Всего новостей: 2354609, выбрано 338 за 0.128 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист ЮФО: Жилин Иван (55)Путин Владимир (50)Титов Евгений (40)Медведев Дмитрий (30)Жилкин Александр (26)Аксенов Сергей (19)Голубев Василий (17)Костюченко Елена (15)Хрестин Виктор (13)Тхакушинов Аслан (12)Чалый Алексей (12)Макаренко Виктория (11)Евланов Владимир (10)Козак Дмитрий (10)Орлов Алексей (10)Пахомов Анатолий (10)Гуськов Игорь (9)Меняйло Сергей (9)Савельев Олег (9)Ткачев Александр (9) далее...по алфавиту
Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 26 декабря 2017 > № 2437958 Олег Пономарев

Как сегодня живет российский Крым спустя три года «исхода» из Украины. Взгляд из Киева

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Последний раз я побывал в Крыму в июле 2015 года. Лето, курортный сезон, масса туристов, полное отсутствие мест не то что в гостиницах — раскладушки на ЮБК поставить было негде. В соответствии с высоким спросом Алушта, Коктебель и Ялта взвинтили цены на все едва ли не до небес. Но даже эта безумная дороговизна не остановила десятки и сотни тысяч туристов, в том числе и из Украины. Но, как говорится, все курортные города полгода работают, а полгода (может, меньше), отдыхают и живут за счет заработанного летом. Именно для «чистоты эксперимент» я вновь решил отправиться в Крым в декабре.

На территории Украины можно свободно рассчитываться российскими рублями

И вновь для своего путешествия я выбрал наиболее скандальный КПП «Чонгар». Именно отсюда украинские «патриоты» и националисты подрывали ЛЭП, ведущие в Крым, когда несколько дней города и поселки сидели без электроэнергии, и света не было даже в роддомах. Именно на этом участке границы проходила железнодорожная ветка на Джанкой, которую подорвали вместе с мостом. И именно на этом участке дороги количество желающих въехать в Крым давно превысило технические возможности пропускных пунктов. О том, что это стало сверхприбыльным бизнесом, и вовсе говорить не стоит — это нужно видеть.

Итак, последней железнодорожной станцией на украинской территории является ничем неприметный городок Новоалексеевка. Раньше все крымские поезда проходили мимо станции или останавливались на пару минут. Сегодня станция стала важнейшим перевалочным пунктом. Из Киева в Новолексеевку ежедневно ходит фирменный поезд №12, билеты на который раскупают в считанные дни. За час до прибытия в конечный путь, в Мелитополе, в поезд подсаживаются менялы, предлагающие купить рубли и российские сим-карты. Сервис построен таким образом, что буквально с поезда вас «снимают» местные и тащат к машинам и микроавтобусам. В основном весь этот бизнес держат крымские татары, сбежавшие в Херсонскую область. Если вы едете легковым автомобилем — то поездка с вещами вам обойдется в 200 гривен или 400 рублей. В микроавтобусе, забитом под завязку — 70 гривен или 140 рублей. 20 минут экстремальной езды по разбитым дорогам, минуя какие-то явно незаконные блокпосты и блиндажи с реющими над ними украинскими флагами, и вы оказываетесь перед последним украинским КПП.

Шум, гам, базар-вокзал, усеянные мусором обочины — так вы проходите к КПП, минуя придорожное кафе с терминалами пополнения счета мобильных телефонов. Здесь можно выпить отвратительный кофе, который уже продают в два раза дороже — за 15 гривен или 50 рублей. При этом на украинской территории никто не стесняется открыто рассчитываться за все российскими рублями. Полтора часа томительного ожидания под каким-то навесом, огороженным сеткой-рабицей, где даже невозможно присесть, и вот вы подаете в окошко какой-то будки свой паспорт. Пограничник что-то смотрит в компьютере, выписывает на талончик номер паспорта и без лишних вопросов, даже не досматривая вещи, отпускает вас на все четыре стороны. Еще минут десять вы идете по буферной зоне до моста, с одной стороны которого реет украинский флаг, а с другого — уже российский. Тут же вас поджидает раздолбанный микроавтобус, который за 20 рублей везет вас пару километров по степи к российскому КПП «Джанкой».

Российско-украинская граница: почувствуйте разницу

На самом КПП, бывшем когда-то административной границей АР Крым сохранился бетонный советский обелиск «Крым», а вот сразу за ним Россия с нуля построила действительно европейского образца пешеходно-автомобильный переход, но окруженный колючей проволокой и вышками. Как и на Украине, россияне не слишком озаботились о комфорте людей и ожидать своей очереди приходится под открытым небом в узком коридоре. Внутри просторного помещения уже все более цивильно и напоминает аэропорт. Стойки пограничников и сканирование вещей. Ввиду «обострения» ситуации на границе мужчинам, путешествующим в Крым в одиночку, уделяется внимание особое. Много вопросов о цели поездки, месте проживания и т.п. Кстати, в 2015 году проблем с прохождением границы было меньше. Сейчас же с российской стороны контроль стал куда более жестким и изнуряющим. Но! Ни хамства, ни унижения лично я на себе не прочувствовал. Поэтому, если вы ведете себя нормально и общаетесь, отношение к вам будет аналогичным.

И вот последние десятки метров — и я оказываюсь в Крыму. В отличие от Украины, на границе с крымской стороны, кроме вездесущих таксистов, вас ожидают автобусы едва ли не во все концы Крыма. 300 российских рублей, два часа пути и вы прибываете на Центральный железнодорожный вокзал Симферополя.

Кто помнит Крым, тот возможно и не увидит каких-то разительных перемен. Симферополь живет по старинке: тот же вокзал, те же дома. А вот часть легендарных троллейбусов Симферополь-Ялта заменили на современные. Еще что бросилось в глаза — в субботу местный Генбанк и еще пара отделений других банков были закрыты и поменять доллары на рубли я просто не смог. На вокзале Симферополя и в его округе попросту не было привычных для Украины обменных пунктов. Все расчеты только в банке!

Другой разительной переменой стало открывшееся в здании бывшего привокзального «Макдональдса» его российского аналога — «Авто-кафе». Весь ассортимент и меню до боли напоминает американский фаст-фуд, но уже с российским колоритом. Кто-то скажет, что «оккупационная» власть отобрала рестораны у «Макдональдса». С другой стороны, как говорят местные, компания ушла сама и три года рестораны стояли пустыми на балансе города и охранялись за счет бюджета. Более того, если в «Макдональдсе» полагали, что это их имущество — за аренду земли вообще-то нужно платить или разрывать контракт. Поэтому все обвинения в «отжиме» бизнеса этого фаст-фуда как минимум голословны.

Украина потеряла Крым не столько юридически, сколько ментально

Описывать в деталях некурортный сезон — дело абсолютно неблагодарное, да и не имеет смысла. Полуостров «спит», жизнь течет своим чередом и размеренно. Грандиозных изменений для тех, кто время от времени сюда приезжает, возможно, и не видно. А вот дух, беседы с местными и какие-то особые детали явны, и их можно уловить. Будучи честным до конца, стоит сказать, что эйфория от «крымской весны» прошла, но не прошла связь с Россией. Многим стало тяжелее, выросли цены, кто-то недоволен ситуацией и властью. Во-первых, недовольные были всегда — всем сразу не угодишь. Больше стало порядка, правила стали жестче. Распивать пиво или курить на улице, как это привыкли делать на Украине, здесь уже не выйдет. На вас составят административный протокол, откупиться не получится, а штраф необходимо будет оплатить в течении трех дней.

Но за что крымчане несомненно благодарны России — здесь сохранилась родная и близкая многим советская топонимика и названия улиц, нет безумных переименовании украинской «декоммунизации» и даже памятник Ленину в центре Ялты никому не мешает на фоне фирменных магазинов Adidas. Понятно, что людей не это беспокоит. А еще Ялта, Алупка и Алушта очень чистые. До безобразия чистые, с аккуратными подстриженными кустами, зелеными горами, покрытыми снегом и какой-то уверенностью в полной безопасности. Именно за эту уверенность и покой крымчане блгодарны России, а мы должны сказать спасибо, что Россия сохранила Крым таким, каким мы его помним. Больше мне добавить нечего! Украинцев здесь помнят, любят и с недавних пор разрешили менять гривну на рубли. Здесь всегда ждут гостей, но всегда напомнят, что со своим уставом в чужой монастырь лезть не надо, и оголтелому украинскому национализму дадут отпор.

«Мы всегда ждали и знали, что рано или поздно Россия придет. А на фоне того, что творится на Украине, и вовсе…» — сказали мне ялтинские друзья. И я им верю….

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 26 декабря 2017 > № 2437958 Олег Пономарев


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433224 Валентин Гайдай

Резолюция ООН по Крыму: действительно ли весь мир с нами?

Украина это мячик на поле большой геополитической игры.

Валентин Гайдай, Корреспондент, Украина

19 декабря этого года Генеральная Ассамблея ООН приняла очередную декларацию по Крыму. Украинская сторона отмечает победу. Но так ли это на самом деле? Попробуем разобраться.

Вначале несколько слов о самой резолюции. Это была очередная резолюция, касающаяся аннексии Крыма и нарушения прав человека на полуострове. Документ поддержали 70 стран-членов ООН, воздержались 76, еще 26 стран выступили против, так же несколько стран вообще не принимали участие в голосовании.

Президент Украины Порошенко, естественно, приветствовал принятие этой резолюции, отметив, что данная резолюция это «сигнал агрессору как оккупационной власти, что за нами верховенство международного права, правда и справедливость», а министр иностранных дел Украины П. Климкин и вовсе назвал принятый ГА ООН документ «самым сильным по Крыму» и отметил, то международное давление на РФ касаемо крымского вопроса усиливается.

Но, увы, на самом деле, все выдается не таким гладким.

С одной стороны все прошло вроде бы ожидаемо — за украинскую резолюцию выступили ожидаемо подавляющее большинство стран Европы, Северной Америки, Турция, ряд арабских государств, Япония, Южная Корея. Но вот количество стран воздержавшихся от голосования или проголосовавших против, свидетельствует не только о поляризации мира, усиления противоречий между Западом и другими геополитическими центрами, но и о падении имиджа Украины на международной арене, ее провальной внешней политики. Ведь если бы наша дипломатия была на порядок эффективнее, а Украина проводила многовекторную внешнюю политику — возможно, мы бы имели в своей когорте значительно больше сторонников и/или добились бы нейтралитета ключевых государств, нажавших на красную кнопку во время голосования за резолюцию по Крыму. Ведь сложно не согласится, что сторона России выглядит более уверенной, когда в одном ряду с ней стоит не только КНДР, Сирия, пара-тройка банановых республик, но и Китай, Индия, ЮАР, Казахстан.

Главная проблема внешней политики Украины — ее зацикленность на западном векторе. Уже минимум 4-й год Киев жадным взглядом смотрит на Запад и не обращает внимание на альтернативные направления внешней политики. Такими альтернативными направлениями являются в первую очередь — ряд азиатских государств — КНР, Индия, Пакистан, Казахстан, во вторую — страны Латинской Америки, некоторые страны Африки. Практически со всеми этими государствами у Украины либо вообще отсутствует какой-либо плодотворный диалог, либо нынешние отношения вряд ли можно называть партнерскими и стратегическими. Следовательно, принимая то или иное решение по Украине, эти государства не могут руководствоваться мотивацией сохранения нормальных отношений с Киевом, поскольку их нет в принципе.

Таким образом, если бы украинские власти перестали различать только одну сторону света — Запад и устремили бы свой взор на другие страны, вполне возможно, что наш международный авторитет вырос, а резолюции ООН по Украине принимались с гораздо большим количеством голосов.

Несколько примеров

На сегодня между Украиной с одной стороны и такими странами, как Китай, Индия и Пакистан есть интерес в сотрудничестве в таких отраслях как машиностроение, космической, авиационной отраслях, аграрном секторе; потенциально может появится интерес в военно-промышленном сотрудничестве, научной сфере. Но давайте теперь вспомним, какие и, главное, на каком уровне были контакты с этими государствами у Украины за последние даже 5-6 лет, не говоря о периоде после второго майдана. Ответ очевидный — плодотворных контактов и стратегии взаимоотношений с ними нет.

Поэтому, почему нас удивляет нейтралитет по Крыму Пакистана или голосование против Индии и Китая? Безусловно, они голосовали не столько против Украины, сколько против мнения Запада, решив укрепить альтернативную ему сторону — Российскую федерацию. Но, вполне можно предположить, что некоторые из этих стран можно было бы или вывести в нейтралитет (КНР, Индию, страны Центральной Азии) или, даже, принять украинскую сторону.

Это же касается и стран Латинской Америки, некоторых арабских государств, которые не нажали зеленую кнопку. Да, США, Европа, Канада, Япония — это очень важно. Но мы так же должны понимать, что голосовали «За» они не от большой любви к Украине, а из тех же соображений, что и голосовавшие «Против» — в связи с геополитическим противостоянием Запада и России, в котором Украина, увы, субъект.

Другой пример — Сербия. Сербия — одно из немногих европейских государств, голосовавших против резолюции. Наверное, всем известны стратегические отношения Белграда и Москвы, но даже тут Украина могла бы договорится с Сербией по крымскому вопросу и так же вывести ее в нейтралитет. Несложно догадаться, что в этом бы ей помог вопрос Косова. Как известно, Украина до сих пор не признала независимость Косово и считает его частью Сербии, в то время, как практически все европейские страны независимость Косово признали. Таким образом, можно было бы дать сигнал Белграду о том, что либо отношения между двумя странами будут развиваться по принципу «Косово — это Сербия, Крым — это Украина», либо Украина оставляет за собой право признать независимость Косово в случае, если Сербия и дальше будет голосовать против резолюций, касающихся территориальной целостности Украины.

Это всего пара примеров того, как можно реально расширить круг друзей и партнеров Украины проводя разновекторуную политику и расширяя сотрудничество с азиатскими, южноамериканскими и, даже, африканскими странами.

Таким образом, именно на это и должна быть ориентирована внешняя политика Украины. Но вместо этого мы, к сожалению, наблюдаем то, что украинские власти смотрят на мировые процессы сквозь розовые очки наивно считая (или делая вид), что весь мир с нами. На самом же деле — Украина это мячик на поле большой геополитической игры.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433224 Валентин Гайдай


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413047 Екатерина Еременко

Ростех обвинил Siemens в причинении вреда России

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Как заявил представитель «Ростеха», Siemens фактически добивается, чтобы российские суды соблюдали санкционные требования чужой международной организации — Евросоюза

Представитель «Технопромэкспорта», входящего в «Ростех», заявил в Арбитражном суде Москвы, что исковые требования Siemens в споре из-за «крымских турбин» направлены на причинение вреда России и нарушение ее суверенитета.

«Эмбарго Европейского cоюза, которое в судебном порядке пытаются исполнить истцы, нарушает суверенитет нашего государства», — сказал представитель ТПЭ Мерген Дораев (цитата по РИА Новости).

По его словам, действия Siemens противоречат законодательному принципу единства экономического пространства и свободного перемещения товаров на территории страны. Как заявил представитель «Ростеха», Siemens фактически добивается, чтобы российские компании, российские суды на российской территории соблюдали санкционные требования чужой международной организации — Евросоюза.

В свою очередь, представитель германского концерна Михаил Иванов в суде заявил, от ТПЭ обманул Siemens и его совместное предприятие «Сименс технологии газовых турбин» и под предлогом строительства ТЭС в Тамани получил оборудование для строительства ТЭС в Крыму.

Дело о крымских турбинах

Арбитражный суд Москвы рассматривает дело о поставках в Крым газотурбинных установок производства Siemens. Германский концерн требует вернуть оборудование, поставленное в Крым в обход санкций Евросоюза, и признать сделку о его поставке недействительной.

ОАО «Технопромэкспорт» (входит в «Ростех») строит в Крыму, воссоединившемся с Россией в марте 2014 года, две газовые ТЭС мощностью по 470 МВт каждая, в Севастополе и Симферополе. На крымские ТЭС планировалось ставить газотурбинные установки, сделанные по технологии Siemens. Их поставки в Крым обсуждали осенью 2014 года ООО «Сименс технологии газовых турбин» и «Технопромэкспорт».

В конце 2014 года вступили в силу санкции Евросоюза, запрещающие поставлять или передавать основное оборудование и технологии на объекты инфраструктуры, относящиеся к отраслям транспорта, телекоммуникаций и энергетики, расположенные на территории Крыма и Севастополя.

Тогда «Технопромэкспорт» и «Сименс технологии газовых турбин» начали подготовку контракта для проекта по строительству подстанций на территории Таманского полуострова в Краснодарском крае. 10 марта 2015 года был подписан контракт на поставку турбин для этого проекта. В контракте на поставку было специально прописано условие, которое предусматривает запрет на использование газотурбинных установок где-либо, кроме территории Краснодарского края, в частности на территории Крыма.

4 июля 2016 года «Технопромэкспорт» подтвердил, что монтировать оборудование будут в Краснодарском крае. 4 августа 2016 года «Технопромэкспорт» и «Сименс технологии газовых турбин» подписали меморандум о взаимопонимании, в котором утверждалось, что турбины ни при каких обстоятельствах не будут установлены в Крыму.

День спустя — 5 августа 2016 года — агентство Reuters сообщило со ссылкой на несколько осведомленных источников, что турбины, вопреки санкциям и экспортным ограничениям, все же установят в Крыму.

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413047 Екатерина Еременко


Украина. ЮФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410161 Виктор Суслов

Строительство Керченского моста: в чем главные угрозы для Украины

Украине сейчас крайне важно отстоять свои права в международных судах.

Виктор Суслов, Главред, Украина

Главная угроза для экономики Украины от строительства Керченского моста состоит отнюдь не в политическом аспекте. Речь идет, прежде всего, о технической стороне вопроса.

Во-первых, мост спроектирован так, что он создает определенные технические ограничения на проход судов по Керченскому проливу из Черного в Азовское море и наоборот. Как следствие, ухудшаются условия логистики для Украины. Так, размер судов, их тоннаж и т.д. определяются техническими характеристиками моста, а именно — высотой пролета.

Именно по этим причинам строительство Керченского моста повлияет на себестоимость перевозок, ведь он ограничивает тоннаж судов. А это, соответственно, увеличивает издержки предприятий, которые экспортируют металл, главным образом — из украинского Мариуполя, размещенных там металлургических комбинатов.

Министр инфраструктуры Владимир Омелян говорил, в частности, о том, что убытки выражаются в потерях грузопотока и, как следствие, в недополучении портовых сборов. Так, согласно прогнозам, порт Бердянск до конца текущего года недополучит 206 тысяч долларов, а порт Мариуполь — 3,5 миллиона гривен. В этом и состоит главный возможный экономический ущерб для Украины.

Другой аспект данного вопроса — экологический. Наши экологи утверждают, что строительство моста наносит ущерб экологии Азовского и Черного морей. Эта проблема также требует тщательного изучения.

В целом, озвученные выше суммы не так критичны и велики, здесь важно другое. Строительство моста должно регулироваться в соответствии с нормами международного права, а это весьма развитая отрасль права, регулирующая вопросы, которые касаются вопросов доступа к портам, различных ограничений прохождения судов и др. Если, согласно нормам международного права и международным конвенциям по судоходству, права Украины в данном случае нарушаются и создаются условия, из-за которых страна понесет потери, Киев должен обращаться в суд и требовать компенсаций.

А политические заявления с призывами к международному сообществу об увеличении давления на Россию или введении дополнительных санкций против РФ ни к чему не приведут. Нужно меньше демагогии, меньше политических заявлений — нужно больше действий. Именно это сейчас требуется от украинского правительства.

Украина. ЮФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410161 Виктор Суслов


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410155 Слава Рабинович

Даже в Кремле признают, что Крым — это Украина

Почему в Крыму не может быть никаких референдумов

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

На этой неделе возможный кандидат в президенты России Ксения Собчак заявила о том, что проблема аннексированного Крыма должна решиться на новом референдуме. Российский финансист и блогер Слава Рабинович рассказал «Апострофу», почему полуостров признают украинским даже на сайте Кремля и по какой причине быть такого референдума не может.

У меня есть определенное негативное отношение к движению Ксении Собчак в качестве кандидата в президенты, потому что она, вольно или не вольно, в какой-то степени участвует в спецоперации по легитимизации инаугурации Владимира Путина. Здесь она играет определенно отведенную ей роль. Или она это прекрасно понимает и специально участвует по заданию кремлевской администрации. Или она прекрасно это понимает и участвует от своего имени не по заданию кремлевской администрации. Так или иначе, она это понимает, поскольку я ее всегда считал и считаю умным человеком. И не понимать она не может, даже если делает это не по заданию.

Но, с другой стороны, нужно быть к ней справедливым. Да, она сразу же заявила, что Крым не является российским по международным законам. При этом она никогда не говорила иначе, потому что за другие формулировки, возможно, была бы привлечена к уголовной ответственности. У нее есть проблема и за эти формулировки. Насколько я слышал, генпрокуратура запустила какую-то проверку по поводу того, что она сказала.

Я неоднократно говорил публично о полной обойме международных договоров и законов, которые Россия нарушила. Кстати, все они действуют и по сей день, они не были Россией расторгнуты, включая Будапештский меморандум и не только, включая Договор о мире, дружбе и сотрудничестве между РФ и Украиной, включая и ратифицированный при Путине Договор о российско-украинской границе, который до сих пор висит на сайте Кремля, четко обозначает Крым украинским и гарантирует территориальную целостность обоих государств — что это обсуждать?

А по поводу решения крымчан, то здесь совершенно очевидная, безусловная черно-белая картина того, что говорит закон. Крым, являясь территорией украинского государства, живет по законам украинского государства, в том числе по Конституции Украины, которая не подразумевает местных референдумов в каких-либо частях страны. Соответственно, любого рода референдум может быть только всеукраинским.

На этом же принципе можно не только приводить примеры различных давно уже набивших оскомину каких-то аналогий с референдумами, например, в Калининграде, Татарстане, Чечне, Карелии и так далее. Можно, на самом деле, приводить примеры о том, что этнические русские живут в Канаде. Но это не дает им права объединиться в какую-нибудь наиболее населенную этническими русскими провинцию и требовать проведения референдума за отделение от Канады. Этнические русские давно имеют свое национальное государство, которое называется Российская Федерация, независимо от того, где они проживают — в Канаде, Франции Австралии или Крыму. Они не имеют права на создание своего национального государства в этих странах и частях света, потому что у них уже есть свое этническое отдельное государство. Они самоопределились. Поэтому право нации на самоопределение, даже под эгидой ООН, не имеет совершенно никакого отношения к крымской проблеме, потому что те, кто из этнических русских жили в Крыму на конец 2013 года, могли спокойно эмигрировать в РФ.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410155 Слава Рабинович


Россия. ЮФО > Агропром > zol.ru, 27 ноября 2017 > № 2401267 Андрей Коробка

Коробка: «АПК Кубани должен расширять свое присутствие на мировом рынке»

Вице-губернатор Краснодарского края Андрей Коробка в интервью РБК Юг рассказал, нужно выращивать больше пшеницы, что отправляют на экспорт кубанские аграрии и какие направления экспорта сельхозкультур наиболее перспективны

Уже завершился сбор урожая зерновых культур. Каковы окончательные результаты этого года в целом по общему сбору зерновых и зернобобовых и по основным культурам: пшенице, рису, кукурузе? Оказался ли итоговый результат близок к прогнозам? Каковы ваши прогнозы на следующий год?

— Когда уборка только началась, мы были осторожны в прогнозах. Но собранный урожай однозначно выше, чем мы ожидали. В целом это 14,7 млн тонн зерна в бункерном весе. По пшенице взяли рекордную планку в 9,05 млн тонн. Валовой сбор риса хороший, даже несмотря на снижение посевных площадей, порядка 900 тыс. тонн. Зерновой кукурузы — 3,4 млн тонн.

Делать какие-либо прогнозы по урожаю 2018 года преждевременно, т.к. есть много факторов, которые невозможно спрогнозировать. Конечно, по озимым культурам заложена хорошая основа — посевные площади сохранены на уровне этого года (1,6 млн га). Сев прошел без сбоев и завершился в рекордные сроки. Но впереди еще весенняя посевная кампания. Неизвестно, что будет с погодой.

Какая часть от полученного урожая зерновых отправится на экспорт? Сколько тонн пшеницы, в частности, планируется продать в другие страны?

— При благоприятной ситуации на мировом зерновом рынке до конца этого года за рубеж пойдет порядка 5,5 млн тонн кубанского зерна, преимущественно пшеницы. Ориентируемся на наши традиционные рынки сбыта — Турцию, Египет, Ливан, ОАЭ, Судан и Корею.

Хочу отметить, что кубанское зерно имеет хороший спрос. Сейчас экспорт зерна превышает показатели прошлого года. За границу ушло уже порядка 4 млн тонн пшеницы — на 400 тыс. тонн больше прошлогодних объемов.

На Зерновом форуме в 2016 году активно обсуждалась тема переработки и необходимости оставлять добавленную стоимость на территории региона. Увеличится ли и насколько в 2017 года объем продуктов переработки зерновых, отправляемых в другие страны? Что и в каком количестве направляется на экспорт сейчас, если говорить о продуктах переработки? Какой процент зерновых мы перерабатываем, а какой идет на продажу в чистом виде?

— Большая часть экспортной продукции — это сырье, в т.ч. зерновые культуры. Это общемировая тенденция. За зерном — свыше 20% от общего экспорта Краснодарского края и более 70% от стоимости экспортируемых продовольственных товаров и сельхозсырья.

Сегодня приоритет в экспортной политике региона перестраивается на продукцию глубокой переработки с высокой добавленной стоимостью — такова позиция губернатора Кубани Вениамина Кондратьева. Это мукомольное, кормовое, консервное, молочное производство, производство растительных масел.

По многим из этих позиций кубанские компании уже вышли на внешние рынки. Например, постоянно растет объем экспортных поставок плодоовощных консервов, соков и нектаров. Если сравнивать с прошлым годом, то темп роста составил 108%.

Такую же хорошую динамику показывает сахарная отрасль. Хочу отметить: в том, что сегодня Россия в мировых лидерах по производству свекловичного сахара, есть немалая заслуга Краснодарского края. Ежегодно наши сахарные заводы производят почти 1,5 млн тонн сахарного песка. Это позволяет закрыть региональную потребность, обеспечить внутреннюю потребность страны и экспортировать. С начала года темп роста объема экспорта сахара составил 124% или вырос с 39 тыс. тонн в 2016 году до почти 49 тыс. тонн в текущем. Сахар экспортируется в Азербайджан, Киргизию, Италию, Турцию, Армению, Узбекистан. С этого года экспорт налажен на Кипр.

Хорошая динамика по экспорту растительных масел — за 9 месяцев этого года экспортировано 102 тыс. тонн, что почти на 40 % выше аналогичного периода 2016 года. Оно уходит в основном в страны Ближнего Востока и Средней Азии, а также в Китай.

Есть еще более интересные позиции, хоть и с небольшим объемом, но предпосылки для его увеличения хорошие. Это, например, мороженое и сгущенные молочные консервы с основным направлением экспорта в страны СНГ, Китай, Германию и Монголию. Кондитерские изделия идут в страны Ближнего Востока и Средней Азии, сыры — в Абхазию и Монголию.

Реализуются ли сейчас новые проекты? Что планируется к реализации?

— Да, предприятия готовы выходить на внешние рынки со своей продукцией, для этого они расширяют производство и совершенствуют технологии. К примеру, на «Крахмальном заводе «Гулькевичский» сейчас строится цех по производству мальтодекстрина. Расширяются «Кореновский молочно-консервный комбинат» и выселковские «Сыры Кубани» — на этих предприятиях идет строительство вторых очередей. Модернизируется «Сахарный завод «Ленинградский» для увеличения производства свекловичного сахара.

В этом году появилась информация, что в регионе была выращена пшеница второго класса. Некоторые экспертов утверждают, что затраты производителей на освоение ее выпуска «съедают» рентабельность и проще заниматься выращиванием пшеницы третьего и четвертого классов. Соответствует ли это действительности?

— В этом году в целом качество зерна лучше, чем все предыдущие годы. Доля продовольственной пшеницы составляет 84%. Эта как раз та пшеница, которая ценится на мировом зерновом рынке. Именно она идет на производство муки высшего сорта.

Пшеницы второго класса намолочено в этом году 6,2 тыс. тонн. На самом деле, климатические условия южных регионов, в частности Краснодарского края, не самые благоприятные для выращивания пшеницы высоких классов из-за затяжных дождей, которые традиционно идут во время уборки. Это приводит к так называемому «вымыванию клейковины». Но, как видите, эту ситуацию сейчас исправляют ученые, создавая такие сорта высококачественной пшеницы, которые будут максимально адаптированы для нашего региона и которые сведут потери к минимуму.

В этом году изменилась разница в цене между пшеницей 3 и 4 класса, она составляет более 1 рубля.

В этом сезоне аграрии были обеспокоены падением цен на пшеницу нового урожая. По вашим оценкам, как сейчас обстоит ситуация на рынке и является ли она тревожной или это обычные для рынка колебания стоимости?

- Сезонные ценовые колебания неизбежны. Обычно в так называемый «высокий сезон» — сразу после уборки урожая — цены на зерно сильно падают. В последние годы, на фоне большого урожая по всей стране, скачки цен особенно заметны. Ближе к зиме ситуация выравнивается.

Эксперты высказывали мнение, что у рекордных урожаев есть оборотная сторона — падение стоимости. Насколько сейчас велика потребность в зерновых в стране и в мире? И какой объем продукции может сбыть Кубань?

- Если говорить в целом о зерновых, то того объема, на который мы вышли в последние годы – 14 млн тонн – нам более, чем достаточно и для внутреннего потребления, и для экспорта. Необходимости наращивать объемы производства зерна я не вижу, сейчас нужно уделить внимание качеству и переработке.

Собственно краю на производство муки, корма и прочие цели нужно ежегодно около 3,5 млн тонн зерновых. Остальное нужно стараться перерабатывать, получать добавленную стоимость и экспортировать продукты переработки и развивать животноводство.

В любом случае, дефицита в мощностях по хранению зерна у сельхозпроизводителей Краснодарского края нет, мощности элеваторов позволяют единовременно хранить до 12,7 млн тонн.

Какие виды продукции наиболее перспективны для отправки на экспорт? Где у нас есть потенциал? Рынки сбыта каких стран наиболее интересны?

— Сейчас у нас по многим позициям выстроились хорошие деловые контакты со странами Ближнего Востока и Средней Азии. Большая часть экспорта отправляется именно туда. Но нужно идти дальше, расширять географию поставок. И мы в силах это сделать.

Сегодня наша продукция — и сырьевая, и готовое продовольствие — достаточно востребована и конкурентоспособна, чтобы расширять свое присутствие на глобальном рынке. Европейским стандартам отвечает порядка 40% всей продукции, производимой на Кубани. Она абсолютно натуральная, без ГМО. А натуральная продукция — это общемировой тренд, хотя далеко не каждый зарубежный производитель может этим похвастаться.

Сейчас мы готовы в тот же Китай или мусульманские страны организовать поставки высококачественного халяльного мяса птицы. Также Краснодарский край вполне готов под экспортный заказ производить бобовые культуры – нут, чечевицу, сою, которые сегодня очень востребованы на мировом рынке, на них стабильно высокая цена. Сейчас мы как раз занимаемся проработкой этого вопроса. В числе потенциальных партнеров — Бахрейн.

Главное, конечно, чтобы заказы на поставки были стабильные, тогда будет и стимул для развития производства, увеличения объемов.

Россия. ЮФО > Агропром > zol.ru, 27 ноября 2017 > № 2401267 Андрей Коробка


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388884 Ильми Умеров

«Я обязательно вернусь в Крым»

Ильми Умеров о политических преследованиях, своих планах и будущем Крыма

Антон Королев, Open Democracy, Великобритания

Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров уже вторую неделю находится в Киеве. Здесь он оказался совершенно неожиданно. После секретного указа президента Владимира Путина о помиловании Умерова и другого замглавы Меджлиса Ахтема Чийгоза, Россия выдала активистов крымскотатарского движения Турции. В сентябре Симферопольский райсуд приговорил Умерова к двум годам колонии-поселения за призывы к нарушению территориальной целостности Российской Федерации. Чийгоза — к восьми годам лишения свободы за организацию массовых беспорядков возле парламента Крыма 26 февраля 2014 года.

Об интервью с Умеровым Open Democracy договаривалось еще до его выдачи Турции, когда замглавы Меджлиса находился в Крыму, однако встретиться с ним удалось уже в Киеве. Ильми Умеров рассказал о том, как происходило освобождение, о первых днях пребывания в столице Украины, о предстоящей поездке в Германию и планах вернуться в Крым.

«Вы же понимаете, что Чубаров и Джемилев вас бросили»

- То, как происходил процесс выдачи вас и Ахтема Чийгоза турецкой стороне, напоминало спецоперацию. Хотя изначально планировали отправить вас на материковую Украину. Что же случилось?

— Я не был посвящен в эти схемы. Видимо, сыграли роль большой резонанс наших уголовных дел, то, что мы с Ахтемом являемся заместителями председателя Меджлиса. Позиция ООН, отраженная в различных докладах, позиция Европейского Союза, мнение лидеров ведущих стран мира — все это создавало определенный фон. И конкретная встреча президента Турции Реджепа Эрдогана с Путиным привела к определенной договоренности между ними. Вот об этом я знал. На пресс-конференции в Киеве Эрдоган заявил: «Ждите результатов». За две недели до выдачи турецкой стороне у меня были гости из Москвы. Это два высокопоставленных сотрудника ФСБ, которые сказали следующее: «Есть договоренность президента Турецкой республики и президента Российской Федерации о помиловании и освобождении вас и Чийгоза. Осталась только небольшая формальность: нужно написать прошение о помиловании».

Я категорически отказался. Они начали меня шантажировать доводами: Ахтем Чийгоз якобы написал прошение. То есть обманывали. «Вы же понимаете, что Чубаров (председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. — oD) и Джемилев (экс-глава Меджлиса, народный депутат Украины Мустафа Джемилев. — oD) вас бросили. Вы сейчас будете сидеть в тюрьме, а они будут шиковать в Киеве, ездить по миру, пить дорогой кофе. Подумайте о том, что будет с вами при вашем здоровье», — убеждали меня сотрудники ФСБ. Договориться со мной им не удалось. Других контактов со мной не было.

- Как происходил процесс выдачи Турции?

— Несколькими днями ранее у меня случился гипертонический криз, и я попал в Бахчисарайскую районную больницу. 25 октября утром ко мне пришел сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Он предложил мне проехать в офис ведомства, где меня ознакомили бы с указом «о реабилитации», и привезли бы обратно. Мы в сопровождении врачей поехали в Симферополь. Однако почему-то отправились не в здание ФСИН, а в аэропорт. В этот момент я стал волноваться, так как меня обманули, а что будет дальше, я не знал.

Спустя какое-то время мы оказались в самолете. Там было полтора десятка людей в гражданской одежде. Пока шел по салону, увидел в его конце Ахтема Чийгоза. Мне запретили с ним разговаривать и смотреть в его сторону. Когда я попросился в туалет, то, проходя рядом, смог поздороваться с Ахтемом. Тут же посыпались угрозы в мой адрес. «Только благодаря вашему возрасту и вашим болезням, вы сейчас не оказались лицом на полу, мы не заковали вас в наручники. Вы совершили серьезное правонарушение», — причитали сопровождающие. Через час мы вылетели из Симферополя и приземлились в Анапе. Дозаправившись, полетели в Анкару. Там нас уже встретили представители турецкой стороны и крымскотатарской общины. В тот же день мы встретились с послом Украины в Турции, а на следующий день — с президентом республики. Мы попросили Эрдогана поспособствовать освобождению украинских политзаключенных, в частности, режиссера Олега Сенцова (Сенцов осужден на 20 лет по обвинению в терроризме, в настоящее время содержится в колонии «Белый медведь» в Ямало-Ненецком автономном округе в России. — oD).

- Вы уже вторую неделю находитесь за пределами Крыма. Хотя всегда подчеркивали, что покидать родную землю не намерены. Какие у вас чувства?

— Чувства, однозначно, не поменялись. Я и сейчас остаюсь сторонником того, что должен находиться в Крыму. С позиции сегодняшнего дня считаю, что я должен воспользоваться приглашением канцлера Германии Ангелы Меркель и поправить немножко здоровье (Ильми Умеров страдает болезнью Паркинсона и сахарным диабетом. — oD). После возвращения из Германии я обязательно вернусь в Крым.

- Когда вы собираетесь в Германию?

— Пока неизвестно. Этим занимается посольство Германии в Украине. Также я не знаю, в какой клинике будет проходить лечение. Я знаю, что с моей стороны не воспользоваться этим было бы нечестно по отношению к Ангеле Меркель, которая в сложный для меня период сделала это предложение. А после моего освобождения без напоминания вновь его продублировала.

- Ваше возвращение в Крым зависит от результатов лечения?

— Нет. Независимо от результатов лечения в Германии, я вернусь в Киев и через некоторое время обязательно поеду в Крым.

- Вы осознаете, что последствия могут быть самыми непредсказуемыми в случае вашего появления в Крыму?

— Более того, мы не знаем текста указа президента (России. — oD) о моем помиловании. Есть ли там какие-то условия о недопущении меня в Крым. Есть ли запрет на въезд в какой-то другой форме. Может быть, запрет оформлен каким-то другим документом. Я не знаю.

- Негласно вам никто не говорил о нежелательности поездки в Крым?

— Нет, никто на эту тему не вел никаких переговоров. Мне никто не ставил условие, что я не могу возвращаться в Крым. Если бы в Крыму, когда я находился дома и в больнице, мне кто-то сказал: меня освобождают с условием покинуть Крым, я бы ответил: ради несчастных двух лет в колонии, лишаться родины не буду.

«Плыву по течению»

- Чем вы намерены заниматься до того, как отправитесь на лечение в Германию?

— Пока идет первый период пребывания в Киеве. Множество интервью, эфиров, встреч. Следующий этап: возобновление контактов с политиками, знакомыми и незнакомыми — теми, кто интересуется крымскотатарским вопросом. Пока я плыву по течению.

- Вы госслужащий с большим стажем. Последняя ваша должность — глава Бахчисарайской райгосдаминистрации, на которой вы проработали 9 лет. Если так получится, что придется остаться в Киеве, готовы ли рассмотреть предложения о работе?

— Это будет зависеть от предложений. Однажды мне уже предлагали стать заместителем председателя Херсонской облгосадминистрации. Тогда я отказался, сказав, что хочу жить в Крыму. Сейчас мне уже 60 лет и есть инвалидность. Я не ставлю перед собой цель вновь устраиваться на работу, но теоретически это возможно. Если будет должность, которая будет приносить пользу Крыму и крымскотатарскому народу, почему бы и нет.

- Ваше уголовное дело вызвало большой резонанс в мире. Внимательно наблюдая за процессом, можно было заметить, что в суде так и не удалось установить факт призыва к нарушению территориальной целостности России, в чем вас обвиняло следствие. Поводом послужило ваше интервью крымскотатарскому телеканалу ATR. Чем же руководствовался судья, вынося обвинительный приговор?

— Сразу хочу обозначить: меня судили не за интервью телеканалу ATR, а за мою позицию и мнение. Я не признаю российскую юрисдикцию в Крыму, не признаю референдум о присоединении Крыма к России, не признаю власть, которая существует в Крыму, в том числе суды и судебные разбирательства. Телепрограмма — это формальный повод. Что касается уголовного дела, то оно было полностью сфальсифицировано еще до начала расследования. Следователи сделали перевод с крымскотатарского языка, добавили в мою речь слово «надо» — таким образом «подогнали» самые важные моменты, в которых я якобы призывал усилить санкции для того, чтобы Россия сама отказалась от претензий на Крым, а также ушла из Донецкой и Луганской областей. Обвинительное заключение строилось на результатах лингвистической экспертизы, которая основывалась на сфабрикованном переводе и фальсифицированном заключении эксперта.

Прокурор во время судебных прений просил в отношении меня условный срок. Однако судья под давлением, скорее всего, ФСБ, принял более жесткое решение (лишение свободы на два года с отбыванием в колонии-поселении. — OD), что в принципе в судебной практике России не принято. Суд не принял во внимание ни выводы экспертизы, ни перевод, который был сделан с ошибками. В тексте решения просто написали фразу: «в совокупности высказываний доказано, что был призыв к нарушению территориальной целостности Российской Федерации».

- Подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов назвал вас «тунеядцем» и призвал сдать российский паспорт после того, как вы оказались в Киеве. Готовы последовать его призыву?

— Российский паспорт я у них не просил. Когда работал главой Бахчисарайского района, мне принесли этот паспорт в кабинет. Я пользуюсь им только для обеспечения медицинской помощи, в которой я постоянно нуждаюсь. Без «аусвайса» очень трудно находиться на этой территории. Поэтому если я продолжаю жить в Крыму, российский паспорт мне в этом немного оказывает полезную услугу. Что касается тунеядства, я 20 лет был госслужащим Украины и успешным руководителем. Сейчас я на пенсии. Слова Аксенова никак не могу считать правильной оценкой.

«С Меджлисом они просчитались»

- Первая волна репрессий в Крыму была направлена против политически активных людей и тех, кто связан с запрещенным в России Меджлисом. Последние аресты и задержания в основном связаны с религиозными организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джамаат», деятельность которых запрещена на территории России. Как вы воспринимаете эту тенденцию? Это попытка распространить недоверие в отношении крымских татар, представив их в образе «исламских террористов», в Крыму, Украине, России и, возможно, среди международного сообщества?

— Однозначно, да. Скорее всего, Российская Федерация именно так и хочет. Но в вопросе с Меджлисом они просчитались, потому что когда дело касается представительного органа крымскотатарского народа резонанс происходит очень сильный. А когда речь идет о ликвидации ячейки «Хизб ту-Тахрир» и арестовывают ее членов, такого мирового резонанса не получается. Наверное, возникает мысль: а вдруг это террористическая организация, вдруг это на самом деле террористы? Хотя мы, живя в Крыму, знаем, что, во-первых, в Украине эта организация не была запрещенной и ее деятельность никак не противоречила законодательству. Во-вторых, нет никакой организации «Хизб ту-Тахрир», потому что она никак не структурирована. Никаких регистрационных документов даже в период украинской юрисдикции не было. Никаких действий с их стороны, кроме организации митингов в Симферополе и фотосессии в Ханском дворце в Бахчисарае, не зафиксировано.

- На международном уровне мы видим некоторую «усталость от Украины», есть ли нечто подобное в отношении Крыма? Насколько важна поддержка крымских татар мировой общественностью?

— Я думаю, что у Путина расчет именно на это: вдруг с течением времени угаснет интерес к Крыму, мировое сообщество в лице ООН, ЕС и других организаций смирится по вопросу Крыма. А изменить отношение к России можно только в том случае, если она вернет территорию Крыма Украине, выведет свои войска из частей Донецкой и Луганской областей. Только тогда можно будет говорить о смягчении санкций или их отмене. Если этого не произойдет, никакой речи об уменьшении санкций не должно быть. Только усиление санкций — с целью не допустить решение этого вопроса военным путем.

Я категорически не рассматриваю военный путь, поскольку это чревато большими человеческими жертвами. Их достаточно на Донбассе. В этой ситуации очень многое зависит от Украины. Если государство не признает аннексию и во всех контактах с международными организациями напоминает эту тему, напоминает об усилении санкций и сама активно участвует в этих процессах, только тогда возможен положительный результат.

- Несмотря на серьезный уровень давления на крымских татар со стороны российских силовых органов, сопротивление не уменьшается. Как меняются взгляды людей за три года?

— В последнее время шок от аннексии начинает проходить. Нельзя сказать, что страха нет, он, конечно, присутствует, и чувство самосохранения у каждого человек есть. Но люди понимают ответственность за свое будущее, преодолевают этот страх. Все больше и больше крымских татар приходят к зданию суда, чтобы поддержать соотечественников. Люди приходят к домам соседей, у которых проводятся обыски. Люди выходят на улицы с одиночными пикетами, участвуют в «Крымском марафоне» по сбору средств для оплаты штрафов. Из Крыма выдворили Мустафу Джемилева, Рефата Чубарова, посадили Ахтема Чийгоза. Но появились люди, которые начали активно говорить.

- Крым сегодня стал неким испытательным полигоном для российских силовиков. Что бы вы сказали гражданам России о Крыме сегодня? Почему их — даже сторонников аннексии — это должно волновать?

— Каждый народ, каждая этническая единица имеет свою родину — территория, на которой сформировался народ. По международному праву неотъемлемым является право на самоопределение и никто не должен лишать представителей народа этого права. Украине необходимо принять закон о статусе крымских татар как коренного народа, внести изменения в Конституцию Украины в вопросе крымскотатарской автономии. А российские граждане должны понимать, что у украинцев есть Украина, у россиян — Россия, у французов — Франция. У крымских татар есть одна территория — Крым. Статус Крыма должен определять крымскотатарский народ. Желание крымскотатарского народа — Крымскотатарская автономия в составе Украины.

Желание крымскотатарского народа — Крымскотатарская автономия в составе Украины

- Сейчас уже можно сказать, что ситуация в Крыму вряд ли улучшится до президентских выборов в России в марте 2018 года. Согласно прогнозам, Путин сохранит за собой кресло главы российского государства. Но что означает еще один путинский срок для крымских татар?

— В целом, для России это означает продолжение прежнего курса. Народ будет также находиться в зомбированном состоянии, когда подавляющее большинство не способно самостоятельно думать, самостоятельно принимать решение и участвовать в собственной судьбе. Что касается крымских татар: пока есть Путин, Россия вряд ли самостоятельно откажется от Крыма. Я думаю, что наши проблемы будут продолжаться.

- Вы согласны с мнением, что Россия продолжит вытеснять политически активных людей из Крыма, используя гибридные методы? А следующими на очереди могут стать ваши соратники, живущие на полуострове?

— Вполне допускаю такую мысль, хотя в отношении себя считаю — пока не выдавленный, но в процессе.

- Как вы относитесь к идее обмена политзаключенных между Россией и Украиной?

— Это гораздо более сложный процесс, чем просто обмен. Российская Федерация — такое государство, которое не считается с судьбами людей. Для нее гораздо важнее обменять человека на какие-то политические преференции. Мне нравится выражение одного украинского политика, который сказал: об освобождении заложников нужно говорить после их освобождения на второй день. Не надо афишировать, необходимо проводить все доступные методы и варианты переговорного процесса.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388884 Ильми Умеров


Россия. Весь мир. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 1 ноября 2017 > № 2376210 Сергей Рябков

Выступление заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова на международной конференции «Глобальные угрозы биологической безопасности. Проблемы и решения» Сочи, 1 ноября 2017 г. Усилия России по укреплению Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия

Уважаемые коллеги,

Дамы и господа,

Среди широкого спектра биологических угроз особое место занимает опасность, связанная с использованием возбудителей инфекционных заболеваний человека, животных и растений в качестве оружия. Последствия такого применения могут носить катастрофический характер, и поэтому биологическое оружие оправданно классифицируется как оружие массового поражения.

В стремлении уменьшить ужасы войны, связанные с применением оружия массового поражения, ведущие державы в 1925 г. разработали Протокол о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. Однако этот договор не накладывал ограничений или запретов на разработку биологического оружия и касался лишь его неприменения на войне между государствами-участниками Протокола. Практически сразу же после его принятия содержащиеся в нем обязательства стали интерпретироваться как не запрещающие ответное применение, что способствовало развитию доктрины сдерживания и созданию соответствующих арсеналов для нанесения удара возмездия. Режим Женевского протокола не отличался прочностью как вследствие его открытого нарушения в 1930-е гг. из-за применения химического оружия, так и по причине неучастия в нем на протяжении многих десятилетий нескольких первоклассных в военном отношении держав. Советский Союз присоединился к Женевскому протоколу в 1928 г. В 2001 г. Россия сняла все оговорки, сделанные в свое время СССР при присоединении к Протоколу – призываем всех остальных поступить так же без дальнейшего промедления.

События Второй мировой войны подтвердили необходимость совершенствования международно-правового режима для сокращения опасности применения биологического оружия. Тем не менее в первые двадцать послевоенных лет условия для этого отсутствовали в силу того, что ведущие государства западного блока осуществляли массированные наступательные биологические программы. При этом делали они это скоординировано. К концу 1960-х гг. там, впрочем, пришли к выводу, что в доктринальном плане биологическое оружие как оружие массового поражения дублирует ядерное, а потому в силу целесообразности экономного расходования средств военного бюджета от него можно отказаться. Вследствие этого сформировались условия для проведения международных переговоров. В то время Советский Союз выдвинул инициативу разработки договора, запрещающего и биологическое, и химическое оружие. Поддержанное многими развивающимися странами такое предложение, однако, не встретило одобрения на Западе – там не спешили отказываться от имевшегося у них тогда преимущества в средствах ведения химической войны, особенно новых на то время фосфор-органических отравляющих веществ. Поэтому в сферу охвата начавшихся в Женеве переговоров вошли только биологические агенты, а также токсичные продукты жизнедеятельности живых организмов – токсины. В 1971 г. на последнем этапе переговоров текст будущей Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия согласовывался в двустороннем формате между двумя супердержавами того времени – СССР и США. Следует отметить и большой интеллектуальный вклад Великобритании в разработку ее текста. Не случайно, что эти три государства были назначены депозитариями КБТО, а их ратификации определены в качестве условия вступления договора в силу, что состоялось в 1975 г.

Механизмы реализации Конвенции во многом отражают реалии международной обстановки той эпохи, характеризовавшейся противоборством двух разных социально-политических систем, известным как «холодная война». Вследствие менталитета конфронтации оказалось невозможным предусмотреть процедуры верификации соблюдения нового договора и создать организацию для содействия в выполнении его положений. Впрочем, сам факт появления такой Конвенции в короткий период разрядки напряженности можно считать большой удачей, поскольку уже через несколько лет «холодную войну» как парадигму противостояния стали раскручивать с новой силой, что до второй половины 1980-х гг. поставило крест на перспективах заключения крупных договоренностей в области разоружения.

Первые десять лет осуществления КБТО подтвердили мнение о необходимости исправления ее врожденных недостатков. Воспользовавшись улучшением международной обстановки, Советский Союз на Второй обзорной конференции КБТО в 1986 г. впервые поставил вопрос о разработке контрольного механизма. Однако другие страны оказались к этому не готовы, и возможность начать подобную работу тогда была упущена. Кто знает, как сейчас выглядел бы режим биологического разоружения, если бы советская инициатива была принята? История, впрочем, не терпит сослагательного наклонения. В 1991 г. СССР на закате своего существования вновь поддержал идею разработки верификационного механизма.

В 1992-1993 гг. уже российская делегация активно участвовала в работе группы правительственных экспертов VEREX по рассмотрению вопросов верификации с научно-технической точки зрения и внесла свой вклад в выявление, формулирование и оценку 21 потенциальной верификационной меры и их различных комбинаций.

Вслед за тем в 1994 г. Россия вместе с другими выступила за начало переговоров по разработке дополнительного юридически обязывающего протокола к КБТО и деятельно участвовала в них последующие шесть лет. Таким образом, есть немалый российский вклад в проекте Протокола, который предполагалось одобрить на Пятой обзорной конференции в конце 2001 г. Срыв в июле 2001 г. близившихся к завершению переговоров оказался для нас, как и многих других государств, сильным шоком, ударом, пустившим под откос 10-летние усилия многосторонней дипломатии. Тогда мы делали все возможное, чтобы уберечь хотя бы что-то и не дать полностью обнулить проделанную огромную работу. В частности, нам вместе со здравомыслящим большинством удалось сохранить переговорный мандат Протокола и не допустить его отмены. Он по-прежнему является действующим и дожидается времени, когда обстоятельства позволят возобновить соответствующие усилия. Проведенный МИД России в 2014 г. опрос, в котором приняли участие свыше 40 государств, подтвердил сохраняющийся интерес большинства к укреплению КБТО путем принятия к ней дополнительного протокола.

Вместе с тем следует заметить, что с 2001 г. разблокировки переговорного процесса в рамках КБТО не произошло – в отношении мандата 1994 г. продолжают существовать те же самые политические препоны. Не прекращаются старые попытки переписать историю утверждениями, что КБТО якобы не проверяема, и работа в данной сфере является бесперспективной. Подобные утверждения противоречат выводам экспертов группы VEREX, которые, как я уже говорил, в 1993 г. по итогам двухлетней проработки пришли к согласию, что потенциальные верификационные меры могут быть полезными в плане повышения транспарентности, содействуя уверенности в том, что государства соблюдают свои обязательства по КБТО. Эксперты подчеркнули, что с научно-технической точки зрения некоторые верификационные меры способствовали бы повышению эффективности и улучшению осуществления Конвенции и признали, что надлежащая и эффективная верификация могла бы укрепить КБТО. Все это научно обоснованные выводы, одобренные широким консенсусом. На этом фоне несуразно выглядят попытки отдельных государств, блокирующих возобновление переговоров по верификационному механизму КБТО, получить односторонний доступ на интересующие их зарубежные микробиологические объекты, про которые они не устают распространять самые нелепые слухи. Непонятно, зачем им нужно инспектировать такие объекты, если они отрицают возможность верификации в рамках КБТО. Наверное, все-таки добавленную стоимость верификации они допускают, но только в своих интересах – на принцип взаимности им не позволяет пойти вера в собственную исключительность и, возможно, другие причины, о которых они предпочитают не распространяться.

Россия наряду со многими государствами считает, что наиболее эффективным путем укрепления Конвенции было бы принятие юридически обязывающего протокола, касающегося всех ее положений, включая верификацию. Это – наша неизменная долгосрочная цель. Вместе с тем на данном этапе мы готовы пойти на разработку и принятие вспомогательных мер и решений, которые помогли бы укрепить режим КБТО в ближне- и среднесрочной перспективе.

В данном контексте в последние несколько лет Россия подготовила и представила несколько перспективных инициатив, относящихся к совершенствованию реализации многих положений Конвенции.

Так, в декабре 2015 г. совместно с Арменией, Белоруссией и Китаем мы распространили предложение о начале переговоров по разработке юридически обязывающего документа по улучшению осуществления КБТО, включающего следующие направления:

- меры укрепления доверия;

- национальное осуществление;

- мониторинг научно-технических достижений;

- международное сотрудничество в мирных целях;

- помощь и защита от биологического оружия;

- расследование предполагаемого применения биологического оружия.

Предложение носило компромиссный характер в попытке отложить на будущее решение вопросов верификации, но ни в коем случае не отменяя или подменяя переговорный мандат 1994 г. Оно вызвало большой интерес среди многих стран, однако отсутствие должного запаса политической воли пока не позволило перейти к его практической реализации.

В рамках подготовки к прошлогодней Восьмой обзорной конференции Россия представила несколько инициатив и проектов, которые имеют практическую направленность и несомненную добавленную стоимость в плане создания конкретных механизмов по выполнению положений Конвенции.

В первую очередь необходимо отметить инициативу о создании под эгидой КБТО мобильных медико-биологических отрядов для оказания помощи пострадавшему государству в случае применения биологического оружия, проведения расследования такого применения и содействия в борьбе с эпидемиями различного происхождения. Ее реализация внесла бы большой вклад в улучшение осуществления сразу трех статей Конвенции: Статьи VII (помощь и защита от биологического оружия), Статьи X (международное сотрудничество в предотвращении болезней) и Статьи VI (расследование нарушений). Более того, достигался бы синергетический эффект и значительная экономия средств, поскольку мобильные отряды, являясь многофункциональными, могли бы использоваться для решения широкого спектра задач.

Если говорить о позиционировании мобильных отрядов в стратегии комплексного противодействия угрозе использования биологических агентов в качестве оружия, то руководствовались мы следующими соображениями. Мониторинг соблюдения запретов на разработку и производство биологического оружия требует осуществления контрольных мероприятий, включая объявление соответствующих объектов двойного назначения и проведение посещений на месте. Ничего нового здесь нет – подобный подход применяется по линии МАГАТЭ и ОЗХО. Тем не менее в результате срыва переговоров по разработке Протокола в 2001 г. параметры такого контрольного механизма согласовать не удалось. Поэтому объективных данных о соблюдении указанных положений Конвенции не существует. Это создает ситуацию неопределенности и вызывает вопросы в отношении реального положения вещей. Озабоченность в данном плане только усиливается в связи с чрезмерными объемами финансирования микробиологических программ двойного назначения, проведением сомнительных экспериментов с возбудителями смертельно опасных заболеваний (особенно аэрозольными экспериментами), наращиванием военной медико-биологической активности за пределами национальной территории и другими факторами риска. По этим причинам угрозу применения биологического оружия как государственными, так и негосударственными субъектами нельзя сбрасывать со счетов, тем более что такое применение может быть замаскировано под естественные вспышки инфекционных заболеваний среди людей, животных или растений. Исходя из этого, необходимо иметь в готовности силы и средства быстрого реагирования, способные оперативно разобраться с ситуацией на месте и предпринять безотлагательные действия по купированию эпидемии и ее дальнейшей ликвидации. В случае обнаружения признаков преднамеренного распространения болезни следует также провести соответствующее расследование с целью установления фактов и привлечения виновных к ответственности. В этом логика российской инициативы по мобильным медико-биологическим отрядам как средстве укрепления КБТО и улучшения ее осуществления. Сегодня мы еще не раз услышим о функциональных возможностях и примерах успешного использования специализированных подразделений быстрого реагирования, как российских, так и зарубежных. На наш взгляд, это является подтверждением того, что наша инициатива носит глубоко продуманный характер, является научно обоснованной и востребованной на практике.

Не менее важной является и область мониторинга научно-технических достижений, имеющих отношение к Конвенции. Целью такого мониторинга, с одной стороны, является выявление и анализ рисков, связанных с теми или иными направлениями исследований и технологий, с целью сокращения таких рисков до приемлемого уровня, при этом не нанося ущерба научно-техническому прогрессу. С другой стороны, необходимо повышать осведомленность и широко распространять знания и достижения, способные помочь в реализации целей КБТО, прежде всего, в предотвращении инфекционных болезней независимо от природы их возникновения. В этой связи в 2016 г. Россия разработала предложение о создании под эгидой Конвенции представительного Научно-консультативного комитета. Структуры подобного рода имеют широкое применение в международной практике, и сегодня у нас в программе еще будет доклад о примере успешного функционирования Научно-консультативного совета ОЗХО.

Другой важный вопрос – это повышение транспарентности деятельности биологического профиля, имеющей отношение к КБТО. Особым фактором риска в данном отношении является военная медико-биологическая активность, осуществляемая за пределами национальной территории. Отмечаем значительное расширение масштабов такой деятельности, что заставляет задуматься об ее истинной направленности и содержании. Говорим об этом не понаслышке, поскольку во все большей степени отмечаем такие проявления в странах, находящихся неподалеку от нас. В прошлом году на эту тему Россия представила подробное предложение о совершенствовании мер укрепления доверия КБТО. Считаем, что такое повышение транспарентности будет способствовать улучшению взаимопонимания и способствовать реализации целей Конвенции.

Уважаемые коллеги,

Я остановился только на наиболее существенных аспектах российской повестки дня по укреплению Конвенции и улучшению ее осуществления. Мы, конечно, готовы рассматривать и поддерживать предложения других стран аналогичной направленности. Надеемся, что учет интересов друг друга и готовность к компромиссу послужат надежной основой для достижения договоренности по новой программе работы в рамках КБТО на период 2018-2020 гг., которую следует принять через месяц на совещании государств-участников в Женеве.

Спасибо за внимание.

?

Россия. Весь мир. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 1 ноября 2017 > № 2376210 Сергей Рябков


Турция. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 ноября 2017 > № 2374711 Екатерина Чулковская

Зачем Турция заигрывает с крымскими татарами

Екатерина Чулковская

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория – в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. И крымско-татарский вопрос тут нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву

На прошлой неделе Россия передала Турции двух активистов Меджлиса крымско-татарского народа – Ахтема Чийгоза и Ильхама Умерова. Оба были осуждены в 2014 году по обвинению в сепаратизме. В каком статусе они были переданы турецким властям, неизвестно – пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков отказался комментировать этот вопрос. Представители крымско-татарских активистов отвечают, что российские указы о помиловании Чийгоза и Умерова засекречены.

Но как бы то ни было, очевидно, что освобождение представителей Меджлиса было бы невозможно без посреднических усилий Анкары, которая все активнее примеряет на себя роль главного защитники крымских татар.

Роль диаспоры

Передача Турции крымско-татарских активистов произошла вскоре после того, как президент Эрдоган во время официального визита в Киев призвал освободить всех заключенных крымских татар. В украинской столице он также заявил, что Турция «поддерживает суверенитет Украины и не признает незаконную аннексию Крыма».

Это не первый раз, когда турецкие официальные лица публично осуждают действия России в Крыму. В основном лидеры Турции говорят про Крым во время различных встреч с украинскими коллегами, но не только. Например, в этом году 18 марта турецкий МИД опубликовал заявление, приуроченное к третьей годовщине крымского референдума. Там говорилось, что «Турция поддерживает территориальную целостность Украины» и «продолжит внимательно следить за ситуацией в Крыму и защищать права и интересы крымских татар».

Делая такие заявления, турецкие власти преследуют сразу несколько целей, и не последняя среди них – внутриполитическая. Так, мартовское заявление турецкого МИДа было связано не только с крымским референдумом, но и с турецким – в апреле в стране проходило голосование по конституционным поправкам, расширяющим полномочия президента Эрдогана.

Тогда жесткое заявление по Крыму было с уважением встречено турецкими националистами, которые объединились с правящей партией и поддержали поправки в конституцию. Что касается самой правящей Партии справедливости и развития, то из исламистской она постепенно трансформируется в исламистско-националистическую, поэтому любые жесты в защиту тюркских народов или мусульман добавляют ей популярности.

Кроме того, в Турции проживает порядка трех миллионов человек, имеющих крымско-татарские корни. И многие из них активно участвуют в общественно-политической жизни страны. Работает несколько НКО, представляющих крымских татар. Как правило, турецкие крымские татары придерживаются националистических взглядов. Даже когда Крым был в составе Украины, они призывали освободить полуостров от оккупантов, а сейчас их риторика еще больше ожесточилась.

Мустафа Джемилев, депутат украинской Рады, бывший председатель Меджлиса крымско-татарского народа и влиятельный крымско-татарский активист, стал частым гостем в Турции, где его тепло принимают многие турецкие политики из правящих кругов. В Турции Джемилева называют Кырым-оглу, то есть «сын Крыма».

Время от времени представители крымских татар устраивают в Турции акции протеста против российской оккупации полуострова. Так, в феврале активисты из Ассоциации неправительственных организаций крымских татар организовали пикет возле российского посольства в Анкаре. Участники акции возложили к зданию посольства черный венок в знак протеста против российской политики в отношении Украины.

Реликвия предков

Неоосманская идеология сейчас в Турции в моде. Она прекрасно вписывается в программы и турецких националистов, и правящих исламистов, и крымско-татарских активистов. До 1774 года Крым был частью Османской империи, а в сегодняшней Турции любят вспоминать годы былого величия.

В советские времена Анкара не особо интересовалась полуостровом, но после распада СССР стала проводить в Крыму активную политику. В 1992 году турецкое Агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА) запустило там несколько культурно-образовательных проектов. ТИКА финансировало деятельность различных фондов и организаций крымских татар. Например, Меджлис крымско-татарского народа, Фонд культуры и взаимопомощи крымских татар, Фонд развития Крыма и так далее. Турецкие власти неоднократно обсуждали крымский вопрос и положение крымских татар еще с украинскими властями.

Однако активность Анкары по-прежнему не идет дальше культурно-образовательных программ и заявлений о поддержке коренного народа. В марте 2014 года, накануне референдума в Крыму, когда мировые СМИ говорили о растущем военном присутствии России на полуострове, в Турции внимательно следили за развитием ситуации. Занимавший тогда пост министра иностранных дел Ахмет Давутоглу сделал громкое заявление, что «мы первые поспешим на помощь Крыму – реликвии, оставленной нашими предками».

Тем не менее в реальности на помощь реликвии никто так и не поспешил. Анкара предпочла остаться в стороне от крымских дел. Турция не присоединилась к антироссийским санкциям. Более того, в декабре 2014 года Путин и Эрдоган договорились о строительстве газопровода «Турецкий поток».

Курдский фактор

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория – в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. В конце сентября глава сирийского МИДа Валид Муаллем сказал, что сирийские власти готовы обсуждать с курдами вопрос самоуправления после завершения борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ).

Сирийские курды сразу же откликнулись на заявление Дамаска, заявив, что готовы к переговорам. Перспектива таких переговоров очень пугает турецкие власти. Чтобы ослабить сирийских курдов, Турция начала в Сирии военную операцию. Но на фоне успехов сирийских курдов в борьбе против ИГИЛ и новостей об освобождении бывшей столицы террористов Ракки возможность курдской автономии в Сирии выглядит вполне реальной. Поэтому сейчас для Анкары как никогда важно заручиться в этом вопросе поддержкой Москвы, которая может оказать влияние как на Дамаск, так и на самих сирийских курдов.

В этой ситуации крымско-татарский вопрос нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву. Однако активного вмешательства Турции в крымско-татарские дела и тем более открытой конфронтации с Россией по этому вопросу ожидать все-таки не стоит. Дальше риторики и посреднических усилий, как в случае с представителями Меджлиса, дело вряд ли пойдет. У Турции и без Крыма сейчас в избытке внутренних и внешних проблем, решение которых для нее куда важнее, чем самоопределение крымских татар.

Турция. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 ноября 2017 > № 2374711 Екатерина Чулковская


Россия. Весь мир. ДФО. ЮФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > amurmedia.ru, 30 октября 2017 > № 2451613 Евгений Демин

Демин: Фестиваль в Сочи позволил сформировать команду будущего развития Хабаровского края

Отличную работу краевой делегации на мероприятии международного уровня отметил даже губернатор Вячеслав Шпорт

Участие делегации из Хабаровского края во Всемирном фестивале молодежи в Сочи будет иметь далеко идущие последствия с точки зрения развития региона, считает председатель комитета по молодежной политике правительства Хабаровского края Евгений Демин. В интервью аналитическому обозревателю ИА AmurMedia Евгению Никитенко чиновник рассказал о том, как утверждался состав делегации, и подвел итоги фестиваля.

— Евгений Александрович, расскажите пожалуйста, какую цель преследует проведение фестиваля и чем он так важен?

— Всемирный фестиваль молодежи и студентов проводился на территории нашего государства уже третий раз. Первые два состоялись еще во времена СССР, в 1957 и 1985 годах, и вот спустя 32 года в мы снова его приняли. Он проводится под эгидой "Всемирной федерации демократической молодежи" и основными целями установлены: сплочение молодежи разных стран, ее знакомство и общение, возможность показать другим народам и культурам свою уникальность, представить себя с лучшей стороны и продемонстрировать на что способны лучшие представители нации. Молодежь в данном контексте всегда находится на пике изменений и является той движущей силой, которая помогает обществу развиваться и идти вперед семимильными шагами.

— Делегация Хабаровского края была одной из самых многочисленных, как она формировалась?

— Просто так попасть в делегацию было невозможно: всего было подано порядка 300 заявок на участие, а состав группы по квоте изначально предусматривал лишь 45 человек. Мы поняли, что далеко не все яркие представители края смогут поехать на фестиваль, и договорились с "Росконгрессом", что квота края будет увеличена. В результате от нас поехало 55 представителей. Всего от нас в фестивале приняли участие 50 волонтеров, 32 представителя предприятий — основных партнеров фестиваля: "Ростелеком", "РЖД" и "КНААЗ", еще 24 человека были задействованы в региональной программе во Владивостоке. Таким образом мы стали одной из самых многочисленных делегаций региона. Отмечу, что была поставлена задача представить Хабаровский край не только с интеллектуальной точки зрения, но и показать его творческий потенциал. С этой целью на фестиваль отправили фолк-фьюжн проект "Красные бусы", который произвел настоящий фурор среди иностранных участников за счет необычного исполнения и подачи. Так в один из дней коллектив устроил выступление перед центральным входом в медиацентр, где проходили основные мероприятия фестиваля. Оно сразу же привлекло внимание иностранных делегатов, которые начали фотографировать концерт и даже пытались подпевать. Это в очередной раз говорит, что интерес к участникам нашей делегации был, и большой. Кроме того, “Красные бусы" участвовали и в региональной программе, в которой очень хорошо представили Хабаровский край.

— Предполагался ли какой-то результат для региона, когда формировалась делегация. Должны ли были ребята вернуться сюда с сочинским "зарядом", новыми идеями?

— Если говорить в целом, то основной задачей было формирование команды молодых, креативных, инициативных людей, которые, поучаствовав в фестивале, вернулись бы в Хабаровский край и могли нести новые идеи и продвигать регион на российском и международном уровне. Собственно, у этих 55 человек появилось большое количество знакомств с российскими и международными делегатами, нашим участникам удалось принять участие почти во всех мероприятиях фестиваля, как творческих, так и научных и спортивных.

— Можете привести примеры?

— Например, получилось задать вопросы и пообщаться со спикером Госдумы VII созыва Вячеславом Володиным, побывать на встрече с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, где хабаровчанин Максим Сикач презентовал проект международного уголовного кодекса. Георгий Степанов получил спецприз за доклад о гидросамолете-амфибии СУ-21 "Стерх" на секции "Технологии будущего", где присутствовала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Председатель городского добровольческого штаба Станислав Кормилец работал на площадке "Гражданская платформа развития", и благодаря активности и дельным предложениям получил приглашение поучаствовать во встрече с президентом РФ Владимиром Путиным.Кирияк Сергей, участвуя в футбольном матче "Кубок континентов" против Америки, забил угловой и поставил точку в игре, что позволило занять третье место в общем зачете. По итогу каждый из делегатов смог чем-то отличиться и внести свой вклад в общее дело фестивального движения.

Глядя на результаты участия в фестивале мы понимаем, что делегация была сформирована правильно, в нее вошли только лучшие представители Хабаровского края, о чем говорят их результаты и достижения.

— Губернатор Хабаровского края на расширенном аппаратном заседании высоко оценил уровень подготовки делегации, а он лично мог в этом убедиться, ведь сам возглавлял ее первые три дня, прошелся по стендам регионов, пообщался с ребятами и отметил, что можно поставить нам твердую пятерку с плюсом. Кроме делегации, на фестивале отлично отработали наши волонтеры, которые представили следующие направления работы: навигация в "Медалс Плаза", управление потоками в главном медиацентре, размещение гостей, работа в центре выдачи экипировки и аккредитации, деятельность в качестве атташе (в том числе делегаций Армении, Кубы, Мозамбика, Индонезии), питание, спортивная и культурная программы. 14 волонтеров делегации отработали на направлениях повышенной ответственности — стали тим-лидерами, супервайзерами и chief-атташе на своих объектах. 8 из них вошли в число "500 золотых" волонтеров Фестиваля. Напомню что всего на фестивале работало 5000 волонтеров.

— Иностранцы интересовались выставкой Хабаровского края?

— Да, в рамках фестиваля проходила молодежная выставка, на которой каждый представитель делегации мог рассказать о своем регионе. Могу сказать, что выставка Хабаровского края пользовалась бешеным спросом, возле нее постоянно толпилась очередь. А за все время работы ее посетили порядка 5 тысяч человек. Виртуальный полет Сочи-Хабаровский край через очки виртуальной реальности ежедневно в течение 10 дней смотрели около 500 человек. В этом ролике мы постарались отразить всю возможную информацию о регионе: от увлечений молодежи до красоты природы и технологических достижений, таких, как новый уникальный самолет-невидимка 5-го поколения. Помимо всего прочего, по миру разлетелось порядка 3 тысяч открыток с видами края — мы очень трепетно выбирали, что именно будет на них изображено, и в итоге остановились на Шантарском архипелаге, озере Амут в Солнечном районе, виде Хабаровска с Утеса с памятником Муравьеву-Амурскому и изображением того самого суперсовременного истребителя пятого поколения — Т-50.

— Что этот фестиваль в итоге дал Хабаровскому краю?

— Ребята получили возможность поучаствовать в мероприятии всемирного уровня и, конечно, это прежде всего колоссальный опыт: вернувшись в свои города и муниципальные районы, ребята смогут рассказать о всемирном фестивале, тех людях, с которыми они познакомились, традициях и обычаях других стран. Всегда интересно, чем живет и куда движется молодежь других регионов, а члены нашей делегации приняли участие в большом количестве дискуссионных площадок.

Поучаствовав в фестивале, нам удалось сформировать команду будущего Хабаровского края, которая готова и способна отдавать свои силы для дальнейшего развития и продвижения региона на российском и международном уровне.

— Обсуждался ли вопрос проведения следующего фестиваля молодежи?

— У всемирного фестиваля молодежи и студентов нет конкретных дат, рамок, сроков проведения. Он организуется по мере необходимости и по мере того, как страна-хозяин готова принять очередной фестиваль.

— В нашем регионе есть хоть и менее масштабное, но все-таки очень серьезное мероприятие — форум "Амур". Можно ли надеяться, что он рано или поздно сможет выйти на международный уровень?

— В принципе Хабаровский край — это регион, который готов принимать у себя мероприятия всероссийского и международного уровня. Ведь, привлекая сюда внешние проекты, мы даем толчок для внутреннего развития региона, благодаря чему становится гораздо проще двигаться дальше. Как пример можно привести очередной Чемпионат Мира по хоккею с мячом, который будет проходить в следующем году, хотя, казалось бы, в 2015 только завершился предыдущий. Тем не менее мы понимаем, что это развитие спорта. Сюда же можно отнести недавний Чемпионат Мира по карате, Чемпионат World Skills, запланированный на 2020 год. По тем же причинам в 2016 году появился региональный форум "Амур". И уже достигнута предварительная договоренность, что в 2018 году форуму "Амур" придадут статус всероссийского. Это большая ответственность для нашей территории, потому что предполагает совершенно другой уровень спикеров, экспертов, количество участников, которое с 250 на каждую смену возрастет до 370, причем это будут ребята не только с территории ДФО, но со всей страны. Наша задача — организовать форум на высоком уровне, достойно показать Хабаровский край, его возможности, достижения, региональный потенциал. Кроме того, это поможет региону двигаться вперед, потому что благодаря подобным мероприятиям мы привлекаем сюда лучшие ресурсы, практики, опыт и используем здесь.

Россия. Весь мир. ДФО. ЮФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > amurmedia.ru, 30 октября 2017 > № 2451613 Евгений Демин


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364458 Леонид Радзиховский

Жесткий приказ Кремля: почему Собчак признала Крым украинским

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Журналист и возможный кандидат в президенты России Ксения Собчак на пресс-конференции 24 октября заявила, что Крым принадлежит Украине и был отнят Россией в нарушение Будапештского меморандума. Кроме того, она указала на необходимость решения вопроса украинских политзаключенных в РФ. Российский публицист и журналист Леонид Радзиховский рассказал «Апострофу», почему, по его мнению, Собчак выступила с подобным заявлением и что указывает на то, что она баллотируется в президенты «по жесткому приказу Кремля».

Поскольку кандидат в президенты Ксения Собчак — проект Кремля, она же не должна выходить и говорить: «Я — за Путина». Она должна говорить: «Я — против Путина. Я представляю оппозиционную точку зрения». Это ее роль в этом спектакле. Она в соответствии с ролью себя и ведет. Более того, она формулирует такие резкие оценки, которые в России относительно мало кто поддерживает. Потому что, во-первых, ей нет нужды гоняться за большим количеством тех, кто за нее проголосует. Во-вторых, как раз такие резкие оценки, которые не совпадают с мнением большинства жителей РФ, работают на то, чтобы показать, насколько слабы, непопулярны и невлиятельны прозападные либеральные силы. Так что она все делает, как и было задумано.

Она и дальше будет Путина критиковать, и достаточно энергично. Просто не переходя на личности и не задевая темы, связанные с личными деньгами, то есть те, которые Путину неприятны и для него лично болезненны. А политически она, безусловно, будет именно его критиковать. Кого же еще?

По российскому закону, который ради Собчак никто же не изменит, в президенты можно идти или от партии, которая представлена в Думе, либо имеет там какое-то количество голосов («Яблоко», например) — но у Собчак нет никакой партии, вообще никакой, — или собрав не менее 300 тысяч подписей по всем регионам России. У Собчак нет организации, она должна вот сейчас, с колес, создать организацию, которая за полтора-два месяца соберет по всем регионам России 300 тысяч подписей, но не более двух тысяч в каждом регионе. И это должны быть подписи такого качества, чтобы их зарегистрировал ЦИК. То есть нужно раздать деньги местным конторам — ЖЭКам или каким-то бюро, чтобы те собрали подписи. Этот номер нереален — потому что если администрация президента не захочет, то ЦИК эти подписи не зарегистрирует. Кроме того, за месяц создать организацию, которая во всех регионах соберет 300 тысяч подписей, практически нереально.

Второй момент — деньги. В России просто нет таких сумасшедших олигархов, которые будут давать деньги против желания администрации президента. Естественно, ни одного шанса у Собчак нет — все это прекрасно знают. Тогда зачем давать деньги? Кому нужны проблемы? И ради чего?

Следовательно, по двум этим позициям — организационная работа и деньги — очевидно, что Собчак может действовать даже не с согласия, а только по жесткому приказу Кремля. А Кремлю это нужно для оживления этого абсолютно мертвого действа, которое невозможно смотреть (президентских выборов в РФ — прим. ред.). Кроме того, Собчак должна показать, насколько маловлиятельные и малопопулярные либералы, что, мол, вообще либералы — это просто шуты гороховые, клоуны вроде нее.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364458 Леонид Радзиховский


Россия. Китай. Весь мир. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 19 октября 2017 > № 2355892 Владимир Путин, Джек Ма

Заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Владимир Путин выступил на итоговой пленарной сессии XIV ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» под названием «Мир будущего: через столкновение к гармонии».

Общая тема «Валдая» в этом году – «Созидательное разрушение: возникнет ли из конфликтов новый мировой порядок?».

Участники дискуссий в течение четырёх дней работы форума обсуждают происходящие в современном мире политические и социальные конфликты, возможности адаптации общества к новым факторам и условиям. Через анализ современных конфликтов эксперты и политологи прогнозируют контуры мира будущего.

В этом году заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай» собрало более 130 участников из 33 стран мира.

Вместе с главой Российского государства в итоговой пленарной сессии приняли участие бывший президент Афганистана Хамид Карзай, научный директор Норвежского Нобелевского института Асле Тойе, председатель совета директоров компании «Алибаба-групп» Джек Ма.

* * *

Ф.Лукьянов: Уважаемые друзья! Дорогие гости!

Я очень рад приветствовать вас сегодня на пленарном, финальном заседании XIV конференции Валдайского клуба.

Мы, как и всегда, до этого заседания провели три интереснейших дня в дискуссиях на самые важные и актуальные темы. Название в этом году, может быть, немножко претенциозное. Мы заимствовали его у знаменитого экономиста и социолога XX века Йозефа Шумпетера, вспомнив его термин «созидательное разрушение», из которого, по его версии, рождается новый порядок и новый мир. Мы в эти дни пытались понять, всё-таки в этом словосочетании на какую часть надо делать упор – на созидание или на разрушение, ну и высказывались очень разные точки зрения.

Я хотел бы прежде всего попросить председателя совета Фонда «Валдай» Андрея Быстрицкого очень коротко рассказать, о чём, собственно, мы разговаривали и к чему пришли. Андрей Георгиевич.

А.Быстрицкий: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые господин Карзай, господин Ма и господин Тойе! Уважаемые коллеги!

Это большая честь – быть сегодня вместе с вами на заключительной панельной дискуссии XIV ежегодной Валдайской конференции. Конференция, на мой и не только на мой взгляд, весьма удачная. Во всяком случае практически все, с кем мне довелось поговорить, высказывались о нашей конференции в самой превосходной степени.

В какой-то мере мне кажется, что ежегодные большие валдайские конференции с их возрастающим, по-моему, качеством в чём-то напоминают нотные листы композитора Ференца Листа, который писал на них пометки для музыкантов. На первом он написал: «Играть быстро», на втором – «Ещё быстрее», на третьем – «Так быстро, как только возможно», а на четвёртом – «Ещё быстрее». Так что для следующей валдайской конференции нам надо придумать что-нибудь особенное.

Имя нынешней конференция – «Созидательное разрушение: возникнет ли из конфликтов новый мировой порядок?» Эта тема стала естественным развитием предыдущих валдайских конференций, на которых обсуждались и тот самый мировой порядок, и существуют ли какие-нибудь правила мировой игры, и многое другое.

Идея того, что, разрушая, можешь созидать, конечно, не нова. Ещё в древности говорили, что борьба, конфликт – основа всего. Другое дело, что развитие через противоречие возможно тогда и только тогда, когда люди в состоянии рационально подходить к конфликтам, действовать разумно.

К сожалению, и это было отмечено в предварительном докладе нашего клуба, рациональность ныне в дефиците. Похоже, к достижениям нашего клуба можно теперь отнести появление фактически нового термина «стратегическая фривольность», что означает готовность создавать крайне рискованные ситуации в угоду сиюминутным, тактическим, часто даже вздорным интересам. Да и в целом конференция изобиловала самыми разными и весьма яркими заявлениями, что в какой-то степени отражало общий настрой, общее чувство того, что, возможно, наступают крайние времена. Сказал же один из участников, что самое главное – избежать войны в ближайшие 15 лет, а другой вообще оценил вероятность войны на Корейском полуострове в 20 процентов.

В целом же в ходе нашей конференции мы пытались охватить максимально широкий круг конфликтов, которые определяют судьбу человечества. Так, речь шла о конфликте геополитических картин мира, о том, что элиты разных стран мир видят неодинаково. А это означает, что никакого общего представления о том, какое будущее нужно человечеству, нет. Но в то же время невозможно и обойтись без этих общих представлений, поскольку мир куда более един и его части связаны между собой теснее, чем когда-либо прежде.

Беда ещё и в том, что нынешний мир не столько производит безопасность, сколько потребляет и тратит прежнюю, накопленную многими осторожными политиками прошлого. По мнению некоторых членов клуба, необходимо вообще пересмотреть когда-то незыблемые понятия геополитики – вроде разделения на центр и периферию или континентальные и морские державы.

Обсуждались и конфликты, связанные с гуманизмом и технологиями. Ещё сравнительно недавно технологии в сущности усиливали, развивали существующие качества человека, помогали ему удовлетворять свои потребности, например в быстрой езде. Паровоз был, конечно, изобретён именно для этого. Но теперь новые технологии фактически видоизменяют структуру потребностей человека, навязывают ему новые, прежде никогда не существовавшие модели поведения. В конце концов в той или иной форме появится искусственный разум, а роботы заменят человека во многих профессиях. Но что будут с этим делать люди, какова будет их реакция – большой вопрос. Особо если искусственный интеллект, как заметил один из участников, явится в образе очаровательной блондинки.

Зато совершенно очевидно, помимо этого, что новые информационные технологии привели к тому, что информационное пространство стало таким же ценным, как и простая земля во времена Колумба, и вторжение в чужое информационное пространство воспринимается сейчас как важнейшая угроза национальной безопасности.

Не могли мы и не обсудить конфликт человека и природы. Хотя бы потому, что, пускай даже с искусственным разумом в обнимку, люди должны где-то жить, а территории дикой природы стремительно сокращаются. Уже сегодня число тигров, например, живущих в неволе, превосходит количество тех, кто остался в тайге или в джунглях. Мы обсуждали, что наше отношение к природе должно быть радикально пересмотрено, что экономика в какой-то степени должна быть подчинена экологическим доминантам. И прежде всего потому, что могущество человека возросло многократно, а вот возросла ли ответственность за мир и наша возможность регулировать мировые процессы – это вопрос.

Кроме того, буквально вчера был представлен валдайский «Индекс готовности стран к будущему», разработанный при поддержке ВЦИОМ. Этот индекс, пока охвативший страны «большой двадцатки», должен показывать готовность стран, государств к различным вызовам будущего, которые, по всей видимости, малопредсказуемы.

И ещё одно. Мы впервые вручили новую валдайскую премию, первую: за вклад в понимание современных мировых процессов, объяснение происходящего. И, согласно решению жюри, в этом году её получил российский академик, востоковед Виталий Наумкин. Спасибо большое.

Ф.Лукьянов: Спасибо, Андрей Георгиевич. Как Вы видите, повестка была крайне насыщенной и охватывала практически всё что только можно.

Когда собираются эксперты, они могут себе позволить алармизм и даже какую-то долю пессимизма, смотреть в будущее со страхом. Но в этом их преимущество перед политиками, потому что политики, государственные деятели такого себе позволить, безусловно, не могут: они обязаны быть оптимистами. Поэтому я хочу предоставить слово Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину для заряда оптимизмом.

В.Путин: Большое спасибо!

Не знаю, насколько это будет оптимистично, но знаю, что у вас очень активные шли дискуссии эти три дня. Попробую, как у нас уже сложилось, высказать свою точку зрения по некоторым вопросам. Если в чём-то повторюсь, то вы, пожалуйста, не сердитесь, потому что я не следил за всеми дискуссиями.

Вначале хотел бы поприветствовать и господина Карзая, и господина Ма, господина Тойе, всех наших коллег, друзей, вижу в зале очень много знакомых лиц. Рад всех приветствовать на заседании Валдайского клуба.

По традиции этот форум посвящён дискуссиям по самым актуальным вопросам глобальной политики и экономики. На этот раз организаторы, как только что было сказано ещё один раз, предложили весьма сложную задачу – попытаться заглянуть за горизонт, поразмышлять над тем, какими будут грядущие десятилетия для России и всего международного сообщества. Конечно, нельзя до конца предугадать и учесть все возможности и риски, с которыми мы столкнёмся. Но нам нужно понимать, чувствовать именно ключевые тенденции, искать нетривиальные ответы на вопросы, которые ставит и ещё наверняка поставит перед нами будущее. А темп событий таков, что реагировать на них нужно постоянно и быстро.

Мир вступил в эпоху стремительных перемен. Реальностью, обыденностью становится то, о чём ещё совсем недавно говорили как о фантастике, как о чём-то несбыточным. Качественно новые процессы одновременно разворачиваются во всех сферах. Напряжённая динамика общественной жизни разных стран, технологическая революция – всё это переплетается с изменениями на международной арене. Обостряется конкуренция за место в мировой иерархии. При этом многие прежние рецепты глобального управления, преодоления конфликтов и естественных противоречий уже не годятся, часто не срабатывают, а новые ещё пока не выработаны.

Разумеется, интересы государств далеко не во всём совпадают. Это нормально, естественно, так было всегда. У ведущих держав разные геополитические стратегии, видение мира. Такова неизменная сущность международных отношений, построенных на балансе взаимодействия и конкуренции.

Правда, когда этот баланс нарушается, когда под вопрос ставится соблюдение и даже само наличие общепринятых правил поведения, когда свои интересы продавливаются любой ценой, противоречия становятся непредсказуемыми и опасными, приводят к жёстким конфликтам.

При этом ни одна реальная международная проблема в таких условиях и при такой постановке вопроса не решается, отношения между странами только деградируют. Безопасности в мире становится меньше. Вместо продвижения прогресса, демократии свободу рук получают радикальные элементы, экстремистские группировки, которые отрицают саму цивилизацию, стремятся ввергнуть её в архаику и хаос, в варварство.

История последних лет наглядно всё это продемонстрировала. Достаточно посмотреть, что получилось на Ближнем Востоке, который попытались переоформить, переформатировать под себя некоторые игроки, навязать чужую модель развития через управляемые извне перевороты, а то и просто напрямую силой оружия. Вместо того чтобы сообща выправлять ситуацию, нанести реальный удар по терроризму, а не имитировать борьбу с ним, некоторые наши коллеги делают всё, чтобы хаос в регионе стал перманентным. Кому-то кажется до сих пор, что можно управлять этим хаосом.

А вот некоторые современные опыты последнего времени всё-таки показывают и положительные примеры, имею в виду – наверное, вы и ожидали, что я это скажу, – сирийский опыт. Он как раз показывает, что такой самоуверенной и разрушительной политике есть альтернатива. Россия противостоит террористам вместе с законным правительством Сирии и с другими государствами региона, действует на основе международного права. И я бы хотел сказать, что эти действия, позитивное движение даётся нам непросто. В регионе очень много противоречий. Но мы набрались терпения и с этим терпением очень аккуратно, взвешивая каждый шаг и слово, работаем со всеми участниками этого процесса, уважая их интересы.

И наши усилия, результативность которых когда-то, ещё совсем недавно, коллеги ставили под сомнение, скажу аккуратно – всё-таки вселяют сегодня надежду. Они оказались очень важными, правильными, профессиональными и ко времени.

Или другой пример – клинч вокруг Корейского полуострова, наверняка вы об этом тоже много сегодня говорили. Да, мы, безусловно, осуждаем ядерные испытания, проводимые КНДР, полностью выполняем при этом все решения в отношении Северной Кореи, принятые в рамках Совета Безопасности ООН, – я хочу это подчеркнуть, коллеги, чтобы здесь не было никакого двойного толкования: мы выполняем все решения Совбеза ООН. Но решать эту проблему, безусловно, нужно путём диалога, а не загонять Северную Корею в угол, не угрожать применением силы, не опускаться до откровенного хамства и ругани. Нравится это или не нравится, нравится кому-то северокорейский режим или не нравится, нельзя забывать, что Корейская Народно-Демократическая Республика – это суверенное государство.

Любые противоречия нужно разрешать цивилизованно. Россия всегда выступала именно за такой подход. Твёрдо убеждены: даже самые сложные узлы, будь то кризис в Сирии или в Ливии, на Корейском полуострове или, скажем, на Украине, надо распутывать, а не рубить.

То, насколько хрупкой может быть стабильность даже в благополучном, состоявшемся государстве, наглядно показывает ситуация в Испании. Кто ещё совсем недавно мог ожидать, что дискуссия о статусе Каталонии, имеющая давнюю историю, выльется в острый политический кризис?!

Позиция России здесь известна. Всё происходящее – это внутреннее дело Испании и должно быть урегулировано в рамках испанского законодательства в соответствии с демократическими традициями. Знаем, что руководство страны предпринимает шаги в этом направлении.

В ситуации с Каталонией мы увидели единодушное осуждение сторонников независимости Евросоюзом и целым рядом других государств. Вы знаете, в этой связи не могу не отметить: раньше надо было думать об этом. Что, никто не знал о подобных длящихся веками противоречиях внутри самой Европы? Знали ведь, правда? Знали. Однако в своё время фактически приветствовали распад целого ряда государств в Европе, не скрывая радости по этому поводу.

А зачем же нужно было так бездумно, исходя из текущей политической конъюнктуры и желания угодить – прямо скажу – «старшему брату» из Вашингтона, безоговорочно поддерживать отделение Косово, провоцируя подобные процессы в других регионах Европы, да и в мире?

Напомню, что, когда Крым, например, так же объявил о своей независимости, а затем и в результате референдума о присоединении к России, вот уже почему-то это не понравилось. А теперь вот, пожалуйста, – Каталония. В другом регионе – Курдистан. И это, может быть, ещё далеко не исчерпывающий список. И возникает вопрос: а что мы будем делать, как к этому относиться?

Получается, на взгляд некоторых наших коллег, есть «правильные» борцы за независимость и свободу – и есть «сепаратисты», которые не могут отстаивать свои права, даже с помощью демократических механизмов.

Подобные, как мы говорим всё время, двойные стандарты – вот ярчайший пример двойных стандартов – таят в себе серьёзную опасность для стабильного развития Европы и других континентов, для продвижения интеграционных процессов в мире.

В своё время апологеты глобализации убеждали нас в том, что гарантией от конфликтов и геополитического соперничества станет всеобщая экономическая взаимозависимость. Увы, этого не произошло; больше того, характер противостояний усложнился, они стали многослойными и нелинейными.

Да, взаимосвязь – это сдерживающий, стабилизирующий фактор. Но вместе с тем мы наблюдаем всё больше примеров, когда политика грубо вмешивается в экономические, рыночные отношения. Совсем недавно говорили, что это невозможно, контрпродуктивно и этого нельзя допустить. Теперь те, кто так говорил, сами это всё делают. Некоторые даже не скрывают, что используют политические предлоги и поводы, чтобы продвинуть собственные чисто коммерческие интересы. Так, недавний санкционный пакет, принятый американским конгрессом, откровенно нацелен на то, чтобы вытеснить Россию с европейских рынков энергоносителей, заставить Европу перейти на более дорогой сжиженный газ из США. Да и объёмов-то ещё там не хватает.

Нам пытаются чинить препятствия в прокладке новых энергомаршрутов, «Южного» и «Северного» потоков, несмотря на то, что такая диверсификация логистики экономически эффективна, выгодна Европе, служит укреплению её безопасности.

Повторю, у каждого государства, естественно, есть свои политические, экономические и другие интересы – вопрос в том, как, какими средствами их защищать и продвигать.

В современном мире стратегический выигрыш невозможен за счёт других. Подобная политика, основанная на самоуверенности, эгоизме, претензиях на собственную исключительность, ни уважения, ни истинного величия не принесёт, а вот естественное, справедливое отторжение и противодействие неизбежно вызовет. И в результате мы получим дальнейший рост напряжённости, противоречий вместо того, чтобы вместе пытаться сформировать устойчивый, стабильный миропорядок, ответить на те технологические, экологические, климатические, гуманитарные вызовы, с которыми сталкивается сегодня всё человечество.

Уважаемые коллеги! Научно-технический прогресс, роботизация, цифровизация уже ведут к глубоким экономическим, социальным, культурным, ценностным сдвигам. Перед нами открываются немыслимые ранее перспективы и возможности. Однако при этом потребуется найти ответы и на множество вопросов. Каким будет место человека в треугольнике «люди – техника – природа»? Как поведут себя государства, в которых из-за климатических и экологических изменений могут попросту исчезнуть условия для нормальной жизни? Как при роботизации обеспечить занятость? Как будет трактоваться клятва Гиппократа в эпоху, когда врач будет обладать возможностями едва ли не всесильного волшебника? Наконец, не утратит ли человеческий интеллект способность контролировать интеллект искусственный? И не станет ли искусственный интеллект самостоятельным субъектом, независимым от нас?

Раньше, оценивая роль и влияние государств, говорили о значении геополитического фактора, о размерах территории, обладании военной силой, природными ресурсами. Безусловно, это и сегодня важнейшие факторы. Однако теперь другим важнейшим фактором, без всяких сомнений, становится научно-технологический, и его значение будет только усиливаться.

Собственно говоря, так было всегда, но сегодня это будет иметь прорывной характер и очень быстро будет решающим образом влиять на сферу политики и безопасности. Так, научно-технологический фактор приобретает универсальное политическое значение.

Очевидно также, что никакие самые современные технологии сами по себе не обеспечат устойчивое развитие. Гармоничное будущее невозможно без социальной ответственности, без свободы и справедливости, без уважения к традиционным этическим ценностям, к достоинству человека. Иначе «прекрасный новый мир» вместо благоденствия и перспектив для каждого может обернуться тоталитаризмом, кастовым обществом, конфликтами и ростом противоречий.

Уже сегодня растущее неравенство формирует у миллионов людей, у целых народов ощущение несправедливости и обделённости. И как результат – радикализация, стремление изменить положение вещей любым путём, вплоть до насильственного.

Кстати, это уже было в истории многих стран, в том числе и в истории нашей страны, истории России. Когда вслед за успешным технологическим, индустриальным рывком следовали драматические потрясения и революционные срывы, потому что не были вовремя разрешены накопившиеся социальные противоречия, не преодолены явные общественные анахронизмы.

Революция – это всегда следствие дефицита ответственности, как тех, кто хотел бы законсервировать, заморозить отживший, явно требующий переустройства порядок вещей, так и тех, кто стремится подстегнуть перемены, не останавливаясь перед гражданскими конфликтами и разрушительным противостоянием.

Сегодня, обращаясь к урокам столетней давности, к русской революции 1917 года, мы видим, какими неоднозначными были её результаты, как тесно переплетены негативные и, надо признать, позитивные последствия тех событий. И зададимся вопросом: разве нельзя было развиваться не через революцию, а по эволюционному пути – не ценой разрушения государственности, беспощадного слома миллионов человеческих судеб, а путём постепенного, последовательного движения вперёд?

Вместе с тем общественная модель, идеология, во многом утопичные, которые на начальном этапе после революции 1917 года пыталось реализовать образовавшееся новое государство, дали мощный стимул для преобразований по всему миру (это совершенно очевидный факт, это нужно тоже признать), вызвали серьёзную переоценку моделей развития, породили соперничество и конкуренцию, выгоды из которых, я бы сказал, в большей степени извлёк именно так называемый Запад.

Что имею в виду? Это не только геополитические победы по итогам так называемой холодной войны. Ответом на совсем другое, ответом на вызов со стороны СССР стали многие западные достижения ХХ века. Имею в виду повышение уровня жизни, формирование мощного среднего класса, реформы рынка труда и социальной сферы, развитие образования, гарантии прав человека, включая права меньшинств и женщин, преодоление расовой сегрегации, которая, напомню, ещё несколько десятилетий назад была постыдной практикой во многих странах, включая Соединённые Штаты.

После радикальных изменений, которые произошли в нашей стране и мире на рубеже 1980–1990-х годов, возник действительно уникальный шанс открыть по-настоящему новую страницу истории. Имею в виду период после того, как Советский Союз прекратил своё существование.

К сожалению, западные партнёры, разделив геополитическое наследие СССР, уверовали в собственную неоспоримую правоту, объявив себя победителями в «холодной войне», о которой я только что упоминал, стали открыто вмешиваться в дела суверенных государств, экспортировать демократию, так же как в своё время советское руководство пыталось экспортировать социалистическую революцию по всему миру.

Мы столкнулись с переделом сфер влияния и расширением НАТО. А самоуверенность всегда оборачивается ошибками. Итог печален. Это потерянные два с половиной десятилетия, множество упущенных возможностей и тяжёлый груз взаимного недоверия. Глобальный дисбаланс при этом только усилился.

Да, мы слышим декларации о приверженности решений мировых проблем, однако на деле видим всё большее проявление эгоизма. Эрозии подвергаются международные институты, призванные гармонизировать интересы и формулировать совместную повестку дня, девальвируются базовые многосторонние международные договоры и важнейшие двусторонние соглашения. Мне только что сказали, буквально несколько часов назад Президент Соединённых Штатов в социальных сетях высказался по поводу сотрудничества России и Соединённых Штатов в одной из очень важных областей – в сфере ядерного взаимодействия. Действительно, это важнейшая сфера взаимодействия между Россией и Соединёнными Штатами, имея в виду, что Россия и США несут особую ответственность перед всем миром как две крупнейшие ядерные державы. Но я, пользуясь этим, всё-таки хотел бы сказать подробнее, что же происходило в эти годы, в эти десятилетия в этой важнейшей сфере, чтобы дать более полную картину. Займу у вас дополнительно не больше двух минут.

В 1990-х годах было заключено несколько знаковых двусторонних соглашений. Первое – 17 июня 1992 года, это программа Нанна – Лугара. И второе – 18 февраля 1993 года, программа «ВОУ–НОУ». Высокообогащённый уран переводился в низкообогащённый, поэтому «ВОУ–НОУ».

Проекты по первому соглашению касались модернизации систем контроля, учёта и физической защиты ядерных материалов, демонтажа и утилизации подводных лодок и радиоизотопных термоэлектрических генераторов. В рамках выполнения российских обязательств американцы совершили, прошу внимания (это не секретная информация, но просто об этом мало кто знает), 620 проверочных визитов, причём в святая святых российского ядерного оружейного комплекса: на предприятия, занимающиеся разработкой ядерных зарядов и боеприпасов, наработкой плутония и урана оружейного качества. США получили доступ на все совершенно секретные объекты Российской Федерации. При этом соглашение носило фактически односторонний характер.

В рамках второго соглашения американцы совершили ещё 170 визитов теперь на наши обогатительные комбинаты, причём в самые закрытые их зоны: в узлы смешивания и на склады хранения материалов. На самом мощном в мире ядерном обогатительном Уральском электрохимическом комбинате был даже оборудован постоянно действующий американский наблюдательный пост, а прямо в цехах этого комбината были созданы постоянные рабочие места, куда американские специалисты каждый день ходили как бы на работу, да не как бы, а ходили на работу. А в их помещениях, как водится в таком случае, на совершенно секретных российских объектах стояли американские флаги. Кроме того, был составлен список из 100 американских специалистов от десяти различных организаций США, которые получили право проводить дополнительные инспекции в любое время и без всякого предупреждения. И всё это продолжалось на протяжении десяти лет. В рамках этого соглашения в России было выведено из военного обращения 500 тонн оружейного урана, что эквивалентно примерно 20 тысячам ядерных боезарядов.

Программа «ВОУ–НОУ» стала одной из самых эффективных мер реального разоружения в истории человечества, могу сказать это с полной уверенностью. Каждый шаг российской стороны при этом скрупулёзно контролировался американскими специалистами, тогда как сами США ограничились гораздо более скромными сокращениями своего ядерного арсенала, причём сугубо в порядке доброй воли.

Наши специалисты посещали предприятия ядерно-оружейного комплекса США тоже, но только по приглашению и на условиях, определённых самой американской стороной.

С российской стороны, как вы видите, была продемонстрирована абсолютно беспрецедентная открытость и доверие. Кстати говоря, – мы ещё, наверное, поговорим об этом, – что мы от этого получили, тоже хорошо известно: полное игнорирование наших национальных интересов, поддержка сепаратизма на Кавказе, действия в обход Совета Безопасности ООН силового характера, скажем, бомбардировки Югославии и Белграда, ввод войск в Ирак и так далее. Ну понятно: посмотрели, в каком состоянии ядерный комплекс, Вооружённые Силы, экономика, – международное право уже оказалось ненужным.

В 2000–е годы в нашем сотрудничестве со Штатами наступил новый этап действительно равноправного партнёрства. Он ознаменовался заключением ряда стратегических договоров, соглашений в области мирного использования ядерной энергии, известного в США, как «Соглашение 123». Однако в 2014 году американская сторона в одностороннем порядке фактически работу в рамках Соглашения прекратила.

Вызывает недоумение и озабоченность ситуация вокруг Соглашения об утилизации оружейного плутония от 20 августа – в Москве было подписано – и 1 сентября, в Вашингтоне, 2000 года. В соответствии с протоколом к этому Соглашению предусматривались зеркальные действия сторон по необратимому переводу оружейного плутония в состояние, не позволяющее его использовать в военных целях путём изготовления из него так называемого мокс–топлива и последующего сжигания в реакторах. Какие-либо изменения в этот метод допускались только по согласованию сторон. Так записано в Соглашении, в протоколах.

Что сделала Россия? Мы разработали это топливо, построили завод по серийному производству и, как обязались в соглашении, построили реактор БН–800, позволяющий безопасно сжигать это топливо. Россия выполнила все, хочу это подчеркнуть, все взятые на себя обязательства.

Что делали наши американские партнёры? Они начали строить завод в Саванна-Ривер, первоначальная стоимость 4,86 миллиарда долларов, истратили, правда, почти 8 миллиардов, довели готовность этого предприятия, строительство, до 70 процентов, а потом стройку заморозили. Но, насколько нам известно, в бюджетной заявке на 2018 год запрашивается 270 миллионов долларов на свёртывание и консервацию этого объекта. Вопрос возникает, как обычно: где деньги? Украли, наверное. Или чего-то неправильно посчитали, когда планировали строительство. Такое бывает. И у нас такое бывает сплошь и рядом. Но нас не это интересует, это не наше дело. Нас интересует, что с ураном, что с плутонием, как же утилизация самого плутония? А это предполагается осуществить методом, оказывается, разбавления и геологического захоронения. Но это полностью противоречит и духу, и букве Соглашения, а главное, не гарантирует невозможность возврата материала оружейного качества. Всё это очень печально и вызывает недоумение.

Далее. Россия более 17 лет назад ратифицировала Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. США не сделали этого до сих пор.

Критическая масса проблем в сфере глобальной безопасности нарастает. В 2002 году, как известно, Соединённые Штаты вышли из Договора по противоракетной обороне. А будучи в своё время инициаторами Конвенции о запрещении химического оружия и международной безопасности, сами инициировали это соглашение, своих обязательств не исполняют. По сей день остаются единственным и самым мощным обладателем этого вида оружия массового уничтожения. Более того, США передвинули сроки ликвидации своего химоружия с 2007–го аж на 2023 год. Для государства, провозглашающего себя чемпионом в области нераспространения и контроля над вооружениями, это несолидно.

В России же, напротив, этот процесс был полностью завершён 27 сентября текущего года. Тем самым наша страна внесла серьёзный вклад в укрепление международной безопасности. Кстати говоря, ведущие западные СМИ предпочли этот факт замолчать, не заметили, в Канаде где–то там промелькнуло один раз – и всё, всё затихло. А ведь накопленным ранее российским, советским арсеналом химического оружия можно было неоднократно уничтожить всё живое на нашей планете.

Убеждён, пора отказаться, безусловно, от устаревшей повестки дня. Я говорю о том, что было. Но нам, без всяких сомнений, нужно посмотреть вперёд, надо перестать оглядываться назад, это ясно. Я говорю это для того, чтобы понять, из чего складывается сегодняшняя ситуация.

Давно назрел откровенный разговор, участниками которого была бы не только некая группа избранных, вроде как самых достойных и продвинутых, а всё глобальное сообщество, представители разных континентов, культурно-исторических традиций, политико-экономических систем. В меняющемся мире мы не можем позволить себе не быть гибкими, открытыми, способными на быструю и точную реакцию. Ответственность перед будущим – вот что должно нас объединять, особенно в такие времена, как сейчас, когда меняется действительно всё и сразу.

Человечество никогда не обладало таким могуществом, как теперь, такой властью над природой, пространством, коммуникациями, над собственным существованием. Но эта власть распылена: её элементы в руках государств, корпораций, общественных и религиозных объединений и даже отдельных граждан. Ясно, что сложить все эти элементы в единую, эффективную, управляемую архитектуру очень непросто, потребуется тяжёлая, кропотливая работа. Хочу отметить: Россия готова участвовать в ней вместе со всеми заинтересованными партнёрами.

Уважаемые коллеги!

Каким мы видим будущее миропорядка и глобальной системы управления? Например, в 2045 году, когда вековой юбилей будет отмечать Организация Объединённых Наций. Её создание стало символом того, что человечество, несмотря ни на что, способно вырабатывать общие правила поведения и следовать им. Когда от этих правил отступали, неизбежно сталкивались с кризисами, негативными последствиями. Вместе с тем за последние десятилетия было несколько попыток принизить роль этой организации, дискредитировать её или просто-напросто поставить под свой контроль. Все эти попытки предсказуемо провалились или зашли в тупик. На наш взгляд, ООН с её универсальной легитимностью должна оставаться центром международной системы, и всеобщая задача – повышать её авторитет и эффективность. ООН нет альтернативы сегодня.

Что касается права вето в Совете Безопасности, которое также пытаются иногда поставить под сомнение, то напомню, что этот механизм задумывался и создавался для того, чтобы избежать прямого столкновения наиболее могущественных держав, как гарантия против произвола и авантюр, чтобы ни у одной, даже самой влиятельной страны не было возможности придать видимость законности своим агрессивным действиям.

Разумеется, чего греха таить, здесь все эксперты, они знают, что некоторые действия были такими, что ООН задним числом легитимировала действия отдельных участников международного общения. Ну хоть так, но это тоже ни к чему хорошему не приведёт.

Реформы нужны, совершенствование системы ООН нужно, но реформы могут быть только постепенными, эволюционными и, конечно, они должны быть поддержаны подавляющим большинством участников международного процесса внутри самой организации, широким консенсусом, как в МИДе у нас говорят.

Залог эффективности ООН – в её представительности. В ней присутствует абсолютное большинство суверенных государств мира. И через годы, десятилетия базовые принципы ООН должны сохраняться, поскольку нет иной структуры, способной отразить всю палитру мировой политики. Сегодня в мире возникают новые центры влияния и модели роста, складываются цивилизационные альянсы, политические и экономические объединения. Это многообразие не поддается унификации. Поэтому надо стремиться к гармонизации сотрудничества. Региональные организации в Евразии, Америке, Африке, Азиатско-Тихоокеанском регионе должны действовать под эгидой ООН и координировать свою работу. При этом каждое объединение вправе функционировать по собственным представлениям и принципам, отвечающим их культурным, историческим, географическим особенностям. Важно сочетать глобальную взаимозависимость и открытость с сохранением уникальной идентичности каждого народа и каждого региона. Надо с уважением относиться к суверенитету как основе всей системы международных отношений.

Уважаемые коллеги!

Каких бы потрясающих вершин ни достигала техника, историю творит, конечно же, человек. И она такова, эта история, какой её делают люди с их достижениями и слабостями, подвигами или ошибками. Наше будущее может быть только общим, отдельных будущих – у кого–то отдельно – не бывает, не будет, во всяком случае, в современном мире. И ответственность за то, чтобы этот мир был бесконфликтным и благополучным, лежит сегодня на всём мировом сообществе.

Как вы знаете, в эти дни в Сочи проходит XIX Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Молодые люди из десятков стран общаются со сверстниками, обсуждают проблемы, которые их волнуют. Им не мешают ни культурные, ни национальные, ни политические различия, и все они мечтают о будущем, верят, что их жизнь, жизнь новых поколений станет лучше, справедливее и безопаснее. И наша задача, наша ответственность сегодня – сделать всё, чтобы эти надежды обязательно сбылись.

Спасибо вам большое за внимание.

(Аплодисменты.)

Ф.Лукьянов: Большое спасибо, Владимир Владимирович.

Если позволите, у меня один уточняющий вопрос. Вы упомянули научно-технологический фактор, как едва ли не важнейший сегодня. Но ведь даже на нашей памяти, на памяти живущих поколений, были всплески такой эйфории по поводу важности технологий, а потом они как-то уходили, и выяснялось, что то, что всегда было, вот эта базовая почва: территория, демография – оно всё равно вечно, а технологии как-то адаптируются, и всё равно это базовое остаётся важнейшим. Почему Вы считаете, что именно сейчас это носит прорывный характер?

В.Путин: То, что Вы сказали, это и остаётся вечными, базовыми ценностями. Не случайно в Торе написано, что отказываться от территории – это большой грех. И территории, и богатства, которые в земле есть, люди – это всё остаётся важнейшими факторами.

Но сегодня качество поменялось. Сегодня скорость изменения такая, Греф вам наверняка здесь рассказывал – он байки на этот счёт может рассказывать до утра, – что становится очевидным: вот этот научно-технологический фактор становится решающим в сфере военной безопасности и международной политики. Быстро всё очень происходит, и эти изменения носят необратимый характер.

Ф.Лукьянов: Спасибо.

Я хочу предоставить слово Хамиду Карзаю, который 10 лет управлял страной, которая, конечно, является частью всех тех процессов, которые мы видим, но всё-таки, к великому сожалению, прежде всего сталкивается с проблемами не XXI века, а скорее предыдущих столетий, и пытается их решить.

У Вас действительно уникальный опыт. Пожалуйста, господин Президент, Вам слово.

Х.Карзай (как переведено): Ваше Превосходительство господин Владимир Путин, уважаемый Президент Российской Федерации! Уважаемые коллеги здесь, в президиуме! Дамы и господа!

Для меня огромная честь быть среди вас сегодня. Я принял участие в рассуждениях и дискуссиях за последние два дня. Я ранее бывал на подобных мероприятиях за последние 15 лет. Это одно из лучших подобных мероприятий. Я надеюсь, что господин Быстрицкий ещё меня пригласит в следующем году.

Господин Президент, дамы и господа! Международный дискуссионный клуб «Валдай» поднял очень важный вопрос. Мы говорим о созидательном разрушении и о новом миропорядке из текущих конфликтов.

Я приехал из очень маленькой страны. У нас очень ограниченные ресурсы, но так или иначе наше положение за последние три века поставило нас в центр одной из главных геополитических игр, и мы были центром этих игр, к плохому или к лучшему. И с моей точки зрения, и с точки зрения афганского видения, созидательное разрушение – в нашем случае я бы использовал фразу, которую использовал министр иностранных дел России Карл Нессельроде: если я правильно помню, он говорил, что эта «большая игра» – это «теневая игра». Мы видели, как она играется, однако мы не видим, кто играет, потому что они скрыты тенями, и поэтому нам нужно смотреть вглубь.

Афганистан оказался в тени за последние два века, по крайней мере. В XIX веке Нессельроде говорил об этой «войне теней» между Российской империей и Британской империей, Афганистан опять же оказался в центре событий, и мы играли за обе стороны. Но британцы были умнее, чем афганцы, и мы потеряли часть территории.

Затем, в ХХ веке, с подъёмом Советского Союза как нашего соседа и как великой державы с 1919 по 1979 год мы увидели самый большой период стабильности в нашей стране, потому что у нас был баланс между Соединёнными Штатами и СССР. Традиционно мы больше полагались на СССР, больше смотрели и ориентировались на СССР, но также сохранили хорошие отношения с США. Они также приняли участие в построении нашей страны. При советском вторжении в Афганистан Афганистан стал горячей точкой «холодной войны», или, наоборот, война стала горячей как раз именно в Афганистане.

Именно в этот период афганского сопротивления Советскому Союзу мы поняли наше трагическое наследие. Хотя, с одной стороны, СССР пытался внедрить коммунизм в Афганистане, как говорил господин Президент, – американцы и их союзники помогали нашему сопротивлению, в особенности Пакистан, они пытались использовать наше сопротивление. Мы пытались освободиться для того, чтобы победить Советский Союз посредством религиозного радикализма. Поэтому появление этих элементов, экстремистских элементов, в Афганистане связано с этим событием. Ужасные разрушения, которые они привнесли в наше сообщество, традиции и культуру, с этим связаны.

Мы были мусульманской страной, мы были верующей мусульманской страной, но мы были умеренной страной. Никогда экстремистской страной мы не были, мы по-прежнему остаёмся умеренной страной. Но они пытались превратить нас в экстремистскую страну для того, чтобы использовать религию как оружие против СССР. Поэтому они вызывали наше сопротивление СССР и говорили, что до последнего афганца они будут бороться с СССР.

Конец этого конфликта привёл к двум проигравшим, а именно СССР и Афганистан. Обе наши страны очень сильно пострадали. Афганистан гораздо больше, намного больше. Мы видим последствия даже и сейчас. США на некоторое время стали единственной сверхдержавой или даже гипердержавой. В Европе всё было лучше, в Пакистане гораздо лучше, они стали ядерной державой, они получили всю необходимую информацию, а Афганистан по-прежнему страдает.

Трагедия 11 сентября вновь вовлекла нас в самый центр мировых событий. США после этой трагедии при поддержке ООН, при поддержке России, при поддержке Китая и наших соседей – Ирана и Индии, а также в какой-то мере Пакистана и всего остального международного сообщества вторглись в Афганистан. Это вторжение на начальных стадиях было крайне успешным и крайне эффективным – и не потому, что США обладали такой военной мощью, я хочу это подчеркнуть, не потому, что были эти самолёты «Б-52», не из-за военной мощи США, а потому что наше население впервые сотрудничало со вторгающейся силой, с иностранной силой, и через полтора месяца пришёл успех.

Я не хочу долго об этом рассуждать, я хочу рассказать вам небольшую историю, в которой я лично принимал участие. Когда США только пришли, я был в Центральном Афганистане, в Тиринкоте. Это был Рамадан. Я встречался со своими коллегами. Кто-то пришёл и сказал, что американцы только что прибыли сюда, 14 специалистов ЦРУ и военные, хотят увидеться с Вами. Когда они пришли, человек, который сидел со мной, как раз рассказывал историю. Он рассказывал мне о том, как при «Талибане» американские самолёты по ошибке разбомбили случайно его дом, и из-за этого погибли его внучки и дочь. Я не понял, стоило мне приглашать американцев, когда этот человек так пострадал, – я спросил его, мне приглашать американцев или нет? Он сказал: «Да-да, конечно, приглашай». Я пригласил американцев, они пришли, и тогда полковник и офицер ЦРУ, который затем стал заместителем директора ЦРУ, недавно вышел в отставку, и, когда они сели, я сказал: вот что произошло с этим человеком, он потерял свою семью в результате бомбардировок. Тогда этот человек меня перебил и сказал: «Скажи им, что у меня есть ещё дети. Если при освобождении Афганистана я потеряю ещё своих детей, то я не буду против, потому что я хочу, чтобы моя страна была освобождена». Такой был у них энтузиазм.

На протяжении нескольких лет всё было очень неплохо: образование, здравоохранение, демократические институты, права женщин – они стали выходить на первые планы именно при поддержке афганского народа и всех стран, которые здесь присутствуют сегодня, прежде всего крупных держав, России, Ирана, Китая и так далее.

Затем я был в США, прибыл туда на американском самолёте. И в Москву, господин Президент, я прилетел на российском самолёте. Ваше Правительство, возможно, не сказало Вам, что я летел сюда на российском самолёте.

Это было международное сотрудничество США и союзников США, которое сделало всё это успешным.

Но вскоре начали появляться проблемы. Появился вновь экстремизм, вновь вспышка насилия, вновь терроризм. США не обращали внимания на источники, они начали бомбить наши деревни, убивать наших людей и также сажать наших людей в тюрьму. И чем больше это происходило, тем больше у нас было экстремизма.

Сегодня я являюсь одним из основных критиков политики США в Афганистане не потому, что я критик Запада, на самом деле я демократ по убеждениям, у меня западное образование и мне нравится их культура. Но я против их политики, потому что она не успешна, и потому что она ведёт к огромному количеству проблем и подъему экстремизма, радикализма и терроризма.

Я против политики США, потому что под их наблюдением и при полном контроле нашего воздушного пространства, наших военных всей этой сверхдержавой в Афганистане появился ИГИЛ. Как возможно было такое появление через 14–15 лет после того, как США появились здесь, со всеми ресурсами и деньгами? Почему сейчас нет международного сотрудничества с США в Афганистане, как раньше?

Я сейчас нахожусь в России. У России есть сомнения по поводу работы США в Афганистане. Почему Китай не видит это таким же образом? И у Ирана есть проблемы с операциями США в Афганистане.

Таким образом, как гражданин Афганистана в центре всей этой глобальной игры я предлагаю для наших союзников США следующее. Мы все будем успешными, если вы нам скажете, что вы провалились, и мы поймём, Россия поймёт, Китай это поймёт, Иран, Пакистан – все поймут, и Индия поймёт – у нас здесь присутствует наш индийский друг. Мы видим все признаки провала. Но если вы этого не признаете, тогда подобная игра не будет закончена.

Безусловно, сейчас происходит игра экстремизма, поэтому многие задаются вопросом в Афганистане и в других странах: экстремизм и терроризм – это инструмент и предлог, как говорил уважаемый господин Президент, или мы действительно боремся с экстремизмом? Или мы только притворяемся, что мы боремся с экстремизмом? Или мы защищаем наши интересы любой ценой?

Я сталкивался как раз с этим вопросом в обсуждениях с коллегами на протяжении многих лет. Сегодня я хочу сказать следующее.

Господин Президент! Дамы и господа! В Афганистане существуют огромные страдания, и сегодня только погибло почти 50 наших солдат, и вчера 70, за последние два дня мы потеряли около 300 человек, которые были очень молоды, у которых были семьи. Единственный путь вперёд таков – США в Афганистане должны начать соблюдать новые условия взаимодействия с нашим народом.

Второе. США в Афганистане должны вновь работать с нашими соседями и с великими державами мира – это прежде всего Китай, Россия, Индия – с помощью ключевых, понятных, прозрачных целей. Учитывая это, международное сообщество должно поддержать афганский механизм разрешения всех тех проблем, которые существуют.

Сегодняшний механизм, самый лучший, доступный нам, – это Высший совет афганского народа, или Лойя Джирга. Вы поддержали этот механизм. Единые усилия международного сообщества позволили его поддержать и дали Афганистану возможность нести ответственность за все мирные процессы и за процессы политического развития, что избавит нас от зла экстремизма. Пакистан, наш сосед, должен сыграть в этом огромную роль. Надеюсь, что Пакистан примет участие в цивилизованном диалоге с афганским народом. Эксплуатация, использование экстремизма – это не решение, а, наоборот, источник проблем для всех.

Я надеюсь, поскольку здесь находится Президент России, и мы ждём многого от нашего друга, исторического союзника и соседа, что Россия будет более активно работать с США и с Западом по вопросу Афганистана, протянет руку помощи Афганистану, для того чтобы мы создали свои собственные механизмы разрешения тех проблем, которые существуют.

Пожалуйста, присылайте свой бизнес и своих инвесторов в Афганистан, мы к вам близко находимся, поэтому ваш бизнес нам очень нужен.

Большое спасибо.

Ф.Лукьянов: Спасибо, господин Президент, Вы нас вернули к более конкретным современным вопросам. У меня к Вам один маленький вопрос. Если можно, коротко ответьте.

Вот Вы сказали, что у Вас демократические инстинкты в принципе. А может, в этом проблема как раз? Мы часто на «Валдае» обсуждаем, что демократия – великая форма правления, но в современном мире она наталкивается на много сложностей, иногда работает наоборот. Может, Афганистану это не подходит? Может, что-нибудь другое надо попробовать?

Х.Карзай: Как американцы сказали бы, мы действительно очень крутая демократическая страна. Потому что, как я сказал Вам вчера, каждый афганец сам себе повелитель. Мы очень эгалитарная страна, и этот эгалитаризм дает нам основу для дебатов и обсуждений. Но это должны быть наши собственные дебаты.

Не люблю об этом упоминать, но я должен об этом сказать: это не демократия Джона Керри, это должна быть наша демократия. Он не должен приезжать и считать голоса или определять количество голосующих в том или ином регионе. Это наша демократия, мы должны сами её практиковать и таким образом, как это согласуется с нашими традициями, с тем, как мы это делаем. Как сказали китайцы, мы должны выбрать свою собственную модель развития. И это правильный курс.

Ф.Лукьянов: Спасибо большое.

В.Путин: Джон считать-то не умеет. Он месяца по два-три считает. Так результата никакого нет. (Смех.)

Ф.Лукьянов: Да, у нас лучше с этим всё гораздо поставлено.

В.Путин: Он хороший парень, но, видимо, с арифметикой пока не очень.

Ф.Лукьянов: Спасибо. Мы сразу в корень смотрим с демократией. Как мы знаем, демократия идёт нога в ногу с рыночной экономикой, а рыночная экономика в XXI веке превратилась во всеобъемлющую, глобальную.

Мы очень рады, что сегодня с нами на этой сессии человек, который смотрит на мир совершенно с другой стороны, сквозь другую призму: основатель компании «Алибаба» господин Джек Ма. Прошу Вас.

Д.Ма: Господин Президент Путин! Дамы и господа!

Для меня огромная честь быть приглашённым и принимать участие в этом мероприятии. Я сидел в президиуме и думал о том, почему меня раньше не приглашали. Я слушаю о том, что люди говорят о своих страхах и беспокойствах. Я чувствую себя счастливым человеком, у меня [этих страхов] по большому счёту нет, и мне не приходится беспокоиться о том, о чём беспокоится господин Президент.

Я родился в 1960–х годах в Китае, где было очень много музыки и фильмов из Советского Союза, поэтому я думаю, что у нас очень много общего. Наши обе страны столкнулись с огромным количеством проблем, и было очень много подозрений, но каждый раз, когда я приезжаю в Россию, я чувствую всё больше и больше уверенности в России.

Сейчас я пробыл три дня в Москве, гулял по городу, и я вижу, что город становится более чистым, хотя, конечно, становится больше машин, но тем не менее. Именно поэтому мы думаем, что «Алибаба» должна присоединиться к усилиям по развитию России.

Вчера я выступал в Московском государственном университете, провёл прекрасное время с молодыми людьми и талантливыми людьми, видел их энтузиазм, их творческий настрой и то, какая огромная сила у этих молодых людей относительно России. И поэтому я хочу сказать, что «Алибаба» настроена серьёзно на то, чтобы работать с молодыми учёными из России.

В прошлом году я провёл в полёте 167 часов, я был во многих странах, и я понял, что в мире очень много обеспокоенностей и страхов. Я занимаюсь областью технологий. Думаю, что, когда мы говорим, что мы беспокоимся о технологиях, мы полагаем, что в будущем у нас будет больше воображения. Если у нас будет больше доверия и уверенности в будущем, мы будем чувствовать себя лучше.

В 1995 году, когда начался интернет-бизнес в Китае, меня пригласили присоединиться к группе экспертов в области IT и провести обсуждение в Пекине. Там было примерно 20 человек, мы сидели в помещении и обсуждали, каким ужасным будет интернет, о чём стоит беспокоиться, какие нужны средства политики для этого. Мы целый вечер обсуждали обеспокоенности относительно интернета и его развития. Сегодня, спустя 20 лет, те вещи, о которых мы беспокоились, не случились, а те вещи, о которых мы не знали, как раз произошли.

Я благодарен тем обеспокоенностям, поскольку именно поэтому у «Алибаба» появилось столько возможностей. Мы так быстро росли за последние 18 лет. Сегодня мы создаём более 33 миллионов рабочих мест для Китая, и наши продажи в прошлом году превысили 550 миллиардов долларов США. Это происходит потому, что, когда люди обеспокоены чем–то, мы пытаемся найти способ, как унять эти обеспокоенности.

Сегодня очень многое изменилось. Однако люди по–прежнему обеспокоены интернетом, и даже ещё больше, чем раньше. Раньше люди были обеспокоены машинами. Когда появились машины, автомобили, люди беспокоились, что будут происходить дорожно-транспортные происшествия, но они не думали о том, какие преимущества даёт машина человеку. Люди беспокоятся из-за своей приватности, личной жизни, безопасности.

Я думаю, что нам стоит беспокоиться о других вещах. Очень многие страны теряют много вещей. Сегодня, например, в Европе нет больших интернет-компаний, об этом стоит как раз подумать и беспокоиться об этом. Из–за обеспокоенностей мы не можем быть более творческими, мы не можем испытывать доверие. Из-за этого молодые люди не могут получить больше возможностей.

У нас нет решения для будущего, однако есть определённые решения. У нас есть решения для завтрашнего дня, наши молодые люди изобретут это решение.

Вчера, когда я общался с молодыми людьми в Московском университете, я прекрасно понимал, что они делают всё возможное, для того чтобы найти решения для будущего. Доверяйте молодым людям, доверяйте нашему будущему. Молодые люди никогда не беспокоятся о будущем. Во всех университетах, в которых я был, в которых я выступал, я понимал, что молодые люди не беспокоятся о будущем. Они беспокоятся за нас, они беспокоятся из–за тех глупостей, которые мы совершаем, потому что большинство глупых политических решений, которые принимаются, принимаются из лучших побуждений, из наиболее добрых побуждений. И вот как раз из–за этого переживают молодые люди.

Я работаю в компании «Алибаба». У нас 60 тысяч прекрасных молодых людей со всего мира, со всех стран. Для того чтобы идти вперёд, нужны им глупые лидеры? Для этого нужно всего лишь быть оптимистами и всегда пытаться находить решение для будущего и для завтрашнего дня. Именно так мы работаем с умными людьми.

Сегодня в мире примерно 1,8 миллиарда человек пользуются интернетом. Они общаются, ищут информацию, находят информацию практически обо всём в интернете, но они не счастливы, потому что сегодня молодые люди не хотят получать информацию – они хотят участвовать. Мой дед получал всю информацию из газет, мой отец получал информацию через радио, я получаю информацию через телевидение. Нам говорили, что так нужно делать. Но интернет даёт молодым людям возможность принимать непосредственное участие в различных событиях. Они хотят быть хозяевами сами себе. Очень-очень скоро у нас будет примерно 4 или 5 миллиардов человек, которые пользуются интернетом. Все те проблемы, которые есть у нас сегодня, обострятся, если мы не будем смотреть в будущее с оптимизмом.

Ещё один важный момент. Если и есть то, о чём стоит нам беспокоиться, так это об образовательной системе. Нравится это вам или нет, но технологическая революция наступает, она происходит, никто не может её задержать или остановить. То, как мы обучаем наших детей, те предметы, которые мы им преподаём, те образовательные программы, которые у них есть… Мы не даём им получить работу, поскольку компьютер будет гораздо умнее, чем человек, это несомненно. Если мы продолжим учить наших детей так, как это было в последние сто лет, то наши дети будут терять работу, они не смогут найти работу в течение следующих 30 лет, поскольку компьютер может запоминать лучше, компьютер может читать лучше, компьютер никогда не устаёт, как это делает человек. Именно поэтому мы должны говорить нашим детям, что они должны быть более креативными, созидательными, они должны думать об инновациях, быть более конструктивными.

Я хочу сказать, что каждое правительство должно уделять особое внимание образовательной системе в течение последующих 30 лет. Мы беспокоимся о технологии данных и о цифровых технологиях. Именно такие технологии могут стать решением, чтобы помочь разрешить проблемы устойчивого развития и инклюзивности.

Мы сейчас видим наступление нового мира, но лишь очень немногие люди на самом деле понимают, насколько этот мир могущественен, насколько он революционен. Если мы не будем думать позитивно, в позитивном ключе, то у нас не будет позитивных результатов. Если мы будем думать инерционно, то у нас будут и такие же результаты.

Сегодня мы думаем очень много об интернете. Хочу сказать, что мы даже полностью не осознаём всю силу интернет-технологий. В каждой технологии есть примерно 50 лет жизненного цикла. Сейчас прошло примерно 20 лет интернет-технологий, и следующие 30 лет будут посвящены применению данной технологии. Поэтому в следующие годы произойдёт использование технологий компаниями, различными компаниями. Машины не изобрели в США, но США наиболее плодотворно воспользовались этой технологией, как и другими технологиями.

Люди говорят о цифровой эпохе, об информационных технологиях. Я бы сказал, что мир переходит от IT к цифровым технологиям. Сейчас как раз пришло время данных, и цифровая эпоха – это обновлённая версия информационных технологий, а данные совершенно отличаются от IT.

У меня сейчас нет времени, чтобы подробно об этом говорить, возможно, в будущем у нас будет прекрасная возможность это обсудить. Но эпоха данных – это новая теория. Технологии данных – это решение, которое позволит избавиться нам от многих проблем, которые у нас есть.

Например, люди беспокоятся о безопасности частной жизни, в принципе о безопасности. Мы используем данные, используем интернет-технологии, мы даём кредиты 5 миллионам малых компаний, они получают от нас кредиты. Процедура называется 3.1.0. Они подают заявку за 3 минуты, за одну секунду деньги перечисляются на счёт, и ноль человек принимает в этом физическое участие. 3.1.0 – это та технология, которая поможет решить большинство проблем для привлечения финансирования. Именно поэтому нам помогают технологии данных.

IT-технологии делают нас более сильными, а технологии данных позволяют расширять возможности других. С помощью IT–технологий мы боремся за знания, а технологии данных позволяют нам укреплять нашу мудрость. IT–технологии позволяют наращивают мускулы, а технологии данных позволяют нам наращивать наш мозг. IT–технологии позволяют нам лучше узнавать мир, а технологии данных позволят самому человеку становиться лучше.

Люди спрашивают: в чём разница между чем–то умным и чем–то мудрым? Умные люди знают, чего они хотят, а мудрые люди знают, чего они не хотят. Именно в этом мы убеждены. Технологии данных – это то, как человек себя ведёт. Изучая поведение человека, мы сможем понять лучше самих себя. А когда мы это сделаем, мы сможем понимать то, чего нам не нужно, то, чего мы не хотим.

Я убеждён, что в мире очень много проблем и обеспокоенностей, поскольку мы хотим слишком многого. Большинство из того, что мы получаем, на самом деле нам не нужно. В эпоху IT–технологий 80 процентов стран пытались преуспеть, однако в технологии данных эта пропорция изменяется 20 на 80. Мы должны уделять внимание этим 80 процентам стран, развивающимся странам, молодым людям, малому бизнесу. Мы должны делать всё возможное, чтобы у них была технология, которая была бы инклюзивной.

Что касается вопросов глобализации, я считаю, что в глобализации нет ничего плохого. Но глобализация сегодня несовершенна, это лишь зародыш. Сотню лет назад глобальная торговля определялась несколькими королями и правителями, а за последние 30–40 лет глобализация приносила блага 60 тысячам компаний. Сейчас она приносит прибыль малым и средним компаниям, позволяет процветать многим людям, в том числе молодым людям. А молодые люди смогут вести торговлю на глобальном уровне, продавать и покупать на глобальном уровне.

За последний век произошли массивные, крупномасштабные события в области стандартизации. Это ключевой элемент. Это позволяет малым и средним компаниям достигать успеха и делать это по-новому. Я бы хотел сказать, что с помощью технологий данных мы добьёмся другого мира – мир станет более справедливым. Технологии позволят нам расширить возможности молодых людей и малых компаний. Наш бизнес так серьёзно вырос, поскольку мы поддерживали использование технологий, мы поддерживали молодых людей, мы поддерживали малые и средние предприятия. Глобализацию нельзя остановить, поскольку мир движется и меняется.

Ещё один вопрос в том, что мы не должны никогда прекращать торговлю, поскольку, если торговля остановится, остановится весь мир. Торговля – это то, что позволяет наращивать и укреплять доверие. Когда мы торгуем с другими странами и культурами, мы выражаем уважение этой культуре. Мы говорим о том, что ценим другие культуры и страны, поэтому мы поощряем больше торговли, мы призываем малые компании и молодых людей больше этим заниматься.

Поэтому, я считаю, важный момент в том, что миру не только нужна G20, нам нужна G200. Нам необходимо, конечно, уделять внимание торговле. То, как мы ведём торговлю, конечно, в будущем совершенно изменится. Мы уже не будем посещать торговые ярмарки, например, или что–то ещё, большинство бизнеса будет делаться онлайн, в интернете, например. Торговля будет производиться не с помощью контейнеров, она будет производиться с помощью более мелких весов. В будущем бизнес будет делаться не с помощью схемы В2С, а с помощью схемы С2В, и в будущем не будет фраз «сделано в Америке», «сделано в Китае», «сделано в России», будет фраза «сделано в интернете». Вы можете здесь, в интернете, что-то разрабатывать, что-то продавать. И основное заключается в том, что нам не стоит беспокоиться о том, что торговля остановится, нужно беспокоиться о том, какая политика позволит поощрить глобальную торговлю, какая политика позволит нам поощрить молодых людей, малые компании и средние компании, вовлекаться в мировую торговлю.

В заключение хочу сказать, что технология данных позволит создать множество рабочих мест, но большинство из этих рабочих мест будут на самом деле ненужными работами.

За прошедшие 100 лет мы делали машины наподобие людей, а сейчас люди становятся похожими на машины. И нам, я считаю, следующие 10–20 лет нужно делать машины наподобие машин, а люди должны быть похожи на людей, поскольку машина никогда не сможет рассчитать человека: машина, безусловно, умнее и быстрее, но у машины нет души, нет ценностей, нет убеждений, которые есть у людей. Нам нельзя делать так, чтобы машины думали как люди. Необходимо, чтобы машины обучались как люди. Именно это я хочу сказать и подчеркнуть, что технологии пугают: первая технологическая революция вызвала Первую мировую войну, вторая технологическая революция спровоцировала напрямую или не напрямую Вторую мировую войну. Сейчас мы находимся в разгаре третьей технологической революции. Будет ли третья мировая война? И если у людей не будет общего врага, мы будем бороться друг с другом.

Мы должны бороться с нищетой, именно это должен быть наш враг, мы должны бороться против заболеваний и болезней. Я думаю, что все страны, такие как Китай, Россия, Соединённые Штаты Америки, европейские страны должны обмениваться технологиями, должны объединить усилия, для того чтобы выиграть эту войну. И мы сможем это сделать, если мы будем все вместе, и мы сможем дать счастье молодым людям. Но плохие новости в том, что мы сейчас живём в мире, которого мы не знаем. Хорошие же новости в том, что никто его не знает.

Поэтому, пожалуйста, обращайте особое внимание на следующие 30 лет, пожалуйста, обращайте особое внимание на людей, которые сейчас младше 30 лет, поскольку они могут быть лидерами завтрашнего дня. Именно они провозвестники перемен и фактора перемен. Пожалуйста, уделяйте особое внимание тем компаниям, в которых работает менее 30 человек. Если мы будем уделять особое, повышенное внимание малым компаниям, мы увидим, что именно они будут агентами изменений. Если мы будем уделять внимание малым компаниям и молодым людям, убеждён, что мировая экономика будет гораздо более устойчивой.

Спасибо большое.

Ф.Лукьянов: Вот откуда оптимизм–то пришел. Люблю бизнес, сразу как–то… Главное, всё возможно. Приятно, когда человек считает и уверен, что всё можно решить. У меня даже вопросов нет, всё понятно.

Тогда нам опять надо сбалансировать, поэтому последним на этой панели будет выступать представитель экспертного сообщества господин Асле Тойе. Я надеюсь, что Вы нам немножко обратно вернёте сумрака, добавите обратно.

А.Тойе (как переведено): Я, конечно же, постараюсь.

Прежде всего для меня честь присутствовать здесь и представлять учёных. Также здесь наряду со мной находятся лидеры больших государств, малых государств, представители титанов индустрии.

Мне бы хотелось воспользоваться этой возможностью и поблагодарить организаторов этого форума – Международного Валдайского дискуссионного клуба. Мы проделали замечательную работу. Эти четыре дня действительно вдохновили меня. Я смог познакомиться с российским видением, а также обсудить общие вызовы самым прямым и откровенным образом.

Теперь к вопросу, который мы непосредственно обсуждаем. Человеческая история, друзья мои, характеризовалась долгими периодами стабильности, которые прерывались короткими шоками, очень резкими, и это было часто связано с войной.

Мы говорим о созидательности, но больше, скорее, мы говорим о разрушениях. Самые опасные моменты международной политики, как говорит нам политология, происходят тогда, когда страна, которая сейчас находится на подъёме силы, хочет поменяться местами с силой уже признанной, и они не хотят поддерживать правила миропорядка, которые были созданы установившимися державами, они разочарованы и не дают возможности другим новым силам расти в этой системе. Этим новым странам не нравится эта система, поскольку она только продлевает доминирование силы состоявшейся. Это справедливо и для тех, и для других. Что же происходит? Как говорил Роберт Гилпин, учёный, международное сообщество становится менее уверенным в том, что установившиеся силы хотят проводить мониторинг и избавляться от этой неуверенности.

Недавно была книга, которая говорила о «ловушке». Я думаю, что вы не знаете, это был такой греческий мыслитель Фукидид, который написал книгу и говорил о подъёме Афин и о страхе в Спарте, которые сделали войну неизбежной между этими регионами. Грэм Аллисон, который написал эту книгу, он рассматривал 15 случаев перехода силы, которые прошли в XV веке, и что в 12 случаях и новые, и старые силы находились в состоянии войны. Я думаю, нам нужно как раз об этом задуматься, потому что сейчас мы проходим через такой переходный период.

Многие годы мы обсуждали, как мир становится многополярным. Но я не верю в это. Мне кажется, что мир становится двуполярным. США во многом всё ещё по–прежнему самая мощная держава в международной системе, хотя Китай с его экономикой сейчас так быстро растёт, что если он ещё пока не превзошёл экономику США, то в ближайшей или в среднесрочной перспективе он это сделает в зависимости от того, какую стратегию выберет. Китай не совпадает с военной мощью США, однако у России по–прежнему есть один из самых комплексных арсеналов ядерного оружия и военная мощь. Когда мы говорим про баланс сил, например, Сирии, мы видим, что Китай и Россия пытаются сблизиться и работают вместе. Это будет серьёзной проблемой для США. То, как США и Запад отреагируют на этот вызов, будет определять то, как мы будем жить и будем ли мы жить вообще в ближайшие годы.

Я думаю, что Запад столкнулся с огромными проблемами, пытаясь разобраться с появлением конкурентов. Я бы хотел напомнить вам, что Запад не был таким сильным, как был в годы после «холодной войны». Это была нервная система, система кровообращения. У них были специальные институты, которые позволяли поддерживать этот постоянный поток капитала, человеческой силы, товаров. Это стало началом глобализации. Многие на Западе считали, что глобализация – это западнизация, и были неприятно удивлены, что другие факторы взяли аспекты западной глобализации, использовали их, адаптировали под себя и очень успешно это сделали.

Таким образом, на Западе сейчас текущее время рассматривается как время страха и неуверенности. Есть беспокойство о будущем. Мы очень часто забываем, что для многих других, особенно на Евразийском континенте, это «золотой век». В Евразии, мы видим, сила теперь сконцентрирована, и она рождает железные дороги, дороги, которые теперь распростёрлись в диких районах России, порождают процветание и динамизм.

Мы также видим на глобальном уровне, что сейчас происходит огромный технологический прогресс, инженерные чудеса, которых ранее в человеческой истории мы не видели. В то же время мы видим, что международная система если не находится в состоянии новой «холодной войны», но находится на очень низкой точке, самой низкой точке со времён конца «холодной войны».

Когда оптимисты, особенно из сферы бизнеса, видят взаимосвязанность, взаимозависимость как залог будущего, то мы видим, наоборот, хаос и мир, который нельзя контролировать. Я думаю, мы увидим, что хаос и взаимосвязь будут сосуществовать, и у нас будет и то, и другое одновременно.

Я думаю, что на Западе существует кризис либерализма и даже определённые разновидности либерализма. Теперь общество восстаёт против этого типа либерализма, не против всего либерализма, а против одного вида либерализма, который так стремятся навязать всем остальным. Сейчас он уже вышел из моды.

В Евразии, как мне кажется, есть авторитарный капитализм, и часто там забывается, что демократия имеет преимущество, что это нефильтрованное общественное мнение в формировании политики. На самом деле главная сила демократии – это независимые динамичные институты.

Я думаю, что те, кто поддерживает такую авторитарную систему, столкнутся с проблемой и увидят, что их страны претерпевают значительные изменения. Люди сейчас видят большее количество перемен буквально во всех сферах своей жизни: как они живут, где они живут, с чем они работают, как существуют их семьи, как они соблюдают религиозные обряды и так далее. Это создаст огромное количество обеспокоенности и неуверенности в наших сообществах. Я думаю, что государственным институтам будет сложно соответствовать и идти нога в ногу с настроениями народов. Я говорю о странах на Западе, о которых мы говорим, что они поддерживают авторитарный капитализм.

Мы видим период большей конкурентности. Соревнование – это вообще хорошо, потому что именно соревнование заставляет нас двигаться дальше. Мы не должны бояться соревнования, но мы должны бояться стать друг другу врагами.

Российский Президент привёл список всех обеспокоенностей России. Как я вижу, это вполне обоснованные обеспокоенности, и мы должны их воспринимать серьёзно. Я хочу сказать, что на Западе у нас есть свой собственный такой список, который направлен на Россию и на других. И, возможно, было бы неплохой идеей, если бы мы эти списки взяли да и выкинули и попытались бы лучше сотрудничать.

Очень интересно увидеть, чтобы динамизм, который мы видим в глобализации экономики, не повторялся в динамизме национальных институтов. Многие национальные институты, как сказал Президент России, подверглись эрозии за последние годы. Нам нужно обратить эту тенденцию.

Я думаю, что дорога к миру – думаю, никто здесь не удивится, что я говорю это, поскольку я представляю научное крыло Норвежского Нобелевского института, – и это является завещанием Альфреда Нобеля, который говорил о трёх предложениях, о том, как можно добиться мира. Он говорил о разоружении, о важности институтов и о важности наличия доброй воли работы и целесоздании братства между нациями. Я думаю, что для того, чтобы этого добиться, нам понадобится государственность, лидирующая роль государств. Таков мой призыв и моё предложение данной панели.

Большое спасибо. (Аплодисменты.)

Ф.Лукьянов: Спасибо большое.

Я знаю, что Вы не имеете отношения к Нобелевскому комитету, который присуждает Нобелевские премии, но Вы всё–таки работаете в Нобелевском институте, и об этом упомянули, поэтому не могу не спросить. Мы только что, две недели назад, узнали нового лауреата Нобелевской премии мира – движение, которое выступает за полный отказ от ядерного оружия. Извините, как Вы думаете, они правда верят в эту утопию, что кто–то откажется от ядерного оружия, которое есть и которое в каком–то смысле гарантирует стабильность, или это просто некий жест, который должен показать какое–то правильное мышление?

А.Тойе: Если это утопия, тогда Россия верит в эту утопию, и США верит в эту утопию. Об этом часто говорилось на площадке ООН в договоре дня. Все державы говорили, что они готовы добиваться мира без ядерного оружия. Я не выступаю от лица комитета, но в их презентации они говорили о двух вопросах, которые удалось решить.

Первое – это привлечь внимание к катастрофическим гуманитарным последствиям ядерной войны. Я думаю, что это нужно подчёркивать как можно чаще. Использование ядерного оружия полностью неприемлемо. Я думаю, здесь имеет особое значение общественное мнение, в особенности когда мы говорили о молодых людях. Я думаю, что молодые люди должны влиять на тех, кто принимает решение.

Второе – это то, что они сделали новую попытку, открыли новый путь для достижения мира с меньшим количеством, вообще свободным от ядерного оружия. Это одна из немногих новых инициатив, которая появилась тогда, когда многие из установленных процессов находились в тупике и не продвигались дальше. Я не думаю, что кто–то должен удивляться, что Нобелевский комитет сделал акцент именно на ядерном оружии. Ни одна проблема не выделялась таким образом, как ядерное разоружение. Десять наград было выдано как раз за это, поэтому не стоит удивляться.

Ф.Лукьянов: Тогда придется мне, Владимир Владимирович, Вас убеждать, если целых десять Нобелевских премий дали, да еще и наша страна в свое время тоже выдвигала, правда, еще в советской инкарнации, идею полного отказа. Может быть, вернуться к ней?

В.Путин: Наш коллега из Нобелевского института отчасти прав.

На вопрос, возможно ли ядерное разоружение или нет, я скажу: «Да, это возможно». Хочет ли Россия всеобщего ядерного разоружения или нет? Ответ тоже утвердительный: «Да, хочет», и будет к этому стремиться. Это все положительная часть.

Но, как всегда, есть и вопросы, которые заставляют задуматься. Современные высокотехнологичные ядерные государства развивают другие виды вооружений, гораздо более точные и по своей разрушительной силе немного уступающие ядерным. Ядерное оружие – это ведь атомная бомба, ракета, это стрельба по площадям. Мощный заряд, который поражает огромную территорию и силой взрыва, и силой излучения. А современные высокотехнологичные вооруженные силы стараются разработать и поставить на вооружение высокоточное оружие, по своей разрушительной силе приближающееся к ядерному; не ядерное, но приближающееся.

Думаю, что если серьезно относиться к этому делу, просто вижу, что происходит в мире, те, кто говорят, что они готовы, готовы настолько, насколько продвинуты в разработке и в постановке на вооружение новые системы вооружения. Хочу сразу сказать, что и мы к этому будем готовы, внимательно наблюдая за тем, что происходит в мире, по мере того, как у нашей страны будут появляться новые системы оружия в неядерном исполнении, даже в неядерном исполнении.

Ф.Лукьянов: Понятно. Спасибо большое.

Коллеги, мы перешли к нашему второму элементу. У нас есть уникальная возможность задать вопросы.

Дмитрий Суслов, давайте с Вас начнем.

Д.Суслов: Уважаемый Владимир Владимирович! Дмитрий Суслов, Высшая школа экономики, Валдайский клуб.

Как раз хотел продолжить ядерную тему, точнее, сфокусировать ее на ту область, как мне представляется, где есть разрушение, но пока не наблюдается никакого созидания, а именно область контроля над вооружениями, в первую очередь, ядерными.

Вы совершенно правильно отметили, что военно-стратегическая ситуация в мире фундаментально меняется, уже изменилась. Это и высокоточные неядерные вооружения, это и противоракетная оборона, и даже кибер-, которая тоже сегодня рассматривается как сфера ведения войны. Но вместо выработки концепции новой международной стратегической стабильности и вместо той эволюционной адаптации прежних правил контроля над вооружениями к новой ситуации, мы, к сожалению, сегодня наблюдаем просто разрушение прежних правил без выработки каких-то новых.

Вы совершенно правильно отметили 2002 год, как открытие ящика Пандоры, когда Соединенные Штаты вышли из Договора по ПРО. Но, к сожалению, приходится констатировать, что и Россия тоже участвует в этом процессе демонтажа.

Вы опять-таки упомянули соглашение по плутонию, по утилизации избыточного плутония. Россия приостановила свое участие в этом соглашении в прошлом году. Процесс уже зашел так далеко, что под вопросом оказывается Договор РСМД [договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности] от 1987 года, и американские конгрессмены уже не то, что разрешают Администрации Трампа выйти из этого Договора, а даже принимают такой закон о бюджете, который заставляет их производить ракету средней дальности. Соглашение СНВ-III, его продление тоже под вопросом.

Получается, что мы фактически, идя по этому пути, возвращаемся в 50-е годы, которые, как известно, закончились Карибским кризисом.

Готовы ли мы к этой ситуации, притом, что стратегическая обстановка в мире гораздо сложнее и комплекснее, чем в 50-е годы? Что Россия и мы все должны сделать, чтобы обеспечить этот эволюционный переход к новой стратегической стабильности?

В.Путин: Мы не возвращаемся в 50-е годы. Нас пытаются возвратить в 50-е годы. Вы сказали о некоторых соглашениях. Там три соглашения, о которых мы объявили, что мы приостанавливаем работу в рамках этих соглашений. А почему мы приостановили? Потому что американская сторона ничего не делает.

Мы же не можем в одностороннем порядке все это делать. Мы взяли сейчас в одностороннем порядке и уничтожили все химическое оружие. Я уже говорил во вступительном слове. А американские наши партнеры сказали: «Нет, мы пока не будем. Денег нет».

У них денег нет. У них печатный станок доллары печатает, а у них нет денег. А у нас есть. Мы и фабрики построили: по-моему, восемь фабрик, огромные деньги вложили, персонал обучили, провели колоссальную работу. Теперь еще думаем, как это все использовать.

Мы, я же сказал по плутонию, разработали саму схему нового топлива. Это все тоже денег стоит, усилий, это же капиталовложения все. Построили реактор, договорились вместе с американцами, как уничтожать. Нет, они в одностороннем порядке, даже не сказали нам об этом. Они на партнерском уровне даже не предупредили, что нарушают этот договор в одностороннем порядке. Мы откуда узнали? Из бюджетной заявки в Конгресс. Запросили миллионы на новую форму утилизации, да отнесли еще неизвестно на какой период времени.

Так не бывает, слушайте. Потом этот плутоний можно вернуть в боевое состояние опять. Мы не вышли из этих соглашений, мы приостановили, ожидая реальной нормальной в таких случаях реакции со стороны наших партнеров. Надеемся, что они вернуться в этот переговорный процесс.

Что касается Договора о противоракетной обороне. Я не могу с Вами не согласиться. Я много раз говорил, да это не я говорил, все эксперты так считают, это было краеугольным камнем всей системы международной безопасности в сфере стратегических вооружений. Нет, несмотря на разговоры, которые годами вели, мы так и не смогли наших американских друзей удержать в рамках этого договора.

Теперь мы слышим, что СНВ-3 тоже не очень устраивает. Мы не собираемся из него выходить, хотя нас тоже что-то, может быть, не устраивает. Это же всегда элемент какого-то компромисса. Но наличие договоренностей лучше, чем отсутствие таких договоренностей. Понимая это, мы будем все делать для того, чтобы исполнять свои обязательства и будем их исполнять.

Что касается РСМД, ракет средней и малой дальности. Ведь всегда говорили, не всегда, а в последнее время часто мы слышали обвинения, что Россия нарушает этот договор, что-то разрабатывает. Может быть, и было бы такое искушение, если бы у нас не появились ракеты авиационного и морского базирования. Теперь они у нас есть. У США были такие ракеты, у нас не было.

Мы когда договорились о ликвидации ракет малой и средней дальности, речь ведь шла о «першингах», то есть наземного базирования, и наших ракетных системах.

Кстати, при ликвидации наших ракет малой и средней дальности главный конструктор покончил жизнь самоубийством, считал, что это предательство в отношении собственной страны. Это трагическая история, перевернем ее.

Но у США остались ракеты и воздушного базирования, и морского базирования. По сути, с советской стороны это было тоже одностороннее разоружение. Но теперь у нас есть ракеты и воздушного, и морского базирования. Видите, как эффективно работают «Калибры» – то из Средиземного моря, то из акватории Каспийского моря, то с воздуха, то с подводных лодок. Пожалуйста, как угодно.

Более того, кроме «Калибров», там дальность 1400 километров, у нас появились и другие ракетные системы воздушного базирования – 4,5 тысячи километров дальность, мощные системы. Мы считаем, что мы просто выровняли сейчас ситуацию. Если это не нравится, и у кого-то есть желание выйти из договора вообще, у американских партнеров, с нашей стороны ответ будет мгновенным, хочу об этом сказать и предупредить – мгновенным и зеркальным.

Но мы соблюдали, и будем соблюдать до тех пор, пока соблюдают наши партнеры все условия наших прежних договоренностей.

Ф.Лукьянов: Петр Дуткевич.

П.Дуткевич: Петр Дуткевич, Карлтонский университет, Канада.

Владимир Владимирович, во-первых, спасибо, что Вы с нами продолжаете общаться, очень приятно.

В начале октября Канада присоединилась к «акту Магнитского». Многие страны уже заявили, что они тоже готовы поддержать этот закон. Вас не волнуют, не тревожат последствия этого процесса? Можете прокомментировать этот факт?

В.Путин: Когда ситуация с Магнитским, который ушел из жизни в местах лишения свободы, имела место, я не занимался ни внешней политикой, ни безопасностью. Я был Председателем Правительства Российской Федерации, но, конечно, знал, что происходит, видел, и обсуждал это дело с тогда Президентом Медведевым Дмитрием Анатольевичем. Для нас это показалось совершенно неожиданным и странным, что вокруг, конечно, трагического случая – ухода из жизни человека, в чем бы его ни обвиняли, но все-таки всегда это беда, – такие политические игры начались.

Что я думаю по поводу того, о чем Вы сейчас сказали, по поводу того, что Канада присоединилась, или хочет присоединиться, еще кто-то хочет. Это все какие-то очень неконструктивные политические игры вокруг вещей, которые на самом деле в основе своей не являются такими, с которыми нужно работать подобным образом, которые нужно так раздувать. Ведь что лежит в основе всех этих произошедших событий? В основе всех произошедших событий лежит противоправная деятельность целой группы лиц во главе с известным господином, по-моему, Браудер его фамилия, который десять лет жил в Российской Федерации в качестве туриста и занимался фактически незаконной деятельностью, скупал акции российских компаний, не имея на это права, не будучи резидентом Российской Федерации, десятки и сотни миллионов долларов выводил за границу, уходил при этом от налогов как в России, так и в Соединенных Штатах. В последние годы, по открытым данным, по американским открытым данным, пожалуйста, посмотрите, компания Ziff Brothers, с которой связан господин Браудер, спонсирует то демократическую партию, то республиканскую в меньшем гораздо объеме. Последний перевод (это в открытых данных) – 1 миллион, по-моему, 200 тысяч долларов перевели на нужды демократической партии. Они защищают себя таким образом. В Российской Федерации господин Браудер осужден заочно на 9 лет лишения свободы за эти махинации. Почему-то этим никто не занимается. Наша прокуратора уже неоднократно обращалась в компетентные органы Соединенных Штатов: минюст, прокуратуру – с просьбой предоставить определенную информацию и вместе поработать. Ответа никакого нет. Просто используется для раздувания какой-то очередной антироссийской истерии. Нет ни у кого желания посмотреть внутрь, что там лежит в основе этой проблемы. В основе – обыкновенный криминал, жульничество и воровство.

Ф.Лукьянов: Рейн Мюллерсон.

Р.Мюллерсон: Спасибо.

У меня вопрос к Президенту Путину. В своем выступлении Вы упомянули Каталонию. Мои наблюдения показывают, что обычная независимость достигается тогда, когда или какие-то крупные державы, или хотя бы оригинальные игроки заинтересованы в этой независимости или в том случае, когда никто не обращает внимания на это. В своем выступлении в марте 2014 года по поводу Крыма, – где, кстати, я месяц тому назад был и мне там очень понравилось, должен сказать, – вы цитировали консультативное заключение международного суда по поводу Косово. Декларация независимости Косово действительно нарушает международное право. Нарушила международное право бомбардировка Сербии по поводу Косово.

Мне кажется, что Косово как раз открыло ящик Пандоры. Независимость курдов в Ираке отвечает чаяниям только курдов и, может быть, интересам Израиля тоже. Но этого недостаточно. Вся Европа, Евросоюз опасаются независимости Каталонии. Мадрид применяет силу, относительно умеренную силу, против сторонников независимости Каталонии.

Мой вопрос к Вам. Кроме следования принципу невмешательства во внутренние дела других государств, как могла бы Россия помочь урегулированию таких подобных конфликтов, чтобы, с одной стороны, не способствовать такому «параду суверенитетов», а с другой стороны, помочь этносам, меньшинствам, чьи чаяния не удовлетворены властями? Какая была бы позиция России в этих случаях?

Я не могу не упомянуть. Вы говорили о «лихих 90-х» годах. Я вспомнил при этом разговор Андрея Косарева с Президентом Никсоном о том, что у России нет национальных интересов, есть только общечеловеческие интересы. Никсон покачал головой.

Спасибо.

В.Путин: Это говорит о том, что у Никсона есть голова, а у господина Косарева, к сожалению, отсутствует. Коробка есть черепная только, но головы как таковой нет.

Что касается этого «парада суверенитетов», как Вы сказали, и нашего отношения к этому. Я вообще считаю глобально, что создание мононациональных государств – это не панацея от возможных конфликтов, а наоборот. Потому что после различных разделений и суверенитетов создание моногосударств может привести к столкновениям в борьбе за реализацию своих интересов вновь созданных мононациональных государств. Скорее всего, так и будет происходить.

Поэтому когда народы объединены в единое государство в рамках больших границ, мне кажется, здесь больше шансов на то, чтобы государство проводило сбалансированную политику. Посмотрите на примере России. У нас почти 10 процентов мусульманского населения, это не мало. Причем это не какие-то иностранцы или мигранты, у них другой родины нет, они рассматривают Россию как свою родину. Это к чему нас побудило в свое время? Я, кстати, был инициатором, мы стали наблюдателем в организации «Исламская Конференция». А это влияет на нашу не только внутреннюю, но и на внешнюю политику, делает нашу политику как раз более сбалансированной, внимательной к этой части мирового сообщества. И так же в других странах.

Что касается решения суда ООН. Оно у меня есть, я не стал его просто приводить, потому что не хотел ваше время отнимать, но знал, что мы будем это обсуждать, и для себя я просто взял, почитал. Здесь же эксперты, вы об этом практически всё знаете, но тем не менее напомню. 8 октября 2008 года Генассамблея ООН приняла резолюцию 63/3. Вопрос: соответствует ли одностороннее провозглашение независимости временными институтами Косово нормам международного права. И задала этот вопрос Международному суду в Гааге. 22 июня 2010 года после двухгодичного рассмотрения Международный суд вынес соответствующее консультативное заключение, в котором постановил, что Декларация о независимости Косово от 17 февраля 2008 года не нарушила общее международное право. Все оценки и заключения суда касаются не только случая Косово, а вопроса применимости международного права к объявлению независимости частью одного государства в принципе. В этом смысле Вы абсолютно правы, это расширительное толкование не применительно к Косово. Это открыть ящик Пандоры, это точно так и есть. Вы попали в десятку, в яблочко. Смотрите, что записано в заключении Международного суда от 22 июля 2010 года. Пункт № 79: «Практика государств не свидетельствует о появлении в международном праве нового правила, запрещающего провозглашение независимости в подобных случаях». «Никакого общего запрета, – пункт 81, – на одностороннее провозглашение независимости не вытекает из практики Совета Безопасности ООН». Пункт 84: «Международный Суд считает, что общее международное право не содержит какого-либо применимого запрета на декларации о независимости, соответственно он приходит к заключению о том, что Декларация о независимости от 17 февраля 2008 года не нарушила общее международное право». Пожалуйста, написано черным по белому.

А как западные страны все добивались этого, давили на этот Международный Суд в Гааге. Мы знаем это доподлинно, что США рекомендовали Международному Суду в письменном виде. Госдеп писал: «Принцип территориальной целостности не исключает появления новых государств на территории существующих государств». Далее. «Декларации о независимости могут (часто так и происходит) нарушать внутреннее законодательство. Однако это не означает, что происходит нарушение международного права». Дальше кавычки открываются: «Во многих случаях, включая Косово, обстоятельства Декларации независимости могут свидетельствовать о фундаментальном уважении международного права со стороны нового государства».

Германия: «Это вопрос о праве народов на самоопределение. К таким народам не применяется международная правовая норма об уважении территориальной целостности государств». Решили обрести независимость – ну и молодцы. К этому государству не применяются эти нормы о целостности.

Великобритания: «Сецессия, то есть провозглашение независимости, сама по себе не противоречит международному праву».

Франция: «Оно (международное право) не разрешает, но и не запрещает ее (сецессию, отделение) в принципе». Вот Вам, пожалуйста.

А потом реакция была на это решение Международного Суда. Вот госпожа Клинтон пишет, – кто-то, может быть, с ней работал даже, после решения суда: «Косово – независимое государство, и его территория неприкосновенна. Мы призываем все государства не зацикливаться на вопросе о статусе Косово и внести свой конструктивный вклад в поддержание мира и стабильности на Балканах, призываем страны, еще не признавшие Косово, сделать это».

Германия: «Консультативное заключение Международного Суда подтверждает нашу правовую оценку легитимности декларации о независимости Республики Косово. Оно подкрепляет наше мнение о том, что независимость и территориальная целостность Республики Косово являются неопровержимым фактом».

Франция: «Независимость Косово необратима. Заключение Международного Суда, положившее конец правовым дебатам по этому вопросу, стало значимой вехой и позволит всем сторонам отныне посвятить себя иным важным проблемам, требующим решения».

Вот «иные важные проблемы» возникли сейчас, и сейчас, когда эти «иные важные проблемы» возникли, в том числе и в Каталонии, теперь уже никому не нравятся. Не нравится! Вот это и есть то, что я называл «двойным стандартом». А весь этот пример и есть этот «ящик Пандоры», который открыли, выпустили джина из бутылки.

Позиция наша в чем заключается в данном случае? Я сказал. Я говорил о том, если вы внимательно слушали, я сказал, что мы надеемся, что будет решена проблема, исходя из испанского законодательства и конституции. Вот этим, по-моему, все сказано. Этим все сказано. Но, разумеется, в таких вопросах нужно быть очень аккуратным и очень чутким к тому, что происходит. Мы рассчитываем, что все будет решаться в рамках демократических институтов и процедур, не будет никаких новых политических заключенных и так далее. Но это внутреннее дело той или иной страны. Пожалуй, достаточно.

Спасибо.

Ф.Лукьянов: Кто забыл, я напомню, что Владимир Владимирович по базовому образованию юрист, поэтому с ним споры вести не так легко будет. Маргарита Симоньян.

М.Симоньян: Здравствуйте. Спасибо, Владимир Владимирович, за Ваш потрясающий рассказ про американские флажки на наших ядерных объектах. Господин Хамид Карзай, спасибо за Вашу смелую, откровенную позицию. Господин Джек Ма спасибо не дорогие китайские люстры, которые я купила на «Алибабе». (Смех.)

Но, если можно, я о своем, о девичьем. Вы, может быть, слышали, что Russia Today и «Спутник» – наши СМИ, которые работают за границей, в последнее время подвергаются не просто уже давлению, а настоящей травле там, где они работают.

Не далее, как два дня назад Хиллари Клинтон сказала, что российское так называемое вмешательство в выборы, в которых в первую очередь обвиняют нас (доклад ЦРУ, который об этом вышел, половина его была посвящена нашим СМИ. Там мое имя 27 раз, например, упоминается) то, что мы «сделали», она сравнила с терактами 11 сентября.

От нас требуют, чтобы мы зарегистрировались в качестве инагентов. ФБР, как мы знаем из СМИ, открыло расследование в отношении нашей деятельности. На наших журналистов невероятно давят: каждый день они о себе читают, что завтра они не устроятся больше никуда на работу. Министр иностранных дел Великобритании вчера призвал, просто выпорол депутатов, которые продолжают приходить в наши эфиры? И что будет дальше, мы можем только догадываться.

При этом еще год назад сотрудники Госдепа говорили мне, что они уважают свободу слова, и пока в России не будут применяться какие бы то ни было ограничительные меры к американским СМИ, к нам тоже этих мер применяться не будет. В итоге эти меры применяются к нам уже сегодня, при этом в России работает огромное количество американских и других СМИ, в том числе на русском языке. Я их могу похвалить, они работают прекрасно, у них огромные бюджеты в десятки раз выше, чем у наших СМИ.

Может быть, Вас удивит, но по некоторым параметрам, например, по цитируемости в соцсетях, радио «Свобода» уже сейчас на первом месте среди всех российских радиостанций. Вы когда-то пошутили про то, что после смерти Махатмы Ганди Вам и поговорить не с кем. Тогда все очень посмеялись, но в итоге сейчас это выглядит именно так – мы оказываемся в ситуации более демократической страны, чем те, кто нас этой демократии учили. При этом в России есть несколько позиций: одна позиция, что меры должны быть зеркальными, и только зеркальные меры их заставят оставить нас в покое. Другая позиция, что нужно подставить левую щеку и поступить благородно. Можно ли узнать, какая позиция у Вас?

В.Путин: Первое, по поводу самой ситуации вокруг наших информационных ресурсов, вокруг Russia today, Sputnik. У нас несопоставимые мощности с нашими коллегами в США, в Европе, просто несопоставимые. У нас нет так называемых мировых СМИ, СМИ с мировым охватом. Это монополии в основном англосаксонского мира, прежде всего, Соединенных Штатов.

Действительно, нам все время говорили о том, что нелепо, недемократично давить на любые законно функционирующие средства массовой информации, закрывать, гонять, оказывать давление на журналистов. Есть только один демократический способ бороться с тем, что кому-то не нравится (или власть, или оппозиция): высказать свое мнение, но так ярко, образно и талантливо, чтобы люди поверили вашей точке зрения, пошли за вашей позицией, встали на вашу позицию. Все остальное недемократично.

Сейчас то, что мы видим, видим, что происходит вокруг наших средств массовой информации, повторяю, гораздо меньшей мощности, чем американские или британские СМИ, просто не знаю даже, как это назвать. Недоумение – это слишком мягко сказано. Все с ног на голову перевернули.

По поводу вмешательства, невмешательства. Все знают, весь мир знает, как ведут себя, скажем, британские либо американские средства массовой информации в мире. Они напрямую постоянно оказывают влияние на внутриполитические процессы почти во всех странах мира. Как иначе себе можно представить деятельность СМИ, особенно тех, которые работают, скажем, в политическом сегменте информации?

Влияют, конечно, высказывают какую-то точку зрения, в данном случае – российскую точку зрения. Кстати говоря, далеко не всегда российскую точку зрения. Я не имею возможности постоянно за этим следить, но иногда вижу, что Russia Today выдает в эфир. Там работают представители самых разных стран: и американцы, по-моему, и британцы – кого там только нет, и немцы работают. Просто работают блестяще. Действительно, талантливые люди. Я иногда даже удивляюсь их смелости и таланту так образно излагать, так точно и бесстрашно это делать, просто снимаю шляпу. Но, видимо, это и залог успеха деятельности Russia today и Sputnik, именно это и не нравится, но ничего общего с демократией это, конечно, не имеет.

Теперь по поводу того, что подставить одну щеку, потом другую. Я вам рассказывал про ядерные объекты, казалось бы, все раскрыли, уже больше некуда просто, понимаете, ожидали, что то же самое сделают наши американские партнеры, но хотя бы будут учитывать наши интересы, мы будем полноценными партнерами. Ничего подобного, как видите, не произошло, просто ровно все наоборот: как только увидели, что наш ядерный сектор нуждается во вливаниях дополнительных и реконструкции, ракетная техника устаревает, еще что-то плохо и так далее, все наоборот: ага, со слабым партнером не считаются, с ним не разговаривают, его интересы в расчет не принимаются.

Поэтому в данном случае мы будем действовать только зеркально и достаточно быстро. Как только мы увидим конкретные шаги, ограничивающие деятельность наших средств массовой информации, тут же последует зеркальный ответ.

Ф.Лукьянов: Господин Карзай, Вы хотели добавить? У Вас тоже проблема с иностранными агентами?

Х.Карзай: Альтернативные точки зрения из России и Китая сейчас пытаются закрыть этот пробел, это очень хорошо. Я знаю, что существуют различные формы медиа в США и сейчас этот пробел закрывается.

Альтернативная точка зрения, это хорошо для всех нас, для западной аудитории, для нашей аудитории. Поэтому, я думаю, что мы увидим лучшие дни в том, что касается свободного потока информации.

Ф.Лукьянов: Ерлан Карин.

Е.Карин: Спасибо.

Владимир Владимирович, в прошлом году наша с Вами здесь встреча проходила на фоне ситуации в Сирии, обстановки вокруг Алеппо. В этом году, в начале года, был запущен астанинский процесс по урегулированию сирийского кризиса. Впервые в столице Казахстана, в Астане, за столом переговоров собрались представители самых разных противоборствующих групп, а также представители стран-гарантов этого процесса: Россия, Турция, Иран. Уже есть определенные сдвиги, состоялись несколько раундов переговоров, приняты документы.

Как Вы оцениваете промежуточные итоги астанинского процесса?

И еще один момент. На фоне всего этого мы видим, что сейчас кризис на Ближнем Востоке приобретает совершенно новые краски. Я имею в виду упомянутый Вами референдум курдов в Северном Ираке, военная операция в Киркуке и изменение в целом военной обстановки в Сирии. Как Вы видите дальнейшие перспективы вообще урегулирования сирийского кризиса? Как Вы в целом оцениваете нынешнюю обстановку на Ближнем Востоке?

В.Путин: Прежде всего, что касается сирийского урегулирования и астанинского процесса. Хочу поблагодарить Казахстан и Президента Назарбаева за то, что нам была предоставлена с другими участниками этого процесса астанинская площадка. Казахстан – не просто место, где собираются, это очень удобное место, имея в виду нейтральную позицию Казахстана и имея в виду, что Казахстан никогда не вмешивался в какие-то внутренние сложные процессы в регионе, а наоборот является авторитетным посредником.

Хочу отметить, что были моменты, когда Президент Назарбаев брал на себя даже определенную ответственность для того, чтобы удержать за столом переговоров все конфликтующие и договаривающиеся стороны. И это очень позитивно, мы за это очень благодарны.

Теперь в каком состоянии находится этот процесс. Он набирает позитивный оборот. Не без проблем, сейчас об этом тоже скажу, но в целом идет позитивно. Нам, благодаря позиции Турции, Ирана, Сирийского правительства, разумеется, удалось в значительной степени сблизить позиции по ключевому вопросу прекращения кровопролития и создания зон деэскалации. Это самый значимый результат всей работы в Сирии вообще за последние два года, и астанинского процесса, в частности.

Должен сказать, что существенную роль вносят и другие страны, которые напрямую не участвуют в переговорах в Астане, но незримо присутствуют и влияют на происходящие процессы, в том числе это касается и Соединенных Штатов Америки. У нас с американскими партнерами по этому направлению на этом треке взаимодействие постоянное, стабильное, непростое, не без споров, но все-таки в этом сотрудничестве больше позитива, чем негатива.

Россия. Китай. Весь мир. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 19 октября 2017 > № 2355892 Владимир Путин, Джек Ма


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 октября 2017 > № 2357457 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на Первом Глобальном форуме молодых дипломатов в рамках Всемирного фестиваля молодежи и студентов, Сочи, 16 октября 2017 года

Уважаемые коллеги, друзья,

Рад присутствовать на Первом Глобальном форуме молодых дипломатов, который организован в рамках XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

C удовольствием отмечаю, что это – инициатива Совета молодых дипломатов нашего Министерства иностранных дел. Приятно, что она получила широкую поддержку – как я понимаю, здесь представлены более 50 внешнеполитических служб различных государств мира.

Думаю, что такие встречи было бы полезно проводить традиционно, у нас есть такие планы, в том числе по созданию международной ассоциации молодых дипломатов. Будем активно поддерживать эти инициативы в той степени, в какой можем, именно поддерживать, не пытаясь вам что-то навязать. Мы в целом никому ничего не навязываем – это наш внешнеполитический принцип. Мы стараемся понять наших собеседников, найти баланс между интересами России и ее партнеров.

Уверен, что встав на дипломатическую стезю, вы сделали правильный выбор. Дипломатия – одна из самых увлекательных, востребованных и, что немаловажно, перспективных профессий, потому что международные отношения становятся все более сложными и многокомпонентными. В этой ситуации многократно возрастает ее роль в деле поиска эффективных ответов на масштабные вызовы современности. Дипломатия, в отличие от прошлых веков, когда дипломаты в основном занимались решением проблем войны и мира, сегодня занимается всеми без исключения сферами деятельности человечества от устойчивого экономического развития мировой экономики во всех ее сегментах до изменения климата, продовольственной безопасности, регулирования воздушного движения, морских транспортных путей и многого другого. Поэтому сегодняшний дипломат должен быть эрудированным, разностороннее развитым человеком. В этом смысле, конечно же, ваше общение, обсуждение актуальных и животрепещущих тем международной повестки дня считаю весьма важным.

Уверен, что роль дипломатии будет только возрастать. Никакие самые современные информационные технологии не заменят ее. Они могут служить лишь подспорьем в нашей ежедневной кропотливой работе, потому что без прямого – глаза в глаза – контакта, без прямого обмена оценками и аргументами в живом диалоге невозможно всесторонне уяснить позицию партнеров, понять возможности достижения компромиссов и найти баланс интересов в международной жизни, о котором я говорил.

Вызовы сегодняшнего дня поддаются решению лишь на основе коллективных политико-дипломатических усилий. Это – универсальный подход, который применим практически к любой проблеме, стоящей на международной повестке дня.

Когда берет верх ставка на односторонние подходы, методы нелегитимного давления и принуждения, а дипломатию пытаются «задвинуть» на задний план, то ничего хорошего из этого не происходит, результаты бывают плачевными.

Думаю, что в этой аудитории вряд ли стоит подробно говорить о том, что важнейшим залогом обеспечения глобальной и региональной безопасности и стабильности остается неукоснительное соблюдение международного права всеми без исключения участниками межгосударственного общения. Поэтому Россия настойчиво призывает в сегодняшней неспокойной обстановке вернуться к истокам – к зафиксированным в Уставе ООН основополагающим принципам международной жизни: суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, разрешение споров мирными средствами.

Как я уже сказал, Россия никого не учит жизни, наша дипломатия старается сделать максимум возможного для того, чтобы помочь оздоровлению международной обстановки, эффективному решению стоящих перед всем человечеством многочисленных проблем. С удовольствием отмечаем, что наш подход в пользу совместных усилий по созданию системы равной и неделимой безопасности, налаживания широкого равноправного взаимовыгодного сотрудничества разделяется большинством членов мирового сообщества. Готовы и далее тесно работать «рука об руку» со всеми, кто готов к этому на основе взаимного уважения и учета интересов друг друга.

Сегодня идет становление новой более справедливой, более демократической, полицентричной системы мироустройства. В этом воплощается культурно-цивилизационное многообразие современного мира, желание народов самим определять свою собственную судьбу. Когда такие процессы развиваются бурно, когда, по большому счету, определяются параметры будущего мироустройства, которые будут отражать реалии сегодняшнего дня во всех областях жизни, то, я думаю, настает время подлинного возрождения дипломатии. В этом смысле мы очень рассчитываем, что наш сегодняшний форум будет успешным, станет началом новой традиции, поможет общению на уровне молодых дипломатов, а если это будет продолжаться на регулярной основе, то, когда вы займете руководящие посты в своих внешнеполитических ведомствах, думаю, вам пригодятся те контакты, которые вы друг с другом устанавливаете в такого рода мероприятиях.

Считаю, что это очень полезное и очень важное начинание. Постараемся в нем помогать.

Вопрос: Возможно ли объединение славянских государств? Было бы прекрасно, если бы мы не ссорились, а делали бы действительно полезные вещи вместе.

С.В.Лавров: Не просто возможно, а оно уже происходит. Около 10 лет назад по инициативе Словении и России был создан Форум славянских культур, который успешно функционирует, регулярно проводятся культурные мероприятия, обсуждаются перспективы конкретных взаимовыгодных проектов в экономике, социальной, образовательной и, если хотите, христианской сферах. Думаю, что у этого формата есть хорошие перспективы, он весьма востребован.

Вопрос: После убийства М.Каддафи Д.А.Медведев в своем выступлении сказал, что Россия осознанно воздержалась в ходе голосования в СБ ООН по поводу решения о создании бесполетной зоны над Ливией. Было ли это вопросом торга при вступлении России в ВТО, поскольку сразу после этого голосования в ООН Россия была принята в Торговую организацию?

С.В.Лавров: Никакого торга не было и не могло быть. США были сами, прежде всего, заинтересованы в нашем вступлении в ВТО. Под эту сурдинку они даже отменили поправку Джексона-Вэника, хотя причина, по которым она вводилась (запрет на эмиграцию из СССР) давным-давно исчезла. Американская политическая система позволяет отдельным членам Палаты представителей Конгресса, Сената США выдумывать любые поводы, чтобы заблокировать давно устаревшие законы. Поэтому никакого торга не было. Имело место стремление не допустить кровопролитие, поэтому мы не возражали против принятия бесполетной зоны над всей территорией Ливии. Это означало только одно – авиация ВВС Ливийской Арабской Джамахирии не должна была подниматься в воздух, и она не поднималась. СБ ООН постановил, что можно применять все необходимые меры для обеспечения режима этой бесполетной зоны. Такого рода формулировки означают, что силу можно применять только в случае, если какой-то самолет нарушит режим бесполетной зоны. Вместо этого наши коллеги из НАТО подняли в воздух свои ВВС и стали бомбить армию М.Каддафи, помогая повстанцам, среди которых было очень много террористов, ликвидировать лидера ливийской революции, как его называли. Все видели, с каким наслаждением американские телеканалы показывали момент зверского убийства М.Каддафи.

Как сказал Президент России В.В.Путин, резолюция СБ ООН была нарушена и грубейшим образом растоптана. Это к вопросу о договороспособности наших западных партнеров. Они просто повели себя подло и бесчестно (такое периодически случается с нашими западными коллегами).

Вопрос: Хотелось бы поблагодарить С.В.Лаврова, поскольку российская дипломатическая деятельность приносит пользу не только Российской Федерации, но и всему миру в целом, в том числе Африке. Уверен, что Ваши педагоги в МГИМО могли бы поставить Вам твердую пятерку с плюсом за мастерство, но в том, что касается отношений с государствами Центральной Африки – три с минусом. Вы ездите в Западную Африку, но Черная Африка не так Вас интересует. Возможно, у нас нет очень развитой инфраструктуры, но есть полезные ископаемые и люди, которые очень ценят внешнеполитический курс России. Планируются ли у Вас поездки в государства Центральной Африки, в частности, в Чад? Есть ли у Вас план по развитию взаимодействия с этими странами? Недавно планировался визит в Россию Президента Республики Чад И.Деби по приглашению Президента России В.В.Путина, однако, он не состоялся. Хотелось бы узнать о причинах отмены этой встречи.

С.В.Лавров: Исхожу из того, что когда Вы говорите Центральная Африка, то имеете в виду регион, а не только ЦАР. Мы регулярно общаемся с представителями этих стран, я принимаю моих коллег на регулярной основе. Визит Президента Республики Чад, безусловно, состоится, когда стороны договорятся о его содержании. Никакого политического смысла это не несет, просто всегда необходимо понимать, каким будет результат того или иного визита.

Вы говорили про полезные ископаемые. Наверняка, есть проекты, в которых заинтересована Ваша страна. Есть российские партнеры, которые готовы совместно реализовывать эти проекты, но необходимо договориться о том, что будет венчать такой важный саммит, как визит Президента Чада. Уверен, что мы найдем такие договоренности.

Помимо полезных ископаемых, нас связывает история многих десятилетий, начиная с борьбы африканских стран против колониализма. Вклад, который внесла наша страна в эту борьбу, в то, чтобы африканские страны осваивались как суверенные независимые государства, постоянно присутствует в нашем диалоге с африканскими партнерами. Они выражают нам признательность и подчеркивают, что хотят выстраивать нынешние отношения, прежде всего, исходя из этого очень тесного политического взаимодействия, близости взглядов на современный мир и на то, как государства должны общаться между собой. Это весьма ценное завоевание. Сейчас нам нужно решить главную задачу: как перевести этот прекрасный уровень политических отношений в экономическую и другие сферы взаимодействия.

Вы абсолютно правы – нам нужно больше работать друг с другом. Проекты, которые помогут нам теснее сотрудничать, должны быть взаимовыгодными и отвечать интересам партнеров в Республике Чад, в других странах Африки и в Российской Федерации.

Совсем недавно в Сочи был Президент ЦАР, с которым я провел полезные переговоры. Подчеркну еще раз, в течение этого года несколько африканских представителей, включая ЦАР, посещали Российскую Федерацию. Что касается моих планов, то в Африку я собираюсь в следующем году. Пока не знаю, куда и когда – мы должны проработать вопросы, которые могут быть актуальны в этот момент. Я услышал Вас, будем ждать, когда и Ваше Правительство подтвердит приглашение.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать слова Д.А.Медведева о том, что Россия осознанно воздержалась от голосования в СБ ООН?

С.В.Лавров: Вы думали, что мы бессознательно голосовали? Когда Россия голосует, то делает это осознанно. Мы добились того, что резолюция не выходила за те рамки, о которых я сказал, а именно, режим бесполетной зоны и возможность принимать все необходимые меры исключительно для обеспечения выполнения этого режима бесполетной зоны. В любом случае, мы имели сомнения в отношении необходимости такой резолюции, но не стали ее ветировать, потому что она не давала никакого мандата на применение силы против армии М.Каддафи, если не летает ни один самолет в этой зоне. И ни один самолет не летал. НАТО поступило абсолютно противоправным образом.

Вопрос: У России хорошие отношения с Ираком и Курдистаном. В настоящее время происходят столкновения между курдскими силами и ополченцами, которые поддерживают руководство Ирака. Какова позиция России по этому вопросу? Готова ли Российская Федерация помогать руководству Ирака и Курдистана в организации переговорного процесса?

С.В.Лавров: У нас отрицательная позиция в отношении столкновений. Считаем, что это противоречит интересам всего иракского народа, включая курдов. Хотим, чтобы скорее была достигнута договоренность о том, как дальше будет продолжаться проживание в одном государстве всех, кто сейчас живет в Ираке.

Мы имеем хорошие отношения с Багдадом и Эрбилем, где у нас есть Генеральное консульство. Все наши контакты, предполагающие экономические проекты с Курдистаном, не являются тайной для Правительства в Багдаде. Мы всегда обсуждаем эти вопросы с Правительством Х.Абади и будем продолжать поощрять стороны к тому, чтобы они договаривались о том, как жить дальше, учитывая все аспекты этой ситуации, в том числе региональный аспект, в связи с тем, что курдская проблема волнует не только напрямую Ирак, но и Иран, Сирию, Турцию. В интересах спокойствия в регионе, где и так хватает раздражителей, важно найти общепримлемое решение.

К сожалению, в свое время не было предпринято достаточно усилий для того, чтобы решить две главные проблемы, которые остались подвешенными – как распоряжаться доходами от нефти и каков статус Киркука. Стремление отложить их на потом оказалось не очень благоприятным для развития иракского государства.

Вопрос: Повестка дня сегодняшней встречи «Как защитить мир». Но как быть, если сегодня с трудом удается защитить достоинство людей, которые уже защищали этот мир? Имею в виду различные факельные шествия фашистской направленности и закон о декоммунизации, который вступит в силу в Польше примерно через неделю. Закон ставит вопрос об уничтожении памятников, посвященных павшим героям Великой Отечественной войны, героям союзников. Пару дней назад в Польше состоялась организованная жителями страны конференция, в ходе которой прозвучало обращение директора Департамента информации и печати МИД России М.В.Захаровой. Как привлечь к происходящему внимание мировой общественности, чтобы они не смотрели на это сквозь пальцы? Есть ли механизмы в рамках ООН или международного права для решения данной проблемы?

С.В.Лавров: Рычаги есть, и они используются много лет. К сожалению, результат не очень эффективен.

Уже много лет в ходе ГА ООН мы ежегодно принимаем резолюцию о недопустимости героизации нацизма, в том числе о недопустимости осквернения памятников, посвященных истории Второй мировой войны. Эта резолюция набирает подавляющее большинство голосов. Против голосуют США, последние три года – Украина и еще несколько микрогосударств, зависящих от США. В ЕС кто-то голосует против, кто-то воздерживается. На вопрос, почему наши соседи занимают такую позицию, они отвечают, что не хотят, чтобы мы обижали страны Балтии – они и так испытывают некие комплексы. Однако, во-первых, в этой резолюции не упомянута ни одна страна – там просто содержится универсальный принцип о недопустимости героизации преступников, которые были объявлены таковыми Нюрнбергским трибуналом, чьи решения никто никогда не отменял, и срока давности они не имеют. Во-вторых, что касается комплексов в некоторых странах, то это дело не новое. Когда три балтийских государства буквально втягивали (поскольку по критериям они еще не были к этому готовы) в НАТО и ЕС, мы спрашивали у «старых» европейцев, зачем они это делают, зачем вовлекают эти страны в свои структуры, когда из трех этих столиц звучит постоянная антироссийская риторика. Нам отвечали, что риторика звучит потому, что они помнят свое советское прошлое (их оккупировали, у них постоянная нервозность). НАТО и ЕС возьмут их в свои «объятия», и они успокоятся. Но они не успокоились. Более того, сейчас, когда рассматривается вопрос об отношениях с Россией, ЕС встает в один ряд и «берет под козырек» агрессивному меньшинству, где запевалами являются три балтийские страны и Польша, прежде всего.

К огромному сожалению, прославление неонацистов характерно не только для стран Балтии и Польши. В последние годы неонацизм буйно расцветает на Украине. Позавчера, если не ошибаюсь, был новый «день защитника отечества», объявленный в годовщину создания Украинской повстанческой армии, которая была пособником нацистов. Поразительно, когда люди, чья страна была одной из наиболее пострадавших во время Великой Отечественной войны, с такой легкостью впитывают в себя эту гадость (извините, по-другому не могу сказать).

Это большая проблема, внимание к которой мы привлекаем не только путем резолюции ГА ООН. Мы работаем с ЕС, в ОБСЕ практически на повседневной основе предлагаем соответствующие инициативы. В связи с последним всплеском борьбы с памятниками в Польше, о чем Вы упомянули, у нас есть конкретные предложения в ЮНЕСКО и на ГА ООН, где в ходе моего выступления в прошлом месяце эта тема была одной из основных.

Как я уже сказал в начале, к сожалению, пока это не возымело желаемого результата. По-прежнему наши западные партнеры, как Вы правильно подчеркнули, относятся «спустя рукава» к своим обязанностям заставить членов ЕС уважать и исповедовать на практике европейские ценности. Как видите, верх берет стремление сплотиться в солидарности Евросоюза на антироссийской основе. Это может плохо кончиться. Уверен, что это еще негативно аукнется для самих этих государств.

Процесс декоммунизации в целом начался давно. В Польше очень скоро после распада Варшавского договора (в Чехии, по-моему, тоже) из Министерства иностранных дел удалили выпускников советских вузов, прежде всего, МГИМО. Хотя опыт многих других стран, в том числе Восточной Европы, показывает, что выпускники МГИМО и в современных условиях востребованы как в интересах развития своих, ныне независимых государств, так и в интересах активного участия в общеевропейском и общемировом сотрудничестве. Нынешний Председатель ГА ООН, вице-премьер, Министр иностранных дел Словакии М.Лайчак – один из таких людей.

Вопрос: Я из лагеря беженцев сахрави, дипломат. Хотел бы узнать позицию России как члена СБ ООН по вопросу деятельности «голубых касок» в рамках Миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре (МООНРЗС).

С.В.Лавров: Я подтверждаю нашу позицию в пользу урегулирования западносахарской проблемы на основе резолюции Совета Безопасности ООН. Такие резолюции регулярно принимаются, в том числе подтверждая мандат Миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре. Мы будем делать все, чтобы Совет Безопасности сохранял консенсус по данному вопросу. Накануне принятия таких резолюций проводятся консультации со всеми заинтересованными сторонами, в том числе с дипломатами, которые представляют Западную Сахару в ООН. Я исхожу из того, что это единственный способ для продвижения урегулирования, которое будет приемлемым для всех.

Вопрос: Я представляю Демократическую Республику Конго (ДРК). У меня два вопроса. Никто не может оспорить тот факт, что Вы являетесь опорой, стержнем мировой дипломатии. Но я не понимаю, почему по отношению к США Вы так сдержанны? Если они что-то сделали, то и Вы должны в ответ что-то предпринять. И второй вопрос. Какова Ваша политика по отношению к Африке и конкретно к Демократической Республике Конго – стратегически важной стране с огромными природными ресурсами? Западники стоят за этой страной, и они ждут от Вас каких-то действий. Эта страна ведет себя сдержанно. Вы ждете, что она сама пойдет к Вам навстречу?

С.В.Лавров: Касательно наших отношений с Демократической Республикой Конго. Нас сейчас во многом обвиняют, Вы нас сейчас обвиняете в том, что по нашей вине не урегулирован конфликт, что мы слишком пассивные. Это не так. Мы являемся непосредственным участником переговоров о будущем ДРК, входим в состав Группы друзей Региона Великих Озер, которая активно занимается этим вопросом, помогая самим конголезцам, во-первых, ликвидировать террористическую угрозу, а во-вторых, найти путь, обеспечивающий устойчивое развитие своей страны.

К сожалению, те соглашения, которые были достигнуты в начале года и которые все активно приветствовали, сейчас находятся под угрозой затягивания их выполнения. Имею в виду договоренность о подготовке выборов. Мы периодически слышим заявления о том, что технически выборы трудно провести до конца года. Это дает повод оппозиции обвинять правительство в том, что оно не хочет выполнять то, о чем договорились.

Упоминаю об этом только по одной причине: мы всегда стимулируем диалог между главными оппонентами. Только сами конголезцы могут решить свою судьбу. Ни Россия, ни Франция, ни США, ни Бельгия за вас этого не сделают. Поэтому мой совет – обеспечьте внутри ДРК то, о чем договаривались некоторое время назад.

Я уже упоминал сегодня очень важный аспект дипломатии и вообще общечеловеческую ценность – договороспособность. Это будет главное. Тогда, наверное, не придется искать за пределами ДРК государств, которые могут по мановению волшебной палочки урегулировать все ваши внутренние проблемы.

Мы вам желаем успехов. Я совсем недавно встречался с Министром иностранных дел ДРК, министрами иностранных дел соседних стран (буквально несколько дней назад в Москве был мой коллега из Бурунди), со многими другими, кто является активными участниками переговорного процесса, с теми, кто поддерживает диалог, без которого вашу проблему не решишь.

Что касается наших отношений с США, то, я так понимаю, вы за то, чтобы мы с такой же агрессией отвечали на агрессивные действия США в дипломатическом масштабе. И что будет из этого хорошего?

Я часто слышу и в России, что нельзя действовать по принципу «если ударили по левой щеке, подставь правую», а надо действовать по принципу «око за око, зуб за зуб». Мы все-таки реагируем исходя из наших собственных интересов.

Да, действительно, когда администрация Б.Обамы, лауреата Нобелевской премии мира, напоследок грубейшим образом наплевала в российско-американские отношения и в декабре прошлого года противоправно экспроприировала дипломатическую собственность российского государства, когда выгнали 35 наших дипломатов с семьями, маленькими детьми, не предусмотрев даже достаточно времени, чтобы они смогли по-человечески собраться, мы решили не отвечать, поскольку это было сделано осознанно. Г-н Б.Обама и его команда срывали на Российской Федерации злобу, которая была обусловлена поражением кандидата от Демократической партии. Все это прекрасно понимали. И мы не хотели отвечать глупостью на глупость, а вернее, глупостью на гадость.

Но когда администрация уже Президента Д.Трампа не смогла отозвать это нелегитимное решение (сейчас не буду вдаваться в причины, очень сложная ситуация в США, посмотрите, какие настроения в Конгрессе, СМИ), тогда мы поняли, что нам придется ответить, потому что в дипломатии законы взаимности никто не отменял. Мы ответили адекватно известным решением о прекращении пользования американскими дипломатами двумя объектами собственности в Российской Федерации. Сейчас мы подаем в суд. Мы все-таки хотим быть правовым государством (нас часто обвиняют в том, что это не так), внутри России много делается для укрепления судебной системы. И на международной арене мы будем добиваться справедливости через законные справедливые процедуры.

Кстати сказать, США, да и все западные европейские партнеры, когда заходит диалог о правах человека, постоянно говорят и вам, и нам, что мы должны обеспечить у себя в стране верховенство права, закона. Мы отвечаем, что готовы это делать. Но когда мы переходим к обсуждению международных проблем и предлагаем записать, что и в международных отношениях должно быть верховенство права и демократии, то они от этого уходят.

Это и есть тот самый двойной стандарт, то самое желание воспрепятствовать естественному течению исторического процесса, в соответствии с которым формируется многополярная, а не однополярная международная система.

Мы прагматично подходим к взаимодействию с США. Там, где это можно использовать в интересах решения региональных, глобальных задач, мы будем с ними взаимодействовать. Это касается и диалога стратегической стабильности. Отказаться от такого диалога, несмотря ни на что, было бы безответственно.

Я удовлетворен тем, что новая Администрация не уходит от этого разговора. Это касается и отдельных аспектов, скажем, ситуации в Сирии. Мы с США, Иорданией договорились о создании очень важной зоны деэскалации на юго-западе САР. Это было важным достижением. Правда, опять вынужден делать оговорку касательно договороспособности или отсутствия таковой. В связи с тем, что в последнее время, как Вы, наверное, знаете из новостей и сообщений нашего Министерства обороны, мы наблюдаем странное явление, когда из Ирака, где вроде бы американцы имеют серьезное влияние, и из тех районов Сирии, которые контролируют американцы, почему-то беспрепятственно с оружием выходят боевики на своих пикапах с пулеметами и создают проблемы для армии САР. Сейчас с американскими коллегами выясняем по соответствующим каналам, что это такое. Надеюсь, что наши опасения в том, что это делается сознательно, не оправдаются.

Повторю (это опять же к вопросу о договороспособности), что точно так же мы готовы работать с американцами над любой другой проблемой в целях нормализовать обстановку в мире, в том числе и в такой сфере, как киберпреступность.

Мы подготовили соответствующие предложения. Президент России В.В.Путин и Президент США Д.Трамп обсуждали их в ходе своей встречи «на полях» саммита «двадцатки» в Гамбурге. Было высказано позитивное отношение к тому, чтобы создать совместную рабочую группу по кибербезопасности и в рамках такой группы развеять все сомнения относительно того, кто куда вмешивался, с какой целью, было ли такое вмешательство, или все это досужие домыслы. К сожалению, как я понимаю по причинам внутриполитической конъюнктуры, Белый дом не смог подтвердить готовность создать такую группу в практическом плане. Это печально, потому что препятствуют такому сотрудничеству между Россией и США ровно те, кому выгодно поддерживать российско-американские отношения в таком безобразном состоянии путем выдуманных обвинений, не предъявив ни единого, подчеркну это еще раз, факта.

Когда мы просим положить факты на стол, нам говорят, что они уверены, что мы вмешивались в их выборы и продолжаем вмешиваться, однако не могут предъявить нам факты, потому что это «секретная информация». Так можно вообще что угодно выдвигать и уходить от конкретного разговора.

Когда сейчас нам пытаются, в т.ч. и в отношениях с европейцами, с НАТО навязать дискуссию, сутью которой будет обвинение нас в ведении всяких гибридных войн, наш ответ очень простой: давайте начнем с кибербезопасности. Все таким образом пытаются переводить стрелки на нас. Нас обвиняли во вмешательстве в выборы в США, Франции, Германии, Швеции – ни одного факта. А то, что Канцлера Германии (и это установленный факт) прослушивало американское Агентство национальной безопасности, об этом почему-то молчат, в том числе и те, кто обвиняет нас в несуществующих грехах.

Еще раз скажу, что мы относимся к этому философски. Предвзятость, двойные стандарты – мы к этому привыкли. Это проявление в значительной степени того самого болезненного восприятия у Запада в связи с тем, что эра безраздельного доминирования западных стран в истории человечества уходит. Этот процесс будет не коротким, сама эра доминирования заняла несколько столетий. Но формирование полицентричной системы мироустройства – это объективная данность. Эта данность, я уверен, будет осознана и западными странами, хотя это болезненный для них процесс, поскольку они уже привыкли к несколько иному положению дел в мире, когда они «заказывали музыку». Теперь придется договариваться не о сольных выступлениях, а о партитуре, которая в себя включает весь оркестр, весь концерт мирового сообщества.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 октября 2017 > № 2357457 Сергей Лавров


СНГ. Армения. ЮФО > СМИ, ИТ > inform.kz, 16 октября 2017 > № 2352316 Арам Ананян

Арам Ананян: Государственные СМИ обязаны быть самыми востребованными

В эти дни в Сочи проходят встречи руководителей информационных агентств государств СНГ на самом высоком уровне. Агентство «Казинформ» продолжает публикацию серии статей с первыми лицами государственных СМИ стран Содружества. Директор армянского информационного агентства в интервью рассказал об истории отношений своего СМИ с Казахстаном и о тех, технологиях, которые сегодня на вооружении «Арменпресс».

- Как Вы оцениваете эффективность сотрудничества «Арменпресс» с зарубежными государственными агентствами? В целом, какова история отношений армянского информагентства с Казахстаном?

- Международное сотрудничество является одним из приоритетов деятельности информационного агентства «Арменпресс». Подписаны договоры о сотрудничестве с более чем двумя десятками агентств по всему миру. Среди них и «Казинформ», с которым осуществляется партнерство, как в двустороннем формате, так и в рамках Информсовета СНГ. В целом, у нас богатая история отношений с Казахстаном. Так, корреспонденты «Арменпресс» неоднократно освещали значимые события Казахстана. Вспоминаю, например, замечательный репортаж ветерана армянской журналистики и нашего старшего коллеги Левона Азрояна «Экибастуз - реки электричества» о строительстве крупнейшего в СССР топливно-энергетического комплекса. В этом проекте принимали участие и студенты из Армении. Отмечу, что таких материалов в нашем архиве очень много. Но поговорим об актуальном срезе нашей истории. По инициативе Посольства Республики Казахстан в Армении наш корреспондент Анна Гзирян посетила Астану для освещения всемирной выставки ЭКСПО-2017 «Энергия будущего». Многочисленные материалы журналистки «Арменпресс» вызвали повышенный интерес среди наших читателей. Это, несомненно, нас радует и в то же время обязывает и далее раскрывать нереализованный потенциал информационного сотрудничества наших СМИ. Этому способствует тот факт, что Армения и Казахстан состоят в одних и тех же интеграционных объединениях. Мы всесторонне освещаем казахстанскую тематику в Армении, и нас радуют аналогичные материалы «Казинформ» об Армении и армянах. Желательно, чтобы таких материалов было больше.

- Какие новые проекты готовит «Арменпресс»?

- В 2018 году мы отмечаем 100-летний юбилей Арменпресс, к которому приурочены новые проекты. Один из них Armenpress/History (history.armenpress.am), где представлено свыше 10 тыс уникальных оцифрованных фотографий из архива агентства. Завершаются подготовительные работы, направленные на стимулирование туристической журналистики. Планируется также создать в этом году условия для проведения совместных пресс-конференций в формате телемоста. Мы также намерены расширить нашу корреспондентскую сеть за рубежом. Современный мир быстро меняется, и агентство делает все для еще большего укрепления своих передовых позиций в информационном пространстве.

- СМИ переживают новую технологическую революцию. Какие технологии внедряют в «Арменпресс»?

- Новейшие технологии качественно изменили журналистику, и представить ее без них невозможно. Так, у нас есть роботизированное ПО, которое генерирует экономическую информацию на трех языках - армянском, русском и английском. Мы стремимся расширить возможности этой программы для охвата еще большей тематики. Это достигается путем обработки архивов и баз данных с последующей подготовкой материалов на их основе. С радостью должен отметить, что во всех направлениях мы фиксируем положительные результаты.

- Активно ли Вы используете социальные сети в работе? Совершенствуете ли визуальные инструменты, например, видеоконтент?

- На этот вопрос могу ответить так: мы последовательно наращиваем наше присутствие в соцсетях. Стараемся быть там, где наш читатель. В Facebook страница «Арменпресс» одна из немногих верифицированных страниц не только в Армении, но и на постсоветском пространстве. Что касается видеоконтента, то так или иначе он присутствует на сайте агентства. Полагаю, что со временем видеоматериалов станет больше.

- Конкуренция государственного СМИ на рынке - это информационная монополия, на Ваш взгляд, или же нелегкое бремя? Какие меры Вы предпринимаете, чтобы оставаться конкурентоспособными?

- Это реалии сегодняшнего дня, к которым мы заблаговременно подготовились и рассматриваем конкуренцию как положительное явление, которое дает нам возможность развиваться и быть востребованным медиаресурсом. В то же время мы не относим медиаакторов Армении только к конкурентам, а видим в них партнеров и потенциальных клиентов, которым мы можем предложить качественные услуги. Наша модель B2B предполагает схему win-win.

- Есть ли необходимость наделять государственное СМИ каким-либо особым статусом, которые будет учитывать его интересы при получении информации?

- Государственные информагентства по определению обладают особым статусом. Это обязывает, мотивирует и в то же время вынуждает нас быть всегда на высоте. Уверен, что в современном мире в корне меняется роль и место государственного информационного агентства. Традиционное понимание государственных СМИ как инструмента пропаганды давно исчерпало себя. В наш век четвертой технологической революции монополизировать информационное поле не представляется возможным.

Государственные СМИ обязаны быть самыми востребованными информационными площадками. Это сложный вызов, но единственно верный.

СНГ. Армения. ЮФО > СМИ, ИТ > inform.kz, 16 октября 2017 > № 2352316 Арам Ананян


Россия. ЮФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 22 сентября 2017 > № 2325571 Мурат Кумпилов

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Адыгея Муратом Кумпиловым.

Обсуждалось оказание помощи пострадавшим от дождевого паводка, прошедшего в мае в Адыгее, а также реализация в регионе программы строительства новых школ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мурат Каральбиевич, я, во-первых, Вас поздравляю с фактом наделения полномочиями главы республики. Это, конечно, пока ещё аванс, который нужно отрабатывать, выполняя те наказы, которые всегда население даёт руководству республики, края, области. Тем не менее это всё равно важное событие, которое недавно состоялось.

Мы относительно недавно встречались, когда я приезжал в Краснодар. Обсуждали целый ряд тем, связанных и со строительством новой школы, и с восстановлением. Как идут дела, какие решения приняты и как обстановка в целом?

М.Кумпилов: Дмитрий Анатольевич,

Хотел бы ещё раз высказать слова признательности, потому что кандидатом от партии «Единая Россия» был и остаюсь. Всё мы сделаем для того, чтобы оправдать доверие народа, доверие населения республики, Президента страны и Вас как председателя партии, который поддерживал на всех этапах этой ситуации.

Что касается нашей встречи в Краснодаре, то днём раньше Вы подписали распоряжение о выделении из резервного фонда денег. Деньги довели, до всех получателей дошли, люди сегодня благодарят. И сегодня все документы представлены по жилищным сертификатам. Мы ждём решения уже по жилищным сертификатам. А так — люди получили по частичной потере, по полной потере компенсацию материального ущерба.

Д.Медведев: Всё, что положено по закону на основании постановления Правительства.

Как со школой дела?

М.Кумпилов: По программе в этом году мы должны закончить одну школу на тысячу мест. На следующий год мы сделали заявку, и сегодня уже выделено 487 млн на вторую школу.

У нас во вторую смену учится около 5 тысяч детей. Мы должны обеспечить строительство ещё минимум трёх школ, свыше тысячи мест. В городе Майкопе мы сегодня проектируем, привязываем к земельным участкам. Каждодневно идёт эта работа. Надеемся, что мы в рамках программы решим задачу, которую Вы ставите по односменке.

Д.Медведев: Мы этот курс приняли в масштабах всей страны. И конечно, в течение ближайших лет нужно будет построить и восстановить школы в самых разных местах. В том числе и в Республике Адыгея. Надеюсь, все необходимые решения для этого будут приняты.

Россия. ЮФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 22 сентября 2017 > № 2325571 Мурат Кумпилов


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroygaz.ru, 8 сентября 2017 > № 2311491 Андрей Майер

Деньги для инициативных.

В Ростовской области развивают систему кредитования капремонта МКД.

Те собственники жилья, кто решил взять кредит для проведения у себя в доме капитального ремонта, могут получить возмещение части расходов на оплату процентов за использование кредита. Это — еще одна форма поддержки ответственных собственников жилья в России. О том, как организовано кредитование капитального ремонта общего имущества МКД в Ростовской области, рассказывает министр ЖКХ региона Андрей МАЙЕР.

«СГ»: Почему возникла необходимость привлечения кредитов для проведения капремонта общего имущества многоквартирных домов?

Андрей Майер: Ростовская область одна из первых в стране начала применять механизм кредитования капитального ремонта. Сегодня жители многоквартирных домов, накапливающие взносы на специальных счетах, все чаще проводят капремонт общего имущества, не дожидаясь планового срока. Эти инициативы поддерживаются в Ростовской области с помощью кредитования. Благодаря этому собственники помещений в МКД могут выполнить работы по капремонту раньше сроков, определенных в региональной программе. Для получения кредита не требуется ни обеспечение, ни поручительство, ни подтверждение доходов жильцов. Банк смотрит только, как дом собирает средства на капремонт в последние месяцы. Главным условием предоставления кредита является высокий уровень собираемости платежей.

«СГ»: Какие дома могут брать кредиты для проведения капремонта?

А.М.: Это дома, где собственники помещений дома формируют фонд капремонта на специальном счете, владельцем которого является ТСЖ или ЖСК. В таких домах, как правило, высокий процент собираемости взносов за капитальный ремонт, а собственники занимают активную позицию в вопросе улучшения условий жизни и ответственно относятся к капитальному ремонту.

«СГ»: Помогают ли областные власти налаживать отношения между банками и собственниками жилья?

А.М.: Да, Министерство ЖКХ области провело ряд совещаний с участием представителей банка ПАО КБ «Центр-инвест », органов местного самоуправления и собственников помещений. На этих совещаниях собственникам помещений были даны разъяснения по реализации мероприятий по капитальному ремонту, условиям получения кредита. Специалисты банка сразу на месте производили расчет возможной суммы кредита. Была налажена связь между банком, выдающим кредит, и банком, где аккумулируются средства на капитальный ремонт.

«СГ»: На каких условиях можно получить кредит?

А.М.: Кредиты выдаются сроком до 5 лет под 11% годовых. Погашается кредит за счет взносов собственников на капремонт, при этом введения дополнительных взносов не требуется. Всего в 2014-2016 годах за счет кредитов в трех домах выполнены работы по капремонту десяти крыш, трех фасадов, одной системы теплоснабжения, двух систем водоснабжения и водоотведения, пяти лифтов.

«СГ»: Планируется ли расширять практику кредитования капремонта в Ростовской области?

А.М.: В настоящее время за счет кредитных средств капитальный ремонт ведется в девяти муниципальных образованиях Ростовской области: Волгодонск, Зверево, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, Таганрог, Аксайский, Белокалитвинский, Зерноградский и Цимлянский районы.

Развитие механизма кредитования капитального ремонта общего имущества МКД является одним из приоритетных направлений работы министерства ЖКХ области на ближайшие годы. Пока готовность выполнить работы по капремонту общего имущества с привлечением кредитных средств в 2018 году проявили собственники 33 МКД. Кстати, в области есть дома, жильцы которых решили повторно воспользоваться возможностью кредитования для продолжения капитального ремонта своего дома. Это, например, собственники дома №7 по ул. Мира в городе Аксае, дома №143/1 по ул. 2-й Краснодарской и дома №31 по ул. Зорге в Ростове-на-Дону.

Справочно

В настоящее время Ростовская область подала в Фонд ЖКХ заявку на предоставление финансовой поддержки на возмещение части расходов на уплату процентов за пользование кредитом в соответствии с постановлением №18 Правительства РФ. В рамках данного проекта кредиты на оплату работ по капитальному ремонту общего имущества в области получили 22 дома. Сумма кредитов составила 40,1 млн рублей. Возмещение части процентной ставки по привлеченным кредитам составит 9,6 млн рублей. Собственниками указанных домов также будут направлены на капремонт средства в объеме 17,5 млн рублей, накопленные на спецсчетах. На эти средства планируется выполнить: ремонт крыш, фасадов, систем электроснабжения, водоснабжения, водоотведения, замену лифтов.

Автор: Алексей ЩЕГЛОВ

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroygaz.ru, 8 сентября 2017 > № 2311491 Андрей Майер


Россия. ЮФО > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300929 Александр Локтаев

Пожар решает: страхование жилья должно стать повсеместным механизмом защиты

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

Пожар в Ростове-на-Дону, уничтоживший в августе 120 построек, снова заставил задуматься о необходимости более широкого применения механизма страхования в России. Власти просят у государства более 600 млн рублей, а между тем страховщики вполне могли бы решить эту задачу

Говорят, что пожары в историческом центре Ростова-на-Дону могли быть инициированы. Но от этого не легче: сгорело около 10 000 квадратных метров, 120 строений, эвакуировано 600 человек, многие обратились в больницы, один человек погиб. Кто бы ни был виноват, но помочь могли бы страховщики — потому что это страховой случай. Региональные власти уже выделили 14 млн рублей на выплату разовой материальной помощи пострадавшим, но, чтобы устранить все последствия, необходимо более 600 млн рублей.

Каждая новая катастрофа становится поводом для обсуждения вопроса об обязательном страховании жилья. Но пока оно не сдвинулся с мертвой точки. Обязать население страховаться государство не в силах, потому что это противоречит нормам Гражданского кодекса (а двигать их никому не хочется), а как «приподнять» страховую культуру, чтобы граждане сами потянулись к страховщикам, так и не придумали. Зачем страховаться? Ведь государство заплатит.

Законопроект о страховании жилья от стихийных бедствий Госдума приняла в первом чтении еще в феврале 2015 года. И разработан он был как раз затем, чтобы снять нагрузку с федерального бюджета по компенсации ущерба гражданам, потерявшим жилье в результате катаклизмов, и переложить часть затрат на страховые компании. В конце прошлого года Минфин предложил добавить пункт о чрезвычайных ситуациях, согласно которому собственник, застраховавший свое жилье и утративший его из-за стихийного бедствия (наводнения, пожара и пр.), мог бы рассчитывать на компенсацию потерь в пределах установленного минимума — 300 000 рублей.

Незастрахованным жителям предполагалось предоставлять новое жилье только на условиях социального найма при условии, что оно не может быть приватизировано и передано по наследству. Страхование недвижимости таким образом оставалось добровольным, но приобретало большие перспективы. Кроме того, в законопроекте была очень полезная норма о включении платы за страхование в платежку за услуги ЖКХ, которая могла серьезно повысить охват страхованием.

Однако уже в мае обе эти нормы исчезли из новой редакции законопроекта. Законодатели решили, что компенсировать утерю жилья пострадавшим все-таки необходимо в полном объеме, не зависимо от того, была ли застрахована собственность. И конечно, принятие закона в таком виде сильно повредило бы рынку страхования жилых помещений. Мощный мотивирующий фактор для приобретения страховки исчезал.

Летом разговоры о включении платы за страхование в платежку за ЖКХ возобновились. Минфин снова настаивает и приводит в пример успешный московский опыт. Для москвичей действует система страхования жилья со льготной ставкой: квартиры страхуются на случай пожара, взрыва, залива, ЧС, а при наступлении страхового случая город выплачивает часть суммы ущерба — 5-15%, остальное ложится на плечи страховщика. Как сообщалось, за 2016 год москвичи получили в 6 709 страховых случаях 212,6 млн рублей, включая 31,8 млн рублей субсидий.

Так почему бы не прибегнуть в этому отработанному механизму более широко? Конечно, затраты на страхование часто кажутся гражданам излишними, многие экономят, некоторым действительно не позволяет бюджет. Имеет место и негативное отношение общества к страховщикам, которое часто складывается из-за недобросовестных компаний. Однако принимать законопроект нужно как можно скорей, ведь стихия ждать не будет.

Согласен, что подойти к реализации конкретной инициативы непросто — конечный продукт по страхованию жилья должен обладать положительным потенциалом для государства, страхового рынка и частных лиц. Это не может быть просто некий полис с минимальной страховой суммой, купленный за «две копейки». Здесь масса нюансов, начиная с того, что в России слишком много ветхого жилья, который не возьмется страховать ни один разумный страховщик, и заканчивая нормами Гражданского кодекса, где говорится, что никто не может обязать гражданина страховать свою собственность, а только ответственность.

В Ростове-на-Дону только 4 дома из всех было застраховано. Как сообщил Всероссийский союз страховщиков (ВСС), это 3% от всей сгоревшей недвижимости. Причем в трех случаях страховалась только отделка и лишь в одном — конструктив. Владелец дома купил полис буквально за неделю до пожара. И он единственный поступил прозорливо.

Россия. ЮФО > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 8 сентября 2017 > № 2300929 Александр Локтаев


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 30 августа 2017 > № 2290908 Мурат Кумпилов

Встреча с врио главы Адыгеи Муратом Кумпиловым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности главы Республики Адыгея Муратом Кумпиловым. Обсуждалось текущее социально-экономическое положение дел в республике, а также жалобы, поступившие от жителей Адыгеи в ходе «Прямой линии» с главой государства: расселение ветхого жилья, ситуация в области образования и здравоохранения.

В.Путин: Как дела в республике?

М.Кумпилов: В целом, Владимир Владимирович, общественно-политическая ситуация, социально-экономическая ситуация стабильная.

В последние годы республика показывала по макроэкономическим показателям стабильный рост. В этом году индекс промышленного производства – 106,8 процента; собственные доходы растут – 117 процентов. Уборочную страду закончили: 48 центнеров с гектара получили по озимой пшенице, работа идёт.

В.Путин: Вы как давно работаете, сколько времени прошло?

М.Кумпилов: С января исполняю обязанности главы Республики Адыгея, а до этого работал председателем парламента несколько месяцев.

В.Путин: Не так давно. Уже почувствовали наиболее острые проблемы?

М.Кумпилов: Владимир Владимирович, до этого работал премьер-министром восемь с половиной лет, поэтому мы определили точки роста, которые видим для Республики Адыгея, – это индустриальный парк недалеко от города Краснодара, посёлок Яблоновский, очень серьёзно занимаемся с федеральным Правительством по «расшитию» инфраструктурных ограничений.

То же самое – «Южгазэнерджи» у нас добывает газ, миллион кубов газа в сутки. И на базе добычи газа мы рядышком хотим индустриальный парк построить. И основное – это курорт «Лаго-Наки», туристическая отрасль, по этому направлению тоже работа ведётся.

В.Путин: Вы знаете, скоро уже начинается, не за горами, во всяком случае, новый учебный год, и наш разговор по тому, что поступило от жителей республики на «Прямую линию», хотел бы как раз с этого начать.

Людей беспокоит ветхое и аварийное состояние школьной инфраструктуры. Вы как бывший премьер не можете об этом не знать, поэтому хочу обратить на это Ваше внимание: «крыша течёт в классах, грибок» – и так далее. Ремонт садиков, обустройство площадок – «всё лежит на плечах родителей»; «в школе нет спортзала, нет даже туалета» и так далее.

Надо, конечно, на качество школьных зданий и вообще школьной инфраструктуры обратить особое внимание. Это не случайная информация.

И ещё одна проблема. Она в принципе характерна для всех субъектов. Много нерешённых проблем в области здравоохранения, но одно из этих обращений всё-таки выбивается из того, что я увидел по другим регионам.

Граждане пишут о какой-то новой «услуге»: продаже койко-мест в стационарах, то есть врач даёт направление в больницу, а там говорят, что мест нет, хотя стоят пустые палаты. Четыре тысячи рублей заплатишь, и место тебе находят. Пожалуйста, надо повнимательнее. Надо провести соответствующие проверки и с этим разобраться.

Уже не говорю про другие вопросы. Их много, они, естественно, для граждан острые, болезненные. Понятно, что обращаются на «Прямую линию», пишут и дозваниваются те, кто сталкивается с проблемами.

Те, кто не сталкивается, – таких всё-таки большинство. Но обращаются те люди, которые с этими проблемами сталкиваются и решить их эффективно не могут.

Очень рассчитываю, что Вам, как, надеюсь, будущему руководителю республики, удастся многие эти проблемные вопросы решить.

Хочу надеяться, что люди, которые в республике проживают, это почувствуют, почувствуют результаты Вашей работы.

М.Кумпилов: Спасибо большое, Владимир Владимирович!

Обязательно по каждому обращению граждан, безусловно, до конца разберёмся, сделаем всё от нас зависящее, чтобы люди почувствовали работу органов исполнительной власти в положительном направлении.

И ещё раз хотел поблагодарить: Вы назначили меня исполняющим обязанности главы республики – хотелось бы поблагодарить за доверие, и всё сделаем для того, чтобы оправдать высокое доверие.

В.Путин: Самое главное – оправдать, конечно, доверие людей. И, надеюсь, они Вас поддержат. Вы человек не новый, хорошо знаете обстановку, используйте, пожалуйста, все Ваши знания, опыт для эффективного решения этих задач.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 30 августа 2017 > № 2290908 Мурат Кумпилов


Россия. ЮФО > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 августа 2017 > № 2317705 Александр Лиев

Зона отдыха строгого режима

Александр Лиев,  Новое время страны, Украина

Пока крымские и российские эксперты рассказывают об успешном туристическом сезоне на полуострове, сами крымчане терпят убытки, а россияне переживают на себе все прелести «Крымнаша». «Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на поездки в нынешний Крым», — грустно усмехнувшись, говорит знакомая крымчанка в ответ на вопрос, когда она в последний раз была на малой родине.

К сожалению, за три года полуостров утратил свою притягательность. И популярную фразу «жизнь одна, и прожить ее нужно в Крыму» сменили другие — с противоположным значением. Печально наблюдать за тем, как вымирает туристический сектор полуострова в оккупации, как разоряются бизнесмены в этой сфере, как разрушается инфраструктура. И тем абсурднее выглядят оптимистичные заявления местных «экспертов» о росте турпотока, которыми фонтанирует крымская пресса.

Хотя крымский туристический сезон-2017 не может быть успешным по ряду объективных причин, и попытки убедить в обратном выглядят смешно.

До того как Россия вторглась на территорию Украины, незаконно аннексировав Крымский полуостров и начав военные действия на востоке страны, у россиян не было никаких препятствий для отдыха на местных курортах. Напротив — обстановка и условия для путешествий в Крым до 2014 года были куда благоприятнее. Сегодня же каждый россиянин, побывавший в Крыму, ощутил на собственной шкуре все прелести пресловутого «Крымнаша».

Во-первых, существенно изменились цены. Подорожало действительно все, и цены продолжают расти. Особенно это касается продуктов. Кстати, их качество тоже ухудшилось, а хорошие и полюбившиеся украинские продукты можно купить из–под полы, как редкие деликатесы.

«Крым всегда был территорией халявы. Мы приезжали из Москвы в Алушту и чувствовали себя элитой даже с нашим очень средним по московским меркам достатком. И все тут казалось вкуснее — колбаса, сметана, пиво, в конце концов. А сейчас в Крыму уже нет ни той сметаны, ни той колбасы, а цены выше, чем в Москве! Ну разве что дикарями с палатками сюда приезжать»,- возмущенно рассказывал мне один московский знакомый после отдыха в Крыму.

И дело не только в дороговизне. Ухудшение логистических условий в первую очередь ударило как раз по самим россиянам. Сегодня путь в Крым — задача не из легких. Если учитывать все факторы от комфорта до скорости передвижения, россиянам остается выбирать лишь авиасообщение, которое, как известно, по–прежнему не в состоянии удовлетворить все потребности граждан РФ даже технически. Раньше почти 70% россиян приезжали в Крым на поездах, которых сейчас фактически нет. Пострадали и те, кто привык ездить в Крым на машине,- основная часть автомобильных маршрутов из России в Крым проходила через материковую часть Украины, но сегодня и этот путь закрыт для россиян.

Появилась еще одна причина не ехать в Крым, о которой раньше мы и подумать не могли. Это страх. Пропагандистская машина сыграла злую шутку: россиянам рассказывали страшилки об «Украине-враге», а получились страшилки об опасном Крыме. Басни об украинских террористах на полуострове, диверсионных группах, постоянной угрозе для гостей и жителей полуострова окончательно испортили имидж туристического региона.

Закономерно и логично, что поток туристов из России, число которых достигало ранее 1,3 миллиона человек, не вырос, а, наоборот, заметно снизился. Например, в прошлом году Крым посетили только 1,1 миллиона россиян, и в этом сезоне нет никаких оснований полагать, что их число возрастет. Что касается украинских туристов, то их поток сократился более чем в 40 раз. С начала сезона-2017 Крым посетили около 100 тыс. граждан Украины, которых можно идентифицировать как туристов. Это в 3,5 раза меньше, чем количество белорусских туристов в 2013 году.

Более 100 тысяч крымских семей задействованы в малом и среднем бизнесе, связанном с туризмом. Ущерб, нанесенный незаконной аннексией туристическому сектору Крыма, сравним разве что с потерями в сельскохозяйственной отрасли. Большинство предпринимателей, занимавших эти две ниши в Крыму, покинули полуостров или обанкротились. Сегодня на сайтах недвижимости можно найти сотни объявлений о продаже мини-отелей или сезонных ресторанов — впрочем, спрос на них невелик.

Отсутствие туристов отражается и на инфраструктуре, и на кадрах — мы теряем индустрию гостеприимства как таковую,- и на культурных традициях всего полуострова. Если ситуация не изменится в ближайшие два года, то есть если Крым переживет пять провальных курортных сезонов, процесс уничтожения туристического сектора станет фактически необратимым. После возвращения Крыма на Украину восстанавливать туристическую отрасль придется почти с нуля.

Александр Лиев, бывший министр курортов и туризма Автономной Республики Крым.

Россия. ЮФО > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 августа 2017 > № 2317705 Александр Лиев


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 22 августа 2017 > № 2280599 Александр Жилкин

Рабочая встреча с губернатором Астраханской области Александром Жилкиным.

Состоялась рабочая встреча Владимира Путина с губернатором Астраханской области Александром Жилкиным. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

А.Жилкин: У нас в этом году 300–летие образования губернии, Петром I подписано в 1717 году.

В.Путин: В ноябре будете отмечать?

А.Жилкин: Октябрь–ноябрь. Меньше, конечно, будет мероприятий, больше как раз концентрируем внимание на развитии региона с точки зрения реализации собственных программ.

В принципе результаты, особенно последние три года даже кризисного периода, положительные, динамика – и по ВРП, и по объёму промышленного производства.

Самое важное, пожалуй, это то, что нам удаётся все эти три года в разрезе одного года более 100 миллиардов рублей инвестиций привлекать. Из них только 60 процентов – это топливно-энергетический комплекс, остальные идут в пищевую, лёгкую промышленность.

Кстати, очень неплохо пошёл проект по здравоохранению, построили объекты, есть развитие – медицинский туризм сейчас достаточно хорошими темпами идёт.

В прошлом году обслужено 85 тысяч иногородних пациентов и 25 тысяч иностранных, то есть из прикаспийских государств, и сейчас прорабатываем вопрос с Министерством здравоохранения это закрепить и уже на определённых этапах начинать дальнейшее его развитие.

В этом году показатель первого полугодия: 129 процентов – рост промышленного производства, хочу отметить, что и по солевой промышленности, гипсовой промышленности, строительным материалам, резинотехническим изделиям.

Очень неплохой получился проект нашего станкостроительного завода, они заключили контракт и совместное предприятие сделали с китайскими партнёрами. Сейчас выпускают продукцию – причём они разрабатывают, конструируют, – которая необходима, востребована на рынке Российской Федерации.

Ещё раз хочу поблагодарить Вас за тот механизм, который Вы дали региону в виде принятия решений по открытию свободной промышленно-экономической зоны. Несмотря на то что постановление Правительства было в конце 2014 года, сейчас уже пять резидентов, все строят заводы: начиная от шприцев третьего поколения и заканчивая нужной для мелиоративных работ по стране капельной трубкой.

Динамика неплохая, и хочу сказать, что консолидированный налоговый сбор растёт, в этом году мы уйдём уже за 100 миллиардов по территории.

Правда, изменения законодательства несколько снизили долю регионального бюджета, но это я потом попрошу, чтобы Вы посмотрели, может быть, коррекцию какую-то провести, потому что в целом рост доходов серьёзный, а у меня динамики нет по региону, хотя в валовом региональном продукте сегодня доля малого бизнеса уже превысила 40 процентов.

В.Путин: Александр Александрович, хочу Вам тоже передать папку с вопросами, которые на «Прямую линию» поступали. Посмотрите внимательно, потом доложите мне Ваше видение решения вопросов.

Они, конечно, нелёгкие для решения. Тем не менее одна из проблем Вам хорошо известна – это газификация. «Газпром»–то прокладывает магистральную линию…

А.Жилкин: Мы совместно, кстати, с ним выполняем. У нас область на 87 процентов газифицирована.

И я так предполагаю, наверное, обращение было из Ахтубинского, из северных районов. Сейчас там мы, кстати, магистраль большую гоним.

В.Путин: Это сёла, посёлки: Верхний Баскунчак, Успенка, Петропавловка и некоторые другие, Ленинский район Астрахани.

Ещё на 2005 год были запланированы мероприятия по газификации, до сих пор не решено. Посмотрите, потому что нужно – как Вы знаете, с «Газпромом» непросто договариваться, – чтобы труба прошла, синхронизировать и разводку осуществлять до потребителя.

Что меня ещё удивило – проблема получения земельных участков для многодетных семей. Здесь–то что?

А.Жилкин: Владимир Владимирович, честно могу признаться, решение долго искали по городу Астрахани. Эту тему я хорошо знаю, и юридическое решение найдено. В самом городе земли не найти под 2,5 тысячи заявителей.

В.Путин: 3250.

А.Жилкин: 3250 – это вместе с многодетными семьями и другими категориями.

Мы нашли юридическую основу. Город сегодня заключил соглашение с двумя муниципальными районами, которые являются в принципе продолжением города Астрахани, и часть земли мы взяли из федерального фонда. До конца года все землю получат.

Но задачу поставили для себя и для муниципалитетов: инфраструктуру надо подготовить, иначе это будет нечестно.

В.Путин: Согласен. Нужно давать то, что можно использовать. Но это нельзя затягивать.

А.Жилкин: Честно признаюсь, три года это было нерешаемой проблемой. Наконец нашли решение.

Руководство города идёт навстречу, то есть с пониманием дела, и будет вкладывать средства.

В.Путин: Поинтенсивнее.

И чисто астраханский вопрос – транспорт. И те же самые проблемы с уборкой отходов: Казачий ерик и так далее.

А.Жилкин: Эта проблема возникла в ноябре прошлого года, когда предыдущий оператор просто искусственно завалил свою компанию и, имея в собственности полигон, которому мы помогали, довёл себя до состояния банкротства и бросил рынок.

Но мы по новому законодательству, которое принято в прошлом году, все процедуры прошли, сегодня новый оператор достаточно стабильный.

По крайней мере, я вижу, как он начинает. Всеми силами помогаем ему выстроить всю эту работу. Думаю, будет нормально.

В.Путин: Договорились.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 22 августа 2017 > № 2280599 Александр Жилкин


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 августа 2017 > № 2338671 Виталий Портников

Крым впервые стал «островом»

Виталий Портников, Обозреватель, Украина

Есть точная символика в том, что именно в тот день, когда Владимир Путин и Дмитрий Медведев находились в Крыму, пришли новые сообщения об отключениях электроэнергии на аннексированном Россией полуострове. Одно дело — возлагать цветы к мемориалам и посещать оперные фестивали, и совсем другое — добиться инфраструктурных улучшений. Именно этого в Крыму за три с лишним года и не произошло.

Крым и за время пребывания в составе Украины особыми успехами в создании современной инфраструктуры не отличался. И потому, что этими успехами не отличалась вся остальная Украина, и потому, что даже на ее фоне Автономная Республика Крым выделялась засильем криминальных кланов, деливших между собой полуостров до самой русской оккупации, да так и оставшихся у власти и после. В этом, собственно, всегда состояла суть неписаных договоренностей между Киевом и Симферополем: мы не вмешиваемся в ваши дела, а вы обеспечиваете стабильность на территории «кормления». Крымская автономия в Украине была, прежде всего, автономией криминалитета — и для того, чтобы добиться изменений к лучшему, было достаточно от этого криминалитета избавиться.

Российская аннексия только укрепила позиции криминальных кланов. В то время, как остальная Украина после 2014 года получила реальный шанс измениться, Кремль в буквальном смысле слова законсервировал Крым, оставив его в руках разнообразных аксеновых, константиновых и их московских кураторов. Как руководили полуостровом разнообразные крымские кланы в украинские времена, мы хорошо знаем. Почему что-то должно измениться к лучшему сейчас? Или Крым оказался в составе страны, в которой изжита чиновничья коррупция, население контролирует власть, не пилятся бюджетные деньги, не предоставляются возможности друзьям главы государства? Чем какой-нибудь Ротенберг, получивший возможность освоить деньги на крымский мост, отличается от Януковича-младшего или команды выходцев из Донецкой области, высадившейся в Крыму после 2010 года? О каких переменах к лучшему в Крыму в таком случае может идти речь?

Россия, с точки зрения развития Крыма, сама уложила себя на прокрустово ложе созданных аннексией проблем. Вода из Украины больше не поступает, а это означает, что сельское хозяйство Крыма, которое приобрело современный вид только после передачи полуострова от РСФСР УССР, фактически приказало долго жить. Санкционные режимы Украины и стран Запада практически лишили Крым международного авиационного сообщения, круизов, железной дороги, автомобильных путей с материка, и при этом власти России продолжают говорить о успехах в туристической отрасли. Все, что Крым получал естественным путем через материк, сейчас пытаются обеспечить с помощью разнообразных мостов через море. Но Крым не остров, а полуостров. Можно сколь угодно долго доказывать, что насильственное кормление полезнее привычного приема пищи. Но нужно отдавать себе отчет, что аннексия изменила не только границы, но и естественную связь полуострова с материком. Крым стал «островом» — впервые в своей истории, никогда раньше Перекоп не был для него ни государственной, ни географической, ни инфраструктурной границей.

Но есть еще один вопрос: а хочет ли российское руководство развивать Крым? Нужна ли Владимиру Путину «витрина» его успеха? Похоже, это не Путин, а мы мыслим привычными стереотипами советских времен, когда из ГДР пытались всеми правдами и неправдами сделать «социалистическую конфетку» в назидание Западу. Для российского руководства важно не освоение, а удержание территории. Именно поэтому Абхазия или Южная Осетия лежат в самых настоящих руинах и уж никак не могут служить примером для подражания или хотя бы условной альтернативой для Грузии. В такие же руины «освободители» постепенно превратят и Крым. А Владимир Путин будет, как и раньше, невозмутимо ездить на полуостров — открывать обелиски и посещать концерты. В Абхазию же он ездит.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 августа 2017 > № 2338671 Виталий Портников


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 20 августа 2017 > № 2280602 Владимир Путин

Молодёжный образовательный форум «Таврида».

Владимир Путин в ходе рабочей поездки в Республику Крым посетил Всероссийский молодёжный образовательный форум «Таврида».

Глава государства, в частности, ознакомился с тематическими выставками ряда творческих групп: фотохудожников, архитекторов, дизайнеров-урбанистов. Затем в неформальной обстановке Президент общался с организаторами и участниками форума.

Молодёжный образовательный форум «Таврида» проходит в Крыму в третий раз, традиционно объединяя талантливую молодёжь и специалистов из разных сфер: дизайна и архитектуры, литературы и истории, изобразительного искусства и музыки, кино и мультипликации, журналистики, музейного дела; цель форума – создание профессиональных сообществ из числа творческой молодёжи.

Организаторы мероприятия – Федеральное агентство по делам молодёжи, а также «Роспатриотцентр» совместно с Московским государственным институтом культуры.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с организаторами и участниками Всероссийского молодёжного образовательного форума «Таврида»

В.Путин: Добрый день!

Я уже немножко посмотрел, чем вы здесь занимаетесь. Надеюсь теперь послушать – расскажете подробнее. Во всяком случае, то, что я увидел, впечатляет, очень интересно. И самое главное, на мой взгляд, это то, что участникам нравится.

Давайте начнём. Прошу Вас.

А.Чубаков: Добрый вечер!

Меня зовут Антон Чубаков, я из Тулы. По образованию художник-живописец. Представляю на «Тавриде» проект «Самовар – блоха XXI века».

Вопрос у меня по профессии. Сейчас, чтобы стать профессионалом-художником, в общей сложности учатся приблизительно 15 лет: художественная школа, училище, институт, и потом художник начинает самостоятельно искать работу.

В советское время был такой опыт, что молодой художник, окончив высшее учебное заведение, шёл в Союз художников, при котором существовали художественные комбинаты, и молодой живописец мог получить заказ и поработать на страну.

Владимир Владимирович, хотелось бы спросить Ваше мнение: возможно ли возобновление такой традиции сейчас? И можно ли, скажем так, служить стране по искусству?

В.Путин: Не буду скрывать, я, конечно, не знал, что художественные комбинаты прекратили существование, что их нет. Конечно, можно и нужно над этим подумать, имея в виду, что это всё-таки особый вид деятельности.

Творчество в прокрустово ложе не загонишь, а поддержка нужна. Понимаю, о чём Вы говорите, у меня есть друзья, которые занимаются этим видом творчества.

Я знаю, с какими сложностями они сталкиваются в поиске заказов. Но нужна какая-то стабильность, понимаю. Мы обязательно с коллегами поговорим, в том числе в Министерстве культуры. Думаю, что вполне можно будет что-нибудь такое воссоздать.

А.Григорьев: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Андрей Григорьев, город Екатеринбург. Я – ученик всемирно известного Николая Коляды, создателя «Коляда-Театра», Вам от него огромный привет.

Мы не так давно экранизировали судьбу Николая Васенина – это герой войны, участник французского сопротивления. Вы наверняка слышали эту историю, нас тогда очень хорошо поддержали деятели культуры, искусства. Деньги собирали с миру по нитке. И Сергей Викторович Лавров даже записал видеообращение в поддержку нашего проекта.

Фильм состоялся. Он имел большую экранную судьбу. Мы показали фильм в 57 городах, даже получили президентский грант. «Русская медная компания» выступила спонсором проекта. Игорь Алексеевич Алтушкин влюбился в судьбу Николая Васенина и в успехи нашей съёмочной группы, поддерживал до конца этого проекта. Мы до сих пор занимаемся этим фильмом, конечно же, поддерживаем судьбу Николая Максимовича Васенина.

Историю, наверное, не стоит пересказывать, но что важно? Я бы хотел отметить, это мой третий фильм – «Васенин», я его закончил, а сейчас делаю дебют художественного фильма. Это художественный фильм о Григории Перельмане – всемирно известном математике, гордости и просто жемчужине мира математики.

Год мы разрабатывали этот проект, поздравляли Григория Яковлевича с Днём рождения, с 50-летием, с оркестром под окнами, как-то так немного маргинально, но всё было просто супер. И 8 июня удалось встретиться лично.

В.Путин: Это большая удача для Вас, я могу сказать.

А.Григорьев: Действительно, это большая удача.

В.Путин: Насколько я понимаю, он затворнический образ жизни ведёт.

А.Григорьев: Затворнический образ жизни.

Если можно, откройте сейчас эти материалы, посмотрите, почитайте, я буду параллельно рассказывать.

Удалось очень много. И сейчас мы переходим на производственную стадию. То есть мы бы хотели Вас попросить, очень попросить, чтобы Вы (нам денег не надо)… Нам нужно, чтобы Вы написали рекомендательное письмо Министерству культуры, потому что это очень приветствуется, рекомендательные письма.

И если у нас будет такая оценка, Вы – первый зритель в стране, и успех: «28 панфиловцев» – успех, «Легенда № 17» и многих других фильмов во многом, мне кажется, они обязаны Вам. Поэтому полистайте материалы, это молодой актёр «Коляда-Театра».

В.Путин: А почему здесь написали «самый удачливый математик»? Он самый талантливый, гениальный, может быть.

А.Григорьев: Талантливый, гениальный, безусловно.

Вот из Курантовского университета деньги, которые он получал, именно на эти деньги он смог доказать гипотезу Пуанкаре. Это просто феноменально, потому что платились миллионные гранты по всему миру, 98 лет гипотеза была просто непонятна людям, а сегодня есть такая возможность увидеть мир в четырёхмерном пространстве.

То есть то, что он сделал, наверное, ещё потребуется время. Как алгоритмы кредитных карт, никто не понимал, зачем математики это придумали, но это случилось. И мы хотим Вас буквально попросить, придите к нам на премьеру, поддержите наш фильм и обязательно, если Вы сможете, там всё написано очень подробно, рекомендательное письмо.

В.Путин: А сам Григорий Перельман…

А.Григорьев: Григорий Яковлевич выслушал весь проект, он не возразил.

В.Путин: Он не возражает…

А.Григорьев: Я общался ещё с Сергеем Евгеньевичем, его учителем.

В.Путин: Да, но самое главное, чтобы он поддержал, чтобы не возражал.

А.Григорьев: Безусловно, потому что о Хокинге два фильма снято, о Стивене Джобсе…

В.Путин: Вы правы абсолютно, полностью Вас поддерживаю. Но всё-таки у него разрешение надо спросить.

А.Григорьев: Конечно. Он ничего подписывать не будет, сразу же говорю. Просто нужно сделать так, чтобы наша художественная интерпретация его жизни была максимально объективна. Я сделаю всё для этого. Мы написали сценарий…

В.Путин: Вы правы абсолютно. Полностью Вас поддерживаю. Абсолютно, полностью!

А.Григорьев: А придёте на премьеру?

В.Путин: Я постараюсь.

А.Григорьев: Спасибо. Вот это классно!

В.Путин: Я же не знаю, когда у вас будет премьера и где я буду находиться.

А.Григорьев: 13 июня 2019 года, 664 дня до премьеры. Посмотрите, там написано. На фото Алексей Романов, актёр «Коляда-Театра».

В.Путин: А сам Перельман придёт?

А.Григорьев: Очень надеюсь.

С.Першин: Друзья, давайте от кино к театру. Если никто не против, хотел бы дать возможность ребятам – молодым деятелям культуры – из этой части нашего импровизированного зала задать вопрос.

В.Путин: А это не молодые как будто здесь?

С.Першин: Это молодые тоже. Все молодые и все – участники нашего форума разных лет. И все уже добились определённых результатов.

Д.Чащин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Даниил Чащин, я родом из Тюмени. Я театральный и кинорежиссёр, и поэтому вопрос будет касаться режиссуры. Причём это достаточно насущная проблема, которая на «Тавриде» уже обсуждается три года. И в нашем кино- и театральном образовании вопрос постоянно поднимается, поддерживается ректорами, ведущими театральными педагогами и кинопедагогами, но не переходит до каких-то прямых поручений.

Речь идёт о возможности получить режиссёрское бюджетное образование людям, у которых есть высшее образование. По своей специфике режиссура – такая профессия, которая требует накопленного жизненного и профессионального опыта, знаний художника, хореографа, музыканта, актёра.

Ведь многие наши великие режиссёры, например, как Юрий Петрович Любимов или Василий Макарович Шукшин, стали режиссёрами, когда им было сильно за тридцать, у них до этого были другие профессии. Сегодня я знаю огромное количество (я часто езжу по провинции, ставлю спектакли) одарённых, талантливейших людей, у которых есть высшее образование. Они спрашивают меня, как стать режиссёром. Я отвечаю: «Если у тебя нет 300 тысяч, то никак».

Мне кажется, что искусство строится на личности, а режиссёр – это главная личность, которая организовывает процесс. И если у нас будет больше таких личностей, то у нас будет совершенно другой уровень кино и театра.

В чём вопрос? В том, что можно ли, Владимир Владимирович, запустить какой-то механизм решения этой проблемы через систему президентских грантов?

В.Путин: Можно, конечно. Они, по-моему, уже действуют у нас, эти гранты. И, по-моему, в этой сфере тоже.

Д.Чащин: Пока не слышал.

В.Путин: У нас действующее законодательство, действующий закон разрешает получить только одно высшее образование на бюджетной основе (бесплатно). Это правда. Но систему грантов, конечно, можно предусмотреть. То есть она у нас действует, надо только посмотреть, распространяется она или нет на эту сферу деятельности.

Знаю, что Минкульт поднимал уже этот вопрос, я их поддержу. Думаю, что это не такие уж большие деньги, это штучный товар, что называется. Здесь Вы правы, режиссура – штучный товар. Поэтому, конечно, это можно будет и нужно сделать. Мы поддержим, конечно, сделаем это.

Д.Чащин: Спасибо большое.

Думаю, что сейчас в эфире очень многие люди аплодируют этому Вашему решению. Спасибо.

С.Першин: За новых Шукшиных.

Кстати, что касается грантов, в прошлом году Вы к нам приезжали…

В.Путин: Сегодня, кстати, одному из наших выдающихся режиссёров исполнилось 80 лет – Андрею Кончаловскому. Давайте поаплодируем и поздравим его. (Аплодисменты.)

С.Першин: Он сейчас курс набрал в ГИТИСе…

Что касается грантов, ещё один «грантовик» нашей «Тавриды», человек, которого Вы в прошлом году поддержали. Хотелось бы немножечко услышать от него, это Алексей. Он представляет архитекторов, комьюнити архитекторов, представляет Московский архитектурный институт. Проект его касается реконструкции Кремля, может быть, каких-то пару-тройку слов в развитие.

А.Капустин: Владимир Владимирович, здравствуйте.

В.Путин: Выселяют, что ли, на время реконструкции? Можно будет оставаться на рабочем месте?

А.Капустин: Нет, это мы не подразумевали. (Смех.)

Проект касается восстановления Чудова и Вознесенского монастырей на месте снесённого 14-го корпуса. Год назад мы Вам показывали, получив грант, мы завершили этот проект. В целом идея принадлежала Вам. В 2014 году Вы её озвучили, и мы практически сразу решили приступить к этому проекту.

Подходили мы к нему не только в узкопрофессиональном смысле, как к восстановлению памятников истории архитектуры, но как к возрождению высокой национальной культуры русской цивилизации, которая проявлена в архитектуре, то есть не только восстановлению прошлого, но, что не менее важно, созиданию будущего на мощном фундаменте нашей великой истории. Также Вы говорили о том, что необходимо придать некую популяризацию этому проекту.

В.Путин: Вы архитектор?

А.Капустин: Да.

В.Путин: А излагает как писатель и поэт. Просто приятно слушать.

А.Капустин: Спасибо.

Вы говорили, что необходимо придать на суд общественности этот проект, что мы и постарались сделать. Мы показывали его в двух документальных фильмах по центральному телевидению, давали интервью, на одних из самых известных научных архитектурных конференциях показывали. Сейчас мы написали свою книгу, хотел бы Вам передать.

Здесь говорится о том, что проект создан на основе высоких современных компьютерных технологий в синтезе с традиционными классическими школами реставрации. Недавно этот проект мы показали Патриарху Кириллу, он сказал, что этот проект очень важен, и поддерживает его.

Кроме этого интересным образом проект стал, если можно так выразиться, элементом мягкой силы России за рубежом. Совсем недавно правительство Сербской Республики в составе Боснии и Герцеговины приняло решение по прототипу храма из этого проекта построить храм, посвящённый русским императорам Романовым в столице республики – Бане-Луке. Сейчас мы при содействии Сретенского московского монастыря уже договорились с епархией и согласовали проект.

Владимир Владимирович, от лица всего нашего коллектива хотел бы выразить желание дальше работать по этому проекту и, возможно, по Вашему поручению, официально продемонстрировать уже в полной мере этот проект общественности. А дальше, если это будет сочтено возможным, начать проект по реализации.

Верю, что именно на этом проекте может вырасти новое поколение архитекторов, которые будут не только творческой элитой, но, что не менее важно, патриотической и духовной. Именно при таких условиях архитектура в России всегда расцветала и приобретала высший интеллектуальный характер.

В.Путин: Алексей, мне эта идея очень нравится. Сдерживает только одно – мнение Ваших старших коллег по цеху, специалистов в области истории, архитектуры, археологии. Многие из них мне говорят: «Не надо трогать. В Кремле не нужно новоделов. Какой бы ни был хороший новодел, он всегда на фоне древних церквей, имеющихся и сохранившихся, будет смотреться как новодел». Это первое обстоятельство.

Второе. Всё это на таком месте, где археологи считают необходимым производить раскопки. В общем и целом это предмет для дискуссий, обсуждений, он не может быть принят единолично, это должно быть устойчивое общественное, выраженное обществом желание – или воссоздавать на этом месте то, что было, или законсервировать то, что есть. Но только на основе широкого общественного обсуждения может быть принято окончательное решение.

Само по себе, конечно, это привлекает, очень хотелось бы возродить то, что у нас было утрачено. Вопрос только в том, чтобы, восстанавливая утраченное, не навредить тому, что у нас сохранилось. Давайте вместе подумаем над этим.

С.Першин: Друзья, если никто не против, у нас форум на самом деле для людей с разными возможностями, в том числе и для людей с безграничными возможностями, мы этим гордимся. Не всё, конечно, у нас идеально, если говорить об архитектуре и доступности в целом, но мы стараемся, честное слово.

Хотел бы дать возможность задать вопрос Светлане, она тянет руку.

С.Козинова: Спасибо, Сергей.

Здравствуйте, Владимир Владимирович. Я к этой встрече с Вами шла три года, чтобы лично поблагодарить Вас за мирное небо над головой и возможность нам, творческим людям, заниматься тем, чем мы занимаемся. Огромное за это спасибо, потому что наши бабушки и дедушки такую возможность, к сожалению, не имели.

Вернёмся к делу. Света Козинова – дизайнер одежды, Москва. Как понимаете, я представляю довольно малочисленную группу россиян, нас всего-то 13 миллионов по России. И есть проблема – никто не создаёт для нас красивую и удобную одежду.

В.Путин: Иронию почувствовали? 13 миллионов – это почти 10 процентов.

С.Козинова: Это ни много, ни мало. К сожалению, этот процент растёт как среди совсем молодых людей, так и более взрослых, от этого никто не застрахован. Никто не создаёт для нас красивую и удобную одежду, и никто при этом не учитывает наше мнение.

На этом форуме, пообщавшись с экспертами, мы пришли к выводу, что пора менять ситуацию, пора действовать. Поэтому мы создали проект, в рамках которого более 250 инвалидов со всей России сами примут участие в разработке и создании инклюзивной коллекции одежды полного цикла.

И хочу попросить Вас как самого медийного человека России и мира и Вашу замечательную команду принять участие в данном проекте и поддержать в самых разных областях.

В.Путин: Вы вовремя сейчас об этом заговорили, скажу почему. Сейчас Правительство готовит соответствующий документ, это очередная стратегия, но она совершенно конкретная, связана с поддержкой производств, где осуществляется производство реабилитационного оборудования для людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Эту тему точно совершенно можно и нужно включить в эту стратегию. По-моему, на два-три года достаточно неплохие деньги запланированы – до 1,5 миллиарда для начала, поэтому и ваше направление туда включим обязательно.

С.Козинова: И можно ещё один вопрос? Помимо финансовой поддержки, что, конечно же, важно, Вы как лидер нашей страны готовы принять участие в рекламной кампании этой одежды?

В.Путин: Этой одежды – готов.

С.Козинова: Спасибо Вам большое.

С.Першин: Вообще, кстати, новая аудитория к нам приехала в этом году, это молодые фешн-дизайнеры. И чтобы всё было по-честному, вопрос с галёрки, Лера, есть что спросить?

В.Ефанова: Добрый день! Я представляю город Ярославль, меня зовут Валерия, я – фешн-дизайнер женской одежды. У меня вопрос по поводу стиля.

В.Путин: Я не буду больше ничего рекламировать, сразу договоримся. (Смех.)

В.Ефанова: Нет, я не буду просить рекламировать.

У меня вопрос по поводу Вашего стиля. Просматривая старые фотографии, мы всегда замечаем, что меняемся не только внутренне, но и внешне. Соответственно, как Вы рассматриваете свой стиль? Как Вы его видите? Что Вы можете сказать о нём, и как он эволюционировал в процессе Вашего личностного роста?

В.Путин: Вы знаете, мы мало, наверное, замечаем что-либо о себе. Мы же смотрим на себя в зеркало каждый день. Поэтому, если сравнить себя 10, 15, 20 или больше лет назад, то, наверное, можно какую-то разницу заметить, а так она проходит мягко и незаметно. Стиль у меня самый простой – деловой. Я же, кроме кабинета, почти нигде не бываю. На «Тавриду» приезжаю иногда.

В.Ефанова: Но Ваш стиль узнаваем.

В.Путин: Он, по-моему, одинаковый у всех людей, которые занимаются моим видом деятельности. Примерно одинаковый.

В быту я стараюсь быть попроще, как сейчас, чтобы было удобно. Конечно, хочется, чтобы это было и элегантно, и красиво. Я не знаю, что это за стиль. Как правило, я то, что в шкафу есть, надеваю. Смотрю, конечно, чтобы выглядело прилично: камеры работают, миллионы людей смотрят. Надо прилично выглядеть, конечно.

Есть такое слово – «заморачиваться». Я особенно на этот счёт не заморачиваюсь. Хотя признаю, что это очень важно, согласен. Особенно если говорить о женской одежде, это, безусловно, искусство. Я не сразу к этому пришёл.

Могу сказать про эволюцию моих собственных взглядов на одежду. Архитектура – понятно, художественное творчество – понятно, музыка – понятно, театр. В прежние годы совсем, уже когда студентом был, относился к этому – как бы так… никак.

А сейчас считаю, что это действительно творчество, это художественное творчество, и очень важное для человека, потому что оно создаёт среду. А она очень важна, среда, в которой мы живём. Так что я Вам желаю успехов.

В.Ефанова: Спасибо. И Вам.

С.Першин: Для того чтобы соблюсти и гендерный баланс, и, собственно говоря, разные индустрии чтобы могли высказаться, предлагаю – Георгий, если ты не против. Музыкальная индустрия, Георгий Фёдоров.

Г.Фёдоров: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Георгий Фёдоров, композитор из Санкт-Петербургской государственной консерватории, художественный руководитель симфонического оркестра.

В.Путин: Супер. А сколько Вам лет?

Г.Фёдоров: 22.

В.Путин: Ну, это вообще.

Г.Фёдоров: Я этим делом занимаюсь уже пять лет.

В.Путин: И у Вас полноценный оркестр?

Г.Фёдоров: С переменным успехом. (Смех.)

В.Путин: С переменным составом или успехом? Не все же здесь музыканты, но вообще оркестр такой классический – 120 человек.

Г.Фёдоров: Есть камерный оркестр – это 30–40 человек.

В.Путин: А у вас большой или камерный?

Г.Фёдоров: Нет, у меня пока камерный.

В.Путин: Камерный тоже неплохо, 30–40 человек, ничего себе.

Г.Фёдоров: Я организовал одну миссию со своим оркестром. Благодаря «Тавриде», замечательному форуму, и конкурсу грантов мы получили грант на наше развитие. И мы собираемся устраивать концерты, направленные на неподготовленную молодёжную аудиторию, концерты классической музыки, в которых мы будем с увлечением и большим интересом, возбуждая интерес у публики, очень эмоционально и ярко рассказывать о произведениях, чтобы они интересовались этой культурой, в том числе и русской культурой, в том числе и современной русской культурой, чтобы им было интересно.

Мне бы очень хотелось также расширить этот проект. Может быть, в других городах можно открыть подобные оркестры, в которых тоже можно будет устраивать концерты для публики, чтобы она как-то вовлекалась в классический интересный мир. Большое дело! Дело, наверное, благое. И от этого большая ответственность.

Вопрос такой. Скажите, пожалуйста, Вы – «художественный руководитель» самого большого «оркестра» в мире.

В.Путин: Си Цзиньпин – руководитель самого большого «оркестра» в мире.

Г.Фёдоров: Ну, по площади – точно.

В.Путин: А по площади – да.

Г.Фёдоров: По площади – никто не поспорит. Хотел узнать, сейчас даже посмотрю: расскажите, каково быть «художественным руководителем» такого большого «оркестра», как самая большая страна в мире?

В.Путин: Партитуру смотрит.

Г.Фёдоров: И что в этом руководстве «оркестром» самое главное?

Да, у меня нотная бумага, потому что я другой никогда не ношу с собой. Спасибо.

В.Путин: Самое главное – порядочность в моём «оркестре», любовь к тем, ради кого ты работаешь, и к тому, что ты делаешь. Без этого невозможно добиваться никакого успеха, просто никакого. Я вижу, что Вы своё дело любите, это уже большое преимущество перед Вашими коллегами.

С другой стороны, я думаю, что среди тех, кто занимается музыкальным творчеством, потребительское отношение к своему делу редко можно встретить. Всё-таки люди, которые занимаются музыкой, – это люди, как правило, очень одарённые, живущие в своём мире, мире звуков, ну отчасти, во всяком случае, в значительной мере.

Вот художественное творчество, здесь архитекторы есть, художники, а музыку можно только услышать, её же нельзя увидеть, только услышать. Она вызывает всегда в душе человека разные чувства. Вот поиграть на этих чувствах и красиво сыграть – это удел, конечно, гениальных и талантливых людей. Я уже говорил, когда в «Сириусе» был, об этом: один из моих друзей-музыкантов всегда о чём говорит? Сколько у нас выпускают каждый год в мире композиторов? Десятки, сотни, наверно. Сколько лет пишут так называемую серьёзную музыку? Лет 250–300. А исполняют в мире всего 50–60 авторов. Всё. А где всё остальное? Каждый год выпускают композиторов, они же трудятся, работают, пишут каждый день. 300 почти лет или 250 пишут серьёзную музыку, а исполняют 60 авторов. Из них как минимум 10–15 человек – это русские композиторы. Надеюсь, что Вы тоже, Вы и ваши сегодняшние сверстники, тоже будете в этом ряду.

Г.Фёдоров: Спасибо большое. Приходите на наши концерты.

В.Путин: Спасибо Вам большое. Я желаю Вам успехов.

Хотел бы прокомментировать ваши планы, они очень хорошие. И я искренне желаю вам успехов, и не только для пропаганды музыки как таковой, а для пропаганды русского искусства, российского искусства в целом. Здесь важно говорить не только о музыке, важно очень говорить о людях, которые создавали произведения, о композиторах, которые это делали, об условиях, когда это создавалось, не только нашей, отечественной, но и зарубежной. Очень многие истории, такие они полезные, особенно для молодых людей. Судьбу Шуберта Вы знаете, да? Шуберта. Ну вот, он был молодой человек совсем, умер, когда ему было тридцать с небольшим, по-моему.

Г.Фёдоров: 31.

В.Путин: 31 год. И у него не складывались отношения с женщинами. Вот он однажды пошёл в профессиональную женскую среду, заболел нехорошей болезнью и умер. Гениальный композитор, понимаете. Вот это ирония судьбы, понимаете, это трагедия. Это одна эпоха, одни люди, одни судьбы. А взять Великую Отечественную, как создавалась Седьмая симфония Шостаковича. Вот я об этом хорошо знаю, я сам из Ленинграда, из Петербурга, все там знают об этом, ну, вы тоже. Но не все знают об этом в стране, особенно молодые люди. Об этом надо рассказывать, как создавались другие произведения. Это очень интересно, познавательно и полезно. Я желаю вам успехов.

С.Першин: К нам, кстати, в этом году на смену музыкальную приезжали музыковеды, и коль мы заговорили о композиторах, то я не могу не сказать о великом композиторе Тихоне Хренникове, и как колесо истории повернулось, у нас на смене здесь уже третий год вместе, плечом к плечу, Тихон Хренников, правнук Тихона Хренникова, тоже композитор, и пишет замечательную, прекрасную музыку.

Т.Хренников: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Хотел Вам сказать спасибо за то, что Вы любите и уважаете творчество моего прадедушки Тихона Николаевича Хренникова и его песню «Московские окна» исполняли в Москве, в МИФИ, не только на территории Российской Федерации, а недавно ещё и за рубежом.

В.Путин: Вы сделали мне невероятный комплимент, потому что я не считаю, что это называется «исполнением», но спасибо Вам большое за такое доброжелательное отношение к моему музыкальному творчеству.

Т.Хренников: Владимир Владимирович, я композитор. И Вы затронули очень правильную тему. Для композитора самое важное – это исполнение его музыки. Зачастую сейчас молодые, современные российские авторы, работающие в жанре симфонической музыки или оперы и балета, в крупных жанрах, сталкиваются с большой проблемой, с неисполнением его музыки.

У нас на четвёртой смене мы с Айратом Кашаевым (это дирижёр симфонического оркестра «Таврида») сделали конкурс для участников-композиторов, конкурс на написание симфонического произведения. Нам было прислано более 20 партитур, и три лучших произведения были исполнены на финальном, заключительном концерте смены. Всю неделю здесь с нами был маэстро Мурад Атаевич Аннамамедов, главный дирижёр Ярославской филармонии, ему очень понравилась одна пьеса Георгия Фёдорова. И Мурад Атаевич хочет ею открывать сезон через месяц в Ярославле. Но это скорее исключение. Это большая редкость, большая удача и это именно та возможность, которую даёт эта площадка – «Таврида».

Отсюда вопрос, пожелание: есть ли такая возможность ввести квоты театрам, филармониям и другим концертным организациям на исполнение произведений молодых современных российских композиторов, естественно, которые отобраны учреждениями, как Союз композиторов России или Музфонд, так как создаётся на самом деле очень много талантливой музыки, а её не знают, а как раз, на примере «Тавриды», её исполнили и сразу захотели исполнить дальше, и эта цепочка может дать импульс к дальнейшему развитию нашей культуры?

В.Путин: Я не знаю насчёт квот. Вы понимаете, что здесь есть определённая «засада»? Это забюрокрачивание творческого процесса, хотя исполнение молодых авторов у нас, в общем, над этим стараются работать организаторы различных конкурсов, крупных мероприятий текущих и каких-то сезонных, ежегодных. Это всё уже есть, Министерство культуры над этим работает, соответствующие структуры Минкульта над этим работают. Но, конечно, я понимаю, о чём Вы говорите, и озабоченность совершенно очевидная.

Я не готов сейчас сказать, что можно сделать для того, чтобы поднимать вот тот пласт произведений, которые рождаются молодыми композиторами, для того чтобы публика слышала это. Я сейчас не готов сказать о механизмах, но я разделаю Вашу озабоченность, связанную с тем, что это нужно сделать. Давайте подумаем, и если Вы ещё прикинете какие-то конкретные предложения, мы постараемся их реализовать. Но и я сам подумаю и попрошу коллег в Правительстве и Минкульте тоже подумать над этим.

Т.Хренников: Спасибо.

С.Першин: Давайте от музыки к хореографии. Вот ещё одна сфера, которая, конечно же, у нас представлена в «Тавриде». Маша Молчанова. Маша, если не против, пожалуйста, твой вопрос.

М.Молчанова: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Молчанова Мария, я из Нижнего Новгорода и на смене представляю хореографическое направление. Форум «Таврида» активно поддерживает на всех сменах Международный фестиваль молодёжи и студентов, и у меня к Вам следующий вопрос.

Всемирные фестивали молодёжи и студентов 1957 года и 1985 года произвели огромные отклики среди молодёжи и оказали значительное влияние на страну. Как Вы считаете, чего следует ожидать от фестиваля в этом году? Какие возможны изменения, ведь фестиваль планирует принять около 20 тысяч участников из 180 стран мира? Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, я скажу о своём, но надеюсь, что и организаторы этого фестиваля меня услышат. Ведь они в прежние времена создавались левыми движениями в основном, поэтому и проводились в Советском Союзе и в других соцстранах. На сегодняшний день, мне кажется, нужно уйти от этой политизации, нужно, чтобы это мероприятие было посвящено просто молодым людям всего мира вне зависимости от их политических взглядов. Конечно, от этого не уйти никуда, у каждого человека есть свои предпочтения, симпатии и антипатии, свои взгляды. Это понятно, но не нужно идеологизировать никак. А если у нас это получится, то тогда Россия будет хорошей площадкой для объединения молодых людей под знаками общегуманитарных ценностей. Вот это самое главное, мне кажется. И если будут налажены прямые контакты между людьми разных стран, несмотря ни на какие межгосударственные сложности и отношения, прямые связи, это будет иметь продолжение, скажем, в какой-то творческой деятельности, в реализации совместных будущих каких-то проектов, вот это было бы прекрасно, это было бы хорошо.

М.Молчанова: Спасибо.

С.Першин: Нам очень приятно, что у нас ребята не только получили грант, сделали какой-то проект. Безусловно, радует, если этот проект реализовался, если он прекрасен. Нам очень приятно видеть, как наши ребята растут, и ребята, которые к нам приезжали в 2015 году, вот Дима, например, – бородатый Дима, – который уже, собственно говоря, является одним из руководителей регионального театра, и нам очень приятно. А приезжал к нам, был актёром и, кстати, по-моему, на волоске он висел, болтался. Дима, может быть, что-то о театре?

Д.Акимов: Да.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Дмитрий Акимов из города Иркутска. Я артист и режиссёр Иркутского академического драматического театра имени Охлопкова. Я пока не руководитель.

У меня следующий вопрос или, точнее, предложение. Сюда, на «Тавриду», приезжают тысячи талантливой молодёжи со всех регионов, со всей страны, и с нами работают ведущие эксперты, педагоги, партнёры, которые не только отбирают нас для участия в этом форуме, но и ведут педагогическую деятельность с нами. И уже обратно мы возвращаемся, можно так сказать, потенциальными руководителями учреждений культуры в наших регионах. У меня такое предложение: я знаю и слышал, что на базе Общероссийского народного фронта организуется молодёжное направление. Может быть, в этом направлении можно создать молодёжный комитет по культуре, который бы предлагал или советовал на назначение на руководящие должности тех или иных выпускников «Тавриды», которые уже могут и хотят. Потому что у нас есть уже видение, куда стоит идти, потому что мы все вместе, мы общаемся и уже что-то хотим делать вместе.

В.Путин: Дима, ну, во-первых, я согласен с Вами в том, что нужно продвигать молодых людей. И, если Вы обратили внимание, за последнее время, за короткое последнее время у нас на уровне руководителей регионов появилось очень много молодых людей, молодых, которые уже себя зарекомендовали, поработали в различных отраслях, добились результата. И они сейчас, многие, возглавляют, я надеюсь, вот сейчас выборы пройдут и за них люди проголосуют, во всяком случае, я надеюсь на это, и возглавят регионы. Также нужно продвигать молодых людей и в других сферах деятельности, в других отраслях, в том числе в области культуры, искусства. Но «Народный фронт» мною создавался не как отдел кадров. Конечно, «Народный фронт» может и должен обращать внимание на людей перспективных, талантливых, но всё-таки в его функции не входит продвижение людей по карьерной лестнице. Это общественное движение, это не бюрократическая структура. Но подумать на тему о том, как структурировать то направление, о котором Вы сказали, стоит. Я обязательно подумаю. Кириенко Сергей Владиленович сидит, который в Администрации занимается внутренней политикой, он слышит весь наш разговор, он человек аккуратный, аккуратный в прямом смысле, «Росатом» возглавлял раньше, понимаете, там нужно особое внимание и аккуратность в работе. Мы это всё пометим, мы подумаем над Вашим предложением. Хорошо?

Д.Акимов: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо.

С.Першин: Давайте, ребята, вопросы ещё. Пожалуйста.

А.Безрук: Здравствуйте! Меня зовут Анастасия Безрук, я студентка режиссёрского факультета ВГИК, мастерская документальной режиссуры Сергея Валентиновича Мирошниченко. У меня как у молодого документалиста болит душа за документальное кино, которое не видят зрители нашей страны, потому что отсутствуют каналы дистрибьюции, потому что кинотеатрам невыгодно нас показывать. «24_DOC», единственный канал, закрылся, где можно было показывать не форматное телевизионное документальное кино, а, так сказать, творческое, свободное.

И не могли бы Вы помочь на государственном уровне внедрить какие-то меры, которые помогли бы доносить кино до зрителя? У меня и у моих молодых коллег очень много предложений. На уровне льгот кинотеатрам за показ документального кино, потому что интерес к нему есть, либо на телеканалах больших выделять какое-то время для молодого документального кино.

Спасибо.

В.Путин: Я с Вами согласен, это проблема. У нас ленты появляются, они талантливые, интересные, нужны людям, стране. Согласен. Деньги выделяются. Не знаю, насколько они большие, но всё-таки они регулярно выделяются на само производство фильмов. Вот не помню, могу ошибиться в деталях, но где-то в 2015 году это было 283–285 миллионов, в 2016 году уже 315 или 320 миллионов. То есть деньги выделяются на производство самого фильма, но показывать их – конечно, вот это, к сожалению, пока проблема. Здесь нужны дополнительные средства, по-другому не получится, на субсидирование самого показа и на телевидении, и в сети кинотеатров. Подумаем над этим, ладно? Подумаем. Это тоже денежный вопрос, финансовый. Подумаем.

С.Першин: Просверлила просто меня взглядом уже Яна.

Я.Пойманова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Пойманова Яна, я представляю Республику Крым.

Я молодой художник, ещё студентка, и «Таврида» действительно изменила мою жизнь. Я приезжала сюда уже два года со своими социальными проектами, на которые выигрывала гранты здесь, связанные с детским творчеством. И сегодня я здесь с такой приятной, но важной миссией. Мы недавно с детьми проводили мастер-класс по созданию игрушек, и детки своими руками делали с помощью волонтёров игрушки.

В.Путин: А детки какие? Откуда Вы их берёте-то? Из школы, детских садов, откуда?

Я.Пойманова: Мы работаем с различными детскими домами Республики Крым, и в данном случае это Республиканский реабилитационный центр для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию.

В.Путин: Сергей Валерьевич поддерживает этот центр? Серёж, поддержите.

С.Аксёнов: Есть.

Я.Пойманова: Конечно. Мы там проводили мастер-класс, и детки своими руками сделали Вам такой подарок символический, это игрушка, тигрёнок, мы хотели бы Вам подарить его от лица детей, и чтобы он стал Вашим личным талисманом, который поможет вместе двигаться вперёд.

В.Путин: Спасибо большое.

А сколько там детей? Сергей Валерьевич, сколько там детей, не помните?

Я.Пойманова: Постоянно меняется количество детей, так как это центр, в котором дети находятся временно. Их туда отправляют, когда ещё нет решения, отправить их к опекуну, к родителям или в детский дом.

В.Путин: Сколько человек примерно?

Я.Пойманова: Когда я была, я была 17-го числа там, это было 40 детей примерно, разных возрастов, от двух лет до 15.

В.Путин: Они мне такую игрушку замечательную подарили, а что я могу им подарить? Что нужно для этого центра?

Я.Пойманова: На самом деле мы очень хотим Вашей поддержки детских домов.

В.Путин: Да. Что конкретно для этого нужно?

Я.Пойманова: Я бы хотела сказать, что вообще у нас сейчас это всё хорошо развивается в Крыму. И я правда рада, что всё так получилось, потому что сейчас есть подъём и в волонтёрском движении тоже. Очень много чего развивается. И именно в детских домах финансирование хорошее. Конечно, хотелось бы немного, может, косметического ремонта где-то, но мы лично занимаемся росписью стен вместе с детьми, у меня сейчас проект такой, мы вместе с ними расписываем стены в их интернатах и помогаем социализации детей, потому что это важно – общаться с детьми.

В.Путин: Хорошо.

Сергей Валерьевич, скажите мне потом, что я мог бы подарить этому центру. Хорошо? Спасибо.

С.Аксёнов: Есть.

С.Першин: Сразу виден настоящий волонтёр, который не попросил ничего.

Ну, ещё вопросы. Может быть, от поэтов вопрос?

В.Путин: Пожалуйста. Где поэты?

С.Першин: Саша Антипов.

А.Антипов: Добрый вечер, Владимир Владимирович.

Александр Антипов, Москва, пишу стихи. Я из Московского театра поэтов Влада Маленко, собственно, вы сейчас видели, что там происходило. Это наша увертюра, которую мы готовим к фестивалю в Сочи, надеемся, там она будет показана. Я бы, знаете, хотел, наверное, с Вами так, что ли, поразмышлять. Сейчас очень интересное время именно для нас, для людей, пишущих стихи, потому что 90-е годы – начало нулевых – это было какое-то всеобщее невнимание к тому, чем сейчас занимаемся мы.

В.Путин: Не до этого было просто.

А.Антипов: Не до этого, да, я про это и говорю. А сейчас я вижу какой-то подъём, появляется очень много молодых талантливых ребят, то есть даже говорится, и я с этим согласен, говорится о начале какого-то нового века русской поэзии, то есть был золотой век, серебряный, шестидесятники, сейчас вот мы. И мы очень хотим, конечно, чтобы нас слышали. И вместе с тем мы не просто хотим этого, мы ещё стараемся сами находить молодых ребят, мы уже третий раз проводили фестиваль «Филатов-Фест», названный в честь Леонида Алексеевича Филатова. Наши ребята, которые побеждают, выходят в финал, получают возможность бесплатно издать книгу, поехать сюда, на «Тавриду», где, собственно, самое главное, что они могут найти, – это сцепляться душами, глазами и дальше как-то взаимодействовать. Конечно, этой одной смены, семи дней, бывает недостаточно и поэтому, естественно, нужно работать дальше.

Сейчас мы в Москве создаём такое место, площадку, она называется «Есенин-центр». Я знаю, что и Вы любите стихи Сергея Александровича. Мы хотим, чтобы это была точка сборки, точка притяжения для всех поэтов, для молодых поэтов и в Москве, и в стране. Я даже сейчас, может быть, скажу немного образно: когда мы смотрим по ночам, мы всегда видим Полярную звезду и вокруг очень много звёзд. Мы хотим, конечно, чтобы «Есенин-центр» был такой Полярной звездой, которая будет для наших ребят светить и из регионов к нам звать парней и девочек. Я уверен, что где-нибудь в Липецке, Красноярске, Владивостоке сидит абсолютно гениальный человек, новый Башлачёв, Высоцкий, Пушкин, он пишет вещи свои, и он не знает, куда пойти. Мы хотим вот этих ребят тянуть к себе, проводить мероприятия, спектакли, концерты, то есть чтобы это была активность. Потому что я прекрасно понимаю, что вот это поколение мы не имеем права потерять и оставить его в забытьи.

Поэтому я, конечно, очень благодарен Вам за Ваше внимание к нам, людям пишущим, ну и просто хочу позвать Вас, когда откроется «Есенин-центр», обязательно к нам посмотреть, что мы делаем, потому что Вы уже кое-что видели, а мы хотим ещё и больше показать.

В.Путин: А где вы собираетесь его открывать?

А.Антипов: Это метро «Новослободская», «Достоевская», переулок Чернышевского, дом 4, строение 2.

В.Путин: Там уже выделено помещение?

А.Антипов: Да, там есть помещение.

В.Путин: А кто вам выделил это помещение?

А.Антипов: Это, конечно, помогал департамент культуры города Москвы. Огромное им спасибо.

В.Путин: Сергей Семёнович помогает, да?

А.Антипов: Помогает. И спасибо большое.

В.Путин: Вот он нас услышит сегодня, и он будет ещё больше помогать.

А.Антипов: Это было бы очень хорошо.

В.Путин: 100 процентов услышит.

А.Антипов: Мы работаем и очень Вас ждём.

В.Путин: Спасибо.

Вы знаете, когда Вы начали говорить, я позволил себе Вас прервать, за что прошу меня извинить. Но сказал я такую вещь, что тогда в 90-х – в начале 2000-х было не до этого, на это не обращали внимания. Это очень плохо, потому что страна переживала очень сложный период своей истории, и в самые тяжёлые периоды своей истории всегда востребовано художественное творчество и слово востребовано.

Давайте вспомним Великую Отечественную. Как Твардовский писал, какие произведения в музыке создавались. А у нас в середине 90-х и в начале 2000-х всё ушло на второй план. Это, к сожалению, свидетельство такой серьёзной деградации в целом, не только в экономике, скажем, и в социальной сфере. И это очень печально, потому что тогда, когда времена сложные, но страна собранная и здоровая изнутри, то тогда и художественное слово очень востребовано, для того чтобы выйти, преодолеть эти сложности. А если уж даже это не востребовано, то это совсем беда. Вот в таком состоянии, видимо, мы и находились тогда, потому что, как Вы правильно сказали, было не востребовано. Но вот сейчас проект у вас хороший.

Думаю, что и недостаточно, конечно, сейчас делается с точки зрения издания, особенно молодых авторов, распространения по библиотекам и так далее. Интернет, конечно, забивает, перебивает. Надо пользоваться просто современными средствами доведения до потребителя, если позволите так сказать, вашей продукции. Современные средства надо использовать. Создание таких центров как источников объединения усилий, источника творческого, коллективного начала, общения друг с другом, конечно, очень важно. Я уверен, что Сергей Семёнович и дальше будет помогать. Если что-то от меня будет зависеть, пожалуйста, я готов.

А.Антипов: Спасибо.

Вы сказали про интернет, естественно, мы набираем наших ребят, поэтов, мы их вытаскиваем из интернета, мы видим, условно говоря, все соцсети и все возможности. По одному вытаскиваем, естественно, интернет – это очень важно.

В.Путин: Вы, когда создадите этот центр, можно будет наладить прямые контакты в том числе с Администрацией и подумать о дополнительных грантах, чтобы Вы имели возможность хотя бы заниматься распространением, чтобы не было таких проблем, как с документальным кино.

А.Антипов: Спасибо большое.

С.Першин: Давайте сюда тоже передадим микрофон и дадим возможность задать вопросы.

А.Школенко: Владимир Владимирович, здравствуйте. Меня зовут Александр Школенко, я из города Тюмени. Вопрос касается детей.

Я, наверное, сейчас поддержу мнение не только миллионов родителей, которые есть, но и тех родителей, с которыми я лично ввиду своей деятельности общался. Касается это, в частности, поп-культуры, поп-культура на экране, музыки и так далее. Вы сами говорили про общечеловеческие ценности, которые важно развивать. Не секрет, что каждый родитель об этом думает и максимально лучше хочет своему ребёнку дать. Но как раз таки эта поп-культура экрана, она ведёт к обратному, то есть действует с обратной силой. Мы видим убийства, мы видим криминал, мы видим искажение образа семьи, мы видим примитивные желания. Фактически это модели, которые наследуются детьми. И я сам веду педагогическую деятельность, вижу, что это действительно так.

Мы с командой тем не менее решаем этот вопрос, организуем международный кинофестиваль «Ноль плюс», который собирает фильмы исключительно те, которые популяризируют человеческие ценности: добро, дружба, семья, любовь. Помимо проведения мероприятия в течение года, у нас практически в каждом селе уже знают, проводим передвижной кинотеатр, то есть показываем это кино, обсуждаем, осмысленный просмотр, кинопедагогика. Были вылазки и в другие регионы. То есть вот такой способ альтернативной трансляции кино.

Исходя из всего этого, у меня есть два вопроса. Первый вопрос касается механизма возможного, существующего или будущего, который позволит фильтровать то, что выходит в массовость, пусть даже это коммерческое, всё равно, пока коммерция действует, поколение растёт. Как с этим быть, есть ли этот механизм, можно ли его создать? Нужны ли эксперты? Если они нужны, то мы готовы принять в этом участие.

Второй вопрос касается поддержки общественных организаций и молодёжных проектов, которые уже с течением лет проявили свою устойчивость, эффективность. Поддержки не с целью воспроизведения того, что они уже умеют, а с целью наращивания объёмов, то есть второй регион, третий регион. Сейчас мы делаем онлайн-кинотеатр, выходим в цифровую среду для детей, детского и семейного кино как раз. Вот такие вот вопросы. Ваш взгляд очень интересен. Спасибо.

Ещё я, наверное, не буду… Нет, буду. Моя бабушка Лидия Васильевна очень Вас поддерживает. И я от неё передаю Вам привет. (Смех.)

В.Путин: Важную часть хотели упустить.

А.Школенко: Семейную.

В.Путин: Не только семейную. Бабушке Вашей большой привет и скажите, что я очень дорожу её поддержкой. Я говорю без всякой иронии. Это правда, так и есть.

По поводу цензуры, Вы же говорили о цензуре. Фактически да. У нас очень тяжёлое наследие по многим направлениям, в том числе и по этой цензуре. Хотя вот этот, мягко говоря, беспредел информационный, который Вас беспокоит, беспокоит миллионы людей.

Вы знаете, я Вам расскажу свою последнюю встречу с Даниилом Александровичем Граниным, который недавно ушёл из жизни. Я вручал ему госпремию в Петербурге. И всё уже закончилось, прошло, я подошёл к Даниилу Александровичу, поздравил его ещё раз, поблагодарил за работу, за творчество, попрощался и пошёл. Он когда прощался, на меня смотрит как-то так внимательно, вопросительно. Я дошёл до двери зала, где проходила церемония награждения, потом подумал: нет, что-то не так, что-то он мне хотел сказать. Развернулся и опять к нему подошёл. Говорю: «Даниил Александрович, Вы хотели что-то сказать?» Он говорит: «Вообще-то я хотел бы с Вами поговорить, но когда у Вас будет время». Я говорю: «Вы знаете, у меня никогда времени не бывает. Но мы сейчас здесь, я здесь с Вами, давайте сейчас пойдём прямо и поговорим». И мы с ним пошли в соседний зал, я попросил своих коллег, они накрыли чай. Мы с ним посидели и поговорили.

Это был очень интересный и очень полезный для меня разговор, как оказалось, потому что буквально через несколько недель он ушёл из жизни, я его больше никогда не видел. Одна из тем, которую он поднял, та, о которой Вы сейчас сказали. Он мне сказал: «Послушайте, как ни включаешь какой-нибудь канал или даже в интернете как ни залезешь, все мы видим только одно: кто украл, что украл, сколько украл и каким способом украл, невозможно смотреть уже!»

Вы знаете, я же не в постоянном, но, в общем, в контакте с руководителями наших основных телевизионных каналов, с теми людьми, которые так или иначе влияют на то, что, скажем, в интернете происходит. Надо сказать, что они это сами понимают и стараются ситуацию как-то изменить к лучшему. Что-то получается, что-то не очень. В современном мире это сложно сделать, этот поток профильтровать. Есть опасение того, что эта фильтрация примет и идеологический характер и общество будет лишено возможности получать достоверную, открытую, прямую информацию. Хотя в век интернета, казалось бы, это очень сложно сделать – отфильтровать всё подряд, но и там в некоторых местах, в некоторых странах предпринимаются такие попытки.

Мы о чём говорим всегда? О том, что должно быть запрещено то, что в законе запрещено, везде: и в интернете, и на телевидении, и в других средствах массовой информации. Всё другое, на мой взгляд, может быть осуществлено только одним способом, эта фильтрация, – с помощью самого творческого сообщества. Если само сообщество выработает систему морально-этических фильтров, вот это было бы правильно, с тем чтобы если не исключить, то минимизировать, а лучше – исключить влияние на этот процесс со стороны государства.

Давайте вместе, когда я говорю «давайте», я обращаюсь и к вам, и к представителям других творческих профессий, руководителям средств массовой информации, подумаем над созданием таких механизмов.

А Вам за то, что Вы подняли вопрос, большое спасибо.

Вы знаете, мне, наверное, нужно перебираться к другой площадке.

С.Першин: Тогда последний вопрос.

В.Путин: Спасибо большое.

С.Першин: Если последний вопрос, то, видимо, Яна всё-таки нашлась, что попросить, потому что она меня снова пилит взглядом. Яна.

Я.Пойманова: Владимир Владимирович, конкретного мы просить ничего не будем, потому что всё-таки это очень большой пласт. Но сейчас можно попросить лишь символическое. Я бы хотела попросить сделать общее фото вместе со всеми нами, с Вами и тигрёнком, чтобы показать детям.

В.Путин: Это мы сейчас сделаем и детям покажем. Но всё-таки я Сергея Валерьевича попрошу, чтобы он сказал мне попозже, что нужно сделать, для того чтобы поддержать вот это детское учреждение.

Я.Пойманова: Да, я просто волонтёр и думаю, что Сергею Валерьевичу будет виднее.

В.Путин: Да, он скажет. Я понимаю, что Вам трудно это сформулировать, потому что Вы, наверное, не знаете, что там нужно учреждению. А губернатор наверняка знает, и он мне подскажет.

Давайте завершающий вопрос. Пожалуйста, молодой человек в тельняшке.

А.Петров: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Меня зовут Александр Петров, я тоже композитор, из Санкт-Петербурга.

В.Путин: Хорошая фамилия для композитора.

А.Петров: Да, очень редкая, но меткая. В «Тавриде» представлял свой проект, это международный фестиваль искусств «Русская весна в Петербурге», и получил грант в прошлом году. Проводил в этом году в Санкт-Петербурге.

В.Путин: А Вы из Петербурга?

А.Петров: Родом я из Самары, но сейчас учусь в Санкт-Петербургской консерватории, окончил третий курс. Живу, работаю, учусь. У меня такой вопрос, в целом связанный, наверное, с развитием российской культуры.

Как известно, сейчас происходит некая интеграция вокруг России, то есть некие постсоветские республики опять возвращаются к взаимодействию в рамках евразийского проекта, и какое Ваше отношение к тому, чтобы поддерживать такие проекты, которые связаны с взаимодействием, так скажем, творческой молодёжи со странами русского мира?

То есть проведение каких-то совместных мероприятий, где они могли бы вместе приезжать, как-то общаться, показывать своё творчество. Можно расценить это как некую мягкую силу, как сейчас говорят, в нашей политике. Просто у меня уже есть как раз такой проект, я начал его делать.

В.Путин: Во-первых, сразу хочу сказать, что я, конечно, это поддерживаю, потому что республики бывшего Советского Союза сегодня независимые государства, нас с этими государствами, с этими народами очень многое объединяет. Сотни лет мы были в составе единого государства, а некоторые республики никогда и не были самостоятельными государствами. Вообще никогда, и не было даже государственных институтов там никогда. Это при советской власти всё было создано. Эти республики возникли сначала как республики Советского Союза, а потом как независимые государства в значительной степени благодаря тому, что сосуществовали вместе с другими народами СССР в рамках единого государства.

Это нельзя утратить, нельзя забыть. Наоборот, это большой плюс, который мы должны использовать на благо России, на благо наших соседей, потому что, объединяя усилия, всегда повышается конкурентоспособность во всех сферах: и в военной, и в экономике, и, кстати, в гуманитарной сфере, в сфере творчества. У Вас конкретно какой проект?

А.Петров: У меня называется «Русская весна в Петербурге». Это проект, который объединяет творчество молодых композиторов, объединяет фольклорную музыку. Причём проходил он в этом году уже при поддержке Союза композиторов России и ленинградского отделения Российского фольклорного союза. Я хотел его расширять теперь как бы для других ещё немножко сфер.

В.Путин: А как это происходит? Что Вы делаете?

А.Петров: У нас с 3 по 9 апреля проходила неделя концертов на различных площадках Санкт-Петербурга, в том числе проходили творческие встречи, дискуссии в стенах Санкт-Петербургской консерватории при поддержке нашей кафедры композиции. Концерты разного формата, в том числе и с участием фольклорных коллективов. Даже был запланирован день фольклора.

В.Путин: Это Ваш проект?

А.Петров: Да, это мой проект, я этим занимаюсь.

В.Путин: А кто это реально поддержал? Это же средства нужны, деньги нужны, административная поддержка нужна?

А.Петров: Некая поддержка, конечно, была, но, наверное, требуется ещё больше, потому что сам проект, конечно, требует масштабной поддержки. Я знаю, есть Фонд «Русский мир», например, который как раз работает именно в этом направлении. Может, как-то удастся…

В.Путин: Хорошо, я услышал, здесь коллеги присутствуют. Мы пометим и посмотрим, как вас можно ещё дополнительно поддержать. Начинание очень правильное, полезное и перспективное.

А.Петров: Спасибо.

В.Путин: Желаю успехов вам.

И.Яковлева: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Инна Яковлева. Я из Ростова-на-Дону, являюсь преподавателем Ростовского колледжа искусств и ответственным секретарём Ростовской композиторской организации. Буду краткой.

В 2015 году на «Тавриде» было создано творческое молодёжное содружество «Могучая кучка XXI века», которая объединяет молодых композиторов и музыковедов. У нас есть проект развития до 2025 года, который поднимает все вопросы нашего образования и нашего существования, существования музыковедов и композиторов. Мы бы хотели Вам его показать, чтобы наше начинание не осталось незамеченным, потому что это очень важно.

В.Путин: Что значит показать, это как?

И.Яковлева: Продемонстрировать Вам те проблемные вопросы, дискуссионные вопросы, которые у нас есть в этой программе развития.

В.Путин: Как это? Где, когда, чего? Прямо здесь? Вы хотите мне передать какой-то буклет или что?

И.Яковлева: Этот момент не был продуман.

В.Путин: Это не страшно.

И.Яковлева: Но мы бы хотели Вам направить в Администрацию наше предложение, потому что оно изложено на большом количестве страниц.

В.Путин: Давайте. Сергей Кириенко здесь, он с удовольствием у Вас всё это заберёт, и мы посмотрим, как вас поддержать дополнительно.

И.Яковлева: А также у нас есть одна просьба. Год культуры был, литературы – был, кино – был, а музыки – не было. Мы бы хотели, чтобы Вы поддержали идею того, чтобы, например, 2019 год стал Годом музыки. Спасибо.

В.Путин: Я посмотрю, материалы передайте, пожалуйста, по Вашему проекту, мы посмотрим, что можно сделать, чтобы поддержать.

Что касается Года музыки, то это замечательный вид творчества, такой универсальный, я уже об этом говорил, он такой волшебный совершенно и очень важный. Нам есть чем гордиться здесь, есть что показать, и если мы подойдём к Году музыки, будет возможность ещё и людям молодым, которые занимаются этим видом творчества, создать условия для дополнительного развития. Но всё-таки объявление года чего-то по всей стране требует дополнительной проработки, такого общественного обсуждения. А за идею Вам спасибо большое.

Н.Воронков: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Никита Воронков, я из города Санкт-Петербург, учился с Вами в одной школе, 281-й. Сейчас я учусь в Институте культуры и искусства на факультете «Режиссура театра». И у меня такое предложение. Вот есть предмет изо.

В.Путин: Как Вы из химии с физикой перебрались в режиссуру?

Н.Воронков: Вот судьба так меня привела. Я бы хотел предложить сделать предмет [в школе].

В.Путин: Просто школа, о которой коллега говорит, с химическим уклоном.

Н.Воронков: Сейчас ещё и с физическим.

В.Путин: Да, химически-физический уклон.

Н.Воронков: Я хочу предложить сделать предмет «Актёрское мастерство». Ведь актёрское мастерство не только учит всему, чему оно учит, а оно снимает зажимы, развивает воображение. И сделать этот урок одним из основных. Не таким, как математика и литература, а просто как изо хотя бы. И у нас будет новое поколение свободных, раскрытых людей. Прошу Вас подумать над этим, чтобы сделать дополнительный урок – актёрское мастерство. Спасибо большое.

В.Путин: Дополнительный урок где?

Н.Воронков: В школе. Не как, например, кружок, а как именно урок. То есть внести его в программу. Спасибо.

В.Путин: Никита, Вы знаете, это такой сложный вопрос, потому что очень много весьма важных направлений для того, чтобы быть представленными в школьной программе. Люди, которые занимаются тем или иным видом деятельности, очень убедительно и ярко говорят о том, это самая нужная вещь.

Действительно, всё очень важно, в том числе и то, о чём Вы сказали. Ведь Вы правду сказали, всё так оно и есть. Вопрос в том, что должно быть в обязательной программе, что должно быть в необязательной, что должно в кружках изучаться. Это всё-таки те проблемы, которые должны быть исследованы именно специалистами, в том числе детскими психологами и другими специалистами, педагогами, и на основе этого общего консенсуса о приоритетах должны быть включены в определённый ряд. Но тема, безусловно, верная, согласен.

Н.Воронков: Спасибо Вам.

С.Першин: Спасибо большое. Давайте поблагодарим ещё раз нашего гостя.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 20 августа 2017 > № 2280602 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 августа 2017 > № 2280611 Дмитрий Овсянников

Встреча с врио губернатора Севастополя Дмитрием Овсянниковым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Севастополя Дмитрием Овсянниковым.

Президент поручил врио губернатора проанализировать ряд жалоб, поступивших на «Прямую линию» с главой государства, в частности на трудности для жителей Севастополя при оформлении гражданства России и на отказы в оформлении пенсии военным пенсионерам, отслужившим часть срока в вооружённых силах Украины. Кроме того, Дмитрий Овсянников информировал Владимира Путина о Генеральном плане развития города, представленном на публичное обсуждение.

* * *

В.Путин: Как дела, Дмитрий Владимирович?

Д.Овсянников: Уважаемый Владимир Владимирович, готов сделать доклад.

Севастополь уже сегодня демонстрирует уверенный рост по ряду показателей: рост населения составил три процента, это первое место в стране; реально располагаемые доходы выросли на пять процентов; индекс промышленного производства – почти 122 процента; инвестиции в основной капитал – плюс 84 процента.

Что касается прироста по собственной доходной базе, поступлениям в бюджет, то мы в прошлом году продемонстрировали динамику плюс 25 процентов, и первое полугодие 2017 года её подтверждает.

В.Путин: Промышленность растёт большими темпами, чем в среднем по России?

Д.Овсянников: Да, это один из лидерских показателей: мы входим в тройку.

Работа правительства Севастополя претерпела существенные изменения: мы провели оптимизацию структуры численности, прежде всего ориентируясь на существующие проблемы в городе, устранили отставание по реализации Федеральной целевой программы, налажен конструктивный диалог с Законодательным Собранием и другими организациями. Это позволило ускорить работу в ряде отраслей.

Одна из приоритетных – это ремонт дорог. Только с 1 августа по конец прошлого года мы привели в соответствие более 70 километров, что в пять раз больше, чем за предыдущие полтора года до этого. Этот темпы мы сохраняем и в ближайшие три года, до 2020-го, приведём в соответствие 250 километров дорог.

В.Путин: Какими темпами будете это делать?

Д.Овсянников: Примерно 60–70 километров дорог в год: это 10–12 километров с капитальным ремонтом и 60 – с текущим.

В.Путин: А больше можете сделать?

Д.Овсянников: Я не готов сейчас ответить, потому что хочу, по большому счёту, отвечать за свои слова. Строительный комплекс, дорожный комплекс может выполнить только в пределах двух миллиардов рублей. Поэтому лишние средства мы не закладываем и в трёхлетний бюджет. Это позволит радикально поменять ситуацию в городе.

В.Путин: То есть Вы считаете, что выделяемых средств достаточно, имея в виду возможности строительного и дорожного комплексов?

Д.Овсянников: Да, абсолютно достаточно. Если 2015 год – это 300 миллионов рублей на дороги, 2016 год – это 1 миллиард 200 миллионов, 2017 год – 1 миллиард 700 миллионов, и все последующие года примерно два миллиарда рублей. И я не включаю сюда, конечно, строительство крупнейших развязок: это строительство трассы «Таврида» и дорога в Камышовую бухту.

В.Путин: Они идут по федеральной линии?

Д.Овсянников: Они по линии ФЦП. Поэтому мы берём ту часть, которая приведёт город в порядок, – Достаточно хороший объём. Мы сделали всё, чтобы выйти на этот темп.

В.Путин: Строительные организации у вас свои севастопольские или какие?

Д.Овсянников: Большой объём строительных работ идёт по всем направлениям: и по линии капитального ремонта домов, и по линии строительства новых объектов. Поэтому собственных строительных мощностей не хватает.

Достаточно много организаций из Республики Крым, из других субъектов Российской Федерации. Поэтому в этом смысле мы ценим именно те организации, которые выполняют свои обязательства. Там же, где нам приходится расторгать контракты, мы не тормозим, не спим, а меняем организацию и выходим на объёмные работы.

У нас в этом году запущена масштабная программа благоустройства. Она делится на два направления. Это парковая зона: один парк мы уже сдали, и второй, парк Анны Ахматовой, до конца года сдадим, и выходим на масштабную реконструкцию – более одного миллиарда рублей – парка Победы. И шесть парков мы ещё проектируем, чтобы в дальнейшем обустраивать город.

И второе направление (оно ближе к горожанам) – мы вышли во дворы: это приведение дворовых территорий в порядок, и придомовая территория, и детские, спортивные площадки (100 детских, 100 спортивных) – это 300 дворов затронула программа. Этот темп мы планируем сохранять в ближайшие три-четыре года. Поэтому на такой объём работ, конечно, требуются надёжные исполнители, которые по 44-му Закону, с этого года у нас нет исключений, приходят.

По медицине. Мы сделали очередные шаги по улучшению ситуации, открыт новый региональный сосудистый центр, новая подстанция. И мы получили благодаря поддержке 22 машины скорой медицинской помощи, это половина действующего парка. В конце прошлого года мы обновили половину и повышаем эффективность работы медицинских учреждений благодаря проекту «Бережливая поликлиника».

В.Путин: А новые строительства у вас запланированы?

Д.Овсянников: В наших планах то, на что мы уже выходим в этом году, – это онкологический диспансер, мы находимся сейчас в Главгосэкспертизе. Это тот крупнейший объект, который позволит снять извечную проблему Севастополя.

В.Путин: Это как раз по «Прямой линии» люди обращались по поводу тех онкологических учреждений, которые были…

Д.Овсянников: Наши учреждения постепенно, конечно, теряют свои позиции. Состояние зданий не выдерживает никакой критики, поэтому мы максимально быстро выходим на строительство онкологического диспансера и за 2,5 года построим новый. Это будет новое, абсолютно современное здание, и благодаря Вашему поручению уже выделены средства – 3,7 миллиарда рублей.

В.Путин: Где это будет?

Д.Овсянников: Это будет рядом с новым комплексом, с которым сейчас заключён контракт на больницу скорой медицинской помощи. Это высокотехнологичный центр, современный комплекс из двух крупнейших медицинских учреждений.

В.Путин: Но людям-то нужно сегодня помощь получать медицинскую помощь по онкологии. Как будет организована работа в этой категории?

Д.Овсянников: Мы работаем в рамках нашего учреждения, также есть соответствующие мощности и в Симферополе. И есть возможность всегда направлять на оказание высокотехнологичной помощи в другие субъекты Российской Федерации. У нас не только по онкологии, а по тем видам помощи, по которым отсутствуют собственные мощности, мы имеем такую возможность.

Очень большую помощь в этом году оказала Морозовская городская больница Москвы. Ольга Юрьевна Голодец предложила этот проект, они взяли кураторство и по тем специалистам, группам, по которым у нас нет врачей, был организован ежемесячный выезд: 11–15 человек приезжали, проводились консультации, и дети за специализированной медицинской помощью отправлялись в Москву. Вот там, где мы не видим, или там, где строительство объекта надо ждать три года, конечно, нельзя не организовывать предоставление медицинской помощи.

В.Путин: Когда вы начнёте строительство этого онкологического центра?

Д.Овсянников: У нас уже аванс на строймонтаж в этом году. То есть в декабре мы уже выйдем на площадку.

В.Путин: Хорошо.

Д.Овсянников: Дополнительно у нас была выполнена программа расселения из ветхого и аварийного жилья, для чего мы в ноябре приобрели все 226 помещений. В этом году темп сохранён, мы обследуем и продолжаем исполнять обязательства по расселению из аварийного жилья.

С точки зрения капитального ремонта. С 1 августа по конец года мы отремонтировали 300 домов, в этом году это уже 415. Таких видов работ, как, например, замена лифтов, не было давно, и мы в прошлом году больше 100 лифтов заменили и в этом заменяем 100 лифтов.

Как я уже говорил, в прошлом году введено рекордное количество жилья – 300 тысяч квадратных метров.

В.Путин: У вас Генплан…

Д.Овсянников: Мы находимся в стадии разработки Генерального плана.

В.Путин: Будете принимать этот план?

Д.Овсянников: Будем принимать.

В.Путин: Вы знаете, что люди в этой связи высказывают и некоторую обеспокоенность, – в курсе?

Д.Овсянников: В курсе. Я полностью в разработке Генерального плана.

В.Путин: В чём заключается их озабоченность: они пишут, что планируемые изменения целевого назначения некоторых земельных участков, которые могут привести к передаче частной собственности граждан в федеральную, затронет гаражные кооперативы, садоводческие товарищества и так далее.

В результате – дальше цитата: «Люди могут лишиться земли, а их дома могут быть снесены». Возмещать (так, во всяком случае, пишут; может быть, люди не знают) никто не собирается – только изъять. И, вообще, у некоторых возникают опасения, что это делается только в угоду каким-то бизнес-структурам. Что Вы можете на это сказать?

Д.Овсянников: Мы максимально открыто предоставили Генеральный план на публичное обсуждение. И, если в других субъектах Генплан не вызывает часто даже интереса, он иногда меняется с периодичностью раз в год, у нас мы постараемся максимально предоставить эту информацию – в отличие от 2005 года, когда утверждался предыдущий Генплан, этого сделано не было.

Мы поэтому предоставили, получили девять тысяч замечаний. Работала в соответствии с федеральным законодательством комиссия, она согласовала 83 процента положительных замечаний, то есть были учтены все предложения. А те замечания, по которым комиссия из депутатов, из общественных экспертов не согласовала, касались больше перспективы города. Это касалось зданий, новых развязок или новых рекреационных зон, а Генеральный план не предполагает изъятия земли, то есть он не несёт таких последствий.

Мы проводили разъяснительную работу, и именно причина полного разъяснения, полной отработки всех замечаний привела к тому, что мы перенесли рассмотрение Генерального плана, когда мы будем полностью готовы. Мы повторно вынесем на публичное обсуждение, получим замечания и представим. Здесь, наверное, речь шла в том числе и об участках Министерства обороны.

В.Путин: Всё может быть. Я сейчас не говорю о деталях. Здесь деталей много, Вы знаете, уже познакомились. Связано это может быть с недобросовестным оформлением, несвоевременным оформлением. Это всё возможно. И нужно в каждом случае индивидуально рассматривать. Только всё должно быть максимально прозрачно и с заботой о людях – чтобы формально не подходили.

Вы обратили внимание, как много было вопросов по поводу реновации в Москве?

Д.Овсянников: Да.

В.Путин: Я прошу Вас также внимательно отнестись к людям и здесь.

Д.Овсянников: Согласен, Владимир Владимирович.

В.Путин: Не в общем и целом, а именно поквартально, порайонно посмотреть.

Д.Овсянников: Мы так и делаем. Более того, сейчас поступают новые обращения, и мы каждое рассматриваем и вносим соответствующие изменения в распорядительные, имущественные документы. И только после этого Генплан будут рассматривать.

В.Путин: С одной стороны, людей это беспокоит, с другой стороны – они обращают внимание на ужасное состояние города, дорог, фасадов и так далее.

Я, помню, где-то в середине 2000-х сюда приехал первый раз, у меня у самого чуть ли не слёзы на глаза навернулись, потому что Севастополь – это всё-таки всегда в сознании любого российского гражданина особый город, – он был в ужасном состоянии. Так что сделать, конечно, нужно очень много для того, чтобы привести не в нормативный, а в достойный этого города вид. Но сделать это нужно аккуратно, последовательно.

Хочу ещё раз повторить: если потребуются дополнительные ресурсы, мы готовы предоставить. Но, естественно, не на бессмысленное удорожание, а на увеличение темпа движения по уличной дорожной сети и по ремонтам, по капремонтам и так далее. Внимательно проанализируйте это всё.

Д.Овсянников: Хорошо.

В.Путин: И ещё один вопрос – по газификации. Не так давно магистральная труба пришла сюда из России, поэтому никакого дефицита с газом здесь нет, но Вам нужно синхронизировать эту работу с последней милей, что называется: с доведением до конечного потребителя.

Д.Овсянников: Да, я планировал доложить о том, что, анализируя экологическую обстановку в городе (тема экологии очень важна), мы приняли решение – не затягивать и до 2020 года полностью газифицировать Севастополь. В этом году только три населённых пункта, а до 2020 года все подряд. Это связано, в том числе и с использованием лесов в качестве дров, у нас есть печное отопление, это очень важно. Поэтому мы не будем затягивать, обязательно это сделаем.

В.Путин: Есть некоторые вопросы, которые явно выходят за рамки Вашей компетенции, тем не менее хочу на них обратить внимание и прошу Вас тоже это иметь в виду, анализировать и соответствующую информацию мне дополнительно представить.

Первое – это касается оформления гражданства России. Здесь женщина пишет: «Мы с сыном – граждане России и имеем собственное жильё; мужу и внуку (ему три года) не можем сделать российский паспорт».

Д.Овсянников: Тут не должно быть сложностей.

В.Путин: Я не понимаю, в чём проблема, но у людей-то проблема есть. Я понимаю, что это миграционная служба, это МВД, но всё-таки Вы должны на это обращать внимание. И, если какие-то есть вещи системного характера, проанализируйте и доложите мне, пожалуйста.

Д.Овсянников: Хорошо.

В.Путин: Есть совсем сложная, на первый взгляд, тема. Это касается оформления пенсий военным пенсионерам, которые отслужили часть срока в вооружённых силах Украины. Может быть, в соответствии с действующим на сегодняшний день законодательством есть люди, которые выпадают из категории тех, которые имеют право на получение пенсии, они не должны ни из каких систем выпадать.

Я Вас тоже прошу с людьми встретиться на этот счёт – здесь, кстати, есть конкретные обращения, – провести этот анализ вместе с представителями Министерства обороны. Я Министру обязательно об этом скажу.

Если нужно внести изменения в действующее законодательство, мы это сделаем. Никто из тех людей, которые в Крыму проживают и хочет здесь жить, не должен сталкиваться с такими проблемами, даже если человек служил в вооружённых силах Украины: мы должны зачесть срок службы в общий стаж для получения пенсии в Российской Федерации. Если человек хочет здесь жить – он хочет быть гражданином России. Обязательно это нужно сделать. И то же самое касается обеспечения жильём.

Д.Овсянников: Эти два вопроса связаны как раз: стаж службы и возможное получение жилья.

В.Путин: Опасение за своё жильё: Вы сказали, отслужившие в вооружённых силах Украины, уволенные в запас до 2014 года, – им отказывают в приватизации жилплощади и снимают с очереди, поясняя, что службу в Вооружённых Силах России они не проходили и к категории лиц, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, не относятся.

Д.Овсянников: Этот вопрос, эта проблема, согласно Вашему поручению, сейчас разбирается у Дмитрия Николаевича Козака – Министерство обороны и мы нашли пути решения.

В.Путин: Эта проблема должна быть решена в интересах людей. Если нужно внести изменения в закон, надо внести изменения в действующее законодательство.

Д.Овсянников: Тогда мы по итогам работы выйдем с предложением по внесению изменений.

В.Путин: Договорились.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 августа 2017 > № 2280611 Дмитрий Овсянников


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 августа 2017 > № 2280609 Владимир Путин

Встреча с учёными и общественными деятелями Севастополя и Крыма.

Владимир Путин встретился с представителями общественности, деятелями науки и культуры Севастополя и Республики Крым.

В ходе встречи глава государства, в частности, отметил необходимость более энергичного восстановления учреждений сферы культуры в Севастополе и Крыму.

Президент также поблагодарил участников беседы за многолетнюю плодотворную работу по своим направлениям. Владимир Путин подчеркнул, что решение многих проблем, затронутых на встрече, – «это вещи длительного цикла, но их нужно обязательно делать и делать нужно сегодня».

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Не в таком составе, но в похожем пару лет назад у нас была встреча. Я сейчас длинных монологов произносить не буду, тем не менее обязательно должен некоторые сакральные вещи произнести вслух по поводу важности и Крыма, и Севастополя, и этого места, где мы находимся, Херсонеса, для России, для её культуры, для её духовного кода в прямом смысле этого слова.

У нас, вы знаете, есть федеральная целевая программа по развитию и Крыма, и Севастополя. Я не знаю, насколько в ней, то есть знаю, конечно, но, может быть, мы не так тонко чувствуем, как вы, насколько в ней учтено всё, что связано с духовной составляющей жизни Крыма и Севастополя, где что-то, может быть, недоработали, недосмотрели.

Потом ведь есть федеральная часть, есть региональная, и наверняка, жизнь показывает, часто возникают проблемы, на которые не обращают внимания либо обращают недостаточно внимания – так, как думают об этом специалисты.

Здесь, собственно говоря, такие специалисты собрались. Мы с Дмитрием Анатольевичем хотели с вами встретиться, поговорить на все темы, которые вас волнуют.

Вот, собственно говоря, и весь монолог. Если Дмитрий Анатольевич что-то добавит – пожалуйста, если нет – тогда мы перейдем к прямому живому разговору.

Д.Медведев: Я послушаю.

Е.Алтабаева: Владимир Владимирович, можно я начну?

В.Путин: Конечно.

Е.Алтабаева: Меня зовут Екатерина Борисовна Алтабаева, так сложилось, что я председатель Законодательного Собрания города Севастополя.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Высокие гости!

Мы очень рады приветствовать вас на севастопольской земле. Мы гордо говорим, что сегодня Севастополь – самостоятельный субъект Российской Федерации, город федерального значения.

И, Владимир Владимирович, первые слова всё-таки к Вам. От всех севастопольцев хочу Вам передать искреннюю, огромную благодарность за те непростые решения, которые Вы приняли в 2014 году. Эти решения так нужны были для нас. Мы до конца даже, наверное, не представляем тот груз ответственности, тяжёлый груз, который Вы взяли на свои плечи. Но, слава богу, всё сложилось. И Севастополь, город с русской душой, вернулся в родное Отечество.

Конечно, город с особенной судьбой. Он родился в 1783 году и дважды был разрушен до основания: в XIX веке – во время Крымской войны, в XX веке – во время Великой Отечественной войны. Но дух Севастополя убить невозможно. И поэтому даже в годы украинского безвременья лишить нас родного языка и нашей истории было невозможно.

Мы, конечно, думаем над тем, где корни этого удивительного явления – духа города-героя Севастополя. И нам кажется, что, конечно, это и в глубине веков, потому что Севастополь родился на земле, которая тысячелетиями напитывалась культурой тех цивилизаций и народов, которые здесь жили, творили свои обычаи, свою культуру.

Конечно, безусловно, наш долг взрастал молитвой и подвижническими трудами Андрея Первозванного, Климента Римского, Кирилла и Мефодия. Конечно, мы всегда помним, что на нашей земле крестился святой Владимир. И здесь родился огонь веры, который объединял славянские племена и творил тот особенный русский характер, национальное единство.

Но Севастополь, безусловно, взрос и на подвигах, творчестве многих и многих поколений людей, которые жили здесь, основывали Севастополь, его благоустраивали, его воспевали. И, может быть, я скажу банальные вещи, и всё-таки в дух нашего города, безусловно, Россия вложила всё то лучшее, свои духовные силы, которые потом переплавились в особенный дух Севастополя.

Конечно, нельзя не вспомнить, что среди основателей нашего города блестящие имена российской истории: Екатерина II, Григорий Александрович Потёмкин, Александр Васильевич Суворов, Федот Алексеевич Клокачёв. И всего четыре года прошло после основания Севастополя, в 1787 году сюда приезжала Екатерина II, в великолепную Тавриду, в город, ею названный городом достойного поклонения. И даже недоброжелатели России, которые были в её свите, например, французский посол граф де Сегюр, он писал, что удивительно, что за две тысячи верст от столицы в только что присоединённом крае построен город, создан флот, поселились жители и создан порт. Это подвиг, необыкновенная деятельность.

У строителей Севастополя опять редчайшие имена российской истории: это Фёдор Фёдорович Ушаков, это Алексей Самуилович Грейг, Михаил Петрович Лазарев. Севастополь, конечно, в середине XIX века не был столицей, он не был губернским, даже уездным городом, но он был привлекателен и значителен как сама столица. Даже разрушенный город в середине XIX века – вот такой, каким он предстал перед нашими врагами, противниками в августе 1855 года – оставлял деятельное впечатление. Английский офицер написал домой следующее письмо: «То, что представляют собой даже развалины этого города, производит огромное впечатление. Наверное, в таком городе каждый хотел бы родиться, жить и умереть».

Конечно, в духе нашего Севастополя дух защитников города, это многие тысячи блестящих имён, но всё-таки начинают, наверное, эту плеяду наши прославленные адмиралы: Владимир Алексеевич Корнилов, Павел Степанович Нахимов, Владимир Иванович Истомин. Именно о них и о совершенно, может быть, незнаменитых и безвестных защитниках Севастополя архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий говорил, он говорил это в проповеди в июне 1855 года, находясь здесь, в Севастополе: «Впредь, поучая паству свою, мне не надобно далеко искать примеров высокого духа и добродетели. Я скажу своей пастве: приди сюда и преклонись перед братией своей, защищающей дух веры, и пади ниц. Место сие свято есть!». К этим словам вообще добавить мало что можно.

Единственное, что хочу ещё сказать, что в годы Великой Отечественной войны эта безусловная традиция особенной стойкости, мужества и героизма была продолжена. И защитники Севастополя, и освободители города вложили огромный вклад в то, что мы называем духом Севастополя. А то, что происходило на нашей земле, по-другому, чем массовым героизмом, назвать нельзя.

И так сложилось, что Севастополь, конечно, безусловно, база Черноморского флота, город неотделим от флота, он составляет с ним единое целое. Конечно, это форпост России на южных границах. Но кроме этого Севастополь, безусловно, всегда был и культурным, и научным центром. Тысячи великих имён российской и зарубежной культуры связаны с нашим городом. Возможно, люди не жили здесь в течение длительного времени, но, приезжая сюда, они прикипали к гордой красоте Севастополя, и в своём творчестве они отдавали дань городу и говорили о городе для всей России, для всего мира.

Но разве можно было нам предать наше прошлое, нашу историю? Разве можно было не заботиться о том, чтобы тот дух, которым полна эта земля, неотъемлемая часть духа русского мира была разрушена? И я думаю, что именно эти чувства вели, может быть, даже неосознанно, но всё-таки эти чувства вели севастопольцев 23 февраля 2014 года на площадь Нахимова, в сердце Севастополя, и наши адмиралы были за нашими спинами.

И мне кажется, что предназначение Севастополя именно в том, чтобы сохранять историческую память, чтобы передавать её из поколения в поколение и чтобы и сегодня объединять всех тех людей, которые делом своим созидают Россию, делом своим защищают её, просвещают её. Мне бы очень хотелось, чтобы прежде всего дух Севастополя почувствовали не только люди уже достаточно взрослые, много понимающие в этой жизни, но молодые – дети и подростки. Мне кажется, что нам очень нужна эта программа, когда субъекты Российской Федерации могли бы сюда направлять на три-пять дней, и не только летом, а и в течение всего года, ребят, которые своими глазами увидят, ногами походят по этой земле, дух её почувствуют.

Дмитрий Сергеевич Лихачёв в своё время говорил о том, как воспитать гражданина: пусть он увидит Родину, пусть он пойдёт ногами своими по этой земле, посмотрит глазами своими, почувствует вкус этой земли – вот тогда мы воспитаем гражданина. Мне кажется, нельзя растратить огромный потенциал этой земли впустую. Его нужно экстраполировать на наше поколение, потому что без этого будущего нет. Очень хотим, чтобы Севастополь не утратил той роли, которую он играл, и чтобы он принёс ту пользу, которую он может принести великой России.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Екатерина Борисовна, мы про Севастополь вроде знаем всё, но в то же время многое упускаем. Севастополь ведь в советское время был городом союзного подчинения, где база флота была. А по всяким договорам на рубеже прекращения существования Советского Союза всё, что было союзного подчинения, отходило к России, а про Севастополь забыли. Это вообще какая-то уникальная вещь. Просто забыли. Это странно, тем не менее факт.

Е.Алтабаева: Владимир Владимирович, поэтому всё то, что произошло в 2014 году… Просто слов нет.

В.Путин: Да. Это восстановление исторической справедливости, безусловно. Но что касается той роли, которую Севастополь сыграл в истории нашего государства, она, конечно, уникальная, огромная. И конечно, это хороший пример для воспитания, особенно молодых людей. Можно подумать о том, как организовывать молодёжные туры по линии Министерства туризма. Надо поговорить. Мы подумаем, как это сделать.

Е.Алтабаева: Спасибо огромное.

В.Путин: Но для того, чтобы это было привлекательно, город нужно восстанавливать.

Е.Алтабаева: Инфраструктуру нужно создавать. Да, мы это понимаем.

В.Путин: Город нужно восстанавливать. Восстанавливать всё: и коммунальную инфраструктуру, внешний вид. И конечно, нужно восстанавливать исторические центры.

Один из этих центров – Херсонес, где мы находимся. Мы сейчас обсуждали с Дмитрием Анатольевичем. Может быть, мы подумаем, как то, что касается Херсонеса, выделить в отдельную тему, культурологическую. Здесь нужно создавать русскую, российскую Мекку в известном смысле. Дело не в том, что здесь князь Владимир крестился, а дело в том, что после этого началось укрепление централизованного российского государства. Да, конечно, мы знаем, что и в Новгороде, в других регионах Древней Руси складывалась государственность уже к этому времени, всё понятно. Но не было идеологической базы для объединения славянских племён в единую русскую нацию и укрепления единого национального российского государства на базе нескольких составляющих, они хорошо известны: это единый рынок, это общий язык, это вера общая и власть князя. Вот четыре главные составляющие, которые привели, собственно говоря, к созданию относительно современного, по тем меркам современного, единого национального русского государства и созданию, по сути, русской нации как таковой. В этом смысле место, где мы находимся сейчас, Херсонес, оно всё равно имеет уникальное значение для нашего государства, для нашего народа и для нашей государственности.

Ну а что касается большого Севастополя, мы вот с исполняющим обязанности губернатора сегодня много говорили об этом, здесь много нужно будет сделать. Я думаю, что к конкретным вопросам коллеги вернутся. Но не будем забывать, что значит Севастополь для России.

Е.Алтабаева: Спасибо большое.

В.Путин: Давайте мы пойдём дальше.

Я смотрю, здесь даже есть записавшиеся, не сразу это заметил. Прошу Вас.

Т.Гайдук: Уважаемый Владимир Владимирович!

В XIX веке Крым привлёк к себе очень многих выдающихся деятелей русской культуры и искусства, и поэтому в XIX веке у нас на полуострове в небывалом масштабе расцвело русское искусство. И конечно, в центре этого процесса главной фигурой был Иван Константинович Айвазовский. В этом году исполнилось 200 лет со дня его рождения. Это большой срок. Между тем его картины по-прежнему вызывают восхищение, вызывают интерес, по-прежнему очень популярны. И об этом свидетельствуют две крупные выставки в Москве и в Петербурге, которые вызвали действительно огромный интерес россиян и которые посетил в общей сложности почти миллион человек. И действительно, на этих выставках они могли убедиться в его потрясающей технике живописи, в его удивительной творческой плодовитости – ведь он написал около 60 тысяч картин, многие из них большого и огромного размера. И вот у нас в собрании есть его огромные работы, о размере которых удобнее говорить не в сантиметрах, а в метрах, даже в квадратных метрах. У нас есть работы площадью 12 квадратных метров, 14 квадратных метров, и всё это действительно шедевры мирового искусства.

Но, Вы знаете, в последние годы, и, может быть, это не очень большой срок, мы наблюдаем удивительную тенденцию среди российского общества. Россияне, ничуть не принижая значения живописного наследия Айвазовского, может быть, в силу того, что последние десятилетия были периодом идейного безвременья, а, может быть, в силу того, что общество стоит на пороге изменения ценностей и многие россияне ищут какие-то новые идеалы, и в этой связи очень многих наших соотечественников очень интересуют, например, такие факты, что Айвазовский был первым и единственным русским художником XIX века, который стал действительным тайным советником. Он был самым крупным землевладельцем Крыма. Он был очень влиятельным и состоятельным человеком, и он тратил огромные суммы на благотворительность. Начиная с 60–х годов XIX века он абсолютно все свои доходы от выставочной деятельности обращал на нужды благотворительности, а это действительно были огромные суммы. И многих восхищает то, что Айвазовский стал действительно настоящим флотским художником. Он был дружен с Лазаревым, Панфиловым, Нахимовым, Корниловым. В осаждённом Севастополе он устроил выставку своих работ, много раз посещал эту выставку. И, что совершенно беспрецедентно, когда в беседах с участниками обороны выяснялось, что какие-то детали картин, изображающих сражение, не соответствуют действительности, он прямо на публике переписывал эти картины, для того чтобы восстановить историзм этих картин, для того чтобы в них сохранилась фактология.

И конечно, это прекрасный пример для подражания. И вот в этом, юбилейном году мы захотели, чтобы тысячи молодых крымчан лучше узнали и больше об Айвазовском-гражданине. И совместно с Министерством культуры, с Министерством образования Крыма мы объявили конкурс, в ходе которого в мае этого года будущие выпускники школы написали сочинение на тему: «Айвазовский-гражданин и моё отношение к гражданской позиции Айвазовского». Этот конкурс выиграли 28 участников, и все они уже приглашены на бал в дом Айвазовского, который состоится в последнее воскресенье сентября. И это получило такой широкий общественный резонанс, что мы думаем продолжать всё это. Конечно, в следующие годы героями сочинений станут другие выдающиеся крымчане, но мы хотим, чтобы победители конкурса всегда приходили на бал в дом Айвазовского, поскольку в доме существуют большие традиции проведения балов, приёмов, торжественных обедов, концертов.

И у Айвазовского действительно было очень много регалий, очень много заслуг. И интересно то, что он был к тому же и членом Русского географического общества. И Семёнов–Тян–Шанский в письме к Айвазовскому написал, что Русское географическое общество давно оценило Ваши, Иван Константинович, заслуги как выдающегося географического деятеля.

Владимир Владимирович, мы знаем, что Вы являетесь председателем попечительского совета Русского географического общества, и таким образом, в некотором аспекте, во всяком случае, в части отношения к членству в обществе, Вы и Айвазовский – коллеги. И нам бы очень хотелось попросить Вас о такой любезности к своему коллеге, нашему маэстро, сделать так, чтобы имя, судьба и личность Айвазовского стали одной из тем Русского географического общества.

В.Путин: У меня сразу к Вам просьба: Вы тогда сформулируйте задачу или тему. Или, может быть, предложите группу людей, которые хотели бы поработать над какой-то конкретной темой. А мы, когда будем гранты распределять, будем иметь это в виду и соответствующий грант можем выделить.

Т.Гайдук: Хорошо. Спасибо. Здорово.

Дмитрий Анатольевич был уже у нас в галерее. Мы, Дмитрий Анатольевич, и Вас приглашаем повторно, и Вас приглашаем, Владимир Владимирович. И разрешите Вам подарить плод наших научных трудов – юбилейный альбом.

В.Путин: Сколько там работ Айвазовского? Четыреста?

Т.Гайдук: У нас 416 произведений Айвазовского. Пожалуйста. Увесистый плод. Вы знаете, там кроме альбома и научных материалов есть ещё самая последняя, может быть, не очень большая часть, но она родилась в жесточайших спорах с «детьми лейтенанта Шмидта». Мы вели с ними научные споры, сломали много копий, и теперь у нас настоящее генеалогическое древо рода Айвазовских.

В.Путин: У него и внук, по-моему, писал, да?

Т.Гайдук: У него трое внуков были художниками: Арцеулов Константин Константинович, который больше известен как «лётчик России № 46», у него было удостоверение № 46 Качинской лётной школы, Алексей Васильевич Ганзен и Михаил Пелопидович Латри. Вот эти три художника были выдающимися. К сожалению, только Арцеулов связан своими корнями с Россией, а остальные эмигрировали в своё время.

В.Путин: Ну работы у вас есть его внуков, да?

Т.Гайдук: У нас есть, некоторая коллекция работ его внуков у нас есть, очень интересная. И Вы знаете, его внукам, оказалось, нужно было быть очень смелыми людьми и смелыми художниками, потому что они находились в тени своего великолепного деда. И им нужно было принимать какие-то решения на уровне творчества, чтобы быть на него не похожими и быть самостоятельными в искусстве, они это сделали. И они действительно величины в нашем искусстве.

В.Путин: Вот идея у Вас, мне кажется, интересная, хорошая. Вы посмотрите действительно, что можно было бы поисследовать в его жизни, имею в виду, что ведь он оседло проводил только последние годы жизни, он много очень ездил: и за границей был, и по России.

Т.Гайдук: Он очень много путешествовал.

В.Путин: Да, путешествовал много. Писал там с натуры, по памяти писал и так далее, но предварительно посещая определённые места. Поэтому там есть, наверное, чем заняться по линии Русского географического общества.

А сам-то музей у вас в каком состоянии?

Т.Гайдук: Основное здание требует завершения капитального ремонта. Второе здание, дом сестры, в нём не начинался ещё ремонт, там тоже нужно производить некоторые ремонтно-реставрационные работы. И знаете, нас очень держит то, что эти работы не продолжаются, потому что мы не можем в полной мере показать всё великолепие нашей коллекции. И экспозиция наша лимитирована этими помещениями. Работы Айвазовского огромны, и получается, что не для каждой работы найдёшь место. И вот то место, которое мы нашли, там мы большую повесили, а между большими работами повесили более мелкие картины. От этого, конечно, экспозиция страдает.

В.Путин: А работы, которые осуществлялись, проведены полностью?

Т.Гайдук: Нет. В этом году по ФЦП были произведены противоаварийные работы. Это работы на кровле и работы на главном фасаде.

В.Путин: А техническое оснащение музейных залов какое?

Т.Гайдук: Вы знаете, это всё оставляет желать лучшего и этим нужно заниматься.

В.Путин: Но когда-то проводились? Когда проводились последние серьёзные реставрационные и ремонтные работы?

Т.Гайдук: На самом деле в украинский период всё было очень эпизодически и никакой преемственности между этими этапами работ не было. По сути, по-настоящему ничего не делалось, к сожалению.

В.Путин: А техническое оборудование залов-то имеет место или нет там никакого?

Т.Гайдук: Да, конечно.

В.Путин: Там соблюдается климат и прочее, контроль какой-то?

Т.Гайдук: К сожалению, это только кондиционирование и отопление. Да, это всё нужно делать. И понимаете, я как директор с сожалением вижу, что мы не всегда отвечаем ожиданиям туристов континентальной России, потому что, конечно, в континентальной России музеи в гораздо лучшем состоянии, чем наши, крымские.

В.Путин: Понятно. Это же у вас музей в этом смысле уникальный. То есть работы Айвазовского есть везде: и в Москве, и в Питере в Русском музее – но такого, где сосредоточено такое количество работ Айвазовского, нет. Надеюсь, подлинники у вас там все?

Т.Гайдук: Конечно. У нас не только самая большая коллекция подлинников, но, что очень важно, у нас большой массив эталонных работ Айвазовского. Сейчас в связи с тем, что Айвазовский дорого продаётся и много подделывается, очень важны эталонные работы. У нас 49 его эталонных работ.

В.Путин: Мы не пригласили сюда Министра культуры? Спрятался? Он знал, что вопросы к нему будут, видимо. Заблаговременно ретировался. Но мы это пометим. Это региональный музей?

Т.Гайдук: Муниципальный.

В.Путин: Вы подготовьте свои пожелания, что бы вы хотели сделать. А мы к вам пришлём специалистов, которые вместе с вами оценили бы, посмотрели, что, в какие сроки можно и нужно сделать, и нужно сделать план такой приведения музея в достойное имени Айвазовского состояние.

Т.Гайдук: Спасибо. Я завтра расскажу сотрудникам о нашей встрече, о результатах. Я думаю, все будут очень рады. Спасибо.

В.Путин: Просто нужно посмотреть объём работ, объём финансирования и сроки, в которые можно было бы сделать этапами, ладно?

Т.Гайдук: Хорошо. Спасибо.

В.Путин: Александр Петрович Баличенко.

А.Баличенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Дмитрий Анатольевич!

Я представляю Алупкинский дворцово-парковый музей-заповедник, в состав которого входит Воронцовский дворец в Алупке и Александра III в Массандре.

В.Путин: Александра III в Массандре – это наверху там?

А.Баличенко: Да. Вы посещали.

В.Путин: Я был один раз там.

А.Баличенко: Хотел бы в контексте обсуждаемой темы рассмотреть ещё одну личность, которая неотъемлемо связана с русской историей, которая представлена у нас Воронцовским дворцом в Алупке, это Михаил Семёнович Воронцов.

Как Вы совершенно правильно заметили, духовный код нашего государства, не просто государства, а государства-цивилизации, базируется на личностях, на примерах, которые дают импульс развитию. И одной из таких личностей был Михаил Семёнович Воронцов, который в 1823 году стал генерал-губернатором Новоросского края и Бессарабии. И как раз его радением, его системным подходом практически безлюдный Крым с минимальным уровнем развития ремёсел начал системно преобразовываться, усиливая экономическую и военную мощь этого региона. То есть это был – я кратко буквально, понимая ценность времени на этой встрече, – системный подход в развитии разных направлений, которые до сих пор в нашем регионе являются базовыми: это виноделие, выращивание различных культур, выращивание улучшенных пород лошадей, выращивался табак, добывалась соль. Благодаря ему именно Крым был поставщиком, лучшим поставщиком, русских вин XIX века. В свою очередь это начало влиять на инфраструктуру. Была проложена первая дорога, которая связала Симферополь, Ялту и Севастополь, пароходство и заложено майоратное имение в Алупке – Воронцовский дворец. И здесь следующим этапом очень интересно, неразрывно, как только начала работать экономика, сразу же началась работа над привлекательностью. То есть Воронцовский дворец стал местом паломничества художников, музыкантов. Можно долго перечислять фамилии известных людей: Рахманинов аккомпанировал Шаляпину, последнюю роль сыграл Щепкин, Бунин, Чехов… Практически весь цвет, как говорится, бывал и давал этот импульс развитию. Посетила императорская семья, оставила свой великолепный отзыв: «Как жаль, что Балтийское море так далеко от Чёрного!». Была привита мода высшей аристократии на Крым. И всё это как раз трансформировало и дало тот поток; последовало развитие, которое определило развитие региона.

И переходя к истории, например, XX века… Алупка, Воронцовский дворец – некое место силы, в котором все ключевые события, проходившие в Крыму, так или иначе были связаны. Например, мы знаем Ялтинскую конференцию. Английская делегация располагалась в Воронцовском дворце. Практически большая часть консультаций дипломатических корпусов и очень важные решения были выработаны в парадном зале Воронцовского дворца. Сейчас, в XX веке и в XXI, музей является той точкой, которая неотъемлемо воздействует на посещающих его людей, особенно на молодёжь, находится в постоянном диалоге. И этим примером, именно примером величия России, примером личности, которая его создала, воздействует, меняет людей.

У нас есть в этом контексте интересный опыт. Мы начали развивать – сначала с такой целью, чтобы кадровый резерв себе улучшить, – взаимодействие с вузами. Сначала культурологического направления, чтобы к нам приезжали на практику, присматриваться и давать возможность почувствовать, что такое музей. Но на нас, например, вышел Краснодарский университет МВД с таким вот посылом. И сейчас мы работаем. Они считают, что будущие офицеры должны обязательно посещать, общаться с такими объектами культурного наследия и учиться не только общаться и воспринимать искусство, но и на примерах государственного деятеля такого масштаба, тем более военного деятеля, видеть, какой вклад они могут внести в развитие государства. После университета МВД у нас соглашение о сотрудничестве с Севастопольским президентским кадетским училищем. Ну мотивация та же самая – патриотическое воспитание.

Интересно, что, общаясь с нашими коллегами из образования, с вузами, у нас даже возникла идея: через год попытаться систематизировать и выработать какую-то методику взаимодействия музей–вуз, которая, скажем так, позволит подходить к этой теме более системно.

Но помимо этого мы понимаем, что мы можем воздействовать, особенно на молодое поколение, не только основной своей деятельностью. Например, у нас есть цикл «Под сенью воронцовского платана» – это взаимодействие с филармонией, это потрясающие концерты. И мы развиваем эти все направления, для того чтобы занять достойное место во всех тех факторах, которые формируют нашего будущего гражданина и заставляют задуматься тех, кто приезжает к нам, делать их более нравственными, более социально значимыми.

Что касается нашей деятельности, действительно хочу от своего коллектива тоже передать огромную благодарность, потому что у нас даже не было ранее, в украинский период, сходных учреждений, с которыми мы могли взаимодействовать, а взаимодействие через стену было очень ограниченным. Сейчас у нас открылся настоящий космос, мы взаимодействуем уже с более десятка музеев – это Царское Село, Царицыно… Очень интересное взаимодействие, единственный, кроме нас, скальный парк в России – это Монрепо, Выборг. Причём мы восстановили давнюю дружбу, потому что Воронцовы и Николаи тоже взаимодействовали и были дружны. То есть у нас открылось абсолютно широчайшее поле для участия в Союзе музеев России, ассоциации возрождения парков-памятников, общении специалистов, что даст нам возможность на новый качественный уровень поднять нашу деятельность.

Ну и хочется отметить по состоянию музеев. Буквально вчера замминистра экономики России вместе с нашим вице-премьером принимали выполнение работ. Для нас это вообще фантастический уровень, потому что ранее таким вниманием мы не были избалованы. Самые болевые точки в музее, аварийные, устранены, и программа по восстановлению парка на очень крупную сумму тоже рассматривается. Поэтому, невзирая на трудности, у Тавриды сложная история, но люди приезжают сюда, чтобы прикоснуться к её душе, местам силы, которые созданы её великими сынами, и, как говорит народная пословица, самый красивый цветок расцветает в бурю. Поэтому мы с оптимизмом смотрим и рады тому, что мы являемся частью неотъемлемой российской культуры и максимально приложим все усилия, для того чтобы развиваться и дальше.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо, Александр Петрович.

Александр Петрович, я о прозаических вещах скажу и спрошу. Вы сказали, что проведены самые необходимые противоаварийные работы.

А.Баличенко: Первоочередные.

В.Путин: Первоочередные. Но этого, видимо, недостаточно.

А.Баличенко: Этого недостаточно.

В.Путин: Как Вы сами оцениваете, что нужно было бы сделать и какими темпами в ближайшее время? Кстати говоря, насколько я понимаю, выделено на эти работы 119 миллионов, да?

А.Баличенко: Это уже выполненные работы.

В.Путин: Нет, секундочку, 119 миллионов 430 тысяч выделено, а освоено 9 миллионов.

А.Баличенко: Нет, все работы выполнены в полном объёме.

В.Путин: И все деньги освоены?

А.Баличенко: Да. Вчера лично Назаров принимал.

В.Путин: Назаров – кто такой?

А.Баличенко: Замминистра экономики.

В.Путин: Большой начальник. Ладно. Значит, так оно и есть.

А.Баличенко: Прошёл по всем точкам лично.

В.Путин: Я без всякой иронии. Молодец. Видите, лично приехал, посмотрел. А вот что, Вы считаете, нужно было бы делать дальше?

А.Баличенко: Над этим работают. Концепция есть, конечно. Первоочередные работы – у нас три точки: ревизия сетей северного парадного двора и накрытие его брусчаткой. Потому что во дворце жила одна семья, и нагрузка была, естественно, такая, которая не требовала такого покрытия. Почему сетей? Потому что у нас сложная местность, движение грунтовых вод, и состояние именно сетей, которые её организуют, это залог будущего жизни всего строения. Поэтому это одна из точек. О ней знают, над ней работают.

Вторая точка – это восстановление всех коммуникаций: ливневых, пожарных, канализационных в парке, опять по этим же причинам. Вчера была озвучена сумма 900 миллионов на все работы. Она там есть. Я не знаю, как она будет финансироваться, но все эти потребности есть, даже есть проекты уже.

В.Путин: Где, в Минкульте?

А.Баличенко: Охрана культурного наследия Республики Крым, подрядчик.

В.Путин: Минкульт.

А.Баличенко: Да, Министерство культуры. Над ними плотно работают при взаимодействии с нашими специалистами. Подрядчики и наследие Республики Крым.

В.Путин: А работы реставрационного характера?

А.Баличенко: Эти работы мы проводим. Нами были отреставрированы скульптуры львов, наша знаменитая львиная терраса. Уже четыре из шести отреставрированы, буквально на днях закончим.

В.Путин: А средства-то есть на эти работы и на продолжение?

А.Баличенко: Ресурсы есть. Это из собственных средств. И два льва – из меценатских средств. И скульптуры зимнего сада – на меценатские средства.

В.Путин: То есть основные средства, которые вам нужны, это на инфраструктуру?

А.Баличенко: Сейчас самое тяжёлое – это зафиксировать ту ситуацию. Потому что ничего не вкладывалось, просто эксплуатировался объект.

В.Путин: Понятно.

А.Баличенко: Есть болевые точки.

В.Путин: Сейчас давайте не будем ругать прежние власти. Давайте будем говорить о том, что нам надо сделать.

А.Баличенко: Мы не ругаем, мы констатируем. Просто, понимаете, объекты эксплуатировались. Они хоть и очень крепкие, как наш, из диабаза, единственный в мире дворец. Это в два раза прочней гранита камень, но всё равно он требует ухода.

В.Путин: Вы считаете, что самое главное – это то, что Вы назвали, то есть, по сути, это инфраструктурные вещи, да?

А.Баличенко: Инфраструктурные. Реставрационные мы планово проводим, у нас есть там понимание. И к нам очень внимательно относятся. Это не пафос, у нас есть там перспектива, всё нормально.

В.Путин: Хорошо. Вот эти вещи, мы постараемся вам помочь. Дмитрий Анатольевич тоже, я вижу, помечает. Пометим и сделаем.

А.Баличенко: Спасибо Вам огромное.

В.Путин: Спасибо Вам.

Давайте дальше пойдём.

Григорий Алексеевич Лифанов.

Г.Лифанов: Григорий Алексеевич Лифанов, главный режиссёр Севастопольского академического русского драматического театра.

Прежде чем начать говорить о наших проблемах, мне бы хотелось выполнить обещание, данное моим любимым актёрам: от молодых актёров Вам респект и уважуха, от актёров старшего поколения – низкий поклон. Вот уже в этих посылах есть понимание проблемы в уровне воспитания, в уровне культуры, и я думаю, что вот те вопросы, проблемы, которые стоят перед культурой, перед театральным искусством, перед репертуарным театром, Вы очень хорошо понимаете. Это видно из федеральных программ, которые существуют, осуществляются. Вы, кстати, являетесь для меня «крёстным отцом» как для главного режиссёра театра, потому что я пришёл в этот театр в 2005 году по программе президентской поддержки русского театра за рубежом. Это, конечно, дико звучит – поддержка русского театра за рубежом в Севастополе, но, по крайней мере, в 2005 году это было. Через 10 лет я стал главным режиссёром здесь.

Эти федеральные программы позволяют репертуарному театру выжить, потому что есть какие-то проблемы, задачи, которые на региональном уровне невозможно решить. Вы сказали о том, что очень важно навести порядок в историческом центре. Мы в самом центре, у нас прекрасное, потрясающее здание, которому в этом году 2 сентября исполняется ровно 60 лет.

В 57–м году Георгий Жуков открывал наше здание, и даже есть такая байка, что Микоян сказал Жукову, что смета очень сильно превышена, и Жуков сказал: ну для такого города такой театр необходим, и он прекрасен, и пусть будет так.

Проблем много и у нас. Кроме федеральной программы, о которой я сказал, есть такая федеральная программа «Большие гастроли». Инициатором этой программы Вы являетесь, четыре года назад она начала действовать, и мы тоже являемся участниками этой программы. Но, к сожалению, мы пока являемся участниками больше как принимающая сторона, то есть мы принимаем у себя в городе ведущие театральные труппы: это и МХАТ, это и Малый театр, и в сентябре будет Молодёжный российский театр выступать на нашей сцене.

Дело в том, что у нас уникальная труппа, замечательная труппа. И мы благодаря тому, что мы вошли в единое российское театральное пространство, за два года уже объездили 10 всероссийских фестивалей, где получили самые высокие награды, и столичные критики выделяли именно работу театра и уникальность нашей труппы. Поэтому для нас очень важно не только принимать гостей на своей площадке, но и участвовать в этой федеральной программе, именно в её федеральной части, в гастрольной деятельности. То есть мы могли бы показать нашу замечательную труппу в городах крупных, в малых городах и познакомить с нашим творчеством жителей страны, тем более что уже настолько любят нашу труппу, что приезжают на наши премьеры из Петербурга и Москвы, заранее бронируя билеты. И мы можем этим похвастаться. Войти в эту часть федеральной программы «Большие гастроли» – наша мечта, нам бы очень хотелось.

Мы очень радушные хозяева, мы с удовольствием принимаем все труппы на нашей сцене, но, к сожалению, тоже большая, величайшая проблема – это наше оснащение, это состояние нашего сценического пространства. Вы знаете, приезжал Малый театр, и курьёзный случай. К нам подошёл директор театра и говорит: слушайте, подарите нам вот эти фонари для музея. Понимаете? А мы их не можем даже отдать, потому что они у нас на балансе как действующие.

В.Путин: Вы понимаете свои преимущества, понимаете теперь? Живёте в антиквариате просто.Они мечтают это получить в музей, а вы этим пользуетесь каждый день.

Г.Лифанов: Да-да-да. Но, к сожалению, уже даже наше оборудование представляет угрозу для жизни, у нас не менялось штанкетное хозяйство, у нас планшет сцены износился. Зависть – это большой порок, честно скажу, но я очень часто как действующий режиссёр езжу, ставлю, и вот только я прилетел из Екатеринбурга, где ставлю спектакли. Там мои коллеги из Нижнетагильского театра, которые недавно отреставрировали театр, и Вы открывали уже отреставрированный театр, – ну как тут не позавидовать, когда у них такие возможности! Тут и для режиссёра возможности, и, в общем-то, для города есть возможность прийти показать то что есть. Поэтому очень надеемся, что Вы нас включите в президентскую программу.

В.Путин: Это Севастопольский театр?

Г.Лифанов: Да. Он региональный в городе федерального значения.

В.Путин: Да, давайте.

Г.Лифанов: Мы бы, конечно, хотели бы попасть в федеральную программу, потому что это неподъёмно для города. Мы узнавали, сколько там стоит.

В.Путин: Вы считали, примерно сколько стоит?

Г.Лифанов: Я узнавал, я как раз работаю в Екатеринбургском ТЮЗе. У них примерно такая же площадка, у них переоснащение сцены – это 500 миллионов рублей. Это очень серьёзные деньги.

В.Путин: Года за три делают, да?

Г.Лифанов: Нет, они сделали за год. Но и Нижнетагильский театр тоже ведь год.

В.Путин: Дело не только в деньгах, дело ещё в производственно-строительных мощностях. Просто сама подготовка документов продлится не менее года, где-то под год это делать.

Г.Лифанов: Да. Я имею в виду уже когда…

В.Путин: Как начались работы.

Г.Лифанов: Да.

В.Путин: То есть работу они сделали за год?

Г.Лифанов: Да.

В.Путин: Но там подготовка минимум год.

Г.Лифанов: Да, подготовка большая, конечно. Но это, наверное, самая большая и насущная для нас проблема, и участие в федеральной программе по гастролям, и состояние нашего сердца, души, мозга нашего театра – это сценическое пространство. Зрительская часть реставрировалась четыре года назад, фасад периодически восстанавливается, хотя со стороны моря тоже он уже изношенный.

У нас есть пространство, которое мы бы хотели сделать под экспериментальную площадку, и эта экспериментальная площадка тоже как важный такой момент интеграции в общее театральное пространство. Мы бы хотели заключить договор с ведущими театральными вузами России, потому что мы знаем, какая проблема для молодых режиссёров поставить дипломный спектакль и получить диплом. Мы бы могли им эту экспериментальную площадку предоставить, чтобы они могли здесь реализовывать свои проекты. Это и для нас важно – открывать новые имена именно в Севастополе. Мы не хотим быть театральной периферией, мы не хотим быть театральной провинцией. У нас замечательная труппа, у нас замечательные возможности, и, слава богу, город помогает, понимает, что мы главный театр.

В.Путин: А когда будет реставрация… Мы её сделаем, я Вам обещаю.

Г.Лифанов: Спасибо.

В.Путин: …Где вы будете работать? На гастроли будете ездить?

Г.Лифанов: Мы готовы ездить, знаете, как в фильме Эльдара Рязанова.

В.Путин: Поэтому Вы и проситесь попасть в программу на гастрольную деятельность.

Г.Лифанов: Смотрите, 2018 год – открытие Крымского моста, железнодорожное сообщение. Я 15 лет проработал во ВГИКе. Было 90–летие ВГИКа, был такой кинопоезд Москва – Владивосток. Мы готовы поехать Севастополь – Владивосток с остановками во всех городах, с показом нашего творчества, с нашими художниками, с нашими выставками.

В.Путин: А севастопольцы-то что будут смотреть?

Г.Лифанов: Они тоже будут гордиться нами.

В.Путин: Давайте мы договоримся так, что мы поможем вам обязательно с реставрацией, но только нужно, чтобы город тогда подумал о том, где вы могли бы временно хотя бы работать.

Г.Лифанов: К сожалению, таких соответствующих площадок в городе нет.

В.Путин: Потому что мы, скажем, БДТ делали в Питере, но у них была площадка другая, и там могли работать.

Д.Медведев: Большой театр.

В.Путин: Да, но делали постоянно. Большой театр – то же самое.

Г.Лифанов: И у нас состоялась очень плодотворная беседа вчера с Поповым Дмитрием Владимировичем. У нас сейчас неделя премьер, закрытие сезона 27–го числа, и по окончании сезона мы бы сели за стол и просто суммировали бы итоги разговоров, все наши проблемы с Дмитрием Владимировичем, и какие-то наши проблемы, которые, я думаю, что абсолютно не проблема решить.

В.Путин: Не понял. Это Вы меня в какой-то блуд сейчас заведёте. Я не могу дать обещание выполнить то, чего не понимаю.

Г.Лифанов: Нет. Это мы уже с Дмитрием Владимировичем.

В.Путин: Давайте договоримся по конкретным вещам.

Первое, программа, связанная с федеральной частью гастрольной деятельности, я с Вами согласен, безусловно. Точно, любителям театра в стране будет интересно посмотреть, на что способны ваши коллеги из Севастополя. И сейчас по источникам просто не хочу пугать ни Минфин, никого, изыщем эти средства, надо только понять, в какие сроки, сколько конкретно нужно, и нужно, чтобы вы вместе с Минкультом посмотрели на подрядчиков, у нас сейчас много специализированных компаний, которые могут провести такую работу: и само здание, и технически оснастить. В Питере сделали Александринку.

Г.Лифанов: Это же фантастика.

В.Путин: Были наверняка там.

Г.Лифанов: Конечно, да.

В.Путин: Иногда не понимаешь, где ты находишься.

Г.Лифанов: Да, это зависть.

В.Путин: Театр у вас поменьше, но по качеству можно сделать то же самое.

Г.Лифанов: Спасибо большое.

В.Путин: Не за что.

Так, пожалуйста, Александр Валериевич Неменко.

А.Неменко: Добрый день!

Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович, мы с вами когда-то пересекались, правда, совсем в другом амплуа. Вы пускали платформу на Каспии, а севастопольцы её проектировали, и вот так вот как-то судьба нас свела. Но я выступаю сейчас совсем в другом качестве, я выступаю в качестве руководителя регионального отделения «Поискового движения России» в городе Севастополе.

У нас очень интересный есть парадокс. Дело в том, что мы самый молодой регион в общероссийском поисковом движении и в то же время регион самый старый в поисковой истории. У нас есть командир одного из наших отрядов, которому 87 лет, Владимир Емельянович Сергиенко, который начал вести поисковые работы ещё в 1957 году и продолжает их вести до сих пор. У нас действительно богатая и интересная история. При этом мы развивались немножко в отрыве, к сожалению, а может быть, и к лучшему, в отрыве от общероссийского поискового движения и пошли по своему достаточно интересному пути. И вот когда Севастополь вернулся в Россию, получилось так, что две отдельные культуры поискового движения слились воедино. И у нас получается вот такая интересная картина: мы сохранили старые связи, сохранили некоторые наработки, которых ещё не было в материковой России. И в то же время мы учимся и берём очень многое у ребят, которые работают уже давно в общероссийском пространстве. В связи с этим у нас вместе с крымскими коллегами возникла мысль о создании поискового лагеря, который бы объединил поисковиков из всех регионов России, и не только россиян, но и из стран бывшего СССР. К нам приезжают ребята с Украины, из стран Балтии, мы работаем все вместе. В поисковики-то, в общем, идут люди те, которые поддерживают единство нашего народа. У нас своя народная демократия. Поэтому на базе этого и было принято решение. Мы долго колебались: делать лагерь в Крыму или в Севастополе. Но, к сожалению, мы столкнулись с такой парадоксальной ситуацией, что в некоторых регионах региональное законодательство очень сильно осложняет ведение поисковых работ, в том числе и в Крыму. Поэтому коллеги-крымчане сказали: давайте лучше у вас, в Севастополе. Поэтому мы начали своими силами создавать поисковый лагерь. Это даёт достаточно интересный материал.

Обычно в представлении поисковик – это такой брутальный одинокий мужик, который идёт по лесу с миноискателем. На самом деле это ложный образ. Поисковик – это прежде всего командная работа, это специалисты в самых разных областях. К примеру, сейчас нам нужны специалисты в IT–области. Почему? Потому что надо вести базы данных. На открытии вахты памяти в Калининграде калининградцы гордо сказали: мы начинаем создавать базу данных по захоронениям наших воинов. А мы просто поделились тем, что уже сделано в Севастополе. В Севастополе очень много сделано. Нам нужны специалисты-лингвисты, потому что поступает очень много немецких документов по нашим каналам, от наших зарубежных соратников. Их надо переводить. И переводя немецкие документы, мы возвращаем многие наши имена. Почему? Потому что в немецких документах есть достаточно много информации о тех наших воинах, о которых мы не смогли сохранить информацию. Нам нужны историки, археологи, химики, специалисты по технике самые-самые разные. И мы стараемся сохранить то лучшее, что у нас есть, и учимся очень сильно у поисковиков России, потому что во многих областях они нас очень сильно обогнали.

В связи с этим возникла идея о создании лагеря. Сколько мы смогли, мы создали. Мы столкнулись с тем, что как бы у каждого коллектива, который работает на своём энтузиазме, есть ограниченные возможности, и мы просто пришли к выводу, что надо выходить на новый уровень. В связи с этим мы написали грант. Если честно, надежды выиграть грант было мало, но конкурс неожиданно оказался, честно Вам говорю, очень честным, чистым и прозрачным, по моим ощущениям.

В.Путин: Бывает.

А.Неменко: И совершенно неожиданно мы стали грантополучателем, за что огромное спасибо. Потому что реально, действительно нужно, потому что в Севастополе один поисковый год равен пяти–семи поисковым годам на материковой России. Мы работаем круглый год. Ребята у нас работают уже давно, мы сделали школы молодого поисковика. У меня уже 15–летние ребята принимают поисковые отряды из других регионов. Сейчас у меня ребята работают в Карелии, уральцы вместе с чувашами приехали, завтра мы открываем у них базовый лагерь.

В связи с этим спасибо огромное. Мы ничего не просим, поисковики обычно отдают больше, чем берут. И у нас будет маленький подарок Вам. Вот это совместный труд поисковиков России, Севастополя, зарубежных наших партнёров. Это книга, первый том, посвящённый обороне Севастополя. Здесь очень много переведённых немецких документов. Восстановлена хронология. Готовы к изданию ещё четыре таких же тома. Надеемся, что они тоже выйдут. От нашего поискового движения в двух экземплярах. Коллеги, передайте.

В.Путин: Спасибо.

А.Неменко: Когда устанете от жизни, приходите к нашему поисковому костру! Отдохнёте и с новыми силами возьмётесь!

В.Путин: Ну ладно. Спасибо Вам большое за подарок. Нам, наверное, нужно идти на концерт.

Д.Медведев: Пока от нас не устали.

Е.Минина: Владимир Владимирович, можно от молодёжи?

В.Путин: Да, конечно. Я как раз хотел к этому перейти. Прежде чем мы закончим, я хотел бы слово в свободном режиме вам предоставить. Если кто-то хочет что-то сказать, давайте так и сделаем.

Дмитрий Владимирович, Вы говорили ещё про второй театр у вас, про театр юного зрителя, да?

Д.Овсянников: Да. Мы из театра имени Луначарского финансируем все премьеры, это 68 миллионов рублей. И вообще мы поддерживаем все учреждения культуры. А на составляющую, связанную с реставрацией, приведением в порядок…

В.Путин: Вы мне бумагу тогда дайте.

Д.Овсянников: Уже везут, я уже написал.

В.Путин: И по тому, и по другому театру.

Д.Овсянников: И по объектам: театр юного зрителя, художественная школа, музей имени Крошицкого, – на которые у нас есть проектно-сметная документация. Вы сегодня во время встречи согласились, я очень признателен.

В.Путин: Да, чтобы не затерялось, это нужно обязательно сделать.

Д.Овсянников: По театру имени Луначарского уже везут письмо.

Спасибо.

В.Путин: Договорились.

Пожалуйста, прошу.

Е.Минина: Здравствуйте!

Меня зовут Алёна Минина, я арт-директор Союза художников, нашего регионального отделения.

Молодёжи свойственно мечтать, и в 2014 году меня спросили о моей самой сумасшедшей мечте. Я сказала: я хотела бы пить чай с Президентом. И сегодня эта мечта сбылась. Я благодарна за это Вам.

Для меня Севастополь – это город, в котором сбываются мечты. Я бы хотела, чтобы наша, севастопольская молодёжь не уезжала отсюда, а оставалась и реализовывалась и исполняла свои мечты в нашем городе. Я не исконно родившийся севастополец, я приехала сюда. И всегда мне не хватало здесь какой-то активной творческой молодёжной повестки. И когда-то, в 2011 году, я задумалась о том, что было бы замечательно в Севастополе открыть центр творческих индустрий. И в этом году опять-таки моя мечта сбылась, я стала арт-директором Союза художников, и мы решили перезагрузить эту площадку на новый лад. У нас есть шикарное место – ангар, который был складом. Мы вытащили оттуда кучу мусора и решили сделать её открытой для всех творческих сообществ города. Начали мы с уборки, с арт-субботника. Дмитрий Владимирович с семьёй даже посетил это мероприятие.

Д.Овсянников: Да, тоже участвовал.

В.Путин: Бревно носил там?

Е.Минина: Честно сказать, было вынесено много оттуда хлама за годы склада этого пространства. Но что порадовало нас, насколько севастопольцы-горожане активно откликнулись на то, что мы сказали: приходите к нам, все творческие сообщества, и давайте вместе сделаем тут центр творческих индустрий. В результате появилась «Рама», как мы её называем, это название нашего центра творческих индустрий. Этот год, наверное, год исполнения всех желаний и фантазий, мы тоже выиграли президентский грант на развитие нашей площадки. Мы провели школу арт-волонтёра. Это, кстати, первая в Крыму школа, как оказалось. Мы искали специалистов, которые бы обучили наших добровольцев в Севастополе или в Крыму, и их не оказалось. Нам помог материк – из Курска приехали ребята, которые обучили нашу молодёжь.

В.Путин: А что там конкретно вы делаете?

Е.Минина: На арт-волонтёрах?

В.Путин: Вообще, в целом в центре?

Е.Минина: В центре мы решили так, что это открытая площадка для театралов, музыкантов, хореографов, для лекторов, у нас даже есть клуб «Геополитика» на этой площадке. То есть у нас как бы в принципе спектр всех творческих индустрий Севастополя.

В.Путин: Вы предоставляете им площадку?

Е.Минина: Мы предоставляем площадку, да. Хотя начиналось это с нулевого бюджета, в принципе это первый в Севастополе некоммерческий центр творческих индустрий, по сути, потому что у нас нет коммерческих мероприятий. Мы выиграли грант.

В.Путин: А грант сколько объёмом?

Е.Минина: Региональный грант был максимум три миллиона. Эту сумму мы и выиграли, собственно говоря. Но до этого девочка молодая в нашей команде, которая тоже откликнулась, она получила грант на «Родной гавани» – это федеральный крымский форум – на развитие площадки. И вот мы на маленький грант в 300 тысяч, по сути, сделали всё: мы закупили нужную мебель, оборудование и в июле этого года открылись. И вот с этого и начали. Пригласили всех. Сейчас у нас четыре группы театров – и профессиональных, и непрофессиональных, – даже в августе будет Наталья Слепченко, это режиссёр театра Луначарского, у нас показывать свой перформанс. То есть уже к нам даже профессионалы приходят, но не только непрофессионалы.

У нас выставки проходят, но, к сожалению, нам пока не позволяет пространство делать хорошие выставки. Мы показываем кино, к нам приезжают московские фестивали, привозят нам свой контент, бесплатно его дают. У нас уже несколько фестивалей-партнёров: это московский фестиваль KONIK и воронежский «Новый горизонт». То есть мы за четыре месяца, по сути, огромный пласт сдвинули в городе, именно культурный пласт, и Союз художников Севастополя стал не союзом художников Севастополя, а союзом творческих людей Севастополя, по сути. То есть это одна такая большая победа.

А если говорить о мечтах, то, конечно, хотелось бы в Севастополе больше такого масштабного чего-то. Как Александр Македонский говорил, что удача идёт по следам смелых, мы так смело хотим помечтать о том, чтобы в Севастополе появился некоторый огромный всероссийский центр, такая лаборатория, которая могла бы включать и выставочные площадки, арт-резиденции летние. Например, на материке летний сезон фактически неактивный, и все приезжают к нам. Единственное место посещения культурных каких-то неформальных площадок – это концерты. А крупные арт-центры могли бы быть в Севастополе, летние резиденции могли бы располагаться в Севастополе, например. И это был бы центр, который как живой музей наполнялся бы, изменялся бы каждый год и был точкой притяжения для туристов.

В.Путин: А площадь у вас какая?

Е.Минина: Мы не про свою площадь. У нас небольшая площадь, у нас пока 160 «квадратов» арт-центра, но у нас очень лофтовый стиль, у нас 12 метров потолка, это бывший скульптурный цех, в Советском Союзе был, мы решили восстановить историческую справедливость и сделали там нечто творческое. Но хотелось бы, чтобы в городе появился выставочный зал не классического формата, а формата творческого, некоего «экспо», который бы сюда притягивал интересные сообщества.

В.Путин: Надо его заново возводить или достроить можно? Это должна быть новостройка?

Е.Минина: Вы знаете, мы только мечтаем, поэтому я не могла внедриться глубоко в эту тему. Если Дмитрий Владимирович как-то сможет помочь по территориальному… Я не знаю, есть ли подобные пространства в Севастополе или нет их, или надо заново это делать. Но скорее, наверное, заново.

Д.Овсянников: Может, мы сперва поищем варианты?

У нас были задумки проведения и пикников, скульпторы и художники приезжали бы на открытые пространства, и постоянно обсуждается вопрос большого киноконцертного зала, конгресс-холла, его нет в городе Севастополе. Поэтому ставить такой вопрос сейчас – неподъемные деньги, поэтому я бы не стал. Но поискать варианты я готов.

В.Путин: Нет-нет, подумайте. Это практическое предложение, оно востребовано будет. Я согласен с Вами, потому что всё-таки в весенний, летний и осенний период здесь очень много людей, и с удовольствием будут приходить, не только на пляже лежать, сто процентов.

Е.Минина: Да, конечно.

Ну а пока мы готовы работать на благо Севастополя.

В.Путин: В вашем сегодняшнем центре уже всё в порядке, всё там сделано?

Е.Минина: На грант надеемся. Ремонтик надо поделать. Но я даже уже не хочу заводить этот разговор. Ремонтов на сегодня достаточно. У нас частная территория, поэтому мы не имеем отношения к бюджету, мы будем своими силами, Владимир Владимирович.

В.Путин: Молодец! Может быть, мы вам спонсора найдём какого-нибудь.

Е.Минина: Вот за это будем очень благодарны.

В.Путин: Сколько?

Е.Минина: Я Вам потом скажу.

В.Путин: Скажите Дмитрию Владимировичу, он мне передаст, ладно? Я не шучу, я серьёзно говорю.

Е.Минина: Хорошо. Спасибо Вам большое.

В.Нечаев: Владимир Владимирович, я ректор Севастопольского государственного университета. Предложение: может быть, на территории университета такой центр создать? Интеграция с университетом. В принципе у нас есть земля.

В.Путин: Это хорошая идея.

Е.Минина: Мы с удовольствием. Кстати, у нас были такие идеи.

В.Путин: А мы помогли бы вам.

Е.Минина: У нас не совсем зимняя, именно летняя была площадка, потому что крыша течёт. И мы думали, куда нам переехать на зиму. Так что если будет такая возможность, было бы замечательно.

В.Путин: Хорошая идея. Я думаю, что и ребятам-студентам, аспирантам, преподавателям было бы интересно.

В.Нечаев: Тем более мы думаем о создании здесь кластера территориального развития архитектуры, градостроительства и искусства в университете. Его пока нет. Возможно, что такой центр стал бы неким таким стартом.

В.Путин: Здорово.

Дима, посмотрите, потом, что нужно там поддержать, помочь, скажите мне, пожалуйста. Договорились.

Е.Минина: Благодарю Вас.

В.Путин: Пожалуйста.

И.Кусов: Владимир Владимирович, не мог не попросить слова. Я являюсь директором филиала МГУ в городе Севастополе. Он был открыт в 1999 году. И тогда именно Вы, ещё от лица Правительства Российской Федерации, поддержали инициативу Виктора Антоновича Садовничего и приняли решение об открытии филиала, за что, конечно, Вам благодарны все жители города, но особенно офицеры Черноморского флота, чьи дети имели возможность получать фундаментальное российское образование здесь все эти годы. Сейчас филиал развивается.

В.Путин: Лужков тогда очень поддерживал это.

И.Кусов: Лужков, Виктор Антонович [Садовничий], Черноморский флот и Правительство Москвы.

Да, сейчас филиал развивается, и уже в Севастополь приезжают учёные мирового уровня. У нас, например, есть физик, который 15 лет работал в лучшем институте мира – Калифорнийском технологическом институте, потом в Израиле работал. Сейчас здесь он работает над темой суперконденсаторов. Есть лаборатория под руководством Садовничего тоже, по медицинской робототехнике. И уже мы вплотную подходим к первой в мире полностью роботизированной хирургической операции, то есть насыщаем филиал научной инфраструктурой. И вот думаем о крупных проектах развития.

На Петербургском экономическом форуме в этом году губернатор, наш ректор Виктор Антонович Садовничий и президент Объединённой судостроительной корпорации Рахманов презентовали проект «Сердце Севастополя» по комплексному развитию инфраструктуры. Мы рядом находимся с Севастопольским морским заводом. Ну, по сути, проектируем такую технологическую долину, это новые кампусы Московского университета и для Севморзавода в органической связке. И там же как раз и большой блок социальной и культурной инфраструктуры планируется, и в том числе по опыту Москвы в цехах заброшенных производственных мощностей возможно открытие таких культурных центров, лофтовых творческих пространств, как раз как «Винзавод» или другие объекты в Москве. Если сердце запустить с молодой кровью, то и весь город запульсирует, потому что образование и такой центр.

Отдельно я бы хотел остановиться на гуманитарных науках. Сейчас важно, чтобы о событии «русской весны», том эпохальном событии, которое произошло в 2014 году, память осталась у потомков качественная и научно обоснованная. И важно документировать те факты, свидетельства очевидцев, пока они есть, пока ещё нюансы тех событий не стёрлись из памяти. И есть инициатива у нас о создании при филиале МГУ центра устной истории, где можно было бы профессионалам, учёным-историкам документировать десятки тысяч интервью участников событий той «русской весны». Это стало бы новым форматом сохранения истории. Это даже называют «исторический краудсорсинг», когда со всех по чуть-чуть. Это мощный научный труд и ответ.

Обсуждая эту тему, мы подумали, что не только третья оборона, последняя, заслуживает такого внимания. Много фактов и про первую, и про вторую оборону Севастополя, и очень важно понять, можно понять. Мы придумали такой проект, название говорит само за себя, «Жить для России – духовная основа русского воинства: первая, вторая и третья оборона Севастополя». То есть на основе изучения жизненного опыта героев, подвижников и святых первой, второй и третьей обороны, а на самом деле и более древних времён, как времён Херсонеса, можно выделить, что двигало этими людьми, которые совершали эти поступки, какие критерии совершения самопожертвования, критерии совершения подвижнических поступков.

И для молодёжи этот посыл – жить для России – может быть той смысловой единицей, которая станет мобилизационным ресурсом, именно призывом, как набатный колокол. И именно Севастополь может стать центром изучения русского героизма, патриотизма, потому что здесь невероятная концентрация во всех исторических эпохах людей, которые приезжали сюда и приезжают сейчас, остаются жить и работать, посвящают себя служению Родине. Такая инициатива есть. В дальнейшем она может стать, например, и продолжением акции всероссийской «Бессмертный полк», например, акция «Русское воинство», когда люди во всех регионах Российской Федерации могли бы найти своих героев из всех исторических эпох, собрать данные, профессионально их задокументировать и уже выставить каждому региону своё русское воинство.

А что касается сбора документальных интервью, событий тех лет, то, если Вы одобрите, конечно, Владимир Владимирович, без Вашего рассказа эта часть истории будет совершенно неполной, поэтому приглашаем Вас стать первым.

В.Путин: Я уже вроде всё рассказал. Готов повторить.

Вы знаете, мы сейчас с Дмитрием Анатольевичем говорили, может быть, две вещи можно реализовать. Во-первых, вы знаете, в Сочи сделали «Сириус». Там, конечно, уникальная база и так далее. Не только, но начали с точных наук. У вас можно было бы при университете, при филиале, создавать по гуманитарным направлениям. Это первое.

А второе, при МГУ создана и хорошо начала работать школа для одарённых детей. При филиале МГУ в Севастополе можно было бы сделать тоже школу для одарённых детей, школу именно, для Севастополя и Крыма вообще в целом. Уверен, это было бы очень востребованно.

Я с Виктором Антоновичем тоже переговорю, попрошу его поддержать и помочь. Я просто уверен. У нас в среднем по любому региону количество одарённых детей одинаковое в процентном отношении. Вопрос в том, как до них добраться и как предоставить необходимые условия для получения качественного образования.

И.Кусов: И в том числе ещё важна среда, которая формируется в кампусе. Здесь идея территориального расположения филиала, это же тоже исторические здания, Лазаревские казармы 1840–х годов постройки. По сути, истинное сердце Севастополя в Южной бухте, и вокруг – Севморзавод, прекрасная территория, новый центр города может быть культурный, молодёжный, образовательный, деловой, если его превратить в пространство для совместного общения, образования и науки.

В.Путин: Если что-то нужно будет, мы через Виктора Антоновича, пожалуйста, хорошо?

Спасибо.

А.Фалалеев: Владимир Владимирович, я ректор Крымского федерального университета имени В.И.Вернадского. Мы с удовольствием подключаемся в проект школы для одарённых детей, причём не только для всей России, а для жителей Крыма, чтобы буквально со всех, даже удалённых уголков можно было их вот такими партиями, и они бы тогда поняли, о каких технологиях можно говорить, какие технологии готовятся, и поэтому с удовольствием включимся в проект.

Г.Лифанов: Мы тоже с удовольствием подключимся и всю творческую составляющую и мастер-классы, подключим московские вузы, театральные, творческие.

И.Кусов: Не зря назвали «сердце», сразу запульсировало.

А.Фалалеев: Мы заодно, развивая идею первого вопроса, когда объединили Крым и вера, и рынок, и единая государственность объединила достаточно много этнических групп, и я сегодня принёс работы наших учёных, которые были выпущены при поддержке грантов Президента Российской Федерации, то есть Вашей. Поэтому с благодарностью, но сперва их Ваш отдел протокола взял почитать: сказал, что почитает, Вам передаст.

В.Путин: Цензура. Не дают читать всё подряд.

А.Фалалеев: Там история этнополитических отношений в Крыму от древней Тавриды до сегодняшнего дня. И энциклопедия народов Крыма. На самом деле каким образом этнические группы на площадке, на этой небольшой локальной, могут мирно существовать под эгидой гражданской российской идентичности. И мы считаем, что миссия университета – и дальше это нести через школы, через школы одарённых детей, через систему образования. Мы с отцом Тихоном обсуждали как раз то, что понимание этой исторической ценности и исторической идентичности необходимо через школы правильно подавать. И он говорит, что есть там пока что пробел у нас, но мы над ним будем работать.

В.Путин: Здорово.

А.Александров: Можно ещё в продолжение темы молодёжи и творчества? Мы уже об этом говорили.

Меня зовут Алексей Александров, я режиссёр фильма «Херсонес Великий». В этом году он был выпущен, документальный фильм о становлении христианства на территории Крыма, Севастополя. Долгий путь, охватываем события с I по X век, как князь Владимир здесь крестился.

Но о творческом моменте, может, чуть-чуть меньше, так как у нас время. О чисто техническом. Пока мы снимали фильм, восемь лет снимали, мы пришли к тому, что у нас много творческих людей, много людей, которые действительно и работают профессионально в кинематографе, и которые бы хотели работать в кинематографе, молодых людей в том числе. Но мы столкнулись с проблемой, что некой базы киностудии или технической базы, которая бы могла помогать молодым кинематографистам как местным, так и, самое главное, если мы сейчас говорим об интеграции Севастополя и Крыма в культурное пространство России, для молодых режиссёров и молодых творческих людей из России, которые сюда могут приезжать и здесь творить, у нас есть шикарные локации, но у нас нет инфраструктуры, для того чтобы помогать творческим людям это делать. Это первое.

Второе. Если говорить уже о взрослом кино, то так называемая система рибейтов, которая сейчас уже запустилась на территории России, и Калининград в этом плане сейчас идёт хорошим локомотивом, в этом году уже шесть картин приняли заявки, в сентябре этого года будут уже распределять 20 миллионов, заложенных в прошлом году, – к большому сожалению, Крым не участвует в этом процессе. Мы общаемся с коллегами Фонда кино, которые однажды заявили, что Калининград, Крым и Приморский край являются приоритетными регионами. Но, к большому сожалению, они говорят: инициатива снизу оттуда не идёт. Предложение: пока сегодня за этим столом руководители города Севастополя – может, в рамках Севастополя как отдельного субъекта мы рассмотрим вопрос о создании кинокомиссии, на базе которой можно запустить систему рибейта, возврата, в помощь кинематографистам, чтобы привлекать их сюда?

В.Путин: Конкретно как это будет работать?

А.Александров: Конкретный механизм, который сейчас Фонд кино заложил в принципе в основу: при региональной власти создаётся кинокомиссия…

В.Путин: Это что такое?

А.Александров: Это структура, юрлицо, которое организовано руководством региона.

В.Путин: И что она делает?

А.Александров: Она принимает заявки от кинопроизводителей, которые хотели бы снимать в этом регионе фильмы, и помогает. С одной стороны, организационно: подбирает локации, людей. То есть помогает организационно, чтобы люди могли здесь комфортно это делать. Это порядка 30 процентов сокращение бюджета, по разной информации, для кинопроизводителя. И плюс, если смотреть сейчас на Калининград, который заложил в своих внутренних документах до 20 процентов возврата подтверждённых средств, которые производитель затратил в этом регионе, они из своего местного бюджета отправляют. Да, это нюанс, что сам регион может определять: какой проект ему нравится – естественно, если он тратит свои средства, – те проекты он и поддерживает. Это, во-первых, создаёт рабочие места для кинематографистов, для тех, кто работает в этой индустрии.

Во-вторых, это очень чёткий, понятный сигнал для туристической отрасли.

В.Путин: Понимаете, мне кажется, тогда вам нужно это делать вместе с администрацией и Крыма, и Севастополя.

А.Александров: Мы только «за».

В.Путин: Потому что в одном Севастополе возможности ограничены. Мы Сергея Валерьевича попросим, он поддержит. Мне кажется, можно было бы создать совместную группу, которая помогала бы деятелям искусства. Я понимаю, о чём коллега говорит. Это сразу, во–первых, легализует их работу, не нужно бегать по целому количеству всяких кабинетов, получать разрешения. А во–вторых, это действительно минимизирует расходы, связанные с административными процедурами. Так я понимаю?

А.Александров: Да-да, всё верно.

В.Путин: Давайте Сергея Валерьевича попросим, и сделайте вместе с ним такую группу, которая помогла бы деятелям искусства просто организовывать эту работу на самом деле. Они пока больше ничего не просят.

А.Александров: Да, спасибо большое. Спасибо, что услышали.

И.Карташёв: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Меня зовут Игорь Карташёв. У меня всё несколько попроще. То есть вот люди о высоком, об искусствах, институтах. Я являюсь председателем общественной организации, которая называется «За жизнь». И мы занимаемся помощью социально неблагополучным гражданам, это бездомные, алкоголики, периодически наркоманы попадаются.

Мы в этом году тоже выиграли президентский грант, спасибо за доверие, как говорится. И вот хотелось бы, может быть, даже воспользоваться случаем, поскольку тут уже и руководство города, и Вы тем более. Большая часть наших средств, наших затрат уходит на аренду, мы и в грант тоже заложили деньги, чтобы платить аренду, мы арендуем помещения для этих центров. Мы уже в городе обсуждали и подавали заявку для создания городского социального центра для бездомных, для учёта этих граждан, где можно было бы им давать какую-то временную регистрацию. Мы готовы туда перенести и свой опыт работы. Мы уже в России три года работаем, занимаемся этой помощью, и со времен Украины ещё работаем.

В.Путин: Вы платите за аренду чего?

И.Карташёв: За аренду помещений.

В.Путин: Каких?

И.Карташёв: Мы снимаем нежилые помещения, где проживают эти люди.

В.Путин: А, вы для них снимаете?

И.Карташёв: Да, для этих целей. Но опять же мы не всех туда можем принять, поскольку хозяин есть, есть арендатор. А заявок поступает огромное количество, особенно от бездомных людей. Просто жители говорят: вот здесь проблема, вот тут беда, помогите, помогите, помогите… А как? Мы не можем. Я уже обращался, в городе мы собирались, разговаривали. Есть идея создать городской социальный центр, который мог бы и людей таких принимать и помощь им оказывать.

В.Путин: Во-первых, хочу сказать, что Вы занимаетесь очень правильным и благородным делом, абсолютно точно, без всякой иронии говорю, на полном серьёзе.

Второе, это, безусловно, должно решаться на уровне города, муниципалитета. Дмитрий Владимирович здесь, он слышит.

И.Карташёв: Я воспользовался случаем и обратился.

В.Путин: Вы правильно сделали. Я надеюсь, что он тоже на это отреагирует и с Вами будет работать поплотнее, ладно?

И.Карташёв: Да, спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо большое.

Прошу Вас.

В.Жутовский: Добрый вечер, уважаемые Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич!

Я думаю, коллеги согласятся, что интеллектуальное, духовное пространство Севастополя стало ярче и насыщеннее после вхождения Крыма в Россию, в том числе и благодаря трудам профессиональных историков. Очень хочется, чтобы этих работ стало больше, во-первых, а во-вторых, чтобы они стали доступнее и появлялись не только в магазинах по коммерческим ценам, но и в библиотеках, чтобы наши дети могли читать.

Спасибо большое вам.

Е.Волкова: Можно в продолжение? Поскольку заговорили о библиотеках… Вам сегодня дарили книги. Это замечательно, потому что книга была, есть и будет самым лучшим подарком. Я являюсь директором централизованной библиотечной системы города Севастополя. Это центральная городская библиотека, 115 лет отметила в прошлом году, и 40 филиалов по городу. Конечно, за последние три года очень большой прорыв произошёл в библиотечном деле. Рушатся стереотипы, идёт финансирование. Мы начали ремонты, мы начали модернизацию и техническое переоснащение. И я сегодня хочу от всего библиотечного сообщества сказать Вам, Владимир Владимирович, Вам, Дмитрий Анатольевич, большое спасибо за то, что вы выделяете деньги в целом на отрасль, за то, что есть у нас силы, возможность и большое желание эти деньги осваивать. Особая благодарность за межбюджетные трансферты, которые мы пускаем на закупку новых книг, новой литературы, пополняем книжные фонды. Это очень большая проблема для Севастополя, потому что много дарят, но формирование библиотечных фондов должно осуществляться строго на научной основе с учётом социально-экономического профиля региона. Поэтому деньги нам нужны.

И ещё очень нужны новинки. Появляется новая литературная премия, люди приходят, спрашивают, уже в интернете есть, а на полках ещё нет – это проблема.

Мы успешно интегрируемся в российское культурное пространство. За последние два года 17 соглашений с федеральными библиотеками: Российская государственная, Российская национальная, библиотека имени Ельцина. Мы полноправные участники Национальной электронной библиотеки. То есть сейчас у библиотеки совершенно другая миссия. Это не просто хранитель исторической памяти, это крупные культурные, образовательные, информационные центры. И что немаловажно для Севастополя, это центры проведения интеллектуального досуга. Всегда Севастополь был, есть и будет читающим регионом, высококультурным регионом. Поэтому мы делаем всё возможное, чтобы эту высокую планку держать. Мы сотрудничаем, безусловно, со всеми нашими и учебными заведениями, и творческими учреждениями. Мы все дружны в Севастополе, мы все выступаем единым фронтом, мы, каждый в своём направлении, делаем всё возможное, чтобы в целом культура в Севастополе процветала.

И знаете, пользуясь случаем, я хочу выразить благодарность нашему Правительству, которое, в общем-то, во всех наших начинаниях нас поддерживает, насколько у них хватает сил. И спасибо большое Вам.

В.Путин: Вам спасибо большое.

Я.Клишина: Я представляю здесь общественность, общественная организация «Развитие севастопольских парков». Хочу немножечко поднять вопрос комфортной городской среды. Цель нашей организации – это способствование реконструкции старых и созданию новых общественных пространств. Помимо того благоустройства мы стремимся наполнять эти пространства жизнью, то есть каждому свой сценарий. И одно из главных наших достижений – это первый за последние 30 лет реконструируемый парк, так называемый динопарк, бывший Рыбацкий сквер.

Мы проводим очень много мероприятий: и субботники, фестивали. Об этом можно много рассказывать, но я считаю, что самое главное наше достижение – это то, что у нас получилось наладить диалог общественности и властей. Огромная за это благодарность. Екатерина Борисовна, человек с огромным сердцем, пошла нам навстречу. Но, скажем так, самая наша большая боль – это застройка. И очень часто это незаконная застройка также на территории динопарка. Я не буду сильно углубляться, у меня есть обращение от нашей организации. Если Вы позволите, я просто передам Вам.

В.Путин: Мы с вами понимаем, что застройкой из Москвы никто не руководит, это всё на местах решают.

Я.Клишина: Но хотелось бы, знаете что, возможно, инициировать какую-то комиссию, которая бы занялась проверкой таких ситуаций.

В.Путин: Мне кажется, что в Севастополе есть такая комиссия.

Д.Овсянников: По домам, которые были с нарушениями регламента построены. А вот по динопарку – я не представляю, что может быть в динопарке незаконно построено. Мы недавно высадили 20 деревьев, общество «Динамо» совместно с руководителем управления ФСБ.

Я.Клишина: Сейчас там всё в порядке. Но была же ситуация, просто она была до Вас.

В.Путин: Вас сейчас что-то там беспокоит?

Я.Клишина: Там – нет. Нас сейчас беспокоит возможная застройка береговой линии на так называемом Солдатском пляже.

В.Путин: Вы хотели бы, чтобы была организована комиссия для чего? Ещё раз сформулируйте, пожалуйста.

Я.Клишина: Для того чтобы проверить законность строительства на некоторых территориях.

В.Путин: И там эти территории указаны, да?

Я.Клишина: Да.

В.Путин: Давайте организуем такую комиссию.

Так, пожалуйста, что ещё?

Д.Татарков: Татарков Дмитрий Борисович, начальник Центра морских исследований и технологий Севастопольского университета.

Я хотел бы выделить, коллеги, – у всех такие прекрасные доклады, – что нас всех здесь объединяет. Морской художник. Город, достойный поклонения. Город на мысу. Театр на море. Даже сердце Севастополя предлагают, чтобы оно забилось где? В Севморзаводе и Лазаревских казармах. Нас здесь всех объединяет море. О море мы ещё не говорили. Мы сейчас в Севастопольском университете создаём возможности для возрождения учебных практических экспедиций для студентов. В этом году сходили с Конюховым по северному побережью Крыма. В следующем году планируем крымскую «кругосветку»: более ста студентов пойдут от Керчи к мысу Тарханкут и завершат «кругосветку» в православном средневековом княжестве Феодоро, на Мангупе.

Я предлагаю школу одарённых детей окрасить в морские тона. Где, как не в Севастополе, воспитывать морскую элиту? Где, как не в Севастополе, воспитать поколение людей, которые создадут морское будущее России? Готовы взять на себя морскую составляющую.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Пожалуйста.

С.Мельникова: Дело в том, что в «Херсонесе Таврическом», Вы прекрасно знаете, создали отдел подводной археологии. И мне очень хочется надеяться, что когда-нибудь на нашем пространстве появится музей под названием «Херсонес и море». Так что если вы что-то интересное найдёте, я вас очень прошу не проходить мимо «Херсонеса Таврического».

И в конце этого года будет первая выставка, которая будет рассказывать о наших находках под водой, и там есть некоторые вещи, имеющие к Вам прямое отношение, найденные под водой.

В.Путин: Спасибо большое.

Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

На самом деле очень приятно присутствовать на такой встрече. И чтобы не выпадать из позитивной тональности, которой светились все выступления, хочу сказать, что, конечно, бюджет – штука сложная, у Правительства всегда денет не очень много, вы знаете. Но с учётом исторических решений, которые были приняты, о воссоединении Крыма с Российской Федерацией, мы с Владимиром Владимировичем говорили, и в рамках поручений, которые Президент, уверен, даст и после сегодняшнего всего нашего мероприятия, мы постараемся пройтись по всем позициям, которые здесь были отмечены, чтобы насытить эти программы реальным финансированием.

Несмотря на то что такие программы уже работают, это и общая программа по Крыму и Севастополю, и программа «Культура России», там запланированы значительные средства, но мы прекрасно понимаем, что Крым, Севастополь в течение десятилетий недополучал финансирование, по сути, находился вообще вне финансового поля, и наша задача сейчас всё-таки преимущественное внимание уделить восстановлению объектов культуры Севастополя и Республики Крым в целом, для того чтобы подтянуть их до общероссийского уровня. Такое поручение Владимир Владимирович подпишет, а Правительство, естественно, постарается его в полном объёме исполнить.

В.Путин: Я вас хочу поблагодарить за сегодняшнюю беседу. Но не столько даже за сегодняшнюю встречу, сколько за вашу многолетнюю и плодотворную работу. Я уже не говорю про прежние годы, когда совсем было тяжело. Но и сейчас нелегко, не бывает чудес. Просто за год, за два, даже за три многие вещи не сделать. А мы с вами – я говорю «мы с вами», потому что вы, каждый на своём месте, несёте ответственность за то, чем вы занимаетесь, – обязательно это сделаем.

Говорили сейчас про театр. Только планирование этой работы займёт год, потом ещё год, полтора, два – стройка. Это всё вещи длительного цикла, но их нужно обязательно делать и делать нужно сегодня. Как вы видите, потихоньку это делается. Но хотелось бы большими темпами, только бы не повредить качество того, что мы с вами делаем.

Но есть и другая, кроме материальной, составляющая, в том числе вашей работы. Она не менее важна, она более важна – это духовная составляющая. А это вам удаётся самым наилучшим образом. За что я вас хочу сердечно поблагодарить.

Спасибо большое!

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 августа 2017 > № 2280609 Владимир Путин


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > fadm.gov.ru, 12 августа 2017 > № 2272176 Кирилл Разлогов

Кирилл Разлогов на «Тавриде» предсказал будущее кинематографа

Всероссийский молодежный образовательный форум «Таврида» в рамках смены «Молодые режиссёры, актёры театра и кино, мультипликаторы» посетил советский и российский киновед и культуролог, президент Гильдии киноведов и кинокритиков России Кирилл Разлогов. На первой панельной дискуссии, состоявшейся в рамках образовательной программы, он заявил, что «традиционное кино сегодня умирает, превращаясь в аттракцион».

– Ввиду вашего высказывания, можно ли сегодня говорить о кризисе жанра?

– Кризис, который мы переживали в 90-ых, был социально-экономический, сегодня же кризис творческий. Кино не исчезает, оно меняет облик, следовательно, меняется и перспектива развития. В экранной культуре ситуация остаётся такой же: повествовательно рассказывающие фильмы перемещаются с экранов кинотеатров на экраны телевидения ­– те же самые авторы экранизируются, те же истории рассказываются, такие же звезды там снимаются. А вот аттракционная часть с её ударами по нервам, которая так интересна молодёжи, остаётся в кинотеатрах. Появляется ещё и третий формат –короткометражный, который господствует в Интернете. Как видите, экранная культура становится все более разнообразной, разноплановой.

– Данный «аттракцион» – это дань моде или нечто иное?

– Погоня за сильными ощущениями. Молодое поколение всегда это любило. Раньше они читали Жюль Верна, чтобы получить эти эмоции, а теперь смотрят «экшн». Отсюда сильное влияние компьютерных игр, как индустрии. То кино, которое мы любили в юности, – интеллектуальное, философское, оно сохраняется, но в других формах, на других носителях, более экспериментально. К примеру, сейчас в Санкт-Петербурге идёт фестиваль «Послание к человеку», где представлен большой кусок экспериментального кино. Для экранной культуры, я бы сказал, ситуация безмятежная и перспективная. Для кинотеатрального показа оно немного более обострённое, не только потому, что оно аттракционное, но и потому, что происходит быстрое изменение технических данных. Меняется технология кинопоказа, мы это уже пережили с гибелью кинопленки.

– Каким Вы видите будущее кинематографа?

– Будущее кино – разнообразное. С одной стороны, аттракционное кино будет продолжаться. С другой стороны, будут большие повествовательные истории. Например, эпоха сериалов, которая наступила еще в 90-ых. Сейчас есть мнение, что наступила эпоха аттракционно-технического плана. Но до зрелости этой форме еще очень далеко. Нельзя забывать и об Интернете, YouTube со всеми миниатюрными формами, с доступностью создания фильма в любом возрасте и без особой подготовки. Экранное творчество становится аналогом владения письменной речью.

– Политик Алексей Митрофанов однажды сказал, что «вы человек, который дистанцируется от общей кинотусовки». Почему так происходит?

– Позиция исследователя всегда отличается от позиции участника. Как участник, я делаю программу «Культ кино» на телеканале «Культура». В свое время, когда было легче с цензурой, я занимался эротическим кинематографом, который вдруг стало возможно показать зрителям. Потом стали показывать всё. Я защищал в теоретическом плане принцип развлечения. Сейчас он стал господствующим. Как исследователь, я должен сохранять дистанцию, потому что я не должен лоббировать свои интересы. Я очень чётко прослеживаю границу между собой, как участником, и исследователем.

– Предлагаем Вам игру в ассоциации. Мы подготовили список отечественных фильмов, составленный на основе зрительского рейтинга сайта «Кинопоиск». Ваша задача, услышав название очередного фильма, сказать, с чем он у вас ассоциируется. И первый в списке ­– «Иван Васильевич меняет профессию».

– История, Иван Грозный и Гайдай.

– «В бой идут одни старики»?

– Война, комедия с трагедией вместе.

– «Приключение Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей»?

– Российский вариант классического произведения британской культуры.

– «Собачье сердце»?

– Лучшая экранизация Булгакова, лучший фильм Владимира Бортко.

– «Москва слезам не верит»?

– Легендарная картина, которая доказала, что скорее правы зрители, чем критики.

– «Летят журавли»?

– Абсолютный шедевр, стечение обстоятельств.

– «Служебный роман»?

– Игра с повседневностью – тонкая и остроумная.

– «Судьба человека»?

– Бондарчук и этим всё сказано.

– «Человек с киноаппаратом»?

– Начало советского экспериментального кино. Фильм между искусством и документалистикой. Картина, которая открыла целую эпоху.

Напомним, Кирилл Разлогов — программный директор Московского Международного кинофестиваля. Советский и российский киновед и культуролог. Президент Гильдии киноведов и кинокритиков России. Доктор искусствоведения. Автор и ведущий программы «Культ кино» на телеканале «Культура». Автор 14 книг и около 600 научных работ по истории искусства и кинематографа, различным проблемам культуры.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > fadm.gov.ru, 12 августа 2017 > № 2272176 Кирилл Разлогов


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272767 Сергей Лойко

Я знаю, каким будет механизм возврата Крыма Украине

Автор романов «Рейс» и «Аэропорт» о войне на Донбассе, возвращении Крыма и путинском режиме в России.

Сергей Лойко, Апостроф, Украина

Писатель, известный военный журналист, автор фоторепортажей из зоны АТО и двух романов о войне на Донбассе — «Аэропорт» и «Рейс» — СЕРГЕЙ ЛОЙКО во второй части интервью «Апострофу» рассказал, что положит конец боевым действиям на Востоке Украины, как Крым вернется под контроль Киева и для чего России нужен свой «нюрнбергский процесс».

Апостроф: В следующем году Россию ждут президентские выборы. Что должно случиться, чтобы выборы в классическом понимании этого слова состоялись? Возможно ли это?

Сергей Лойко: В России невозможны нормальные выборы при Путине. Никакой демократии при Путине в России не будет. Здесь, к сожалению, действует правило о роли личности в истории, когда один человек с маленьким коллективом единомышленников узурпировал целую страну. Как Пушкин написал замечательно: «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой, над нами царствовал тогда». Вот история повторяется. Роль личности в истории страшная.

В России было окно возможностей в 1991 году, но эту форточку заколотили, и российская демократия погубила сама себя, потому что она дала возможность олигархам манипулировать собой. И в 1996 году, когда [Борис] Ельцин вроде бы одержал победу над коммунистической партией, на самом деле это обернулось для страны огромной трагедией, потому что результаты выборов были подтасованы. И я думаю, если бы в 1996 году [Геннадий] Зюганов и коммунистическая партия победили бы на этих выборах, а, похоже, все к этому шло, то в России сейчас была бы совсем другая история, потому что коммунистическая власть была бы свергнута в течение года еще более жестоким путем. Просто в России в 1991 году произошла бескровная революция, люди не заплатили кровью, как заплатили украинцы за свою свободу, за свою демократию. Поэтому они не смогли ее толком оценить, и произошло то, что произошло.

После короткого периода коммунистов у власти была бы настоящая революция, я так думаю, которая закончилась бы «нюрнбергским процессом» над коммунизмом, люстрацией. Почему Германия смогла переболеть фашизмом и выздороветь? Потому что в Германии был Нюрнбергский процесс. Гитлеровские злодеяния были официально признаны злодеяниями и наказаны. В России, в Советском Союзе этого не было никогда. России еще предстоит пройти свой «нюрнбергский процесс» над коммунизмом, над сталинизмом и над путинизмом.

— Вы уже вспоминали, что сюжет романа «Рейс» вынашивали давно и хотели написать что-то похожее после взрывов домов в Москве в 1999 году. Почему все-таки тогда не написали и, оглядываясь сейчас назад, как бы вы уже охарактеризовали то, что творилось в России на пороге нулевых?

— Путину повезло с ценами на нефть, и временное улучшение своего жизненного уровня россияне начали связывать с приходом к власти Путина. На этой волне он смог заниматься тем, чем он занимался. Ему потихонечку прощалось все: удушение средств массовой информации, убийство политиков, взрывы домов, война в Чечне. «Зато как мы хорошо живем», — говорили люди… А сейчас уже начинается вот эта советская ущербная логика, кладбищенская даже — «лишь бы не было войны». Доходит уже до этого. Хотя Россия давно ведет войну со всем миром.

— Но пока что не в самой России. Кто может переломить эту ситуацию? Как, например, относитесь к фигуре Алексея Навального? За ним такая сила наблюдается?

— Алексей Навальный — неоднозначная политическая фигура, но другого, как говорится, сегодня не дано. Ясно, конечно, что ни в каких выборах он принимать участия не будет, его не допустят, скорее всего. Но он выполняет сейчас очень важную функцию, он работает таким ледоколом по разрушению имиджа путинской России. Многие в Украине сегодня обвиняют Навального в том, что он — проект Кремля. Но зачем Путину такой проект, когда Навальный выводит десятки тысяч молодых людей? Это самый страшный кошмар путинской власти, потому что молодые люди во всех странах совершали «цветные революции», чего больше всего боится путинский режим. Навальный выводит десятки тысяч, это единственный политик сегодня, который способен вывести десятки тысяч людей на улицы России. Эти люди кричат, скандируют: «Путин — вор». Как это соотносится с антинавальной истерией, которая в основном голословно зиждется на постулате, что Навальный — агент Кремля?

Навальный делает очень много ошибок. Он говорит иногда неправильные, популистские вещи, он не вполне честен и искренен в отношении Крыма, в отношении Украины, но это потому, что его сейчас интересуют российские избиратели, а не украинские. Если он сегодня заявит, что вернет Крым, то потеряет огромную поддержку многих людей в России. Навальный признавал уже много раз, что аннексия Крыма — это преступление, это незаконно. Он признавал, что российские войска находятся в Украине и что они ведут там агрессивную войну. Если произойдет чудо, и, скажем, гипотетически Навальный придет к власти, то я думаю, что он вернет Крым, и самое главное — он остановит войну в Украине. Сегодня это — самая горячая тема, потому что там продолжают гибнуть люди, продолжают гибнуть лучшие ваши ребята, соль земли. Одни могут просиживать целыми днями в Facebook и клеймить друг друга, устраивать политические баталии, клеймить, в том числе, и Навального. А в это время другие, настоящие парни, защищают родину и гибнут. Поэтому я уверен, что, если Навальный придет к власти, он остановит войну в Украине.

В любом случае Навальный нашел единственное слабое место в кремлевской стене. Это — коррупция. И он бьет в это слабое место. Он высмеивает режим, высмеивает Медведева, высмеивает Путина. И вот это для режима — самое страшное, потому что режим Брежнева начал сыпаться, когда основным приветствием друг другу стал новый анекдот про Брежнева. Теперь Навальный доводит ситуацию до этого. Он — не идеальный политический лидер, и я на демократических выборах не проголосовал бы за него как за президента России, но проголосовал бы в единственном случае, если бы он был соперником Путина. Его роль в историческом контексте развития России сегодня положительная, поэтому сегодня следует его поддержать. И я уверен, я даже знаю, каким будет механизм возврата Крыма.

— Каким?

— Я думаю, что Крым вынужден будет возвратить любой политик, который сменит Путина. При Путине этого не случится в любом случае. Но Крым — это ключ к тому, чтобы вернуться в мировое сообщество, чтобы были сняты санкции, без этого никакие санкции не будут сняты, так или иначе, Крым придется возвращать. А вернут его так же, как и украли — украдкой, обманом. То есть устроят референдум, на котором, вполне возможно, крымчане уже выскажутся за то, чтобы вернуться в Украину, потому что они уже сильно наелись путинизма и начинают понимать, какую огромную ошибку сделали. Хотя, как бы они ни голосовали на том «референдуме» (в 2014 году, — «Апостроф»), результаты его были известны задолго до того, как этот «референдум» состоялся. И сейчас, вполне возможно, устроят такой же «референдум», на котором в Кремле решат, что граждане высказались за то, чтобы вернуться в Украину — и вот Крым возвращается. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Но главное, чтобы Крым вернулся в Украину, и он в нее вернется — законным или незаконным путем. Законный путь — это признать преступления Путина, признать все решения, принятые при его власти, незаконными и в соответствии с этим вернуть Крым на место. Но я думаю, что этого не произойдет, а, скорее всего, это произойдет в результате очередного такого фейкового «референдума», чтобы хотя бы как-то успокоить население внутри России.

— Что думаете про сегодняшнюю ситуацию на Донбассе? Как долго еще может продолжаться позиционная война?

— Война окончится, как только Путин будет отрешен от власти, будет уничтожен или просто уйдет. Хотя сам он не уйдет. Единственное, как он может уйти, так это — уйти в мир иной. С этим нужно связывать надежды, но судя по тому, в какой форме он находится, это еще может продолжаться лет 30. Ему необходима эта война на Донбассе, он будет ее поддерживать всеми силами. Сейчас уже он не может вести полноценную войну против Украины. Время ушло. Он ни экономически, ни политически сейчас этого делать не может. Но ему важно поддерживать этот тлеющий очаг напряженности в Украине, опять, только для внутреннего пользования, чтобы показывать людям: вот видите, они вышли на Майдан — и чем все это закончилось? Это закончилось «гражданской войной». Большинство россиян продолжают в это верить.

— И поэтому такой вот «дырявый чемодан», как вы его назвали, будут и дальше поддерживать?

— Да. Война в Украине кончится в один прекрасный день, причем она кончится именно в один день. И это будет прекрасный день, когда граница будет отдана под контроль Украины, российские войска и тяжелое вооружение будут выведены из Украины. В этот же день растворятся, испарятся в воздушном пространстве плотницкие, захарченки и все эти персонажи, все эти последователи Гиви и Моторолы, они просто исчезнут — и Донбасс вернется в Украину. Собственно, он всегда и оставался частью Украины, незаконно отторгнутой.

А дальше уже начнется трудный период адаптации. Главное здесь — не наломать палок. Но это уже Украина сама должна решать, это внутренние дела Украины, в которые я, в отличие от многих московских либералов, стараюсь не лезть. Потому что я как представитель нации-агрессора просто не имею морального права критиковать власть Украины или украинцев за любые решения, которые сегодня принимаются, в том числе и за недавнее большое событие — лишение Саакашвили гражданства. Я не имею права по этому поводу высказываться, хотя имею свое личное мнение.

— Вы когда-то сказали, что тысячелетняя история России — история рабов. Что постпутинский президент в таком случае может предложить народу?

— Путин совершил огромную творческую работу по обыдлению российского населения. В 90-е годы казалось, что дальше обыдлять некуда. Но в этом смысле дно вообще прощупать невозможно. Поэтому Россия очень долго будет выходить из этого генетического коллапса. Собственно, здесь Путин — вишенка на торте, потому что эта генетическая чистка производилась в России последние 100 лет: революция, гражданская война, сталинские репрессии, ГУЛАГ, застой, война, сейчас ее уже называют не «великая отечественная», а Вторая мировая война. Потому что «великая отечественная» — это просто миф, когда Сталин бросил «великое отечество» на растерзание фашистам, бросил огромную армию на растерзание. Как была песня, знаете, «последний матрос Севастополь покинул».

На самом деле выяснилось, что не покидал матрос Севастополь, никто их не вывозил, а вывезли на подводных лодках и на последних катерах начальство и документы, а всех матросов, всю береговую охрану, всех бросили без помощи, без продовольствия, без боеприпасов умирать или сдаваться в плен. И только благодаря тому, что просто завалил Сталин Советский Союз трупами своих граждан и залил кровью своих граждан, в этой крови кромешной, сдобренной морозами и грязью, завязла гитлеровская машина и не докатилась до Москвы. Только на этом зиждется победа этого «великого» генералиссимуса, которого так обожает Путин, что вновь возрождает культ Сталина. Эта генетическая чистка советского народа, особенно российского народа, продолжалась 100 лет, и сегодня, глядя на Гиви, Моторолу, даже на Прилепина, мы видим вот этих настоящих шариковых, представителей этой советской истории.

— И сколько нужно времени, чтобы эту генетическую чистку исправить?

— Два-три поколения. Но очень поможет, как я уже сказал, «нюрнбергский процесс».

— Вы упомянули о сложной адаптации Донбасса, а как ментально возвращать людей?

— Я не могу здесь дать правильный совет. Я — не сотрудник ООН, не служащий ОБСЕ, не профессионал в плане социальной адаптации жертв, которые находились на оккупированных территориях. Я думаю, в Украине очень много специалистов, которые с международной помощью могут эти вопросы решить.

— Кстати, будет ли на английском языке «Рейс»?

— Если какое-то американское или английское издательство купит «Рейс», то будет. Сейчас у меня очень хороший международный агент Томас Видлинг. Кстати, Томас Видлинг в свое время сотрудничал с Захаром Прилепиным. Как только Прилепин объявил о том, что он уезжает политруком на Донбасс, господин Видлинг прекратил с ним сотрудничество. И после этого я обратился к нему, потому что я очень доверяю этому человеку, уважаю его и восхищаюсь его поступком. И сейчас он представляет мои романы «Рейс» и «Аэропорт» за границей.

— Вы вели переговоры с ведущими голливудским студиями по экранизации романа «Аэропорт». Будет ли фильм?

— В конце сентября уже будет принято окончательное решение. Думаю, что в октябре мы уже точно об этом узнаем. Пока не могу вдаваться в детали, но ведутся активные переговоры.

— А синопсис будет ваш или с кем-то в соавторстве?

— Нет, синопсис будет американский. Не думаю, что он будет плохой.

— Что у вас сейчас в работе? Есть новые задумки по темам, сюжету?

— Я сейчас нахожусь в такой, знаете, послеродовой — не депрессии, но, по крайней мере, ситуации, когда я все еще живу в этом романе. Я еще не смог от него оторваться, поэтому мне как-то нужно пережить этот роман и потом начать думать о чем-то другом. У меня есть сюжет книги, которую точно издадут в России, а для меня это было бы очень важно, чтобы российские читатели тоже начали читать мои романы. У меня есть сюжет, я уже об этом рассказывал, очень интересный — про капитана дальнего плавания.

— Это не будет касаться военной темы?

— Нет. Капитан дальнего плавания, который любит девушку, а девушка любит его. Но есть парень, который ее тоже любит, отрицательный герой. Он пишет донос на капитана дальнего плавания, его арестовывают, заточают в замок, в тюрьму, где он знакомится со стариком, который в бреду рассказывает, что у него на каком-то острове закопаны несметные сокровища. Старик умирает, а в этом замке принято мертвых заключенных вбрасывать в окно в мешках. Наш герой забирается в мешок вместо старика, его выбрасывают в море, волной прибивает на этот остров. Он становится безумно богатым человеком, возвращается в свою страну и мстит всем злодеям. Такой роман, я думаю, в России с удовольствием опубликуют (Улыбается).

— Как вы оцениваете решение Украины по поводу ограничения на ввоз российских книг, запрета на въезд в страну российским деятелям культуры?

— Я вам так скажу: пока идет война, наверное, в этом есть смысл. Когда война закончится, а она обязательно когда-нибудь закончится, тогда запретительные меры культурного характера будут, конечно же, бессмысленны. И эти запреты, скорей всего, будут отменены.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272767 Сергей Лойко


Россия. ЮФО > Транспорт. Агропром > premier.gov.ru, 8 августа 2017 > № 2273814 Андрей Бочаров

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Волгоградской области Андреем Бочаровым.

На встрече обсуждалась реализация плана развития дорожного хозяйства области. Губернатор также доложил Председателю Правительства о ходе уборочной кампании в регионе.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Иванович, некоторое время назад, когда мы с Вами встречались, как и во многих других регионах, одной из основных тем была тема, связанная с дорогами. Волгоград город очень большой, по протяжённости почти 100 км. Очевидно, что за дорожным хозяйством следить крайне сложно, особенно с учётом того, что на протяжении десятилетий, скажем по-честному, в это дорожное хозяйство почти ни копейки не вкладывалось. Я сейчас вместе с Вами за рулём проехал, посмотрел: есть изменения. Это не означает, что все вопросы решены, но очевидно, что дорожное хозяйство начало восстанавливаться.

Расскажите о том, какие планы по этому поводу существуют, каковы дальнейшие действия.

И второе. Сейчас мы находимся в период разгара сбора урожая. Каковы виды на урожай, что будет получено в Волгоградской области в этом году?

А.Бочаров: Дмитрий Анатольевич, хочу Вам доложить, что задача, поставленная Вами в 2014 году, по приведению дорожной сети Волгоградской области в надлежащее состояние, выполняется в строгом соответствии с планом, который был утверждён тогда же, в 2014 году. В этой работе мы согласовываем свои решения с Министерством транспорта Российской Федерации, с Росавтодором. И те небольшие успехи, которые на сегодняшний день у нас существуют, прежде всего связаны с тем, что мы начали выполнять свои обязательства.

В Волгограде, на близлежащих территориях проживает порядка 2 млн человек. И основные усилия дорожного фонда мы направили на приведение в надлежащее состояние именно дорог города-героя Волгограда. Сегодня все основные артерии города-героя – это и Первая Продольная, и Вторая Продольная, и Третья Продольная, и проспект Жукова – находятся уже в достаточно удовлетворительном состоянии, но, конечно, по каждой из этих дорог ещё необходимо работать. Порядка 30–35% нам ещё необходимо приводить в надлежащее состояние. Но выделяемые Волгоградской области Правительством дополнительные финансовые средства оказывают нам существенную поддержку и помощь. Мы уверены, что, несмотря на все трудности, задача, которая перед нами стоит, будет выполнена.

Что касается урожая, хочу Вам доложить, что, несмотря на непростые погодные условия, мы выполнили поручение Правительства по сбору зерна на территории Волгоградской области. При плане 3,75 млн т зерна мы сегодня уже собрали 4 млн т зерна – полностью выполнили план Правительства, при этом убрав 65% территории.

Д.Медведев: То есть может быть ещё прибавка к этим 4 млн, можно надеяться?

А.Бочаров: Да. Кроме того, идёт плановая работа по овощам, по техническим культурам, включая масличные. Достаточно неплохие виды, несмотря на погодные условия, на бахчевые культуры. И мы надеемся – точнее, уверены, что будем с урожаем. Задачи плановые выполняем.

Д.Медведев: Мы тоже на это надеемся. За последние годы мы очень существенно нарастили наши возможности по сбору зерновых и зернобобовых культур, нарастили размер зернового клина, и это позволяет нам собирать рекордные урожаи. Этот год действительно по погодным условиям очень сложный, тем не менее мы рассчитываем, что собранный урожай позволит полностью закрыть все наши потребности по зерну внутри страны и сохранить очень существенный экспортный потенциал, который тоже нам необходим – для поступления валютной выручки для сельхозпроизводителей и для решения целого ряда других задач.

Россия. ЮФО > Транспорт. Агропром > premier.gov.ru, 8 августа 2017 > № 2273814 Андрей Бочаров


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 августа 2017 > № 2268891 Владимир Омелян

Украина совершила ошибку, позволяя россиянам жить в Крыму

Интервью с министром инфраструктуры Украины Владимиром Омеляном.

Обозреватель, Украина

«Обозреватель»: Когда вы находились в США в составе украинской делегации во главе с президентом Украины, вы проводили переговоры о приходе американских портовых операторов на Украину…

Владимир Омелян: Да, это было мной озвучено. Американская сторона предложила две компании, которые могут рассматривать Украину. Сейчас мы в переговорном процессе, и я надеюсь, что он будет успешно завершен. Я бы хотел, чтобы у нас была тройка передовых стран и регионов мира — США, Китай (Hutchison Ports), арабский мир (Dubai Port (DP World).

— Что вы думаете по поводу Керченского моста? Ведь Россия собирается закрыть из-за него в августе проход в ряд украинских портов для кораблей через Керченский пролив, а затем и ограничить это движение. Как Украине выиграть в этой ситуации?

— Мы обращаемся в международные инстанции по этому поводу. Это очередное грубое нарушение международного права, законодательства Украины со стороны Российской Федерации. В связи с последними заявлениями Москвы об ограничении движения проливом, планируем усиление такой работы на международном уровне.

— Как вы относитесь к полному блокированию транспортного сообщения с оккупированными Крымом и Донбассом?

— Я сразу это поддержал, и многое было сделано тоже по нашей инициативе. В частности, по авиационному сообщению — это была наша инициатива — мы закрыли, несмотря на все рассказы и «страшилки», что все будет плохо. Мы остановили железнодорожное пассажирское и грузовое сообщение с Крымом и оккупированным Донбассом. Я считаю, что нечего туда ездить. Нечего ездить в Россию, на самом деле. Кроме как навестить семью, у кого она там есть. Если мы идем в Европу — мы должны идти в Европу.

— Российские СМИ часто пишут, что украинские туристы буквально ломятся туда, в оккупированный Крым. Какова ваша информация по этому поводу?

— Смеюсь и включаю веб-камеры крымских пляжей, если на украинском полуострове есть электричество. Они пустые! Даже по данным оккупационных властей, процент украинцев, которые поехали отдыхать в Крым в этом году — менее 5% от общего количества отдыхающих там штандартфюреров. Я считаю, что было стратегической ошибкой свое время, когда мы позволили российским пенсионерам и другим россиянам оставаться в Крыму жить и получать российскую пенсию на украинской территории. И именно эта «голота» выполнила задание Кремля по аннексии Крыма. Я вижу, что украинцы гораздо больше путешествуют и точно не в Крым.

— А какие данные по европейскому направлению? Повлияло ли ведение безвиза на прирост и спрос на путешествия в Европу?

— Это то, что мы твердим всегда — что люди будут ездить, им нужно создать для этого условия. Безвиз — это огромный шаг вперед и огромная заслуга президента Украины.

— Насколько оживился спрос и интерес?

— Я бы сказал, что в разы. 162 тысячи украинцев уже воспользовались правом безвизового въезда в ЕС. Это большая цифра. Собственно, почему мы также боремся за Ryanair — чтобы украинцы ездили не в автобусах, маршрутках или даже поездах, или собственных автомобилях, выстаивая в очередях, а имели вариант дешевого и быстрого переезда.

По нашей статистике, 70% людей воспользовались различными видами транспорта: автомобильным, автобусным, железнодорожным и лишь 30% полетели самолетом. Все остальные виды транспорта — это все равно больше 50-60, а иногда и 100 евро. Билет на самолет стоил бы 30-40 евро. С сентября можно было бы лететь в 4 направления Европы, а со следующего года еще в десятки направлений Европы из Киева. Это то, чего мы добиваемся.

Проблема глобального характера — мы теряем рабочую силу. И это должно быть тоже очень четким сигналом для правительства, мы должны менять ситуацию на Украине. Чтобы украинцы оставались на Украине и были довольны своим проживанием здесь, работой, учебой, уровнем медицины. Люди едут на заработки, в другую страну преимущественно через бедность и невозможность себя реализовать на родине. Безвиз также открывает для этого дверь. Первый раз человек может поехать посмотреть и вернуться с силами реформировать Украину. А кто-то после этого решает поехать заграницу работать.

Запрос на украинцев очень высокий — в Польше, Словакии, Румынии, странах Балтии и других. Прошли времена, когда украинцы должны были устраиваться там нелегалами. Сейчас крупные компании сами предлагают твердые контракты для квалифицированных украинцев на год, на 2, на 5, с фиксированными высокими зарплатами. Поэтому мы и теряем людей: едут же одни из лучших и одни из самых профессиональных. Так же, как лучшие погибают на фронте, так и лучшие едут в другие страны. И мы теряем эффективный человеческий капитал — это очень серьезный вызов. Если эмигрантов из Польши, Словакии, Венгрии, стран Балтии в Британию, Германию, США заменяют украинцы, то украинцев на Украине некому заменить.

(Публикуется в сокращении).

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 августа 2017 > № 2268891 Владимир Омелян


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 августа 2017 > № 2264692 Дмитрий Овсянников

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Севастополя Дмитрием Овсянниковым.

На встрече, в частности, обсуждался ход реализации в Севастополе программ по строительству школ и детских садов, развитию дорожной сети.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Дмитрий Владимирович, Вы уже, что называется, полностью в материале, давно исполняете обязанности руководителя Севастополя. Хотел бы, чтобы Вы мне рассказали, как обстоят дела, прежде всего имея в виду реализацию крупных социальных программ, которые осуществляются по всей территории России и в том числе, конечно, должны осуществляться в Севастополе. Я имею в виду строительство детских садов, строительство школ и возрождение инфраструктуры города. Очевидно, что она находилась, да и сейчас находится в довольно сложном состоянии. Что удалось сделать?

Д.Овсянников: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, благодаря поддержке Правительства мы нарастили темп работы по всем направлениям.

По социальному сектору: прежде всего уже в этом году сдали два новых детских сада и до конца года сдадим ещё три новых детских сада. Это первые объекты за последние 20 лет.

Д.Медведев: То есть в последнее время детские сады вообще не сдавались в Севастополе?

Д.Овсянников: Увеличение мест шло путём доукомплектации. Но, мне кажется, строительство новых объектов – это более реальный способ решения проблемы.

Д.Медведев: Очередь большая в городе?

Д.Овсянников: Очередь сегодня более 7,5 тыс. человек. В ближайшие три года мы построим ещё 12 объектов. Это позволит полностью закрыть очередь.

Мы строим не только детские сады, но и школы. И первая школа уже будет сдана 1 сентября.

Мы нарастили темп строительства объектов по федеральной целевой программе. Это позволило увеличить объём работ в строительной отрасли в шесть раз.

Вы спрашивали о социальных программах. Мы реализовали программу расселения граждан из аварийного жилья. Это 228 квартир, более 40 квартир – многодетным семьям. Всё это было сделано за последний год.

Также у нас существенно выросла заработная плата и в экономике, и в бюджетной сфере. Не так давно, с 1 августа, мы изменили уровень оплаты и готовимся к следующему поднятию уровня заработной платы, согласно указу Президента, с 1 января 2018 года.

Д.Медведев: Что с дорогами?

Д.Овсянников: В прошлом году, согласно Вашему поручению, семь участков на 53 км мы сдали в срок – до 31 декабря 2016 года. В этом году уровень поддержки (я должен сказать большое спасибо) сохранился на уровне прошлого года. Мы идём в рабочем режиме. Это не 1,5 млрд, как в 2016 году, а уже 3 млрд рублей. Такой темп позволяет приводить в качественное состояние в соответствии с ГОСТами нашу дорожную сеть. Она пока лишь на 46% соответствует, поэтому за ближайшие пять лет нам многое предстоит сделать.

В этом году мы запускаем крупнейший проект по ФЦП. Это КОС «Южные» – очистные сооружения, которые окончательно решат проблему очистки сточных вод города.

Вы сегодня озвучили Ваше поручение по 6,7 млрд рублей. Это 11 новых объектов. Мы уже фактически завершили по ним выделение земельных участков, сейчас будем проектировать и уже в следующем году выйдем на строительство самих объектов.

Эта работа является ключевой в деятельности правительства, несмотря на выборы и другие составляющие, которые, конечно, присутствуют.

Д.Медведев: Очевидно, что результаты работы проявляются прежде всего в социальных объектах, которые удалось построить за последнее время, поскольку никакого социального строительства в предыдущий период не велось – ни по детским садам, ни по школам. Я уже не говорю о дорогах, которые были абсолютно убитыми. Все эти программы нужно обязательно продолжить. Я действительно сегодня озвучил решение, касающееся и Севастополя, и Республики Крым. Моё поручение подписано, оно будет исполнено. Прошу Вас обеспечить его реализацию на объектах Севастополя.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 августа 2017 > № 2264692 Дмитрий Овсянников


Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин

Нелегальные турбины Siemens в Крыму

Павел Климкин, Die Welt, Германия

Сегодня уже не может быть сомнений в том, что поставленные немецкой фирмой Siemens в Россию газовые турбины должны быть установлены на аннексированном полуострове Крым в нарушение экономических санкций ЕС. Это вызывает глубокое разочарование и дает повод для возмущения.

В течение трех лет после аннексии Крыма Украина на всех международных форумах постоянно высказывала озабоченность по поводу того, что санкции, объявленные из-за российской агрессии против Украины, не соблюдаются некоторыми крупными фирмами.

Эти опасения высказывались во время многочисленных бесед на самом высоком уровне — однако, как выясняется сегодня, они не были услышаны. Тем тяжелее нарушение доверия, связанное с делом концерна Siemens.

Творчески обходить санкции

Творчество, с которым здесь ищут пути обхода санкционных предписаний, заставляет задуматься. Так, например, поставленные концерном Siemens турбины были переведены в разряд российских продуктов, чтобы несмотря на запрет, поставить их в Крым. Слишком сильно здесь стремление к наживе и слишком мало морали.

Сегодня никто не умеет вести игру с пустыми политическими обещаниями более виртуозно, чем Кремль. Одновременно из Москвы все громче слышно требование, что следует перейти к «business as usual» в духе реальной политики.

Считается, что надо, мол, думать о результате в соответствии с лозунгом некоторых современных макьявеллистов: «цель оправдывает средства». Однако при этом они отбрасывают тот факт, что великий флорентийский мастер теории власти и сам иногда — и даже в его всемирно известном трактате «Государь» — пытался объединить политику и мораль.

В турбулентной современности войны теневые сделки рано или поздно становятся политикой. И как тогда можно в такие времена обуздать нарушителя мира? Рецепт успеха очевиден.

Снимите розовые очки

Следует с самого начала подстраховать себя с помощью строгих правил и обязательств, сразу досконально изучить подозрительные случаи, сразу наказать за нарушения права и принять меры, чтобы не использовались слабые места. Наступило самое время, чтобы снять розовые очки и посмотреть реальности в глаза: крымский вопрос и есть такое слабое место в мировой дипломатии.

Концерн Siemens столкнулся теперь с обвинениями в том, что он обошел обязательства по санкциям. Для Москвы, напротив, нет ничего нового в том, чтобы оказаться нарушителем договоренностей. В трехлетней борьбе за реализацию Минских соглашений Украина и ее западные партнеры по Нормандскому формату вынуждены были с горечью следить за тем, что означает реальная политика «по-русски».

Однако высокая бризантность дела концерна Siemens приводит теперь к тому, что под вопросом оказываются вообще все дальнейшие зарубежные инвестиции в российскую экономику. Афера с турбинами — это не недоразумение, а ошибка. Она равносильна тяжелому нарушению санкций.

Пересчитайте свои пальцы

Безусловно, теперь это в первую очередь обязанность концерна Siemens — юридически разобраться с этим примечательным происшествием, незамедлительно и полностью проверить обстоятельства этой противоправной поставки турбин в Крым и отменить их.

Однако этот случай стал проверкой всей санкционной политики в отношении России. И здесь Украина вместе с правительством ФРГ и европейскими институтами сделает все для того, чтобы эта потеря доверия со всеми ее серьезными последствиями превратилась бы в общее последовательное отношение мирового сообщества к вопросу об аннексии Крыма.

Ибо это дело касается действительно всех нас. Мы должны знать всю правду о сделке Siemens. Однако пока есть один совет для Siemens и других фирм, которые идут на сделки с российскими государственными предприятиями: после того, как вам пожали руку, пересчитайте ваши пальцы.

Автор является министром иностранных дел Украины.

Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 июля 2017 > № 2259350 Алексей Орлов

Встреча с главой Калмыкии Алексеем Орловым.

Состоялась рабочая встреча Владимира Путина с главой Республики Калмыкия Алексеем Орловым.

Глава региона информировал Президента о социально-экономической ситуации в республике. Обсуждались также обращения жителей Калмыкии, поступившие в ходе Прямой линии с Владимиром Путиным.

* * *

В.Путин: Алексей Маратович, добрый день!

Как дела в республике?

А.Орлов: Спасибо, Владимир Владимирович. Непросто, но с теми вызовами, которые сегодня существуют, достаточно уверенно справляемся. Я как раз хотел бы вкратце доложить, если позволите.

Со времени нашей крайней встречи из самых, наверное, основных макроэкономических показателей – валовой региональный продукт у нас увеличился на 4 миллиарда. Если взять динамику за последние годы, она говорит сама за себя.

Конечно, пока на душу населения мы ещё не достигли идеала, но мы стремимся к этому. В основном показатели валового регионального продукта сложились из роста промышленного производства и, безусловно, основного нашего компонента экономики – сельского хозяйства.

Разрешите, исполню поручение наших фермеров, сельхозтоваропроизводителей, крестьян, животноводов. Я встречался с руководителями ассоциаций, меня просили передать огромную признательность и благодарность за то, что Вы недавно подписали Указ о продлении контрмер. Для нас это просто манна небесная, для животноводов. Устойчивая цена на рынке сегодня, наша продукция востребована. Да, мы потеряли немножко в поголовье за последние годы за счёт вступления в ВТО, были и другие субъективного характера мероприятия, но за 2016 год и первое полугодие текущего года, конечно, значительно увеличили.

Цифры сами тоже говорят за себя. Если взять пятилетний период, с 10 миллиардов объём продукции мы увеличили до 25 миллиардов, и по–прежнему Калмыкия занимает лидирующие места по поголовью скота. По–прежнему мы занимаем лидирующие места в Российской Федерации по поголовью овцы, по поголовью скота мясного направления – второе место, и традиционно, конечно, мы славимся производством шерсти – тоже второе место в Российской Федерации.

Хотел бы сказать два слова о бюджете республики. Опять же за счёт того, что сегодня более трети нашего валового регионального продукта формируется в сельском хозяйстве, собственно, оттуда у нас есть возможность – что и происходит – нарастить поступления в бюджеты республики. Республиканский бюджет мы приращиваем где–то в пределах 10 процентов ежегодно, консолидированный – от 5 до 7 процентов, но мы, конечно, в идеале стремимся уравнять эти цифры, корректировать. Это, конечно же, нам даёт дополнительные возможности для выполнения социальных обязательств.

Если перейти к социальной сфере, хотел бы доложить Вам: Ваша задача, поставленная четыре года назад в Элисте, когда Вы проводили рабочее совещание по переселению граждан России из аварийного и ветхого жилья, к 1 сентября текущего года в Республике Калмыкия будет выполнена. Мы сдаём крайний – почему говорю «крайний», объясню позже, – крайний дом в Элисте, 124–квартирный. На этом на сегодняшний день та программа, по тем гражданам республики, которые были зарегистрированы в реестре этой программы, – она будет выполнена.

Но мы очень надеемся, что программа будет продолжаться. Мы не стоим на месте в этом отношении. Активно ведём работу по признанию и по фиксации аварийного жилья, которое образовалось за уже истекший период, и, конечно, будем двигаться дальше.

Если взять основные показатели по социальной сфере – это, конечно, уровень жизни. По среднемесячной номинальной начисленной заработной плате мы идём в рамках той «дорожной карты», которая была согласована с Правительством Российской Федерации, и те показатели, которые есть, на сегодняшний день нас удовлетворяют.

Скажу больше, Владимир Владимирович: с 1 июля текущего года мы по Вашим майским указам на 10 процентов подняли заработную плату работникам бюджетной сферы, так называемым «указным», а с 1 сентября, опять же выполняя Ваше поручение, данное в рамках «Прямой линии», которую Вы проводили с гражданами России, мы увеличиваем дополнительно на 10 процентов всем категориям работников бюджетной сферы. Итого прогнозно по окончании 2017 года мы ожидаем по майским указам 20–процентное увеличение заработной платы и 10–процентное увеличение, чуть больше, – остальным категориям служащих.

И хотел бы сказать два слова ещё об уровне безработицы. Она на сегодняшний день по–прежнему остаётся высокой в республике. По официально зарегистрированной безработице мы идём в рамках среднероссийских показателей. А что касается безработицы, которая фиксируется и рассчитывается по категориям Международной организации труда, динамика есть, но, конечно же, она по–прежнему нас не устраивает. Но мы уверены: с реализацией инвестиционных проектов, которые у нас уже заработали в республике, это введение в эксплуатацию головных береговых сооружений компанией «ЛУКОЙЛ», расширение пропускной способности Каспийского трубопроводного консорциума – уже сегодня, Вы в прошлом году на северных каспийских месторождениях [добычу] открывали, нефть идёт, – безработицу, конечно же, снизим, хотя динамика достаточно положительная.

Что касается образования. В прошлом году я, Владимир Владимирович, Вам докладывал, что Ваше поручение о предоставлении бесплатных мест [в детских садах] без очередей для детишек от трёх до семи лет выполнили. Сегодня мы уже идём дальше: сегодня мы ясельных детишек уже практически в районах на 70 процентов обеспечиваем такими местами. В городе, конечно, сложнее.

И Ваше поручение по образованию в две смены: 1 сентября текущего года мы проблему обучения учеников в две смены в городе Элисте снимем и в Калмыкии вообще, потому что на селе у нас такой проблемы и раньше не существовало.

1 сентября мы сдаём школу XXI века, гимназию, на тысячу мест в городе Элисте. К сожалению, это долгострой, который должен был быть введён в строй в 2009 году в рамках празднования 400–летнего юбилея [вхождения Калмыкии в состав России]. Я Вам предварительно неоднократно говорил и, пользуясь возможностью, хотел бы поблагодарить Вас глубоко и искренне от лица тех детишек и их родителей, которые придут и уже не будут мучиться в этих двух сменах. Школа с двумя плавательными бассейнами, с двумя актовыми залами, с хореографическим залом, школа, оснащённая по требованиям, как дети любят, интернетом, гаджетами и прочее, вступит в строй 1 сентября 2017 года.

Уважаемый Владимир Владимирович, хотел бы сказать, что и по здравоохранению у нас есть небольшие сдвиги – Ваше поручение, которое Вы дали в прошлом году, по обновлению автопарка «скорой помощи». Если Вы помните, мы тогда говорили: стопроцентное обновление – 134 машины. Но уже на сегодняшний день мы получили 42 новые машины. Если мы такими темпами будем продвигаться, а мы, конечно, понимаем, что его единовременно нельзя исполнить просто в силу финансовых и технических обстоятельств, но если мы с такой динамикой будем двигаться, мы в течение текущего 2017 и 2018 годов проблему обновления машин «скорой помощи» снимем.

И, возвращаясь к наиболее важной теме – это материальное благосостояние граждан Калмыкии, я хотел бы доложить Вам, уважаемый Владимир Владимирович: если в предыдущие годы я, докладывая об исполнении майских указов, говорил, что в целом мы идём положительно, позитивно, то сегодня я имею возможность – и это подтверждается всеми данными, в первую очередь, конечно, Росстата и Минфина России – доложить о том, что мы идём даже с небольшим опережением. И это опережение налицо по всем категориям, которые заложены в майских указах.

В.Путин: Хорошо.

Алексей Маратович, безусловно, движение вперёд есть, и не только в Калмыкии – во многих других субъектах Федерации, это очевидно. У нас объективные данные это подтверждают.

Вы упомянули про «Прямую линию». На «Прямую линию» обращаются люди, которые пока изменений не чувствуют, и таких у нас, к сожалению, ещё очень много. Это касается и Калмыкии тоже. Вопросы в принципе традиционные, но есть и специфические. Например, проблемы с водой. Я думаю, что Вы должны об этом знать.

А.Орлов: Конечно.

В.Путин: Причём даже не в маленьких населённых пунктах, а даже в Элисте есть проблемы с водоснабжением.

Но не только эти вопросы. Вы сейчас сказали про здравоохранение. Там действительно у вас есть позитив, но есть и проблемы, в том числе с приобретением лекарств и даже для льготных категорий граждан. На это тоже обратите внимание.

А.Орлов: Обязательно.

В.Путин: Но, наконец, что у меня вызвало, честно говоря, даже удивление – это о тех самых школах, о которых Вы сейчас упомянули. Хорошо, что мы достроили большую школу, красивую, с бассейнами, с репетиционными залами. Это очень важно, должны такие объекты появляться на территориях, но надо не забывать и про обычные школы и про их материальную базу. Родителей просят купить парту для ребёнка, собирают деньги на питание. Послушайте, когда заставляют покупать учебники – это уже нарушение закона, но купить парту – это вообще что–то новенькое, я такого, честно говоря, вообще даже никогда не видел и не слышал.

А.Орлов: Я немедленно, Владимир Владимирович, включусь.

В.Путин: Я Вас прошу это самым внимательным образом изучить, посмотреть и только не перепоручать. Видите, я этим лично сам занимаюсь и Вас прошу заняться этим.

А.Орлов: Лично, Владимир Владимирович, я обещаю Вам. И немедленно, выйдя из Вашего кабинета, займусь этими вопросами.

В.Путин: Пожалуйста.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 июля 2017 > № 2259350 Алексей Орлов


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 июля 2017 > № 2254351 Мурат Кумпилов

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности главы Республики Адыгея Муратом Кумпиловым.

Обсуждалась текущая социально-экономическая ситуация в республике, в частности, ход уборочной кампании.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мурат Каральбиевич, как дела в республике? Что нового? И как идёт уборочная кампания? Сейчас, наверное, это важнее всего.

Я сегодня как раз на вертолёте пролетал над территорией Республики Адыгея. Выглядит всё прилично. Расскажите, как дела.

М.Кумпилов: Дмитрий Анатольевич, уборочная страда идёт полным ходом. 90% озимой пшеницы на сегодняшнее утро уже убрано. Мы по кругу 48 центнеров с гектара убираем. Это чуть меньше, чем в прошлом году, но в этом году были тяжёлые климатические условия. Что касается чрезвычайных ситуаций: в этом году было подтоплено 13 тыс. га. Ячмень мы убрали, по кругу получили 43 центнера с гектара.

Структуру сельского хозяйства мы очень серьёзно пытаемся менять, а именно развиваем сады интенсивного типа, в личных подсобных хозяйствах – ягоды. У нас очень серьёзно сегодня поставлено выращивание клубники и малины. Мы это поддерживаем, это достаток каждой семьи, и в этом направлении двигаемся.

Д.Медведев: За 48 центнеров с гектара в советские времена всегда давали Героя Социалистического Труда. Но сейчас ситуация изменилась, сейчас интенсивные технологии (тем более на вашей земле, всё-таки это южная земля) позволяют собирать очень высокие урожаи. Что ж, хорошо, тем более что это связано и с решением целого ряда социальных задач, проблем, которые существуют.

Хочу Вас проинформировать. Я сегодня утром подписал документ о выделении республике из резервного фонда Правительства для ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с дождевым паводком, который произошёл в мае текущего года, бюджетных ассигнований в размере 123 млн рублей, в том числе на оказание единовременной материальной помощи, на оказание финансовой помощи в связи с частичной утратой имущества первой необходимости и на оказание финансовой помощи в связи с полной утратой имущества первой необходимости. Документ вступил в силу, в ближайшее время деньги должны поступить на счёт республики.

М.Кумпилов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, спасибо большое, люди этого ждут. Мы действительно столкнулись в этом году с чрезвычайной ситуацией, когда под подтопление попало 5 тыс. населения, около тысячи семей. Из регионального бюджета мы быстро выделили каждой семье по 10 тыс. на неотложные нужды, сформировали пакет документов. Огромное спасибо. Мы о каждом шаге в этом направлении информировали население. Плюс к этим документам сегодня вышел документ по жилищным сертификатам (у нас 50 заявлений по жилью, признанному непригодным для проживания). Поэтому надеемся на вашу поддержку и в дальнейшем.

Д.Медведев: Ну и по жилищным сертификатам обязательно посмотрим, не сомневайтесь.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 июля 2017 > № 2254351 Мурат Кумпилов


Россия. Весь мир. ЮФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 21 июля 2017 > № 2254372 Кирсан Илюмжинов

Беседа с президентом Международной шахматной федерации Кирсаном Илюмжиновым.

Владимир Путин кратко пообщался с президентом Международной шахматной федерации Кирсаном Илюмжиновым во время осмотра выставки проектов учащихся центра «Сириус», в котором шахматы являются одним из направлений образовательной работы.

В.Путин: Добрый день!

К.Илюмжинов: Владимир Владимирович, добрый день!

Во-первых, хотел поблагодарить от имени Всемирной шахматной федерации за то, что в прошлом году шахматы были включены в программу для одарённых детей. Шахматы, как сказал Михаил Моисеевич Ботвинник, объединяют и спорт, и науку, и культуру. И у детей развивают сразу оба полушария: и левое, и правое.

В.Путин: У Вас праздник был вчера, поздравляю.

К.Илюмжинов: Да, вчера. ЮНЕСКО 50 лет назад объявило Международный день шахмат, шахматы – единственный вид спорта, в честь которого существует Международный день. За эти 50 лет шахматная федерация стала самой большой федерацией, 188 стран мира входят, более 100 000 соревнований мы проводим, и 600 миллионов играют в шахматы. Сейчас поставили задачу до 2020 года увеличить количество играющих в шахматы до одного миллиарда. Один миллиард шахматистов – один миллиард умных людей. И вот «Сириус» нам помогает увеличить количество умных детей и талантливых ребят.

В.Путин: Поздравляю Вас как организатора этого процесса и всех людей, которые любят шахматы и занимаются ими, а у нас таких сотни тысяч.

К.Илюмжинов: Нам сейчас нужно чемпиона мира и чемпионку мира воспитать.

В.Путин: Ну надо работать над этим.

К.Илюмжинов: В следующем году состоятся выборы, очередные выборы президента ФИДЕ. Считаю, что Россия не должна уступать эту позицию, и я принял решение баллотироваться снова на пост президента ФИДЕ.

В.Путин: Думаю, что это будут определять те, кто имеет право на голосование, но так, как мы это видим со стороны, мне кажется, вы вполне достойны, справляетесь с этими обязанностями и делами. Безусловно, имеете опыт большой, уже накопили, и имеете все шансы победить. Во всяком случае, имеете моральное право претендовать на это, бороться за это. Я же хочу пожелать Вам успехов.

К.Илюмжинов: Спасибо большое!

Россия. Весь мир. ЮФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 21 июля 2017 > № 2254372 Кирсан Илюмжинов


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 июля 2017 > № 2252072 Алексей Фирсов

Судья и психоанализ. Портрет уходящей недели

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Почему людей больше раздражает не Сечин со своей яхтой, а свадьба в семье местного чиновника

Ключевая проблема, которая лежит в основании нынешней модели общества, — это колоссальные социальные диспропорции, нарушение интуитивно понимаемого принципа социальной справедливости. Даже такой популярный сюжет как коррупция приобретает свою значимость именно как причина этих диспропорций; сама по себе коррупция мало кого бы трогала в России ввиду своей тотальности. Но она становится способом для объяснений парадоксов окружающей жизни.

Сюжеты, подобные свадьбе дочери судьи Елены Хахалевой, плохи тем, что они активируют скрытые социальные обиды, дают им символическое выражение, как во фрейдизме сон служит символом скрытых в человеке комплексов. Но, в отличие от психоанализа, никакой внятной терапии государственная идеология сегодня предложить не может, предпочитая просто вытеснять проблему. Ведет это, как известно, к острым неврозам.

Конечно, можно успокаивать себя тем, что техника блокировки социальных неврозов становится все более изощренной: мощные психотропные вещества, хорошо обученные санитары, дозированная картина мира не позволят пациентам буйствовать в палате. Но здесь, возможно, купируются только старые, классические риски. Одновременно со средствами контроля прогресс производит и способы их обойти или использовать в деструктивных целях.

Политолог Глеб Кузнецов описывает нам явление «краснодарской свадьбы» через призму распространенного в регионах социального цинизма:

«Так называемый простой человек в любом субъекте федерации постоянно сталкивается с условной Хахалевой: местечковыми олигархами — судебными, административными, из бизнеса или политики. Показная роскошь региональных элит вызывает огромный отклик и большое возмущение — это истории из обычной жизни. Наши элиты не понимают, в каком мире они живут, они, в отличие от Запада, не научились жить изолированно. Семейные кланы, сочетающие экономические возможности, присутствие в политике и в судебной власти, — обычное дело в западном мире, но там люди научились жить своей жизнью, не выставляя ее напоказ. Наша элита не ощущает, что не надо показывать себя обществу, что надо контролировать показное потребление. Раздражает людей не условный Сечин со своей супругой и яхтой, а местный чиновник, с которым в своей жизни взаимодействует каждый человек. Сечин — это сказка, а Хахалева — соцреализм».

Особенность подобных резонансов состоит в том, что они, создавая информационную волну, достигают гораздо реального результата по дискредитации сложившегося порядка вещей, чем осознанные усилия оппозиции. Тусклые дебаты Алексея Навального и Игоря Стрелкова вызвали в целом скепсис и снисходительное пожимание плечами. Судья Елена Хахалева, вернее, волна ее имени, сделали гораздо больше для поддержки общественного разочарования в элитах.

Хотя на это дело можно смотреть ровнее и спокойней, как это делает Александра Архипова, культуролог из РАНХиГС:

«Сейчас свадьба — это обряд перехода, в котором человек резко меняет свой социальный статус. Кроме того — это завязывание отношений одной группы людей с другой. Это значимый повод показать, что с группой выгодно иметь дело: есть смысл заключать контракты, торговать, вступать в военные союзы. Поэтому должны быть продемонстрированы все богатства. Свадьба — яркий пример феномена «демонстративного потребления». На нее тратится заведомо больше денег, чем группа имеет. Краснодарская история на самом деле следуют традициям российских свадеб — это тип купеческого демонстративного поведения, что очень распространено на юге России.

Хорошая свадьба «по понятиям» никогда не будет играться соизмеримо с доходами родителей жениха и невесты; я знаю ситуацию, когда люди занимали денег на свадьбу, а потом всю жизнь отдавали. Проблема в том, что традиция демонстративных праздников умирает. Современная свадьба в городских кругах столицы — это сдержанное мероприятие ровно по доходам. Поэтому любая богатая свадьба воспринимается как демонстративное поведение не для своих: посмотрите, какие мы богатые, какие вы бедные. И это вызывает сильную социальную вражду».

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 июля 2017 > № 2252072 Алексей Фирсов


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250406 Юрий Саакян

Турбины для Крыма: как избежать новых подозрений

Юрий Саакян

Генеральный директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ)

Только активное участие государства в развитии отрасли и проведение системной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих

Появление летом 2017 года в российском Крыму турбин для строящихся электростанций вызвало множество слухов и споров об их происхождении, уступающее лишь событиям февраля-марта 2014 года и «вежливым людям». Их, к слову, могло и не быть, если бы во время реформы электроэнергетики закладывались не только механизмы гарантированного обогащения немногих за счет всех, но и использовались инструменты системной промышленной политики. Термин «промышленная политика», будучи на протяжении десятилетий «либеральных» реформ чуть ли не ругательным, все же в итоге получил свое признание и был законодательно оформлен в России в конце 2014 года. Однако отсутствие промышленной политики в 2000-е годы привело к тому, что Россия почти потеряла стратегически важную отрасль промышленности.

Напомню, что в 2008 году было закончено разделение РАО «ЕЭС России» на отдельные генерирующие, сетевые и энергосбытовые компании, значительная часть которых была в дальнейшем приватизирована. Для привлечения инвестиций и обеспечения ввода новых мощностей был использован механизм договоров на предоставление мощности (ДПМ), который под угрозой штрафов требовал ввода электростанций в конкретный срок, но гарантировал инвестору продажу мощности и возврат средств в короткие по отраслевым меркам сроки, а также дополнительную доходность за счет продаж электроэнергии.

С применением механизма ДПМ в 2008-2016 годах было введено 22,3 ГВт мощностей, что составило более 61% всех вводов за этот период. Государство получило выполнение планов (к слову, изначально сильно завышенных), инвесторы — выгоднейший механизм, исключающий предпринимательские риски, потребители — колоссальный рост цен на электроэнергию, а вот российские энергомашиностроители не получили практически ничего. Условия ДПМ не были увязаны с задачами по развитию российского энергомашиностроения и защитой отечественного рынка силового оборудования.

На российский рынок массово стали поставляться турбины крупнейших иностранных производителей — Siemens, General Electric, Alstom, Hitachi и др. При этом примечательно, что пришедшие зарубежные инвесторы покупали только импортное оборудование.

Российские аналоги либо отсутствовали, либо не выдерживали конкуренции по тем или иным причинам. Например, единственная российская газовая турбина высокой мощности — ГТД-110 — разрабатывалась еще в 90-е годы прошлого века. Однако все пять построенных турбин ГТД-110 (четыре были установлены на Ивановских ПГУ, еще одна — на Рязанской ГРЭС) в процессе опытной эксплуатации столкнулись с «детскими болезнями», свойственными любой, в том числе и зарубежной, технике, и все имевшиеся соглашения о дальнейших поставках были заморожены, ограничив, таким образом, возможность вывести уже готовый продукт в серию.

В результате доля вводов на базе основного оборудования отечественного производства резко сократилась. Например, без учета АЭС только за период 2008–2011 годов она снизилась с 95,6% до 30,8%. В проекте стратегии развития энергетического машиностроения России до 2030 года мы указывали, что возникшее в результате реформы отсутствие скоординированности между генерирующими компаниями и машиностроителями ограничивает потенциал трансфера зарубежных технологий и собственной инновационной деятельности.

Понимание возникшей проблемы приходило постепенно. Сначала на различных отраслевых площадках начал подниматься вопрос о невозможности проведения ремонта импортного оборудования без привлечения компаний-производителей, что не только увеличивало сроки и стоимость ремонта, но и ставило российскую энергетику в уязвимое положение. Определенный прорыв в осознании глубины проблемы наступил в конце 2014 года на фоне введения санкций и ослабления рубля. Уже в марте 2015 года Минпромторг России сформировал отраслевой план импортозамещения, в который вошли пункты и по газотурбинным технологиям. Но, по сути, было уже поздно — программа ДПМ близится к завершению, потребности в новых энергоблоках нет (перерезерв оценивается в десятки гигаватт), а значит, и нет объема рынка, столь важного при локализации или выводе на рынок нового оборудования.

Существуют и альтернативные примеры из того же времени. Так, в железнодорожном машиностроении в 2000-е годы также стоял вопрос ускоренного создания конкурентоспособной техники. Ее ключевой заказчик ОАО «РЖД» был заинтересован в сохранении взаимодействия именно с отечественными производителями. В результате стратегия развития, принятая компанией, включала пункт о стимулировании трансфера технологий на российские заводы.

Также стратегическое значение атомной и гидроэнергетической отраслей для национальной безопасности государства было учтено путем создания единых профильных холдингов «Росатом» и «Русгидро» и недопуска в данные сегменты иностранных производителей. Как показало время, такой подход сработал только в плюс. Например, сохраненное в атомной сфере взаимодействие позволило реализовать технологический потенциал, и сегодня Россия является лидером мирового рынка, поглощая практически все мировые заказы на строительство объектов атомной энергетики и эффективно развивая новые гражданские сегменты с учетом наработанных технологий.

Несмотря на упущенное десятилетие, возможности для возрождения энергетического машиностроения в целом и производства газовых турбин большой мощности (наиболее проблемного сегмента) в частности еще существуют. Для этого должны быть определены соответствующая современным условиям стратегия развития отрасли, инструментарий поддержки спроса (механизм, который придет на смену ДПМ, каналы для продвижения российской продукции за рубежом), механизмы координации предприятий электроэнергетики и энергетического машиностроения. Главную сложность представляет относительно небольшой объем рынка в перспективе ближайших 10-15 лет, что предопределяет необходимость введения требований по унификации энергоблоков и сокращения номенклатурного ряда оборудования.

Стоит отметить и консолидационные тренды на мировом рынке машиностроения, которые делают конкурентную борьбу еще более сложной. Крупнейшие энергомашиностроительные холдинги General Electric и Siemens расширяются, поглощая в том числе конкурентов (например, обмен активами между GE и Alstom). Во многом это является реакцией на усиление Китая, где также идут по пути укрупнений: так, в 2015 году в одну компанию были объединены два крупнейших мировых холдинга железнодорожного машиностроения — CNR и CSR.

Создание отечественного объединенного энергомашиностроительного холдинга предлагалось уже давно. Выгоды очевидны — эффект масштаба, кредиты под более низкие проценты, возможности государства как акционера «прятать» поддержку от ВТО, синхронизация продвижения на международных рынках и т. д. Однако сначала необходимо нивелировать ключевой риск — время, которое в российских реалиях может занять создание такой компании с учетом борьбы различных групп интересантов.

Так или иначе, проблему отсутствия конкурентоспособных российских аналогов в сфере газовых турбин большой мощности нельзя решить в одночасье. Только активное участие государства в развитии отрасли путем реализации системной долгосрочной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих, а также лишить любителей слухов возможности погадать: так чьи же там турбины в Крыму?

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250406 Юрий Саакян


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241151 Екатерина Еременко

Притворная сделка: Forbes выяснил детали иска Siemens по «крымским турбинам»

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Немецкий концерн считает, что «Технопромэкспорт» ввел поставщиков в заблуждение, требует признать сделку о поставке всех четырех газотурбинных установок недействительной и вернуть их

Арбитражный суд города Москвы 11 июля зарегистрировал иск немецкого концерна Siemens к компании «Технопромэкспорт» (входит в Ростех) из-за поставки турбин в Крым, следует из картотеки арбитражных дел. Кроме «Технопромэкспорта», ответчиком по делу выступает совместное предприятие Siemens и «Силовые Машины» — ООО «Сименс технологии газовых турбин».

Согласно материалам дела, с которыми удалось ознакомиться Forbes, истец предполагает, что действия «Технопромэкспорта» изначально были направлены на то, чтобы ввести ООО «Сименс технологии газовых турбин» в заблуждение и, под видом использования для строительства электростанции на Таманском полуострове, приобрести у него четыре газотурбинных установки для последующего фактического использования при строительстве электростанций в Севастополе и Симферополе.

ООО «Сименс технологии газовых турбин» заключило контракт на поставку семи газотурбинных установок с ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт», специально обозначив в документе запрет на использования поставляемого оборудования в Крым и указав место разрешенного использования — на Таманском полуострове Краснодарского края. Подписав документ, ответчик гарантировал, что газотурбинные установки не будут использованы на электростанциях, имеющих подключение к энергосистеме Крыма.

Сумма контракта от 10 марта 2015 года составляла около €213 млн, стоимость одной газотурбинной установки была предусмотрена в размере €27 950 000, однако для четырех установок также были заказаны мероприятия по повышению сейсмоустойчивости, а также другие дополнительные услуги и сопутствующее оборудование. При этом поставки были разделены на два этапа — четыре установки, а затем еще три. В соответствии с контрактом четыре из семи установок были переданы заказчику.

Однако ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» заключило 16 октября 2015 года контракт с ООО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» на сумму €129,18 млн, предполагающий поставку четырех газотурбинных установок, соответствующих по описанию закупленным у ООО «Сименс технологии газовых турбин». «Если бы ООО «СТГТ» знало, что четыре газотурбинные установки приобретаются для их последующего использования при строительстве электростанций в Севастополе и Симферополе (что запрещается законодательством Европейского Союза), ООО «СТГТ» бы, очевидно, не совершило такую сделку», — говорится в материалах, с которыми ознакомился Forbes. Истец требует признать сделку о поставке четырех газотурбинных установок недействительной и вернуть их, либо возместить полную стоимость поставленного оборудования. Авторы иска отмечают, что в СМИ появилась информация о монтаже установок в Крыму, в связи с этим истец требует наложить арест на поставленные в Россию газотурбинные установки и запретить их фактическому владельцу вести монтаж.

Официальная позиция

В госкорпорации Ростех отказались прокомментировать Forbes данную информацию, Forbes также запросил комментарий «Технопромэкспорта». Официальный представитель Siemens в России Кристина Невская сообщила, что дополнительной информации по иску, помимо изложенной в пресс-релизах компании, пока нет. Детали иска в компании не комментируют. В свою очередь представитель Siemens в Мюнхене Вольфрам Трост пояснил Forbes, что иск направлен против «Технопромэкспорта», а не совместного предприятия ООО «Сименс технологии газовых турбин». Он уточнил, что подача иска в том числе к этой компании носит технический характер и необходима в силу особенностей российского арбитражного законодательства.

Еврокомиссия находится в контакте с германскими властями по вопросу о возможных поставках турбин Siemens в Крым, сообщил РИА Новости представитель Еврокомиссии. Представитель Siemens Филипп Энч заявил РИА Новости, что немецкий концерн не располагает доказательствами, что находящиеся в Крыму турбины принадлежат ему, но имеет причины так полагать.

В свою очередь министр промышленности и торговли России Денис Мантуров заявил, что российская сторона обеспечила максимальную юридическую корректность при использовании технологий Siemens в производстве турбин для ТЭС в Крыму. Немецкая компания была вынуждена обратиться в суд из-за давления, заявил он в интервью ТАСС. «Они вынуждены это делать, на них давит «старший брат» из-за океана. При этом мы обеспечили максимальную корректность в части использования тех технологий, которые были использованы в данном случае. У турбин есть российский сертификат, поэтому коллег не должно это сильно затронуть», — отметил Мантуров.

Ранее агентство Reuters со ссылкой на источники сообщило, что турбины Siemens были поставлены в Крым в обход санкций Европейского союза. Строительство двух тепловых электростанций по 470 МВт (в Симферополе и Севастополе) запланировано федеральной целевой программой «Социально-экономическое развитие республики Крым и города Севастополя до 2020 года», которая предусматривает на развитие энергетики полуострова 49 млрд рублей. ТЭС возводит компания «Технопромэкспорт», входящая в госкорпорацию «Ростех».

Для бесперебойного обеспечения электроэнергией потребителей и предприятий Крыму нужно до 1350 МВт, а к 2021 году эта цифра, по прогнозу властей Крыма, удвоится. Сейчас собственная генерация дает около 400 МВт, в планах — увеличить показатель вдвое. Ввод в эксплуатацию первых блоков ТЭС на 470 МВт запланирован в сентябре 2017 года. В 2018 году, когда объекты заработают на полную мощность, к ним добавятся еще 470 МВт. При этом глава Ростеха Сергей Чемезов не исключал, что из-за задержки с поставкой турбин строительство станций завершится только в середине 2018 года, хотя завершение строительства запланировано на конец 2017 года.

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241151 Екатерина Еременко


Россия. ЮФО > Рыба > fish.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2226439 Василий Соколов

Нарастить объёмы производства товарной рыбы помогут новые объекты аквакультуры и новые акватории

Для реализации потенциала России в области аквакультуры нужно развивать рынок сбыта, включать в работу маркетинговые инструменты, механизировать производство товарных хозяйств

За последние два года в товарном рыбоводстве прибавилось 364 хозяйства, субсидирование аквакультуры составило почти 2 млрд рублей. О достижениях и перспективах товарной аквакультуры в России рассказал заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов на совещании, которое состоялось 29 июня в Ростове-на-Дону.

Заместитель руководителя обозначил возможности роста показателей и сдерживающие факторы. Так, если придерживаться экстенсивного курса развития, к 2030 году объём производства увеличится только до 300 тыс. тонн, при этом Росрыболовство приложит все усилия для развития событий другим путём, интенсивным, для достижения показателя не менее 700 тыс. тонн.

Сегодня в отрасли работают более 2 тыс. рыбоводных хозяйств. «Это небольшой показатель и в основном мелкие предприятия, при этом 73% занимаются прудовой аквакультурой и 27% – индустриальной, то есть высокопроизводительные хозяйства у нас в меньшинстве. В рыбоводстве занято около 10 тыс. человек и только 1,5 тыс. сотрудников имеют профильное образование. Основной объём производства приходится на карповые виды», – сказал Василий Соколов.

Вместе с тем, есть положительная тенденция: количество небольших предприятий индустриальной аквакультуры динамично увеличивается.

Этому способствуют в том числе меры государственной поддержки. «Суммарно государственная поддержка, региональная и федеральная, составляет за два года почти 2 млрд рублей», – сказал Василий Соколов.

Конечно, этого недостаточно. Для реализации потенциала необходимо заниматься развитием рынка сбыта. Василий Соколов привёл пример агрессивной кампании по продвижению в России норвежского лосося: фактически под этот продукт был сформирован сегмент рынка. россиян научили есть сёмгу. И сейчас, в условиях контрсанкций, этим нужно воспользоваться, развивая отечественное лососеводство. Кроме того, нужно вводить в производство и новые, перспективные объекты аквакультуры.

В структуре выращивания рыбы в России в настоящее время 65% приходится на карповые, 24% – на лососевые, 11% – на другие объекты аквакультуры. При этом потенциал перераспределения долей к 2030 выглядит следующим образом: объем производства карповых может снизиться до 26%, доли лососевых и других объектов, наоборот, вырастут до 37% по каждому направлению.

«Рынок сбыта – первое, о чем нужно думать. Особенная свобода в этом сегменте появилась после введения странами Евросоюза санкций против России, и это дает нашим рыбоводам неплохую перспективу. Создание коопераций поможет развитию этого направления. Второе – прибыльность. Определенная разница в курсах валют также дает российским предприятиям импульс, так как их продукция становится более конкурентоспособной», – сказал Василий Соколов. Третье важное направление – повышение эффективности использования водного фонда, внедрения высокотехнологичных предприятий. Необходимо задействовать трудовые резервы, привлекать в вузы студентов для воспитания квалифицированных специалистов, возможности у профильных вузов для этого есть.

Василий Соколов подчеркнул, что для реализации всех обозначенных мер необходимо сконцентрировать усилия федеральной власти, регионов, бизнеса и науки.

«Наука обязана заняться новыми перспективными видами – такими, как лососевые, например, гольцы и сиги, окунеобразные – судаки и цихлиды, есть потенциал роста производства ракообразных и водорослей, которым пока уделяется незаслуженно мало внимания. Регионы должны предоставить площадки и осуществлять контроль, федеральные органы – создать эффективную систему ветеринарного контроля. При экстенсивном развитии мы сможем увеличить объём производства аквакультуры только до 300 тыс. тонн. Но мы ориентируемся на интенсивный путь: к 2030 году производить не менее 700 тыс. тонн», – резюмировал свое выступление Василий Соколов.

Россия. ЮФО > Рыба > fish.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2226439 Василий Соколов


Россия. ЮФО > Рыба. Образование, наука > fish.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2226435 Кирилл Колончин

Директор ВНИРО Кирилл Колончин отметил роль науки в развитии отечественной аквакультуры

С докладом о научном обеспечении развития товарной аквакультуры выступил директор Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) Кирилл Колончин на Всероссийском совещании по развитию аквакультуры, состоявшемся в Ростове-на-Дону 29 июня 2017 года. В своем выступлении Кирилл Колончин на примере Норвегии – одного из лидеров аквакультуры – привел наглядный пример вклада науки в развитие аквакультуры: благодаря исследованиям по совершенствованию технологии выращивания, селекции по хозяйственно значимым признакам, вакцинопрофилактике, разработке высокоэффективных кормов и специализированного оборудования, темпы роста и продуктивность выращиваемой семги увеличилась в пять раз по сравнению с дикими особями. «Перед российской наукой и аквакультурой стоят сходные задачи», – отметил он.

Социальное значение аквакультуры колоссально – население получают свежую рыбную продукцию высокого качества, которая в перспективе сможет вытеснить импорт, а увеличение объемов аквакультурной продукции позволит сделать ее максимально доступной для россиян. В связи с этим с 2015 года в отрасли реализуется новый принцип организации отраслевых научных исследований. ВНИРО как головной институт обеспечивает перспективное планирование и координацию исследований в рамках приоритетных проектов. Благодаря этому исключается дублирование работ, сокращаются сроки их проведения. По мнению руководителя ВНИРО, подобный подход позволяет консолидировать научный потенциал, унифицировать методические подходы, расширить технологическую и экспериментальную базу.

Например, в 2017 году завершится создание технических руководств для модельных рыбоводных хозяйств. Эти документы охватывают все технологические аспекты выращивания наиболее востребованных сегодня объектов аквакультуры – осетровых и лососевых рыб. Подобные руководства фактически представляют собой техническое задание для проектирования новых хозяйств, использующих садковую, прудовую, бассейновую технологии и системы установки замкнутого водоснабжения (УЗВ).

Для ряда объектов аквакультуры, массовое выращивание которых только предполагается, в 2017 году будет завершена разработка технологических схем для получения посадочного материала и товарной продукции. Результаты исследований могут заинтересовать как действующие хозяйства, желающие расширить перечень своей продукции, так и вновь создаваемые, ориентированные на новые объекты.

Корма и рациональное кормление Кирилл Колончин считает основой эффективного развития индустриального направления аквакультуры. В связи с этим российские ученые ведут работы по оценке биологической эффективности применения новых и традиционных видов сырья. Особое внимание во ВНИРО уделено белковым компонентам стартовых кормов как основы высокой выживаемости личинок на ранних этапах развития. Также ученые прорабатывают возможности увеличения номенклатуры кормов в соответствии с возрастными и технологическими особенностями выращивания различных видов объектов аквакультуры.

Наука заинтересована в скорейшем внедрении своих разработок в аквакультурные хозяйства России. Для этого ученые ВНИРО систематизируют и группируют в виде общедоступных, ежегодно пополняемых баз данных, результаты выполняемых исследований, разрабатывают формы, удобные для практического использования. До конца года совместно с Росрыболовством будут проработаны вопросы широкого распространения информации о выполненных работах среди различных категорий потребителей, механизмы передачи результатов разработок и обеспечения обратной связи для оценки эффективности их применения.

«Сегодня перед нами стоит задача значительного расширения функционала и взаимодействия с бизнес-сообществом в области товарной аквакультуры. Для этого на базе ВНИРО в этом году создан Технопарк «Красносельский», который станет основой экспериментально-производственного комплекса. В 2017 году во всех направлениях исследований мы встали на путь инноваций, чтобы достичь амбициозных целей по увеличению продукции аквакультуры», – сказал в завершение выступления Кирилл Колончин.

Россия. ЮФО > Рыба. Образование, наука > fish.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2226435 Кирилл Колончин


Россия. ЮФО > Рыба > fish.gov.ru, 29 июня 2017 > № 2225719 Илья Шестаков

Илья Шестаков: к 2030 году мы ставим амбициозные цели – производство более 700 тыс. тонн товарной аквакультуры

В актуализированной стратегии развития рыбопромышленного комплекса Российской Федерации к 2030 году заложен показатель производства аквакультуры в объеме не менее 700 тыс. тонн. В числе амбициозных целей – увеличить производство икры осетровых до 180 тонн и занять 15% мирового рынка чёрной икры. О том, как планируется этого достичь и какие меры уже приняты для поддержки роста рыбоводства, рассказал заместитель министра сельского хозяйства России – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. 29 июня руководитель Агентства открыл Всероссийское совещание «О состоянии и перспективах развития товарной аквакультуры до 2030 года» в Ростове-на-Дону.

Регион для события федерального масштаба выбран не случайно: Южный федеральный округ занимает первое место в России по объёмам выращивания товарной рыбы, а Ростовская область как его часть является лидером производства в этой сфере.

Руководитель Росрыболовства подчеркнул, что со вступлением в силу в 2014 году федерального закона об аквакультуре начался новый виток в товарном рыбоводстве. В его развитие были приняты основные документы, определяющие регулирование этого вида деятельности, внесены изменения в Госпрограмму, определены меры господдержки.

«За прошедшие 2 года мы решили много сложных задач, которые возникли в процессе регулирования в рамках нового закона. Закрепили право собственности рыбоводных хозяйств на объекты аквакультуры с момента их выпуска в водные объекты; заменили обязательность выращивания конкретного видового состава объектов аквакультуры их минимальным объемом выращивания; установили возможность перезаключения договора пользования рыбоводными участками с добросовестными рыбоводными хозяйствами без проведения торгов. Тем самым установив практически бессрочное пользование при условии выполнения условий договора. В части устранения избыточных административных барьеров исключили рыбинспекторов из состава комиссий по актированию при пастбищной аквакультуре в пресноводных водоемах», – перечислил Илья Шестаков.

Проведена большая работа над законопроектом, одобренным вчера Федеральным Собранием Российской Федерации, который устанавливает порядок осуществления аквакультуры на так называемых «русловых прудах», что очень важно для южных регионов, и определяет приоритетное право пользования земельными и лесными участками для размещения объектов рыбоводной инфраструктуры. Ожидается, что эти изменения значительно повысят экономическую привлекательность отрасли.

Сейчас ведомство активно работает над решением не менее значимых задач: это предоставление возможности осуществления рыбоводства на рыбопромысловых участках, легализация пастбищной аквакультуры тихоокеанских лососей, внесение изменений в закон «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования». В 2016 году произведено 174 тыс. тонн товарной продукции, при этом следует отдельно отметить, что увеличилось производство рыбопосадочного материала.

По производству продукции в натуральных показателях лучшие результаты в Ростовской и Астраханской областях, Краснодарском крае, а также в Республике Карелия и Мурманской области.

С 2015 года действует программа государственной поддержки рыбоводов: она выражается в компенсации части затрат на уплату процентов по долгосрочным инвестиционным кредитам и по займам, сроком до трёх лет на приобретение кормов, оборудования и ГСМ.

В 2016 году на эти цели было выделено около 400 млн рублей, в 2017 году – чуть меньше. Илья Шестаков напомнил, что есть отдельное поручение председателя Правительства России: в случае, если все средства будут востребованы, на 2017 год будет рассмотрена возможность выделения дополнительных бюджетных денег и увеличение объемов субсидирования на 2018 год. Руководитель Росрыболовства призвал рыбоводов активнее включаться в программу.

Бизнесу отводится ведущая роль и при разработке новых технологий.

«В 2015 году мы начали программу по целевому финансированию научных исследований в области аквакультуры. Перед институтами и нашими подведомственными учреждениями поставлена задача – проводить прикладные, востребованные бизнесом, исследования. Мы создали механизм, когда любая научная работа ведётся институтами по государственному заданию только совместно с заказчиком – ассоциацией или конкретным предприятием. И результаты будут принимать именно заказчики. Это очень важно, поэтому прошу рыбоводов обратить внимание на эту возможность и сотрудничать с наукой более тесно», – сказал Илья Шестаков.

Одним из основных направлений, которое позволит увеличить производство продукции аквакультуры, является развитие селекционно-племенных работ.

В прошлом году осуществлено объединение государственных рыбоводных заводов в единую структуру – «Главрыбвод», которое будет насчитывать более 100 рыборазводных заводов. «Именно на производственную базу «Главрыбвода» мы возлагаем большие надежды по развитию селекционной работы. Такая задача поставлена, определены точки роста: на базе каких заводов будут строиться селекционно-племенные центры. Основная деятельность таких центров будет направлена на обеспечение получения генетически чистого рыбопосадочного материала от маточных стад ценных видов рыб», – рассказал руководитель Росрыболовства.

Другое подведомственное учреждение – Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйства (ВНИИПРХ) – определён в качестве полигона для отработки технологий по выращиванию рыбы в прудовых хозяйствах, в том числе по отработке новых технологий в области производства и использования кормов. «ВНИИПРХу выделяются бюджетные средства, на его площадке можно реализовывать проекты, где часть рисков по отработке новых технологий будет брать на себя государство, часть рисков – предприниматель», – обратился к представителям бизнеса Илья Шестаков.

«Увеличению производства будет способствовать ввод в эксплуатацию новых акваторий. В завершение хочу остановиться на таком важном направлении, позволяющем значительно увеличить производство продукции товарной аквакультуры, как использование незадействованного водного фонда. Богатейший водный фонд Российской Федерации позволяет значительно увеличить количество имеющихся рыбоводных участков. В связи с этим субъектам необходимо более активно формировать рыбоводные участки, а территориальным управления предоставлять их в пользование. Кроме того, сегодня перед отраслевой наукой стоит задача находить перспективные для осуществления рыбоводства водоемы. По нашему мнению, перечисленные меры будут способствовать ускоренному развитию аквакультуры в Российской Федерации», – подытожил Илья Шестаков.

Основная задача Всероссийского совещания – выслушать представителей отраслевого сообщества из различных регионов России и выработать дополнительные решения для дальнейшего динамичного роста этого важнейшего сектора рыбохозяйственного комплекса.

Россия. ЮФО > Рыба > fish.gov.ru, 29 июня 2017 > № 2225719 Илья Шестаков


Россия. ЦФО. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 26 июня 2017 > № 2222409 Владимир Антонов

Владимир Антонов: «Испытания первых скоростных платформ начнутся в июле»

Руководитель машиностроительного предприятия «Трансмаш», входящего в ЗАО «Трансмашхолдинг», рассказал о проекте производства уникального подвижного состава, предназначенного для перспективных скоростных маршрутов

– В России созданы первые скоростные вагоны-платформы. Где они пройдут испытания?

– Испытания двух опытных образцов этих изделий начнутся в июле на двух полигонах ВНИИЖТа. На Экспериментальном кольце в подмосковной Щербинке проведут статические (прочностные) испытания, а динамические – на скоростном полигоне Белореченская – Майкоп Северо-Кавказской дороги. По регламенту на скоростном полигоне подвижной состав будет испытан на скорости до 180 км/ч (с учётом 10% превышения конструкционной скорости вагона-платформы). Причём как минимум в пяти режимах нагрузки – от порожнего до гружёного с контейнером весом 36 тонн. При этом программа испытаний предусматривает свыше 250 поездок в различных режимах эксплуатации. Успешное их завершение будет означать, что данная модель может передвигаться со скоростью до 160 км/ч на всей сети 1520.

– Эти платформы будут использоваться для скоростных контейнерных перевозок?

– Да. Контейнерные перевозки сегодня растут и требуют повышения скоростей движения. Это позволит повысить пропускную способность дорог без дополнительных инвестиций в инфраструктуру за счёт оптимизации «нитки» графика и его сопряжения с графиками пассажирского движения на сети.

Кстати, уже разрабатывается следующая модель скоростной двухосной тележки с улучшенными характеристиками. В ней нагрузка будет увеличена до 21 тонны на ось при скорости 140 км/ч и до 18 тонн на ось при скорости 160 км/ч. А в ОАО «РЖД» уже утверждены технические требования к электровозу для ускоренной перевозки контейнеров. Это позволит увеличить составность поезда до 71 условного вагона, в то время как действующий парк пассажирских локомотивов позволяет перевозить в составе только 30 вагонов.

– А позволит ли состояние инфраструктуры?

– На сети дорог, особенно в европейской части, есть достаточное количество участков, где выдерживается скорость движения пассажирских поездов. И это обстоятельство позволит сократить сроки доставки грузов новым подвижным составом в два раза.

– У новых платформ, по-видимому, уже есть заказчик. Сколько планируется их выпустить?

– ОАО «Трансмаш» и ООО «КСТ» заключили соглашение о намерениях по производству 2800 вагонов-платформ модели 13-6954 до конца 2019 года. ООО «КСТ» – инвестор, технологический партнёр и главный идеолог проекта. Сегодня наиболее заинтересованным и перспективным конечным заказчиком такого подвижного состава является «Почта России». В качестве пилотного его использования выбрано направление Китай – Россия – Европа, также рассматривается маршрут Москва – Владивосток – Москва.

«Почта России» планирует ежедневную отправку поезда с 30 платформами по маршруту Замын Уд (Монголия) – Наушки – Москва – Брест. По расчётам, для организации такого сервиса потребуется 480 вагонов.

Надеемся, что успешный запуск пилотного маршрута убедит переходить на новый подвижной состав других участников рынка контейнерных перевозок, тех, кто обслуживает трансконтинентальные маршруты. Скорость – это важный фактор в конкуренции.

Как уже сообщал Gudok.ru, ОАО «Трансмаш», входящее в структуру ЗАО «Трансмашхолдинг», и ООО «Комплексные скоростные технологии» заключили контракт на поставку скоростных вагонов-платформ летом 2016 года. Соглашение, подписанное в ходе международной выставки InnoTrans 2016 в Берлине, предусматривает производство на предприятии в городе Энгельсе Саратовской области уникального подвижного состава – скоростной платформы модели 13-6954 для перевозки крупнотоннажных контейнеров. Предел конструкционной скорости для эксплуатации платформы установлен на уровне 160 км в час.

Проект реализуется в соответствии со Стратегией развития железнодорожного транспорта РФ до 2030 года.

Скоростной вагон-платформа модели 13-6954 предназначен для перевозки одного контейнера 40 или 45 футов, в том числе рефрижераторного контейнера с автономной дизель-генераторной установкой.

На первом этапе эксплуатация вагона-платформы 13-6954 предполагается в составе скоростного поезда постоянного формирования с тягой пассажирскими локомотивами.

Валерий Осипов

Россия. ЦФО. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 26 июня 2017 > № 2222409 Владимир Антонов


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 15 июня 2017 > № 2208993 Юрий Кузнецов

Встретим туристов и... «гастролёров».

На Кубани стартовал курортный сезон! Горячие дни ожидают не только отдыхающих, но и сотрудников полиции. О специфике работы в летний период «Щиту и мечу» рассказал заместитель начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю - начальник полиции полковник полиции Юрий Кузнецов.

- Юрий Юрьевич, из-за наплыва туристов численность населения края резко возрастает. Как сотрудники справляются с увеличением нагрузки?

- В этом году, как и ранее, мы задействуем приданные силы из других регионов. На курортах Черноморского и Азовского побережий сформированы дополнительные патрули из сотрудников полиции и казачества.

Вместе с коллегами-силовиками мы проводим профилактические мероприятия по всем направлениям: антитеррористическая безопасность, безопасность дорожного движения, предупреждение имущественных преступлений. Наша задача - создать условия для комфортного отдыха.

- А как вы заботитесь о безопасности несовершеннолетних? Детские здравницы региона отвечают установленным требованиям безопасности?

- Совместно с подразделением вневедомственной охраны Росгвардии мы провели дополнительные обследования санаторно-курортных комплексов. Под особым контролем детские учреждения отдыха. Проверяющие выявили недостатки в обеспечении антитеррористической безопасности. Кроме того, некоторые здравницы оказались не оснащены видеокамерами и кнопками экстренного вызова полиции. Сотрудники выдали предписания на устранение пробелов.

В этом году под опекой подразделений вневедомственной охраны Росгвардии и частных охранных организаций находятся 530 объектов.

В круглосуточном режиме работают инспекторы по делам несовершеннолетних. Им предстоит обеспечивать безопасность не только в местах отдыха детей, но и на улицах. Таким образом мы реализуем так называемый детский закон.

- В городах Кубани полиция установила на улицах мобильные устройства, с помощью которых стражей порядка можно вызвать нажатием одной кнопки. Насколько эффективны современные технологии?

- Экстренная связь «гражданин - полиция» есть в 16 городах Краснодарского края. Больше всего таких терминалов в Геленджике, Сочи, Краснодаре, Новороссийске и Армавире. Чем они полезны? Например, грабитель ночью вырвал мобильный телефон у прохожего. Как позвонить в полицию? В подобных ситуациях мобильные устройства как никогда актуальны. Особенно хорошо экстренная связь зарекомендовала себя на Черноморском побережье. Мы рассматриваем возможность установить оборудование и в других населённых пунктах.

Очень эффективно работает и АПК «Безопасный город». Благодаря поддержке муниципальных образований в городах и населённых пунктах установлено 4 тысячи камер видеонаблюдения. С их помощью в текущем году полиция раскрыла 130 преступлений, выявила 2,5 тысячи административных правонарушений.

- Юрий Юрьевич, полиция края ежедневно рапортует об изъятии некачественной алкогольной продукции на побережье. Но в то же время курортник без труда найдёт погребок, где из бочки нальют «местного вина» сомнительного производства. Кто регулирует сферу алкогольной торговли? Неужели эта роль отведена только силовикам?

- Чтобы не допустить провоза на территорию края и выявить факты незаконной реализации спиртных напитков, мы работаем в тесной связке с другими силовыми структурами, муниципалитетами, контролирующими ведомствами. За последние месяцы выявили 1700 административных правонарушений, изъяли из незаконного оборота 460 тысяч литров алкоголя, вынесли штрафов на 2,5 млн рублей.

В апреле на подготовительном этапе операции «Курорт» сотрудники полиции обнаружили в г. Славянске-на-Кубани 74 тонны фальсифицированной алкогольной продукции, в г. Темрюке - 25 тонн.

В одном из цехов на бывшем винзаводе Красноармейского района в июне полицейские обнаружили и изъяли 18 тонн опасного алкоголя.

Такие факты не единичны. Поэтому на побережье работают специально созданные оперативные группы. Ежедневно они изымают тонны суррогата.

- Пробки на дорогах к морю с каждым годом становятся длиннее! Ситуацию обостряют и бесконечные ремонтные работы. Понятно, что проблему одними свистками и жезлами не решить. Что делает полиция, чтобы разгрузить трассу?

- Согласен, что эта проблема требует управленческих решений. С каждым годом на курорты Кубани приезжают всё больше туристов. Многие на личном автотранспорте. Трассу «Дон» построили в 60-е годы, и сегодня она не удовлетворяет потребности. В курортный сезон по ней ежесуточно проезжает 50 тысяч автомобилей! Магистраль нуждается в безотлагательной реконструкции!

На наиболее сложных участках под палящим солнцем пробку «разруливают» инспекторы-регулировщики. В местах производства дорожных работ сотрудники контролируют, как организовано движение. Полицейские проверяют, насколько обоснованно ограничено движение в таких зонах.

Летом за дорожной обстановкой ежесуточно наблюдают 400 сотрудников ГИБДД. В горячий сезон они служат в круглосуточном режиме.

- Курорт притягивает преступников разных мастей. Пока мошенники пользуются доверчивостью отдыхающих, квартирные воры «обчищают» пустующие жилища. Какие контрмеры предпринимает полиция?

- О визитах в наш край «гастролёров» мы знаем заранее благодаря оперативной информации. Стараемся безотлагательно установить и задержать непрошеных гостей.

Я уже говорил, что летом особую тревогу у нас вызывают преступления имущественного характера. Чтобы их предотвратить, работаем на упреждение. Мы анализируем географию преступлений. Затем составляем маршруты патрулирования наружных нарядов через неблагополучные районы.

Признаюсь, кражи - это бич каждого курорта. Преступники пользуются тем, что отдыхающие расслабляются. Чаще всего воруют мобильные телефоны, планшеты, бумажники. Совет один - быть более внимательными! Не оставлять в автомобиле ключ зажигания, сдавать на пляже ценные вещи в камеру хранения. И не забывать об оставленном жилище: уезжая в отпуск, лучше всего ставить его под охрану. Ну а если всё же вы пострадали от злоумышленников, незамедлительно сообщать об этом в полицию!

Мария ПИРОГОВА

Наша справка

Согласно сведениям Министерства курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края, в 2016 году регион посетили 15,8 млн отдыхающих. В 2017 году в крае в летний период ожидается увеличение турпотока на 1,5-2 %. Санаторно-курортный комплекс Кубани объединят 3,5 тысячи предприятий: санатории и пансионаты с лечением, детские лагеря, гостиницы и гостевые дома, базы отдыха, кемпинги.

Туристы предпочитают восемь городов и районов - Сочи, Туапсе, Геленджик, Новороссийск, Анапу, Горячий Ключ, Ейский и Темрюкский районы. Общая численность постоянно проживающего населения в городах-курортах составляет 1,5 млн человек, из которых 400 тысяч - дети. Летом общее количество граждан в курортной зоне края увеличивается в пять раз и составляет 5,7 млн человек.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 15 июня 2017 > № 2208993 Юрий Кузнецов


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190603 Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: Украина вернет Крым раньше, чем этого хотели бы в Кремле

Один из лидеров крымских татар уверен, что Украина вернет полуостров в недалеком будущем.

Лилия Рагуцкая, Апостроф, Украина

Украина уже опаздывает с созданием крымскотатарской автономии, но именно это могло бы стать в будущем главным аргументом в деле возвращения оккупированного полуострова, уверен народный депутат, председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. О задержаниях и анонимных письмах-доносах в Крыму, перспективах освобождения полуострова и том, как наказать тех, кто сотрудничал с оккупационными российскими властями, один из лидеров крымских татар рассказал во второй части интервью «Апострофу».

Первую часть интервью читайте здесь: Есть два способа нанести удар по России – Рефат Чубаров о Крыме и том, как убрать Путина

Лилия Рагуцкая: Как вы оцениваете усилия украинской власти на международной арене, направленные на то, чтобы вернуть Крым? На ваш взгляд, делается все возможное или можно было бы и больше?

Рефат Чубаров: В этой ситуации, я думаю, сколько бы ни делалось — мы всегда можем говорить, что этого мало. И, мне кажется, первое, в чем можно упрекнуть власть — это в том, что с осени 2014-го или, по крайней мере, с 2015 года, ни в коем случае нельзя было отделять ситуацию на Востоке Украины от ситуации в Крыму. Нельзя отделять вопрос восстановления контроля над отдельными районами Донецкой и Луганской областей от вопроса возвращения Крыма. Я об этом всегда открыто говорю.

Я могу понять причины, почему появились Минские соглашения, в частности Минск-1. 2014 год был страшным для Украины. Возможно, мало кто осознает, насколько страшным. Но я действительно тогда чувствовал (и сегодня уверен, что не ошибался), что Украина тогда была на грани потери своей суверенности. Я хотел бы, чтобы военные историки, в конце концов, отдали должное добровольческим батальонам, которые тогда не допустили этого. Они были разные. И люди там были очень разные. Там были и авантюристы, и кто хочешь. Но все они защитили Украину. Если бы не было тогда добробатов, я думаю, ситуация сегодня была бы куда хуже.

И потом некоторые катастрофы, тот же Иловайск — все это привело к возникновению паники и значительному ухудшению ситуации. Я видел, что тогда происходило в Администрации президента. И кто бы что ни говорил, но если бы Петр Порошенко тогда как президент не принял несколько важных решений, за которые его сегодня очень критикуют, я не знаю, кто бы удержал ситуацию в Украине. И можно ли было бы это сделать вообще.

Но… Тут, знаете, включается вот это украинское «но». Уже через год, когда уже продвинулась армия, когда уже начало приобретать определенные очертания профессиональное сдерживание агрессора — тут уже можно и нужно было делать некоторые поправки к предыдущим позициям. И надо было убеждать и объяснять нашим западным партнерам.

Путин всегда импровизирует. И он имеет много различных интерпретаций своих предыдущих позиций. Он не связывает свои действия предыдущими обещаниями. И делает это нагло, даже с каким-то маниакальным удовольствием. А мы очень тверды в своих обещаниях. Это хорошо, когда имеешь дело только с западными партнерами. Но в некоторых моментах нас западные партнеры поставили в неловкое положение. В первую очередь, власть.

Я снова возвращаюсь к вопросу оккупированного Крыма и событиям на Востоке Украины, неконтролируемых районов Донецкой и Луганской областей. Я не знаю, как, но нам надо вернуться к тому, что должно быть единственное требование. Мы не можем рассматривать вопрос восстановления границ Донецкой, Луганской областей, проведения каких-то выборов, особого статуса этих территорий отдельно от вопроса возвращения Крыма. Мы должны говорить об одном, и очень четко: о восстановлении территориальной целостности украинского государства в пределах границ, признанных международным сообществом. Включая Автономную Республику Крым и город Севастополь. У нас должна быть одна цель, оформленная по единой формуле для всех международных площадок, — деоккупация Крыма и восстановление территориальной целостности Украины.

Я понимаю, что это в какой-то мере усложнит сегодняшнюю ситуацию. Потому что это якобы даст какие-то преференции Путину, он будет снова выпрыгивать из штанов и говорить: «Видите, Украина не хочет выполнять Минские соглашения! Украина не является договороспособной!» И так далее. Но мы должны просто отойти и честно в глаза всем говорить: «Слушайте, мы ничего не хотим, кроме восстановления своей целостности. Это наше право».

— Тем более, что весь мир это наше право вроде как признает…

— Это не упрек власти, но в этой части, думаю, просто надо набраться мужества всем — и Кабинету министров, и президентской институции, всем — и сказать, что у нас в Украине есть единственная задача — восстановление территориальной целостности. Но не по очереди, а вместе. Потому что поочередно Путин не даст.

— А насколько вообще вероятно, по вашему мнению, что Крым вернется в Украину при нашей с вами жизни?

— Здесь я всегда и очень уверенно говорю: это произойдет гораздо раньше, чем этого хотели бы в Кремле.

— Раньше, чем никогда? Потому что они вряд ли планируют отдавать украденное…

— Это будет гораздо раньше.

— Как скоро, есть предположение?

— Это будет при нашей жизни. Мы вернемся в Крым — иначе и быть не может.

— Для этого Российская Федерация должна распасться? Или что должно произойти?

— Разные могут быть варианты. Если бы и распалась, мы бы, я думаю, не очень жалели бы. Главное, чтобы это было во благо им самим.

Знаете, века существования Российской Империи, потом советской империи в таких огромных по объемам территориях уже окончательно продемонстрировали: они не способны управлять такими масштабами. Ничего здесь нет страшного. Пусть берут свои исторически связанные земли, которые отвечают, возможно, определенному этапу развития Российской Империи — и пусть там налаживают жизнь. Я думаю, что много народов, которые против своей воли удерживаются в Российской Федерации, тоже будут очень счастливы от такого развития событий. Там есть Татарстан мощный, есть Башкирия, есть буряты, есть удмурты, есть Кавказ.

Но я понимаю, что все это должно происходить под тотальным внешним контролем. И снова — не надо пугаться таких сроков. Потому что речь идет о ядерном оружии, которое сегодня находится в руках у людей, которые не ценят ни своей жизни, ни настоящего, ни будущего своего народа. И, тем более, их не волнует существование и будущее их соседей. И это надо взять под контроль.

— Достаточно длительное время идет дискуссия о том, что на полуострове необходимо создать национальную крымскотатарскую автономию. И, судя по заявлениям чиновников, эта идея имеет поддержку власти. Почему это важно сделать именно сейчас? Или сначала, возможно, надо было бы освободить Крым? В какой очередности, по вашему мнению, эти события должны происходить?

— Это надо было делать уже вчера! Смотрите, когда международное сообщество уже будет выходить на какие-то более-менее приемлемые формулы решения глобального кризиса, наступившего вследствие военной агрессии России против Украины, все будет решаться за столом переговоров в различных вариациях. Возможно, это будет в ООН, возможно, будут специальные конференции собираться — региональные, мировые. Я вижу возвращение Крыма в результате не военных, а дипломатических действий. Но понимаю и то, что участие в будущей судьбе Крыма примет ряд мощных игроков.

— Которые, возможно, будут претендовать на полуостров?

— Нет, я думаю, что они просто будут использовать Крым как один из инструментов, в том числе для удовлетворения своих интересов. Для этого не обязательно посягать на полуостров. Это могут быть и политические интересы, и региональные.

— О каких игроках вы говорите?

— Это США, Европейский Союз, Турция, Украина, Россия. Грузия, Румыния, Болгария. А почему нет? Это черноморские страны… Они все будут иметь разный вес. Не обязательно все будет именно так. Возможен большой перечень стран или даже региональных организаций, созданных по другой формуле. Тот же ЕС или, скажем, НАТО. И каждый из этих игроков будет объявлять свои подходы, принципы. А некоторые будут приводить мотивацию, почему Крым должен принадлежать той или иной стране. Речь будет идти об Украине и о России.

— Но разве не очевидно, кому должен принадлежать Крым? Разве сейчас у кого-то, кроме России, конечно, есть хоть малейшие сомнения по этому поводу?

— Понятно, что наши позиции наиболее прочны. Они основываются на международном праве. Но когда мощные игроки ищут путь к компромиссу, то — и в истории так случалось нередко — игнорируется существующее международное право. И нарабатывается, создается какое-то исключение из этого права, которое затем само становится правилом. Вспомните, как делили мир и страны на Ялтинской конференции 1945 года…

И в этой ситуации к тем мотивам, которые будет использовать Украина относительно нерушимости границ, территориальной целостности, можно добавить сверхмощный аргумент: право коренного народа на самоопределение. Ни у кого из других стран, которые в той или иной форме будут на что-то претендовать, нет возможности выдвинуть подобный по значимости аргумент.

Только в распоряжении Украины есть этот мощнейший рычаг — право коренного народа на самоопределение. Ни у кого больше. И поэтому мы должны быть готовы к таким переговорам. В нашем арсенале должно быть одобренное собственное украинское право, нормы украинского законодательства. И поэтому мы говорим о внесении изменений и дополнений в Конституцию Украины относительно Автономной Республики Крым и города Севастополя. Мы говорим о принятии законов, которые определили бы статус крымскотатарского народа в Украине, о законе по поводу коренных народов в нашем государстве.

Разумеется, это также будет работать на восстановление прав крымскотатарского народа — на то, чего мы так и не смогли добиться в течение 23 лет.

— Но, смотрите, вы сами говорите о том, что в таких ситуациях иногда игнорируется даже международное право, а устоявшиеся нормы меняются и переписываются. Так где гарантия, что будет принято во внимание это решение, принятое Украиной в то время, когда она не имела контроля над полуостровом?

— Вы можете не поверить, но гарантией являются как раз крымские татары. 300-тысячная община. Право этой общины может быть воспринято международным сообществом как раз как рычаг, который перетягивает весы на сторону Украины. Ибо, как бы там ни было, насколько бы иррациональным не был мир и насколько иногда не были бы циничными поступки некоторых государств, но в этом мире (и дай Бог, чтобы он таким был еще долго) еще никто не решался вслух грубо сказать «нет» естественным правам целостной нации. В этом случае — коренной нации Крыма. Никто, кроме России, конечно.

И я уверен, что международное сообщество, наоборот, просто с облегчением вздохнет и скажет: «Да, это их право. И они хотят остаться в Украине». Все идет одно к одному. Нарушение международного права, нарушение границ и, главное, — принципов, которые были установлены после Второй мировой войны — это все сделала Россия. Россия нарушила все свои обязательства, в том числе договор с Украиной. То есть здесь и так очевидно, что Крым — это украинская земля. Но если там будут каким-то образом приплетаться другие сентенции — какие-то «духовные скрепы» и тому подобное — тогда пригодится уже этот рычаг, крымскотатарский.

То, о чем я говорю, очень серьезно. И я хочу, чтобы украинский политикум это понял. В истории были такие времена, когда, казалось бы, не очень мощные факторы занимали свое место — и, в конце концов, меняли ход истории. Так будет и в нашей ситуации.

— Недавно вы заявили, что собираетесь ехать на суд по делу Ахтема Чийгоза. Что такую возможность имеете благодаря гарантированному российским правом вам как свидетелю иммунитету. Неужели после того, как Россия так нагло нарушила Будапештский меморандум, после того, как Кремль наплевал на все возможные международные соглашения и договоренности, вы действительно верите в то, что вам предоставят такой иммунитет? (интервью было записано 17 мая, позже крымский суд отказал защите в вызове на допрос Рефата Чубарова, — «Апостроф».)

— Мой заместитель, мой давний товарищ Ахтем Чийгоз с 29 января 2015 года за решеткой. Его обвиняют в том, что он был одним из участников митинга в поддержку территориальной целостности Украины, который состоялся 26 февраля 2014 года. Уже прошло более 115 судебных заседаний, выступили более чем 150 свидетелей со стороны обвинения. Ни один из этих свидетелей, за исключением одного негодяя, не дал обвинительных показаний против Ахтема. Хотя там очень разные свидетели.

Теперь началась часть процесса, когда выступают свидетели защиты. Мы понимаем, что это оккупационный суд, что решение там уже готово. Это все мы понимаем. И, в первую очередь, понимает это все Ахтем. Но в то же время чрезвычайно важно, чтобы в этих судебных заседаниях мы просто фиксировали отражение позиций всех сторон — пусть даже и в такой пародии, как оккупационный суд. Это нам обязательно понадобится, прежде всего, в ходе международных трибуналов, где, я убежден, будут судить в свое время преступников, которые оккупировали Крым.

В российском законодательстве есть норма, которая гарантирует иммунитет приглашенному в качестве свидетеля, общественного защитника или эксперта, если его приглашают из-за пределов Российской Федерации. Это статья 456 Уголовно-процессуального кодекса РФ. И адвокат Чийгоза Николай Полозов обратился ко мне с предложением дать согласие на выступление в суде в качестве свидетеля. Я такое согласие подписал и отправил ему. Он теперь выступит на суде с моим заявлением, и, если суд примет в отношении меня положительное решение и пригласит меня выступить, то российская сторона должна это оформить через Министерство юстиции в Украине. Они обратятся с этой просьбой. И тогда мы обсудим вопросы предоставления гарантий в соответствии с этой статьей. Если такие гарантии будут предоставлены, я смогу поехать в Крым и выступить непосредственно на суде.

Мы, группа депутатов, встречались с руководителем специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине, господином Эртугрулом Апаканом, говорили о войне на Востоке Украины. И в ходе нашей встречи я обратился к нему с тем, что я ожидаю положительного решения того незаконного суда, который происходит в Симферополе. И в случае, если мы получим вызов со стороны Российской Федерации, я обращусь к его миссии с тем, чтобы они рассмотрели возможность моего сопровождения одним из сотрудников этой миссии. Просто, чтобы он был при мне наблюдателем, не более. То есть он выполняет свою роль, наблюдатель ОБСЕ, но при моем передвижении через административную границу и уже по оккупированному Крыму, чтобы быть свидетелем провокаций или избежать провокаций. Они это приняли к сведению. Если будет официальное согласие оккупационной власти, то я так и буду действовать.

— Но вы понимаете, риск остается весьма серьезный?

— Знаете, я честно скажу, я долго думал над этим. Те люди, которые сейчас в Крыму — я говорю о крымских татарах, в первую очередь, которых я знаю гораздо лучше, я знаю просто, что они делают сейчас — являются настоящими героями. Они изо всех сил держатся за крымскую землю. Мы настолько долго были в изгнании и настолько трудно возвращались, что должны сделать все, чтобы избежать нового такого вытеснения или изгнания из Крыма. Ахтем Чийгоз, когда я последний раз с ним виделся, когда он приезжал ко мне в Киев, уже чувствовал, что его арестуют. Я ему сказал: «Давай подумаем… Возможно, ты не поедешь?» Он сказал: «Можно сделать и так, но кто там останется?» Это его слова. И он поехал в Крым, домой, где через несколько дней был арестован.

Я не думаю, что они пойдут на такие прямые тотальные методы, они будут стараться выполнять свое законодательство не потому, что они хотят его выполнять, а потому, что в этой ситуации дешевле его выполнить, чем не выполнить. У них сейчас такая ситуация с решением международного суда (Международный суд ООН в Гааге, который недавно обязал Россию прекратить притеснения крымскотатарского народа в оккупированном Крыму, — «Апостроф»). Мы знаем точно, что они его исполнять не будут. Но они еще не знают, как его не выполнить, в этом и заключается проблема для них.

— Кстати, притеснения, репрессии усиливаются со временем?

— К сожалению. Буквально сегодня утром (интервью записывалось 17 мая, — «Апостроф») один из моих заместителей Нариман Джелялов и Леммар Юнусов были вызваны в прокуратуру и получили так называемое предупреждение в очередной раз. В канун 18 мая (День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа, — «Апостроф») они всех членов Меджлиса вызвали. Эмине Авамилева (Леммар Юнусов и Эмине Авамилева — члены Меджлиса, — «Апостроф») больная дома была, так к ней приехали как будто в гости и вручили ей такое сообщение. Это такое морально-психологическое давление на членов Меджлиса.

Для Руслана Зейтуллаева, одного из крымских татар, которого обвиняют якобы в подготовке террористических актов, прокурор потребовал 17 лет — ему дали 7. Прокурор обжаловал это решение Северо-Кавказского военного окружного суда, и Руслану дали 12 лет. Прокурор обжаловал этот приговор и снова требует 17 лет заключения для Руслана Зейтуллаева. Это все делается для того, чтобы просто раздавить людей, чтобы они просто не осмеливались даже подумать о своем несогласии с оккупантами, а не то, что выходить на улицы.

— Из СМИ мы знаем, что, когда с обысками приходят, очень часто ссылаются якобы на анонимные доносы. Это 1937-й год возвращается?

— Получил сообщение от ребят, что главного редактора газеты «Авдет» Шевкета Кайбуллаева вызвали в прокуратуру, сказали, что это связано с тем, что на него есть письмо, в котором сказано, что он готовит террористический акт. В связи с этим от него требуют письменных объяснений для начала, а он требует, чтобы ему показали это письмо. На что получает ответ, что по российскому законодательству это невозможно. Так было и с моими родственниками.

Действительно, людей вызывают и говорят, что «на тебя пришло письмо, и в этом письме гражданин Л. или еще какой-то утверждает, что у тебя дома…» — и пошло-поехало. И человек должен объяснять.

— Но это может быть просто надуманное основание, а на самом деле этих писем и нет?

— Нет, они есть, но они могут быть организованы, это правда. Физически они есть — это точно, там есть свои системы, и когда очень будет нужно кому-то его показать, они его покажут, но оно организовано, это письмо. Возможно, человека такого нет, от имени которого это письмо написано, но само письмо есть.

— Разжигают сейчас оккупанты рознь между крымскими татарами, например, и россиянами, украинцами в Крыму?

— Знаете, ежедневного утверждения таких идей, которые бы у людей создавали образ всех крымских татар как врагов, нет. Используется такой метод, который использовался в советские времена: есть плохие крымские татары, а есть добрые, хорошие крымские татары. И хотя они пытаются это делать точечно и филигранно, но очень часто срываются, демонстрируя истинное лицо российского шовинизма, поэтому у людей устоялось такое понимание, что они — враги нам.

Я вам расскажу, чтобы это просто объяснить. Есть случаи — они не единоразовые, и они не прекращаются — когда людей задерживают по определенным признакам, которые намекают на их веру или этническую принадлежность. Последний раз на симферопольском рынке они задерживали всех мужчин неславянской внешности. С бородами — так всех без исключения. Забирали их в отделение полиции и там уже устанавливали их личности. У многих брали отпечатки пальцев и слюну на анализ. Это у них такие подходы. И сразу по базару разнесся слух, что арестовывают крымских татар или мусульман.

Были неоднократно случаи, когда людей сотнями арестовывали возле мечетей после завершения молитвы. То есть, когда люди молились, мечеть окружали, на автобусах приезжали 2-3 сотни полицейских, устанавливали коридор и всех мужчин забирали. И устанавливали, опять же, их личность. Но ни одного такого случая не было возле русской православной церкви. Это снова говорит о том, что есть такие направленные репрессии. Я не буду говорить о той пропаганде, которая каждый вечер льется в адрес Меджлиса, «плохих крымских татар», Джемилева, Чубарова… Это каждый вечер происходит. Дня не проходит, чтобы наши фамилии не звучали с крымских экранов.

— Кстати, что вы самое дикое о себе слышали в этих эфирах?

— Я уже настолько на это не обращаю внимание… Много всего было. Но они не могут выйти за рамки классических методов, которые мы знаем и переживали еще при советской власти.

Как правило, они говорят о том, что мы работаем на ЦРУ, что мы агенты… Все зависит от того, кто о нас что говорит. Если это российские центральные телевизионные каналы, то там всегда связано с антиамериканизмом, с антиевропейскими выпадами. Если это какие-то местные каналы, основная «претензия» — то, что мы служим украинству, что мы уже не крымские татары и прочее.

— Когда мы вернем Крым, как, по вашему мнению, Украина должна разобраться с теми, кто ходил на тот «референдум», кто кричал «Крым — это Россия», кто сотрудничал с оккупантами? Что с ними делать?

— Мы должны сейчас разрабатывать законодательство… Это, кстати, к вопросу, не опаздываем ли мы… Мы должны разрабатывать законодательство, где очень четко должны быть прописаны действия и ответственность за эти деяния. При этом я уверен, что государство должно наказать этих людей, которые способствовали оккупации, которые укрепляли оккупантов. Для таких людей уголовная ответственность должна быть неизбежной. Я не думаю, что таких людей будет очень много среди жителей Крыма, но их наберется несколько тысяч…

В то же время надо будет четко определить должности и людей на этих должностях, которых нельзя будет привлечь к уголовной ответственности, но они должны подпасть под какую-то люстрацию. Скажем, директор школы, который до оккупации работал на этой должности и продолжал работать, организовывать учебный процесс для детей и тогда, когда оккупанты пришли. Понятно, что все программы, содержание этих программ изменилось совершенно. Что этот директор прославляет Путина и прочее. Но должен ли этот человек нести уголовную ответственность? Должны ли нести ее учителя, врачи?.. Я думаю, что организаторы в этих сферах, то есть директора, главврачи, должны просто получить какие-то ограничения на определенный срок, на 5 лет, 3 года, не больше. Потому что, выполняя свои должностные обязанности, они переходили некоторые границы, и моральные, и, возможно, административные, но без этого они бы не работали. А так они все же организовывали, обеспечивали обучение детей.

Можно и нужно посмотреть и по другим. Те люди (кем бы они ни были), которые заехали на полуостров вопреки украинскому законодательству после 20 февраля, возможно, 27 февраля, возможно, 16 марта 2014 года, когда был сымитирован якобы «референдум» — все, кто поселился в Крыму с оккупационных времен, обязаны немедленно выехать. Там никаких не может быть послаблений. Все, кто осуществлял какие-то операции по скупке, продаже недвижимости, кто строил какие-то объекты, поселился в Крыму — и все это происходило в нарушение законодательства Украины — эти люди совершили преступление. Им просто лучше уехать. Если они не поедут, то мы их должны просто оттуда депортировать.

— Нам даст мир это сделать?

— А нет другого пути! Они туда уже завезли 200 тыс. россиян.

— Какой, по вашему мнению, реально процент поддержки России в Крыму сегодня?

— Я вам скажу, что на так называемый «референдум» 16 марта 2014 года пришло 34% людей. Это наши данные. Я мог бы их поставить под сомнение, поскольку эти данные были нами получены через СБУшников, которые еще колебались на тот момент с переходом на сторону противника в Крыму. Буквально через день я уже имел эти цифры. 16-го был «референдум», а 18-го утром я уже их имел. Я бы мог их поставить под сомнение, если бы не московская правозащитница и исследовательница Светлана Ганнушкина (кстати, она у меня была преподавателем в институте, когда я учился в Москве). Она занимается правами человека, и она сделала анализ по всем данным. Уже после «референдума» она вышла на цифру 40% тех, кто пришел на него. Вот и все. Из этого делайте вывод. Тем более, из тех, кто пришел на «референдум», не все голосовали за Россию, там были такие, которые поверили, что там вроде другой вопрос тоже есть.

— Поверили, что есть другие варианты?

— Да, что есть варианты.

— Интересно, через три года не стало у крымчан меньше радости от «возвращения в родную гавань» наконец? Не прозревают еще?

— Жители Крыма очень разные по своей ментальности. Для значительной части из них Крым — это некая территория, где им было комфортно жить. Собственно, только по этой причине они там и поселились. В любой момент, когда они перестанут его считать таковым, они покинут Крым. Теперь они в больших раздумьях, как быть дальше. Среди таких людей растет разочарование Россией, но они не готовы еще признавать свою паскудную роль в ее приходе на крымскую землю. Это те, за кого у меня голова не болит, они всегда найдут место, где им лучше. Таких я называю, извините, перекати-поле.

Очень непростое положение у тех, кто не принял и не примет российскую оккупацию. Ситуация для таких людей с каждым годом усложняется. Им необходимо выживать при любых условиях, потому что они не думают покидать Крым. И наиболее трагичным является положение крымских татар, поскольку они стали объектом системной дискриминации и репрессий со стороны российских оккупантов. Понимая, что Россия имеет целью вытеснение крымских татар за пределы Крыма, они осуществляют сопротивление присущим им ненасильственным способом борьбы.

При этом все ждут от Киева каких-то решительных действий, которые бы оправдали их ожидания. А эти ожидания известны — чтобы Россия поскорее ушла из Крыма.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190603 Рефат Чубаров


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > regnum.ru, 25 мая 2017 > № 2196967 Гойко Митич

Гойко Митич — Золотой Витязь России

Эксклюзивное интервью для ИА REGNUM

«Этот молодой наверняка знает, где спрятано золото», — кто из бывших советских ребятишек не знает, что именно с этой фразы начинается легендарный фильм трилогии «Сыновья Большой Медведицы» — «Токей Ито»! «Если что случится, за все ответит краснокожий», «Я хочу выкурить трубку мира и поговорить о справедливости», — эти слова многие матери Советского Союза часто слышали в открытые окна квартир, когда их дети во дворах играли в индейцев.

В рамках МКФ «Золотой Витязь» в среду 24 мая во вновь открытом после многих лет упадка кинотеатре «Москва» города Севастополя проходила творческая встреча с лучшим в мире индейцем Гойко Митичем. Перед встречей был показан любимый в детстве, но, честно говоря, несколько подзабытый фильм, снятый больше 50 лет назад. Я как будто вновь вернулась в октябрятское детство, когда всего лишь за 10 копеек можно было перенестись в мир раскаленных прерий, полный опасностей и романтики.

Этому сегодня способствовала вся окружающая обстановка. Кинотеатр «Москва» по своей архитектуре и внутреннему устроению, продуваемому всеми ветрами зрительному залу, напоминает советский Дом культуры времен позднего застоя, когда вокруг все пришло в запустение. В Севастополе не так много кинотеатров, а до присоединения Крыма к России их было еще меньше. Все постепенно, конечно, образуется. «Москва» не сразу строилась, а пока надо отдать должное севастопольским зрителям. При полном отсутствии рекламы кинофестиваля зал был полный, люди даже сидели на ступеньках. После показа зрители долго аплодировали. Двадцатисемилетний Гойко Митич с обнаженным торсом, мягкой походкой барса и строгим, но справедливым взором заставил зрителей забыть о некомфортном зале, пожилых перенестись во времена молодости, а молодых — восхититься живым мастерством актера при полном отсутствии убивающих естество жизни спецеффектов.

Восточногерманские вестерны создавались, чтобы противостоять засилью американского капиталистического кинематографа. Фильмы про индейцев очень даже вписывались в коммунистическую идеологию. В них были красные и белые, то есть краснокожие и бледнолицые. Причем красные — хорошие, а белые — плохие. Были там глупые американские блондинки, рыжие порочные «женщины с низкой социальной ответственностью» и в противоположность им заботливые матери угнетаемых капиталистами индейцев. Добро и зло имело четкие грани, а так бывает только в детстве. Поэтому и пробирает «Чингачгук» до слез. И слезы эти об утраченных иллюзиях детства, о разрушенной надежде на светлое будущее, которое нам всем обещали, об обществе социальной справедливости, которое мы так и не построили.

Гойко Митичу задавали много вопросов. Но люди обращались к нему не как к актеру, а как к Чингачгуку. Народ до сих пор ассоциирует его с героями немецких вестернов. «Считаете ли вы американцев виновными в геноциде индейцев?» — этот вопрос поставил Гойко в тупик, потому что, по его мнению, индейцы — это и есть настоящие американцы, а геноцид им устроили европейцы, воюя друг с другом — испанцы с португальцами, англичане с ирландцами, французы с итальянцами — за лучшие земли индейцев, отодвинув истинных хозяев прерий на задворки истории.

«А не хотели бы Вы снова сняться в вестерне?» — спросил кто-то из зала. «А кого я теперь смогу сыграть? Я седой!» — усмехнулся актер. На самом деле в 2016 году вышел новый вестерн «Виннету и Олд Шаттерхенд» (Шаттерхенд — тоже персонаж произведений Карла Мая), где Гойко Митич играет старого индейского вождя, у которого есть красивый и молодой сын, как две капли воды похожий на молодого Гойко. Несмотря на единый первоисточник, это уже совсем другой фильм. Он почти карикатурный, в нем нет того духа искренности и безыскусности, который царил в фильмах пятидесятилетней давности. Но что толку говорить о чести, когда речь идет о коммерческих интересах?

По окончании творческого вечера зрители долго не отпускали Гойко, все хотели перекинуться с ним парой слов, сфотографироваться, получить автограф. Но были и такие, кто сам дарил ему подарки. Например, его давний поклонник, очень молодой человек по имени Александр подарил ему новую двухсотрублевую купюру с видом на Херсонес. Несмотря на свою занятость, Гойко Митич дал эксклюзивное интервью корреспонденту ИА REGNUM.

Гойко, расскажите, пожалуйста, нашим читателям о своем детстве, о своей семье.

Я родился в деревне в 1940 году. Отец мой был партизаном. Он не боялся ничего, он все мог отдать за правду. Ему удалось выжить на войне, и он всегда был для меня примером. У меня было две мамы, одна из которых, на самом деле, — бабушка. Бабушка всегда думала, что она лучше знает, как меня воспитывать. Она считала, что мама все делает не так хорошо, как бабушка. Мама ей позволяла делать, как бабушка хотела. Бабушка моя — деревенская женщина, очень хорошая, она всегда брала меня с собой в лес, в поле, на природу, и мама меня с ней отпускала. Я до сих пор благодарен своей бабушке за то, что я ни разу в жизни не закурил. Когда я был маленький, у нас заасфальтировали улицу, и бабушка мне сказала, что если я буду курить, мои легкие станут такими же черными, как асфальт. Я очень испугался. И всегда, когда я видел курящих людей, то представлял их легкие цвета асфальта. Это страшно было. Когда снимался мой первый фильм про индейцев «Сыновья Большой Медведицы», это вызвало большие трудности. Я там должен был курить трубку, а я никак не мог, у меня не получалось. Это был самый тяжелый кадр для меня из всего процесса съемок. 20 раз переснимали. И то плохо получилось — я мало дыма втягивал и выдыхал.

Это хорошо, что я не курю. Когда я рос, у меня был контакт с природой, в 6 лет я научился скакать на лошади. Я занимался спортом. Это пригодилось потом в профессии. В школе я был средним учеником и выделялся только спортивными успехами. Потом была гимназия, это так у нас называется. После гимназии поступил в физкультурный институт.

А как пришли в кино?

Когда я был студентом, в Югославии снималось очень много фильмов. И англичане, и итальянцы, и французы снимали картины. Им нужна была массовка, ассистенты режиссеров приходили в институты и искали среди студентов тех, кто им подходил. А студенты были только рады подработать. Первая моя работа в кино была в английском фильме. Мне повезло, что я умел скакать на лошади. Я был в хорошей физической форме, знал приемы борьбы. Меня и еще нескольких студентов выбрали. Ко мне подошел режиссер и сказал, что я очень похож на актера, который играл главную роль. Я стал его дублером. Меня посадили на лошадь, одели в рыцарский костюм. Это был фильм «Лонселот и Королева». Я должен был ехать на лошади и держать под уздцы еще двух лошадей. Я так раньше не делал никогда. Думаю, если сейчас упаду, то это будет не очень хорошо. Но не упал, слава Богу. Меня заметили режиссеры. Стали давать маленькие роли. А потом были роли чуть больше, потом главные. Так я в кино и остался. Хотя актером быть не хотел.

А как получили первую главную роль?

Это очень интересный момент. Я собирался идти кататься на лыжах, уже стоял в дверях с лыжами, как зазвонил телефон. Я еще думал, брать трубку или не брать. Ладно, думаю, возьму. Там девушка говорит, чтобы я немедленно ехал на студию на пробы. Я ей говорю, какие, мол, пробы, я на лыжах сейчас поеду кататься. Она возмущаться начала: «Какие лыжи?» Получается, что если бы я трубку тогда не снял, то до сих пор бы на лыжах катался.

А кем Вы хотели быть?

Я хотел быть тренером, заниматься спортом. Лыжами. (Смеется). А когда я был маленьким, мечтал стать моряком, капитаном корабля. А бабушка очень хотела, чтобы я стал врачом. Она болела ревматизмом и думала, что я смогу ее вылечить. Но все вышло иначе.

Вы считаетесь лучшим индейцем мира. А какие еще роли Вам удалось сыграть?

Я много ролей сыграл, но образ индейца — самый главный, самый известный. Зрители хотят меня видеть индейцем. У меня много других хороших ролей. Я играю, кроме кино, еще в театре. Есть такой мюзикл, например, «Грек Зорба», очень интересный. Там надо петь и танцевать. Я там играю.

А как Вы оказались в Берлине? Почему туда переехали?

После окончания работы над фильмом «Сыновья Большой Медведицы», где я сыграл свою первую главную роль, премьера была в Берлине. Этот фильм так понравился в ГДР! 10 миллионов жителей ГДР посмотрели этот фильм. А там всего-то тогда жили 17 млн человек. Очень большой был успех. Продюсер мне тогда позвонил и сказал, что мы сделаем еще один такой фильм, чтобы я не соглашался ни на какие другие предложения. Потом был «Чингачгук», третий фильм был «След сокола». В Берлине мне дали квартиру на волне этого успеха. И я там остался. Стал играть в театре Вальдбюне под открытым небом. Я сыграл Спартака, Труффальдино, сыграл Д’Артаньяна в «Трех мушкетерах». И в «Четырех мушкетерах» я тоже играл. Ринальдо Ринальдини тоже. Позднее я играл в спектакле «Полет над гнездом кукушки», но это уже в другом театре. Там очень хорошая была роль, с интересными монологами. Каждый год в театре под открытым небом выходит премьера. Я в течение 15 лет играл в театре под открытым небом, в котором размещается до 8 тыс. зрителей. Это как стадион.

Вы все время с тех пор жили в Германии?

Все время там жил. Уезжал только на время съемок. Бывал в Советском Союзе часто. В Самарканде снимался, в Минске, в Ялте, на Кавказе. Играл русского партизана, играл маршала Соколовского. Однажды пошутил с одним генералом Советской армии в ГДР. Сказал ему, что выше его по званию.

А сами пробовали писать?

Да, я писал сценарии для двух фильмов про апачей, вместе с режиссером.

Какие Вы испытали ощущения, когда к Вам пришла слава?

Что такое слава, я не знаю. Для меня все это было естественным. Звездной болезнью я никогда не болел.

Возвращаясь к детству. Вы чувствовали, что Вы человек особенный, что сможете дарить людям счастье, положительные эмоции, влиять на них?

Я был очень хорошим мальчиком. Много времени проводил на природе. Прислушивался к ней. Зверей любил, птиц. Я не курил, не пил, этим не интересовался, серьезным был, поэтому, конечно, выделялся на общем фоне. В здоровом теле — здоровый дух, и наоборот. У меня были к себе очень высокие требования. Я был бы очень рад, если бы узнал, что такие ребята есть и сейчас. А то сейчас молодежь смотрит только в гаджеты, даже глаза к небу не поднимает. Это общая проблема молодежи во всем мире. И наркомания очень большая проблема. Жизнь у них проходит мимо, они ее не замечают.

Если у Вас такие высокие требования к себе, значит, и к женщинам высокие требования?

Конечно. Это проблема. Я встречал в жизни разных женщин, но до сих пор еще не женился. Не успел найти такую за 78 лет. Любовь нельзя искать. Она придет сама, она сама тебя найдет. Я жду этого. Сегодня найти настоящего партнера для жизни — это очень сложно. Это, с одной стороны, лотерея, с другой — Божья воля.

Зрители в зале тоже задавали Гойко Митичу вопросы личного характера. Он поделился с ними, что у него есть дочь 23 лет. Он скрывал ее от прессы до совершеннолетия, потому что не хотел, чтобы у нее были проблемы из-за его известности. На вопрос, почему он до сих пор не женат, актер отшутился, дескать, кто меня возьмет такого старого. В общем, с чувством юмора у него все в порядке. А поклонницам, наверное, греет сердце его холостое положение, если это, конечно, правда, и он не скрывает жену, как когда-то дочь…

Людмила Лис

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > regnum.ru, 25 мая 2017 > № 2196967 Гойко Митич


Россия. ЮФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188134 Аркадий Ротенберг

Теневой кабинет Путина и мост в Крым

Почему давний партнер российского президента по дзюдо возглавляет самый амбициозный строительный проект в стране.

Джошуа Яффа (Joshua Yaffa), The New Yorker, США

Весной 2014 года президент Владимир Путин выступил с речью в богато украшенном хрустальными люстрами Георгиевском зале Кремля в честь присоединения Крымского полуострова. «В сердце, в сознании людей Крым всегда был и остается неотъемлемой частью России», — заявил он под оглушающие овации собравшихся. Несмотря на такое триумфаторское заявление, из-за аннексии полуострова Россия столкнулась с серьезнейшей проблемой логистического характера. Речь идет о территориальной изолированности Крыма. Крымский полуостров, по площади примерно равный Массачусетсу, это сочетание песчаных пляжей и покрытых растительностью гор, которые круто обрываются в Черное море. С Украиной он связан узким перешейком на севере, но от России отделен полосой воды под названием Керченский пролив. Украина, которой ранее принадлежал Крым, посчитала российскую оккупацию незаконной и лишила коммерческий и железнодорожный транспорт доступа на полуостров, закрыв единственную автомобильную и железную дорогу.

Путин в ответ созвал совет в составе инженеров, экспертов по строительству и государственных чиновников, чтобы рассмотреть различные варианты соединения Крыма с материковой частью России. Они проанализировали более 90 возможностей, включая подводный тоннель, но в итоге решили построить мост. Российское государство хорошо известно тем, что не очень эффективно следит за повседневной работой своего правительства; для него более естественно осуществлять проекты гигантских масштабов. В рамках этой традиции масштабности и затратности мост должен протянуться на 19 километров и стать самым длинным в стране. А стоить он будет более трех миллиардов долларов. Когда строительство будет завершено, мост станет символом окончательного установления российского контроля над этой территорией и продемонстрирует возрождение геополитической силы страны, готовой бросить вызов сложившемуся после холодной войны миропорядку.

Но строительство моста — это очень затратный, трудоемкий и технически сложный проект. Поэтому вначале были сомнения и вопросы относительно того, кто возьмется за его осуществление. Затем, в январе 2015 года, российское правительство объявило, что руководить проектом будет 63-летний магнат Аркадий Ротенберг, чьи деловые интересы охватывают строительство, банковское дело, транспорт и энергетику. Оглядываясь назад, понимаешь, что этот выбор был очевиден и почти неизбежен. Личное состояние Ротенберга оценивается более чем в два с половиной миллиарда долларов. Основную часть доходов он получает от государственных подрядов, главным образом на строительство тысячекилометровых дорог, газопроводов и прочих инфраструктурных объектов. В прошлом году русское издание Forbes назвало Ротенберга «королем госзаказов», потому что только в 2015 году он получил от государства контрактов на общую сумму девять миллиардов долларов — больше любого другого российского бизнесмена. Но самая заметная деталь из биографии Ротенберга относится к его детству. В 1963 году он в 12-летнем возрасте пришел заниматься в тот самый клуб дзюдо, в котором тренировался Путин. Они стали спарринг-партнерами и друзьями, сохранив тесные связи до сих пор.

Успех Ротенберга — это яркий пример той политической и экономической перестройки, которая произошла в стране за 17 лет пребывания Путина у власти. Ее главной чертой является ослабление одного олигархического класса и создание другого. В 90-е годы клика бизнесменов построила свои корпоративные империи, которые были не особенно преданы государству. При Путине этих людей кооптировали, оттеснили на обочину или силой заставили подчиниться. Новая политика стала предельно ясна и понятна в 2003 году, когда был арестован, а впоследствии осужден глава нефтяной компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский. В то же время, возникла новая каста олигархов, многие из которых поддерживали тесные личные связи с Путиным. Эти олигархи получили возможность накапливать огромные богатства за счет государства, зачастую посредством выполнения высокодоходных государственных контрактов. При этом существовало негласное условие, что их высший долг — служить президенту и укреплять систему, которой он правит.

Крымский мост отличается от других государственных заказов, полученных Ротенбергом. Основное отличие — в том, что он вряд ли заработает на нем большие деньги. «Этот проект не ради прибыли», — сказал мне один московский банкир, специализирующийся на транспорте и инфраструктуре. Он сухо и по-деловому объяснил, как Ротенберг оказался во главе стройки: «Мост необходимо было построить, но все остальные отказались. Это было единственно возможное решение».

Строительство началось в прошлом году. Ротенберг, имеющий репутацию информированного и деятельного управленца, посещает стройку раз в несколько месяцев. Сначала он пролетает над ней на вертолете, а затем проводит инспекцию со свитой инженеров и специалистов по дорожному строительству. Прошлой осенью корреспондент российского государственного телевидения снял хвалебный репортаж о возведении моста. Прогуливаясь с Ротенбергом по одной из построенных секций, он вспомнил о том, что мост назвали «строительным проектом столетия». Оба были в касках и во время прогулки осматривали непрестанно работающие краны, экскаваторы и установки для свайных работ.

У Ротенберга — приземистая, мощная фигура борца и круглое недовольное лицо. Говорит он резко и прямо, и, по всей видимости, не любит заниматься самокопанием. Когда телеведущий начал настаивать на том, чтобы Ротенберг произнес какие-то дежурные фразы по поводу строительства, тот сделал ему такое одолжение. «Кроме финансовой прибыли, которая в бизнесе, конечно же, является признаком успеха, я хочу, чтобы этот проект означал что-то для будущих поколений», — сказал он. Как россияне оценят этот мост, станет известно довольно скоро, ибо первые машины проедут по нему в конце текущего года. Но его значимость для Ротенберга уже сейчас совершенно очевидна. Это тотем его служения государству и его лидеру Путину, а также знак верности их дружбе, которая процветает на стыке государственной политики и крупного бизнеса.

Ротенберг родился в 1951 году в Ленинграде, серьезно пострадавшем в годы Второй мировой войны от длившейся два с половиной года фашистской блокады. Отец Ротенберга Роман был заместителем директора телефонного завода «Красная заря», и его должность давала семье определенную стабильность и комфорт. У них была отдельная квартира, в отличие от многих других семей, проживавших в коммуналках, как Путин. Когда Аркадию исполнилось 12 лет, отец, несмотря на его протесты, отвел сына в спортивную секцию к Анатолию Рахлину, одному из лучших в Ленинграде тренеров по самбо. Это советское боевое искусство, многое взявшее от дзюдо и усовершенствованное офицерами Красной армии в 1920-е годы. В хаотичном Ленинграде секция Рахлина была мощным оплотом дисциплины. Там же занимался Путин. В опубликованной в 2000 году во время первой президентской кампании Путина книге «От первого лица», представляющей собой серию интервью, он рассказал, что тренировки сыграли решающую роль в его жизни. «Дзюдо — это ведь не просто спорт, это философия. Это уважение к старшим, к противнику, там нет слабых. В дзюдо все, начиная от ритуала и заканчивая какими-то мелочами, несет в себе воспитательный момент. Вот вышли на ковер, поклонились друг другу…»

Ротенберг и Путин сблизились, когда участвовали в соревнованиях в Ленинграде, а затем начали ездить на состязания по всему Советскому Союзу. Тренировавшийся вместе с ними отставной сотрудник КГБ Николай Ващилин вспоминает, что они любили шутки и розыгрыши. (Путин рассказывал, что в те годы он был настоящим сорванцом.) Как-то раз, рассказал мне Ващилин, мальчики во время первомайской демонстрации выбежали из переулка и стали бросать кусочки проволоки в воздушные шары, которые несли демонстранты. Другой друг детства вспоминал, как он вместе с Ротенбергом отнимал конфеты и прочую еду у детей помладше в спортивном лагере. Они подкрадывались к ним в туалете, где ребята прятали лакомства от остальных. «Дети сразу пугались и что-нибудь нам отдавали», — рассказал он.

Ради удовольствия и ради дополнительного заработка многие молодые люди из секции Рахлина участвовали в массовках на ленинградской киностудии, где они могли заработать 10 рублей, играя в сценах сражений в патриотических фильмах о Второй мировой войне. «Аркадий показал себя настоящим командиром, — вспоминал Ващилин. — Он расхаживал и всем отдавал приказы, даже ребятам старше него. Он был дерзкий, нахальный и проказливый — семнадцать лет, и уже заводила».

Путин думал о работе в КГБ. Позже он увлеченно вспоминал, что впервые предложил свои услуги, когда учился в девятом классе. Но у Ротенберга были спортивные амбиции. Он поступил в Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени Лесгафта и окончил его в 1978 году, после чего стал работать тренером по дзюдо. В 1990 году Путин, вернувшийся из своей дрезденской командировки по линии КГБ, начал работать в мэрии Ленинграда, который после распада Советского Союза переименовали в Санкт-Петербург. Путин, Ротенберг и еще несколько человек из секции Рахлина собирались вместе несколько раз в неделю, чтобы потренироваться и поддержать спортивную форму.

Для Путина, который и в силу своего характера, и по причине учебы в КГБ с недоверием относится к другим людям, детская дружба, по всей видимости, это единственные подлинные и ничем не обусловленные узы. Вскоре его окружат люди, которым есть что предложить и есть о чем попросить. Умерший в 2013 году Рахлин, давая интервью государственной газете «Известия», так объяснил привязанность Путина к своим бывшим партнерам по дзюдо: «Они — друзья, а Путин в силу своего характера поддерживает такой дух товарищества. Он берет питерских на работу не за красивые глаза, а потому что доверяет проверенным людям». Путин в книге «От первого лица» дал свое объяснение: «У меня много знакомых, а близких людей — наперечет. Они никуда не делись. Они меня никогда не предавали. И я их тоже. Это, на мой взгляд, то немногое, чем стоит дорожить».

Пытаясь заработать денег в непростые 90-е годы, Ротенберг вместе с другом детства из секции Рахлина Василием Шестаковым открыл кооператив по организации спортивных соревнований. «Мы всю свою жизнь проработали в спорте, — рассказывал мне Шестаков. — И вдруг неожиданно случилось такое: перестройка, бизнес, все эти незнакомые слова». Ни тот, ни другой не обладали особыми талантами, чтобы руководить компанией. «Каждый из нас думал, что другой будет что-то делать, — сказал Шестаков. — В результате никто ничего не делал, и наш кооператив развалился». Чуть позже младший брат Аркадия Борис вместе с женой Ириной переехал в Финляндию. Вскоре благодаря связям Ирины в российской газовой отрасли братья стали торговать нефтепродуктами. В 2001 году Ирина и Борис расстались, но она сохранила привязанность к семье Ротенбергов. (Сегодня ее зовут Ирен Лабмер.) «У них — природный интеллект, разумное отношение ко всему, сочетающееся с глубоким изучением вопросов, — сказала она мне. — Все это было привито им в детстве». Ламбер полагает, что бизнес не был для них истинным призванием, а стал случайностью судьбы. «Где бы они были, если бы не развал Советского Союза?— спросила она. — Аркадий руководил бы государственной спортивной организацией. Он от природы управленец. А Борис стал бы успешным тренером».

В середине 90-х Шестаков и еще несколько человек обратились к Путину, работавшему в то время заместителем мэра Санкт-Петербурга, с предложением создать в городе профессиональный клуб дзюдо. Путин одобрил эту идею, а некоторые состоятельные бизнесмены, включая нефтяного трейдера и знакомого Путина по городской администрации Геннадия Тимченко, выделили деньги на эти цели. Ротенберга назначили генеральным директором клуба, который получил название «Явара-Нева». На втором году своего существования клуб занял второе место на кубке Европы. Спустя год он одержал уверенную победу в немецком городе Абенсберг. Выйдя на татами, Ротенберг схватил чемпионский трофей и поцеловал его. «Это оставило хорошее впечатление, — сказал мне Шестаков. — Я думаю, что Путин, конечно же, был доволен».

С тех пор «Явара-Нева» выиграла девять европейских кубков и подготовила четверых олимпийских чемпионов. Ротенберг остается генеральным директором клуба. Сейчас строится новая база, а также арена на тысячу мест, жилой комплекс и яхт-клуб. Смета проекта составляет 180 миллионов долларов, а оплачивается он частично за счет городского и федерального бюджета. Встретившись со спортивным директором клуба Алексеем Збруевым, я спросил, не находится ли «Явара-Нева» на особом счету из-за своих связей с президентом, из-за чего бизнесмены передают ему финансовые пожертвования, а чиновники выдают разрешения на строительство. «Мы нигде этим не хвастаемся, — сказал Збруев. — Все об этом прекрасно знают — зачем снова поднимать этот вопрос? Всем известно, что такое „Явара-Нева", и кто ее руководители. Кроме этого, никто не задает никаких вопросов».

В 2000 году президент Борис Ельцин назначил Путина своим преемником, положив начало реорганизации политической жизни страны. Путин считал, что Россия в 90-е годы ослабла и стала неэффективной. В первый год своего президентства он вместе с группой экономических советников осуществил серию реформ, призванных укрепить власть и полномочия государства. Некоторые из этих ранних реформ, скажем, введение фиксированного подоходного налога, следовали в русле рыночных и неолиберальных тенденций. Но как-то раз либеральный экономист Андрей Илларионов, работавший у Путина, наткнулся на президентское распоряжение о создании государственной монополии путем объединения сотни с лишним ликеро-водочных заводов. На совещаниях никто из экспертов не упоминал это новое объединение под названием «Росспиртпром». Илларионов расспросил остальных путинских советников, известно ли им об этом плане. Никто ничего не знал.

«Мы обсуждали все вопросы, имеющие отношение к экономике, а поэтому наткнуться на никому не известный указ было настоящим шоком», — сказал мне Илларионов. В лучшем случае, «Росспиртпром» создаст очередную неповоротливую бюрократическую машину, причем как раз тогда, когда Путин пообещал идти прямо противоположным курсом. А в худшем, как опасался Илларионов, возникнет непрозрачная компания, в которой появятся возможности для кумовства и коррупции. «Стало понятно, что, кроме нашего совета, есть и другие люди, к чьим рекомендациям прислушивается Путин, и что он принимает решения в их интересах».

В случае с «Росспиртпромом» таким человеком был Ротенберг. Он предложил поставить во главе этой компании Сергея Зивенко, с которым занимался бизнесом в 90-х годах. Когда я прошлой осенью познакомился с Зивенко, он назвал создание «Росспиртпрома» своей совместной инициативой с Ротенбергом, сказав, что это «бизнес-проект с политической окраской». Со временем «Росспиртпром» взял под свой контроль 30% водочного рынка в стране, сделав его ключевым источником доходов для государства еще за несколько лет до резкого повышения мировых цен на нефть. Эта компания стала предварительным испытанием путинской модели государственного капитализма. А поскольку она давала Кремлю финансовые ресурсы, а следовательно, и политическую власть, Путин посчитал ее успешной.

Ротенберг тоже выгадал от такой централизации, возможно, с путинского благословения. Согласно логике путинской эпохи, коррупция ворует, но ничего не делает. Личное обогащение рассматривается как надлежащее вознаграждение за реализованный проект. «Многие люди пытались воспользоваться своей близостью с Путиным и давали многочисленные обещания, не выполняя их, — сказал Зивенко. — Но не Ротенберг. Он пользовался доверием и обеспечивал ощутимые достижения». По словам Зивенко, Ротенберг воспользовался успехом «Росспиртпрома» как «своей визитной карточкой». Российские чиновники и бизнесмены «увидели, что он может лоббировать свои интересы перед президентом, и что он наверняка очень близок к нему, и поэтому решили, что и им тоже надо дружить с Ротенбергом. Аркадий сумел воспользоваться этим имиджем, превратив его в звонкую монету».

В 2001 году, как раз накануне исторического роста нефтяных цен, Путин сменил руководство ведущей российской газовой компании «Газпром», поставив во главе ее своих близких соратников. По сути дела, он передал компанию под прямое управление Кремля. Партнер московской консалтинговой фирмы RusEnergy Михаил Крутихин рассказал мне, что «Газпром» «превратился в личную компанию президента. Все решения, касающиеся „Газпрома", будь то запуск крупных инвестиционных проектов или назначение высшего руководства компании, принимает президентский аппарат». Примерно в это время Аркадий и его брат Борис начали вкладывать деньги в компании, обслуживающие «Газпром». В 2001 году они учредили «СМП Банк» и с его помощью стали приобретать доли в строительных, газовых и трубопроводных компаниях. Уже через несколько лет братья стали едва ли не главными в России поставщиками труб большого диаметра.

И почти всякий раз «Газпром» тратил денег больше, чем это было необходимо и уместно. И во многих случаях от этого выгадывали братья Ротенберги. Вот лишь один пример. В 2007 году, когда «Газпрому» понадобилось поставлять газ с нового заполярного месторождения, он выступил против плана, который рассматривался уже много лет и предусматривал прокладку короткого трубопровода длиной 550 километров до существующей трубопроводной сети. Вместо этого компания проложила совершенно новый трубопровод длиной 2 400 километров на юг. Окончательная цена этого маршрута составила 44 миллиарда долларов. Это в три раза больше обычной цены трубопровода такой длины. «Единственное объяснение состоит в том, что это был шанс для подрядчиков нажиться на строительстве», — сказал Крутихин.

Когда «Газпром» в следующем десятилетии строил трубопроводы в России, они обходились в два-три раза дороже таких же проектов в Европе, даже если их прокладывали не в Арктике, а в средних широтах на юге России. Пожалуй, самый поразительный пример неэффективности — это строительство Ротенбергом трубопровода в Краснодарском крае, который расположен в теплом равнинном регионе около Черного моря. Смета на его строительство выросла на 45%. Никто не дал никаких объяснений; зарплаты были относительно стабильны, как и цены на сталь. Этот отрезок трубопровода планировалось подключить к более крупному трубопроводу, который должен был пройти через Болгарию. Когда российское правительство приостановило прокладку болгарского трубопровода, проект Ротенберга каким-то чудесным образом продолжался еще год. Михаил Корчемкин, возглавляющий консалтинговую фирму East European Gas Analysis, сказал, что по понятным причинам «Газпром» «отошел от принципа максимальной прибыли для акционеров и перешел к принципу максимальной прибыли для подрядчиков». Проекты компании, заявил он, это такой способ чеканить новых миллиардеров в России. Надо просто переплачивать им за услуги, чтобы они обогащались».

Величайшее достижение Ротенберга в бизнесе приходится на 2008 год. Тогда «Газпром» продал ему пять строительных и обслуживающих компаний, за которые он заплатил 348 миллионов долларов. Он слил все эти фирмы в единую компанию «Стройгазмонтаж», которая немедленно стала одним из главных подрядчиков «Газпрома». За первый год работы компания заработала более двух миллиардов долларов прибыли. Это говорит о том, что ее цена при продаже была во много раз ниже рыночной стоимости. Прошло совсем немного времени, и Ротенберги купили компанию-трейдера «Северный европейский трубный проект» Обычно размер прибыли у таких компаний составляет 10-15%, однако информированные люди из этой отрасли говорят, что в годы бурного роста СЕТП зарабатывала целых 30%. На пике своей деятельности компания поставляла почти 90% всех труб большого диаметра, которые покупал «Газпром».

До строительства крымского моста самым важным для Путина проектом была подготовка к зимним Олимпийским играм 2014 года в Сочи. Город Сочи, находящийся на западной границе России на берегу Черного моря, при царях развивался как курортная зона, а потом стал излюбленным местом отдыха советских рабочих. Но у него практически не было современной спортивной инфраструктуры. Почти все, начиная с горнолыжных трасс и кончая ведущими к ним горными дорогами, надо было создавать с нуля. Уже очень скоро Олимпиада-2014 стала самой дорогой в истории. Ее бюджет оценочно составил 51 миллиард долларов. Одна принадлежащая Ротенбергу компания построила шоссе вдоль побережья, которое обошлось почти в два миллиарда долларов. Другая проложила в Сочи подводный газопровод по цене в три раза выше, чем в среднем в Европе. В целом контролируемые Ротенбергом компании получили контрактов на семь миллиардов долларов. Примерно во столько обошлась вся предыдущая Олимпиада, состоявшаяся в 2010 году в Ванкувере.

Невозможно отыскать грань между тем, где братья Ротенберги, благодаря своему имени и связям, получили несоразмерную прибыль от государственных контрактов, и где они просто умело отыскивали возможности для заработка. Когда я спросил экс-супругу Бориса Ирен Ламбер, оказывал ли Путин активное содействие братьям Ротенбергам, она ответила, что не исключает этого. «Они были дружны в детстве, и эти отношения никогда не разрывались. Поэтому логично предположить, что как минимум давались определенные советы, а может, оказывалась помощь то здесь, то там», — сказала она. Как сказал мне директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, «история здесь очень простая: в такую компанию как „Газпром" нельзя просто так прийти с улицы и сказать: „Я хочу построить гигантскую газовую трубу". Понятно, что Ротенбергу на первом этапе была нужна серьезная политическая поддержка». Однако успешным Ротенберга сделали не только личные услуги. «Он показал себя очень упорным человеком, обладающим реальными организаторскими навыками и готовым идти на риск», — сказал Симонов.

Когда я беседовал с бывшим членом правления «Газпрома» Богданом Будзуляком, он очень хвалил Ротенбергов и рассказал мне, что о связях между братьями и Путиным «не говорят, и их не обсуждают». «Но само собой разумеется, мы понимаем, что они заслужили оказываемое им доверие», — заявил он. Ротенберг в нескольких интервью прямо говорил о своей дружбе с Путиным. «Я бы ни за что не пошел к президенту просить его о чем-то, — сказал он одному репортеру. — Этим я бы лишил себя удовольствия, получаемого от наших бесед». В российской версии Forbes Ротенберг признался: «Знать кого-то на таком уровне никому не навредит». Однако он тут же заявил, что такие узы дружбы только усложняют ему жизнь. «В отличие от многих других людей, я не имею права на ошибку, — сказал бизнесмен, — потому что это вопрос не только моей репутации».

В 90-х годах российские олигархи приобретали государственные активы, такие как промышленные предприятия, шахты, месторождения нефти и газа, а потом делали с ним все, что захотят. Однако олигархи путинской эпохи сами являются активом государства, управляя своими бизнес-империями, которые (так уж получилось) приносят им немалые дивиденды. У многих давние и прочные отношения с президентом, и особая сфера ответственности. У Ротенберга это инфраструктура. Геннадий Тимченко, один из первых поддержавший «Явара-Неву», руководит нефтяной торговлей. Как-то раз подконтрольная ему фирма продала целых 30% нефтяного экспорта страны. Юрий Ковальчук — это неофициальный кассир Кремля и надзиратель над СМИ. Американское Министерство финансов назвало его «личным банкиром высокопоставленных руководителей Российской Федерации, включая Путина». Возглавляемый Ковальчуком банк «Россия» стоит 10 миллиардов долларов, а его личное состояние оценивается в один миллиард долларов.

«Если олигархия 1.0 пыталась отрывать от государства куски экономики и использовать их для себя, то олигархия 2.0 старается встроиться в государственную систему, дабы получить доступ к государственным контрактам и бюджетным деньгам», — объясняет политолог и известный аналитик российской политической системы Екатерина Шульман. Как сказал экономист Клиффорд Гэдди (Clifford Gaddy), изучающий экономическую стратегию Путина, «в его представлениях вся экономика страны это компания „Россия Инкорпорейтед", в которой он лично занимает должность генерального директора, а владельцы номинально частных фирм просто работают руководителями отделов и менеджерами этой большой и вполне реальной корпорации».

Близкие к Кремлю источники утверждают, что возвышение Ротенберга и других новоявленных олигархов путинской эпохи не было результатом какого-то целенаправленного плана. «В путинскую стратегию не входило создание этих людей. Это фантазия. Может быть, он согласился помочь им, а в определенный момент, когда они добились успеха и возвысились, он осознал, что эти люди могут принести пользу, и что очень даже неплохо, когда есть каста очень богатых людей, которые тебе обязаны», — говорят они. По сути дела, путинские олигархи сформировали теневой кабинет. Московский политолог Евгений Минченко рассказал мне: «Это доверенные люди, которые пойдут с Путиным до конца, которым он может ставить определенные задачи, которых не напугать давлением со стороны». Они могут брать на себя проекты, которые Кремль не хочет финансировать, и которыми не желает руководить. Это спортивные команды, программы в СМИ и политические инициативы.

Один банкир со связями рассказал мне, что многие олигархи пополняют «черную кассу». По его словам, это «деньги, не проходящие через бюджет, но необходимые государству для финансирования выборов или, например, для поддержки местных политических деятелей». Средства уходят из госбюджета в виде заказов на закупки, а возвращаются как неучтенная наличность, которую Кремль может тратить по своему усмотрению. Обнародованные в апреле прошлого года «панамские документы» показали, что с 2007 по 2013 год через оффшорные счета связанных с Путиным людей прошло почти два миллиарда долларов. В 2013 году связанные с Ротенбергом компании направили 231 миллион долларов в форме займа без сроков погашения одной фирме, зарегистрированной на британских Виргинских островах. Что случилось с этими деньгами, остается загадкой. Представитель Ротенберга сказал, что их перевели на «определенные сделки по коммерческим условиям», но не стал разъяснять характер этих сделок. А еще десятки миллионов долларов прошли через оффшорные компании, зарегистрированные на имя виолончелиста Сергея Ролдугина, который подружился с Путиным в 1970-х годах и стал крестным отцом его старшей дочери Марии. Рассказывая в апреле прошлого года об этих операциях, Путин так сказал о Ролдугине: «Почти все заработанные деньги он истратил на покупку музыкальных инструментов за границей и привез их в Россию, передав в собственность госучреждений». (Ролдугин отрицает, что совершил какие-то правонарушения.) Похоже, Путин считает, что у него нет необходимости чем-то владеть, особенно на бумаге, когда это могут сделать за него верные друзья.

На путинскую Россию наклеивают разные ярлыки: клептократия, мафиозное государство и так далее. Но наиболее точное с аналитической точки зрения определение относится к более старой эпохе: это феодализм. «Это не метафора, а очень точное определение системы», — сказал московский банкир и финансовый эксперт Андрей Мовчан. Если в средние века главной феодальной валютой была земля, то в сегодняшней России это углеводородное богатство. Мовчан объяснил, что в средние века феодалы зачастую находились в полной зависимости от короля: «Решения об их положении и размерах богатства принимал только король». В конечном счете, земля принадлежала королю, а он награждал ею феодалов на определенных условиях и временно. То же самое правило действует в сегодняшней России, сказал он.

Созданная Путиным система предполагает определенную степень слабости, незащищенности и даже страха. Путин слабо верит в эффективность своего правления, и поэтому вся тяжесть ответственности за управление страной ложится на небольшую кучку тесно связанных между собой людей. Шульман рассказывала мне, что в российской политической системе нет таких понятий как квалификация, талант, навыки, опыт. Все это неважно. Важно то, сказала она, пародируя Путина, «чтобы я не боялся. А бояться я не буду лишь в том случае, если рядом увижу знакомые лица». Шульман продолжила: «А как я могу защититься? Я хватаюсь за своего друга Аркадия, одного из немногих люде й, кому можно доверять».

В ноябре 2013 года по украинской столице Киеву прокатилась волна протестов. Первоначальной причиной волнений стал отказ президента Виктора Януковича от заключения торгового соглашения с Европейским Союзом, но протесты очень быстро разрослись, и появились новые требования: против коррупции в администрации Януковича и против силового разгона демонстраций. Все закончилось хаосом в феврале 2014 года, когда Янукович посреди ночи бежал из страны. Путин, боясь, что Украина развернется в сторону Европы, отдал секретный приказ российским войскам войти на Крымский полуостров. Крым входил в состав Российской империи с 18-го века по 1954 год, когда Никита Хрущев отдал его советской Украине в качестве жеста дружбы. Большая часть населения Крыма сохранила любовь к России и тесные культурные связи с ней, и многие из местного населения называли ее «старшей сестрой». Путину было несложно разжечь пророссийскую кампанию, задействовав пропаганду и российский спецназ. В ходе хорошо отрежиссированного референдума 97% крымчан проголосовали за вхождение в состав России. Поддержанные Москвой сепаратисты вскоре вступили в боевые действия с украинской армией на востоке Украины. В ключевые моменты вмешивались российские войска, чтобы изменить ситуацию на поле боя.

В марте 2014 года администрация Обамы ввела против России санкции за ее вмешательство на Украине. Аркадий и Борис Ротенберги были включены в черный список тех, против которых эти санкции были применены. Согласно характеристике Министерства финансов, братья «принадлежат к внутреннему кругу российского руководства» и «обеспечивают поддержку любимым проектам Путина, получая и исполняя дорогостоящие контракты для сочинской Олимпиады и для государственного „Газпрома"». (В июле ЕС включил в свой санкционный список Аркадия (но не Бориса).)

Непонятно, играл ли какую-то роль Аркадий в кремлевской политике в отношении Украины, но суть не в этом. «Мы хотели четко показать окружению Путина, что он не сможет их защитить, что он не сумеет прикрыть своих близких дружков», — сказал мне уполномоченный американского Госдепартамента по санкциям Дэниел Фрид (Daniel Fried), работавший в администрации Обамы. Запад исходил из того, что санкции затруднят жизнь богатым и влиятельным людям из путинского круга, что у них снизятся доходы, и что их материальные страдания помогут сдержать дальнейшую агрессию.

Ротенберг действительно испытал некоторые неудобства. Visa и MasterCard перестали обслуживать карты, выдаваемые «СМП Банком». Но этот банк в равной степени обслуживает личный бизнес Ротенберга и является коммерческим проектом. В сентябре 2014 года итальянские власти арестовали ряд объектов недвижимости Ротенберга в Италии. Среди них оказались три виллы на острове Сардиния, одна в городе Тарквиния и шикарный отель в Риме. Газета Corriere della Sera оценила совокупную стоимость этой недвижимости в 30 миллионов евро. Ротенберг признает, что санкции внесли определенные поправки в его жизнь. «Раньше я размышлял, куда отправиться на отдых — во Францию или в Италию (я любил отдыхать в Италии). Но теперь этот вопрос не стоит. В России — огромное количество прекрасных мест», — говорит он. Когда у Ротенберга арестовали собственность в Италии, российский парламент рассмотрел так называемый «закон Ротенберга», в котором государству предлагалось компенсировать российским гражданам стоимость захваченной иностранными государствами собственности. (Законопроект не прошел, а Ротенберг сказал, что не имеет к нему никакого отношения.)

Но вопреки надеждам администрации Обамы, Ротенберг еще больше сблизился с Путиным, как и Тимченко с Ковальчуком, которых тоже включили в санкционный список. Отчасти они поступили таким образом по причине личной преданности. «Я очень уважаю Путина и считаю, что он послан нашей стране Богом», — заявил Ротенберг Financial Times. Но здесь было и рациональное зерно, ведь российское государство является главным клиентом и источником богатства Ротенберга. По этой причине ему было бы намного накладнее выступать против Путина, чем нести бремя санкций.

На самом деле, западные санкции можно назвать благодеянием для Ротенберга. Они дали ему возможность продемонстрировать Путину, как он пострадал за родину, а поэтому президент должен ему чем-то отплатить. «Сейчас совершенно очевидно, что тот, кто попадает под санкции, оказывается в более привилегированном положении», — сказал политолог Минченко. По его словам, Соединенные Штаты и ЕС косвенно «поспособствовали росту влияния этих людей». Надо сказать, что после введения санкций госзаказов у Ротенберга стало больше. В 2015 году он получил государственных контрактов на девять миллиардов долларов, хотя за год до этого у него их было на три с половиной миллиарда.

В ноябре 2015 года Россия начала взимать с дальнобойщиков плату за проезд по федеральным трассам. Одним из совладельцев компании, которой отдали контракт на систему сбора платы, был 42-летний сын Аркадия Игорь Ротенберг, получивший крупные пакеты акций в ряде компаний, которыми когда-то владел его отец. Из документов становится понятно, что компания Игоря, у которой не было конкурентов в борьбе за контракт, будет ежегодно получать 150 миллионов долларов вплоть до 2027 года. Сотни водителей грузовиков проявили недовольство и выступили с протестами против этой меры, заблокировав ведущие в Москву автотрассы и установив на ветровых стеклах надписи «Россия без Ротенберга» и «Ротенберг хуже, чем ИГИЛ» (запрещенная в России организация — прим. пер.). Когда этой весной сборы снова увеличили, демонстрации вспыхнули с новой силой, особенно на Северном Кавказе, где водители создали лагеря протеста.

Похоже, что успехов добивается любое предприятие, которому Ротенберг одалживает свое имя. В 2014 году, когда Ротенберг стал председателем правления издательства «Просвещение» Министерство образования и науки исключило из обязательных списков более половины школьных учебников, зачастую по надуманным причинам технического характера. «Просвещение», чьи книги никто не тронул, получило львиную долю рынка стоимостью сотни миллионов долларов в год. Этой зимой московское городское правительство украсило центр города в канун Нового Года. Как выяснил в ходе журналистского расследования независимый российский сайт новостей Meduza, контракт на украшение Москвы получила компания, связанная с братьями Ротенбергами. Согласно данным расследования, эта компания взяла с города в пять раз больше денег за десятки световых гирлянд в форме бокалов для шампанского: 37 тысяч вместо восьми тысяч долларов за каждую гирлянду. (Представитель Ротенберга отрицал какую-либо связь с этой фирмой.)

Заместитель директора московского отделения Transparency International Илья Шуманов сказал, что хотя многие из этих сделок кажутся подозрительными, поймать Ротенберга с поличным на нарушении закона очень сложно. Причина не только в том, что у него много умных и надежных юристов, но и в различных ветвях власти российского государства от парламента до государственных аудиторов, которые совместными усилиями создают «правовое окно» для его бизнеса. Например, российский закон требует, чтобы контракты на государственные закупки распределялись на открытых торгах и на конкурентной основе. В то же время, он позволяет предоставлять их в ходе закрытого процесса без какой-либо состязательности, если проекты считаются стратегически важными. Что входит в эту категорию, определяет само государство, которое может ничего не объяснять и не оправдываться. В докладе, подготовленном для российского правительства в 2015 году, указывается, что 95% госзакупок были осуществлены безо всякой конкуренции, а 40% с единственным поставщиком. Многие самые крупные и прибыльные заказы Ротенберг получил без открытых торгов. Один специалист из газовой отрасли рассказал мне, что в некоторых случаях в качестве участников торгов даже выступали липовые компании. Как сказал Шуманов, «Это можно назвать имитацией законности. Буква закона соблюдена, хотя его дух нарушен».

Идею строительства моста в Крым впервые выдвинул британский имперский консорциум в конце 19-го века. Инженеры какое-то время обсуждали план прокладки железной дороги из Лондона в Нью-Дели через Крымский полуостров, но потом отказались от него. В 1930-х годах при Сталине советские железнодорожные проектировщики возродили этот проект в рамках программы индустриализации, но на практике ничего сделано не было. Во время нацистской кампании по захвату Кавказа в 1942 году немецкие солдаты предприняли первые шаги по строительству моста. Но вскоре этот район взяли советские войска. Спустя несколько месяцев инженеры Красной Армии построили одноколейный железнодорожный мост. Но прошло четыре месяца после прохода первого состава, и мост рухнул под напором плавающих льдин.

Советские руководители в последующие десятилетия время от времени возвращались к идее строительства моста, но предложения неизменно отклонялись из-за их дороговизны. Керченский пролив это опасное место для строительства, поскольку там сложное геологическое строение, высокая сейсмическая активность и нередко бывает штормовая погода. Морское дно покрыто комковатым илом, уходящим на глубину до 70 метров. В море впадает река Дон, и поэтому зимой оно часто замерзает. Мощный ветер создает трещины во льдах, ледяной покров раскалывается и давит на все, что стоит в воде.

Инженер Олег Скворцов, много лет руководивший строительством мостов, был председателем экспертного совета, который давал российскому правительству рекомендации по крымскому проекту. По его словам, в 90-е годы, когда эта идея была своего рода фантазией, он был против строительства моста. Но с украинской блокадой ситуация изменилась, сказал он. Крым должен найти способ для перевозки в Россию своей рыбы, вина и фруктов. «Я, например, люблю крымские персики, — отметил он. — Такие персики можно найти только в Италии». Скворцов заявил, что не считает Ротенберга строителем, а затем начал разговор о своем отце-инженере, который в 1920-е годы работал под началом главного комиссара по строительству железных дорог Феликса Дзержинского, также создавшего и возглавившего советскую тайную полицию, позже получившую название КГБ. «Он восстановил все железнодорожные линии в разрушенной стране, — сказал Скворцов о Дзержинском. — Мой отец говорил, что он был блестящим управленцем, в основном из-за того, что никогда слишком сильно не вникал в технические детали. Я думаю, Ротенберг — такой же».

Мост тоже стал объектом американских санкций, как и вся прочая экономическая деятельность, связанная с Крымом. Бывший чиновник Госдепартамента Фрид рассказал мне: «Мы никогда не думали, что сумеем воспрепятствовать строительству моста, но мы можем попытаться сделать его очень дорогостоящим и обременительным, чтобы Крым никогда не вышел на уровень самоокупаемости. Тогда он станет не военным трофеем, а обузой». Похоже, санкции никак не повлияли на строительство и не сильно увеличили расходы, но они создали определенные осложнения. Вначале было невозможно найти авторитетную страховую компанию, могущую принять на страхование этот проект. Поэтому потенциальные риски на три с лишним миллиарда долларов взял на себя мало кому известный крымский страховщик.

Потом Россия начала сползать в рецессию, и мост стал казаться нелепой блажью и образцом расточительства. В последние годы Кремль сократил бюджетные расходы едва ли не по всем статьям. В феврале один чиновник из российского агентства автомобильных дорог обмолвился (наверное, случайно) о том, сколько ресурсов забирает мост. «Из-за этого моста строительство новых автомобильных дорог в России практически приостановлено, — сказал он. — Стране не хватает денег. Поэтому мы не в состоянии осуществлять все то, что хотим».

Тем не менее, если Кремль считает какой-то проект приоритетным, он может вполне успешно мобилизовать ресурсы страны на его реализацию. Михаил Блинкин, работающий директором Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики, рассказал мне, что крупные инфраструктурные проекты в России часто отстают от графика из-за выборочного финансирования и бюрократических преград. «Но в случае с Керчью, — сказал Блинкин, — финансирования хватает, а все обычные препятствия устраняются на политическом уровне». Похоже, что мост будет полностью введен в эксплуатацию для железнодорожного и автомобильного транспорта на год раньше срока — как раз к президентским выборам, которые будут четвертыми для Путина. В попытке поднять явку на волне патриотических настроений голосование могут приурочить к годовщине присоединения Крыма.

Блинкин сказал, что абсолютной необходимости в строительстве моста нет. Крым вполне может справиться с перевозками пассажиров на полуостров и с него просто за счет увеличения количества паромов между Керчью и материковой частью России. Он отмечает, что между Хельсинки и Стокгольмом поток пассажиров гораздо больше, а их перевозка осуществляется только паромами. Но в расширении паромного сообщения нет той грандиозности, как в строительстве моста, и такая мера ничего не говорит о России как о мировой державе. «Стоит ли мост таких гигантских затрат?— спрашивает Блинкин. — В строгом экономическом смысле — нет. Но если сюда добавить политическую составляющую, то да».

Я побывал на мосту в январе. Его строят не последовательно с одного конца в другой, а на восьми отдельных участках одновременно. Сейчас он напоминает поднимающийся из моря архипелаг из бетона и стали. Со стороны материка основное строительство идет в городе Тамани, который был заселен казаками в 18-м веке, и который Михаил Лермонтов в «Герое нашего времени» назвал «самым скверным городишкой из всех приморских городов России». Когда я приехал в Тамань, на улицах там было тихо и безлюдно, если не считать нескольких строителей. Дороги были покрыты тонким слоем снега, и весь город насквозь продувало леденящим ветром.

На стройке бригады рабочих наблюдали за свайными машинами размером с секвойю, которые забивали стальные сваи в морское дно. Масштаб стройки был слишком колоссален, чтобы ясно его представить. Основа моста уходила в сторону Крыма, исчезая на горизонте. Я сидел в автоприцепе вместе с Леонидом Рыженькиным, который работает в строительной компании Ротенберга и руководит строительством, а также пятью тысячами рабочих. Семья его супруги из славного военно-морского города Севастополя, и в напряженные дни накануне референдума один из его родственников пошел в пророссийское ополчение. Он рассказал мне, что тратит пять часов на паром и на поездку в такси до своих севастопольских родственников. «Моя пожилая теща все время звонит и спрашивает: «Леня, как идут дела? Когда мы сможем поехать по мосту?— говорит Рыженькин. — А я отвечаю, что не надо беспокоиться, все будет сделано в срок». Он сказал мне, что Крым — это дом для коренных русских, и что мост «позволит нам воссоединиться».

К нам присоединяется чиновник из российского государственного дорожного ведомства Роман Новиков. Я прошу его дать оценку Ротенбергу, и он начинает его хвалить. «У меня такое ощущение, что он глубоко окунулся в этот проект», — говорит Новиков. Он объясняет такую заинтересованность Ротенберга: «Не секрет, что он разговаривает со своим другом детства и юности, который, конечно же, тоже заинтересован в этом объекте». Чтобы не было путаницы и неясности, он поясняет: «Я говорю о Президенте Российской Федерации».

Россия. ЮФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188134 Аркадий Ротенберг


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 мая 2017 > № 2190336 Александр Жилкин

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Астраханской области Александром Жилкиным.

Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе, в том числе вопросы реализации ряда инвестиционных проектов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Александрович, как в целом дела, как успехи? Я имею в виду и экономическое развитие Астраханской области, и решение основных социальных задач. Под экономическим развитием подразумеваю прежде всего инвестиционное направление. Я знаю, что Вы этим занимаетесь, мы с Вами неоднократно к этой теме обращались, рассматривали и набор инструментов для поддержки инвестиций в области, и некоторые крупные инвестиционные проекты. А если говорить о социальных делах, о социальном направлении работы, то, конечно, помимо основной деятельности, которой мы вместе занимаемся (по школам, детским садам и некоторым другим учреждениям, включая учреждения культуры), это ещё и дороги. Проблема дорог существует в любом регионе. Как у вас сейчас решается эта задача?

А.Жилкин: Общие результаты 2016 года положительные, как и по 2015-му были. У нас объём промышленного производства 112%, 103% – валовый региональный продукт. Главное, как Вы отметили, это, конечно, привлечение инвестиций. По прошлому году они составили 116 млрд рублей. В этом году мы планируем 125–130 млрд. 50% из этой большой суммы – это топливно-энергетический комплекс, 50% – иные отрасли, несырьевые. Для информации: малый бизнес в валовом региональном продукте Астраханской области составляет сегодня более 40%.

Д.Медведев: Больше в два раза, чем в среднем по стране.

А.Жилкин: Да. И в прошлом году они привлекли почти 8 млрд рублей инвестиций в основной капитал. Для малого бизнеса это большая сумма.

I квартал показывает также хорошую, позитивную динамику. Посмотрим, как будет по итогам года. Надеюсь, она сохранится на том уровне, который мы прогнозировали.

Ещё раз хочу поблагодарить Вас за тот инструмент, который область получила в виде свободной экономической зоны. Сейчас мы начали строительство четырёх заводов. Один из них – производство трансформаторов и энергооборудования, которое уже представлено на рынке Российской Федерации. Это крупная компания из Азербайджана. Второй завод – производство шприцов третьего поколения, о чём Вы однажды говорили на заседании Правительства.

Думаю, в I квартале следующего года будет построено капельное орошение, блок, – это такая трубка капельная, необходимая для мелиорации. В целом координация идёт с Министерством сельского хозяйства страны.

И шесть резидентов уже подписали соглашение, сейчас готовится пакет документов. Старт, я думаю, мы дадим уже в августе-сентябре. Поэтому достаточно эффективное развитие имеем, несмотря на все сложности, которые, понятно, существуют в связи с кризисными моментами, в частности, по кредитам. Но это всё решаем.

Д.Медведев: А что социальная сфера?

А.Жилкин: Программа по детским садам, которая предписывалась, выполнена. Но мы продолжаем их строить, потому что у нас коэффициент рождаемости 14% начиная с 2008 года.

Д.Медведев: Чтобы очередь не накапливалась.

А.Жилкин: Чтобы очередь не накапливалась. Чтобы выходить уже на детей с полутора лет. Эта программа продолжается.

По образованию. Мы в этом году начинаем строительство двух школ. Одна на 1,2 тыс. в городе Астрахани, и вторая школа на 500 мест – в ближайшем, пригородном районе. И думаю, по той программе, которая у нас в стране принята, мы уже выйдем тогда на софинансирование. Хотя мы ежегодно по одной школе за счёт различных источников и прежде всего регионального бюджета строили все эти годы. Но всё равно две смены присутствуют, особенно по городу Астрахани, их надо убирать.

Что касается дорожного направления, мы в этом году восстанавливаем дорожный фонд, который по определённым причинам не могли в полном объёме финансировать в прошлые годы – 2015 и 2016 годы. Мы вошли в программу «Безопасные дороги». В этом году только на этот проект будут выделены 1,5 млрд рублей. 50% по агломерации – областной центр. Остальные – межрегиональные дороги. Провели слушания, работы начались. Общественные и гражданские институты подключены к контролю за этим направлением. Это очень хорошо воспринято населением – сам проект, который реализуется сегодня по стране. Думаю, что программа, задача, которая стоит до 2025 года, – иметь 80% дорог в нормативном состоянии, – будет выполнена в полном объёме.

Д.Медведев: Да, но это задача непростая, требующая аккумуляции ресурсов. Тем более что состояние региональных дорог, к сожалению, хуже, чем федеральных, просто потому, что денег таких не было. Так что надо эти ресурсы накапливать и по мере возможности использовать, в том числе и через инструменты дорожного фонда.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 мая 2017 > № 2190336 Александр Жилкин


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187996 Рефат Чубаров

Есть два способа нанести удар по России — Рефат Чубаров о Крыме и том, как убрать Путина

Глава Меджлиса считает, что рано или поздно Путин переступит черту

Лилия Рагуцкая, Апостроф, Украина

В истории аннексии Крыма до сих пор остается много белых пятен. Председатель Меджлиса крымско-татарского народа, народный депутат Рефат Чубаров не уверен ни в одной из выдвигаемых версий захвата россиянами полуострова.

В первой части интервью «Апострофу» один из лидеров крымских татар рассказал о моменте, когда можно было остановить аннексию, о том, что сейчас мешает мировому сообществу принять более решительные меры в ответ на российскую агрессию и какая судьба ждет президента РФ Владимира Путина.

— Недавно вы заявили о начале сбора подписей под обращением крымских татар к международному сообществу с требованием деоккупации Крыма. О чем конкретно говорится в этом обращении?

— Мы действительно на исполнительном совете Всемирного конгресса крымских татар утвердили специальную форму и теперь начали кампанию по сбору подписей. Наша цель — собрать в разных странах мира миллион подписей до 10 декабря, международного Дня прав человека, когда мы планируем завершить кампанию. Обращение вместе с подписями мы направим в адрес уважаемых международных организаций.

Мы хотим снова привлечь внимание международной общественности к тому, что происходит в оккупированном Крыму, что происходит на Востоке Украины. И мы хотим убедить всех в том, что без решения кардинальных проблем, которые возникли в результате прямой военной агрессии России против Украины, мир не сможет дальше двигаться.

— Думаете, там этого не знают? Тем не менее, по сей день мы видим только «глубокую обеспокоенность» и «озабоченность» со стороны мирового сообщества и международных организаций. Да, есть экономические санкции в отношении России, но они не столь эффективны и не так быстро действуют, как нам бы хотелось. Имеете другое видение того, что мир может и должен сделать?

— Да. Нас всех не устраивает медлительность тех мер, которые мир принимает в ответ на российскую агрессию. Нам хочется, чтобы санкции были более эффективными, и чтобы для России были перекрыты все пути — и водные, и морские, и воздушные… Нам очень хочется решительных действий! И они бы были, если бы агрессором выступал кто-то другой, а не Россия.

— Почему?

— Потому что Россия имеет очень высокий ядерный потенциал, она — одна из мощнейших ядерных держав мира. К тому же, Россия является постоянным членом Совета безопасности ООН и способна блокировать почти все дипломатические, правовые усилия цивилизованного мира.

Тем не менее, международное сообщество осознает угрозу, которая нависла над миром вообще. Особенно это ощущают страны, территориально близкие к России, которые в своей истории уже имели очень трагические этапы взаимоотношений с этим государством. И при том, что шаги на противодействие России являются недостаточными, они, вместе с тем, удерживают агрессора от дальнейших агрессивных действий в отношении Украины, да и, возможно, других государств.

Но вы правы в том, что мир еще не нашел такие формы давления на Россию, чтобы заставить ее вернуться в рамки международного права, которые она так грубо перешагнула в феврале 2014 года.

— А вы видите такие формы давления?

— Вижу. Они известны. Просто мир пока не решается их применять. В первую очередь, это абсолютное усиление экономических санкций. Много экспертов говорит о двух основных путях. Первый — это необходимость введения эмбарго на российские энергоносители. Сегодня бюджет России держится на многомиллиардных прибылях от поставок нефти и газа в западноевропейские страны. Таким образом, эмбарго стало бы очень эффективным механизмом. Это был бы разрушительный удар по России. Но при условии, что это эмбарго длилось бы не меньше года. Лучше — больше.

И второй — это полная изоляция России в рамках существующих правовых отношений, изоляция российских политиков, начиная с самого Путина, и отключение России от банковской, финансовой системы мира. Дело в том, что мир очень рационален. И в российской власти, насколько бы вертикально выстроенной она ни была, есть много людей, для которых собственные интересы и, несколько меньше, корпоративные интересы — важнее того, что думает Путин. И мир должен создать такие условия, чтобы не просто российская власть в целом чувствовала себя некомфортно, а чтобы часть этой власти поставила себе целью убрать Путина.

По мнению Рефата Чубарова, только полная изоляция России станет настоящей формой давления, которая заставит ее вернуться в рамки международного права, которые она грубо перешагнула в феврале 2014 года.

Проще говоря, те меры, о которых я говорил — эмбарго на энергоносители, отключение от мировой банковской системы, полная изоляция российских политиков — все это просто заставит часть политической элиты России решать вопросы восстановления своего статуса, своего комфорта за счет отстранения Путина. Это надо делать.

— И все это, о чем вы рассказали, есть в обращении, под которым собираете подписи?

— Нет, там такой детализации нет. Это же только мое видение, рассуждения. Но, хочу отметить, то, что я сейчас озвучил, в тех или иных вариациях обсуждается повсюду. Просто пока не созрела ситуация, чтобы запустить хотя бы часть этих механизмов. Я иногда очень горько шучу и говорю, что нам еще должен помочь Путин, он должен что-то совершить — один-два таких очень ощутимых плевка против достоинства мира. Против людей, против стран, как он это делал и в предыдущие годы: и с малазийским самолетом, и с вмешательством в выборы уже во многих странах… Это уже почти доказано.

Все понимают, что с Путиным договориться нельзя. С ним невозможно достичь компромисса, потому что Путин допускает диалог, о котором так часто говорит, только на тех условиях, которые существуют у него в голове. Проще говоря, Путин не является человеком диалога, он является человеком войны. И в какой-то момент, я думаю, он перейдет ту черту, после которой в отношении России будут приняты даже жестокие меры. Но здесь есть очень большая угроза, как бы перейденная граница не стала последней для человечества, как бы не стало слишком поздно.

— Речь о том, что крайне важно, чтобы его окружение поняло, что он им вредит, быстрее, чем он успел бы воспользоваться ядерным оружием?

— Вы знаете, в прошлом году я выступал в Европарламенте. Там проходило совместное заседание нескольких комитетов — и они пригласили нас, крымских людей. И вот я там выступал, пытался просто объяснить более доступно эту идею. Я просто сказал: «Знаете, у нас практически нет времени. Вы понимаете, что мы не сможем убедить Путина вернуться в рамки правил, он уже никогда не вернется. Итак, забудем про Путина». Мы не сможем с вами убедить российское общество в том, что оно, общество, имеет какие-то рычаги влияния на российскую власть. В условиях тотального зомбирования это почти невозможно. Точнее — возможно, но на это ушло бы слишком много времени. Поэтому у нас остается только окружение Путина, особенно, экономическое окружение. И я сказал: «Мы должны их взять и так сжать, чтобы они уже не могли просто дышать», — и проиллюстрировал это жестом невольно, как именно сжать. И слышу — кто-то мне из зала кричит: «Отпусти, им больно!» (смеется).

Они поняли, что я хотел сказать. Я говорю: «Они должны зайти к нему и сказать — уходи, потому что так нельзя». Я не фантазирую, в России вопрос с Путиным решится или через внутренний мятеж, или через куда более трагические события.

— Есть вероятность, что он не переживет этого всего? Возможна ли физическая ликвидация Путина, по вашему мнению?

— Он себя загнал настолько глубоко под землю, что оттуда нет возврата. Он не просто захватил часть украинской территории — Крым, он не просто начал войну на Востоке Украины, он перешел любые границы сосуществования с мировым сообществом. Такое уже не прощают. И если и будет какой-то временный поворот, если с ним будут говорить — это будет только ради того, чтобы потом его добить. Путина будут добивать политически.

— Вы с ним когда-нибудь пересекались лично?

— Нет.

— А его персональную роль в том, что случилось за последние 3-4 года, как оцениваете?

— Есть люди, которые очень хорошо его знают, знают лично, и они имели возможность за ним наблюдать в течение какого-то времени — наверное, они больше подходят на роль объективных экспертов. Я к этому вопросу подхожу просто как историк.

Мне кажется, что, когда он почувствовал себя хозяином России, у него в голове что-то перемкнуло. Те сигналы, которые Путин озвучивает, относительно каких-то сакральных моментов в истории России, духовных скреп и прочего — это смесь самых примитивных, самого низкого уровня черносотенных взглядов. И в то же время, в нем чувствуется такая, присущая также Сталину, святая уверенность в том, что он как владыка России имеет особый статус. И этот статус ему не просто дает право, а обязывает его диктовать миру свои условия.

Возможно, именно это и имела в виду госпожа Меркель, когда говорила, что Путин живет в каком-то своем нереальном мире. Помните это ее известное высказывание? Я думаю, она абсолютно права. Он уже принес — и никто не знает, сколько еще принесет — горя и страданий не только своим соседям, но и российскому обществу. Просто России в очередной раз не повезло с правителем. Хотя, наверное, дело не в невезении. Просто Россия продолжает повторять одну и ту же ошибку: она всегда доверяется тем, кто обещает ей особый статус. Это понимание — или ожидание, или утверждение — какой-то якобы своей особенности… Не уникальности, это другое. Каждый человек — уникален, каждая нация — уникальна. А своей такой особенности в мире — это позиция, которая веками укреплялась, воспитывалась в русской среде. Два столетия — так точно. И именно поэтому Россия время от времени и рождает таких правителей.

Остается только пожалеть этническую русскую нацию за это. Но рано или поздно они, как в свое время немцы, должны все это отбросить. И не отдавать власть таким правителям, как Сталин, Путин и другие.

— Я не помню случая, чтобы русские хоть раз признали свои ошибки, попытались исправить их, извинились, в конце концов, перед теми, кому причинили зло.

— Вы знаете, я иногда вспоминаю то, что говорил вашим коллегам в интервью в первые дни оккупации Крыма. Я говорил тогда, что есть несколько факторов, которые остановят Путина. Я говорил о международном сообществе, я говорил о международном праве — всем том, что впоследствии оказалось не очень эффективным. Но я говорил также о том, что российский народ не даст Путину воевать с украинским народом. Я был почти уверен, что где-то там, в больших городах, в Санкт-Петербурге или в Москве, на улицы выйдут тысячи и тысячи людей и скажут: «Нет, мы не пойдем войной против Украины!»

Я так глубоко ошибся! Я и до сих пор не могу себе объяснить все причины того, почему русская этническая нация, россияне, оказались в таком духовном упадке, когда некоторые отдельные институты, скажем, Русская православная церковь, перестали для них быть предохранителями от такого нехорошего поведения.

— Более того, РПЦ еще и стимулирует к продолжению существующей политики…

— Теперь надо над этим думать. Надо. Можно было бы сказать, что это не наши проблемы. Но Россия всегда будет оставаться нашим соседом. И хотелось бы, чтобы больше они к нам просто не шли войной. Для этого они должны просто подумать о себе. Не о нас. Пусть они думают о себе. Но о себе не с тех позиций, которые для них сейчас кажутся наиболее верными и справедливыми, не с тех позиций, которыми их каждый вечер забрасывают российские телеканалы, а с позиций, что они должны уважать себя и уважать своих соседей.

— Сейчас, когда прошло больше трех лет после начала аннексии, как вы считаете — это было спонтанное решение со стороны Кремля? Они подобрали то, что «плохо лежало», то есть не смогли устоять перед искушением воспользоваться нашей слабостью и фактически безвластием? Или что-то подобное планировалось давно?

— Я сам порой над этим думаю. У меня нет уверенности ни в одной из этих версий, которые озвучивают другие. Даже в том, что на эту тему говорю я сам, до конца я не уверен. Надо искать документальные подтверждения.

Впрочем, мне кажется, что все-таки Россия имела разные сценарии, но ни один из них не был утвержден как единственно правильный. Я не хочу опираться на показания и самого Путина, потому что он говорил очень часто и очень разные вещи. И многое из того, что он говорил, оказалось потом неправдой.

— Он фактически сам себя и опровергал.

— Если вы помните, буквально за пару недель до начала захвата Крыма он в интервью, отвечая на вопрос журналистов, не нападет ли Россия на Украину, сказал: «Как вы так можете? У нас есть договор, это наши братья» и все такое… А потом Россия напала.

В первые дни, когда появились так называемые «зеленые человечки», он говорил, что это не российские войска, что можно в любом военторге купить любую одежду и прочее. Но если вы помните фильм «Возвращение в родную гавань», Путин там говорит о том, что в ночь на 23 февраля он проводил срочное ночное совещание с руководителями спецслужб и уже под утро, когда он остался наедине с несколькими приближенными людьми, он им сказал: «Пора!» Это он дает такое интервью в фильме.

Мне кажется, это «пора» в его голове имело такой вид примерно: начну, посмотрю на реакцию, если будет возможно — пойду дальше. И первые дни в Крыму напоминали знакомый каждому из нас с детства сюжет. Это не мое сравнение, об этом говорил тогдашний посол Литвы в Украине Пятрас Вайтекунас. Он тогда приехал в Крым, мы с ним немало говорили о том, что происходит. И однажды он сказал: вспомни, как в детстве — есть группа детей воспитанных, они вместе во дворе играют. И тут приходит хулиган. Он выбирает самого слабого — и толкает его. Не сильно, слегка так. И вроде бы и другие дети достаточно сильные и могли бы остановить того хулигана, но они этого не делают. Потому что воспитанные. Кто-то улыбается, кто-то прячет глаза, кто-то отворачивается или вообще домой идет… Хулиган видит, что малыша никто не защищает — и бьет его дальше. Сбивает с ног. Добивает…

Вот Путин что-то подобное делает с Украиной, с Крымом. Одна команда захватила административные здания — нет сопротивления, украинские войска не вмешиваются, правоохранители молчат, мир шокирован, но молчит. Далее — захват самолетов, затем — переброска войск десантными кораблями, окружение украинских военных гарнизонов, перекрытие перешейка с материковой Украиной… Путин в какой-то момент для себя сделал вывод, что ему это позволяют.

А отсюда уже пошла война на Востоке Украины. Потому что дальше у него уже, я думаю, окончательно съехала крыша, и он реально планировал взять эту огромную полосу, начиная от Харькова, и по всему югу до Одессы — и так бы он сомкнулся с Тирасполем. Я уверен, что он так и хотел. Вот откуда эти ситуации в Одессе, в Харькове — настоящие, почти вооруженные драки (в 2014 году). Вот откуда и Донецк с Луганском, и Мариуполь, и попытка взять военных, дестабилизировать ситуацию в Запорожье, в Херсонской области… Это был его план А.

— Сейчас понятно, что, наверное, должна была бы украинская армия как-то не так отреагировать на то, что происходило в те дни. Понятно, что при той непонятной ситуации с государственной властью более четкая реакция Киева должна была бы быть. Понятно, что мир отреагировал слишком мягко и вяло. Но если бы вы имели возможность сейчас, с сегодняшним знанием ситуации и пониманием последствий, вернуться туда, в момент начала аннексии — что бы вы, крымские татары, в целом сделали иначе? Как бы попытались не допустить того, что случилось?

— К сожалению, в то время уже нельзя вернуться, ибо история не знает сослагательного наклонения. Но тогда во всей исполнительной власти не нашлось никого, кто бы просто жестко сказал всем: собираемся у меня или там-то и там-то…

Вечером 26 февраля 2014 года (перед зданием Верховного совета Крыма состоялся многотысячный митинг крымско-татарских активистов в поддержку территориальной целостности Украины — прим.ред.), когда мы расходились с площади, мы были полностью убеждены, что защитили Крым, Украину. Все так думали. Я помню, о чем говорилось на всех украинских телеканалах, в интервью, в телефонных разговорах…

Я был уверен в том, что эта угроза, которая, было, нависла, отведена, и теперь уже очень трудно, турбулентно, но исполнительная власть начинает внутренний крымский диалог с Украиной, то есть с Киевом. Но этого не произошло.

Теперь я знаю больше. Мы имеем материалы следствия над Ахтемом Чийгозом (заместитель председателя Меджлиса крымско-татарского народа, который был задержан в 2015 году в Крыму, оккупационная власть инкриминирует ему организацию массовых беспорядков — прим.ред.). И как бы критично мы не относились к материалам, собранным российскими следователями, там есть очень интересные моменты. Например, там есть показания одного из бывших украинских милиционеров, который теперь служит в российской полиции. И он говорит о том, что около 10 часов вечера 26 февраля режим охраны государственных зданий в Крыму, в частности, Верховного совета Крыма и Совета министров Крыма, был переведен с особого режима на обычный. То есть кто-то пришел к выводу, что нет никаких причин сохранять усиленный режим охраны, отдал приказ — и люди разошлись, остались там 4 или 5 милиционеров на постах… Эти показания натолкнули меня на мысль, что все с самого начала в Крыму готовилось с опорой на местных правоохранителей. Потому что такой приказ не мог быть отдан из Киева — вероятнее всего, он прошел по Главному управлению МВД Украины в Крыму.

Как бы там ни было, был короткий промежуток времени, когда все можно было остановить. Речь о периоде с самого утра 27 февраля, когда поступила информация о захвате неизвестными лицами зданий Верховного совета Крыма и Совета министров, и до 28 февраля, где-то до обеда, когда началось прямое десантирование российских войск из России.

Первыми непосредственно вовлеченными были военные Российской Федерации, которые находились на базах Черноморского флота РФ. Но надо понимать, что базы Черноморского флота были не только в Севастополе. Они были разбросаны по Крыму, в том числе, и под Симферополем, под Евпаторией, под Саками и тому подобное. Я сейчас не могу сказать, что было бы, если бы было сопротивление. Кое-кто убежден, что Путин бы дальше не пошел, если бы увидел хоть какое-то сопротивление. А кое-кто считает, что он запустил бы другой сценарий, уже силовой — и Крым превратился бы в арену военных действий.

— А вы лично к какому варианту склоняетесь?

— Я знаю, что, когда уже началась прямая фаза оккупации со стороны Керчи, Феодосии, когда уже колонны днем и ночью ехали по Крыму — в Симферополе, в других городах ночью по улицам стало слоняться много групп людей. Они подходили к зданию Меджлиса крымско-татарского народа, других объектов. Это были так называемые казаки. Но уже тогда было заметно, что в каждой группе этих казаков было несколько человек, которые выделялись на фоне других. Они были в такой же одежде, как и остальные, выглядели такими же ряжеными клоунами, но наши ребята видели у них автоматы.

Это потом мы узнали, что было переброшено несколько сотен резервистов — казаков из Ставропольского, Краснодарского края. И они были главными среди местных крымских маргиналов, которые тоже вышли на улицы. И мы — и я, и мои коллеги — не отбрасывали сценария, когда ради того, чтобы объяснить миру, что происходит в Крыму, в выгодном для России свете, Кремль попытается спровоцировать физическое столкновение между людьми. Я был почти уверен в том, что таков один из основных сценариев.

И тогда мы приняли решение, которое реализовали практически во всех местах компактного проживания крымских татар. И днем, и ночью у нас молодежь была организована. Хотя и безоружна. У нас действительно не было оружия. Мы бы, возможно, и хотели — но его не было. Молодежь была организована, и мы охраняли наши поселения. А в некоторых других местах, где мы жили не компактно, а смешанно с представителями других национальностей, к такому патрулированию мы пригласили и их. И много где люди откликнулись. Потому что не только крымские татары не понимали тогда, что же происходит. Все чувствовали только, что происходит что-то плохое, и никто не знал, чем все завершится.

Угроза провокаций была очень высокой. Во-первых, это очень легко сделать. Во-вторых, у России в этом деле есть большой опыт. Тот же Кавказ. И мы тогда об этом думали. Они могли где-то совершить убийства людей — и обвинить в этом крымских татар. А дальше показать так, будто разъяренная толпа с оружием и этими казаками врывается в поселения крымских татар, убивает 50-60 человек (не важно сколько) — а Россия уже тогда вводит войска и «наводит порядок». И настаивает на этом перед миром — мы здесь порядок наводим, никаких других целей у нас здесь нет.

Нас предупреждали, что может быть. И уже потом, через несколько месяцев после захвата Крыма, люди из Москвы, которые нам симпатизировали, говорили нам о том, что вариант с таким провоцированием массового побоища на полуострове, направленного против крымских татар, со многими смертями, в Кремле держался несколько недель. Пока они сами от него не отказались. По каким причинам — мне трудно сказать.

— Украинские военные, которых вместе с тогдашним официальным Киевом часто обвиняют в бездействии, не отвечали агрессору по похожим причинам, я так понимаю…

— Для того, чтобы полностью понять причины именно такого поведения украинских военных, надо было тогда быть вместе с ними. Я был с ними на одной территории. Но я не был в их гарнизонах. Хотя ко мне приходили украинские командиры, и мы вместе обсуждали, что же нам дальше делать.

Ясно, что я не мог им много чего посоветовать или, тем более, давать какие-то указания, только говорил, что они должны связаться со своим командованием в Киеве. Но я помню их мотивацию. Их семьи находились среди остальных жителей Крыма — очень разных. Они боялись за своих детей. Они уже не доверяли друг другу, уровень дисциплины был чрезвычайно низок.

В украинской армии на протяжении многих лет не было даже намека на план действий в случае, если агрессором будет Россия. Никто в это просто не верил, даже мысли не допускал… Помню, ко мне однажды пришли несколько командиров сакского гарнизона, в том числе, из батальона охраны не самого сакского аэродрома, а «Нитки» — был у них там такой военный объект, где пилоты учились, отрабатывая взлет-посадку на авианосцы. И вот они посидели у меня в штабе, мы поговорили — а один из них тогда попросил остаться на минуту, когда все уже уходили. И когда мы остались наедине, он вдруг и говорит: «Прости меня. Мы были уверены, что у нас здесь враги — крымские татары. Нас так учили»…

— Разве это не подтверждает косвенно мнение, что Россия готовилась к оккупации полуострова задолго до 2014 года?

— Просто армии не было. Даже начиная от принципа формирования. Даже я, человек, далекий от военной сферы, сейчас понимаю: нельзя было в Крыму формировать армию по территориальному признаку. Ибо, как мы все увидели, военные, прежде всего, подумали о своих семьях, о своих детях. И, знаете, возможно, кто-то их и обвиняет в предательстве, в том, что между государством и собственными детьми они выбрали детей. А я думаю, что об этом надо было нашему командованию и военным теоретикам хорошо подумать. Почему было не отправлять в Крым служить офицеров, ребят из Львова, из Житомира, из Винницы? Чтобы можно было мгновенно, как только, не дай Бог, начались бы какие-то проблемы, вывезти оттуда членов их семей, а они сами могли остаться и защищать свое государство?

Продолжение интервью читайте на «Апострофе» в ближайшее время.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187996 Рефат Чубаров


Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 22 мая 2017 > № 2181297 Корней Биждов

Президент НСА: «Засуха остается главным риском для донских аграриев»

Президент Национального союза агростраховщиков (НСА) Корней Биждов рассказал РБК Юг об особенностях агрострахования в на Юге России в условиях дефицита государственных субсидий.

— В этом году в системе агрострахования с господдержкой произошли существенные изменения, которые привели в т.ч. к сокращению объема субсидий. Как это отразилось на востребованности продукта аграриями Ростовской области и Юга России в целом?

— Ростовскую область сокращение объема субсидий коснулось в меньшей степени, так как в регионе изначально был предусмотрен объем субсидий, даже превышающий спрос на агрострахование.

Однако в других южных регионах, в частности Краснодарском и Ставропольском крае, выделенных средств не хватило. В результате образовалась задолженность по уже заключенным договорам: по Краснодарскому краю 318 млн рублей, по Ставропольскому – 493 млн рублей. Т.е. аграрии, поверив в действующую систему, заключили договоры, оплатили их из собственных средств, но из-за принятых на федеральном уровне решений не получили своих денег.

Кроме того, до 2016г. производилось перераспределение субсидий между регионами — из территорий, которые не выбрали выделенные им средства, они перенаправлялись туда, где средств на субсидии, наоборот, не хватало. В 2016г. было решено отказаться от перераспределения средств. Вместе с общим сокращением субсидирования это дало негативный результат.

ФЗ №260 «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования». Он предполагает, что при заключении фермером договора со страховой компанией первый оплачивает только 50% взноса. Оставшуюся часть берет на себя государство, перечисляя деньги напрямую компании.

В 2017г. правила агрострахования с господдержкой в России изменились. Теперь федеральные средства будут доводиться в субъекты РФ не по целевой программе, а в рамках так называемой «единой субсидии». Регионы имеют право перераспределять эти деньги по своему усмотрению в те отрасли, которые они считают недофинансированными.

— Ряд регионов России в этом году решил не включать агрострахование в те направления, по которым будет предоставляться поддержка. Ростовская область в их число не вошла. Насколько НСА удается выстраивать взаимоотношение с региональными властями, от которых развитие агрострахование «на местах» теперь зависит почти напрямую?

— В 2016г. в Ростовской области на условиях господдержки были заключены договоры страхования 284 тыс. га, что вывело регион в первую пятерку по данному показателю. С учетом озимого сева, застрахованного предыдущей осенью, этот показатель еще выше. Я считаю, что достижение таких показателей стало возможным во многом именно благодаря целенаправленным мерам со стороны руководства региона, изыскавшего возможность в прошлом году усилить господдержку застрахованных агропроизводителей при отсутствии дополнительного федерального субсидирования.

На 2017г. регион запланировал страхование с господдержкой 316 тыс. га. Хочу отметить, что планирование агрострахования в Ростовской области осуществляется с детализацией по районам, при внимании органов власти на всех уровнях.

— Какие риски, по данным НСА, наиболее актуальны для сельхозпроизводителей Ростовской области?

— Последние годы были достаточно благоприятными с точки зрения климатических и погодных условий. Тем не менее, даже в этот период агробизнес нес локальные потери. Главным риском для региона в последние пять лет являлась засуха. Основной ущерб посевам наносила почвенная засуха, на которую пришлось около 60% всех выплат компаний НСА в регионе, и еще 16% всех выплат составили убытки от атмосферной засухи.

Вторым по значению является риск вымерзания озимых посевов. В 2016г. одна из наиболее крупных страховых выплат в Ростовской области — почти 20 млн руб. — была произведена именно по убытку от вымерзания озимой пшеницы.

Всего, по данным НСА и Банка России, начисленная премия по договорам страхования урожая с господдержкой в Ростовской области в 2016г. составила 98 млн руб. В целом же за четыре года действия закона об агростраховании с господдержкой, аграрии региона получили выплаты на общую сумму порядка 760 млн руб.

И это лишнее подтверждение тому, что агрострахование нужно не только тогда, когда мы ожидаем каких-то катастрофических событий вроде засухи 2010 г. или наводнения на Дальнем Востоке — оно должно быть системным и регулярным.

— А каков прогноз для аграриев региона на 2017г. с учетом довольно неблагоприятных условий в апреле?

— В 2017 г. на основе космического мониторинга мы делаем вывод о том, что на Юге России, в том числе в Ростовской области, возможны довольно значительные потери урожая. Будем надеяться, что ситуация выправится. Но по состоянию на середину апреля 27% посевов в Ростовской области развивались хуже, чем в последние годы. Это не обязательно должно привести к каким-то катастрофическим событиям, но это надо иметь в виду.

Кроме того, следует помнить, что часть районов Ростовской области традиционно относится к так называемой «зоне рискованного земледелия».

— Что представляет собой система космического мониторинга и насколько эффективно ее использование с точки зрения страховщиков?

— На это направление в своей работе мы делаем серьезную ставку. Это система, связанная со спутниковым мониторингом и его компьютерной обработкой, которая позволяет объективно оценить состояние посевов, имея при этом историю конкретного поля за последние семь лет — видеть, что на нем выращивалось, какие происходили события, как развивались растения и т.д.

Прежде всего, система космического мониторинга дает объективность, что очень важно для урегулирования споров между страховщиками и аграриями. Их не очень много, но, в любом случае, когда возникают разногласия, необходим объективный инструмент оценки, позволяющий точно сказать — имело ли место событие, и как оно повлияло на снижение урожая.

На сегодняшний день космомониторинг активно используют 16 страховых компаний из 24, занимающихся агрострахованием. Кроме того, обобщенные данные космомониторинга мы регулярно посылаем в Минсельхоз РФ.

— Как часто аграрии страхуются, лишь осознав определенный риск потерять часть урожая?

— Как правило, именно так и происходит. Но существует установленный законом предельный срок – не позднее 15 дней после окончания сева. Как правило, власти каждого региона объявляют об окончании основных посевных работ. После этого срока сельхозпроизводитель уже не может претендовать на господдержку и заключает договор со страховой компании полностью за счет собственных средств.

— Насколько агрострахование в России — доходный бизнес?

— Поскольку около пяти лет в целом по стране погодные условия были достаточно благоприятными, страховщики, имеющие распределение бизнеса в разных регионах, оставались в небольшой прибыли.

Но есть большая иллюзия, что если застрахованный заплатил, допустим, 100 рублей, а получил 40, то 60 рублей ушло в прибыль страховщика. На самом деле большая часть этой суммы идет на формирование резерва на случай каких-то глобальных событий – например, той же засухи, при которых аграрии могут потерять существенную часть урожая. В этом случае они смогут получить весьма значительные суммы страховых выплат.

Что касается результатов деятельности компаний, входящих в НСА, то по итогам этого года мы прогнозируем снижение и так невысоких показателей 2016г., когда субсидирование агрострахования было снижено ровно в два раза. Конечно, ни сами страховщики, ни власти не испытывают иллюзий, что массово внедрить систему агрострахования можно за один-два года. На это требуется время и соблюдение главного условия — установления четких, однозначных правил субсидирования и следование им со стороны всех участников.

Но, если бы не ситуация 2016г. с урезанием субсидий и неподготовленностью нормативной базы на 2017 год, то через два-три года система агрострахования заработала бы в России в полном объеме. Сейчас, если будут стабильные условия субсидирования, для бесперебойной работы системы агрострахования нам потребуется еще три-четыре года.

Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 22 мая 2017 > № 2181297 Корней Биждов


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199175 Анна Таганова

Профайлинг: не спрятаться, не скрыться.

Как вычислить в толпе террориста или потенциального преступника? Можно ли «сыграть» на опережение и обезвредить его до того, как он претворит свои планы в жизнь? Где учат этому искусству?

О новой технологии оценки и прогнозирования поведения человека рассказывает начальник кафедры психологии и педагогики Краснодарского университета МВД России подполковник полиции Анна Таганова.

- Анна Александровна, сравнительно недавно в мире заговорили о новой технологии предупреждения преступлений - профайлинге. Что же это такое?

- Это метод, позволяющий выявлять людей, планирующих совершить преступление или склонных к неадекватным поступкам путём наблюдения за их поведением, особенностями внешности, эмоциями, речью. С его помощью можно эффективно бороться с терроризмом и экстремизмом превентивно. Такой подход совмещает в себе теоретические наработки и многолетний практический опыт работы психологов разных стран.

Безусловно, каждый сотрудник, задействованный в обеспечении безопасности массовых спортивных, политических, культурных мероприятий, должен уметь заметить в толпе людей с деструктивными намерениями. А для профайлеров, несущих службу в общественных местах, основная работа в том и состоит.

- И как работает технология?

- Дело в том, что у человека, который замышляет недоброе, есть специфические отличия во внешности, поведении, даже в документах, удостоверяющих личность, и его вещах. Изучение и систематизация этих особенностей позволяют создать профиль, на основании которого человека из толпы можно классифицировать как неопасного или потенциально опасного. Исходя из этого, тот или иной людской поток «обрабатывается» по определённой схеме, что позволяет выявить подозрительные и критические признаки индивида. Позитивные с большой степенью вероятности будут свидетельствовать о непричастности наблюдаемого к криминалу. Негативные - наоборот являются тревожными индикаторами.

- Можно ли заранее составить порт­рет типичного правонарушителя?

- Для каждого вида массового спортивного мероприятия есть свой «типовой участник», соответствующий по внешним признакам целям события. Все «отклонения» от данного образа должны вызывать подозрения. Профайлер определяет статус каждого лица с точки зрения его возможной причастности к возможному противоправному действию. Самый простой пример: подозрительным для специалиста будет выглядеть человек, утверждающий, что он является ярым фанатом спортивной команды, однако обладающий при этом нехарактерным внешним видом и не имеющий обычных для болельщика атрибутов. Выявление этих «отклонений» должно происходить на основе беспристрастного логического анализа имеющихся в распоряжении сотрудника фактов, полученных в результате наблюдения и опроса при проведении досмотровых мероприятий.

- Внедряется ли сейчас технология профайлинга в процесс подготовки российских полицейских?

- Краснодарский университет одним из первых среди ведомственных вузов разработал и внедрил в учебный процесс программы подготовки специалистов в области практического использования профайлинга. Наши курсанты проходят обучение по авторскому курсу «Профайлинг как метод обеспечения безопасности на объектах транспортной инфраструктуры». Универсальность данной технологии позволяет обучать и другие категории слушателей. В университете получают знания сотрудники МВД России, обеспечивающие безопасность на транспорте и при проведении массовых мероприятий, представители подразделений ГИБДД и уголовного розыска. Помимо этого, в 2014 и 2015 годах обучение основам профайлинга прошли работники бывшей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, психологи Федеральной службы исполнения наказаний России. Особую категорию слушателей курса составляют представители правоохранительных органов иностранных государств.

- А существуют ли особые требования к обучаемым?

- Несомненно, сотрудники, которых направляют для повышения квалификации, проходят тщательный отбор. Предварительными условиями поступления на данный курс являются наличие высшего психологического или юридического образования, не менее чем пятилетний стаж в правоохранительных органах и положительная характеристика с места службы. Необходимо отметить, что сложность и многоплановость функциональных обязанностей профайлера требуют наличия у человека не только соответствующих профессиональных и личностных качеств, но и широкого спектра умений и навыков. Понятно, что эффективность профайлинга непосредственно зависит от специалиста, который будет применять данный метод в своей работе.

- То есть вы хотите сказать, что слушатель уже должен обладать рядом специфических черт характера и поведения?

- Конечно. Главная задача профайлера - выявление потенциально опасных лиц, поэтому он должен исходить из того, что каждый прохожий может оказаться террористом, а любой предмет - представлять опасность. В связи с этим подозрительность рассматривается как важная черта характера, но при условии, что она не будет чересчур завышенной. Наличие внутренней дисциплинированности, которая должна ­сказываться на общем подходе сотрудника к работе, начиная от внешнего облика и своевременного прихода на службу и заканчивая неукоснительным соблюдением должностных инструкций, обеспечит высокие показатели деятельности. Самоконтроль, чувство ответственности также будут положительным образом влиять на выполнение профайлером своих обязанностей. Поскольку в работе возможно общение с потенциально опасными лицами, то необходимым качеством является умение оказывать сильное психологическое воздействие. Неуверенный в себе и неорганизованный человек производит негативное впечатление на окружающих, что абсолютно неприемлемо, учитывая специфику проводимой работы.

- Анна Александровна, расскажите, пожалуйста, как проходит процесс обучения профайлингу.

- Наша программа условно разбита на три составные части: получение теоретических знаний, выработка практических навыков и их реализация, что называется, в полевых условиях. Первая включает в себя вводный лекционный курс по основам работы. Вторая, наиболее важная часть - формирование начального опыта в ходе практических занятий. Тут используются разные формы обучения. Так, в рамках тренингов, выполняя определённые упражнения, слушатели развивают профессиональную наблюдательность. Навыки выявления и классификации подозрительных и критичных признаков формируются в процессе просмотра и анализа большого количества видеоматериалов с мест совершения реальных преступлений, заснятых камерами видеонаб­людения. Решение ситуационных задач связано с приёмами распознавания признаков скрыто носимого оружия и взрывчатки на теле человека, выявлением в толпе лиц, способных совершить террористический акт, оценкой актуального эмоционального состояния лица при досмотре и многим другим. Например, путём тайной жеребьёвки в группе участников определяется человек, у которого во время выполнения задания будет находиться пакет с якобы наркотическим веществом. Его задача - взять незаметно из заранее оборудованного тайника в учебной аудитории «товар», спрятать на собственном теле и пройти собеседование. Либо предпринимается попытка пронести через досмотровый пункт огнестрельное оружие или пройти незамеченным с «поясом шахида». Обучаемый ощущает на себе все возможные особенности и подозрительные признаки, которыми может обладать нарушитель правопорядка. При этом срабатывает механизм «прочувствования и осознавания».

Значительная часть учебного времени отведена работе на различных тренажёрах распознавания мимики, металлодетекторах, интроскопах.

Третьей, итоговой составляющей обучения является прохождение практики на базе городского аэропорта. В течение нескольких дней под контролем специалистов слушатели осуществляют предполётный досмотр пассажиров.

В итоге сотрудники, прошедшие курсы повышения квалификации с изучением технологии профайлинга, способны без особого труда распознавать состояния «субъектов», указывающие на возможное наличие противоправных намерений, определять признаки сокрытия опасных предметов, чувствовать ложь по речи и невербальным проявлениям, проводить различные виды опросов в рамках досмотровых мероприятий и проверки документов, устанавливать доверительные отношения с гражданами.

- Есть ли реальная отдача от обучения?

- За два года более 100 сотрудников из разных регионов страны прошли обучение по данному направлению. В университет поступили положительные отзывы от руководителей органов внутренних дел. Эффективность программы подтвердилась и во время несения службы по обеспечению безопасности при проведении крупных спортивных и культурных мероприятий. Например, в городе Сочи - на российском этапе «Формулы-1», III Всемирных военных играх, Всемирных хоровых играх и саммите Россия - АСЕАН.

Беседу вела Инна КАРГАПОЛОВА

Только факты

С 6 января по 20 марта 2014 года личный состав сводного отряда Краснодарского университета МВД России нёс службу и осуществлял досмотр личных вещей и багажа персонала и посетителей на олимпийских объектах горного кластера с помощью технических средств. Определялись и выявлялись запрещённые к проносу предметы и вещества: продукты питания, вода и прочие жидкости, металлические, колюще-режущие, аэрозольные предметы и т.д. Слушатели демонстрировали хорошие умения, навыки и знания, в том числе иностранных языков, необходимых в общении с гражданами других стран. Для организации и учёта несения службы личным составом были разработаны посменные постовые ведомости на каждый объект. Вёлся учёт и анализ поступающей информации с объектов несения службы.

За время несения службы на досмотровом оборудовании на объектах горного кластера были изъяты запрещённые к проносу на олимпийские объекты предметы: 1 травматический пистолет ПБ-4-2 «Оса», калибр 18.5 на 55, 1 пневматический пистолет, 2 армейских взрывпакета, 2 электрошокера, 630 ножей, 1 топор, 80 отвёрток, легковоспламеняющиеся жидкости - 18 литров бензина, 3 литра растворителя, алкогольные напитки в количестве 330 литров, наркотические вещества - 45 граммов марихуаны, а также 6 перцовых баллончиков, 16 баллончиков с газом, 57 аэрозольных баллончиков, 5020 виртуальных закладок.

Всего было выявлено более 5200 предметов, запрещённых к проносу на олимпийские объекты, досмотрено более 1 619 000 единиц ручной клади.

Стоит отметить и участие сводного отряда университета в количестве 250 человек в обеспечении охраны порядка в период подготовки и проведения российского этапа чемпионата мира «Формулы-1» в городе Сочи с 1 по 13 октября 2014 года, где личный состав осуществлял досмотровые мероприятия на контрольно-пропускных пунктах «Сочи-парка». Во время проведения чемпионата сотрудниками и курсантами университета было досмот­рено более 200 тысяч человек и изъято более 47 тысяч запрещённых предметов. Руководство объектов отметило высокий уровень подготовки наших сотрудников и курсантов, их дисциплинированность и ответственный подход к выполнению поставленных задач, хорошее знание английского языка, что в значительной мере облегчало работу сотрудников полиции при осуществлении досмот­ровых мероприятий.

В период несения службы нарушений служебной дисциплины не допущено. Поставленные задачи выполнены в полном объёме, без замечаний.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199175 Анна Таганова


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175934 Андрей Назаров

«Крым скоро может стать российским Монако»

Мануэль Охсенрайтер (Manuel Ochsenreiter), Free West Media, США

Андрей Назаров, сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия», в эксклюзивном интервью Free West Media — об огромных бизнес-возможностях российского полуострова Крым.

— Free West Media: Многие европейские парламентарии посетили Ялтинский международный экономический форум — 2017, несмотря на официальное предписание Евросоюза «не выезжать» в «оккупированный» Крым. Считаете ли Вы успехом тот факт, что все больше европейцев не следуют указаниям Брюсселя?

— Андрей Назаров: Безусловно, есть все основания видеть позитивную динамику в этих вопросах — форум стал настоящим прорывом в отношениях России с иностранными государствами. C каждым годом у нас становится все больше союзников за рубежом, которые приезжают в Крым и рассказывают впоследствии у себя в странах о реальном положении дел. И это не может не радовать.

Ведь нужно помнить, что инвестиции в Крым — это сотрудничество и инвестиции в Россию, что открывает огромные перспективы для бизнесменов.

«Налаживать мосты» с полуостровом в этом году, несмотря на непростую политическую обстановку — санкционную блокаду и давление — прибыли ведущие политики и представители крупного бизнеса (более 200 делегатов) из 46 стран мира. В частности, из Италии, Австрии, Германии, Франции, Румынии, Кипра, Греции, Чехии, Ирландии, Швейцарии, Турции, Китая, Японии, Вьетнама и других стран.

Нужно отметить, что значимость и вес в политических и деловых кругах тех делегатов, которые приезжают на Ялтинский форум, растут с каждым годом. Расширяется и их представительство. Кроме предпринимателей и инвесторов, которые хотят развивать свой бизнес в Крыму, на форум приезжают депутаты Европейского парламента, члены национальных парламентов и региональных советов, представители крупных политических партий, исполнительной власти, муниципалитетов, занимающие, в основном, руководящие позиции.

Крым — неотъемлемая часть России, и крымчане избрали свою судьбу на демократическом народном референдуме в 2014 году. Повышение интереса иностранцев к ЯМЭФ говорит о том, что они разделяют позицию жителей полуострова, и что далеко не все в Европе согласны с политикой Брюсселя. Предприниматели не хотят и не должны нести убытки в угоду чьим-то интересам. Бизнес должен развиваться и зарабатывать, искать новые площадки для сотрудничества, рынки сбыта своей продукции. По сути, иностранные участники Ялтинского форума выступают за прекращение санкционного режима и, по всей видимости, приближают его конец.

— Отношения между Европой и Россией напряжены из-за санкционного режима. Особенно от этого пострадали бизнес-отношения с Крымом. Как ЯМЭФ может помочь наладить эти отношения?

— Ущерб от санкционной политики причинен не только России и Крыму. Страны-члены ЕС, по предварительным подсчетам, недополучают в бюджет порядка 60 млрд евро. Европа потеряла около 400 тысяч рабочих мест, а объем производства снизился на 17,5 млрд евро. Это во многом объясняет, почему европейский бизнес едет в Крым налаживать отношения. Форум дает возможность инвесторам и политикам своими глазами увидеть и оценить деловой климат полуострова. Вернувшись, они расскажут, как Крым развивается, как здесь вести бизнес, какие есть возможности для реализации конкретных проектов. Этот диалог поможет наладить взаимодействие и торговый оборот. Судите сами, в этом году на форуме было подписано более 30 соглашений на общую сумму свыше 100 млрд рублей, а многие города Крыма стали побратимами иностранных регионов.

Кроме того, в рамках форума иностранцы предложили создать Международный клуб друзей Крыма — уникальное предложение, которое уже закреплено на бумаге. Речь идет об организации, в которую будут вступать иностранные граждане, небезразличные к судьбе полуострова и его жителей, которые поддерживают и разделяют их волеизъявление. Основные цели и задачи участников Клуба — продвигать Крым и вовлекать его в международное экономическое и культурное сотрудничество.

— Как бы Вы описали возможности для европейского бизнеса в России, особенно Крыму?

— На мой взгляд, Крым для европейского бизнеса — одна из самых привлекательных территорий. Здесь открыты и пока еще частично свободны традиционные для Европы рынки — туризм, сельское хозяйство, виноделие и др. Условия те же, а конкуренция не так высока. В качестве одного из примеров можно привести яхтенный спорт. Французская Ривьера и побережье Италии уже заполнены белоснежными палубами. Зайти на этот рынок практически невозможно, но для Крыма это направление — новое и перспективное. Или фермерское хозяйство — популярная и доходная отрасль, для развития которой у Европы не так много территорий. Также в Крыму есть большие возможности для промышленности, ведь он находится в самом центре Европы, на пересечении многих транспортных маршрутов.

Мы все понимаем, что санкции рано или поздно падут. Честно говоря, я вижу более серьезный риск для европейских предпринимателей в том, что многие из них сейчас могут потерять время. Их опередят — кто-то займет свободные ниши раньше.

— Крым до сих пор отрезан от материковой России. Сейчас европейцы могут попасть в Крым только через аэропорт Симферополя. Как в целом развивается инфраструктура в Крыму?

— На данный момент основная часть вложений в Крым направлена на развитие инфраструктуры региона и совершенствование логистики, которые облегчат товарообмен и транспортировку грузов с материка, а также увеличат поток туристов на полуостров. К концу 2018 года откроется движение по Керченскому мосту, заработает пассажирский терминал аэропорта в Симферополе, который, кстати, претендует на то, чтобы стать архитектурной визитной карточкой Крыма. Уже в следующем году пропускная способность полуострова превысит отметку в 24 миллиона пассажиров. Бизнес видит в этом большие возможности, ведь всех этих людей необходимо заселять. В связи с этим в Крым активно идут российские и зарубежные застройщики, ведущие мировые отельеры и рестораторы.

— Каким вы видите будущее Крыма?

— Всего за три года в составе Российской Федерации полуостров изменился до неузнаваемости: была проделана колоссальная работа по восстановлению инфраструктуры, инвестиционной привлекательности и экономической стабильности региона, которые были практически уничтожены в украинский период. Я убежден, что, как только отменят санкции и другие политические ограничения, в Крыму начнется настоящий инвестиционный бум.

В ближайшие несколько лет, благодаря государственным программам и поддержке тех инвесторов, которые выступили за развитие полуострова, там можно ожидать двукратный рост экономики, кардинально улучшится инфраструктура и среда в целом. Я не раз говорил, что Крым через несколько лет по темпам развития экономики имеет все шансы превратиться в глобальную зону экономического сотрудничества — российское Монако.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175934 Андрей Назаров


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 11 мая 2017 > № 2214287 Игорь Бураков

«Миссия нашего региона — накормить Россию».

Второй Всероссийский форум продовольственной безопасности прошел в Ростове-на-Дону 27-28 апреля в выставочном центре «Донэкспоцентр». Его ключевыми темами стали экологичность и качество продуктов питания. О результатах форума и его перспективах в интервью агентству «Интерфакс-Юг» рассказал генеральный директор «Агентства инвестиционного развития Ростовской области» Игорь Бураков.

— Игорь Владимирович, форум продовольственной безопасности проводится второй раз, в чем его отличие от предыдущего?

— Главное отличие обусловлено существенным продвижением России вперед в сфере продовольственной безопасности, что и отразилось на тематике форума, в которой сконцентрированы последние достижения, существующие угрозы, мнения и новые идеи в данной области. Можно сказать, что сама отрасль и повела за собой форум.

Если на первом форуме мы обсуждали количественные показатели, то в этом году — качественные. Ещё несколько лет назад первостепенной задачей было обеспечение продовольственной независимости России. Например, в момент проведения первого форума продбезопасности в 2015 году страна отставала по 4-м из 8-ми ключевых показателей в сфере обеспечения продуктового суверенитета. В этом же году отставание сохранилось лишь по двум показателям, причем, по одному из них — по соли — мы видим позитивную динамику развития отечественного производства. Да, и в другой отстающей сфере — молочной — тоже происходит некоторый перелом, позволяющий всё-таки в обозримой перспективе добиться здесь исполнения целевых показателей утвержденной президентом Доктрины продовольственной безопасности России. Поэтому с количественными показателями продбезопасности к настоящему моменту в России всё складывается достаточно благополучно. Более того, в стране активно развивается продуктовая индустрия, сельское хозяйство становится современным, высокотехнологичным, а, главное, конкурентоспособным.

Как итог — у нас появилась возможность задуматься о качестве питания, экологической чистоте продуктов, научно-обоснованных рационах питания — обо всем, что определяет здоровье человека. Ведь продукты питания влияют на интеллектуальный потенциал человека, его физическое здоровье, самочувствие, продолжительность жизни, в конце концов, на его счастье, которое давно уже стало экономической категорией. Эти все факторы, собственно, и предопределили тематику второго Всероссийского форума продовольственной безопасности. …

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 11 мая 2017 > № 2214287 Игорь Бураков


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 11 мая 2017 > № 2214287 Игорь Бураков

«Миссия нашего региона — накормить Россию».

Второй Всероссийский форум продовольственной безопасности прошел в Ростове-на-Дону 27-28 апреля в выставочном центре «Донэкспоцентр». Его ключевыми темами стали экологичность и качество продуктов питания. О результатах форума и его перспективах в интервью агентству «Интерфакс-Юг» рассказал генеральный директор «Агентства инвестиционного развития Ростовской области» Игорь Бураков.

— Игорь Владимирович, форум продовольственной безопасности проводится второй раз, в чем его отличие от предыдущего?

— Главное отличие обусловлено существенным продвижением России вперед в сфере продовольственной безопасности, что и отразилось на тематике форума, в которой сконцентрированы последние достижения, существующие угрозы, мнения и новые идеи в данной области. Можно сказать, что сама отрасль и повела за собой форум.

Если на первом форуме мы обсуждали количественные показатели, то в этом году — качественные. Ещё несколько лет назад первостепенной задачей было обеспечение продовольственной независимости России. Например, в момент проведения первого форума продбезопасности в 2015 году страна отставала по 4-м из 8-ми ключевых показателей в сфере обеспечения продуктового суверенитета. В этом же году отставание сохранилось лишь по двум показателям, причем, по одному из них — по соли — мы видим позитивную динамику развития отечественного производства. Да, и в другой отстающей сфере — молочной — тоже происходит некоторый перелом, позволяющий всё-таки в обозримой перспективе добиться здесь исполнения целевых показателей утвержденной президентом Доктрины продовольственной безопасности России. Поэтому с количественными показателями продбезопасности к настоящему моменту в России всё складывается достаточно благополучно. Более того, в стране активно развивается продуктовая индустрия, сельское хозяйство становится современным, высокотехнологичным, а, главное, конкурентоспособным.

Как итог — у нас появилась возможность задуматься о качестве питания, экологической чистоте продуктов, научно-обоснованных рационах питания — обо всем, что определяет здоровье человека. Ведь продукты питания влияют на интеллектуальный потенциал человека, его физическое здоровье, самочувствие, продолжительность жизни, в конце концов, на его счастье, которое давно уже стало экономической категорией. Эти все факторы, собственно, и предопределили тематику второго Всероссийского форума продовольственной безопасности. …

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 11 мая 2017 > № 2214287 Игорь Бураков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter