том числе для ГРП.

С помощью математических моделей, разработанных на базе Инжинирингового центра МФТИ по трудноизвлекаемым полезным ископаемым, мы создали свой собственный симулятор ГРП под названием РОСТ.

Он позволяет моделировать рост трещин в пластах с трудноизвлекаемыми запасами - в баженовской свите и других низкопроницаемых или трещиноватых коллекторах.

В мире еще нет технологии, которая позволяла бы оценить на основе модели оптимальный и эффективный способ добычи из таких пластов. Если на традиционных месторождениях мы привыкли иметь дело с обычной «физикой», то на бажене совсем другие закономерности и множество нелинейных зависимостей, которые нужно просчитывать.

Надо сказать, что наиболее эффективные современные варианты решения самых различных производственных задач основаны на обработке все большего количества информации, что, в свою очередь, создает новые вызовы.

Bigdata и суперкомпьютеры

Чаще всего для решения задач с большими массивами данных прибегают к методам численного моделирования. Например, в авиастроении динамические характеристики воздушных судов изучают точно так же, как мы изучаем пласт. Чем ниже проницаемость, тем дольше длится расчет модели.

Сейчас есть цифровые решения, которые позволяют на основе уже имеющихся моделей агрегировать данные и создавать новую метамодель, которая с помощью инструментов многомерных регрессий и методов машинного обучения может воспроизводить поведение пласта с максимальной достоверностью.

Сейчас мы переносим метамодели на наши месторождения ТРИЗ, и не только.

Но прежде всего мы применяем метамоделирование в разработке низкопроницаемых коллекторов, поскольку там невозможно отсчитывать фильтрацию большеобъемных моделей численными методами.

Для обсчета метамоделей мы используем кластер суперкомпьютеров Санкт-Петербургского политехнического университета. Особенно это актуально для построения модели Приобского месторождения (разрабатывает дочернее предприятие компании «Газпромнефть-Хантос») - пожалуй, самого сложного с точки зрения создания «цифрового двойника». Цифровая модель Приобского месторождения содержит миллиарды ячеек (элементов данных - «НиК»). Полагаю, мы и дальше будем использовать уникальные мощности питерского Политеха. Наша задача как заказчиков цифровых решений состоит в том, чтобы как можно сильнее понизить вычислительную «сложность» цифровых моделей. Поскольку даже суперкомпьютер не сможет посчитать их с той скоростью, которая нам необходима.

Следует также отметить важную роль для эффективной разработки месторождения такого инструмента, как автоматизированная интерпретация данных гидродинамических исследований скважин. С точки зрения методики проведения процесс не самый сложный. В скважину спускается прибор для замера параметрических данных, которые затем анализируются с помощью инструментов машинного обучения. Сейчас вся аналитика выполняется «вручную». Кроме того, автоматизация гидродинамических исследований позволяет связать разные скважины между собой за счет интеграции данных. С одной стороны, это тоже служит заменой ручного труда, с другой - мы создаем цифровые двойники скважин и пласта.

Вторая жизнь месторождений

Один из наших проектов - поиск новых перспективных интервалов, который мы условно назвали «вторая жизнь месторождений». На лицензионных участках, разрабатываемых десятки лет, пробурено много скважин, но поскольку раньше разработка месторождений была гораздо проще, некоторые части извлекаемых запасов - в основном на менее перспективных по объему запасов и труднодоступных горизонтах - не были проанализированы из-за отсутствия необходимых технологий поиска.

Времена изменились, и наряду с поиском новых месторождений возникла насущная потребность возвращаться к повышению выработки старых.

Для этого был создан инструмент, который в автоматическом режиме анализирует экспертные данные, которые уже были интерпретированы в разное время на разрезах подобного типа. В том числе на тех скважинах, где похожие интервалы были найдены именно потому, что были целевыми, а не побочными.

Имея на руках готовую интерпретацию разреза, петрофизик и геолог практически заново открывают новые нефтегазоносные горизонты, изучая на новом технологическом уровне старые кривые каротажа, интерпретацию сейсморазведки и другие аналитические данные, которые в итоге позволяют сделать вывод о том, насколько перспективна та или иная зона поиска. Если пласт признается перспективным, то к работе подключаются другие эксперты, которые уже на месте проводят дополнительные геологические и геофизические изыскания. Причем в данном случае речь не идет о больших расходах на ГИС, ведь скважина уже пробурена, остается лишь опустить прибор на заданные глубины. И если нефть оттуда «пошла», то вновь разведанный пласт приобщается к дебиту действующей скважины.

Технология, в частности, успешно применяется для поиска интервалов, которые не были задействованы при эксплуатации старых скважин в Газпромнефти - Ноябрьскнефтегазе и Газпромнефти - Муравленко (дочерние предприятия компании в ЯНАО). Для таких активов критически важно найти зоны, которые можно дополнительно доразведать и приобщить к балансу компании.

Предварительный экспертный анализ пропущенных интервалов, аналогичных ряду скважин Приобского месторождения, показал, что цифровая модель позволяет выделить на 14% больше дополнительных эффективных толщин, чем показывают данные РИГИС (результаты интерпретации данных ГИС).

Отмечу, что в рамках проекта по поиску новых перспективных интервалов мы не просто сопоставили типы новых и старых данных о потенциале месторождений.

Мы построили автоматическую самообучающуюся модель, которая уже в первом приближении сообщает специалистам: на таких-то и таких-то старых скважинах имеется столько-то интервалов, которые, по расчетам машины, могут быть перспективными с такой-то долей вероятности.

Выводы машины основаны на данных из похожих типов разрезов. Петрофизик, проанализировав эту информацию, может одобрить или не одобрить сообщение искусственного интеллекта - поставить «лайк» или «дизлайк», как в соцсетях.

Если эксперт ставит «лайк» - значит, он подтверждает своей личной компетенцией качество автоматической интерпретации данных. Если «дизлайк» - это сигнал, что машина ошиблась или уровень дополнительной добычи на старой скважине не вполне удовлетворяет нормам рентабельности или другим важным критериям и т.д. Алгоритм запоминает выводы эксперта и улучшает в дальнейшем работу модели. Таким образом, прогностическая способность системы постоянно совершенствуется на основе методов машинного обучения.

Умный помощник инженера-нефтяника

«Когнитивный помощник», в отличие от «когнитивного геолога», не просто цифровой инструмент, а скорее интеллектуальная платформа, которая обучена следить за всеми компетенциями инженера-нефтяника, подсказывая нужные решения или подавая сигналы о возможности нештатной ситуации. Система видит месторождение в реальном времени, отслеживает параметрические данные, отмечает любые отклонения или закономерности в поведении показателей. Кроме того, «когнитивный помощник» анализирует работу скважины. И если она может работать лучше, то система предложит оптимизировать те или иные рабочие параметры скважины. Например, где-то раскрыть ее побольше, где-то подвести прибор и сделать дополнительные замеры.

Частично аналитические инструменты данного проекта уже внедряются, но мы хотим расширить его функционал. Во-первых, оснастить систему новыми инструментами, во-вторых, добавить голосовое управление.

Эффективная добыча данных

Оптимальных цифровых решений в нефтегазовой отрасли не хватает. Прежде всего информации, которая позволяет строить цифровые модели месторождений, а также различные системы на основе искусственного интеллекта - от умной разведки до эффективной добычи. Поэтому нам необходима коллаборация. На базе НТЦ уже создан ряд научно-технологических партнерств в рамках разработки ТРИЗ.

Часть технологий мы готовы открывать для обмена данными - чтобы все наши цифровые модели развивались и улучшали свой функционал. И только часть разработок НТЦ, которые являются инструментами конкуренции, останутся нашим собственным ноу-хау. Сегодня все глобальные игроки занимаются интеллектуальными системами для нефтесервиса.

Нейронные сети, как инструмент, во всем мире одинаковы, просто у нас они сконструированы по другому принципу: мы внедряем цифровые модели там, где они никогда не внедрялись на Западе.

Мы создаем не просто цифровую функцию, а искусственный интеллект для эффективного управления нефтедобычей. По оценке консалтинговых фирм в области цифровизации, в основном цифровые технологии за прошедшие несколько лет успешно внедрялись в области бурения и добычи. «Газпром нефть» же, в свою очередь, уделяет большое внимание инструментам для эффективной разработки и внедряет большое количество цифровых инициатив в области геологии и разработки месторождения, цифровизируя системный взгляд на процессы нефтяного инжиниринга.

Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > neftegaz.ru, 16 июля 2018 > № 2685758 Борис Белозеров


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 июля 2018 > № 2677920 Роман Рудица

Роман Рудица — не только композитор, но и музыкальный теоретик и критик, пианист и клавесинист. Его произведения исполнялись в залах Петербургской филармонии, в Эрмитажном театре, Русском музее, Консерватории, Доме композиторов. Фортепианный и клавесинный репертуар Романа Рудицы включает произведения Шамбоньера, д?Англебера и других представителей французской клавесинной школы, Франка, Листа, Глинки, венских классиков. Более широкому кругу слушателей он стал известен как автор Футбольного гимна Северной столицы. По замыслу автора, эта композиция должна объединять и воодушевлять всех петербуржцев, играющих в футбол и болеющих за свой город.

Корреспондент «Росбалта» побеседовала с Романом Рудицей о современной музыке и ее влиянии на публику.

— Сочинив Футбольный гимн Петербурга, вы создали произведение, ориентированное, по вашему утверждению, на массовую аудиторию. А как вы оцениваете «лицо» массовой музыки в России на сегодняшний день, в чем отличительные черты современности?

— Современная массовая музыка в России — это более-менее успешная торговля сомнительной продукцией. Ее лицо — невнятная обывательская физиономия, которой пытаются придать интересное выражение, то есть товарный вид. Изготовители массового музыкального продукта заботятся лишь о том, чтобы он имел параметры, отвечающие запросам той или иной потребительской группы. При этом материал, идущий в дело — как человеческий, так и музыкальный — берется какой попало, он заведомо случаен. Массовая музыка — всегда коммерция, это нормально. И вполне естественно, даже необходимо при создании коммерческого продукта учитывать потребительские запросы. Однако пренебрежение творческой и профессиональной составляющими в массовой музыкальной продукции — признак незрелости, безграмотности, оно ведет к деградации этой отрасли не только в художественном отношении, но и как бизнеса.

«Талант симулировать невозможно»

— Есть ли особые музыкальные традиции у современного Санкт-Петербурга? Если есть, то чем они отличаются от московских и что вы можете сказать о прочих городах?

— Когда-то Петербург был музыкальным центром мира. Время от времени в той или иной культуре, школе происходит осмысление ранее непонятых закономерностей, смыслов музыки, — такой фундаментальный акт музыкального сознания совершился в Петербурге в период от Глинки до Римского-Корсакова. До сих пор в петербургской музыкальной культуре сохраняется наследственная память о том, что нужно глядеть в сущность музыки, жить с мыслью о том, как она устроена, чего требует от нас. Если эта память будет утрачена, музыкальный Петербург лишится своей идентичности.

Москва — совсем иное. Это город не музыки, а музыкантов, там главное — личное проявление, самовыражение артиста. Что касается других городов, их затруднительно сравнивать с Москвой и Петербургом, скорее можно говорить о выдающихся музыкантах, которые живут в этих городах, либо происходят из них.

— Каковы ваши любимые музыкальные инструменты?

— В отношении к инструментам во мне живут исполнительские и композиторские пристрастия, и они совсем разные. Очень люблю рояль, но только как исполнитель. Для меня — композитора — важнейшими инструментами всегда были духовые, в особенности древнейшие из них, такие как гобои, флейты. Мне кажется, это самые совершенные инструменты на свете. На них достижима изумительная точность интонирования, притом они естественным образом связаны с дыханием, с природным построением музыкальных фраз.

— Какое значение для вас имеет работа в музыкальной школе и в каком состоянии сейчас находится образование в этой сфере? Насколько важны теоретические дисциплины и может ли природная гениальность (если она существует) целиком их заменить?

— Громадное значение. Это половина моей жизни. Российская система музыкальных школ, невзирая на потери, понесенные в 1990-х годах, превосходит систему детского образования любой страны. Главная ее ценность — не методические разработки, а люди, российские музыкальные педагоги, носители особой культуры преподавания, отношения к ученикам, к музыке, которая формировалась усилиями поколений. Сейчас требуется сохранить эту культуру, то есть прежде всего — ее носителей.

Общество, государство должны бережно и уважительно относиться к этим людям, которые, имея весьма скромный, незаметный социальный статус, зачастую являются выдающимися, утонченными мастерами. Что касается важности теоретических дисциплин. Любое простейшее сведение в этих дисциплинах — плод деятельности десятков гениев. Какова должна быть природная гениальность человека, способного самостоятельно восстановить эти сведения? Стихийное самовыражение без знания теории часто принимают за так называемую гениальность, но это обезьянничанье, в лучшем случае талантливое.

— Вдохновляет ли вас Петербург и есть ли влияние его атмосферы в вашем творчестве?

— Безусловно вдохновляет. Столько мудрости и красоты сосредоточено на небольшом участке земли — может ли это не влиять, не вдохновлять?

— Какие места в Петербурге вы особенно любите? Есть ли в них мистика, которую часто приписывают этому городу?

— Люблю Новую Голландию, каналы вокруг нее, набережную у Горного института и вид на портовые краны. Иногда прихожу посмотреть на арку Новой Голландии вопреки занятости и в ущерб делам. Но на первом месте для меня Казанский собор. Мечтаю о том, чтобы была построена его южная колоннада, не осуществленная Воронихиным.

Мистикой разные люди называют разные вещи. Если по свету бродят призраки, то их можно встретить не только в Петербурге. Но наверняка в нашем городе — особенные призраки…

— Может ли музыка влиять на душевное состояние благотворным или разрушительным образом? И какое влияние более характерно для различных жанров?

— Музыка — громадная первозданная сила. Она влияет не просто на душевное состояние людей, на их мысли, но на мышление, на душу. Сходным образом радиация влияет на живую материю. Люди недооценивают влияние музыки потому, что оно не очевидно, и чтобы связать источник влияния с его последствиями, требуется малодоступный аналитический аппарат. Не следует связывать негативность или позитивность этого влияния с тем или иным жанром.

Часто говорят о том, что для классической музыки характерно позитивное влияние, для того или иного массового жанра — негативное. Это очень наивное мнение. В любом случае, массовая музыка безобиднее академической, последняя же способна на воздействия и в высшей степени позитивные, и на опустошительные.

«Гуманитарии — это психотерапевты, без которых мы обречены на коллективный невроз»

— Как композитор-ученый вы занимались также исследованием популярной музыки. Что вы можете сказать про уровень той музыки, которую сейчас пишут для звезд эстрады?

— Георгий Фиртич, великий мастер популярного жанра, имевший фантастический успех благодаря музыке к «Приключениям капитана Врунгеля», несколько лет назад сказал: «Современная российская попса — худшая в мире». Думаю, эти слова в отношении музыки, сочиняемой для нашей эстрады, справедливы до сих пор.

— Что вы думаете об андеграундной музыке, которую можно услышать в независимых театрах Петербурга? Как вы оцениваете качество именно музыкальной составляющей в эпатажных и причудливых пьесах?

— К сожалению, затрудняюсь ответить на этот вопрос. Я люблю театр, но — не знаю, как это вышло — посещаю только воображаемый театр, читая Гоцци или Расина. В реальном же театре не был уже лет двадцать. Но не исключаю, что это может быть интересно: в андеграундной культуре, пока она существует в первородном состоянии и не переходит в рыночную фазу, возникают порой замечательные вещи.

— Как вы считаете, состоялся ли на данный момент Чемпионат мира по футболу как культурное мероприятие, вне оценки спортивной и политической составляющей?

— Вообще, каких-то выдающихся культурных событий, связанных с чемпионатом вроде бы не случилось. Если мундиаль состоялся как культурное событие, то в том отношении, что люди из разных стран, которым свойственна весьма различная манера поведения, собрались вместе и ведут себя, что называется, культурно, пристойно и дружелюбно. Иначе говоря, благоприятная человеческая атмосфера чемпионата — культурное событие.

 Людмила Семенова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 июля 2018 > № 2677920 Роман Рудица


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 июля 2018 > № 2674214 Михаил Ведерников

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Псковской области Михаилом Ведерниковым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Михаил Юрьевич, Вы уже, надеюсь, вошли в курс дела, разобрались, чем следует заниматься. Хотел бы услышать от Вас анализ ситуации, каковы сейчас основные показатели региона, что удалось сделать за относительно короткий период, пока Вы временно исполняете обязанности руководителя региона, и какие планы на будущее.

М.Ведерников: Несмотря на сложность исполнения регионального бюджета, Псковская область выполняет все принятые на себя ранее обязательства социального характера. Мы стараемся выдерживать все параметры по исполнению майских указов Президента 2012 года. На начало года у нас неплохие показатели по росту промышленного производства, они составляют сейчас 1,8%. Также развивается сельское хозяйство, рост на начало года составил 6,2%. Мы ведём активную работу по развитию особой экономической зоны «Моглино», на сегодняшний день там зарегистрированы девять резидентов с общим объёмом инвестиций 4,7 млрд рублей.

Д.Медведев: А чем занимаются там компании в основном?

М.Ведерников: В прошлом году, в декабре, мы открыли финскую компанию «Нор-Маали». Она занимается производством лакокрасочной продукции, также для малярно-штукатурных работ производятся различные инструменты, сублимированные продукты. На сегодняшний день в «Моглино» планируют зайти ещё четыре предприятия, одно из них – группа компаний «Титан», общий объём финансирования – порядка 13 млрд рублей.

Д.Медведев: Хорошо, это новые рабочие места.

М.Ведерников: Интерес к особой экономической зоне остаётся достаточно высоким, и мы рассчитываем, что в ближайшее время будем выходить на Правительство Российской Федерации с просьбой об оказании содействия по вводу в эксплуатацию второй очереди особой экономической зоны «Ступниково».

Также с 2016 года при поддержке Министерства промышленности в Псковской области создан Великолукский электротехнический кластер. На сегодняшний день ещё семь предприятий вошло в этот кластер. Он включает в себя 19 промышленных предприятий и шесть объектов инфраструктуры. Общее количество сотрудников – 5200, оборот производимой продукции – 16 млрд в год.

Важнейшей темой для развития промышленного и экономического потенциала является транспортная доступность региона. Мы провели переговоры и планируем уже осенью этого года возобновить авиасообщение Псков – Москва, регулярные рейсы, и запустить скоростной поезд «Ласточка» (Псков – Санкт-Петербург). Мы рассчитываем, что это даст дополнительный импульс для развития такой важной сферы экономики Псковской области, как туризм. За последние два года оборот в этой сфере вырос на 62%. Если говорить о туризме, то в июне следующего года Псковская область, город Псков будут принимать 39-е Международные Ганзейские дни. Мы рассчитываем, что нас посетит около полумиллиона гостей из 180 городов 16 европейских стран.

Дмитрий Анатольевич, пользуясь случаем, хочу лично Вам выразить признательность за решения, которые были приняты по стадиону «Машиностроитель» – это 695 млн рублей из федерального бюджета. Мы рассчитываем, что это будет одна из основных площадок, на которых будут проходить мероприятия Ганзейских дней. И, конечно же, полмиллиарда на приведение в порядок фасадов в исторической части города – и для города, и для повышения туристической привлекательности это очень важное решение, которое даст новый импульс в развитии туризма в регионе.

Д.Медведев: Туризм для Псковской области – это очень важное направление. Вы упомянули указы Президента от 7 мая 2012 года. Сейчас мы готовимся к полноформатному исполнению тех стратегических задач, которые вытекают из указа № 204 от 7 мая текущего года. А именно – формируем подходы к так называемым национальным проектам, в которых всегда есть региональное измерение. С учётом того, что Вы только что доложили, надеюсь, что в исполнении этих решений вы также примете самое активное участие. Это будет, безусловно, полезно для всех жителей области.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 июля 2018 > № 2674214 Михаил Ведерников


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668379 Антон Танонов

Одним из героев финального концерта фестиваля Союза композиторов стал петербургский автор и педагог Антон Танонов, чью Первую симфонию в Концертном зале имени П. И. Чайковского продирижировал Александр Сладковский. В интервью «Музыкальной жизни» Антон Танонов рассказал о своем творческом пути, о мюзиклах и роли современных технологий.

— Как вы пришли к композиции? Помните ли первые впечатления детства?

— Выбор профессии — заслуга моего папы. Он всю жизнь мечтал заниматься музыкой, но при этом стал художником. Так что я смог воплотить его мечты в жизнь. Первую пьесу я сочинил в возрасте пяти лет, затем меня отдали в музыкальную школу, где мои вступительные испытания оценили весьма скромно. С самого детства меня привлекали Бах, Гайдн, а чуть позже Прокофьев. Любовь к этим композиторам я сохранил с собой навсегда!

— Как получилось, что судьба забросила вас из родного Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург? И почему решили связать жизнь с этим городом?

— Когда мне исполнилось одиннадцать лет, родители приняли решение, что я смогу достичь больших результатов и состояться как композитор, если буду учиться в Специальной музыкальной школе при Ленинградской консерватории. Санкт-Петербург долго меня не принимал. Но однажды после окончания консерватории со мной произошел один интересный случай. Мне позвонил мой коллега и сказал, что британский гитарист и композитор Кен Хенсли, один из лидеров группы Uriah Heep, приезжает в Петербург с концертами, и через пять дней уже состоится выступление в Большом концертном зале «Октябрьский». Это концерт для рок-группы с симфоническим оркестром, но нет партитуры. И вот за четыре дня мне каким-то чудом удалось скроить полностью партитуру всего музыкального материала. После такой спринтерской работы я ощутил, что в Петербурге — своя аура, некое притяжение центра силы, и мне просто необходимо остаться в этом городе, где случаются подобные неожиданные проекты, способные изменить мою жизнь в будущем.

«Мы сами пишем правила нашего успеха»

— Наследуя уникальные традиции петербургской (ленинградской) композиторской школы, как старались реализовать их в своем творчестве?

— Безусловно, петербургская композиторская школа немыслима без имени Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Но для меня еще одним ее воплощением является ныне здравствующий Сергей Михайлович Слонимский — мой любимый учитель, научивший меня слушать и слышать музыку, воспитавший духовные ориентиры. Благодаря ему я понял, что настоящий композитор не может иметь какой-то один цвет. Он должен быть многогранен: необходимо стараться все время оттачивать свое мастерство, работать в самых разных стилях, жанрах и направлениях. Сергей Михайлович, как ни один другой из современных композиторов, всеобъемлющ. Его уникальное чутье, в каком бы из жанров или стилей он ни работал, никогда его не подводило. Мы тесно сотрудничаем с ним вместе уже долгое время в консерватории. Одним из недавних консерваторских завоеваний Сергея Слонимского стало создание курса мелодики. Он собрал в объемный труд все мелодические примеры, интонации и обороты, которые его по-настоящему волнуют. Изучение их могло бы пригодиться в творческой работе, как молодым композиторам, так и зрелым мастерам. Мне кажется, эта работа сопоставима в какой-то степени с «Основами оркестровки» Римского-Корсакова.

— Сергей Михайлович направлял вас на свой собственный путь?

— Конечно же направлял, но ни в коем случае не подталкивал. Его кредо как учителя заключалось в том, чтобы не создавать копию себя в ученике, а почувствовать внутренний маятник каждого из студентов и постараться направить его в нужном направлении. Поэтому все ученики Сергея Михайловича очень разные по стилистике, жанрам, в которых они работают.

— Вы — композитор мультижанровый, успели попробовать себя в самых разных стилях. В последнее время сосредоточились на мюзикле. С чем связана такая неожиданная модуляция?

— Мюзикл в моей жизни — особая история. Еще задолго до реконструкции исторического здания Петербургской консерватории в нем существовала роскошная студия звукозаписи, где я имел честь работать в течение 8 лет звукорежиссером. Однажды я сидел за пультом и сводил запись Скрипичного концерта Мендельсона, как неожиданно мне сообщили, что ректор Михаил Гантварг просит меня зайти к нему для обсуждения вопросов композиторской кафедры. В кабинете у него я встретил Ирину Афанасьеву, генерального продюсера компании Makers Lab, которая в дальнейшем оказалась моим творческим соавтором. И первым из проектов, где я прошел кастинг как композитор, стал мюзикл «Мастер и Маргарита» (по мотивам одноименного романа Михаила Булгакова).

Что отличает мюзиклы, которые мы создаем с Ириной Афанасьевой? В первую очередь трактовка самого жанра. Ни для кого не секрет, что мюзиклы объединяют в себе колоссальное многообразие жанров — мюзикла-оперы, мюзикла-ревю, мюзикла в стиле ар-н-би. Основное предназначение мюзикла — развлекать. Российская публика привыкла уже к тому, что мюзикл — это что-то такое поверхностное. Но каждый из мюзиклов, которые мы создавали, будь то «Мастер и Маргарита», «Демон Онегина», «Оскар и Розовая Дама», сейчас работаем над «Лолитой» — все это произведения с очень сложной и непростой драматургией.

И как раз недостаток, существующий в современной опере, когда драматургия изложения страдает, в результате чего зритель лишен самого интересного, что есть в театре, а именно наблюдения за изменениями в поведении персонажей, главных героев, — в мюзикле почти отсутствует. Да, красота голосов, эффектная оркестровка, новые приемы звукоизвлечения — все это прекрасно, но театр все-таки всегда во главу угла ставил, как мне кажется, сюжет, за которым зритель должен всегда наблюдать. В опере он нивелируется, а мюзикл позволяет раскрыть эту историю максимально. Ну и к тому же никто ведь не запрещал использовать в мюзиклах современные композиторские техники, современную оркестровку и, соответственно, смело смешивать их с жанрами поп-музыки.

Сейчас у нашей компании есть свое помещение для театра. Мы сделали полную реконструкцию Ленинградского Дворца молодежи, с успехом закрываем первый театральный сезон. Сейчас это новый зал на 1200 мест, выполненный по бродвейским стандартам с самым современным звуком, с возможностью использования технологий 3D без очков — проекции, огромный экран на весь задник сцены. Это самые современные и передовые технологии, которые позволяют просчитать тайминг спектакля до секунды, а самое главное, создавать произведения на серьезные сюжеты с использованием средств самых новейших театральных технологий, тем самым привлекать внимание молодой аудитории. Я безмерно влюблен в мюзикл. Наверное, как только закончатся интересные истории и музыкальные темы, смогу написать книгу с заметками о своем личном опыте создания мюзиклов. Но пока меня это направление очень увлекает. Каждую минуту, посвященную созданию мюзикла, я считаю счастливой и драгоценной и чувствую, что за этим жанром большое будущее!

— Антон Валерьевич, в своем творчестве вы не минуете развлекательных и эстрадных жанров в русле с академической музыкой. Почему считаете такой синтез органичным?

— Появление микрофона привлекло к творческой жизни огромное количество исполнителей, которые не обладают большими оперными голосами, но владеют характерной интонацией, оригинальностью звучания. На сегодняшний день, если взять совершенный из всех музыкальных инструментов — человеческий голос, в современном мире при всем их многообразии каждый ценен в силу своей уникальности, как это происходило во все эпохи. Раньше, когда не было звукоусилительной аппаратуры, мы всегда были привлечены звучанием голоса, если он был сильный, иначе его невозможно было бы услышать.

Ну, а сейчас сила голоса нивелировалась, и колоссальное значение стали иметь актерские данные певца, его тембр, умение владеть речевой интонацией, его жизненный опыт, который артист может передать напрямую из своего сердца слушателям. Поэтому развлекательных эстрадных жанров не существует. Есть такая эстрада, которая находится как бы на периферии.

Для меня изначально было интересным сочетание лучшего, что создано в академической и коммерческой музыке. Мне сам термин «коммерческая музыка» почему-то ближе. Если смотреть на сегодняшний мир академической музыки, то эклектика и кроссовер стали своего рода творческим клише. Очень большое количество композиторов смешивает разные стили и направления, чтобы добиться нового качества. Мне всегда была интересна в коммерческой музыке именно ее структура и работа в области саунд-дизайна по отношению к ритм-секции, то есть насколько тонко современный саунд-продюсер относится к созданию вот этой самой ритмической пульсации, которая нередко становится основой большинства моих академических произведений.

— Как, в частности, ваша Первая симфония, не так давно исполненная в Москве Государственным симфоническим оркестром Татарстана под управлением Александра Сладковского…

— Да, ее блестяще продирижировал Александр Сладковский. Это один из тех удивительных дирижеров, благодаря которому музыка современных композиторов живет и развивается. Впервые моя симфоническая музыка прозвучала на фестивале «Молодежные академии России», организованном Александром Чайковским в 2003 году. Маэстро Сладковский продирижировал программой из музыки молодых композиторов, и дал ряд незабываемых концертов в Петербурге, Москве, Казани и Екатеринбурге. До сих пор оркестр является моим самым любимым инструментом, к которому хочется прикоснуться снова и снова. Если говорить о Первой симфонии, ее моторчик представляет из себя две ритмические основы: одна из области коммерческой танцевальной музыки, а другая из стихии минимализма, берущего свои истоки в восточных музыкальных культурах, в том числе индийской раге. И вот эти совмещения дают очень продуктивный результат. Сейчас я работаю над партитурой Второй симфонии-­концерта «Суворов».

— С кем из отечественных музыкантов чаще всего сотрудничаете?

— Я думаю, мне просто везет, так как я работаю с ведущими музыкантами России. Хотел бы особенно отметить свое продолжительное сотрудничество с Алимом Шахмаметьевым, главным дирижером Новосибирского камерного оркестра. Это чудесный коллектив, который исполнял премьеры многих моих сочинений для струнного оркестра. Алим Шахмаметьев — очень глубокий, яркий и самобытный интерпретатор современной музыки. Благодаря Шахмаметьеву состоялись премьеры таких моих оркестровых произведений, как: «Yulla», «Рахманиана», Концерт для терменвокса с оркестром.

— Какую роль в современном музыкальном мире играет технологический процесс?

— Технологии в современной музыке — это не более чем инструмент. Композитор обязан владеть одним или двумя из них. Я считаю обязательным овладеть композиторам всем спектром компьютерно-музыкальных технологий. Это дает большую творческую свободу. Таким образом, если их не освоить, они всегда будут над вами довлеть. Вы будете создавать свои произведения, используя те клише, которые заложили разработчики. Как только достигнете определенного уровня владения компьютерными музыкальными технологиями, то перестанете уже и думать об этом, а сосредоточитесь исключительно на творчестве.

— В ряде своих сочинений вы прибегаете к использованию электроники. Эти эксперименты сознательны?

— Электронная музыка подразумевает в себе создание новых звуковых миров. Отчасти это сродни философии. Ведь настоящая философия — создание нового мира, который логично живет по своим законам. По такому же принципу создается новый звуковой мир со своей определенной системой порядка. Это ведь безумно интересно! Единственное, когда это слишком затягивает, я понимаю, что на поиски данных миров, подобно полету в космос, может уйти вся жизнь. Поэтому надо себя вовремя заставить остановиться и все-таки стараться придерживаться первоначальной творческой задумки, под которую и стоит создавать этот мир, используя все самые современные технологии как один из совершенных инструментов для реализации творческого вдохновения.

— Антон Валерьевич, давайте вернемся к еще одной сфере вашей работы — преподавательской деятельности. Сейчас вы возглавляете кафедру композиции и импровизации в Санкт-Петербургской консерватории. Какие тенденции вы наблюдаете?

— В последние годы отмечаю гораздо более низкий уровень подготовки поступающих. Все реже и реже попадаются ребята, подготовленные по теоретическим дисциплинам на том уровне, на котором, я помню, находились абитуриенты еще 10—15 лет назад. Но зато мотивация у поступивших студентов и их работа непосредственно в классе композиции и по всем остальным дисциплинам выросла в разы! То есть это говорит о том, что системные проблемы образования преодолеваются, прежде всего, за счет того, что снова становится востребованной профессия композитора. Конкурс достаточно стабильный — 2—3 человека на место. Так сложилось, что на кафедре работают вместе, плечом к плечу два поколения. С одной стороны, это коллеги моего возраста — ваш покорный слуга, Светлана Нестерова, Николай Мажара, и с другой — классик современной академической музыки Сергей Слонимский, а также его коллеги: Григорий Корчмар и Геннадий Банщиков.

Мы на кафедре пришли к выводу, что должен быть определенный плюрализм с точки зрения стилистики работы студентов в классе. Я еще помню времена своей учебы, когда существовал такой постмейнстрим — время пост-Шостаковича. 80—90% студентов работали в этом направлении с той или иной степенью отклонений. Сейчас же можно с уверенностью говорить о том, что работы студентов стилистически очень сильно разделились. Понятно, что каждый педагог в своем классе композиции выбирает собственные принципы работы со студентом. Тем не менее за последние три-четыре года снова появилось настойчивое стремление студентов найти какие-то новые интонации, обороты в тональной мелодической сфере. С другой стороны, традиционно часто встречаются на каждом курсе два-три человека, которые работают в области сонорики, минимализма, электроакустической музыки. Они формируют новый тембровый алфавит звучания музыки. Подобное разнообразие очень нами приветствуется!

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

Композиторы — штучный товар. Как показывает опыт, каждый курс дает одного, максимум двух композиторов, которые остаются в профессии и продуктивно работают в дальнейшем. Понятно, что эта цифра относительна, но вот статистика говорит сама за себя. Основная проблема сегодняшних студентов заключена в том, что они очень заинтересованы в продвижении собственных произведений и очень редко принимают живое участие в организации исполнений, прослушивании музыки и посещении концертов своих коллег. И то, что мы воспитываем композиторов, работающих по принципу автономной подводной лодки, то есть каждый сам за себя, я считаю колоссальной проблемой. Многие открытия совершаются сегодня в научном мире исследовательскими командами. Понятно, что каждый композитор должен быть уникальным и оригинальным, но от соприкосновения друг с другом рождаются новые идеи. И чем больше возникает подобных творческих союзов, где каждый из композиторов питает друг друга новыми мыслями и идеями, тем лучше. И тут очень важно, чтобы именно композиторы-практики старались больше общаться друг с другом.

— Сложно ли сегодня молодому композитору в России найти себя, обрести свой собственный путь?

— Да, очень сложно. Можно сказать, что профессия композитора — это профессия второй половины жизни. Ведь после окончания консерватории выпускники проходят несколько этапов. Два или три года в любом случае уходят на то, чтобы просто понять — это вообще ваше призвание, или вы, может быть, занимались не своим делом. Происходит становление творческой личности — композитор отправляется в большое свободное плавание. Он должен почувствовать, нужна ли кому-то его музыка. И тогда возникает желание творить дальше вопреки всему.

Современные композиторы, как правило, редко работают только по одной специальности. Хорошо, когда композитор сам является исполнителем. Тогда у него есть возможность объединять эти два вида деятельности. Могу дать совет своим молодым коллегам — необходимо оставаться абсолютно искренним со своими слушателями, верить в себя и не тратить время впустую на крикливые заголовки сиюминутных стилевых направлений. Пишите то, что резонирует внутри вас, то, что испытываете именно вы, тогда точно никогда не проиграете! И никогда не делайте того, что вам не нравится. Сочинение музыки — это самое большое счастье для настоящего композитора!

 Виктор Александров

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668379 Антон Танонов


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668375 Данила Козловский

Как его только не величают в Сети: российская суперзвезда, главный секс-символ, герой нашего времени… Данила Козловский считает себя петербуржцем, хотя родился в Москве, а работает сейчас по всему миру. Встреча со знаменитостью собрала полный зал в петербургском кинотеатре «Англетер», где был представлен фильм Козловского, посвященный футболу. По сюжету картины главный герой — Юрий Столешников — знаменитый футболист, которого пригласили выступать в сборную страны. Невероятному взлету и блестящей карьере помешал неудачный пенальти и громкий скандал. Спортсмен пытается реализовать себя на посту наставника провинциальной команды.

После фильма «Тренер» в рамках фестиваля «Кино&Футбол» актер, режиссер и продюсер ответил на вопросы зрителей.

— Как вы отбирали актеров на роли футболистов?

— Только кажется, что все мы умеем с детства пинать мяч на любительском уровне и можем сыграть футболистов. Профессиональные футболисты — это все другое. Они по-другому бегают, двигаются, работают без мяча, сплевывают, вытирают пот… Абсолютно другая пластика.

«Талант симулировать невозможно»

Поэтому около 50-60% актеров в фильме — реальные футболисты, и лишь остальная часть — артисты. Я не смотрел хороших, даже гениальных артистов, если они не играют в футбол. Очень повезло с Виталием Андреевым (сыграл Зуева): нужен был актер красивый, талантливый, молодой, с длинными волосами — и вот он нашелся, здесь, в Санкт-Петербурге.

— В «Тренере» вы выступаете в трех ипостасях — как актер, режиссер и продюсер. Какое из этих направлений считаете для себя самым перспективным?

— Все абсолютно. Да, у меня есть молодая продюсерская компания, и сейчас мы готовим к запуску несколько больших картин и сериал. Но это не значит, что все мои фильмы теперь я буду сам режиссировать или продюсировать. Актер — моя первая профессия, этим занимаюсь всю свою жизнь и буду заниматься дальше. При этом всегда знал, что буду заниматься и режиссурой. Это не было так: а дай-ка я сделаю кино. Я окончил режиссерско-актерский курс Льва Додина. То, что преподавали для режиссеров, актеры ходили слушали, и мы с первого курса ставили свои отрывки, вместе с режиссерами экспериментировали — вообще никогда не было разделения.

Мой учитель Лев Абрамович всячески конфликтует с этим примитивным, туповатым определением, что актер должен быть чистым белым листом для режиссера. Ходит такой овощ, и мы из него что-то лепим… Он за то, чтобы актер знал, читал, смотрел и видел, был умным, интеллектуально богатым.

— В титрах фильма среди нескольких фамилий продюсеров ваша на первом месте, а Никита Михалков, колос современного кино, лишь на четвертой позиции. Не обидится Никита Сергеевич на это?

— Когда увижу Никиту Сергеевича, спрошу у него (улыбается). Убежден, что он выше этого, мы партнеры, картину делали вместе, и он знаком с титрами. По сути я с Петей Ануровым начал разрабатывать историю «Тренера». Никита Сергеевич подключился, когда из такой частной картины про футбол проект вырос до масштабного кино. Конечно, мы объединились с более крупными партнерами, с людьми, которые имеют опыт в подобных съемках. Здесь все логично и объяснимо.

— Что вы испытывали, когда были на премьере своего первого режиссерского фильма?

— Перед первой премьерой со зрителями я наивно полагал, что наконец-то на собственной премьере мне будет спокойно, потому что не нужно выходить на сцену, произносить текст…

Но это был ад, такая нервотрепка и такие эмоции!

Фильм — как твой ребенок. Кто-то может сказать, что у него ноги кривые, что уши большие, что кто-то красивее, но он уже идет и живет своей жизнью, и ты можешь только наблюдать. Это трогательно и грустно, но это и огромное счастье.

— Вы презентуете «Тренера» в разных городах мира. Насколько для вас было важно представить фильм в Санкт-Петербурге?

— Очень важно. Петербург — для меня родной город, хотя я здесь не родился. С этим городом связаны главные события моей жизни: военное училище, его окончание, встреча с моими учителями, театральная академия, мои друзья, мои первые роли — все, что меня сформировало, было в Петербурге. Опять-таки я работаю здесь в лучшей театральной компании страны и в одной из лучших в мире, в МДТ — Театре Европы.

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

— Вы дебютировали как кинорежиссер. Нет ли желания попробовать себя в качестве театрального режиссера?

— Нет, мне это совершенно неинтересно. Может, это парадокс, а может, и не случайно: как снять сложное постановочное кино с пятью-семью работающими камерами одновременно и с тысячными актерами массовых сцен — я знаю. А как создать спектакль — для меня на сегодняшний день темный лес.

В принципе, понимаю технологию постановки спектакля, и если меня припрут к стенке, конечно, попробую, но я не чувствую какой-то своей личной энергии и чего-то такого, что необходимо, чтобы создавать. У меня этого нет. Может быть, появится через какое-то время, когда поумнею, повзрослею, наберусь опыта (улыбается).

Продолжение интервью читайте на сайте «Петербургский авангард».

Записала Любовь Костерина

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668375 Данила Козловский


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 июля 2018 > № 2662672 Георгий Полтавченко

Встреча с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко.

Г.Полтавченко информировал Президента о социально-экономической ситуации в Санкт-Петербурге.

В.Путин: Георгий Сергеевич, мы с Вами встречаемся достаточно регулярно, тем не менее есть возможность сейчас поговорить о том, как работала экономика Петербурга, с какими результатами в первом полугодии текущего года. С этого начнём, а потом поговорим по всем остальным вопросам.

Г.Полтавченко: Мы пока предварительно подвели итоги.

Считаю, что рост, который мы обеспечили в прошлом году, сегодня даёт свои результаты. По индексу промышленного производства предварительные данные – 103,5 процента, что важно. Чуть пониже растёт розничный торговый оборот, платные услуги для населения, это говорит об оживлении экономики.

Собственные доходы подросли где-то на 10 процентов по сравнению с тем же периодом прошлого года. Во всяком случае, стабильный, пусть не такой скачкообразный, но рост экономики идёт. Думаю, что мы сработаем даже лучше, чем в 2017 году.

По инвестициям в основной капитал мы не снижаем, сегодня по итогам, только первый квартал, где-то порядка 82 миллиардов рублей мы привлекли. Думаю, эта сумма будет так же, как и в прошлом году. Мы неплохо сработали, 658 миллиардов рублей в основной капитал привлекли. Это больше, чем бюджет региона.

И хочу доложить, мы на заседании правительства города утвердили стратегию социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2035 года, и в принципе в план мероприятий по реализации стратегии мы заложили все положения Вашего указа от 12 мая, в том числе и индикаторы. Сейчас идёт работа над формированием бюджета на 2019-й и последующие годы. В принципе, там как раз все статьи. Формирование бюджета идёт именно под задачи, которые поставлены в майском указе. Поэтому я думаю, что мы должны сработать не хуже, чем в 2017 году. Скорее всего, даже лучше.

В.Путин: Хорошо. Давайте по некоторым вопросам отдельно поговорим, детально.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 июля 2018 > № 2662672 Георгий Полтавченко


Россия. Корея. СЗФО > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 июля 2018 > № 2700014 То Чонхван

То Чонхван: Южной Корее и КНДР нужно создать общий словарь языка

Министр культуры, спорта и туризма Южной Кореи То Чонхван, посетивший с визитом Санкт-Петербург, рассказал в интервью РИА Новости о будущем культурного диалога между Южной Кореей и КНДР, любви корейцев к Пушкину и секрете успеха южнокорейского кинематографа. Беседовал Александр Кудрявцев.

— Господин То Чонхван, расскажите, пожалуйста, как будет выстраиваться культурный диалог между Южной Кореей и КНДР после исторической встречи их лидеров?

— Нашему диалогу положило начало участие КНДР в зимних Олимпийских играх, которые проходили в Пхенчхане. Именно тогда, во время Олимпийских игр, мы договорились о встрече глав двух стран, Южной Кореи и КНДР, далее был налажен диалог с лидером Северной Америки. Мы начали со спортивного обмена, потом к нам приехали выступать артисты из КНДР. Затем наша делегация посетила КНДР с ответным визитом, включившим концертную программу южнокорейских артистов.

Мы смогли понять, что, несмотря на некоторые разногласия, мы можем взяться за руки и вместе выступать на одной сцене. После этого стало понятно, что существует острая необходимость в стандартизации языка, то есть нам нужно определить общий, понятный обеим странам, употребляемый язык, создать единый словарь. Среди других ближайших совместных мероприятий — баскетбольный матч команд Южной Кореи и КНДР, участие в Азиатских играх в Индонезии в августе этого года и еще один саммит, который пройдет осенью.

— Как будет развиваться туристическая область в новых условиях?

— На втором саммите мы планируем обсудить детали денуклеаризации Корейского полуострова, далее мы уже обсудим вопросы экономического развития, среди которых и вопросы туризма, в частности прокладывание маршрутов на горе Кымган в Северной Корее.

— Говоря о корейской культуре, невозможно не упомянуть о знаменитом во всем мире корейском кинематографе. Чем объясните его успех?

— Успех пришел к нашему кинематографу благодаря огромным усилиям и стараниям, которые были проявлены в предыдущие 20 лет многими деятелями в этой сфере. Корейский кинематограф сначала был вынужден бороться за существование, было приложено много усилий и таланта, и это стало толчком для его дальнейшего развития.

— Заинтересована ли Корея в увеличении числа корейских фильмов в российском прокате?

— Некоторые наши актеры и актрисы известны в России и получали премии на международных кинофестивалях в Москве. Также напомню, что в конце 2017 года стало известно, что одна из крупнейших в мире сетей кинотеатров, корейская CJ CGV, поучаствует в создании в Москве новой киносети. Они заявили, что откроют общее количество 160 кинотеатров по России. Этот шаг — признак активного участия в культурном обмене на уровне гражданского общества. Конечно, правительство поддерживает такое движение.

— Корейские зрители любят свое кино, а в России иногда зритель игнорирует отечественные киноновинки. Что, на ваш взгляд, можно сделать для изменения ситуации?

— Когда мы смотрели известный российский фильм "Тихий Дон", сразу можно было заметить, что в нем медленный темп и очень много долгих диалогов. Мы подумали, что это, возможно, является особенностью российских фильмов или проявлением социального реализма. Молодому поколению тяжело смотреть медленные фильмы, не хватает терпения. Нужна сложная цепочка сюжета, которая поддерживает интерес зрителя в течение развития киносюжета. Возможно, в этом проявляется коммерческая заинтересованность режиссеров, но этот же прием делает фильм интересным для рядового зрителя. Каждый раз зрители ждут фильм, который будет уже более насыщенным, динамичным и интересным, чем предыдущий.

— Интересна ли корейским кинематографистам кооперация корейских и российских кинодеятелей?

— Южная Корея заинтересована в сотрудничестве не только с Россией, но и в целом можно отметить три страны: Россия, КНР, США. В настоящий момент мы уже сотрудничаем с Китаем и США, создаем общие фильм, налажено общение актеров наших стран. С Россией пока мало подобного культурного обмена, и мы желаем его расширить.

— Корейские киношколы высоко котируются в мире. Может ли иностранный гражданин, россиянин, попасть туда на льготное обучение?

— У нас существуют подобные программы для некоторых стран Азии. Если Россия также заинтересована, мы попробуем создать программу для россиян, чтобы они могли заниматься у мастеров кинематографа Южной Кореи.

— Еще одним шагом в развитии культурных связей между Россией и Южной Кореей стало недавнее открытие в Петербурге памятника писательнице Пак Кённи. Почему памятник открылся именно ей?

— В ответ на предложение российского союза писателей в 2013 году при посещении президентом России Владимиром Путиным Республики Корея в центре столицы перед отелем "Лотте" был открыт памятник Александру Пушкину.

И в ответ на установку памятника Пушкину в Сеуле на территории СПбГУ поставили памятник Пак Кённи. Это выдающаяся корейская писательница, которая в течение 26 лет работала над многотомным романом "Земля", где описала историю и жизнь корейского народа. Ее также можно назвать ярчайшим представителем женской прозы среди корейских деятелей искусства XX века.

Насколько в России любят Пушкина, настолько в Южной Корее уважают Пак Кённи и гордятся ее творчеством.

Санкт-Петербург до Февральской революции в течение более чем 200 лет был столицей России, а сейчас он является культурной столицей, где на каждом шагу можно обнаружить литературное наследие Пушкина, Достоевского и других великих классиков русской литературы.

К тому же СПбГУ является старейшим университетом России, который выпустил многих деятелей культуры и ученых. Более того, когда в Корее правил король Кочжон (в 1897-1917 годах — ред.), здесь в стенах вуза впервые в Европе началось преподавание корейского языка переводчиком Ким Пеноком.

Я считаю, что важность открытия памятника писательнице Пак Кённи на территории СПбГУ, где было положено начало истории дружеских отношений между Россией и Кореей, трудно переоценить и сопоставить с подобными случаями, если бы этот памятник стоял где-то в другом городе или месте.

Надеюсь, что памятник послужит символом не только продолжения культурного обмена между Россией и Кореей, но и укрепления дружеских отношений.

— Как жители Сеула отреагировали на установку памятника Пушкину и способствовало ли это развитию интереса к русскому языку и литературе среди корейцев?

— Даже среди совсем не знающих русский язык корейцев Пушкин был давным-давно известен благодаря своему стихотворению "Если жизнь тебя обманет, / Не печалься, не сердись! /… Сердце в будущем живет… "

Возможно, это прозвучит как шутка, но он настолько знаменит среди корейцев, что вместе с традиционной живописью минхва стены деревенских парикмахерских украшены и его стихами.

Памятник Пушкину поставлен перед отелем "Лотте" в районе Согондон. Улица, где он стоит, как и район Мендон и ворота Кванхвамун, является одним из самых посещаемых мест города. Благодаря установке памятника Пушкин стал объектом еще большей любви и особого внимания наших граждан, к тому же у корейцев появились более дружеские чувства по отношению к России.

Корейцы не меньше, чем жители других стран мира, любят не только Пушкина, но и Достоевского, Толстого, Чехова, Горького и других выдающихся российских писателей, с удовольствием читают их произведения. Думаю, что и в будущем они будут объектами восхищения и уважения в Южной Корее.

— Какие еще совместные российско-корейские литературные, музыкальные, художественные проекты в планах?

— Благодаря поддержке Корейского института переводов литературы KLTI, который занимается переводами произведений корейских авторов и представляет их за рубежом, а также российских издательств мы переводим на русский язык и издаем художественную прозу Кореи.

Оба государства активно занимаются продвижением культурных контактов посредством организации крупных мероприятий: международная книжная ярмарка в Москве; творческие вечера литераторов Южной Кореи и России; презентация книжных новинок, фестивали корейской литературы и культуры. Например, в августе этого года в Петербурге на открытии фестиваля современного танца Open Look впервые в России будет выступать Корейская национальная компания современного танца с постановкой "Рассуждения о "Весне священной". Образ розы".

В будущем для развития и активизации обмена в сфере культуры и искусства мы собираемся разрабатывать совместные проекты, например, с Корейским культурным центром в Москве.

— Какую роль играет развитие культурных связей России и Кореи в достижении внешнеполитических целей? Что может культура, но не может политика?

— Я считаю, культура обладает силой, которая позволяет понимать и уважать другие страны и посредством этого устанавливать добрососедские отношения.

И эта сила культуры, переступив через различия идеологий и систем, помогает установить между государствами то доверие, которого не может достичь государственная дипломатия. Я считаю, что, выступая основой дружеских отношений, культура в долгосрочной перспективе помогает достигать внешнеполитические цели. Большую роль культурные мероприятия играют и в установлении мира на Корейском полуострове, в частности, это доказал прошедший недавно совместный концерт северокорейских и южнокорейских артистов в Пхеньяне. В том числе благодаря таким акциям стал возможен саммит на высшем уровне между США и КНДР.

Сейчас отношения между Россией и Южной Кореей стали не просто доверительными, а вышли на уровень тесного политического сотрудничества, и, полагаю, что в этом деле именно культура сыграет особую роль. Поэтому я ожидаю еще большего расширения культурного обмена между двумя странами.

Александр Кудрявцев.

Россия. Корея. СЗФО > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 июля 2018 > № 2700014 То Чонхван


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 2 июля 2018 > № 2666146 Виталий Пушницкий

Один из самых известных современных российских художников живет и работает в Петербурге. Английское издательство Phaidon включило Виталия Пушницкого в международный список из 115 художников, определяющих новые перспективы в живописи. Его персональные выставки проходили в Эрмитаже, Русском музее, Московском музее современного искусства. Его произведения регулярно экпонируются в США, Испании, Венгрии, Финляндии, Дании, Италии, Великобритании, Кореи, Чехии, Австрии, Индии, Германии. Корреспондент «Росбалта» побеседовала с Виталием Пушницким о том, как отличить художника от мошенника.

— Виталий Юрьевич, как менялись ваши приоритеты в материалах, тематике, изобразительных средствах на разных этапах жизни?

— Я брал вещи, которые были под рукой, и делал, что мог. Когда я закончил Академию, жил в маленькой мастерской, где мог поместиться лишь холст размером 50 на 60 см. Позже перешел на рулонную бумагу. Когда увеличилась мастерская, я смог писать полнометражные полотна.

Летний сад утопает в духах

Не столько интересен материал, сколько его зависимость от пространства, где ты находишься. Когда я путешествовал на машине по Европе и не имел студии, то покупал простые открытки и превращал в арт-объекты.

— Когда вы поняли, что хотите быть художником?

— Если честно, я не помню этот момент. И было ли такое желание когда-либо — нужно посмотреть глубоко внутрь себя. Когда у Матисса спросили: «Верите ли Вы в Бога?» Он ответил: «Когда пишу — верю». Ты являешься художником только тогда, когда находишься в этом процессе. В другое время ты становишься кем-то другим. Художник — это не социальная позиция. Несмотря на то, что во Франции отличительным знаком художника считается синий берет, а у нас — значок Союза художников, этого мало. Важна не внешняя атрибуция, а процесс, в котором ты участвуешь. Если он получается.

— Есть такая любопытная тенденция: творчество все чаще идет на рынок народного потребления, в частности — ориентированного на хобби. Например, сейчас очень популярны картины для раскрашивания по номерам, на основе композиций, выполненных профессионалами.

— Это использовал еще Энди Уорхол в 1960-1970-х годах. Нормальный поп-арт. Это было всегда: ведь чем отличаются пронумерованные холсты от напечатанных открыток с репродукциями? Обычная открытка — это китч, не являющийся культурой, относящийся к сувенирной продукции. В нее часто помещают объекты культурного наследия, но сувенир все равно остается лишь сувениром. Сколько репродукций Моны Лизы мы видели на пепельницах? Пластиковых икон в машинах? Общество сводит культуру на уровень своего бытового удовольствия, а маркетинг пользуется любой возможностью тиражирования.

Раскрашивание по номерам не является рисованием, это относится, скорее, к досугу. Но то, что человек стремится освоить что-то новое и делать что-то своими руками, можно только приветствовать. Это исходит из детских желаний, в которых нет ничего плохого.

— Вызывает ли у вас огорчение то, что художники, у которых есть потенциал, часто занимаются откровенным китчем?

— Есть такие люди, которые прикрываясь идеями, не ими придуманными, пытаются симулировать некий духовный опыт, для собственных дивидендов, например, чтобы подняться по социальной лестнице. Хотя и их мотивация, и примитивный метод, в которых нет никакого творческого акта, просто создание продукта — все это видно. Это те же сувениры, только сделанные не по 10 рублей за штуку, а очень дорогие. Дело даже не в цене, а в статусе. Эти вещи можно повесить в музее, выставить на биеннале. Это действительно вызывает огорчение, потому что видно, что «король голый», но никто не решается об этом заявить, чтобы не выбиться из общепринятых понятий. И такие художники этим пользуются. Когда люди не распознают мошенников, это печально. Но вообще это контекстный вопрос, ведь любой продукт может показаться плохим, смотря с какой стороны его изучать. Чтобы оценить художника, надо знать цель, которую он поставил, язык, на котором он говорит, и контекст, в котором он живет.

— Можно ли сказать, что люди с большими деньгами, которые порой за такую высокую цену приобретают «странные» на общий взгляд картины, тоже подвержены влиянию мошенников?

— Нет. Тот, кто имеет деньги, причем заработал их сам, а не получил, допустим, в наследство, — это дисциплинированный, устойчивый, умеющий собой управлять человек. Другой просто не имеет будущего в бизнесе, с ним никто не будет иметь дела. Что же касается картин, то любая вещь, говорящая о статусе того, кто ею обладает, повышается в цене. И деньги в этом решают не все, купить всемирно известную картину не может человек, не имеющий в этой сфере определенной репутации. Важно не то, сколько платят, а кто платит.

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

— Сталкивались ли вы с мифами и стереотипами о художниках?

— Когда я был студентом, я приехал в деревню, на родину предков, где жили люди, никогда даже не выезжавшие в город. Когда соседка узнала, что я художник, она спросила: «А ты масляными красками рисуешь? На холсте? Ну тогда художник!» Я считаю, что это самый прекрасный миф. У простых людей два материала — масляная краска и холст — формируют образ художника. Это глубокая, сермяжная правда. Есть такие народные мифы, которые настолько умилительно-приятны, что ничего и не прибавить. С другими мифами я не сталкивался.

— Эти другие мифы часто изображают художников маргиналами.

— Вспомните об итальянской школе Возрождения. Там не было маргиналов. Все великие произведения, которые сейчас висят в музеях, были созданы аристократией для аристократии. Эти художники были воспитаны своим обществом и говорили на его языке. И лишь после всплеска экстравагантности на стыке XIX—XX веков художника стали воспринимать как дикий и невнятный тип, не вписывающийся в социальные нормы.

— Есть мнение, что реализм и академическая живопись так же чужды сегодняшнему дню, как кринолины или парики. Как вы считаете, справедливо ли это?

— Если уж брать в пример моду, то дизайнеры все время обращаются к прошлому. Раз в 30-40 лет поднимается тема моды на ретро, элементы Средневековья. Никакая вещь не умирает окончательно, она забывается на время, а потом возвращается. Людям нужно свое время, со своей модой и модификацией. И стимул для создания нового ищут в архивах прошлого. Если это было когда-то, оно осталось навсегда. Другой вопрос, что академизм сейчас присутствует в России как замкнутая институция, отдельный остров вне культурного диалога.

— Расскажите о мероприятии в Базеле, с которого вы недавно возвратились.

— В Базеле проходит лучшая ярмарка мирового искусства Art Basel. Около 300 галерей заняты произведениями, прошедшими долгий отбор — социальный, экономический, исторический. Это многократное сито, просеивающее и ротирующее таланты и мнения. Это возможность задаться некоторыми вопросами о самом себе и собственном развитии. Можно быть уверенным лишь в том, что представленные там произведения чего-то стоят.

Чтобы развиваться, человеку нужно потреблять приятные и правильные вещи и общаться с приятными людьми. Если ты находишься в неприятной злой атмосфере, читаешь плохие и злые книги, общаешься с неумными и недобрыми людьми — это разрушает тебя изнутри. Мозг впитывает все, что нас окружает, поэтому мы калечимся от дурных вещей, сами того не замечая. Можно сделать фейковую картину, но нельзя симулировать путь художника. Невозможно доказать людям, что ты художник, если это не подтверждается твоей жизнью.

Людмила Семенова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 2 июля 2018 > № 2666146 Виталий Пушницкий


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666623 Елизавета Антонова

«Диалог Форт-Росс» в Великом Новгороде

Елизавета Антонова, Заведующая отделом по подготовке тематических материалов редакции «Международная жизнь»

21-22 мая 2018 года в Великом Новгороде прошла Международная конференция в рамках «Диалога Форт-Росса» - российско-американского форума общественно-политических, деловых и академических кругов. Конференция была проведена под эгидой Межведомственной рабочей группы (МРГ) при МИД России. Созданная в 2017 году, МРГ является совещательным органом, который служит координации усилий по укреплению российско-американских культурно-гуманитарных связей, сбережению и развитию связанных с Россией памятных мест и объектов наследия в США.

МРГ возглавляет заместитель министра иностранных дел России С.А.Рябков, первым заместителем председателя является директор Департамента Северной Америки (ДСА) МИД России Г.Е.Борисенко, заместителем председателя и руководителем координационного экспертного совета МРГ - заместитель директора ДСА А.В.Коржуев. В состав группы входят представители Федерального Собрания, Правительства Москвы, ряда министерств, профильных департаментов МИД России, российских академических институтов, публичных акционерных обществ (ПАО) «Транснефть» и «Совкомфлот», компании «Ренова» и т. д.

Конференция в Великом Новгороде стала живым воплощением предложенной ПАО «Транснефть» его расширенной концепции, предполагающей ежегодное проведение встреч не только в США, на базе Форт-Росса и Стэнфордского университета, но и в России.

Первая российская конференция состоялась 29-30 мая 2017 года в Пскове, в Музее-заповеднике «Изборск» (основная достопримечательность - Изборская крепость) - побратиме Форт-Росса.

В этом году встреча прошла при поддержке Правительства Новгородской области, Росархива, Госархива, РСМД, «Российской газеты», российских компаний «Транснефть», «Совкомфлот», американской «Шеврон» и американского Общества по сохранению Форт-Росса.

Контакты народов России и Америки имеют исторические корни. Феномен «Русской Америки» - это не только освоение русскими новых земель, но и период экономического и духовного развития на этих землях, наведения мостов между народами. «Русская Америка» включала Аляску, Калифорнию, Алеутские острова и - на короткий срок - Гавайские острова. В начале XIX века с русскими владениями начали развивать торговлю корабельщики из Бостона. Этот факт имел важное значение для установления в 1807 году дипломатических отношений между странами. С целью их упорядочения в 1824 году была подписана Конвенция о дружественных связях, торговле, мореплавании и рыбной ловле.

В 1812 году на побережье Калифорнии был выстроен Форт-Росс. В настоящее время крепость Форт-Росс является историческим парком штата Калифорния.

Общество по изучению Форт-Росса было основано в 1973 году. Для тех русских эмигрантов, которые потеряли возможность вернуться на родину, единственным шансом прикоснуться к ней стал форт. Это место имеет для них огромное эмоциональное значение - там есть православный храм и он помогает поддерживать духовную связь с Россией.

До недавнего времени Форт-Росс как историко-культурный объект практически был неизвестен и отчасти заброшен. Но на помощь пришла компания «Транснефть», которая помогла крепости выстоять.

Идея поддержки Форт-Росса получила одобрение на уровне руководства России. Так, в 2012 году Президент России В.В.Путин направил официальное приветствие участникам российско-американской встречи, посвященной 200-летию Форт-Росса. Тема сохранения Форт-Росса затрагивалась еще российским премьером Д.Медведевым на встрече с Президентом Бараком Обамой в ходе визита в США. С призывом к американским бизнесменам сохранить Форт-Росс для грядущих поколений обращался и министр иностранных дел России С.Лавров. По словам главы российского внешнеполитического ведомства, Форт-Росс, являющийся уникальным памятником участия России в освоении Америки и символом давних российско-американских связей, продолжает сегодня играть важную просветительскую роль, позволяя более чем 200 тыс. американцев ежегодно «погружаться» в историю и быт одних из первых европейских поселенцев на Западе США.

«Транснефть», «Совкомфлот» вместе с корпорацией «Шеврон» поддерживают Общество по сохранению Форт-Росса с 2010 года. В преддверии празднования 200-летия Форт-Росса эти компании выпустили документальный видеофильм об истории форта и парка. А 30 июля 2012 года при их спонсорской поддержке состоялись праздничные мероприятия, приуроченные к этому юбилею. Из культурного взаимодействия родился проект «Российско-американский диалог Форт-Росс». Вместе с партнерами «Транснефть» финансирует программы, которые позволяют повысить интерес простых американцев к столь уникальному объекту русского наследия в США. В мероприятиях, состоявшихся в 2012-2017 годах, приняли участие представители политических и деловых кругов России и США, российских и американских научных и образовательных учреждений. Таким образом, музей Форт-Росса в Калифорнии стал символом культурного и делового сотрудничества двух стран, площадкой для дискуссий, платформой для реализации возможностей народной дипломатии.

Участие акционерных обществ и других бизнес-структур в поддержке Форт-Росса свидетельствует о том, что бизнесу небезразличны гуманитарные вопросы общенациональной значимости. Конечно, основой любого бизнес-предприятия является реализация прагматических задач, но в таких непростых политических условиях бизнес берет на себя еще роль проводника, связующего звена, для столь важного диалога между Россией и США.

В 2018 году повестка дня форума была сфокусирована на поиске новых возможностей для развития двусторонних связей в самых различных областях. В программе конференции - вопросы культурного и гуманитарного сотрудничества, кибербезопасности, энергетики.

В мероприятии приняли участие заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ А.Волин, министр-советник по вопросам печати и культуры посольства США в России Томас Лири, специальный представитель Президента РФ по международному культурному сотрудничеству М.Швыдкой, председатель Общества по сохранению Форт-Росса Сара Свидлер, президент «Транснефти» Н.Токарев, президент «Шеврон Нефтегаз Инк.» Э.МакГран, первый заместитель генерального директора ПАО «Совкомфлот» Н.Колесников, губернатор Новгородской области А.Никитин.

Первый день конференции организаторы посвятили вопросам сохранения архивов. В четырех панельных дискуссиях под общей темой «Навстречу друг другу: саммит архивов и музеев русской Америки» приняли участие директор Государственного архива РФ Л.Роговая, генеральный директор Музеев Московского Кремля Е.Гагарина, директор Института США и Канады РАН В.Гарбузов, председатель Фонда Государственного Эрмитажа (США) Пол Родзянко, директор Музея русского искусства в Миннеаполисе В. фон Цуриков.

В рамках дискуссий участники обсудили возможности развития сотрудничества между музеями и архивами России и Америки, роль научных учреждений, культурных проектов в укреплении диалога между странами. Во время одной из сессий была представлена брошюра, посвященная архивам России и США. Эксперты отметили необходимость информирования общественности о малоизвестных фактах российско-американских отношений XVIII-XX веков. Белые пятна в истории взаимоотношений стран не способствуют взаимодействию и диалогу. Поэтому высока роль архивов, которые сохраняют память об общем прошлом, что, в свою очередь, может стать хорошей основой для сотрудничества, особенно сейчас в непростых политических условиях. Отдельное внимание участники уделили обмену опытом по использованию современных технологий в архивном и музейном пространстве.

В 2018 году российские архивы отмечают 100-летний юбилей. В июле 2017 года Президент РФ подписал указ «О праздновании 100-летия государственной архивной службы России». В рамках конференции состоялось подписание соглашения о сотрудничестве «Транснефти» и Госархива России. Среди возможных форм сотрудничества - помощь в приобретении документов и архивов наших соотечественников, поддержка научных исследований в области российской истории, совместные усилия в популяризации российской истории (например, участие в создании интернет-проектов/ресурсов, документальных телевизионных фильмов и передач, проведении выставок).

Второй день конференции был посвящен взаимодействию России и США в вопросах кибербезопасности и тенденциям в глобальной энергетике. В рамках сессий в обсуждении приняли участие программный директор РСМД И.Тимофеев, член дирекции ИМЭМО РАН, директор Энергетического центра школы бизнеса «Сколково» Татьяна Митрова, директор Департамента международного сотрудничества Министерства энергетики РФ Роман Маршавин, директор Программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне О.Оликер, научный сотрудник Института «Восток - Запад» (США) А.Куен, научный сотрудник по направлению общественных наук RAND Corporation Э.Кларк-Гинсберг, представители деловых и экспертных кругов России и США.

Участники обсудили состояние и динамику российско-американского диалога по вопросам кибербезопасности, отметив необходимость поиска точек соприкосновения по столь важной и чувствительной теме. Интересы России и США в информационно-коммуникационных технологиях схожи, но существуют разница в подходах, кризис доверия, что мешает выработке международных правил ответственного поведения в киберпространстве.

В рамках «круглого стола» «Россия и США на глобальном рынке энергоносителей: соперничество и сосуществование?» эксперты рассмотрели вопросы трансформации глобального энергетического рынка, роль России и США в новых условиях. Обе стороны интенсифицировали свою внешнюю энергетическую стратегию: политика энергетического доминирования Трампа столкнулась с концепцией России, позиционирующей себя как энергетическая сверхдержава, что коренным образом поменяло структуру энергетического рынка, торговых связей и экономических отношений во всем мире. Эксперты согласились с тем, что продолжается борьба за конкурентные рынки, но в этом соперничестве значительную роль играет не экономический потенциал стран, а политические интересы, что серьезно портит бизнес-климат во всем мире.

Однако выступающие отметили, что при открытости и готовности к диалогу, поиске компромисса по острым политическим вопросам давление на бизнес будет снижено и можно будет говорить о сотрудничестве, кооперации между странами в энергетической сфере, для которых есть все необходимые экономические условия.

Конференция «Диалог Форт-Росс» за годы своего проведения наглядно продемонстрировала, что взаимный интерес, общность культурно-исторических связей могут гарантировать регулярное двустороннее общение, взаимодействие и сотрудничество между Россией и США даже в неблагоприятных условиях политического соперничества и обострившихся противоречий.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666623 Елизавета Антонова


Россия. СЗФО. ЮФО > Химпром. Судостроение, машиностроение. Экология > rusnano.com, 29 июня 2018 > № 2665282 Сергей Вахтеров

Сергей Вахтеров, управляющий директор УК «РОСНАНО»: Электрокатамаран на солнечных модулях можно использовать и в соленой воде.

ВЕДУЩИЙ: Герои нашего следующего материала, напротив, занимаются созиданием, они составляют экологическую карту рек, а заодно и отдыхают на свежем воздухе.

КОРР.: Вот он, белоснежный красавец, первый российский катамаран, который работает на солнечных батареях. Это значит, что энергия солнца позволяет вообще не тратить деньги на топливо, а выброс вредных веществ в атмосферу равен нулю. За три летних месяца катамаран пройдет от Балтийского до Каспийского моря, это около 5 тысяч километров. Судно с дизельным двигателем за это же расстояние выбросило бы в окружающую среду 12 тонн углекислого газа.

Александр РАЗВАДОВСКИЙ, координатор проекта «Эковолна»: У нас нет выбросов, и, как слышите, шум от электрических двигателей гораздо тише, электрические двигатели, чем если мы идем на бензиновом двигателе.

КОРР.: 90 процентов начинки — российские разработки, строили всей страной: корпус из Питера, литиевые аккумуляторы из Новосибирска, электроника московская, и главная фишка катамарана, его солнечные батареи, из Новочебоксарска.

Сергей ВАХТЕРОВ, управляющий директор УК «РОСНАНО»: Эти панели испытывались в течение месяца. 90 дней они лежали в соленой воде и показали отсутствие деградации совсем. Это означает, что данный катамаран, в принципе, можно использовать и в открытой соленой воде.

КОРР.: Кстати, даже если небо будет затянуто тучами вот, например, как сейчас, то катамаран продолжит свой путь. Без использования этих солнечных батарей он сможет идти еще 8 часов, правда, совсем неспешно. 10 километров в час — такая скорость у катамарана. Спешить некуда, задача прийти первыми не стоит. Есть другая миссия — изучить качество воды по маршруту и составить экологическую карту рек.

Евгений КАЗАНОВ, руководитель экспедиции: Самая чистая вода там, где нет людей вот, то есть в тех местах, где мы проходим, и где мало населенных пунктов, действительно, вода намного чище. Здесь нужно признать, что самый, наверное, загрязняющий фактор вот для воды — это человек.

КОРР.: Экипаж команды — капитан и два помощника, остальные места предназначены для ученых, экологов, студентов и судостроителей. Они будут сменять друг друга по ходу движения и присоединятся к команде в разных городах. Четыре каюты, 8 спальных мест, 2 санузла, душ, вот здесь есть холодильник, мультиварка, плита — практически квартира, можно жить. Площадь — как в однушке, ценник — как пятикомнатная квартира в Москве, 13 миллионов рублей.

Евгений КАЗАНОВ: Это меньше 200 тысяч евро. Одновременно с нами пять лет назад начала одна группа строить похожий катамаран с похожими характеристиками по размеру и по всем параметрам, им он обошелся в миллион евро. В этом смысле мы, конечно же, сделали всё в достаточно экономичном режиме. У нас нет какой-то люксовой отделки, достаточно простые каюты.

КОРР.: После экспедиции подобные катамараны запустят в производство. Планируется, что и речные трамвайчики, и теплоходы Петербурга переведут на солнечные батареи.

Александр РАЗВАДОВСКИЙ: После Москвы мы, соответственно, по реке Оке будем спускаться к Волге обратно, и по Волге будем идти до Астрахани.

Источник: НТВ

Россия. СЗФО. ЮФО > Химпром. Судостроение, машиностроение. Экология > rusnano.com, 29 июня 2018 > № 2665282 Сергей Вахтеров


Россия. Весь мир. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 29 июня 2018 > № 2657399 Иван Фетисов

Выставка хорошо вписалась в рыбную отрасль.

В середине сентября Санкт-Петербург вновь на три дня превратится в рыбную столицу страны. Второй Международный рыбопромышленный форум и Выставка рыбной индустрии, морепродуктов и технологий обещают стать главным отраслевым событием года. Посетители выставки увидят больше национальных стендов, новинки технологического оборудования и рыбную продукцию на любой вкус и цвет.

«По количеству участников, размерам площадки и географическому охвату мы выросли более чем в два раза», – говорит генеральный директор официального оператора выставки Expo Solutions Group Иван Фетисов. За счет чего удалось добиться таких результатов и зачем организаторам понадобился новый проект по отраслевому консалтингу, он рассказал в интервью Fishnews.

– Иван Андреевич, до открытия Выставки рыбной индустрии, морепродуктов и технологий, которая идет совместно с форумом, осталось менее трех месяцев. Как продвигается подготовка к этому событию?

– На сегодняшний день выставочные площади заполнены на 73%, за 80 дней до начала выставки это нормальный показатель. Примерно половина стендов – российские. Участие в Seafood Expo Russia подтвердили компании из 20 стран мира. Благодаря поддержке Федерального агентства по рыболовству мы провели серию выездных встреч с деловыми кругами Марокко, Армении, Испании, Нидерландов, а также переговоры с посольствами и торгпредствами Перу, Маврикия, Аргентины и ряда других государств об организации национальных экспозиций.

На выставке зарегистрировано уже около 150 экспонентов без учета объединенных стендов, которые еще не раскрыли своих участников. Если говорить о направлениях, наиболее мощно у нас представлены рыбодобыча и переработка. Затем идет судостроение и судоремонт, различное оборудование – перерабатывающее, морозильное, судовое, а также трейдеры, логистика и сопутствующие услуги.

Выставка активно продвигается в интернет-пространстве. Мы сотрудничаем с самыми крупными отраслевыми СМИ со всего мира. Не могу не отметить востребованность сайта выставки. Сейчас мы фиксируем 6 тыс. просмотров в месяц, и эта цифра постоянно растет. Мы рассчитывали выйти на такие показатели ближе к сентябрю, а сейчас прогнозируем до 8 тыс. посещений к открытию выставки.

– С какой целью экспоненты выставляются на Seafood Expo Russia? Каких новых участников мы увидим в этом году?

– На мой взгляд, в первую очередь, выставка – это площадка для общения: здесь встречаются и целенаправленно обсуждают вопросы сотрудничества участники рынка и представители смежных отраслей, рождаются новые идеи.

Например, наш проект с отечественными производителями оборудования. Сейчас в ходе реализации программы инвестиционных квот, где весомым фактором является уровень локализации, важно продемонстрировать возможности российского рынка в области разработки техники и комплектующих для рыбопромысловых судов. Если помните, на общем собрании ВАРПЭ Минпромторг поднимал вопрос о локализации производства иностранного оборудования на территории России и, соответственно, увеличении доли отечественных производителей в оснащении новых судов.

Присутствие производителей оборудования на выставке позволит понять рыбакам, проектировщикам, судостроителям, чем эта отрасль располагает, показать возможности и преимущества отечественных компаний.

Еще одним интересным кейсом, как мне кажется, станет объединенный стенд Санкт-Петербурга. При разработке концепции участия в выставке фактически принимающей стороны мы решили сделать акцент на взаимодействии рыбаков и ретейлеров в одном городе. В начале июня детали проекта обсуждались на совещании у вице-губернатора Санкт-Петербурга Сергея Мовчана, где присутствовали представители торговых сетей «Лента» и Х5 Retail Group и рыбопромышленников – ГК «ФОР» и Северо-Западного рыбопромышленного консорциума (СЗРК). Сейчас идет работа по налаживанию сотрудничества вплоть до выхода на договор о прямых поставках рыбной продукции.

Экспозиция объединенного стенда Санкт-Петербурга будет направлена на то, чтобы показать потенциальным поставщикам возможности по сотрудничеству с сетями. Прямая работа рыбодобытчиков с ретейлом поможет сделать рыбную продукцию более доступной для населения.

– Разве эти компании не поставляют свою продукцию в питерские сети?

– В том-то и дело, что напрямую не поставляют. Хотя у СЗРК головной офис в Санкт-Петербурге, да и Архангельский траловый флот базируется в том же регионе. Какая-то продукция в сетевых магазинах есть, но полноценного договора о длительных поставках полного ассортимента продукции нет.

Для заключения договора нужно проработать вопросы логистики, рассчитать объемы поставок, их периодичность, провести маркетинговую компанию и т. д. Только с помощью правильного подхода к организации таких поставок можно рассчитывать на доступные цены и для сетей, и для конечного потребителя. Таким образом наша компания выступает не просто как организатор выставки, но как полноценный разработчик концептуальной составляющей.

– Но концепцию участия вы разрабатываете не только для Санкт-Петербурга?

– Да, именно в этом направлении мы колоссально продвинулись, и это помогает нам привлекать интересных и новых для российского рынка экспонентов. Например, для делегаций Аргентины, Марокко и ряда других стран мы готовим концепции исходя из задач, которые они хотят решить.

Мы начинали это как эксперимент, а в итоге оказалось, что эта услуга востребована на рынке. Мы разрабатываем полноценное участие под ключ для многих участников, как зарубежных, так и российских, как новым клиентам, так и постоянным. Но для одной Expo Solutions Group это слишком большая нагрузка. Аналитическую информацию, необходимую для разработки полноценных концепций участия, мы получаем от нашего нового проекта Fishery Strategy Consulting – первой в России консалтинговой компании, которая специализируется на рыбной отрасли.

– Насколько эффективным показал себя этот механизм?

– Могу сказать, что это решение абсолютно правильное и своевременное. Выставка уже увеличилась в два с лишним раза по сравнению с прошлым годом. Конечно, для нас это непростой шаг: мы запустили новый проект и инвестируем в него силы и средства, но это того стоит. Цель – вывести Seafood Expo Russia на уровень ведущих международных отраслевых выставок. В принципе, в этом году она уже станет значимой крупной площадкой, за которой с интересом наблюдает отраслевое сообщество.

Этих амбиций мы никогда не скрывали, но в прошлом и позапрошлом году мне нередко возражали: «Иван, выставкам и в Бостоне, и в Брюсселе – не один десяток лет!». А я отвечал, что нам нужно переступить через этот временной разрыв, и мы прикладываем все усилия, чтобы это сделать. Возможно, это прозвучит оптимистично, но, мне кажется, у нас все получается.

Удалось выстроить полный цикл для продвижения бизнеса наших клиентов, которые заинтересованы в присутствии на выставке. На основе информации о продукции компаний, трендах и ценах на мировых рынках мы подбираем подходящую выставочную площадку именно для этого клиента, показываем целесообразность выхода на определенные рынки с тем или иным товаром, разрабатываем концепцию участия, дизайн стенда, а также мультимедийный контент. Создание концепции – это именно то звено, которого раньше не хватало в этой цепочке, которое отличает нас от других выставочных операторов. Не скажу, что у нас всегда получается, но мы стараемся заниматься каждым клиентом вне зависимости от его оборота, количества судов и объема вылова.

– Ваш новый проект работает только для поддержания выставочных мероприятий?

– Нет, не только, консалтинговые услуги предлагаются отдельно промысловикам, переработчикам, судовладельцам, инвесторам и другим заинтересованным сторонам без привязки к выставке, а скорее в рамках развития их нынешнего бизнеса.

Предоставляя услуги стратегического и маркетингового консалтинга, мы стараемся создать максимально эффективные проекты для любых рынков. Наши специалисты могут подготовить инвестиционный проект по строительству аквафермы или рыбопромыслового судна, модернизации перерабатывающих мощностей, продумать стратегию по выбору наиболее перспективного готового к употреблению продукта, разработать продуктовую стратегию для выхода на более перспективные рынки. Каждый проект уникален, и его характеристики зависят от стоящих перед заказчиком задач. Fishery Strategy Consulting уже ведет активную работу с новыми клиентами.

– Деловая программа выставки в этом году очень плотная. Как вы определяете темы бизнес-мероприятий? И нет ли пересечения с вопросами, которые будут обсуждаться на форуме?

– На форуме обсуждаются глобальные вопросы, мировые тренды и вызовы, которые касаются всех стран-лидеров в сфере рыболовства. Также в программе форума сделан акцент на долгосрочное стратегическое планирование до 2050 года. Деловая программа выставки касается локальных вопросов, которые назрели в отрасли и которые нужно решать сейчас внутри рыбного сообщества и смежных отраслей. Это бизнес-задачи, поэтому выставка, которая соединяет все составляющие рыбной индустрии, для них самое подходящее место.

Мы пошли на необычный шаг – установили контакты с ведущими отраслевыми СМИ, российскими и зарубежными, и представителями крупнейших бизнесов в российском агропромышленном комплексе и вместе с ними формируем тематику круглых столов и конференций, а также перечни спикеров и модераторов. Это позволит нам пригласить для дискуссий действительно интересных, компетентных и авторитетных профессионалов, которых знают в отрасли и чье мнение важно для участников выставки.

Мы уже определились с основными областями, которые будут обсуждаться на деловой программе выставки. В их числе – создание компаний полного цикла, представление мнения потребителей о рыбных продуктах в России. Также мы планируем осветить тему мировых рынков потребления, изменения конъюнктуры рыбного рынка.

Еще в рамках деловой программы у нас запланированы презентации стран-участниц выставки. Одни из них хотят просто представить свою продукцию на российском рынке, другие – несколько сменить позиционирование, например, на более премиальный сегмент, и тем самым привлечь внимание торговых сетей и трейдеров, а возможно, и найти партнеров среди наших компаний.

Очень удачно, что основные мероприятия форума стартуют с 14 сентября. Это позволит нам распределить деловую программу выставки равномерно с 13 по 15 сентября и полностью занять первый день. Для упрощения логистики мы последовали примеру других отраслевых площадок и выделили отдельное пространство для бизнес-арены, где будут проходить все отраслевые мероприятия.

– Какие еще новинки ждут нас в Северной столице?

– На выставке мы собираемся устроить зону для инвесторов, где в совершенно новом формате, непохожем на все, что мы делали раньше, будет продемонстрирована инвестиционная привлекательность рыбной отрасли. Сам термин «инвестиционная привлекательность» уже превратился в штамп. Но за оставшееся время мы совместно с Росрыболовством соберем информацию о новых проектах, которые нуждаются в инвестициях, и создадим для них концепцию участия на выставке.

Другой новацией станет «Закупочный нетворкинг», который мы реализуем вместе с ретейлом. Планируем предоставить торговым сетям на нашей выставке отдельную площадку – примерно 200 квадратных метров. Важно, что на этой площадке будут работать менеджеры по закупкам именно рыбы и морепродуктов, чтобы представители наших производителей, трейдеров, иностранных компаний могли обзавестись такими полезными контактами, а также из первых рук получить информацию о том, как происходит процесс закупки. Если проект ГК ФОР и СЗРК с «Лентой» и Х5 Retail Group даст положительный результат, они смогут рассказать об этом там же на выставке.

Могу сказать, что в нашей отрасли такого еще никто не делал. Мы продолжаем экспериментировать с форматами проведения как выставки целиком, так и отдельных ее частей, чтобы помочь бизнесу наших клиентов диверсифицировать поставки и найти наиболее интересных поставщиков и партнеров.

Самое главное, мы видим, что площадка Seafood Expo Russia за этот год не только выросла, но и интегрировалась в международную рыбную отрасль. Ведь мы все-таки делаем ставку на качество и вкладываем все силы в подготовку клиентов к выставке и формированию такой деловой программы, которая была бы наиболее интересна ее участникам и посетителям. Чем больше мы будем раскручивать этот маховик, тем быстрее выставка наберет обороты и привлечет еще больше экспонентов. А специализированные бизнес-мероприятия как раз и дают тот поток посетителей, который необходим для наших участников.

Александр ИВАНОВ, газета « Fishnews Дайджест»

Россия. Весь мир. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 29 июня 2018 > № 2657399 Иван Фетисов


Россия. СЗФО > Образование, наука > ras.ru, 26 июня 2018 > № 2653748 Юрий Балега

Академик Балега рассказал о будущем Пулковской обсерватории

«Пулково – это лакомый кусок для строителей»: что ждет знаменитую обсерваторию

Почему президиум РАН рекомендовал перенести наблюдения из Пулковской обсерватории, и какое будущее ждет этот старейший научный центр, «Газете.Ru» рассказал первый вице-президент РАН, академик Юрий Балега.

— В социальных сетях сейчас обсуждают историю, связанную с Пулковской обсерваторией. Говорят, что президиуму Академии наук «хватило всего 8 минут», чтобы решить судьбу Пулково, нашего важного научного и исторического объекта. Не сформулируете ли вы позицию Академии наук по этому вопросу?

— Прежде всего, скажу, что на принятие этого решения президиум РАН потратил не 8 минут.

Судьба Пулковской обсерватории рассматривалась Академией наук и Отделением физических наук в течение последних пяти лет. Пулково постоянно находится на острие нашего внимания. И это связано с тем повышенным вниманием, которое возникло к этой обсерватории в связи с ведущейся вокруг нее застройкой.

Пулковская обсерватория – наш старейший (1839) и самый известный научный центр РАН. Она создавалась еще в императорскую эпоху как обсерватория, как было удобно царским астрономам: выехал из дворца, проехал в карете, подъехал к Пулково – и наблюдаешь небо. В Пулковской обсерватории работала огромная плеяда выдающихся астрономов прошлого, и сейчас там работают ученые мирового уровня. Это международно признанный научный коллектив.

Как известно, главным инструментом астронома является телескоп, который может работать в разных диапазонах – и в том, в котором видит человеческий глаз, и уже в инфракрасных лучах и радиоволнах, где человеческий глаз уже не видит. Но эффективность наблюдений зависит от тех условий, от астроклимата, в котором находится какой-то телескоп. Понятно, что для наблюдений прежде всего необходимо ясное небо – без облаков, с минимальной турбулентностью атмосферы.

Турбулентность «размазывает» изображение, приводит к тому, что оно ухудшается в 50-100 раз.

То, что астроклимат возле Пулково плохой – сильный факт. Астроклимат Пулковской обсерватории определяет и близость Балтики, и близость к огромному городу, создающему «засветку» неба, и близость к аэропорту, и к трассе – Пулковскому шоссе. Все это не позволяет обсерватории видеть «слабые» объекты, все это ограничивает ее возможности.

Поэтому мы давно рассматриваем вопрос, связанный с Пулково. Мы в течение последних десятилетий говорим о том, что наблюдательные возможности Пулковской обсерватории должны быть расширены путем установки телескопов в более подходящих местах.

Такой перенос наблюдательной базы из крупных городов мира совершенно естественен. Весь мир астрофизики движется по этому пути. Астрономические наблюдения переводились из тех обсерваторий, которые создавались 100-300 лет назад в больших городах, например, Гринвичской королевской в предместье Лондона, Римской или Парижской обсерватории, Вашингтонской морской, – в пустынные места, где спокойная атмосфера, где нет засветок, где большое количество ясных ночей, и это естественный путь.

И Пулково тоже шло по этому пути. Так, у обсерватории есть база на юге Боливии, в районе города Тариха, там полгода, когда нет муссонов, очень хорошее небо.

Есть база в Чили, в 70 км от Сантьяго. Пулковские телескопы есть и в Италии. Есть прекрасное место на Северном Кавказе, недалеко от Специальной астрофизической обсерватории, рядом с базой МГУ, вблизи Кисловодска. Но там пока нет их телескопа.

Сегодня же, когда в руках ученых есть новейшие телекоммуникационные средства, у астрономов нет необходимости сидеть у телескопов. Сейчас уже нет той астрономии, которая была в древние века, когда астроном ночью шел к телескопу, открывал купол, надевал шапочку пирамидкой и смотрел в небо, открывая новые звезды.

дюКрупнейшая и самая прогрессивная обсерватория в мире – объединенная Европейская южная обсерватория – имеет штаб-квартиру под Мюнхеном. А ее телескопы находятся в Чили, на другой стороне планеты, и оттуда данные с телескопов – самых крупных телескопов мира, включая VLT (Very Large Telescope), стоящих на высоте 3 км над уровнем моря в пустыне, где не бывает дождей по 20 лет, – поступают на обработку под Мюнхен, и астрономы всей Европы работают с этими данными.

В Академии наук высоко оценивают научные результаты Пулково в области физики звезд, физики Солнца и астрометрии звезд. Мы признаем эти заслуги и все-таки рекомендуем, и раньше рекомендовали, переносить наблюдения на телескопы, находящиеся в местах с хорошим астроклиматом.

Телескопы надо строить в других местах. Вот и вся идея, ничего нет необычного. Таково предложение РАН.

И боже упаси кому-то говорить о том, что Академия наук пытается закрыть Пулковскую обсерваторию или усекать ее в правах или ограничить научные программы. Мы не за закрытие, мы – за научное развитие Пулково!

Но вокруг чисто научного вопроса намешан большой слой таких полуполитических, полу-экономических историй, связанных с застройкой.

Да, конечно, Пулково – это очень лакомый кусок для строителей, причем разных компаний, разных ведомств и даже разных стран.

В той зоне, которая раньше называлась охранной, уже идет интенсивная застройка. Тот же Экспоцентр, в котором недавно проходил Санкт-Петербургский экономический форум тоже находится рядом с Пулково. И там ведется новое строительство. И этого не избежать, надо быть реалистами.

Обсерватория не может защищать вокруг себя территорию радиусом в 3 километра (или радиусом в 30 км как вокруг Специальной астрофизическое обсерватории, где я работал). Потому что жизнь продолжается, город наступает. Думаю, что в этих дискуссиях о Пулково доминируют не всегда чистоплотные мотивы. Они не имеют отношения к развитию Пулковской обсерватории.

Да, неприятно, что рядом с научным центром строится жилой комплекс, нехорошо, что это усугубит атмосферные условия для наблюдений. Но хороших условий там давно уже нет.

Какие-то работы в Пулково можно по-прежнему вести: в области астрометрии, наблюдения звезд, положения светил, движения звезд, особенно те, которые связаны с очень большими рядами, в сотни лет наблюдений – двойных звездных систем, движения медленных пар вокруг центра масс, и нужно построить точные орбиты. Это может продолжаться еще веками. Но это ограниченный набор задач, который, конечно же, не может быть главной темой для Пулковской обсерватории.

— Я слышала реплики в ответ на тезис, что «возле Кисловодска надо построить телескоп». Коллеги спрашивают: «Но где взять денег? Разве Академия дает на это деньги?»

— Академия на это деньги не дает, у нее денег вообще нет. После проведенных реформ

практически стала неким общественным клубом ученых.

Но Министерство науки и высшего образования, правительство, государство должно финансировать в России хотя бы один крупный современный проект в области астрофизики. Последним крупным проектом в области оптической астрономии в нашей стране была постройка 6-метрового телескопа на Северном Кавказе.

Полвека назад. И 50 лет страна больше ничего не создавала, ничего!

— Сейчас же большое зеркало привезли на Специальную астрофизическую обсерваторию…

— Это наше же зеркало, от того же телескопа. Их два, одно из зеркал отреставрировали и отполировали. Произошло техническое улучшение параметров того же телескопа. Но за полвека не построен ни один новый инструмент. Если мы хотим, как большая страна, иметь большую науку в области астрофизики, то мы должны вкладываться в новые инструменты.

Ведь астрофизика – это одна из ключевых наук мира! Физика космоса – это главная наука современности! Она дает человечеству движение вперед! Не экономика или политология.

Именно там создаются новые принципы, открываются новые законы, новые виды материи, новая энергия.

Все это изучается астрофизиками и физиками-ядерщиками. На слиянии этих двух великих дисциплин и движется сейчас наука…

А мы 50 лет ничего не строили – и как мы хотим продвигаться вперед?! При этом в мире в это направление науки вкладываются миллиарды! Конечно, мы каким-то «боком» участвуем в экспериментах. Так, наши ученые участвовали в создании LIGO (лазерно-интерферометрической гравитационно-волновой обсерватории), но Нобелевскую премию получили те, кто вложил в интерферометр полмиллиарда долларов.

Поэтому предполагается, что Пулковская обсерватория, совместно с другими обсерваториями нашей страны – Крымской, Специальной астрофизической, Институтом астрономии в Москве, ИЗМИРАН в Москве, возможно, обсерваторией в Иркутске – вложились вместе и разработали проект, который бы дал движение вперед. Пулковская обсерватория может этот проект возглавить.

Одно из предложений астрономов пятилетней давности: построить телескоп с зеркалом 4 м с большим полем зрения – обзорный телескоп. Сейчас очень многие телескопы видят на небе только маленькую площадочку, а есть специальные телескопы, которые имеют большой «охват» неба в несколько градусов, могут осматривать большой кусок неба в течение ночи. Вот такой телескоп мы могли бы все вместе построить, вместе его эксплуатировать и вместе получать данные. Мы говорим коллегам из Пулково: «Давайте, развивайте это направление!»

Астрометрическое направление, из-за которого сейчас много шума, к сожалению, ушло в значительной степени в радиодиапазон. Так, в Санкт-Петербурге действует Институт прикладной астрономии РАН, который построил интерферометр «Квазар» для наблюдений квазаров, в чисто прикладных целях. Наблюдения за квазарами позволяет, в частности, получать ГЛОНАССу координатную сетку, иначе бы у нас не работали навигаторы, и точность наших передвижений была бы плюс-минус полгорода.

Это радиоастрономический путь, второй путь – космическая астрометрия. Здесь Европа опередила США. В частности, в ходе эксперимента Hipparcos (High Precision Parallax Collecting Satellite), отправив спутник Европейского космического агентства с космическим телескопом, который еще в 1990-е годы дал огромное количество новых, очень точных данных. С Земли их получить невозможно.

Недавно закончил работу европейский спутник Gaia (Global Astrometric Interferometer for Astrophysics), который дал точность изображения в сотни тысяч раз лучше, чем то, что видно с Земли.

С чем мы собираемся соревноваться?

Астрометрия должна думать о решении новых практических задачах, которые могут продвинуть нашу российскую науку вперед. Да, продолжать работы, начатые еще в эпоху нашего великого астронома Струве, это неплохо. Но это должно быть лишь маленькой долей того, что должна делать Пулковская обсерватория, главная обсерватория СССР, а теперь – России.

- Жаль, что Академия не может сказать: «Вы берете землю вокруг Пулково, тогда дайте денег на новый телескоп». Такой обмен возможен?

— Возможен и, насколько я понимаю, такие разговоры ведутся. Я думаю, что это можно было бы произвести при разумной политике администрации обсерватории. Она этим занимается, может быть, недостаточно успешно. Они пытаются – привлекают «Газпром», проводят различные форумы. Конечно, СПбГУ готов в этот проект вложиться. Надо искать формы кооперации.

Партнерство с бизнесом трудно искать, в России его за последние 25 лет не было, но их можно находить. Сейчас ведь, по мере развития страны, наука будет востребована обществом. Страна растет, жизнь улучшается. И востребованность науки будет возрастать, нельзя же всю жизнь качать из скважин газ по трубам, проложенным еще в советскую эпоху и им торговать! Бизнесменам же интересно пообщаться с теми, кто работает головой.

Российская академия наук сейчас все больше востребована и по экспертным делам, и по прогнозированию, и по стратегии научно-технического развития страны. Это очень серьезный вопрос.

Пулково, как маленькая деталь жизни нашей страны, должна обязательно развиваться, но нельзя превращать обсерваторию в предмет торговли, когда дело доходит до ругани.

К нам, в Академию наук, пришло порядка 20 запросов депутатов Госдумы по поводу Пулковской обсерватории, и они все написаны как под копирку. Один и тот же текст, хотя подписи депутатов разные. Опять же идет общественная кампания с протестом. Все это хорошо, если она имеет вектор, направленный на созидательную часть, на улучшение обсерватории, на строительство чего-то нового для развития обсерватории. Если же это конъюнктурщина, война с директором – это никому не интересно. Академия старается это как-то регулировать, но не очень успешно.

— Вы проигрываете в социальных сетях?

— Проигрываем. Есть люди, которые решают проблемы, а есть те, кто занимается рассылкой по соцсетям.

— Может быть организовать представительную пресс-конференцию?

— Конечно! Ее стоило бы провести на на центральных телеканалах, пригласить разные стороны, поговорить спокойно. Еще раз скажу: никто не собирается разрушать обсерваторию, это же одна из базовых организаций Академии наук.

— А как вы думаете, какова судьба Академии в свете прошедших реформ министерства образования и науки? Как вы видите дальнейшее отношение Академии с руководством страны в области научных исследований?

— Все зависит от стратегии, которую правительство будет реализовать в отношении Академии. Если вы покопаетесь в исторических документах, то можете найти письмо 1991 года Александра Яковлева, члена Политбюро, члена ЦК КПСС, Михаилу Горбачеву, где он пишет о необходимости коренных изменений в советской науке. Он пишет, что советская наука паразитирует,

Академию наук надо разогнать и превратить в общественную организацию, что имущество надо изъять и передать в соответствующие структуры,

которые будут им лучше управлять, что наука должна повернуться к нуждам общества, ее надо перевести на развитие промышленности» и так далее. И что остатки науки надо передать университетам. Один к одному то, что происходит сейчас.

Потом Союз распался, Ельцин сделал Академию ведущей научной организацией нашей страны, повысив ее статус. Но спустя какое-то время идеи Александра Яковлева были реализованы. Даже не надо было ничего придумывать! Как говорил Экклезиаст: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». Это то, что происходит сейчас с нашей Академией наук.

Но, с другой стороны, я прекрасно понимаю, что все наработки, колоссальный исторический опыт, знания, которые накоплены Академией, будут востребованы. Я почти уверен, что новое создаваемое Министерство найдет в себе силы и возможности для того, чтобы наладить нормальное взаимодействие с РАН. Чиновники, какие бы они ни были талантливые (а там хорошие руководители, я снимаю шляпу перед руководством, которое сейчас пришло), всегда будут нуждаться в мнении ученых. Потому что нет ни одного чиновника, который был бы одинаково выдающимся во всех областях знаний, ему для совета нужны умы ученых.

Поэтому правильная модель – если раньше у РАН и ФАНО было «правило двух ключей», которыми мы никак не могли попасть в одну замочную скважину, не могли воткнуть в нее два ключа, то в итоге ближе к исходу пятилетки, после реформы РАН, ФАНО и Академия наук более-менее нашли общий язык. Практически по всем вопросам мы договаривались! Это потрясающе – от дикого противостояния в самом начале мы пришли к пониманию. Теперь нас беспокоит то, что в тех поправках к «закону о РАН», которые внесло правительство, было убрано предложение президента, связанное со статусом Академии, прежде всего, в главе,

где мы согласовывали вопросы ликвидации и реорганизации научных организаций.

В тексте законопроекта Академии наук предлагается лишь пассивно созерцать, «рассматривать» стратегически важные для науки вопросы. Естественно, что Академию это не устраивает, мы за это поборемся. Есть Татьяна Голикова, вице-премьер, которая была у нас на заседании президиума, обещала к этому внимательно отнестись. Администрация президента нас поддерживает.

Сейчас не совсем понятно, куда это все повернется, но естественно, что без Академии российская наука не может развиваться. Это только кажется, что один начальник может всех построить. Нет. Нужен коллективный разум, опыт, ум людей, которые работают в науке. Их десятки тысяч. Не опираясь на интегральный опыт Академии, неизбежно будут выдергивать из этого списка не самые важные проблемы, не решая глобальных. Вот выдерните проблему Пулковской обсерватории – и вы будете считать, что это есть главная проблема нашей науки в области астрономии – а это не так, ее нет, она надумана и раздута. Может, тут еще сказывается и слабость руководителя обсерватории, который допустил раздувание этого пузыря.

Я почти уверен, что мы наладим взаимодействие с правительством и будем еще долго и дружно работать вместе для того, чтобы наша отечественная наука заняла достойное место в ряду мировых наук. Для этого нужны колоссальные организационные усилия, для этого нужны очень умные организаторы, которые могут поступиться собственной гордыней, понимая, что нужно привлекать и мнения других людей.

Для этого нужны огромные деньги – это самое сложное.

На встрече с Путиным в «Курчатнике», которая была совсем недавно, я говорил ему об этом, подчеркивал, что без многократного увеличения бюджета науки по некоторым выделенным направлениям, может, не по всем, у нас ничего не получится, мы так и останемся научным захолустьем, загнивающим, без инструментов, без людей, без методов.

— Он вас услышал?

— Он все внимательно слушал, но потом на встрече возражал, что, мол, Юрий Юрьевич просил увеличить бюджет науки до 2%, но мы и так перегрузили наш бюджет. Доля государства в расходах на науку – 70%. А в других странах мира государство обычно дает лишь 20%, остальное дает бизнес. На это Академия наук могла бы ответить, что структура экономики зависит от руководства страны, а не от ученых! Постройте экономику так, чтобы бизнес мог с выгодой для себя вкладывать деньги в развитие науки, и все будет хорошо, мы не будем просить деньги у государства.

Я думаю, что Владимир Владимирович это услышал, просто у него настолько большой объем и перечень первоочередных задач, гораздо более важных, что он не успевает на все реагировать. У него есть советники, помощники, Администрация, которая готовит многие вещи. Боюсь, что от этих людей, зависит больше, чем от президента и от всего научного сообщества. Так устроена наша страна.

— Один личный вопрос к вам к исследователю. Успеваете ли вы сейчас заниматься наукой?

— Нет!

— Не жалеете, что вошли в руководство Академии и стали первым вице-президентом, фактически вторым человеком в РАН?

— Могу я не отвечать на этот вопрос?

— Да, конечно! Спасибо за интервью.

Газета.ру, Наталья Демина

Россия. СЗФО > Образование, наука > ras.ru, 26 июня 2018 > № 2653748 Юрий Балега


Россия. СЗФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652642 Дмитрий Медведев

Заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета.

Дмитрий Медведев является председателем попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета. На заседании обсуждались вопросы создания единого университетского кампуса.

Перед заседанием попечительского совета Председатель Правительства посетил кампус «Михайловская дача» Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, осмотрел аудитории учебного корпуса, актовый зал, студенческий клуб.

Дворцово-парковый ансамбль «Михайловская дача» – объект исторического и культурного наследия федерального значения, памятник архитектуры середины XIX века. В создании усадьбы и парка, принадлежавших великому князю Михаилу Николаевичу Романову, в 1857–1862 годах принимали участие выдающиеся зодчие Боссе, Штакеншнейдер, Шарлемань и др.

Усадьба была передана Санкт-Петербургскому государственному университету в 2005 году. Реконструкция ансамбля «Михайловская дача» и строительство объектов для размещения бизнес-школы СПбГУ осуществляются с 2006 года.

В 2015 году введены в эксплуатацию главный учебный корпус (20 120 кв. м), многофункциональный студенческий центр (4960 кв. м) для досуга студентов, внеучебной работы, проведения научных и общественных мероприятий до 1 тысячи человек, хозяйственный корпус.

В настоящее время осуществляется строительство комплекса общежитий для бакалавров. Пять из девяти корпусов будут завершены в 2018 году, а ввод в эксплуатацию всего комплекса планируется в 2020 году.

Заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Всех сердечно приветствую в университете. Для многих присутствующих это альма-матер. И для меня это именно так.

Мы посмотрели сейчас бизнес-школу – новое структурное подразделение университета, современное, которое находится на весьма передовых позициях, если говорить о рейтингах бизнес-образования.

Но сегодня мы собрались говорить не о бизнес-образовании. Сегодня у нас мероприятие, которое не проводилось достаточно давно, а именно заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета – большого университета, главного университета Петербурга. Такие мероприятия устраиваются, чтобы принять стратегические решения, задают основные направления развития университета, его базы на годы вперёд.

Санкт-Петербургский государственный университет входит в особую группу высших учебных заведений, ключевой задачей которых является подготовка специалистов высшей квалификации, проведение фундаментальных исследований по всем научным направлениям.

Перед нами стоит большая задача – совершить прорыв по самым разным направлениям жизни нашей страны, включая науку и образование. Это вытекает из указа, который был подписан Президентом 7 мая текущего года, и целого ряда других документов.

Мы принимаем разные решения по этому поводу. Сегодня я не буду касаться решений, которые принимаются в Правительстве на эту тему. Задача – сконцентрироваться именно на развитии Санкт-Петербургского государственного университета. Хотя понятно, что его развитие неотделимо от развития вузовской науки, развития университетского образования в нашей стране.

При принятии решений о системе органов государственной исполнительной власти мы вновь вернулись к министерству, которое имеет в качестве специального объекта регулирования, в качестве главной компетенции высшее образование, – мы создали Министерство науки и высшего образования. И сегодня в заседании нашего попечительского совета принимает участие министр.

Мы выделяем значительные деньги на повышение уровня глобальной конкурентоспособности и качества российского образования. Напомню, что в предыдущий период, то есть с 2013 по 2017 год, было выделено более 50 млрд рублей на соответствующие программы.

Определённые результаты есть. В прошлом году 11 российских университетов вошли в топ-100 ведущих вузов планеты. Эту работу мы будем продолжать, понимаем, насколько она сложна. И здесь, конечно, решениями не достигается результат, это может быть только результатом кропотливой постоянной работы всех, кто участвует в этом процессе, – самих университетов, власти, бизнеса, работодателей. Работу эту, повторяю, будем продолжать.

Мы сегодня уделим внимание очень важному для судьбы университета вопросу, а именно созданию единого университетского кампуса. Мы об этом говорили в прошлый раз.

Только что мы с ректором обсуждали этот вопрос и вспомнили, что ещё в 1915 году было обращение к императору по поводу того, чтобы создать единый университетский город. Но этому не суждено было сбыться по вполне понятным причинам. Впоследствии, в 1960-е годы, советская власть принимала решение о том, чтобы создать единый университетский городок (слово «кампус» тогда ещё не использовалось). Но это решение было реализовано, как известно, лишь частично. В результате реализации этого решения часть факультетов университета переехала в Петродворец, а университет оказался разорван ещё в большей степени, чем до тех пор. И все, кто учился в университете, отлично помнят, что университет как единый комплекс никогда и не воспринимался. Были отдельные факультеты, до которых нужно было добраться. Было здание Двенадцати коллегий. Но если говорить о едином университетском центре, едином университетском городке, университетском кампусе, то его не было.

Надо признать, что это существенным образом снижает возможности такого образовательного центра. Во всём мире все ведущие университеты имеют университетские кампусы, где и протекает университетская жизнь – и учебная, и научная, и просто обычная жизнь. Студенты и преподаватели общаются, и это даёт вполне понятные результаты.

Я давал поручение на предыдущем заседании совета сформировать концепцию единого кампуса. При Министерстве экономического развития была создана рабочая группа. В неё вошли представители Правительства, Парламента, региональной власти и университета. Проект подготовлен. Его основные положения Минэкономразвития, как я понимаю, в целом одобрены. Сегодня мы сможем это обсудить.

И самое главное – найти оптимальное решение. Чтобы сконцентрировать возможности вуза в одной географической точке. Нам ещё предстоит понять, где это будет.

Сейчас университет использует более 200 различных зданий и сооружений. Часть этих зданий не пригодна не только для научно-учебной деятельности, но даже для эксплуатации. Треть площадей расположены во дворцах и исторических памятниках Санкт-Петербурга. И вряд ли это тоже можно признать обоснованным.

Это сдерживает, как я уже сказал, развитие университета как единого научного и образовательного центра. Ситуацию эту нужно поменять. Для этого мы с вами после проведения определённых процедур, в которых, я надеюсь, примут участие городские власти, власти Ленинградской области и федеральные власти, должны будем окончательно принять решение, где можно было бы создавать единый университетский центр и за счёт каких ресурсов. Денег на это потребуется довольно много, но очевидно, что довольно значительную часть требуемого финансирования можно получить от реализации объектов, которые в настоящий момент находятся в оперативном управлении университета.

На этом я хотел бы завершить. Слово – ректору университета Николаю Михайловичу Кропачеву.

Н.Кропачев (ректор Санкт-Петербургского государственного университета): Санкт-Петербургский университет – динамично меняющееся сообщество обучающихся, преподавателей, учёных и корпоративных клиентов – друзей университета. Динамика изменений во многом предопределена как конкурентной средой, в которой все российские университеты оказались в последние десятилетия, так и задачами, которые поставлены перед ведущими российскими университетами Президентом и Правительством Российской Федерации.

Долгое время основными характеристиками университетов были экстенсивные показатели, например количество студентов, факультетов, учёных, преподавателей, объём библиотеки, количество научного оборудования. Конечно, и в представленных вам сегодня материалах такого рода характеристики есть, но они отнюдь не основные.

Бóльшая часть представленных вам сведений об университете – это показатели эффективности работы и университета как организации в целом, и наших работников и студентов. Такого рода оценки дают прежде всего нам самим возможность оценить ситуацию, принимать решения о дальнейших шагах, поощрять сотрудников и тому подобное.

Поэтому в презентации, которая вам представлена, вы найдёте пока не стандартную для российских университетов подборку сведений: информацию о результативности более 450 исследовательских коллективов (слайд №2), загруженности научного оборудования (например, на слайде №25) и других основных ресурсов университета, количестве не только основных, но и дополнительных образовательных программ (на слайде №2 указано более 400 основных и более 1 тыс. дополнительных программ, подавляющее большинство которых в нашем университете являются междисциплинарными), условиях использования более 300 тыс. информационных ресурсов в дополнение к более чем 7 млн бумажных изданий, как показано на слайдах №2 и №27. Более 15 тыс. научных публикаций в год, из них почти 4 тыс. – в изданиях, индексируемых Web of Science и Scopus, из них треть – в первом квартиле, то есть топ-25. Более 11 тысяч выпускников каждый год. Причём основной объём – это теперь выпускники дополнительных образовательных программ и слушатели наших онлайн-курсов, что вполне соответствует концепции образования в течение всей жизни. Свыше 50 научных открытий в год.

Особое внимание, в том числе с учётом вопроса, который нам сегодня предстоит рассмотреть, я прошу вас обратить на сведения о разобщённости университета, а также на то, как в этих условиях мы сегодня реализуем потенциал наших учёных и студентов. Так, на слайде №5 есть карта, на которой вы видите территориальную разобщённость нашего университета. Мы вынуждены сегодня при организации деятельности учитывать необходимость, а иногда и невозможность перемещения больших групп людей. Конечно, открытый доступ к кадровым позициям и исследовательскому оборудованию, прозрачные правила взаимодействия сотрудников, электронные сервисы и цифровизация уже много лет позволяют нам преодолевать эту разобщённость, но и тут есть определённые пределы.

Так, из-за территориальной разобщённости нам приходится иногда содержать дублирующие ресурсы, например аудиторный фонд. В нынешних условиях эффективность его использования, даже при использовании цифровых систем планирования расписания, в принципе будет в два-три раза ниже, чем в условиях единого кампуса.

С другой стороны, сейчас значительная часть студентов тратит почти год из шести лет обучения (если считать бакалавриат и магистратуру) на переезд из мест проживания в места занятий научными исследованиями. Сейчас 70% студентов – иногородние. И каждый год число их растёт, а студенты из Петергофа до центра города добираются два часа.

Сегодня основные акценты развития и в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, и в международном научно-образовательном пространстве – это междисциплинарный подход и трансляционные науки. Трансляционные в том смысле, что результаты фундаментальных и прикладных исследований в одной отрасли знаний передаются и используются в других, иногда совершенно неожиданных областях. Так, например, в нашем университете развиваются такие исследования, как дизайн в медицинской среде, право в генетике. Причём есть соответствующие публикации, в том числе и в журналах Nature.

В этой связи особо хочу подчеркнуть, что наш университет стал победителем конкурса на создание центра научно-технологической инициативы в области распределения реестров, то есть блокчейна. И мы всех, безусловно, призываем, приглашаем к сотрудничеству.

В университете благодаря утверждённой Правительством Российской Федерации в 2010 году программе развития (слайд №9, на котором слева написано, что ранее, до 2010 года университет непонятно, как планировал программу своего развития) у нас появились приоритетные, причём именно междисциплинарные трансляционные направления. Как можно заметить на слайде №10, нам удалось сделать определённый рывок и в количестве исследовательских проектов, и в портфеле наших образовательных программ, и в количестве научных публикаций во всех этих направлениях.

В презентации представлены сведения об объёмах разработанной в университете интеллектуальной собственности (лишь, к сожалению, в малой части пока реализованной в коммерческих целях), о росте объёмов финансирования НИР как из средств федерального бюджета, добываемых на конкурсной основе, так и из внебюджетных источников (слайд №15), об объёме оказываемых высокотехнологичных и интеллектуальных услуг, в том числе в форме экспертной деятельности (слайд №3).

Профессиональная успешность наших выпускников также определяет нашу конкурентоспособность. Например, благодаря этому показателю университет – единственный среди российских вузов – входит в топ-25 рейтинга магистерских программ в области менеджмента, который ежегодно проводит Financial Times.

Именно эти достижения сегодня демонстрируют эффективность работы университета и определяют нашу конкурентоспособность, ведь результативность в сегодняшних условиях – прямое следствие конкурентоспособности. Конечно, резервы развития конкурентоспособности у нас пока есть и в имеющихся зданиях. Хотя по мере того, как мы задействуем эти резервы, возможностей остаётся всё меньше. Вот несколько примеров.

Пример первый. Благодаря мощной поддержке государства Санкт-Петербургский и Московский университеты получили дополнительные средства на реализацию своих программ развития. В рамках этой программы у нас в университете создан научный парк. Основные его характеристики представлены на слайдах №25 и №26. Обращаю внимание на то, что научный парк нашего университета является уникальным для страны примером истинного центра коллективного пользования. Доступ к нему с использованием смарт-контрактов обеспечен не только студентам и сотрудникам университета, но и всем внешним пользователям по прозрачным и понятным правилам, с соблюдением прав собственности университета на результаты интеллектуальной деятельности. Средняя загрузка оборудования научного парка сегодня составляет около 16 часов в сутки. Для некоторых приборов – 24 часа в сутки. Таким образом, объективный предел достигнут. Как и предел загрузки, достигнут предел скорости доступа – он осуществляется исключительно через электронный сервис. Замечу только, что сегодня мы были вынуждены территориально разобщить и ресурсные центры. Сейчас наши ресурсные центры единого, как мы говорим, научного парка находятся в четырёх частях города.

Пример второй. Доступ к информационным ресурсам. Вот уже последние пять лет Санкт-Петербургский университет, по крайней мере по данным крупнейших мировых провайдеров, является национальным лидером по уровню подписки на электронные научные издания. Нашу модель сегодня многие хотят использовать в качестве примера. Учёные университета получили доступ к максимальному количеству источников научной информации на уровне топ-3 университетов мира. С другой стороны, это означает, что и здесь мы используем доступный ресурс с предельной эффективностью и возможности роста немного, но отстают.

Например, чтобы встретиться и обсудить очно (а заочно такие обсуждения не проводятся из-за большого количества участников, которым надо спорить друг с другом) вопросы подготовки заявки на крупный международный конкурс грантов, университетским учёным, чьи рабочие места расположены в Петергофе, в Смольном, на Васильевском острове и на острове Голодай, на 14-й линии, нужно несколько дней. А для того, чтобы подать заявку, выделяется неделя-две. Сколько мы проигрываем, сколько мы не делаем заявок, сколько мы не выигрываем грантов!

Пример третий. И для производства научных исследований, и для реализации образовательного процесса, и для создания коммерциализируемых результатов интеллектуальной деятельности необходимы материальные и финансовые ресурсы. Для того чтобы обеспечить максимальный уровень конкурентоспособности, мы с 2009 года планомерно к 2016 году вышли на то, что любые университетские ресурсы, начиная с финансовых, – финансирование научных исследований, тревел-грантов, позиций постдоков и многого другого – фактически всё происходит только на конкурсной основе. Причём при наличии принципиальной возможности, по всем понятным правилам, на условиях открытых конкурсов с возможностью участвовать учёным извне, студентам и так далее. Особенно если речь идёт о конкурсном замещении должностей учёных и преподавателей.

Наш с вами университет, как вы знаете, имеет право проводить конкурсный отбор на должности по собственным правилам (спасибо Министру юстиции в первую очередь и Министру образования), и с 2016 года мы активно пользуемся этими правилами. Конечно, тут есть и определённые резервы (посмотрите слайд №14), связанные, например, с тем, что российские учёные, в отличие от зарубежных коллег, не так спокойно относятся к смене места работы и жительства. Но и этот инструмент имеет свои принципиальные ограничения в виде периодичности сроков контрактов и всегда ограниченных объёмов финансирования.

Таким образом, в ближайшее время на первый план выходит совершенно новая для нас характеристика – скорость доступа к человеческому потенциалу, возможность быстрого, но глубокого и детального человеческого контакта учёных друг с другом для обсуждения возникающих проблем с использованием всех доступных ресурсов университета.

Конечно, онлайн-технологии выполняют здесь свою роль. В случаях уже стартовавших и налаженных процессов они позволяют нам обеспечить повышение скорости. Но даже для того, чтобы собрать видеоконференцию ректоров вузов Северо-Запада, порой требуется две-три недели. И это не преувеличение. Причём даже в этом случае зачастую участвуют не ректоры, а заместители. Замечу, что у учёных заместителей нет.

В науке сейчас скорость гораздо выше. Например, некоторые наши статьи в области генетики в журнале Nature публикуются в срок две-три недели. Поэтому наши учёные должны иметь возможность мгновенных рабочих контактов, наши студенты должны иметь прямой доступ к нашим учёным, а наши заказчики и партнёры должны иметь возможность оперативно участвовать в работе университета.

Довольно скоро это превратится в логистическую проблему, которую управленческими мерами будет преодолеть просто невозможно. Тут стоит вернуться к тому, что междисциплинарное и межотраслевое взаимодействие будет иметь ещё и синергетический эффект.

Перехожу к вопросу концепции единого кампуса. Здесь отмечу следующее: для разработки концепции по поручению Дмитрия Анатольевича в 2014 году была создана комиссия. В состав комиссии вошли представители Министерства экономического развития, министерств науки, здравоохранения, Министерства финансов, Агентства по управлению имуществом, Совета Федерации, Государственной Думы, Аппарата Правительства, аппарата полномочного представителя Президента в Северо-Западном федеральном округе, правительства города, области и университета.

Как отмечено в тексте концепции, в ходе работы над проектом членами межведомственной рабочей группы проведён анализ инфраструктуры и опыта организации работы ведущих университетов мира, подходов и опыта реализации проектов создания университетских кампусов на территории Российской Федерации, взаимодействия и взаимного влияния в реализации проекта создания университетских кампусов с окружающей региональной средой.

В соответствии с концепцией, разработанной межведомственной группой, после создания единого университетского кампуса должна измениться структура и организация работы университета в целом.

Ядром университета на базе университетской медицинской клиники должны стать трансляционные научные исследования, межотраслевые и междисциплинарные образовательные программы. В едином кампусе могут наконец появиться объекты социальной, спортивной, культурно-массовой инфраструктуры, которые будут доступны не только универсантам, но и местным жителям и вообще всем желающим. Основные показатели единого кампуса в деталях приведены в имеющихся у вас концепции и приложениях, поэтому подробно на них я останавливаться не буду. Упомяну только про такой важнейший элемент, как научно-технологическая долина, или, как теперь написано в законе, научно-инновационный центр. Территория для его создания также должна быть предусмотрена рядом с единым кампусом.

На мой взгляд, Министерством экономического развития и лично заместителем Министра экономического развития Олегом Владиславовичем Фомичёвым проведена объёмная и успешная работа. В сроки на три года ранее установленных подготовлена концепция создания единого кампуса, который позволит обеспечить единство и конкурентоспособность университета.

Для дальнейшего движения вперёд необходимо, чтобы земельные участки, о которых речь пойдёт далее, полностью соответствовали требованиям, указанным в концепции, с учётом всех технических параметров, которые в ней уже заложены.

Не менее важно учитывать и принципиальную возможность согласовать, скорректировать планы градостроительного развития с учётом реализации этого проекта и дальнейшего развития кампуса.

Россия. СЗФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652642 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652641 Георгий Полтавченко

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Георгий Сергеевич, мы с Вами говорили о будущем Санкт-Петербургского государственного университета. Но вообще город сейчас находится, что называется, на особом положении, потому что проходит чемпионат мира – большой футбольный праздник. Огромное количество болельщиков – и наших, и иностранных. Это не самая простая задача для города. Надеюсь, что всё будет в порядке.

Но я хотел бы вернуться к задачам, стоящим перед нашим городом, перед Санкт-Петербургом, имея в виду показатели, которые были установлены указом Президента от 2012 года и трансформировались в указ от 7 мая 2018 года, – по развитию производственной инфраструктуры, по созданию высокоэффективных рабочих мест. Как обстоят дела? Каковы показатели по итогам прошлого года? Каковы задачи на текущий период?

Г.Полтавченко: Хочу коснуться чемпионата мира. Он тоже нам приносит определённые экономические дивиденды. По оперативной информации, посещаемость наших объектов общепита возросла на 40%. Они пользуются у гостей большой популярностью. А это, естественно, дополнительные доходы в казну.

Если говорить о выполнении указов Президента, то эта задача на особом контроле у руководства города. По итогам прошлого года все плановые показатели нами выполнены в полном объёме. Для создания высококвалифицированных рабочих мест мы в первую очередь работаем по привлечению инвестиций, работаем с инвесторами, в индивидуальном плане в том числе. Это позволило нам на протяжении последних пяти лет постоянно наращивать поступление инвестиций в основной капитал наших предприятий. По итогам прошлого года – 658 млрд рублей. Это больше, чем бюджет города. То есть практически второй бюджет города вложен в создание новых производств. Таких производств в прошлом году было создано более 20. В этом году реализация проектов, которые были запущены ранее, продолжается. Я думаю, что в этом году мы тоже не менее 20 новых производств запустим. И самое главное – это уже совсем другое качество рабочих мест, высокая производительность, соответствующая заработная плата. Работа в данном направлении с учётом майского указа Президента текущего года будет продолжаться.

Д.Медведев: Хорошо. У Петербурга огромный производственный потенциал. Город всегда имел очень мощную промышленность. Сейчас происходят изменения – по сути, революционные изменения – в промышленном производстве, тем не менее это качество промышленного лидера по целому ряду направлений, включая вопросы высоких технологий, современные коммуникации, цифровую экономику в широком смысле этого слова, Санкт-Петербургу нельзя потерять. Нужно обязательно уделять этим прорывным направлениям самое пристальное внимание.

Г.Полтавченко: Мы в этом плане также работаем. Стратегия социально-экономического развития города направлена именно на создание так называемой умной экономики, экономики знаний, в первую очередь – с ориентацией на наш мощный образовательный, научный потенциал и на тот мощнейший задел, который город имеет с точки зрения реального производства, обрабатывающей промышленности.

В этом плане многое сегодня делается. Мы создали в рамках правительства города проектный офис под названием «Фабрика будущего». Это как раз то, что связано с внедрением «цифры» в конкретные промышленные производства. Я думаю, это направление нам удастся поднять, потому что Санкт-Петербург сегодня является одним из лидеров в сфере информационных технологий, в том числе по подготовке специалистов в этой сфере. Плюс мы серьёзно занимаемся работой по созданию определённых дополнительных условий, преференций для IT-сектора.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652641 Георгий Полтавченко


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646570 Алексей Ерофеев

Сотрудник Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, известный краевед, историк и знаток города Алексей Ерофеев неоднократно был гостем «Квартирника» в пресс-центре «Росбалта». Он одним из первых на волне Перестройки в 1986 году начал активную деятельность, связанную с возвращением исторических названий улицам города. Свои знания о городской истории он изложил в нескольких книгах. Кроме того, Алексей Ерофеев активно занимается просветительской деятельностью, проводя экскурсии и семинары для школьников.

— Алексей Дмитриевич, как вы увлеклись топонимикой Петербурга?

— В детстве я жил на улице Ломоносова, между мостом и Пятью углами. Моя бабушка всегда называла улицу Ломоносова Чернышевым переулком. А я не мог понять, почему она так называет нашу улицу. Папа мне объяснил, кто такой Ломоносов и кто граф Чернышев, когда-то владевший этим участком земли. Я был удивлен, что моя неграмотная бабушка, приехавшая из Смоленской губернии, предпочитает старое название — по фамилии графа, которого никто не помнит, а не великого русского ученого. А у нее просто была довоенная привычка, потому что улица получила имя Ломоносова только с 1948 года.

Кроме того, бабушка ходила в магазин у площади Ломоносова (так называемая Ватрушка) и говорила, что идет на «Зоси Роси». Так моя бабушка называла улицу Зодчего Росси. Я опять же выяснил у моих родителей, кто такой Карл Иванович Росси.

Может быть отсюда вырос мой интерес к петербургской топонимике. Куда бы мы ни отправились всей семьей на общественном транспорте или такси, я всегда обращал внимание на названия улиц. Позже мне подарили книжку «Почему так названы» Горбачевича и Хабло, и я ее прочитал несколько раз — она стала для меня настольной.

«Наше сознание переписали не политики, а художники»

— Вы сразу заинтересовались дореволюционными названиями?

— Тогда больше всего меня интересовали герои Великой Отечественной войны, потому что это были 1960-е годы, и в память народа о Великой Отечественной войне была слишком живой и ясной. Об этом напоминало буквально все. Мои родители, бабушки и дедушки выжили в блокадном Ленинграде, дядя воевал на фронте и был контужен в 1942 году. Поэтому меня больше всего привлекали названия улиц в честь защитников Ленинграда, и меньше — имена революционеров, ученых. Так начиналось мое увлечение.

— Вам не кажется, что петербуржцы все меньше интересуются историей своего города?

— Был подъем интереса к истории Петербурга в 1990-е годы. Возможно, это было связано еще и с тем, что тогда начался процесс возврата исторических названий. Потом как-то все стабилизировалось, народ устал от политических передряг и разгула бандитизма, и наступило время отказа от каких бы то ни было перемен. За разгулом свободы наступил период реакции. Я уверен, что еще будет всплеск интереса к топонимике и истории Петербурга.

Но надо сказать, что программа «Открытый город» — лишнее подтверждение тому, что у Петербурга есть стойкие защитники, которых он интересует независимо от времени года и смены правительств. Хотя конечно, в общей массе люди плохо знают город. И это характерно не только для Петербурга. У нас даже дела обстоят лучше, чем в других российских городах.

— Но ведь Петербург — слишком яркое исключение из общего ряда, а его продолжают «зачищать» от старых зданий? Неужели все дело в невежестве?

«Попытки снести памятник архитектуры происходят почти ежедневно»

— Уверен, что незнание истории и нежелание ее знать приводят к тому, что в центре города сносят исторические здания. Порой невзрачный, на взгляд непосвященного человека, дом может играть огромную роль с точки зрения исторического городского ландшафта. Достаточно вспомнить Дом Рогова, разрушенный при Валентине Матвиенко. Это был уголок еще пушкинского Петербурга, который безусловно надо было сохранить.

Или, другой пример — дом семь по улице Рубинштейна, который еще называют «слеза социализма». Вроде бы некрасивое здание, которое явно не вписалось в окружающую его застройку. Но это здание уже обладает исторической ценностью, потому что там жила Ольга Берггольц. И это — один из первых образцов советского конструктивизма в архитектуре.

Или Ушаковские бани (бани «Гигант», улица Зои Космодемьянской, 7А) — они находятся в жутком состоянии. А ведь этот район — Тракторная улица, площадь Стачек, Оборонная улица — уникальный и очень интересный комплекс архитектуры первых советских лет. Через какое-то время туда поедут многие иностранные туристы, ценители, потому что за границей архитектурных памятников этой эпохи крайне мало.

Человек, знающий историю своего города или квартала, в котором он живет, имеет в своем арсенале больше аргументов для защиты объектов наследия. А тому, кто не знает ничего, в общем все «по барабану». Город без истории намного скучнее.

— Хорошо, если человек живет в центре Петербурга, а если — в Купчино? Что там интересного?

Александр Городницкий — о «мечте импотента» и разгроме РАН

— Мне приятно, что сейчас даже в питерских спальных районах — в Купчино, на Ржевке-Пороховых, в Озерках — есть большие любители истории своих кварталов. Частенько я приезжаю туда в библиотеки, чтобы прочитать лекцию, и при этом узнаю очень много интересного от аудитории. Мне рассказывают, как возник их район, об особенностях каких-то заповедных уголков, о растущих там деревьях… То есть, я уже не могу сказать, что я приехал в «страну дураков» — так неофициально называют территорию с названиями улиц и проспектов Наставников, Ударников и так далее. Там тоже есть патриоты и знатоки своего района!

— Вы не знаете, об этих районах кто-нибудь пишет?

Мне очень нравится книга Андрея Жданова о Приморском районе — «Новая и Старая деревни». Она интересна и написана хорошим литературным языком. Хороша книга Дениса Шаляпина, посвященная Купчину. Я с удовольствием прочел ее — там очень много любопытных фактов. Вера Андрейчева написала о своих изысканиях, связанных с Невским районом. Очень хороша книга Сергей Петрова «На берегах реки Ждановки», изданная «Центролиграфом». Отличные книги написал Михаил Микишатьев.

— Какое ваше самое любимое место в Петербурге?

— Это район Марсова поля, Мраморного дворца, Михайловского замка и Михайловского дворца. Вот этот загадочный замок, кленовая аллея перед ним, памятник Петру, Марсово поле, Спас-на-крови — это притягивающее место для меня. Я очень люблю остановиться в центре Марсова поля и обозревать все вокруг. Этот простор вмещает почти всю историю Петербурга — от Петровского времени до советского.

— Вы верите в то, что великая история нашего города и любовь к нему его жителей способны защитить Петербург?

Центр Петербурга находится под защитой ЮНЕСКО, поэтому по закону здесь нельзя ничего трогать. Но те, кому это выгодно, все равно находят какие-то лазейки, иногда идут даже на откровенный подлог документов, меняя год постройки зданий или данные об их состоянии. Я убежден, что бороться за город надо до последнего. У нас сосредоточены такие архитектурные богатства, на которые приезжают посмотреть люди со всего мира. Кажется, что они никогда не кончатся, но на самом деле они постепенно тают. Давайте их беречь.

 Юлия Иванова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646570 Алексей Ерофеев


Россия. СЗФО > Финансы, банки > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646569 Антон Большаков

О том, как сэкономить на внешнеэкономической деятельности, в интервью «Росбалту» рассказывает коммерческий директор региона «Санкт-Петербург Север», заместитель управляющего петербургским филиалом АО ЮниКредит Банка Антон Большаков.

— Российская экономика переживает непростые времена. Это и санкционное давление, и попытки восстановления после кризиса. Как все происходящее отразилось на финансово-банковском секторе?

— Российская экономика нередко переживает непростые времена. Различные кризисные явления в достаточной степени цикличны, они случаются с некоторой регулярностью. Это наша реальность: мы очень давно на рынке — в следующем году отметим 30-летие — и разные кризисы проходили вместе со всей страной. Поэтому мы научились рассматривать «непростые времена» как совершенно рабочий вариант. Но сейчас кризиса не наблюдается, есть лишь разные экономические и политические ситуации, но мы умеем с ними работать и трудностей не испытываем. За последние несколько лет мы сильно диверсифицировали линейку наших продуктов, как говорится, на все случаи финансовой жизни: от классического кредитования до страховых, сервисных и разного рода вспомогательных продуктов. То есть мы уже не только банк, но и своего рода финансовый помощник, делающий жизнь клиента более легкой и понятной.

— Еще три-четыре года назад крупные российские банки сталкивались с существенным оттоком ликвидности. Как вы сейчас оцениваете ситуацию, стабилизировалась ли она?

— Ситуация с банковскими вкладами и пассивной базой стабильна. Косвенным свидетельством этого является плавное, но постоянное снижение депозитных ставок. Это очень важный маркер того, что на рынке существует ликвидность, в некоторых ситуациях даже избыточная. При сохранении текущей экономической ситуации и отсутствии политических потрясений банковская система не должна столкнуться с дефицитом ликвидности и в дальнейшем.

— Зарплаты россиян растут, но реальная покупательская способность снижается. Как в связи с этим вы оцениваете ситуацию на рынке потребительского кредитования, в том числе в Северо-Западном регионе? Увеличился ли спрос на кредиты?

— Ситуация на рынке потребительского кредитования, можно сказать, стабильная и позитивная. И на Северо-Западе, и в стране. Спрос увеличился, в связи с чем расширились возможности банка выдавать кредиты и наращивать кредитные портфели. В 2018 году за первый квартал в Санкт-Петербурге на рассмотрение поступило заявок на 45% больше, чем годом ранее. То есть по поведению наших клиентов мы не можем сказать, что их доходы падают. Скорее, наоборот, у них появились дополнительные потребности. Что немаловажно, уровень просрочки в нашем банке находится на стабильно низком уровне. Это касается как юридических, так и физических лиц, платежеспособность которых плавно возрастает с 2014 года.

— В ипотечном кредитовании ситуация аналогична?

— Рынок ипотеки, безусловно, растет. Это можно сказать и про наш банк. Рост обусловлен в первую очередь снижением ставок по ипотечным программам. У людей все чаще возникает потребность менять качество и количество жилья. Предполагаем, что кредитная активность банка к осени должна только повыситься.

— Что по поводу автокредитования? Ваш банк ощущает на себе оживление в российском автопроме? Стали ли клиенты чаще обращаться за автокредитами?

— Рынок показывает падение продаж по отношению к первому кварталу. Но это объясняется окончанием действия госпрограммы. Все желающие «вскочить в последний вагон поезда» получили кредит в первом квартале года, поэтому там был приличный объем. Но это явно ощущается только в бюджетном сегменте, так как именно на него распространяется государственная поддержка. Премиум-сегмент исторически менее волатилен, однако и тут есть изменения. Увеличилась доля продаж автомобилей в лизинг. В дилерских центрах это объясняют отсутствием «свободных» финансовых ресурсов у физических лиц. Но нельзя сказать, что данная тенденция сильно меняет рынок.

— Поговорим о малом и среднем бизнесе. Не секрет, что в нашей стране ему приходится непросто, несмотря на регулярные речи представителей власти о необходимости снижения административных барьеров, упрощении процесса кредитования и так далее. Проблемы как были, так и есть. ЮниКредит Банк давно активно работает с этим сегментом. Есть ли у вас новые специальные программы для малого и среднего бизнеса?

— Малый и средний бизнес, несомненно, развивается, несмотря на различные барьеры. Мы уделяем этому сегменту большое внимание и активно работаем над продуктами для этого направления. Так, в этом году у ЮниКредит Банка появился новый комплекс услуг под названием «Путевка в ВЭД» для компаний, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью. Он позволяет компаниям значительно сократить затраты, связанные с обслуживанием экспортно-импортных операций. За разовую фиксированную плату компания получает возможность пользоваться услугами валютного контроля практически без ограничений. В год на комиссиях можно сэкономить более 100 тыс. рублей. Внешнеэкономическая деятельность в России набирает обороты, несмотря на все санкционные ограничения. И мы уже наблюдаем серьезный приток клиентов за время действия этой программы.

— Есть ли какие-то ограничения для участия в программе «Путевка в ВЭД»?

— Акция адресована широкому кругу участников рынка малого и среднего бизнеса. Принять участие в ней могут юридические лица и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные на территории Российской Федерации, являющиеся клиентами ЮниКредит Банка и не имеющие открытых паспортов сделок в течение последних 12 месяцев. Также важно не иметь задолженности перед налоговой и банком. Других ограничений нет.

— В этом году ваш банк отмечает 25 лет работы на рынке Северо-Запада. Насколько вы успешны в регионе и как планируете развиваться в дальнейшем?

— ЮниКредит Банк — универсальный банк. Сначала мы работали только с корпоративными клиентами, потом начали обслуживать и розничный бизнес. На текущий момент степень покрытия региона отделениями является оптимальной. С одной стороны, она не избыточна, с другой — покрывает все районы города и, по отзывам наших клиентов, отвечает их географическим потребностям. Нашу банкоматную сеть дополняет сеть банков-партнеров. Соответственно, у клиентов есть возможность использовать большое количество банкоматов с большой зоной покрытия на бесплатной основе. Мы активно развиваем каналы автокредитования и ипотечного кредитования, наращивая кредитные портфели в данных направлениях.

Беседовал Глеб Иванов

Россия. СЗФО > Финансы, банки > rosbalt.ru, 18 июня 2018 > № 2646569 Антон Большаков


Россия. СЗФО. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 15 июня 2018 > № 2643872 Владимир Королев

Развитие системы военно-морского образования закладывает фундамент великого будущего ВМФ России

Море всегда привлекало мужчин возможностью помериться характерами, убеждён главнокомандующий ВМФ адмирал Владимир Королёв.

Система военно-морских образовательных учреждений, как и сама служба на флоте, не только сохраняет свою привлекательность, но и обретает всё большую престижность. Дело и в романтике, которая присуща флотской службе, и в том, что флотская профессия является, по сути, самой мужской. С разговора на эту тему и началась беседа корреспондента «Красной звезды» с главнокомандующим ВМФ России адмиралом Владимиром Королёвым.

– Товарищ главнокомандующий, каким станет 2018 год для системы военно-морских образовательных учреждений?

– Начну с довузовских учебных заведений. У нас сложилась уникальная система: это Кронштадтский морской кадетский корпус, это Нахимовское военно-морское училище и его филиалы в Мурманске, Севастополе, Владивостоке. Все они оснащены самыми новыми средствами обучения. Но самое главное, нахимовцы и кадеты имеют прекрасную возможность видеть перед собой военно-морскую службу, так как находятся там, где дислоцируется флот. Перед командованием Нахимовского военно-морского училища и Кадетского морского корпуса стоит задача – в этом году активизировать участие воспитанников во всех процессах жизни ВМФ. Я имею в виду их участие в таких событиях, как закладки и спуски на воду кораблей, в мероприятиях, проводимых в соединениях флотов в пунктах базирования. Будет ещё больше времени уделяться морской практике на боевых кораблях и судах, тренировкам и занятиям на базе высших военно-морских учебных заведений. Это станет серьёзным мотивирующим фактором для дальнейшего поступления и обучения в высших военных образовательных учреждениях.

Что касается учебных заведений в системе Военного учебно-научного центра ВМФ, то здесь также реализуется ряд новых подходов. Отмечу, что в этом году курсанты Военно-морского института, Военно-морского политехнического института, Тихоокеанского высшего военно-морского училища принимают участие на различных этапах первого в истории дальнего похода учебного корабля «Перекоп» по маршруту Кронштадт – Севастополь – Владивосток – Североморск. Корабль впервые пройдёт Северным морским путём.

Сейчас «Перекоп» во Владивостоке. Он готовится к плаванию в северных широтах. На его борту будут курсанты Тихоокеанского военно-морского училища имени С.О. Макарова. В августе корабль продолжит движение. Все курсанты получат уникальную возможность в полной мере почувствовать флотскую службу и применить полученные знания на практике.

В целом перед глазами курсантов, нахимовцев, морских кадет происходят уникальные события в жизни флота, его переоснащение, экспедиции… Например, океанографическое исследовательское судно «Адмирал Владимирский» совершило экспедицию в Индийский океан, впервые за 20 лет посетило Бангладеш, приняло участие в мероприятиях, связанных с 110-летием со дня спасения русскими моряками жителей сицилийского города Мессина, пострадавшего от землетрясения. Совсем недавно в базу вернулось океанографическое судно «Янтарь», выполнившее задачи 11-месячного дальнего похода. Оно прошло свыше 50 000 миль. И всё это позволяет им гордиться своей принадлежностью к службе под Андреевским флагом. И главное – эти события питают и укрепляют их любовь к морю.

– Владимир Иванович, учитывая возрастание роли довузовского военного образования, главное командование ВМФ поставило новые задачи перед всеми своими довузовскими образовательными учреждениями. В чём их суть?

– Нахимовское военно-морское училище и его филиалы призваны быть в авангарде довузовского образования. Подготовка квалифицированных военных кадров и развитие системы образования флота являются приоритетными задачами главного командования ВМФ.

Напомню: в соответствии с поручением Верховного Главнокомандующего, решениями министра обороны РФ проведены мероприятия по формированию в 2016 году филиалов Нахимовского военно-морского училища во Владивостоке и Севастополе, а в прошлом году первых воспитанников принял филиал Нахимовского военно-морского училища в Мурманске. Объединение четырёх довузовских военно-морских учебных заведений и формирование на Черноморском, Северном и Тихоокеанском флотах филиалов Нахимовского военно-морского училища позволило создать единую систему обучения и воспитания нахимовцев, цель которой – привлечение в военное образование наиболее способной молодёжи и её ранняя профориентация на выбор профессии офицера.

Повседневная деятельность училища и его филиалов выстраивается по единому распорядку дня с учётом ритуалов и традиций ВМФ, включая поднятие Андреевского флага. Каждому учебному заведению вручено знамя, которое имеет военно-морскую символику. Для всех нахимовцев училища и филиалов введена единая форма одежды. Программы обучения включают в себя основы военно-морской подготовки, морскую практику, а также подготовку к параду.

Дальнейшее развитие системы довузовского военно-морского образования связано с повышением качества подготовки воспитанников и совершенствованием методики учебно-воспитательного процесса. Приоритетное направление – целенаправленная подготовка учащихся к поступлению в военные образовательные организации высшего образования, и прежде всего в вузы ВМФ.

В этих целях в старших классах Нахимовского училища предусматриваются только физико-математический профиль обучения, существенное повышение физической подготовленности воспитанников, обязательное изучение «Основ военно-морской подготовки», углублённое изучение английского языка. А в рамках предпрофильной подготовки, то есть в 8–9-х классах, – введение элективных курсов (курсов по выбору. – Ред.), способствующих подготовке к профильному обучению.

Занимаясь по физико-математическому профилю, каждый нахимовец получает до четырёх дополнительных часов в неделю по физике и математике – и это только в рамках основного расписания из-за приоритетного распределения учебного времени. За счёт факультативов и дополнительных занятий по подготовке к Единому государственному экзамену он сможет всё своё внимание уделять профильным для вузов ВМФ предметам: математике и физике. Такой акцент в учёбе даёт возможность изучать профильные предметы, занимаясь в компании мотивированных ребят, готовиться к участию в профильных олимпиадах. Учёба в таком классе увеличивает шансы на хорошую сдачу ЕГЭ и поступление в выбранное военно-морское училище.

– «Красная звезда» не раз рассказывала и о развитии морской составляющей воспитания и обучения…

– В целях реализации единых подходов авторский коллектив Нахимовского военно-морского училища разработал учебно-методические пособия по военно-морской подготовке и иностранному языку, которые в необходимом количестве должны быть изготовлены в каждом филиале до конца года. Проводится модернизация базы для морской подготовки, которая будет включать тренажёр по судовождению, тренажёры по флажному семафору, освоению световых сигналов и азбуки Морзе. В дальнейшем планируется оборудование сигнального мостика, поставка автопрокладчиков и другого штурманского оборудования. В новом здании головного училища будет размещён планетарий.

По окончании второго полугодия в течение 2–3 недель с воспитанниками предусмотрено проведение морской практики. Старшеклассники принимают участие в дальних морских походах на учебных кораблях. В период участия в дальних походах нахимовцы и кадеты не только получают практику несения дежурно-вахтенной службы на корабле с исполнением обязанностей дублёров младших специалистов, но и погружаются в романтику морской службы. Каждый нахимовец должен знать, что, поступив в дальнейшем в высшее военно-морское училище, он получает возможность ещё лучше узнать море и стать ещё ближе к профессии военно-морского офицера, так как география морских походов значительно расширяется.

Я порекомендовал всем начальникам довузовских военно-морских училищ организовать посещение судостроительных заводов и верфей и познакомить ребят с этапами и современными технологиями судостроения. Закладка новых кораблей, спуск на воду корабля, поднятие Андреевского флага на кораблях, принимаемых в состав флота, не должны проходить без участия нахимовцев и кадет.

– А как обстоят дела с совершенствованием учебного процесса?

– В целом, как и ранее, руководство методическим обеспечением образовательной деятельности и координация довузовской военно-морской подготовки остаётся за Нахимовским военно-морским училищем в Санкт-Петербурге. При этом значительный объём совместных мероприятий в рамках методической и воспитательной работы, таких как семинары, мастер-классы, педагогические советы и заседания предметно-методических комиссий, может планироваться в режиме видео-конференц-связи с участием филиалов НВМУ.

В целях формирования у воспитанников необходимых профессиональных качеств, осознанного выбора ими профессии офицера ВМФ определено кураторство над каждым довузовским учебным заведением со стороны высших военно-морских учебных заведений. Оно будет включать совместные мероприятия, проводимые с привлечением личного состава флотов и курсантов вузов ВМФ, посещение на регулярной основе кораблей и частей, военно-исторических музеев, учреждений культуры, участие воспитанников в воинских ритуалах, встречах с представителями ветеранских организаций и офицерами флота – участниками боевых действий сил ВМФ.

Есть ещё одно важное направление. Должен быть сделан акцент и на научно-методическом руководстве проектно-исследовательской деятельностью и научно-техническим творчеством воспитанников довузовских учебных заведений. В этих целях целесообразно и необходимо привлечение воспитанников к научно-техническому творчеству в области подводной робототехники. У обучающихся в области инновационных технологий, механики и программирования следует формировать новые знания, умения и компетенции. В ближайшее время будут разработаны предложения по проведению конкурса морской робототехники среди обучающихся в довузовских общеобразовательных учреждениях флота.

Главный упор в этом направлении следует делать на роботизированные системы морского назначения, которые являются одним из ключевых направлений развития средств вооружённой борьбы на море. В Мурманском филиале Нахимовского училища уже имеется лаборатория морской робототехники. Кабинеты судомоделирования, оснащённые конструкторами и наборами, приспособленными для создания моделей, двигающихся под водой и над водой, есть в Санкт-Петербурге и Севастополе, а также в Кронштадтском морском кадетском корпусе.

– Товарищ адмирал, вы упомянули дальние походы кораблей ВМФ, расширение их географии. А какое содержание вы вкладываете в понятие «военно-морское присутствие»?

– За этой формулировкой стоит главный смысл предназначения российского ВМФ. Флот может быть настоящим, если его корабли и подводные лодки не стоят у причалов, а выполняют свои функции в море. От 70 до 100 кораблей ВМФ России находятся в различных районах Мирового океана, решая задачи в составе группировок и отрядов. Наш флот является всеширотным и океанским. Россия всегда, с петровских времён, стремилась к обладанию именно таким ВМФ.

О том времени напомнил недавний спуск на воду в Санкт-Петербурге точной копии первого линейного корабля Петровской эпохи «Полтавы». А показателем, каким сегодня является и каким будет завтра ВМФ, станет главный военно-морской парад, в котором примут участие более 40 кораблей, подводных лодок, судов обеспечения. На Неве и в Кронштадте десятки тысяч людей, уверен, снова испытают гордость за нашу морскую державу.

– Пользуясь возможностью, не могу не задать вопрос о перспективах пополнения корабельного состава флота.

– ВМФ сегодня на этапе активного обновления. Это строящиеся серии ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта «Борей», многоцелевых подводных лодок «Ясень», новых дизельных подводных лодок проекта 636.3, фрегатов, корветов, ракетных кораблей, оснащённых лучшим в мире высокоточным оружием.

Новый учебный период для нас начался с события, которое как нельзя лучше иллюстрирует высокий уровень внимания к развитию и оснащению флота. Был поднят флаг на новейшем корабле, отвечающем самым современным требованиям. Это малый ракетный корабль «Вышний Волочёк».

Незадолго до этого в Санкт-Петербурге были спущены на воду новейший корабль противоминной обороны «Иван Антонов», малый ракетный корабль «Шквал» в серии из 6 единиц, строящихся для Балтийского флота. В августе-сентябре в Севастополь прибудет новый фрегат «Адмирал Макаров».

В ближайшее время будет осуществляться пополнение ВМФ кораблями принципиально нового класса. Это патрульные корабли 22160 типа «Василий Быков». Целенаправленно для Черноморского флота продолжается строительство серии малых ракетных кораблей проекта 21631, оснащённых высокоточным оружием. До конца этого месяца в состав ВМФ будет принят головной большой десантный корабль «Иван Грен», который пополнит десантную составляющую надводных сил ВМФ. Это лишь отдельные иллюстрации процесса обновления флота.

– Владимир Иванович, мы беседуем с вами в Адмиралтействе. Это ведь весьма символично?

– Это напоминание о 322-летней истории по-настоящему великого флота, созданного Петром Великим. В этих стенах рождались самые смелые планы. Здесь начиналось строительство первых кораблей. Здесь, где сейчас мы ведём разговор, находится на хранении великая святыня – Морской Устав Петра Первого в рукописном варианте. Это не просто раритет, а основополагающий документ, сохранивший во многом свою актуальность. В библиотеке Адмиралтейства находятся фундаментальные труды флотских историков, основоположников военно-морского искусства, летописцев морских сражений, кругосветных экспедиций. Каждая мельчайшая деталь исторических помещений и зданий Адмиралтейства сохранена, восстановлена в точном соответствии со своим первоначальным обликом. Эти стены буквально дышат историей, которую мы свято храним.

Но время не стоит на месте. Значит, мы обязаны видеть перспективу, идти вперёд… Главная цель миссии российского ВМФ, подчеркну, надёжно обеспечивать безопасность страны на морских и океанских направлениях.

Андрей ГАВРИЛЕНКО, «Красная звезда»

Россия. СЗФО. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 15 июня 2018 > № 2643872 Владимир Королев


Россия. СЗФО. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 14 июня 2018 > № 2648664 Никита Кричевский

СТРАДАНИЯ ПО БЕНЗИНУ

Вопрос о взметнувшихся ценах на горючее в стране прозвучал одним из первых на прямой линии президента. Резкий рост цен на топливо, объяснил Владимир Путин, - это результат «неточного» регулирования сферы энергетики.

- Сколько же можно это терпеть - уже 45 рублей за литр солярки? Остановите как-то это! - взмолился водитель Алексей Караваев из Санкт-Петербурга, получив возможность задать вопрос Владимиру Путину.

Нефтяники воспользовались ситуацией, повысили экспорт сырья и подняли цены на топливо внутри страны. Обещание - поступательно повышать ставки акцизов и увеличивать пошлины на экспорт нефти - энергетики выполняли в одностороннем порядке: акцизы увеличивались, а пошлины, напротив, уменьшались - с 1 апреля упали более чем на 8 долларов за тонну.

- Снижение пошлин в 10 раз (с 2014 года) создало самые сладкие условия для экспортеров, и с начала года российские нефтяники нарастили экспорт на 48%, - говорит доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский. - Еще год назад цена нефти закладывалась в $40 за баррель. Тогда верстали нынешний бюджет и остро стоял вопрос о наполнении казны. В итоге получился рост налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в 1,5 раза и акцизов в 2 раза. А о том, что цена нефти уйдет к $80, а бензин в Европе резко подорожает, никто не мог знать.

Изначально с ростом НДПИ должны были снижаться и акцизы. Если бы Минфин держал слово, то сегодня акциз на бензин был бы 4,5 тыс. рублей за тонну, но по факту - 11 тысяч. До 2024 года в результате налогового маневра (рост НДПИ с одновременным снижением экспортных пошлин) Минфин суммарно рассчитывал получить 1,6 трлн рублей, тогда как по итогам только этого года прибыток может составить до 2,7 трлн. Таким образом, Минфин успешно решает задачу пополнения казны, напрочь забыв о гражданах.

- Монополисты исходят из того, сколько можно содрать с потребителя, из его платежеспособности, вот и вся тайна! Поэтому бензин в Калуге стоит на 3,5 рубля дешевле, чем в Москве, хотя поставляется с тех же НПЗ, - считает эксперт, бывший замминистра энергетики РФ Владимир Милов.

Пока стабилизировать цены на горючее удалось - после прямой линии правительство договорилось с крупными корпорациями об их заморозке. Надолго ли?..

Евгений Александров

Россия. СЗФО. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 14 июня 2018 > № 2648664 Никита Кричевский


Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 6 июня 2018 > № 2685755 Сергей Вакуленко

Газпром нефть: основные идеи стратегического развития.

Газпром нефть сегодня - одна из самых быстро растущих нефтегазовых компаний на российском рынке.

В интервью, начальник департамента стратегии и инноваций Газпром нефти С. Вакуленко рассказал о принципах формирования стратегии, а также о ключевых факторах, которые учитываются при долгосрочном планировании.

- За последние несколько лет отрасль столкнулась с большим количеством новых вызовов - как в связи с этим изменилась стратегия Газпром нефти?

- Стратегия изменилась не только у Газпром нефти, наверное, стоит говорить о том, что изменилась стратегия отрасли.

До 2014 г проблем со средствами на реализацию различных проектов не было, и вся отрасль торопилась набрать побольше активов, полагая, что кто быстрее, тот и успешнее.

Газпром нефть в этом отношении достаточно уникальна. Компания демонстрировала самый высокий темп роста в отрасли, но рост этот достигался за счет продуманного поступательного движения. Сразу просчитывалось - какие и сколько проектов нужны компании на данном этапе развития, после их реализации появлялись новые и так далее. Этим принципом компания руководствовалась и до 2014 г, весьма уместен он и сейчас. Разумеется, в изменившихся экономических условиях какие-то проекты пришлось пересмотреть. Например, модернизацию нефтепереработки слегка сдвинули из-за бюджетных ограничений. По-другому стали смотреть на проекты с дорогой добычей - не отказываться от них полностью, но максимально удешевить. А в целом та бизнес-модель, которую мы для себя избрали, оказалась крайне жизнеспособной.

- На какой период рассчитана актуальная стратегия компании, и вообще насколько целесообразно долгосрочное планирование в сегодняшних условиях высокой неопределенности?

- Нефтяные компании не могут обойтись без долгосрочного планирования. Тайм-лайн проекта от геологоразведки до запуска месторождения в эксплуатацию - это 10-12 лет. В освоенных регионах, при прочих благоприятствующих условиях можно уложиться и в 5. В среднем, от 1й нефти до выхода месторождения на проектный уровень добычи уходит еще 5-7 лет. До нормального возврата на капитал, под который имеет смысл вкладывать деньги, - 15 лет. То есть, в среднем горизонт окупаемости проекта освоения месторождения с 0 составляет 20-25 лет. Если, к тому же, проект связан с применением новых технологий, то 10-летие может потребоваться только на то, чтобы эта технология созрела. Хороший пример - освоение месторождений сланцевой нефти в США. 1е скважины пионеры отрасли начали бурить в 1990е гг, а их усилия окупились в 2010х гг. Так что у нас отрасль с очень длинным циклом.

У Газпром нефти сейчас официально действует план развития до 2025 г и готовится стратегия до 2030 г. Но в этой новой стратегии будет много проектов с горизонтом реализации до 2044, 2048 гг.

- Почему тогда выбраны именно пятилетние стратегические отрезки?

- Это на самом деле условность, просто понятный временной горизонт. Знаете, как когда по шоссе едешь, фары какой-то определенный отрезок дороги освещают. Так и здесь.

- Новая стратегия будет как-то принципиально отличаться от существующей?

- Планируется, что цели будут больше качественные, чем количественные. Ведь традиционные целевые параметры - объемы добычи, переработки, сбыта - это не совсем стратегия. Стратегия - это о том, как мы собираемся достигать эти цели, какие механизмы использовать.

Сейчас Газпром нефть вошла в 10ку крупнейших нефтедобывающих компаний мира. Именно нефтедобывающих, так как основная задача компании в группе «Газпром» - это добыча жидких углеводородов. Мы уже превзошли по этому показателю Eni, Statoil, ConocoPhillips и занимаем 3 место в России. План - оставаться в 10ке, а поскольку общий объем спроса на долгий срок прогнозировать довольно трудно, выставлять себе конкретные числовые параметры, наверное, не совсем разумно. Просто для того, чтобы оставаться в этом клубе, надо расти тем же темпом, что и отрасль, но это не тот темп, который был нам нужен, чтобы войти в этот клуб.

- Есть еще один момент. Если использовать международную классификацию, Газпром нефть по-прежнему NOC - National Oil Company, а Eni, Statoil, Shell - это IOC - International Oil Company. В вашей стратегии нет цели стать международным игроком?

- А мы и сейчас международный игрок в какой-то мере. У нас есть международные операции. Мы добываем нефть на Балканах, на Ближнем Востоке.

- Но их не очень много и они, скорее опция, для вашего бизнеса?

- Если наша домашняя территория позволяет нам столько добывать и иметь конвейер проектов, который будет обесечивать долгосрочный рост, то в этом тоже нет ничего плохого. Фокус внимания многих американских компаний все больше и больше сдвигается в сторону домашних сланцевых месторождений. А тот же Statoil очень долгое время был компанией Северного моря.

- Продолжая международную тему, не могу не задать вопрос о соглашении с ОПЕК по сокращению добычи. Это уже, наверное, не о стратегическом влиянии - как соглашение повлияло на тактику компании?

- Как и все остальные российские компании, оценив целесообразность этого соглашения, мы вполне добровольно заморозили добычу на уровне октября 2016 г - на 2,7%. Наверное, все, кто входил в эту сделку, сомневались, не будут ли потери на объеме больше, чем выигрыш на цене. Но сейчас очевидно, что от сокращения добычи и последовавшей за этим стабилизации рынка сильно выиграли и компании, и страна, и вся мировая отрасль.

Если же говорить о тактике, то раньше мы, грубо говоря, старались добыть все, что возможно в пределах сил и средств, а после присоединения к сделке стали выбирать, где выгоднее бурить в 1ю очередь, и перенесли фокус нашей активности на новые активы на севере Ямало-Ненецкого региона - Восточно-Мессояхское, Новопортовское, Приразломное месторождения. Это свежие активы с прекрасными высокодебитными скважинами, которые иной раз дают по 700 т/сутки нефти , в то время как на старых западносибирских активах дебит новой скважины порядка 40 т. То есть, 1 скважина на Новопортовском по продуктивности сопоставима с 20 объектами в Западной Сибири.

- Не дешевле было бы вообще отказаться от нового бурения, и сэкономив деньги, и сократив добычу?

- Наверное, мы действительно сэкономили бы какие-то деньги, выполняя квоту отказом от нового бурения. Но мы привыкли смотреть в будущее.

1. Это сильно ударило бы по рынку нефтесервиса, а в конечном итоге, и по нашему производственному потенциалу.

2. Фонд скважин можно образно сравнить с демографическим пулом. Если остановить бурение, в этой демографической пирамиде скважин образуется провал, такой как получает человечество после войн, эпидемий. Отсутствие скважин определенных возрастов сильно подкосит наш потенциал на следующие 7-10, а может и 15 лет - то есть, на срок жизненного цикла скважины, и потери будут больше, чем экономия от остановки бурения.

Поэтому мы решили использовать новые скважины, как правило, менее обводненные, а значит с меньшими эксплуатационными затратами.

А менее эффективные старые скважины переводятся в резерв, и будут снова запущены, когда понадобится увеличить добычу, чтобы удовлетворять растущий спрос.

- Каковы прогнозы - скоро это понадобится?

- Мы полагаем, что существующий уровень квот начнет меняться довольно скоро. За 2017 г спрос на нефть вырос очень значительно - по разным оценкам от 1,4 до 1,7 млн барр/сутки. Заказ на дополнительную добычу нефти от ОПЕК и от России явно будет - это вопрос каких-нибудь месяцев, может быть 1 года.

- После этого все начнут вводить законсервированные скважины, наращивать добычу и спровоцируют новый кризис?

- Уровень квот изменится, но соглашение России и ОПЕК, скорее всего, сохранится.

И то, что мир знает, что у России, так же как и у Саудовской Аравии теперь есть свободная мощность, которую можно легко вывести на рынок, будет служить успокаивающим фактором для желающих реализовывать дорогие и не очень разумные проекты добычи нефти.

- У России размер свободных мощностей не такой значительный, как у Саудовской Аравии...

- Не такой, но уже значительный и постепенно растет. Сегодня это порядка 500 тыс барр/сутки, а к тому моменту, когда ограничения снимут, я думаю, может быть и 700-800 тыс барр/сутки. Это, конечно, меньше, чем декларируемые саудовские 2 млн барр/сутки, которые, кстати, кроме них тоже никто не считал. Но 800 тыс барр/сутки - это тоже много.

Это больше, чем добрая половина членов ОПЕК производит.

- Вы сказали, что соглашение России с ОПЕК, скорее всего, продлится. На чем основано это мнение? Ведь попытки наладить сотрудничество предпринимались и раньше, но все они проваливались.

- Мое мнение - это мнение стороннего наблюдателя: я регулярно участвую в диалогах Россия - ОПЕК, где мы обмениваемся экспертными оценками. Думаю, что это в очень большой мере вопрос доверия.

Раньше этого доверия почему-то не было, но в последние несколько лет, мы видим достаточно высокий уровень взаимопонимания между российским и саудовским министрами энергетики А. Новаком и Х. аль-Фалехом.

Эти люди и их команды часто встречаются, много общаются. И когда это доверие появилось, стало видно, что сотрудничество действительно приносит достаточно хорошие плоды и ОПЕК, и России.

- Это эффект только для стран, или для бизнеса тоже?

- С одной стороны российские нефтяные компании в силу особенностей налогового режима и так научились эффективно работать при очень низких ценах на нефть. Даже когда цена на нефть была 3-значной, для российских нефтяных компаний из-за особенностей налогообложения она эффективно не превышала 35-40 долл США / барр. Но, как бы то ни было, всем крайне полезна стабильность. При спокойном взгляде в будущее гораздо проще и планировать, и запускать проекты. Кооперация России и ОПЕК дает ощущение, что каких-то деструктивных ценовых войн, волн демпинга, раскачивания рынка, наверное, не будет.

Кроме того, мы уверены, что дальнейшие успехи российской нефтяной отрасли промышленности во многом зависят от реформ налогообложения, формирования гибкого налогового режима.

Очевидно, что в атмосфере более высоких цен на нефть, более комфортного положения для бюджета, государству будет проще идти на эти реформы.

- Уже можно говорить, что ситуация стабилизировалась, или все-таки есть еще возможность новых рыночных волнений? Какие, вообще, потенциальные угрозы для нефтяного рынка сегодня существуют?

- Если говорить о ближайших 2-3 годах, это такие характерные вещи, как войны, восстания, стихийные бедствия - в общем, любые глобальные потрясения в нефтедобывающих регионах, которые могут достаточно значительно повлиять на потенциал добычи. Вспомните, период великого роста цен на нефть, приведший к 146 долл США / барр к 2008 г, начался именно с урагана Катрина 2003 г.

Если посмотреть в другую сторону, то этот период в то же время характеризовался высоким уровнем экономического роста, который подстегивал спрос на нефть.

Сейчас же шаткая политическая ситуация в мире способствует скорее охлаждению экономической активности.

- Как учитываются в вашей стратегии такие факторы как вовлечение новых нетрадиционных запасов углеводородов, таких, как сланцевая нефть, а также развитие альтернативных источников энергии?

- Сланцы сегодня уже сложно называть нетрадиционными запасами. Когда-то и морские месторождения считались нетрадиционными запасами. Мы сейчас успешно добываем нефть из низкопроницаемых коллекторов, которая еще не так давно вообще не входила в число извлекаемых запасов.

Если говорить об альтернативной энергетике: солнце, воздух и вода, электромобили и так далее, то их развитие в своей стратегии мы, конечно, учитываем, но в перспективе гораздо более дальней.

Скорость этого развития будет определяться целым клубком факторов, таких как темпы совершенствования технологии изготовления батарей, желание госорганов заниматься социальной инженерией, заставляя людей переходить на использование электромобилей, готовность самих людей к этому.

В каком-то крайнем сценарии жители развитых стран решают, что да, действительно, глобальное потепление это очень серьезно, и ради борьбы с ним можно пожертвовать частью своего дохода для того, чтобы автомобилизация в развивающихся странах шла по электрическому пути.

При таком развитии событий спрос на нефть действительно начнет падать быстрее, чем все предполагают сегодня.

Но к условию, что страны первого мира достаточно богаты, чтобы пойти на это, накладывается еще целый спектр факторов вроде технологической готовности, доступности сырья, причем не только лития, про который вроде бы все знают, но еще и кобальта, неодима для постоянных магнитов, и так далее.

- Существует какой-то основной сценарий, отталкиваясь от которого Газпром нефть и формирует стратегию своего развития?

- Этих сценариев несколько. Сценарное планирование как раз и предполагает, что основного не существует.

Просто портфель проектов оценивается в разрезе того или иного сценария развития внешней ситуации.

Мы так и формируем портфель - чтобы он был достаточно гибок и адаптивен к разным вариантам.

В нем есть фундамент, состоящий из проектов, реализация которых имеет смысл при любых условиях, и есть гибкие элементы, которые формируются проектами, которые в некоторых сценариях мы будем запускать, и довольно быстро, а в некоторых отказываться от этого.

То есть, сейчас у нас один из главных подходов - это гибкость и адаптивность.

- Страновые и политические риски учитываются при формировании стратегии?

- Конечно, учитываются, но, вообще, со страновыми рисками очень забавная история. Возьмем Индонезию и Великобританию.

Традиционно считается, что Великобритания - страна с низким страновым риском, а Индонезия - с высоким.

Как вы думаете, сколько раз за последние 30 лет в Индонезии менялся фискальный режим? Ни одного. А в Великобритании больше 10. И где тогда инвестору спокойнее работать?

- Давайте вернемся в будущее - тема пикового спроса на нефть в 2040-2050х гг в последнее время возникает постоянно. Вы верите в то, что рыночные события будут развиваться именно по такому сценарию?

- Я считаю это вполне возможным и вероятным.

Мы уже говорили об этом - тенденции будет определять то, насколько люди будут озабочены экологическими проблемами.

Здесь и сейчас электромобили - это все-таки дорого.

Да, говорят, что электричество дешевле бензина, но не стоит забывать, что в стоимости бензина зашито очень много налогов, и это очень существенный элемент наполнения бюджета.

Как только электромобили станут какой-то значимой частью парка, налогами станет облагаться не топливо, а просто поездки - вне зависимости от вида энергоносителя, на котором работает транспортное средство.

То есть, налогообложение станет гораздо более прямым, и разница в стоимости эксплуатации между бензиновой и электрической машинами заметно уменьшится. Поэтому в абсолютно не искаженной налогами ситуации, переход на электромобили был бы довольно медленным.

Прибавьте к этому проблемы добычи лития, кобальта, скорости производства батарей.

При этом мы видим огромный прогресс в технологиях производства бензиновых двигателей, которые становятся все более экономичными, экологичными и эта тенденция способна оказать гораздо большее влияние на мировой энергетический рынок.

- Меньше расход топлива - меньше потребность в бензине?

- Да, автомобили будут становиться все экономичнее, но в то же время их будет становиться все больше.

По прогнозам к 2030 г количество автомобилей в мире удвоится.

Хотя, конечно, все в этом мире когда-то заканчивается, и, наверное, существует пик спроса на что угодно.

Ну, допустим, человечество будет в 2040 г потреблять нефти столько же, сколько в 2000 г.

Это довольно заметный спад, но разве нефтяная отрасль промышленности плохо жила в 2000 г? Хорошо жила.

То есть, российская нефть явно будет востребована, даже если мировой спрос снизится на 1/3 от сегодняшнего уровня.

А если он сначала вырастет до 110-120 млн баррелей в год, а потом на 30-40 упадет...

- Почему именно российская нефть будет востребована? В других регионах тоже есть дешевая нефть.

- Хорошо, российский баррель, наверное, будет добыт предпоследним. Последний добудут, несомненно, на Ближнем Востоке.

- Если к тому времени в России будут работать с такими сложными запасами как бажен или добывать нефть в Арктике, она станет далеко не такой дешевой как сейчас...

- Мы работаем над сокращением затрат на добычу такой нефти.

К тому же, есть разница между общими затратами на реализацию проекта и текущими расходами.

Например, обустройство платформы Приразломная на морском шельфе стоило дорого, но в дальнейшем высокодебитные скважины этого месторождения будут давать достаточно дешевую нефть.

Новопортовское и Восточно-Мессояхское месторождения - это проекты стоимостью в миллиарды долларов, но учитывая их масштаб, они также будут давать дешевую нефть.

Вообще месторождений такого класса на суше осталось мало, но в России они пока еще есть, и мы их разрабатываем.

Кроме того, не стоит недооценивать потенциал Западной Сибири - он поразительно велик.

Кроме бажена, который представляется нефтяным Эльдорадо, и за которым все охотятся, есть множество других пластов и свит, в которых скрыты запасы, пусть не во много миллиардов тонн, а в 1-2 млрд т, но и проницаемость пород там на порядок, на 2 порядка выше, чем в баженовской свите.

При этом Западная Сибирь - хорошо обустроенный район с развитой инфраструктурой. Стоимость добычи этой нефти может быть выше, скажем, не 5-6 долл США/барр, а 15-20 долл США/барр, но ведь и не 40 долл США/барр.

- Новая стратегия предполагает, что 10% активности компании может быть сосредоточено в отраслях, не связанных с нефтью и газом. Что конкретно имеется в виду?

- Мы все же не исключаем реализации сценария, в котором спрос на нефть будет расти не такими темпами, как хотелось бы. А мы строим, условно говоря, компанию на 100 лет вперед.

Да, Газпром нефть действительно выросла на нефти, научилась очень многому на нефти, но в целом ключевые компетенции компании универсальны.

Это умение концептуально разрабатывать проекты, запускать их, управлять этими проектами, умение управлять производством, технологиями.

Так что эти 10% - это, в том числе и желание найти новую растущую область на случай, если в нефтяной отрасли наши умения окажутся не полностью востребованы.

- Многие нефтяные компании сейчас идут в альтернативную энергетику...

- Да, многие идут в альтернативную энергетику...

А мы искренне говорим, что сейчас еще не знаем, чем будут заполнены эти стратегические не нефтяные 10%.

Пока это просто гипотеза и видение, что да, действительно, мы вполне можем и видим себя через некоторое время активными и успешными не только в нефтяной отрасли.

В конце концов, 10 лет назад и планы добывать 100 млн тнэ многим казались дерзостью, гонкой за механическим зайцем, который всегда будет быстрее тебя.

Но добежали же.

- А почему все-таки не солнечная, ветряная энергетика как у других? Вам это не интересно?

- У нас есть ветряная энергетика в Сербии, которую мы реально развиваем.

Там это гораздо более востребовано, чем в России.

Хотя и в России есть такие проекты: на Ямале. Они небольшие, мы эту энергию не продаем - комбинированными энергетическими узлами, которые работают от ветра и солнца оборудованы некоторые удаленные точки.

- Это какие-то пилотные проекты?

- Нет, вполне рабочие. Мы посчитали и поняли, что на данном конкретном удаленном кусте так проще и выгоднее.

Поставили ветряк, солнечную батарею, обычную батарею в дополнение к дизель-генератору. Все успешно работает.

- Еще одна «тема будущего», в которой активно участвует компания - цифровая трансформация. Как вы видите свою роль в новой промышленной революции?

- Не такая уж она и новая.

Нефтянка работает с большими данными последние лет примерно 20.

Просто тогда не было модного сегодня термина big data.

Тем не менее, мы оперировали терабайтами данных при обработке сейсмики, при создании гидродинамических моделей.

Месторождения нефти и газа ведь никто своими глазами не видел, не спускался на 3 километра вглубь.

Уже 10ки лет для этого используются различные приборы. Соответственно, у нас есть много данных различных исследований с советских времен, когда то, что сейчас считается хорошим, годным, качественным месторождением, таковым не считалось.

На то, чтобы обработать эти данные вручную уйдут годы, а компьютер с этим справляется на порядки быстрее.

Наш Центр сопровождения бурения «Геонавигатор» работает в г Санкт-Петербурге уже несколько лет и позволяет специалистам получать всю необходимую информацию и одновременно отслеживать десяток скважин на удаленных месторождениях - это тоже цифровая трансформация.

- Внедрение цифровых технологий что-то кардинально меняет в нефтяном бизнесе?

- Это резко повышает эффективность.

- То есть, когда нет возможности наращивать масштаб, приходится расти вот так?

- Вы об этом говорите, как о чем-то плохом. Когда-то золото находили в самородках. Самородное золото кончилось, стали в реке искать.С этим возникли проблемы, начали вычислять, откуда это золото в реку попадает, находить жилы. Это золото тоже закончилось, теперь размалывают породу с содержанием золота в десятые доли процента, вымывают его оттуда кислотой.

Нефть, которую добывали еще 20 лет назад - это аналог самородков. Сейчас мы приходим к совсем другой добыче, тем не менее, 1 литр нефти сегодня сопоставим по стоимости с 1 литром воды, которую вы покупаете в супермаркете, хотя воду добывать гораздо проще. С помощью новых технологий мы добываем нефть в очень сложных условиях и с минимальными издержками.

И это поможет нам оставаться, грубо говоря, актуальными, сохранять масштаб на протяжении многих лет.

Ведь запасы, которые мы сейчас разрабатываем, это малая доля углеводородов, которые содержат наши месторождения.

Большую часть нефти мы либо не можем извлечь с помощью существующих технических методов, либо это очень дорого.

Развитие технологий и повышение эффективности позволяет нам получить версию 2.0, версию 3.0, Приобки, Ноябрьска, Муравленко, и так далее.

То есть, научившись брать не только самородки, но и рудное золото тоже, мы на старых площадях, по сути, получаем новые месторождения.

Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 6 июня 2018 > № 2685755 Сергей Вакуленко


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 июня 2018 > № 2640638 Биркан Гергюн

ТЮЗ имени Брянцева готовит премьеру — турецкий режиссер Биркан Гёргюн ставит камерный спектакль «Страдания юного Вертера». В главных ролях — Федор Федотов и Анна Слынько. О том, как режиссеру удается преодолеть языковой барьер, в чем заключается уникальность авторского метода работы с артистами и чем произведение XVIII века интересно сейчас, Биркан Гёргюн рассказал «Петербургскому авангарду».

— Как вам Петербург?

— Я посмотрел много городов мира, почти всю Европу, но есть два города, которые никогда не откажусь посетить — это Стамбул и Санкт-Петербург. Я очень счастлив здесь, осталось только выучить русский!

— Расскажите о себе, пожалуйста.

— Я учился на отделении радио и кино Анкарской консерватории, где и получил актерское образование. На протяжении 16 лет работал в Трабзонском государственном театре актером и режиссером, какое-то время был художественным руководителем этого театра. В 2018 году перевелся в Стамбульский государственный театр. Ставил разные спектакли: начиная от классики — «Дон Кихот», заканчивая авангардом — «Спрыгнуть рыбкой в банку консервов с килькой с высоты 50 метров». За последний спектакль мы получили три крупные турецкие награды, в номинациях лучшая женская, мужская роль и режиссура. В качестве актера я принял участие в 29 постановках.

«Наше сознание переписали не политики, а художники»

В Турции актерская и режиссерская профессии сильно не разделены: практически все режиссеры — действующие актеры. Серьезное режиссерское образование можно получить в магистратуре, где я сейчас и учусь.

— Как произошло ваше знакомство с петербургским ТЮЗом?

— Наше знакомство с ТЮЗом и Светланой Васильевной Лаврецовой началось три года назад в Трабзоне. ТЮЗ приезжал к нам на международный Черноморский фестиваль, и мы замечательно провели время. Именно тогда Светлана Васильевна пригласила нас на фестиваль «Радуга», и через 10-15 дней мы уже были в Петербурге. Мы были просто гостями, гуляли по городу, смотрели спектакли, общались. В следующем году я приехал на фестиваль с мастер-классом и рассказал о турецком театре, от истоков до наших дней.

Я поделился со Светланой Васильевной своими размышлениями по поводу постановки спектакля «Страдания юного Вертера», который планировал выпустить в Стамбуле. Она предложила сделать постановку в России. Я удивился: мне казалось, что с точки зрения языка не так просто поставить спектакль в другой стране. Помимо этого, я придерживаюсь «техники гештальта» и, даже делая постановку на турецком языке, мне иногда сложно объяснить актерам, чего я от них хочу. Как же я буду это делать с русскими артистами?! Сейчас понимаю, что переживал зря, нет никаких особых сложностей. Я вижу по реакции нашей команды, что могу донести до них все, что хочу.

— Техника гештальта — это что-то сродни брехтовскому отстранению?

— И да, и нет. На сцене мы должны показывать не только верхнюю часть айсберга, но и нижнюю, то, что не видно зрителям. В нашем современном обществе между поступками и чувствами находится большая пропасть. Для меня важно об этом поразмышлять. Вы увидите, что многие сцены спектакля построены на контрастах: человек говорит что-то одно, а делает прямо противоположное.

В системе Станиславского есть понятие эмоциональной памяти — изображая эмоцию, артист должен вспомнить те, которые испытывал в собственной жизни. Отличие техники гештальта состоит в том, что я прошу не просто вспоминать прошлые эмоции, но и сопоставлять их с теми эмоциями, которые существуют на данном этапе жизни. То есть прошу проанализировать, как прошлые эмоции влияют на человека сейчас. Это моя собственная теория, на тему которой я хочу защитить магистерскую диссертацию.

Как вы знаете, гештальт — это один из психиатрических терминов. У каждого человека есть определенные следы прошлого — события, которые на него повлияли. Эти незакрытые двери в прошлом бесконечно открываются в будущем и не дают человеку стать счастливым, успешным. Работая над постановкой «Страдания юного Вертера», мы ищем, какие незакрытые гештальты могут быть у героя, почему он сейчас в таком роде продолжает свою жизнь.

На репетициях я никогда не говорю артистам: здесь ты будешь делать так. Сначала я спрашиваю: по-твоему, как это должно быть? Я анализирую размышления артиста, смотрю на мир его глазами, сравниваю со своей точкой зрения, ищу точки соприкосновения и лишь затем выстраиваю логику персонажа.

— Это очень актерский подход.

— Эта техника работы пришла оттуда: как актер я понимаю, где другой актер может застрять. Конечно, режиссер — очень важный человек. У меня есть свой взгляд: на репетиции я рассказываю, какой вижу постановку, но для меня очень ценно, как на это смотрит сам актер. Мне важно знать, что актер сейчас переживает. Он не должен быть несчастлив. Счастливый артист более креативно и творчески подходит к процессу.

«Нельзя терять зрителя, предпочитающего старую добрую классику»

Именно артист будет играть спектакль, режиссерская работа закончится. Спектакль не может принадлежать режиссеру, актер должен понимать, что это его спектакль, и он должен его беречь. Работая в театре, мы должны быть как дети: простыми, милыми и наивными. Я часто говорю Федору Федотову: «после того как артист поверит, что он — ребенок, он сможет сыграть все, что угодно — Шекспира, Мольера».

Кому-то моя техника кажется странной, многие меня критикуют за излишнюю доброту. Я создаю в своем лице такого режиссера, с которым бы мне самому хотелось работать. В Турции есть хорошие режиссеры, но их мало, и многие устарело смотрят на мир.

— В работе с артистами вам не мешает языковой барьер?

— Есть всемирные вещи — наши эмоции и чувства. Я говорю Федору: «Я не понимаю, что ты говоришь, но ты создал удивительный мир и заставил меня в него поверить. Насколько же счастливы люди, которые понимают, что ты говоришь!». Самое главное — дать искреннюю эмоцию, не важно, на каком языке. Все люди — едины.

Беседовала Елизавета Ронгинская

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 июня 2018 > № 2640638 Биркан Гергюн


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 мая 2018 > № 2625930 Андрей Никитин

Рабочая встреча с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным. Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе.

В.Путин: Андрей Сергеевич, вопрос традиционный – о ситуации в Новгородской области.

А.Никитин: Хотел доложить о некоторых результатах, Владимир Владимирович. Самое первое – то, на что Вы обращали внимание, дороги. На момент начала работы у нас нормальных дорог было 26 процентов. Благодаря Вашей поддержке на конец года было 35 процентов. Мы рассчитываем, что будет 42 процента по итогам этого года.

В.Путин: У Вас написано в 2019 году 42 процента.

А.Никитин: Это на 1 января 2019 года, то есть в 2019 году будет 42 процента в любом случае.

Конечно, значимый вопрос – это смертность. Сегодня у нас достаточно высокий показатель по смертности на дорогах. Он не соответствует майскому указу, поэтому для нас это будет, наверное, основной задачей на ближайшие несколько лет.

В.Путин: Снижение небольшое есть?

А.Никитин: Есть, но нам надо серьезно заниматься трассой М10 и региональными дорогами, потому что это все ограждения, скоростной режим.

По экономике мы растем. У нас 105 процентов роста промышленного производства. Мы растем по частным инвестициям, где-то на 7 миллиардов в этом году.

Что приятно, у нас растет экспорт. Мы достаточно неплохо поработали с Российским экспортным центром. У нас порядка 40 новых предприятий задумалось и вышло на экспортные рынки, это средний бизнес. Конечно, для нас это крайне интересно. Мы находимся рядом с портами, дорогами. Все это создает правильную экономическую задачу.

В.Путин: Какие в основном продукты? Что экспортируется?

А.Никитин: Например, из такого простого – у нас находится единственный в стране завод ИКЕА. Магазина ИКЕА у нас нет, поскольку слишком маленький регион, а завод производит продукцию для Москвы, Санкт-Петербурга и Бразилии.

Двери начали экспортировать, у нас есть прекрасный завод по дверям. Продукты питания пошли на экспорт. Мы с японцами договариваемся, находимся в финале сертификации нашей сельхозпродукции. Вытяжки из облепихи, масла растительные выводим на японский рынок. Работа идет достаточно активная.

В прошлом году нас поддержало Правительство, мы открыли особую зону, и сегодня там уже практически вся она заполнена потенциальными инвесторами.

По особой зоне, которую мы хотим рядом с Новгородом создать, на Госсовете по промышленной политике мы это обсуждали, с Минэком находимся в работе, всю площадку, уже понимаем, кем будем заполнять. Это добавит, я думаю, где-то 40–50 миллиардов инвестиций суммарно в ближайшие несколько лет, то есть сопоставимо с текущим годовым объемом.

И конечно, мы понимаем, что на внешних инвесторов ориентироваться не всегда правильно, поэтому мы перестроили свое законодательство по поддержке инвесторов так, чтобы стимулировать существующие предприятия и модернизировать производство.

В.Путин: Нам в принципе какая разница, это иностранный инвестор или наш отечественный? Если инвестируют, надо создать благоприятные условия для всех.

А.Никитин: Но мы выросли в рейтинге АСИ, были 53-е, стали 29-е. Конечно, еще не призовое место, но уже где-то ближе к хорошему. Мне важно, чтобы у нас производительность росла, поэтому в принципе с этого года, благодаря тем изменениям, которые мы сделали, у нас почти все существующие предприятия запустили программу модернизации. И это позволит нам достаточно серьезно добавить с точки зрения качества и с точки зрения экспортного потенциала.

И конечно, у нас есть две инновации: мы отдаем в районы налоги с малого бизнеса, чтобы главы районов понимали, что малый бизнес нужно защищать. Договорились, что если предприятия, которые в районе расположены, свой головной офис возвращают из Москвы, из Петербурга в район, то 80 процентов дополнительных налогов, которые я получаю в регион, я отдаю в район. Несколько предприятий этим уже воспользовались. Это очень здорово, потому что у них там люди работают, и эти деньги идут на садики, на дома культуры, где-то на дороги. И предприятие понимает, собственник, что не просто куда-то налоги платит, он их платит на улучшение жизни своих же сотрудников. И жители района тоже понимают, что экономическое развитие не абстрактными какими-то цифрами исчисляется, а понятными для них рабочими местами.

Хотел Вас поблагодарить за поддержку в прошлом году.

В.Путин: Из Резервного фонда?

А.Никитин: Да. Практически все районы области получили эту поддержку, понемножку. Мы где-то отремонтировали школы, спортивные залы, где-то отремонтировали садики, где-то больницы, где-то дома престарелых. Где-то люди не видели ремонта много лет. Это очень важная была история. Спасибо Вам огромное. Для ряда районов это был очень серьезный скачок вперед с точки зрения качества жизни.

В.Путин: Если люди увидели, то это как раз является нашей целью.

А.Никитин: Считаем очень важными вопросы молодежи, вопросы воспитания молодежи. Здесь несколько направлений.

Во-первых, конечно, это современное образование, кванториум. У нас он открыт. Мы понимаем, что это дело довольно дорогое, не всегда в районах это получается сделать. Но на базе кванториума мы создаем выездные миникванториумы в школах, возрождаем кружки инженерной направленности, которые были в советское время. Рассчитываем, что где-то 20 процентов детей возраста 8–14 у нас попадут в эти кружки, все, кто захочет.

Из ярких, интересных вещей – Морской центр капитана Варухина. Вы его удостоили звания Почетный наставник, был подписан указ. Это единственный детский морской клуб с кораблями, который сохранился в стране.

И вот совместно с АСИ, совместно с [директором направления «Молодые профессионалы»] Дмитрием Песковым мы там делаем кружковый центр национальной технологической инициативы по беспилотным морским судам. То есть центр, который существует 60 лет, попал в самую современную перспективную историю.

По физкультуре и спорту. Моей задачей в прошлом году было ввести в эксплуатацию все, что строилось десятилетиями. Мы это сделали. У меня один только ФОК осталось достроить (он недели через две будет достроен) из тех, которые были долгостроями.

Дальше моя задача – это, конечно, вовлечение людей в спорт, это открытые площадки. Мы сделали проект «Будь в спорте». У нас в районах, на площадях проводятся зарядки, известные новгородские люди проводят какие-то тренировки. Рассчитываем, что мы эти показатели по спорту перевыполним.

В.Путин: Охват населения какой планируете обеспечить? Тех, кто занимается физической культурой и спортом?

А.Никитин: Мы хотим, чтобы около 60 процентов было. Плюс у нас еще пенсионеры очень активные, они активное долголетие развивают. Это скандинавская ходьба, доступ в плавательные бассейны. Мы, в общем-то, стараемся никому не отказывать, стараемся максимально активный спорт развивать.

В.Путин: 60 процентов – это хорошие показатели. К какому году?

А.Никитин: Я думаю, что где-то к 2021-му, к 2022-му мы можем на это выйти. Даже немножко пораньше выполнить те показатели, которые в указе заложены.

В.Путин: Хорошо.

А.Никитин: Занимаемся городской средой, в принципе, как и вся страна. У нас есть одна из важных проблем, что в городе нет современных набережных. Коллеги из «Стрелки» нам такую набережную спроектировали, Правительство обещало поддержать. И я думаю, что мы начнем ее строить в одном из значимых мест, там, где у нас театр находится, Кремль.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 мая 2018 > № 2625930 Андрей Никитин


Папуа-Новая Гвинея. Бангладеш. Китай. СЗФО. ДФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 30 мая 2018 > № 2645422 Владимир Королев

Главное командование ВМФ наращивает усилия по улучшению качественных показателей боевой подготовки.

Ракетный крейсер стратегического назначения «Александр Невский».

Об итогах деятельности Главного командования ВМФ в зимнем периоде обучения и основных задачах на летний период боевой учёбы «Красной звезде» рассказал главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал Владимир КОРОЛЁВ.

Он отметил, что в зимнем периоде обучения ВМФ успешно решал поставленные министром обороны РФ задачи, поддерживая на должном уровне военно-морское присутствие в мировом океане.

По словам адмирала Владимира Королёва, надводными кораблями различных классов осуществлено 13 дальних походов. Наплаванность подводных лодок в зимнем периоде обучения составила более 1000 суток, надводных кораблей – свыше 4000 суток. Налёт морской авиации – около 13 000 часов. Береговыми войсками ВМФ выполнено 2300 мероприятий боевой подготовки.

– Океанографическим исследовательским судном «Адмирал Владимирский» проведены масштабные исследовательские работы с целью корректуры навигационных карт по маршруту перехода в Балтийском, Северном, Средиземном, Красном морях, а также в Индийском океане по плану Международной экспедиции под эгидой ЮНЕСКО, – сказал главком ВМФ. – Судно впервые за более чем 20 лет совершило заход в Бангладеш, приняло участие в мероприятиях, посвящённых 110-летию оказания помощи эскадрой российского флота жителям сицилийского города Мессины во время разрушительного землетрясения.

Он также сообщил, что в соответствии с планом Главного командования ВМФ в настоящее время учебный корабль «Перекоп» с курсантами Военно-морского института (Морского корпуса Петра Великого) осуществляет уникальный по своим возможностям учебный поход. Корабль успешно совершил переход в Индийский океан, где принял участие в международном военно-морском учении «Комодо-2018», впервые в истории независимого государства Папуа – Новая Гвинея посетил Порт-Морсби с деловым заходом. После захода 3 июня во Владивосток учебный корабль «Перекоп» с курсантами Тихоокеанского высшего военно-морского училища на борту впервые в истории ВМФ осуществит переход Северным морским путём и прибудет к месту постоянного базирования в Кронштадт.

В летнем периоде боевой учёбы, как заявил адмирал Королёв, Главное командование ВМФ продолжит работу по улучшению качественных показателей боевой подготовки, совершенствованию профессионализма моряков, морских лётчиков и морских пехотинцев. Запланированы учения на тактическом, оперативно-тактическом и межвидовом уровне на различных морских театрах.

– В зимнем периоде обучения активно строились новые корабли, подводные лодки и вспомогательные суда для ВМФ, – отметил главком. – Только за последние несколько дней спущены на воду корабль противоминной обороны «Иван Антонов», малый ракетный корабль проекта 22800 «Шквал», большой десантный корабль проекта 11711 «Пётр Моргунов», два больших гидрографических катера проекта 23040Г «Георгий Зима» и «Александр Евланов», ещё два больших гидрографических катера этого же проекта «Владимир Козицкий» и «Борис Слободник» заложены.

Стержневым мероприятием лета станет Главный военно-морской парад в Кронштадте и Санкт-Петербурге, в котором примут участие более 40 боевых кораблей и подводных лодок различных классов

По словам адмирала Королёва, в соответствии с графиком идёт строительство серии из шести малых ракетных кораблей (МРК) проекта 22800, оснащённых высокоточным оружием и предназначенных для обновления корабельного состава Балтийского флота. В мае начались испытания головного корабля этого проекта МРК «Ураган». Планируется развёртывание строительства малых ракетных кораблей проекта 22800 на предприятиях Дальнего Востока (целенаправленно для Тихоокеанского флота). Черноморский флот в августе-сентябре получит в свой состав третий по счёту фрегат проекта 11356 «Адмирал Макаров».

– Сохраняется положительная динамика в поддержании высокой технической готовности корабельного состава, боевой техники и вооружения ВМФ, – заявил главком. – Отмечу, что новые корабли, подводные лодки, современные виды вооружения и военной техники не смогут решить задачу обеспечения обороноспособности государства без подготовленного личного состава, его профессионализма и решимости к выполнению боевых задач. Поэтому существенно переработаны программы подготовки экипажей кораблей и подводных лодок новых поколений в учебных центрах ВУНЦ ВМФ и Объединённом учебном центре ВМФ.

Корвет проекта 20380 «Стойкий».

– В летнем периоде обучения Главное командование ВМФ будет уделять постоянное внимание ходу выполнения ремонта и сервисного обслуживания кораблей и судов, а также состоянию правопорядка и воинской дисциплины, – сказал он.

Под контролем Главного командования ВМФ не прекращается работа по созданию атомных подводных лодок 5-го поколения и строительство подводных лодок 4-го поколения. Продолжится строительство серии дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3 для Тихоокеанского флота и новейших патрульных кораблей для Черноморского флота.

– В зимнем периоде обучения в поле зрения Главного командования ВМФ находился сегмент деятельности, направленный на развитие военной и фундаментальной науки, совершенствование довузовского образования, – сообщил главком. – Так, в феврале 2018 года завершено строительство нового здания Центральной военно-морской библиотеки на Кожевенной линии Васильевского острова Санкт-Петербурга и осуществлено перемещение уникальных книг на новые фонды. В ближайшее время завершится строительство учебно-жилого корпуса нахимовского военно-морского училища в Санкт-Петербурге. Наряду с вновь сформированными Севастопольским, Владивостокским и Мурманским нахимовскими училищами головное учреждение, а именно Санкт-Петербургское нахимовское военно-морское училище, по праву станет методическим, педагогическим и образовательным центром всей системы довузовского образования в ВМФ.

Адмирал Королёв указал на то, что в зимнем периоде обучения Главное командование ВМФ приступило к реализации целого ряда мер с целью повышения престижа флотской службы, воспитания у российских граждан чувств патриотизма, гордости за наши Вооружённые Силы. Проведены масштабные мероприятия, посвящённые 60-летию создания атомного подводного флота, 100-летию образования Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота. Важную роль здесь также играют военно-морские конкурсы, проводимые на общефлотском и международном уровне в рамках Армейских международных игр – 2018.

– Безусловно, стержневым мероприятием лета станет Главный военно-морской парад в Кронштадте и Санкт-Петербурге, в котором примут участие боле 40 боевых кораблей и подводных лодок различных классов, – отметил главнокомандующий. – Подготовка к параду находится в активной фазе.

Огромную роль для укрепления престижа ВМФ России сыграет традиционное российско-китайское военно-морское учение «Морское взаимодействие – 2018», в ходе которого отрабатывается оперативная совместимость действий флотов двух стран по единому плану.

– Море по-прежнему любит сильных, – подчеркнул адмирал Королёв. – В зимнем периоде обучения возрождена традиция ежегодного проведения чемпионатов Вооружённых Сил по хоккею. Так, в марте в Североморске прошли соревнования под руководством министра обороны РФ, а в мае, в канун 235-й годовщины создания Черноморского флота, в Севастополе состоялся чемпионат на кубок Адмирала Ушакова. Команды продемонстрировали высокое спортивное мастерство и хорошую физическую форму.

Главком ВМФ добавил, что в летнем периоде обучения будет уделено внимание и подготовке к следующей зиме. С учётом итогов завершившегося отопительного периода Главное командование ВМФ в своей деятельности поставит акцент в этой важной области на проблематику, связанную с подготовкой к зиме объектов инфраструктуры флотов, завозом топлива, готовностью ремонтных и аварийных подразделений к решению задач по обеспечению бесперебойной работы котельных.

Виктор ХУДОЛЕЕВ, «Красная звезда»

Папуа-Новая Гвинея. Бангладеш. Китай. СЗФО. ДФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 30 мая 2018 > № 2645422 Владимир Королев


Россия. Весь мир. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 29 мая 2018 > № 2685756 Вадим Яковлев

Газпром нефть наращивает сотрудничество с иностранными партнерами.

Нефтяная дочка Газпрома - Газпром нефть, которая в 2018 г вошла в 3ку крупнейших российских нефтяных компаний по объемам добычи, в ходе Петербургского экономического форума (ПМЭФ-2018) подписала большое число соглашений, значительная часть из них - с иностранными партнерами.

О том, почему Газпром нефть вызывает повышенный интерес у зарубежных компаний, о зарубежных и российских проектах Газпром нефти и о стратегии развития НК после 2025 г в кулуарах форума в интервью рассказал заместитель председателя правления, 1й заместитель генерального директора Газпром нефти Вадим Яковлев.

- После некоторого перерыва, вызванного санкционными мерами в отношении РФ, Газпром нефть вновь активно обсуждает варианты сотрудничества с иностранными партнерами. В чем видите причины того, что переговоры компании с иностранцами вновь активизировались?

- Если честно, даже в те годы, когда для нас менялась внешняя среда, особенного ослабления интереса к Газпром нефти из-за рубежа мы не чувствовали. Количество тем, которые мы обсуждали, со временем только увеличивалось, и на данный момент оно велико как никогда. Сотрудничество Газпром нефти с иностранными партнерами, действительно, динамично выросло в последнее время, и в подтверждении тому подписаны многочисленные соглашения на ПМЭФ.

Объяснить то, что интерес к Газпром нефти всегда был высоким, можно несколькими факторами. Во-первых, мировая нефтяная отрасль планирует свою деятельность вдолгую, сквозь любые политические циклы. Во-вторых, российская нефтянка показала свою устойчивость в период низких цен на нефть: когда везде в мире снижалась буровая активность, мы ее не снижали и продолжали принимать крупные инвестиционные решения. И, в-третьих, партнеры видят как динамично развивается сама Газпром нефть, мы нацелены на результат и на получение совместной выгоды, наши партнеры это видят и ценят.

Многое, конечно, зависит и от внутренних возможностей наших партнеров. Было время, когда они попросту сокращали свою инвестиционную активность не только по отношению к России, но и на «домашних» активах. Просто не могли себе позволить осуществлять новые инвестиции из-за низких цен на нефть. Сейчас, видимо, внутренних возможностей у иностранных компаний стало больше, и темы, которые мы долго обсуждали, перешли в стадию реализации договоренностей, конкретных соглашений, сделок...

- Видимо, и подходы Газпром нефти к зарубежному партнерству за последние годы изменились?

- Партнерства, российские и западные, составляют значимую часть нашего бизнеса - примерно 40% активов находится в совместном владении и управлении. Мы всегда осознавали значимость этого направления, и много работали в части развития форматов партнерств. Нужно уметь слышать, чувствовать, понимать интересы партнера, быть способным в чем-то отойти от внутренних практик для того, чтобы найти точки соприкосновения, улучшить условия совместной работы.

Газпром нефть за последние годы стала ещё более гибкой, открытой к кооперационным моделям управления, мы все в большей степени совершенствуем этот навык. Кроме того, мы нацелены на дополнительные контакты, новые форматы общения, иногда все начинается с простого обсуждения состояния рынка, совместных оценок, взглядов на перспективу...

- Одной из новых сделок с участием иностранного партнера станет продажа 49-процентнойдоли в Газпром нефть-Восток РФПИ и эмиратскому фонду Mubadala. Как вы смогли заинтересовать фонд Mubadala в получении неконтрольной доли в небольшом предприятии, работающем на зрелых месторождениях?

- Это был взаимный интерес. Совместно с РФПИ и Mubadala мы давно искали конкретные проекты, на которых можно было бы стартовать совместно. При этом все участники на всех этапах осознавали, что есть большой потенциал для сотрудничества в России и за ее пределами. Поэтому участники соглашения по Газпромнефть-Восток рассматривают этот проект как стартовый в нашем долгосрочном сотрудничестве.

Базовая цена сделки составляет 302 млн долл США, предусмотрен также отложенный платеж в размере 23 млн долл США при выполнении определенных условий. Достигнутые договоренности мы закрепили в подписанном обязывающем соглашении.

Сама сделка по Газпромнефть-Восток является сбалансированной для всех сторон. Наша компания в последние годы достаточно много вкладывала в развитие газовой инфраструктуры на этом активе, и сейчас он подошел к этапу, когда инвестиции начинают давать отдачу. Для нас продажа доли дает возможность ускоренного возврата инвестиций. Для наших партнеров это проект, на котором они свою отдачу начинают получать с первого дня участия, поскольку Газпромнефть-Восток генерирует свободный денежный поток.

При этом активы Газпромнефть-Востока имеют перспективу развития, связанную с палеозойскими отложениями. Мы видим значительный потенциал наращивания ресурсной базы, и надеемся, что технологические возможности и опыт Mubadala внесут свой вклад в их ускоренный ввод.

- И какие еще проекты обсуждаются Газпром нефтью и Mubadala? Это не обязательно активы, в которых уже участвуют стороны?

- Мы не ограничиваемся теми активами, которые находятся в наших портфелях, формируем совместный стратегический взгляд на возможности дальнейшего сотрудничества. Это могут быть дополнительные проекты в России и на Ближнем Востоке, являющемся ключевым для Mubadala, а также регионом, входящим в периметр стратегии Газпром нефти. В первую очередь обсуждаем проекты в сегменты добычи, которые могут начинаться с самых ранних стадий. Более подробную информацию мы раскроем, когда сделка по Газпромнефть-Восток будет закрыта.

- И когда она будет закрыта?

- В 3м квартале 2018 г.

- Сообщалось также о планах вхождения китайской ZPEC в проект Чона. На какой стадии переговоры по этому активу?

- На данный момент мы можем только подтвердить то, что мы ведем переговоры с азиатскими партнерами по данному активу.

- В чем может быть интерес иностранного партнера в Чоне, проекте на очень ранней стадии, с геологическими рисками? Ранее японская JOGMEC отказалась от идеи участия в Чоне...

- Да, Чона пока находится на достаточно ранней стадии: на оценке геологических возможностей, подбора технологий для эффективной разработки. Но именно партнерский формат работы является стандартом для подобных проектов - с большой неопределенностью, но и с потенциально высокой отдачей. Ресурсная база Чоны очень значительна, что и формирует интерес к этому активу со стороны партнеров, с которыми мы сейчас находимся в дискуссии.

- Газпром нефть обсуждает партнерства только с азиатскими компаниями? С европейцами, например, совсем переговоров не ведете?

- Мы ведем переговоры также и с европейскими компаниями по проектам, как в России, так и на других территориях. Текущая стадия переговоров позволяет нам рассчитывать на то, что объявить о договоренностях с компаниями из Европы мы сможем уже в текущем году. Пока ограничусь такими формулировками.

- Один из ваших европейских партнеров испанская Repsol, с которой у Газпром нефти уже есть СП в ХМАО. Компании планировали развивать сотрудничество в РФ и за ее пределами...

- С Repsol мы прорабатываем конкретные опции расширения нашего взаимодействия. За рубежом это, прежде всего, Курдистан. Здесь Repsol владеет блоками Топхана и Курдамир, которые граничат с нашим блоком Саркала, синергия очевидна. Сейчас Repsol и министерство природных ресурсов Курдистана актуализируют планы разработки месторождений испанской компании. Газпром нефть" заинтересована в том, чтобы имея согласованный FDP (план развития месторождения) быстро подключиться к реализации совместных договоренностей.

- А в чем видите расширение партнерства Repsol и Газпром нефти в России?

- Возможно, расширение периметра деятельности для покупки геологоразведочных лицензий как в том регионе, где мы уже владеем активами (в Карабашской зоне ХМАО), так и на других территориях РФ.

Кроме того, между Газпром нефтью и Repsol на ПМЭФ подписано соглашение о технологическом сотрудничестве. Мы рассчитываем на совместное наращивание технологического арсенала. Например, одной из тем совместной проработки является исследования в области петрофизики с использованием цифровых технологий и искусственного интеллекта.

- Год назад на ПМЭФ было подписано соглашение о технологическом партнерстве с Саудовской Аравией. За 1 год удалось ли определить точки соприкосновения?

- Да, мы конкретизировали направления нашего сотрудничества. В качестве приоритетных выделили четыре направления: технологии бурения, разработка низкопроницаемых запасов, технологии многостадийного гидроразрыва пласта и развитие методов геологического моделирования. Соглашения предусматривают обмен опытом и наработками по этим областям, совместное тестирование технологий. И это не только кабинетная работа специалистов, могут быть опытно-промышленные работы, то есть проверка технологий на активах в России и Саудовской Аравии.

Интерес саудитов в том, что они сейчас подходят к проблеме вовлечения в разработку краевых зон месторождений с карбонатными коллекторами. Для них это трудноизвлекаемые запасы, задача будущего, тогда как для нас работа с запасами такого качества - реалии текущего дня. Мы имеем ценные наработки, и нам есть чем поделиться.

В свою очередь, Газпром нефть, конечно же, заинтересована в привлечении в партнеры Saudi Aramco, крупнейшей нефтяной компании мира, с огромным технологическим потенциалом. Видеть, как работает команда Saudi Aramco, конечно же, очень интересно. Еще более важно получить доступ к их опыту и интеллектуальным возможностям.

- Заканчивая зарубежную тему, хочу задать несколько вопросов про активы на Ближнем Востоке. Сначала про крупнейший добычной зарубежный проект - иракскую Бадру. Первоначальный он был заявлен как быстрорастущий, но сейчас Газпром нефть просит власти Ирака согласовать стабилизацию добычи нефти на Бадре. Насколько серьезной может оказаться недополученная прибыль из-за смены приоритетов?

- С властями Ирака на рабочем уровне согласованы изменения плана разработки Бадры, заключающиеся в стабилизации добычи нефти на достигнутом уровне. Теперь ожидаем формализации этих договоренностей от Ирака. Думаю, что в течение этого года согласование нового плана реалистично. Мы считаем, что предоставили все необходимые аргументы.

Что касается финансового эффекта от снижения полки добычи по сравнению с первоначальными планами, то, с одной стороны, одновременно сокращается и объем инвестиций. С другой стороны, это несколько удлиняет сроки возврата тех инвестиций, которые мы сделали раньше. В целом, мы считаем, в текущей конъюнктуре, в текущих условиях такое решение является сбалансированным. В то же время для Бадры есть опция развития, бурения дополнительных скважин, и эту опцию мы с иракскими партнерами тоже обсуждаем.

- Газпром нефть не стала участвовать в очередном раунде на месторождения в Ираке, хотя заявляла, что оценивает блок Зурбатия рядом с Бадрой. Что произошло?

- Мы не подали заявку на последний лицензионный раунд в Ираке, как и многие другие нефтяные компании, из-за очень сжатых сроков проведения этого тендера. Но нам по-прежнему интересен этот блок, а также ряд других, находятся в провинции Вассит недалеко от месторождения Бадра. Это лицензионные участки на ранней стадии изучения. Но для их получения нужно ждать нового лицензионного раунда, куда они могут быть включены.

- Предлагаю перейти к новым российским партнерам Газпром нефти. Что подразумевает собой соглашение со Сбербанком , также подписанное на ПМЭФ?

- Рамочное соглашение со Сбербанк Лизинг подписано с целью создания совместного предприятия. Это СП, используя лизинговый формат, будет покупать специализированную технику (например, современные буровые станки) и передавать ее нефтесервисным компаниям, которые оказывают услуги Газпром нефти. Основное финансирование на покупку оборудования пойдет от российских банков, доля инвестиций Газпром нефти составит от 5% до 10%.

Поясню, зачем нам это надо. Подчеркиваю, Газпром нефть намеренно не хочет владеть нефтесервисным бизнесом. При этом мы заинтересованы в том, чтобы нефтесервисные компании, работающие на нас, обновляли свой парк, повышали технологический уровень. Но мы понимаем, что финансовые возможности нефтесервисников ограничены. Поэтому создаем механизм, который даст Газпром нефти высокотехнологическое оборудование, на котором будут работать сторонние сервисы.

Это новая форма работы в нефтесервисной сфере, на отечественном рынке, по-моему, ее еще никто не применял. И наши расчеты показывают, что это исключительно коммерческая схема. Одновременно она дает возможность сервисному рынку развиваться, расширять свои возможности. Надеемся, что в дальнейшем этот механизм может быть широко задействован.

- Надеетесь, что сервисные компании встанут к вам в очередь?

- С некоторыми нефтесервисными компаниями мы уже провели переговоры, интерес, несомненно, есть. Мы проведем отборочный тендер, и то предприятие, что предложит наилучшие условия, получит в пользование новое оборудование. Само оборудование будет закреплено за «Газпром нефтью», работать на нем можно будет только по нашим заказам.

- И еще про новые инициативы. Действительно, на базе Нового порта Газпром нефть планирует создание нефтегазового кластера, который может стать толчком для развития газового бизнеса компании?

- Мы строим в Новом порту уникальный инфраструктурный комплекс, чтобы иметь возможность эффективной монетизации всех видов углеводородов: и нефти, и конденсата, и газа. Создание такого комплекса позволит нам с максимальной эффективностью вовлечь в разработку те запасы компании, которые у Газпром нефти уже есть в районе Нового Порта.

Это якорный инфраструктурный комплекс, который будет также использоваться для разработки новых месторождений. Мы продолжим работу по расширению ресурсной базы возле Нового порта. Буквально недавно получили несколько новых участков: Южно-Каменномысский, Южно-Новопортовский, Суровый. Поскольку они пока находятся на поисковом этапе, состав углеводородов пока еще не определен. Но, в любом случае, мы понимаем, что в данном регионе все запасы имеют высокое содержание газа.

Поэтому «Газпром нефтью» принято решение о строительстве газопровода, который пересечет Обскую губу и выйдет на газовые объекты «Газпрома» в Ямбурге. Мощность газопровода планируется от 10 млрд куб. м. Для Газпром нефти наличие такого объекта создает возможность монетизации газа.

Параллельно частью инфраструктурного решения остается закачка газа в пласт для подержания пластового давления. Будем использовать и ту (закачка в пласт-ИФ), и другую (строительство газопровода - ИФ) возможность на разных стадиях жизненного цикла месторождения. На начальной стадии имеет смысл закачивать в пласт. Дальше, когда основные объемы нефти извлечены, имеет смысл газ поставлять на рынок. Кроме того, объемами закачки газа можно управлять, поскольку спрос на газ носит сезонный характер.

По нефти планка добычи не меняется - планируем добывать на Новом порту не менее 8 млн тонн. Что касается извлечения стабильного конденсата, то в зависимости от объемов мы можем продавать конденсат в виде отдельного продукта или смешивать конденсат с нефтью, улучшая качество сорта нефти Noviy Port и получать дополнительную премию. Когда будет ясность по подключению новых нефтяных месторождений к Новому порту, то вполне возможно будет расширить и нефтяную инфраструктуру проекта. Такое решение будет приниматься в зависимости от того, что эффективнее: повышать полку добычи на проекте или удлинять ее по времени.

- Сообщалось, что Газпром нефть готовит новую стратегию, определяющую развитие компании после 2025 года. Как бы Вы охарактеризовали суть новой стратегии, и когда она будет готова?

- Мы, действительно, сейчас проводим большую работу по обновлению стратегии развития компании после 2025 года, планируем завершить эту работу до конца года.

Что касается характеристик новой стратегии, то вы не увидите каких-то кардинальных и неожиданных изменений. Планируется дальнейшее поступательное развитие Газпром нефти. Если говорить о добыче, то, достигнув уровня в 100 млн тонн н.э. в год, после мы намерены продолжать рост с темпами выше среднеотраслевых - не менее чем 1,5-2% в год. Это будет тот объем добычи, который позволит Газпром нефти войти в десятку крупнейших мировых публичных компаний - производителей жидких углеводородов и закрепиться в этой высшей лиге.

Поступательный рост добычи учитывает все возможности развития. Так, сейчас компанией сформирован избыточный набор возможностей, которые позволяют нам выбирать наиболее эффективные опции и более активно работать с имеющимся портфелем активов. Одновременно мы можем и далее продолжать предлагать потенциальным партнерам покупать доли в наших активах. Каких-то значительных покупок с рынка новая стратегия не предусматривает. В целом я бы охарактеризовал ее как стратегию органического роста.

При этом основной акцент мы делаем на эффективности, максимизации дохода на вложенный капитал, прибыли на каждый добытый баррель и качественное развитие организации. Мы ставим перед собой очень амбициозную цель - стать признанным в отрасли лидером по эффективности и безопасности деятельности, а также технологичности.

Что касается финансовые показателей, будем и дальше радовать инвесторов максимально высокими уровнями прибыли и дивидендов.

- Цифровая трансформация бизнеса, которую Газпром нефть утвердила в качестве одного из приоритетных направлений, является частью новой стратегии?

Нашу компанию выделяет то, что в течение многих лет мы целенаправленно работали над созданием новых цифровых решений. Огромный объем цифровых инициатив уже формирует критическую массу, мы можем говорить о цифровизации компании. Цифровизация для нас - это не только внедрение новых цифровых технологий. Это также пересмотр, как внутренних процессов, так и подходов к взаимодействию с нашими многочисленными партнерами.

Мы ставим перед собой цель построить единую открытую информационную платформу, в которой вместе с нами смогут работать также наши поставщики, подрядчики и субподрядчики. При этом мы хотим не насаждать им свой продукт, а вовлекать в процесс его создания на принципах, схожих с open-source, предоставляя уникальные технологические возможности и приглашая к совместному развитию и совершенствованию платформы в формате co-creation («совместное создание»).

Мы хотим выйти за юридические границы нашей компании, сделать прозрачным весь цикл «создания стоимости» для участников, перейти от взаимоотношений «заказчик/подрядчик» к совместной работе на общий результат и повышению «величины приза» для каждого из нас.

- Так скоро в Газпром нефти IT-специалисты станут важнее геологов и нефтяников-добычников...

- Не получится, но компания становится цифровой. Непосредственно для нефтяников цифровые навыки отныне становятся частью профессионального арсенала. И это главный фактор успеха в нефтяной компании будущего.

Россия. Весь мир. СЗФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 29 мая 2018 > № 2685756 Вадим Яковлев


Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ. Образование, наука > neftegaz.ru, 27 мая 2018 > № 2692725 Марс Хасанов

Газпром нефть - лидер технологий нефтедобычи России.

Компания Газпром нефть является одним из лидеров в нефтегазовой отрасли России по технологическому развитию. В интервью директор по технологиям Газпром нефти, руководитель ее научно-технического центра (НТЦ) М. Хасанов рассказал, почему компания сегодня уделяет такое внимание развитию технологий и цифровизации.

- Газпром нефть в последние годы уделяет огромное внимание развитию технологий, в том числе цифровых. В этом отношении компания является одним из лидеров в нефтегазовой отрасли России. Почему сегодня развитие технологий является важным направлением развития компании?

- Развитие технологий сегодня является главной задачей в нефтяной отрасли в целом: заканчиваются так называемые легкоизвлекаемые запасы углеводородов, мы переходим к работе с совершенно новыми запасами, в новые регионы, где просто необходимы другие подходы. Говоря о технологиях, я имею в виду расширенное понятие этого термина. Это не только новое оборудование, новые материалы, это и новая организация труда, новые методы подготовки и принятия решений, обработки и хранения информации. Наша задача - добиться радикальной эффективности. Обычно, говоря про эффективность, имеют в виду 10%-15%. Однако для освоения трудноизвлекаемых запасов, доля которых растет с каждым днем, требуется увеличение на 60% и более, то есть радикальные изменения.

- Какими параметрами можно измерить эффективность?

- Если мы говорим о добыче нефти, то это ее удельная стоимость. Эффективность скважины определяется ее себестоимостью и объемом нефти, который можно добыть с её помощью. Сегодня нам приходится использовать более высокотехнологичные, более сложные и, как следствие, более дорогие скважины. Следовательно, нужно добиться, чтобы рост продуктивности скважины был больше, чем рост стоимости. Только так мы сможем повысить эффективность на 50%-100%.

- Какая роль отводится научно-техническому центру (НТЦ) под вашим руководством?

- НТЦ занимается созданием технологий, их испытанием и внедрением. Мы осуществляем процесс технологического менеджмента. То есть совместно с производственными подразделениями НТЦ формирует технологическую стратегию, отвечает за ее администрирование и актуализацию. Далее мы организуем эффективную реализацию этой стратегии.

- Что представляет из себя технологическая стратегия Газпром нефти?

- Технологическая стратегия - это инструмент для освоения новых классов ресурсов и повышения эффективности работы. В существующем виде она была утверждена в 2014 году и включает 9 направлений технологического развития, которые принесут нам максимальный эффект с учетом того портфеля проектов, которым располагает компания.

Стратегия формируется с двух сторон: в первую очередь мы идем от потребностей наших производственных активов. Например, мы четко знаем, сколько трудноизвлекаемых запасов, которые сейчас нерентабельно разрабатывать, находятся в копилке Газпром нефти. Ставится задача - подобрать технологические ключи для того, чтобы сделать эксплуатацию таких месторождений рентабельной.

С другой стороны, мы изучаем новые возможности, смотрим как развивается наука, какие новые продукты и решения появляются, какие новые информационные технологии может предложить окружающая инновационная среда. И мы ищем возможности использовать эти инновации, в том числе, появляющиеся в других отраслях, чтобы повысить эффективность.

- О каких 9 направлениях стратегии идет речь?

- В числе 9 направлений Техстратегии - разработка нетрадиционных ресурсов, так называемой сланцевой нефти, аналогом которой в России считается баженовская свита. Мы работаем над созданием подходов, технологий для освоения одного из самых масштабных ресурсов: прирост запасов из нетрадиционных источников бажена может достигать 760 млн тонн нефти.

Далее, так как около 70% капитальных затрат у нас приходится на бурение скважин, одно из основных направлений технологической стратегии - это новые технологии бурения и заканчивания скважин. Задача - максимально сократить их удельную стоимость без потери качества. Безусловно, работа с новыми категориями запасов приводит к тому, что цена и сложность скважин растут. Но это должно происходить управляемым способом, и не в десятки раз. При этом мы стремимся подобрать технологии, позволяющие скважине с высокой стоимостью добывать в несколько раз больше нефти, чем традиционной. То есть скважина становится вдвое дороже, а нефти мы получаем - втрое больше. По нашим оценкам, в перспективе 2025 г эффект от этого технологического направления может достигать 100 млрд руб. Это объем потенциального снижения затрат.

Еще одно направление - методы повышения нефтеотдачи пластов (МУН), которые могут дать дополнительную добычу в более чем 60 млн тон н.э. А технологии геологоразведки - прирастить ресурсную базу компании на 100 млн т.н.э. Это тоже в перспективе 2025 г.

Безусловно, одним из важнейших направлений является цифровизация. Наша компания занималась этой работой еще в 2012 г, когда даже сам термин «цифровизация» практически не использовался. Мы назвали это направление «Электронная разработка активов». Почему оно важно? Дело в том, что нефтяная компания сама по себе не бурит, не строит скважин - это делают наши подрядчики. Основная задача нефтяников - готовить максимально эффективные инвестиционные решения. Этот процесс подразумевает работу с огромным объемом данных, моделирование, скрупулезный анализ информации. И если оборудование и материалы могут создавать сервисные компании, то алгоритмы принятия решений необходимо вырабатывать нам самим - это база для развития нашего бизнеса. Безусловно, цифровые решения, которые мы создаем на основе этих алгоритмов, позволяют оценивать наших проекты и определять, как сделать их оптимально эффективными.

- Какой эффект должна принести реализация техстратегии?

- Общий ожидаемый эффект от Техстратегии в перспективе 2025 г - вовлечение в разработку более 100 млн т дополнительных запасов, более 100 млрд руб экономии затрат.

- Как происходит реализация техстратегии?

- Как я уже сказал, техстратегия разделена на девять направлений. В каждое входят различные проекты. За последние три года запустили более 120 проектов, которые сейчас находятся в работе. У каждого есть управляющий комитет, проектная команда, руководитель проекта. По завершении проекта мы определяем его эффективность, и, в случае успешности, передаем в широкомасштабное внедрение. При этом в первый год продолжаем наблюдать за процессом тиражирования.

- Как происходит процесс отбора технологий?

- Покажем это на примере. Предположим, что нам предлагается новая технология закачки разрывающей жидкости для разработки подгазовых залежей, чтобы при добыче нефти мы не затрагивали газовые пласты. Первый этап - оценка предлагаемой технологии, моделирование процессов, происходящих при гидроразрыве пласта по предлагаемой технологии. Сегодня мы являемся центром экспертизы, которая позволяет выполнять собственную оценку - согласны ли мы с теми результатами, которые нам обещают. Мы уже давно ушли от экспериментальных проверок «в поле» на первом этапе. Около 30% состава нашего научно-технического центра - это физики и математики с фундаментальным академическим образованием. По первой специальности они не были связаны с нефтегазовой отраслью, но теперь используют свои знания для решения задач нашего бизнеса. Они принимают большое участие в анализе технологий, проводят необходимые расчеты. Поняв, по результатам лабораторных и математических экспериментов, что технология может быть полезной, мы определяем, какой прирост добычи она позволит получить, и сколько нам это будет стоить. У нас очень хорошо развит так называемый костинжиниринг, то есть мы можем заранее просчитать стоимость различных объектов и процессов. После этого мы сможем понять, станет ли новая технология рентабельной.

- Что происходит дальше?

- Дальше мы подходим к этапу выбора. Нам предстоит сделать дизайн эксперимента. После этого мы выходим на реальные месторождения, проводим 2-3 операции с использованием инновации. Если прогнозы оправдываются или превосходят наши ожидания - начинается широкомасштабное внедрение.

- Вернемся к вопросу цифровизации. В каких сегментах она необходима сегодня?

- Я буду говорить о блоке, связанном с освоением месторождений. Жизненный цикл актива состоит из этапов разведки, разработки, добычи. И везде необходима цифровизация, потому что моделирование, проектирование и реализация проектов в нефтяной отрасли сопряжены с обработкой огромного объема информации. С другой стороны, этой информации постоянно не хватает, потому что большинство данных - косвенные. Мы можем завешать датчиками всю бурильную установку, измерить все, что можно измерить, но так до конца и не понять свойства пласта. Поскольку большая часть данных - это, по сути, косвенные признаки, которые необходимо дополнительно интерпретировать. Но чем больше объем косвенной информации, тем выше уверенность, что вы правильно определяете свойства пласта. Только с помощью машинного обучения и анализа взаимосвязей между косвенными данными и свойствами пласта мы можем более ли менее точно определить его прямые характеристики.

- На всех этапах?

- Безусловно. Начнем с этапа разведки. Как я сказал, свойства пласта мы можем определить только по косвенным показателям. Мы проводим сейсмику, но результаты обработки её данных могут дать только приближенное представление о структуре пласта. И в этом случае нам очень помогает априорная информация. Ее мы получаем используя бассейновое моделирование. То есть создаем модели огромных нефтегазовых бассейнов, расположенных на гигантских территориях. Смоделировав такой бассейн мы понимаем, из каких пластов может состоять конкретное месторождение. А понимая, что это за пласт, мы можем более уверенно интерпретировать сейсмические данные. Более того, используя эту информацию, мы можем существенно повысить эффективность дизайна сейсморазведочные работ (например, правильно расставить сейсмодатчики, уйдя от из равномерной расстановки). Это называется полноволновое моделирование и оно позволяет нам правильно выбрать технологию сейсмики, расстановки, дизайна сейсмических исследований, обработки сейсмических данных и их интерпретации. Это только один пример. На самом деле, все задачи разведки связаны с интерпретацией косвенных данных, привлечением аналогов и непрерывным обучением.

- Дальше идет этап разработки месторождения.

- Разработка любого месторождения начинается с концепта. Как это часть происходит в отрасли? Обычно говорят так: у нас такой-то пласт, мы на нем расположим столько-то скважин. В итоге определяется профиль добычи, под который строится инфраструктура. Но на самом деле прогноз добычи нельзя делать только исходя из оценки продуктивности пласта. Необходим интегрированный взгляд на всю систему «пласт- скважины- кусты- обустройство» в целом. Нужно оценить не только продуктивность скважин, но и их стоимость, а также стоимость объектов обустройства и инфраструктуры, которую нужно построить, чтобы обеспечить тот или иной уровень добычи нефти и газа. Таким образом, мы осуществляем системный инжиниринг. Мы принимаем решения исходя из экономики, и должны рассматривать разные варианты профиля добычи при разных вариантах обустройства. И на каждом этапе оценивать, как изменение того или иного параметра повлияет на систему в целом. К примеру - получены результаты бурения первых скважин - их сразу надо учесть и скорректировать оценки. Причем уже на этапе концепта нам необходимо знать стоимость проекта. К сожалению, эта задача не решена была в России, потому что у нас считается, что стоимость можно определить только после подготовки сметной документации.

- А вы что делаете?

- У нас работает костинжиниринг. Мы создаем стоимостные модели, программный продукт, который позволяет осуществить моделирование системы в целом и рассчитать NPV проекта при самых разных сценарных условиях и значениях параметров пласта и флюидов. Это требует огромного количества расчетов, перебор миллионов вариантов, такую работу полноценно может выполнить только машина с использованием когнитивных технологий.

Системный инжиниринг, когда мы все месторождение видим как общую систему, тоже связан с большим объемом вычислений и неотделим от цифровых технологий. И системный инжиниринг позволяет нам получить максимальный эффект от проекта: ведь именно на начальном этапе, когда еще ничего не построено, можно менять параметры так, чтобы добиться оптимума. Именно поэтому так важны программы, которые позволяют нам работать с данными на начальных этапах проекта, определяя максимально эффективные решения. Когда месторождения уже запущено, ценность IT - продуктов существенно сокращается, ведь возможностей для изменений гораздо меньше.

После того, как мы сделали концепт, мы его передаем проектно-сметным институтам, они подготовят проектно-сметную документацию, предлагают технические решения. При этом мы должны обеспечить принятие самых правильных проектных решений. Для этого мы создаем так называемые типовые технические решения. И вот мы все эти базы типовых решений храним у себя и передаем проектным институтам. В будущем, все это также смогут делать машины.

- Вот проект готов. Началась добыча. Что дальше?

- Дальше мы решаем несколько задач: безопасность и целостность оборудования, уменьшение операционных затрат и увеличение нефтеотдачи. Человек не может уследить за всеми процессами и оперативно изменить что-то в процессе добычи. Это делают машины. Опять цифровые технологии.

- Если сравнивать Газпром нефть с лидерами нефтяной отрасли, есть ли вам чем похвастаться?

- Во-первых, я бы отметил наши успехи в разработке низкопроницаемых пластов. Сегодня мы разрабатываем месторождение нефти, причем в режиме заводнения, где пласты имеют проницаемость около 1 миллидарси. Это уникальный опыт. На Западе практически этого нет. Второе, в чем, я считаю, мы опережаем российские компании и находимся на передовом фронте, по сравнению с Западом, это костинжиниринг и системный инжиниринг. Третье, это, конечно, цифровизация. Причем, я считаю, мы отличаемся от других компаний фокусом цифровизации. Практически все нефтяные компании, когда говорят про цифровизацию, имеют в виду цифровое месторождение. Но в это понятие вкладывается цифровизация уже разрабатываемого месторождения. Все деньги в цифровизацию вкладываются на этапе уже добычи. Но где создается ценность? Как я уже говорил, основная ценность создается на этапе концепта. На этом этапе можно достичь радикальной эффективности 50%-100%. Когда ты уже живешь в этапе реализации, тут эффективность можно поправить на 10%-15%. Практически никто в мире из мейджеров не вкладывает основные деньги в цифровизацию на этапе концепта. Наше конкурентное преимущество состоит именно в этом.

- Необходимы ли вам партнерства с другими компаниями в России и в мире?

- Безусловно. Мы сотрудничаем со всеми ведущими университетами России. Стараемся не терять связь с университетами Запада, хотя в последнее время эти связи ослабевают. Мы сотрудничаем со всеми нефтяными компаниями в России и за рубежом, с которыми у нас есть общие проекты. У нас очень большое количество контактов с сервисными компаниями.

- В 2017 г НТЦ посетила делегация Саудовской Аравии. Как развивается ваше сотрудничество?

- Мы обмениваемся опытом, думаем над запуском технологических проектов в России и Саудовской Аравии. Когда цена нефти упала до минимальных значений, все задумались о радикальной эффективности.

Недавно встретились наши специалисты и провели трехдневную техническую сессию по четырем направлениям: буровые практики, проектирование скважин и технология бурения, разработка коллекторов с низкой проницаемостью, разработка проекта многостадийного ГРП. Вот над этими направлениями мы можем совместно работать.

- Есть какие-то направления, которыми особенно интересуются саудиты?

- Например, их заинтересовали методы концептуального проектирования, методология оценки ценности информации. Геомеханика - тоже очень важное направление. Мы первые в стране создали центр по геомеханике. Эти технологии они могут получить только от сервисных компаний, а мы можем предложить наши наработки.

Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ. Образование, наука > neftegaz.ru, 27 мая 2018 > № 2692725 Марс Хасанов


Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 мая 2018 > № 2619886 Владимир Путин

Встреча с руководителями международных информагентств.

На полях XXII Петербургского международного экономического форума состоялась встреча Владимира Путина с руководителями ведущих мировых информационных агентств.

Во встрече приняли участие глава редакции международной политики агентства Bloomberg (США) Розалинд Мэтисон, вице-президент агентства Associated Press (США) Иэн Филлипс, главный редактор агентства Xinhua (Китай) Хэ Пин, главный редактор Kyodo News (Япония) Хироки Сугита, генеральный директор агентства Deutsche Press-Agentur (Германия) Питер Кропш, главный редактор агентства Anadolu Agency (Турция) Метин Мутаноглу, президент агентства EFE (Испания) Хосе Антонио Вера, Генеральный директор холдинга Press Association, президент Всемирного совета информационных агентств (Великобритания) Клайв Маршалл. Россию на встрече представил генеральный директор ТАСС Сергей Михайлов.

* * *

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Друзья, коллеги, гости!

Позвольте мне вас всех сердечно поприветствовать в Петербурге. Спасибо, что проявляете интерес к нашей работе в рамках Петербургского международного экономического форума.

Встречи подобного рода стали традиционными. Это уникальная площадка, где вы и сами между собой можете пообщаться (не думаю, что график вашей работы позволяет вам в таком составе часто встречаться), и даёт возможность вас послушать, и нам заявить о своей позиции по тем вопросам – а они, как правило, носят фундаментальный характер, – которые, на ваш взгляд, представляют большой, серьёзный интерес.

Вы слышали уже и моё выступление на Петербургском экономическом форуме, видели выступления моих коллег. В целом повестка понятна, позиция России по ключевым вопросам тоже понятна. Поэтому я предлагаю без больших моих вступительных слов перейти к нашей дискуссии, к вопросам и к ответам, к вашим комментариям или к моим комментариям, с тем чтобы сегодняшняя наша встреча была продуктивной и полезной.

Пожалуй, я на этом остановлюсь. Спасибо вам за внимание.

Давайте начнём.

С.Михайлов: Спасибо большое, Владимир Владимирович, за время, которое Вы нашли.

Вы уже всё сказали во введении, поэтому с места в карьер.

У нас есть традиция. В прошлом году, правда, представительниц прекрасного пола не было за нашим столом, в этом году есть – Розалинд Мэтисон из агентства Bloomberg. Только что Джон Миклетвейт прекрасно провёл, мне кажется, сессию. Поэтому, пожалуйста, Bloomberg, Розалинд, Вам слово.

Р.Мэтисон (как переведено): Мой вопрос касается ОПЕК и нефти. Россия и Саудовская Аравия сейчас проводят переговоры о потенциальном смягчении соглашения ОПЕК+. Я хочу понять, почему это происходит. Потому что цены на нефть слишком высокие? Потому что Президент США оказывал давление на ОПЕК? Или это комбинация факторов? Я пытаюсь понять, какая ваша предпочтительная цена на нефть.

Задам ещё и второй вопрос. Вы сказали, что Вы действительно сможете покинуть пост Президента в конце Вашего срока.

В.Путин: Начнём с последнего. Я всегда строго придерживался и придерживаюсь Конституции Российской Федерации. В Конституции ясно прописано: не более двух сроков подряд. Сейчас у меня второй срок подряд. Не более двух сроков подряд.

И, как Вы помните, я был дважды до этого Президентом, а потом покинул должность Президента, пост Президента, потому что Конституция не позволяла избираться в третий раз. Вот и всё. И я намерен придерживаться этого правила и в будущем.

Надеюсь, на второй вопрос я ответил.

Что касается первого. У нас сложились деловые и весьма конструктивные отношения в сфере сотрудничества с некоторыми странами ОПЕК, прежде всего с Саудовской Аравией, по взаимодействию в энергетической сфере. Здесь много вопросов и много точек соприкосновения.

Мы приняли решение, как Вы знаете, по ограничению добычи на фоне низких и, как нам казалось, несправедливых цен на энергоносители. Когда цена достигла 60 долларов за баррель – примерно 60 – 60 с небольшим, – по нашему мнению, это была сбалансированная цена, достаточная, для того чтобы прогнозировать необходимые отрасли инвестиции и осуществлять их. Всё, что свыше, может вызывать определённые проблемы для потребителей, в чём основные производители тоже не заинтересованы.

Поэтому небольшой всплеск, который мы наблюдаем сегодня, с одной стороны, на пользу российскому бюджету. У нас растут золотовалютные резервы, и за прошлый год профицит торгового баланса составил 130 миллиардов долларов. Всё это, с одной стороны, положительные элементы. Но, с другой стороны, мы понимаем, что растут возможности наших конкурентов, в том числе у производителей сланцевой нефти в Соединённых Штатах, они заполняют определённую часть рынка. Мы ничего против не имеем, тем более что в основном эта нефть идёт на американский рынок. Но мы не заинтересованы в бесконечном росте цен на энергоносители и на нефть.

Вы меня спросили, какую цену мы считаем справедливой. Я Вам назвал. Справедливо, несправедливо, но нас вполне устраивала цена в 60 долларов за баррель.

Это была непростая работа – согласовать позиции всех участников этого переговорного процесса по поводу количества сокращения добычи. Здесь непросто было договориться со всеми нашими партнёрами, имея в виду, что Иран, который вынужден был сократить эту добычу, претендовал на некоторый эксклюзив по росту объёмов добычи. Но в конечном итоге мы нашли, как Вы знаете, баланс, который устраивал всех, и результат был положительным для всех.

Мы и до решения Президента Трампа о выходе из сделки с Ираном договаривались с саудовскими партнёрами о том, что мы продолжим наши консультации. Но речь идёт ещё и о необходимости учёта того, что предлагает мировой рынок, речь идёт о запасах, которые потихонечку съедались мировой экономикой, речь идёт об увеличении потребления. Мы все эти факторы вместе учитывали и договорились, что мы будем продолжать наши консультации. Откровенно говоря, мы и не планировали сохранять все наши предыдущие договорённости, во всяком случае, в полном объёме.

Так что ничего здесь не происходит необычного, мы работаем, работаем в том режиме, о котором договорились раньше. А что будет происходить в дальнейшем – практика покажет. Действительно, многое будет зависеть от того, сохранится «ядерная сделка» с Ираном или нет и как это повлияет на мировой энергетический рынок. Посмотрим.

Мы считаем, что мировой энергетический рынок сегодня сбалансирован, лишние запасы уходят с рынка, и вообще он должен быть справедливым. Никакие искусственные ограничения, вызванные политическими соображениями, не должны использоваться. Они не идут на пользу мировой экономике, а только вредят ей.

С.Михайлов: В этом году, Владимир Владимирович, мы в рамках форума проводим – есть такая организация – Всемирный совет информационных агентств. Мы проводим конгрессы, прошло уже пять всемирных конгрессов. Всемирный совет информационных агентств возглавляет уважаемый мною Клайв Маршалл, который ещё также руководит Press Association – ведущим английским агентством, которому буквально на прошлой неделе исполнилось 150 лет.

(Обращаясь к К.Маршаллу.) Клайв, ещё раз хочу Вас поздравить с этим достойным юбилеем. Пожалуйста, Ваш вопрос.

К.Маршалл (как переведено): Господин Президент, правительство Соединённого Королевства обвинило Россию в отравлении Скрипалей в Солсбери, что привело к высылке 150 дипломатов в 30 странах и сильно повлияло на отношения России и Великобритании. И глава MI5 говорит о том, что было создано 30 теорий по поводу того, что произошло со Скрипалями, они также обвини Кремль в откровенной лжи. Учитывая Ваш опыт, Ваше время в КГБ, как Вы думаете, какое самое правдивое объяснение того, что произошло со Скрипалями, этого отравления, и какие шаги можете предпринять Вы и Премьер-министр Тереза Мэй, для того чтобы восстановить отношения и доверие между Россией и Соединённым Королевством?

В.Путин: Что касается этого малоприятного события, то в целом мы уже неоднократно высказывались на этот счёт, что самое объективное объяснение произошедшему может быть дано только в результате тщательного и объективного совместного – хочу это подчеркнуть – расследования. Мы с самого начала предложили работать по этому направлению вместе, но, как Вам известно, британская сторона ответила отказом и занималась расследованием самостоятельно.

Известно также, что изначально было объявлено, что это отравление, если это было отравление, произошло боевым отравляющим веществом. Я уже на этот счёт говорил, хочу повторить ещё раз: я не специалист по боевым отравляющим веществам, но, насколько я себе представляю, если применяется боевое отравляющее вещество, то жертвы этого нападения погибают на месте, практически немедленно.

Ничего этого, слава богу, не произошло, и сам Скрипаль, и его дочь живы, выписались из больницы, и, как мы видели недавно на экранах, во всяком случае, дочь его выглядит вполне прилично, слава богу, все живы, все здоровы.

Поэтому говорить о том, что это было боевое отравляющее вещество, мне кажется, не представляется возможным. А если это так, то ставится под сомнение всё, что было сказано британской стороной изначально.

Как можно из этой ситуации выйти? Или проводить совместное полноценное, объективное расследование, или просто прекратить разговоры на эту тему, потому что они ни к чему, кроме ухудшения отношений, не ведут.

С.Михайлов: Переместимся на восток. Наши давние партнёры и добрые друзья, стремительно развивающееся новостное медиа, которое работает уже, мне кажется, во всех мыслимых и немыслимых новостных форматах и на 15 языках – агентство Синьхуа, Китай. Впервые в нашей встрече принимает участие главный редактор агентства господин Хэ Пин.

Пожалуйста, господин Хэ Пин, Вам слово.

Хэ Пин (как переведено): Господин Президент, во-первых, я хотел поздравить Вас с переизбранием на новый срок Президента.

Наши отношения под руководством Председателя Си Цзиньпина и Вашим руководством постоянно развиваются и находятся на самом лучшем в истории уровне. В очень скором времени Вы проведёте государственный визит в Китайскую Народную Республику, примете участие в саммите Шанхайской организации сотрудничества в Циндао. И мне хотелось бы узнать, каким образом, Вы считаете, во время Вашего нового президентского срока можно продолжить развитие российско-китайского стратегического партнёрства и взаимодействия, включая тематику сопряжения ЕАЭС и инициативы «Один пояс, один путь»? Как можно добиться новых успехов?

Вы в Циндао примете участие в саммите ШОС. Какие у Вас ожидания в связи с предстоящим саммитом?

В.Путин: Нет необходимости характеризовать сегодняшний очень высокий уровень российско-китайских отношений. Мы говорим о привилегированном стратегическом партнёрстве. На самом деле так оно и есть. У нас выработан практический план взаимодействия и расширения нашего сотрудничества.

Что касается политической сферы, то думаю, что последние решения, принятые на съезде Компартии Китая, создают дополнительные прочные условия для углубления российско-китайских отношений, потому что делают отношения более стабильными, создают условия для того, чтобы мы могли прогнозировать наши совместные действия не только на среднесрочную, но и на более отдалённую историческую перспективу. Это становится очень существенным фактором российско-китайских отношений. Первое.

Второе. У нас в практическом плане намечены конкретные действия по углублению взаимодействия в самых различных отраслях экономики, если говорить об экономике.

Китай является самым крупным торговым партнёром, торговый оборот – свыше 86 миллиардов долларов. Мы точно совершенно, если будем двигаться такими же темпами, выйдем на сто и больше миллиардов долларов в год.

Что меня особенно радует – это то, что происходит диверсификация и улучшение структуры торгового оборота. Например, за прошлый год в структуре товарооборота продолжает увеличиваться объём поставок продукции машиностроения на китайский рынок от российских партнёров: он уже выражается цифрой более девяти процентов. И эта тенденция сохраняется, что нас особенно радует.

Мы всё активнее и активнее работаем в высокотехнологичных отраслях производства. Здесь и китайской стороне, и российской есть что предложить друг другу. Мы развиваем инвестиционное взаимодействие: Китай – один из крупнейших инвесторов в российскую экономику.

Китай – надёжный партнёр. Под руководством Председателя Си Цзиньпина осуществлены крупные проекты. Думаю, что если бы не было его прямой поддержки, то они вряд ли были бы реализованы. И они идут, безусловно, на пользу развитию российской и китайской экономики. Это и энергетика традиционная, углеводородная, это атомная энергетика, это наши первые, но всё–таки правильные шаги в сторону нетрадиционных видов возобновляемой энергии, это машиностроение, это космос – и я думаю, что мы можем сделать в ближайшее время дополнительные очень важные шаги по этому направлению, по сотрудничеству в освоении космоса, – это авиастроение, это химия. И, наконец, сельское хозяйство. Мы очень рассчитываем на то, что мы будем заниматься и производством, и инвестициями в эту сферу, но и будем работать активнее на рынках друг друга.

И наконец, региональное сотрудничество. Оно становится всё более и более разноплановым, мы расширяем возможности инфраструктуры, строятся дороги, мосты, устанавливаются прямые связи между жителями регионов и между руководителями соответствующих провинций Китая и прилегающих к границе с Китайской Народной Республикой российских краёв и областей.

Всё это говорит о том, что у нас хорошие перспективы. Вместе, с обеих сторон, будем работать над их реализацией.

Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 мая 2018 > № 2619886 Владимир Путин


Россия. СЗФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 23 мая 2018 > № 2620744 Игорь Зубарев

Уникальным озерам нужна защита.

Законодатели обсуждают, каким образом сохранить уникальные водоемы – Онежское и Ладожское озера. Особая роль этих водных объектов отражена в «майском» указе президента: Владимир Путин поставил задачи по защите Ладоги и Онеги. Для озер готовится специальный приоритетный проект – о деталях в интервью Fishnews рассказал член Совета Федерации от Республики Карелия Игорь Зубарев.

– Игорь Дмитриевич, в 2017 году Госдума отклонила предложенный Законодательным собранием Карелии законопроект «Об охране Ладожского и Онежского озер». Теперь, насколько мы знаем, решено отказаться от подготовки отдельного проекта закона и разработать приоритетный проект. Что он будет собой представлять и кто участвует в его формировании? Будет ли это документ, аналогичный паспорту приоритетного проекта по сохранению Волги ?

- Идея создания собственного закона об Онежском и Ладожском озерах существует уже лет десять. И возникла она после того, как началось исполнение федерального закона об охране озера Байкал.

В 2013 – 2016 годах такой законопроект разработали депутаты предыдущего созыва Законодательного собрания нашей республики. В Государственной Думе он был отклонен в первом чтении.

Но созданная рабочая группа приняла решения не останавливаться, а искать другие пути по защите уникальных озер.

От идеи закона решили пока уйти, так как реализация мер по защите должна осуществляться уже «сейчас», а если допустить, что такой закон будет принят, то для издания прочих подзаконных актов потребуется еще несколько лет. Это понятно по работе над законом по защите Байкала.

Приоритетный же проект - это прерогатива исполнительной власти. Прописываются цели и задачи, ожидаемые результаты, в проект включаются мероприятия, определяется их исполнитель, а также, что очень важно, необходимые для достижения цели финансы. Проект должен курироваться федеральным органом исполнительной власти, так как его реализация затрагивает несколько регионов. Сейчас разработкой паспорта проекта занимается наше карельское правительство, потом подключатся и федеральные органы.

- Какое место в программе планируется уделить вопросам сохранения водных биоресурсов Онежского и Ладожского озер?

- Сохранением биоресурсов, в буквальном смысле этого выражения, должны заниматься надзорные органы. На два крупнейших озера Европы всего примерно 30 рыбинспекторов (это по документам), по факту - еще меньше, поэтому несложно представить, какой ущерб наносят браконьеры биоресурсам. Если говорить о косвенном сохранении, то приоритетный проект в первую очередь будет включать мероприятия по очистке сточных вод, попадающих в озера. Это, к сожалению, очень актуальная проблема. В прошлом году в Медвежьегорске из-за того, что сброс канализационных вод находился недалеко от забора воды для городского водоснабжения, разразилась эпидемия кишечных заболеваний, в результате которой пострадали десятки человек, примерно половина из них – дети. Из-за вспышки дизентерии в райцентре закрылись все школы и детские сады, был введен карантин. Причиной ЧП стало загрязнение воды Онежского озера хозяйственно-фекальными канализационными стоками.

– К какому сроку планируется завершить работу над паспортом приоритетного проекта?

- Сейчас ведутся расчеты по стоимости работ и по согласованию ряда проектов, которые не должны ограничить хозяйственную деятельность вблизи озер. В отличие от Байкала, у нас много городов и предприятий стоит на берегу Онежского и Ладожского озер. Мы не должны ограничить их так, чтобы это привело, например, к закрытию бизнеса. Это сложный и долгий процесс, я думаю, через полгода мы сможет выйти на проработанный паспорт приоритетного проекта.

24 мая мы проводим в Совете Федерации круглый стол по обсуждению мер экологической защиты наших крупнейших озер в Европе. Приглашены представители регионов, федеральных органов власти, ведущих научных учреждений. Предыдущее обсуждение этой проблемы с экспертами в Карелии на площадке регионального Законодательного собрания показало всю остроту и неотложность проблем экологического состояния озер. Сейчас мы собираем профессиональное мнение и изучаем фактические возможности использования федеральных программ и проектов для неотложной помощи Онежскому и Ладожскому озерам.

Александр ИВАНОВ, Fishnews.

Россия. СЗФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 23 мая 2018 > № 2620744 Игорь Зубарев


Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > oilcapital.ru, 22 мая 2018 > № 2684986 Борис Белозеров

Эра умной разведки

Борис Белозеров, начальник департамента цифровых технологий и геологической экспертизы НТЦ «Газпром нефти», рассказывает о новейших цифровых решениях для эффективного изучения недр

Технологии BigData и машинного обучения, новейшие методы моделирования открывают новые возможности для изучения и разработки нефтегазовых месторождений, для получения и обработки большого количества геологической, физико-химической и иной информации и для принятия оптимальных решений на ее основе.

По данным Научно-технического центра (НТЦ) «Газпром нефти», внедрение интеллектуальных систем и цифровых инструментов на всех этапах разведки и разработки месторождений позволяет увеличить чистый дисконтированный доход (NPV) активов до 20%.

О наиболее актуальных цифровых проектах в области изучения и разработки месторождений, многие из которых еще находятся в стадии испытаний, в беседе с корреспондентом «НиК» Ириной Роговой рассказывает начальник департамента цифровых технологий и геологической экспертизы НТЦ «Газпром нефти» Борис Белозеров.

Борис Белозеров: Цифровые инструменты позволяют вскрывать новые горизонты недр

– Сегодня, пожалуй, наиболее пристальное внимание «Газпром нефти» и НТЦ уделяется созданию инструментов для оптимизации производственных процессов в секторе разведки и добычи. Для этого направления нами разработана линейка уникальных цифровых решений, в числе которых есть абсолютные ноу-хау. Например, это проект «Цифровой керн», который представляет собой цифровую лабораторию исследований кернового материала.

НТЦ «Газпром нефти» ежегодно проводит лабораторный анализ порядка 3 тыс. метров керна и около 500 проб пластовых флюидов. Полученные данные позволяют выполнять достоверную оценку запасов месторождения, тем самым снижая различные риски и повышая доходность проектов.

Цифровой керн

Почему именно этот проект мы считаем одним из наиболее важных по направлению «Разработка месторождений», и в первую очередь – для трудноизвлекаемых запасов? Потому что на сегодняшний день не существует других способов изучить свойства низкопроницаемого пласта. Во-первых, это очень долго. Во-вторых, в любом случае нет возможности на 100% воссоздать в эксперименте точно такие же гидродинамические условия и процессы, как внутри пласта в реальности. Хотя мы собрали большой объем информации по образцам керна именно на основе лабораторных экспериментов, которые у нас проводятся в огромных количествах. Но получение данных в лаборатории – это слишком дорогой и долгий процесс.

В чем еще существенный недостаток лабораторных методов исследования керна? Изучив опытным путем один образец, мы, так или иначе, разрушаем его, то есть теряем исходные физико-химические свойства и не можем на том же образце воспроизвести какие-либо новые действия. Поэтому в рамках «Цифрового керна» мы запустили проект «Цифровая фильтрационная лаборатория», который нацелен на создание прототипной модели, или так называемого «цифрового двойника» пласта.

В чем суть: мы извлекаем из скважины керн, помещаем в томограф высокого разрешения и получаем, условно говоря, цифровую копию продуктивного пласта. При этом вся его структура и особенности воспроизведены с высокой степенью детализации. С помощью такой цифровой копии мы можем в дальнейшем моделировать различные эксперименты. Например, процесс фильтрации флюида через образец керна. Или смоделировать воздействие на него различных реагентов и т.д.

Данная методика позволяет, во-первых, получить достаточно быстрое решение, потому что мы имеем дело с моделью эксперимента, во-вторых, отпадает необходимость проводить реальные испытания: достаточно изучить свойства и поведение цифрового двойника пласта, затем отправить в лабораторию образцы керна, на которых можно провести валидацию – исследовать точечные процессы для подтверждения и донастройки модели. И если физический эксперимент выявил какие-то отклонения, мы адаптируем те или иные параметры модели и уже на цифровых двойниках керна проводим дальнейшие исследования. Данная методика будет востребована для изучения всех низкопроницаемых объектов, то есть для всех наших трудноизвлекаемых запасов – в первую очередь баженовских и ачимовских залежей.

Помимо экономии времени и средств, «Цифровой керн» дает нам главное преимущество – доступ к свойствам пласта на микроуровне.

Потому что во многих случаях из-за слишком малых размеров поровых каналов провести реальные испытания невозможно. В том числе нельзя в лабораторных условиях быстро и надежно обеспечить необходимое давление внутри пор, чтобы получить объективные данные о скорости фильтрации флюидов или воды. Такие испытания в реальном режиме могут занимать около 9-12 месяцев. Процесс долгий потому, что мы имеем дело с микроскопическими размерами пор. Цифровые методы все это компенсируют и позволяют получать более точные и качественные данные о свойствах пласта с любыми характеристиками проницаемости.

Второй существенный плюс – мы можем неограниченно «проводить» (моделировать) цифровые эксперименты, чтобы получить максимум данных о характеристиках пласта и подобрать к нему оптимальные решения. Прежде всего, нас интересуют оптимальные условия фильтрации, чтобы понимать, с какой скоростью обеспечить закачку воды на скважинах для максимального извлечения нефти из пласта. Если в среднем мы можем достать из пласта порядка 40% потенциальных запасов (в силу разных особенностей месторождения), то с помощью методов увеличения нефтеотдачи (МУН) процент извлечения можно поднять до 60-80% – в зависимости от того, какую химическую композицию применять, в каких пропорциях, в каком объеме и т.д.

Поэтому мы видим большие перспективы применения «цифрового керна» в решении такой задачи, как сфокусированный отбор химических композиций для разработки методов увеличения нефтеотдачи.

С помощью цифровой модели можно подобрать к пластам такие же точечные подходы, как, например, в персонифицированной медицине, когда методы диагностики и лечения подбираются строго с учетом индивидуальных особенностей организма.

Мы дополнили базовый инструментарий «Цифрового керна» опцией молекулярного моделирования – когда программа не просто воссоздает флюид и скорость его течения, а показывает, каким образом молекулы нефти, воды и других компонентов внутрискважинной среды и молекулы введенных химических веществ взаимодействуют между собой. Проанализировав все варианты, мы можем с помощью методов машинного обучения подобрать наиболее сбалансированный вариант химической композиции, уникальный для конкретной скважины или участка месторождения.

Кроме того, мы можем положить цифровую копию кернового материала на сервер и хранить ее сколько угодно долго – до тех пор, когда снова возникнет потребность в этом материале: для уточнения или получения новых данных или для построения модели разработки пластов с похожими свойствами.

«Цифровой керн» – один из недавних проектов НТЦ. В настоящее время мы дополняем его различными необходимыми опциями.

Интерпретация микроизображений керна

Геологическое изучение труднодоступных месторождений связано с исследованием и сравнительным анализом большого количества образцов пород, в том числе на микроуровне. Это необходимо для получения наиболее полной информации о структуре пласта и, прежде всего, о фильтрующих свойствах микроскопических пор и зерен. В этом случае самым ценным источником данных служат многочисленные изображения срезов керна, полученные в результате микрофотосъемки.

Например, по распределению зерен на снимке можно определить, в каких условиях образовывалась та или иная порода, как будет фильтроваться из них флюид.

Это довольно узкая область знаний, поэтому раньше информацию такого рода могли использовать, условно говоря, полтора-два специалиста в компании, которые непосредственно занимаются этим направлением. Совместно с коллегами из Инжинирингового центра МФТИ мы разработали такой инструмент, который на основе технологий компьютерного зрения может анализировать и интерпретировать огромное количество микроскопических фотоснимков срезов пласта. Компьютер сам находит и выделяет нужные сегменты на изображении породы, отмечая все важные показатели и свойства, которые затем могут использовать в своей работе геологи или петрофизики. Точно так же работают, например, различные графические программы по распознаванию лиц.

Технология интерпретации микроскопических изображений керна, во-первых, позволяет получать большой массив дополнительной информации, которой раньше в принципе не было в распоряжении исследователей.

Например, с помощью компьютерного анализа фотографий можно получать более точные распределения цветности, пористости и другие важные показатели и физические свойства изучаемого пласта.

Во-вторых, удлиняя цепочку изучения керна, мы тем самым создаем модель его цифрового двойника, который может бессрочно храниться на сервере и быть доступным по первому требованию. То есть геологи теперь могут не выезжать в поля, а исключительно по фотографиям в системе поиска аналогов вернуться к тому или иному образцу породы и сопоставить его свойства с образцами из множества других скважин, в том числе из других регионов нефтегазодобычи. Это значительно сокращает как скорость геофизического исследования скважин (ГИС), так и неопределенность данных по месторождению.

Сама возможность понять физическую структуру разрабатываемого участка по одной или нескольким фотографиям существенно снижает потенциальные риски и затраты при освоении месторождения. Потому что в арсенале специалистов-геологов и петрофизиков появляются дополнительные знания не только о микроскопическом строении пласта, но и о лучших практиках ГИС и разработки скважин. С помощью нового инструментария эти знания могут быть извлечены из архива и реплицированы на других объектах компании. Система интерпретации изображений керна уже была применена на Восточно-Мессояхском месторождении.

А в целом наша задача состоит в том, чтобы создать единое хранилище данных о месторождениях. Потому что ключевая проблема всей мировой нефтянки, а не только отечественной, – это создание базы оцифрованных и так называемых «размеченных», или отрисованных, изображений, которые служат основой для методов машинного обучения.

Дело в том, что вся работа современных нейросетей так или иначе построена на сопоставлении данных. Именно таких данных сегодня катастрофически не хватает в отрасли. Поэтому в рамках НТЦ в настоящее время мы отдельно работаем над созданием базы оцифрованной и размеченной информации, на которой затем сможем использовать все современные технологии машинного обучения, обработки данных и т.д.

Умная разведка

«Когнитивный геолог» также один из новейших цифровых проектов НТЦ, который позволяет оптимизировать процесс обработки геофизической информации и геологических данных, от полевой съемки до получения итогового результата ГРР.

Основная задача «когнитивного геолога» – интеграция различных данных, получаемых на всех этапах геологоразведки, включая сейсмику, поисковое бурение, отбор керна, аэрофотосъемку и т.д. Вся информация поступает на обработку в единую базу. С помощью методов машинного обучения и искусственного интеллекта мы фактически заменяем большое количество рабочих моделей для каждого из типов информации на одну метамодель, которая позволяет нам на каждый момент времени получать объективное знание о степени перспективности той или иной зоны разведки.

Сфера применения – любой геологоразведочный проект, где необходимо провести геофизическую съемку, пробурить поисковую скважину и найти перспективный участок, на котором можно будет вести добычу с наибольшей эффективностью.

То есть функция «Когнитивного геолога» – максимально изучить регион разведки и потенциальной добычи в как можно более сжатые сроки. До сих пор проекты ГРР у нас в среднем занимали от 3 до 5 лет. Причем большая часть времени уходила как раз на обработку и анализ полученных материалов.

Автоматизированный процесс интерпретации данных позволяет сократить время полевых изысканий до полугода – максимум года.

Например, мы получаем значительную экономию, имея доступ к ранее собранным результатам сейсмики с близлежащих месторождений или в соседних регионах с похожими условиями. Затем с помощью все тех же методов машинного обучения подбираем такие критерии оценки, которые автоматически выделяют из данного блока геофизической информации наиболее перспективные зоны.

Широкую область задач для проекта мы видим в оптимизации поиска перспективных зон труднодоступных месторождений. Как я уже отмечал, применение для ТРИЗ стандартных методов интерпретации данных, которые сейчас повсеместно используются, невозможно. Например, обрабатывая сейсмику с ТРИЗ традиционными методами, мы не получаем четкого ответа, с какими пластами нам придется работать. Сейчас вся получаемая информация одновременно интегрируется и интерпретируется. За счет этого мы значительно сокращаем время разведки и получаем больше данных. С помощью нового инструмента у нас появилась возможность «прогнать» старые данные или получить недостающие по новым перспективным толщинам. Кроме того, мы сокращаем на 2-3 года процесс получения ответа на главный вопрос любого проекта геологоразведки – куда нам бурить ту или иную скважину.

Цифровая коллаборация

Один из ключевых IT-проектов «Газпром нефти» – интеллектуальная платформа ЭРА (электронная разработка активов), в которую интегрированы многочисленные цифровые решения и широкий спектр автоматизированных функций для эффективного поиска и разработки месторождений. В числе основных партнеров НТЦ «Газпром нефти» по созданию и внедрению новых проектов в сфере цифровизации — «Росатом», «РуссНефть», «РИТЭК», Инжиниринговый центр МФТИ, геологический факультет МГУ, РГУ нефти и газа им. Губкина, Сколковский институт науки и технологий (Сколтех), а также Санкт-Петербурсгкий политехнический университет с кластером суперкомьютеров, третьим по мощности в России.

Вычислительная среда СКЦ «Политехнический» имеет общую пиковую производительность более 1,2 петафлопс, а также уникальную вычислительную систему на процессорах Intel Xeon Phi (256 ядер). Все вычислительные системы СКЦ работают с единой системой хранения данных общим размером более 1 петабайт (или более 1 млн Гб).

В рамках партнерства с НТЦ «Газпром нефти» вычислительные ресурсы СПбПУ используются для обработки больших массивов данных, в том числе цифровых моделей месторождений, гидродинамического моделирования скважин и целого комплекса других гибридных цифровых моделей, которые действуют на основе численных методов и систем машинного обучения.

Умное бурение

Внедрение интеллектуальных систем в процесс бурения относится к числу приоритетных направлений разработок НТЦ «Газпром нефти» в силу того, что компания ежегодно бурит более тысячи скважин. Это самые капиталоемкие проекты в разработке месторождений. В рамках НТЦ в 2012 году был создан Центр управления бурением «ГеоНавигатор», на базе которого внедряются новейшие технологии, в том числе цифровые. Последние цифровые решения по бурению реализуются совместно с IBM и Сколковским институтом науки и технологий (Сколтехом). Мы назвали этот проект «Умное бурение», по аналогии с другими когнитивными моделями в НТЦ.

Зачастую мы бурим горизонтальную скважину протяженностью 2,5 км с погружением до 1,5-2 км. И нам необходимо ее привести в нефтяной толще, шириной от 5 до 7 м. А нужная информация о том, где находится бур, начинает поступать только по прошествии какого-то времени. Именно для этих целей мы создаем цифровой инструмент (на основе методов машинного обучения, нелинейных регрессий и т.д.), который позволит трансформировать данные о работе механизмов в информацию о динамике продвижения бура в пласте. То есть по сути, используя косвенную информацию, можно будет определять состав пласта и понимать – находимся мы в нужной толще или вышли за ее пределы и должны срочно скорректировать направление движения.

Проект «Умное бурение» тестируется пока только в пилотном варианте на ряде месторождений «Газпром нефти».

Что касается технологий заканчивания скважин, то здесь роль цифровых методов существенно возрастает, так как сама по себе технология заканчивания – очень дорогостоящая вещь. Цифровые технологии именно в этом сегменте бурения пока еще не внедряются широко, но перспективы для их применения есть, и большие.

Первое и самое быстрое, что можно сделать, – создать геомеханические модели. Мы можем в данном случае применять также метамоделирование или машинное обучение, чтобы геохимическая модель работала в реальном режиме и могла в любой момент давать информацию из скважины.

Второе направление – поиск оптимального заканчивания на основе лучших практик. Допустим, мы уже пробурили тысячу скважин и где-то получили оптимальное заканчивание (которое при минимальной скорости при одинаковых свойствах пласта дает лучшие показатели работы скважины), а где-то оно было наиболее удачным. Соответственно, мы можем, описав прошлый опыт с помощью графиков и многомерных моделей, совместить его с лучшими результатами практики на других объектах, в том числе других компаний. Тем самым модель будет постоянно оптимизироваться.

Везде, где стоит задача оптимизации чего-то бы то ни было, цифровые решения идут всегда впереди прочих. В конце первого квартала 2018 года в ходе реконструкции скважины на Южно-Приобском месторождении «Газпромнефть-Хантос» (ХМАО) было завершено бурение бокового ствола с горизонтальным окончанием длиной более 700 метров, что является рекордным показателем для компании. Общая длина скважины составила 3,6 тыс. метров.

Беседовала Ирина Роговая

Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > oilcapital.ru, 22 мая 2018 > № 2684986 Борис Белозеров


Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов

Балтийский флот: курс на обновление

Военные моряки успешно выполняют все поставленные перед ними задачи.

315 лет назад, 18 мая 1703 года, отряд из 30 шлюпок с экипажем из солдат Преображенского и Семёновского полков под командованием Петра I после жаркого абордажного боя захватил в устье Невы шведскую шняву «Астрильд» и бот «Гедан». В честь этого события Пётр I повелел выбить медаль со словами «Небываемое бывает». Таким образом на свет появился самый старый из флотов России – Балтийский. Сегодня флотом командует вице-адмирал Александр Носатов, с которым беседует корреспондент «Красной звезды».

– Александр Михайлович, Балтийский флот начался со слов «Небываемое бывает», с тех пор моряки-балтийцы неоднократно подтверждали, что невозможное – наша работа. Сегодня вам часто приходится ставить перед подчинёнными сложные, неординарные задачи?

– Калининградская область – особый регион из-за его геополитического положения. И балтийцам приходится решать регулярно непростые задачи. Например, в январе этого года в базу вернулись из дальнего похода корветы «Бойкий» и «Сообразительный». В ходе несения боевой службы корабли впервые вышли в Индийский океан. Сегодня мы способны ответить на любую современную угрозу, защитить политические и экономические интересы России как в регионе, так и за его пределами.

– Балтийский флот каждый год пополняется новыми кораблями и самолётами, юбилейный, 2018 год не станет исключением?

– Последнее десятилетие Балтийский флот держит курс на обновление. Каждый год флот планово пополняется новейшими образцами вооружения и техники. Кроме этого, уже имеющаяся на вооружении техника проходит модернизацию и по своим параметрам соответствует времени.

В частности, за два последних года полное техническое перевооружение прошли ракетные части 11-го армейского корпуса и Балтийской военно-морской базы. У нас успешно эксплуатируются береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион», способные эффективно противостоять любым угрозам с моря, новейшие мобильные комплексы «Искандер-М», поступившие на вооружение армейского корпуса флота. В этом году мы продолжим принимать новую технику: зенитные ракетные комплексы С-400 усилят возможности группировки ВВС и ПВО, а в состав соединения ракетных кораблей войдёт новый МРК проекта 22800 «Ураган», способный нести крылатые ракеты «Калибр». Помимо этого, в программе перевооружения запланировано поступление двух больших гидрографических катеров, а авиаторы флота получат новые самолёты Су-30СМ и вертолёты Ка-27М.

– Флот – это не только техника, но и люди, которые на ней служат. Как сегодня обстоят дела у моряков-балтийцев в бытовом плане?

– Для того чтобы качественно выполнять учебно-боевые задачи, для личного состава должны быть налажены качественный быт и система обеспечения флотских мероприятий. Мы постоянно совершенствуем инфраструктуру соединений и частей, ведётся строительство нового и капитальный ремонт действующего казарменного фонда, столовых для личного состава, хранилищ и укрытий для техники и вооружения. Кроме этого, мы продолжаем строительство нового служебного жилья и модернизируем так называемый вторичный фонд служебных квартир и общежитий для офицеров и военнослужащих по контракту.

Ни для кого не секрет, что Балтийское море – одна из крупнейших площадок в нашей стране для кораблестроения, испытания новейших кораблей и морского оружия для ВМФ России. Моряки-балтийцы постоянно участвуют в процессе их освоения и качественно выполняют эту ответственную задачу. Поэтому с уверенностью говорю, что за морскую выучку личного состава кораблей, подводных лодок и вспомогательных судов флота я спокоен.

– Последние годы в Вооружённых Силах РФ резко интенсифицировалась боевая подготовка, что в этом плане ожидает ваших подчинённых?

– До конца года нам предстоит принять участие в нескольких десятках мероприятий боевой подготовки различной направленности. Корабли и суда флота ждут дальние походы в Атлантику, Арктику, Восточное Средиземноморье, Индийский и Тихий океаны. В настоящее время учебный корабль Балтийского флота «Перекоп» с курсантами на борту пересёк Индийский океан, осуществил несколько визитов в порты Шри-Ланки, Индонезии, Папуа-Новой Гвинеи, принял участие в международных многонациональных учениях гуманитарной направленности в Тихом океане «Комодо-2018». Ещё одним важным мероприятием станет проведение на полигоне Хмелёвка в июне этого года армейского этапа конкурса по профессиональной выучке «Морской десант».

– С какими результатами подошли к 315-й годовщине флота моряки-балтийцы?

– Экипажи кораблей Балтийского флота регулярно отрабатывают курсовые задачи в море, несут боевые вахты в различных районах Мирового океана. В общей сложности в зимнем периоде корабли и подводные лодки выполнили более 700 мероприятий боевой подготовки. В частности, корабельные силы флота выполнили более 200 боевых упражнений с практическим применением ракетного, артиллерийского, торпедного и минного оружия. Корабли флота сдали порядка 100 курсовых задач в море, выполнили около 130 ракетных и артиллерийских стрельб, 20 минно-торпедных упражнений. Подготовлено несколько ударных, тральных и десантных корабельных тактических групп.

Части и соединения 11-го армейского корпуса Балтийского флота провели более 1000 боевых стрельб в составе подразделений, свыше 800 стрельб из стрелкового оружия, выполнили более 300 упражнений по вождению боевых машин и специальных автомобилей. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года интенсивность боевой учёбы подразделений армейского корпуса возросла на 15 процентов.

Самолёты и вертолёты морской авиации Балтийского флота увеличили общий налёт по сравнению с прошлым годом на 15 процентов. 85 процентов лётного состава Балтийского флота имеют различные степени классности.

В рамках подготовки к АрмИ-2018 команды Балтийского флота приняли участие в 20 конкурсах профессионального мастерства, в 19 из них – заняли первые и призовые места.

По итогам зимнего периода лучшим объединением флота признана Балтийская военно-морская база. Среди корабельных соединений отмечено соединение десантных кораблей Балтийского флота. Среди надводных кораблей лучшими стали корвет «Бойкий», малый противолодочный корабль «Кабардино-Балкария», большой десантный корабль «Королёв», малый ракетный корабль «Зелёный Дол», морской тральщик «Александр Обухов» и судно связи «Адмирал Фёдор Головин». Кроме того, лучшим в 11-м армейском корпусе признано ракетное соединение, в морской авиации – истребительная эскадрилья Су-27, в соединении противовоздушной обороны флота – 183-й зенитный ракетный полк.

В летнем периоде обучения Балтийский флот ждут не менее масштабные задачи, включая дальние походы кораблей в районы Средиземноморья, Тихого океана и Арктики, а также участие над-водных кораблей и судов Балтийского флота в плановых мероприятиях боевой подготовки. При этом интенсивность выходов кораблей в море в летнем периоде обучения значительно возрастёт.

– Что вы хотели бы пожелать личному составу старейшего флота России в день его 315-летия?

– Желаю балтийцам и впредь оставаться верными традициям основателя нашего флота – Петра I: любить морскую службу, быть преданными своей стране и воинскому долгу. Служба на Балтике – огромная ответственность, но я уверен, что мы с честью пронесём Андреевский флаг на всех морях и океанах, куда Родина направит корабли Балтийского флота.

Тимур ГАЙНУТДИНОВ, «Красная звезда»

Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов


Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников

Что ждать?

Изменение ставок сбора за пользование водными биоресурсами не ударит критически по экономике крупных предприятий, за исключением краболовных, считает представитель ООО «УК НОРЕБО» Сергей Сенников. В то же время, по его мнению, принятие законопроекта в нынешнем виде может повлечь проблемы фискального характера для рыбаков.

– Сергей Александрович, какие цели, по-вашему, преследуют эти поправки?

– Предлагается реализовать поручение президента России в рамках общей оптимизации системы налогообложения. Дебаты вокруг изменения ставок сбора длятся далеко не первый год. Много обсуждалась, в частности, дифференциация ставки в зависимости от того, поставляется ли продукция в Россию или на экспорт. Такие поправки были предложены еще в конце 2014 года. Однако они не получили поддержки из-за недостаточной проработки.

Предложенные изменения реализуют, по сути, два основных механизма. Во-первых, это постепенное повышение ставок сбора, а во-вторых – инструменты по дополнительным льготам и возможности налогового вычета при соблюдении определенных условий. В общем, такой подход представляется весьма оправданным и более успешным по сравнению с предложениями 2014 года.

– Насколько новые сборы будут обременительны для предприятий?

– Для крупных предприятий увеличение сборов не должно резко ухудшить экономические показатели. Однако для компаний, добывающих крабов, нагрузка будет существенной.

– Многие ли предприятия попадут под льготы?

– Все зависит от того, как предлагаемые льготы будут реализовываться на практике. Преференцией для градо- и поселкообразующих российских рыбохозяйственных организаций смогут воспользоваться немногие. Но эта норма и не предназначается для широкой поддержки добывающих предприятий, она поможет практически адресно поддержать самые уязвимые компании.

Что же касается права на вычет, то все зависит от перечня продукции, который должно разработать и утвердить Правительство РФ. Без анализа проекта такого нормативного правового акта оценить эффективность этого механизма невозможно. Например, если в список не попадут уловы водных биоресурсов в живом и охлажденном виде, то это может ударить по «прибрежникам», которые сдают добычу для переработки на береговые предприятия.

– Но ведь «прибрежники» все равно смогут претендовать на вычет, поскольку поставляют уловы на внутренний рынок?

– Да, но, во-первых, они потеряют в размере вычета – 50% против 85%. Во-вторых, непонятно, будет ли им положен этот вычет, если их уловы после переработки пойдут на экспорт. А если «охлажденка» будет в перечне правительства, то право на вычет возникает на основании производства этой продукции. Куда и зачем она продается, не имеет значения.

– Есть ли экономический смысл добиваться перевода бизнеса в льготный режим: вкладываться в муниципальные образования, приобретать оборудование для глубокой переработки или строить новые суда?

– Многое зависит от конъюнктуры рынка рыбопродукции. С одной стороны, государство заинтересовано в увеличении глубины переработки для производства продукции с высокой добавленной стоимостью в России, а также насыщении ею отечественного рынка. Но, с другой стороны, нужно наполнять бюджет. Для этого может быть более эффективной работа на иностранных рынках, где цену определяет спрос на тот или иной вид рыбной продукции, в том числе на сырье. В результате можно оказаться в ситуации, когда, например, резко увеличив производство филе минтая блочного, мы сделаем этот вид продукции дешевле как в России, так и за рубежом. Тогда экономические показатели рыбодобывающих компаний будут ухудшаться, а это повлечет снижение налоговых отчислений, уменьшение инвестиций в развитие предприятий и обновление флота. Поэтому многое будет зависеть от экономической целесообразности.

Что касается вычета за использование нового судна, то он не окажет принципиального воздействия на решения компаний строить суда на российских верфях за пределами программы инвестквот, но может стать дополнительным стимулом – при наличии более существенных мер поддержки.

– Видите ли вы какие-то потенциальные проблемы в предложенном законопроекте?

– Проблемы могут возникнуть из-за нечеткости формулировки вычета для предприятий, реализующих продукцию на внутреннем рынке. Из предлагаемой нормы не совсем понятно, кому такая продукция должна быть реализована и для каких целей.

Например, если в перечень правительства не будет включена рыба мороженая (не филе), то рыбопромысловая компания, продавшая эту продукцию покупателю на территории России, получит право на вычет. Однако если эту продукцию без какой-либо переработки потом продадут на экспорт, то эффект от такого регулирования теряется. В результате могут возникнуть компании-посредники по покупке и продаже продукции на экспорт для получения налогового вычета.

С другой стороны, представьте, что рыбодобывающая компания продала свою продукцию на территории России даже для последующей переработки и реализации на внутреннем рынке. Но вместо этого покупатель продал приобретенное сырье для переработки в Европу или Китай. В этом случае достаточно высок риск, что ФНС России будет привлекать продавца (рыбопромысловую компанию) к ответственности за незаконно полученный вычет.

Аналогичная практика имела место ранее в несколько другом правовом контексте, когда компании привлекали к миллионным штрафам за продажу прибрежных уловов российским покупателям для последующей переработки, а те вместо переработки продавали рыбу на экспорт. Ответственность возлагали на рыбаков, хотя они никак не контролировали ни проданную рыбу, ни действия покупателей. Хотелось бы в этот раз избежать такой криминализации работы рыбаков из-за несовершенства налогового законодательства.

– В результате повышения сбора не придется ли поднимать цены на продукцию?

– Ставки для минтая Охотского моря остаются без изменений, на минтай других районов увеличиваются на 15%. Ставка на тихоокеанскую треску увеличивается на 27%, а на атлантическую – на 14%. Несколько удивляет увеличение ставки на пикшу на 23%. Существенно увеличиваются ставки на палтусов – от 80% на Северном бассейне, до 260% на Дальневосточном. Резко поднимается ставка на кальмар: +680% (с 500 до 3900 рублей), хотя основной рынок сбыта продукции из кальмара – Россия.

Очевидно, что любое увеличение фискальной нагрузки на бизнес приведет к росту себестоимости продукции. И это отразится на ценах, по которым рыбную продукцию продает производитель. Увеличение оптовых цен, скорее всего, приведет и к повышению цены в магазине, так как дистрибьюторы и торговые сети не захотят снижать свою маржинальность.

Однако все расходы полностью переложить на конечного потребителя, по крайней мере в России, не получится, так как покупательная способность населения сейчас далека от желаемой. Какой-то рост цен возможен, но на российском рынке он будет весьма ограничен. Скорее возможно вытеснение менее качественной продукцией более качественной в одной категории товара.

Отмечу, что положительно на ценообразовании могут сказаться возможности по получению льгот и вычетов. Если механизм стимулирования поставки на российский рынок, заложенный в поправки, будет работать эффективно, то роста цен можно избежать.

Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников


Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Химпром > neftegaz.ru, 11 мая 2018 > № 2685466 Андрей Клейменов

Катализаторы: лучше, дешевле, свои.

Интервью начальника управления научно-технического развития дирекции нефтепереработки Газпром нефти А. Клейменова.

Регенерация каталитической активности

- Андрей Владимирович, расскажите о приоритетных направлениях НИОКР Газпром нефти. Что стоит на повестке дня в 1ю очередь?

- Как известно, у нас есть утвержденные стратегические ориентиры до 2025 г. К этому времени мы должны занять лидирующие позиции в катализаторном бизнесе, внедрить собственные технологии и закрепиться в роли лидера в разработке принципиально новых продуктов и технологий. Среди них - катализаторы каталитического крекинга, катализаторы гидрогенизационных процессов, технология реактивации.

- В чем вы видите ключевое преимущество компании при развитии катализаторного направления?

- В том, что мы не только разрабатываем, но и сами же испытываем все технологии на собственных активах. Это позволяет убедиться в высокой степени достоверности полученных результатов, в том, что новая технология повысит эффективность производства. Во время испытаний мы получаем объективную информацию, насколько перспективна технология и насколько оперативно ее можно внедрить в производственные процессы.

- Расскажите про катализатор олигомеризации. В чем его преимущество?

- Он был разработан совместно специалистами Газпром нефти и компании УНИСИТ. В этом году успешно закончились промышленные испытания нового катализатора олигомеризации. Опытный пробег показал, что по техническим характеристикам он превышает показатели подобных катализаторов, представленных на российском рынке. Разработанный катализатор гарантированно демонстрирует увеличенный межрегенерационный пробег, в 2,5 раза в сравнении с аналогом. Выход олигомеризата увеличен на 30%.

При этом октановое число олигомеризата составляет более 93 пп.

- Сейчас уже можно оценить экономический эффект от использования этого катализатора?

- Да, достигнутый экономический эффект на одной установке Московского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) за год, по предварительным оценкам, составил более 180 млн рублей. Важно и то, что типичный катализатор олигомеризации после месячного пробега требует регенерации, чтобы восстановить каталитическую активность. Срок эксплуатации разработанного нами катализатора между регенерациями составляет 55 дней. Общий срок службы катализатора увеличен с 2,5 до 5 лет. Соответственно, это сильно повлияет на эффективность технологии.

Эксперименты на Омском НПЗ

- Расскажите про ароформинг. Что это за технология?

- Ароформинг шагает по планете - похожие технологии интенсивно развиваются в КНР, ОАЭ и особенно в США, например в Хьюстоне. Здесь надо понимать, что время открытий закончилось, изобрести что-то новое сложно. Потому иногда имеет смысл входить в уже существующие и эффективные на рынке технологии, а взамен за введение в патентообладатели - нести расходы на коммерциализацию, продвижение. С ароформингом получается именно так.

В перспективе установка ароформинга на Омском нефтеперерабатывающем заводе сможет выпускать 450 тыс т высокооктанового компонента автомобильного бензина в год.

- Компонент будет называться «ароформат»? Каковы преимущества технологии?

- Да. Ароформинг, кстати, - зарегистрированное товарное наименование. Важно сразу обозначить, что в составе катализатора ароформинга не содержатся платиноиды. Есть вероятность использовать сырье нашей каталитической фабрики в качестве сокомпонентов для этого катализатора. Давление небольшое - 5-10 атмосфер, в разы меньше, чем в риформинге. Оборудование более легкое и дешевое. Катализатор ароформинга перерабатывает фракции с преобладанием углеводородов С 7, которые не подходят для переработки классическими методами вроде каталитического крекинга или риформинга. Они низкомаржинальные, потому что нет разумных методов их переработки. Приходится лить их в бензин газовый стабильный, где очень много низкооктановых компонентов и дальнейшая переработка затруднена.

А ароформинг как раз позволяет получить из низкомаржинального продукта высокооктановый товарный бензин с низким содержанием бензола и серы. Другими технологиями такое низкооктановое топливо не переработать.

Восстановление на 100%

- Если говорить про самые востребованные рынком катализаторы каткрекинга и гидроочистки, какова их дальнейшая судьба? Каковы приоритеты НИОКР?

- Основной приоритет - катализаторы каткрекинга (FCC), очень высокой степени готовности, с реальным экономическим эффектом. Будем двигаться в сторону уменьшения содержания серы в продуктах, к экологическим стандартам Евро-6 и, возможно, даже выше. В мире уже идет проработка этих стандартов, и мы должны быть готовы.

У некоторых заводов существуют определенные преимущества - и катализаторы FCC могут их подчеркнуть, если рационально адаптировать композицию катализатора под задачи потребителя. Допустим, для сербской компании НИС мы разрабатывали и специально подбирали катализатор, который позволил получить меньше газа и бензина, но больше керосина и дизельного топлива. Что, безусловно, оказалось востребованным на рынке Сербии и позволяет повысить экономическую эффективность.

В области катализаторов гидрокрекинга мы также активно развиваемся. Получили очень хорошие первые результаты - на уровне зарубежных аналогов. Будем двигаться дальше, в том числе обеспечим пакетную загрузку катализаторов на двухстадийный гидрокрекинг, который сейчас активно распространяется в мире и в перспективе окажется и на крупных заводах России.

- А если говорить о катализаторах гидроочистки?

- По гидроочистке мы наблюдали хороший эффект при применении технологии реактивации катализатора гидроочистки дизельного топлива, разработанной компанией совместно с Институтом катализа СО РАН. Взяли отработанный катализатор с установки гидроочистки Омского нефтеперерабатывающего завода, провели окислительную регенерацию, то есть удаление углеродистых соединений, осаждающихся на поверхности катализатора в процессе гидроочистки дизельного топлива. Потом провели процедуру реактивации - восстановления активных центров специальными реагентами. Промышленная партия катализатора глубокой гидроочистки дизельного топлива, реактивированная по разработанной технологии, показала высокую эффективность - на уровне свежего катализатора - на установке Л-24-6 Омского НПЗ в рамках производственной программы. Реактивированный катализатор продемонстрировал необходимую стабильность и устойчивость при изменяющихся условиях технологического процесса и свойств перерабатываемого сырья (в сырье вовлекалось до 11% газойля каталитического крекинга) с мая 2016 года по апрель 2017-го, обеспечив выпуск дизельного топлива Евро-5.

Срок службы - до 8 лет

- Недавно была разработана технология производства катализатора риформинга стационарного слоя. Расскажите об этой технологии.

- Ее разработчиком выступил омский Институт проблем переработки углеводородов (СО) РАН (ИПГТУ СО РАН). Первую опытную партию в количестве 15 т произведут на Ангарском заводе катализаторов в 2018 году. Преимущество данного катализатора - снижение ароматических углеводородов на 4-5% по сравнению с импортными и отечественными аналогами. Стартовые рабочие температуры также значительно ниже - на 10-15 градусов. Октановое число - на уровне 95-96 пп. Таким образом, качество конечного бензина повышается, суммарная ароматика снижается, а выход риформата остается на уровне импортных аналогов.

В настоящее время подана международная заявка с целью защиты прав компании на международном рынке (в 150 странах). Срок службы катализаторов риформинга - до восьми лет. В 2019 году планируется опытно-промышленный пробег на установке Л-35-11/300 на Московском НПЗ.

- В целом опыт сотрудничества с ИППУ СО РАН стоит признать успешным?

- ИППУ СО РАН - наш стратегический партнер в сфере разработки, производства и применения катализаторов крекинга. Благодаря такому партнерству «Газпром нефть» регулярно обновляет производственный ряд катализаторов кат- крекинга, обеспечивая растущие потребности рынка. В ходе заседания научно-технического совета блока логистики, переработки и сбыта «Газпром нефти» в декабре прошлого года было подписано генеральное соглашение: «Газпром нефть», «Газпромнефть-ОНПЗ», «Газпромнефть - Каталитические системы» и ИППУ СО РАН договорились о сотрудничестве в области разработки высокоэффективных катализаторов каталитического крекинга для НПЗ компании и ее катализаторного бизнеса до 2025 года.

Катализаторы малой категории

- На заводах Газпром нефти существуют ведь не только процессы гидроочистки, но еще и гидрооблагораживания сырья?

- Верно. В октябре на Омском НПЗ стартовал опытно-промышленный пробег нового катализатора изодепарафинизации ГИП-14, разработанного в рамках НИОКР для выпуска дизельных топлив зимних и арктических сортов. В рамках производственной программы катализатор обеспечивает выпуск дизельного топлива зимнего, соответствующего ГОСТ 55475-2013 с предельной температурой фильтруемости в диапазоне −42...-44 °С (при норме −38 °С). Проект выполнен в рамках программы импортозамещения в кооперации ОНПЗ/ВНИИ НП, полученный катализатор не содержит драгметаллов, и при его использовании дизельное топливо получается с требуемыми низкотемпературными свойствами в более мягких условиях по сравнению с импортным аналогом.

- А что скажете по поводу «второстепенных» катализаторов, так сказать, малой категории?

- Если мы, например, разработаем катализатор, который позволит нам вместо всей суммы ксилола получать хотя бы в 2 раза больше параксилола, это будет замечательно!

Подводя итоги, можно сказать, что мы будем стремиться к тому, чтобы уже через несколько лет компания была практически полностью обеспечена собственными катализаторами. Что в конечном счете приблизит и независимость отечественной нефтепереработки от внешних поставщиков по основным катализаторам.

Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Химпром > neftegaz.ru, 11 мая 2018 > № 2685466 Андрей Клейменов


Россия. СЗФО > Леспром > lesprom.com, 10 мая 2018 > № 2708955 Алексей Кудрявцев

Интервью генерального директора ГК «Титан» Алексея Кудрявцева

Систему оценки платы за леса надо совершенствовать. Необходимо создать оптимальную финансово-экономическую модель лесного комплекса на основе новых подходов формирования платы за использование лесов.

– Сколько древесины заготовила компания в 2017 г.?

– В 2017 г. леспромхозы холдинга и наши подрядчики – компании малого и среднего бизнеса – заготовили суммарно 2,2 млн м3, что больше уровня прошлого года. Вывезено 2 млн м3 древесины. И это несмотря на аномально высокий уровень осадков и теплую погоду, не благоприятствующие лесозаготовке. Доля хвойной древесины составляет 76%, лиственной – 24%.

– Насколько полно используется расчетная лесосека в лесах, находящихся в аренде у компании? Какой объем древесины компания планирует заготовить в 2018 г.?

– Увеличение объемов лесопользования, связанное с обслуживанием лесов, предоставленных Архангельскому ЦБК и «Лесозаводу 25» для реализации приоритетных инвестиционных проектов, требует наращивания мощностей. План заготовки на текущий год предусматривает 2,7 млн м3, в том числе собственными лесозаготовительными предприятиями – 2,6 млн м3. Мы будем стремиться к его выполнению, даже несмотря на возможные природные катаклизмы.

– С какими основными проблемами приходится сталкиваться в процессе заготовки и как компания их решает?

– Основная проблема – это непростые погодные условия (дождь, снег, мороз и т.д.), на которые мы повлиять не можем. Также осложняет работу разрозненность лесфонда, большая удаленность мест заготовок от населенных пунктов, отсутствие дорог, нехватка квалифицированных кадров.

– Поставляете ли вы древесину на экспорт?

– Нет, на экспорт мы не работаем. Наш холдинг поставляет лесосырье только на Архангельский ЦБК и три участка ЗАО «Лесозавод 25».

– Как вы оцениваете обеспеченность сырьем предприятий в Архангельской обл.?

– Доступных лесов мало, и изыскание свободных лесных участков представляет собой сложную задачу. Например, заявки «Лесозавода 25» на лесфонд, необходимый для реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, не были удовлетворены в полном объеме. В результате складывается дефицит пиловочного сырья. Для производства качественного сортимента необходима хвойная лесосека. Имеет также значение средний диаметр ствола. А тенденции таковы, что и лиственные запасы древесины в лесах увеличиваются, и средний диаметр древостоев уменьшается. Дальнейшее развитие мощностей по лесопилению в Архангельской обл. и строительство новых лесозаводов приведут к риску оставить всех без сырья. Период роста дерева для выработки пиловочника более длительный, чем для выращивания балансовой древесины. Поэтому требуется интенсивное восстановление хвойных лесов, в чем лесопользователи, конечно, заинтересованы и готовы принимать участие.

– Какие могут использоваться меры для увеличения доступности сырья в регионе?

– Со стороны государства нужны более активные действия в части актуализации сведений о лесах. Остро необходимо качественное проведение лесоустройства, которое дает истинную картину о породном и размерно-качественном составе насаждений в разрезе каждого лесничества и лесного участка. По его результатам можно будет уже планировать объемы сплошных рубок и рубок ухода за лесами, а также более эффективно проводить лесовосстановительные мероприятия.

– Какой объем инвестиций запланирован в 2018 г. в развитие заготовки древесины, в какие направления деятельности будут направлены инвестиции?

– Объем инвестиций, которые мы планируем вложить в развитие лесозаготовок в текущем году, составляет 2 млрд руб. Инвестиции направляются на поддержку существующих мощностей, в освоение инвестиционного лесного фонда «Лесозавода 25» и Архангельского ЦБК, где ГК «Титан» оказывает услуги по заготовке древесины. Главным образом средства пойдут на поддержание технических мощностей лесозаготовительных предприятий, увеличение парка техники для наращивания объемов заготовки, усовершенствование технологии лесозаготовительного процесса и изменение технологии дорожного строительства. Кроме того, в 2018 г. значительные средства будут вложены в улучшение бытовых условий работников вахтовых поселков (приобретение комфортабельных, сертифицированных вагон-домов). Создание комфортных условий проживания операторов, при которых возможен полноценный отдых, позволяет повысить производительность труда. При ведении лесозаготовительных работ акцент делается на технологии рубок в строгом соответствии с правилами FSC, а именно — сохранении разновозрастной структуры древостоя, устойчивости древостоя и продуктивности, почвенного плодородия и т.д. Общая площадь выборочных рубок у группы компаний «Титан» в 2017 г. составила более 3 645 га лесного фонда, или более 212 тыс. м3.

Холдинг является одним из лидеров по объему лесовосстановительных работ в России. В 2017 г. на воспроизводство лесов было направлено более 30,1 млн руб. Специалисты «Титана» провели лесовосстановительные работы на площади более 14,5 тыс. га.

На предприятиях холдинга в настоящее время внедрена и усовершенствуется спутниковая система контроля за работой техники, которая позволяет посекундно в течение суток отследить работу машин в условиях лесосеки. Экономика любого лесозаготовительного предприятия прямо пропорционально зависит от выхода пиловочника и фанерного кряжа, поэтому при заготовке оператор харвестера должен произвести наиболее рациональный раскрой, при котором из ствола получится выкроить как можно больше дорогостоящих сортиментов. Сегодня любое изменение в технологическом процессе связано как с повышением профессионального уровня работников холдинга, так и с необходимостью вложений в дополнительное вспомогательное оборудование, инфраструктуру, которая минимизирует простои. И конечно, говоря о районах присутствия, следует отметить инвестиции в поддержку социальной сферы Пинежского, Устьянского, Вельского, Холмогорского, Верхнетоемского и Няндомского р-нов, на нужды которых в прошлом году было выделено около 100 млн руб.

– Какой объем лесных дорог планируется построить в 2018 г.? Сколько было построено в 2017 г.?

– В лесную инфраструктуру ГК «Титан» инвестирует серьезные средства. В 2017 г. лесозаготовительные предприятия построили 148,04 км дорог круглогодичного действия и около 663 км зимних дорог, что больше предыдущего года в 1,5 раза. В этом году мы планируем увеличить эти показатели на 20–25%.

– Какие мероприятия лесовосстановления запланированы на 2018 г.?

– В первую очередь мы не можем отступать от норм, установленных лесным законодательством. Заготовка древесины ведется в строгом соответствии с регламентами, правилами и проектами освоения лесов. Применяются самые прогрессивные техники и технологии, разработанные зарубежными производителями. Леспромхозы оснащены современными многооперационными комплексами сортиментной заготовки древесины. Важнейшим элементом освоения лесов является политика ответственного лесопользования. Все лесозаготовительные предприятия ГК «Титан» активно участвуют в добровольной лесной сертификации по стандартам FSC, где существуют жесткие требования к сохранению биоразнообразия и моратории на рубки на особо защищаемых участках. Мы сотрудничаем с российскими и международными экологическими организациями по сохранению малонарушенных лесов. Серьезное внимание уделяем лесовосстановлению, начинаем работу по внедрению принципов устойчивого использования и воспроизводства лесов в рамках пилотного проекта Рослесхоза. Конечно, есть свои особенности в лесопользовании. Что возможно и целесообразно на лесных участках юга области, плохо приживается в северных массивах. Поэтому отбираем для работы лучшие практики и адаптируем их под свои условия.

– В качестве пилотного проекта холдинга по автоматизации в «Карпогорылес» произведена замена топливораздаточных колонок на автоматические. Каков был экономический эффект от этого нововведения?

– Несколько миллионов рублей в год. Во-первых, все заправки автоматически загружаются в 1С, что дает полный контроль. Во-вторых, исключен человеческий фактор, что соответственно исключает возможность субъективных ошибок. В-третьих, существенная экономия на ФОТ – до 1 млн руб. в год. Наконец, заправиться можно теперь в любое время суток. То есть этот проект позволил нам минимизировать ряд параметров в операционной деятельности.

– Каковы цели программы «Территория роста»? Какие контрольные показатели планируется достичь в результате ее реализации?

– Главных целей три: профориентационная работа со студентами, формирование кадрового резерва для группы компаний «Титан» (по должностям инженер по лесосырьевым ресурсам, инженер по лесфонду, мастер на лесосеке, механик, механик на выпуске техники) и привлечение молодых специалистов. Реализация этой программы должна нам дать новых командных игроков-профессионалов. Мы уверены, что нам удастся пополнить «Титан» новыми сотрудниками, разделяющими наши ценности и задачи. HR-алгоритм довольно сложный, но, с нашей точки зрения, эффективный: через конкурсный отбор лучших студентов, прохождение производственной и преддипломной практики на базе наших лесозаготовительных предприятий до трудоустройства на предприятия ГК «Титан».

– Как отразится на реализации Стратегии развития ЛПК до 2030 г. увеличение ставок платы за аренду лесных участков на 44%?

– В Стратегии развития лесного комплекса Российской Федерации до 2030 г. указаны риски, которые могут препятствовать достижению ее целей. В том числе регуляторные, касающиеся изменений законодательства. Если ставки арендной платы за древесину на корню будут и дальше так расти, то у арендаторов просто не хватит средств для обновления техники, строительства лесных дорог и выполнения лесохозяйственных мероприятий. Утратится главное преимущество российских производителей – конкурентная цена лесобумажной продукции. Кроме того, из-за роста стоимости сырья лесоперерабатывающие предприятия будут ограничивать финансирование программ развития. Возникнут риски невыполнения приоритетных инвестиционных проектов. При этом частные инвестиции названы ключевым инструментом реализации Стратегии в сфере промышленности. В этом документе среди основных мероприятий, запланированных для решения поставленных задач, значится создание оптимальной финансово-экономической модели лесного комплекса на основе новых подходов формирования платы за использование лесов. Это и нужно делать в первую очередь – совершенствовать систему оценки платы за леса.

– Возврат лесных конкурсов упростит получение компаниями лесных участков?

– Пока трудно сказать, насколько проще будет приобрести лесные участки через участие в лесном конкурсе. В Лесном кодексе сказано, что Правительство Российской Федерации должно утвердить порядок проведения и требования к участникам конкурсов, а также определить виды производимой заявителем продукции, подпадающие под критерий «глубокая переработка древесины». Кроме того, нужно разработать методику оценки объемов потребности в древесине, которые дополнительно запрашивает переработчик. Проекты необходимых документов разработаны Минприроды РФ и прошли общественное обсуждение. После их доработки и утверждения будет понятен механизм участия в конкурсах. Пока следует, что допуск к конкурсам свободен для всех хозяйствующих субъектов независимо от организационно-правовой формы. Только нужно доказать, что есть дефицит сырья.

– Каково ваше мнение относительно повышения Минпромторгом требований к проектам для получения статуса приоритетного?

– То, что порог вхождения в перечень приоритетных увеличен до 500 млн руб. для модернизации и 750 млн руб. для нового строительства, – правильно. С 2008 г., когда было принято первое постановление Правительства РФ №419, стоимость валюты изменилась, и цены на оборудование и технику сейчас другие. Кроме того, статус приоритетного признается на российском уровне, что изначально говорит о необходимости соответствовать масштабу. Мелкие проекты – больше региональный уровень, и лес они могут получать как раз через лесные конкурсы.

Вызывают сомнения некоторые новации постановления №190. Согласно новым требованиям, нельзя заключить договор аренды лесного участка, предоставленного для реализации инвестиционного проекта, ранее срока, установленного проектным графиком. А если изменились рыночные условия, если появилась возможность приступить к освоению участка ранее, чем планировалось год назад? Чем раньше начнется заготовка древесины, тем быстрее участок будет приносить доход государству, в том числе в виде арендной платы.

В договор аренды должно включаться требование о возможности заготовки древесины в полном объеме за шесть месяцев до ввода в эксплуатацию нового производства. Непонятно, требование это или возможность. Если первое, то даже Лесным кодексом не установлено обязательство по полному освоению расчетной лесосеки. Если говорить о возможности, то под новые проекты лесфонд чаще передается в отдаленных массивах с неразвитой дорожной сетью даже общего пользования, не говоря о лесных дорогах. Очень сложно добиться показателей 100%-го освоения лесосеки за два-три года.

Льгота по оплате за древесину на корню будет предоставляться только с момента введения лесоперерабатывающих мощностей в эксплуатацию на период, привязанный к объему инвестиций. Наверное, таким образом видятся гарантии исполнения обязательств заявителя проекта. Но смысл льготы в том, что она предоставляется для стимулирования инвестиций и создания комфортных условий инвестору в период максимальных финансовых затрат. Согласно законодательству инвестор, не реализовавший проект, в любом случае обязан вернуть льготу за лес через суд. Это разве не гарантия?

– Группа «Титан» принимает участие в формировании новых российских стандартов FSC. В чем они заключаются?

– Новый стандарт предъявляет дополнительные требования к компаниям в рамках разработки и оценки концепции МИР (Масштаб, Интенсивность, Риск) для каждого предприятия. Они должны быть определены для всей его деятельности, в том числе и ЛВПЦ (леса высокой природоохранной ценности). Кроме того, добавляется понятие СПОС (свободное предварительное осознанное согласие), суть которого направлена на необходимость сертифицированных компаний учитывать права местных сообществ и коренных народов с подкреплением этого соглашениями СПОС. Также большое внимание уделяется реализации сохранения МЛТ (малонарушенных лесных территорий) из категории ЛВПЦ 2 и определению пороговых значений сохранения данных территорий. Требования Motion 65 предполагают сохранение не менее 80% данных территорий. Положения версий нового стандарта допускают снижение процента сохранения площадей МЛТ до 50% и 30% при определенных усилиях компаний. Положения проекта стандарта на данный момент содержат формулировку продолжения действия ранее заключенных мораторных соглашений, заключенных до принятия нового национального стандарта. Много изменений касается порядка разработки лесосек, их примыкания, максимальной ширины. Часть аспектов касается установки положений для выполнения требований мозаичности территории.

– В 2016 г. выручка группы «Титан» и ее дочерних структур увеличилась на 21%. С какими показателями группа закрыла 2017 г. и с какими планирует закрыть 2018 г.?

– Выручка холдинга за 2017 г. составила 22,6 млрд руб. без НДС. По итогам текущего года мы ожидаем ее увеличение до 30 млрд руб.

– Каким вы видите дальнейшее развитие компании – органическим или путем приобретения новых активов?

– Однозначно органическим. Мы активнее инвестируем в наш лесозаготовительный бизнес, так как по основному профилю нашей деятельности глубина планирования более понятна – есть программа развития до 2025 г. Сейчас мы создаем еще один леспромхоз в Верхнетоемском р-не, который будет вести заготовку древесины на арендованных лесных участках с расчетной лесосекой 330 тыс. м3.

Биография:

Алексей Кудрявцев родился в 1980 г. в г. Архангельске. В 2002 г. с отличием окончил ПГУ им. Ломоносова по специальности «юриспруденция», в 2005 г. – Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «экономика управления на предприятии». В 2012 г. получил дополнительное образование в Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ по специальности «государственное и муниципальное управление». В 2001–2003 гг. работал в юридическом управлении ОАО «Северное морское пароходство». В 2003–2005 гг. – управляющий бизнес-направлением «Торговля и услуги» в группе компаний «Титан». С 2005 по 2014 г. занимал должность директора по материально-техническому снабжению АО «Архангельский ЦБК», одновременно с 2013 г. – директора по лесоснабжению холдинга «Титан». В 2006– 2014 гг. – возглавлял совет директоров ООО «Титан-Девелопмент». С декабря 2014 г. по настоящее время – генеральный директор ГК «Титан». Женат. Воспитывает четырех детей.

Справка:

Группа компаний «Титан» – один из крупнейших операторов лесосырья в СЗФО. Создана в 1990 г. В ГК «Титан» входят восемь лесозаготовительных предприятий, «Беломорская сплавная компания», а также «Лесозавод 25». Расчетная лесосека составляет 3,2 млн м³. ГК «Титан» обеспечивает занятость более 4 тыс. жителей Архангельской обл. Ежегодно налоговые платежи в бюджеты всех уровней, сборы во внебюджетные фонды превышают 1 млрд руб.

Россия. СЗФО > Леспром > lesprom.com, 10 мая 2018 > № 2708955 Алексей Кудрявцев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter