Всего новостей: 2660777, выбрано 179 за 0.128 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Персоны, топ-лист УФО: Куйвашев Евгений (47)Кобылкин Дмитрий (26)Комарова Наталья (16)Якушев Владимир (15)Дубровский Борис (13)Юревич Михаил (13)Муртазин Ирек (12)Ройзман Евгений (12)Сиенко Олег (10)Кокшаров Виктор (9)Медведев Дмитрий (8)Козицын Андрей (7)Путин Владимир (6)Ким Александр (5)Михельсон Леонид (5)Баумгертнер Владислав (4)Каламанов Георгий (4)Кокорин Алексей (4)Меркачева Ева (4)Миронов Алексей (4) далее...по алфавиту
Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 октября 2018 > № 2774069 Наталья Комарова

Встреча с главой Ханты-Мансийского автономного округа Натальей Комаровой

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Натальей Комаровой.

Глава региона информировала Президента о социально-экономическом положении в округе, в частности затрагивались вопросы инвестиционной привлекательности ХМАО, переселения из аварийного жилья и развития сферы здравоохранения.

Ранее в этот день глава государства провёл в Ханты-Мансийске заседание Совета по межнациональным отношениям и посетил Музей природы и человека.

* * *

Начало рабочей встречи с губернатором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Натальей Комаровой

В.Путин: Как дела, Наталья Владимировна?

Н.Комарова: Владимир Владимирович, в условиях, когда в больших экономиках торговые войны, и нам достаётся, и на фондовых рынках тоже неспокойно, мы сконцентрировались на обеспечении макроэкономической стабильности и создании условий для реализации указов Президента Российской Федерации.

В этой связи начну с нашей коренной компетенции – с ТЭКа. Мы не отказываемся от этой компетенции, мы это умеем делать хорошо, может быть, лучше многих, поэтому большое внимание уделяем развитию ТЭКа.

Тем более что сегодня стоит задача, и в этой связи затрагивается большое количество направлений, в том числе импортозамещения, по работе с «новой нефтью» – мы её так называем, «новая нефть». Она требует новой компетенции.

В этой связи – новые подходы компаний, которые используются для того, чтобы стабилизировать объёмы добычи нефти и обеспечить её добычу и так называемые трудноизвлекаемые запасы.

Следует отметить опыт «Роснефти», которая перешла на кластерный подход в организации работы, и «Газпромнефти», которая занимается инновациями в этой сфере и создаёт цифровые месторождения, используя нейронные сети.

И в этой связи хочу заметить, что это такая колоссальная концентрация умений, знаний, компетенций в этой сфере! Для этого нужны инвестиции.

В.Путин: У вас рост ВРП какой?

Н.Комарова: 28 – составной ВРП, 28,5 процента – это доля инвестиций, в деньгах семь лет подряд мы увеличиваем долю инвестиций, потому что это колоссальные затраты, которые необходимы, чтобы поддерживать отрасль в таком состоянии, – выше трёх триллионов рублей.

И в этом году, если говорить об объёме инвестиций, мы, по расчётам и прогнозам, ожидаем 970 миллиардов рублей инвестиций.

Кстати, если брать итоги текущего года, то добыча нефти более чем на 100 тысяч тонн превышает аналогичный период прошлого года. Это что говорит: мы очень этому рады, потому что в течение почти десяти лет это первый год, когда мы, может быть, не допустим падения с предыдущим годом.

Мы работали над тем, чтобы снизить темпы падения, сейчас рассчитываем, что стабилизируется.

Таким образом, эти результаты дали возможность получить дополнительные доходы в бюджет автономного округа. Для нас, для нашего региона приоритет – это обеспечение жильём граждан, и большую часть дополнительных доходов мы направили на решение этих задач.

Упомянула об этом в связи с тем, что на «Прямой линии» к Вам обращалась моя землячка Сорокина, которая проживает в балке, и просила Вас оказать содействие в ускорении решения этих проблем. Поручение было соответствующее.

Хочу Вам доложить, что по состоянию на 1 января 2012 года у нас было таких балков 9998, без двух 10 тысяч, а в настоящее время больше 60 процентов уже отселены. Объём финансирования достаточный, для того чтобы эта проблема была закрыта полностью, на 100 процентов.

В.Путин: Какие сроки?

Н.Комарова: Мы уже выделили деньги. Мы полагаем, надеемся, что они смогут освоить их вместе с гражданами в течение следующего года. Они и сегодня этим занимаются, плюс, исходя из большого объёма, нужно найти жильё на рынке, нужно оформить документы и так далее, поэтому мы считаем, что года следующего хватит, но ресурсы у них есть. Спокойно могут этим заниматься.

В.Путин: А в области здравоохранения?

Н.Комарова: В области здравоохранения… Хотела бы поблагодарить Вас за внимание к нашему проекту – создание центра материнства и детства в Сургуте.

Наш партнёр немного задержал выполнение своих обязательств по инвестиционному соглашению, тем не менее мы выходим на завершение этого проекта, и в следующем году наш регион получит такой уникальный объект. И мы планируем разместить там одновременно генетическую лабораторию.

В этой связи создадим такой медицинский кластер, который будет заниматься здоровьем матери, ребёнка и отца тоже. Причём ребёнок будет сопровождаться до пятилетнего возраста в случае, если понадобилось бы это вмешательство.

В.Путин: Нужно изначально, с первых шагов сделать так, чтобы это было связано с другими медучреждениями такого же профиля.

Н.Комарова: Это безусловно, потому что этот центр будет собирать какие–нибудь сложные случаи, совершенно верно. Нас очень сильно тестировали, этот проект. Мощность – 10 тысяч родов в год.

В.Путин: Это на сколько коек?

Н.Комарова: Коек не знаю, но 10 тысяч родов в год. Мы имеем в виду, что этот центр будет из тех, которые примут и пациентов из других регионов. То, что Вы называете медицинским туризмом, вообще, в мире называется медицинским туризмом, мы полагаем, что это один из тех объектов, который вполне может быть открыт для таких целей.

Сейчас мы ищем партнёра, работаем с Минздравом по поводу института, который мог бы быть соучредителем этой генетической лаборатории. А может быть, мы готовы отдать им как филиал, всё подготовить и отдать: тут статус нужен и школа нужна.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 октября 2018 > № 2774069 Наталья Комарова


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 24 октября 2018 > № 2774110 Михаил Фейгин

Семейный бизнес делает из людей граждан

Генеральный директор компании «Очки для вас» Михаил Фейгин принял участие в первом российском Форуме семейных предпринимателей «Успешная семья – успешная Россия!». Мероприятие, организованное Торгово-промышленной палатой РФ, своей главной целью преследовало популяризацию семейного бизнеса, который, как утверждают аналитики, в развитых странах прогнозирует более высокие темпы роста, чем экономика в целом.

- Михаил Донатович, Вы возглавляете компанию, которую основал Ваш отец. В семейном бизнесе Вы уже более двадцати лет и поэтому, без сомнения, можете сказать, чем он отличается от бизнеса обычного…

- Такого понятия, как семейный бизнес, в законодательстве нет, но это, безусловно, иная бизнес-модель. Классический бизнес начинается со стартапа, проходит стадии развития, а потом выгодно продается. Как правило, им занимаются те, кто умеет генерировать идеи и превращать их в деньги. Мне лично интересны семейные компании, которые находятся в одних руках длительное время. Недавно мне довелось побывать на ферме, которой более 1000 лет. Это бизнес, который строился на века. Его характерной чертой является очень осторожная политика в сфере управления рисками. Семейное предприятие не может брать на себя гигантских обязательств в расчете на быстрый рост и развитие. В отличие от международных крупных компаний, которые могут работать в убыток ради будущей капитализации, семейное предприятие ведет только те проекты, которые не подрывают его финансовую устойчивость.

- Консервативная модель бизнеса, очевидно, оказывает влияние и на корпоративную культуру?

- Да, в деятельности компании, как правило, участвуют все члены семьи, которые, по сути, заменяют наемных работников. Это налагает определенный отпечаток на отношения внутри компании.

Мне кажется, в компаниях, которые создаются не для продажи, менеджеры действуют с точки зрения долгосрочных интересов бизнеса, а не своих сиюминутных. Им не нужно отчитываться перед акционерами и рисовать красивые презентации о росте капитализации. Это же не секрет, что управленцы приходят в крупную корпорацию на два-три года, достигают каких-то показателей и уходят на повышение в другую компанию. Такая модель чревата неприятными последствиями. Например, SONYутратила свои позиции на рынке аудиозаписей, потому что в корпорацию пришли менеджеры, главной задачей которых было сокращение расходов, а не развитие. Им нужно было показать привлекательные результаты, и компания досокращалась до того, что конкуренты обошли ее на рынке, на котором она занимала лидирующие позиции.

Я сам работал в крупных международных корпорациях и видел, как из далекого центрального офиса спускаются решения. Выглядело это примерно так же, как в годы сталинских репрессий, когда в область присылали разнарядку расстрелять 1000 человек. Кого расстрелять и для чего – уже неважно. Так поступают и нынешние менеджеры: приказывают сократить по всему миру 25 офисов и 4 тысячи сотрудников. А уволенные, возможно, могли бы внести свой вклад в развитие, но это неважно: главное – сократить расходы, чтобы выросла стоимость акций.

- А конкурентоспособность растет у таких компаний?

- Сейчас многое построено не на операционной деятельности компании, а на гонке за ростом капитализации. Это реалии современного мира: деньги делают на производных финансовых инструментах. И многие компании, которые приносят убытки, тем не менее, зарабатывают на игре с акциями. Часто это связано с обманом акционеров: игры на финансовых инструментах кого-то разоряют, а кого-то и обогащают. Для некоторых менеджеров важнее не позиции компании на рынке, а позиции компании на биржевых графиках.

- В связи с этим вопрос: семейные компании не проигрывают акционерным компаниям, поскольку проводят более консервативную политику?

- Бывает – проигрывают, бывает – выигрывают. Все зависит от компетенции компании. Может, она занимает такую нишу, в которой крупная компания тягаться в принципе не может. Наша компания не стремится к глобальной экспансии. Мы сделали ставку на персональный подход к клиенту и высококлассный сервис. Сетевые компании, как правило, работают на массового потребителя, но с расширением бизнеса качество управления падает, снижается уровень сервиса. Мы выигрываем с точки зрения сохранения своей устойчивости. С приходом в наш регион федеральных сетей мы не теряем долю рынка, а даже увеличиваем, потому что не полагаемся на длинный финансовый рычаг, которым располагают крупные компании. Если смотреть на рост выручки и количество магазинов, то да, есть компании, которые круче нас. Но для нас важнее отношение клиентов и готовность обратиться к нам снова.

- На ваш взгляд, государство должно поддерживать семейный бизнес, тиражировать его?

- Это вопрос больше к аналитикам. Я узнал на форуме предпринимателей, что рост семейного бизнеса в мире прогнозируется в разы выше, чем у бизнеса вообще. Это значит, что темпы роста семейных компаний опережают темпы роста экономики во всех странах. Почему так происходит –большой вопрос. Может, семейные компании находят нишу, может, это история про теорию малых дел, когда множество успешных малышей дают больший экономический эффект, чем масштабные проекты крупных предприятий. Возможно, это повод государству обратить внимание на семейный бизнес.

Тут есть еще одна сторона. В России сейчас преобладают люди, которые не привыкли владеть собственностью, и это накладывает свой негативный отпечаток на отношения наших граждан к своей стране. В Австрии вы не встретите горы мусора в лесу, потому что каждый клочок земли кому-то принадлежит. Люди там следят за территорией как настоящие хозяева, в то время как у нас большинству на все наплевать – в том числе и на свою судьбу. Владение собственностью, мне кажется, кардинально влияет на уровень гражданкой ответственности. Собственники стараются следить за тем, кого они выбирают и за что голосуют – в отличие от тех, кого экономические программы в принципе не интересуют.

- Как, по-Вашему, следует поддерживать семейный бизнес?

- Специально поддерживать семейные компании не надо. Иначе мы получим пять семей, которые будут всем управлять. Необходимо создавать условия для ведения бизнеса, тиражировать лучшие практики. Нынешняя политика контролирующих органов развитию условий совершенно не способствует. При наших законах сегодня можно разорить любого предпринимателя – в то время как улучшение делового климата в стране и защита частной собственности позволит снизить риски и повысить инвестиционную активность бизнеса.

Кроме того, следует обратить внимание на имидж предпринимателя. На форуме отмечалось, что сейчас он ассоциируется с жуликом. Государство с его пропагандистскими возможностями должно помогать предпринимателю создавать иной имидж – имидж созидателя, чтобы было престижно заниматься бизнесом. Это позволит изменить отношение к стране и самих россиян, и иностранных граждан, что обязательно скажется и на развитии экономики.

Отдел по связям с общественностью Уральской ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 24 октября 2018 > № 2774110 Михаил Фейгин


Узбекистан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 22 октября 2018 > № 2774092 Федор Дегтярев

Федор Дегтярев прокомментировал итоги участия в Первом форуме межрегионального сотрудничества России и Узбекистана

Президент Южно-Уральской торгово-промышленной палаты, председатель Российско-Узбекского делового совета Федор Дегтярев прокомментировал итоги участия делегации Челябинской области в мероприятиях Первого форума межрегионального сотрудничества России и Узбекистана.

Напомним, форум проходил 18-19 октября в Ташкенте. Соорганизаторами мероприятия выступили Торгово-промышленная палата РФ и Южно-Уральская торгово-промышленная палата в лице Российско-Узбекского делового совета (РУДС), отвечающие за проведение заседания РУДС и биржи контактов. На переговоры прибыло свыше 1000 предпринимателей со всей России, в том числе представители 24 компаний Челябинской области.

«В Узбекистане, как было отмечено президентом республики Шавкатом Мирзияевым, такое масштабное мероприятие проводилось впервые. Заседание Российско-Узбекского делового совета собрало полный зал, что говорит, прежде всего, об интересе предпринимательского сообщества к тем процессам, которые сегодня происходят в Узбекистане. Ведь законодательство в республике меняется практически еженедельно», – рассказал президент ЮУТПП, председатель РУДС Федор Дегтярев.

Отметим, в заседании РУДС приняли участие министр экономики Республики Убекистан Ботир Ходжаев, первый заместитель председателя Государственного таможенного комитета Республики Узбекистан Жасур Арипов, президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин, представители дипломатических структур, министерств и ведомств двух стран, хакимы городов Узбекистана. Были обсуждены вопросы упрощения системы налогообложения и таможенных процедур, меры по кардинальному улучшению инвестиционного климата в Республике Узбекистан, перспективы реализации российскими компаниями инвестиционных проектов по модернизации производственной и транспортно-коммуникационной инфраструктуры Республики Узбекистан, развитие взаимодействия финансовых и нефинансовых институтов двух стран.

Федор Дегтярев выступил с докладом о роли деловых советов в формировании новых векторов экономического сотрудничества России и Узбекистана. О перспективных направлениях взаимодействия рассказал Сергей Смольников министр экономического развития Челябинской области – лидирующего субъекта РФ по показателям экспорта в Узбекистан.

«Челябинская область добилась больших количественных показателей в объемах товарооборота с Республикой Узбекистан. Сергей Смольников провел презентацию региона, обозначил наши экспортные возможности и интересы в импорте узбекской продукции на Южный Урал», – сказал Федор Дегтярев.

Оценивая перспективы сотрудничества Челябинской области и Узбекистана, Федор Дегтярев, сообщил, что в республике остается интерес к совместному созданию предприятия по производству запорной арматуры, есть большие потребности у объединения Узбекнефтегазпром в южноуральских калибрах. Кроме того, на территории Челябинской области реализуется проект по строительству логистического центра по хранению и переработке свежих овощей и фруктов из Узбекистана.

«В настоящее время рассматривается возможность создания аналогичного центра в Республике Узбекистан, которое занималось бы сбором, сортировкой, хранением и отправкой этой продукции в Челябинскую область. При наличии такого партнера Челябинск станет одним из крупнейших в России центров по реализации плодоовощной продукции из Узбекистана. Мы сможем обеспечивать свежими овощами и фруктами не только весь Уральский федеральный округ, но и близлежащие субъекты», – отметил Федор Дегтярев.

По словам президента ЮУТПП, все участники заседания РУДС дали высокую оценку мероприятию. С положительными отзывами выступили также представители обеих стран в рамках пленарного заседания Первого форума межрегионального сотрудничества России и Узбекистана с участием глав государств. Что касается итогов переговоров предпринимателей, то в настоящее время результаты обрабатываются центром внешнеэкономической деятельности Южно-Уральской торгово-промышленной палаты и будут озвучены в ближайшее время.

Пресс-служба Южно-Уральской ТПП

Узбекистан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 22 октября 2018 > № 2774092 Федор Дегтярев


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 22 октября 2018 > № 2774089 Станислав Блохин

Семейный бизнес в России ждет большое будущее

В Москве состоялся первый Форум семейных предпринимателей «Успешная семья – успешная Россия!». В мероприятии, прошедшем по инициативе Торгово-промышленной палаты России, приняли участие представители семейного бизнеса из 80 регионов страны. Среди участников форума от Свердловской области была корпорация «Маяк», вице-президент которой Станислав Блохинподелился своими впечатлениями.

- Станислав Анатольевич, что Вы вынесли с этого мероприятия? Чем был полезен форум?

- Самое полезное – это контакты. Как говорится, не имей сто облигаций, а имей сто друзей в организациях. Был представлен самый разный семейный бизнес: сельскохозяйственные и ИТ-предприятия, производители одежды, сфера услуг и т.д. Каждый постарался привезти свою продукцию и представить предприятие. Поразила одна семья, которая владеет клубом: на сцену вышло сорок человек – представляете? Мне понравилось, что все участники форума имели возможность пообщаться с министром промышленности Денисом Мантуровым и президентом ТПП РФ Сергеем Катыриным, которые посетили стенды и со всеми поговорили. Это очень важно, и поэтому я благодарен Уральской ТПП за то, что пригласили на это мероприятие. Я вернулся с новыми идеями и новыми контактами.

- Работа в семейной компании помогает в ведении бизнеса? Может быть, там другие управленческие принципы?

- Сложный вопрос. Кто-то считает, что работать с родственниками нельзя, кто-то – наоборот. Этот вопрос поднимался на форуме. Мое личное мнение: если кто-то хочет работать, у него горят глаза, и он живет вашим делом, то не так уж и важно, родственник он вам или нет. Корпорацию «Маяк» Владимир Андреевич Коньков основал тридцать лет назад, посвятил ей всю жизнь и, конечно, хочет, чтобы рядом были люди, которые также заинтересованы в развитии предприятия. Он готов делиться опытом, технологиями и продвигать любого, кто приносит корпорации пользу. Главный плюс семейного бизнеса – доверие и возможность передавать информацию новым поколениям.

- Почему же тогда у нас не так много семейных предприятий?

- Этот вопрос тоже поднимался на форуме. Возможно, сказывается разница в менталитете. В Германии семейными являются более половины от всех предприятий, и они входят в число лидеров по налоговым платежам. Возможно, сказывается лютеранская религия, которая, как и протестантская, нацеливает на успех и развитие бизнеса. У нас этого нет, и поэтому многие боятся начать свое дело, боятся ошибиться. Может, кто-то специально рисует такую мрачную картину: мол, в России очень сложно вести бизнес, приводит статистику, что около 80% компаний разоряются за первые пять лет. Между тем для начинающего предпринимателя семейный формат больше подходит: не надо никому платить зарплату и вести сложную бухгалтерию. И первый форум в ТПП РФ показал, что семейные предприятия у нас есть, и они дадут толчок всему бизнесу. Многие поймут, что бояться не надо, и со временем станут опорой государства, как в Германии. Надо лишь создавать условия для ведения бизнеса: развитию предпринимательства, как отметило большинство участников форума, препятствуют высокие налоги. Надо прорабатывать этот вопрос – возможно, предусмотреть семейный патент, как это предлагает ТПП РФ.

- Может, основная проблема заключается в том, что институт частной собственности в России все еще слишком неустойчив?

- Нет, не думаю. У нас бизнесмены стараются ни от кого не зависеть и надеются лишь на свои силы. Может, это и есть правильный подход. Идей в стране предостаточно: к нам часто приходят с предложениями, и некоторые интересные вещи мы даже финансируем. Например, мы хотим выйти на международные рынки с гидроприводом Конькова и сейчас ищем заинтересованных партнеров в сфере добычи нефти. Благодаря новому направлению мы в 2015 году вошли в топ-30 крупнейших быстроразвивающихся компаний России по версии Минэкономразвития. У нас в корпорации около 20 направлений, и поэтому мы всегда готовы к диалогу с семейными инновационными предприятиями. Мы приветствуем, когда муж и жена работают у нас, и если у кого-то есть идеи и планы на экспорт, то мы всегда готовы к сотрудничеству, готовы делиться информацией и вместе выходить на те или иные рынки. Это наша стратегия.

Уральская ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 22 октября 2018 > № 2774089 Станислав Блохин


Россия. УФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 19 сентября 2018 > № 2734128 Николай Цуканов

Николай Цуканов: «Главное — ваше стремление быть полезным для страны»

Сегодня в Екатеринбурге состоялось заседание Совета по молодежной политике при Полномочном представителе Президента Россиийской Федерации в УрФО.

В заседании приняли участие Полномочный представитель Президента России в УрФО Николай Цуканов, заместитель руководителя Росмолодежи Екатерина Драгунова, представители органов власти регионов УрФО и более 130 молодых людей, реализующих общественные, научные, коммерческие, культурные и социальные проекты.

Полномочный представитель подчеркнул, что достижение масштабных целей, поставленных в Послании Президента России Федеральному Собранию и майском Указе Главы государства, немыслимо без участия молодежи. Таким образом,главной задачей молодежной политики становится не только помощь молодым людям, но прежде всего, стимулирование их активности в бизнесе, управлении, науке и других сферах деятельности.

Говоря о задачах Совета, Николай Цуканов подчеркнул: «Мне бы очень хотелось, чтобы советом принимались практические решения и были реализованы со временем. Могут появиться проектные офисы по молодежному предпринимательству, комфортной городской среде и так далее. Главное — ваше стремление быть полезным для страны».

В свою очередь Екатерина Драгунова рассказала о возможностях самореализации, которые доступны современной молодежи: «В этом году государство доверило Росмолодежи распределить гранты на сумму 2,5 млрд рублей. Это колоссальные средства и колоссальное количество инициатив, которые поддержаны в рамках Всероссийского конкурса молодежных проектов и уже воплощаются в жизнь».

Заместитель руководителя Росмолодежи отметила высокий уровень реализации молодежных мероприятий в регионах Уральского федерального округа, а также напомнила, что округ занимает лидирующую позицию в рейтинге системы ключевых показателей реализации ГМП. «В рейтинге регионов второе место занимает Ямало-Ненецкий автономный округ, а четвертое – ХМАО», – пояснила Екатерина Драгунова.

В качестве спикеров на заседании Совета выступили Глава палаты молодых законодателей при Совете Федерации Николай Бурматов, глава федерального комитета по молодежному предпринимательству «Опора России», руководитель отрядов Центрального штаба МОО «Российские студенческие отряды» Юрий Болдырев и авторы социально значимых проектов. Также в состав совета вошел Владимир Васкевич.

В ходе заседания Совета участники обсудили проекты по развитию добровольческих инициатив, а также различные проектов в сфере молодежного предпринимательства. Отдельно поговорили о деятельности Российских студенческих отрядов и возможности привлечения бойцов РСО на федеральные строительные проекты. Особый интерес вызвало обсуждение школы законотворчества для молодых политиков, в том числе членов Молодежного совета.

Совет по молодежной политике – это открытая площадка для обсуждения проблем и задач молодежной политики в Уральском федеральном округе. Основными его принципами станут открытость, добровольность и, самое главное, – ориентация на результат. Для этих целей в рамках Совета создаются рабочие группы по нескольким направлениям: развитие цифровой экономики и решение экологических проблем, молодежное предпринимательство, спорт, туризм, комфортная городская среда и другие.

Россия. УФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 19 сентября 2018 > № 2734128 Николай Цуканов


Россия. УФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 6 сентября 2018 > № 2722970 Александр Моор

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Тюменской области Александром Моором.

Обсуждались ход выполнения программ строительства и реконструкции школ и дошкольных учреждений, а также развитие в регионе системы высшего образования.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начался новый учебный год. Во всех территориях Российской Федерации, и у вас тоже, идёт строительство, реконструкция школ. Каковы успехи в этом направлении? Это большая программа, она реализуется по всей стране и очень важна для огромного количества граждан нашей страны.

А.Моор: Все школы и детские сады Тюменской области 1 сентября приняли своих воспитанников. Более того, мы порадовали наших земляков новосельем – открыли три школы к 1 сентября: одну в Тюмени, одну в Ишимском районе и одну в Тобольском районе. Причём все школы сегодня одинаково хороши. Нам важно, чтобы наши ребята вне зависимости от того, где живут – в городе или сельской местности, имели доступ к одинаковым образовательным услугам и достойную образовательную среду.

В наших планах – строить в Тюмени как минимум одну школу в год, с учётом демографических тенденций. Помимо этого у нас есть программа по замене всех деревянных школ и школ, которые имеют деревянные перекрытия. Таких у нас ещё 31. Мы разработали типовые проекты – от 20 до 360 школьников. В течение четырёх лет все эти школы заменим. Помимо этого мы открыли два новых детских сада, оба в Тюмени. Это очень крупные проекты с точки зрения вместимости – на 550 и 450 мест. Мы целенаправленно разработали для себя несколько типовых проектов, строим крупные детские сады, потому что демография у нас положительная и очень большой спрос.

Д.Медведев: Это очень хорошо. Сейчас кажется разумным (конечно, вам самим нужно определяться, на месте) совмещать в новых детских садах ясельные группы и обычные группы, потому что это рационально с точки зрения расходов на строительство детских дошкольных учреждений.

А.Моор: Совершенно верно, Дмитрий Анатольевич, именно в такой логике мы сейчас и двигаемся. В детские сады, которые мы открыли, уже полностью набраны дети, причём половина воспитанников – это дети от двух лет. То есть мы решили задачу устройства в детские сады детей в возрасте от трёх лет, начинаем двигаться дальше. И сегодня вносим изменения в типовые проекты, чтобы на первых этажах были ясельные группы, чтобы выполнить задачу, которая обозначена в майском указе.

Д.Медведев: Это разумно. Что ещё расскажете?

А.Моор: Мы системно занимаемся образованием. Большое внимание уделяем развитию высшего образования. Тюменский государственный университет – классический вуз – участвует в программе 5-100, Тюменский индустриальный университет является опорным. И у нас есть одна большая цель, которой я хотел бы с Вами поделиться. И Вашей поддержки попросить. В соответствии с майским указом в нашей стране должно быть создано не менее 15 научно-образовательных центров, и мы бы хотели в этой программе участвовать, но участвовать не от одной Тюменской области. Мы с моими коллегами – руководителем Ханты-Мансийского автономного округа Натальей Владимировной Комаровой и временно исполняющим обязанности губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Андреевичем Артюховым – подготовили совместное письмо. Мы выступаем с инициативой создать в перспективе научно-образовательный центр на территории трёх наших субъектов – большого макрорегиона, который определён в проекте стратегии развития России.

Мы считаем, что у нас для этого есть все предпосылки. Научно-образовательный центр – это консолидация усилий вузов, научных организаций и индустриальных партнёров. Вузы у нас есть и в Тюменской области, и в Ханты-Мансийском автономном округе.

Д.Медведев: Это, по вашей идее, по той инициативе, с которой Вы пришли, будет и классический университет, и инженерное образование? Или это как-то иначе выглядит?

А.Моор: Мы предполагаем, что наш НОЦ мог бы сконцентрироваться на четырёх основных темах – с учётом специфики наших трёх регионов. Первая тема – это технологии освоения Арктики, так называемые технологии холодного мира. Здесь уже есть определённые наработки. На Ямале существует Научный центр изучения Арктики. Также это наша историческая компетенция – добыча и переработка нефти и газа, нефтегазохимия. Третье направление – это всё, что связано с аква- и биокультурой (это юг Тюменской области). И Тюменский государственный университет активно двигается в решении социогуманитарных проблем.

Д.Медведев: А его тоже предполагается включить в этот центр?

А.Моор: Да. Мы имеем консолидированную позицию: все наши вузы, исследовательские институты, которые сегодня принадлежат крупным нефтегазовым компаниям, объединятся. Мы сейчас обсуждаем конфигурацию управления этим научно-образовательным центром. У нас есть политическая воля, у нас есть огромное желание и возможности участвовать в софинансировании этого проекта.

Д.Медведев: Это интересная идея. Вы абсолютно правильно сказали: у нас есть задача, чтобы наши крупнейшие университеты, образовательные центры вошли в лучшие мировые рейтинги. Но это можно сделать только в том случае, если они будут сильными, конкурентоспособными. Когда это десяток весьма средненьких вузов, ничего хорошего не получится. Поэтому объединение в принципе должно идти на пользу. Давайте рассмотрим обращение трёх губернаторов и поговорим об этом и некоторых других вопросах.

Россия. УФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 6 сентября 2018 > № 2722970 Александр Моор


Россия. УФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Образование, наука > neftegaz.ru, 30 августа 2018 > № 2716857 Сергей Кортов

С. Кортов о создании в УрФУ инжинирингового центра цифровых технологий машиностроения.

Предприятия смогут в десятки раз ускорить разработку и запуск в производство сложных технических изделий.

В 2018 г в инновационной инфраструктуре Уральского федерального университета (УрФУ, Екатеринбург) будет создан инжиниринговый центр цифровых технологий машиностроения.

Грант на создание и развитие центра в течение 2018 - 2020 гг в размере 144 млн рублей университет получит от министерства науки и высшего образования в рамках реализации проекта по созданию и развитию в Российской Федерации инжиниринговых центров на базе ведущих вузов.

Новый центр станет частью масштабного регионального проекта «Умный регион».

Основными видами оказываемых инжиниринговых услуг центра станут разработка продукции тяжелого машиностроения с использованием единого цифрового пространства на основе комплекса CAD/CAM/CAE/PDM технологий, промышленный дизайн и продвижение продукции на потребительский рынок (маркетинг, коммуникация с потребителями).

По словам первого проректора УрФУ С. Кортова, цель создаваемого в вузе центра - разработка и внедрение в промышленность технологий так называемого «цифрового двойника».

«Для того чтобы промышленное производство стало базовым элементом цифровой экономики, весь жизненный цикл изделия - от проектирования до утилизации - должен сопровождаться его цифровым, виртуальным отражением, - отмечает С. Кортов. - На стадии проектирования технология цифрового двойника позволяет существенно сократить время и средства на проектирование. Это происходит благодаря тому, что проектирование, тестирование и оптимизация изделия происходят в цифровом пространстве на базе математических моделей. И только когда цифровая модель полностью соответствует техническому заданию, делается опытный образец, который проверяется на соответствие цифровой модели».

Сегодня в автомобилестроении релевантность при использовании цифровых двойников достигает 97–98 %. Это означает, что конструкция, которая была виртуально разработана и испытана, а затем воплощена в железе, именно с такой вероятностью повторит все те свойства, которые были предварительно получены в цифровом виде.

Кроме того, «цифровой двойник» позволяет существенно сократить время для перевода конструкторской документации в технологическую - раньше для этого требовался очень большой объем времени.

В процессе эксплуатации изделий благодаря постоянному мониторингу режимов работы продукции есть возможность своевременно предотвращать ее переход в нерабочее состояние.

«Цифровой двойник» также позволяет непрерывно модернизировать изделия. Это могут быть станки, автомобили, поезда, экскаваторы, станки, самолеты. В каждый новый экземпляр могут быть оперативно внесены изменения при сохранении контроля за общим состоянием объекта. Это позволяет в десятки раз увеличивать производительность труда, снижать расходы и беречь время с одновременным повышением качества продукции и внедрением инноваций.

С. Кортов отмечает, что важным преимуществом Уральского федерального университета, которое позволило ему выиграть грант, стало наличие опытных производств в виде инновационно-внедренческих центров, которые позволят создавать опытные экземпляры новых объектов и проверять релевантность цифровых моделей.

Речь идет об инновационно-внедренческом центре высоких технологий в машиностроении, региональном инжиниринговом центре лазерных и аддитивных технологий и НОЦ «Новые металлсодержащие материалы и технологии в металлургии». Также при создании центра будут использованы компетенции профильных научных лабораторий вуза.

Еще одно преимущество УрФУ - устойчивые связи с ведущими промышленными предприятиями Урала, Поволжья и Западной Сибири.

Важную роль в успехе сыграло и наличие у вуза специализированного программного обеспечения для промышленного дизайна, цифрового проектирования и моделирования, а также подготовленного квалифицированного персонала по работе с ним.

«Уральским предприятиям ОПК необходим доступ к инструментам, обеспечивающим быстрый и эффективных выход на рынок гражданской продукции, - говорит Сергей Кортов. - При работе в гражданском секторе рынка у предприятий ОПК ввиду санкций сложилась проблема доступа к современными цифровым средствам и инструментам инжиниринга. Мы планируем начать работу с промышленностью с конструирования и моделирования таких сложных объектов, как двигатели и карьерные экскаваторы. Подобные объекты состоят из огромного количества элементов и непрерывно используются в производстве».

Ведущим индустриальным партнером центра выступит компания Адванс Инжиниринг, имеющая более чем десятилетний опыт работы в области инжиниринга и оказывающая российским предприятиям услуги по цифровому проектированию и моделированию.

Только в 2017 г компания работала более чем с 70 крупными промышленными заказчиками.

Индустриальный партнер обеспечит трансфер технологий и окажет содействие в продвижении услуг центра на рынке.

Стратегическими партнерами инжинирингового центра выступят Уральский дизель-моторный завод, Уралмашзавод, Производственное объединение Уральский оптико-механический завод имени Э. С. Яламова, Машиностроительный завод имени М. И. Калинина, г. Екатеринбург, Научно-производственное объединение автоматики имени академика Н. А. Семихатова, Опытное конструкторское бюро «Новатор» и Научно-производственная корпорация Уралвагонзавод.

Результатом реализации проекта должно стать создание сформированной инженерной инфраструктуры по выполнению комплексных инжиниринговых услуг в области тяжелого машиностроения с использованием современных компьютерных методов сквозного проектирования и управления проектами, современного исследовательского и опытно-технологического оборудования.

Также работа центра будет способствовать созданию устойчивой кооперации с ведущими промышленными предприятиями ОПК УрФО и других регионов в рамках программ диверсификации и общего продвижения на коммерческом рынке.

Россия. УФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Образование, наука > neftegaz.ru, 30 августа 2018 > № 2716857 Сергей Кортов


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 августа 2018 > № 2708953 Дмитрий Артюхов

Встреча с врио главы Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Артюховым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Артюховым.

В.Путин: Дмитрий Андреевич, добрый день! С чего начнём – с Северного широтного хода?

Д.Артюхов: Владимир Владимирович, хочу поблагодарить Вас за поддержку проектов развития в Арктике. У нас произошло долгожданное для всего Ямала событие: Правительство утвердило концессию по Северному широтному ходу.

Вы с самого начала этот проект поддерживали, знаете его очень хорошо. И наконец-то мы подошли к тому моменту, когда у нас есть всё для того, чтобы уже опережающе, этой зимой, начать строительство самого сложного, важного элемента – совмещённого моста через реку Обь. Сейчас делаем всё с инвестором для того, чтобы приступить к этому в самое ближайшее время.

В.Путин: Железнодорожный и автомобильный?

Д.Артюхов: Да, он совмещённый: железнодорожная часть нужна для экономики, а автомобильная, конечно, имеет большую социальную нагрузку, потому что на двух берегах находятся два города, исторически связанные, и это, конечно, для населения очень долгожданное событие.

В.Путин: Сколько получается протяжённость?

Д.Артюхов: Весь проект – 350 километров, это новое строительство. Но, учитывая, что необходимо развивать подходы, проект – порядка 700 километров.

Если говорить про развитие северного полигона, который идет вплоть до Балтики, там идёт ещё дополнительно полторы тысячи километров, которые также подлежат усилению. Это очень масштабный проект в целом.

Но мы на этом не останавливаемся. Наша следующая задача – привести железную дорогу в Сабетту. Владимир Владимирович, Вы там были. Это, конечно, особый центр развития Арктики сегодня – безусловно, главный центр развития Северного морского пути.

И наша задача – привести сеть «Российских железных дорог» в Сабетту. Уверен, что этот проект мы сделаем. Сейчас идёт очень продуктивный диалог с ключевыми компаниями: это «Газпром», «Российские железные дороги». Думаю, у нас получится сделать ещё одну концессию, и в Сабетту придёт железная дорога. Это очень нужно, чтобы в этом центре у нас Арктика развивалась, и всё для этого есть.

В.Путин: А в целом как ситуация?

Д.Артюхов: В целом экономика развивается достаточно устойчиво. Конечно, если брать основные показатели по промышленности, первое полугодие очень успешное, рост идет 12 процентов. Конечно, в основе наши крупнейшие проекты. Радует, что наши ключевые компании идут во многие проекты опережающе.

«Газпром» планирует в следующем году опережающе выйти на Харасавэйское месторождение, тоже одно из крупнейших (следующее за Бованенковским). Для нас, конечно, это очень хороший знак: это рабочие места, это очень существенные инвестиции.

И конечно, компания себя очень ответственно ведёт на территории. У нас очень много проектов взаимодействия: они связаны и с развитием наших городов, и с развитием волонтёрства; у нас отличные совместные экологические проекты.

В.Путин: Большой проект, мне Миллер докладывал.

Д.Артюхов: Радует, мы очень успешно с компанией работаем по экологической очистке Арктики. Вместе наши волонтёры – международный проект – успешно это делают.

Один из ключевых проектов, «Ямал СПГ», идёт опережающе: введена вторая очередь. Вы в декабре были на открытии первой очереди, уже с опережением введена вторая, и до конца года должна быть введена третья очередь – с опережением графика на год.

Это, конечно, отличные результаты в целом всей нашей нефтегазовой отрасли. Радует, что это происходит у нас на Ямале, и очевидно, уже ни у кого нет сомнения, что все запланированные крупнейшие проекты, будь то «Арктик СПГ – 2», также будут успешно в будущем реализованы.

В.Путин: Хорошо.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 августа 2018 > № 2708953 Дмитрий Артюхов


Россия. УФО > Недвижимость, строительство. Металлургия, горнодобыча > stroygaz.ru, 8 августа 2018 > № 2705268 Евгений Самарин, Данила Мисиюк

Быстрее и проще.

Новый ГОСТ на двутавр позволяет ускорить и удешевить производство металлоконструкций.

Немногим больше двух месяцев прошло с момента вступления в силу ГОСТ Р 57837-2017 «Двутавры стальные горячекатаные с параллельными гранями полок», но уже можно говорить о значительном экономическом эффекте от его применения. О том, какие возможности предоставляет проектировщикам металлоконструкций новый ГОСТ, в интервью «СГ» рассказали представители одного из разработчиков ГОСТ Р 57837-2017 — АО «ЕВРАЗ Нижнетагильский металлургический комбинат» — менеджер проекта развития рынка металлоконструкций Евгений САМАРИН и ведущий инженер по расчету металлоконструкций Данила МИСИЮК.

«СГ»: В связи с чем возникла необходимость в разработке ГОСТ Р 57837-2017?

Евгений Самарин: ГОСТ создавался для проектирования многоэтажных зданий на одном сортаменте двутавров. Разработанный в 1993 году стандарт Ассоциации предприятий и организаций по стандартизации продукции черной металлургии «Прокат стальной сортовой фасонного профиля. Двутавры горячекатаные с параллельными гранями полок. Технические условия» (СТО АСЧМ 20-93) содержал всего 76 профилей и был абсолютно не приспособлен к проектированию и строительству многоэтажных зданий. Руководствуясь им, невозможно было обеспечить эффективное строительство многоэтажек, потому что линейка профилей не позволяла возвести колонну при одном и том же сечении профиля. На нижних этажах надо было использовать более широкий профиль, потому что он имеет максимальное поперечное сечение. На последующих, более высоких этажах, где такая большая несущая способность уже не нужна, профиль постепенно сжимался, что неэффективно с коммерческой точки зрения и усложняет монтаж. Именно таким образом пришлось проектировать и строить в свое время гостиницу «Украина», здания МГУ, МИД и другие московские высотки. Двутавры тогда были сварные, потому что прокатных профилей не было, а когда появились прокатные балки, то их использование было заточено на здания промышленного и сельскохозяйственного назначения — в многоэтажном строительстве их было использовать затруднительно по указанной мной причине.

С введением нового ГОСТ на одном прокатном сортаменте можно спроектировать и возвести колонну ровную от фундамента до крыши, используя, например, линейку двутавровых профилей 30К, в которой насчитывается 21 профиль. При этом на первых этажах здания можно применить профиль 30К21, который выдерживает достаточно большую нагрузку, а на 25-м этаже — профиль 30К1, имеющий меньшее поперечное сечение, потому что стенки и полки у него тоньше, но по внутренней геометрии профиля он одинаковый с 30К21. Благодаря единой внутренней геометрии всех профилей линейки 30К (впрочем, как и всех остальных линеек стандарта) можно состыковать опирающиеся один на другой двутавры в единую колонну, которая имеет одинаковую толщину снизу доверху здания.

«СГ»: Какие научные и производственные силы пришлось задействовать для работы над стандартом?

Е.С.: Все делалось на базе Ассоциации «Объединение участников бизнеса по развитию стального строительства» (АРСС) совместными усилиями Центрального научно-исследовательского института строительных конструкций имени В.А. Кучеренко (институт АО «Научно-исследовательский центр «Строительство») и ФГУП «ЦНИИчермет имени И.П. Бардина». Два крупнейших производителя двутавровой балки в России — «ЕВРАЗ» и «Мечел» участвовали в создании этого ГОСТа как консультанты. Отдельно хочется сказать, что данный стандарт был полностью профинансирован бизнесом. В России бизнес, чтобы не стоять на месте, тоже должен что-то делать для развития отрасли. И это абсолютно правильно. К тому же когда разработку стандарта финансируют коммерческие компании, они же и контролируют этот процесс, так что простой смены обложки точно не произойдет. Поэтому данный ГОСТ содержит не только новые профили, а еще и абсолютно новые стали — это стали классов прочности 390 и 440. Именно они и позволяют зданию быть крепче и легче.

Данила Мисиюк: Мы используем новые стали при проектировании сильно нагруженных конструкций. При этом металлоемкость снижается на 30%, а иногда и на 42%. И вся конструкция в целом получается легче. Самое очевидное направление, где можно использовать высокопрочные стали, — это колонны сильно нагруженных зданий и сооружений. Эти стали можно использовать также в большепролетных фермах. У нас сейчас разрабатывается серия одноэтажных промышленных зданий, в которых мы применяем достаточно известные, но почему-то мало распространенные инженерные решения, например, уголки в ригельных конструкциях с шпренгельной фермой. В такой конструкции высокопрочные стали позволяют применить профиль, который на порядок меньше обычного. Соответственно, уменьшаются и сечение, и вес конструкции, ферма становится компактнее, отсюда экономия, в том числе на отоплении здания.

«СГ»: Поскольку двутавры опираются друг на друга стык в стык, для их соединения между собой используется минимальное количество накладок. Но ведь чтобы обеспечить единую внутреннюю геометрию профиля, стенки и полки двутаврового профиля в новом ГОСТе стали толще, чем прежде, а значит под такой профиль нужны и новые накладки. Что из себя будут представлять новые узловые соединения?

Д.М.: Сейчас как раз разрабатываются новые узлы под данные профили. Действительно, стенки и полки у них стали толще, поэтому и узлы становятся несколько проще, что существенно удешевляет конструкцию. Новые узлы будут иметь минимум элементов усиления — монтажных сварочных столиков и ребер жесткости. Узлы получаются более компактными, чем раньше, а значит, на колоннах нет никаких выступов, и эффективная площадь этажа расширяется. Раньше, когда использовался сортамент СТО АСЧМ, нужны были монтажные накладки, с помощью которых сначала выравнивали внутренние и внешние грани стенок и полок двутавра для того, чтобы они шли в одну линию. И только после этого в ход шли рабочие накладки, которые обеспечивают соединение двутавров. Сейчас из-за того, что у нас высота внутренней стенки одинаковая, полки верхней и нижней колонны по внутренней грани ровные, и чтобы их соединить, можно вообще убрать дополнительные монтажные накладки и сделать только рабочие, соединив ими внутренние грани. Либо, если мы хотим сжать полки с двух сторон, использовать только одну монтажную накладку с внешней стороны двутавра.

«СГ»: Предусматривается ли при этом сварка?

Е.С.: Колонна возводится чаще всего на болтах. Сейчас в строительстве тренд на метизные соединения. Их применение связано с упрощением конструкции колонн: если прежде в узлах было 8-9 элементов, то теперь в них 4-5 элементов. То есть старый узел был в два раза сложнее.

«СГ»: На какой стадии находится разработка этих узлов?

Е.С.: Новые узлы примыкания сейчас испытываются в Перми. ЕВРАЗ тесно сотрудничает с научными институтами, в том числе с Пермским национальным исследовательским политехническим университетом. Там, в испытательной лаборатории узлы помещают на стенд и ломают их под очень большим давлением. Натурные испытания позволяют определить пиковые и рабочие нагрузки.

«СГ»: Одно дело создать новый стандарт, и совсем другое — привести в соответствие с ним производство. Насколько уже удалось это сделать?

Е.С.: Чтобы не совершать революции в проектировании зданий из двутавра, все профили из СТО АСЧМ 20-93 мы включили в новый ГОСТ. То есть мы просто логически расширили линейки профилей, чтобы из них было удобнее проектировать здания. Все 76 профилей из старого сортамента вошли в новый ГОСТ, в котором вместе со старыми профилями насчитывается 302 профиля. При этом нужно сказать о том, что ЕВРАЗ еще до введения нового ГОСТа запустил освоение новых профилей на своем стане, потому что это освоение представляет собой длительный и дорогостоящий процесс. Чтобы сделать новый профиль, нужно потратить немалые деньги и немало времени на сборку и запуск валков и на пробные прокаты. Это десятки миллионов рублей! И на данный момент компания уже делает более 150 профилей из нового сортамента, это не включая 76 из старого сортамента. Таким образом, в рамках ГОСТ 57837-2017 осталось начать производство еще 76 профилей. А всего мы выпускаем более 300 двутавровых профилей, включая зарубежные профили.

Справочно

Недавно производственно-строительная компания Новинский завод металлоконструкций (ООО «ПСК НЗМК») в сжатые сроки изготовила для застройщика в Республике Башкортостан стержневые системы на основе двутавра и балок общим весом 92 тонны. Среди этих изделий мостовые и опорные фермы, стропильные конструкции. В Башкортостане ими будут оборудованы мосты, гидротехнические объекты, своды, высотные ангары и кровли. Как сообщили «СГ» в ПСК НЗМК, срочный заказ был своевременно выполнен именно благодаря ГОСТ Р 57837-2017. Руководствуясь им, металлурги выпустили двутавровые балки нужного сортамента и под заданные размеры, что позволило заводчанам исключить ряд операций раскроя и пиления. Немаловажно, что при этом удалось значительно снизить отходы металла.

№29 от 27.07.2018

Автор: Алексей ТОРБА

Россия. УФО > Недвижимость, строительство. Металлургия, горнодобыча > stroygaz.ru, 8 августа 2018 > № 2705268 Евгений Самарин, Данила Мисиюк


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > kremlin.ru, 6 августа 2018 > № 2693779 Александр Моор

Встреча с врио главы Тюменской области Александром Моором.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Тюменской области Александром Моором. Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития региона. Глава государства, в частности, подробно интересовался процессом строительства крупного медицинского центра в области.

В.Путин: Александр Викторович, как ваш медицинский город?

А.Моор: Наш медицинский город, я Вам отдельно презентацию покажу, развивается, строим.

В.Путин: Вы его строите с 2007 года?

А.Моор: С 2007 года, двигаемся.

(Демонстрирует презентацию.)

Здесь у нас и федеральные, и областные деньги. Это все здания, расположенные на едином земельном участке, комплексно связанные единой инфраструктурой.

Часть из них уже построена: шесть объектов построены в разные годы, в том числе федеральный центр нейрохирургии, который за федеральные деньги построен; областная больница, которую мы модернизировали; медсанчасть «Нефтяник», в которой в этом году закончен комплексный капитальный ремонт и завезено новое оборудование (там делаем роботизированные операции); радиологический центр, морфологический центр…

В.Путин: У вас шесть объектов построено и ещё два строятся?

А.Моор: Да. У нас в этом же проекте реализуется частный проект – центр «Мать и дитя». И мы построили три дома, где будет предоставляться жильё для работников: врачей и среднего медицинского персонала. Вот, соответственно, строящийся центр «Мать и дитя» и дома, уже заканчивается работа, вводим в эксплуатацию и будем людям предоставлять.

И, соответственно, у нас есть два объекта, которыми мы должны закончить проект, – это онкологический центр и областная детская больница. По областной детской больнице мы сейчас активно работаем с Минздравом с включением в национальный проект, а по онкологическому центру – история вопроса имеет четырёхлетнее движение.

Я бы просил Вас о помощи. В 2014 году вместе с Минздравом и Минфином отрабатывалось кредитование по этому проекту через Международный банк реконструкции и развития.

Мы прошли все этапы, была полностью согласована концепция, потом в силу объективных причин она не состоялась. И после Вашего Послания Федеральному Собранию Минфин сам на нас вышел, поскольку стоит задача по онкологии, а наш проект в высокой степени готовности.

В.Путин: Источники надо поискать… Объект надо заканчивать – это совершенно точно.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > kremlin.ru, 6 августа 2018 > № 2693779 Александр Моор


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 31 июля 2018 > № 2689966 Дмитрий Артюхов

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Артюховым.

Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития округа, в том числе реализация программы расселения аварийного и ветхого жилья.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Дмитрий Андреевич, я так понимаю, что Вы уже полностью вошли в курс дела – имею в виду относительно недавно состоявшееся Ваше назначение на должность исполняющего обязанности руководителя региона.

Вкратце охарактеризуйте экономическую ситуацию. Каковы производственные успехи? Как вообще развивается экономика Ямало-Ненецкого округа? А потом поговорим по некоторым другим вопросам.

Д.Артюхов: У нас хорошие базовые показатели в экономике благодаря реализации крупных проектов. В прошлом году рост промышленности составил 9%, а по первому полугодию этого года видим уже двузначную цифру – 12%.

Д.Медведев: Это за счёт крупных проектов?

Д.Артюхов: В первую очередь. «Ямал СПГ», Мессояхская группа дают серьёзные вложения. Второй год держим символическую планку по инвестициям в основной капитал – свыше триллиона рублей ежегодно. Очень высокая планка, и, конечно, это создаёт хороший фундамент для развития всех отраслей, в том числе социальных, и даёт уверенность населению.

У нас очень хорошие демографические показатели. Мы традиционно входим в пятёрку регионов страны по естественному приросту населения, и, что нас особенно радует, всё больше семей заводят вторых и последующих детей. 70% новорождённых у нас относятся ко вторым и последующим. За последние годы удвоилось количество многодетных семей. Учитывая, что это постоянное население Российской Арктики, конечно, это решение государственной задачи – что оно прибывает и уверенно себя чувствует.

Д.Медведев: Свои региональные программы вы для этого используете, помимо того, что есть в масштабах страны, типа материнского капитала?

Д.Артюхов: Да, у нас есть доплаты на третьего ребёнка и последующих детей – региональный семейный капитал. И всевозможные механизмы поддержки, касающиеся и земельных участков, и предоставления жилья.

Демография создаёт приятные хлопоты: необходимо строить большую сопутствующую социальную инфраструктуру. С учётом задач, которые сформулированы в указе, посчитали, что нужно примерно 50 новых дошкольных и школьных объектов. 6 тыс. мест надо создать в дошкольных учреждениях и порядка 10 тыс. мест – в школьной системе, чтобы мы всех прибывающих детей однозначно направляли учиться в одну смену.

Вот такой блок задач предстоит решить по садам к 2021 году, по школам нужно будет сделать задел, чтобы к 2024 году всё было решено. Этим будем сейчас активно заниматься.

Д.Медведев: Производственные успехи, успехи в экономике нужны для того, чтобы делать жизнь людей лучше, комфортнее. На Севере традиционно, к сожалению, очень высок процент ветхого жилья. Я недавно с некоторыми Вашими коллегами встречался, мы об этом говорили. Как у вас с этим обстоят дела?

Д.Артюхов: Дмитрий Анатольевич, абсолютно справедливо. Многие наши города лишь недавно отметили сорокалетние юбилеи – у нас молодой округ, но в своё время всё делалось ради промысла, ради производства и строились быстровозводимые дома, которые спустя эти десятилетия приходят в негодность.

В округе реализовывалась большая программа. Мы за последние семь лет переселили 22 тысячи семей – это полноценный северный город. Это порядка 1,8 млн кв. м жилья. И конечно, учитывая задачу, которая перед нами поставлена, мы будем не снижать, а только увеличивать этот темп.

Ищем новые, современные механизмы. Это касается и льготных ставок – по линии «Дом.рф», вместе с ними работаем. И большой потенциал видим в арендном жилье. Север должен быть мобильным, люди должны быть способны перемещаться. Задачи бывают разные. У нас в последнее время внутри крупных компаний развивается ротация персонала: сегодня он работает в Новом Уренгое, завтра в другом городе… Поэтому в арендном жилье видим большой потенциал. Этому будем уделять особое внимание.

Д.Медведев: Хорошо. Надо продолжить обязательно все программы по ветхому жилью. Эта задача в любом случае должна быть решена.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 31 июля 2018 > № 2689966 Дмитрий Артюхов


Китай. Азия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 25 июля 2018 > № 2691881 Владимир Падалко

Промышленность перейдет на “цифру”?

Фантасты и футурологи рисуют картину будущего из автономного производства, самоуправляемых машин с искусственным интеллектом, где человек будет занимать место оператора.

Такое далекое будущее становится все более реальным. Цифровизация производства уже наступает.

О том, каким будет будущее промышленности мы поговорили с вице-президентом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (ТПП РФ) Владимиром Падалко на международной выставке ИННОПРОМ-2018.

Промышленность через 30 лет

Владимир Иванович, расскажите, каким Вы видите будущее промышленности?

— Могу сказать совершенно точно, что переход промышленности на цифру неизбежен. Уже сейчас видно, как активно внедряются технические разработки. Важное место в будущем займут вопросы автоматизации. И к этому надо готовиться.

Как Вы лично оценивает этот необратимый процесс внедрения технических новинок? Стоит ли чего-то опасаться?

— Понимаете, внедрять технологические новинки нужно с умом. Преждевременный переход на что-то новое может привести к остановке развития, как такового, и промышленность не исключение. Смотрите, если сейчас все активно займутся развитием альтернативных источников энергии, то в проигрышном положении может оказаться весь нефтегазовый комплекс. Этого нельзя допустить. Все должно быть в разумной динамике. И прибыли от нового не должны сопровождаться существенными потерями.

А насколько переход промышленности на цифру изменит человеческий труд? Не останется человек без работы? И запрос на какие специальности ожидается?

— Задача перед промышленниками сейчас стоит жесткая — у нас теперь на одной производственной линии 90% должно занимать точное высококлассное оборудование, которое работает на цифре. Этим сейчас все должны заниматься. Именно такой и и будет промышленность в дальнейшем, независимо от своей специфики.

Но надо понимать, что изделие, приготовленное сегодня на промышленных 3D-принтерах по качеству ни в какое сравнение не идет с тем, что делается сейчас нашими токарями на глаз или с помощью полуавтоматов. Поэтому сейчас нам нужно думать о новых кадрах и об освобождающихся рабочих местах, которые неизбежны в будущем.

В рамках темы этого номера журнала мы забегаем даже на сто лет вперед. Вы, когда говорите о переходе промышленности на цифру, подразумеваете какой временной период? Через сколько лет это уже может стать реальностью?

— В течении ближайших 20-30 лет завершится промышленная цифровизация. И в этой связи очень своевременной стала идея именно на базе выставки ИННОПРОМ-2018 сфокусировать разговор на теме цифрового производства.

“Плюсы” и “минусы” выставки ИННОПРОМ-2018 в Екатеринбурге

Владимир Иванович, расскажите о своих впечатлениях с выставки ИННОПРОМ? Нам известно, что Вы пробыли на выставке вплоть до самого ее закрытия. Что хотели бы отметить в первую очередь?

— ИННОПРОМ развивается как информационно, так и в содержательном качестве. Заметным стал рост числа инновационных предпринимателей. Презентации передовых предприятий и тут же интервью, встречи, переговоры — все очень динамично. Прекрасные выставки сделала Корейская народная республика. Хороший павильон №3, например, стенд Торгово-промышленной палаты России (ТПП РФ) и регионального представительства. Также успешны были стенды наших дочерних структур и Экспоцентра, Центра международной торговли, где яблоку негде упасть было в любое время суток из-за большого интереса посетителей. В целом ИННОПРОМ-2018 заслужил по пятибалльной шкале твердое “четыре с плюсом”, но “пятерку” пока ставить рано.

Скажите, а что недоработали организаторы выставки ИННОПРОМ-2018, что мешает поставить этой выставке “отлично”?

— Одним из недостатков нынешней выставки было то, что ряд компаний представляли пищевую продукцию. Нужно предъявлять более жесткие требования не только нашим предприятиям, но и иностранным. Выставлялись готовые изделия из пластмассы, но они не несут в себе никакого инновационного значения. Нам нужно сделать так, чтобы на подобные выставки приезжали те компании, которые имеют реальные достижения и могли бы продемонстрировать то новое, готовое к повсеместному внедрению. Пусть выставка будет от этого чуть меньше по своим площадям, но зато выглядеть она будет более значительно.

Насколько успешной для Торгово-промышленной палаты РФ стал этот ИННОПРОМ?

— По нашим данным, китайских предпринимателей через наши стенды прошло более тысячи. 11 июня мы провели переговоры с провинцией Хэйлунцзян (северо-восток Китая), со стороны которых было сто предприятий. Встреча около двух сотен компаний с той и с другой стороны проходила в главном конгрессном-зале. Грубый подсчет только можем вести, но с корейской стороной мы заключили за время выставки более 30 договоров коммерческого характера о намерениях или соглашениях о сотрудничестве, с китайской стороной — порядка 60-ти. ТПП РФ и Китайский комитет содействия развитию международной торговли (ТПП Китая) условились кратно повысить информационный обмен коммерческими проектами, поднять вопросы арбитража и тем самым показать предпринимателям, что их интересы в обязательном порядке будут защищены, если партнер не выполняет свои контрактных обязательств. Еще договорились об упорядочении наших торгово-экономических бонусов, которые мы делаем в ту и другую стороны. Особо уделили внимание выставке ИННОПРОМ-2019 и договорились о российско-китайском ЭКСПО, которое в следующем году пройдет в Харбине. Там мы планируем точечно работать.

Выставка ИННОПРОМ проходит в Екатеринбурге с 2010 года. Как Вы считаете, какую роль с этого момента стал играть Средний Урал для иностранных инвесторов, которых ранее можно было встретить в таком количестве только в Москве?

— Екатеринбург сегодня — это такой центральный хаб: с точки зрении промышленности, и логистики, который очень хорошо вплетается в китайскую доктрину “Один пояс — один путь” с выходом на китайскую территорию в Харбин. Очень правильным стало решение организаторов промышленной выставки на два последних дня широко открыть двери для предпринимателей всей Свердловской области. Потому что у выставки ИННОПРОМ и ТПП РФ общая задача — вывезти на взаимовыгодное сотрудничество предпринимателей, прежде всего малый бизнес.

Какие еще регионы отличились на ИННОПРОМ-2018, кроме принимающей стороны?

— Были прекрасные стенды у Ростовской области и Москвы, а некоторые себя не проявили.

Открытая Азия

Владимир Иванович, Вы за годы своей работы представляли на протяжении 6-7 лет ТПП РФ в Шанхае и Пекине, владеете китайским языком, скажите, в чем разница между китайскими и корейскими партнерами?

— С южнокорейскими компаниями у нас разные целеполагающие задачи. Мы раскручиваем их на предмет привлечения в страну корейских технологий. На корейском направлении у нас точечные разговоры по привлечению корейских компаний в конкретные российские проекты. Недавно мы закрыли 9 направлений, которые определил южнокорейский президент Мун Чжэ Инна встрече с Владимиром Путиным и при встрече с бизнесом буквально несколько недель назад. Это “9 мостов сотрудничества” по следующим направлениям: железные дороги, электроэнергия, газ и другие. Я был участником переговоров автомобилистов между собой, которые хотели бы здесь легализовать производство запасных частей, используемых сегодня при сборке автомобилей корейского производства. Для этого нужно соответствующее оборудование. Пока что мы только налаживаем сотрудничество с ним, а вот китайцы с удовольствием уже идут на переговоры об участии и создании совместных площадок, приграничных на российских территориях.

Значит китайские партнеры становятся для нас самыми надежными азиатскими партнерами?

— На самом деле с китайскими партнерами у нас сложилась очень широкая палитра взаимоотношений. Но мы все уперлись в подсчет тех крупных проектов, которые идут на уровне крупных государственных корпораций, от которых сейчас и зависит наш общий товарооборот. Товарооборот растет, это несомненно нас радует, — больше $84 млрд по прошлому году. В этом году стоит задача увеличить этот показатель до $100 млрд. Недаром на ИННОПРОМ-2018 были подписаны несколько договоров между нашими вузовскими объединениями в области высоких технологий, между сельскохозяйственными предприятиями по продукции АПК, между машиностроителями по покупке в Китае технологических линий для производства отдельных элементов, необходимых для выполнения программы импортозамещения. Есть и проблемы, но, как мне кажется, плюсы уравновешивают ситуацию и в целом это гармоничное сотрудничество.

А что мешает развивать российско-китайские коммерческие отношения?

— До сих пор существует масса барьеров, которые не позволяют в полной мере предпринимателям реализовать свои планы. На практике китайские партнеры опасаются размещать инвестиции в наш строительный комплекс и ЖКХ, потому что это длинные деньги, которые могут окупиться через 8-10 лет, а это рискованно. С нашей стороны, конечно, отмечается удорожание китайской продукции в связи с тем, что дорожает юань. Более того, до сих пор не достигнут компромисс по поводу взаимного расширения по сельскохозяйственной продукции.

Подготовила Ксения Ширяева

Источник: Регионы OnLine

Китай. Азия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 25 июля 2018 > № 2691881 Владимир Падалко


Россия. УФО > Агропром. Транспорт > oilworld.ru, 24 июля 2018 > № 2689401 Юрий Бабонов

Юрий Бабонов. О строительстве агрохаба в Челябинской области.

На юге Челябинской области, в городе Карталы, на средства инвестора планируют построить агрохаб — современный логистический комплекс, который поможет сельскохозяйственному бизнесу региона реализовать свою продукцию. О том, чем будут загружать южноуральские предприниматели контейнеры и как это скажется на отношениях с Востоком, в интервью изданию «Деловой квартал» рассказал один из инициаторов проекта, исполнительный директор Российско-Китайского центра по Уралу и Сибири Юрий Бабонов.

Почему идея построить агрохаб возникла сейчас и именно в Карталах? Успехи региона в сельском хозяйстве мы наблюдаем все-таки не первый год.

— Это уникальная особенность нашего региона — через Карталы по действующим железнодорожным путям пролегает один из самых коротких маршрутов из Пекина в Берлин через Россию. На юге области выращивается пшеница очень хорошего качества, но географическое расположение в центре России не дает успешно экспортировать ее в другие страны. Нет также возможности реализации на местном рынке, потому что нет столько потребления в регионе, сколько мы можем выращивать. И вот эта проблематика, связанная еще и с неудобным и дорогим экспортом, ставит в невыгодное положение наших сельхозпроизводителей.

Активно начали говорить о строительстве агрохаба именно сейчас благодаря указу Владимира Путина — в 2017 г. территория была закрытая, ни один ж/д состав не мог останавливаться там. Железная дорога и мощный жд узел есть, осталось построить сам объект — современный логистический терминал класса А площадью более 43 га. Уникальность Карталинского железнодорожного узла в наличии въезда (входа и выхода) со всех четырех сторон — из Китая, Европы, юг — это Оренбургская область и север — Челябинск, Екатеринбург.

И когда же ждать агрохаба?

— Сейчас собираются техусловия на проект, полностью готов оптово-распределительный центр будет примерно через пять лет сначала строительства. Хорошо то, что существующая инфраструктура уже сейчас позволяет с минимальными затратами грузить и обслуживать потоки. Но есть такая особенность логистики — бывает проще провести известным путем, хотя это немножко дороже. Участников цепочки к новому маршруту тоже нужно приучить.

Во время презентации идеи называлась сумма инвестиций — 6 млрд руб. Насколько вообще это масштабный проект, есть что-то подобное в России?

— По капиталовложениям есть проекты в сфере логистики гораздо масштабнее. Все они, как правило, с западным участием, мы тоже планируем привлечь зарубежных инвесторов, в том числе из КНР. В России пока нет ни одного проекта, который бы был экспортно-ориентированным, тот же региональный ТЛК «Южно-Уральский» заточен под импорт. Шесть миллиардов — кажется, что это крупная цифра, но есть существующий узел и инфраструктура. Это максимальные вложения по проекту, до которых нужно дойти поэтапно, это не единовременные инвестиции. И это, конечно, внебюджетные средства.

Мы от органов власти рассчитываем на преференции — может, это будут налоговые льготы, но в первую очередь, нужна административная поддержка — точки подключения, энергетика, отсутствие бюрократических проволочек.

Карталинский распределительный центр вы презентуете как экспортно-ориентированный. А Китаю это вообще нужно? В структуре товарооборота с Челябинской области на экспорт приходится мизерная доля.

— Да, это положение мы и намерены исправить. Ряд предприятий готов экспортировать продукцию за рубеж, например, «Союзпищепром», «Увелка», «Макфа», «Ресурс», «Сигма» уже это делают.

Китай — это огромный рынок, и даже если мы все вместе объединимся, даже и 10% потребностей не сможем закрыть. В КНР за последние годы выросло количество зажиточных граждан, средний класс. Нужно этим преимуществом пользоваться.

Раньше мы воспринимали китайцев как нашу рабочую силу, а сегодня средняя зарплата у них в высокотехнологичных отраслях достигла 4-7 тыс. долл. Им стали доступны органические продукты из-за рубежа, экологически чистые.

Как агрохаб скажется на экономике региона?

— Он позволит бизнесу, как крупному, так и мелким производителям, зарабатывать. Все, что удешевляет доставку, естественно, влияет на цену. Сейчас товары проходят через Екатеринбург, расстояние между нами не очень большое, но каким путем идут грузы? Сейчас мы прорабатываем маршрут через Монголию, а самый короткий проходит через Казахстан. Мы провели практически прямую линию через Карталы — так что сам бог велел этим заниматься и широко анонсировать.

Очень кстати 2018-2019 гг. объявлены годами межрегионального сотрудничества. Если на Дальнем Востоке целое министерство создано для работы с Китаем, то Урал пока недооценен и закрыт. Сказываются языковые барьеры. Мелкие производители в одиночку не в состоянии выйти на зарубежный рынок. Агрохаб и должен быть своеобразным агрегатором. Есть планы задействовать не только переработчиков зерна, но и молочной и мясной продукции, а также лесоперерабатывающий комплекс.

А как насчет того, что у Китая очень жесткая политика в плане импорта? Здесь привыкли покупать сырье в чистом виде.

— Да, им нужно с корнем взять сырье: нефть, газ, лес и ту же пшеницу. Но это постепенно меняется. Наша задача — как можно глубже переработать сырье здесь и с добавленной стоимостью экспортировать в тот же Китай. Контейнерные поезда из Европы в Китай идут частично пустыми, и эта проблема недозагруженности обратного потока сейчас решается увеличением потребности товаров на ввоз — государство начинает понимать, что односторонние отношения никому невыгодны. Сегодня уже видна тенденция на открытие китайского рынка и подтверждение тому — проведение Первого всекитайского международного импортного ЭКСПО в ноябре 2018 г. в Шанхае.

Россия. УФО > Агропром. Транспорт > oilworld.ru, 24 июля 2018 > № 2689401 Юрий Бабонов


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 июля 2018 > № 2679971 Патриарх Кирилл

Новомученики ХХ века передали Русской православной церкви обязанность заботиться о своем народе и постоянно способствовать его процветанию, заявил патриарх Московский и всея Руси Кирилл в воскресенье на месте казни "алапаевских мучеников" — великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой и ее близких.

Бывшая шахта №11, в которую большевики заживо сбросили впоследствии канонизированную православной Церковью великую княгиню, ее келейницу Варвару и еще 6 человек, находится в 10 километрах от города Алапаевск. На этом месте в 1995 году был заложен монастырь в честь новомучеников и исповедников Российских. Патриарх Кирилл, совершающий визит на Урал в "Царские дни", освятил в обители храм Федоровской иконы Божией матери.

"Трудно себе представить, глядя на почти засыпанную шахту, весь страх и ужас, который охватил неповинных людей, которых привели к этому обрыву, чтобы сбросить вниз. И ничья рука не остановилась. Перед палачами были не преступники — были люди, которые не нарушили ни одного закона и реально не представляли никакой угрозы. Они отказались от всякой политической борьбы, от любых претензий на власть. Единственное, почему Елизавета Федоровна осталась в России, а не уехала в Данию, где могла быть вместе со своими родственниками — это то, что она не могла оставить страну, которая стала для нее второй родиной, и Церковь, которой она служила верой и правдой, основав Марфо-Мариинскую обитель и научив многих людей свою православную веру сочетать с реальным доброделанием", — сказал предстоятель Русской православной церкви, обращаясь к многочисленным паломникам.

Патриарх верит в дальнейшее возрождение Церкви в России и укрепление духовной жизни людей, без которой, по его словам, не может быть человеческого счастья. "Будем удвоенными силами служить достижению той цели, которая сегодня стоит перед нашей Церковью, ибо мы наследники святых новомучеников и исповедников Церкви Русской; со своей Голгофы они вручили нам духовный мандат заботиться о нашем народе и его спасении", — подчеркнул он.

Первоиерарх также посетил мемориальный музей "алапаевских мучеников", открытый в месте их последнего тюремного заточения — здании Напольной школы на окраине города. В ее дворе сейчас находится женский монастырь во имя преподобной Елисаветы.

"Видя всех вас сегодня, посещая все концы земли Русской, видя духовное возрождение народа, я осознаю, что мы сейчас находимся на очень важном отрезке исторического бытия, с которым связано возрождение веры и Отечества нашего", — заключил патриарх Московский и всея Руси.

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 июля 2018 > № 2679971 Патриарх Кирилл


Россия. Весь мир. УФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 9 июля 2018 > № 2695963 Александр Чернов

Александр Чернов: на ЭКСПО приедет больше людей, чем на чемпионат мира

Опыт успешного проведения чемпионата мира по футболу поможет продвижению заявки Екатеринбурга на ЭКСПО-2025, а в случае победы в Россию приедет больше иностранцев, чем на ЧМ, уверен недавно возглавивший российский заявочный комитет ЭКСПО-2025 Александр Чернов. Об этом, а также о том, почему заявка Екатеринбурга лучше, чем заявки японской Осаки и азербайджанского Баку и что нужно сделать представителям российского заявочного комитета, чтобы победить, он рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Марина Луковцева.

— Александр Дмитриевич, каковы ваши первые планы в новой должности?

— Планы — максимально эффективно использовать оставшиеся до голосования пять месяцев, чтобы у тех, кто будет принимать решение 23 ноября, не было аргументов против нашей кандидатуры. Для этого надо реализовать целый комплекс мер, в том числе и миссии в ряд стран, где мы будем презентовать нашу заявку.

Дело в том, что в отличие от чемпионатов мира по футболу или Олимпийских Игр, тема ЭКСПО становится горячей только в момент голосования. Люди, которым доверено право принимать решение в пользу той или иной кандидатуры, вспоминают об этом за два-три дня до голосования. По вполне понятным причинам — это не единственная их работа, у них много других дел. Чаще всего делегатами Международного бюро выставок (МБВ) являются представители дипломатических ведомств или ответственные руководители различных туристических, промышленных, экономических подразделений правительств. И к моменту принятия решения они формируют свою точку зрения относительно того или иного претендента на право проведения Всемирной выставки.

Мы хотим, чтобы эта точка зрения была сформирована раньше, чтобы делегаты МБВ свое решение принимали осознанно, увидев выгоды для своей страны. Они всегда голосуют, исходя из интересов государств, которые представляют, поэтому мы хотим сделать так, чтобы большинству из них было выгодно провести ЭКСПО-2025 в Екатеринбурге.

— А как конкретно их можно привлечь?

— Есть целая команда, которая, вооружившись набором географических, экономических, политических, инновационных аргументов, "скачет" по земному шару и с той или иной степенью эффективности высыпает эти аргументы на головы делегатов.

— Сколько стран вам уже удалось посетить и сколько еще предстоит?

— Лично я в рамках этой заявки побывал в тридцати странах. Я также участвовал в подготовке прошлой заявки на проведение ЭКСПО-2020, тогда посетил еще 40 стран. До ноября намереваюсь объехать еще около 20 стран. В целом же представители заявочного комитета в течение года побывали в 70 странах, где презентовали проект ЭКСПО в Екатеринбурге.

— Можно ли уже говорить о каких-то итогах этих миссий?

— Результаты, эффективность этих посещения мы узнаем только 23 ноября. Нет ни одного оракула, способного с высокой степенью достоверности предсказать исход борьбы. Это типично для всех заявочных кампаний, и никто не может заранее достоверно определить свои шансы. Бывает, что андердоги побеждают, а бывает, что и фавориты проигрывают. Как, например, Германия или Испания на ЧМ-2018.

При продвижении заявки Екатеринбурга мы опираемся на все возможности России, на ее репутацию, на историю взаимоотношений РФ, а еще ранее — Советского Союза, с различными странами мира. Это эффективный инструмент, но ограничиваться только им невозможно, поэтому во время миссий приходится подробно разъяснять, какие возможности — туристические, экономические, политические, социальные — получит та или иная страна, выбрав Екатеринбург в качестве столицы проведения ЭКСПО в 2025 году.

Напомню, что Россия свыше 160 лет является самым активным и самым лояльным участником всемирных выставок, но сама еще ни разу не проводила это масштабное и интереснейшее мероприятие на своей территории. Такие страны, которые столько лет постоянно и продуктивно участвовали и подтверждали тем самым приверженность данному движению, можно пересчитать на пальцах. Кто-то присоединился к ЭКСПО позже, кто-то пропускал целые периоды. Мы всегда, при различных политических режимах: и при царском, и при советском, и при демократии, в которой мы сейчас живем, — считали для себя честью и необходимостью участвовать в ЭКСПО. Российские павильоны зачастую становились сенсацией. А наши экспонаты — электродуговая лампочка Яблочкова, радио, паровоз, хирургические инструменты, спутник и так далее — имели огромное влияние на развитие мировой науки, промышленности и культуры. Считаю, что в связи с этим Россия заслужила полное право разместить эту выставку у себя в одном из лучших городов страны — Екатеринбурге.

— Вы говорите, что, продвигая заявку, опираетесь на репутацию России, но ведь у разных стран разное представление о репутации нашей страны. Не примешиваются ли здесь политические мотивы?

— Безусловно, в мире складывается различное представление о России, как и у нас разнятся представления о других странах, пока мы сами там не побываем и не познакомимся с ними поближе. Честно говоря, я пока не сталкивался ни с какими предубеждениями о нашей стране, хотя, как уже говорил, в рамках двух заявочных кампаний объехал довольно большое количество государств. Бывает, что путают Сибирь и Урал. Бывает, что недостаточно знают о России. Но все же людей, которые много и внимательно изучают Россию, намного больше. Приятно встречаться с выпускниками российских вузов. Они очень тепло отзываются о нашей стране, с удовольствием вспоминают свои студенческие годы, проведенные в Екатеринбурге, Воронеже, Москве, Санкт-Петербурге, Казани и других городах, и это просто бальзам на душу.

— У вас за спиной успешный опыт работы по продвижению заявки Сочи на зимнюю Олимпиаду 2014 года, заявки России на проведение чемпионата мира по футболу 2018 года. Как это опыт поможет в работе над продвижением заявки Екатеринбурга?

— У меня еще имеется и обширный опыт проигранных заявок. Я проиграл много кампаний: московскую Олимпиаду мы проиграли Лондону, на Юношеские Олимпийские игры выдвигались — победил Сингапур, ЭКСПО-2020 проиграли Дубаю. И здесь, кто бы что ни говорил, в конечном итоге действуют абсолютно спортивные принципы — настойчивость, стремление победить, обладание определенными преимуществами в физической подготовке — в приложение к конкретной заявочной кампании.

Заявку на Сочи я только начинал, не занимался ею до конца. А вот на ЧМ по футболу меня привлекали на протяжении всей заявочной кампании. И вот что я скажу — весь опыт, который накоплен Россией в успешных заявочных кампаниях, взаимосвязан. Победа нашей заявки на Олимпиаду помогла выиграть борьбу за ЧМ-2018. В свою очередь, победа Сочи стала следствием целого ряда заявочных кампаний, которые проводились ранее — мало кто знает, что Сочи на проведение Олимпиады выдвигался три раза. Таким образом, неуспех в предыдущих кампаниях ложился в фундамент последующих успешных проектов. Так что такой опыт, безусловно, большое подспорье. Это наше преимущество — кумулятивный опыт, который накоплен в России при реализации проектов мирового уровня.

— Как думаете, успешное проведение чемпионата мира по футболу может положительно повлиять на исход голосования?

— ЧМ нам уже хорошо помогает. Ранее, когда мы встречались с представителями голосующих государств, значительную часть своего общения посвящали рассказу о том, что мы можем провести столь масштабное мероприятие: "Не сомневайтесь, у нас получится". Теперь эту часть можно смело опускать и просто говорить: "Провели чемпионат мира по футболу. Можем". И ни у кого не возникнет в отношении России никаких сомнений.

На ЧМ-2018 приехали сотни тысяч людей, которые иным способом до России бы просто не добрались. Мундиаль — абсолютная калька того, что будет на ЭКСПО в Екатеринбурге, только туда приедет в разы больше людей. Мы уже знаем, что принять такое количество людей — задача сложная, но абсолютно решаемая. Мы уже умеем проводить такие сложные проекты, и это очень серьезный аргумент в нашу пользу.

— Насколько, на ваш взгляд, изменился Екатеринбург после подготовки к проведению ЧМ-2018?

— Все города, которые участвуют в проведении чемпионата мира по футболу, изменились только к лучшему. Потому что в заявочной книге, которую писали в свое время к финальному голосованию по ЧМ-2018, были перечислены те изменения и улучшения, которые Россия обязуется сделать в случае, если получит право на проведение мероприятия. Это расширение аэропортов, строительство дорог и отелей, улучшение инфраструктуры. Екатеринбург справился этими задачами отлично.

Я общался с представителями Сенегала и Мексики — стран, чьи команды играли в Екатеринбурге. Они в восторге от города. Екатеринбург этот экзамен выдержал с честью.

— Расскажите подробнее о концепции умного города, который будет построен в рамках подготовки к ЭКСПО.

— Это уникальный пример создания целой экосистемы в том месте, где отцы-основатели города, закладывавшие его много сотен лет назад, ее не предусматривали. Это и ответ на запрос времени, и способность сразу сделать все, чтобы избежать градостроительных, социальных, транспортных, инфраструктурных ошибок. В рамках этого проекта изначально целый сегмент территории строится вокруг человека, предусмотрена система сквозного образования, каждое решение подвергается жесточайшему контролю и экспертизе с тем, чтобы потом его внедрение не стало проблемой для окружающих и в первую очередь для жителей этого умного города.

В отличие от наших конкурентов, у которых совершенно другое видение использования территории Всемирной выставки после ее проведения (где-то сделают казино, где-то выставочный центр) мы планируем создать полигон для решений, которые будут собственностью всего мира.

Тема российской заявки на ЭКСПО-2025 — "Преобразуя мир: инновации и лучшая жизнь для будущих поколений". Ее идея заключается в том, чтобы найти ответы на ключевые вопросы современности — как качественно преобразовать жизнь человека с помощью инновационных решений. По задумке проектировщиков, это будет гармоничное соединение городской и естественной среды. Транспортная система вынесена на периферию, в центре — только электромобили, приоритет предоставлен пешеходам. Будут использоваться самые передовые технологии для жизни, которые впоследствии должны стать собственностью всего мира. Мы в этом очень заинтересованы. Для этого привлекаем лучших экспертов, в том числе "Сколково", которое я представляю и которое активно участвует в этом проекте.

Ожидается, что после завершения выставки площадке ЭКСПО будет присвоен статус особой экономической зоны. Умный город будет наделен рядом налоговых льгот и таможенных преференций, обеспечит комфортные условия для ведения бизнеса и гарантирует доступ к инженерной, транспортной и деловой инфраструктуре.

Я не сомневаюсь, что в случае победы наших конкурентов — Осаки или Баку — они проведут хорошее ЭКСПО. Но я знаю, что мы сделаем лучше. Точно так же, как мы проводим сейчас лучший чемпионат мира по футболу.

— Какова роль РАН, президент которой Александр Сергеев стал одним из послов заявки?

— Каждая страна использует все свои преимущества в конкурентной борьбе. Вряд ли у кого-то есть сомнения, что российская наука — это наше мегапреимущество. Поэтому мы обратились к опыту и авторитету Российской академии наук и ее президента, чтобы продемонстрировать серьезность наших намерений. Кроме того, эксперты РАН участвуют в разработке концепции умного города.

— Вы также упомянули об участии в проекте "Сколково". В чем конкретно оно выражается?

— Инновационный центр "Сколково", который восемь лет назад стал реализовываться как федеральный проект, целый ряд градостроительных решений передает в распоряжение будущего оргкомитета ЭКСПО-2025 в Екатеринбурге. Кроме того, в "Сколково" сейчас находится почти две тысячи стартапов, значительная часть которых — в области энергетики. А умному городу в Екатеринбурге нужна умная энергетика. Также в "Сколково" добились серьезных результатов в области медицины и биотехнологий, которые могут быть реализованы на территории ЭКСПО. В "Сколково" порядка 700 IT-компаний, которые занимаются широким кругом вопросов — от железа до софта, от передачи рекордно больших объемов данных до абсолютно приземленных решений по гаджетам, по выявлению взрывчатых веществ, что, к сожалению, очень актуально в современном мире. Все эти и другие передовые технологии будут использованы при подготовке к ЭКСПО-2025.

— Как выставка "Иннопром", которая открывается в Екатеринбурге, может помочь с продвижением заявки?

— Выставка "Иннопром" — это уже бренд, на мировой карте промышленных выставок она находится в топе. Уровень государственного и странового присутствия на этой выставке всегда высочайший. Так что это прекрасная площадка для продвижения проекта ЭКСПО-2025, которую можно эффективно задействовать. И прекрасная площадка для демонстрации способностей и возможностей Екатеринбурга. Ключевым элементом стенда Свердловской области станет заявка на ЭКСПО. Увидеть — это всегда лучше, чем услышать. Поэтому в рамках выставки мы продемонстрируем визуализацию нашей концепции наследия ЭКСПО-2025, и любой желающий может посмотреть, как будет выглядеть умный город, созданный с применением передовых технологий на месте проведения Всемирной выставки.

Россия. Весь мир. УФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 9 июля 2018 > № 2695963 Александр Чернов


Россия. УФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Судостроение, машиностроение > bfm.ru, 9 июля 2018 > № 2678244 Илья Копелевич

Станки-роботы, металлическая 3D-печать и лазерный раскрой металла — чем удивил «Иннопром»

Главная промышленная выставка России проходит в Екатеринбурге. Российских производителей здесь немного, да и новинки внедрить на рынок трудно. Экспозицию обошел главный редактор Business FM Илья Копелевич

Сердце промышленности — станки. В современной промышленности — станки-роботы. Самая заметная часть экспозиции «Иннопрома» — именно они. Японские и немецкие. Представители фирм-производителей говорят: в последние два года продажи станков в России растут. Но все равно каждый из них продает всего лишь по несколько десятков станков-роботов в год.

Так что стимулов создавать производство внутри России пока мало.

Ну а что же российские производители? Их здесь придется поискать, но кое-что найдется. Михаил Горный, создатель, владелец и директор компании «Лазерный центр» из Санкт-Петербурга.

Лазерный раскрой металла — одна из тех технологий, где мы никого не догоняем. Был задел. Установки Михаила Горного мгновенно выполняют гравировку, поэтому их покупают даже ювелиры-индивидуалы. И в то же время изготовляют сверхточные детали для ядерных реакторов и стенты для кардиохирургии. Всего-то работников — меньше 80. Выручка в год — 400 млн рублей. И много лет — на том же месте. Почему?

«Мы ориентированы в основном на российский рынок, а российский рынок очень плохо стимулирован на покупку высокотехнологичного оборудования и вообще на внедрение высоких технологий».

То есть компания скована небольшими размерами внутреннего рынка. А выход на внешний рынок — это уже не технология, а маркетинг, система продаж и обслуживания, все то, чем Михаил Горный — инженер по призванию — заниматься не готов. Да и возможностей нет. Говорит, если бы был хороший покупатель из крупняка вроде «Ростеха», может быть, и продал бы компанию. Пусть они попробуют.

Из нашего еще обращают на себя внимание создатели так называемой аддитивной технологии. Попросту это 3D-печать, но уже не из пластика, а из металла. Это совсем новое в технике. Тут у нас тоже свой путь и, вероятно, возможность, по крайней мере, внутренний рынок обеспечить своими силами, если дело пойдет. Но пока главное в промышленности — это роботы для конвейера, токарные и фрезерные станки-роботы, сверхпроизводительные и сверхточные. А в них главное — это блок ЧПУ, числового программного управления.

Здесь все сплошь иностранное. Специалисты говорят: часть железа для этих станков можно делать в России, но только не блок управления. Это либо японский Fanuc, либо немецкий Siemens, и точка. И вдруг видим: точь-в-точь как немецкий шкаф с дисплеем и клавиатурой (так выглядит блок ЧПУ) и на нем русскими буквами — СТАНКИН. Так называется наш главный станкостроительный вуз. Михаил Харьков, один из разработчиков блока рассказывает — плагиата здесь нет:

— Вы разбирали, собственно, Fanuc и Siemens на части, чтобы потом создать аналогичное вот это огромное устройство?

— Честно говорят, нет. Мы двигались своим путем. Конечно, мы смотрели на внешний вид этих устройств, но это не самое главное, главное — это математическое обеспечение, софт.

Свой системный блок для станков начали создавать по госзаказу всего три года назад. Цель — обеспечить ВПК современными станками собственного производства. И вот он есть, на вид — похожий. Пойдет ли в серию? Решения нет. Пока.

Россия. УФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Судостроение, машиностроение > bfm.ru, 9 июля 2018 > № 2678244 Илья Копелевич


Россия. Корея. Весь мир. УФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 2 июля 2018 > № 2660240 Антон Атрашкин

«Иннопром» не спасает мир, наша задача — чтобы бизнесу было интересно»

О предстоящей международной промышленной выставке «Иннопром-2018» в интервью Business FM рассказал директор деловой программы Антон Атрашкин

В международной промышленной выставке «Иннопром-2018» примут участие 105 ведущих компаний Республики Корея. Он пройдет в Екатеринбурге с 9 по 12 июля.

Южная Корея — страна — партнер промышленной выставки в этом году. Ведущие компании представят свои последние разработки в машиностроении, робототехнике, энергетике. Hyundai Motors, например, презентует свой новый электрокар. Ожидается более 150 участников из России, стран Европы, Азии и Белоруссии. Деловая программа состоит из 13 тематических треков и пяти специальных проектов.

Почему для «Иннопрома» главный показатель выставки не число заключенных договоров, а количество заполненных площадей, и почему в этот раз организаторы ввели платный билет, директор деловой программы «Иннопрома» Антон Атрашкин рассказал в интервью обозревателю Business FM Ирине Яковлевой.

Тема «Иннопрома-2018» — цифровое производство. В прошлом году было «умное» производство. В чем новизна и как вы планируете раскрывать тему в этом году?

Антон Атрашкин: Выбирая тему, мы не пытаемся удивить мир. Наша задача — тему выбрать так, чтобы она была понятна и российским, и международным участникам. Конечно же, и в нашей стране, и за рубежом все говорят о «цифре», о цифровом производстве, поэтому мы эту тему так или иначе развиваем последние года три-четыре, раскрываем ее и в экспозиции, где появляется все больше и больше компаний, которые представляют свои технологии и продукты, соответствующие самым высоким стандартам четвертой промышленной революции. Это и робототехника, и машинное зрение, и 3D-принтинг. Мы находимся очень вдали от тем о том, как нам обустроить Россию и спасти мир, все наши мероприятия носят очень прикладной характер. Они достаточно скучны для непрофессионалов, но, мы надеемся, очень интересны для представителей бизнеса.

Какие основные задачи «Иннопрома» и в чем отличительные особенности этой промышленной выставки от многих других?

Антон Атрашкин: Наша основная задача — организовать эффективную торговую площадку для российских и зарубежных производителей. Две трети экспонентов «Иннопрома» в этом году — это международные компании, их становится все больше, многие приезжают делегациями, приезжают из стран, где мы покупаем технологии, приезжают из стран, куда мы продаем наши технологии. Поэтому наша основная задача — чтобы бизнесу было интересно. Мы хотим, чтобы на «Иннопроме» завязывались те самые деловые контакты, которые потом превратятся в будущие сделки, будущие совместные проекты.

Какие ключевые показатели эффективности выставки?

Антон Атрашкин: Для нас ключевым показателем выставки и популярности «Иннопрома» стал тот факт, что в апреле мы полностью реализовали все площади на выставке. Для нас количество подписанных контрактов никогда не было индикатором. Вы прекрасно знаете, что на больших выставках очень часто организаторы нарочно подгоняют контракты, принуждают компании подписывать уже заключенные сделки или, наоборот, подписывать меморандумы со многими нулями, за которыми ничего не стоит. Это не наша тема, мы не увлекаемся таким пиаром, прежде всего потому что самих бизнесменов не обмануть. Можно впечатлить журналистов количеством контрактов и миллиардами долларов, которые написаны на бумаге, но сами бизнесмены прекрасно знают, где реальная сделка, а где нет. Поэтому для нас это не показатель, для нас показатель — это растущее желание бизнесменов купить у нас площадь.

Давайте поговорим теперь о стране — партнере выставки. В чем интерес в привлечении отдельной страны в партнеры для «Иннопрома»?

Антон Атрашкин: Каждый год мы ведем переговоры с тремя-четырьмя кандидатами на страну-партнера. Это, как правило, большие торговые партнеры России, и мы знаем, что когда страна принимает участие в качестве страны-партнера, это всегда большая экспозиция, всегда большая делегация. Поэтому для нас привлечение страны в качестве страны-партнера — это, прежде всего, возможность получить доступ к самым передовым технологиям из этой страны, к самым передовым компаниям для себя.

По какому принципу вы выбираете страну-партнера? У вас представлено три-четыре, как вы решаете, что именно эта страна в этом году будет вашим партнером на «Иннопроме»?

Антон Атрашкин: Мы сейчас, например, ведем переговоры с двумя странами про 2019 год, каждый раз это всегда обсуждение с дипломатами, с бизнес-ассоциациями. И это не то что мы решаем, кто из стран первый, условно говоря, согласится, проявит интерес, та страна и будет страной-партнером. Но этому приглашению и согласию, конечно же, предшествует большая работа Министерства промышленности России, нас как организаторов.

Получается долгий переговорный процесс.

Антон Атрашкин: Они длятся, как правило, около года-полугода, потому что для страны-партнера это ведь большие затраты.

А уже известно, кто будет вашим партнером в 2019 году?

Антон Атрашкин: Честь объявить партнера следующего года выпадает нашему министру промышленности Денису Мантурову, который в торжественной обстановке объявляет страну-партнера.

То есть пока это секретная информация?

Антон Атрашкин: Да, мы это сделаем либо на «Иннопроме», либо чуть позже.

Давайте тогда поговорим о стране-партнере этого года. Это Южная Корея. Что наиболее интересного для бизнеса она привезет?

Антон Атрашкин: Вы знаете, что Южная Корея — один из лидеров промышленной революции в мире. Это страна, которая успешно внедряет технологии альтернативной энергетики, это страна номер один по такому показателю, как внедрение промышленных роботов: 630 промышленных роботов на 10 тысяч работников — это самый высокий показатель в мире. Корейцы — безусловные лидеры в автомобильной промышленности. Флагман корейской индустрии Hyundai Motor подготовил серьезную экспозицию и даже впервые привозит в нашу страну свою флагманскую модель электрокаров. Это машина с мощным двигателем, она называется IONIQ. Нам кажется, что это серьезная перспективная разработка.

В прошлом году партнером была Япония, в этом — Южная Корея. Можно ли говорить, что Азия в приоритете?

Антон Атрашкин: Это не так. Обе страны — наши важнейшие торговые партнеры, и нет задачи как-то очень сильно задумываться о географическом фокусе. Сейчас мы ведем переговоры с двумя европейскими странами. У России очень много торговых партнеров, они расположены в разных частях света, и мы с удовольствием видим и наблюдаем значительный интерес к нашему мероприятию.

То есть это не какая-то государственная линия?

Антон Атрашкин: Нет, это совсем не так.

Вы ввели платный билет. Это какой-то новый канал для зарабатывания денег или есть какие-то другие причины, которые стоят за этим непопулярным шагом?

Антон Атрашкин: Платный билет действительно с этого года запущен — это 300 рублей. Прежде всего, экспоненты приезжают на «Иннопром», чтобы продать свои технологии, поэтому они заинтересованы в профессиональной публике. Однако мы действительно хотим, чтобы особенно в первые дни было меньше праздных участников, которые заходят на стенды и первый вопрос задают про бесплатные ручки или пакеты. Чтобы немножко оградить экспонентов от любителей халявы, мы действительно ввели этот билет.

А яркие звезды посетят в этом году «Иннопром», будут какие-то хедлайнеры?

Антон Атрашкин: В этом году на «Иннопром» приедут главы таких крупнейших мировых компаний, как Yaskawa, KUKA, Volvo, Lifan, VIKO, ряд компаний из Европы, из Азии. Очень много частных компаний из Европы приезжают к нам на «Иннопром», для них это возможность именно продать свою продукцию, найти партнеров, это точно не имиджевые поездки. И рост средних европейских компаний, которые принимают участие в нашей выставке, для нас тоже хороший индикатор, потому что их не заманишь возможностью посмотреть на первых лиц России. Если такие люди приезжают на какую-то выставку или на какой-то форум, то только потому, что они видят для себя бизнес-возможности.

Спасибо вам большое за интервью, и продуктивной работы «Иннопрому».

Антон Атрашкин: Спасибо, приезжайте.

Ирина Яковлева

Россия. Корея. Весь мир. УФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 2 июля 2018 > № 2660240 Антон Атрашкин


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июня 2018 > № 2633776 Александр Иванов

Миасс: Как прекратить скандалы в ключевом городе российской оборонки?

Интервью с претендентом на должность главы города Миасс Челябинской области Александром Ивановым

Город Миасс — уникальное территориальное образование. Здесь сосредоточена группа предприятий самого различного профиля: оборонные предприятия, предприятия автомобилестроения, объекты горнодобывающей промышленности, расположены предприятия государственного хранилища ценностей, объекты акционерного общества «Транснефть» и прочее. О значении города для страны говорит уже только тот факт, что в нем размещен АО «Государственный ракетный центр им. В. П. Макеева», который разработал новейшую российскую МБР РС-28 «Сармат», о которой говорил Владимир Путин в своем послании 1 марта как о новейшем российском оружии.

Миасс также славен тем, что здесь расположены такие уникальные памятники природы, как озеро Тургояк, которое является государственным заповедником.

Город, имеющий большой вес на федеральном уровне, а также для обеспечения безопасности страны, сотрясают скандал за скандалом, которые тормозят его развитие и значительно осложняют жизнь местным жителям, предпринимателям, инвесторам.

О том, какие шаги можно предпринять, чтобы кардинально изменить ситуацию, ИА REGNUM рассказал бывший заместитель генерального директора оборонного предприятия по персоналу и безопасности Миасского машиностроительного завода (входит в состав ГРЦ им. В. П. Макеева) Александр Иванов, подавший заявку на пост главы Миасса.

ИА REGNUM : Александр Валентинович, что происходит в вашем городе? Какие проблемы беспокоят жителей? С чем предстоит работать будущему мэру Миасса?

На протяжении достаточно длительного времени мы наблюдаем за развитием негативных тенденций в сфере управления Миасского городского округа. Нарастание противоречий между ветвями власти. Это собрание депутатов и администрация городского округа. И противоречия эти принимают гротескные формы. Непримиримые противоречия — срываются совещания, блокируется принятие решений. В результате тормозится принятие решений по всем проблемам городской жизни — приоритетных экономических программ, реализации указа президента. То есть неразбериха в этих местных органах управления и власти в целом негативно влияет на социально-политическую обстановку. И вызывает законное недовольство граждан сложившимся положением дел.

Такая ситуация привела к тому, что сейчас обострился комплекс проблем в жизнедеятельности города буквально во всех сферах: и ЖКХ, и дорожное строительство, имущественный комплекс, коррупция и связи представителей властных структур с криминалитетом.

Как мне представляется, для выхода из этой тупиковой ситуации нужен новый руководитель городского округа и обновленная команда управленцев.

Мне самому это далеко не безразлично, я живу в городе уже более 35 лет, не связан ни с какими группировками в регионе. У меня нет никакого бизнеса или каких-то коммерческих интересов. Готов работать только в интересах города и его жителей. Я думаю, что в случае избрания меня руководителем города, учитывая мой жизненный и профессиональный опыт, детальное знание обстановки и проблем города, я смогу что-то изменить в этом плане.

ИА REGNUM : Расскажите об этом опыте и в целом о своем жизненном пути.

Моя биография простая. Родился и вырос в городе Чебаркуле Челябинской области, в простой рабочей семье. Окончил Челябинский металлургический институт, получил диплом по специальности «Металлург» и в том же 1980 году стал работать на Чебаркульском металлургическом заводе. Работал инженером-механиком. В период работы попал в поле зрения органов КГБ, которые предложили мне перейти на работу в эту организацию.

В 1983 году был направлен на обучение в высшее учебное заведение КГБ СССР. Там проучился год, после чего был распределен для прохождения службы в отдел управления КГБ в городе Миассе. С 1984 года проходил службу в качестве оперативного сотрудника на различных участках в различных должностях. Выполнял обязанности по направлению деятельности. В законе об органах службы безопасности закреплены — контрразведывательная деятельность, борьба с экстремизмом, терроризмом, экономическими преступлениями, коррупционными проблемами.

Поэтому в силу специфики работы я очень хорошо знаю оперативную обстановку в городе Миассе, на объектах оборонно-промышленного комплекса, на градообразующих предприятиях, предприятиях малого и среднего бизнеса. Занимался и проблемами экологии, и проблемами миграции, полностью — не поверхностно, а детально — владею обстановкой в городе.

После окончания службы в органах безопасности, которой отдал 27 лет своей жизни, я продолжительное время работал заместителем генерального директора оборонного предприятия по персоналу и безопасности Миасского машиностроительного завода. Получил там ценный дополнительный опыт работы с кадрами по вопросам обеспечения безопасности и защиты секретов оборонного предприятия. По роду своей работы тесно взаимодействовал с подразделениями «Роскосмоса». Решил попробовать себя в новом качестве — предложил свою кандидатуру комиссии на должность мэра города Миасс.

ИА REGNUM : Каков ваш план действий на ближайшие годы в случае вашего избрания на пост мэра?

У меня подобралась команда моих сподвижников. Мы вместе подготовили программу мероприятий на ближайшую и на дальнюю перспективу. Это обширная программа, включающая несколько разделов и охватывающая различные сферы жизнедеятельности города. Тезисно расскажу о задачах, которые мы намерены решать в первую очередь.

Во-первых, мы готовы в кратчайший период разработать стратегию города, которая будет изучать концепцию социально-экономического развития города на долгосрочную перспективу, генеральный план города с учетом схемы расселения населения. Для создания благоприятного делового климата предлагается создать коллегиальный орган — Совет представителей предприятий города при главе Миасского городского округа. Это позволит оперативно и в полном объеме решать самые насущные задачи развития города.

С моей точки зрения, один из важнейших элементов функционирования экономики города — развитие малого и среднего предпринимательства. В целях содействия развитию предпринимательства будет разработана институциональная программа «Развитие малого и среднего предпринимательства в Миасском городском округе на 2019−2021 гг.». Основной целью программы будет изменение структуры экономики города. Будет поставлена задача, чтобы малые формы предпринимательства у нас составляли не менее 65% от общего числа предприятий. И в этой сфере должно трудиться не менее 65% экономически активного населения. Существенным элементом программы является инвестиционная политика. Она будет агрессивная, активная.

Мы предусматриваем три направления. Первое — оказание помощи бизнесу в преодолении административных барьеров, второе — предоставление инвесторам режима наибольшего благоприятствования, который будет проявляться в осуществлении финансовой поддержки или различного рода налоговых льгот. Третье — обеспечение доступности финансовых ресурсов.

Для улучшения инвестиционного климата предполагается создать подведомственное подразделение в администрации в форме муниципального казенного учреждения Агентство территориального развития. Такая организация есть на областном уровне, но здесь, на городском уровне, мы не ощущаем результатов ее деятельности. Вот и хотим создать такое агентство на местах, и задачей его будет создание условий для динамичной реализации проектов. И одновременное повышение инвестиционной привлекательности округа в целом. Этому агентству мы надеемся передать вопросы по реализации муниципальной программы развития малого и среднего предпринимательства.

Планируется при администрации также создать гарантийный фонд поддержки предпринимательства, который предусматривает предоставление муниципальных гарантий бизнесу для реализации новых инвестиционных проектов.

Так что в целом мы планируем очень активно помогать развитию экономики Миасса посредством таких институтов.

ИА REGNUM : В числе главных проблем города вы называли сферу ЖКХ. Как вы представляете их решение?

Есть у нас в программе планы по благоустройству ЖКХ в городе. Здесь мы будем формировать для каждого района города перечень архитектурных решений по благоустройству дворов и общественных зон с целью участия в государственной программе, которая называется «Благоустройство населенных пунктов Челябинской области на 2018−2022 гг.».

Задача администрации округа, я считаю, на ближайшую перспективу будет состоять в организации форм местного самоуправления, таких как территориально-общественное самоуправление, товарищество собственников жилья, жилищный кооператив, коммерческие общественные организации. У нас для города это вообще проблема деятельности ЖКХ стоит очень остро, потому этой сфере нужно будет уделять повышенное внимание.

Для повышения качества услуг, предоставляемых ЖКХ, и снижения их стоимости планируем, что в обязательном порядке в каждом многоквартирном доме будет избран совет жильцов дома. Это будет первичное звено территориального общественного самоуправления. Будет избран председатель совета. Администрация со своей стороны должна совместно с жилищной инспекцией контролировать, каким образом ЖКХ, товарищество собственников жилья, ресурсоснабжающие организации исполняют свои обязанности. В случае, если выявятся недостатки в их работе или какие-либо правонарушения, будут приниматься меры по отзыву лицензии на их деятельность.

На ближайшую перспективу — реализация программы по переселению из ветхого и аварийного жилья, планирование капитального ремонта и так далее.

ИА REGNUM : Известно, что в Миассе действуют несколько криминальных группировок, периодически довольно серьезно воздействовавших на власть. Как вы видите процесс декриминализации города?

Это самый сложный для меня вопрос как для сотрудника правоохранительных органов. Функции борьбы с преступностью, в том числе с организованной, обеспечение безопасности граждан от криминальных проявлений у нас возложены на МВД, ФСБ, Росгвардию, антитеррористический комитет и ряд других силовых структур.

Я, как бывший сотрудник силовых органов, знаю, что у каждой из силовых структур имеется детальный план работы по пресечению и предупреждению преступных проявлений и на долгосрочный период, и на месяц, на квартал. Эта работа ведется, между структурами отработана схема взаимодействия. Администрация города прямых функций по декриминализации не имеет. В соответствии с городским уставом, администрация должна принимать участие в профилактике терроризма и экстремизма, в организации общественного порядка на территории округа, в усилении мер по противодействию коррупции.

Практика последних лет показывает, что предпринимаемых мер не хватает. На территории округа сохраняется достаточно высокий уровень бытовой преступности, очень много сообщений о совершении правонарушений со стороны руководящего состава нашей администрации. Бывший мэр находится под следствием. Такие проявления коррупционного плана отмечены со стороны представителей депутатского корпуса. То есть работу в этом направлении необходимо продолжать.

С позиции администрации округа, во-первых, нужно качественно улучшить взаимодействие со всеми правоохранительными структурами, по всем проблемам и вопросам, связанным с противодействием криминалу. Необходимо выходить с конкретными предложениями по решению конкретных проблем, связанных с обеспечением безопасности граждан, правопорядка. Организовать регулярное проведение рабочих совещаний с правоохранительными органами, проводить профилактические мероприятия по предупреждению правонарушений коррупционной направленности.

Во-вторых, содействовать силовым структурам по выявлению коррупционных схем в действиях чиновников. В случае получения сведений о незаконных действиях, привлекать их к ответственности.

Аппарат администрации должен быть очищен от сотрудников, использующих свое должностное положение в корыстных целях. Свою задачу в качестве будущего главы города вижу в том, чтобы добиться от подчиненных четкого исполнения своих должностных обязанностей в интересах города.

Маргарита Князева

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июня 2018 > № 2633776 Александр Иванов


Россия. УФО. СФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 июня 2018 > № 2633526 Андрей Перцев

Борьба за миллионники. Почему Кремль начал наступление на Екатеринбург и Новосибирск

Андрей Перцев

Региональная унификация рекордно высоких результатов на президентских выборах закрыла кремлевским чиновникам глаза на разнообразие территорий, их элит и предпочтений избирателей. Мастера баланса и публичной политики в регионах такой схеме кажутся ненужными. Но устранение старых региональных баронов чревато рисками – подхватить знамя публичной фронды и местного патриотизма могут новые политики, еще менее удобные для Москвы

В этом году внутриполитическому блоку Кремля нужно провести выборы в двух городах-миллионниках – Новосибирске и Екатеринбурге (третий и четвертый города России по численности населения). Новосибирск (почти 1,6 млн человек) и область (2,7 млн) будут выбирать губернатора; Екатеринбург (1,45 млн) – новый состав городской думы.

В обоих регионах местные влиятельные группы и избиратели успешно боролись с навязанными центром и партией власти кандидатами. В Новосибирске на выборах мэра 2014 года победил Анатолий Локоть, в Екатеринбурге в 2013 году градоначальником стал Евгений Ройзман. В других муниципалитетах Новосибирской области победы оппозиционеров на выборах глав тоже случались довольно часто. Оба миллионника можно назвать территорией публичной политики, которой в России почти не осталось. В этих заповедниках по-прежнему водятся закаленные в политических баталиях зубры-тяжеловесы.

До сих пор местным элитам удавалось найти компромисс с Москвой: они успешно меняли нужные центру показатели федеральных выборов на возможность играть решающую роль в формировании региональной власти. Но больше Москву такой размен не устраивает, центр решил покорить последние островки региональной самостоятельности, встроить их в общую единообразную систему.

Губернатор, который не остался бывшим

Противостояние Кремля и местных в Новосибирске выглядит ярче и нагляднее – оно идет в открытом режиме. Осенью врио губернатора региона был назначен варяг, мэр Вологды Андрей Травников. Этот чиновник не имел публичного политического опыта и никогда не участвовал в выборах. У местных президентский назначенец энтузиазма не вызвал, скорее наоборот – вызвал подозрение. Во многих регионах чужаков воспринимают с прохладцей, но покорно смиряются с волей Кремля. В Новосибирске есть опыт сопротивления: помимо уже упомянутой победы Анатолия Локотя на выборах мэра, можно найти и другие примеры – избрание спикером заксобрания единоросса Андрея Шимкива вопреки тому, что руководство партии власти рекомендовало своим депутатам поддержать другую кандидатуру.

Новый новосибирский губернатор Андрей Травников – чужак. Влиятельный региональный политик, экс-губернатор Виктор Толоконский назначение варяга прямо осудил и назвал его «не лучшим кадровым решением» президента. После этого он публично поддержал выдвижение Анатолия Локотя в губернаторы. Ситуация неординарная и удивительная.

Толоконский не просто бывший новосибирский губернатор, его можно считать одним из авторов победы коммуниста Локотя на выборах мэра Новосибирска, и этот тандем явно способен повторить успех. Как правило, главным препятствием для оппозиционных кандидатов в губернаторы служит муниципальный фильтр, и экс-глава региона, который хорошо знает всех районных чиновников и депутатов, поможет коммунисту собрать нужное количество подписей.

Кроме того, Виктор Толоконский изнутри знает особенности работы административного ресурса на местах, а значит, умеет и бороться с ним. Сам Анатолий Локоть, прошедший множество депутатских выборов и мэрскую кампанию, также имеет огромный политический опыт. А вот приехавший из Вологды Андрей Травников им не обладает.

В 2015 году подобная ситуация сложилась в Иркутской области, где на губернаторских выборах неожиданно победил коммунист Сергей Левченко. При этом положение дел в Иркутске было более благоприятным для центра: его кандидатом был местный политик Сергей Ерощенко, а Левченко поддерживал не бывший губернатор, а только несколько влиятельных депутатов заксобрания.

Они сумели выманить кандидата от власти на борьбу в публичном политическом поле, навыки которой власть почти забыла. Выманили и выиграли. Сейчас то же самое делают Анатолий Локоть и Виктор Толоконский. Центр на публичную борьбу вышел. Толоконского и Локотя разоблачают в прокремлевских СМИ, мэра и экс-губернатора осуждают московские блогеры-ветераны, которые раньше Новосибирском никогда не интересовались.

Человек из Екатеринбурга

Ситуация в Екатеринбурге отчасти похожа на новосибирскую. Депутатское собрание города контролирует группа вице-губернатора региона Владимира Тунгусова, который не собирается это влияние терять. Опытный политтехнолог Тунгусов, долгое время работавший замглавы администрации Екатеринбурга, умел проводить своих кандидатов как от партии власти, так и от других партий, договариваясь с оппозицией. Умел играть на публичном политическом поле по правилам публичной политики из вполне прагматичных соображений. В протестном городе по-другому играть не получилось бы. Победе Евгения Ройзмана на выборах мэра Владимир Тунгусов не помогал, но и не мешал – для него было важнее, чтобы статусный пост не занял официальный выдвиженец «Единой России».

Отношения серого кардинала столицы Урала и центра можно было назвать равноправными. Владимир Тунгусов обеспечивал Москве достаточно хорошие по стандартам протестного города результаты федеральной «Единой России» и Владимира Путина, взамен получал возможность самостоятельно формировать лояльный пул городской думы.

Такая схема была нередкой для отношений центра с местными элитами начала и середины нулевых годов, но постепенно вольницу на местном уровне стали искоренять. Екатеринбург оставался одним из последних бастионов: сносные результаты федеральных выборов в полуторамиллионном городе были важны для Москвы.

Сейчас Тунгусова атакует тот же пул прокремлевских СМИ и блогеров, который критиковал Толоконского и Локотя. Екатеринбургского серого кардинала обвиняют в том, что он хочет провести своих людей в гордуму (большая неожиданность) и нарушает правила праймериз «Единой России». То, что было позволено Тунгусову еще несколько лет назад, теперь запрещено. Центру нужна гордума, ориентированная хотя бы на отделение единороссов, а не на одного сильного регионального политика.

Региональные машины

Раньше Виктору Толоконскому и Владимиру Тунгусову позволялась определенная политическая самостоятельность. После избрания мэром Анатолия Локотя Толоконский потерял пост полпреда президента, который тогда занимал, но получил взамен должность красноярского губернатора. Тунгусов вообще считался системным политиком.

Еще несколько лет назад частичная автономия Екатеринбурга и Новосибирской области была приемлемой ценой для вертикали. Сейчас несистемным на общем фоне стал не только иногда критикующий Кремль Виктор Толоконский, но и не позволявший себе публичной фронды Владимир Тунгусов. Центр приводит ситуацию к общему знаменателю, а прежним самостоятельным политикам разъясняют новые правила игры.

Почему отношения центра и местных баронов изменились? Судя по всему, после президентских выборов с явкой 65% и результатом Владимира Путина 76% в администрации президента поверили, что кампании можно выстраивать механически – для получения высокого результата достаточно административно-производственной мобилизации и ограниченной конкуренции. Региональные мастера баланса и публичной политики в такой схеме не нужны.

Однако в действительности нужные показатели на президентских выборах в проблемных регионах обеспечивали как раз опытные местные политические менеджеры со своими командами. Они знали, где можно надавить посильнее, где лучше не пережимать, какому предпринимателю что пообещать за хорошую мобилизацию работников, у какого местного депутата есть хорошо мобилизованные сетки сторонников, которые дадут нужную явку. Региональная унификация результатов на президентских выборах закрыла кремлевским чиновникам глаза на разнообразие территорий, их элит и предпочтений избирателей.

Пока борьба идет в публичном поле, региональные оппоненты вертикали выигрывают. В Екатеринбурге не читают московских блогеров, а рядовые избиратели толком не знают, кто такой Тунгусов – не зря же он серый кардинал. Линия «Локоть – человек Толоконского», которую разыгрывает официальная пропаганда в Новосибирске, тоже скорее плюс в глазах местных: сибиряки сплотились против чужака. Ни мэр, ни бывший губернатор хороших отношений и так не скрывают. Но если давление перейдет в силовую плоскость (а намеки на уголовные дела уже появились), региональные политики, конечно, сдадутся.

Однако победа вертикали в этом случае будет выглядеть сомнительной. В 2015 году центр уничтожил политическую автономию руководства Коми, результаты «Единой России» в регионе сразу провалились. Силовое устранение старых региональных баронов не означает, что вместе с ними там исчезнет и публичная политика, так что итоги сентябрьских выборов в Новосибирске и Екатеринбурге могут сильно удивить. Миллионники не сдавались центру в 2013 и 2014 годах, не сдадутся легко и сейчас – наоборот, подхватить знамя публичной фронды и местного патриотизма могут новые региональные политики, еще менее удобные для Москвы.

Россия. УФО. СФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 июня 2018 > № 2633526 Андрей Перцев


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577753 Людмила Карнашевская

Потребительский рынок России в ближайшее время ждут серьезные изменения.

Людмила Карнашевская, член комитета по развитию женского предпринимательства Уральской ТПП, Директор межрегионального филиала Урал ООО "Такском": «Революция в маркетинге перекроит потребительский рынок России».

Потребительский рынок России в ближайшее время ждут серьезные изменения. Введение контрольно-кассовой техники, передающей в онлайн режиме фискальные данные в налоговые органы, выявило, что ритейлеры плохо знакомы с реальными предпочтениями граждан и ориентируется на устаревшую потребительскую корзину.

Директор межрегионального филиала Урал ООО «Такском», получившего в 2016 году статус фискального оператора, Людмила Карнашевская утверждает, что у россиян давно уже не пользуются популярностью такие продукты, как картошка, макароны и даже водка, которую вытеснило пиво.

Контрольно-кассовая техника позволяет собирать огромные массивы данных, с помощью которых, полагает Карнашевская, можно совершенно осознанно вести маркетинговую политику, а главное, формировать классический потребительский рынок, где спрос рождает предложение, а не наоборот, как происходит в России сейчас.

- Людмила Александровна, расскажите поподробнее, что выявили большие данных, которые Вы стали получать…

- В наш обиход достаточно давно вошло такое понятие, как аналитика больших данных или по-английски Big Data. И поскольку данные с каждой единицы контрольно-кассовой техники передаются в определенном формате, они сохраняются, анализируются и обобщаются. На основании этих данных можно сделать очень интересные выводы.

Например, у нас принято считать, что среднестатистический россиянин покупает в основном молоко, хлеб, макароны. Оказывается, нет: в десятке наиболее популярных продуктов не представлены ни макаронные изделия, ни картошка, ни фрукты. В топ-10 попали хлеб, пиво, колбаса, творог и лекарства. Возможно, на предпочтениях потребителей сказались мартовские праздники, сразу после которых мы проводили анализ. Но это говорит как раз о том, что большие данные позволяют прогнозировать, что следует завозить в торговые точки в то или иное время.

В дальнейшем эти данные будут только расширяться: в июле 2018 года добавится большой пласт пользователей контрольно-кассовых машин из числа индивидуальных предпринимателей, использующих труд наемных работников. В следующем году на передачу фискальных данных перейдет сфера услуг, и тогда можно будет понять, где у нас недостаток парикмахерских или стоматологических кабинетов, а где – избыток, поскольку приходит один посетитель в три дня.

- Но ведь любой предприниматель анализирует, какой товар покупают, а какой нет. Да и выбирать местоположение торговой точки он должен на основании статистических данных…

- Получается, предприниматели плохо считают, и потребители не получают то, что хотят. Мне кажется, до сих пор не сформирован классический рынок, в котором спрос рождает предложение. У нас сейчас все наоборот: предложение есть, а спрос анализируется плохо, долго и не совсем корректно. Набор товаров в продаже примерно один и тот же, потому что ритейлеры опираются в основном на ту корзину, которая была сформирована неизвестно сколько времени назад. Отсюда и потребительские мифы: мол, россияне едят преимущественно макаронные изделия и картошку. И мало кто задумывается, что в каждом регионе своя потребительская корзина, свой средний чек. Вот как только мы начнем ориентироваться на реальные предпочтения граждан, то тогда рынок будет формироваться под потребителя. И это важно как для бизнеса, так и для покупателя.

- По поводу введения контрольно-кассовой техники сломано немало копий: предприниматели опасаются, что с коммерческой тайной будет покончено. Насколько вообще обоснованы их страхи?

- В законе № 54-ФЗ четко прописаны права и ограничения оператора фискальных данных. Он может анализировать и предоставлять обобщенную информацию без персонализации. Никто никогда не укажет на конкретную точку и не скажет, что в этом магазине происходит то-то. А предоставление обобщенных данных будет только в плюс бизнесу: чтобы ориентироваться на рынке, недостаточно информации только о себе – нужно понимать, что и в отрасли происходит.

Сейчас мы можем посмотреть на предпочтения и всплески активности покупателей, понять, какие марки сыров продаются в том или ином магазине, какой средний чек в районе, сколько стоит та или иная продукция в конкретном регионе. У нас на сайте сейчас есть интерактивная карта России, где можно посмотреть предпочтения россиян за последний месяц. Нажимая на регион, можно узнать топ-10 товаров, которые покупали именно в данном регионе. Фактические данные поступают в режиме онлайн, то есть не надо ждать три месяца, чтобы провести маркетинговое исследование, которое, к тому же, достоверно лишь на треть.

Информация, мне кажется, полезна и профильным министерствам: в «Такском» приходят данные примерно с пятой части контрольно-кассовых машин России – можно уже сравнить и потребительскую корзину, и средний чек в районах. Можно даже посмотреть, что покупают в конкретной деревне и помочь бизнесу правильно организовать товарные потоки. Возможно, придется создать новые логистические центры. Сейчас многие товары завозятся через Москву, но ведь так быть не должно. Выгодно должно быть и бизнесу, и покупателю, а это возможно только на основе фактических данных.

- Какие еще возможности предоставляет анализ больших данных?

- Руководитель торговой точки с мобильного телефона может посмотреть, во сколько открылась касса, кто вышел на работу, сколько отбито чеков, каков оборот и какие товары пользуются повышенным спросом. Вся эта информация может анализироваться как в личном кабинете, так и выгружаться в формате Excel. Система интегрирована с 1 С, и открывающейся возможностью для получения данных нужно пользоваться.

В дальнейшем новый инструмент будет только развиваться. Мы уже сейчас можем сказать, кто из кассиров работает лучше, в какой период времени и сколько приносит денег компании. Также уже сейчас можно посмотреть, в какой период времени приходит больше покупателей и когда тратится больше средств. Из этого каждый собственник может сделать вывод, во сколько ему лучше открывать и закрывать магазин, чтобы увеличить выручку.

- А как работает система? Большой объем данных придется лопатить, чтобы получить нужную информацию?

- Да, объем данных огромен. Какие-то общие вещи мы будем показывать всем, а если нужна конкретная информация, мы можем сделать выборку. И сейчас очень важно создать понятные запросы по получению той или иной статистики. Пока мы после каждого обращения клиента начинаем писать техзадание и разрабатывать специальный доступ к массиву данных. На это уходит много времени. Но если мы будем понимать, что нужно рынку, то запросы сформируем заранее: допустим, нужно сделать выборку по определенной категории товаров, по большим или маленьким торговым центрам. Можно даже сделать запрос, кто лучше продает – мужчины или женщины. Один раз разработаем форму, и ею потом можно будет регулярно пользоваться.

Понятно, что за дополнительную информацию придется платить. Возможно, это будет плата за полученные гигабайты, возможно, за количество запросов – тут могут быть разные варианты. Если поступит индивидуальный запрос, которого нет в типовом, то придется заключать отдельный договор за отдельную плату. Но оно того стоит: наши данные достоверны на 99,99%, что делает маркетинг совсем другим, поскольку предприниматели видят весь рынок и понимают, что реально пользуется спросом.

Отдел по связям с общественностью Уральской ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577753 Людмила Карнашевская


Россия. УФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 6 апреля 2018 > № 2685455 Кирилл Стрижнев

К. Стрижнев: Потенциал Баженовской свиты мы уже подтвердили.

2017 г стал важной вехой для исследований баженовской свиты и развития технологий для ее рентабельного освоения.

Минэнерго присвоило статус национального проекту Газпром нефти «Создание комплекса отечественных технологий и высокотехнологичного оборудования разработки запасов баженовской свиты».

В ХМАО началось создание технологического центра Бажен.

О том, как развивается проект и какие возможности он открывает перед российскими нефтяными и технологическими компаниями, рассказал исполнительный директор проекта Бажен К. Стрижнев.

Насколько активно другие компании вовлекаются в инициированный Газпром нефтью национальный проект?

- Интерес к нашей инициативе со стороны других компаний - нефтяных, сервисных, технологических - был с самого начала.

Сейчас у нас создано единое информационное пространство с 2мя нефтяными компаниями - РИТЭКом и Руснефтью.

Начались регулярные круглые столы с участием администрации ХМАО, нефтяных компаний, технологических партнеров, которых сегодня уже более 20, представителей Минэнерго и Минпромторга, Фонда развития Югры.

В 2018 г таких встреч будет 4.

Самое главное, нам удалось преодолеть психологический барьер, ограничивающий обмен информацией между разными нефтяными компаниями.

Конечно, специалисты общались и раньше. Но сейчас наше взаимодействие выходит на совсем другой уровень: мы начали открыто говорить о своих результатах, делиться ими уже в процессе работы, синхронизировать программы работ.

Это позволяет нам развиваться более эффективно: нет необходимости каждой компании проходить весь путь целиком, можно распределить задачи.

Следующим этапом должны стать совместные проекты.

1ю очередь технологических проектов мы планируем утвердить в 1м кв 2018 г.

До середины 2018 г определим конкретный объем господдержки на федеральном и региональном уровне.

К концу 2018 г будет запущена открытая IT-платформа технологического полигона, через которую каждый действующий и потенциальный участник сможет получить всю информацию о проектах и их результатах, о планах и о том, как стать партнером.

Для реализации национального проекта на Пальяновском месторождении создается отдельное юрлицо. Зачем нужно новое предприятие и смогут ли партнеры проекта войти в его капитал?

- Образование отдельного дочернего общества было нашей идеей изначально.

Это позволит организовать необходимую экосистему и сформировать эффективную команду, подчиненную общей цели создания комплекса отечественного оборудования и технологий для рентабельной разработки нетрадиционных запасов.

Партнерства в рамках Технологического центра могут быть 2х типов.

1. Стратегические партнерства действительно предполагают возможность вхождения в капитал.

Их потенциальные участники - другие вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК) или, например, крупные сервисные компании, рассчитывающие на долгосрочную работу в этом направлении.

2. Технологические партнерства для работы над конкретными проектами.

Здесь возможна как работа в рамках контрактов, так и создание СП - в тех случаях, когда речь идет о значительных инвестициях для организации производства.

Также создание отдельного дочернего общества облегчит получение льгот и господдержки, на которые мы рассчитываем, и позволит реализовать возможности, заложенные в грядущие изменения закона «О недрах».

О каких изменениях идет речь?

- Работа над проектом изменений в закон «О недрах» ведется с 2016 г.

Они уже разработаны и прошли первый этап общественного обсуждения.

В частности, они вводят понятие технологических и научных полигонов, которые могут создаваться как на участках нераспределенного фонда, так и в рамках уже существующих лицензий.

Это новый тип недропользования, цель которого - не разведка и добыча ископаемых, а разработка и тестирование новых технологий.

Мы рассчитываем, что закон будет вынесен на рассмотрение в осеннюю сессию Госдумы.

В этом случае он мог бы вступить в силу к концу 2019 г.

Тогда в 2020 г у нас будет возможность подать заявку на переоформление лицензии Пальяновского месторождения с разведки и добычи на технологический полигон.

Это позволит в 2020-2025 г сфокусироваться на развитии технологий, а не на выполнении обязательств по добыче углеводородов.

Возможность добывать нефть при этом сохраняется, потому что только накопленная добыча в данном случае может быть критерием, определяющим эффективность технологии.

БАЖЕНОВСКЯ СВИТА

Баженовская свита - геологическая формация, в которой заключены огромные нефтяные ресурсы.

Ее площадь составляет более 1 млн км2 при средней толщине в 30-40 метров.

Свита расположена на территории Западной Сибири и залегает на глубинах 2-3 тыс м.

По оценкам геологов, содержащиеся в ней ресурсы нефти могут достигать 100 - 170 млрд т.

Их разработка в будущем может стать 2й очередью для Западной Сибири, старые месторождения которой сейчас демонстрируют снижение добычи.

Однако нефть баженовской свиты относится к категории нетрадиционных запасов из-за особенностей своего происхождения и залегания.

Часто ее сравнивают со сланцевыми нефтеносными формациями США.

Они действительно похожи, однако есть и существенные различия.

Поэтому для баженовской свиты нужна выработка новых технологических решений, которые позволят рентабельно разрабатывать эти ресурсы.

Кроме того, применение зарубежных технологий для разработки бажена в настоящее время ограничено санкциями.

Какие виды господдержки смогут использовать участники нацпроекта?

- Технологический центр «Бажен» уже получил льготную ставку по налогу на имущество для проектов, реализуемых на территории ХМАО.

Среди других возможностей для наших технологических партнеров, которые мы намерены задействовать в 2018 г, - участие в конкурсах Минпромторга на субсидирование части затрат на НИОКР и возмещение до 50% затрат на выпуск пилотных партий продукции.

Отдельный пакет льгот и преференций предлагает Фонд развития Югры: это и льготное предоставление площадок для локализации производства, и специальные условия по налоговому режиму, спецтарифы по электроэнергии, аренде, решение различных социальных вопросов (обеспечение сотрудников жильем, размещение детей в учебных заведениях и т. п.).

Каковы основные технологические направления работы ТЦ?

- Они определены задачами проекта.

Их 7:

1 это технологии бурения горизонтальных скважин,

2 технологии многостадийного гидравлического разрыва пласта (МГРП),

3 оборудование для термохимического воздействия на пласт,

4 программные комплексы,

5 оборудование для сбора и подготовки продукции,

6 геофизическое оборудование,

7 оборудование для ГРП.

Зная, какие технологии критически влияют на снижение стоимости строительства скважин и какие направления наиболее подготовлены с точки зрения импортозамещения, мы понимаем, чем нужно заниматься в 1ю очередь.

Например, среди критически важных задач:

- создание роторных управляемых систем (РУС),

- систем телеметрии в процессе бурения (LWD),

- технологии подвески хвостовика с возможностью вращения при спуске и цементировании,

- шаровые равнопроходные компоновки для проведения кластерных ГРП и другие.

Именно по этим темам мы ожидаем предложений от разработчиков и производителей.

ТЦ только создается, однако Газпром нефть ведет работы на бажене уже несколько лет. Расскажите о последних достижениях.

- К настоящему времени мы пробурили 18 скважин.

2 из них - с горизонтальным стволом 1000 м. Накопленная добыча по ним за срок около 1,5 лет уже достигла 15 и 5 тыс т.

Это хороший показатель. 6 скважин с горизонтальным стволом от 300 до 600 м, пробуренные в 2017 г, дали промышленные дебиты.

В 2017 г мы провели масштабные испытания нескольких технологий заканчивания скважин с многостадийным гидроразрывом пласта, увеличили количество стадий МГРП и плотность перфорации ствола скважины - то есть количество тех отверстий, через которые нагнетается жидкость для разрыва породы.

Были успешно проведены опытно-промышленные испытания буровых растворов на углеводородной основе с использованием базовых масел российского производства, эластичного тампонажного раствора, отечественного оборудования телеметрии с расширенным комплексом каротажа и ряда других технологий.

Началась опытно-промышленная эксплуатация программного комплекса РОСТ, созданного нами в сотрудничестве с МФТИ.

Он позволяет моделировать трещины ГРП в баженовской свите и оценивать на основе этих моделей потенциальные объемы добычи.

Программный комплекс использует возможности машинного обучения, что позволяет ему повышать точность в процессе использования.

В ближайшие 3 года наша задача - настроить продукт, применяя его на конкретных скважинах.

ПАЛЬЯНОВСКИЙ ПОЛИГОН

Площадкой для испытания новых технологий и оборудования в рамках национального проекта Бажен стала Пальяновская площадь Красноленинского месторождения в Ханты-Мансийском автономном округе.

Опытно-промышленные работы Газпром нефть ведет здесь с 2013 г.

В 2016 г на Пальяновской площади был реализован полный цикл разработки баженовской свиты - пробурены 2 высокотехнологичные горизонтальные скважины с МГРП и получен промышленный приток в 45 т/сутки нефти.

Таким образом была доказана работоспособность и технологическая эффективность базовой технологии, адаптированной под баженовскую свиту.

Бурение новых скважин будет продолжаться и в 2018 г?

- В планах на 2018 г - бурение еще 10 горизонтальных скважин, на которых в общей сложности будет проведено около 100 стадий МГРП.

Будут опробованы новые технологии заканчивания, технологии скважинной и поверхностной микросейсмики, которые позволяют акустическими методами оценить результаты проведения гидроразрыва.

Мы уже подтвердили потенциал баженовской свиты, оценили его естественную продуктивность и возможности стимулирования с помощью гидроразрыва пласта, а также возможности получения синтетической нефти из его твердой составляющей - керогена.

Наша задача до 2025 г - найти комплекс технологий, обеспечивающий накопленную добычу порядка 35 тыс т / скважину и удельную стоимость бурения 8500 руб/т добытой нефти.

Также необходимо создать методику оценки извлекаемых запасов в зависимости от физических свойств бажена и применяемой технологии.

Эти задачи и будут решаться на технологическом полигоне в ХМАО.

Помимо Пальяновской площади у Газпром нефти есть еще ряд участков недр, где велись работы на бажене. Какой будет их дальнейшая судьба?

- На Вынгаяхинском месторождении, Салымских лицензионных участках, участках Нялинской группы и ряде других, которые находятся у Газпромнефть-Хантоса, Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза и Газпромнефть-Муравленко, работы продолжатся.

Задача этих проектов - обеспечить своевременную подготовку запасов, чтобы не теряя времени перейти к тиражированию технологии, как только она будет готова.

В ближайшие годы мы должны будем опоисковать эти запасы, подтвердить наличие подвижных углеводородов баженовской свиты и создать концепцию их разработки.

Россия. УФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 6 апреля 2018 > № 2685455 Кирилл Стрижнев


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 6 апреля 2018 > № 2559330 Евгений Ройзман

«Я использую все свободные ниши, которые могу найти»

Ютта Зоммербауэр (Jutta Sommerbauer), Die Presse, Австрия

«Прессе»: Граждане Екатеринбурга избрали вас мэром с небольшим перевесом на выборах 2013 года. Однако ваши полномочия довольно ограничены.

Евгений Ройзман: Моя должность похожа на должность президента Германии. Я использую все свободные ниши, которые могу найти. Я напрямую работаю с людьми, делаю то, чего другие не делают. У меня двери всегда открыты, на прием приходят до ста человек в день.

— Какие отношения вы поддерживаете с губернатором Свердловской области?

— Никаких.

— Но ведь Екатеринбург — часть этой области.

— Я ему не подчиняюсь. Здесь у нас местное самоуправление. У него своя работа, а у меня — своя.

— Осенью в городе снова будут выборы.

— Никто не знает, будут эти выборы или нет. Об этом мы узнаем в последний момент. Можно изменить закон и отменить прямые выборы. Если у народа будет право избирать, то я выиграю.

— В прошлом году вы хотели стать губернатором. Но вы не получили достаточной поддержки депутатов.

— Система специально сделана для этого (чтобы воспрепятствовать независимым кандидатам — прим. редакции газеты).

— Если выборы не стоят этого, то как можно изменить систему?

— Я не знаю. У меня нет возможности изменить систему. Однако я хочу, по крайней мере, делать и говорить то, что считаю необходимым. Это моя позиция.

— Считаете ли вы себя оппозиционером?

— Нет, просто я человек со здравым рассудком.

— Ельцин долгое время работал в Екатеринбурге, здесь о нем напоминает Ельцин-центр. Как вы относитесь к 90-м годам?

— Советский Союз был большой империей, которая оказалась шаткой. Она рухнула. Ельцин оказал стране невероятную услугу хотя бы тем, например, что обошлось без голода. Было трудно, но голода не было. Ельцин должен был осуществить то, на что советская власть не могла решиться 70 лет. Это была очень свободная страна. Не все понимали, что делать с этой свободой. Мы были европейской страной, поддерживали хорошие отношения со всем миром.

— А теперь уже нет?

— Если Россия — европейская страна, то Екатеринбург — это европейский город. Мы — европейцы, Европа — это наша цивилизация.

— Однако Россия многое потеряла?

— По сравнению с тем временем мы отброшены далеко назад.

— Нынешние ведущие СМИ России весьма негативно относятся к 90-м годам.

— Это нужно понимать. Когда к власти пришли большевики, они прокляли царя. Когда к власти пришел Сталин, он проклял Троцкого и Бухарина и расстрелял многих людей. Потом пришел Хрущев и убрал все портреты Сталина. Потом был Брежнев, который проклял Хрущева. Затем появились Горбачев, Ельцин и так далее. Это наша традиция. Это элемент здешней политической культуры. Да, в 90-х годах были бандиты, но то, что происходит теперь, еще ужаснее.

— Как вы пережили 90-е годы?

— Я открыл мир. Я был бизнесменом, когда с нуля кое-что придумал и заработал деньги. Сказочное время.

— Вы понимаете тех людей, которые резко критикуют 90-е годы?

— Конечно, переключение со старого на новое было тяжелым делом. Мы жили за железным занавесом и продавали нашу продукцию, неожиданно открылись границы, и наши предприятия не смогли выдержать конкуренцию. Конечно, это было тяжело, но, я считаю, неправильно винить во всем Горбачева или Ельцина. Страна просто рухнула.

— Вы говорили о здешней промышленности. В Екатеринбурге есть машиностроительный завод Уралмаш. Насколько важен он сегодня?

— Екатеринбург был раньше промышленным городом. Когда производство рухнуло, стали развиваться торговля, финансы, а также наука. Теперь существует несколько сильных отраслей. Мы преодолели этот кризис легче, чем другие.

— А Уралмаш?

— Сегодня там работают менее 2 тысяч человек. Сокращения будут продолжаться. Раньше там было 50 тысяч.

— Одним из них был ваш отец.

— Мой отец, мой дед — они построили Уралмаш. Поэтому и для меня это было так болезненно. Но я понял, что это была неконкурентоспособная продукция.

— В Екатеринбурге пройдут матчи Чемпионата мира по футболу. Готов ли к этому город?

— Мы подготовлены к этому ЧМ, как ни один другой город России. Здесь есть очень хорошие отели, отличная инфраструктура, торговля, коммуникации. Приедет очень много гостей: шведы, мексиканцы.

— Когда будет готов стадион?

— Делается все, что нужно. Все будет сделано вовремя.

— Вы разочарованы результатами жеребьевки?

— Конечно, я бы хотел, чтобы приехали команды из Бразилии, Италии, Великобритании и Германии. Но — что имеем, то имеем.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 6 апреля 2018 > № 2559330 Евгений Ройзман


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 апреля 2018 > № 2559283 Владимир Кара-Мурза

В России демократически избранный мэр в итоге стал жертвой путинизма

Владимир Кара-Мурза | The Washington Post

"Для правительства, заявляющего о своей популярности, режим российского президента Владимира Путина на удивление боится выборов", - замечает один из лидеров российской оппозиции Владимир Кара-Мурза в статье для The Washington Post.

"Прямые выборы мэров когда-то были нормой в российских городах. Теперь это исчезающая реальность", - пишет автор. На прошлой неделе только в восьми из главных городов российских регионов граждане могли выбирать мэров. На этой неделе их число сократилось до семи.

Последней жертвой кремлевской кампании стал Екатеринбург, пишет Кара-Мурза. Во вторник местный законодательный орган отменил прямые выборы мэра города, заменив их процедурой бюрократического назначения.

"Никаких оправданий этому не потребовалось, потому что истинная причина хорошо известна. В 2013 году избиратели Екатеринбурга выбрали мэром Евгения Ройзмана, харизматичного оппозиционного политика, предпочтя его кандидату от путинской партии "Единая Россия", - пишет автор.

"Он призывал к освобождению политических заключенных, критиковал военное вмешательство России на Украине и в Сирии, и поддержал призыв оппозиционного активиста Алексея Навального к бойкоту инсценированных президентских выборов прошлого месяца", - напоминает автор.

"До сентября, когда его пятилетний срок истекает, Ройзман останется мэром Екатеринбурга. Он не сказал, что он будет делать дальше, только пообещал оставаться таким же активным, как всегда, в сопротивлении продолжающемуся захвату власти", - говорится в статье.

В последние годы Кремль потерпел ряд громких поражений на выборах мэров по всей стране. В Ярославле, Петрозаводске и Тольятти оппозиционные соперники побеждали прокремлевских кандидатов. Победителей арестовывали, отстраняли от должности или, в лучшем случае, позволяли завершить свой срок, но последующие выборы мэра отменяли, отмечает автор.

"Для правительства, похваляющегося своей популярностью, Кремль слишком опасается разрешать российским гражданам выбирать своих лидеров. Возможно, настало время для того, чтобы больше россиян начали спрашивать почему", - заключает Кара-Мурза.

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 апреля 2018 > № 2559283 Владимир Кара-Мурза


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559293 Евгений Ройзман

Эффект Ройзмана. Почему из политика не получился мэр Екатеринбурга

Максим Артемьев

Историк, журналист

Депутаты законодательного собрания Свердловской области приняли поправку, отменяющую в Екатеринбурге прямые выборы мэра. Правда ли, что власть боится повторной победы Евгения Ройзмана и представляет ли он на самом деле угрозу

Российская Федерация — удивительная страна. Все знают, что по сути она не федерация, а жестко унитарное государство. Все знают, что настоящих выборов губернаторов нет, но они проводятся. И также с местным самоуправлением: все знают, что независимого МСУ нет, хотя оно формально есть.

Этот парадокс расхождения реальности с теорией и лежит в основе нынешнего «конституционного» кризиса в Екатеринбурге. Еще один парадокс, что этот город — центр Свердловской области, в то время как Свердловска почти тридцать лет уже нет, а область носит его имя. А значит, сохраняет и имя одного из организаторов казни царской семьи, в честь которой там же построен Храм на Крови.

На самом деле если без парадоксов, то история с Евгением Ройзманом проще простого. В силу какого-то недосмотра либо неуверенности тогдашней свердловской власти в Екатеринбурге была применена самая неудачная схема МСУ из всех возможных. По действовавшему до недавних пор порядку горожане избирали главу, который никакими реальными полномочиями не обладал, а был председателем городской думы. Вся власть была сосредоточена в руках главы администрации города — Александра Якоба. Но за пределами Екатеринбурга о нем мало кто слышал, а вот Ройзмана знают все, ну или почти все.

Народный мэр

Он известный блогер, яркий харизматичный и притом несистемный политик, дружит со многими «правильными» людьми в Москве, у него сложная биография, прибавляющая шарма его образу. Впрочем, несистемность Ройзмана не стоит преувеличивать. Он работает в российском политическом поле со всеми вытекающими из этого факта ограничениями и понятиями. Ройзман участвовал во вполне системных проектах Сергея Миронова и Михаила Прохорова F 13 и по действующим правилам стал депутатом Госдумы в свое время, а после победил на мэрских выборах.

Ройзман политик даже не регионального, а федерального уровня, недаром его так стремились заполучить в свои партийные проекты вышеуказанные лидеры. Однако его основная база поддержки — все-таки Екатеринбург, где его популярность не ослабевает вот уже почти двадцать лет. Ройзман крайне умело и старательно работает над своим имиджем, никакие скандалы и разоблачения не идут ему во вред.

Собственно говоря, власть боится его популярности и влияния, и именно с этим связано переписывание правил о формировании городской власти.

В прошлом году Ройзману не дали участвовать в губернаторских выборах, в этом году иным способом предотвратить его повторную победу на мэрских было невозможно, потому и был избран такой вариант действий — отсечь Ройзмана путем перекройки закона.

В постсоветской России переделка законов под текущие политические запросы — основа всей политики. Так было и в 1993 году, так происходит все «путинские годы» — достаточно вспомнить ситуацию с губернаторскими выборами, которые то отменяли, то возвращали. Или обратим внимание на выборы депутатов по одномандатным округам — подобная же неоднократная смена правил.

Потенциальная угроза

По большому счету Ройзман для власти совершенно неопасен. Все пять лет мэрства он выполнял церемониальные функции, председательствовал в Думе, в которой большинство принадлежит вовсе не его сторонникам, принимал избирателей с трансляцией в ЖЖ и Facebook, был для екатеринбуржцев эдаким омбудсменом, к которому можно прийти пожаловаться. Он служил вывеской демократии: мол, в России и оппозиционер может прийти к власти в миллионном городе. Но тем не менее было решено, что без Ройзмана будет лучше, что он является ненужным раздражителем и вообще потенциально опасен в случае чего.

Если вернуться к отмененной управленческой схеме Екатеринбурга, то данный вариант с избираемым главой гордумы и назначаемым главой администрации изначально чреват противоречиями. Получается, что депутатам навязывается председатель — вопреки конкретному политическому и партийному раскладу. При этом собственно жителям, своим избирателям, он помочь мало чем может. В Туле, например, в 2005-2009 годах существовал именно такой расклад, и в результате избранный мэр города — старый советский хозяйственник — занимался канализацией и мусором вопреки своему функционалу. Поэтому там тоже от этой схемы отказались.

На поддержку Ройзмана из Москвы на митинг 2 апреля прибыли и Дмитрий Гудков, и Леонид Волков (сам некогда житель уральского города), Ксения Собчак поддержала тему в соцсетях, но проблема заключается в том, что местное самоуправление и избираемость его глав по большому счету сегодня мало волнуют россиян. И это происходит не от оболванивания официозными СМИ, не от вечно «рабьего в русской душе», а совершенно по зрелым соображениям.

Актеры и массовка

Люди видят, что при нынешнем режиме независимых деятелей в политике быть не может. Население в целом Путин устраивает, и потому они проглатывают «неудобства», которые им приходится принимать с ним в одном флаконе, наподобие ручного, выхолощенного местного самоуправления. Да, большинство жителей хотят мэра избирать, но точно так же они хотели бы много чего еще, но вполне обходятся без этого и на баррикады ради избираемости мэров не пойдут.

Однако и это не все. Девяностые годы научили людей, что в хаотичном разобщенном обществе выборы — не панацея. На митинговых лозунгах к власти приходят самые разные авантюристы и мошенники, и изгнать их потом на следующих выборах — как советуют учебники по демократии — чрезвычайно трудно, ибо они моментально окружают себя карманными СМИ, административными рычагами, а порой и криминалом. Но даже тот, кто может прийти им на смену, ничем не лучше, а просто еще более жадный, ибо «не нахапался».

Вспомним историю: в 1991 году россияне впервые избрали трех мэров — Москвы, Санкт-Петербурга и Северодвинска. Гавриил Попов сбежал с должности ровно через год. Собчак закончил бесславным поражением и уголовным делом, а мэр Северодвинска Валерий Лысков и вовсе скончался в тюрьме.

Глас народа

Любопытно было послушать дебаты в свердловском заксобрании: сторонники нового закона говорили о жизни «как она есть» (мол, не будет противостояния города и области, дружная работа под руководством губернатора и т. д.), а их противники апеллировали к чистоте идеалов, говорили о том, как должно быть. Депутат Алексей Коробейников просто жег глаголом:

«В области должен быть только один политик — губернатор Евгений Куйвашев… Что такое выборы? Мы все через них проходили. Это война денег, компромата, криминала. Город превращается в этот период в место боевых действий. Это никому не надо. Это затраты ресурсов и времени. В итоге во власть приходит криминал». Это такой vox populi, над которым можно смеяться, но который понятен широким массам.

Митинг оппозиционеров в Екатеринбурге событием не стал. И никакие столичные политики изменить ситуацию были не в состоянии, и свои ожидания они связывают с местным самоуправлением совершенно напрасно. На волне протестов 2011-2012 годов было избрано четыре оппозиционных мэра в крупных городах. Евгений Урлашов в Ярославле очень скоро закончил тюрьмой, Галину Ширшину в Петрозаводске выгнали через два гола, остающиеся Евгений Ройзман и Анатолий Локоть в Новосибирске никоим образом общую атмосферу не изменили. Прорыва не произошло.

Как не произошло прорыва и в Москве, где минувшей осенью в ряде муниципалитетов оппозиция получила большинство, где-то — тотальное.

Власть не хочет давать реальных полномочий МСУ и не даст их в обозримом будущем. Точнее, речь даже не столько о полномочиях, сколько о реальной независимости и неподконтрольности. Это надо ясно понимать. Для того ли губернаторов поставили под жесткий контроль Кремля, чтобы у них не было, в свою очередь, контроля за городами и районами?

Поэтому любой оппозиционер, идущий во власть, должен осознавать, что он идет туда играть в рамках существующих правил, будет «рыпаться» — его власть отторгнет. Ройзман этого не понял, за что и поплатился, хотя «рыпался» он очень умеренно. А вот Локоть — тот все понимает и ведет себя соответствующим образом, хотя и это не гарантия того, что его оставят.

Как много раз было сказано в эти дни на обсуждении в Екатеринбурге, в современной России не нужен никому мэр-политик, а нужен мэр-хозяйственник — канализация, помойки, свет, газ, дороги. Точнее, он не то чтобы «не нужен», его не допустят. Как Ройзмана.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559293 Евгений Ройзман


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 3 апреля 2018 > № 2559010 Владимир Зяблицев

Оглядываясь на Всемирный день защиты прав потребителей.

15 марта в календаре отмечен как «Всемирный день защиты прав потребителей». От чего сегодня необходимо защищать потребителя, как себя правильно вести при совершении сделки в онлайн-формате, - об этом вдогонку ушедшей дате рассказал партнер Палаты – Председатель Объединения защиты прав потребителей г. Магнитогорска Владимир Зяблицев.

- Владимир Иванович, каковы на сегодня приоритеты в работы организаций, защищающих права потребителей? Есть ли какая-то особенно острая тема в этой сфере?

- Ежегодно Всемирная организация потребителей (CI – Consumers International – прим. редакции), в которую входит Международная конфедерация обществ потребителей (КонфОП) и, соответственно -, наше Объединение защиты прав потребителей, разрабатывает слоган - цель, которой в течение года будут подчинены все правозащитные мероприятия. Слоган формулируется с учетом наибольшей актуальности и самых высоких рисков.

В этом году слоган звучит так: «Сделать цифровые рынки справедливыми и честными!». Эти слова основаны на проведенных в двадцати четырех странах исследованиях. Их результаты показали, что объем сделок, совершенных в онлайн-режиме, стремительно растет одновременно с уровнем мошенничества. При этом 22 % населения вообще не совершают сделки в онлайн-режиме из-за боязни быть обманутыми.

- Почему наблюдается такой дисбаланс: одни все чаще совершают покупки в Интернете, другие совсем не используют эту возможность?

- Действительно, только на территории России за последние пять лет количество сделок в Интернете увеличилось в два с половиной раза. Широкий выбор, мгновенное подтверждение заказа, удобная доставка, - все эти атрибуты делают онлайн-покупки привлекательными и популярными. Однако здесь часто встречаются обман и мошенничество. Самые стандартные способы обмана потребителей: выяснение информации о PIN-коде банковской карты при оформлении заказа, фиктивные отзывы о несуществующей фирме, создание фирм-дублеров.... Или, например, такая ситуация: вы заказали товар, а получили другой, или в полученном товаре обнаружили дефект. Компанию, которой можно предъявить претензию, отыскать невозможно, претензию направить затруднительно. Дело в том, что для оформления заказа в Интернете люди используют площадки, предлагающие информацию об определенных товарах и услугах. Взаимодействуя с такой площадкой, потребитель попадает в ситуацию, когда де-юре он защищен, де-факто - беззащитен. В итоге вы остались с некачественным товаром и потерянными деньгами. Ситуация плачевная и сегодня, к сожалению, не редкая.

- Что необходимо, на Ваш взгляд, сделать для преодоления такой ситуации?

- Призыв «Сделать цифровые рынки справедливыми и честными!» сегодня обращен к государству и бизнесу. Со стороны государства права потребителя должны быть защищены законодательством, нормативно-правовыми актами. В свою очередь, бизнес должен гарантировать открытость и прозрачность работы с потребителем на всех этапах совершения сделки – от выбора до покупки и гарантийного обслуживания.

- Как эти задачи пытается решить Объединение защиты прав потребителей конкретно в Магнитогорске?

- Самое первое и необходимое действие – информирование, привлечение внимания общества, его самых разных сегментов, к проблеме. Мы проводим пресс-конференции, встречи со студентами, с гражданами. Основными направлениями деятельности ОЗПП Магнитогорска сегодня являются: информационно-консультационная работа с населением, взаимодействие с бизнесом через договоры о некоммерческом взаимодействии, сотрудничество с Магнитогорской торгово-промышленной палатой: а именно - проведение «открытых» уроков в школах по вопросам противодействия распространению контрафактной продукции и заседаний Общественного координационного совета по защите интеллектуальной собственности; взаимодействие с городской администрацией в рамках проекта «Школа грамотного потребителя» и конкурса «Основы потребительских знаний». Но этого мало.

Количество исков увеличивается: по сравнению с 2016 годом, в 2017 году было подано в два раза больше исков, а на одного специалиста ОЗПП в год приходится до сотни исков, - это неутешительные цифры.

- Получается, что динамика негативная. Какой выход Вы предлагаете?

- Система государственного надзора и контроля не может обеспечить должной защиты, недобросовестные предприниматели подрывают доверие к бизнесу, в целом. Поэтому необходимо привлечь внимание к проблеме защиты прав потребителей и решать ее с разных сторон - со стороны власти, бизнеса и самого потребителя.

Хочу подчеркнуть: Всемирный день защиты прав потребителей – это не праздник, а напоминание всем нам о том, что у нас есть права. Для того, чтобы их реализовывать на должном уровне, от всех нас требуются усилия в самообразовании и самозащите.

Беседовала Екатерина Драгомирова, Магнитогорская ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 3 апреля 2018 > № 2559010 Владимир Зяблицев


Россия. УФО > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Финансы, банки > economy.gov.ru, 28 февраля 2018 > № 2515615 Савва Шипов

Савва Шипов: Изменение правил контроля деятельности за предприятиями повысит инвестиционную привлекательность территорий

Инвестиционную привлекательность Челябинской области и вопросы цифровизации бизнеса обсудил заместитель министра экономического развития России Савва Шипов с предпринимателями в ходе визита в Челябинскую область. Речь шла о повышении инвестиционной привлекательности региона и цифровизации бизнеса.

По его словам, одним важным стимулом для повышения инвестиционной привлекательности территорий должно стать изменение правил контроля деятельности субъектов предпринимательства, а именно внедрение рискоориентированной системы. Он сообщил, что уже в 2018 году количество плановых проверок сократится и сконцентрируется на тех объектах, куда действительно нужно идти, где существуют более высокие риски для жизни и здоровья людей. «Ориентир показателей должен быть не на количество визитов, а на снижение рисков, особенно это важно для Челябинской области. То есть должно быть так: чем меньше вредных выбросов в атмосферу, тем эффективнее надзорная деятельность. Риски должны оцениваться не в статике, а динамично.», – добавил Савва Шипов.

В числе передовых методов привлечения денег в экономику региона Савва Шипов назвал новые виды работы с финансами: краудфандинг, предоставление микрофинансовыми компаниями кредитов предпринимателям, а также предоставление помощи бизнесу, который находится за рамками законодательного регулирования.

Кроме того, заместитель министра встретился со студентами Южно-Уральского госуниверситета. Обсуждались перспективы развития цифровой экономики в России. По его словам, в ближайшие два года в России планируется принять порядка 50 законов, которые устранят пробелы и препятствия для развития этой сферы. Он уточнил, что программы и планы по принятию законов готовились не чиновниками - заказчиком выступил бизнес. "Это бизнес говорит, что нужно сделать, согласует повестку и дает задание правительству, а правительство готовит документы и проводит их через Госдуму", - подчеркнул Савва Шипов.

Заместитель министра рассказал также о технологии блокчейн, которая также является элементом цифровой экономики. Эта система позволит в будущем заменить государственные институты новыми технологиями и может применяться, например, в сделках регистрации недвижимости.

Россия. УФО > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Финансы, банки > economy.gov.ru, 28 февраля 2018 > № 2515615 Савва Шипов


Россия. УФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 12 февраля 2018 > № 2594458 Юрий Авдеев

Уральские предприятия оборонки намечают новые ориентиры

Несмотря на сохраняющиеся узкие места, оборонно-промышленный комплекс России готов к ритмичному выполнению гособоронзаказа 2018 года

Заместитель министра обороны Юрий Борисов завершил своеобразный марш-бросок по предприятиям оборонки, который начался с Арсеньевской авиационной компании «Прогресс» имени Н.И. Сазыкина, а финальный этап рабочих визитов проходил уже на Урале. Здесь в полной мере проявились как проблемные вопросы, так и несомненные успехи ОПК, его возможности трансформироваться с учётом требований времени.

Замминистра обороны побывал в Перми на одном из старейших, известных на весь мир предприятий России «Мотовилихинские заводы» с целью проверки хода выполнения государственного оборонного заказа и проведения рабочего совещания с руководством завода по решению текущих вопросов и обсуждения перспективы заключения новых контрактов в интересах Вооружённых Сил. Давая оценку положению дел на предприятии, Юрий Борисов отметил, что «Мотовилиху» надо оздоровить. По его мнению, трудности с выполнением гособоронзаказа служат убедительным примером того, что нельзя производство финальных образцов вооружения отдавать в частные руки.

Необходимо пояснить, что на функционировании «Мотовилихинских заводов» продолжают сказываться «грехи прошлого» – в начале 2000-х годов прежнее руководство «Мотовилихи» опрометчиво предоставляло многомиллионные займы юридическим лицам, финансовая состоятельность которых, как позднее выяснилось, существовала только на бумаге. В итоге из-за сомнительных финансовых операций предприятие потеряло более 1,2 млрд рублей. К счастью, были приняты, пусть и с опозданием, меры по оздоровлению «Мотовилихи». Весной прошлого года на заводы пришла новая команда управленцев. Но так или иначе развитие предприятия затормозилось, технологического обновления долгое время не было, производственные фонды остались на уровне 1990-х годов.

Замминистра выразил надежду, что в ближайшее время с участием корпорации «Ростех» будет проведена реструктуризация всех долгов, которые имеют достаточно большой объём и, по оценкам экспертов, составляют около 15 млрд рублей.

– Министерство обороны не может неустойчивым с точки зрения экономики предприятиям давать большие заказы, – заявил Юрий Борисов. – С другой стороны, производителей подобной техники в стране больше нет, поэтому мы заинтересованы в скорейшем оздоровлении «Мотовилихи» и, безусловно, загрузим её до 2027 года нужной для Вооружённых Сил продукцией.

ПАО «Мотовилихинские заводы» производит реактивные системы залпового огня, а также ствольную артиллерию и компоненты ЗРПК «Панцирь». В декабре 2017 года генеральный директор НПО «Сплав» Владимир Лепин сообщил, что положительным результатом завершились государственные испытания новой опытной реактивной системы залпового огня «Торнадо-С».

– Все знают, реактивные системы залпового огня – очень грозное оружие. Тем более что «Сплав», а это основной разработчик РСЗО, закончил работу по новым образцам – «Торнадо-Г» и «Торнадо-С», которые прошли испытания и подтвердили все заданные характеристики. Нас всё это устраивает, планы у нас большие, – отметил замглавы военного ведомства.

Юрий Борисов рассказал, что в ходе обсуждения планов с руководством завода и представителями Ростеха была отмечена необходимость синхронизировать процессы: с одной стороны, финансового оздоровления, а с другой – сбережения квалифицированного персонала. Он высказал мнение, что в данном случае недостаточно одной лишь финансовой санации. Необходимы и структурные изменения, касающиеся взаимодействия «Мотовилихи» с управляющим холдингом.

УРАЛЬСКИЙ ВЗГЛЯД

Завершив работу в Перми, замминистра обороны прибыл в Екатеринбург, где посетил производственное объединение «Уральский оптико-механический завод» (УОМЗ), который по праву считается одним из ведущих предприятий России. Оптико-электронные системы предприятия давно уже стали значимой частью бортового радиоэлектронного оборудования самолётов марок «МиГ» и «Су». А с начала XXI века стремительно расширяется диапазон применения продукции завода на вертолётах «Ка» и «Ми».

В настоящее время специалистами УОМЗ разработан и освоен в производстве унифицированный ряд обзорно-прицельных и обзорно-пилотажных систем для установки на различных модификациях вертолётов. Применяемые в оптико-электронных системах технологии подтверждены многолетним опытом успешной эксплуатации как в России, так и за рубежом.

Ранее, во время пребывания в Арсеньевской авиационной компании «Прогресс» имени Н.И. Сазыкина, замминистра говорил о планах Минобороны по повышению боевых возможностей российской армейской авиации за счёт новых прицельных систем. Теперь же в Екатеринбурге представители Минобороны и УОМЗ обсудили ход выполняемых программ и перспективы развития оптико-электронных систем на ближайшие годы.

Новые разработки и технологии, используемые при создании и модернизации оптико-электронных систем, позволили получить высокие характеристики данных систем и преимущества перед аналогичными изделиями других производителей, в том числе и иностранных.

– Первый этап работ по увеличению дальности действия систем выполнен. Если будет выполнено всё, что задумано, наша армейская авиация будет иметь совершенно другой облик и другие боевые возможности, – сказал замминистра, рассказывая о результатах посещения УОМЗ.

«Мы уже имеем контракт для опытно-боевой эксплуатации: два батальона танков «Армата» и один батальон тяжёлой БМП…»

По его оценке, предприятие находится в очень хорошем состоянии, а продукция завода очень востребована.

– Это оптико-электронные прицельные системы, лазерные дальномеры, то, что определяет сейчас боевые возможности нашей боевой авиации. Конечно, всё не стоит на месте, всегда интересуют вопросы дальности обнаружения, дальности распознавания, точности координат, от этого зависят характеристики нашей конечной продукции, – заявил Борисов.

Заместитель министра отметил, что разработки завода апробировались в Сирии на российской боевой авиации и в целом хорошо себя зарекомендовали. Как показали результаты встречи, уральцы продолжают работы по расширению области применения создаваемой ими продукции. Они предлагают свои изделия для оснащения надводных кораблей ВМФ России и для других видов Вооружённых Сил.

Относительно УОМЗ в завершение стоит отметить, что предприятие активно занимается вопросами диверсификации производства. Компания ежегодно на 20–25 процентов наращивает выпуск гражданской продукции. Завод, участвуя в реализации программы импортозамещения, стал крупным производителем медицинского оборудования, энергосберегающей светодиодной светотехники, геодезических приборов, измерительной техники.

Наибольшую долю в гражданской продукции составляет медицинская техника. Неонатальное оборудование «УОМЗ» установлено более чем в тысяче лечебных родовспомогательных учреждений России, включая новые перинатальные центры. Все медицинские приборы имеют не только российское регистрационное свидетельство, но и международный сертификат соответствия СЕ, подтверждающий высокое качество оборудования и его соответствие европейским стандартам безопасности.

БРОНЕТАНКОВАЯ КУЗНИЦА

Своеобразной завершающей точкой в рабочей поездке заместителя министра обороны стало посещение им предприятий научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод». Первым пунктом стало головное предприятие – сам «Уралвагонзавод». Какие главные задачи Минобороны ставит перед танкостроителями?

– Задача у коллектива одна – выполнить все задачи по государственному оборонному заказу, мы в среднем будем закупать в ближайшие годы около 200 танков различных модификаций ежегодно, – сообщил Юрий Борисов. – А ещё нужно не испортить нам праздник 9 Мая: вовремя подготовить все праздничные машины. Будет новинка, надо показать боевую машину поддержки танков. Она, кстати, неплохо себя зарекомендовала в сирийском конфликте.

Замглавы военного ведомства обозначил и перспективы закупки танков «Армата».

– Государственные испытания начнутся в этом году и будут продолжаться до конца следующего. В 2020 году у нас финиш по всем новым образцам, и после этого мы будем принимать решение о серийных крупных контрактах, – сообщил Юрий Борисов.

Он сообщил, что для «Арматы» готовится новое вооружение. «Завершаются работы над новым боекомплектом для танка – все виды выстрелов», – сказал замминистра.

– Не секрет, что мы уже имеем контракт для опытно-боевой эксплуатации: два батальона танков «Армата» и один батальон тяжёлой БМП, – заявил замминистра.

Первые пять танков пройдут испытания на полигонах Мин-обороны, и на основе полученных результатов будет принято решение, в какие подразделения, части и соединения направить машины, закупаемые для проведения опытно-боевой эксплуатации.

Поинтересовались журналисты оценкой деятельности корпорации и у гендиректора НПК «Уралвагонзавод».

– Прошлый год у нас прошёл успешно, гособоронзаказ выполнили в срок, – отметил Александр Потапов. – В настоящее время у нас есть контракты переходящие, имеются новые. Хорошо, что в новых контрактах есть новая техника, а не только модернизация. Соответственно, мы будем развивать и поддерживать компетенции с точки зрения производства вооружения и военной техники.

Он выразил надежду, что, помимо заказов от Минобороны, у корпорации появятся контракты в рамках военно-технического сотрудничества.

Не осталась без внимания тема, берущая своё начало от осени 2015 года, тогда заместитель генерального директора корпорации по спецтехнике Вячеслав Халитов сообщил, что Уралвагонзавод работает над внедрением искусственного интеллекта в танки и другую бронетехнику. А в конце прошлого года он сообщил, что УВЗ проводит теоретические и экспериментальные работы по созданию боевого танка-робота на тяжелой гусеничной платформе «Армата». Журналисты поинтересовались, как продвигаются дела по этому проекту.

– Мы не стоим на месте.

Безусловно, мы думаем, работаем над этим. Через некоторое время вы увидите результаты наших наработок, – заявил глава корпорации. – Это работы по линии нашего основного заказчика – Минобороны, есть инициативные наработки.

После посещения Уралвагонзавода Юрий Борисов прибыл на Уральский завод транспортного машиностроения, который входит в состав НПК «Уралвагонзавод». Здесь он ознакомился с ходом работ в рамках гособоронзаказа, выполняемого на производственно-техническом комплексе «Спецтехника», и заслушал доклад заводчан с предложениями о дальнейшей глубокой модернизации выпускаемого ими вооружения.

В беседе с журналистами Юрий Иванович рассказал о планах Минобороны на ближайшее будущее в области сотрудничества с АО «Уралтрансмаш».

– Мы законтрактовали 12 образцов самоходных гаубиц «Коалиция-СВ», они будут проходить войсковую эксплуатацию до 2020 года. В 2020 году мы завершим государственные испытания и уже примем решение о серийных закупках техники, – сообщил замминистра.

«Коалиция-СВ», напомним, предназначена для уничтожения артиллерийских и миномётных батарей, танков и другой бронированной техники, противотанковых средств, живой силы, средств ПВО и ПРО, пунктов управления, а также для разрушения полевых фортификационных сооружений и препятствования манёврам резервов противника в глубине его обороны.

Кроме того, по словам замглавы военного ведомства, для нужд Вооружённых Сил модернизируются самоходные гаубицы «Мста» – в год примерно по 36 комплектов.

– Эта работа будет продолжена, у данной самоходной артиллерийской установки оказался очень большой модернизационный потенциал, – отметил Юрий Борисов. – Теперь можно будет улучшить её боевые возможности на 40 процентов, обновить систему связи и доработать шасси.

Юрий АВДЕЕВ, «Красная звезда»

Россия. УФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 12 февраля 2018 > № 2594458 Юрий Авдеев


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Экология > tpprf.ru, 17 января 2018 > № 2480648 Сергей Ермаков

Сергей Ермаков: «Раньше была плановая экономика, сейчас – кластерная».

17 января Челябинская область отмечает 84-летие со дня основания. Какие экономические перспективы есть у региона, рассказал в эфире радиопрограммы Business FM Челябинск вице-президент Южно-Уральской торгово-промышленной палаты Сергей Ермаков.

Приводим текст интервью.

– Еще до образования Челябинской области нашей основополагающей отраслью была черная металлургия, затем появилось машиностроение, ракетостроение и другие. Что ждет эти отрасли в будущем, учитывая возрастающее внимание общественности к экологии?

– Любые населенные пункты всегда образовывались вокруг каких-то значимых предприятий. Рядом с месторождениями ставили заводы, возникали поселки и города. Челябинская область не исключение. Поскольку Челябинск традиционно славился своей металлургией, машиностроением и так далее, у нас появился даже свой бренд – регион трудовой славы, «Танкоград». В последнее время, правда, слышны и другие названия, которые работают против нас, так что надо работать над имиджем Челябинской области, чтобы все-таки привлекать сюда и людей, и инвесторов. Про перспективы и экологические вопросы – действительно, невозможно жить в Челябинске и не замечать выбросов. Однако без промышленности невозможно существование нашего региона, и здесь нужно снижать негативный эффект заводов и предприятий, внедряя современные технологии.

– Не первый год идут разговоры о диверсификации экономики, о формировании новых точек роста.

– Когда вы говорите о точках роста и развитии, для меня это неразрывно связано с образованием и появлением «новых образов» в экономике. Потому что невозможно развиваться ни человеку, ни компании, ни региону, ни стране только на своем прошлом опыте. Обязательно нужно что-то новое подсмотреть, подчитать, узнать, тогда это будет развитие. Использование собственного опыта ведет к стагнации и угасанию.

– Но все-таки, какие отрасли будут перспективными в ближайшее время? Быть может, агробизнес. Про него много говорили в последнее время.

– По моей информации, все крупные проекты, которые запускали ранее, а это строительство свиноферм, птицефабрик, агрокомплексов, они либо завершены, либо уже заходят в завершающую стадию. Сейчас в области проектируется и строится новый комплекс, наподобие Чуриловского в Усть-Катаве. Однако это, пожалуй, единственный по-настоящему крупный проект.

Сельское хозяйство у нас – довольно рискованный бизнес. На различных круглых столах мы поднимаем много вопросов по этой сфере бизнеса. В прошлом году, например, «боролись» (не нравится мне это слово, но что поделаешь) с большим урожаем, так как из-за него упала цена на то же зерно, и сельское хозяйство недополучило тех денег, на которое рассчитывало.

Мы постоянно говорим о планировании. Вспомните, как это было в советское время, мне кажется, что-то подобное необходимо вводить сегодня и в сельское хозяйство, чтобы точно рассчитывать сколько сеять, собирать гарантированный урожай и в целом развивать эту отрасль. Эти же принципы можно ввести и в промышленности. Ведь мы отошли от плановой экономики, ее сейчас с успехом заменила «кластерная». Весь мир сегодня поделился на определенные кластеры. Китай – это страна товаров народного потребления, Европа и Америка – родина инноваций, а мы, так уж сложилось, в большей степени – сырьевая страна. И если вернуться вновь в масштабы страны, то и здесь мы видим разделение. У нас есть центральная часть, где сконцентрирована основная масса населения и где развивается одна промышленность. Нам необходимо определить, какие виды бизнеса, промышленности нужно развивать именно у нас. И уже непосредственно под них готовить кадры и формировать нашу экономику.

– Есть мнение, что одной из перспективных отраслей на Южном Урале может стать туризм.

– Я, как житель Челябинской области, считаю, что наш край один из самых лучших. Нам больше внимания следует уделять пиару. Реклама – двигатель торговли: будем чаще говорить, что у нас замечательно, люди будут больше приезжать. Но тут важно, чтобы не было неоправданных ожиданий, чтобы люди приезжали и действительно получали лучший сервис.

Пресс-служба Южно-Уральской ТПП

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Экология > tpprf.ru, 17 января 2018 > № 2480648 Сергей Ермаков


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 16 января 2018 > № 2477810 Елена Топал

Труды и дни уральских оценщиков.

Комиссия в сфере экономики недвижимости и оценочной деятельности Уральской ТПП, консолидировав усилия предпринимательских сообществ региона, добилась невозможного: муниципалитеты теперь не могут повышать базовые арендные ставки на землю без экономического обоснования. Но, как считает председатель комиссии, директор Уральского бюро экспертизы и оценки Елена Топал, этого недостаточно: надо вносить изменения в законодательство о земле, чтобы нагрузка на региональный бизнес была более предсказуемой.

- Какие болевые точки в сфере недвижимости и оценочной деятельности обсуждались на заседаниях комиссии в 2017 году?

- Наиболее бурно мы обсуждали законодательство, регулирующее кадастровую оценку, систему налогообложения недвижимости и плату за земельные участки. Второе большое направление – это изменения в оценочной деятельности и введение экзамена для подтверждения квалификации оценщика. Тот, кто не сдаст его, с 1 апреля 2018 года работать на рынке не сможет.

- А чем так взволновала бизнес кадастровая оценка?

- Тут имеется несколько проблем. Например, в Свердловской области очень долго не производилась кадастровая оценка земель промышленности. За это время было вовлечено в хозяйственный оборот много участков и произошло изменение категории их использования, то есть сельскохозяйственные земли стали промышленными. Это предполагает увеличение кадастровой стоимости. Спустя десятилетие наконец-то прошла переоценка, и очень многие участки – особенно это касается земель, отданных под технопарки, площадь которых нередко превышает миллион квадратных метров, – стали стоить значительно дороже – иногда в 70 раз. Это резко повысило нагрузку на бизнес. Встал вопрос о пересмотре кадастровой стоимости и уменьшении арендной платы.

При аренде земельных участков, находящихся в собственности РФ, ее размер определяется несколькими способами – в том числе и на основании кадастровой стоимости участка, умноженной на определенный набор коэффициентов. Поскольку возникало много вопросов к начислению арендной платы, в большей степени к определению коэффициентов изменения, при Министерстве экономики Свердловской области была создана рабочая группа по совершенствованию порядка определения размера арендной платы за земельные участки. В нее вошло три члена комиссии Уральской ТПП.

На рабочей группе прорабатывался алгоритм расчета ставок при соблюдении баланса между бизнесом и государством, чтобы, с одной стороны, не было дополнительной нагрузки на предпринимателей, а с другой – не пострадал бюджет, поскольку арендные платежи – это и дороги, и детские садики. Уральская ТПП стала площадкой для выработки единого мнения бизнеса: на заседаниях нашей комиссии присутствовали представители и СОСПП, и «Опоры России», и «Деловой России».

- Удалось найти баланс с государством?

- Сложно идет процесс. Хорошо то, что изменилась процедура утверждения арендной ставки. Раньше ее отдавали на откуп муниципалитетам, которые устанавливали ее по какой-то непонятной системе: она постоянно «скакала». Иногда коэффициент увеличивался в течение года, а это рост платежей на миллионы рублей – кто может позволить себе такое планирование? Если же это касалось земель под строящимися объектами, где увеличение арендной платы вело к росту всех других платежей, то ситуация и вовсе становилась критической. Сейчас в обязательном порядке необходимо экономическое обоснование изменения базовой ставки – резких увеличений ее никто уже не позволяет.

Над порядком определения арендной ставки надо работать и дальше: необходим четкий классификатор видов разрешенного использования – мы предложили привести его к федеральному классификатору, – исчерпывающий перечень оснований для изменения размера ставки арендной платы в постановлении правительства Свердловской области, открытый список земельных участков для применения льготной ставки арендной платы и многое другое. Надеемся выполнить намеченное, хотя и осознаем, что то же экономическое обоснование предполагает очень серьезные расчеты.

- Какие у вас есть предложения по экономическому обоснованию ставки?

- Понятно, что ставки меняться будут – например, из-за инфляции, – но мы предлагаем походить к этому дифференцированно: инфляция должна учитываться именно в нашем регионе, а не в России в целом. Далее: если промышленность не показывает высоких показателей – скажем, падают цены на продукцию, – то либо не повышать инфляционный коэффициент, либо даже снижать. Стоит отметить, что и набор коэффициентов, влияющих на ставку, должен быть понятен, а их расчет экономически обоснован и предсказуем. Инициатива эта пока не реализована. Сложность в том, что здесь недостаточно выпустить постановление правительства – его надо согласовывать с региональным и федеральным законодательством. Мы предлагаем идти последовательно, внося изменения в областные законы о земле и выходя с законодательной инициативой в Госдуму.

- А что происходит с оценкой? Каковы там проблемы?

- Поменялось законодательство, и теперь практикующим и начинающим оценщикам надо сдавать квалификационные экзамены по направлениям деятельности. Мы активно участвовали в обсуждении законопроекта, но, к сожалению, нас практически не услышали. Принятая редакция создает бизнесу множество проблем: начиная с несовершенного глоссария и заканчивая централизацией приема экзаменов, не говоря уже о практической значимости самого экзамена.

Существует большая вероятность, что значительная часть оценщиков экзамен не сдаст. Сколько именно – мы узнаем 1 апреля, когда завершатся экзамены. Предварительные данные говорят о том, что ситуация тревожная: на 29 декабря было проведено 6 172 экзамена, и лишь 63% соискателей прошли испытания успешно. Причем эта цифра не говорит о том, что именно такое количество оценщиков подтвердили свою квалификацию: экзамены проводились по трем направлениям, и некоторые сдавали по 2-3 раза. Например, в Российском обществе оценщиков из 6 500 членов сдали экзамен порядка 750 человек.

В перспективе на рынке труда окажется большая группа квалифицированных людей с опытом работы, но с туманными перспективами устройства на работу, поскольку не сдавший экзамен официально подписывать отчеты не может и именоваться оценщиком – тоже.

-И каковы будут последствия от ухода части оценщиков?

- Я надеюсь, что уже не будет того жесточайшего демпинга, который наблюдался в последнее время, когда за одну и ту же оценку один оценщик запрашивал двадцать, а другой сто двадцать тысяч рублей. На торгах цены падали порой до 90%, а это – серьезные риски: снизив до минимума стоимость работы, победители конкурса либо недопонимали задачу, либо относились к оценке непрофессионально. Хочется верить, что те, кто сдаст экзамены, потратив уйму сил, времени и денег, не будут допускать проходной оценки, и отношение к оценщикам изменится.

Мы со своей стороны планируем активно работать с саморегулируемыми организациями, обмениваться мнениями, консолидировано предлагать изменения законодательства по оценочной деятельности. На базе Уральской ТПП недавно был создан Региональный союз оценщиков, куда вошли представители всех СРО. В его рамках мы хотим заняться разработкой методологии, сбором данных по нашему региону. Нам есть что сказать друг другу, и у нас есть предложения, как улучшить всю эту систему.

- Я правильно понял, что вы намерены заняться регионализацией федерального законодательства, чтобы оценка была наиболее точна?

- Это во-первых. Но есть и другая проблема. Сейчас четко прослеживается тенденция укрупнения оценочного бизнеса, когда он концентрируется, в основном, в Москве и Санкт-Петербурге. Многие оценщики в регионах остаются без работы: если нет крупных заказов, то мелкая работа уже не спасет. Получить же их почти невозможно: региональные компании выиграть конкурс не могут, потому что мелкие и не делали до сих пор крупных оценок, а сделать их не могут, потому что проигрывают тендеры.

Хочется верить, что укрупнение бизнеса не оставит без работы региональных оценщиков, которые хорошо знают свой рынок и достаточно профессионально делают оценку. Надеюсь, холдинговые компании будут заказывать оценку своим представителям на местах, потому что и квалификация, и качество выполнения работ у оценщиков Свердловской области ничуть не хуже, чем в Москве и Петербурге.

- Какими болевыми точками комиссия намерена заняться в 2018 году?

- Будем работать над земельным законодательством и продвигать свои инициативы. Надеюсь, с формированием государственно-бюджетного учреждения по проведению кадастровой оценки появится экономическая преемственность между предыдущей и последующей оценкой, что внесло бы стабильность в цены на землю.

Нам также интересно, будет ли создана в регионе новая комиссия при Росреестре для рассмотрения споров по кадастровой оценке. Расширенный состав такой комиссии включает и профессиональных оценщиков, и чиновников, и представителей бизнеса, что также способствует адекватности оценки.

Уральская ТПП

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 16 января 2018 > № 2477810 Елена Топал


Россия. УФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 11 января 2018 > № 2451921 Ирина Солдатова

Неженский бизнес лидера свердловских деловых женщин.

Потомственный юрист Ирина Солдатова не стала ни судьей, ни прокурором. Ей с юности нравилась техника, и она еще в студенческие годы стала заниматься бизнесом. Сегодня она возглавляет многопрофильную группу компаний «АПМ Логистика», которая производит складское оборудование и предлагает комплексные логистические решения для складов и промышленных предприятий.

Ее главная мечта – наладить в России производство техники премиум-класса. Для этого, считает она, бизнесу надо объединяться, поскольку один в поле не воин. Воплощая свою мечту, Ирина возглавила свердловское отделение общероссийской общественной организации «Женщины бизнеса», которая входит в мировую организацию женщин – предпринимательниц FCEM и является мощным инструментом в мире по выходу на новые рынки.

- Ирина, как Вы пришли в бизнес?

- В детстве я профессионально занималась бадминтоном, но спортивная карьера закончилась рано, и передо мной встал вопрос, что делать дальше. Все мои родные – юристы: и папа, и мама, и брат сотрудники органов МВД. Семья повлияла на мой выбор: я получила юридическое образование, прошла стажировку в Чкаловском отделении милиции, в суде и прокуратуре. Но когда увидела, как работает система, то решила раз и навсегда, что пойду другим путем.

Бизнесом я стала помаленьку заниматься лет с двадцати. Мне постоянно хотелось осуществлять какие-то проекты – взять лучшее из мировой практики и что-то создать у нас. Но потом вышла замуж, родила, и стало не до проектов: деньги надо было зарабатывать. Работая по найму, получила второе образование в Санкт-Петербургском институте управления и экономики и открыла собственные маленькие магазинчики. Выходных у меня, естественно, не было.

- Тогда многие начинали с торговли – так сказать, накапливали первоначальный капитал…

- Да, и я сначала открыла ларьки на Центральном рынке. Бизнес быстро встал на ноги, и мне стало неинтересно. Со мной всегда так: мне все время нужно что-то новое. Начинала свою карьеру с должности помощника менеджера торгового дома при заводе «Стройпластполимер» и доросла до коммерческого директора. Тогда еще были взаимозачеты, и я поняла, как это все работает: вагон линолеума туда, вагон зерна сюда и т.д. Мне было интересно выстраивать подобные цепочки, и мы добивались очень хороших результатов.

Однако очередной этап закончился, и надо было либо переходить на новый уровень, либо двигаться в другом направлении. Я решила выбрать второе, потому что все мои мечты были связаны с крупной техникой и с оборудованием. Я же не знала, как это все сложно! В начале 2000-х в Екатеринбурге был кадровый бум. На место менеджера по продажам техники претендовало до 20 человек. Критерии отбора были очень жесткие, а я без технического образования. Но меня взяли: как рассказывал потом директор, когда я произнесла в конце собеседования фразу «И вообще я мастер спорта по бадминтону!», он понял, что надо брать.

- Взял, потому что этот бизнес требует быстрой реакции и выносливости?

- Я тогда еще не знала этого. Мне как спортсменке было очень важно добиться результата: есть цель, и я должна ее достигнуть. На испытательный срок мне дали наставника – начальника отдела продаж, но ему было не до меня. В итоге я варилась в собственном соку: сама изучала технику, сама пыталась продавать. Я брала все бренды и сравнивала их между собой. Методика эта потом мне очень помогла в своем бизнесе обучать менеджеров. Но там есть нюансы, которые не прочитаешь в книжках. Например, есть такой термин «остаточная грузоподъемность» – надо разбираться в этом, а это практика, это нужно осваивать «в полях». И когда директор после недели работы стал меня тестировать, он был в шоке, что я не знаю элементарных вещей. Я поняла, что нужно сконцентрировать свои усилия на продаже техники, и у меня получилось в течение первого месяца осуществить крупную продажу, что обычно маловероятно, и дело пошло.

- Вы все время в одной компании работали?

- Компания, в которой я работала, обанкротилась. И тогда встал серьезный выбор: либо стать представителем европейских концернов, либо попробовать создать свою компанию. Бизнес этот очень серьезный: обороты большие и клиенты крупные, сделки начинаются от миллиона рублей. И я подумала: «В немецком концерне я всегда успею поработать, а тут выпал такой шанс – смогу ли?» Конечно, было страшно начинать – там же важны не только специализированные технические знания и крупные поставки дорогостоящего оборудования, но и сервисные службы, ремонтные и монтажные бригады. И все это пришлось создавать с нуля.

- И какие остались ощущения от первых месяцев работы?

- Это был кризис. Казалось бы, неподходящее время для старта своего дела, но мною были наработаны хорошие связи с такими компаниями, как «Сургутнефтегаз», «УГМК-Холдинг» и другими. Это позволило мне уйти на Север и эффективно отработать в это непростое время. Число сотрудников стало расти. Сервисную службу я организовала сама, и это была большая победа, когда мы смогли ремонтировать технику почти всех мировых брендов.

Дело в том, что в свое время я была дистрибьютером немецкого концерна Still, под который выстроила разветвленный сервис. Когда все было отлажено, немецкий производитель открыл в Екатеринбурге свое представительство и отказался от наших услуг. Наученная горьким опытом, я решила создавать многопрофильные компании, осваивать разные направления и создавать сервисные центры, которые могли бы обслуживать технику разных производителей – немецких, японских, китайских и других.

Дело это чрезвычайно сложное: у каждого изделия свои расходные материалы, своя система диагностики, свои адаптеры к ноутбукам для тестирования. И во всем этом надо хорошо разбираться, то есть нужно иметь грамотных специалистов по электронике и механике. К тому же там очень большой документооборот, отнимающий много времени и сил. Очень легко ошибиться и подставить под удар свою репутацию. Поэтому я гожусь, что мне удалось отладить работу сервисной службы. Наших специалистов приглашают делать ремонты по всей России.

- Вы выбрали по-настоящему мужской бизнес. Как удается командовать персоналом?

- Это действительно мужской бизнес. Женщин практически нет, и поблажек им никто не делает, когда на кону стоят миллионы. Бывает, не обходится и без четырехэтажного мата. Мне это не свойственно, но пока не было коммерческого, исполнительного директора, начальника сервиса, все приходилось делать самой. Порой были и срывы, и курьезные случаи. Был случай, когда наши монтажники, не подумав, в ветреную погоду стали красить рампы и покрасили стоящий рядом «Бентли». У хозяина – истерика, чуть ли не сердечный приступ, были даже угрозы. Это сейчас все выглядит смешно, а тогда было не до смеха.

- И Вы стали выстраивать систему коллективной ответственности?

- Да, я поставила на ключевые подразделения людей, на которых смогла опереться. И попыталась сконцентрировать основные усилия на развитии производства и сервиса. Мне всегда хотелось быть не просто дистрибьютером, а производителем нужной людям продукции. Мы начали производство мобильных рамп, сварных металлоконструкций, стеллажей. Изготавливали и гидравлические прессы для ТБО, но пока приостановили из-за высокой себестоимости.

- Очень жесткая конкуренция на рынке?

- Да. В 2015 году продажи техники сократились на 65%. Сейчас рынок несколько выровнялся, но провал был настолько велик, что нам до сих пор приходится оптимизировать издержки. И я очень довольна, что мы в свое время занялись проектированием складских комплексов – в Уральском федеральном округе таких компаний больше нет. Мы занимаемся и проектированием новых складских комплексов, и проводим оптимизацию на уже существующих складах. В Челябинской области мы полностью переоборудовали складские помещения на нескольких молочных комбинатах. Мы выяснили, что основные потери на складе происходят из-за неправильно организованной логистики. В зависимости от размера компании потери могут составлять сотни миллионов рублей. Сейчас логистическое проектирование стало нашей фишкой. Думала, что к поставкам оборудования и производству оно отношения не имеет, но время показало, что решение было правильным.

- Готовы ли Вы теперь вернуться к своей мечте и реализовать какой-нибудь важный проект?

- Мне хочется организовать в России совместное производство погрузчиков и складской техники премиум-класса, поскольку такого уровня у нас просто нет. Отставание настолько колоссальное, что уйдут десятилетия, если будем его преодолевать собственными силами. У нас нет на это времени. В мире сейчас все крупнейшие заводы объединяются в концерны либо выкупаются конкурентами. Например, Still и Linde наполовину принадлежат китайским предпринимателям. Шведскую компанию Atlet AB купила Mitsubishi Group, которая объединила несколько ведущих брендов. Рынок глобализируется очень быстро, и тех, кто не успевает за процессом, съедают. Поэтому нам нужны готовые технологии, чтобы мы могли конкурировать по соотношению цена-качество. Я посмотрела множество мировых производств и выход вижу только в создании совместных предприятий в данном сегменте. Вопрос – как убедить иностранцев производить у нас.

- А китайский бизнес в свое время как убедил?

- Я была на разных заводах, в том числе на Cherry. Вложены огромные деньги, производство идеальное, кругом роботы, а на выходе получается совсем не «немецкая» техника. По грузоподъемности на максимальную высоту китайские погрузчики всегда проигрывают европейским машинам с меньшими габаритами. Видимо, и китайским предпринимателям ноу-хау сложно перенимать. У европейцев заводы существуют десятки лет, технологии постоянно обновляются – даже в плане эргономики. Все стремятся снизить стоимость комплектующих. Шведская техника, например, базируется на четырех универсальных платформах, что требует в разы меньше запчастей. Очень люблю эту технику и с удовольствием бы воспользовалась шведскими технологиями, но пока они не готовы их передавать.

Одно время у меня была надежда, что можно воспользоваться технологиями оборонно-промышленного комплекса, перед которым президент РФ поставил задачу наращивать выпуск конкурентоспособной гражданской продукции. Но там система согласований настолько мощная, что может умереть любая идея. Крупных предприятий, где правильно развивается бизнес, у нас очень мало, и им не всегда интересны долгосрочные проекты. А надо же понимать, что совместный проект по выпуску техники требует заинтересованности серьезных игроков с той и с другой стороны.

- Столкнувшись с проблемой производства, Вы и решили заняться общественной работой, возглавив областное отделение объединения «Женщины бизнеса»?

- Так получилось. «Женщины бизнеса», мое глубокое убеждение, позволяют продвигать конкретные проекты. Это уже происходит, особенно хорошо ведется работа с арабскими странами. Используя потенциал общественной организации, проще открыть филиалы и найти новых партнеров. Бизнес у всех разный: допустим, кто-то хочет реализовать проект за рубежом, а я уже работала на рынках Индии и Ирана, и мне есть чем поделиться.

- Говорят, на Вас в Иране было совершено нападение?

- Да, в первый день визита в Тегеран. Все было как в боевике: я с двумя коллегами пошла на обед, и вдруг на перекрестке мотоциклист в маске сорвал с меня сумку. А там деньги, карты, телефоны и прочее. Потом вся делегация Свердловской области скидывалась, чтобы мне помочь, и первым на помощь пришел наш губернатор Евгений Куйвашев, огромное ему спасибо.

И в бизнесе первый блин получился комом. В той поездке была достигнута договоренность с иранскими властями о строительстве завода по производству упаковки. Проект до сих пор на стадии согласования: получается не так быстро, как хотелось бы, поскольку у иранского частного бизнеса мало опыта по созданию технологичных производств с нуля и много недопонимания. И все-таки в итоге полученный опыт обернулся позитивным сотрудничеством.

У меня сейчас там три проекта. Помимо упаковочного производства я курирую совместный проект по производству кранового оборудования и химической продукции. Кстати, оба они появились благодаря «Женщинам бизнеса»: с руководителями предприятий, которые сейчас реализуют проекты, я познакомилась на мероприятиях нашего объединения.

Я считаю, нам надо объединять свои усилия и находить правильных партнеров, привлекать инвестиции в Свердловскую область, открывать совместные предприятия, выводить свои продукты на экспортные рынки. Эти задачи мы будем решать, в том числе, в комитете по женскому предпринимательству Уральской ТПП.

Женский бизнес в мире достиг впечатляющих результатов: женщины возглавляют компании с оборотами в миллиарды евро. Со многими я познакомилась лично в ноябре этого года на Всемирном 65-м конгрессе женщин-предпринимателей FCEM. Это и Лаура Фрати Гуччи, Карин ван Моурик и многие другие бизнес-леди. В посольстве России в Италии было подписано соглашение, что 66-й Всемирный Конгресс FCEM пройдет в России осенью 2018 года. Соглашение было подписано в присутствии посла России в Италии Сергея Разова. Это значит, что у нас есть время подготовиться, организовать нужные встречи в рамках конгресса.

Всемирные общественные структуры очень помогают бизнесу: например, благодаря объединению FCEM немецкие компании успешно заходят во Францию и в арабские страны. И в нашем регионе просто необходимо увеличивать рост среднего и малого бизнеса за счет создания новых партнерств, где бизнес становится гораздо мощнее и продуктивнее за счет объединения сильных сторон участников.

Уральская ТПП

Россия. УФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 11 января 2018 > № 2451921 Ирина Солдатова


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 ноября 2017 > № 2393323 Наталья Комарова

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Натальей Комаровой.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Наталья Владимировна, в последнее время округ динамично развивается и является одним из регионов, где очень сильно представлена энергетическая составляющая, где всем известные месторождения создают наше национальное богатство. Но округ – это не только наши полезные ископаемые. Это прежде всего люди, которые здесь трудятся, живут в весьма непростых условиях. Для такой работы нужны нормальные, человеческие условия. А что такое человеческие условия? Это школы, здравоохранение, детские сады. Сейчас у нас в стране реализуется большая программа по строительству школ – по всей территории. Знаю, что и вы этим занимаетесь. Каковы успехи и что ещё надо сделать?

Н.Комарова: Дмитрий Анатольевич, развитие человеческого капитала для правительства автономного округа приоритет. Мы здесь руководствуемся принципом, который Вы предложили при формировании бюджета Российской Федерации на 2018 год и плановый период 2019–2020 годов: выполнение социальных обязательств и создание условий для социально-экономического развития.

Если вернуться к школьной теме, хочу отметить, что мы справились с указом Президента в части обеспечения детей от трёх до семи лет местами в детских садах. Это первое.

Федеральная целевая программа, касающаяся развития общеобразовательного сектора, для нас крайне актуальна, потому что 20% детей учатся во вторую смену. В этой связи в отношении школ у нас очень напряжённая программа. 9–10 десятков школ надо возвести для того, чтобы мы могли говорить о решении этого вопроса так, как это видит Президент, как контролируете выполнение Вы. Я хочу обратить внимание, что мы участвуем в федеральной программе, направили на две школы заявку уже. Очень рассчитываем, что Правительство Российской Федерации поддержит нас в этом отношении, потому что в этом направлении нам надо реализовать объём очень серьёзный.

Д.Медведев: Хорошо, давайте обсудим эти вопросы и некоторые другие. Я знаю, у Вас есть целый ряд идей и предложений по транспортной составляющей.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 ноября 2017 > № 2393323 Наталья Комарова


Россия. УФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 ноября 2017 > № 2388599 Виталий Кабаков

Виталий Кабаков: кабельный рынок – индикатор промышленного роста страны.

Российская кабельная промышленность сегодня предлагает отечественному ВПК более высокотехнологичную продукцию. Она не только сумела создать альтернативу импортным поставкам, в том числе кабелям для надводных судов с Украины, но и сформировала инновационный запас. Сейчас дело за оборонкой, которая, с одной стороны, всегда отличалась консерватизмом, но в то же время была локомотивом роста экономики. Заместитель директора по продажам "Холдинга Кабельный Альянс" Виталий Кабаков рассказал FlotProm о работе с военными заказчиками, модернизации кабельной отрасли, импортозамещении, а также о новых разработках компании.

Виталий Викторович, нужна ли сейчас консолидация отрасли, помогает ли она?

Кабельная отрасль – своего рода индикатор состояния экономики. Кабельная продукция используется во всех отраслях народного хозяйства, и самочувствие экономики отражается на состоянии кабельной отрасли. Динамика есть, и она положительная.

Сейчас экономика и промышленность восстанавливаются после недавнего кризиса, вкладываются инвестиции в проекты разного уровня. Кабельная отрасль отражает все эти тенденции, постепенно развиваясь.

За последнее десятилетие расстановка сил на российском кабельном рынке изменилась не сильно. Отдельные перемены есть: С 2011 года наш холдинг под руководством Уральской горно-металлургической компании (УГМК) объединил три кабельных завода. В большей степени это положительно сказалось на нашем развитии и возможностях. Действуя как единый организм, мы смогли консолидироваться, чтобы максимально удовлетворять потребности заказчиков.

Речь не только о консолидации, но и о производственной кооперации, о развитии научного потенциала, а также об обмене опытом между заводами, отдельными инженерами и так далее. В рамках единой структуры мы закрыли одинаковые группы выпускаемых изделий на разных предприятиях, оптимизировав загрузку и производство. В мире всего несколько крупных кабельных корпораций, которые консолидируют свои усилия, и это приносит успех.

Военных заказов все больше

По статистике последних лет, заказы от военно-промышленного комплекса существенно увеличились. Кабельная отрасль это чувствует?

Да, есть положительная динамика. В первую очередь это связано с освоением новой для нас номенклатуры – например, в части импортозамещения. Мы также предлагаем новые виды продукции для флота – как военного, так и гражданского. Растут заказы на наших судоверфях. Вообще, существенная доля наших заказов – это именно ВМФ.

Предприятия долгое время использовали кабели в бумажной маслозаполненной изоляциии. Сейчас Россия переходит на новые технологии – например, на изоляцию из сшитого полиэтилена (СПЭ-кабели)...

Кабели на среднее напряжение с бумажно-пропитанной изоляцией появились в середине прошлого века. Новая технология, пироксидная сшивка, появилась в России в начале 2000-х годов, первую такую производственную линию установили, кстати, на нашем заводе "Электрокабель" в Кольчугино.

Сшитый полиэтилен занимает все большую долю рынка, такие кабели более надежны и долговечны. Бумажно-пропитанный кабель сегодня уже постепенно запрещают в мегаполисах.

Новые разработки медленно, но внедряются в оборонку

То есть будет масштабная замена на новые технологии и в сфере ВПК?

Да, мы постепенно к этому идем. Кабельная отрасль консервативна, и реализация всего нового может идти годами и десятилетиями.

Разработки и выполнение опытно-конструкторских работ (ОКР), насколько известно, ведутся в основном в инициативном порядке?

В большей степени. У нас хорошая научная школа, много ОКР идут как исследования. Наш холдинг располагает кабельным институтом в Томске. Таких учреждений в России немного: томский Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический кабельный институт (НИКИ) и столичный Всероссийский Научно-Исследовательский проектно-конструкторский и технологический Институт Кабельной Промышленности (ВНИИКП).

А что с подготовкой специалистов?

Сегодня кабельные факультеты и специальности есть еще в трех университетах. Это Москва, Пермь и Томск. С профессионалами у нас проблем нет.

Поговорим о профильных НИИ. У многих иностранных холдингов, например, Prysmian Group – около 20 научных подразделений с общей численностью сотрудников под тысячу.

Мы активно расширяем штат исследователей, только в НИКИ у нас 120 технологов, а также дополнительный персонал. Сейчас ведем ряд опытно-конструкторских работ, у нас есть и свои патенты. Часть разработок ведется под потребности ВПК, в том числе в инициативном порядке. Если в этом есть нужда у военных и это нужно стране, мы готовы пойти на такое.

Томский НИКИ – не только разработчик, но и держатель нормативной документации. Так, недавно мы разработали новый спецкабель для ВМФ, а в июле уже получили первый заказ. Довольно часто мы производим что-то по особому требованию, а не в глобальных масштабах. Тут задействуется и опытное производство. Кроме того, мы постоянно взаимодействуем с другими предприятиями, идет обмен опытом.

В оборонке кабельная отрасль с советских времен обеспечивает три основных направления: кораблестроение, авиацию и радиоэлектронику. В наши дни это распределение по-прежнему актуально?

Да. Но тогда поставки для ВПК были по некоторым группам изделий кратно выше. Сегодня больше половины номенклатуры для судовой отрасли идет на ВМФ. Но если взять только электрокабель, доля судовых поставок в нашем производстве – не более 5%. Тем не менее судовой кабель – основной в наших поставках для оборонки. В числе наших заказчиков – концерн "Алмаз-Антей", "Концерн Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ) и многие другие предприятия, что входят в крупные оборонные холдинги.

Как ХКА помогает российским военным уходить от импорта

Помимо военного направления, важный момент – импортозамещение. Тут свою роль сыграли антироссийские санкции. Как обстоят дела с импортом на кабельном рынке?

Хороший вопрос. В гражданской кабельной отрасли доля импорта – 20-25%. В отрасли военной импорта меньше, около 5% – в основном там, где наша промышленность не может изготовить ту или иную вещь. Тут речь идет скорее об импорте составляющих, а не готовых изделий.

В 2014 году мы полностью импортозаместили изготовление судовых кабелей для надводных кораблей ВМФ. Ранее их делали на Украине, на Бердянском кабельном заводе. Холдинг провел ряд научно-исследовательских работ, испытаний, после чего мы успешно организовали отечественное производство.

Получилось лучше, чем импортное?

У наших изделий много новых отличительных особенностей по сравнению с тем, что производилось украинской стороной еще по советским стандартам. То, что мы сегодня поставляем флоту, – наиболее современные изделия, которые сейчас можно изготовить. Однако ВПК очень консервативен, и кабельная продукция часто воспринимается как материал, а не как изделие.

А что касается импортозамещения в области оптоволокна и других современных технологий?

У нас есть производство оптоволоконного кабеля, работает с 2014 года, но тут рынок уже сформировался. Мы больше работаем в области электрокабеля, покрывая до 90% потребностей рынка. Активно идет развитие полимерного направления. Так, в 2016 году в Томске запустили новейший цех по производству кабельных резин, не имеющий аналогов в России.

В ближайшие три-четыре года холдинг запустит новое полимерное производство. У нас также есть наработки по другим типам кабельной изоляции: безгалогенные компаунды, ПВХ-пластикаты и полиэтилены. При этом у отечественных производителей "химическое" направление сегодня "не блещет".

Вообще, мы преодолеваем наследие развала СССР и 1990-х годов. И поле для работы большое: отечественные наработки в сфере высоковольтных и сверхпроводящих кабелей еще не на лучшем уровне: тут правят бал Южная Корея, Япония и США. А потребности велики: открываются навигационные станции, такие кабели нужны для разведывательных целей, есть множество интересных разработок у того же КРЭТ.

Как в процессе модернизации внедряются новые технологии

Как обновляются предприятия холдинга?

В планах – существенная модернизация. Например, в Кольчугино модернизируем производство силовых кабелей для судов: покупаем новые производственные линии, обновляем оборудование, модернизируем линии для прокладки силовых кабелей в галогенном исполнении. Также идет развитие в области производства силовых кабелей и кабелей управления для нефтегазовой отрасли. Самый большой и амбициозный проект – организация производства силовых кабелей на 330 киловольт и вышe.

Одно из интереснейших направлений, которое пока слабо развито на российском рынке – технология радиационной, или электронно-лучевой сшивки. Ее активно используют за рубежом, в том числе для продукции спецназначения: для машиностроения, кораблестроения, авиации. Если кратко, ЭЛ-сшивка позволяет увеличить ресурс и характеристики продукции на 20-40%. Снижается также вес и размер изделий при повышении их надежности. Это важно, например, для робототехники, где много движений. А материалы на основе "радиационной" технологии обеспечивают сотни тысяч циклов изгиба. Электронно-лучевая сшивка применима также в авиации, где существенен вес и габариты продукции. Мы осваиваем эту технологию на заводе "Электрокабель" в Кольчугино.

Кроме того, на кольчугинском "Электрокабеле" в течение 4-5 лет реализуют инвестпрограмму стоимостью более двух миллиардов рублей. Запланировано развитие фильерного производства, производства судовых кабелей, безгалогенных кабелей. Самый крупный проект – строительство высокотехнологичного цеха по выпуску кабелей на напряжение 330 кВ и выше.

Другой пример – перенос производственной площадки "Уралкабеля" из Екатеринбурга за пределы города, в соседнюю Верхнюю Пышму. Там находится штаб-квартира УГМК. Завод фактически построят заново и оснастят по последнему слову техники. Это будет не только переезд, но и увеличение номенклатуры продукции для ВПК. Новый "Уралкабель" сможет лучше удовлетворить потребности военных, в том числе в изготовлении кабельной продукции для авиации.

На заводе "Сибкабель" в Томске усовершенствуют процесс выпуска кабелей для горнорудной отрасли, расширится также их ассортимент. Современная производственная линия стоимостью около 300 млн рублей, которая поступит на предприятие в ближайшие месяцы, позволит выпускать кабели для горняков с использованием новейших изоляционных материалов, в том числе производящихся в новом цехе "Сибкабеля". Сам цех, специализирующийся на выпуске высококачественных резиновых смесей, также модернизируют.

ХКА готов к инициативным разработкам для военных

Как идет работа с военными, в частности с приемкой?

В целом – достаточно эффективно, за долгие годы взаимодействия сотрудничество уже выстроено. Военные представительства есть на всех наших предприятиях. Определенные сложности, конечно, есть, но это связано с серьезностью отрасли и общей ответственностью.

В области военных заказов бывает непросто заменить изделие на более новое или с лучшими показателями, ведь даже гражданский кабельный рынок довольно консервативен. А в военных заказах бывают ситуации, когда та или иная номенклатура продукции заложена в определенный вид вооружения, скажем, в 1980-х годах, и это допускается до сих пор.

Получается, что для замены нужно заново проходить все процедуры проверки единицы техники. На это военный заказчик часто не идет. Выход – внедрение новых кабелей уже в новую продукцию. Старое часто остается без изменений.

Конечно, с военными больше согласований, изделия серьезнее, ведь это безопасность страны – и сделки проходят дольше. Холдинг меняется, чтобы полностью соответствовать новым требованиям законодательства, например, с работой по спецсчетам. Мы для себя эти вопросы закрыли и полностью удовлетворяем требования государства и заказчика.

Насколько велика доля военной приемки в ваших поставках?

Пока что – менее 10%, хотелось бы эту цифру увеличить. Для этого мы постоянно развиваемся, внедряем новые технологии и обновляем производственные мощности. Холдинг увеличит объем продукции, которую можно выпускать для нужд ВПК, в полтора-два раза за следующие пять лет. Это станет возможным благодаря реконструкции и модернизации предприятий.

Мы готовы более продуктивно работать с компаниями военно-промышленного комплекса, получать от них технические задания; готовы сотрудничать, в том числе выделяя собственные средства на разработки. В этом направлении нам помогает Минпромторг, с которым ХКА активно взаимодействует. Министерство участвует в том числе в финансировании проектов.

Кабельная промышленность России в последние годы продвинулась вперед. Если в 1990-е годы эта область отставала от ведущих "кабельных" держав примерно на четверть века, сегодня наше отставание сократилось и составляет уже около десяти лет.

Коррелируют ли ваши новые разработки с Госпрограммой вооружений на 2018-2025 годы?

У нас есть несколько проектов, в том числе для флота, но озвучивать их пока рано.

Немного о сырье. Медь – один из основных элементов для кабельной промышленности, от цены сырья зависит и стоимость вашей продукции. Какова сегодня эта динамика?

Динамика интересная. Если в 2016 году цена держалась на уровне 5-6 тысяч долларов за тонну, с июля этого года произошел серьезный рост, примерно на 20%. Сырьем мы себя обеспечиваем полностью, основной поставщик – УГМК. 60% от стоимости кабеля – это металл, 10-15% – компоненты конструкции, остальное – производство, налоги и т.д.

Есть установка правительства для предприятий на выравнивание между гособоронзаказом и гражданским направлением. Как вы этому соответствуете?

Мы прежде всего многопрофильное предприятие и покрываем 90% ассортимента, необходимого российским заказчикам. Доля ВПК в линейке нашей продукции примерно соответствует доле бюджета военно-промышленного комплекса в ВВП страны.

Говоря о будущем, отмечу, что потребность военной промышленности в кабелях растет. Мы готовы эту потребность закрыть. Государство – надежный заказчик, работать с ним сложно, но это важно и интересно. России нужны сильные вооруженные силы, наш ВПК развивается, и холдинг готов удовлетворить его нужды.

Справка FlotProm

"Холдинг Кабельный Альянс" – одно из ведущих предприятий электротехнической отрасли России. В его состав входят три завода – АО "Электрокабель" Кольчугинский завод" (Владимирская область), АО "Сибкабель" (Томск), АО "Уралкабель" (Екатеринбург), а также Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический кабельный институт (НИКИ), расположенный в Томске.

Номенклатура продукции ХКА насчитывает около 150 тыс. маркоразмеров кабелей и проводов (более 40 групп). Изделия компании востребованы в различных отраслях экономики: энергетической, телекоммуникационной, горнорудной, химической, нефтегазовой, строительной и т.д.

Среди ключевых заказчиков – предприятия Минобороны РФ, Росэнергоатома, РЖД, "Газпрома", "Роснефти" и другие. Часть продукции поставляется в страны СНГ.

В 2016 году заводы ХКА переработали 37,5 тыс. тонн меди. Это на 12% больше, чем годом ранее (33 тыс. тонн). Общий объем переработки металла (по весу меди) на предприятиях компании в прошлом году превысил 50 тыс. тонн. За девять месяцев 2017 года уже переработано 43 тыс. тонн.

Россия. УФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 ноября 2017 > № 2388599 Виталий Кабаков


Казахстан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 ноября 2017 > № 2380671 Нурсултан Назарбаев

Встреча с Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

В Челябинске состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым.

Перед началом XIV Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана лидеры двух стран обсудили актуальные вопросы двусторонней и международной повестки дня.

* * *

В.Путин: Уважаемый Нурсултан Абишевич! Уважаемые друзья, коллеги!

Позвольте мне вас поприветствовать на это раз здесь, в Челябинске, недалеко от нашей границы. Знаю, что, Вы только что мне сами сказали, Вы были в поездке по стране.

Н.Назарбаев: Да, Кустанай – 300 километров.

В.Путин: Рядышком всё. Повод у нас очень хороший – по сотрудничеству регионов. Это была когда-то Ваша инициатива, я помню, такое мероприятие проводить ежегодно. И оно оказалось очень удачным, успешным и полезным.

Мы очень рады Вас приветствовать здесь, в индустриальном сердце, в одном из индустриальных центров России. Здесь, действительно, много контактов у предприятий и у людей на личном, бытовом уровне с Казахстаном, с казахстанцами.

Добро пожаловать!

Н.Назарбаев: Спасибо, Владимир Владимирович!

Челябинск очень связан с моей металлургической молодостью. Я бывал почти на всех крупных предприятиях в своё время.

Магнитогорский металлургический комбинат – флагман металлургии не только Советского Союза, но и всего мира, в то время давал 20 миллионов тонн стали, ни один завод в мире столько не производил.

Мы учились, приобретали здесь специальности: Челябинский тракторный завод, трубный завод, многие предприятия – это такой грандиозный центр.

Я с удовольствием приехал, и надо вспомнить, что в 2002 году именно здесь мы договорились, что будем каждый год проводить Межрегиональные форумы.

Владимир Владимирович, очень рад ещё раз встретиться в этом году с Вами. Вы собрались в большую дорогу – во Вьетнам на совещание ( Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество ) АТЭС. Я Вам желаю доброй дороги и успехов в этом большом деле.

Межрегиональное сотрудничество – основа экономического сотрудничества, которое, несмотря на трудности, растёт. За последние девять месяцев товарный обмен между нашими странами возрос на 31 процент.

И я знаю, что наши министерства сегодня поработали над тридцатью межрегиональными соглашениями, ещё десять межправительственных соглашений подпишем.

Каждая встреча – это веха, это решение крупнейшей задачи. Думаю, сегодняшняя встреча тоже будет иметь большое значение для сотрудничества между нашими странами.

Благодарю за то, что было принято такое решение, за приглашение – и доброго проведения сегодняшнего заседания.

В.Путин: Спасибо.

Казахстан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 ноября 2017 > № 2380671 Нурсултан Назарбаев


Россия. ПФО. УФО > Нефть, газ, уголь > newizv.ru, 1 ноября 2017 > № 2463601 Елена Корзун

Елена Корзун: независимые нефтяные компании были, есть и будут

По итогам 2016 года независимые нефтяные компании добыли 22 млн тонн нефти - это 4% общероссийской добычи. По оценкам VYGON Consulting, к 2030 году эти предприятия могут удвоить свои показатели.

О том, что сейчас происходит в секторе независимых нефтяных компаний, с какими проблемами они сталкиваются и как видится их будущее, в интервью «НиК» рассказала генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» доктор экономических наук Елена Корзун.

Елена Валентиновна, поясните, пожалуйста, что подразумевает термин «независимые нефтегазовые компании»? Есть ли четкое определение?

– Действительно, прежде в ходу был термин «малые и средние нефтегазодобывающие предприятия». Однако не так давно мы провели большую работу и согласовали с Минэнерго и ФАС принципиально иной подход. Было принято решение уйти от количественных критериев, которые в данном случае не вполне корректны. Например, запасы могут пересчитываться. Или что делать с таким показателем, как добыча? Допустим, компания добывает 1 млн тонн и считается «средней». А если предприятие будет добывать 1 млн 100 тонн?

За основу мы приняли качественные критерии. Независимые компании не должны быть аффилированы с ВИНКами и иметь государственный пакет в уставном капитале. Если это не так, у предприятий совсем иные возможности развития. Компании не должны иметь НПЗ в реестре Минэнерго. Кстати, этот критерий – один из важнейших для выделения независимых компаний в США. Еще один параметр – отсутствие деятельности на условиях СРП. Все эти качественные критерии легко администрируются, то есть проверяются со стороны налоговых органов, ФАС и т.д.

В августе 2015 года «АссоНефть» подписала совместный протокол с представителями Минэнерго и ФАС, после чего ЦДУ ТЭК стало публиковать отдельной строкой статистику именно по независимым компаниям. Это позволяет более тщательно отслеживать и анализировать процессы, которые идут в данном секторе.

По итогам 2016 года независимые нефтяные компании добыли 22 млн тонн нефти - это 4% общероссийской добычи. По оценкам VYGON Consulting, к 2030 году эти предприятия могут удвоить свои показатели.

О том, что сейчас происходит в секторе независимых нефтяных компаний, с какими проблемами они сталкиваются и как видится их будущее, в интервью «НиК» рассказала генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» доктор экономических наук Елена Корзун.

Елена Валентиновна, поясните, пожалуйста, что подразумевает термин «независимые нефтегазовые компании»? Есть ли четкое определение?

– Действительно, прежде в ходу был термин «малые и средние нефтегазодобывающие предприятия». Однако не так давно мы провели большую работу и согласовали с Минэнерго и ФАС принципиально иной подход. Было принято решение уйти от количественных критериев, которые в данном случае не вполне корректны. Например, запасы могут пересчитываться. Или что делать с таким показателем, как добыча? Допустим, компания добывает 1 млн тонн и считается «средней». А если предприятие будет добывать 1 млн 100 тонн?

За основу мы приняли качественные критерии. Независимые компании не должны быть аффилированы с ВИНКами и иметь государственный пакет в уставном капитале. Если это не так, у предприятий совсем иные возможности развития. Компании не должны иметь НПЗ в реестре Минэнерго. Кстати, этот критерий – один из важнейших для выделения независимых компаний в США. Еще один параметр – отсутствие деятельности на условиях СРП. Все эти качественные критерии легко администрируются, то есть проверяются со стороны налоговых органов, ФАС и т.д.

В августе 2015 года «АссоНефть» подписала совместный протокол с представителями Минэнерго и ФАС, после чего ЦДУ ТЭК стало публиковать отдельной строкой статистику именно по независимым компаниям. Это позволяет более тщательно отслеживать и анализировать процессы, которые идут в данном секторе.

Другой хрестоматийный пример успешности – нефтяные компании Татарстана.

– Действительно, в Татарстане много лет падала добыча нефти. Что делать? Главный геолог «Татнефти» Ренат Муслимов обратился к тогдашнему президенту Минтимеру Шариповичу Шаймиеву и сказал примерно следующее: «На балансе «Татнефти» 68 месторождений, поднять их все мы не можем, давайте раздадим в частные руки». Руководство республики, заинтересованное в росте добычи нефти, согласилось и ввело налоговые льготы: по малодебитным скважинам, вновь вводимым месторождениям и использованию методов повышения нефтеотдачи. В 1990-х годах в недропользовании действовал принцип двух ключей – федерального центра и субъектов Российской Федерации. И налоги были как федеральные, так и региональные. От последних малые нефтяные компании Татарстана были освобождены. Режим действовал в 1997-2001 годах. Результаты потрясающие. За два десятилетия МНК республики добыли более 100 млн тонн нефти. По итогам 2016 года добыча независимых компаний Татарстана составила 7,2 млн тонн нефти, или 22% от республиканской добычи.

Действительно ли малые нефтяные компании Татарстана независимые, если исходить из формальных критериев?

– Сейчас уже да. Когда эти компании создавались, было много бенефициаров из числа сотрудников «Татнефти». Теперь они пенсионеры.

Кстати, сегодня многие смотрят на опыт Татарстана исходя из того, что он успешен. Мне рассказывали директора, что, когда все начиналось, цены были низкие, перспективы неясные и им выражали искреннее сочувствие, что приходится заниматься таким сомнительным проектом.

Почему же опыт Татарстана не распространяют на другие регионы?

– Татарстан – уникальная республика, поэтому вряд ли получится механически распространить опыт на всю страну. Это компактный субъект федерации, здесь действует одна вертикально интегрированная компания, создана развитая инфраструктура, а руководство республики понимает важность и нужность «малышей».

Приведу простой пример. Когда-то один замминистра финансов (не буду называть фамилии) сказал мне: «Что вы ко мне пришли, сколько вы добываете? Вы же арифметическая ошибка на стенках трубы». А президент Татарстана раз в квартал собирает все независимые компании на совещание. Даже если ты добываешь 1-2 тыс. тонн в год, то ты заслуженный человек, который может обратиться напрямую к руководству субъекта федерации.

Может быть, сказывается фактор отсутствия традиций развития таких компаний в нашей стране?

– И это тоже. Когда задумывалась приватизация, о небольших нефтяных компаниях никто не думал. Тем не менее к 2000 году около 10% российской добычи приходилось на наш сектор. Потом прошла большая волна поглощений, что нормально для рыночных отношений. Гораздо важнее другое. Был период времени, когда ряд крупных компаний – ЮКОС, Сибнефть и ТНК – активно продвигали идею того, что малых частных нефтяных компаний в России быть не может. Должны работать только крупные транснациональные корпорации, лучше две-три, а малые компании могут быть только в сервисе. Это так въелось тогда в умы, что отстаивать интересы «малышей» было очень сложно. К счастью, в последнее время ситуация начала меняться.

В чем это выражается?

– Не могу не сказать о программной статье Игоря Ивановича Сечина «Роснефть-2022»: стратегия будущего», опубликованной в июне 2017 года. Он отметил, что крупнейшая нефтяная компания рассматривает возможность передачи бездействующих и низкодебитных скважин предприятиям малого и среднего бизнеса, которые могут искать пути повышения эффективности на каждой отдельно взятой скважине. Правда, с юридической точки зрения это сложный вопрос: мы не очень понимаем, как это можно сделать практически. Видимо, нужно менять конструкцию закона «О недрах».

Другой пример. На состоявшемся в сентябре Тюменском нефтегазовом форуме впервые за восемь лет прозвучала тема независимых небольших нефтяных компаний. И это не просто так. Добыча нефти в Западной Сибири падает, нужно что-то делать. С подачи Минэнерго темой независимых компаний заинтересовалось руководство Тюменской области. Будем надеяться, в ближайшее время что-то начнет меняться. Тем более что ситуация развивается так, что запрос на развитие таких компаний будет расти.

Что Вы имеете в виду?

– Я хотела бы сослаться на академика Алексея Эмильевича Конторовича. Он часто говорит о необходимости смены парадигмы в развитии нефтяной промышленности России. 90 лет действовал подход, предполагающий приоритет открытия и освоения исключительно крупных нефтяных месторождений. Эту концепцию придумал академик Иван Михайлович Губкин, продвигал Николай Константинович Байбаков. Сейчас время мелких и мельчайших месторождений. Соответственно, востребованными оказываются небольшие компании, которые могут индивидуально работать с каждой скважиной. Академик Конторович активно продвигает новую концепцию и получил поддержку президента России Владимира Владимировича Путина.

Расскажите, пожалуйста, об инициативе Конторовича подробнее.

– Алексей Эмильевич написал письмо президенту с просьбой принять его для того, чтобы он как гражданин и профессионал рассказал о своих чаяниях. Владимир Владимирович встретился с академиком, который оставил большую записку о смене парадигмы. Через какое-то время президент позвонил Конторовичу, сказал, что записку прочитал, что дело хорошее и нужно такой подход продвигать.

Команда Конторовича совместно с нашей Ассоциацией провела анкетирование независимых нефтяных компаний. Мы вместе будем готовить стратегию развития сектора, где должны обозначить основные проблемы и пути решения.

Каковы узловые проблемы, решение которых могло бы помочь развитию независимых компаний?

– Возьмем транспортировку. С «Транснефтью» у нас сейчас нет проблем. Но в 2003 году «АссоНефть» судилась с монополистом, потому что договоры с нефтяными компаниями были непубличными, а условия конкретно для независимых компаний – самыми тяжелыми. Суд мы выиграли, теперь договоры абсолютно прозрачные, а условия равные для всех.

У нашего сектора немало проблем с доступом к инфраструктуре крупных нефтяных компаний, никак не отрегулируются тарифы на подготовку нефти. А ведь далеко не каждая маленькая компания может позволить себе построить УПН. Этот вопрос надо отрегулировать по антимонопольному принципу. Владельцы инфраструктуры говорят, что это их собственность. Но нельзя допускать ситуацию, когда тарифы на подготовку нефти такие, что ее выгоднее вообще не добывать.

Есть проблемы и в земельных отношениях, особенно в Урало-Поволжье. Методика определения цены и аренды земли отсутствует. Допустим, вы выигрываете на аукционе лицензию на разработку. Лицензия распространяется на подземную часть, а земля принадлежит, например, фермеру. А фермер, когда видит нефтяника, частенько думает лишь о том, как бы постараться «нагнуть» этого богатея так, чтобы дети и правнуки ни в чем не нуждались. Цена-то договорная. Я уж не говорю о том, что на земле могут располагаться объекты культуры, природоохранные зоны, военные объекты.

Хотелось бы перемен и в геологоразведке. Несколько лет назад мы внесли предложение об отсрочке разового платежа по факту открытия нового месторождения и оно было принято. Для малых компаний, которые постоянно открывают мелкие месторождения, это очень существенно. Льгота дает средства, которые можно вложить в развитие. А предложение о вычетах затрат на геологоразведку из НДПИ Минфин отклонил. Эта мера была введена только для шельфовых проектов, причем вычет должен осуществляться из налога на прибыль.

Господствует точка зрения, что влияние общественных организаций стремительно падает. Так ли это?

– Не соглашусь. Мы больше 20 лет «мотыжим нашу поляну» и видим результаты работы. Тема независимых компаний оконтурена, сформирована. В отличие, например, от независимых нефтеперерабатывающих компаний, «черных меток» на наших предприятиях нет. У Ассоциации есть конкретные достижения, которые облегчили работу сектора. Есть планы и понимание, что делать дальше. За эти годы мы заработали хорошую репутацию, которая уже работает на нас. Так что в будущее я смотрю с оптимизмом.

Россия. ПФО. УФО > Нефть, газ, уголь > newizv.ru, 1 ноября 2017 > № 2463601 Елена Корзун


Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 23 октября 2017 > № 2360329 Александр Сергеев

Президент РАН Александр Сергеев: «Время сложное, полувоенное, санкционное. Видно, что это надолго»

Новый президент РАН обозначил на Урале новые задачи перед отечественными учеными

Новый президент РАН, академик Александр Сергеев, которого избрали буквально в сентябре, приехал в Екатеринбург, совершив первую в новом статусе поездку в регионы. В актовом зале Института физики металлов УрО РАН на улице Софьи Ковалевской он выступил перед уральскими учеными с программой действий. С учетом затянувшегося реформирования Академии и изрядно на этом фоне осложнившихся взаимоотношений с федеральными властями внимание к этому визиту было приковано серьезное. Отведенная под встречу площадка едва смогла вместить всех желающих. В их числе оказался и корреспондент Znak.com, записавший все основные тезисы выступления нового лидера российских ученых.

О крахе 90-х и упущенных 2000-х

Вне всякого сомнения, развитие науки находится в числе приоритетов у руководства страны. Все понимают — то состояние, в котором сейчас оказалась наука в стране, является абсолютно неприемлемым для решения задач, которые страна взяла на себя и продолжает брать. Это уже заставило многих переосмыслить отношение к ней.

У нас с вами была научно-технологическая стратегия развития страны, которая принималась в 2005-2006 годах. О ней многие сидящие сейчас в этом зале, наверное, и забыли уже давно. Стратегия предполагала, что к 2015 году 2% ВВП должны были тратиться на науку. 60% общего объема финансирования науки должно было приходить от высокоинтеллектуальной промышленности. 15% нашего экспорта должны были стать высокотехнологичной продукцией. Сейчас именно так все и происходит в наукоориентированных странах с быстро развивающейся экономикой.

Как вы понимаете, у нас ничего этого не случилось. Когда мы говорим, что 60% финансирования науки должно прийти из высокоразвитой промышленности, то мы как минимум предполагаем, что такая промышленность должна хотя бы быть в стране. Кроме того, в стране оказалось много больше возможностей получать быструю прибыль, нежели вкладывать средства в науку и ждать отдачи от нее. Наука все-таки гораздо более долгоиграющий инструмент.

В 90-е годы на одной из встреч американцы меня спросили: «Мы не понимаем — ваша страна по состоянию науки вполне готова к тому, чтобы наука становилась реальной производительной силой. Почему ваша промышленность не вбрасывает деньги в науку?» Я тогда просто сказал: «А вы знаете с какой скоростью и маржей дают в России вложения в алкогольную промышленность?». Никакого сравнения с наукой и быть не может, пока этот сектор, куда более простой и осязаемый, не оказался насыщен. Пока есть возможность, вбрасывая в сырьевые сектора и в нечто не очень технологичное, быстро получать отдачу.

Как сделать так, чтобы наша промышленность, наше сельское хозяйство, наша экономика в целом почувствовали, что надо вкладывать деньги в науку? Это проблема остается краеугольной до настоящего времени. Стратегия научно-технологического развития, которая была принята в конце прошлого года, снова говорит про 2% ВВП — на этот раз к 2030 году, причем 50% вложений — от государства, 50% — от экономики. Но формулировка, каким образом этого добиваться, там уже другая.

О новых вызовах и видении роли РАН в Кремле

Сейчас сформулированы некие большие вызовы или приоритеты развития страны. По большому счету, приоритеты России такие же, как и те, что стоят сейчас перед другими странами. Есть вызовы, связанные с медициной и здоровьем человека. Есть вызовы, связанные с сельским хозяйством и продовольственными запасами. Это то, что волнует все человечество. Хотя есть персональные. Есть вызов, связанный с протяженностью страны и необходимостью поддерживать ее единство, — это транспорт и связь. Есть свои задачи по Арктике.

Мы должны сейчас отвечать на эти большие вызовы. Выстраивать наши крупные проекты, затачивая под их реализацию бизнес, промышленность и, конечно, науку. Какова роль Академии наук? Академии наук отводится роль научного координатора сложной системы цепочек, возникающей при выполнении поставленных задач.

Но ведь наука у нас сейчас в значительной мере растащена по различным министерствам и ведомствам? В большинстве министерств есть средства, за которые отчитываются как за средства, потраченные на науку. Например, очень много средств на науку тратит Минобороны РФ. Хотя я знаю примеры, когда деньги, формально потраченные на науку, идут на испытания и на вопросы, далекие от собственно науки.

Руководство страны сейчас признает эту проблем «растащенности» науки. Оно говорит, что должна быть общая координация, которую следует поручить именно Академии. Это не означает, что РАН будет вытаскивать средства из профильных министерств. Просто Академия считается наиболее объективным и умным арбитром в стране для того, чтобы эти цепочки были выстроены и правильно реализованы. Собственно, во главе всей этой цепочки по большим вызовам предложено стоять РАН. Это очень важное предложение!

О эффективности как в сказке

Но вообще говоря, фундаментальная наука не может напрямую быть производительной силой. Фундаментальная наука имеет большой риск невыполнения взятых на себя проектов! Мы с вами прекрасно понимаем, что отрицательный результат, который мы с высокой степенью вероятности можем получить при изначальной постановке задачи, в последующем может привести к совсем не запланированным эффектам.

Я по этому поводу люблю рассказывать сказку Евгения Шварца «Медведь», по которой Марк Захаров снял потом совершенно чудесный фильм «Обыкновенное чудо». Волшебник, которого играет Олег Янковский, ставит эксперимент. Он заключается в попытке превратить медвежонка в красивого юношу. Цель такая: юноша влюбляется в красивую девушку, целует ее и в этот момент должен превратиться обратно в медвежонка. Но вот он, поцелуй, и юноша не превращается обратно в медвежонка! Эксперимент не получился, и волшебник задумывается над смыслом неудачи своего эксперимента.

Все это очень похоже на то, что происходит у нас в настоящей жизни. Мы задумываем эксперимент, но получается что-то совсем другое. Из этого другого получается какое-то открытие. Более того, 80% полученных данных вообще может идти в мусор, как это происходит в любой творческой профессии. В поисковой науке также велик процент неудачи — 50%, не меньше.

Никакая промышленность такую науку финансировать не будет. Фундаментальную науку может поддерживать только государство, и понимание этого, по крайней мере у высшего руководства страны, точно есть. Промышленность будет поддерживать только прикладную науку, которая может выдать прототип или конкретную технологию.

О превращении теории в практику

В прошлом году принята президентом программа научно-технической поддержки этой отрасли, и теперь это надо делать. Объективно сельское хозяйство по научному обеспечению находится у нас на очень невысоком уровне. У нас традиционно лучше отношения с медициной.

Допустим, сейчас физики могут с высокой степенью точности найти одну молекулу некоего чужого вещества в воздухе. Точность совершенно фантастическая. Это можно применять в борьбе с терроризмом. Но как это применить к сельскому хозяйству? Есть, например, проблема — зерно и овощи плохо хранятся в наших хранилищах. И это не только потому, что дядя Ваня напился и забыл включить вентиляцию. Овощи плохо хранятся еще и потому, что мы на самой ранней стадии не смогли выявить те молекулы, которые сигналят о гнилостных процессах. Если была бы хорошая первичная диагностика атмосферы в хранилищах, которая бы позволяла это выявить и принять нужные меры, то было бы неплохо.

В этой части нужна поисковая работа. Она позволит ответить — то, что придумали физики, годится для поиска малых концентраций молекул, свидетельствующих о портящемся зерне, или нет? Если годится, то следом вступает прикладная стадия — делают сам прибор. Промышленность будет финансировать только эту самую прикладную стадию. Но сейчас есть понимание, что государственная программа поддержки фундаментальных исследований все-таки будет.

О том, как сделать из ученого менеджера по продажам

Мы должны будем возглавить стратегию научно-технологического развития страны и координировать ее. Это позволит нам правильно определять потребности по фундаментальным исследованиям. Но это значит, что нам теперь придется искать крупные проекты с выходом на народное хозяйство, где есть конечный потребитель.

Я, например, считаю, что Уральский регион, который имеет массу промышленных предприятий и развитое сельское хозяйство, обладает такими квалифицированными заказчиками. Нужна грамотная работа с ними. Нужно, чтобы они увидели профит от этого. Мы сегодня встречаемся с губернатором Свердловской области, и там как раз пойдет речь об этом. Давайте мы вместе будем работать в этом направлении.

При этом нам важно снова получить доверие и уважение общества, которое на самом деле не очень понимает наши фундаментальные достижения. Оно должно увидеть, что мы являемся участниками некоего процесса с осязаемым, сильным результатом. Я прошу вас обратить на это внимание!

О жизни в системе РАН/ФАНО

Следующий момент, который нас всех волнует, это корректировка нашего статуса Академии наук и взаимодействие с ФАНО. Когда Путин в августе встречался с кандидатами в президенты РАН, то одним из вопросов ставил отношение Академии и ФАНО: сделало ли ФАНО свое дело или не сделало, надо ли нам организовывать министерство науки? Моя позиция: конфигурация РАН и ФАНО, по крайней мере в ближайшее время, должна остаться, но при повышении статуса Академии. Статус, который сейчас есть у РАН, недостаточен для решения стоящих задач. Самое правильное было бы определить поля наших полномочий и зоны ответственности.

Уже сейчас ФАНО признает, что не может нести ответственность за науку! Оно отвечает за административно-хозяйственную часть. Ситуацию надо как-то исправлять. Академия может нести ответственность за науку, но только в том случае, если она получает полномочия при распределении госзадания. Именно Академия должна решать, что в приоритете такие и такие направления науки, соответственно, так и так должен быть поделен бюджет.

Этого сейчас нет. Госзадание сейчас пишет по некоторой экстраполяции. Мы в институте чем-то занимаемся, на продолжение этого в следующем году требуется то-то и то-то. На выходе мы дадим две статьи и пошлем заявку на патент. Делаем это — и госзадание выполнено! Плодится только масса отчетностей, так как ФАНО стонет под Минфином, мы стонем под ФАНО.

Это ситуация из 90-х: мы делаем вид, что мы работаем, а они делают вид, что платят нам за эту работу. Это совершенно неправильно. Академия должна четко контролировать распределение бюджетов на науку.

Сейчас Академия — это 2 тысячи членов и аппарат в 500 человек на окладах в 10 тыс. рублей. Чтобы не было никаких иллюзий: зарплата вице-президента РАН с учетом всех выплат составляет сейчас от 60 до 80 тыс. рублей в месяц! Штатное расписание не менялось с 2007 года. Понимаете, что это позор? Нужна реорганизация, чтобы люди получали, наконец, нормальные зарплаты. Нужно увеличить финансирование Академии наук. Этот аппарат должен активно функционировать.

О том, нужно ли России министерство науки

Есть, конечно, и другая модель. Это создание министерства науки РФ. Она сейчас тоже отрабатывается. При этой модели ФАНО растворяется, вливаясь в новое министерство. Хороша или плоха модель? С одной стороны, наука сконцентрирована в одном месте. Но мы знаем, что сверху возможны решения. которых мы не понимаем. Допустим, введут показатель эффективности, который не является для нас родным, академическим показателем, по какой-то продукции или по количеству патентов. В этой схеме есть риск дальнейшего растаскивания науки. Надо нам это? Нет! На этом основании схема с ФАНО мне представляется более простой, понятной и, главное, состоявшейся. Просто она требует корректировки.

О традициях Академии наук

Были в программе и более задорные моменты. Я, например, говорил, что был бы идеальным вариант, когда ФАНО возглавили ученые. Люди, которые понимают в организации науки. Или хотя бы знают само это слово. В конце концов, была когда-то почти идеальная советская модель, когда институты принадлежали чему-то вроде современного Росимущества, а задачи академии ставились государством через ГКНТ (Государственный комитет по науке и технике СССР — Znak.com). ГКНТ тогда возглавлял академик [Николай] Лаверов, который одновременно являлся вице-президентом АН СССР и зампредом совета министров СССР, то есть имел надминистерский статус. Примерно такой же, как сейчас у [Дмитрия] Рогозина в должности вице-премьера, курирующего ВПК. Обратная связь была полностью налажена.

Система принятия решений в РАН, кстати, до сих пор довольно демократическая. Президент без решения президиума ничего сделать не может. Это очень хорошо, хорошо даже для президента! Потому что его иногда подталкивают к принятию каких-то решений. В РАН он может только вынести предложение на президиум, который собственно и решает вопрос.

О научной дипломатии

Очень важная задача, которая стоит сейчас перед РАН, это научная дипломатия. Время сложное, полувоенное, санкционное. Видно, что это надолго. Между тем в науке и культуре оценивают свою эффективность по международной шкале. Соответственно, у нас есть интересы «там», с той стороны есть интересы к нам. И важное полномочие дано РАН сейчас по ведению научной дипломатии. В последнее время даже обсуждается вопрос, что именно через научную компоненту Россия станет более интересной для мира. Обратите на это внимание! В ближайшее время на этот счет будут сформулированы определенные документы.

О фронтах, которые надо удержать любой ценой

Первый вопрос, который мы должны сейчас поставить для себя, — наук сейчас много разных, но мы в нашей стране должны поддерживать исследования по всему фронту или нет? В советское время мы именно так и пытались делать, однако государство тогда было более богатым. Европейские страны уже давно интегрировались в плане науки. Они не помышляют уже о том, что каждая из стран держит сплошной фронт в фундаментальных исследованиях. В целом держат, но вопрос решают иначе.

У меня есть представление такое, что мы по возможности должны все-таки держать сплошной фронт в фундаментальных исследованиях, понимая, что он может быть очень тонким. Эту часть я называю уровнем понимания. Мы можем не ставить задачи быть мировыми лидерами, главное, чтобы мы не перестали понимать, что происходит в современной науке. Если мы перестанем понимать, что-то провороним, то будут вспыхивать новые направления, в которых мы вообще уже ничего понять не сможем. Поэтому и считаю, что сплошной фронт надо поддерживать. Мы должны понимать, в какой момент времени надо перегруппироваться и на какое направление бросить силы, чтобы быть на уровне.

О мировом лидерстве и возвращении мозгов

Третий уровень важен принципиально. Это уровень лидерства! Если посмотрим сейчас на мировые научные проекты, то мы увидим, что все больше и больше результатов начинают давать проекты, которые поименованы крупными исследовательскими инфраструктурами. Это совсем не значит, что нужно строить очередной ускоритель или новый реактор на быстрых нейтронах, как в Курчатовском институте. Да, это примеры проектов, но это могут быть проекты в гуманитарных науках. Например, изучение неисследованных страниц культурного наследия.

Нам нужны именно такие проекты мирового лидерства. Иначе мы не сможем быть на первых ролях. Да, мы будем колабораторами где-то посредине других. Соответственно, нам нужны такие проекты на нашей территории. Причем по тем направлениям, где мировое сообщество признает наше лидерство. Признавая это, они поедут к нам работать. Благодаря таким проектам мы сможем развернуть утечку мозгов в обратную сторону. Сейчас вы едете туда, за рубеж, вовсе не из-за отсутствия патриотизма, вы не продаете родину, просто у вас есть возможность сделать свой эксперимент только там. Нам нужны установки, чтобы к нам народ поехал. Сколько таких проектов потянет страна? Это вопрос отдельный — 10, 15, может быть, 20.

О цене науки

На мой взгляд, по 20 млрд рублей в год требуется на каждый из уровней. Это 60 млрд рублей суммарно. Где найти деньги? Ответ очень простой. Есть 599-й указ президента о том, что финансирование науки должно составлять 1,77% ВВП. Сейчас реально дают 1,17%. Если посчитать эту разницу в реальных деньгах, то на фундаментальную науку только в этом году мы недополучим 80 млрд рублей. Соответственно на вопрос об источнике финансирования я отвечаю просто: «Надо просто выполнять указы президента!».

После собрания в Институте физики металлов УрО РАН Александр Сергеев действительно отправился к губернатору Евгению Куйвашеву. Уральские ученые — в гардероб и на выход. Скепсис по поводу услышанного в их рядах превалировал. Кто-то сетовал на полуразрушенную промышленность, заказы от которой в сравнении с советским периодом рухнули в разы. Кто-то пережевывал информацию о недостающих 80 млрд рублей, высказывая сомнения, что Кремль вообще способен сейчас выделить такие деньги отечественным ученым. Третьи жаловались на то, что никаких конкретных вещей о том, как работать дальше, они так и не услышали. «Как будто на партсобрании посидел. Только планы и перспективы, как наши корабли будут бороздить просторы Вселенной. Покороче нельзя было?» — проворчал один из собеседников.

https://www.znak.com/2017-10-17/novyy_prezident_ran_oboznachil_na_urale_novye_zadachi_pered_otechestvennymi_uchenymi

Игорь Пушкарев

Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 23 октября 2017 > № 2360329 Александр Сергеев


Россия. ЦФО. УФО > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 19 октября 2017 > № 2577638 Николай Коляда

Начинаем колядовать

Денис СУТЫКА

20 октября в Москве открывается «Театр новых пьес» — московский филиал знаменитого екатеринбургского «Коляда-Театра». Правда, торжества могло и не случиться. За несколько дней до премьерных показов Николай Коляда узнал, что арендуемую им площадку закрывают по решению суда. Однако дирекции удалось договориться с представителями Мосимущества, и презентация нового коллектива состоится по заявленному адресу: Петровка, 17, строение 2. В дальнейшем труппа будет искать новое здание. «Культура» расспросила режиссера о том, почему дорога для молодых драматургов на большую сцену лежит через Москву, а также о боязни не собрать полные залы и умении воспитывать талантливых студентов.

культура: За полгода разработать концепт театра и открыть его — невероятно трудно. Как решились?

Коляда: Мы задумали «Театр новых пьес» с моим бывшим актером Олегом Биликом и режиссером Володей Данаем еще прошлой зимой во время гастролей в Москве. Тогда же провели кастинг: отобрали 38 человек, ставших костяком новой труппы.

Будем играть пьесы моих учеников — молодых уральских драматургов. Так уж сложилось, что если автор не заявил о себе в Москве, то его работы вряд ли где-то прочтут, а уж тем более поставят на больших сценах. Помню, еще в 80-е, когда я только начинал, мои пьесы шли почти во всех театрах России. Но до тех пор, пока Галина Волчек не выпустила «Мурлин Мурло» в «Современнике», про Коляду никто и не слыхивал. Конечно, существуют исключения. Я преподаю более 20 лет в Екатеринбургском театральном институте на отделении драматургии и могу сказать, что некоторым моим ученикам повезло прорваться на большую сцену. Самый яркий пример — Вася Сигарев, чьи работы идут в театрах по всей России. Пьесу Володи Зуева «Восемь» вскоре покажут на подмостках Губернского театра. Сочинения Олега Богаева, Ирины Васьковской, Ани Батуриной так же поставлены на сценах столичных театров. Пьесы Ярославы Пулинович идут в Театре Наций, на Таганке и даже Бродвее. Но есть очень много ребят, которые ушли в другие сферы. Кто знает, как бы сложилась их судьба, если бы на них в свое время обратили внимание.

В советское время завлиты театров работали с драматургами. Если они видели потенциал, то предлагали что-то переписать или даже заказывали пьесу. Господи, мне в свое время писала Дина Шварц — завлит великого Товстоногова. Режиссер прочитал мою работу и сказал, что пьесы Петрушевской по сравнению с Колядой — чистое небо и рай. То есть у меня, по его мнению, была жуткая чернуха. Но я был счастлив, что Георгий Александрович обратил внимание и дал свою оценку.

культура: То есть Вы хотите познакомить с современной драматургией не только зрителей, но и столичных режиссеров?

Коляда: Мое дело как педагога вывести детей к свету. Я пять лет учу их писать пьесы, на это тратятся бюджетные деньги. Зачем все это нужно, если потом человек оставляет профессию и не приносит никакой славы русскому реалистическому театру? Вот мы и решили придумать театр, где будем представлять молодых уральских драматургов. При этом многие авторы работают не только над современными темами, но и делают прекрасные инсценировки классиков, обращаются к историческим темам.

культура: Сегодня, наверное, каждый второй современный драматург — ученик Коляды. Как Вам это удается?

Коляда: Просто я умею и люблю хвалить. Человек напишет какую-нибудь чушь, а я замечу интересный оборот или хорошую фразу и говорю: «Молодец, старик, в правильном направлении идешь». И у молодых сразу крылья вырастают. Начинают трудиться, как папа Карло. Думаете, Сигарев привез на прослушивание великие пьесы? Черта с два! У него было написано от руки две странички печатными буквами. Мне показалось, что в парне что-то есть. Спросил у него, что он читал в электричке, когда ехал в Екатеринбург из Нижнего Тагила. Он назвал автора, о котором я даже не слышал. Думаю: надо же, какой умный, ищет свой путь. Полгода он, как бычок, сидел за последней партой. Слушал и ни одной строчки не написал. Я уже решил, что ошибся. А он как выдал штук 15 пьес, они до сих пор его кормят.

культура: Абитуриенты приходят начитанные?

Коляда: Что вы, ребята после школы абсолютно не подготовлены. На днях читали на занятиях рассказ студента. Он перевелся ко мне из столичного Литинститута. Написал заумную до невозможности вещь. По его словам, в Москве его за это хвалили. А я сказал, что это отвратительно по отношению к литературе, а главное, к живому человеку не имеет никакого отношения. Понятно, говорю, что нужны новые формы. Кстати, интересуюсь у группы, кто это сказал? Сидит сорок человек, никто не знает, что это Треплев из «Чайки». Они и моих-то пьес не читали, зато уже все драматурги. И, конечно, все поголовно сидят в телефончиках. При этом есть очень талантливые ребята. Может, они иногда не образованны или не умны, но крепко держатся корнями за русскую землю и оттуда черпают сюжеты.

культура: Удается привить им любовь к литературе?

Коляда: Я даже не знаю, кто из моих учеников осилил «Войну и мир» или хотя бы «Евгения Онегина». Такова жизнь. Могу лишь огорчаться, что изменить это не в моих силах. Не бить же их палкой, приговаривая: люби русскую литературу. А ведь она основа всего. Прочти всего Чехова, Достоевского, Толстого, Островского, Горького, Шолохова и станешь великим человеком. При условии, конечно, что впустишь классиков в себя. Правда, есть опасность, что больше не захочется писать. (Улыбается.) Но молодежь, увы, не читает. Они другие.

культура: Несмотря на все трудности, открытие все-таки состоится. Чего ждать зрителям?

Коляда: Стартуем спектаклем «Старая зайчиха». Пьеса в свое время была поставлена в «Современнике» и называлась «Заяц. Love story». В главных ролях блистали Валентин Гафт и Нина Дорошина. У нас заняты артисты из Екатеринбурга — Тамара Зимина и Сергей Федоров, в массовке задействована столичная труппа. На следующий день сыграем «Ба» по пьесе Юлии Тупикиной. В тот же день, 21 октября, проведем театральный марафон и почитаем несколько пьес молодых уральских драматургов. А после поставим в театре столы, наварим борща, устроим капустник, представим зрителю артистов нового коллектива.

культура: Незадолго до премьеры Вы лишились площадки. Что помогло не опустить руки?

Коляда: Нам не привыкать. Когда начинали «Коляда-Театр», то ютились в подвале. Помню, как нас оттуда выгнали бандиты: изрубили сцену, заляпали костюмы. Потом мы восемь лет жили в деревянном домике, сами его восстановили, сделали культовым местом в Екатеринбурге. Из этого домика поехали на гастроли, и увидели весь мир. И только потом нам отдали старый кинотеатр «Искра», где мы сделали два зала — «гранатовый» на 120 мест и «малахитовый» на 45. Сейчас даем каждый вечер по два спектакля. В сентябре, к примеру, сыграли 77. Примерно 1,5 миллиона рублей в месяц выручаем на билетах. Может быть, у артистов не такая большая зарплата по сравнению со столицей, но обязательно раз в год ездим на гастроли за границу. Ежегодно привозим спектакли в Москву. Прошло всего три недели со дня открытия продажи билетов на зимние гастроли, а театр уже заработал три миллиона рублей. Извините, но для провинциального коллектива это не просто успех, а нечто фантастическое. Спасибо москвичам за то, что так нас любят.

Говорю артистам «Театра новых пьес»: потерпите немножко, к весне раскрутимся, найдем новую площадку, создадим обширный репертуар.

культура: Любят Вас не только зрители, но и актеры. Если не ошибаюсь, на кастинг целая очередь выстроилась.

Коляда: Я думал, придет человек 15–20, а в итоге отсмотрел около 300 ребят. Оказывается, в Москве около 40 000 безработных актеров. Сюда едут со всех городов. И чем они занимаются? Ведут свадьбы, похороны, играют в сериалах про ментов, снимаются в «Понять. Простить», «Часе суда» и прочем барахле. Понятно, что Москва слезам не верит, но и никого не ждет. Кажется, Ролан Быков говорил, что 999 артистов должны уйти в никуда, чтобы состоялся один. Такая у нас, к сожалению, жестокая профессия.

культура: Как так организовали внутреннюю жизнь театра, что актеры рвутся к Коляде даже из Европы?

Коляда: У меня в Екатеринбурге работают 120 человек. По сути, банка с пауками. Могли бы скандалить, интриговать, но ничего этого нет даже в помине. Все живут дружной семьей. Дело в том, что они много работают. Для того чтобы сыграть 77 спектаклей в месяц, нужно выходить на сцену девять раз в неделю. Они в гримуборной просто падают с ног от усталости. Им уже не надо никаких интриг и сплетен: поскорее бы домой и отдохнуть. А когда играют два раза в месяц, то в остальное время курят, дружат против главного режиссера, сплетничают о директоре. Отчего? От безделья. Артисты любят работать.

культура: Главным режиссером «Театра новых пьес» назначен Владимир Данай. Будете под себя подстраивать или дадите свободу творчества?

Коляда: Пусть учится. Данай окончил режиссерский факультет ГИТИСа, учился у Сергея Женовача. Ставил спектакли в Москве, Баку, Екатеринбурге, Норильске, его работа вошла в лонг-лист «Золотой маски». В конце октября Юлия Беляева выпустит спектакль «Русская смерть». Постепенно каждый режиссер найдет свою стилистику. Я не узурпатор: главное, чтобы талантливо было поставлено и зритель ходил. Причем не на какую-то пошлую комедию, а на хорошую современную драматургию. Все. Остальное не имеет значения.

культура: Вы часто говорите, что «Коляда-Театр» чуть ли не на грани банкротства. При этом у Вас всегда аншлаги. Это некое кокетство или приходится бороться за существование?

Коляда: Трудно кормить труппу из 120 человек. За каждым из них дети, бабушки и дедушки, школы и детский садик. Что, если я однажды, не дай Бог, не смогу выдать вовремя зарплату?! Мы же в ответе за тех, кого приручили. Так что из кожи вон лезу, чтобы деньги в театре были.

культура: Это ведь постоянный стресс.

Коляда: Вот именно, каждый раз боишься: а вдруг публика не пойдет? Прибегаю вечером в кассу, спрашиваю, мол, сколько продано? Аншлаг. Перед спектаклем встречаю зрителей в фойе, говорю: «Проходите, у нас сегодня, слава Богу, аншлаг».

Россия. ЦФО. УФО > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 19 октября 2017 > № 2577638 Николай Коляда


Россия. УФО > Транспорт > gudok.ru, 1 октября 2017 > № 2332435 Виктор Попов

Виктор Попов: «Мы предлагаем новые сервисы, позволяющие вернуть на железную дорогу грузы, которые перешли на другие виды транспорта»

Начальник Южно-Уральской железной дороги рассказал «Гудку», как магистраль работает с грузоотправителями

– Виктор Алексеевич, рост производительности труда – глобальная задача, поставленная президентом РЖД перед всеми подразделениями компании. Как она решается на вашей дороге?

– Рост производительности труда в текущем году обеспечивается за счёт увеличения объёма перевозок. Но вы правильно отметили, что эта задача всеобъемлющая, поэтому мы и решаем её в комплексе. Внедряются новая техника и оборудование, совершенствуются технологические процессы и процессы управления, развивается менедж­мент качества, и всё больше предприятий и организаций охватывает система бережливого производства. Мотивация персонала тоже играет не последнюю роль, причём я имею в виду не только материальные выплаты (дополнительное премирование, единовременное вознаграждение за успешную работу и многое другое), но и обучение работников, развивающие мероприятия для молодёжи.

Производительность труда – важный показатель в работе каждого функционального филиала компании на полигоне дороги, от которого в конечном счёте зависит выполнение заданных плановых параметров. С этой задачей наши подразделения справляются, перевыполняя параметры прошлого года.

– В прошлом году был подписан Коллективный договор в новой редакции. Как вы, представитель работодателя, относитесь к этому документу?

– Считаю, что ОАО «РЖД» как социально ответственная компания по-прежнему берёт на себя множество дополнительных обязательств по сравнению с требованиями трудового законодательства РФ. Социальный пакет ОАО «РЖД» по своему наполнению остаётся одним из лучших в стране. Положительно оцениваю усиление акцента на адресность льгот, а также то, что новый Коллективный договор больше нацеливает работников на повышение ответственности за производственные результаты. При этом он устанавливает строгий контроль над сроками выплаты работникам заработной платы, что является важной гарантией в условиях нестабильности. В целом этот основополагающий документ можно считать достаточно сбалансированным.

– Ваша дорога связывает семь субъектов Федерации. Финансирование обновления пригородных поездов – обязанность в том числе и региональных бюджетов. Удалось ли вам наладить конструктивную работу в этой области с администрациями регионов?

– В целом сотрудничество с властями регионов у нас выстроено на хорошем уровне. Но перспектива приобретения современного подвижного состава требует серьёзного обсуждения. Сейчас поездов у нас достаточно, перевозки обеспечивают 47 составов электропоездов (216 вагонов), 8 цельнометаллических вагонов, 5 составов РА2 (15 вагонов) и 2 вагона РА1.

На Южно-Уральской железной дороге ещё есть время для создания такого резерва. Срок эксплуатации подвижного состава – 28 лет, а ближайший срок списания – 2020 год, когда своё отслужат 5 вагонов ЦМВ.

Этот вопрос актуален не только для нас. В марте 2017 года в Совете Федерации состоялись парламентские слушания «Состояние, проблемы и перспективы развития железнодорожной отрасли. Партнёрство государства и ОАО «РЖД»: региональный аспект». Там шла речь и о том, что в сфере пригородных перевозок парк начинает выбывать и по итогам 2018 года его дефицит может составить 13% от необходимого количества.

Для реализации программы обновления подвижного состава необходимы меры государственной поддержки на региональном уровне. Приобретение возможно как за счёт средств пригородной компании с включением инвестиционной составляющей в экономически обоснованные затраты, так и за счёт привлечения средств других инвесторов.

Правительственная комиссия по транспорту поручила разработать методику определения норм рентабельности на вложенный капитал при утверждении экономически обоснованного уровня тарифа в регионах на услуги пригородных перевозок, создать финансовые инструменты для накопления средств именно у пригородных компаний для приобретения новых поездов.

– Петропавловское отделение дороги, расположенное на территории Казахстана, до недавнего времени было обособленным подразделением. Недавно оно стало частью ОАО «РЖД». Как сегодня работает эта структура: по законам России или Казахстана?

– Хотелось бы поправить: статус Петропавловского отделения был определён всегда. Чтобы прояснить произошедшие с ним изменения, нужно разбираться во всём по порядку. В состав Южно-­Уральской железной дороги отделение было включено в 1961 году постановлением Совета министров СССР «Об укрупнении железных дорог на территории РСФСР» и приказом министра путей сообщения СССР.

В 2003 году с началом хозяйственной деятельности ОАО «РЖД» необходимо было обеспечить непрерывность перевозочного процесса в период до завершения государственной регистрации организации и начала её хозяйственной деятельности в качестве филиала компании в Республике Казахстан. Поэтому было принято решение о сохранении статуса отделения как дочернего предприятия ФГУП «Южно-Уральская железная дорога Министерства путей сообщения РФ».

Филиалом ОАО «РЖД» Петропавловское отделение ЮУЖД стало с 1 января 2017 года. Чтобы начать полноценную деятельность в установленный срок, на протяжении пяти лет велась масштабная работа, в которой были задействованы сотрудники дороги, центрального аппарата компании и, конечно, самого отделения. Предстояло решить вопросы финансово-хозяйственной деятельности, ведения бухгалтерского и налогового учёта, социально-кадровой политики, организации пассажирского сообщения и другие. Проведена огромная работа по внедрению автоматизированных систем компании и обучению персонала работе с ними.

Новый филиал получил все лицензии на перевозку грузов железнодорожным транспортом, градостроительную деятельность, право на поверку средств измерений, на занятие медицинской деятельностью.

Ввиду того что Петропавловское отделение находится на территории другого государства, оно, безусловно, имеет ряд особенностей. В своей деятельности филиал руководствуется законодательством Республики Казахстан. Для трудовых отношений, помимо внутренних законов, применяется межправительственное соглашение двух стран.

Бухгалтерская и налоговая отчётность составляется по законодательству Российской Федерации в рублях, при этом филиал обязан вести учёт ещё и по законодательству Казахстана. Таким образом, филиал обязан составлять финансовую (бухгалтерскую) и налоговую отчётность в двух валютах по законодательству двух государств.

– Какие инвестиционные проекты будут реализованы на дороге в ближайшее время?

– Значительные средства, как и в прошлом году, направлены на приобретение подвижного состава. Приобретём 32 электровоза серии 2ЭС6 и 11 маневровых тепловозов ТЭМ14. В 2016 году мы уже получили 30 единиц 2ЭС6 и 10 ТЭМ14, очевидно, что локомотивный парк серьёзно обновился. Это особенно важно сейчас, когда на повестке дня стоит задача увеличения средней массы грузовых поездов, для которых необходимы современные магистральные электровозы.

– В этом году на дороге планируется отремонтировать свыше 500 км пути. Решит ли такой объём все проблемы в путевом хозяйстве?

– Важна не столько цифра по объёму ремонта, сколько направления, на которых мы сосредоточили усилия. Если посмотреть адресный перечень работ 2017 года, видно, что максимальная концентрация ремонтируемых километров приходится на основные грузовые участки Кузбасс – Центр и Кузбасс – Северо-Запад. Здесь объём увеличивается. Например, на нашем участке Транссибирской магистрали, который проходит от станции Исилькуль через Челябинск до Кропачёво, в 2017 году будет отремонтировано на 19,8% больше километров пути, чем в прошлом. Это 230,8 км, или почти половина плана. На участке Курган – Колчедан отремонтируем 65,2 км, что на 6,9% превышает показатель 2016-го. Всё это более чем наполовину покрывает потребность в ремонте на данных участках. Объём работ по наиболее серьёзному виду ремонта – модернизации пути – в этом году увеличился в два раза и составил 176,3 км. После выполнения всех работ этого года на дороге снизится протяжённость участков с просроченным капитальным ремонтом. Они составят 21% от длины главных путей.

– Как удаётся поддерживать погрузку на уровне прошлого года? Ведь более половины номенклатуры грузов составляют продукция чёрной металлургии и строительные грузы, это отрасли, которые затронул кризис. Грузоотправители имеют какие-то льготы за стабильную отгрузку своей продукции?

– Действительно, строительные грузы в структуре погрузки дороги занимают 35%, объём их погрузки снизился на 3,4%. Чёрные металлы, которые у нас составляют 23%, уменьшились на 0,7% к прошлому году.

Ряд предприятий снизил производство и отгрузку продукции, но мы идём навстречу грузоотправителям, предоставляя скидки на тарифы с учётом экономических интересов как перевозчика, так и грузоотправителя. Например, ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» с 1 мая получил скидку в размере 10,5% от Прейскуранта 10-01 на перевозки чёрных металлов. Предприятиям, входящим в холдинг «Мечел», а это Челябинский металлургический комбинат и «Уральская кузница», предоставлены преференции в размере 11,9% тарифа на перевозку грузов.

Мы активно работаем с клиентами, стараемся вывозить всё, что они предъявляют, – от щебня до оборудования. Мы также предлагаем новые сервисы, позволяющие вернуть на железную дорогу грузы, которые перешли на другие виды транспорта. За 8 месяцев 2017 года уже привлечено порядка 1,4 млн тонн.

Продолжением этой стратегии является создание Центра продажи услуг на полигоне Южно-Уральской железной дороги. Формат центра предполагает оказание услуг по принципу «транспортного продуктового гипермаркета». Заключить договор на транспортное обслуживание, найти подвижной состав, разработать схему погрузки груза – всё можно будет сделать в одном месте. Клиентам центра будут предложены услуги по организации входящей и исходящей логистики на их предприятиях силами ОАО «РЖД».

– В сороковых годах на Южно-Уральской дороге работал Виктор Балашенко, легендарный изобретатель, создатель первых путевых машин. А сегодня есть на дороге умельцы-изобретатели?

– У нас растёт популярность рационализаторской деятельности. В первом полугодии 2017 года на полигоне дороги было внедрено в производство 1,3 тыс. рационализаторских предложений. Экономический эффект составил 11,8 млн руб.

Не нужно заглядывать далеко в прошлое, чтобы найти своих умельцев. Мы проводим конкурс «Инженер года Южно-Уральской железной дороги». Недавние итоги показали, что прошедший год оказался удивительно богат на неординарные идеи. Например, победитель конкурса начальник производственно-технического отдела Южно-Уральской дирекции по тепловодоснабжению Александр Сердюк представил разработку – способ химической защиты котельного оборудования. В нём применяются химико-технологические процессы, протекающие при выработке тепловой энергии. Второе место занял начальник района контактной сети Челябинской дистанции электроснабжения Сергей Янин с устройством обратного фиксатора для переходной опоры. Получилась упрощённая конструкция, заметно уменьшающая нагрузку на опору.

Гордостью нашей магистрали являются работники, которые награждены знаком отличия «Новатор ОАО «РЖД», их у нас семь человек. Первым на дороге, кто получил эту высокую награду, был Александр Фролов, начальник дорожного конструкторско-технологического бюро, который внёс значительный вклад в развитие провозной и перерабатывающей способности станций и узлов. Всех, конечно, не перечислишь. Могу лишь добавить, что ещё четверо наших работников имеют говорящее звание «Изобретатель ОАО «РЖД».

– 2017 год в стране объявлен Годом экологии. Челябинская область является одной из самых проблемных в этом отношении. Какой вклад может вносить дорога в улучшение экологической обстановки?

– Доля негативного воздействия на окружающую среду железнодорожного транспорта существенно ниже, чем других видов транспорта, особенно автомобильного. Например, в структуре выбросов загрязняющих веществ в Челябинской области на долю железнодорожного транспорта приходится 0,25% от общего количества выбросов.

Тем не менее мы постоянно работаем над уменьшением количества загрязняющих веществ. Все тепловозы проходят испытание на пункте экологического контроля на содержание загрязняющих веществ и дымности отработавших газов. Если выявляется превышение, тепловоз не принимается из ремонта, а направляется на регулировку дизеля, после чего проводятся повторные испытания. За 7 месяцев этого года такую проверку прошли 116 тепловозов, превышения разрешённого порога не допущено. Кроме того, мы постепенно заменяем устаревающую технику, по инвестиционной программе приходят новые локомотивы. Стационарные источники загрязнения – угольные и мазутные котельные – переводим на природный газ.

Ещё одно направление работы – обновление лесного фонда, эффективное средство защиты атмосферного воздуха. В прошлом году в рамках проведения акции «Живи, лес!» работники Южно-Уральской магистрали посадили более 74 тыс. деревьев и кустарников. Продолжаем озеленение и сейчас, в этом году высажено более 55 тыс. деревьев.

Алексей Харнас

Россия. УФО > Транспорт > gudok.ru, 1 октября 2017 > № 2332435 Виктор Попов


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Образование, наука > premier.gov.ru, 5 сентября 2017 > № 2296668 Евгений Куйвашев

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Свердловской области Евгением Куйвашевым.

Обсуждалась реализация в регионе программы создания новых мест в образовательных учреждениях, а также строительство объектов здравоохранения и вопросы обеспечения жильём медицинских работников.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Давайте с Вами поговорим о ситуации в целом, но в первой части беседы хотел бы затронуть темы, которые в наибольшей степени волнуют людей, проживающих у вас в Свердловской области, да и вообще по всей стране. Я имею в виду состояние общего образования, то есть как школы себя чувствуют – 1 сентября наступило, дети пошли в школу, новые школы открываются, у нас программа по стране реализуется, вы в ней участвуете. А также состояние дел в здравоохранении Свердловской области: какие есть приоритеты, какие новые объекты собираетесь вводить, что намерены делать?

Е.Куйвашев: Во-первых, хочу поблагодарить за серьёзную поддержку, которую оказывает Правительство в реализации задачи по переходу в школах к учёбе в одну смену.

В этом году у нас запланировано создание 4800 новых учебных мест – за счёт реконструкции и строительства новых школ. Одну новую школу мы уже сдали. Точнее, образовательный центр в Екатеринбурге, в Мичуринском микрорайоне. Под одной крышей у нас находятся детский садик, начальная школа и средняя школа. Хорошее спортивное ядро, единый пищеблок. Единый педагогический коллектив, что самое важное. И, понятно, это возможность осуществлять обучение ребёнка от самого детского сада до старших классов.

В ноябре мы планируем сдать ещё одну школу – в Академическом микрорайоне – на 1100 мест.

Мы усиленно ведём реконструкцию и увеличиваем наши площади в регионе, в малых и средних городах Свердловской области.

Безусловно, мы подали заявку на участие в программе на 2018 год. Хотим начать одновременно строительство 12 школ. Ищем механизмы частно-государственного партнёрства, коллеги идут навстречу.

Хочу доложить Вам и по вопросам здравоохранения, которые, как Вы правильно сказали сегодня ставятся во главу угла. На встречах с жителями Свердловской области, которые я сейчас провожу очень часто, состояние здравоохранения – один из главных проблемных вопросов.

Сегодня коэффициент совместительства наших врачей по региону составляет 1,5–1,6, он меняется.

Конечно, необходимо увеличивать наши образовательные площади, совершенствовать научную базу для подготовки кадров. И в связи с этим мы приняли решение и уже запланировали создание инновационного научно-образовательного центра на базе Научно-исследовательского института охраны материнства и младенчества. Этот институт находится в центре Екатеринбурга, там 7 тыс. кв. м площадей. Мы с компанией «Ренова» договорились о строительстве в новом микрорайоне Академическом ещё и кафедры нашей медицинской академии, – это 35 тыс. кв. м. Это серьёзный задел для подготовки и повышения квалификации наших медиков, что позволит увеличить количество врачей с высокой квалификацией для дальнейшего их закрепления.

Более того, с 2018 года у нас начинает работать программа обеспечения жильём медицинских работников в малых и средних городах Свердловской области. По этой программе мы будем строить, приобретать жильё для медицинских работников в малых и средних городах для обеспечения наших первичных медицинских учреждений специалистами, в том числе узкими. Это достаточно серьёзная проблема, которую необходимо решать уже более динамично.

В связи с этим хотел бы у Вас попросить помощи в реализации проекта строительства НИИ ОММ – Научно-исследовательского института охраны материнства и младенчества. Я подготовил соответствующие документы.

Д.Медведев: Понятно.

Но давайте сначала вернёмся к школьной теме. Хотел бы обратить Ваше внимание, как всегда обращаю внимание и других Ваших коллег – руководителей субъектов Федерации (тем более Вы возглавляете очень крупный субъект): школы, конечно, нужно строить обязательно, у нас программа большая, но не следует забывать о школах, которые эксплуатируются и не будут выводиться из эксплуатации, но которые требуют капитального ремонта. Это не менее важная задача, чем строительство новых школ. Это первое.

Что касается медицинской помощи, здравоохранения. Трудно не согласиться с тем, что количество квалифицированных врачей – специалистов и терапевтов, врачей общей практики и так называемых узких специалистов – определяет лицо здравоохранения региона. Если таких людей в достатке, если обеспечивается необходимый уровень врачебной помощи – а это конкретная работа конкретных людей, врачей, – тогда всё в порядке. Если нет, значит нужно реализовывать программы привлечения медицинских работников (кстати, это касается не только врачей, но и специалистов со средним медицинским образованием) в различные медицинские учреждения, как стационарные, так и амбулаторные, поликлинические. Поэтому давайте посмотрим на вашу программу, что можно сделать, и поговорим о некоторых других вопросах.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Образование, наука > premier.gov.ru, 5 сентября 2017 > № 2296668 Евгений Куйвашев


Узбекистан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 14 августа 2017 > № 2276425 Федор Дегтярев

Президент ЮУТПП рассказал о предстоящем бизнес-форуме в Узбекистане.

Южно-Уральская торгово-промышленная палата продолжает принимать заявки предпринимателей на участие во II Узбекско-Российском бизнес-форуме. О предстоящем мероприятии рассказывает в интервью председатель Российско-Узбекского делового совета, президент Южно-Уральской торгово-промышленной палаты Федор Дегтярев.

– Федор Лукич, где и в какие сроки пройдет II Узбекско-Российский бизнес-форум? Кто выступает организаторами мероприятия?

– II Узбекско-Российский бизнес-форум пройдет 26 сентября 2017 года в столице Узбекистана – г. Ташкенте. Организаторами форума выступают Российско-Узбекский деловой совет и Южно-Уральская торгово-промышленная палата при поддержке Торгово-промышленной палаты РФ и ТПП Республики Узбекистан.

– Что стало основной темой разработанной программы II Узбекско-Российского бизнес-форума?

– В этом году форум пройдет под названием «Новые горизонты сотрудничества». Тема определена в соответствии с выбранным руководством Узбекистана курсом на расширение торгово-экономических связей с Россией. В настоящее время в республике реализуется ряд реформ, в том числе, по таким направлениям, как либерализация валютного регулирования, повышение эффективности судебной системы, снижение издержек налогового администрирования и т. д. Все это открывает новые возможности для торговых отношений России и Узбекистана.

Мероприятие нацелено прежде всего на поиск деловых партнеров, установление новых контактов, получение актуальной информации из первых рук.

В программе форума запланировано проведение пленарного заседания с участием представителей органов власти двух стран, круглых столов по двум тематическим сессиям, биржи контактов российских и узбекских предпринимателей, а также посещение промышленных предприятий республики.

Подать заявку на участие в форуме и получить подробную информацию о его программе можно до 1 сентября 2017 года в Оргкомитете форума по тел.: (351) 263-24-64, 265-39-77, 265-58-15, e-mail: ves@tpp74.ru Контактное лицо – Осипова Наталья Валентиновна.

– Расскажите об участниках форума.

– К участию в форуме приглашены представители Государственной Думы РФ, Министерства промышленности и торговли, Министерства экономического развития и МИД РФ, Российского экспортного центра, органов региональной власти.

Такое же высокое представительство ожидается и с узбекской стороны.

Участников деловой делегации в 2,5 раза больше, чем в прошлом году. Среди них – представители компаний Красноярской, Орловской, Калининградской, Томской, Тамбовской и Ярославской областей, Москвы, Екатеринбурга, Барнаула, Сызрани, Челябинска и других городов. Это предприятия металлургии, машиностроения, фармацевтики, нефтегазопереработки, химии и нефтехимии, пищевой и текстильной промышленности.

Уверен, что II Узбекско-Российский бизнес-форум вновь станет эффективной площадкой для конструктивного диалога власти и бизнеса двух стран и принесет практические результаты.

– Федор Лукич, а как прошел I Узбекско-Российский бизнес-форум?

– В его подготовке помимо деловых советов приняли участие торгово-промышленные палаты двух стран, Торговое представительство Российской Федерации в Узбекистане. И именно такой совместный подход к организации форума позволил привлечь к его работе большое количество не только предпринимателей, заинтересованных в двустороннем сотрудничестве, но и представителей органов власти республики, готовых содействовать развитию деловых отношений.

Всего состоялось около 100 двусторонних встреч и переговоров. Заключены контракты о взаимной поставке продукции, создании совместного предприятия по производству машин и оборудования.

Организованная в рамках мероприятия биржа контактов получила высокую оценку со стороны бизнеса, в связи с чем и было принято решение о проведении форума на ежегодной основе.

За мероприятием последовала серия визитов узбекских делегаций в регионы России. С начала 2017 года представители бизнеса и власти Узбекистана побывали в Свердловской, Челябинской, Новосибирской областях, Республике Башкортостан и г. Санкт-Петербурге.

В рамках работы Российско-Узбекского делового совета был проведен мониторинг проблем, возникающих при осуществлении внешнеэкономических операций с предприятиями Узбекистана, выработаны рекомендации по устранению препятствий.

Ряд предложений вошел в протокол 18-го заседания межправительственной комиссии по сотрудничеству двух стран, прошедшего в феврале этого года.

Под особым контролем – невыполнение контрагентами с узбекской стороны заключенных с россиянами инвестиционных и торгово-экономических проектов.

Российско-Узбекскому деловому совету поручено осуществлять сбор сведений, касающихся дисциплины исполнения контрагентами из Узбекистана достигнутых договоренностей и подписанных контрактов, и на ежемесячной основе предоставлять данную информацию в Минэкономразвития РФ для ее проработки с узбекской стороной.

Российско-узбекские деловые связи существенно активизировались. За январь-май 2017 года объем взаимного товарооборота составил 1224,5 млн долл., увеличившись на 20 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В том числе, экспорт составил 847 млн долл. (рост на 13 процентов), импорт — 377 млн долл. (+40,5 процента).

Узбекская сторона намерена продолжить практику деловых визитов в регионы Российской Федерации, и предстоящий II-й Узбекско-Российский бизнес-форум поможет определить список приоритетных для посещения субъектов.

Подготовила Марина Родионова

Для справки: Российско-Узбекский деловой совет (РУДС) является одним из «старейших» советов, созданных при поддержке ТПП России в 2004 году. В июне 2016 года на внеочередном общем собрании членов совета было принято решение избрать на должность председателя РУДС президента Южно-Уральской торгово-промышленной палаты Федора Дегтярева, имеющего многолетний опыт работы в Республике Узбекистан и наработки устойчивых контактов с представителями местных органов власти и предпринимательского сообщества. На сегодняшний день, Федор Дегтярев единственный руководитель в системе торгово-промышленных палат РФ, возглавляющий международный деловой совет.

Пресс-служба Южно-Уральской ТПП

Узбекистан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 14 августа 2017 > № 2276425 Федор Дегтярев


Казахстан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 14 августа 2017 > № 2275146 Евгений Куйвашев

Глава Свердловской области: ЭКСПО в Астане стало центром притяжения

Глава Свердловской области Евгений Куйвашев во время своего рабочего визита в Астану дал интервью корреспонденту Sputnik. Куйвашев проведет в столице Казахстана ряд переговоров о продвижении заявки Екатеринбурга на право проведения Всемирной универсальной выставки ЭКСПО-2025

– Евгений Владимирович, Свердловская область стала одним из регионов, которые представлены на национальной российской экспозиции в рамках специализированной выставки ЭКСПО-2017 в Астане. Ваши впечатления от выставки и чего Вы ждете от участия Среднего Урала в ЭКСПО-2017?

– Астана впервые принимает у себя специализированную выставку ЭКСПО и, надо отметить, что в Республике Казахстан очень ответственно и основательно подошли к подготовке мероприятия мирового масштаба. За несколько лет проведена колоссальная работа, позволившая выстроить потрясающий выставочный комплекс, который и после ЭКСПО будет служить на благо жителей республики. Здесь использованы самые передовые "зеленые" технологии, лучшие умы сумели реализовать свои инновационные идеи, чтобы глобальный проект смог быть претворен в жизнь и быть успешным. Уже сегодня мы видим, что интерес к выставке высок, и Астана стала центром притяжения экспертов со всех стран мира, ключевой площадкой для решения вопросов в энергетике.

Тема выставки ЭКСПО-2017 – "Энергия будущего". Средний Урал имеет огромные наработки в сфере энергетики, применения новых технологий, направленных на повышение энергоэффективности и сбережения энергоресурсов. В рамках выставки Свердловская область представит свои достижения в этой сфере, а также продемонстрирует участникам экономический потенциал региона.

Основной визит делегации Свердловской области в Астану состоится в третьей декаде августа. На этот период запланирован ряд деловых встреч и переговоров с представителями органов власти Республики Казахстан, акиматов и бизнес-сообщества. Ожидается насыщенная деловая программа, которая, уверен, позволит открыть новые грани международного сотрудничества Среднего Урала, укрепить связи и придать импульс инновационной деятельности региона.

В то же время я расцениваю ЭКСПО-2017 как уникальную возможность изучить передовой практический опыт Астаны в организации такого глобального проекта. Не секрет, что Россия подала заявку на проведение в 2025 году Всемирной универсальной выставки ЭКСПО. И в качестве города-кандидата выступает Екатеринбург с темой "Преобразуя мир: инновации и качество жизни". Заявка получила поддержку президента России Владимира Путина, и сейчас на всех уровнях ведется многоплановая работа по ее продвижению.

Я приглашаю всех 23 августа посетить стенд Свердловской области на национальной экспозиции Российской Федерации, где состоится презентация нашей заявки на ЭКСПО-2025.

– В борьбе за ЭКСПО у Екатеринбурга в качестве соперников выступают Париж, Осака, Баку. Как Вы оцениваете шансы российской заявки на победу?

– Я уверен, что позиции российской заявки очень сильны, и у нас действительно очень хорошие шансы на победу.

Во-первых, Екатеринбург имеет уникальное географическое положение – на стыке Европы и Азии, что определило его роль как ключевого транспортного и логистического центра страны. В столице Урала расположен крупнейший региональный аэропорт России и один из лучших в стране транспортных хабов по приему в том числе иностранных гостей – я говорю об аэропорте Кольцово. С каждым годом укрепляются позиции региона в сфере туризма, в том числе, делового.

Во-вторых, у нас есть серьезные наработки в плане проведения крупных международных выставочных мероприятий. Мы закрепили за собой проведение российско-китайского ЭКСПО, ряда отраслевых выставок по самому широкому спектру направлений. Промышленная выставка-форум ИННОПРОМ надежно закрепилась в международном календаре выставок. Практика проведения выставки со страной-партером оправдала себя. В предыдущие годы нашими партнерами становились Китай, Индия. В этом году была Япония, в следующем – Южная Корея. Германия – признанный лидер в сфере проведения промышленных выставок – рассматривает возможность, чтобы в краткосрочной перспективе стать страной-партнером ИННОПРОМа.

Совсем скоро международное сообщество сможет убедиться в гостеприимстве Екатеринбурга в рамках проведения матчей Чемпионата мира по футболу 2018 года.

С учетом того, что между Екатеринбургом и Астаной открыт регулярный прямой рейс, приглашаю всех казахстанских болельщиков на матчи Чемпионата мира по футболу, которые состояться в 2018 году в Екатеринбурге. Помимо футбола казахстанским туристам мы можем предложить и интересные музеи – Музей первого президента России Бориса Ельцина, филиал Эрмитажа, музей конструктивизма под открытым небом.

Спектакли екатеринбургских театров регулярно получают признание престижной "Золотой маски". Любителям активного отдыха на природе мы можем предложить и горнолыжные склоны, и сплав по живописным уральским рекам. Мы возрождаем и направления санаторно-курортного туризма. Проще говоря – сейчас Средний Урал способен заинтересовать туриста с любыми интересами и разным кошельком.

В-третьих, и я считаю это самым главным конкурентным преимуществом – мы научились трансформировать инновационные идеи в осязаемые проекты, повышающие качество жизни людей. С прошлой заявочной компании мы приобрели новые компетенции в промышленности, информационных технологиях, в области создания городского пассажирского транспорта, лекарств. Поэтому наша презентация – это не повторение пройденного материала, это абсолютно новая заявка, которая имеет хорошие шансы на успех.

Напомню, что первая универсальная выставка прошла в 1851 году в Лондоне. С тех самых пор Россия регулярно участвовала во Всемирных и специализированных выставках, и за 160 с лишним лет такого участия вполне заслуживает того, чтобы принимать выставку на своей территории, и, как и подобает радушной хозяйке, – продемонстрировать свое гостеприимство. Убежден: ЭКСПО-2025 – это вызов, к которому готов и Екатеринбург, и Свердловская область, и вся Россия. Если именно столица Урала будет выбрана в качестве места проведения выставки, то Екатеринбург станет настоящим открытием для всех наших иностранных гостей.

Рассчитываю на поддержку нашей заявки со стороны зарубежных коллег, и надеюсь, что участие в ЭКСПО-2017 в Астане позволит нам еще на шаг приблизиться к победе.

– В свое время президент России Владимир Путин назвал Свердловскую область в числе лидеров экономического сотрудничества с Республикой Казахстан. Насколько сегодня удается поддерживать этот уровень взаимоотношений? В каких отраслях отмечен наибольший рост, а где есть необходимость наращивания оборотов?

– Республика Казахстан в течение длительного периода остается для Свердловской области лидером внешнеторгового сотрудничества среди стран СНГ. Это обусловлено нашей общей историей, традиционным развитием кооперационных связей. И мы не просто держим высокую планку взаимовыгодного партнерства, но и продолжаем находить новые возможности для его развития, реализации совместных проектов. За пять месяцев 2017 года объем внешней торговли с Казахстаном увеличен почти на 50 процентов в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и составил более 500 миллионов долларов. Мы нарастили поставки металлов и изделий из них, минеральной продукции в Республику. В свою очередь, выросли объемы импорта энергетического угля.

Хочу отметить, что мы рассматриваем республику не только в качестве рынка сбыта уральской продукции, но и как серьезного партнера для реализации крупных инвестиционных проектов, поскольку Казахстан является ярким примером ускоренного инновационного развития во всех сферах. И в этом направлении мы тоже преуспели: сегодня у нас реализуются совместные проекты в горно-металлургической промышленности, машиностроении, химическом, лесопромышленном и строительном комплексе, сельском хозяйстве.

Очень перспективным считаю сотрудничество с Северо-Казахстанской областью в сфере информационных технологий. Наши коллеги интересуются уральскими разработками: автоматизированной системой управления "Энергоплан", информационно-аналитическим комплексом "ЭнергоАтлас Свердловской области", проектом "Биржа энергосервисных контрактов". Уральский федеральный университет сотрудничает с казахстанскими партнерами в сфере "зеленой" энергетики.

Ну и, безусловно, аграрный Казахстан, интересен нам в решении продовольственного вопроса – я имею в виду закупки тех видов сельскохозяйственной продукции, которые нам не позволяет в необходимом количестве вырастить наш уральский климат. Также мы рассчитываем в перспективе на создание совместных производств по переработке сельскохозяйственной продукции.

Мы также продолжаем развивать межрегиональные связи. Так, у нас установлены контакты со многими регионами Республики. С Астаной, Карагандинской областью, Костанайской областью подписаны и успешно реализуются соглашения о сотрудничестве.

Взаимопонимание сторон на всех уровнях, возможность работать в едином экономическом пространстве, относительно небольшие расстояния между уральским регионом и Казахстаном, а также отсутствие языкового барьера открывает перед нами широкие возможности, позволяет вести конструктивный диалог, оперативно решать все вопросы.

Развитию нашего регионального и торгово-экономического сотрудничества в немалой степени способствует и наличие прямого авиасообщения между Свердловской областью и Республикой Казахстан. Возможность прямых перелетов – это одно из ключевых условий для развития делового, культурного обмена, обмена студентами в рамках образовательных проектов, и, конечно, туризма. О чем я уже говорил.

Очевидно, что сегодня нет ни одной значимой сферы, где бы не пересекались наши интересы и не было бы выстроено эффективное взаимодействие. И я уверен, что год от года это сотрудничество будет только укрепляться.

Казахстан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 14 августа 2017 > № 2275146 Евгений Куйвашев


Россия. УФО. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 10 августа 2017 > № 2273888 Леонид Михельсон

Встреча Дмитрия Медведева с председателем правления ПАО «Новатэк» Леонидом Михельсоном.

Обсуждался ход реализации ряда крупных проектов ПАО «Новатэк», в том числе «Ямал СПГ», строительство верфей на Кольском полуострове.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Леонид Викторович, Ваша компания занимается рядом очень крупных проектов, которые имеют большое значение для экономики. Это опорные инфраструктурные проекты – я имею в виду и «Ямал СПГ», и строительство верфей на Кольском полуострове. Не так давно я проводил там совещание, мы говорили о развитии этого региона в целом и о развитии его транспортных, логистических возможностей. Расскажите, пожалуйста, как обстоят дела, на какие результаты мы выйдем в ближайшие годы и что это может дать и экономике, и, естественно, регионам, где вы продвигаете эти проекты.

Л.Михельсон: Два слова по «Ямал СПГ», Дмитрий Анатольевич. Всё движется по плану. Сегодня на площадке трудится больше 31 тыс. человек, начаты пусконаладочные работы, уже вовсю идут. Будет вводиться первая линия. И уже прикинули ввод второй, третьей очереди. Вторая очередь будет введена, наверное, на три месяца раньше запланированного, а третья очередь, запланированная на 2019 год, может быть введена даже на шесть-девять месяцев раньше.

Д.Медведев: С учётом того, что проект очень крупный, носит международный характер, там всё в порядке во взаимоотношениях с нашими партнёрами, с финансированием этого проекта?

Л.Михельсон: Мы подписали лимит финансирования с банками в объёме 19 млрд долларов (эквивалента), и полностью этот лимит закрыт. Но мы просим уже некоторые финансовые институты уменьшить лимит, потому что есть другие желающие войти в пул финансирования, которые в ближайшие месяц-два тоже присоединятся. Ряд европейских банков, стран, которые тоже являются участниками этого проекта, присоединятся к финансированию.

Д.Медведев: То есть всё в порядке во взаимоотношениях с партнёрами.

Л.Михельсон: Да, все вопросы полностью решены.

Мы приступили к реализации (предреализации) проекта «Арктик СПГ-2» и согласно постановлению, которое Вы подписали в июне 2015 года, закончили проект первой очереди – центр крупнотоннажных морских сооружений (юрлицо называется «Кольская верфь») – и в этом месяце приступили к строительству этого объекта.

Что меняется в самом проекте? Мы построили «Ямал СПГ» на берегу. Обустраивали землю, решали вопросы экологии и так далее. Сейчас принято решение: конструкцию меняем, и линии сжижения будут на гравитационных платформах. Эти платформы, сами линии сжижения будут создаваться в нормальных заводских условиях. Первую очередь Кольской верфи планируем запустить в 2019 году и приступить к строительству.

Очень важно, что создан новый российский инжиниринговый центр в НИПИГАЗ (один из лучших наших институтов). 49,9% – иностранные инжиниринговые партнёры. И месяц назад мы подписали контракт на стадию «проект». До конца следующего, 2018 года будет реализована стадия «проект».

Мы на этой ранней стадии привлекаем всех возможных российских производителей и поставщиков. Провели большой семинар. Присутствовали представители более 50 заводов, подрядчиков.

Д.Медведев: Это всё наши производители?

Л.Михельсон: Это только наши производители, которые потенциально со своими материалами, своим оборудованием, своими строительными мощностями могут быть на этом объекте у нас.

Д.Медведев: Какова стоимость объекта?

Л.Михельсон: 27 млрд капитальных вложений в «Ямал СПГ». Но с учётом новых решений мы планируем, что процентов на 30 минимум будет удешевление. Контрактов подписано под «Ямал СПГ» на сумму порядка 600 млрд рублей – эту цифру мы будем резко увеличивать.

Д.Медведев: Насколько мне известно, основная часть этих контрактов завязана на поставки продукции российских производителей.

Л.Михельсон: Да. Планируем, что на самой Кольской верфи будет создано 8–10 тыс. рабочих мест, а по России (по поставщикам и подрядчикам) – 50–60 тыс. рабочих мест.

Д.Медведев: Это очень масштабные проекты, в которых задействовано огромное количество людей. Хорошо, что новые, причём высокотехнологичные, рабочие места создаются. А если говорить о кооперации, это уже десятки тысяч рабочих мест. Это, конечно, очень серьёзный общий эффект реализации таких проектов.

И самое главное, что помимо создания рабочих мест мы ещё создаём новые компетенции или восстанавливаем утраченные компетенции и в области судостроения, и в области машиностроения в целом, что для нашей страны исключительно важно.

Россия. УФО. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 10 августа 2017 > № 2273888 Леонид Михельсон


Россия. УФО > Финансы, банки > bfm.ru, 2 августа 2017 > № 2298578 Алексей Нефедов

Алексей Нефедов, банк «Югра»: «Прокуратура в течение года не приходила к нам с проверками»

В банке ответили на заявление ЦБ, что регулятор шесть раз с начала года просил прокуроров проверить банк

Об этом в Центробанке заявили в день, когда лишили «Югру» лицензии. Ранее «Югра» подала в суд на регулятора, первые слушания состоятся 15 августа. На что надеется банк? Об этом Михаил Сафонов поговорил с экс-президентом «Югры» Алексеем Нефёдовым.

15 августа начнутся слушания в суде по поводу отзыва лицензии банка «Югра». Банк считает решение неправомерным. Какие аргументы говорят в вашу пользу?

Алексей Нефедов: Неправомерность началась еще с момента введения временной администрации в банке, которая «чудесным образом» сумела найти проблемы, которые не смогли обнаружить представители главной инспекции и надзорного блока банка России. Конечно, основной вопрос части судебных слушаний — правомочным ли вообще было введение временной администрации и моратория на выплаты в тот момент. Банк был платежеспособным, в нем не было никаких проблем, связанных с тем перечнем случаев, по которым вводится временная администрация.

Банк был стабилен, клиенты были стабильны. ЦБ указал на то, что технически банк не исполнял предписания, которые ему выдавались — действительно, предписаний за последние несколько месяцев нам выкатили больше чем на восемьдесят миллиардов рублей. Я думаю, что любой банк, включая и банки, входящие в топ-10, от такой суммы, по меньшей мере, бы удивились. Когда была введена временная администрация, капитал банка составлял 30 млрд рублей. Сейчас, по тем данным, которые предъявляет ЦБ, «дыра» оценивается в минус семь миллиардов рублей. То есть дополнительных резервов еще на 37 миллиардов.

Вы говорите о том, что претензии ЦБ, вероятно, не обоснованы. Зачем тогда вводить временную администрацию в надежном банке?

Алексей Нефедов: Мне вообще непонятна позиция нашего регулятора. Он определенным образом говорит о том, что с начала года было очень много заявлений о том, что банковский надзор должен быть более консультационным. Я бы хотел рассказать о том, как с нами консультационно работал Центробанк. За последние два месяца ни на одно наше письмо, официально отправленное в ЦБ, ответов не поступало. Почти два месяца мы пытались добиться встречи с руководством или представителями Банка России, но ни одной встречи согласовано не было. Вроде как на нас нет времени.

Одна из главных претензий Центробанка заключалась в том, что «Югра» кредитовала мажоритарных акционеров и залоги были не самого лучшего качества.

Алексей Нефедов: По всем кредитам у нас заложено более чем 500 тысяч квадратных метров коммерческой и жилой недвижимости в Москве. У нас обслуживается более 150 представителей нефтяного сектора. В основном это малые нефтяные компании, и у нас заложены их запасы — то, что можно извлечь и продать, а это более 150 миллионов тонн.

А эти 500 тысяч квадратных метров недвижимости и нефтяные активы — они принадлежат Алексею Юрьевичу Хотину?

Алексей Нефедов: Нет. Они принадлежат различным компаниям, которые кредитуются в банке «Югра». И не всегда эти активы принадлежат непосредственно компаниям — иногда это бывает залог третьих лиц, опять же по договоренности с этими компаниями. И не всегда эти договоренности на уровне нашего акционера.

По поводу протестов прокуратуры. С одной стороны, когда ЦБ отозвал лицензию, он сообщил, что до этого шесть раз обращался в прокуратуру, требуя принять какие-то меры. С другой стороны, мы так до сих пор и не поняли, кто был инициатором обращения в Генпрокуратуру. Благодаря чему произошли протесты ведомства против введения временной администрации, или же прокуроры сами инициировали этот процесс?

Алексей Нефедов: Я никоим образом не являюсь человеком, связанным с ситуацией с Генпрокуратурой. Возможно, просто переполнилась чаша терпения по отношению к тому, что в нормально работающем банке вводят временную администрацию. Если прокуроров это действительно заинтересовало, то, вполне возможно, это и их инициатива. Я думаю, что Генпрокуратура могла бы сама рассказать о том, сколько раз она получала какие-либо представления о том, как она должна была реагировать на ситуацию, связанную с подобными данными со стороны регулятора. К нам никаких копий подобных обращений не поступало. Наверное, если бы у прокуратуры были бы вопросы непосредственно к банку, то они бы их непременно задали.

С начала года ведомство к вам с проверками не приходило?

Алексей Нефедов: Нет. Не приходило и даже не писало никаких письменных вопросов. Та же ситуация с финмониторингом РФ. Может быть, действительно, кто-то кому-то шесть раз написал, но это уже вопрос взаимодействия двух ведомств, которое нам неподконтрольно.

На что вы надеетесь?

Алексей Нефедов: Самое главное, на что мы надеемся — чтобы была восстановлена справедливость. Справедливость в отношении того, имел ли регулятор право действовать так, как он действовал. Если в ходе слушаний суд посчитает необходимым, приняв доводы сторон, рассудить нас — это будет самым правильным решением. Мы надеемся на возврат нашей лицензии и возможность продолжать деятельность в нормальном русле, восстановив хорошие отношения со всеми клиентами.

Всех очень волнует, поддерживаете ли вы контакты с владельцем банка «Югра» Алексеем Хотиным? Особенно на фоне слухов о том, что он покинул Россию.

Алексей Нефедов: Нет, Россию он не покинул. Он постоянно находится в стране, можете спросить у всех тех людей, с которыми он постоянно встречается — депутатами Госдумы, различными бизнесменами. Он постоянно находится, так скажем, на передовой общения. На прошлой неделе он посещал Госдуму, по крайней мере, его точно можно найти в списках посетителей, а Госдума у нас не в Лондоне находится.

При начислении подобных резервов, которые нам в этом году были предъявлены, и обвинениях в том, что из банка были выведены какие-то активы, могу еще раз повторить, что активов, наоборот, было заведено более чем на шестьдесят миллиардов рублей, в том числе и залогового обеспечения, и денежных средств акционера. Подтвердить это можно документами, и мы готовы представить их общественности и рассказать о том, что и как было внесено в банк и по каким компаниям. Поэтому, все это, зачастую, не более чем голословные заявления Центрального банка.

Ранее в ЦБ сообщили, что «дыра» в капитале банка составила 7,4 млрд рублей. Почти 90% портфеля «Югры» составили кредиты, связанные с бизнес-проектами собственников банка, отметил регулятор.

Россия. УФО > Финансы, банки > bfm.ru, 2 августа 2017 > № 2298578 Алексей Нефедов


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > gazeta.ru, 20 июля 2017 > № 2252957 Наталия Гончар

«Медь на Томинском ГОКе будут добывать без серной кислоты»

Интервью с директором управления экологии и промбезопасности РМК Наталией Гончар

«Русская медная компания» (РМК) дала официальный старт разработке Томинского медного месторождения. О мерах экологической безопасности на будущем ГОКе мощностью 28 млн тонн руды в год, который расположится в Челябинской области, и о рекультивации Коркинского разреза «Газете.Ru» в рамках выставки «Иннопром-2017» рассказала директор управления экологии, охраны труда и промышленной безопасности РМК Наталия Гончар.

— Разработку Томинского месторождения планировалось начать еще пару лет назад. Однако все это время согласовывалась документация по проекту, вносились поправки, в том числе после проведения научных исследований. Расскажите, что было изменено? Например, Уральский государственный горный университет (УГГУ) выносил рекомендацию по отказу от использования серной кислоты.

— Что сделал УГГУ? Они проанализировали документацию на соответствие с нормативно-правовыми актами и пришли к заключению, что документация составлена корректно. Тем не менее, сотрудники университета дали несколько рекомендаций, чтобы ее улучшить.

Одна из них была по гидрометаллургии. У нас два типа руд – сульфидная, которая идет на фабрику, и окисленная. Вторую мы планировали доизвлечь, используя технологию кучного выщелачивания слабым раствором серной кислоты и гидрометаллургией. Поскольку в этом процессе используется раствор серной кислоты, это настораживало людей, тем более, что поблизости с проектом находятся поселения. По этой причине сотрудники университета порекомендовали нам отказаться от использования кислоты, но это не значит, что документация была неправильной. Тем более, что руду можно перерабатывать на фабрике, добавляя ее в общий процесс обогащения.

Поэтому мы согласились с рекомендацией и от ранее запланированной технологии отказались — серной кислоты на Томинском ГОКе не будет.

Предприятие будет работать без отдельной технологии для окисленной руды.

— Что будет вместо нее?

— В карьере сверху находится руда окисленная, а чуть ниже — сульфидная, то есть изначально верхнюю мы планировали отправить на гидрометаллургию, а нижнюю на фабрику. Теперь же вся руда пойдет совместно на обогатительную фабрику. На фабрике процесс слабощелочной, там кислоты вообще нет, наоборот, мы туда добавляем известь. Поэтому еще раз повторю, что привлечения серной кислоты на Томинском ГОКе не будет.

— А еще была рекомендация УГГУ отказаться от обычного транспорта в пользу электродвигателей.

— Была, и она носила именно рекомендательный характер. Мы приняли решение, что в качестве одного из пунктов экологической программы заменим достаточно большую часть автотранспорта конвейером. У нас на бортах карьеров будут стоять гирационные дробилки, а по закрытому конвейеру руда пойдет на фабрику.

Раньше на фабрику все возилось автотранспортом – это связано в том числе с выбросами от сжигания топлива, пылением от самосвалов. Сейчас всего этого не будет — руда с каждого карьера, с Томинского и с Калиновского, пойдет по одному закрытому конвейеру. Это значит, что не будет пыли и сократится число автотранспорта. Конвейер будет наземным, расстояние от промплощадки составляет примерно 3 км.

— Какие еще технологии планируете применять на предприятии?

— Для подготовки горной массы мы будем использовать короткозамедленное взрывание — чтобы сократить размер ударной волны и чтобы вся мощь взрывного материала была направлена непосредственно на забой. На фабрике будут использованы современные установки по пылеулавливанию с эффективностью до 98%. Здесь дело не только в экологичности: в пыли тоже может содержаться медь, которая будет отправляться на переработку.

Далее — замкнутый водооборот, это наша главная задача, все ГОКи нашей компании так работают. Это означает, что мы работаем без сброса сточных вод в водные объекты. используемая вода применяется повторно. На подпитку мы, конечно, воду забираем с поверхности, но основная наша задача, чтобы ничего в водоемы не проникало, ведь вода нужна нам, она вся в обороте и постоянно проходит очистку для повторного использования.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > gazeta.ru, 20 июля 2017 > № 2252957 Наталия Гончар


Россия. ЦФО. УФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250405 Сергей Титов

Простой старатель. Зачем владельцу «Южуралзолота» понадобилась Москва

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Константин Струков в почете и у рабочих, и у челябинских властей. В 2016 году он задумал стать депутатом Госдумы, но соратники по «Единой России» идею не оценили

За две недели до нового, 2017 года губернатор Челябинской области Борис Дубровский бросил все дела и срочно выехал в поселок Березняки. Ситуация на Березняковском карьере, который разрабатывает компания «Южуралзолото», была экстренной: образовавшаяся трещина грозила разрывом магистральному нефтепроводу «Транснефти». В сутки через нефтепровод прокачивается примерно сто составов с нефтью, в год — 120 млн т, или половина всего российского экспорта. Авария могла привести к техногенной катастрофе и срыву поставок нефти. На этом неприятности губернатора не закончились. После обращения главы «Транснефти» Николая Токарева Ростехнадзор приостановил разработку карьера. Руководство «Южуралзолота» возмутилось, а 500 работников предприятия написали открытое письмо Владимиру Путину. Оказавшись меж двух огней, Дубровский все же призвал возобновить работы на карьере в ближайшие сроки.

Владелец «Южуралзолота» Константин Струков F 108 всегда ладил с местными властями. По словам его знакомых, он «лишен политесов» и, как мог убедиться Forbes, прост в общении и нередко очень эмоционален. Предприниматель из списка Forbes, переживший не одну смену региональных элит, живет в городке Пласт, знает всех соседей и часто спускается в шахту к рабочим, до которой добирается на «Ниве». Что это — имидж или истинное лицо регионального миллиардера?

Чужая земля

Потомок уральских казаков Константин Струков в первый раз попал в шахту на втором курсе Магнитогорского горно-металлургического института. Любитель почитать о золотой лихорадке, он проникся романтикой горного дела. Окончив в 1980 году кузницу кадров «Магнитки» (Магнитогорский институт оканчивали, например, владелец ММК Виктор Рашников F 14 и Дубровский, который до назначения губернатором возглавлял ММК), Струков по распределению попал в Казахстан. Карьеру он начал в производственном объединении «Караганда уголь». Затем шесть лет проработал в Севказгеологии (структура Мингео СССР) и в 1987 году устроился в артель старателей «Енбек» («труд» в переводе с казахского).

По договору с госкомбинатом «Каззолото» артель добывала и продавала золото с его месторождений, а также строила вокруг них инфраструктуру. Работали по 12 часов под землей, рассказывает бывший геолог «Енбека» Марат Матцаков. Вкалывали не бесплатно: если хороший геолог из Мингео получал 220 рублей, то старатель мог заработать до 3000 рублей в месяц.

За шесть лет Струков прошел путь от главного инженера шахты до председателя артели. Однако после распада СССР в бывших советских республиках для русских специалистов настали не лучшие времена. Приоритет отдавался местным кадрам, вспоминает Матцаков: «Русский занять руководящую должность уже не мог». Стали возникать проблемы и на бытовом уровне. «Я понял, что мы живем в другом государстве и никакой перспективы для дальнейшего развития нет», — вспоминает Струков.

В 1993 году он «за один день решил все бросить» и уехал в родной Оренбург. Поселив семью в съемной квартире, Струков начал искать работу. Поиски привели старателя в Башкирию. Башкирский медно-серный комбинат сдал Струкову в аренду два золотоносных месторождения рядом с городом Сибай и перерабатывал добытую им руду. Договориться с комбинатом помогли связи, признает Струков: «Мы же все друг друга знаем, учились вместе». В середине 1990-х выпускников Магнитогорского института можно было встретить не только среди горняков Башкирского медно-серного комбината, но и в администрации Сибая. В 1994 году Струков зарегистрировал в Сибае ООО «Купрум» и пригласил коллег из «Енбека». Откликнулись 350 специалистов. Люди хватались за любую возможность, чтобы «удрать из Казахстана», объясняет Матцаков, а Струков был хорошим организатором и «великолепно ладил с людьми».

Начинать пришлось с нуля, рассказывает старатель: «Голое поле и подземная разработка». Запустить рудник помогло оборудование, которое «енбековцы» вывезли из Казахстана. Старатели жили в строительных вагончиках, не был исключением и Струков: «Я четыре месяца спал на полу и два года жил с товарищем на одной кровати — он вставал, я ложился».

Денег от золотодобычи хватало только на зарплаты, утверждает Струков: «Предприятия еле-еле существовали. Многие мукой и башмаками зарплату выдавали. О какой прибыли тогда могла идти речь?»

Ходоки с Урала

Постепенно дела «Купрума» наладились, и к сентябрю 1997 года рядом с Сибаем вырос целый шахтерский поселок. Струков отмечал здесь свое 39-летие, но приезжие суровые мужчины собрались на пороге его дома отнюдь не для поздравлений. Целая делегация из челябинского ОАО «Южуралзолото» во главе с председателем профсоюза приехала уговаривать Струкова спасти предприятие. Производство полностью встало, а улицы их родного Пласта заполонили голодные бастующие шахтеры.

Струков был хорошо знаком с ситуацией на «Южуралзолоте». Двумя годами ранее он по предложению тогдашнего гендиректора предприятия Юрия Носырева взял в разработку шахту «Восточная». Струков с командой «енбековцев» перебрался в Пласт, зарегистрировал там «Уральскую золотодобывающую компанию «Восточная» (УЗК «Восточная»), откачал воду из шахты, оборудовал подъем и приступил к работе. Но за добытое золото Струков, как он сам говорит, получал от Носырева «крохи». Директора крупных ГОКов всегда недоплачивали, объясняет бизнесмен Сергей Паушок, сколотивший капитал на золотодобыче. При этом проценты по банковским кредитам достигали тогда 300% годовых и съедали всю прибыль. Носырев предлагал поработать на месторождениях «Южуралзолота» и Паушку, но тот отказался.

Струков инвестировал в «Восточную» всю прибыль с «Купрума» и дорожных подрядов и к 1997 году добывал на шахте 200-300 кг золота. Его успехи оценил мэр Пласта Александр Неклюдов и предложил Струкову возглавить «Южуралзолото». В 1996 году предприятие добыло менее 800 кг золота, получило убыток в 31 млн деноминированных рублей ($5 млн), его долг превышал 100 млн ($16 млн). Струков согласился, ему было жаль денег и времени, потраченных на «Восточную», и не хотелось оставлять коллектив в 300 человек: «Бросить людей вместе со всеми тонуть?»

Глава Союза золотопромышленников Сергей Кашуба вспоминает, что в то время бизнес по добыче золота мало кого интересовал: «Цена на золото была $300 за унцию, все лежало мертвяком». Тем не менее за пару лет до приглашения Струкова в «Южуралзолото» фонд Columbus Capital купил миноритарный пакет компании, среди партнеров фонда был будущий президент МТС, инвестбанкир Василий Сидоров. Он вспоминает, что Струков появился в компании «весьма уверенно» и позже консолидировал крупный пакет, видимо, не без поддержки местных властей. Струков, который пробыл гендиректором «Южуралзолота» полгода, говорит, что скупил у коллектива около 20% предприятия, а потом уехал в свой шахтерский поселок в Сибае. К этому времени ОАО «Южуралзолото» оказалось на грани банкротства, и ходоки отправились за помощью к Струкову в Сибай.

Осенью 1997 года УЗК «Восточная» Струкова учредила в равных долях с ОАО «Южуралзолото» одноименное ЗАО, куда были переданы шахта «Центральная», лицензия на крупнейшее на Урале Светлинское месторождение золота и две золотоизвлекательные фабрики. Струков вновь стал гендиректором «Южуралзолота» — на этот раз ЗАО. Миноритарии ОАО расценили реорганизацию как вывод активов. У самого Струкова иная версия: по его словам, шахта «Центральная» была убыточна, одна из фабрик не модернизировалась с 1911 года, а за счет аренды, которую ЗАО платило за активы, погашались долги ОАО.

Формы собственности

В конце 1997 года жители Пласта осадили городскую администрацию. Со слов Струкова, из-за долгов областное правительство во главе с премьером Владимиром Уткиным решило обанкротить и ликвидировать ОАО «Южуралзолото». На этом предприятии, в лучшие годы обеспечивавшем 80% производства Пласта, работало 30% трудоспособного населения города. Как раз в разгар забастовки в Пласт из Сибая вернулся Струков. «Делай что хочешь, только убери их с площади», — якобы умолял мэр Пласта Неклюдов Струкова.

В отличие от правительства губернатор Челябинской области Петр Сумин и Неклюдов выступали против ликвидации и хотели сохранить производство, рассказывает Струков. Для этого назначенный областной администрацией внешний управляющий разделил имущество «Южуралзолота» на три производственных комплекса и выставил их на продажу. Самый крупный лот, в который вошли акции ЗАО «Южуралзолото», за 12,8 млн рублей купила УЗК «Восточная» Струкова. Базовое ОАО было обанкрочено и ликвидировано. Фонд Columbus Capital признал свои инвестиции стратегической ошибкой.

Между тем дела у ЗАО «Южуралзолото» пошли в гору. Помогли банки, которые вышли на рынок золота, и дефолт 1998 года с девальвацией рубля. Струков погасил долги перед «Челябэнерго» и Гохраном, реконструировал золотоизвлекательную фабрику, в четыре раза нарастил добычу в Челябинской области. С учетом купленных в Хакасии и Красноярском крае месторождений «Южуралзолото» добыло в 2006 году более 4 т золота.

В августе 2007-го Струков договорился с канадским Highland Gold о покупке Дарасунского рудника за $15 млн. И вдруг через месяц ЗАО «Южуралзолото» подало иск о своем банкротстве. Активы к тому времени были выведены в новое ОАО «Южуралзолото Группа Компаний». Струков говорит, что реорганизация была подготовкой к IPO, запланированному на 2008 год. На биржу компания так и не вышла.

Была и другая версия. Банкротство фиктивное, а компания хочет уйти от выплаты долга, утверждал представитель компании «Истерн Гейт Секьюритиз», добивавшейся от «Южуралзолота» возврата $6,3 млн через суд. История эта туманная. Из документов суда следует, что права требования передал «Истерн Гейт» Центробанк Монголии, который получил их по соглашению о цессии от банка «Кредиттраст». Струков говорит, что в 2004 году взял в «Кредиттрасте» кредит на $8 млн, а летом того же года у банка отозвали лицензию. Затем Струкову позвонили представители ЦБ Монголии и попросили вернуть деньги. Оказалось, что монгольский ЦБ размещал часть своих золотовалютных резервов на депозитах «Кредиттраста». С представителями монгольского ЦБ Струков не стал церемониться: «Мы у вас в долг не брали, обращайтесь в суд!» Тогдашний глава монгольского ЦБ Очирбатын Чулуумбат «постоянно жаловался» на зависшие деньги, рассказывает его знакомый: «Обращался в российское правительство через посольство, через премьера, поднимал вопрос на межправкомиссиях». Встречался и лично со Струковым. И в итоге бизнесмен перечислил деньги «Истерн Гейт Секьюритиз», действовавшей в интересах монгольского ЦБ.

ЧУК и губернатор

В феврале 2012 года к воронке Коркинского разреза подрулил «Гелендваген». Водительская дверь открылась, из-за руля вышел Владимир Путин. Подойдя к краю, он оценивающе посмотрел вглубь и изрек: «Если мы туда Останкинскую башню поставим, ее не видно будет». Константин Струков, который стоял рядом, согласился.

За месяц до президентских выборов премьер приехал лично осмотреть сползающий в карьер шахтерский поселок. Состояние домов повергло Путина в шок, и он распорядился немедленно переселить жителей. На расселение требовалось 5 млрд рублей: по 2 млрд из федерального и областного бюджетов, 1 млрд рублей пообещал выделить Струков. В итоге бизнесмен, по его словам, вложил в рекультивацию разреза в два раза больше.

Если бы Струков в свое время не «согласился взять, по сути, брошенный карьер», трудностей было бы гораздо больше, признавал Михаил Юревич, сменивший на губернаторском посту Петра Сумина. Именно Сумин, чтобы не допустить чужаков, фактически заставил Струкова забрать «Челябинскуголь» (Коркинский разрез был его основным предприятием), считает председатель Независимого профсоюза горняков Александр Сергеев. Приход Струкова на «Челябинскуголь» инициировали власти, подтверждает бывший вице-губернатор Андрей Косилов.

Задолго до провала поселка в разрез в июле 1998 года Косилов отправился в Копейск, где шахтеры «Челябинскугля» перекрыли участок Транссиба, требуя выплаты зарплат. Сумин тогда лично взялся за решение проблемы, вспоминает один из тогдашних лидеров профсоюза «Челябинскугля». Губернатор договорился с Минтопэнерго о дотации на 10 млн рублей и погасил часть долга. А в начале 2000-х, когда долги «Челябинскугля» превысили 4 млрд рублей, пригласил Струкова возглавить предприятие.

Струков предложил опробованную схему: обанкротить должника, активы вывести в новую компанию. Оздоравливать «Челябинскуголь», объединявший 26 предприятий, можно было только поэтапно, объясняет бизнесмен: «Взяли одно предприятие, оздоровили, передали. Дальше второе, третье». Предполагалось, что во вновь созданной Челябинской угольной компании (ЧУК) у регионального правительства будет 49%, а у РАО ЕЭС — контроль («Челябэнерго» был основным потребителем «Челябинскугля»). Но в итоге 100% ЧУК, которую возглавил Струков, досталось «Южуралзолоту».

«РАО ЕЭС не захотело брать на себя ответственность за судьбу Челябинского угольного бассейна. А Струков не побоялся. За что Сумин был ему благодарен и при жизни высоко ценил и уважал его», — объясняет Косилов. Сумин не раз вступался за ЧУК, когда местные энергетики пытались переориентироваться на поставки из Кузбасса и Казахстана. Тем не менее спрос на местный уголь год от года падал. Бурый челябинский уголь менее качественный, и электростанции, которые его потребляют, переходят на газ, объясняет один из угольщиков.

Добыча ЧУК к концу 2000-х упала в три раза, менее чем до 1 млн т. Струков покинул пост гендиректора ЧУК в 2007 году и говорит, что с тех пор компания в основном занимается рекультивацией, а не добычей угля. За все время Струков вложил в ЧУК, по своим оценкам, «не одну сотню миллионов долларов». Однако к концу 2017 года компания будет ликвидирована. Три из четырех шахт ЧУК и один из двух разрезов были закрыты еще в 2000-х, в 2013 году завершила работу последняя шахта, вскоре прекратится добыча и на Коркинском разрезе. Между тем Струков не потерял интереса к угольной промышленности.

Кузбасские проекты

Обычно Струков работает один. Бизнесмен как-то сделал исключение из этого правила и до сих пор с неохотой вспоминает об этом. В 2005 году он вместе с кемеровским предпринимателем Виталием Горшковым учредил ООО «Кузбассполиметалл». Название говорило само за себя: компания должна была заняться инвестициями в добычу золота, меди и других ископаемых Кузбасса.

Первым приобретением стал Тагарышский разрез с запасами угля почти 40 млн т. На осмотр производства Струков прилетел на обычном рейсовом самолете и, не переодеваясь в горнорабочую спецовку, сразу пошел инспектировать горный отвод. На шахтеров это произвело впечатление, вспоминает Горшков.

Разрез хотя и находился в управлении «Кузбассразрезугля» миллиардеров Искандера Махмудова F 19 и Андрея Бокарева F 52, но принадлежал другим московским бизнесменам, рассказывает Горшков. Покупка обошлась партнерам в 90–100 млн рублей. Средства внес Струков, а Горшков как управляющий партнер должен был заняться развитием бизнеса.

Всего через год партнеры разругались. Когда выяснилось, что у разреза имеются долги, а его основные активы перешли к принадлежащему Горшкову «Энергоуглю», Струков инициировал переизбрание совета директоров, который сместил управляющего партнера с поста гендиректора и подал на банкротство «Кузбассполиметалла». Горшков, в свою очередь, тоже обвинил Струкова в выводе активов и подал в суд.

Ссора партнеров парализовала работу на Тагарышском разрезе и выплату зарплат шахтерам. Это вызвало ярость губернатора Амана Тулеева. Заявив, что «собственники руководят предприятиями бездарно», он потребовал от прокурора Кемеровской области проверить деятельность «Кузбассполиметалла». Вскоре стало известно, что Струков вышел из капитала «Кузбассполиметалла», а лицензии на участки Тагарышского разреза были переведены в структуры, аффилированные с акционерами холдинга «Сибирский цемент». «Это был неудачный проект. Я просто перестал этим заниматься», — прокомментировал Струков. Основной причиной конфликта стало недоверие, уверен Горшков. Помешала и «отличительная черта характера» Струкова: «Он привык работать только один». Горшков до сих пор сожалеет, что проект не состоялся.

Струков же наладил отношения с Тулеевым и вернулся в Кузбасс. За последние четыре года он купил в регионе лицензии на несколько участков с запасами, превышающими 100 млн т угля, а также две шахты и разрез с добычей 3 млн т. «Надо построить хорошую компанию с перспективой лет на тридцать», — говорит Струков. Еще недавно он собирался отойти от бизнеса и заняться политикой.

Политика и конкуренты

В марте 2016 года челябинские СМИ облетела новость: Константин Струков собрался баллотироваться в Госдуму. Накануне региональных праймериз «Единой России» Струков дал большое интервью изданию Znak.com и сообщил, что в партии его выдвижение никто не одобрил. И это несмотря на то, что в 2015 году Струков стал крупнейшим жертвователем «Единой России» среди физлиц, перечислив 5 млн рублей, еще 4,3 млн рублей перевел главный экономист «Южуралзолота» Владимир Довженко.

Струков отнесся к политической борьбе со всей серьезностью и, судя по сообщению Федеральной антимонопольной службы, был готов передать «Южуралзолото» своей дочери Евгении Кузнецовой. Но за три месяца до выборов неожиданно отказался от участия. На федеральном уровне рекомендовали другого кандидата, поясняет один из депутатов Госдумы от Челябинской области.

По словам Струкова, в руководстве «Единой России» пояснили, что «люди, которые занимаются бизнесом, пускай им и занимаются». Между тем в политике Струков отнюдь не новичок. Он с 2000 года является депутатом челябинского Заксобрания, а летом 2016-го стал еще и вице-спикером.

Струков — нужная политическая и бизнес-фигура в регионе, говорит его коллега по Заксобранию. По его словам, хорошие отношения Струкова с региональной властью обусловлены тем, что он является крупным работодателем и «поставщиком бюджетных поступлений»: «Его нужно беречь, лелеять и сохранять». При этом Струков демократичен и не кичится своими достижениями, продолжает собеседник: «Может разговаривать что со сварщиками, что с горным рабочим». «Я точно так же, как они, хожу в шахту», — утверждает сам Струков.

Желание стать депутатом Госдумы Струков объясняет желанием «выйти из бизнеса и заняться другими делами». По данным Союза золотопромышленников, компания «Южуралзолото» за счет покупки в 2015 году «Соврудника» вышла на четвертое место в России по объему добычи с показателем в 14,6 т. Forbes оценил золотодобывающий бизнес Струкова примерно в $1 млрд. Запасы, по словам Струкова, составляют около 1000 т золота. Оборот группы в 2016 году — $620 млн, EBITDA— $250 млн, отношение долга к EBITDA — 0,7. Но из-за низкого содержания золота в руде «компания далеко не конфетка», признает Струков.

Струков пытался вывести компанию на биржу, но IPO «Южуралзолота» срывалось дважды — в 2008-м из-за кризиса и в 2011 году. Сейчас одним из вариантов может быть объединение с кем-то из конкурентов, рассуждает Струков: «Надо так выстраивать отношения в любом деле, так себя позиционировать, чтобы ты всегда был кому-то нужен. Тогда тебе никакая конкуренция не страшна».

Россия. ЦФО. УФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250405 Сергей Титов

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Весь мир. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2269307 Денис Мантуров

Денис Мантуров: без промышленности нельзя построить цифровую экономику.

Международная выставка "Иннопром-2017", главная экспортная витрина российской промышленности, завершила свою работу в Екатеринбурге. На ней был продемонстрирован потенциал отечественных предприятий, высокое качество продукции которых удивило многих иностранных и российских участников.

О том, как прошла выставка в этом году, о планах на "Иннопром-2018", о участниках открывающегося вскоре авиасалона МАКС, и о том, насколько быстро восстанавливается после кризиса российская промышленность, в интервью ТАСС рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.

– Завершается работа крупнейшей промышленной выставки страны. В этом году партнером России на "Иннопроме" стала Япония. Можно уже подвести предварительные итоги работы выставки?

– Выставка получилась насыщенной мероприятиями. Деловая программа была плотнее и ярче, чем в предыдущие годы. По результатам контактов бизнеса на сегодняшний день уже подписано 55 меморандумов и соглашений о сотрудничестве. В прошлом году, за все дни работы "Иннопрома", было подписано 78 соглашений. А здесь – 55 за неполных два дня. Поэтому я рассчитываю, что этот темп будет сохраняться и в последующие годы.

Сама площадка в следующем году будет увеличена: мы построим отдельный комплекс конгресс-центра на территории ЭКСПО. А павильон, который сегодня выступал в роли такого центра, мы отдадим компаниям для размещения экспонентов. Каждый год и качество, и количество участников растет. Более того: страны, участвующие в выставке, все чаще создают свои большие национальные павильоны. Сегодня это Южная Корея, Италия, Индия, Германия. Я думаю, это хорошая практика, и я надеюсь, что она сохранится в будущем. Мы видим большой интерес иностранных партнеров к "Иннопрому". К нам в этом году приехало много министров, отвечающих за промышленность. Рассчитываем, что и в будущие годы этот тренд сохранится.

– По итогам первого полугодия промышленное производство росло опережающими темпами. В автопроме рост по итогам 2017 года может составить 7%. Не планируете ли вы пересмотреть в положительную сторону прогноз по промышленному производству на год в целом?

– Пока мы не пересматриваем прогноз, сохраняем прогноз с начала года: порядка 1,5- 2% по всей промышленности за год. Почему мы консервативны? Не только лидеры роста, включая упомянутый вами автопром, показывают положительные цифры. Есть отрасли, которые пока не восстановились. В частности, металлургия. Основными драйверами в металлургии являются экспортные поставки и внутренний рынок в лице строительной индустрии. Эти рынки пока начали плавное восстановление. С учетом того, что металлургия является существенным игроком и обеспечивает вклад в ВВП страны, индикаторы в металлургии сильно влияют на общий рост промышленности, и обрабатываюшего сектора в частности. Пока мы не убедимся в том, что металлургия восстановилась, мы будем сохранять прежние прогнозы.

– На этой неделе металлурги будут отмечать свой профессиональный праздник. Какова ситуация в этой важной для российской экономике отрасли?

– Мы входим в пятерку мировых лидеров по производству черных металлов и занимаем второе место по производству алюминия. Металлургия за последние 10 лет существенно обновилась, компании модернизировали свои основные мощности. Кроме того, у нас неплохие перспективы по наращиванию объемов в части глубокой переработки. В первую очередь мы будем ставить акцент на поддержку тех предприятий, которые обеспечивают добавленную стоимость. Речь идет об алюминии. Будут наращиваться перерабатывающие мощности вокруг основных производств первичного металла у "Русал" – на территории Красноярского края, Республики Хакасия и в Волгоградской области. Они и призваны перерабатывать первичный алюминий и производить продукцию для отраслей-потребителей на территории нашей страны.

– Какие именно производства в этой отрасли можно развивать?

– Я приведу пример. Неподалеку от Екатеринбурга находится Каменск-Уральский завод, где налажено производство автокомпонентов. Это одно из самых современных предприятий по производству деталей из алюминия. Компания занимается производством сплавов и проката на основе первичного алюминия.

В рамках правительственной комиссии принималось решение по развитию новых полноценных производств. Это, например, алюминиевые диски. Сегодня основной объем дисков завозится на территорию нашей страны из Китая. Это привело к тому, что мы сейчас прорабатываем вопрос о введении лицензирования на ввоз литых алюминиевых дисков, поскольку они зачастую не соответствуют необходимому уровню безопасности.

Проводились исследования, которые показали, что качество не соответствует уровню безопасности за счет использования в дисках меньшего количества алюминия. Они просто "лопаются" в самый неподходящий момент, а это вопрос безопасности на дорогах. Мы заинтересованы в том, чтобы алюминиевые диски производились в России. Сейчас активно развиваются технологии 3D печати, и для этого необходимо производство целой номенклатуры порошков для принтеров. Мы будем развивать производство алюминиевых порошков вокруг основных алюминиевых гигантов. И таких примеров сопутствующих производств вокруг первичного металлургического продукта много, и мы намерены стимулировать их развитие.

– Практически сразу по окончании "Иннопрома" нас ждет авиасалон МАКС, крупнейшее в стране событие в авиационной отрасли. Кто из гостей посетит авиасалон в этом году? Что будут презентовать на салоне? Привезет ли, в частности, ОАК свой новый самолет МС-21?

– МС-21 на МАКСе не будет представлен ввиду того, что сейчас самолет проходит испытания и сертификационные полеты, и мы не хотим их останавливать. В ближайшее время на лайнер будут устанавливаться тензометрические датчики, этот процесс занимает от месяца до полутора месяцев. Если бы мы пригнали самолет на выставку, мы потеряли бы как минимум две с половиной недели. А мы не хотим терять темпа, которого сейчас достигли. Возможности представить самолет еще будут. Пусть на других, зарубежных салонах, но тем не менее.

Что касается участников выставки, то все основные мировые лидеры уже подтвердили свое участие. Более того – мы уже договорились с японскими коллегами, что мы на МАКСе продолжим диалог, начатый в марте, по налаживанию контактов между авиационными индустриями наших стран. Мы видим возможную синергию от объединения компетенций – и индустриальных, и научно-технических.

– На "Иннопроме" многие дискуссии были посвящены "умному производству" и цифровой экономике. Недавно на совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам при президенте рассмотрел программу развития цифровой экономики. Что эта программа будет значить для промышленности?

– Программа цифровой экономики, на мой взгляд, как раз и показала необходимость в современных компонентах. Поэтому Минпромторг принял в ней активное участие. Я делал доклад президенту Владимиру Путину по этой программе в рамках совета по модернизации. Без промышленного сегмента модель развития цифровой экономики, по нашему пониманию, и не сможет реализоваться полноценно.

Беседовали Глеб Брянский и Юния Полякова

Россия. Весь мир. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2269307 Денис Мантуров


Россия. Япония. УФО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238403 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия и Япония завершают работу над соглашением об избежании двойного налогообложения

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил с приветственным словом на Российско-японском промышленном форуме «Оптимизация торгово-промышленных связей» в рамках Международной промышленной выставки Иннопром-2017.

Максим Орешкин:

Уважаемый господин Сэко!

Уважаемые дамы и господа!

Рад видеть вас на выставке ИННОПРОМ в Екатеринбурге – одном из самых крупных промышленных центров России.

Хочу обратить ваше внимание, что в 2017 году было проведено исследование Российской академией наук, которое показало, что Екатеринбург входит в ТОП-4 городов России по уровню комфортности проживания. Одним из 25 критериев этого рейтинга был показатель «коммерческой привлекательности», и тут Екатеринбург занял третье место после Москвы и Санкт-Петербурга.

Именно поэтому я с особой радостью приветствую здесь представителей японского бизнеса и выражаю особую благодарность нашим японским коллегам за их партнёрство в организации нынешнего мероприятия. 170 японских компаний и 800 представителей японского бизнеса, которые сейчас находятся в Екатеринбурге – это лучшее доказательство успехов и активности японо-российского экономического сотрудничества. Удалось пройти по выставке, посмотреть стенды наших японских коллег. Приехали многие компании, со многими мы уже знакомы, нам удалось пообщаться. Поэтому, действительно, представительство японской стороны очень хорошее.

Надеюсь, что представители японского бизнеса смогут не только в эти дни насладиться красотами уральской столицы, но и положат начало длительным и серьезным контактам с российскими партнерами.

Если говорить о российской экономике, то она, как я уже неоднократно говорил, находится в «уникальной точке» - без структурных дисбалансов и перегревов. В перспективе ее ожидает длительный рост. Можно с уверенностью говорить, что после двух непростых лет началась фаза подъема, ярким доказательством этого является тот факт, что рост инвестиционной активности сейчас превышает рост темпов ВВП.

Экономические показатели российско-японского взаимодействия в 2017 году также находятся в положительной динамике - товарооборот за январь-апрель у нас увеличился больше чем на 6% по сравнению с уровнем прошлого года. Понятно, что потенциал здесь далеко не раскрыт, поэтому больше бизнес-контактов, больше взаимоотношений между российским и японским бизнесом – это то, что позволит наращивать товарооборот в дальнейшем.

За последний год было подписано около 100 коммерческих и межведомственных соглашений, которые не только модернизировали нормативно-правовую базу нашего взаимодействия, но и заложили долгосрочные основы инвестиционного сотрудничества. Завершается работа над соглашением об избежании двойного налогообложения. Этот документ, который обновит соглашение от 1985 года, станет одним из самых современных, отвечающих международным практикам, и позволит совместно работать на рынках компаниям из двух стран с гораздо большим удобством, без административных барьеров и проблем.

Наш бизнес подписал большое количество коммерческих соглашений в таких областях как энергетика, автомобилестроение, химическая промышленность, медицина, высокие технологии. Движение идёт по всем ключевым направлениям.

Сейчас многие документы являются декларациями и намерениях, но мы рассчитываем, что в сентябре на Дальневосточном экономическом форуме мы сделаем шаг вперед, и все больше соглашений о намерениях будут заканчиваться конкретными сделками. И мы увидим начало инвестиционного потока как из Японии в Россию, так и из России в Японию.

Одним из таких конкретных результатов стал договор о покупке 10% акций российской фармацевтической компании «Р-Фарм» японской компанией «Мицуи Корпорейшн», который был подписан в апреле этого года. Это соглашение подтверждает готовность крупного японского бизнеса к ведению дел в России и даже к участию в управлении российскими компаниями. Надеюсь, к концу этого года мы увидим больше примеров такого рода сделок.

Открытие японского рынка термически обработанного мяса для российских производителей также является свидетельством взаимного доверия между нашими странами. Действительно, здесь проделана огромная работа за последние кварталы. Сейчас российские производители уже могут поставлять свою продукцию на такой интересный и непростой с конкурентной точки зрения рынок как японский.

Отдельного внимания заслуживает проект по технологическому аудиту российских предприятий японскими специалистами. Интересно, что результатом аудита становятся не просто полезные рекомендации, но и договорённости о создании совместных производств, как, например, в случае с компанией «Исток-Аудио», специализирующейся на производстве слуховых аппаратов. В рамках программы «Подготовка кадров в смежных отраслях» сотрудники 6 российских предприятий – это Северсталь, Магнитогорский металлургический комбинат, НЛМК, НТМК, Мотопирс и Автоэлектроника - прошли стажировки в Японии. Тут хочу отдельно отметить высокий профессионализм специалистов японской ассоциации РОТОБО, которые качественно и в срок обеспечили проведение стажировки. Считаю, что подобный диалог между бизнес-ассоциациями позволит отдельным компаниям добиться максимальных результатов. Такую практику, мне кажется, нужно расширять.

Хочу сказать, что сегодняшний форум был также организован при участии бизнес-ассоциаций, и это во многом ключевая составляющая успеха этого мероприятия.

Желаю участникам плодотворной работы, результатом которой должны стать конкретные договоренности и проекты. Только так мы сможем поддерживать активную динамику развития российско-японского экономического взаимодействия.

Спасибо!

Россия. Япония. УФО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238403 Максим Орешкин


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238402 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы планируем внедрять новую модель финансирования строительства инфраструктуры за счет привлечения частных ресурсов

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл деловую программу форума ИННОПРОМ-2017 выступлением на круглом столе «Развитие транспортно-инфраструктурных проектов России: основные вызовы».

Максим Орешкин: Всем добрый день, рад быть в Екатеринбурге. Говорить о качественном и устойчивом развитии экономики без качественного улучшения инфраструктуры невозможно. Если мы говорим о росте на уровне 3-3,5% в год, который заложен в наш целевой сценарий, он должен быть обеспечен необходимой инфраструктурой, а сами инвестиции в инфраструктуру должны быть неотъемлемой частью этого роста.

По разным показателям Россия сейчас находится в различных рейтингах в пятом или шестом десятке. Имея такой уровень и способность развивать инфраструктуру, пока сложно показывать темпы подушевого роста выше, чем среднемировые. Поэтому резкий рост, активный рост расходов на инфраструктуру – это то, что является необходимым условием выхода на высокие темпы экономического роста. Потому что тот рост, который экономика показывает сейчас, он во многом в ближайшие годы может упереться в два серьезных инфраструктурных ограничения: ограничение на рынке труда и инфраструктуру. Преодолению этих двух ограничений посвящены соответствующие разделы комплексного плана действий правительства.

В настоящее время текущая модель финансирования инфраструктуры, особенно в состоянии сокращения финансирования инфраструктурных расходов в рамках федеральных и региональных бюджетов привела к тому, что ситуация может характеризоваться хроническим недофинансированием.

Де-факто выбранная стратегия бюджетной политики – сохранение традиционных подходов к финансированию инфраструктуры с сокращением объема расходов – ведет к формированию негативной спирали развития экономики. Ухудшается конкурентоспособность инфраструктуры, доступность для предприятий, а значит падает количество рентабельных инвестиционных проектов, возможных к реализации. Как результат: низкие темпы экономического развития и долгосрочная уязвимость бюджета. Это та самая негативная спираль, когда недофинансированность здесь ведет к сокращению инвестиций в других секторах экономики и в итоге сказывается на бюджете. Сразу скажу, что мои слова не означают, что нам нужно увеличивать дефицит бюджета – устойчивость государственных финансов – базовый принцип стабильности экономического развития. Здесь вопрос больше не количественный – это вопрос качества.

Доминирующим способом финансирования инфраструктурных проектов является финансирование по государственному заказу, причем государство также отвечает и за эксплуатацию построенных объектов инфраструктуры.

Какие проблемы это порождает?

Первое. Тренд на сокращение дефицита, связанного с ухудшением внешней ситуации, привел к тому, что государству пришлось во-первых, ужать объем инфраструктурных расходов, и как результат сконцентрироваться на реализации считанных инфраструктурных проектов. При этом общее качество инфраструктуры остается во многих местах неудовлетворительным. Весь этот механизм характеризуется очень большим количеством недостатков. У нас имеют место частые случаи значительного удорожания строительства и срывы сроков и все эти риски при текущей системе финансирования несет на себе государство. На этапе содержания объектов также существует проблема – это высокие расходы на обслуживание, которые также подъедают небольшой пирог бюджетных средств. Такой подход стимулирует региональных губернаторов увеличить рост бюджетного финансирования, но при этом мотивация - привлечь частное финансирование - отсутствует. Для того, чтобы все эти проблемы преодолеть мы как раз сейчас и занимаемся разработкой Плана Правительства по развитию инфраструктуры с использованием частных финансовых инвесторов. Об этой программе в своем выступлении на Санкт-Петербургском экономическом форуме говорил Президент, когда упомянул так называемую «инфраструктурную ипотеку». Программа будет представлена этой осенью.

В рамках Плана перед нами стоит задача создать механизм, обеспечивающий де-факто монетизацию будущих бюджетных эффектов от инфраструктурного строительства, а также экономию на издержках как при строительстве объектов, так и издержки при их эксплуатации.

Модель, которую мы планируем внедрять, построена следующим образом: мы отходим от финансирования строительства за счет бюджетных средств здесь и сейчас в сторону привлечения частных финансовых ресурсов. А обслуживание и погашение той задолженности, которая возникает, во многом осуществляется за счет бюджетных эффектов и с точки зрения бюджета вместо полного финансирования за 2 года – это будет растянутое во времени финансирование.

В чем государство может помочь в этом процессе? Первое – это выработать принцип отбора проектов и их оценки. Говорить мы должны о всех типах инфраструктуры, это не только транспорт, это и энергетика, и коммуникации, и жилищно-коммунальная сфера, и социальные проекты. Важно также создавать типовые решения, чтобы иметь возможность быстро нарастить количество реализуемых проектов. Второе – это создание единых подходов на законодательном уровне, объединение реализуемых проектов в рамках единой федеральной программы, которая будет выступать ориентиром для реализуемых проектов и защищать их от претензий тех или иных сторон. Главное, чтобы не было разных трактовок законодательства и очень важно обеспечить стабильность государственного регулирования в тех решениях, которые могут серьезно повлиять на экономику проекта. Говоря об известных случаях, например, это известная ситуация с механизмом ГЧП в Башкирии, важно сделать так, чтобы такие случаи исключить,чтобы не было неочевидной трактовки законодательства. Третье – это совершенствовать механизмы привлечения частного финансирования, сделав возможным создание так называемого «пула» инвесторов – федеральных, региональных властей, инфраструктурных и частных компаний, конечных потребителей услуг. Участие федерального Правительства может быть как в форме капитальных грантов, платежей «за доступность» и предоставления государственных гарантий для качественного снижения риска по привлекаемому частному ресурсу. Это будет также удешевлять стоимость финансирования.

Четвертое направление - это то, что накоплен ряд проблем в законодательном обеспечении инвестиций в инфраструктуру, и мы здесь будем разрабатывать специальную дорожную карту, которая будет направлена на снижение рисков участников процесса и снижение издержек. В целом важно говорить не только о количественных показателях, но и о качестве и повышении эффективности.

Грамотное планирование и взаимоувязка реализуемых проектов являются залогом максимального эффекта на экономический рост. Важно максимально использовать так называемый сетевой эффект.

По многим проектам до сих пор сетевые эффекты реализованы не полностью. Мы сегодня еще будем говорить о строительстве новых веток высокоскоростных железнодорожных магистралей. Однако, пока даже если смотреть на уже построенную ветку Москва – Санкт-Петербург, можно сказать что потенциал дороги построен не полностью.

Я недавно был в Великом Новгороде и, например, РЖД до сих пор не смог реализовать единый билет из Москвы до Великого Новгорода с пересадкой на станции Чудово. То есть дополнительная нагрузка на базовую магистраль не реализована и те регионы, которые находятся по пути следования поезда вовлечены не полностью.

Взаимосвязь регионов с крупными агломерациями нужно продумывать на стартовом этапе.

Расходы программы на содержание должны вести к тому, что себестоимость строительства будут вестись за счет привлечения частного капитала.

Такие примеры есть в разных странах. Например, Дания – здесь переход на активные принципы ГЧП в дорожном строительстве позволили снизить расходы на 10-20% содержания дорог в нашем случае эффект может быть больше.

Главное то, что программа должна обеспечить на предстоящие 5-10 лет – это сделать качественный рывок вперед с точки зрения инфраструктуры, которая будут позволять обеспечивать высокое качество жизни для населения, с одной стороны. С другой стороны, обеспечивать возможность реализации большего количества инвестиционных проектов и это все вместе будет способствовать более высоким темпам экономического роста.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238402 Максим Орешкин


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 июля 2017 > № 2240864 Евгений Куйвашев

Рабочая встреча с врио губернатора Свердловской области Евгением Куйвашевым.

Е.Куйвашев информировал Президента о социально-экономической ситуации в Свердловской области. Владимир Путин также передал временно исполняющему обязанности губернатора обращения жителей региона, поступившие главе государства в ходе «Прямой линии».

В.Путин: Евгений Владимирович, вопросы традиционные: социально-экономическая обстановка, здравоохранение, ЖКХ, аварийное жильё. Пожалуйста.

Е.Куйвашев: Уважаемый Владимир Владимирович! Во-первых, хочу поприветствовать Вас и поблагодарить за приезд, внимание к нашему региону и к нашей выставке ИННОПРОМ, которая традиционно проходит в июле.

Действительно, Свердловская область по итогам 2016 года остаётся в десятке регионов России – лидеров по основным социально-экономическим показателям, в том числе благодаря проведению этой выставки.

Что касается выполнения майских указов Президента, то они являются, безусловно, приоритетом в работе органов государственной власти. Сегодня все «дорожные карты» связаны с повышением заработной платы бюджетников и выполняются в полном объёме.

Капитальный ремонт жилья. Принята региональная программа. Сегодня одновременно в капитальном ремонте находятся более 2,5 тысячи домов, и работы будут выполнены в соответствии с требованиями контрактов, заключённых с ремонтными и управляющими компаниями.

Сегодня налаживается контроль за ходом работ, и я сам лично разбираюсь в каждом случае недобросовестного выполнения капитального ремонта. И, конечно же, принимаем соответствующие меры.

Что касается переселения из ветхого и аварийного жилья – в соответствии с Вашим Указом выполняем. Всё в соответствии с заданными параметрами: к 1 сентября должно быть переселено 15 тысяч семей. Мы эту задачу выполним.

Безусловно, будет несколько, в том числе и судебных, разбирательств, в частности, из-за невыполнения гарантийных обязательств по устройству домов. Но мы каждую ситуацию держим на контроле.

Сегодня мы продолжаем вводить более двух миллионов квадратных метров жилья в год, это достаточно серьёзные цифры. По итогам 2016 года мы ввели 2 миллиона 102 тысячи квадратных метров жилья – нового, современного и доступного.

Мы разработали ряд программ, которые будут стимулировать строительство жилья для работников бюджетной сферы, корпоративного жилья. И, конечно же, мы обязательно эти программы примем и реализуем.

Что касается развития экономики и промышленности в целом, то должен сказать, что рост индекса промышленного производства по итогам 2016 года у нас составил почти 5 процентов к 2015 году, за 5 лет мы привлекли инвестиций на 1 триллион 811 миллиардов рублей.

За 5 лет мы реализовали более 30 крупнейших инвестиционных проектов по модернизации и строительству. В работе находятся ещё 7 крупных проектов.

После каждой выставки ИННОПРОМ мы обязательно подводим итоги. Должен Вам сказать, что, начиная с 2015 года, когда мы провели совместную выставку с Китайской Народной Республикой, наш внешнеторговый оборот увеличился почти в три раза. А после того, как в 2016 году провели совместную выставку с Индией, товарооборот увеличился почти на 50 процентов.

Безусловно, экономика и наличие финансов являются основой для выполнения Ваших поручений, Ваших задач, в том числе и в социальной сфере. Мы этому уделяем самое серьёзное внимание, и сегодняшний ИННОПРОМ с нашими японскими партнёрами тоже обещал быть продуктивным на серьёзные проекты, которые принесут нашему региону и рабочие места, и деньги в бюджет.

В.Путин: Евгений Владимирович, Вы правильно сказали, что вовремя выплачивать зарплаты бюджетникам – это хорошо.

Вы сказали про капитальные ремонты. Мы с Вами говорили про развитие здравоохранения. На что бы хотел обратить внимание.

Вы уже, наверное, слышали, что Администрация сейчас проводит анализ вопросов, которые поступили от граждан в ходе телевизионной «Прямой линии». Немало вопросов и по Свердловской области, и по Екатеринбургу.

Я Вам это всё передам и хочу, чтобы Вы лично этим занимались. Некоторые заявители пишут такие вещи, которые, прямо скажем, не могут не вызывать удивление.

Вы сказали про своевременные выплаты заработной платы в бюджетной сфере, причём в соответствии с намеченными планами в указе от 2012 года. Но в целом люди фиксируют большое количество случаев невыплаты и задержек заработной платы.

Вот, скажем, одно из обращений. Нижнетагильский завод теплоизоляционных изделий, владелец якобы – надо, конечно, всё проверять, нельзя ручаться за достоверность подобных заявлений, тем не менее, если так было на самом деле, это звучит странно, – так вот, владелец заявил рабочим: «Пока Президент лично ко мне не обратится, ничего не получите». А заработную плату не выплачивают достаточно долго.

Во-первых, надо понять: если это так, то откуда такая «борзота», такое хамство по отношению к людям. Вы и сами на это посмотрите, но, думаю, что, может быть, этого будет недостаточно, я ещё попрошу не местную, а именно Генеральную прокуратуру разобраться. Может быть, этого и нет, я не знаю, но нужно понять, что там реально происходит.

Теперь по самому Екатеринбургу, по маршрутам движения гостей во время чемпионата мира по футболу. Якобы от людей требуют в обязательном порядке отремонтировать за свой счёт фасады домов. С этим точно надо разобраться, посмотреть, какова структура собственности, почему к этим людям предъявляются такие претензии, даже если они собственники. Надо посмотреть, насколько это законно. И с мэром поговорить. Кто у нас мэр?

Е.Куйвашев: Глава администрации – Александр Эдмундович Якоб.

В.Путин: Разберитесь, поговорите с ним.

Потом, город Ирбит, мотоциклетная столица. Вышли из строя очистные сооружения, это вообще серьёзный вопрос. Экологи бьют тревогу, но дело не в экологах, а в людях. Надо немедленно с этим разобраться, просто немедленно.

И по поводу медицины. Нерегулярное получение льготных лекарств, муниципальные единицы переводятся в платные учреждения. Так мы не договаривались никогда. Что это такое?

Может расти объём предоставляемых платных услуг, но они должны быть добровольными и не снижать объём предоставляемых бесплатных услуг. А в-третьих, муниципальные медицинские учреждения – это же муниципальная собственность. Это практически скрытая приватизация, если там открывают чисто платные клиники. Поэтому я Вас прошу на это обратить внимание.

Что касается нехватки специалистов – это общая проблема всей страны, нужно вместе с Минздравом напряжённо работать, и, надеюсь, результат будет. Но такая оценка, как здесь звучит, просто настораживает. Я Вам прочитаю: «Так плохо, как сейчас, не было никогда».

Мы привыкли к крупным цифрам, и действительно, если просмотреть в целом на развитие здравоохранения, оно у нас развивается хорошими темпами. Об этом говорят и многие объективные данные, в том числе рост продолжительности жизни, снижение материнской, детской смертности и много других положительных показателей.

За этими обобщёнными показателями нельзя забывать всё-таки конкретные проблемы, с которыми люди сталкиваются. На это, пожалуйста, обратите внимание, хорошо?

Е.Куйвашев: В каждом случае, которые Вы назвали, разберусь лично.

В.Путин: Я Вам это отдаю и жду от Вас отчёт.

Есть и приятная информация. В соответствии с Вашим обращением мы сегодня подписываем Указ о праздновании 300-летия основания города Нижний Тагил.

Е.Куйвашев: Спасибо большое.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 июля 2017 > № 2240864 Евгений Куйвашев


Россия. УФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 июня 2017 > № 2205095 Алексей Нефедов

Алексей Нефедов, банк «Югра»: «Малый и средний бизнес — локомотив для всей экономики»

Президент банка «Югра» рассказал о текущем состоянии дел и перспективах роста в сегменте финансирования МСБ

Алексей, что сейчас происходит в банке? В последние несколько месяцев новостей и публикаций в СМИ было достаточно. Были сообщения о повышенном интересе со стороны регулятора, новости о планах акционеров банка увеличить капитал на полмиллиарда долларов. Что из этих новостей соответствует действительности, и что на самом деле происходит в банке «Югра»?

Алексей Нефедов: Начну с самого главного: банк продолжает работать и выполнять свои функции, обслуживать клиентов. Не видим никаких препятствий для дальнейшей работы. Повышенный интерес регулятора есть в отношении любой кредитной организации: из-за экономической ситуации регулятор корректирует работу банков, в том числе давая направление по усилению возможных рисков. Это приводит к пересмотру рисков по определенным заемщикам и начислению резервов. Что касается увеличения капитала, акционеры в очередной раз пришли на помощь банку переводом всех субординированных обязательств, которые в свое время были предоставлены как временные средства для развития банка. Сейчас они полностью вошли в капитал как собственные средства банка «Югра» без необходимости их возвращать.Тем самым мы повысили устойчивость нашего капитала и сделали небольшой задел для возможных формирований резервов, в том числе и для возможности дальнейшего развития.

На какой срок рассчитан этот задел? Это часть стратегии банка?

Алексей Нефедов: Конечно. Мы думаем, что на ближайший год этой помощи нам должно хватить.

Ваша стратегия предусматривает увеличение активов на треть в ближайшие три года и диверсификацию клиентского портфеля, ориентированную на юридических лиц. Расскажите подробнее об этом.

Алексей Нефедов:Мы приняли подобную стратегию, чтобы банк планомерно развивался в том числе с точки зрения диверсификации направлений, роста сегмента малого и среднего бизнеса в портфеле, регионального кредитования. Основной упор будет сделан на обслуживание микропредприятий, в которых мы видим драйвер роста и возможности для того, что это направление будет развиваться.

Эксперты прогнозируют, что в этом году по сектору МСБ тренд будем сломлен и объем кредитования в этом сегменте, который несколько лет падал, наконец-то начнет расти. Произошел ли этот слом, и насколько оптимистичным стоит быть?

Алексей Нефедов: Действительно, тренд к улучшению ситуации, связанной с кредитованием МСБ, существует. Есть определенная заинтересованность, но мы должны понимать, что практически всегда риск по МСБ, в том числе по возвратности кредитов, очень высок. Этот сегмент довольно рискованный, но с учетом программ господдержки, программ по развитию, в том числе в регионах, где поддерживают МСБ, мы видим возможность перелома ситуации и увеличения кредитования сектора.

Кто станет локомотивом в этом переломе?

Алексей Нефедов: Скорее всего, это будет мелкое производство, торговля, сфера услуг, у которых есть запас для развития.

Если вы видите МСБ как источник роста, то другие банки очень осторожно относятся к кредитованию этого сегмента. Почему так происходит?

Алексей Нефедов: Мы не говорим о том, что нужно раздавать деньги направо и налево. Каждый клиент проходит определенные процедуры проверки перед выдачей кредита. Крайне тяжело кредитовать стартапы, но с точки зрения устойчивых клиентов, которые хорошо работают и берут деньги на то, чтобы диверсифицировать свой бизнес либо, наоборот, приумножить и масштабировать, можно рассчитывать на существующий фундамент и смотреть, будет ли этого достаточно для того, чтобы возмещать затраты по кредитам. На таких клиентов мы и рассчитываем. Именно масштабирование бизнеса станет тем самым драйвером роста.

На Петербургском экономическом форуме прозвучала интересная мысль о том, что сейчас малым и средним предприятиям нечего закладывать — они работают с идеями и технологиями, у них нет заводов, станков и другого имущества, и это является большим препятствием для получения кредитов. В этом вопросе вы видите какие-то подвижки в перспективе? Может быть, регулятору нужно ослабить требования?

Алексей Нефедов: Регулятор работает над общими правилами: нельзя ослабить требования одному и добавить другому. Это было бы неправильно, но этот механизм недостаточного обеспечения закрывается за счет в том числе гарантийных фондов поддержки МСБ в регионах. Если компания проходит по всем критериям, тогда эта гарантия покрывает половину необходимого обеспечения, а все остальное предприятия каким-то образом могут найти. Как я уже говорил, стартапы — это очень тяжелая сфера для кредитования. В этом случае лучше подходят частные инвесторы и портфельные инвестиции. Потом, по мере развития, можно произвести перекредитование по более выгодным условиям в классических банках.

Какова доля МСБ в вашем портфеле? Есть ли планы по ее изменению?

Алексей Нефедов: Сейчас порядка 30-40%. Мы рассчитываем, что диверсифицируем портфель и увеличим эту долю на 10-15%.

За счет чего произойдет увеличение? Что вы можете предложить?

Алексей Нефедов: Здесь вопрос именно в том, что мы можем предложить. Это планомерная работа с теми предприятиями, что обслуживаются в нашем банке, с новыми клиентами. Нужно предлагать качественный продукт, который позволит получить весь спектр услуг, недорого обслуживаться в банке и соизмерять стоимость этого продукта с возможным риском.

Что касается предложений «все в одном», которые очень понятны и популярны среди физлиц, насколько представители МСБ заинтересованы в появлении таких продуктов, и что вы можете им предложить?

Алексей Нефедов: Мы стараемся подходить к клиентам индивидуально. Есть критерии, по которым мы отбираем клиентов, и возможность кредитования, но в то же время человеческий фактор присутствует. Когда мы видим изюминку и доходность, сопоставляем риск с возможностью кредитования и оставляем за собой индивидуальный подход к клиенту, это пользуется популярностью.

Россия. УФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 июня 2017 > № 2205095 Алексей Нефедов


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 19 мая 2017 > № 2272415 Максим Андриасов

11 вопросов вице-президенту «ЕВРАЗа»

Вице-президент ЕВРАЗа, руководитель Дивизиона "Урал" Максим Андриасов рассказал информационному агентству URA.RU о том, что объединяет уральские предприятия компании, какие проекты и задачи сейчас на повестке дня.

— Максим Григорьевич, в конце 2015 года было объявлено о создании дивизионов «ЕВРАЗа» по территориальному принципу. Сейчас уже можно подвести какие-то первые итоги этой структурной реформы?

— Я пришел в «ЕВРАЗ» из другой отрасли, где существование дивизионов по территориальному принципу было делом обычным. В «ЕВРАЗе» до 2015 года тоже существовали дивизионы, но они были отраслевыми — «Сталь», «Руда», «Уголь». С учетом географической удаленности активов управлять предприятиями в разных регионах было сложно.

На Урале два предприятия оказались разделены по дивизионам, поэтому было достаточно проблематично найти синергетический эффект в том, например, что НТМК и Качканарский ГОК работают в единой производственной цепочке, на единый результат. 1+1 не получалось два, в лучшем случае — полтора.

— Образно говоря, у них KPI были разные…

— Да. Одним надо было продать руду подороже, другим купить ее подешевле. Было принято решение создать новые дивизионы так, чтобы вице-президент «ЕВРАЗа» на месте отвечал не только за производство, но и за развитие персонала, за сотрудничество с городами, где работаем. И я хочу сказать, что за это время межкомбинатовские связи между КГОКом и НТМК окрепли и улучшились. Я уверен, что синергия позволит нам добиться того, чтобы один плюс один стало даже не два, а два с половиной.

Это будет эффект от совместной экономики. Небольшой пример: мы на 25% сократили управленческий офис дивизиона, исключив все дублирующие функции. Сразу возникли сквозные идеи, как добиться поставленных задач не на отдельных площадках, а в целом в дивизионе, по всей производственной цепочке. Мы же понимаем, что с нынешними ценами на металл мы будем долго пребывать в ситуации, когда необходимо максимально эффективно использовать все ресурсы. Ведь цены на металл, на руду обвалились, при этом уголь подорожал. И мы видим, что по цифрам 2016 год еще хуже, чем 2015-й.

— Но подождите, ведь 2015 год был одним из самых сложных для свердловских предприятий «ЕВРАЗа», они впервые за 14 лет не получили прибыли, предприятия были вынуждены проводить внутреннюю оптимизацию по ряду направлений. И если такая ситуация по 2016 году, не может не возникнуть, вопрос — а не будет ли в 2017-м оптимизации числа сотрудников, сокращения затрат на оплату труда?

— Почему-то сегодня слово «оптимизация» носит резко негативный оттенок. Но оптимизация у нас шла всегда и всегда будет идти, это связано, в том числе, с усовершенствованием технологических и производственных процессов, где всегда есть поле для улучшения. Мы начали это в 2016 году, будем продолжать и в 2017-м.

В то же время у нас прирастают производственные мощности, мы планируем ввод седьмой печи, запуск шаропрокатного стана на НТМК. Возможно, кому-то из тех, кто сейчас работает в других подразделениях, предложим перейти на новые производства.

— Вы собираетесь развивать бизнес-систему «ЕВРАЗа» для снижения затрат. В этот проект вы хотите вовлечь абсолютно каждого сотрудника, чтобы вместе искать возможности для повышения эффективности предприятия. Но мы же понимаем, что большинству совсем не хочется вовлекаться и думать о том, как помочь руководству сэкономить, что цель простых рабочих — как можно быстрее закончить свою работу и уйти домой. Почему вы считаете, что новая система заработает, люди будут вовлечены в ее реализацию?

— Будет ошибкой считать, что большинство рабочих думает только о том, чтобы уйти домой поскорее. Как раз большинству сотрудников свое предприятие небезразлично, и никто лучше простого металлурга, который каждый день делает свою работу, не знает, где есть точки улучшения. Возможно, такой сотрудник и предлагал ранее, как сделать его работу эффективнее, экономичнее, но его никто не услышал. Поэтому наша задача сейчас — найти таких неравнодушных людей, выслушать их предложения, дать мотивы для реализации разумных идей.

Мы все на одном «корабле» плывем. Да, может быть на разных «палубах», в разных должностях — есть матросы и старшины, штурманы и старпомы. Но это один «корабль», он наш, общий, и все мы вместе думаем о том, как ему идти быстрее, безопаснее, комфортнее. Именно осознание того, что мы вместе, и есть вовлеченность.

— Расскажите немного о том, что планируете делать на Качканарском ГОКе?

— Это, разумеется, все шаги, которые ведут к поддержанию уровня добычи руды для НТМК. Для этого необходима разработка Собственно-Качканарского месторождения (СКМ), которое содержит около 7 млрд тонн руды с содержанием ванадия, чего хватит более чем на 150 лет стабильной работы предприятия. Это уникальное месторождение. Без СКМ нет руды — это мы везде и всегда громко заявляем. Пока что мы не можем назвать точные сроки реализации этого инвестиционного проекта. Но начнем, как только получим все необходимые экономические расчеты и экспертизы.

Другой важный проект Качканарского ГОКа — реконструкция цеха хвостового хозяйства, но это проект больше экологического плана.

— Вы знаете, что ходили слухи о том, что на КГОКе производство будет сокращаться и людей поэтому будут автобусами возить на НТМК, якобы за этим объединение дивизионов и нужно было…

— В первый раз слышу об этом. Это просто нелепо. Все равно, чтобы медиков, например, возить в физические лаборатории, потому что в последних что-то новое открыли. Нет, у каждого своя работа, своя специфика. Но я понимаю причину появления таких слухов. Мы в Качканаре — единственное предприятие. Другой работы в городе просто нет.

У нас есть ряд предложений о том, как закрепить в городе молодежь, чтобы она не уезжала. Мы считаем, что придание городу статуса территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) — это прекрасный способ создать новые рабочие места в городе, чтобы люди бы не завязаны только на КГОК.

— В какой сейчас стадии конфликт с профсоюзом ГОКа?

— Объединение двух площадок в единую цепочку показало, какие разные подходы у двух объединений работников. Профсоюз на НТМК — он больше за социальные проекты. Я могу сказать, что профсоюз этого предприятия далеко не всегда согласен с мнением и предложениями работодателя, но так и должно быть. Задача современного руководителя — уметь договариваться.

В Качканаре этого нет, там методы руководства профсоюзом устарели лет на десять, и деятельность профсоюзов, в основном, опирается на популизм. Кто-то где-то услышал, что будет объединение коллективов, что качканарцев сольют с нижнетагильским профсоюзом, и это — кошмар и война, всем стоять насмерть! Но что происходит на самом деле? Передача опыта, совместные спортивные мероприятия, хоккейные матчи. В коллективах позитив от общения с коллегами. Укрепляется понимание того, что мы — один дивизион, одна производственная цепочка.

Сегодня нам удается работать с коллективом. Не так давно, например, мы встречались с бригадирами в Качканаре. Очень интересные ребята, есть о чем с ними поговорить. В процессе общения выстроился понятный сторонам диалог, договорились регулярно проводить такие встречи. Конечно, подобная форма общения руководителей с рабочими добавляет ревности со стороны людей, которые привыкли к броским заявлениям, воззваниям к непримиримой борьбе и жизни в режиме противостояния.

— Давайте вернемся к планам на 2017 год, которые будут реализованы на НТМК.

— Наш самый яркий проект — это введение в эксплуатацию новой печи. Строительство доменной печи №7 является альтернативой остановке доменной печи №6 на капремонт и позволит сохранить объём производства чугуна на предприятии на уровне 5 млн тонн в год.

Вторая наша задача — введение шаропрокатного стана; начнем выпускать шары диаметром 60-120 мм особой, пятой группы твердости, которые сегодня выпускают только за рубежом. Они имеют высокую поверхностную и объемную твердость, равномерно сохраняют форму в период эксплуатации. Главным потребителем продукции будут горно-обогатительные комбинаты. Инвестиции «ЕВРАЗа» в проект составят около 1 млрд рублей.

Третий важный проект — расширение участка механической обработки колес колесобандажного цеха. И главная наша задача, всего дивизиона «Урал» — снизить себестоимость выпускаемой продукции.

— Мы слышали, что у вас есть проект, зашифрованный в аббревиатуру НЛЕ? В чем его суть?

— Это проект «Новые лидеры „ЕВРАЗа“», который компания реализует совместно с высшей школой бизнеса Сколково. Существует проект уже шестой год. Первыми выпускниками специально подготовленного для «ЕВРАЗа» курса были руководители холдинга. Постепенно «студентами» Сколково становились истинно новые лидеры компании — молодые менеджеры, производственники. Месяц назад стартовал очередной курс обучения. Из 77 участников проекта со всех предприятий компании, 18 наших — с Урала. Ребята готовят различные проекты под руководством вице-президентов компании. Во время обучения они, конечно же, обогатят свой запас знаний, получая их не только от профессуры Сколково, но и от руководителей «ЕВРАЗа». Важно и то, что они смогут узнать друг друга и поделиться опытом. Эти специалисты — наша перспектива, наш стратегический кадровый «золотой фонд» будущих руководителей предприятий и компании.

— Вы не местный, как вам живется в Тагиле?

— Знаете, даже не ожидал, что так сильно понравится жить на Урале. Я родился и вырос в Москве. Однако сейчас бываю там только раз в месяц и, когда возвращаюсь в Тагил, то на душе становится хорошо. Город красивый, люди отличные… И Качканар замечательный город. Я и раньше часто бывал на Урале, общался с партнёрами по бизнесу, в которых чувствовалась особая купеческая хватка, конечно же, обращал внимание на суровую красоту природы. Но все эти встречи с Уралом были эпизодическими. Чтобы понять и принять этот край, надо в нем жить. Мне здесь комфортно и жить, и работать. Возможно потому, что у меня характер уральский — прямой и открытый.

— Резюмируя наш разговор, скажите, как бы вы для себя ответили на непростой вопрос, что вам и вашим коллегам важно понимать про «ЕВРАЗ»?

— А что для человека важно? Быть уверенным в том, что у него есть работа за достойную зарплату, что будут здоровы и обеспечены его дети. «ЕВРАЗ» — это не кто-то в московском руководстве. Это когда каждый из нас на своем месте честно делает свое дело.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 19 мая 2017 > № 2272415 Максим Андриасов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter