Всего новостей: 2529575, выбрано 166 за 0.141 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист СКФО: Милашина Елена (52)Евкуров Юнус-Бек (44)Гордиенко Ирина (38)Кадыров Рамзан (34)Абдулатипов Рамазан (26)Темрезов Рашид (16)Владимиров Владимир (12)Коков Юрий (11)Каноков Арсен (10)Кузнецов Лев (10)Латынина Юлия (9)Битаров Вячеслав (9)Алленова Ольга (9)Байсултанов Одес (9)Маркедонов Сергей (8)Хлопонин Александр (8)Боброва Ольга (8)Медведев Дмитрий (8)Казенин Константин (8)Мамсуров Таймураз (7) далее...по алфавиту
Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 июня 2018 > № 2645205 Рамзан Кадыров

Рабочая встреча с Главой Чечни Рамзаном Кадыровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым.

На встрече обсуждались текущие вопросы развития Чечни, включая тему инвестиционной привлекательности.

Кроме того, Владимир Путин лично поздравил Рамзана Кадырова и в его лице всех мусульман России с праздником Ураза-байрам.

* * *

В.Путин: Рамзан Ахматович, поговорим о ситуации в республике: что сделано за предыдущее время, какие ближайшие планы.

Р.Кадыров: Владимир Владимирович, в республике уже совсем другая жизнь, чем когда мы в последний раз говорили. Люди по-другому смотрят на жизнь…

В.Путин: Это благодаря Вам и жителям республики.

Тот уровень, который достигнут, особенно по социальным показателям, не должен опускаться вниз при формировании бюджетов 2018-го и последующих годов. Наоборот, нужно делать всё для того, чтобы идти вверх.

Р.Кадыров: У нас решаются все социальные вопросы, выполнили майские указы и готовимся уже выполнять [базовые] индикаторы Правительства России. Наше правительство уже ведёт свои подсчёты, предварительно уже есть цифры по социальной сфере и по другим нормативам, по дорогам – тоже на мировом уровне, тоже свои цифры есть.

У нас республика спокойно развивается, есть определённые проблемы, которые существуют, и сегодня, если, как и всегда, Вы поддержите нас, думаю, что в ближайшем будущем Чечня станет беспроблемным регионом.

В конце концов, регион не такой, как сегодня говорят наши западные, мировые недруги: всё плохое происходит там, в Чеченской Республике. На самом деле самый безопасный регион – наша территория, и самая процветающая.

Сегодня приезжают десятки, сотни тысяч туристов. Каждый, кто приезжает – из Америки, Китая, Монголии, – они говорят, что нам по-другому рассказывают, и СМИ по-своему показывают. Совсем другая здесь жизнь – процветающая республика.

Спасибо Вам большое за это, Владимир Владимирович.

В.Путин: Это прежде всего заслуга жителей и руководства республики. Всё удаётся организовать так, как положено для достижения конкретного конечного результата.

Вы знаете, на что хотел бы обратить внимание, – тот уровень, который достигнут, особенно по социальным показателям, уровень заработной платы в социальной сфере, имею в виду майские указы ещё 2012 года, не должен опускаться вниз при формировании бюджетов 2018-го и последующих годов. Наоборот, нужно делать всё для того, чтобы идти вверх.

Знаю, что в нескольких регионах России, к сожалению, в связи с формированием бюджетов на этот и следующие годы уже есть снижение показателей. Этого нельзя допустить. Прошу Вас обратить на это особое внимание.

У вас можно обеспечить безопасность вложений, хороший уровень доходности, чтобы вкладывать в Чеченскую Республику было выгодно и надёжно. Это очень важно для создания благоприятного инвестиционного климата.

Р.Кадыров: Обязательно.

Мы этим занимаемся, в первую очередь именно инвестиционной политикой. У нас, тоже благодаря Вам, она хорошая, потому что с последней Вашей встречи с арабским миром – Абу-Даби [ОАЭ], Саудовская Аравия, и после того, как Российский фонд [прямых инвестиций] совместно с Саудовской Аравией и Эмиратами начал работать, – у нас есть хорошее направление развития.

Эмираты у нас открыли пятизвёздочный отель, создали совместный фонд для развития малого и среднего бизнеса, строят международный университет. В Саудовской Аравии то же самое – обещают вкладывать средства в развитие сельского хозяйства. По этим направлениям мы тоже развиваемся. Уверен, мы сохраним заданный темп и будем дальше преумножать.

В.Путин: Это очень важно.

Знаю, у вас можно это сделать, обеспечить безопасность этих вложений, хороший уровень доходности, с тем чтобы вкладывать в Чеченскую Республику было выгодно и надёжно. Это очень важно для создания благоприятного инвестиционного климата. Тогда не только инвесторы из арабских стран, но и из других стран тоже пойдут на Северный Кавказ, и в Чечню в частности.

Сегодня Ураза-байрам, и я всех мусульман России уже поздравил с этим праздником. Хочу поздравить и Вас, и жителей Чечни, вообще Северный Кавказ, где проживают преимущественно мусульмане. Конечно, не только Северный Кавказ, – я поздравляю всех мусульман, и Вас в том числе.

Р.Кадыров: Спасибо большое.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 июня 2018 > № 2645205 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Агропром > zol.ru, 9 июня 2018 > № 2638113 Николай Великдань

Каковы причины раннего старта уборки хлебов на Ставрополье?

Считанные дни остаются в крае до массовой уборки хлебов – важнейшей сельскохозяйственной кампании года, от результатов которой во многом зависит благополучие Ставрополья, его продовольственная безопасность.

Не случайно власти края ежегодно придают особое значение подготовке к страде. Нынче она имеет ряд своих особенностей, подчеркивает первый заместитель председателя правительства СК Николай Великдань.

– Николай Тимофеевич, жатва в этом сезоне стартует заметно раньше, чем в прошлом году. С чем это в основном связано?

– Погода-матушка во все времена подсказывала крестьянину, что и когда делать. Да, совершенно верно: погодно-климатические условия позволяют нынче на две недели раньше приступить к уборке зерновых. Первым, как всегда, у нас пойдет ячмень – с 12-13 июня, затем озимая пшеница – с 20 июня. В самом начале формирование урожая проходило благоприятно, несмотря на засушливые условия осени прошлого года, озимые культуры ушли в зиму в удовлетворительном состоянии. Вышли из зимовки в хорошем состоянии благодаря повышенному температурному режиму. Вместе с тем отсутствие осадков на востоке края в апреле-мае внесло свои коррективы.

В целом состояние озимых культур по краю удовлетворительное. Особенно радует оно по западной части края – Изобильненскому и Новоалександровскому городским округам, Кочубеевскому и Шпаковскому районам, где наблюдается хорошая влагообеспеченность: под озимой пшеницей – от 110 до 120 миллиметров, под пропашными культурами – от 111 до 165.

А вот на востоке региона совершенно противоположная картина, которая нас несколько тревожит. Так, в Левокумском районе, Нефтекумском городском округе, а также частично в Благодарненском, Буденновском городских округах и Степновском районе отмечается почвенная засуха. По мнению специалистов, велика вероятность захвата зерна озимых пшеницы и ячменя. Возможны потери и яровых культур – гороха, ячменя и подсолнечника. По прогнозам, 70 тысяч гектаров из 82 тысяч.

В целом из 2 миллионов гектаров посевов в плохом состоянии 20 процентов, или одна пятая, а это четыреста тысяч гектаров. В критическом – десять процентов посевов. Из 980 тысяч гектаров посеянных весной яровых почти треть в плохом состоянии.

По данным метеослужб, осадки в ближайшие дни маловероятны. Одно радует: синоптики нам обещают не очень высокую экстремальную температуру воздуха в дни страды. Это ослабит губительный суховей на востоке и позволит использовать накопленные, пусть и скромные, запасы влаги для налива зерна. Кроме того в сложившихся условиях необходимо обеспечить тесное взаимодействие страховых компаний и сельхозпроизводителей, уделив особое внимание малым формам хозяйствования, которые также несут серьезные убытки.

Всего в этом году предстоит убрать 2,1 млн га, что на уровне минувшего года. В структуре уборочной площади нынче увеличен клин под озимой пшеницей на 25 тысяч гектаров. Значительно увеличились площади под зернобобовыми культурами, в частности под горохом более чем на 20 тысяч гектаров. Больше прошлогоднего посеяно яровых зерновых культур (без кукурузы) на 44 тысячи гектаров. В то же время несколько скромнее стали посевы озимого ячменя.

– А каковы прогнозы по урожайности и в целом валового сбора зерновых культур, повторим ли мы рекорд прошлого года, когда было собрано более 10,2 миллиона тонн?

– Сложно сказать что-либо в сегодняшней ситуации. По расчетам специалистов ФГБНУ «Северо-Кавказский федеральный научный аграрный центр», урожайность озимой пшеницы прогнозируется на уровне 38 центнеров на круг, или на десять процентов ниже прошлого года. В восточных районах снижение может достигнуть 30 – 50 процентов. В центральных – 20 – 30. В целом недобор урожая к минувшему году составит 20 – 30 процентов.

Засуха, конечно же, не лучшим образом скажется на посевах сельскохозяйственных культур и, как следствие, на величине будущего урожая. Тем не менее, как всегда, будем надеяться на лучшее. По натуре ведь крестьянин оптимист...

– Как всегда, хлеб дается ставропольским аграриям нелегко. Испытание за испытанием: то засуха наступает на восточные поля, то саранча атакует, то еще какая ЧС...

– Подчеркну, ежегодно руководство нашего края принимает самые оперативные и эффективные меры по борьбе с саранчовыми вредителями. Напомню, на борьбу с саранчовыми вредителями в этом году из краевого бюджета предусмотрено выделение 28 миллионов рублей, закупленные инсектициды выданы сельхозпроизводителям в соответствии с поданными заявками. В Ставропольском крае эти незваные крылатые гости представляют постоянную угрозу посевам сельскохозяйственных культур. В результате интенсивного распространения мароккской саранчи в Арзгирском, Левокумском, Нефтекумском районах был введен режим чрезвычайной ситуации, там наблюдается массовое повреждение озимой пшеницы и кормовых культур. Учитывая эти обстоятельства, власти края усиливают борьбу с саранчой: решением губернатора из резервного фонда на эти цели выделено еще 22 миллиона рублей.

Ситуация находится под контролем и постоянно мониторится. На днях руководство министерства сельского хозяйства побывало в восточных районах края. Главная цель поездки – контроль принимаемых мер по уничтожению опасного вредителя. Ведь именно здесь, в Арзгирском, Левокумском районах и Нефтекумском городском округе, зафиксирована опасная концентрация насекомых. По завершении объезда сельхозпредприятий министр сельского хозяйства СК Владимир Ситников провел в Нефтекумске оперативное расширенное совещание, в котором приняли участие и представители регионального аграрного ведомства Дагестана, а также руководители сельхозуправлений и представители Россельхозцентра из восьми тревожных районов Ставрополья. Мы пристально следим за ситуацией в соседних Калмыкии и Дагестане, откуда также возможно нашествие вредителя и где в ряде районов еще раньше, чем у нас, введен режим ЧС. Только консолидированными усилиями нескольких регионов мы можем справиться с этой бедой, которая повторяется практически ежегодно.

На сегодняшний день на Ставрополье обследовано более полумиллиона гектаров на выявление личинок мароккской саранчи. Кроме трех территорий, где введен режим ЧС, она обнаружена также в Апанасенковском, Курском, Левокумском, Туркменском районах, Благодарненском, Буденновском, Ипатовском и Петровском городских округах. Площадь поражения вредителем превысила 222 тысячи гектаров. Это почти половина от обследованного. Средняя численность – 28 вредных экземпляров на каждом квадратном метре, что в 14 раз превышает экономический порог вредоносности. Максимальная концентрация, 450 насекомых на квадратный метр, зафиксирована на небольшом участке в Туркменском районе.

Защитные мероприятия от саранчи проведены в десяти районах края более чем на 142 тысячах гектаров. Для уничтожения вредителя задействовано 118 единиц наземной техники и 12 авиабортов. Специалисты ставропольского филиала Россельхозцентра в непрерывном режиме следят за распространением вредителя и ходом борьбы с ним.

– Николай Тимофеевич, ну и еще об одном злейшем враге созревающего урожая – граде, который, словно по чьей-то команде, выпадает именно в канун жатвы или в первые ее дни. Что предпринимается властями края, чтобы минимизировать потери аграриев от таких неприятных сюрпризов небесной канцелярии?

– В градовом окружении в этом году оказалось несколько территорий. Так, в Кочубеевском районе повреждено более 3 тысяч гектаров, полностью выбито градом 200 гектаров. Чуть меньше в Александровском районе, где пострадали посевы ячменя, подсолнечника, пшеницы и кукурузы. В Изобильненском городском округе повреждено 600 гектаров подсолнечника. В целом ущерб от стихии, по предварительной оценке, составил около 200 миллионов рублей.

В рамках исполнения требования губернатора по усилению мер защиты от града министерство сельского хозяйства края тесно взаимодействует с ФГБУ «Ставропольская военизированная служба по активному воздействию на метеорологические и другие геофизические процессы». Площадь защищаемой территории – 839 тысяч гектаров, действует почти полсотни пунктов воздействия. Противоградовые мероприятия, осуществляемые в рамках заключаемых госконтрактов, направлены именно на защиту краевых сельхозугодий. В частности, эффективность действий ФГБУ «Ставропольская ВС» в 2015 году достигла 90 процентов, в 2016 году – 91, в прошлом – 100 процентов.

Для эффективной защиты всего края необходимо еще 27 дополнительных пунктов для полного покрытия территории Ставрополья: три в Кочубеевском районе, четыре в Предгорном, не менее 20 в Шпаковском районе и Минераловодском городском округе. Для разрешения ситуации были направлены соответствующие обращения в профильные федеральные ведомства. Сейчас налажен диалог с федеральным правительством, в частности, по вопросу создания единого оперативного управления противоградовыми процессами в СКФО и ЮФО.

Напомню, в нынешнем году на проведение противоградовых мероприятий в бюджете Ставропольского края предусмотрено 75 миллионов рублей, с ФГБУ «Ставропольская ВС» заключен контракт о проведении с 20 апреля по 15 июля активных воздействий на градовые процессы. Как раз на период, когда будут идти жатва хлебов и последующие полевые работы.

– В течение какого времени планируется провести жатву?

– Мы думаем справиться с ней в течение двух недель. Самое главное – сроки. В целом по краю на уборку должно выйти более шести с половиной тысяч зерноуборочных комбайнов. Чтобы снизить нагрузку на один агрегат, как это и положено, со 196 до 160 гектаров уборочной площади, планируется привлечь более полутора тысяч единиц техники из других регионов страны. Основная задача – в оптимальные агротехнические сроки, не более чем за 14 дней, собрать полученный урожай. Для этого у нас есть все: и работящие люди, и «умная» техника, и другой обслуживающий жатву транспорт.

– Николай Тимофеевич, из года в год жатва становится все более дорогим для крестьянина удовольствием, учитывая растущие цены на бензин, солярку, средства химзащиты и другую сопутствующую продукцию. Какова ситуация в этом году?

– К сожалению, нынешний год не станет исключением. Затраты на жатву возрастут прежде всего из-за почти 20-процентного удорожания дизтоплива с января этого года. Чтобы не разориться, аграриям поневоле придется все эти затраты заложить в себестоимость выращенной продукции и в конечном итоге поднять цены на зерно. Другого выхода нет. В качестве поддержки краевых аграриев губернатор Владимир Владимиров поручил подготовить обращение в Правительство Российской Федерации, в котором предлагается вернуть сельхозпроизводителям часть затрат на ГСМ из средств бюджета.

В придачу удобрения по сравнению с прошлым годом подорожали в среднем на 8 процентов, а фосфорные – на 10-18. Благо, средства защиты растений остались на прежнем ценовом уровне. Хотя наши сельхозпроизводители в последние годы, замечу, очень активно работают на снижение издержек производства, экономя, что называется, на каждой мелочи, заранее запасаясь горючим, приобретая впрок многое другое, необходимое для посевной и страды.

Учитывая ситуацию, сегодня прибыль нужно искать в эффективном производстве, в повышении производительности труда, в использовании достижений аграрной науки. Нам нужно работать в сторону удешевления производства, его модернизации.

– А как в свете этого обновляется машинно-тракторный парк регионального агропрома?

– Конечно, не столь стремительно, как того хотелось бы, но тем не менее дело движется вперед. В прошлом году аграрии приобрели более 2,3 тысячи единиц техники, в том числе 409 зерноуборочных комбайнов, свыше 1,8 тысячи посевных, почвообрабатывающих и других сельскохозяйственных агрегатов. С начала года ставропольские крестьяне смогли купить почти полтысячи единиц различной техники, в том числе 63 зерноуборочных комбайна. Замечу, что по темпам обновления агропарка, приобретению их и тракторов наш край вошел в пятерку ведущих регионов страны. Государственную поддержку в качестве субсидий из бюджета получают и предприятия регионального сельхозмашиностроения.

В целом господдержка агропромышленного комплекса Ставрополья в минувшем году выросла на 20 процентов, составив 7,3 миллиарда рублей. В нынешнем сохранены практически все меры государственного содействия аграриям, которые были прежде. В их числе возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам, поддержка племенного животноводства, повышение продуктивности в молочном скотоводстве, противоградовые меры, химзащита растений и другое.

В ближайшие дни все внимание будет приковано, конечно же, к уборке зерновых. Это апофеоз крестьянского труда, итог многомесячной битвы за хлеб. А в нынешний сложный сезон иначе и не скажешь. Пользуясь случаем, хочу пожелать всем ставропольским аграриям благоприятной погоды, благодатной почвы, высоких урожаев и достойной прибыли. Спасибо за ваш колоссальный труд на благо родного края и всех его жителей...

Россия. СКФО > Агропром > zol.ru, 9 июня 2018 > № 2638113 Николай Великдань


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 июня 2018 > № 2636322 Вячеслав Битаров

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Северная Осетия – Алания Вячеславом Битаровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Когда я был у вас в гостях, мы значительное время посвятили обсуждению вопроса, каким образом увеличить количество рабочих мест в республике, потому что это очень важная задача. Что удалось сделать с тех пор?

В.Битаров: На сегодняшний день удаётся сохранить стабильность на рынке труда. Уровень безработицы на 1 января 2018 года составил 2,6%, снизившись по сравнению с показателем соответствующего периода прошлого года на 0,2 процентного пункта.

Чтобы обеспечить наших граждан рабочими местами, надо открывать новые предприятия, создавать рабочие места. Поэтому мы 2018 год объявили годом привлечения инвестиций в республику. Перед этим полтора года разрабатывали стратегию социально-экономического развития республики. Эту работу мы провели совместно с Леонтьевским центром Санкт-Петербурга. Мы определили до 2030 года стратегию, по которой будем развиваться. Согласно этой стратегии, чтобы работа не была просто на бумаге, мы составляем программы развития республики, где все вопросы учитываются, в частности создание новых предприятий.

В республику заходят известные бренды. Недавно был открыт объект Metro Cash & Carry. Это крупный объект, где более 200 человек нашли рабочие места. Сейчас в республику заходит торговая сеть «Леруа Мерлен». Также создаётся более 200 рабочих мест. Заканчивается строительство Зарамагской ГЭС-1. Это будет крупнейшая в Европе электростанция, которая долгие годы строилась, с 1980-х годов. 1 января ожидается запуск с выходом на полную мощность электростанции, где также будут трудоустроены более 500 человек.

Это касается и сельского хозяйства. На сегодняшний день у нас около 2 тыс. га садов – фруктовых садов, косточковых.

Д.Медведев: Сады увеличиваются? Площадь посадок плодовых деревьев становится больше?

У нас целая программа на эту тему реализуется в стране. У вас очень благоприятный регион. Как известно, в предгорьях самые лучшие сады.

В.Битаров: За полтора года у нас высажено более 1 тыс. га садов. На сегодняшний день всего около 2 тыс. га. И эта работа продолжается. Почвенно-климатические условия позволяют развивать садоводство в республике, и эта отрасль активно развивается.

Д.Медведев: Хранилища строите?

В.Битаров: Да, конечно. Это также федеральная программа. Министерство сельского хозяйства очень помогает в этом деле. Строятся овощехранилища и фруктохранилища. Сейчас идёт строительство фруктохранилища на 25 тыс. тонн. К концу года стройка завершается, и как раз к сбору урожая эти хранилища будут полностью загружены. Там люди также находят рабочие места. Тем более это сельские населённые пункты, где особенно остро стоит вопрос трудоустройства.

Д.Медведев: Очень важно эту работу продолжить, имея в виду и реализацию стратегии, о которой Вы сказали, и создание новых предприятий, рабочих мест, где могли бы трудиться жители республики. Примеры, которые Вы привели, свидетельствуют о том, что эта задача решается, но впереди очень много работы.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 июня 2018 > № 2636322 Вячеслав Битаров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 5 июня 2018 > № 2633495 Константин Казенин

Евкуров как Толстой. Чем опасно отлучение главы Ингушетии от исламской общины

Константин Казенин

Сегодня у главы Ингушетии нет такого способа управления регионом, который бы игнорировал неформальные родовые и религиозные сообщества. А значит, нет ничего удивительного в том, что в отношениях с каким-то из таких сообществ диалог сменяется конфликтом. До тех пор, пока сложившаяся в республике система управления обеспечивает общую стабильность, вряд ли у Кремля будут серьезные претензии к своему назначенцу из-за отдельных эксцессов этой системы типа демарша муфтия с отлучением

На прошлой неделе даже для СМИ, давно утративших интерес к региональной политике, настоящей сенсацией стало сообщение о том, что муфтий Республики Ингушетия заявил об отлучении главы региона Юнус-Бека Евкурова от республиканской общины мусульман.

Во времена, когда любая региональная фронда становится в России все более экзотическим явлением, столичные журналисты смогли сравнить новость о Евкурове только с анафемой Льву Толстому. Впрочем, одно сходство здесь и впрямь существует: правомочность отлучения с точки зрения религиозного права не для всех выглядела бесспорной.

Ингушское отлучение

Муфтий Ингушетии Иса Хамхоев возглавляет республиканский Духовный центр мусульман (муфтият), который контролирует около 80% пятничных мечетей республики (то есть мечетей, где в пятницу днем верующие собираются на обязательную в это время общую молитву). Но правовой статус таких центров (в отличие от общины отдельной мечети и ее предстоятеля – имама) в исламе не урегулирован.

Региональные духовные управления и центры первоначально возникали скорее по инициативе государства, чем по прямому требованию религиозных законов (их прообраз в России – «магометанское управление», созданное Екатериной II). Поэтому независимо от авторитета конкретных глав духовных управлений и центров среди мусульман всегда есть те, кто сомневается, насколько эти главы вправе выносить решения, обязательные для верующих всего региона. Тем более это относится к таким значимым шагам, как отлучение главы региона он мусульманской общины. Насколько можно судить, ощутимых последствий для Евкурова как мусульманина это заявление муфтията не имело.

Сама по себе практика такого отлучения от общины у ингушей имеется, хотя специалисты по исламскому праву спорят о том, в какой мере она основана на религиозных установлениях, а в какой – на народных обычаях. Наши полевые исследования как в самой Ингушетии, так и в селах с ингушским населением в Северной Осетии зафиксировали случаи, когда местного жителя, уличенного в каких-то неблаговидных поступках (например, не выполнившего обязательства перед партнером по бизнесу и не возместившего ущерб после того, как это потребовал сделать имам местной мечети), объявляли вне общины.

На практике это означало, что жителям села запрещалось посещать его семейные ритуалы, от свадеб до похорон. В рамках традиционного сельского уклада отлучение наносило весьма значительный репутационный ущерб. После того как отлученный признавал свою вину, решение обычно отменялось.

Во всех известных нам случаях такие решения выносили именно на уровне сельской общины, а не на уровне муфтията. Впрочем, и на сельском уровне такое происходит, видимо, редко: сельские жители даже на прямой вопрос, известны ли им подобные эпизоды, обычно с трудом приводят один-два реальных примера.

Однако если говорить не о деталях религиозной жизни, а о политике, то вызов, брошенный муфтием главе региона, вовсе не был неожиданным. Хотя Евкуров в течение всех десяти лет у власти всегда позиционировал себя как верующий мусульманин, его конфликт с Духовным центром мусульман (так или иначе наиболее влиятельной исламской структурой региона) длится уже несколько лет. У этого конфликта есть минимум три причины: экономика, политика и Кадыров.

От Мекки до Грозного

Экономическая причина самая ожидаемая и простая. В январе 2016 года глава Ингушетии создал в составе своей администрации управление по вопросам религии, которому, помимо прочего, поручил координировать организацию паломничества местных мусульман в Саудовскую Аравию (хадж). Многие комментаторы утверждали, что в результате у муфтията стало меньше возможностей влиять на этот весьма капиталоемкий процесс (по квотам из Ингушетии в Мекку и Медину ежегодно отправляется более тысячи человек).

Также между республиканскими чиновниками и Духовным центром возникали разногласия из-за строительства на пожертвования мечети в столице республики Магасе. Подобные трения между властью и муфтиятом дело обычное, по крайней мере в северокавказских регионах, где духовные управления так или иначе давно стали заметными экономическими игроками.

А вот за пределами таких экономических вопросов политика Евкурова, из-за которой у него уже много лет нет взаимопонимания с руководством муфтията, для главы Северокавказского региона довольно нетипична. Как и сама ситуация в исламе Ингушетии довольно нетипична для Северного Кавказа.

Вернее, одно важное сходство между Ингушетией и соседними Чечней и Дагестаном все же существует: во главе муфтиятов во всех трех республиках стоят сторонники суфизма, религиозно-мистического направления, утвердившегося в этих краях в XIX веке. Суфийский ислам основан на моральном и духовном авторитете религиозного наставника – шейха, ныне здравствующего или покойного, ученики которого образуют братства, нередко хорошо организованные.

Во всех частях Северного Кавказа, где доминирует суфизм, у него есть и оппозиция – мусульмане, которые считают суфийские практики не основанными на Коране и авторитете пророка Мухаммеда. Оппозиция эта весьма разнообразна. В постсоветские десятилетия самыми заметными противниками суфизма были радикальные, в том числе вооруженные группы. Но немало тех, кто отрицает суфизм, есть и среди проповедников, и религиозных активистов, действующих в легальном поле. В Ингушетии такие проповедники контролируют несколько весьма посещаемых мечетей.

С самого начала своего правления Евкуров подчеркивал, что готов вести диалог с мусульманами всех направлений, если только они не нарушают закон. В одном из интервью в первый год работы на посту главы региона он даже сказал, что в пятничные дни стремится посещать мечети разных направлений.

При этом с несуфийскими лидерами отношения у него тоже складывались совсем не безоблачно. У некоторых из них основной темой проповедей на протяжении многих лет была коррупция среди республиканских чиновников. Когда вокруг немуфтиятских мечетей возникала напряженность, – а дело несколько раз подходило вплотную к силовым столкновениям между адептами разных исламских течений, – актив этих мечетей возлагал ответственность за происходящее именно на республиканскую власть.

Но и в такие моменты Евкуров продолжал держать дистанцию от муфтията и не покушался на имеющийся в местном исламе полицентризм. Что, разумеется, вызывало недовольство муфтия и близких ему имамов, видевших, что в соседних регионах у их коллег положение гораздо более твердое. Ведь в Чечне Духовное управление находится под плотной опекой регионального руководства, которое всецело поддерживает суфийский ислам, а в Дагестане эта структура хоть и более автономна от республиканской власти, но на исламском поле не имеет реальных конкурентов, по крайней мере в последние лет пять.

Роль Чечни в конфликте Евкурова с муфтиятом не сводится к простой роли образца «правильных» отношений власти с суфийским исламом. Кадыров ранее высказывался в поддержку муфтия Ингушетии. Это подтверждает, что отношения официального Грозного и руководства Ингушетии до сих пор напряженные.

В первые годы Евкурова во главе региона между ним и Кадыровым регулярно случались публичные перепалки, поводом для которых могла быть неурегулированная административная граница между республиками или действия чеченских силовиков в Ингушетии. Сейчас в публичном пространстве такого давно нет, но то, что Кадыров поддержал ингушского муфтия, показывает, что в этом конфликте руководство Чечни так или иначе присутствует.

На фоне того, как Кадыров укрепляет свое влияние среди российских мусульман, ситуация в Ингушетии выглядит явным диссонансом. Во-первых, там поддержка со стороны официального Грозного определенной группы мусульман пока не является гарантией ее безусловного превосходства в регионе. А во-вторых, что взаимодействие власти и религиозных деятелей до сих пор строится в Ингушетии совсем не по образцу Чечни.

Судьба кавказской демократии

Здесь возникает ключевой вопрос, выходящий за рамки конфликта с отлучением: почему в Ингушетии дела обстоят не так, как в Чечне и в большинстве других российских регионов? Почему там остаются силы, неподконтрольные главе региона и даже способные бросить ему вызов?

Исторические обстоятельства сложились так, что в советский период в Ингушетии лучше, чем в других северокавказских регионах, сохранилась родовая организация населения. На территории нынешней Ингушетии не было крупных городов, способных снизить роль этих традиционных институтов, а ингуши, жившие во Владикавказе и Грозном, составляли в последние советские десятилетия не более четверти этого народа.

В постсоветское время Ингушетия прошла через очень трудный период, проведя более десяти лет между двух огней: воюющей Чечней и зоной конфликта в Пригородном районе Северной Осетии. Но внутри ингушского общества конфликтов, подобных чеченским, не было. Не было заметных сил, претендовавших на то, чтобы изменить существующий уклад.

В результате в Ингушетии наблюдается очень необычная для Северного Кавказа ситуация, когда, например, старшие представители крупных родов не ограничиваются ритуальным председательством на свадьбах и иных протокольных мероприятиях, а регулярно выкладывают в сеть свои видеообращения по ситуации в республике.

По ходу постсоветской реисламизации наряду с родовыми сообществами в Ингушетии стали укрепляться и сообщества религиозные – суфийские братства и содружества учеников несуфийских имамов. Вопреки расхожему представлению они образовывались безотносительно родовой структуры.

Но такая необычная социальная ткань – это только половина истории. А вторая половина состоит в том, что у главы Ингушетии, кто бы ни занимал сегодня эту должность и какую бы поддержку Кремля он ни имел, нет других вариантов управления регионом, кроме как прямой диалог с этими родовыми и религиозными сообществами, учет их интересов и опора на их влияние. Методом исключения можно убедиться, что другие варианты в нынешних реалиях Ингушетии не проходят.

Во-первых, у главы Ингушетии нет собственной, выращенной управленческой элиты, которая могла бы взять на себя роль опричников, способных контролировать регион без оглядки на фамильные авторитеты. Опыт соседей показывает, что для подготовки дееспособного слоя таких управленцев, для обеспечения их полной лояльности нужны немалые ресурсы. А еще для успешного функционирования новой элиты необходимы силовики, лояльные лично главе региона. Ничего такого в распоряжении глав Ингушетии в постсоветское время никогда не было.

Во-вторых, у главы Ингушетии нет возможности контролировать регион через сеть удельных князей городского или районного масштаба, а также через местных авторитетных предпринимателей. Так на протяжении более 20 лет управлялся Дагестан, где влиятельные главы муниципалитетов и олигархи местного уровня имели собственные силовые ресурсы, с помощью которых не только конкурировали друг с другом, но и обеспечивали республиканской власти управляемость своих территорий.

В Дагестане эта система выросла благодаря тому, что регион длительное время слабо контролировался федеральными силовиками, был своего рода тихой гаванью для местных неформальных армий. Ингушетия тихой гаванью никогда не была, соответственно не было и возможности управлять ею через неофициальных смотрящих за территориями.

Наконец, глава Ингушетии не может рассчитывать только на федеральные силовые структуры как на приводной ремень своей власти. По плотности присутствия этих структур Ингушетия долгие годы опережала почти все российские регионы. У местного населения неизбежно возникали вопросы к действиям отдельных силовиков в ходе самых разнообразных конфликтов.

Сильным катализатором напряженности, особенно в 2000-е годы, было исчезновение людей, множество которых оставалось нерасследованным. Чтобы сохранить авторитет среди местного населения, главе Ингушетии приходилось становиться посредником в таких ситуациях, а не играть на одной из сторон. Евкуров с самого прихода к власти в 2008 году в целом вписывался в эту роль.

Все вместе это означает, что у главы Ингушетии сегодня нет такого способа управления, который бы игнорировал неформальные родовые и религиозные сообщества. А значит, нет ничего удивительного в том, что в отношениях с каким-то из таких сообществ диалог сменяется конфликтом. Тем более что такой конфликт, при отсутствии внешнего вмешательства, может быть решен опять-таки только диалогом.

Для будущего главы Ингушетии такие сюжеты не несут угрозы (в отличие, например, от неблагоприятной экономической ситуации в республике). До тех пор, пока сложившаяся в республике система управления обеспечивает общую стабильность, вряд ли у Кремля будут серьезные претензии к своему назначенцу из-за отдельных эксцессов этой системы типа демарша муфтия с отлучением.

Ситуация может измениться, если официальный Грозный получит более четкий мандат на участие в управлении на всем Северном Кавказе. Или если опыт Дагестана, куда прислали руководителя, не связанного с Северным Кавказом, будет признан успешным. Ни то ни другое, однако, не выглядит как перспектива ближайшего времени.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 5 июня 2018 > № 2633495 Константин Казенин


Россия. СКФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 мая 2018 > № 2649169 Абдурашид Магомедов

«В полицейских рядах не должно быть равнодушных…»

Дагестан расположен на стыке Европы и Азии и является самой южной частью России. Образован в 1921 году, однако его название известно с XVII века и с тюркского переводится как «горная страна».

Это большая и многонациональная республика на Северном Кавказе, имеющая прямой выход к международным морским путям. Граничит с пятью государствами - Азербайджаном, Грузией, Казахстаном, Туркменистаном и Ираном. Общая протяжённость территории с юга на север составляет около 400 км, с запада на восток - 200 км. Население представлено тридцатью народностями: это 14 коренных и 16 этнических групп. Все они говорят более чем на ста языках и наречиях, но прекрасно понимают друг друга. Языком межнационального общения является русский. В Дагестане 10 городов, 41 район и более 700 муниципальных образований.

Наш корреспондент встретился с министром внутренних дел по Республике Дагестан генерал-лейтенантом полиции Абдурашидом МАГОМЕДОВЫМ. Ведомство он возглавляет почти восемь лет.

- Абдурашид Магомедович, в органах внутренних дел вы служите уже 32 года - это движение по «накатанной» или что-то большее?

- Это осознанный выбор. И я о нём ни разу не пожалел. По окончании с отличием юридического факультета мог бы работать в прокуратуре. Но беспокойная и нелёгкая служба в милиции всегда привлекала больше. О другой работе никогда не мечтал. Разве что в детстве хотелось в космос слетать.

- Был ли в юности пример для подражания? Кто помог сделать профессиональный выбор?

- Тех, кто повлиял на решение, было двое. К сожалению, их уже нет рядом. Это отец Магомед Магомедович, он строил в горах Дагестана мосты. И его брат - Рамазан Магомедович, человек энциклопедических знаний, интеллектуал и интеллигент, начинавший свою трудовую деятельность в правоохранительных органах Узбекистана.

Это они, самые близкие люди, учили жить по канонам горской чести, воспитывали во мне мужское достоинство и понимание того, что порученное дело надо доводить до логического конца. Учили не пасовать перед трудностями и выполнять свой долг во что бы то ни стало, не предавать друзей и не изменять себе и своим принципам. Объясняли, что только благородный и сильный духом человек способен понять, помочь и простить. Говорили, что следует ценить коллег, которые в трудную минуту непременно подставят плечо. И я в этом многократно убеждался. А ещё любить и беречь близких. Ведь семья - самый надёжный тыл…

Мне всегда нравилась живая работа: сложные криминальные загадки, запутанные дела, бессонные ночи и сам процесс обретения себя и профессии. Кроме того, с первых дней службы познакомился с настоящими парнями, на которых можно положиться и было чему у них поучиться.

Служба в МВД - это жизнь, которая, как дорога, со множеством рытвин и ухабов. Трудности случались всегда. И когда назначили начальником следственного отделения в ГОВД Хасавюрта, а затем руководителем того же горотдела милиции. И когда постигал наисложнейшую специфику работы информационного центра, возглавлял следственное управление МВД республики. И, конечно же, когда взял на себя ответственность за всё силовое министерство. Но ни разу я не усомнился в правильности выбора дела жизни.

Сложно, но интересно. Достигнутый результат оправдывал приложенные усилия и старания. Нет, мысли о смене профессии не приходили даже во сне.

- Что-то запомнилось особо?

Всего, конечно, не упомнить. Практически с первых дней поручали самые запутанные и сложные дела. К примеру, о банде разбойников из Кизляра. Только вооружённых разбоев на их счету набралось 13. Подобных расследований не счесть. Но рядом всегда были коллеги-профессионалы. И очень многое получалось.

- Вас оскорбляет критика в адрес коллег и подчинённых?

- Честно говоря, мне не нравятся нелицеприятные ярлыки, которые порой бездоказательно вешают на сотрудников МВД по Республике Дагестан. Почти столетняя история ведомства - длиннющая цепь примеров отваги и мужества республиканской милиции и полиции. Поверьте, здесь служат сильные и благородные люди. Естественно, не обходится и без случайных личностей. Но они - исключение из общего правила.

Сотрудники органов внутренних дел многократно доказывали свою состоятельность и профессионализм. Они, рядовые и офицеры, постоянно находятся на линии огня. Достаточно вспомнить непростые 90-е и год вторжения международных террористов. Тем знойным летом 1999 года 47 милиционеров Дагестана пали смертью храбрых в борьбе с бандитами разных мастей. Сотни сотрудников получили тяжёлые ранения. Но никто не сбежал, не написал рапорт об отставке.

- А что вас волнует больше всего в жизни республики?

- Особо беспокоит то, что некоторые молодые люди и сегодня оказываются «на крючке» у ловцов человеческих душ. Именно поэтому я довольно часто встречаюсь со студентами и старшеклассниками. Беседуя с ними, предостерегаю от ловушек, которые расставляют вербовщики «незрелых воинов ислама». Лично общаюсь с так называемыми лесными. Надеюсь, что благодаря моим усилиям кто-то медленно, но верно возвращается к нормальной жизни.

Я регулярно встречаюсь с представителями центральных и республиканских СМИ. Считаю их союзниками как в процессе создания положительного имиджа полицейского, так и в деле выявления нерадивых сотрудников. Старюсь почаще взаимодействовать с членами Общественного совета, созданного при МВД несколько лет назад.

- Как, по вашему мнению, можно достичь высот в профессии полицейского?

- Человек, пришедший в органы внутренних дел с чистыми помыслами, желанием занять достойное место в этой системе и быть нужным людям, обязательно станет профессионалом. Но при условии неустанного труда и ежедневной работы над собой. Сегодня возможностей у молодёжи во много раз больше, чем у тех, кто пришёл в милицию 20-30 лет назад.

Не последнюю роль в становлении сотрудника правоохранительных органов играет командир, который научит, поможет, войдёт в положение, возможно, и пожалеет. Руководитель может и должен стать наставником, старшим товарищем и личным примером. Его взаимоотношения с подчинённым - процесс обоюдный и непрерывный. Я до сих пор тепло вспоминаю своих наставников и старших коллег... А молодым сотрудникам следует доверять и видеть в каждом из них личность.

Уверен, в наших рядах не должно быть равнодушных. Наиважнейшим качеством полицейского, независимо от должности и звания, является уважительное отношение к людям и способность прийти на помощь в любое время суток. Мы должны делать всё, чтобы обеспечить безопасность наших граждан.

Материал подготовила Анжела МАРТИРОСОВА,

Визитная карточка

Абдурашид Магомедов родился 22 апреля 1958 года в селении Кукни Лакского района Дагестанской АССР. В 1981 году окончил Самаркандский государственный университет. Службу в органах внутренних дел начал в мае 1986-го следователем ОВД Ленинского райисполкома г. Махачкалы.

Впоследствии занимал различные руководящие должности, в том числе возглавлял отдел внутренних дел г. Хасавюрта, Информационный центр при МВД Республики Дагестан, был заместителем министра республиканского МВД.

С 11 августа 2010 года - министр внутренних дел по Республике Дагестан.

В июне 2014 года Указом Президента Российской Федерации присвоено звание генерал-лейтенанта полиции.

Является ветераном боевых действий.

Наша справка

В октябре 2011 года в Махачкале сотрудники органов внутренних дел заблокировали нескольких участников незаконного вооружённого формирования. На требование сдаться злоумышленники открыли огонь по силовикам. Абдурашид Магомедов лично вступил в переговоры с бандитами и убедил их сложить оружие. Возможных человеческих жертв как со стороны правоохранителей, так и гражданского населения удалось избежать.

В годы Великой Отечественной войны более 60 дагестанцев удостоены звания Героя Советского Союза. Место подвигам есть и в современной истории. 16 сотрудников МВД по Республике Дагестан стали Героями России, трое из них удостоены высокого звания посмертно.

Россия. СКФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 мая 2018 > № 2649169 Абдурашид Магомедов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 апреля 2018 > № 2577938 Юнус-Бек Евкуров

Встреча с главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с главой Республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

В.Путин: Юнус-Бек Баматгиреевич, мы поговорим по обычной повестке, по социально-экономическому положению республики. Знаю, что у Вас есть вопросы и определённые просьбы, связанные с финансированием.

Но одна из важнейших задач на протяжении предыдущих многих лет заключалась в создании новых рабочих мест с учётом демографической составляющей, с учётом состояния рынка труда.

Давайте с этого начнём. Как там обстоят дела?

: Уважаемый Владимир Владимирович, по итогам 2017 года у нас есть позитивные изменения, в том числе, как Вы сказали, по снижению [безработицы].

Да, результаты небольшие, но всё равно по тем прогнозам, которые у нас есть, они дальше будут лучше, потому что вновь построенные экономически важные объекты уже становятся на крыло и начинают давать результаты.

Поэтому, конечно, нужно время для того, чтобы они втянулись уже в цикл работы. Мы по валовому региональному продукту выросли на 1,7 процента. По индексу промышленного производства мы находимся где-то на седьмом месте по России и на втором месте в СКФО.

В.Путин: По темпам роста?

Ю-Б.Евкуров: Да, по темпам роста. Хорошие результаты по агропромышленному комплексу.

Но особо хочу сказать, конечно, мы исторически довольно серьёзно отставали по социалке, и мы сегодня благодаря Вашей помощи, помощи Правительства Российской Федерации и особенно социального блока на 27 процентов снизили двухсменку, полностью ликвидировали трёхсменку [в школах].

Хотя есть определённая угроза. Мы с Ольгой Юрьевной Голодец обсуждали эту тему – есть угроза для десяти школ, но это вопрос уже решаемый, там тоже программа заложена.

Мы благодаря помощи федерального центра и особенно Вероники Игоревны Скворцовой с одноуровневой за четыре года подняли до трёхуровневой [систему оказания медицинской помощи] населению, на сегодня решили проблему в целом по детской смертности – снизили на 50 процентов.

Перинатальный центр, который построен, – уже за полтора года это 1,5 тысячи новорождённых детей. С 15,4 до 7 процентов снизилась смертность. Да, она ещё высока в целом, но у нас два года ещё есть, чтобы выйти на уровень уже российский. Мы выйдем на этот уровень.

Буквально недавно Вы обсуждали с Правительством вопросы выплат, в том числе матерям за первого ребёнка. Хорошая, позитивная тоже здесь есть динамика. Из 210 обратившихся 75 процентов получили эти деньги, остальные отсеяны по разным причинам, в том числе и за несоответствие требованиям законодательства.

Вы на Правительстве обсуждали тему по газомоторному топливу – весь общественный транспорт республики уже полтора года работает на газомоторном топливе.

В.Путин: Это очень хорошо.

Ю-Б.Евкуров: Мы специально заказали именно на Нижегородском заводе переоборудование на газомоторное топливо. С помощью «Роснефти» мы в этом году начинаем строительство ещё трёх новых газовых автозаправочных станций. Здесь тоже хорошая динамика.

По сектору экономики хотел бы представить альбом. За короткое время, буквально за шесть лет, мы построили более 490 объектов. Если брать школы и садики, мы строим по новому облику, после Госсовета, который Вы провели.

Если брать по сектору экономики. Мы с Львом Владимировичем Кузнецовым открыли завод по переработке, по алюминиевым профилям и открыли завод по сухим смесям. Это же более 250 рабочих мест только на двух этих предприятиях.

По агропромышленному комплексу у нас один из лучших ОРЦ [оптово-распределительных центров] в стране – 32 тысячи тонн хранения уже сегодня, к концу 2019 года – 60 тысяч тонн хранения, это «Сад-гигант Ингушетия» и тепличный комплекс. Поэтому, конечно, реальный сектор экономики мы поднимаем.

Туристическая отрасль. Мы первые запустили горнолыжную трассу – после уже исторических в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. У нас горный бассейн – единственный в стране в среднегорье бассейн, послесоветского образца, в Кисловодске, 25-метровый, с трамплином, бассейн крытый.

Работаем на всех направлениях. Вы как-то мне задавали вопрос по собственным доходам [республики]: многие школы и садики построены в том числе и за счёт собственных доходов, но у нас большие деньги, доходы идут на содержание этих объектов. Я показывал, что только на содержание объектов здравоохранения уходит почти полтора миллиарда рублей.

В.Путин: Но вам есть что содержать.

Ю-Б.Евкуров: Да, есть что содержать.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 апреля 2018 > № 2577938 Юнус-Бек Евкуров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 апреля 2018 > № 2554202 Владимир Владимиров

Рабочая встреча с губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировым.

В.Владимиров информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Знаю, что Вы готовы поговорить по некоторым аспектам, связанным с реализацией Послания Федеральному Собранию, а потом предлагаю по социально-экономическому положению в крае.

В.Владимиров: Владимир Владимирович, 1 марта Вы в своём Послании Федеральному Собранию поставили много задач, связанных с социально-экономическим развитием нашей страны. Мы в рамках реализации этого Послания, загодя начиная работу, уже сегодня подготовлены к реализации проекта «Детская медицина», подготовили проект нашего больничного корпуса краевой больницы и входим в программу Минздрава.

Второе направление – я считаю, что мы очень неплохо в этом отношении поработали, – это вовлечение людей, как Вы сказали, в программу обустройства собственной территории. Есть «Городская среда», которая Вами была инициирована, мы участвуем, нам в 2017 году было выделено 609 миллионов, в этом году – 694 миллиона. У нас больше 200 дворовых территорий, сделали 21 городскую площадку.

Но Вы нам поручали максимально вовлечь людей в реализацию этих программ. Могу доложить, что, по итогам прошедших выборов, у нас только в крупных городах с населением больше 20 тысяч человек на 17 марта 471 тысяча людей, а всего в этих городах 1 миллион 100 тысяч избирателей, приняли участие в определении объектов, которые они хотели бы реконструировать или отремонтировать. Есть и новые, кстати, проекты. Мы сегодня обеспечены полностью финансированием, около 1 миллиарда рублей, 971 миллион, отправим на реализацию этих программ. Думаю, это будет хорошим подспорьем.

У нас есть ещё собственная программа, программа местных инициатив, мы её финансируем на 200, в этом году 300 миллионов рублей и дальше продолжим. Она чуть-чуть отличается, потому что здесь основой программы является глава поселения. То есть люди к нему приходят с проблемой, например площадка спортивная или дом культуры, дорога, всё что угодно, парк, сквер, и он уже перед нами её инициирует. Мы выделяем деньги на конкурсной основе, исходя из объёмов софинансирования людей, софинансирования бизнеса и нашего финансирования мы определяем победителя. За прошедший год сделали 119 объектов таких, а в этом году мы хотим подойти к цифре 198 и выделим уже 300 миллионов рублей.

Владимир Владимирович, в рамках реализации программы, если согласуете, и Послания: Вы нам дали поручение по развитию медицины в части борьбы с онкологическими заболеваниями, мы подготовили проект нашего краевого онкоцентра на 22 тысячи квадратных метров. Хотелось бы, чтобы наш край стал пилотным регионом по реализации именно онконаправления. Потому что у нас старый корпус, и сегодня 43 процента людей, которые лечатся в Ставрополье, не являются жителями Ставрополья, а практически со всех близлежащих территорий к нам приходят.

И программа, Вы знаете, прямо дыхание открылось, я имею в виду работников культуры. У нас прошёл праздник работников культуры, и дворцы искусств, как я их назвал, где можно заниматься хореографией, музейные выставки проводить, большие залы для представлений, – также я подготовил обращение в Ваш адрес, чтобы Ставрополье стало пилотным регионом в реализации ещё и этих программ.

В.Путин: Только Вы не покушайтесь на действующие, чтобы действующие [дома культуры] не закрывать.

В.Владимиров: Ни один, Владимир Владимирович, [не закрыли].

Вы в прошлом году приняли решение о финансировании сельских домов культуры. Нам дали 156 миллионов рублей. Построили два новых и 19 домов культуры отремонтировали. Это беспрецедентно.

Казалось, 156 миллионов, наверное, небольшие деньги в рамках страны, может, и Ставропольского края. Но максимум, что мы могли себе позволить в 2016 году, – 31 миллион, и ещё с памятниками 36, 77 миллионов всего отправляли. А так как 156 миллионов вы нам выделили, наше софинансирование – 9 миллионов, и потом пришлось 100 миллионов ещё сверху положить, чтобы войти один раз с ремонтом и выйти уже с отремонтированным зданием и с прилегающей территорией.

В этом году 300 миллионов мы отправляем на дома культуры. Ни один не закрываем, только ремонтируем. Знаете, дом культуры на селе – это всё-таки центр притяжения.

В.Путин: Хорошо. Давайте посмотрим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 апреля 2018 > № 2554202 Владимир Владимиров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 марта 2018 > № 2526606 Владимир Васильев

Рабочая встреча с врио главы Дагестана Владимиром Васильевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан Владимиром Васильевым.

В.Путин: Владимир Абдуалиевич, мы с Вами практически уже начали обсуждать ситуацию в республике, встретились с жителями двух районов. Было очень интересно послушать живое представление о том, каковы дела и в тех сёлах, где они живут, и в республике в целом.

У Вас уже сложилось видение того, что нужно делать в самое ближайшее время для развития Дагестана. На чём, имея в виду эти знания, полученные в ходе работы – непродолжительной, но всё-таки уже конкретной работы, – на чём, Вы считаете, нужно сосредоточиться в самое ближайшее время?

В.Васильев: Владимир Владимирович, Вы сегодня в разговоре с людьми – я очень внимательно смотрел за реакцией – сказали следующее: что мы должны выстроить такие отношения, чтобы люди, где бы они ни жили, чувствовали себя защищёнными, а не на обочине. Поэтому, я так понимаю, это и наша сейчас задача.

Поэтому мы, во-первых, решаем те социальные вопросы, которые есть, выполняем указы и те обязательства, которые есть. Это первое. Но при этом – и Вы тоже сегодня коснулись этой темы – мы видим, что республика (кстати, об этом говорили выступающие, помнят, когда Дагестан был донором, люди хотят гордиться этим) может немало делать и сама.

Мы сейчас начали первые встречи, причём Вы видели, какие у нас замечательные люди. Один говорит: «Сажать не надо, вы давайте с ним поговорите». То есть люди, что называется, лишнего не берут. Вот мы так сейчас и ведём работу по целому направлению.

Мы говорили про газозаправочные станции, рынки, у нас есть проблемы [с ними]. Сейчас, в ближайшее время, встречусь со строителями, есть вопросы: строят много, а налогов не видим. Я уже шутил, джинны, наверное, строят, потому что на стройке до 10 человек, а должна быть сотня как минимум, такой фонд заработной платы. Мы же за это потом платим, за то, что у нас не заработали.

Так что мы этим сейчас системно начали заниматься. Приятно, что люди это видят, оценивают, ждут, что мы и дальше пойдём. Спасибо Вам большое за поддержку. Так что мы будем сейчас включать, кроме тех ресурсов, которые нам федеральный центр выделяет. Спасибо огромное.

Ваша сегодняшняя встреча для меня тоже важна. Вы коснулись вопросов и образования, школ. Вот сегодня Вы услышали, что одна сгорела, другая – в ветхом состоянии, надо делать, в горах надо делать. Так что в этом направлении будем работать.

У нас, кстати, большое спасибо, по Вашему поручению практически все основные министры уже побывали. Они приедут сейчас ещё по второму разу. Вы сегодня говорили об образовании, что оно определяет судьбу и семьи, и страны. Это правильно. У нас уже была встреча, приезжала [Министр образования и науки] Ольга Васильева, дважды приезжал к нам [её заместитель] Сергей Кравцов. Сейчас у нас работает группа – чтобы не бумажка была, а диплом, который ценится, диплом выпускника дагестанской средней школы.

Мы сейчас серьёзно занимаемся, двигаемся дальше по части ЕГЭ, чтобы с самого начала вступающие в жизнь дети Дагестана имели преимущество. А не так, знаете, как было, к сожалению: папа, мама, деньги – проскачу. Вот это надо останавливать, конечно.

Поэтому, начиная с образования, пойдём, параллельно решая вопросы, руководствуясь ощущениями людей. Сегодня, например, хороший был разговор, помог нам.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 марта 2018 > № 2526606 Владимир Васильев


Франция. Египет. Китай. ЦФО. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > mirnov.ru, 28 февраля 2018 > № 2515620 Петр Чекмарев

ДОРОГАЯ МОЯ КАРТОШКА

Счетная палата РФ проверила расходование бюджетных средств на мероприятия по импортозамещению плодоовощной продукции.

За три года только по картофелю мы просели ниже уровня продовольственной безопасности страны.

В 2015 году самообеспеченность России картофелем составляла 105%, в 2016-м - 97%, сейчас - 90%. Это на несколько пунктов ниже уровня, определенного Декларацией продовольственной безопасности страны (95%).

Прогноз высшего органа госаудита на ближайшие годы тоже нерадостный:

«Объемы производства картофеля могут быть сокращены».

Тем временем «второй хлеб» дорожает: килограмм клубней стоит в среднем 24 рубля.

В сетевых столичных магазинах в коробах лежит нынешняя картошка. «Глаза б на нее не глядели! - негодует старушка. - Клубни или мелкие, или огромные - явно кормовые, для скота. А сваришь - мякоть водянистая, с дурным запашком».

Хозяйки удивляются: «Россия покупает картошку? С нашими-то бескрайними полями? Да мы сами можем кормить ею весь мир!» Увы, за последнее десятилетие ввоз клубней увеличился в два раза.

В России 80% картофеля выращивается на огородах. Но вот данные сельскохозяйственной переписи 2016 года.

За последние десять лет картофельное поле России скукожилось в 1,7 раза. Да и то сказать, за минувшие десять лет число домохозяйств в деревнях упало с 20 миллионов до 18. Тридцать тысяч сел исчезли с карты Родины, другие обезлюдели.

Старикам не под силу обихаживать огороды: надо землю вспахать, посадить под лопату клубни. Потом полоть всходы, окапывать тяпкой кусты растений, обрабатывать их ядами от колорадского жука. И молодым-то в тягость такой немилосердный труд. Посадят картофель для себя, и все.

Минсельхоз прогнозирует: в нынешнем году личные хозяйства селян сократят поставку клубней в закрома государства еще на три миллиона тонн.

Руководитель департамента растениеводства Министерства сельского хозяйства РФ Петр Чекмарев решил смягчить заключение Счетной палаты:

«Картофеля в стране достаточно, но тем не менее хотелось бы, чтобы сельхозпроизводители не снижали площади под картофель. Если снизим, придется картофель завозить, так как почувствуется его дефицит».

Министр экономики Франции Брюно Ле Мэр похвалился, что Россия сняла часть ограничений на импорт санкционных продуктов, в частности на картофель. Значит, Франция прибавится к числу старых поставщиков дефицитного продукта - Египту, Китаю, Пакистану, Бангладеш, Израилю, Азербайджану, Белоруссии. И тут время вспомнить русскую поговорку: «За морем и телушка - полушка, да рубль перевоз».

Специалисты Института конъюнктуры аграрного рынка предвещают, что запасы картофеля в прошлый неурожайный год закончатся раньше, чем в позапрошлом - урожайном. Так что стремительного роста цен на картофель не избежать.

Картофель завезут, тут сомнений нет, дефицита не будет. Однако проблемы этого рынка продовольствия останутся.

Семенной материал ныне чаще везут из заграницы, и он влетает аграриям в копеечку. Сельское хозяйство державы находится в зависимости от иностранного селекционного материала. Доля сортов отечественной селекции - 43%.

Техника тоже в основном зарубежная, дорогостоящая. Сегодня в стране только два завода выпускают аналоги машин для очистки и мойки овощей и ленточных погрузчиков для заполнения овощехранилищ картофелем, луком и морковью.

Трудно вырастить урожай, еще труднее продать. Эксперты утверждают: только 63% клубней крестьянско-фермерским хозяйствам (КФХ) и владельцам огородов удается реализовать. А хранить негде. Плодоовощные базы советских времен обустроены по устаревшим технологиям. Новые - редкость. Результат плачевный: до трети «второго хлеба» сгнивает, не доходит до прилавков магазинов.

На строительство оптово-распределительных центров (ОРЦ) для сбыта даров полей в бюджете было предусмотрено больше миллиарда рублей. «Сеть ОРЦ в 48 регионах России с необходимой инженерной и транспортной инфраструктурой до сих пор не создана», - критикует Минсельхоз Счетная палата. Из 60 ОРЦ введены лишь два - в Московской области и Кабардино-Балкарии.

Юрий Махрин

Франция. Египет. Китай. ЦФО. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > mirnov.ru, 28 февраля 2018 > № 2515620 Петр Чекмарев


Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм. Агропром. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 февраля 2018 > № 2511566 Рамзан Кадыров

Встреча Дмитрия Медведева с главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым.

На встрече обсуждались вопросы развития в регионе сферы туристических услуг, а также агропромышленного комплекса, в частности, планы по созданию в республике новых тепличных хозяйств.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Рамзан Ахматович, мы сегодня работаем в Чеченской Республике. Помимо заседания комиссии, которое уже прошло, мы там обсуждали важные вопросы, хочу поделиться впечатлениями. Мы с Вами посетили тепличный комплекс, новый, построенный по самым современным стандартам, который уже продаёт продукцию, причём, как мне рассказали, на несколько месяцев вперёд. То есть продукция пользуется спросом. Я знаю, что это лишь первый этап создания таких тепличных хозяйств в республике. Как мы с Вами отмечали, подобные тепличные хозяйства очень выгодно создавать именно на юге, включая Чеченскую Республику. Надеюсь, эта программа будет продолжена.

Ещё одна тема, о которой мы сегодня говорили, – развитие туристических услуг, развитие индустрии отдыха. Во многих республиках Северного Кавказа такая индустрия стала развиваться, появляются горнолыжные курорты. И у вас такой курорт появился. К сожалению, сегодня не очень хорошая погода, надеюсь, в следующий раз мы сможем посмотреть, как это выглядит, своими глазами. Какие есть планы по развитию курорта «Ведучи»?

Р.Кадыров: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Действительно, мы открыли благодаря Вашей поддержке горнолыжный курорт. Это первый этап, как мы с Вами раньше говорили. Мы уже работаем со всеми отраслями, чтобы начать второй этап. Это более серьёзный проект. Участвует республика, и банк, и Правительство Российской Федерации, «Курорты Северного Кавказа». Я хотел бы, чтобы Вы поддержали нас в этом, как Вы обычно это делали. Я думаю, что в ближайшем будущем мы ещё больше расширим этот проект. Я проверил: на нашем горнолыжном курорте за один день было около 600 человек отдыхающих, катались на лыжах. Из них 30–40% были приезжие, не наши граждане.

Это для нас, для послевоенной республики, первый курорт.

Д.Медведев: Это большое событие на самом деле.

Р.Кадыров: Если бы мы дали возможность дальше развиваться этому проекту и сделали второй этап, было бы очень хорошо. Нужна Ваша поддержка, как обычно, нам в этом.

Что касается тепличного хозяйства. Один комплекс мы посмотрели, и ещё рядом – на 20 гектаров. И дальше развиваем. Получили кредит от Россельхозбанка. Благодаря поддержке Правительства мы начинали развивать тепличное хозяйство. А сейчас они уже сами получают кредиты, сами развиваются. Это рабочие места плюс наши помидоры, не турецкие, не европейские, настоящие помидоры.

Д.Медведев: Настоящие помидоры, могу чётко засвидетельствовать.

Р.Кадыров: И благодаря сегодняшнему посещению, я уверен, будет стимул для инвестора и для нас в том числе – мы будем развиваться. У нас сельское хозяйство всегда славилось, 60–70% населения трудилось именно на ниве сельского хозяйства. Спасибо, что Вы выбрали республику для проведения правительственной комиссии и поддерживаете нас с начала и до конца. Военную кампанию мы помним, Дмитрий Анатольевич, как Вы помогали. Как Вы первый раз, когда я стал председателем Правительства, принимали бюджет. Это было 9 млрд рублей и 76% безработица. А сегодня уже 9% безработица и 60–70 млрд бюджет. Мы заплатили в 2017 году в бюджет Российской Федерации 11 млрд налога. Это уже говорит о многом. Поэтому чувствуется, что мы занимались делами. Вашу поддержку до сих пор мы чувствуем. Спасибо большое.

Д.Медведев: Могу сказать, что изменения существенные, и вот Вы цифры привели. Самое, наверное, главное, это то, что удалось создать большое количество рабочих мест и республика становится самодостаточной. Сама производит самую разную продукцию и сельского хозяйства, и промышленную, услуги оказывает, и это залог развития и процветания республики на будущее.

Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм. Агропром. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 февраля 2018 > № 2511566 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507867 Сергей Михеев

ОЗВЕРЕНИЕ

У православного храма в Дагестане фанатик-исламист убил прихожанок

Озверение - от озвереть. Сделаться похожим на зверя, утратив качества, свойственные человеку, прийти в бешенство. Озвереть от злобы.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

В воскресенье, 18 февраля, в дагестанском Кизляре мужчина открыл огонь по группе людей, которые возвращались со службы из храма. На месте погибли четверо женщин (Людмила Щербакова, Вера Моргунова, Ирина Мелькомова, Надежда Терлиян). Позже пятая жертва, Вера Блинникова, скончалась на операционном столе. 4 раненых женщины остаются в больнице; состояние двоих — тяжёлое.

Террористом оказался Халил Омарович Халилов 1995 года рождения, уроженец аварско-чеченского села Кидеро Цунтинского района, проживавший в аварском селе Рассвет Тарумовского района.

Глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов заявил, что стрельба могла быть спланирована заранее. Целью организаторов, по его мнению, была дестабилизация обстановки в Дагестане.

Патриарх Кирилл назвал произошедшее провокацией, направленной на обострение отношений между православными и мусульманами.

В духовном управлении Дагестана по поводу теракта заявили «Ваххабиты ничего общего с исламом не имеют».

Глава комитета Госдумы по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов («Единая Россия») заявил, что не должно быть никаких намеков на то, что инцидент связан с межнациональными отношениями: «Везде есть ненормальные люди. Либо они уже больные, либо уже психически ненормальные, поэтому никакой связи (с межнациональными отношениями — прим. ред.) не вижу».

Экспертные оценки

Сергей Михеев

Что касается религиозной подоплёки, то она, конечно, у этого инцидента есть и заключается вот в чём. Люди, которые причисляют себя к исламским экстремистам, реально являются сатанистами. Для меня, как для православного человека, это очевидно, я об этом не раз говорил по телевидению и год назад, и два, и три. С религиозной точки зрения это люди, служащие сатане, потому что только сатана может призывать убивать людей, и только сатане можно служить, убивая людей, тем более невинных. Это главный религиозный смысл того, что произошло в Кизляре.

Есть проблема в том, что внутри мирового ислама инициативу захватили всевозможные экстремистские организации террористического толка. Они сегодня диктуют моду внутри ислама, особенно в среде больших масс, откровенно говоря, недалёких молодых людей. Именно там они лидируют в борьбе за умы. И это проблема самого ислама, потому что она таким образом изнутри пожирает и сам ислам. В значительной степени борьба сектантства с традицией — это новое агрессивное протестантство внутри самого исламского мира.

Конечно, в России существует традиционный ислам, который враждует с этими экстремистскими течениями. И представители традиционного ислама пытаются максимально нивелировать отрицательный эффект от подобных акций. Я думаю, что они действительно искренне считают, что, в принципе, ислам и христианство могут сосуществовать. В конце концов, действительно был достаточно длительный период в истории Российской империи, когда ислам и христианство сосуществовали и какого-то конфликта не на жизнь, а на смерть не было. И в советское время, хотя отношение государства к религиям было жёстким, но какого-то противостояния между исламом и христианством тоже не существовало. Поэтому лидеры российского традиционного ислама, как и православная церковь, хотели бы не акцентировать внимание на религиозной составляющей. Они говорят о том, что террористы-убийцы — не мусульмане. Рамзан Кадыров об этом говорил, муфтии. Это хорошо, если действительно так. Но проблема здесь в другом: в том, что эти экстремисты как раз считают себя мусульманами, а Кадырова и всех остальных критиков нового салафизма-ваххабизма они мусульманами не считают. То есть эта проблема внутри самой исламской общины достаточно серьёзна. И как её разрешить, на мой взгляд, сами мусульмане не знают, потому что экстремистские настроения всё больше и больше захватывают умы огромного количества людей, считающих себя мусульманами.

Сам убийца Халилов в своём обращении ссылался на то, что он мстит за сирийских мусульман и даже назвал свою операцию «Возмездие». Он искренен?

Я думаю, что он-то сам, скорее всего, так и считает, потому именно таких, тупых молодых людей и используют для устрашающих акций. Другое дело — кто за этим может стоять? Его могли использовать, в том числе, и для чисто тактических целей. Ему, например, внушили, что он должен отомстить за Сирию. Но то, что он сделал это именно сейчас, несомненно отразится на внутриполитической ситуации в Дагестане, в той или степени — на ходе избирательной кампании. То есть здесь надо разделять две вещи — что думал он сам и что думали те, кто его к этому подталкивал. Потому что я не считаю, что у стрелка просто-напросто хватило бы ума на то, чтобы самостоятельно дойти до этого преступления, явно за ним кто-то стоял. Возможно, как тот же Кадыров говорит, что за этим могут стоять люди, которые, которые потерпели поражение в рядах боевиков псевдоисламского псевдогосударства и вернулись в Дагестан. Я бы этого не исключал.

Но вся ситуация может этим не исчерпываться. Так как начатая антикоррупционная кампания в Дагестане, на мой взгляд, могла вызвать и обострение экстремизма как якобы реакцию на эти вещи. Здесь логика может быть простая: «Вы лучше не трогайте нашу местную систему, потому что это может вызвать всплеск исламизма, экстремизма и так далее». Это достаточно известный несложный прием.

Понятно, что рано или поздно с дефектами системы управления надо было что-то делать. Я там понимаю, что федеральный центр демонстрирует не просто борьбу с коррупцией, а борьбу с коррупцией на Кавказе. Потому что довольно часто Москву обвиняли именно в том, что, «мол, вы что-то делаете в центре, а Кавказ трогать боитесь». Видимо, с Дагестана, как с одного из самых неблагоприятных в этом смысле регионов, и решили начать. Рано или поздно там должен быть наведён порядок. Не факт, что все местные от этого в восторге. Какими методами надо было действовать — это открытый вопрос. Но здесь вот какая штука. Местным лидерам была предоставлена возможность на протяжении 25 лет решить проблемы Дагестана такими методами, которые они считают оптимальными. Они этого сделать не смогли.

Хочу вспомнить то, что произошло в 1996 году. Был рейд Радуева по приказу Масхадова на тот же Кизляр, город был захвачен. В результате погибли сотни людей, в том числе женщин в роддоме. И тогда дагестанцы были резко солидарны против такого понимания ислама, которое демонстрировали Масхадов, Радуев и Басаев, называвшие себя «борцами за настоящий ислам, за традиционные ценности горцев». В том же самом Кизлярском роддоме, скорее всего, за несколько месяцев до того теракта родился убийца Халилов. Что мы упустили на этом направлении? Дагестанцы в 1996 году и в 1999 году давали отпор «бородачам», и их невозможно было вовлечь в псевдоисламские секты, а сейчас — пожалуйста, дагестанских игиловцев уже, как мы видим, тысячи.

Что касается 1996-1999 годов, помимо прочего, там сыграл свою роль этнически-территориальный фактор. Дагестанцы просто видели в террористах чужих, не видели в них своих, это обычное для Северного Кавказа дело. И они считали, что чеченцам нечего делать на их территории— это первое.

Второе. Тогда влияние глобальной террористической идеологии не было таким сильным, каким оно стало впоследствии. Это, к сожалению, глобальная тенденция, которой затронуты и российские условно-мусульманские регионы. Тогда этот экстремизм в первую очередь опирался на боевые действия, которые велись в Чечне. Если бы боевые действия велись в Дагестане, то спонсоры терроризма уделяли бы внимание этому. Собственно говоря, это и был их план — перебросить на Кавказ нестабильность для того, чтобы в том числе и там развивать гибельную идеологию.

Но время идёт и, ещё раз повторю, в мусульманском сообществе экстремисты держат инициативу. И это проявилось не только у нас. Посмотрите, в Египте в 1996 году было спокойное положение, а потом случилась «Арабская весна». В Сирии, Ираке и Ливии были светские режимы, а потом, в том числе с помощью внешнего фактора, началось разрушение, гражданская война, в том числе с элементами внедрения экстремизма. Это процесс глобальный. И Россия находится на его окраине — это вовсе не наш феномен. Мы, к сожалению, здесь вынуждены просто следовать общемировой тенденции. И негативные последствия этой тенденции отголосками достигают нас.

Между прочим, сейчас пытаются перенести псевдомусульманскую радикализацию в постсоветскую Среднюю Азию. То есть здесь дело сложнее, чем просто деградация — дескать, люди на Кавказе были мирными и умными, потом стали глупыми и злыми. Мир стал более прозрачным (к сожалению или к счастью — уж не знаю), в том числе в информационном плане. От этого мы становимся всё более и более уязвимыми для общемировых процессов. Если в XIX веке не было технологических возможностей для донесения информации и люди жили в естественно ограниченных сообществах, то сейчас в информационном плане мир пронизан всеобщими потоками. Остановить их практически невозможно. Для этого нужно отключиться от мирового информационного потока и создать абсолютный железный занавес на границе — и то, я не уверен, что это сыграет роль.

О связи терроризма и невежества. Сейчас выросло поколение людей, не имеющих вообще никакой культуры. Я хочу припомнить случай, который был полтора года назад в столице Калмыкии — Элисте. Тогда дагестанский 22-летний вольный борец Саид Османов гнусно осквернил статую Будды в местном храме. И тогда борца «отмазали». По суду он был приговорён к двум годам лишения свободы условно и, весёлый, наглый и неповреждённый, уехал в Дагестан. В смысле культуры Халилов — то же самое. Если его однофамилец, военный дирижёр советской выучки, который погиб год назад в авиакатастрофе на Чёрном море — человек, пронизанный культурой, то террорист Халилов (это видно по его речи, даже по внешности) — человек, культуры лишённый. Может быть, здесь и есть главное, за что мы должны взяться по всей стране?

Полная разруха 90-х годов, абсолютная деморализация общества привела к некой негативной самоорганизации — это точно. Этнический национализм плюс бандитизм в беспредельном его выражении, плюс всевозможные радикальные религиозные течения. И в данном случае, если уж говорить об исламе, налицо нежелание многих молодых вникать в ислам. Есть желание воспринять простейшие, сектантские его формы, которые оправдывают любое преступное действие. Может быть, и поэтому также надо сегодня проводить ту операцию, которая проводится в Дагестане, потому что та формула жизни, которая там установилась за постсоветские годы, как раз и поощряет подобную негативную социализацию.

Конечно, я за просвещение, здесь двух мнений быть не может. С просвещением возникли проблемы, в том числе и связанные с примитивно понимаемым «рыночным капитализмом», который воцарился в 90-е годы. Бандитизм, коррупция, деньги как мерило всего — это, во-первых, разрушило систему просвещения. А во-вторых, толкает, в том числе таких людей, как Халилов, на поиски правды — что называется, «другой правды». А в этот момент, собственно говоря, их и подхватывают соответствующие проповедники, потому что они говорят: «Слушай, мы знаем правду, мы сейчас тебе расскажем. Правда состоит в том, что нужно просто убить вот того, этого, пятого, десятого — и всё».

Также здесь очень негативную роль, конечно, сыграла война 90-х годов, потому что любая война, особенно гражданская, ведёт к падению цены человеческой жизни, ведёт к разрушению сознания, к разрушению ценностных установок, ведёт к разрушению той же самой культуры и в любом случае ведёт к радикализации людей. То есть гражданская война всегда делает людей более озверелыми. Юноша родился в 95-м, но воспитывался в среде тех людей, которые, несомненно, озверели. И, будучи озверевшими, они неизбежно передают подобное видение жизни своим детям. Ведь любой подобный социальный катаклизм не ограничивается рамками, которые обозначены в учебнике: скажем, война на Кавказе шла с 1993 по 2000 годы. Ну, и что? Это не означает, что после 2000 года кто-то переключил программу и жизнь стала прекрасной и свободной. Такого не бывает. Все эти негативные явления обычно растягиваются на несколько поколений. Поэтому надо быть предельно осторожными, когда люди начинают ставить разного рода социальные эксперименты. Надо очень аккуратно, бережно относиться к своей стране и людям, которые её населяют. Думают: вроде как взорвалось что-то, 2-3 года прошло — и можно забыть об этом. Ничего подобного, это будет аукаться в поколениях. Поэтому — да, сейчас подросло поколение 90-х, которое, собственно говоря, воспитывалось в ситуации тяжёлого катаклизма.

Но миндальничать, тем не менее, не имеет смысла, это совершенно точно. Постоянно с Кавказа слышатся бесконечные разговоры, что мол, «вы не понимаете специфики». Ну, мы не понимаем специфики — а вы нам подскажите. Понимание специфики, непонимание специфики — не означает потакания. Потакать, несомненно, не надо. И я думаю, что чистка в Дагестане скорее правильна, чем неправильна. Невозможно бесконечно заигрывать с тем, что там сформировалось и что порождает одну за другой волны террора и горя.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507867 Сергей Михеев


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 февраля 2018 > № 2495942 Вадим Дубнов

Есть ли у вас клан, мистер Икс? Куда приведут перемены в Дагестане

Вадим Дубнов

Наверное, удастся навести порядок в том, что известно под собирательным образом «левая инвалидность». Судя по татарстанским практикам нового главы правительства, Дагестан ждет оживление в вопросе различного рода свободных экономических зон, и мы непременно услышим что-то про дагестанскую Кремниевую долину. Словом, про все то, что обычно требует неустанного лоббирования в Москве, а в свете проходящей спецоперации понимание там, конечно, обнаружится

Направление главного удара в дагестанской спецоперации Владимира Васильева получилось символичным. Не просто заковать в наручники главу правительства, но и сковать так называемый мекегинский клан – одну из главных кузниц дагестанских руководителей, к которому, помимо премьера, принадлежали и арестованный министр образования Шахабас Шахов, и его креатура – задержанный мэр Махачкалы Муса Мусаев. Мекегинцы, может быть, и не самая мощная группировка, но уж точно одна из самых влиятельных в силу своей маневренности и договороспособности. Будто ударили и не по клану даже, а в самое средоточие балансов, то есть по системе.

Росгвардия вместо вертолета

Воцарение дагестанской законности происходит раз в пять-шесть лет. В 2007 году зачистку предпринял тогдашний замминистра внутренних дел Владимир Колесников. В июне 2013 года внезапно спикировавший из Москвы вертолет увез в небытие, оказавшееся пожизненным, всесильного мэра Махачкалы Саида Амирова, и все снова приготовились ждать революцию, гадая, кто следующий и какова концепция большого передела. Спустя еще пять лет вместо вертолета – Росгвардия, меняющая местных правоохранителей даже на постах ДПС, но с концепцией все также неясно.

Для внешнего пользования Дагестан давно предложил доступный и гармоничный имидж. Дотационный край, где не приживается никакая экономика, шантажирует центр исламизацией, уходом молодежи в «лес» и нарушением национально-кланового равновесия, которое испокон веков, как советских, так и российских, поддерживается внутренними конвенциями разной степени криминальности.

Центр не без выгоды для себя в эти игры играет, из-за чего Дагестан давно в лидерах по количеству справок об инвалидности. Без такой гарантии десяти тысяч рублей в месяц здесь неприлично выдавать девушку замуж. А когда один мой знакомый вознамерился зарегистрировать в республике Фонд борьбы с коррупцией, с него первым делом потребовали взятку.

Любой закостеневший образ превращается в миф. Даже если что-то в нем остается правдой.

Все прежние попытки дагестанских революций соответствовали бы вышеозначенным представлениям, если бы федеральный центр хоть сколь-нибудь продолжительное время настаивал на том, что он действительно бьется с кланами, корнем дагестанского зла. Между тем люди, которых когда-то привез с собой Владимир Колесников и даже посадил в вице-премьерские кабинеты, за год-полтора как-то без излишней помпы их покинули и даже вернулись в Москву, хоть и были вполне местными уроженцами.

А после вылета Саида Амирова наблюдатели, спорившие о том, кто будет следующим, быстро обнаружили, что вопрос о нем не ставится. Вскоре, когда спецоперация прошла у вовремя пустившегося в бега Сайгидпаши Муртазалиева, тогдашнего руководителя Пенсионного фонда Дагестана, пришлось признать, что речь идет о процессе ничуть не более системном, чем слияния и поглощения местно-федеральных управленческих бригад.

Гармония пирамиды

Происходящее в Дагестане соблазнительно сравнить с похожими мероприятиями в Коми или на Сахалине. Там тоже в обстановке внезапной гласности побеждали коррупцию в отдельно взятой элите, после чего ситуация начинала накапливать условия для очередного эволюционного обновления. В общем, вечные поиски гармонии управляемости, вожделенной федеральным центром, с групповыми интересами на местах.

В Дагестане с управляемостью не просто плохо – здесь плохо привычно и традиционно. И когда командированный на махачкалинские разоблачения заместитель генпрокурора Иван Сыдорук говорит о многомиллиардных долгах дагестанских предприятий ТЭК, то надо понимать, что терпение энергетических монополий действительно на исходе. Но понятно, что поехал Сыдорук в Махачкалу не по просьбе энергетиков. Да и, по совести говоря, возбужденные по результатам такой грандиозной операции 70 с небольшим уголовных дел и 433 административных – это для злых языков, а не для анализа перспектив коррупции и борьбы с ней.

Дагестан – не Коми по причине совершенно другой природы отношений, которые и по всей стране не так вертикальны, а уж в Дагестане таковыми не могут быть просто по законам социальной физики. Некоторые оптимисты склонны видеть в любом дефиците монополии на власть зачатки демократии. И в Дагестане действительно даже с прессой происходило то, что все те же оптимисты готовы были счесть формой свободы слова. Если где в России частично и сохранились остатки вольницы 90-х, то прежде всего здесь. Правда, и убивали здесь, в том числе и журналистов, тоже с пробуждением похожих воспоминаний. Дело не только в разгуле криминала, сколько в этой самой неизменности.

Дагестан – это давняя история огосударствления традиции, которую никто не стал адаптировать к империи. Возможно, потому, что с самого начала было понятно, что издержки велики и бессмысленны. Примерно то же с границами и межеванием, которых колониальные владения, как правило, не требуют. Дагестаном стало огромное пространство, не формулируемое ни концептуально, ни этнически. Дагестану, где культурно-исторические и этнолингвистические ядра, по большому счету, никогда друг с другом не конфликтовали, знали границы своих территорий и неплохо самоуправлялись, было предложено стать единой административной единицей и не слишком настаивать на том, что с практической точки зрения это ни к чему особенно их не обязывающий курьез.

Эта часть общественного договора неплохо обеспечивала традиционную колониальную модель управляемости, и в этом смысле Дагестан на просторах империи был всегда образованием особым и уникальным. Оставался он таким и в культурно-образовательном плане, поскольку мощный институт традиций, освежаемый каспийскими ветрами и духами торговых путей, для всего региона был одним из источников идей, учений и культурно-религиозных импульсов.

Искусственность этнической совокупности, которую никто и не собирался делать гармоничной системой, из проблемы превратилась, напротив, в инструмент дополнительной управляемости извне. Все знают про дагестанский опыт этнического квотирования, который как бы обеспечивает равенство всех народов перед лицом имперской судьбы.

Но прежде чем даргинец становится главой республики, а кумык – премьером, идет куда более жесткий внутриэтнический кастинг. Конфликт даргинцев, скажем, из левашинского клана, давших миру двух глав республики (отца и сына Магомедовых), и их противника Саида Амирова из уже упомянутого мекегинского клана с новой убедительностью показывает, что нет ничего более жестокого, чем конфликт внутривидовой.

Эти возмущения внутри центру были, как правило, не очень интересны, а после этого развести по разным углам ринга аварцев и даргинцев не составляло особого труда, что бы ни говорилось по этому поводу публике. О том, что пирамида рухнет, Москву предупреждали так часто, что она стала воспринимать это просто как неприятную обыденность.

Проспект имени брата арестованного премьера

На самом деле этническое в дагестанском устройстве уже давным-давно не первично. Это лишь цвет формы и рисунок на флаге. То, что называется кланами и мимикрирует под национальные местнические землячества, – не семьи и не партии, а обыкновенные группы влияния, которые в других местах образуются по какому-нибудь другому, скажем корпоративному, признаку. Вопрос тут не в признаках, а в том, на каких принципах и о чем они договариваются или, наоборот, не договариваются.

Именно эта полуравновесная система является залогом политической многополярности Дагестана, которая не вписывается в общефедеральную модель. То, что центр проделывает в Коми или Приморье, полагая это нормальным, в Дагестане воспринимается как внешнее управление. Но это отнюдь не главное объяснение того, что с революцией, скорее всего, ничего не получится. Если таковой считать, конечно, изменение системы управления.

Само по себе вмешательство приезжих никого в Дагестане не пугает. Как заметил известный дагестанский блогер и юрист Расул Кадиев, правление Абдулатипова имело чрезвычайно положительный смысл: оно довело дагестанцев до абсолютного понимания зла кланового устройства. И потому представителям старой элиты не стоит рассчитывать на всенародное негодование по поводу политической экспансии Москвы.

Не получится прежде всего потому, что желания ее устраивать у Москвы не больше, чем в прежних региональных экспериментах. Но в этом и состоит противоречие: Москва может добиться в Дагестане успеха уровня Коми, только если изменит систему, а изменить ее она не в состоянии, поскольку настроена только на цели Коми.

Поэтому сначала был Абдулатипов, главное достоинство которого заключалось в том, что у него не было оформленного клана. Это могло бы сработать где-нибудь в Поволжье. А в Дагестане это вынудило его не разрушать старое, а создавать в том же жанре свое, одновременно находя балансы с другими кланами, прежде всего с мекегинцами. Символично, что их главный представитель, арестованный глава правительства, в дагестанской власти еще с девяностых – он занял правительственный пост после убийства своего брата, Гамида Гамидова, министра финансов, отвечавшего за бюджетные потоки, главное богатство республики, именем которого незамедлительно был назван проспект в Махачкале. Поговаривали, что этот пост для брата убитого был частью урегулирования вопроса о кровной мести.

Словом, Абдулатипов не справился, но подготовил почву для решения, которое уже выглядело неизбежным – применение к Дагестану стандартной схемы, прежде на Северном Кавказе не апробированной, если не считать времен колониального управления в генерал-губернаторском жанре. Но это не совсем внешнее управление, о котором стало принято говорить.

Инвалидов станет меньше

Самая популярная версия внешнего управления, естественно, сводится к силовикам, которые теперь, как считается, захватят власть в республике, заменят собой все кланы, и это и будет тот самый демонтаж системы, на развалинах которой как-нибудь выстроится нормальная современность.

Здесь бы только определиться, что имеется в виду. Если, условно говоря, комендантский час для всего, что против наступления новой жизни, то таких силовиков на наших широтах дефицит, равно как и традиции их управления. Наши силовики привыкли, по футбольному говоря, играть вторым номером, работать пусть лобовым образом, но все же не на плацу, даже когда, как гласит известный анекдот, полковники 40-й армии под командованием генерала Громова, выйдя из Афганистана, заняли командные высоты в Московской области.

Последнее уже ближе к правде. Некоторое время они действительно могут полагать разницу между Кавказом и Подмосковьем несущественной. Нет, не в том дело, что их начнут отстреливать или народ уйдет в «лес». Это вряд ли. Пик лесной мобилизации позади, особенно в той ее части, которая не координировалась самими дагестанскими элитами. Никакой войны, скорее всего, не будет. Конечно, у варягов есть рычаги: бюджет, инфраструктура, то, чем эту инфраструктуру заполнять. Но без тех, кто контролирует ситуацию на местах, не справиться никакому Ермолову.

Поэтому только симбиоз. Как это уже не раз происходило. И если в Москве всерьез верят в геополитические проекты в жанре Шелкового пути через Дагестан в Азербайджан и Иран, – а ведь вполне могут верить, хотя бы во имя перспектив большого финансирования, – то уж тем более придется договариваться. Может быть, с теми, для кого сюжет о начиненной тротилом «шестерке», взрыв которой в 1996 году настиг Гамида Гамидова, – далекая новейшая история. Конечно, это немного оптимистичнее, но трудно поверить, что наиболее успешные из них стали таковыми без поддержки правильно себя позиционировавших отцов или дядей – мекегинцев, цумадинцев или джангамахинцев.

Наверное, удастся навести порядок в том, что известно под собирательным образом «левая инвалидность». Судя по татарстанским практикам нового главы правительства, Дагестан ждет оживление в вопросе различного рода свободных экономических зон, и мы непременно услышим что-то про дагестанскую Кремниевую долину. Словом, про все то, что обычно требует неустанного лоббирования в Москве, а в свете проходящей спецоперации понимание там, конечно, обнаружится. С неизбежным встречным предложением поучаствовать магнатам, считающимся местными. От предложения отказаться будет невозможно, да и незачем, потому что наверняка опять начнут меняться собственники, и в Дагестане, да и за его пределами всегда происходит что-нибудь интересующее сильных дагестанских людей, которые сами себе кланы. Значит, самое время поучаствовать в том, что объявлено революцией.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 февраля 2018 > № 2495942 Вадим Дубнов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 февраля 2018 > № 2495941 Константин Казенин

Как сделать борьбу с дагестанскими кланами эффективной

Константин Казенин

Жителей Дагестана, связанных с реально работающим, хотя и юридически проблемным бизнесом, гораздо больше, чем тех, чье благосостояние зависит от клановых лидеров. Поэтому для реального изменения ситуации в регионе просто удалить прежнюю клановую элиту недостаточно. За этим должно последовать повышение выгод от работы в белой зоне для местного бизнеса

Описывая последние события в Дагестане, почти все федеральные СМИ исходили из двух постулатов. Во-первых, система управления в Дагестане до сих пор самым радикальным образом отличалась от системы управления в других российских регионах, потому что была основана на кланах (любимое слово большинства пишущих о Северном Кавказе). Во-вторых, стоит лишь ликвидировать эту самую клановую систему – и дальше регион как по маслу войдет в российское правовое поле.

Сразу скажу, что нисколько не собираюсь умалять значение нынешних событий в Дагестане. Борьба с коррупцией – это то, на что действительно сегодня надеется огромная часть населения республики. Именно надежды на такую борьбу обеспечивали популярность экс-главе Дагестана Рамазану Абдулатипову в первые месяцы после его назначения в 2013 году – и стремительное снижение его популярности после того, как стало ясно, что сбыться этим надеждам не суждено.

Тем не менее не стоит думать, что само по себе удаление коррумпированных представителей местной элиты способно изменить в лучшую сторону жизнь региона. Для этого потребуется пройти еще долгий путь. И дело даже не в том, что многие проблемы Дагестана: экстремизм, внутриисламские конфликты, нарушения в работе силовиков, некоторые до сих пор оставшиеся узлы в межнациональных отношениях – если и связаны с проблемой кланов, то косвенно, и арестами членов правительства точно не решатся.

Важно другое: именно те задачи, которые федеральный центр провозглашает сегодня в Дагестане: «обеление» экономики, восстановление законности в сфере предпринимательства, – не могут быть решены одними репрессиями, пусть даже против очень влиятельных личностей. Если эти задачи ставить всерьез (а ставить их, уверен, надо), то впереди дальняя и непростая дорога.

Жизнь кланов

Вопреки распространенным представлениям, пресловутые кланы – это явление, так или иначе присутствующее практически во всех регионах России. Сплоченные неформальные группы региональных чиновников, усиленные лояльными предпринимателями и муниципалами, – это реальность общероссийская, а не только кавказская. В Дагестане такие группы, кроме закрепленного за ними названия «клан», отличаются от своих аналогов в других регионах России некоторыми особенностями.

Первая особенность – их фактическая несменяемость с 1990-х годов. В период между распадом СССР и началом второй чеченской войны федеральная власть в Дагестане присутствовала весьма относительно. Из-за событий в Чечне регион выживал в условиях, близких к транспортной блокаде. В то время фактический контроль за происходящим в республике разделили между собой несколько семейств. Это были, с одной стороны, «династии» советских чиновников, представители которых удержались на высоких должностях в 1990-е, а с другой – «неформалы», поднявшиеся в годы хаоса благодаря влиянию в нарождавшейся бизнес-среде, включая хорошо известное по тем временам «силовое предпринимательство».

Арестованный экс-премьер Дагестана Абдусамад Гамидов принадлежит как раз к семье, с нуля завоевавшей в регионе огромное влияние в 1990-е. Он родной брат Гамида Гамидова, успешного спортсмена, который в 1992 году основал один из первых коммерческих банков в Дагестане и вскоре после этого сделал стремительную карьеру в республиканской власти. Гамида убили в 1996 году, Абдусамад получил тогда от него по наследству пост министра финансов. Гамидовы образовали верхушку мекегинского клана, названного так по имени села Мекеги, откуда родом братья.

Мекегинские, левашинские, буртунайские и другие – эти сообщества родственников и односельчан, нередко распадаясь на противоборствующие группы, прошли через горнило девяностых и образуют с тех пор костяк дагестанской элиты. Не принадлежа к одной из подобных групп, ни чиновничью, ни предпринимательскую карьеру построить в республике на протяжении почти 30 лет было невозможно. Вернее, на каком-то этапе тебе мог сопутствовать успех, но чем выше ты поднимался без клановой поддержки, тем становился незащищеннее.

При этом, несмотря на такую стену между элитой и остальным дагестанским обществом, клановым лидерам удавалось обеспечить лояльность себе больших групп населения. Схемы были достаточно простые. Например, лидер возглавлял дагестанский филиал какой-то крупной госкомпании и массово назначал соплеменников в те подразделения, работа в которых приносит наибольший доход (иногда незаконный). Ярким примером такого еще в 2000-е была охрана проходящих через регион трубопроводов. Или, став главой города, где бурно росли розничные рынки, глава клана формировал из односельчан службы, занимающиеся допуском продавцов в торговые ряды. За это полагалось оказывать патрону всемерную поддержку, в крайних случаях и силовую.

В 2010-е некоторые из этих схем перестали работать. Например, госкомпании, ГУПы и прочие стали тогда постепенно освобождаться от фигур из девяностых в руководстве своих дагестанских структур. Но лидеры не бросили свои армии поддержки на произвол судьбы. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на села, откуда родом представители региональной элиты. Многие из них выглядят заметно богаче соседних, причем речь именно о домах рядовых жителей.

Возможно, как раз представление о том, что за каждой клановой фигурой в дагестанской власти стоит значительная по численности группа местного населения, ранее тормозило многие попытки федерального центра всерьез вмешаться в ситуацию в республике. Однако страхи массовых протестов после посадок местных донов всякий раз оказывались преувеличенными. Это стало ясно еще в первой половине 2010-х, после ареста могущественного мэра Махачкалы Саида Амирова и возбуждения уголовного дела против главы республиканского отделения Пенсионного фонда РФ Сагида Муртазалиева (первый отбывает пожизненное, второй – в международном розыске). Землетрясения после этих событий не произошло. Клиентелла поверженных лидеров предпочла приспосабливаться к новой реальности, а не протестовать.

Правда, городское хозяйство Махачкалы все послеамировское время продолжает лихорадить: разобраться в крайне запутанных отношениях между оставшимися в наследство от империи Амирова частными компаниями и городскими МУПами, занимавшимися коммунальными сетями, вывозом мусора и прочим, оказалось непросто. Но, в конце концов, способность развязывать подобные узлы – вопрос технических компетенций чиновников, и можно надеяться, что после смены руководства Дагестана чиновники с такими компетенциями там появятся.

Но значит ли это, что, срезав клановую верхушку, Дагестан легко можно будет превратить в «обычный» российских регион, с поправкой лишь на культурные особенности? Увы, думать так – значит видеть лишь часть правды о сформировавшейся в регионе системе.

Жизнь остальных

Из-за непроницаемости клановой системы для простого жителя за ее пределами в Дагестане сформировались целые пласты массового предпринимательства. Это не только торговля (хотя рынки приграничного с Чечней Хасавюрта, несмотря на кризис, продолжают быть основным хабом для оптовиков всего Северного Кавказа). Это также легкая промышленность – сотни мастерских и мелких цехов, поставляющих товар далеко за пределы юга России.

Об их «обелении» неоднократно начинали разговор руководители разных уровней, но дело с мертвой точки не сдвигалось. Трудно сказать, в чем была главная проблема: это предприниматели не хотели подставляться под произвол местных проверяющих органов, или самим чиновникам выгоднее удерживать работающий и напрямую от них не зависящий бизнес в тени, в уязвимом положении, в котором у предпринимателей точно не будет шанса повести с властью диалог на равных. Поэтому «внелегально» в Дагестане работают не отдельные люди, а целые отрасли.

Еще одно живое направление бизнеса – жилищное строительство. В Дагестане оно в основном не подмято крупными компаниями: вход на строительный рынок достаточно простой, работают в основном без банков, на деньги будущих собственников жилья. Такой способ объясняется еще и тем, что на строительном рынке много предпринимателей из религиозной среды, предпочитающих следовать в бизнесе исламским канонам (при дефиците финансов во время строительства, неизбежном в таких условиях, распространен бартер, включая оплату работы подрядчиков квадратными метрами).

Работать строители вынуждены в условиях крайне непрозрачного рынка земли, где почти обычное явление – наличие у одного и того же участка нескольких владельцев или даже чудесная принадлежность одного и того же участка к землям сразу нескольких категорий. То, что земля – основной источник ренты, клановые феодалы усвоили хорошо. А в условиях, когда ни один из них не был в республике полновластным хозяином, кланы конкурировали между собой в том числе и за землю, задним числом оформляя права на участки, контроль над которыми установили когда-то силовым образом. В земельных отношениях неизбежно возникал хаос, в котором вынуждены жить и рядовые предприниматели. В Дагестане можно оспорить практически каждую сделку с землей.

При этом жители Дагестана, связанные с реально работающим, хотя и юридически проблемным бизнесом, гораздо более многочисленны, чем те, чье благосостояние зависит от клановых лидеров. О том, какой процент жителей России в целом занят в неформальной экономике, специалисты, как известно, спорят. Но в Дагестане это абсолютное большинство тех трудоспособных жителей, которые не вписались в контролируемую кланами систему потребления бюджетных ресурсов и не включились в трудовую миграцию.

Провозгласив совершенно необходимый курс на «возвращение Дагестана в Россию», федеральный центр должен найти способ открыть перед жителями региона новые перспективы, а не убить местную живую экономику нескончаемыми проверками после принудительного ускоренного обеления.

Здесь важно учитывать еще одно обстоятельство, которое становится ясным из наблюдений над регионом в последние годы: победа над кланами никоим образом не ведет автоматически к уменьшению коррупции на том самом низовом уровне, на котором с ней сталкиваются обычные граждане, включая и экономически активных.

В качестве примера можно посмотреть на Южный Дагестан – древний город Дербент и его окрестности. Основные тяжеловесы, на протяжении десятилетий контролировавшие этот регион: экс-глава Дербентского района Сеид Курбанов и его наследники, экс-мэр Дербента, а ранее прокурор Дагестана Имам Яралиев, – потеряли там свои позиции еще при Абдулатипове, начавшем против них серьезную борьбу. Как изменилась после этого реальная система управления в этой части региона, не до конца ясно. Но что можно сказать с уверенностью, так это то, что избавления от привычной коррупции местные жители там пока не отмечают.

Поэтому, если вслед за удалением прежней элиты пойдет слепое ускоренное выполнение нормативов по обелению, местные жители вряд ли увидят что-то, кроме новых (или старых) персонажей, стригущих купоны теперь уже на этом деле. И вряд ли кому-то будет важно, что эти персонажи не носят громких клановых фамилий. Кампанейщина по наведению порядка без диалога с местным населением, без укрепления его доверия к власти, без повышения выгод от работы в белой зоне недалеко уведет Дагестан от его нынешнего печального положения.

Насколько вероятно такое невеселое развитие событий? Если смотреть на опыт других стран и континентов, где в новейшее время пытались перевести неформальную экономику на более цивилизованные рельсы, то однозначного ответа дать невозможно. Там есть и истории успеха, и провалы. Очевидно лишь одно: не все необходимое для реального изменения ситуации в сегодняшнем Дагестане может быть решено в режиме спецоперации. Скорее наоборот, результат будет во многом зависеть от готовности из этого режима вовремя выйти.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 февраля 2018 > № 2495941 Константин Казенин


Россия. СКФО > Экология > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488218 Дмитрий Шевченко

Насилие на аутсорсинге: почему охрана окружающей среды на юге России становится смертельно опасным занятием

На Северном Кавказе эко-активисты вынуждены бороться не только за чистоту окружающей среды — но и за свою собственную жизнь

Дмитрий Шевченко, Open Democracy, Великобритания

За последние два десятилетия российские власти сделали все, что могли, для уничтожения инфраструктуры гражданского общества. В этом ряду и последовательное ужесточение законодательства о некоммерческих организациях, и закон об «иностранных агентах», и самая новая практика — наступление на Интернет: закон о СМИ — «иностранных агентах» и попытка объявить такими же «агентами» уже и блогеров.

Единственное, чего власти пока что стеснялись — по крайне мере, не приветствовали открыто — это физическое насилие в отношении активистов. Однако уже и тут есть «пилотные» регионы«; прежде всего, Северный Кавказ, где насилие в отношении представителей гражданского общества, в том числе, зеленого движения давно стало обыденностью.

Край спонтанных протестов

Экологический активизм развит на Кавказе, как и вообще на юге России гораздо хуже, чем в других частях России (не считая малонаселенных регионов Сибири и Крайнего Севера), что отражает культурно-историческую и социально-политическую специфику этого региона. А заключается она в том, что Северный Кавказ находится в правовом поле Российской Федерации весьма условно. При этом речь, вопреки распространенным представлениям, идет не только о Чечне: весь регион — от Черного до Каспийского моря — отдан на откуп местным кланам, которые с разной степенью успешности выстраивают отношения с Москвой.

В обмен на лояльность и нужные результаты на выборах федеральный центр не вмешивается в дела местных чиновников. Как результат — системные нарушения прав и свобод граждан, происходящие с ужасающим размахом. Понятно, что когда нарушаются базовые права людей, вопросы охраны природы уходят на второй план по сравнению с правом на жизнь, на личную неприкосновенность и так далее. Тем не менее, экоактивизм — хоть с известной долей местной специфики — все же имеет место на Северном Кавказе.

Можно вспомнить, например, многолетнюю борьбу жителей южного Дагестана за реку Самур. Пограничная с Азербайджаном река Самур страдает из-за нерационального водопользования — как по одну, так и по другую сторону границы, — что поставило на грань экологической катастрофы уникальные лиановые леса в дельте реки. Но не только их: из-за падения уровня воды в реке и уровня грунтовых вод стало не хватать ресурсов для фруктовых садов в Магарамкентском районе Дагестана, а здешнее население полностью зависит от сельского хозяйства.

В 2013 года планы властей построить в дельте Самура еще полсотни водозаборов для снабжения Дербента и Избербаша вызвали социальный взрыв в Магарамкентском районе: люди собирались на стихийные митинги, готовы были обустроить протестный лагерь. В конце декабря 2013 года для разгона протестующих применили огнестрельное оружие (к счастью, обошлось без жертв).

В том же Дагестане граждане активно проводят «акции прямого действия» против подпольных нефтеперерабатывающих мини-заводов. Пару лет назад в пригороде Махачкалы был случай, когда толпа молодых людей чуть не разгромила один из таких заводиков — он сильно досаждал жилой зоне своими выбросами, — а махачкалинские правоохранители на жалобы жителей никак не реагировали. Тогда сами жители организовались и пошли делать за полицию ее работу.

Спонтанные «радикальные» экологические протесты (правда, достаточно кратковременные) — с перекрытием дорог, блокированием стройплощадок и т. п. — характерная черта северокавказских республик Такая протестная активность приводит в ужас местные власти, которым сразу чудится чей-то политический заказ и заговор. Вместо того, чтобы разбираться с теми причинами, которые вывели людей на улицы, местная элита начинает выдумывать мифических «экстремистов» и рассказывать про «силы, заинтересованные в дестабилизации ситуации». Именно страх попасть по «экстремистской» статье в застенки ФСБ или Центра «Э» (а на Кавказе это очень легко), больше всего сдерживает возможности жителей северокавказских республик активно бороться за свои экологические права.

Несколько лет назад я заехал в маленькое селение в Эльбрусском районе Кабардино-Балкарии. Через это село тянули газопровод к горнолыжному комплексу, причем трубу провели прямо через сосновую рощу — один из последних остатков хвойных лесов долины реки Баксан. Местным такая наглость хотя и не понравилась, но выходить на протест никто не решился. Мне рассказали, что в селе участились случаи похищения молодых людей, заподозренных в «экстремизме и ваххабизме»: людей просто хватают на улице и увозят в неизвестном направлении. Хорошо еще, если после такой «профилактики» человек возвращается живым.

Стоит отметить, что из-за низкой правовой грамотности набор методов протестной деятельности у местного населения довольно скудный: он ограничивается уличными акциями и сборами подписей. На Северном Кавказе просто отсутствует инфраструктура для общественной экологической деятельности в виде профильных НКО, которых в регионе фактически нет, если не считать пару-тройку бутафорских ГоНГО.

В России никогда не знаешь, что с тобой сделают и в какой момент. Постоянное ощущение угрозы и неопределенности создает сильную психологическую нагрузку. Впрочем, в Европейском Союзе тоже есть страны, где условия работы экоактивистов довольно близки российским. Например, Болгария. До физических нападений здесь дело пока не доходило, но машины уже поджигают, угрожают и широко применяют технологии черного пиара. В Западной Европе тоже практикуются заказные публикации, преследующие задачу маргинализовать или опорочить активистов или целые организации, но там у гражданского общества есть возможность опубликовать свою точку зрения в равных по статусу и популярности СМИ — это несомненный плюс стран со свободными медиа. Россия и Болгария этого, увы, лишены.

Ксения Вахрушева, член рабочей группы «Окружающая среда» Гражданского Форума ЕС-Россия, эксперт ЭПЦ «Беллона».

Тем не менее, там, где жителям удается вести системную экологическую протестную активность и применять не только «уличные» методы, но и, например, судебные — там сами власти зачастую не знают, что делать и готовы идти на уступки. Так было, например, в Кабардино-Балкарии, где в прошлом году жителям города Прохладный удалось затормозить проект по строительству гидрометаллургического завода благодаря грамотно выстроенной кампании — с активным привлечением внимания СМИ, социальных медиа и НКО (в том числе не местных).

Борьба с навозом как экстремизм

Но и лояльность властям в таком непростом регионе, как Северный Кавказ — вовсе не индульгенция от преследования: стоит вспомнить хотя бы нашумевшую историю с экологом из Адыгеи Валерием Бринихом, руководителем республиканского отделения Всероссийского общества охраны природы (ВООП). ВООП — вполне «системная» организация, которая при любом удобном случае подчеркивает свою лояльность властям, никогда не была замечена в связях с политической оппозицией, и до истории с Бринихом не было известно ни одного случая, когда функционер этой организации попал бы под уголовное дело в связи с общественной деятельностью.

В случае с Валерием Бринихом сработал именно региональный фактор: эколог перешел дорогу бывшему сенатору от Карачаево-Черкесии, а по совместительству бизнесмену Вячеславу Дереву. У себя в республике Дерев известен как владелец водочного, таксомоторного, сельскохозяйственного и автосборочного бизнеса. В дополнение к уже имеющимся активам, Дерев решил обзавестись свиноводческим комплексом, но не в родной Карачаево-Черкесии, а в соседней Адыгее, где на его деньги в Теучежском районе республики было построено крупное животноводческое предприятие. Для депрессивного района это было почти сказкой про Золушку: появилась возможность трудоустроить местное население и получать хотя бы копеечные налоги.

Валерий Бриних на инспекции. Фото предоставлено автором. Все права защищены. Но с «благодеянием» пришли и проблемы: люди стали жаловаться на невыносимый запах свиного навоза, который инвестор Дерев вовсе не собирался утилизировать, как это принято в цивилизованных странах (некоторые российские предприятия уже переняли эту практику у Дании): фекалии просто выливались на окрестные поля, отравляя почву и водоемы. В 2014 году Валерий Бриних, который активно включился в борьбу за права местных жителей, опубликовал статью «Молчание ягнят», в которой, в числе прочего, упомянул, что разведение свиней — не лучшее занятие в регионе с мусульманским населением.

Уцепившись за это высказывание, управление Следственного комитета России по Республике Адыгея в декабре 2014 года возбудило против Бриниха дело по «экстремистской» 282-й статье Уголовного кодекса РФ (возбуждение ненависти либо вражды). По версии следствия, Бриних «оказал неустановленным лицам пособничество в распространении информации, направленной на унижение человеческого достоинства по признакам национальности и происхождения, создав экстремистский материал». Кроме уголовного дела, к Бриниху был также подан ряд исков о защите чести и достоинства — как со стороны свинокомплекса, так и со стороны администрации Теучежского района.

Экологу пришлось потратить почти три года на то, чтобы доказать, что никаким «религиозным экстремизмом» он не занимался. Уже на финальной стадии суда (активисту грозил условный срок или крупный штраф) в июле 2017 года на судебном заседании по делу Бриниха было представлено экспертное заключение института криминалистики ФСБ. Эксперты не нашли в статье адыгейского эколога никаких признаков разжигания межнациональной розни. В августе того же года дело было прекращено. Скандальный свинокомплекс успел к тому времени сменить собственника — новым менеджерам заниматься преследованием Валерия Бриниха уже стало не интересно.

Адыгейский феномен

Маленькая Республика Адыгея, анклав внутри Краснодарского края — интересный феномен с точки зрения судебно-полицейской системы. В отличие от других кавказских регионов, местным общественным активистам худо-бедно, но удается отстаивать свои права в судах, и примером тому служит не только «дело Бриниха», но и экоправозащитная организация «Экологическая вахта по Северному Кавказу» — самая известная на юге России природоохранная НКО.

Дело в том, что сама «Экологическая вахта» имеет межрегиональный статус, но зарегистрирована именно в Адыгее. Когда у недоброжелателей организации (а их очень много, особенно в соседнем Краснодарском крае) встает вопрос о том, чтобы ее «прищучить», все в конечном счете упирается в правоохранительные и судебные органы Адыгеи, которых негодование кубанских чиновников и силовиков в общем-то не слишком волнуют.

К примеру, когда в сентябре 2016 года «Экологическую вахту» признали «иностранным агентом», а в отношении организации и ее руководителя Андрея Рудомахи были возбуждены административные дела, «Экологическая вахта» решила пойти по пути судебной самозащиты, что было довольно нетипичным поведением для многих экологических НКО, тоже попавших в реестр «иноагентов». Но результат, тем не менее, был: с помощью Клуба юристов НКО, одного из самых авторитетных в стране объединений, защищающих права и интересы некоммерческого сектора, «Экологической вахте по Северному Кавказу» удалось отбиться от уже наложенных штрафов на общую сумму 700 тыс. рублей. Это абсолютный рекорд среди экологических организаций, попавших под закон об НКО — «иностранных агентах».

В середине января этого года «Экологическая вахта» была исключена из реестра «иностранных агентов»: проведя очередную проверку, управление Минюста России по Адыгее не нашло у организации никакого иностранного финансирования.

Тем не менее, нападки на организацию не прекратились. В Краснодарском крае, где «Экологическая вахта» работает наиболее активно и добилась за последние годы немалых результатов, против общественных активистов стали применять «гибридное» насилие. По аналогии с гибридной войной, это такая форма давления, при которой сами власти и местные силовики остаются, вроде бы в стороне, а насилие отдается на «аутсорсинг» различным, зачастую деструктивным, общественным объединениям: казачьим обществам (среди которых немало национал-радикалов и представителей криминалитета), националистическим группировкам, футбольным фанатам и т. п.

На практике «гибридное насилие» может выглядеть по-разному. Его исполнителями могут быть самые разные группы — от агрессивных пенсионерок, штурмующих избирательные штабы Алексея Навального (в Краснодаре уже был десяток подобных инцидентов), до казаков, стегающих нагайками гастарбайтеров из Таджикистана или участниц группы Pussy Riot. Каждый раз после очередного инцидента кубанские власти старательно дистанцируются от актов насилия и их инициаторов, либо же отмалчиваются и делают вид, что ничего не произошло. При этом, местные СМИ — почти все они находятся под тем или иным контролем краевой администрации — готовы в такие дни говорить о чем угодно, кроме скандального происшествия.

«Экологическая вахта» не раз становилась жертвой «аутсорсинг-насилия». Например, в феврале 2014 года — за пару дней до торжественного открытия Олимпиады в Сочи неизвестные хулиганы в масках разгромили автомобиль члена совета организации Игоря Харченко. Погром проходил под надзором полиции.

В России «зеленый» активизм всегда был опасным занятием, поскольку он мало чем отличается от других видов гражданской активности, когда люди борются против преступности, часто сращенной с властью. Я думаю, что нет другого пути, кроме как учиться следовать определенным правилам безопасности: повышать собственную правовую грамотность, тщательно планировать свою деятельность (особенно что касается полевой работы — экспедиций, общественных инспекций и т. п., а также любой уличной активности), учиться, по возможности, избегать конфликтных ситуаций. В случае критических ситуаций с активистами крайне важно вызывать общественный резонанс, максимально привлекать СМИ, требовать от властей нужной реакции.

Александр Федоров, координатор рабочей группы «Окружающая среда» Гражданского Форума ЕС-Россия, председатель Ассоциации журналистов-экологов Союза журналистов России, сопредседатель Российского социально-экологического союза (РСоЭС).

Единственное, что до недавнего времени не наблюдалось — серьезное физическое насилия в отношении отдельных активистов, сопряженное с угрозой для их жизни: «гибридная» агрессия имела определенные рамки. Но в 2016 году и эти рамки были сняты, когда в Приморско-Ахтарском районе Кубани было совершено жестокое и дерзкое нападение на совместный противопожарный лагерь Гринписа России, во время которого двум активистам были нанесены серьезные травмы, испорчено экспедиционное оборудование. Нападению предшествовала слежка за членами экспедиции со стороны неизвестных лиц и угрозы физической расправы. Интересно, что местные СМИ попытались выдать инцидент с нападением на лагерь в качестве «конфликта экологов с местным населением».

И вот год спустя, в конце декабря 2017 — новый серьезный инцидент. На этот раз пострадал лидер «Экологической вахты» Андрей Рудомаха. Инцидент произошел после того, как группа активистов во главе с Рудомахой вернулась после проведения общественной экологической инспекции окрестностей села Криница на Черноморском побережье, где без каких-либо разрешительных документов прямо на территории государственного лесного фонда началось строительство VIP-объекта, похожего на винодельческое имение.

Когда группа вернулась в Краснодар, возле дома одного из активистов на участников экоинспекции набросилось трое молодчиков. И все та же, что и в 2014 году, эстетика: трико, толстовки, балаклавы, маски на лицах. Первым «нейтрализовали» Андрея Рудомаху: его ослепили газом, после чего один из нападавших повалил эколога на землю и нанес ему удар ногой по голове (со стороны лица) — этот удар и послужил причиной полученного сотрясения мозга, перелома носа и травмы челюсти. Рудомаха потерял сознание и лежал, истекая кровью, пока молодчики «разбирались» с другими участниками экоинспекции.

И хотя уголовное дело по ч. 2 ст. 161 УК РФ — «Грабеж, совершенный группой лиц» — было возбуждено практически сразу после нападения, краснодарская полиция не проявила энтузиазма для поимки преступников по горячим следам. Впрочем, даже если бы сразу удалось задержать непосредственных нападавших, еще не факт, что они указали бы на заказчика преступления, а следствие захотело бы разбираться в каких-то других версиях, кроме бытовой.

Физическое насилие, сопряженное с риском для жизни — новое явление для южнороссийских экологических (впрочем, не только экологических) активистов, к чему они, надо признать пока совершенно не готовы. Можно научиться механизмам информационной и коммуникационной безопасности, найти 1001 способ, как продолжить деятельности в статусе «иностранного агента», набраться огромного опыта в деле судебной защиты себя и своей организации. Но все это не стоит выеденного яйца, если тебя в любой момент могут подкараулить на улице, чтобы убить дубинкой или кастетом.

Увы, многие экологические активисты, привыкшие делать за государство ту работу, которую оно само не делает, пока морально не готовы к тому, что теперь придется брать на себя еще и работу полиции — и защищать себя своими же силами.

Остается надеяться, что мощный общественный резонанс, вызванный нападением на Андрея Рудомаху, послужит поводом не только для расследования самого этого вопиющего случая, но заставит обратить внимание на плачевное и совершенно беззащитное положение гражданских активистов на юге России.

Россия. СКФО > Экология > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488218 Дмитрий Шевченко


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487832 Леонид Ивашов

ОБЛАВА

Задержаны высшие чиновники Дагестана; правительство республики отправлено в отставку

Облава - окружение, оцепление какого-либо места с целью задержания, поимки кого-либо. Лица, участвующие в окружении и поимке кого-либо. Охота, при которой окружается, оцепляется место, где находится зверь. Охотники, загонщики, окружающие цепью зверя.

Т. Ф. Ефремова. Толковый словарь русского языка (2000).

В январе 2017 года в Дагестан для проверки соблюдения законов приехала специальная комиссия из Москвы. За время ее работы задержали мэра Махачкалы Мусу Мусаева, главного архитектора столицы Дагестана Магомедрасула Гитинова, обыски прошли в администрации Табасаранского района республики, сообщает РИА Новости.

А 5 февраля сотрудники ФСБ задержали врио премьер-министра Дагестана Абдусамада Гамидова, его заместителей Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова и экс-министра образования Шахабаса Шахова.

Их обвиняют в хищении бюджетных средств, выделенных на социальные программы. Ущерб превышает 95 миллионов рублей.

При обысках у Гамидова нашли золотой пистолет ТТ в кейсе, пистолеты «Беретта» и ПМ, два автомата Калашникова и патроны.

Задержанным дагестанским чиновникам также могут предъявить обвинения в организации преступного сообщества, рассказали РБК источник в центральном аппарате МВД: «У следствия уже достаточно материалов, чтобы возбудить уголовное дело по ст. 210 УК РФ. В состав ОПС входили чиновники самого высокого уровня, а также сотрудники правоохранительных органов».

Задержание министров вызвало негативную реакцию экс-главы республики Рамазана Абдулатипова, при котором они и заняли руководящие должности в республике. Он назвал происходящее «кампанейщиной» и сравнил ситуацию с предложением Владимира Жириновского оцепить Северный Кавказ «колючей проволокой». Абдулатипов , занимающий пост спецпредставителя президента по вопросам сотрудничества с государствами Каспийского региона, заявил: «Если есть конкретные обвинения по конкретным вопросам, надо разбираться, а не проводить кампанию и держать республику в таком нервно-психологическом напряжении».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал: «Это не политический кризис, это продолжение работы правоохранительных органов. Пресс-секретарь напомнил, что Владимир Путин неоднократно говорил о том, что это «не кампанейщина, а последовательная, целенаправленная и системная работа. Она идет во многих регионах». Песков подтвердил, что Путину докладывают о ходе расследования.

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Моим основным источником о ситуации в Дагестане является знакомый солдат. Когда я ещё был командиром роты в Германии, он был у меня рядовым. Сейчас, когда он приезжает в Москву, мы долго, ночами с ним сидим и разговариваем. И как-то я задал вопрос: «Почему люди берут автоматы и уходят в горы?» Он немногословный человек, но выдал классический ответ: «Потому что нигде в республике нет правды и справедливости. Правда замещается автоматом Калашникова». Сослуживец сейчас просто занимается хозяйством, разводит овец — выживает, как говорится. И он рассказывает, как там относятся к людям. Например, приезжает районный полицейский начальник и говорит: «Будет свадьба моей дочери, ты вот этих баранов погрузи мне в машину». Я его уговариваю: «Зачем, оставь, мне семью кормить нужно…» Отвечает: «Если этих самых жирных не погрузишь, то я тебя погружу — и будешь у меня вместо барана».

Второй срез моей информации — это казачество. В конце прошлого года из Дагестана приехали казаки и привезли кипу материалов. Суть материалов: есть решение федеральных органов власти о возвращении русскоязычного населения, казачества на традиционные места проживания. Есть постановления правительства Дагестана, все бумаги есть до районного уровня или поселкового. Но за все последние годы ни одного квадратного метра земли, ни одного квадратного метра жилья никому не выделили. Но все рапортуют — отписки огромные, как под копирку написанные, — что есть федеральная программа возвращения в места традиционного проживания. Но вот вся эта бюрократическая риторика сводится к тому, что, «к сожалению, средств не выделено или средства выделены, но исчезли в неизвестном направлении» и так далее.

Когда я всё это анализирую, то прихожу к выводу, что Дагестан на грани взрыва — причём вооружённого взрыва. Мы ещё увидим, как там ходит оружие, люди уже стали вооружаться, это большой бизнес. Да, там есть террористические проявления, да, в республику приходят ваххабиты, террористы, проповедники радикального ислама. Но они приходят потому, что там есть почва — всеобщее недовольство. И поэтому аресты в высшем руководстве — это, по сути дела, превентивные меры по предотвращению вооружённого восстания в Дагестане.

Меры, наверное, правильные, однако есть большое «но». Дагестан — как бы образец ситуации, которая сложилась во всей России. Может быть, там наиболее ярко выпятилось всё негативное. Давайте немножко повспоминаем, как ведёт себя власть — и ельцинская, и путинская, они действуют в одной логике. Мы что, не помним, как отдавали на откуп республики, в том числе и соседние с Дагестаном? Давали территории на кормление, чтобы получить лояльность, поддержку легитимности своего избрания. Мы что, не помним, как Сердюкову и Васильевой отдали на откорм Министерство обороны и Вооружённые силы? И сегодня, если посмотреть на наше правительство и на ряд арестованных губернаторов, давайте скажем прямо: ведь им отдавали регионы и труд их жителей на кормление. И радикальные меры, которые сегодня принимаются в Дагестане, аресты высоких чиновников — это, скорее всего, не системная борьба с коррупцией. Потому что коррупция начинается, увы, не в Дагестане, не на Камчатке и не в Ханты-Мансийском округе. Ведь у нас такая огромная система надзорных органов, что по числу надзирающих мы сегодня превзошли фашистскую Германию на оккупированных территориях по численности на душу населения. Полицаев было меньше, чем сегодня правоохранителей в России на определённое количество людей. И что, такому гигантскому аппарату не видно было повсеместного воровства?

Если пойдёт системное очищение от коррупции, то Путину, если это предпринимать, нужно начинать с Кремля, ибо все должностные лица, которые сегодня арестованы в Дагестане, имеют покровительство именно в Москве. Что, Министерство образования и науки Российской Федерации не знало ситуации в образовательной системе Дагестана? Скорее всего, подкармливалось и поэтому не замечало. А если не знало, то где ваш профессионализм? Каковы ваши функции? Что, сенаторы, которые заседают от Дагестана в Совете Федерации, не знали положения дел? Или депутаты Госдумы? Все всё знали, а пирамида всеобщей коррупции движется по всей России.

Есть честные губернаторы, главы администраций, которые пытаются что-то делать для народа, но таковы далеко не все. Дай бог, чтобы Дагестан был той точкой отсчёта, с которой Путин начнёт революцию сверху по установлению более-менее справедливого социально-экономического строя.

Нужно усиливать власть представителей народа в полном соответствии с третьей статьёй Конституции Российской Федерации, где объявлено, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ. И дальше есть положение в Конституции, что народ осуществляет свои властные полномочия как непосредственно, так и через систему выборных органов. Так вот, когда люди даже не знают Конституции, но знают, что у нас власть должна быть народной — они и протестуют, и на митинги ходят, а когда это не помогает, берутся за оружие.

Поэтому сейчас нужно создать механизм народовластия, чтобы народ мог контролировать деятельность любого чиновника, чтобы народ мог влиять на ситуацию и в школе, и в республике, и в стране. Народ сегодня отстранён от власти. Та облава, которая происходит сегодня в Дагестане, должна в корне изменить сущность самой власти — и не только в республике. Собственность сегодня диктует власти. Власть у нас в стране олигархическая, и мы прекрасно видим: кто какие решения проталкивает, какие осуществляются кадровые назначения в угоду олигархату или крупному воровскому, прежде всего, бизнесу. Не изменив сущности власти, не подчинив её интересам народа, мы разовой акцией ничего не добьёмся.

Нам надо поизучать китайскую модель. Там нет таких акций-вспышек, там чётко, регулярно отслеживают правонарушения. Система народных представителей, которая завершается Всекитайским собранием народных представителей, то есть большим Верховным советом, там очень эффективна. Правят именно представители народа. Выборы происходят не так, как у нас в депутаты Госдумы или сенаторы. Там людей выдвигают, начиная с посёлка, района и так далее. И контроль осуществляют они, а не правоохранительные органы. Правоохранители получают сигналы, проверяют их и регулярно отстреливают воров. Дело было в Шанхае. Включил там телевизор, смотрю и не понимаю ничего, что говорят, но вижу — суд идёт. И тут же показывают, как выводят осуждённых к стенке, залп, шести человек нет. Я утром спрашиваю китайских товарищей, они мне объясняют: «Это руководители Шанхая, они проворовались, их расстреляли». Я как бы упрёк делаю министру обороны, товарищу Чи Хаотяню: «Ведь они никого не убили, вроде нет разбойных нападений, зачем расстреливать?» И мудрый товарищ Чи Хаотянь мне объяснил: «У нас 200 миллионов людей живут за чертой бедности, многим нужно хотя бы чашечку риса в день, чтобы они не умерли. Когда много воруют, то многие умирают от голода, поэтому воры своим воровством приговаривают людей к смертной казни». Вы знаете — я с ним согласился.

И последнее. Некоторые эксперты говорят, что у тех клановых, родовых, преступных по большому счёту групп, интересы которых сейчас так мощно затронуты в Дагестане, достаточно сил для того, чтобы возмутить этот участок Северного Кавказа, для того, чтобы поднять свои прикормленные частные армии — а ведь у каждого чиновника высокого уровня в подчинении имеются десятки, а порой и сотни вооружённых людей. Я не считаю такие опасения справедливыми. Вообще не связываю преступную систему в какими-то родовыми, клановыми традициями. Ведь те аварцы, кумыки, даргинцы, табасаранцы, которые оказались наверху, немного делают ради своих кланов, ради своих родственников или даже в интересах религиозных конфессий. Это система воровская, криминальная. И того, что вчера сделали Васильев с Бортниковым, ждали и кумыки, и даргинцы и все остальные. По крайней мере, 90% населения. Мы помним, как арестовали мэра Махачкалы, который имел дворцы-крепости, и дворцы даже прикрывались зенитно-ракетными переносными комплексами. И что? Кто восстал в его защиту? Охрана немножко постреляла в воздух, когда резиденцию мэра приехали брать штурмом — и всё. Народ был доволен. Так что ничего дурного ожидать от населения, в том числе от кланов, не приходится. Народ будет рукоплескать.

А от криминальной системы России, которая проходит через правительство, Госдуму, Совет Федерации, через правоохранительные и судебные органы — вот здесь сопротивления следует ожидать. Конечно, не вооружённого, а, скорее всего, в форме тормозящей «мягкой силы».

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487832 Леонид Ивашов


Россия. СКФО > Агропром > premier.gov.ru, 5 февраля 2018 > № 2485564 Владимир Владимиров

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировым.

Обсуждались вопросы развития агропромышленного комплекса региона.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Владимир Владимирович, я знаю, у Вас есть свои вопросы для обсуждения, в том числе касающиеся статуса земель. Это действительно всегда очень важно, особенно для аграрных областей нашей страны.

Но давайте начнём с итогов прошлого года. Как развивался край в прошлом году? Каковы успехи? Прежде всего, конечно, в области сельского хозяйства – я имею в виду и урожай зерновых, и те урожаи, которые вы получили по фруктам и овощам. Что сделано, каковы перспективы на будущее?

В.Владимиров: Вы правы, мы сельскохозяйственный край. В прошлом году, и в 2016 году собрали урожай более 10 млн т. В 2017 году он составил 10,6 млн т.

В целом рост сельского хозяйства мы обеспечили на 7%. Но основа этого роста – это уже не зерно, не растениеводство. Основа этого роста – теплицы закрытого грунта, переработка (мы ввели в эксплуатацию два перерабатывающих консервных завода), сады, виноградники. Конечно же, нам и дальше в этом направлении нужно развиваться.

Мы в прошлом году ввели в эксплуатацию 300 га новых теплиц. Вы начали нам помогать, когда постановление №1044 принимали, когда в кризисный период дали нам возможность прогарантировать инвесторам дешёвые кредиты. Ставропольский край получил 30 млрд рублей. Мы построили молочную ферму и теплицы.

Мы закончили прошлый год с результатом (ещё окончательных статистических данных нет) 55 тыс. тонн овощей, но ориентируемся, что будет немного больше – около 60. В этом году уже выйдем за 100 тыс., потому что темп ввода теплиц большой. И в этом году мы станем самым крупным производителем овощей закрытого грунта в Российской Федерации.

Д.Медведев: Кстати, вопреки распространённым представлениям, наиболее рентабельные тепличные хозяйства находятся именно в тёплых местах, где много солнца, потому что стоимость электроэнергии, которая тратится на поддержку теплиц, в этом случае меньше и, соответственно, стоимость овощей и фруктов, которые выращиваются таким образом, ниже. Поэтому развивать тепличное хозяйство именно в наших тёплых краях, в том числе в Ставропольском крае, – это абсолютно правильное направление.

В.Владимиров: Я могу сказать, что сегодня вложено 49 млрд в строительство теплиц. Большую помощь оказывает нам Министерство сельского хозяйства. Мы сейчас пользуемся дешёвыми кредитами и выходим в этом направлении, я имею в виду в части строительства теплиц, за счёт государственной поддержки. Если бы не государственная поддержка, даже с нашими хорошими условиями очень сложно было бы привлечь людей в этот бизнес.

Мы сегодня даём кредиты под 6-8,25%. Компенсируем 5% от 8,25%. Плюс 20% CAPEX возвращаем. Это потрясающие условия.

Я Вам могу сказать, что в крае сегодня две азербайджанские компании хотят построить по 40 га теплиц вместе с российскими партнёрами. Это хорошее направление.

Д.Медведев: Пусть строят. Полезно для нас.

Россия. СКФО > Агропром > premier.gov.ru, 5 февраля 2018 > № 2485564 Владимир Владимиров


Россия. ЮФО. СКФО > Нефть, газ, уголь. Химпром > kremlin.ru, 5 февраля 2018 > № 2485545 Вагит Алекперов

Встреча с президентом компании «ЛУКОЙЛ» Вагитом Алекперовым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с президентом компании «ЛУКОЙЛ» Вагитом Алекперовым, который информировал главу государства об итогах работы нефтегазового холдинга в 2017 году и перспективных проектах, подготовленных к реализации в 2018-м.

В.Путин: Вагит Юсуфович, мы с Вами достаточно регулярно встречаемся, но так, чтобы поговорить основательно, в том числе и по результатам работы компании, времени всё не хватает, поэтому с удовольствием послушаю Вас. Что удалось компании сделать?

В.Алекперов: Спасибо большое, Владимир Владимирович, что нашли время.

Компания развивалась достаточно динамично. В 2017 году мы индексировали заработную плату, и, наверно, это характеризует нас, потому что все эти годы мы каждый год 1 апреля индексируем заработную плату нашим рабочим.

Инвестиции составили почти 500 миллиардов рублей. Как я Вам обещал, мы ежегодно вводим новые морские платформы в акватории Каспия. В этом году построена и начала бурить новая платформа. Уже вторая очередь на месторождении Филановского. В этом году, в 2018-м, ещё будет новая платформа и в 2019-м, то есть мы продолжаем освоение Каспия достаточно хорошим темпом.

Мы подготовили новый комплексный проект – это комплексное освоение Северного Каспия. На сегодняшний день газопровод уходит в район Будённовска. Принято инвестиционное решение о строительстве там газохимического комплекса, у которого будет два направления – это химикаты; вторая очередь – полиэтилен, полипропилен.

Это даст возможности для развития такого региона, как юг Ставропольского края, который достаточно депрессивный: предприятий не хватает, рабочих мест. Этот комплекс будет стоить почти 120 миллиардов рублей, работающих будет 600 человек, а строителей – более трёх тысяч.

Инвестиционное решение принято, сейчас ведётся подготовка. Правительство сделало поручение. Я Вам докладываю, потому что мы сейчас работаем на уровне Правительства. Надеюсь, что все вопросы будут решены. Местные власти поддерживают.

Мы продолжили комплексную модернизацию наших нефтеперерабатывающих заводов.

В.Путин: Это вы своевременно сделали.

В.Алекперов: Да. Гордимся, что сегодня это сделано. Это даёт возможность стабильно обеспечивать нашу страну самым качественным топливом…

В.Путин: И даёт возможность переходить на новое топливо.

В.Алекперов: Мы запустили в 2017 году бензин нового качества – это «Экто-100», то есть октановое число уже не 95, не 98, а 100. Это экономия бензина, экологическая чистота, и достаточно хорошо двигатель воспринимает. Так что все работы сделаны.

Я бы хотел показать конфигурацию будущего энергохимического комплекса. (Демонстрирует материалы.) Вот здесь рабочие места, это инвестиции. Проделана большая работа по маркетингу. Схематически показано, как будет двигаться сырьё и как будет двигаться продукция на экспорт и, конечно, на внутренний рынок, потому что всё-таки Ставрополь, Краснодар – это сельхозрегионы.

В.Путин: В Новороссийске будете грузить?

В.Алекперов: Да, это по пути. Так что площадки выделены. Вот наш действующий большой химический комплекс, здесь электростанцию мы построили, вот новая площадка, абсолютно новая, которая готовится для строительства. Вся цепочка будет реализована. Это даст, конечно, очень чувствительное развитие Ставропольскому краю.

Россия. ЮФО. СКФО > Нефть, газ, уголь. Химпром > kremlin.ru, 5 февраля 2018 > № 2485545 Вагит Алекперов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411032 Владимир Васильев

Рабочая встреча с врио главы Дагестана Владимиром Васильевым.

Временно исполняющий обязанности главы Республики Дагестан Владимир Васильев информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Владимир Абдуалиевич, Вы два месяца уже в республике работаете. Как у Вас впечатления?

В.Васильев: Быстро прошло время, наполненно.

В.Путин: Как у Вас идёт период вхождения? Как дела в республике?

В.Васильев: Идёт процесс. Есть трудности, есть и интересные резервы, возможности.

В.Путин: Ну, в Дагестане много возможностей.

В.Васильев: Сейчас встречаюсь с руководителями районов, вспоминают непростое время, вспоминают время, когда Вы прилетали туда, передают Вам самые добрые пожелания.

В.Путин: Спасибо, им тоже передавайте.

В.Васильев: За девять месяцев наша экономика даёт позитивную картину по ряду позиций. Неплохо выглядит промышленное производство, сельское хозяйство, строительство. Средняя заработная плата подросла, реальные доходы граждан тоже.

В.Путин: Насколько?

В.Васильев: На 3,3 – реальные доходы, средняя зарплата – на 5,1 процента за 9 месяцев.

В.Путин: Больше, чем в среднем по России.

В.Васильев: По ряду позиций – да.

В.Путин: В среднем по России 3 процента.

В.Васильев: Спасибо за помощь федерального центра. Когда мы говорим о росте промышленного производства в 29 процентов, многие дагестанцы сомневаются, и не без оснований, потому что этот рост нам дали в основном два крупных АО, которые получили оборонзаказ и в которых соответственно вырос потенциал в 1,7–1,8 раза. А по ряду отраслей у нас спад, к сожалению; это темы, которые требуют решения.

Безработица сократилась на 6,9, почти на 7 процентов. Указы выполняем.

В.Путин: А сколько всего безработица?

В.Васильев: Безработных – точную цифру не скажу, боюсь ввести в заблуждение, нужно уточнить. Сокращение – в районе 7 процентов.

По Указу, по зарплате. У нас средние зарплаты педагогических работников в учреждениях общего образования, дошкольного образования, преподавателей и мастеров производственного обучения, врачей, среднего медперсонала соответствуют требованиям Указа. По пяти показателям мы отстаём: это социальные работники, педагогические работники учреждений дошкольного образования, работники учреждений культуры, преподаватели учреждений высшего профессионального образования.

По здравоохранению. Снизилась смертность от туберкулёза на 11,5 процента, младенческая смертность сократилась, смертность от ДТП – на 4,4 процента (но здесь нужно ещё работать), от болезней системы кровообращения – у нас сокращение только один процент. Здесь мы договорились – буквально в пятницу Ольга Юрьевна Голодец проводила совещание с приглашением всех министерств и ведомств по её направлению, и мы рассматривали, за что я очень признателен, тему только Дагестана; мы там определились по ряду позиций.

И я сейчас перейду к теме, которая нас очень беспокоит: выросла смертность от новообразований в Дагестане, причём мы потеряли 151 человека, рост – 8,3 процента. Мы не смогли пока из нашего территориального фонда найти ресурсы, закупить необходимое оборудование, в том числе флюорографические системы, они у нас 2006 года, устарели. Плюс с лекарствами для онкобольных: у нас пока не хватало средств. Но мы договорились, что к нам выедет бригада из Минздрава, специалисты. Вместе посмотрим решение на месте.

Кстати, эта форма, по Вашему поручению, выезда наших отраслевых министерств хорошо работает. Недавно у нас была Васильева из Минобра, мы с ней поработали. До этого у нас был Соколов – тоже предметно, по существу. Это нас подтягивает до федерального уровня, федерального стандарта. Это очень важно. Поэтому прошу, если можно, и дальше нас проводить и поддерживать.

По теме – Вы держите её на контроле, – тоже указы, по дошкольному образованию. Мы на сегодняшний день имеем 85 процентов, с 2013 года у нас было 53 процента. За это время мы построили 108 новых детских садов на 14 тысяч мест. Проблема остаётся, её надо решать, в том числе и нашими собственными, республиканскими, средствами. Мы это хорошо понимаем, потому что очередь до сих пор у нас двадцать тысяч детей, даже более двадцати тысяч.

В.Путин: В детские садики?

В.Васильев: В детские садики, да.

По инвестициям, источнику решения многих проблем. Мы сегодня занимаем первое место в Северо-Кавказском федеральном округе – основной капитал. Но в рейтингах инвестиционной привлекательности мы занимаем одно из крайних мест. Здесь нам нужно работать, работать и работать.

В марте Правительством было принято решение о создании территории опережающего развития «Каспийск». На сегодняшний день наш парламент принял в первом чтении создание благоприятных условий – надеюсь, что эта практика дальше нам поможет привлечь инвестиции в наш регион.

В.Путин: Что там планируете производить, в этом ТОРе?

В.Васильев: В «Каспийске» – комплекс вопросов, которые, мы надеемся, уже в ближайшее время нам удастся реализовать, в том числе по современным технологиям.

У нас в регионе хорошо работает аграрный комплекс, и нам, конечно, сейчас надо подумать о промышленной составляющей, и не только об оборонке, которая от нас, прямо говоря, не очень зависит – наличие оборонзаказа.

Проблемой, с одной стороны, а с другой стороны – возможностью серьёзного роста является уровень теневой экономики. Налоговая нагрузка сегодня у нас – 5,2 процента. Это одна из самых низких нагрузок по 2016 году. Если смотреть по Северо-Кавказскому федеральному округу, то это будет 10 процентов, по России – 20. Здесь нужно и есть с чем работать. Потому спокойно, последовательно движемся в этом направлении.

Хотел бы сказать о том, что у нас на сегодняшний день, я уже говорил, структура роста произошла в связи с оборонзаказом. Она могла бы серьёзно меняться, если бы мы поработали со сбором налогов.

Хочу, кстати, сказать спасибо. Я обращался за помощью по желанию наших граждан навести порядок в республике во всех отношениях. Хочу поблагодарить Генерального прокурора за то, что он согласовал новую кандидатуру прокурора. Идёт согласование в Верховном Суде. Люди ждут этих решений: и бизнес, и граждане. Все хотят закона такого, как в России.

В.Путин: Как везде в России.

В.Васильев: Да.

В.Путин: Ну, у нас везде в России ещё многое нужно сделать, чтобы всё функционировало должным образом.

В.Васильев: У нас в Дагестане есть к чему стремиться.

В.Путин: Понимаю.

В.Васильев: Я вижу, понимаю людей. Они поддерживают нас. Надеюсь, мы будем двигаться в этом направлении. Спасибо за помощь.

У нас на сегодняшний день, согласно рейтингам по субъектам, в части надзорной деятельности – она у нас излишняя: мы заняли в 2016 году 85-е место в России. Надо с этим заканчивать. Люди, аграрный бизнес загружены проверками, жалуются. Мы здесь, безусловно, работаем и будем дальше продолжать эту работу более эффективно.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411032 Владимир Васильев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 ноября 2017 > № 2380665 Юнус-Бек Евкуров

Рабочая встреча с главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым.

Глава Ингушетии информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Добрый день, Юнус-Бек Баматгиреевич!

Давайте начнём с переселения из Чечни, целая программа у нас была, и из оползневой зоны; потом по всему остальному.

Ю.-Б.Евкуров: При Вашей поддержке, Владимир Владимирович, мы завершаем в этом году две эти программы. Они вызывали довольно серьёзную напряжённость в обществе: более 20 лет – проблема с вынужденными переселенцами; проблема оползневой зоны была где-то с 1960-х годов. В этом году мы завершаем обе программы. Буквально до конца этого месяца мы переселяем почти 800 семей, это более восьми тысяч человек. И до конца декабря переселяем уже оползневую зону, это почти 7500–8000 человек. Хорошая программа, мы с этой задачей успешно справились.

По итогам текущего года мы по индексу промышленного производства прогнозируем где-то 109 [процентов] роста. Этому есть причины; мы открыли радиаторный завод, швейное производство, завод полимерных труб работает. По вашему поручению «Ростех» забирает на себя завод энергосберегающих ламп, который тоже должен начать работу в конце месяца.

По индексу сельхозпроизводства мы прогнозируем рост где-то 107–108 процентов. Этому опять же есть причина: фруктовое садоводство – у нас, наверное, один из самых лучших садов. К концу 2019 года это будет 1100 гектаров и 60 тысяч холодильников.

Тепличное хозяйство – в этом году 10 гектаров, уже в апреле следующего года первый урожай пойдет, до 9000 тонн в год, и в следующем году – ещё 20 гектаров, будет уже 30 гектаров в тепличном хозяйстве, только в одном месте. Такие производства, у нас хороший потенциал по году.

В.Путин: Очень хорошо.

Ю.-Б.Евкуров: В Саудовской Аравии на Межправкомиссии мы договорились с саудовскими инвесторами в том числе по реализации, экспорту нашей сельхозпродукции. Уже одну партию мы начали с ними производить с прошлого года, в этом году и следующем начнём активно работать.

В.Путин: А что вы продаете?

Ю.-Б.Евкуров: Мы уже сегодня можем до 20 тысяч тонн яблок по году, поставили 48 тонн меда, а так по году можем поставлять до 300 тонн меда, можем поставлять воду в больших объёмах и овощи, тепличное хозяйство. Думаю, мы сможем 10–15 тысяч тонн овощей в год поставлять. Плюс мы выходим на радиаторы, энергосберегающие лампы, они тоже этим заинтересовались, так как они над этим уже работают. Мы уже ищем рынок, в этом направлении работаем.

В.Путин: Очень хорошо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 ноября 2017 > № 2380665 Юнус-Бек Евкуров


Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев

Потребитель выходит из тени.

Полковник полиции Ражидин ЭФЕНДИЕВ, начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Дагестан.

Работа по декриминализации топливно-энергетического комплекса Дагестана является постоянным предметом внимания республиканского МВД. Предпринимаемые меры помогли в этом году значительно улучшить результаты оперативно-служебной деятельности по данному направлению. Только за 7 месяцев в сфере ТЭК республики выявлено 321 преступление (за такой же период 2016 года – 89), по которым возбуждено 318 уголовных дел (было – 72). Ущерб по оконченным производством уголовным делам составил свыше 797 миллионов 300 тысяч рублей, из которых возмещено более 766 миллионов 600 тысяч.

Существенное влияние на оперативную обстановку в сфере топливно-энергетического комплекса оказывают посягательства на сырую нефть из магистрального нефтепровода, а также факты её незаконной переработки. Благодаря системной работе существовавшие на этом участке проблемы стали терять былую остроту. Этому, в частности, способствовали подписание и реализация плана совместных мероприятий с АО «Черномортранснефть» по защите магистрального нефтепровода Баку–Новороссийск, проходящего по территории Республики Дагестан. И если до 2013 года потери нефти составляли порядка 3–4 тысяч тонн в год, то в последующие годы, по информации ОАО «Черномортранснефть», они не зафиксированы. А количество обнаруженных и ликвидированных врезок в нефтепровод сократилось с 42 в 2011 году до двух в текущем периоде.

Так, возбуждено уголовное дело по факту обнаружения на 281-м километре магистрального нефтепровода Грозный–Баку несанкционированной врезки и самосвала марки КамАЗ с замаскированной в кузове цистерной. По подозрению в совершении преступления арестованы двое граждан республики.

Однако ситуация в данном направлении по-прежнему требует постоянного, неослабного внимания. Нефть для перерабатывающих мини-заводов завозится в регион железнодорожным и автомобильным транспортом в основном из Калмыкии, Чечни, Ставропольского края и Самарской области. На этих предприятиях проводятся систематические проверки с изъятием образцов нефти для сравнительного анализа и нефтепродуктов для проведения лабораторных исследований на предмет их соответствия требованиям ГОСТ.

В сфере реализации моторного топлива проводятся оперативно-разыскные мероприятия по документированию фактов реализации сжиженного газа без соответствующей лицензии, а также некондиционного топлива. В текущем году проверено 294 объекта предпринимательской деятельности, в ходе которых выявлено 28 преступлений.

Вместе с тем на принятие свое­временного и законного решения по материалам негативно влияет то, что на сегодняшний день в экспертно-криминалистическом отделе МВД по Республике Дагестан отсутствует надлежащая аппаратура. Поэтому во время проверок автозаправочных станций на предмет реализации некондиционного топлива возникают проблемы при определении основных характеристик нефтепродуктов и получении соответствующего заключения специалиста.

Острой проблемой остаётся высокий уровень задолженности за поставленные энергоресурсы, в связи с чем МВД по Республике Дагестан продолжает комплекс мероприятий по реализации поручений Президента Российской Федерации Владимира Путина от 22 мая 2016 г. № мк 2130, а также протокола от 10 марта 2017 г. № 1 Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО, в части выявления и пресечения фактов хищений энергоресурсов.

Для реализации поставленных задач подписаны межведомственные приказы с энергетическими компаниями, в рамках которых сформированы рабочие группы из числа сотрудников УЭБиПК и корпоративной защиты компаний. На постоянной основе ведётся совместная работа по выявлению фактов бездоговорного потребления энергоресурсов и улучшению платёжной дисциплины, например, проводится оперативно-профилактическое мероприятие «Неплательщик». Благодаря этому ситуация несколько улучшилась. Удалось добиться роста количества заключённых договоров потребителей с энергетическими компаниями, соотношение собранных и начисленных платежей увеличилось с 25 до 43 процентов, то есть наблюдается процесс «выхода из тени» потребителей энергоресурсов.

Всего с начала года в республике проведено около 4 тысяч проверок по фактам хищения энергоресурсов, возбуждено 429 уголовных дел. Направлено в суд 286 уголовных дел, по результатам рассмотрения которых осуждены 184 лица (все условно). Сумма наложенных штрафов – 2,12 миллиона рублей. Установленный ущерб по оконченным уголовным делам составил более 50 миллионов рублей.

В структуре выявленных преступлений преобладают хищения энергоресурсов предприятиями, осуществляющими свою деятельность в различных областях экономики. К примеру, возбуждено уголовное дело в отношении начальника службы безопасности птицефабрики «Махачкалинская» и его арендатора, которые путём несанкционированной врезки в сетевой газопровод осуществляли хищение природного газа, причинив ущерб на сумму 2,17 миллиона рублей.

Учитывая, что ни одно хищение энергоресурсов, особенно на коммерческих объектах в различных секторах экономики, не совершается без прямого участия либо умышленного бездействия самих сотрудников энергетических компаний, по каждому выявленному факту хищения энергоресурсов проводится документирование возможных преступных действий или бездействия должностных лиц энергетических компаний, в соответствии с их служебными обязанностями. В результате выявлено 54 преступления, совершённых сотрудниками энергетических компаний. Так, на абонентском участке по Каякентскому району задокументированы пять эпизодов получения денежных средств от абонентов за погашение задолженностей исполняющим обязанности начальника участка и контролёрами.

Проводится комплекс мероприятий по получению и отработке упреждающей информации о фактах вывода из оборота денежных средств, предназначенных для расчётов за поставленные энергоносители и фактов перераспределения имущественных активов теплоснабжающих предприятий, имеющих значительные задолженности за поставленный газ. В результате возбуждены и расследуются четыре уголовных дела по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» в отношении руководителей некоторых теплоснабжающих компаний, которые, имея реальные возможности на погашение задолженностей за газ в общей сумме более 1,3 миллиарда рублей, использовали денежные средства, полученные от потребителей, по собственному усмотрению. Анализ выявленных преступлений в ТЭК республики показывает, что основное их количество приходится именно на хищения в газовой сфере.

В сфере электроэнергетики в этом году возбуждено три уголовных дела в отношении контролёров, совершивших мошеннические действия, и одно – в отношении директора частного детского сада. Это дошкольное учреждение было подключено к линии электропередач, минуя приборы учёта. В итоге совершено хищение электроэнергии, причинён ущерб на сумму 1,832 миллиона рублей.

Основная причина невозбуждения уголовных дел по выявленным незаконным врезкам в электрические сети физических лиц в том, что в статье 158 УК РФ «Кража» не предусмотрена уголовная ответственность за кражу электричества путём незаконных подключений к электрическим сетям, а статья 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием» предусматривает крупный ущерб (более 250 тысяч рублей).

Сейчас в Государственной Думе Российской Федерации находится на рассмотрении проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», направленный на устранение указанного правового пробела. В законопроекте предусматривается одинаковая ответственность по статье 158 УК РФ за кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода и электрических сетей. При этом оговаривается, что добровольно сообщившие о преступлении и в полном объёме возместившие причинённый ущерб могут быть освобождены от уголовной ответственности.

По состоянию на 1 августа 2017 года декларируемая газовыми компаниями задолженность за поставки составила 35,983 миллиарда рублей. Рост с начала года – 3,2 миллиарда рублей. И основными его причинами, помимо несанкционированного отбора со стороны юридических и физических лиц, которых выявляют органы внутренних дел, являются ненадлежащий учёт абонентов, необоснованно начисленные долги, большая доля безнадёжных долгов с истекшими сроками исковой давности, высокий уровень потерь, а также недостаточная организация работы по взысканию задолженностей в судебном порядке.

Представляется, что в данной сфере необходимо решить ряд задач. В том числе во взаимодействии с другими правоохранительными и контролирующими органами продолжить комплексную отработку объектов и территорий топливно-энергетического комплекса, наиболее подверженных криминальному влиянию. Требуется сосредоточить усилия оперативных сотрудников на повышении качества получаемой и фиксируемой информации в целях раскрытия преступлений, совершаемых организованными преступными группами в данной сфере, внедрении новых тактических приёмов оперативной работы и обеспечить качественное оперативное сопровождение возбуждённых уголовных дел данной категории, обеспечение по ним возмещения материального ущерба, доведения их до судов, вынесения приговоров.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 октября 2017 > № 2480161 Александр Проханов

Небесное царство Ахмата Кадырова

заповедь «Любить народ и бояться Бога»— это и есть проявление живущей в чеченском сердце мечты

Александр Проханов

У каждого народа есть мечта. Американская мечта — это град на холме. Эту мечту сформулировали отцы-основатели: президенты, воины, философы. Есть гора, на ней стоит град, крепость. Через бойницы крепости можно наблюдать окрестные долины и селения. А если населяющим град что-то не нравится в долинах, то бунтующих смутьянов осыпают крылатыми ракетами и усмиряют.

Есть китайская мечта. Она внесена в документы Коммунистической партии Китая наряду с термином "Великий шёлковый путь". Эта мечта — о восстановлении китайского достоинства, чести, которая была поругана на протяжении нескольких столетий наглыми и жестокими европейцами.

Есть русская мечта. Русская мечта —это храм на холме. И вся история русского народа — это история того, как мы насыпали наш холм, стремились сделать его высоким, а на вершине этого холма поставить храм, чтобы он своими куполами, своими крестами касался небес. И с небес в нашу жизнь — жизнь человека, рода, народа — проливался божественный Фаворский свет, делая жизнь прекрасной, доброй, совершенной, где нет зла, насилия, нет жестокости.

И есть чеченская мечта. Мне на протяжении ряда лет удавалось видеть её сверкание, её проблески.

На заре нашего знакомства с Рамзаном Кадыровым, когда Грозный ещё лежал в руинах, всё дымилось, ещё не засохли слёзы, Рамзан Ахматович, сказал, что хочет сделать чеченский народ самым счастливым, самым образованным, благополучным, самым благодатным и любимым всеми народами. В этих словах звучала мечта: это сказал не политический деятель, а мечтатель.

Позднее мы сидели с ним в его резиденции в Гудермесе, наступала ночь, за окном разгуливали павлины с великолепными хвостами, и я спросил Рамзана Кадырова: а что такое власть, какова задача лидера?

И он ответил: задача политика, властителя, лидера — любить народ и бояться Бога.

А если ты любишь свой народ, ты делаешь всё, чтобы живущие в народе чаяния, мечтания, сбылись, чтобы народная мечта нашла своё проявление, чтобы она воплотилась. При этом властитель должен бояться Бога, чтобы в своей любви к народу и желании скорейшего воплощения его чаяний не наделать вреда, не наломать костей народа. И заповедь "Любить народ и бояться Бога", полученная Рамзаном Ахматовичем Кадыровым от своего отца, от своего батюшки Ахмата Хаджи Кадырова, — это и есть проявление живущей в чеченском сознании, в чеченском сердце мечты.

Яснее всего чеченская мечта, чеченское озарение и откровение проявились в судьбе, в жизни и деяниях Ахмата Хаджи Кадырова. Его появление в чеченском народе, в Российском государстве является чудесным. Оно не было предсказуемо политикой, войной, литературой. Оно было явлено, было явлением. Иначе как могло случиться, что человеку в одночасье пришло прозрение, и он войну превратил в мир? Ненависть превратил в благодарность и блаженство. Кровь, слёзы, разрушения превратил в цветение, в объятия и рукопожатия.

Когда Ахмату Хаджи пришло это решение? Быть может, в ночи ему явился ангел, может, иное чудо произошло, потому что это решение — не земное. Это решение означало для него смерть. И он знал, что погибнет. Потому что летящий на огромной скорости бронепоезд, который стоял в Ханкале и мчался к Гудермесу, нельзя было остановить человеческими руками, без помощи Господней. А бронепоезд войны был остановлен — остановлен на краю пропасти. И он не свалился в пропасть, а был развернут и ушёл от страшного края пропасти.

Я убеждён, что присутствие Ахмата Хаджи в Чечне — это проявление очень высокой святости. И это — великая тайна, которую предстоит разгадать лучшим мыслителям, богооткровенным людям Чечни. Это и есть чеченская мечта: превратить тьму в свет, превратить ненависть в любовь, в любовь не только к себе, но и ко всему миру.

И быть может, сейчас где-то на небесах, в раю в застолье сидит Ахмат Хаджи, а по правую руку от него сидят чеченские воины, погибшие в двух страшных чеченских сражениях. А по левую руку от него сидят русские воины, сложившие головы на этих же войнах. Они угощают друг друга виноградом, сладкими дынями, угощают яблоками, грушами, которые сорвали в райском саду. А Ахмат Хаджи смотрит на них отеческим взглядом и радуется. Потому что и те, и другие — это его дети.

Чеченская мечта совпадает с русской мечтой, с татарской мечтой, совпадает с мечтой аварцев, с мечтой всех народов, живущих в нашей ненаглядной матушке-России. И наши движения, наши стремления к идеалу, к мечте, они сольются в единый восхитительный поток наших благожеланий, молитв, наших российских духовных переживаний и откровений. Потому что чеченская мечта, русская мечта — российская мечта — то заповедное, данное нам свыше состояние, которое вело и будет вести нас через все беды, тьму, через все катастрофы к негасимому солнцу нашей любви и нашего братства.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 октября 2017 > № 2480161 Александр Проханов


Россия. СКФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 25 октября 2017 > № 2474426 Умар Яричев

„Берегите слова, берегите и в сердце храните...“

Ермакова Анастасия

СП Чеченской Республики планирует провести совещание писателей юга России в Грозном

Поэт Умар Яричев считает, что писать одинаково хорошо на двух языках практически невозможно.

«ЛГ»-ДОСЬЕ

Умар Денелбекович Яричев, народный поэт Чеченской Республики.

Родился в 1941 году в селе Кулары ЧИ АССР. В 1944 г. его семья была выслана в Южный Казахстан. С детских лет начал писать стихи, которые публиковались в газетах «Пионер Казахстана» и «Пионерская правда». В 1974 году с отличием окончил Алма-Атинский филиал Московского института советской торговли (ныне МЭИ). Первое взрослое стихотворение «Горянка» было опубликовано в 1961 году в республиканской газете «Заветы Ильича». Первая книга «Исток» вышла в 1979 году. На сегодняшний день издано 11 книг, в том числе несколько сборников стихов: «Встреча в пути», «Избранное 1», «Избранное 2», «Между прошлым и будущим», «Тропою памяти», «Лавина времени».

Член Союза писателей СССР и РФ. Живёт в с. Кулары Чеченской Республики.

– Умар Денелбекович, если говорить о современной литературе Чечни, как бы вы её охарактеризовали?

– Современная чеченская литература представлена большим количеством жанров и целой плеядой писателей. Она, на мой взгляд, претерпевает влияние современной цивилизации, как, впрочем, и все национальные литературы народов России.

Общеизвестно, что в центре любой литературы, независимо от географической принадлежности, всегда стоит человек, и главная задача любого писателя, независимо от национальности, – сделать этого человека, а по сути, своего читателя, справедливее, духовно богаче, добрее. В чеченской литературе можно найти те звенья, которые роднят и объединяют её богатый духовный потенциал с общечеловеческими морально-этическими ценностями, и поэтому делают её близкой и понятной читателям иных наций.

Необходимо также отметить, что в чеченскую литературу последнего десятилетия, как и в жизнь чеченского народа, вторглись трагические события, связанные с военными действиями на территории Чеченской Республики. Герои литературных произведений, как и их авторы, были поставлены в зависимость от катаклизмов истории. От них потребовался выбор принципиальной социальной позиции, и с большой долей уверенности можно сказать, эта позиция определена.

Многое в современной чеченской литературе, как и во всей писательской среде, индивидуально, но объединяет эту сферу одно – все произведения (прозаические и поэтические) проникнуты антивоенным пафосом, а чеченские писатели, как и все писатели, дорожащие своей литературой, культурой, этнической принадлежностью, обычаями и традициями, заботящиеся о духовности и нравственности народа, стараются противостоять злу, насилию и порочности.

– Знаю, что у вас в респуб­лике сильный Союз писателей, который возглавляет Канта Ибрагимов. Какие заметные мероприятия прошли в республике в этом году и ещё планируются?

– Действительно, чеченское отделение Союза писателей России заслуживает отдельной строки. Возглавляемый вот уже около десяти лет известным писателем и общественным деятелем Канта Ибрагимовым наш Союз писателей играет заметную роль в культурной жизни республики. Нельзя не отметить неизменное внимание к культуре главы республики Рамзана Кадырова. Одно то, что у нас ежегодно издаётся около 30–40 книг чеченских авторов, имеет неоценимое значение для развития национальной литературы. В этом году приоритет был отдан детской литературе – уже издано около двенадцати книг для детей. Произведения прозы, поэзии и детской литературы наших авторов вошли в Антологии национальных литератур народов России, издаваемые в Москве в рамках Программы поддержки национальных литератур народов Российской Федерации.

Что касается мероприятий, то в этом году у нас прошли и проходят ставшие уже традиционными презентации новых книг чеченских авторов, празднования их юбилеев, профессиональных праздников. Большая работа проделана по увековечению памяти знаменитого российского художника XIX века Петра Захарова-Чеченца. В частности, в этом году рядом со зданием Союза писателей начались работы по строительству сквера-памятника этому выдающемуся живописцу. В тёплой обстановке проходят в СП встречи с юными читателями, например, учащимися Республиканского центра развития творчества для детей и юношества. Что касается планов, то в этом году Союз писателей Чеченской Республики собирается провести совещание писателей юга России в Грозном. Также в рамках этого мероприятия будет проведена книжная выставка-ярмарка.

– Если сравнить советскую эпоху и нашу, сегодняшнюю, что для писателей изменилось в лучшую и что в худшую сторону?

– В лучшую сторону изменилось то, что нет гонений на писателей (которым, возможно, далеко до Пастернака и Солженицына, но всё же), выражающих свою точку зрения, если даже она идёт вразрез с государственной. Правда, это почти полное отсутствие цензуры позволяет выходить в свет массе бездарной, серой и бесполезной литературной примитивщины, зачастую разлагающей незаметно и коварно умы молодого поколения. Плохо, что нет золотой середины. Это одно. Второе – авторитет писателя в советскую эпоху был гораздо выше. И отношение к нему уважительнее. Институт перевода функционировал лучше. В настоящее время материальное положение писателей заметно ухудшилось – ведь у них нет ни зарплат, ни пенсий. Но есть свобода выбора темы, возможность издаваться, пусть даже за свой счёт. Наверное, это всё же плюс.

– Вы же пишете стихи на русском языке? А переводятся ли они на чеченский?

– Да! Пишу на русском! Я очень люблю родной язык, культуру, традиции своего народа, русский же, в силу обстоятельств, стал для меня вторым родным языком, на котором я получил образование. Благодаря русскому я познал мировую литературу, в том числе великую европейскую поэзию, прекрасную поэзию Азии и Востока, несравнимое величие русской поэзии в лице Пушкина, Лермонтова, Ахматовой, Цветаевой, Есенина и моего идеала в поэзии – Блока. На этом языке в переводах я постиг поэзию Гамзатова, Кугультинова, Хетагурова, Кулиева. И свою родную чеченскую поэзию я впервые, по тем же обстоятельствам, прочитал на русском языке. И поэтому, как говорил, бывало, мой друг Расул Гамзатов, считаю уместным и необходимым выразить благодарность русскому народу, который является генетическим и этническим носителем и хранителем этого удивительного языка. Я благодарен Всевышнему за данную мне творческую возможность более или менее сносно выражать на русском языке боль и печаль, радость и надежду своего народа. Я также благодарен Всевышнему, что моя поэзия при содействии замечательных чеченских поэтов переводится на мой родной чеченский язык, которым я горжусь и который люблю всей душой. Особенно значима для меня подборка моих стихов, переведённая на чеченский язык нашим известным поэтом старшего поколения Адизом Кусаевым.

– Есть ли в республике билингвальные авторы? И можно ли, на ваш взгляд, добиться одинаково высокого художественного уровня на обоих языках?

– Да, у нас есть авторы-билингвисты. В основном это поэты. Причём старшего поколения. Что касается моего взгляда на данное литературное явление, то я сомневаюсь, что билингвальный автор может достичь высокого художественного уровня в своих творениях на двух языках. В крайнем случае человек, пишущий талантливо и красиво на двух языках, должен иметь два Божьих дара. Если этого дара нет, то, на мой взгляд, лучше быть хорошим стихотворцем на одном языке. Как говорится, лучше и надёжнее скакать, сидя на одной лошади, чем рисковать, стоя на сёдлах двух.

– Какие шаги нужно предпринять чеченскому автору, чтобы стать известным во всероссийском масштабе?

– Любому национальному автору (в моём случае я могу говорить только о поэзии) прежде всего надо быть поэтом, потому что поэтами не становятся, а рождаются. Это первое. Второе. Как сказал Заболоцкий, «не позволяй душе лениться... душа обязана трудиться и день, и ночь». И, конечно, наличие Божьего дара обязательно! Однако стать известным во всероссийском масштабе на сегодняшний день – задача почти невыполнимая. Во-первых, к чтению вообще упал интерес, во-вторых, авторитет писателя, тем более на периферии, далеко не на высоком уровне. Почему на всём постсоветском пространстве были известны имена национальных авторов? Этот вопрос был на контроле у государства. Масштабно работал институт перевода. Издавались книги национальных авторов, их имена популяризировались в СМИ, на телевидении. Сейчас же надо уповать на интернет или же, если твоё творчество заслуживает внимания, можно стать известным только в отдельных регионах благодаря различным литературным форумам. Могу сказать о себе. В последние лет десять я участвовал в творческих встречах и выступал на различныж литературных мероприятиях в Москве, Ростов-на-Дону, Волгограде, Омске, Владикавказе. Трижды побывал в Санкт-Петербурге по приглашению администрации Дома-музея Анны Ахматовой и Николая Гумилёва (двум этим великим русским поэтам я посвятил свои стихи). Являюсь частым гостем Пятигорска и Ставрополья. Для меня эти приглашения – большая честь.

Беседу вела Анастасия Ермакова

Россия. СКФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 25 октября 2017 > № 2474426 Умар Яричев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 октября 2017 > № 2360232 Юрий Коков

Встреча с главой Кабардино-Балкарии Юрием Коковым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с главой Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым. Обсуждались социально-экономическое положение в регионе и региональная проблематика. Отдельно рассматривалась программа противодействия чрезвычайным ситуациям в Кабардино-Балкарии.

В.Путин: Юрий Александрович, вопрос традиционный, комплексный – социально-экономическая ситуация в республике. Второй – я знаю, есть программа по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. Поговорим и на эту тему.

Ю.Коков: Прежде всего, социально-экономическое положение и общественно-политическая ситуация контролируются. Динамика, если говорить о результатах экономического развития республики: за последние три года мы поддерживаем стабильный рост в экономике.

Более того, по результатам работы и девяти месяцев этого года, хотя есть определённые объективные сложности, всё равно вышли на среднероссийский [уровень], выдерживаем все показатели.

Что касается майских указов, то мы, конечно, в принципе, все вопросы решили. Более того, особенно за последние три года нам пришлось здесь очень активно и совместно с федеральными министерствами поработать, и мы сумели более восьми тысяч дошкольных мест обеспечить в республике. Тем самым на сто процентов закрыли вопрос дошкольного образования от трёх до семи лет.

Также по МФЦ, то есть мы для граждан обеспечили стопроцентную доступность (по Вашим указам). По другим направлениям есть отдельные моменты, но мы по результатам года тоже их перекроем.

Теперь, Владимир Владимирович, что касается в целом обеспечения безопасности граждан, борьбы с преступностью – у нас тоже наблюдается тенденция к снижению преступности в целом, в том числе, что особенно радует, по тяжким и особо тяжким преступлениям тоже идёт снижение.

Что касается террористической, экстремистской составляющей – здесь тоже мы совместно с соответствующими федеральными службами, правоохраной, в рамках работы Краткая справка Национальный антитеррористический комитет (НАК) Национального антитеррористического комитета активно ведём работу, то есть динамика нормальная, мы общими усилиями уже выстроили работу таким образом, что результаты имеются, они очевидны, люди это тоже видят.

Владимир Владимирович, что касается второго вопроса, имею в виду Ваши поручения по результатам стихийных, чрезвычайных бедствий, имею в виду селевые потоки, которые были у нас и 15 августа этого года, и 1 сентября. Вы детали все знаете, я не буду о деталях говорить.

В рамках поручения – сделать комплекс мер по упреждению в будущем этой ситуации, – мы очень активно поработали эти 40 дней с министерствами и ведомствами в рамках правительственной комиссии, Правительства Российской Федерации.

Активную помощь здесь [оказал], мы тоже её использовали, Высокогорный геофизический институт, это ведущий научный центр Росгидромета Минприроды [Министерства природных ресурсов и экологии РФ], они тоже активно работали.

Мы совместно с ними пришли к заключению, что необходимо с учётом и географического положения республики, и вообще, эта проблема касается многих регионов сегодня, имею в виду природные катаклизмы…

В.Путин: Действительно тают ледники у вас?

Ю.Коков: Да.

Здесь речь идёт не только о Приэльбрусье. Это и Зольский район, и Баксанский, Прохладненский – степные районы, казалось бы. Поэтому здесь нужен комплексный, как Вы тогда сказали, подход.

Мы выработали предложения, предварительно согласовав их с Правительством и всеми заинтересованными ведомствами. Я бы попросил, Владимир Владимирович, поддержать, чтобы подпрограмму противодействия чрезвычайным ситуациям в Кабардино-Балкарии включить в государственную программу Российской Федерации по защите населения и территорий от чрезвычайных происшествий.

В.Путин: Проработайте это.

Ю.Коков: Да, если возможность будет, хотелось бы, чтобы Вы дали соответствующие поручения.

В.Путин: Действительно установили, что идёт таяние ледников?

Ю.Коков: Да, это очевидно.

Вы знаете, Владимир Владимирович, там есть и серьёзные проработки. Вы помните, когда ещё в 2000 году у нас это случилось, и тогда тоже, как и сейчас, люди погибли, Вы тогда давали распоряжение, и мы общими усилиями построили полуторакилометровый лоток, который сейчас фактически спас город Тырныауз и всю инфраструктуру.

Специалисты тогда на упреждение сработали, и фактически весь сель пошёл туда – семь метров глубина этого полуторатысячного лотка, он был фактически весь заполнен.

В.Путин: Это же какой объём получился?

Ю.Коков: Это миллионы тонн, очень большие объёмы. И вторая волна [была], мы его только успели зачистить. Вы тогда команду дали, нам очень активно помогли Министерство обороны и МЧС.

И я скажу, что мы очень активно работали и с аппаратом полномочного представителя в Краткая справка Северо-Кавказский федеральный округ (СКФО) Северо-Кавказском федеральном округе, и с Правительством, Дмитрий Анатольевич Медведев поддержал, мы отдельно встречались по Вашему поручению.

Владимир Владимирович, реально погода меняется в мире, и специалисты тоже пришли к общему знаменателю, что если как пилотный проект сейчас мы бы могли это применить в Кабардино-Балкарии – в принципе, и на Дальнем Востоке, везде климат меняется, можно было бы использовать.

В.Путин: Давайте посмотрим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 октября 2017 > № 2360232 Юрий Коков


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 18 октября 2017 > № 2358453 Константин Казенин

Что означает для Москвы упадок кавказских кланов

Константин Казенин

Клановая система на Северном Кавказе растет не из глубины веков, а из 1990-х. И в ближайшем будущем она в любом случае обречена на упадок, независимо от действий Москвы. Вопрос в том, обретет ли на этом фоне федеральный центр других союзников в регионе

Назначение в Дагестан ветерана МВД и «Единой России» Владимира Васильева вновь обострило дискуссии о том, может ли и хочет ли федеральный центр уничтожить клановую систему на Северном Кавказе. За этими дискуссиями, похоже, остается незамеченным одно важное обстоятельство: клановая система сегодня оказывается под ударом независимо от намерений центра. Вопрос в том, смогут ли федеральные чиновники, ответственные за Кавказ, сотрудничать с теми силами, с которыми они ранее в основном находились в параллельных измерениях.

Иллюзия традиций и могущества

Для начала стоит уточнить, что скрывается под словами «клановая система», поскольку ее образ в массовом сознании довольно сильно отличается от северокавказских реалий. Клан, вопреки распространенным представлениям, – это вовсе не род, не «тухум», на которые якобы до сих пор поделено общество на Северном Кавказе.

Традиционные родовые структуры если и сохранили реальное значение в каких-то его частях, то в основном только в Ингушетии – это, пожалуй, единственный на сегодня северокавказский регион, где роль старейшин крупных фамилий по-прежнему проявляется в разных конфликтных ситуациях и не ограничивается, как в других республиках, театрализованным восседанием за свадебными столами.

Что касается кланов, то они к глубинам местной архаики имеют мало отношения. Эти структуры возникли после распада СССР, на фоне снижения возможностей государства как регулятора. Некоторые части Северного Кавказа, например Дагестан, в начале 1990-х заметно опережали другие регионы России по скорости и масштабу разрушения государственных институтов. Тут возник запрос на альтернативную силу, которая помешает скатыванию ситуации в непреодолимую «войну всех против всех».

Эту роль взяли на себя быстро оформившиеся союзы публичных политиков, криминала и части чиновничества. Тот факт, что в их неформальном руководстве часто состояли близкие родственники, не дает повода считать подобные союзы воплощением старинных местных традиций: среди старших своих семейств и вообще среди старшего поколения клановые лидеры считались беспардонными выскочками. К тому же они часто были, по местным представлениям, выходцами из самых «худых» родов.

Некоторые из таких постсоветских новообразований, сильно видоизменившись, дожили до сегодняшнего дня. К концу 1990-х региональная власть и силовики постепенно возвращали себе субъектность, и диалог с ними у разных клановых групп шел по-разному.

К примеру, возглавлявший Дагестан до 2006 года Магомедали Магомедов, подлинный гроссмейстер клановой политики, умело поставил большинство новоявленных лидеров в зависимость от себя, сохранил их кормление и сферы влияния, но при этом интегрировал во власть уже под своим крылом. Те, кто отказался от такой интеграции или был сочтен непригодным к ней, сталкивались с сильным давлением силовиков и теряли позиции, как, например, очень влиятельные в Дагестане еще в конце 1990-х братья Хачилаевы, харизматичные лидеры национального движения лакцев.

Раз уж речь зашла о национальных движениях, надо отметить, что кланы с самого начала далеко не всегда были моноэтничными. Безусловно, некоторым лидерам, выдвинувшимся на Северном Кавказе в 1990-е, удавалось объединить вокруг себя активную часть целого этноса. Это, например, сделал в Карачаево-Черкесии черкесский предприниматель-цеховик Станислав Дерев, в 1997 году избранный на пост мэра Черкесска и претендовавший оттуда на высшую должность в республике. Но также известны случаи, когда из одного этноса выходило несколько конкурирующих друг с другом клановых фигур, как это было с кумыками и лакцами в Дагестане. Главное, что взаимоотношения между разными кланами уже точно не определялись этнической принадлежностью: в верхах северокавказской элиты было немало многонациональных союзов.

Итак, ни один «клан» на сегодняшнем Северном Кавказе не может записать в свой актив ни силу традиций, ни гарантированную поддержку целых этносов. Очевидно, что и шантажировать власть силовым ресурсом – дело сейчас крайне рискованное (остался ли силовой ресурс в неформальном ведении клановых лидеров – вопрос отдельный). Почему же получается так, что сегодня в северокавказских регионах реальная власть по-прежнему фактически поделена между местными силовиками и фигурами, происходящими из кланов и пребывающими в верхах уже не один десяток лет?

Кое-где это объясняется геополитикой местного масштаба. Есть территории, над которыми клановые группы в свое время установили очень плотный контроль, став там неформальной системой власти. Так было на севере Дагестана (город Кизляр и два окрестных района), пока неофициальным начальником этой территории был руководитель Дагестанского отделения Пенсионного фонда РФ, олимпийский чемпион по борьбе Сагид Муртазалиев (ныне в розыске). Так остается по сей день в некоторых муниципальных образованиях Карачаево-Черкесии, населенных преимущественно черкесами, – при всех изменениях в регионе там сохраняется вотчина одной из наиболее влиятельных черкесских семей. Но такие территории скорее исключение.

Общая черта наиболее влиятельных кланов, сохранившихся до сегодняшнего дня, – это возможность мобилизовать в свою поддержку достаточно большие группы населения: тех, кто так или иначе от них зависит. А это не только низовые чиновники или младшие партнеры по бизнесу. Это и работники предприятий, контролируемых клановыми лидерами, а также те, кто благодаря им получил доступ к какому-либо источнику массовой ренты (например, сборщики различных коммунальных платежей). Или те, для кого поддержка кланового лидера принципиальна в каком-либо конфликтном вопросе, например в земельном споре (таких по-прежнему много).

И здесь центральное отличие Кавказа от других частей России не в «традиционности», не в межэтнических сложностях и не в патрон-клиентских отношениях между вышестоящими и нижестоящими чиновниками или между чиновниками и предпринимателями (в этом плане все как раз очень похоже на другие регионы страны). Отличие в большей плотности на Северном Кавказе социальных связей, в механизмах солидарности, способных охватить заметные слои местных жителей, вывести их на публичные акции. Эта солидарность может работать на защиту прав жителей, а может – на защиту клановых лидеров.

Однако положение этих лидеров трудно назвать стабильным. Нынешнее относительное финансовое благополучие северокавказских регионов нельзя считать долговременным на фоне того, как все больше субъектов РФ сталкиваются с бюджетными трудностями. А если источники бюджетной ренты будут сокращаться, сложнее будет содержать группы поддержки. Причем сложности в первую очередь возникнут в тех регионах, которые и без того наименее стабильны.

Например, легче будет удержать все как есть в Карачаево-Черкесии, где небольшое по сравнению с другими республиками население и сравнительно мало молодежи. А вот в Дагестане, где почти в шесть раз больше жителей, а доля молодежи значительно выше, содержание массовой клиентелы будет затруднено, и особенно трудно будет встраивать в систему прежний процент тех, кто только входит в самостоятельную жизнь.

Поэтому даже без масштабных операций правоохранительных органов и без посланцев федерального центра в креслах республиканских глав статус-кво во внутренней организации жизни большинства северокавказских республик, скорее всего, не сохранится. И центральный вопрос не в том, поборет ли Кремль клановую систему, а в том, обретет ли он других союзников по мере ее ослабления.

Альтернатива кланам

Ведь еще одно распространенное заблуждение о сегодняшнем Северном Кавказе состоит в том, что активная часть местного социума будто бы исчерпывается клановыми структурами. Будто нет там, например, бизнеса, поднявшегося без мощной крыши во власти. Но такого бизнеса на самом деле много – в легкой промышленности, сельском хозяйстве, а в Дагестане и в строительстве. И сейчас у него хорошо видна тенденция к самоорганизации – от создания отраслевых цехов с внутренней системой разрешения конфликтов до бизнес-ассоциаций современного формата.

Местное самоуправление на Северном Кавказе тоже далеко не полностью зачищено. Да, атаки на него были сильные. В некоторых регионах последние бастионы пали еще несколько лет назад, как, например, в Карачаево-Черкесии – независимая от республиканского руководства мэрия Карачаевска. А где-то и сейчас имеются команды местных депутатов, способных оппонировать республиканским властям, как в дагестанском Буйнакске, где при Абдулатипове городское собрание сопротивлялось назначению нового мэра и конфликт при прежнем главе региона, по сути, не был окончен. Остались и муниципальные главы (в основном сельского уровня), первоначально выбранные всенародно и не имеющие вассальной зависимости от вышестоящего начальства.

А еще в некоторых республиках есть, как это ни удивительно для незнакомых с северокавказской жизнью, независимые от государства СМИ (в Дагестане их даже несколько).

Есть местный ислам. В легальном поле Дагестана или Ингушетии это целый континуум фигур и структур, от очень близких к власти до демонстративно дистанцирующихся от нее. Вокруг лидеров формируются сообщества – иногда почти моноэтничные, как вокруг некоторых шейхов в Дагестане, иногда – объединенные критическим отношением к действующей власти, антикоррупционным драйвом (это вариант сегодняшней Ингушетии). Многие из таких сообществ привлекают молодежь именно тем, что они вне системы, что для вступления в них не важно, какое место молодой человек и его родственники занимают в сложившейся в их городе или районе иерархии.

Наконец, есть национальные движения. Часть их лидеров уже с трудом можно считать авторитетными фигурами в своих регионах, после того как они не раз, подобно флюгеру, поворачивались на 180 градусов в своем отношении к региональной власти, следуя меняющимся бизнес-интересам кормящего их кланового олигархата. Но есть и такие лидеры, кто сохранил репутацию «народных защитников» среди простых жителей – как правило, среди отдельных сельских сообществ, требующих от властей соблюдения своих интересов в каких-то социально-бытовых вопросах. Такие лидеры, кстати, активнее других на Кавказе стремятся быть услышанными именно федеральной властью.

Список центров сборки северокавказского социума, альтернативных клановым структурам, этим, конечно, не ограничивается. Во взаимодействии с каждым из них есть свои риски, но как минимум не меньший риск состоит в том, чтобы вовсе потерять в регионе какую-либо опору по мере ослабления нынешней северокавказской элиты.

Чтобы этого не произошло, российская власть на Северном Кавказе должна выстраивать диалог со всеми законопослушными силами, которые к такому диалогу готовы, но не являются частью сложившейся там в постсоветское время крайне закрытой системы управления и потребления ресурсов. Ближайшая задача, достижимая в таком диалоге, – просто установить контакт с теми, с кем его можно будет вести дальше, когда управлять северокавказскими регионами, всецело опираясь на их нынешнюю весьма специфическую элиту, станет невозможно.

Впрочем, если самым дальним горизонтом планирования в регионах остаются ближайшие выборы, то решения подобных задач ожидать не приходится.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 18 октября 2017 > № 2358453 Константин Казенин


Сирия. Ирак. Евросоюз. Азия. СКФО > Армия, полиция > camonitor.com, 18 октября 2017 > № 2358434 Илан Мизрахи

ИГИЛ уже применяло химическое оружие и попытается вновь – экс-замглавы Моссад

Сергей Шойгу заявил о скором завершении военной операции в Сирии. По последним данным, правительственные силы контролируют около 80-90% территории страны. ИГИЛ* вытесняют и из Ирака. Однако террористическая организация намерена выйти на глобальный уровень. Корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал с известным специалистом по безопасности, Иланом Мизрахи. В прошлом – замдиректором Моссад и советником по безопасности премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта. Мизрахи считает, что потерпев военное поражение, ИГИЛ сохранил непобежденной свою идеологию. Но для ее укрепления требуется новое насилие, на этот раз на глобальном уровне. По мнению аналитика, террористы намерены идти по этому пути до конца, вплоть до новы попыток прмеренния химического оружия.

- Господин Мизрахи, почему лидеры ИГ приняли решение изменить тактику и, по словам директора ФСБ РФ Александра Бортникова, призывают сторонников «не выезжать в Сирию и Ирак, а оставаться в местах проживания для нанесения точечных ударов и проведения показательных терактов против мирного населения»?

- Дело в том, что ИГИЛ был превзойден в военном отношении в Ираке и Сирии. Лидеры ИГ это понимают, но им необходимо как-то сохранять свою силу и влиятельность. И теперь для достижения этой цели они решили обратиться к организации терактов в глобальном масштабе, не забывая, однако, и о создании «великого халифата».

- Какие угрозы несет создание новой террористической сети ИГ и какие страны входят в зону риска?

- Сейчас эта проблема стала глобальной. Это значит, что в зону риска входит и Европа, и Восточная Азия, и Юго-Восточная Азия – в целом, террористы будут действовать в любом регионе, где у них появится такая возможность. Сейчас они сосредоточены как раз на Европе, Северной Африке и Юго-Восточной Азии. Целью атаки может стать и Центральная Азия. В этом регионе сосредоточены религиозные страны с преимущественно мусульманским населением, а также здесь активны радикальные исламисты.

В данный момент лидеры ИГИЛ пытаются все больше прибегать радикальному религиозному насилию, чтобы вдохновлять сторонников и укреплять свою идеологию. Они были побеждены в военном отношении – но не в идеологическом.

Целью ИГИЛ станут правительственные учреждения, а жертвами атак – преимущественно христиане. Таким образом террористы надеются компенсировать те поражения, которые они потерпели в Сирии и Ираке. Они будут искать другие места для своих баз и попробуют развернуть активность в других частях мира. Такая попытка уже была предпринята на Филиппинах, когда террористы ИГИЛ оккупировали Марави. Они прощупают почву в Западной Африке. Их целью станут государства со множеством этнических общностей и, соответственно, слабым центром власти. Это, в свою очередь, развяжет им руки.

- Страны Центральной Азии выражают особенную озабоченность активизацией ИГ, особенно с учетом острой ситуации в Афганистане. Какие угрозы для региона несет изменение тактики ИГИЛ?

- Я думаю, ИГИЛ может использовать тех, кто им сочувствует, кто попал под влияние радикального ислама. В Афганистане, Центральной и Юго-Восточной Азии террористы наверняка будут использовать то, что они уже опробовали: это будут перестрелки, террористы-смертники, нападения с применением холодного оружия. Активность ИГИЛ также замечена в Индии и Бангладеш. Теперь из-за преследований мусульман в Мьянме у ИГ есть мотивация.

Не стоит также забывать о террористах-выходцах с Кавказа, которые уехали в Сирию и Ирак, а теперь могут вернуться – а точнее, обязательно вернутся. Они профессиональные боевики, профессиональные террористы, и они сделают все для радикализации местного населения с целью вербовки.

- В качестве отдельного вызова называется то, что воевавшие в Сирии и Ираке террористы получили навыки производства и боевого применения химического оружия. Насколько серьезной является ситуация в данной сфере и есть ли способы купировать риски?

- Химическое оружие уже было использовано боевиками в Сирии. Я думаю, они используют его, когда для этого возникает подходящая ситуация – они знают, насколько сильное психологическое давление оно способно оказывать на людей. Думаю, они попытаются и дальше продолжать применять его.

- Насколько эффективны международные меры противодействия новым вызовам, исходящим от представителей международного терроризма?

- Меры противодействия ИГ, которое превращается в глобальную террористическую организацию, должны включать различные аспекты действий государства, населения, а также органов безопасности.

Первоочередная задача – это противодействие радикализации населения. Этим должно заниматься государство, а также мусульманские религиозные организации. Последние, например, стали очень активны в социальных сетях в Индонезии.

Необходимо тесно сотрудничество между полицией, органами безопасности и разведки. Такое сотрудничество должно присутствовать и между странами с целью обмена информацией. Разведывательные службы должны работать безупречно, а также иметь развитую технологическую базу. Слаженность крайне важна в борьбе с ИГИЛ. В моей стране делается недостаточно для того, чтобы показать, что действия ИГ противоречат исламской религии. Это не то, к чему призывает ислам.

- Во время визита короля Саудовской Аравии в Россию произошло нападение на его резиденцию в Джидде. Чем вы можете это объяснить?

- Дело в том, что правительство Саудовской Аравии выступает против ИГИЛ, и террористы нанесут стране столько ущерба, сколько смогут. Я не утверждаю, что за этой атакой стоят именно они. Велика также активность противников саудовцев – иранцев. Я не думаю, что нападение на резиденцию произошло только из-за визита монарха в Россию – скорее всего, это просто послужило удобным предлогом. Вполне возможно, что к этому нападению имеют отношение ИГИЛ или Иран.

Беседовал Сеймур Мамедов

*Исламское государство (ИГ, ИГИЛ) – запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Сирия. Ирак. Евросоюз. Азия. СКФО > Армия, полиция > camonitor.com, 18 октября 2017 > № 2358434 Илан Мизрахи


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2351653 Рамзан Кадыров

Встреча Дмитрия Медведева с главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым.

Обсуждались, в частности, итоги уборки урожая сельскохозяйственных культур в регионе, а также ход строительства новых общеобразовательных учреждений.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Первый вопрос связан с тем, какой урожай. Что удалось собрать, Рамзан Ахматович, с учётом того, что Чеченская Республика славится своими аграрными возможностями?

Р.Кадыров: У нас по линии сельского хозяйства хорошие показатели, мы реализовали крупные проекты по животноводству, садоводству. У нас есть свои новые сорта, как позавчера докладывал министр сельского хозяйства, и проекты, которые позволяют развивать сельское хозяйство в полной мере. У нас реализуются четыре проекта – «Казбек» плюс ещё три проекта, это обеспечит рабочими местами более 5 тысяч человек. Это тоже на сегодняшний день для республики хороший показатель.

Также по Вашему поручению мы занимаемся дошкольным образованием. От трёх до семи лет мы полностью ликвидировали очередь, строим школы, как Вы поручали, Министерство образования Российской Федерации. Правительство Чеченской Республики занимается ликвидацией трёхсменки. Проблема существует, но поэтапно мы её решаем.

Ещё у нас в республике хороший показатель по иностранным инвестициям. Строим гостиницы с торгово-развлекательными центрами, международный университет – это тоже для нас открывает новые двери, мы становимся на новый уровень.

Дмитрий Анатольевич, как Вы знаете, у нас проблемы существуют в регионе…

Д.Медведев: Как и везде, Рамзан Ахматович.

Что касается сельского хозяйства, действительно хорошо, что новые мощности вводятся, и по животноводству, и по садам, потому что Чеченская Республика – она предгорная, сады у вас растут хорошо, и на этом как раз можно зарабатывать деньги для республики и просто поставлять на наш рынок хороший урожай фруктов, овощей.

Что касается дошкольного образования, хорошо, что очередь закрыли. Это очень важное достижение, молодцы. По школам, как мы и договаривались с Вами, когда я проводил совещание, – это проблема более сложная, она касается нескольких наших территорий, в том числе и Чеченской Республики. Будем её решать, выделяя дополнительное финансирование на строительство школ, чтобы хотя бы как можно быстрее уйти от трёхсменки. В двухсменке более или менее ещё можно как-то детей учить, а в три смены – это, конечно, очень тяжёлая история. Так что обсудим это.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2351653 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 12 октября 2017 > № 2348363 Сергей Маркедонов

Васильев и кланы. Какие перспективы у нового главы Дагестана

Сергей Маркедонов

В свое время выдвижение Абдулатипова тоже подавалось как новый курс на наведение порядка в Дагестане, на борьбу с клановостью и приватизацией государственной власти. И действительно, Абдулатипов стремился обновить республиканскую элиту. Но через четыре года клановость, непотизм, коррупция и террористическая угроза все равно никуда не исчезли. Модернизация Дагестана оказалась невозможной без принципиальных изменений в российской системе власти в целом

Российский губернаторский корпус переживает масштабную ротацию. За последние несколько дней сменилось десять региональных руководителей. Но кадровое решение по Дагестану в этом ряду стоит особо. Вместо Рамазана Абдулатипова главой республики назначили Владимира Васильева, лидера фракции «Единой России» в Госдуме.

Политик, не родившийся и не живший в Дагестане, будет руководить крайне сложной республикой, перегруженной социально-экономическими, этнополитическими и религиозными проблемами, где к тому же активны террористические группировки – прежде всего «Вилаят Кавказ», аффилированный с запрещенным в России «Исламским государством».

Варяжская технология

Дагестан всегда играл на российском Кавказе особую роль. Эта республика самая большая на Северном Кавказе, она единственная имеет выход к морю и граничит и с Грузией, и с Азербайджаном. С тремя миллионами населения, Дагестан – самый многоэтничный регион в России. Там проживает несколько десятков этносов: от относительно крупных (аварцы, даргинцы, кумыки) до совсем малочисленных, порой составляющих всего несколько или даже одно село (кубачинцы). При этом Дагестан единственная в РФ национальная республика без титульной этнической группы, а само его название переводится на русский как «страна гор».

Именно эта республика является, пожалуй, самым ярким примером процесса постсоветской реисламизации. В течение двух десятилетий после распада Советского Союза количество мечетей в Дагестане увеличилось в 60 раз. Впрочем, эта статистика не передает всех нюансов и сложностей дагестанского религиозного возрождения. И в общественной жизни, и просто в быту исламский фактор стал играть значимую роль, и любому руководителю Дагестана неизбежно придется с этим считаться.

Назначение в Дагестан Владимира Васильева и так вызвало наибольший интерес среди всех губернаторских перестановок, а тут еще сам новый глава региона выступил с яркими заявлениями. Так, Васильев уже пообещал Дагестану щедрую финансовую поддержку Москвы и кадровую политику, жестко не привязанную к принципу этнического квотирования. Активно обсуждают тему противостояния протеже Кремля и дагестанских кланов, а также возможную перезагрузку всей управленческой системы республики.

Между тем если вспомнить, при каких обстоятельствах четыре с лишним года назад Дагестан возглавил Рамазан Абдулатипов, то обнаружится немало общего. Хотя Абдулатипов, в отличие от Васильева, и родился в Дагестане (он этнический аварец из Тляратинского района), главных высот в своей карьере он добился за его пределами. В разные годы он был завсектором в ЦК КПСС, депутатом Верховного Совета и Госдумы, сенатором от Дагестана в Совете Федерации, вице-премьером федерального правительства, министром, российским послом в Таджикистане.

Выдвижение Абдулатипова в январе 2013 года подавалось Кремлем как новый курс, нацеленный на наведение порядка в Дагестане, борьбу с клановостью и приватизацией государственной власти. Фигура нового руководителя рассматривалась как объединяющая для всех, кто устал от господства неформальных порядков и теневой политики.

И действительно, Абдулатипов стремился обновить республиканскую элиту, удалив из нее немало ранее неприкосновенных тяжеловесов. Свои посты покинули такие влиятельные политики, как мэр Махачкалы Саид Амиров, глава Дербента Имам Яралиев, руководитель Пенсионного фонда РФ по Дагестану Сагид Муртазалиев. И все эти отставки прошли на фоне громких уголовных дел, обысков, а задержание Амирова вообще проводилось как в кино.

Но через четыре года проблемы клановости, непотизма, коррупции, а также террористическая угроза все равно никуда не исчезли. И уже окружение Абдулатипова стало мишенью для обвинений в управленческом протекционизме.

Поэтому нынешние надежды на быстрый прорыв с помощью «варяжской технологии» выглядят как минимум наивными. Тем более что сама эта технология не нова и для Дагестана, и для Северного Кавказа в целом. Можно вспомнить непростой опыт по десантированию Юнус-бека Евкурова в Ингушетию и Юрия Кокова в Кабардино-Балкарию. Оба строили карьеру не у себя дома, а в федеральных структурах, первый в Минобороны, а второй – в МВД.

Спектр проблем

Вообще, представление о том, что главная проблема Дагестана – это пресловутые кланы, во многом ложное. Оно растет из неоправданного отношения к республике как к отсталой национальной окраине, где все вопросы решают всемогущие кланы, а приструнить их под силу только крепкому назначенцу, не имеющему связей с местной элитой.

Изъяны этой схемы очевидны даже при поверхностном рассмотрении. Взять хотя бы то, что представители этих самых «кланов» не первый год участвуют не только в региональной, но и в общероссийской политике, а выходцы из Дагестана представлены в структурах и исполнительной, и законодательной власти федерального уровня. Никакого непроницаемого барьера между «отсталым» северокавказским регионом и «передовой» Москвой просто не существует.

Более того, прежде чем произносить популярное слово «клановость», стоит понять, какие условия сделали востребованным именно этот тип властных отношений. И осознать, что неправовые и неформальные принципы управления появились в регионе совсем не из-за каких-то его этнографических особенностей. Они стали результатом сложных трансформаций новейшего времени.

Из-за острого дефицита земли и до сих пор не закончившегося процесса переселения людей с гор на равнины и из сел в города дагестанское общество столкнулось с размыванием традиционных этнических ареалов. Принципы частной собственности в регионе утверждаются в непростой конкуренции с представлениями об исключительной «этнической собственности» на землю, по которым представители «своего народа» имеют преференции при доступе к имущественным и властным ресурсам на той или иной территории.

Добавим к этому реисламизацию, которая разделила дагестанское общество (вроде бы относительно гомогенное с конфессиональной точки зрения) на сторонников суфийского ислама, умеренных салафитов (тех, кто не признает юрисдикцию официального Духовного управления мусульман Дагестана) и радикальных джихадистов.

В Дагестане сложнейшие социально-политические процессы развивались без должного контроля со стороны государства, а светский суд и правоохранительные структуры не гарантировали защиты и безопасности. Поэтому на первый план вышли разные группы влияния, выстроившие систему общественных отношений и политический порядок по своему усмотрению. И не просто выстроили, но и наладили свой диалог с федеральными структурами.

При этом не раз и не два они оказывали существенную поддержку российскому государству, как это было, например, в 1999 году во время вторжения Басаева и Хаттаба в Дагестан, не говоря уже о других менее громких случаях. В этих сложных ситуациях почему-то не было желающих порассуждать про северокавказскую архаику и необходимость борьбы с клановостью.

Действительно, Дагестан прочно удерживает первое место по количеству террористических атак и криминальных инцидентов. По этим показателям он обошел Чечню еще в 2005 году. По данным интернет-проекта «Кавказский узел», который много лет исследует статистику вооруженного насилия на Северном Кавказе, в 2016 году количество инцидентов в Дагестане выросло по сравнению с 2015 годом на 12%, а количество пострадавших в них – на 28%.

Дагестанские конфликты самые сложные и запутанные на Северном Кавказе. С одной стороны, в регионе хватает межэтнических противоречий. Их острота заметно снизилась по сравнению с девяностыми, когда из-за политической либерализации и реабилитации репрессированных народов обострилось немало взаимных претензий, но и сегодня они дают о себе знать.

Если в первые постсоветские годы межэтнические конфликты были своеобразным «отложенным счетом» к истории, то сегодня они возникают вокруг новых проблем – прежде всего земельных. Например, на Общероссийском съезде ногайского народа, состоявшемся 14 июня 2017 года в селе Терекли-Мектеб, в первую очередь обсуждали право распоряжаться муниципальными землями в зоне ведения отгонного животноводства.

С другой стороны, к межэтническим проблемам добавился внутриисламский конфликт. И тут представители официальной власти, вместо того чтобы играть роль арбитра, гораздо чаще прибегают к административно-силовому давлению. Попытки наладить диалог между Духовным управлением республики и умеренными салафитами, предпринятые в 2012 году, в период руководства Абдулатипова прекратились.

Здесь любой глава республики сталкивается с непростым выбором. Сам по себе диалог с неофициальным исламом уже воспринимается как уступка радикалам и даже террористам. Но в республике, где мусульманское население составляет более 90%, а роль религии в повседневной жизни растет, невозможно ограничиться одними спецоперациями, не пытаясь при этом маргинализировать экстремистов и привлечь к мирному строительству умеренные силы (хоть и критически настроенные по отношению к чиновничьему и религиозному истеблишменту).

Наконец, говоря о линиях конфликтов в дагестанском обществе, нельзя забывать и о противоречиях между местными элитами и «московскими дагестанцами». То есть теми, кто сделал успешную карьеру в российской столице, но хотел бы оказывать влияние на процессы на исторической родине.

Вряд ли в дагестанских условиях можно автоматически применить опыт Чечни, который, несмотря на определенные издержки, кому-то кажется успешным. В первые месяцы правления Абдулатипова в Дагестане ходила шутка, что «Рамазан пытается стать Рамзаном». Не получилось. И вряд ли у кого-то получится, просто в силу гораздо большей мозаичности этой республики по сравнению с любой другой.

Никуда не денутся и пресловутые кланы, ибо они давно стали частью общероссийского управленческого процесса. Другой вопрос – минимизация неформального влияния при принятии важных государственных решений. Но в любом случае было бы наивно полагать, что «исправление» Дагестана и его модернизация возможны без принципиальных изменений в общероссийской системе власти в целом. А без этого любая попытка кадровой революции обречена стать ремейком печально знаменитых узбекского или ростовского дела времен развитого социализма.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 12 октября 2017 > № 2348363 Сергей Маркедонов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 октября 2017 > № 2336071 Владимир Васильев

Встреча с Владимиром Васильевым.

Президент провёл встречу с Владимиром Васильевым, в ходе которой сообщил о решении назначить его временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан.

В.Путин: Владимир Абдуалиевич, Вы знаете, что, когда речь идёт о Дагестане, мы всегда имеем в виду, что это один из важнейших регионов страны в целом, не говоря уже о Кавказе. Это очень красивая республика, красота её не только в природе, красота которой очевидна, но прежде всего в людях, которые там живут. Многое делается, кое-что меняется к лучшему, но количество проблем, к сожалению, ещё очень велико.

Мне бы очень хотелось, чтобы республику возглавил человек с опытом федеральной работы, политик федерального уровня. Я Вас хочу просить исполнять обязанности руководителя республики до сентября следующего года, а дальше многое будет зависеть от Вас и от того, что произойдёт за этот почти год. Потому что в конечном итоге решать должны представители народа Дагестана, а Дагестан – это многонациональная республика, в лице депутатов госсовета Дагестана.

В общем, мне бы очень хотелось, чтобы Вы проявили свои самые лучшие качества и весь свой огромный опыт работы в Министерстве внутренних дел, в Государственной Думе. За эти годы Вы, безусловно, стали тем человеком, которых у нас принято называть политическими тяжеловесами. Вы политик федерального значения, федерального уровня. И, на мой взгляд, такой человек сегодня и нужен для республики.

Мне бы очень хотелось услышать Ваши соображения по поводу предложения, которое я Вам делаю.

В.Васильев: Во-первых, для меня это честь. Честь и само предложение, и получить его от Вас.

Я представляю, насколько непростая стоит задача, но я сделаю всё, чтобы Вы не пожалели об этом. Самое главное, чтобы люди тоже почувствовали, что можно и нужно делать жизнь лучше.

Буду стараться сделать это искренне, ответственно, опираясь на людей, на местные кадры, безусловно. Когда-то я там работал, в непростые времена. Если такое доверие мне оказано, Вами и затем народом Дагестана, конечно, буду честно исполнять свой долг, опираясь на очень гордый, очень свободолюбивый, талантливый многонациональный народ Дагестана, который я знаю не понаслышке.

В.Путин: Спасибо. Удачи.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 октября 2017 > № 2336071 Владимир Васильев


Украина. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 сентября 2017 > № 2332716 Анна Немцова

Чеченская война приходит на Украину вместе с волной криминального насилия

Анна Немцова, The Daily Beast, США

Украинский юрист Анна Маляр откровенно признает, что ее все сильнее тревожат новости о преступлениях, совершаемых чеченскими бандами и вооруженными формированиями в ее стране, которая без того сильно страдает от войны с пророссийскими боевиками на востоке и юге. «Похоже, кто угодно может пересечь контролируемую сепаратистами восточную границу, проникнуть на Украину и совершить здесь преступление», — заявила Маляр Daily Beast.

Однако ситуацию осложняет тот факт, что некоторые чеченцы, находящиеся на Украине, — просто беженцы, некоторые — преступники, некоторые — террористы, а некоторых считают борцами за свободу, так как они тоже сражаются с русскими и их союзниками. Более того, некоторые из чеченцев попадают сразу во все эти категории.

Маляр, известный независимый криминолог, почти каждую неделю появляется на киевском телевидении и говорит о пугающем числе взорвавшихся автомобилей, полицейских спецопераций и расследуемых полицией убийств. И она — далеко не единственная, кого это беспокоит.

По словам Маляр, ситуация с преступностью на Украине становится хуже, чем где бы то ни было в Европе. Она также говорит, что многие чеченцы из России проживают в Одессе — портовом городе, расположенном вдали от фронта.

«Украина стала очень удобным местом для тех, кого в России разыскивают за терроризм», — отмечает она. В частности, по ее мнению, дело в том, что «чеченцы могут здесь говорить по-русски».

В прошлую субботу заместитель главы Национальной полиции Украины Вячеслав Аброськин разместил в «Фейсбуке» несколько снимков, сделанных при задержании по итогам спецоперации на юге страны.

«Ничего не имею против чеченского народа… но их криминальные представители, приезжающие в нашу страну для совершения преступлений, будут принимать только такие позы», — написал Аброськин. Некоторые из подозреваемых на фотографиях лежали, раскинув руки и ноги, некоторых просто уложили лицом вниз.

Но даже жесткая политика может иметь опасные последствия.

«Если Украина начнет давить на чеченских боевиков, возникнет угроза терактов», — полагает Григорий Шведов, главный редактор новостного сайта «Кавказский узел» и известный правозащитник.

Уже сейчас на фоне повсеместной нестабильности на Украине возникает ощущение, что внутри войны идет еще одна война — с участием мусульман-чеченцев, ведущих джихад против Москвы, мусульман-чеченцев, служащих Рамзану Кадырову, человеку Москвы в Чечне, и агентов других сил.

В последние два или три года Кадыров открыл охоту на своих «личных врагов» (по его собственному выражению) среди чеченцев, проживающих в соседней Турции. Поэтому многие перебрались на Украину.

«Недавно мы подготовили материал о чеченцах, которые бегут из Турции, где для них становится опасно, на Украину, где им трудно получить легальный статус, — рассказал Шведов Daily Beast. — Так как многие из них не могут работать официально, источники их дохода не ясны».

Некоторые из них предпочитают зарабатывать на жизнь войной.

Радио «Свобода» недавно выпустило репортаж под заголовком: «Украина: второй фронт чеченской войны».

В этом месяце у популярного в Киеве Бессарабского рынка взорвалась «тойота», увеличив список убитых в украинской столице еще на одного человека. От взрыва погиб Тимур Махаури, родившийся в Чечне боец украинского добровольческого батальона, которого ранее ненадолго арестовывали на Украине за незаконное хранение оружия.

До этого Махаури три года — с 2012 года по 2015 год — провел за решеткой в Турции, за убийство чеченского повстанца-исламиста из так называемого Кавказского эмирата (террористическая организация, запрещенная в России, — прим. перев.), который признают террористической организацией как Россия, так и Соединенные Штаты. Члены этой группировки брали на себя ответственность за жестокие теракты и убийство сотен мирных жителей в разных регионах России.

Некоторые на Украине считают Махаури российским шпионом, а некоторые — другом Киева.

На видеозаписи, которую посмотрели тысячи пользователей YouTube, видно, как случайные прохожие помогают раненным пассажирам автомобиля — испуганной маленькой девочке и ее матери, которой взрывом оторвало часть ноги.

Спустя неделю следствие так и не сообщило, был ли взрыв в центре Киева терактом.

«Есть несколько версий. Убийство могло быть заказано российскими спецслужбами — или кем-то здесь, кто желал Махаури смерти», — заявила Маляр The Daily Beast.

Махаури был одним из сотни чеченских добровольцев, воюющих на востоке Украины. Среди них есть ветераны-боевики с более чем двумя десятилетиями опыта сражений против России в войнах за независимость Чечни. В их числе встречаются и убежденные джихадисты, и недавние сторонники так называемого Исламского государства (террористическая организация, запрещенная в России, — прим. пер.), разочаровавшиеся в войне на Ближнем Востоке.

Бои на Украине уже унесли тысячи жизней. Даже без чеченских элементов в стране отмечается постоянный страх перед терактами в тылу. В чеченцах при этом видят как возможных террористов, так и возможные объекты покушений.

Вечером во вторник на одном из складов вооружений в центральной части Украины начался пожар и произошли мощные взрывы. Это еще больше усилило страхи. Власти говорят о «диверсии». Эвакуировать пришлось около 30 000 человек.

Чеченцы, которые участвуют в борьбе Украины с поддерживаемыми Россией силами, утверждают, что их сотрудничество с украинской армией естественно, так как у них есть общий враг.

«Наша цель — добиться распада российской империи. Сейчас нас около ста, но, если будет нужно, на Украину из Европы могут приехать больше 1000 чеченцев», — утверждает Адам Осмаев, командир еще одного чеченского батальона и крайне интересная фигура.

Осмаев и его жена Амина Окуева разыскивается в России за терроризм. Осмаева обвиняют в том, что он организовывал попытки убийства чеченского лидера Рамзана Кадырова и российского президента Владимира Путина, а Окуеву — в том, что она долгое время поддерживала чеченское террористическое подполье.

Осмаев отрицает, что он причастен к попыткам убить Кадырова или Путина.

Сейчас Осмаев и Окуева, как они утверждают, «сражаются за свободу Чечни» и искренне поддерживают так называемую антитеррористическую операцию в Донбассе — регионе на востоке Украины, в котором пророссийские повстанцы провозгласили «независимые республики».

В июне в Киеве на Окуеву и Осмаева было совершено покушение. Они уверены, что организованно оно было российскими спецслужбами или чеченским лидером Рамзаном Кадыровым.

Многие россияне, что бы они ни думали о войне на Украине, совершенно не склонны сочувствовать чеченцам, поддерживающим джихадистскую группировку под названием «Имарат Кавказ» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред).

Россия много лет страдала от терроризма, и россияне об этом не забывают. 1 сентября 2004 года 1128 человек-дети, матери, отцы, дедушки и бабушки-оказались в заложниках в захваченной школе №1 северокавказского города Беслана. 32 террориста, держали их три дня в ужасную жару без еды и воды в заминированном спортзале.

На третий день кризиса число погибших достигло 333. Лишились жизней десятки детей, что на много лет разбило сердца нескольких поколений городских жителей.

Террористы были в основном членами чеченского исламистского подполья, лидер которого Шамиль Басаев взял на себя ответственность за теракт.

Ранее в этом месяце украинская пограничная служба задержала восемь вооруженных выходцев из Чечни и Дагестана в селе Чернобаевка Херсонской области — более чем в 300 милях южнее Киева.

На официальном украинском сайте сообщается, что у задержанных были обнаружены иностранные паспорта, гранаты, пистолеты Glock, пистолеты Макарова, автоматы AK-74, снайперские винтовки, взрывчатка, военная форма, балаклавы и приборы ночного видения. Утверждается, что они действовали «под прикрытием патриотической организации» и проникли на Украину нелегально.

Кем они были — преступниками, террористами или борцами за свободу? В таких случаях понять бывает очень трудно.

Украина. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 сентября 2017 > № 2332716 Анна Немцова


Ливия. США. Сирия. ООН. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 сентября 2017 > № 2357880 Лев Деньгов

«Авторитет Кадырова в мусульманском мире внушительный»

Какова роль России в стабилизации Ливии, которая может стать новой Сирией

Александр Братерский

Урегулирование конфликта в Ливии — важная тема проходящей в Нью-Йорке Генассамблеи ООН. Есть опасения, что нестабильная страна может стать «новой Сирией» и — что хуже — очередным плацдармом террористов ИГ. Какова роль России в разрешении ливийского кризиса и причем тут глава Чечни Рамзан Кадыров, «Газете.Ru» рассказал глава российской контактной группы по внутриливийскому урегулированию при МИД РФ Лев Деньгов.

— Вы говорите, что Россия настроена на работу со всеми сторонами конфликта в Ливии, однако ее позицию пытаются дискредитировать. Кто эти силы?

— К сожалению, я не могу назвать ни имена, ни структуры, но это заметно, если проанализировать информационный поток за последние два-три года. Выводы можно сделать самим о том, кто что говорит, кого мы поддерживаем. Сегодня, чтобы оценить реальную обстановку и позицию России, нужно просто зайти на сайт МИД и прочесть позицию ведомства по Ливии. Как сказал спецпредставитель по Ближнему Востоку Михаил Леонидович Богданов,

наша позиция не равно удаленная, а равно приближенная по отношению ко всем участникам конфликта.

Россия провела в Ливии огромную работу благодаря МИД, Госдуме, главе Чечни Рамзану Ахматовичу Кадырову. С нашим мнением стали считаться страны-партнеры Ливии — как бывшие, так и нынешние. Сейчас ливийские представители готовы ехать к нам. Они видят, что Россия влияет на ситуацию урегулирования и отстаивание позиций легитимной власти.

— Вы упомянули главу Чеченской республики. В чем сейчас заключается его роль в урегулировании конфликта?

— Глава Чеченской республики играет активную роль, он способствовал освобождению наших граждан с танкера «Механик Чеботарев» совместно с МИД и Арой Аршавировичем Абрамяном (предприниматель, глава «Союза армян России»), у которого тоже есть свои контакты. Но без главы Чечни это было бы практически невозможно.

Авторитет Кадырова в мусульманском мире очень внушительный,

поэтому мы часто пользуемся его поддержкой: у него много личных контактов, и это помогает.

— Насколько удалось сблизить позиции конфликтующих сторон в Ливии?

— Мое личное мнение: чтобы навести порядок в Ливии, надо, чтобы договорились внешние акторы и произошла консолидация народа. Основным фактором здесь является консолидация племен, так как они влияют на интеграционные процессы. Пока племена не могут определиться, кого они признают, кого не признают. Какая-то сторона влияет на западе страны, какая-то — на юге. Но я не скажу, что все далеко от цели: процесс идет, прогрессирует, и вскоре если мы увидим позитивное влияние других стран без вмешательства во внутренние дела Ливии, этот конфликт решится мирно.

— Есть ли опасения, что выдавленные из Сирии террористы «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в России организация — «Газета.Ru») будут использовать Ливию в качестве плацдарма?

— Этот вопрос крайне сложный и вызывает тревогу. Об этом, в частности, говорил и министр иностранных дел России Сергей Викторович Лавров. Но мы видим, что даже в отсутствии единого центра власти жители Ливии в городе Мисурата консолидировались, когда поняли, что в нескольких километрах от них находятся боевики ИГ. И хотя они понесли большие потери, «игиловцы» были уничтожены. Этот случай говорит о том, что ливийцы готовы воевать и погибать, чтобы эти паразиты не появлялись на территории Ливии.

— США и Россия находятся в сложных отношениях, но может ли ситуация в Ливии стать точкой приложения совместных усилий двух стран?

— Пока я не слышал таких разговоров. Как мы знаем, США заявили некоторое время назад, что Ливия не является для них приоритетным направлением, они занимаются внутриамериканской политикой, фактически передали ливийские дела Италии, Франции и даже Алжиру.

Пока мы не можем точно сказать, какова позиция у США на этот счет, однако недавний приезд госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Лондон на переговоры с британскими коллегами говорит об активизации этой темы.

Во время переговоров, как известно, обсуждались КНДР и Ливия. Посмотрим, куда это приведет. Как говорит наш президент, «мы всегда открыты к диалогу».

— Вы хорошо знаете Ливию, работали там. Какова сейчас остановка в этой стране?

— В Ливии я с 2008 года и хорошо знаком со многими представителями властных структур в этой стране, но предпочитаю общаться и с обычными людьми и анализировать обстановку на местах. Недавно вернулся из поездки, и люди говорят, что Триполи стал намного стабильнее. Конечно, остаются проблемы, но в Триполи стало тише — буквально в прошлом году на улицах города еще были выстрелы. Сейчас нет ни выстрелов, ни шума. Люди гуляют на улице допоздна. Сегодня можно говорить, что обстановка улучшается.

— Недавно исполнилось бы 75 лет свергнутому в результате известных событий лидеру Ливии Муаммару Каддафи. Какое отношение к этой фигуре сейчас, не вспоминают ли его ливийцы добрым словом?

— Я могу сказать так: ливийцы не очень любят обсуждать этот вопрос. Даже те из них, кто поддерживал Каддафи, говорят: «Почему мы постоянно должны говорит о Каддафи, если это наше прошлое?»

Каддафи больше нет, хватит поднимать эту тему. То, что при Каддафи граждане Ливии жили более стабильно и зажиточно, — однозначно, но опять же это мое сугубо личное мнение — при тех внутренних ресурсах, которые имела Ливия, он мог сделать намного больше.

Ливия богаче ОАЭ, но почему там так, а в Ливии — по-другому? Поэтому если говорить о той ситуации: спичку поднес кто-то извне, но народ уже был готов.

Ливия. США. Сирия. ООН. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 сентября 2017 > № 2357880 Лев Деньгов


Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков

Встреча Дмитрия Медведева с главой Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым.

Глава республики доложил Председателю Правительства о работе по ликвидации последствий схода селя в горах Кабардино-Балкарии в августе текущего года. Обсуждались также меры по предупреждению подобных чрезвычайных происшествий в будущем.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Юрий Александрович, у Вас на территории республики в августе произошло чрезвычайное происшествие, даже несколько – я имею в виду сход селя. Какие меры сейчас принимаются для ликвидации последствий этого ЧП и какие решения необходимо ещё принять, в том числе по федеральной линии?

Ю.Коков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы держите ситуацию на контроле, на сегодняшний момент она выглядит следующим образом.

Во-первых, общими усилиями, прежде всего с помощью Правительства, федеральных министерств и ведомств, нам удалось очень активно и целенаправленно поработать в первые дни, что дало нам возможность в кратчайшие сроки восстановить электроснабжение, дорогу и газ. Газ сейчас – около 4 км по временной схеме, тем не менее он даёт нам возможность спокойно отапливать помещения, и проблем нет.

Очень активно мы взаимодействовали в рамках правительственной комиссии с МЧС, с Министерством обороны – 58-я армия нам очень серьёзно помогла, временные мосты доставили очень оперативно. Всё это ускорило процесс ликвидации самых главных проблем.

Нам удалось сделать воздушный коридор, почти 1,5 тыс. человек мы эвакуировали. В самом же Приэльбрусье жизнедеятельность не прекращалась.

И сегодня можно с удовлетворением отметить, что люди возвращаются в Приэльбрусье, там идёт обычная, размеренная жизнь.

Что касается федеральной трассы (дороги, которая на восьми участках была снесена), сейчас идёт очень активная работа с Росавтодором в рамках поручений, которые Вы давали. Мы сейчас работаем с газовыми корпорациями. Уже готово всё полностью для того, чтобы стационарно поставить все газовые коммуникации – эти 4 км с лишним. С дорожниками уже согласовали и в ближайшее время всё будет сделано. Мы, кстати, и временную газовую линию решили оставить пока, и сделать стационарную.

Там как раз попало и на 1 сентября. Мы не останавливали учебный процесс в школах, всё там было обеспечено – продукты, питание. Поэтому я хотел бы, пользуясь случаем, Дмитрий Анатольевич, поблагодарить. Очень слаженно поработали. Надеюсь, что мы в таком же темпе завершим эту работу.

Второй вопрос, который Вы поставили: что делать дальше, какие предложения? Совместно с МЧС, Минтрансом мы сейчас очень активно работаем над программой. В последний раз такой слив двух этих озёр на высоте почти 4000 м произошёл в 1960 году. И с учётом последних климатических изменений в мире там ситуация непростая, она нас будет постоянно беспокоить, если мы сейчас по-настоящему не сделаем. Если бы в 2003 году не было сделано селевого лотка – он фактически спас ситуацию. Город Тырныауз, а там 20 тыс. население… В 2000 году, когда тоже было большое ЧП и фактически до третьего этажа весь город был затоплен, было принято на федеральном уровне решение построить этот селевой лоток (1,5 км, 7 м глубиной). Он фактически сейчас и сработал. Поэтому нам надо тоже на упреждение работать.

Д.Медведев: Давайте об этом сейчас и поговорим, чтобы сработать на упреждение и постараться в максимальной степени предотвратить возможные проблемы.

Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков


Россия. СКФО > Армия, полиция > mvd.ru, 15 сентября 2017 > № 2324321 Михаил Скоков

Отношение к полиции улучшилось.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает министр внутренних дел по Республике Северная Осетия – Алания генерал-лейтенант полиции Михаил СКОКОВ.

– Михаил Иванович, когда более года назад вы возглавили республиканское Министерство внутренних дел, какие проблемы пришлось решать в первую очередь?

– Северная Осетия – хоть и небольшой по площади, но один из наиболее густонаселённых и многонациональных регионов России. Здесь проживают представители около ста национальностей.

Первое, с чем столкнулся, – низкий уровень доверия граждан к представителям органов внутренних дел. Для решения этой проблемы требовалось приложить немало усилий и прежде всего – добиться открытости и публичности в деятельности полиции. В каждом районе респуб­лики провели сходы с населением. Эта практика сохраняется до сих пор. Таким образом мы узнаём мнение граждан о работе правоохранителей, о возможных недостатках в службе, допущенных ошибках и их причинах. Стараемся сделать общение максимально доверительным, даём возможность высказаться каждому желающему. Не ограничиваясь регламентом, отвечаем на все, без исключения, обращения.

На встречах всегда присутствуют руководители служб и подразделений республиканского МВД, что позволяет оперативно решать вопросы, находящиеся в их компетенции. Бывает, некоторые граждане не решаются обсуждать волнующие их проблемы в присутствии большого количества людей. В таких случаях принимаю их лично. Люди должны чувствовать уверенность в том, что они не останутся один на один со своими заботами.

У нас введена система контроля за принятием объективных решений по поступившим заявлениям, налажена обратная связь с гражданами. Эта дополнительная мера помогает исключить вероятность ненадлежащего рассмотрения вопроса. Лично мной установлен контроль, в том числе промежуточный, за исполнением каждого обращения в установленные сроки.

С уверенностью могу сказать: нам удалось изменить отношение к полиции в регионе. Успокаиваться, разумеется, не следует, но ситуация перестала быть критической и проведённые соц­опросы показывают позитивную динамику.

– В чём специфика региона?

– Северная Осетия входит в состав Северо-Кавказского федерального округа. Это так называемый форпост России на Кавказе, своего рода ворота в государства Закавказья. На протяжении нескольких лет в Северной Осетии стабильная, контролируемая ситуация, в том числе благодаря работе правоохранительных органов. Наша задача – сохранять такое положение дел.

– Каким образом перечисленные вами особенности влияют на оперативно-служебную деятельность?

– Отчасти возникают сложности в работе по выявлению и раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия. Проводится серьёзная работа: за семь месяцев 2017 года сотрудниками полиции раскрыто преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, на 59 процентов больше, чем за тот же период прошлого года, пресечено 45 попыток сбыта.

Чтобы перекрыть каналы поставки на территорию республики средств террора, в том числе для бандформирований, действующих в соседних регионах, проводился комплекс оперативно-разыскных мероприятий совместно с УФСБ России по РСО – Алания и пограничным управлением ФСБ России по РСО – Алания. Результатом совместных разработок стало перекрытие с начала 2017 года трёх каналов поступления в республику огнестрельного оружия.

Ещё одной особенностью региона является то, что длительное время Северная Осетия ассоциировалась, и небезосновательно, с незаконным производством и оборотом алкогольной продукции.

– Удалось найти решение этой проблемы?

– Был период, когда одним из основных источников дохода для населения республики являлось незаконное производство водки и спирта. Их разливали не только на специализированных предприятиях, но и чуть ли не в каждом дворе. Однако данный «бизнес» выходит за рамки закона. Конечно, было бы гораздо проще запретить подобную деятельность, не вдаваясь в детали.

Но дело в том, что в Северной Осетии благоприятные условия для производства водки и спирта. Республика обладает хорошей сырьевой базой, необходимым технологическим оборудованием и профессиональными кадрами, а от объёмов производства этилового спирта напрямую зависит экономика региона. В частности, 80 процентов от собранного урожая зерновых культур направляется на изготовление спирта, а получаемая в процессе барда полностью уходит на производство кормов для местных животноводческих хозяйств.

Поэтому перед нами стояла задача не искоренить явление, а выправить положение. Не лишить людей работы, а направить её в правовое русло. Несомненно, это более длинный, сложный, но справедливый путь – заботясь об интересах жителей, не ликвидировать алкогольный бизнес, а сделать его легальным и прозрачным.

В результате оперативно-разыскных мероприятий, проведённых с лета 2016 года, выявлено 285 преступлений в данной сфере, из незаконного оборота изъято более 1,2 миллиона бутылок фальсифицированной алкогольной продукции и 1,7 миллиона литров спирта и спиртосодержащей жидкости. Многое сделано по профилактике и искоренению коррупционной составляющей среди сотрудников органов внутренних дел, оказывающих покровительство преступной деятельности. Своей главной задачей, как руководителя, считаю необходимость нацелить весь личный состав Министерства на честную, добросовестную и принципиальную работу.

Сейчас в республике 16 заводов имеют лицензии на производство спирта и алкогольной продукции. Ряд предприятий, располагающих необходимыми для этого мощностями, перепрофилированы и производят минеральную воду и иные безалкогольные напитки. Скоординированными действиями заинтересованных органов государственной власти за счёт платежей от уплаты акцизов увеличены поступления в бюджет Российской Федерации.

– Как обстоят дела с раскрываемостью преступлений других видов?

– Благодаря инициативной деятельности сотрудников удалось увеличить количество выявленных превентивных преступлений, улучшилась раскрываемость преступлений тяжких составов и прошлых лет, активизирована работа полиции по противодействию организованной преступности. Количество раскрытых преступлений, совершённых в составе организованных групп и преступных сообществ, в сравнении с аналогичным периодом прошлого года возросло практически втрое.

При этом мы ведём серьёзную работу по недопущению укрытия преступлений и нарушений статистической отчётности. За прошедшее время удалось в значительной степени повысить профессиональный уровень сотрудников Министерства, провести кадровые назначения.

Результатом является то, что в настоящее время МВД по Республике Северная Осетия – Алания входит в десятку лучших территориальных подразделений страны.

– Для многих регионов Северного Кавказа серьёзной проблемой становится незаконный оборот наркотических средств. Каким образом борются с ним полицейские в Северной Осетии?

– За семь месяцев 2017 года сотрудники МВД по РСО – Алания выявили почти 800 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что на 50 процентов больше прошлогоднего показателя. В пять раз больше выявлено лиц, совершивших преступления в этой сфере. За этот же период из незаконного оборота изъято более 17 килограммов наркотических средств, выявлено 176 очагов произрастания наркосодержащих растений на площади свыше 800 тысяч квадратных метров.

Чаще всего у местных дилеров превалируют наркотики растительного происхождения, на втором месте по распространённости – героин. Однако с конца прошлого года всё чаще наши оперативники стали изымать и наркотики синтетического ряда, так называемые соли, – пировалерон и N-метилэфедрон. Особое внимание уделяется раскрытию тяжких преступлений, связанных со сбытом наркотиков и совершённых в составе ОПГ. Не так давно нами пресечена деятельность организованной преступной группы, занимавшейся распространением на территории республики синтетических наркотиков. В результате было изъято из незаконного оборота около двух килограммов «синтетики».

Особую тревогу вызывает проблема «аптечной» наркомании. Из-за ценовой доступности ей прежде всего подвержены подростки. Однако в течение двух последних лет, после того как ряд препаратов был включён в перечень лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учёту, напряжённая ситуация, связанная с их немедицинским употреблением молодёжью, значительно улучшилась. Активная деятельность органов внутренних дел во взаимодействии с лицензионным отделом Министерства здравоохранения республики и территориальным органом Росздравнадзора по пресечению нарушений в данной сфере, существенно снизила количество препаратов, реализуемых через аптечную сеть.

Уменьшение количества вовлекаемых в употребление наркотиков подростков – один из важнейших шагов в борьбе с наркоторговлей. Мы решили сделать особый акцент не на следствии, а на причине. Поэтому и поставили во главу угла профилактику правонарушений и преступлений среди подростков.

– Работа с детьми – довольно сложное направление, где любая ошибка может иметь тяжёлые последствия. На что делается упор в этой сфере?

– Нам удалось снизить в целом уровень подростковой преступности и войти в десятку лучших среди территориальных ОВД по данному направлению деятельности. Но при этом глубоко убеждён, что только целенаправленной работой по профилактике правонарушений и патриотическому воспитанию нам удастся переломить ситуацию.

Необходимо отметить, что более 70 процентов преступлений, совершённых подростками, относятся к категории имущественных, и одна из основных причин, толкающих их на нарушение закона, – семейное неблагополучие. Наши сотрудники прилагают немало усилий, чтобы установить каждого ребёнка, находящегося в социально опасном положении, и помочь ему. Помимо индивидуального подхода на постоянной основе организуем и проводим масштабные акции и мероприятия, объединяющие группы детей и способствующие улучшению их эмоционального состояния. Внедряем новые методики, чтобы максимально оградить подростков от нездорового влияния угрожающей внешней среды.

Минувшей весной впервые на территории республики была проведена Вахта памяти. Более полутора тысяч детей – подростки группы риска, школьники, воспитанники детских домов и военно-патриотических клубов посетили международный палаточный лагерь поисковиков в селении Эльхотово (в годы Великой Отечественной войны здесь в ходе ожесточённых боёв было остановлено наступление немецко-фашистских войск – Прим. ред.), где для них провели уроки мужества. Преподаватели истории благодарили нас за то, что дети получили возможность прикоснуться к великому прошлому нашей страны. Многие из ребят продемонстрировали отличные знания по истории и были награждены специально разработанными памятными медалями Вахты. На мой взгляд, подобные встречи гораздо эффективней лекций и нравоучений.

Ещё одним мероприятием, способным повлиять на подростков, стала разработанная нами правоохранительная патриотическая профильная смена «Патриот–2017». В августе так называемых трудных ребят в возрасте от 13 до 17 лет, попавших в поле зрения правоохранителей, впервые отправили на отдых в лагерь, расположенный в живописном уголке Северной Осетии. Во время двухнедельной смены проводилась воспитательно-патриотическая работа, направленная на развитие у молодых людей чувства патриотизма, любви к Родине, приобщение их к здоровому образу жизни.

Беседу вела Людмила ЛАЛИЕВА

Россия. СКФО > Армия, полиция > mvd.ru, 15 сентября 2017 > № 2324321 Михаил Скоков


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 сентября 2017 > № 2482394 Вячеслав Битаров

Осетия сокровенная

беседуют главный редактор газеты «Завтра» и глава республики Северная Осетия-Алания Вячеслав Битаров

Александр Проханов

Александр ПРОХАНОВ.

Вячеслав Зелимханович, я в последнее время мыслю такими категориями, как национальная мечта. Вот у американцев есть мечта. Более того, она для них стала образом поведения — исторического, национального. Они её формулируют как "град на холме". То есть холм, на нём стоит град, крепость, оттуда видны долины, другие селения, города, американцы всеми повелевают, если что — из бойниц обстреляют… И если американская мечта — это град на холме, то у нас — храм на холме. Мы ставим наш храм на холме, чтобы он был ближе к небу, к божеству.

И у каждого народа есть своя мечта Как вы полагаете, в чём состоит осетинская мечта, то чувство, которое народ несёт через столетия, тысячелетия, проносит сквозь пожары, беды, несчастья, сохранив верность этой мечте?

Вячеслав БИТАРОВ.

Не посчитайте мои слова громкими, Александр Андреевич, но любой человек в нашей республике скажет, что Осетия хотела быть частью этого храма на холме. Осетия — часть России, и если Осетия выжила, и осетины выжили как народ, то только благодаря русскому народу, благодаря России. Это откровенное, от души высказывание. И это мнение любого человека из нашего народа. Многочисленные исторические факты свидетельствуют, что никогда не было каких-то конфликтов или непонимания великой России в Осетии. Мы — составная часть России, и мы бы очень хотели быть в этом храме на этом холме. Это мечта любого осетина. История Осетии неразрывно связана с Россией. Наши предки определились с этим вопросом. На Мемориале славы во Владикавказе отражено это историческое событие, как наши старейшины получают верительную грамоту Екатерины о вхождении в состав России. Народ уже тогда понял, что не выжить без России. История это неоднократно подтверждала.

Со своей стороны, Осетия всегда преданно служила России, потому что Россия — это наша родина. Возьмите хотя бы такой факт: в советские времена у нашего малочисленного народа был 81 Герой Советского Союза! В Осетии нет такого дома, откуда бы мужчины не ушли на фронт. Добровольно. У меня дома хранятся и письма отца с фронта, и моего дяди, который офицером долго воевал, потом в некоторых городах Европы был комендантом, и только в 1947 году демобилизовался. В фильмах видим, как клянутся: "Я вступаю в партию и буду сражаться до последней капли крови". А у меня письма с такими словами дома есть. И я не понимаю, как можно, прочитав эти письма, видеть себя вне этого храма?

Александр ПРОХАНОВ.

Россия — счастливая страна. Хотя и с огромными трудностями, проблемами, которые никуда не уходят, одни проблемы меняются на другие… Но она счастлива тем, что состоит из множества народов, языков, верований, культур, темпераментов. Осетины — это народ с особой внутренней музыкой. Осетинская история, осетинское представление о небе, о бытии, о жизни, о смерти, о любви, о героизме отличается от всех остальных представлений. Оно уникально. Осетия — сокровенная, и мечта осетинская — сокровенная, и её ещё предстоит открыть. А в чём неповторимость осетинского мышления, осетинского сознания?

Вячеслав БИТАРОВ.

Что касается осетинского духа, сознания, то у нас, как, наверное, и у любого народа, — особое отношение к своей истории, к старшим. Всё это воспитывает у людей патриотизм. Патриотизм не только в отношении маленькой Осетии, малой родины, но и патриотизм в отношении большой родины — России. Об этом свидетельствуют не только исторические факты, но и нынешняя история. Наш земляк Валерий Гергиев — это достояние и Осетии, и всей России, может быть, всего мира. Да и многие мои земляки достойно представляют и прославляют нашу страну.

Александр ПРОХАНОВ.

Валерий Гергиев потрясающ! Будучи дирижёром, он является великим воином, богатырём. Для него музыка — это стихия мироздания. Он сумел музыку превратить в управление историей. Когда он играл в Пальмире, оказалось, что это сильнее любых бомбардировок, любых атак. Музыка сметала с лица земли этих вандалов, варваров. То, что он стал человеком мира, оставаясь осетином, — это тоже результат огромной осетинской творческой истории.

Вячеслав БИТАРОВ.

Безусловно, это не только великий музыкант, но и очень мужественный человек. С ним рады общаться и короли, и президенты любых государств. И он остаётся верен России и своей малой родине.

Александр ПРОХАНОВ.

Мы живём среди огромных толчков, сотрясений, событий. Иногда трагических, иногда потрясающих по своей творческой силе. Война в Южной Осетии, по существу, поставила осетин на грань истребления. Их хотели, если бы не вмешалась Россия, испепелить. И осетинский народ лишился бы своей очень драгоценной части. То, что этого не произошло, что Южная Осетия стала независимой — это тоже сказалось на миросознании сегодняшних осетин. Это входит в мечту осетинскую: соединиться, стать одной судьбой и одним государством?

Вячеслав БИТАРОВ.

Объединить юг и север Осетии — вот что входит в мечту. Ведь мы — один народ. То, что классифицирует нацию, народ, — у нас всё общее, по всем признакам, и язык, и культура. У нас никто не ставил вопрос о том, чтобы быть отдельным государством. А есть мечта объединиться и быть республикой в составе великой России. Думаю, что настанет время, когда Россия возьмёт в свой состав юг Осетии. Это мечта всех наших предков, историческая мечта нашего народа — объединиться и быть составной частью великой России. На юге сегодня только об этом и просят Россию.

Александр ПРОХАНОВ.

Как лично вы переживали эту войну? Она же была очень тревожная, были такие моменты: да, нет…

Вячеслав БИТАРОВ.

Если бы не Россия, не армия российская, эта война бы, скорее всего, превратилась в войну не только юга Осетии. Тогда все способные воевать мужчины выдвинулись на поддержку наших братьев на юге. А те, кто оставался здесь, были готовы во втором эшелоне поддержать наших братьев и рядом с ними встать. Спасибо Всевышнему, что это не понадобилось, потому что пришли российские войска и буквально за сутки навели порядок.

Александр ПРОХАНОВ.

Я посетил "город ангелов", где похоронены погибшие в бесланской трагедии. Я был в той бесланской школе, когда на полу спортзала ещё лежали разбросанные детские рисунки. Конечно, та трагедия — это рана, которая никогда не зарубцуется в сердце. Это тоже страшный толчок, и он как-то сформировал новое осетинское мышление. Эта травма, эта беда, что она для осетинского сознания? Она расшатала, сплотила, изменила мышление?

Вячеслав БИТАРОВ.

Да, это большая боль, которая никогда не заживёт и никогда не зарубцуется в сердце любого осетина и всех народов, которые в республике проживают. И когда происходили теракты, народы республики всегда сплачивались, были вместе, и никто не различал, осетинской национальности человек или русской, армянской, азербайджанской, грузинской. Всегда все были вместе. И такие события в очередной раз показывают, что нет паники, а народ сплачивается и помогает пережить горе тем, кто потерял детей, близких. Может быть, 90-е годы наши народы как-то разделили, но после этих событий народ сплотился и помог друг другу пережить и по сегодняшний день помогает переживать эту трагедию.

Александр ПРОХАНОВ.

Когда мы шли мимо могил, увидели немолодую женщину, у которой там похоронена дочь. Женщина её оплакивала: голосила, рыдала, причитала. Мне сказали, что сложилась целая поминальная культура: стихи, поэмы, музыка, песни, обряды. Эта беда превратилась в эпос народный, который не исчезнет уже никогда.

Вячеслав БИТАРОВ.

Да. И эта трагедия затронула сердца людей всего мира. Уже сколько прошло лет, но каждый год накануне поминальных дней к нам прибывают представители разных народов, разных конфессий, чтобы в эти дни сопереживать вместе с нами. Это не только горе нашего народа, а многих, в том числе и зарубежных стран.

Александр ПРОХАНОВ.

У меня был друг Виктор Петрович Поляничко, многое нас с ним связывало. Мы с ним были и в Карабахе, и в Афганистане. И он погиб здесь во время так называемого осетино-ингушского конфликта. Какой-то свет пролился: кто, почему, мотивы, случайно это или засада на него была?

Вячеслав БИТАРОВ.

На сегодняшний день достоверных и опубликованных сведений о данном преступлении нет, но моё личное мнение, что это не случайное убийство, а оно было подготовлено. Всё делалось для того, чтобы внести раскол между народами на Кавказе. И я твёрдо убеждён, что эта политика западных государств на Кавказе продолжается.

Александр ПРОХАНОВ.

Виктор Петрович пришёл как миротворец сюда, ему была поставлена задача — погасить конфликт.

Вячеслав БИТАРОВ.

Конечно. И он всё делал для того, чтобы конфликт, который там разгорелся, не только погасить, но чтобы загладить и не допустить дальнейшего кровопролития. Кому и зачем нужна была эта гибель? Думаю, что трезво мыслящим людям ни осетинской, ни ингушской стороны не надо было, ведь война ничего хорошего не приносит ни одной из противоборствующих сторон. Я считаю, что смысл только один — это продолжение дальнейшего конфликта. А конфликт — даже самый маленький на Кавказе — это конфликт на всём Кавказе. Здесь не может быть так, что конфликтуют локально каких-то два народа. Это обязательно выливается в конфликт на всём Северном Кавказе. Силы, которым необходим пожар на юге России, скорее всего, и совершили.

Александр ПРОХАНОВ.

Конфликт, который тогда был таким страшным и кровавым, ушёл в глубину, но остаётся внутри. Удаётся решить эту проблему хотя бы отчасти? Какие пути решения этой проблемы?

Вячеслав БИТАРОВ.

Этому конфликту уже 25 лет. Конечно, он до сих пор остаётся в сердце и ингушского, и осетинского народов. С другой стороны, большинство народа — это трезво мыслящие люди, которые прекрасно понимают, что нам надо жить вместе, в соседстве. История так распорядилась, хотим мы или не хотим этого, но живём и должны жить в соседстве. Поэтому надо выстраивать соседские отношения, чтобы они не перерастали в конфликтные. Я горжусь дружбой с главой Республики Ингушетия Юнус-беком Евкуровым, это человек достойный, Герой России. И мы с Юнус-беком Баматгиреевичем всё делаем для того, чтобы на Кавказе было спокойно. Мы с ним дружны и постоянно находимся на связи.

Александр ПРОХАНОВ.

Сейчас этот конфликт — это конфликт-воспоминание, конфликт о пролитой крови или всё-таки есть нерешённые проблемы: земельные, житейские?

Вячеслав БИТАРОВ.

Да, остаётся много житейских проблем, потому что в те годы — 25 лет назад — на территории республики было около ста тысяч беженцев с внутренних районов Грузии, конфликт произошёл и на юге Осетии. Тогда ведь с грузинской стороны было такое же нападение, как и в 2008 году, и шли боевые действия. Опять-таки благодаря вмешательству России, вводу миротворческих сил конфликт был остановлен. Но с внутренних районов Грузии практически были изгнаны все жители, да и с Южной Осетии много было беженцев. Чтобы их обустроить, практически в открытом поле были построены населённые пункты, которые с тех пор, к сожалению, не обустроены должным образом. То же самое в ингушских населённых пунктах: нет детских садов, дорог, просто в открытом поле построены дома. Конечно же, народ недоволен.

И когда что-то делаешь для ингушского села — это вызывает недовольство в соседнем осетинском селе, в котором такие же проблемы. Когда делаешь для осетинского — недовольство в ингушском селе. Всё это надо учитывать и очень осторожно действовать, чтобы не вызывать недовольства. Полпреды по Северо-Кавказскому округу — сейчас Олег Евгеньевич Белавенцев, а до него Сергей Алимович Меликов — всё делали и делают для того, чтобы укреплять отношения между Ингушетией и Осетией, проявляют заботу об этих сёлах, их благоустройстве.

Когда пришёл Олег Евгеньевич, были проведены совещания по этому вопросу, направлены письма в адрес президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Я сам был у президента и попросил его решить эти проблемы. Владимир Владимирович дал распоряжение, и сейчас подготовлены проекты на общую сумму около 7 миллиардов рублей, рассчитанные на 3 года. Мы отразили в представленных проектах все проблемы этих населённых пунктов. Думаю, если мы их решим и будем работать над созданием рабочих мест, жизнь наладится.

Рабочие места — важнейшая проблема, нужно, чтобы люди могли получать работу, чтобы не выезжали за территорию Северного Кавказа с целью трудо­устройства. Над этими вопросами работаем. Буквально на днях создали Агентство развития республики. Мы будем обязательно создавать рабочие места, в том числе в Пригородном районе. Такая же проблема у нас и Моздокском районе. Сейчас пытаемся решить эти вопросы. Моздокский район многонациональный — это русское, кумыкское, чеченское, ингушское, осетинское население. Надо, чтобы были решены если не все, то основные социальные проблемы. Я думаю, что это снимет напряжение и позволит нам жить так, как жили в советские времена: дружно сообща работали. Что ещё немаловажно. На Кавказе нужна дисциплина. Дисциплина в смысле исполнения всех законов на территории Кавказа, потому что на таком маленьком клочке земли проживает столько национальностей, и если не будут все по закону жить, а будут решать вопросы по принципу кто сильней, ни к чему хорошему это не приведёт. Потому, наверное, в советские времена все жили тихо и спокойно здесь, на Северном Кавказе, да и по всему Советскому Союзу, что дисциплина была.

Александр ПРОХАНОВ.

Вам досталось тяжёлое наследие. В проклятые 90-е Ингушетия, Осетия лишились огромного количества рабочих мест. Исчезли производства, заводы и связанная с ними инфраструктура. Образовалась дыра промышленно-экономическая. Всё-таки Осетия, благодаря оборонному производству, была республикой цивилизационной, она выпускала цивилизационный продукт: электронику, военные элементы современного оружия. Теперь всё это ушло. Осталось земледелие, скотоводство, но это понижает цивилизационный уровень республики. Как его опять поднять?

Вячеслав БИТАРОВ.

Я с вами полностью согласен. Осетия была промышленной республикой. И образование среднее, высшее было нацелено на выпуск специалистов для промышленности. Я сам из шахтёрского посёлка Садон, где в советские времена производилось 50% всех пуль из свинца, который добывался на Садонском свинцово-цинковом комбинате. Этот комбинат считался зародышем промышленности Северной Осетии.

Уже в послевоенные годы в республике размещали заводы, фабрики, чтобы загрузить работой население, и в Осетии образовался кластер, как сейчас принято говорить, военной промышленности: около 14 заводов военно-промышленного комплекса, которые в 90-е годы практически остановили свою работу. А ведь на них около 40 тысяч человек работало. Для нашей маленькой республики это большое количество рабочих мест. Остались без работы высококвалифицированные инженеры и другие представители промышленности. Конечно, это потянуло за собой целый ворох проблем — и образование, и кадры, которые выпускались под производство: горные инженеры и так далее. И вот они уже в республике не востребованы. Вся цепочка нарушена. Промышленность республики была практически остановлена. Сейчас нам надо всё делать, чтобы её восстановить.

Мы готовили программу развития, а прежде провели большой анализ, аудит всех возможностей республики: всех ущелий, всех природных ресурсов — и определили для себя основные приоритеты. На территории республики остаётся около десяти заводов ВПК. Все они практически недействующие, лишь пара предприятий, да и то на ладан дышащие. Как только я пришёл к должности, встретился и с Дмитрием Олеговичем Рогозиным по этому вопросу, встречался и с Сергеем Викторовичем Чемезовым. И были даны распоряжения по вопросу, как реанимировать оставшиеся заводы.

Александр ПРОХАНОВ.

Всё-таки возрождение предстоит?

Вячеслав БИТАРОВ.

Очень тяжело пока идёт, реальных сдвигов ещё нет, но есть разработка "дорожных карт". Идёт подготовительная работа. Параллельно идёт проработка вопросов с получением оборонного заказа, чтобы на одном из этих предприятий заняться ремонтом военной техники. Ведь в республике базируется 58-ая армия, а технику на ремонт почему-то из республики увозят в другие регионы России. То есть имеются резервы. Мы сейчас их продумываем совместно с заводом "КамАЗ", который занимается ремонтом техники, чтобы на этих площадках наладить производство, люди бы могли получить рабочие места. Думаю, это позволит нам, как это было в советские времена, создавать филиалы этих заводов на территориях сельских районов, где производились комплектующие и тоже создавались рабочие места.

Большие резервы у нас в развитии туризма. Агентство развития республики занимается привлечением туристов. Сейчас мы у себя зарегистрировали туроператора, который займётся пока внутренним туризмом и в дальнейшем будет привлекать путешественников в республику отовсюду.

Александр ПРОХАНОВ.

Но если территория производит самолёты или космические корабли, то селения, строящие эти самолёты и корабли, находятся на определённом цивилизационном уровне. Они строят суперпродукты. Это требует квалификации, умения, знаний. И возникает атмосфера большого, мощного дела. А туризм, конечно, хорошо, но это сфера обслуживания, развлечений. И как бы здорово ни был поставлен туризм, он не приводит к развитию человека как такового. Мне кажется, что по всему Кавказу наблюдается отток русских. Во многом для меня это непонятное явление, это трагическое явление. Я считаю, что в Осетии, которая тоже потеряла часть русского населения, это связано именно с закрытием цивилизационных больших объектов.

Вячеслав БИТАРОВ.

Вы правы. Я сам из такого рабочего посёлка, где в большинстве своём проживало русское население, потому что все шахты работали благодаря русским инженерам. А мы все образование получали благодаря русским учителям, которые прибывали в республику, здесь оставались, выходили замуж, женились. Я даже в своём классе не отличал тогда, кто какой национальности. Мы в братских отношениях учились, выросли: и русские, и чеченцы, и ингуши. Конечно, это ещё с дореволюционных времён повелось: в республику были привлечены русские инженеры, которые запустили шахты и работали, учили наше население работать.

А после того, как шахты закрылись, люди стали уезжать. Такая же ситуация и с военно-промышленным комплексом: в основном там работали русские инженеры, которые после того, как заводы позакрывались, остались без работы. А ещё те трагические явления, которые в 90-е годы произошли на Кавказе. Все эти события, конечно же, плюс безработица, создали тяжёлую ситуацию.

Но Осетии, я считаю, это коснулось меньше всего. Да, некоторое количество русского населения из республики уехало, но мы сейчас всё делаем, чтобы в дальнейшем этого не происходило. Специально разработали программу, из нашего скромного бюджета нашли средства: мы строим, ремонтируем сейчас в Моздокском районе дороги, водопроводы, больницы. Я в прошлом году выступал на Дне Моздока, и сказал, что прежде всего надо земли выделять под фермерские хозяйства казакам, русскому населению, чтобы тот уклад жизни, который они вели, могли продолжать и сейчас. Это будет сдерживать отток русского населения. Ведь даже неизвестно, когда здесь совместно стало проживать столько народов. Русские, осетины, греки, армяне… Все так сплелись, и так выстроились отношения, что если выпадет какой-то из народов из совместного общежития, это ударит по всем остальным. Это часовой механизм напоминает: когда он слаженно работает, все комфортно проживают во взаимопонимании. Когда какая-то часть выпадает, то начинается сбой. И если будет отток какого-то из народов, проживающих сегодня в республике, это нелучшим образом скажется и на осетинском населении.

Александр ПРОХАНОВ.

Какой сейчас любимый проект, куда вы вкладываете свои основные мечты, идеи, силы? Есть в республике инициатива, которая вам особенно дорога, над чем вы работаете?

Вячеслав БИТАРОВ.

Экономика республики. Потому что если людям не будут обеспечены рабочие места, и человек, который хочет работать, не будет иметь возможности зарабатывать, то это будет недовольный, злой человек, или же человек, который покинет свою малую родину в поисках лучшей жизни. Мне бы не хотелось этого. Поэтому самая главная задача — развитие экономики. И, конечно же, делать всё для того, чтобы улучшались отношения с нашими соседями. Потому что без мира не будет и экономики. Прежде всего — мир, экономика и создание рабочих мест, чтобы люди могли содержать себя. Я распоряжение дал, чтобы до минимума упростили регистрацию предприятий, упростили предоставление земли желающим работать на этой земле, упростили предоставление земельных участков под строительство кафе, ресторанов, магазинов, тем более для производственных предприятий. И мы работаем над большим проектом — более 250 миллионов вложено — это создание национального телевидения.

Во всех республиках на территории России в своё время реализовывалась программа по созданию национального телевидения, каждой республике предоставлялись средства. Наша республика тогда осталась в стороне. И мы сейчас уже из внебюджетных средств, благодаря нашим землякам, неравнодушным людям, разрабатываем этот проект, он уже практически на выходе.

Александр ПРОХАНОВ.

Для этого требуется что: вышка, коммуникация, кабели или создание штата репортёров, журналистов?

Вячеслав БИТАРОВ.

Всё. Это и кадры, и оборудование, и помещение. Над этим всем в комплексе работаем. Месяца через два представители нашей республики, да и любой гражданин, кто захочет, может на "Триколоре", на спутнике, в любой точке мира смотреть, как живёт республика. Предоставим обязательно всем национально-культурным обществам время, чтобы они также могли вещать, говорить, как они сегодня живут в республике. Тогда, может быть, вернутся и те, которые уехали когда-то. Ведь это же их родина, могилы их предков.

Александр ПРОХАНОВ.

Вы создаёте культурно-информационную среду, в которой людям было бы интереснее и комфортнее находиться?

Вячеслав БИТАРОВ.

Да. Я сейчас встречаю много представителей и русского населения, и армянской части населения нашей республики, которые когда-то уехали, но они всегда помнят, что их родители или дедушки, прабабушки, предки похоронены здесь. Эти люди, потомки возвращаются. Может быть, они здесь не остаются, но каждый старается посетить родные могилы.

Александр ПРОХАНОВ.

Вячеслав Зелимханович, мы сегодня очень вкусно пообедали в одном ресторанчике. Мне сказали, что это ваш ресторанчик, вы с него начинали, что вы успешный предприниматель, который сделал свой бизнес не на нефти и не на алмазах, а на общепите. А зачем вы пошли во власть? Вы были депутатом, сейчас стали главой республики. Почему бы вам не заниматься было ресторанным, гостиничным бизнесом? Что для вас власть?

Вячеслав БИТАРОВ.

Моё мнение таково: пусть человек улицы подметает или арбузы продаёт, лишь бы он честно зарабатывал свои деньги и лишь бы его услуги были востребованы народом. А я начал свою деятельность не с общепита, хотя и горжусь тем периодом своей деятельности, считаю, что это богоугодное дело.

Свою деятельность начал с сельского хозяйства. Я по образованию инженер-механик сельского хозяйства. Работал в пригороде Владикавказа в совхозе, которого уже, к сожалению, нет. 30 лет был заместителем директором этого совхоза. Тепличный комбинат был в совхозе, земли были. А потом, когда разрешили в конце 80-х — начале 90-е годов заниматься собственным производством, частной деятельностью, я арендовал землю этого совхоза, 13 гектаров. Сам садился за штурвал трактора, пахал землю. Сеял кукурузу, пшеницу, сажал картофель. Потом у меня появилась ферма. Тогда хорошие кредиты давали, я взял кредит. Около ста голов крупного рогатого скота, дойного стада. Я продавал молоко здесь, в городе: сам развозил, сам реализовывал. Держал небольшую птицеферму, сам также вывозил своих цыплят, продавал их. И так далее. Я горжусь, что мне пришлось всё это пройти.

Потом появился ресторанчик, один, второй. Затем пиво-безалкогольное производство… Да, успешно бизнес развивался. Я получал удовольствие от своей работы, от всего того, что делал. Сам я вырос в высокогорной семье, в семье простых крестьян, Мы держали скот, косили траву, заготавливали сено, выращивали картофель, другие сельскохозяйственные культуры. Наша семья не была богата, но в то же время никогда не бедствовала. Я привык к труду. Наверное, когда человек через всё это проходит, он ценит своих сотрудников, которые занимаются на его предприятии и простым трудом. Кто грузчиком работает, кто руководителем. Я всегда старался для них всё, что мог, делать. Мы построили дом шестидесятиквартирный и предоставили квартиры своим сотрудникам.

Но я никогда не готовился к той должности, которую сегодня занимаю. Да, я был депутатом. Да, у меня было своё мнение по поводу каких-то дел в республике. Это естественно, у каждого человека должно быть своё мнение. И я пытался его реализовывать. Если не удавалось в масштабах республики, я реализовывал его на тех предприятиях, которые организовал. Занятие бизнесом для меня было в удовольствие: видеть ежедневно плоды своих трудов. Уверяю вас, речь не о заработанных средствах, а приятно было видеть реальные результаты труда.

Но так судьба сложилась. Раньше не верил в судьбу. Думал — стечение всех обстоятельств. Сейчас верю. Наверное, когда человеку Всевышний уготовил судьбу и его движение по жизни — никуда от этого не деться, значит, надо работать для своего народа. Может, некоторые думают, что это громкие слова, но я действительно стараюсь так работать.

Александр ПРОХАНОВ.

А сверхзадача есть какая-то у вас? Ведь в вашей работе очень много рутинного, и как-то забывается сверхцель, мне кажется. Но она время от времени всплывает, становится мечтой.

Вячеслав БИТАРОВ.

На днях ездил на свою родину, в Алагирский район. Посёлок наш разрушен, в 2002-м году там трагедия произошла, наводнение снесло практически весь посёлок, шахты закрыты, затоплены. А в соседнем посёлке Мизур, в двух километрах, сейчас строится Зарамагская ГЭС, каскады электростанции. Я посетил строительство. Потом встречался с народом — раздражённое население: люди, не имеющие возможности заработать, чтобы кормить свои семьи, полуразрушенные подъезды. Эта разруха 90-х сегодня ещё продолжается. Очень много недовольных, злых людей. И вот мне бы хотелось, чтобы за время моей деятельности число таких людей сократилось до минимума, чтобы стало больше довольных жизнью людей и тех, которые хотят жить в республике, какой бы национальности они ни были, чтобы было больше людей, не желающих уезжать из нашей республики.

Александр ПРОХАНОВ.

Сделать народ счастливым?

Вячеслав БИТАРОВ.

Это слишком, может, громко. Но хотя бы снять недовольство, раздражённость у людей.

Александр ПРОХАНОВ.

Я являюсь председателем Изборского клуба. Мы двигаемся по России и создаём свои филиалы. Смысл этого движения — помочь создать идеологию нового российского государства. Это непростой вопрос. Мне кажется, что идеология новой России складывается из идеологий отдельных её элементов, народов, земель, территорий. Потому что каждый русский регион имеет свою идеологию. А как бы вы посмотрели на то, если бы мы у вас создали филиал Изборского клуба и попросили ваших интеллектуалов, ваших художников, мыслителей, сформулировать осетинскую мечту? Это непростое дело, но оно очень интересное, оно мобилизует умы.

Вячеслав БИТАРОВ.

Я был бы вам благодарен за это, Александр Андреевич. Со своей стороны окажу всяческое содействие. Я думаю, что это будет с удовольствием воспринято нашей интеллигенцией. Да и не только интеллигенцией, всеми жителями нашей многонациональной республики, а у нас проживает более ста национальностей. Я думаю, что работники культуры, образования, здравоохранения — представители всех национальностей — с удовольствием вошли бы в этот клуб и пополнили ваш интеллектуальный запас.

Александр ПРОХАНОВ.

Лидера найдёте?

Вячеслав БИТАРОВ.

Найдём! Это должен быть патриот России, кто вокруг себя таких же людей объединит.

Александр ПРОХАНОВ.

Спасибо большое, Вячеслав Зелимханович, за беседу.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 сентября 2017 > № 2482394 Вячеслав Битаров


Мьянма. Бангладеш. СКФО > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 12 сентября 2017 > № 2310011 Михаил Коростиков

Почему мусульмане Мьянмы стали главной мировой новостью

Михаил Коростиков

В 2012 году исход 120 тысяч беженцев из Ракхайна прошел практически незамеченным. Ближний Восток переживал «арабскую весну». В исламском мире и без Мьянмы хватало страданий и потрясений. Но к 2017 году контекст изменился. После ИГ и терактов имидж ислама надо было исправлять, и на щит подняли преследуемых мусульман далекой азиатской страны

Через неделю после того, как большинство жителей России впервые узнали о существовании народа рохинья, число беженцев из Мьянмы в Бангладеш и другие государства перевалило, по данным ООН, за 275 тысяч человек. Этот кризис стал одним из крупнейших в Юго-Восточной Азии со времен завершения гражданской войны в Камбодже.

Но еще более мощной стала информационная волна, поднятая этим кризисом. Проблема рохинья существует уже много лет, но еще относительно недавно, в 2012 году, о страданиях 120 тысяч беженцев-рохинья, изгнанных предыдущей операцией мьянманских военных, писали в основном в профильной литературе. А в этот раз среди их защитников оказались практически все крупные мусульманские фигуры, начиная от президента Турции Реджепа Эрдогана и заканчивая главой Чечни Рамзаном Кадыровым. По всему миру от США до Индонезии прошли митинги с требованием «остановить геноцид».

Почему так резко изменился масштаб освещения этого конфликта? Внутри самой Мьянмы все списывают на глобальный мусульманский заговор против их страны. Упрощение – естественная реакция человека, не имеющего полной информации, и в этом мьянманцы мало отличаются от их оппонентов, рассматривающих конфликт как противостояние буддистского большинства и мусульманского меньшинства.

Кризис в штате Ракхайн оказался настолько переполнен дезинформацией (случайной и намеренной) и ошибками восприятия, что при сохранении такого положения дел вероятность его разрешения близка к нулю. Поэтому важно разобраться не только в сути того, что реально происходит в Мьянме, но и в том, почему мы вообще вторую неделю читаем про рохинья и где были все эти группы поддержки и прочая обеспокоенная общественность в 2012 году. Ответ на эти вопросы может стать интересным кейсом для студентов факультетов журналистики и связей с общественностью. Если говорить коротко, выводу конфликта на новый уровень освещения способствовала грамотная работа профильных сообществ и удачно сложившаяся международная обстановка.

Без военного надзора

Важнейшую роль в раскрытии деталей происходящего в регионе сыграло само правительство Мьянмы. В конце 2015 года к власти в стране после более полувека военной диктатуры пришла Национальная лига за демократию во главе с именитой диссиденткой Аун Сан Су Чжи. Ей досталась одна из самых бедных и переполненных конфликтами стран региона: более 70 лет в Мьянме тянется вялотекущая гражданская война между центральным правительством и десятком повстанческих армий, добивающихся автономии или независимости.

Самой депрессивной частью страны стал тот самый штат Ракхайн, и, чтобы заручиться поддержкой международного сообщества в его восстановлении, Аун Сан Су Чжи в сентябре 2016 года создала комиссию во главе с бывшим Генсеком ООН Кофи Аннаном, который около года в тесном взаимодействии с ООН и местными функционерами изучал ситуацию на месте.

Результатом работы этой комиссии, помимо вышедшего в августе 2017 года открытого доклада с рекомендациями, стало появление большого объема данных о регионе. До того военные вообще не пускали туда никого, кроме (эпизодически) гуманитарных организаций с крайне ограниченными полномочиями. Открывшийся после демократизации канал информации позволил более-менее отслеживать ситуацию в регионе и своевременно заметить очередной всплеск насилия.

Американские демократы

Второй причиной повышенного внимания к проблеме стало появление после кризиса 2012 года нескольких организаций, так или иначе связанных с проблемой рохинья. Остановимся подробнее на трех из них: американской, российской и собственно региональной.

История распространения самого популярного хештега #rohingya в соцсетях показывает, что, помимо новостных служб, активнее всего его использовала основанная в 2013 году НКО BurmaTaskForce. С 24 августа эта организация в ежедневном режиме публиковала сотни твитов и постов с хроникой происходящего в Мьянме. BurmaTaskForce – дочерняя структура более крупной НКО, Justice for All, основателем и руководителем которой является видный деятель Демократической партии США имам Абдул Малик Муджахид. Помимо правозащиты, он занимается агитацией американских мусульман при голосовании на выборах в Конгресс и на пост президента.

Адбул Малик Муджахид более двух десятилетий занимался проповеднической деятельностью, а также написал ряд книг, статей и выступлений на тему, как мусульманам правильно продавать себя в западном демократическом обществе. «Мы должны правильно подавать бренд ислама и доносить до общества нашу озабоченность, – говорил он малайским СМИ в июле. – Мы должны рассказать миру, что мусульмане – главная жертва террора в мире и что мы ненавидим войну и террор».

Примечательно, что Justice for All также является соорганизатором правозащитного движения чернокожих Black Lives Matter и компании Climate Change, которая рассказывает американцам о последствиях изменения климата. Сейчас обе эти компании стали одними из основных орудий Демократической партии, использующей их как таран против президента Трампа и для продвижения своей повестки. Это не могло не отразиться на объемах взносов в бюджет НКО, и часть их могла пойти на увеличение освещения такого относительно маргинального сюжета, как притеснения мусульман в Мьянме.

Чеченский Instagram

В России важную роль в освещении проблемы сыграл чеченский адвокат Мурад Мусаев, основавший организацию Rohingya Alert, задачей которой провозглашено «добиться широчайшей огласки и мер политического характера, которые привели бы в чувство бирманских лидеров». Сайт организации представляет собой визитку, а страница в фейсбуке вообще пуста, зато профиль компании в инстаграме регулярно пополняется с января этого года.

Тогда же, судя по материалам, Мурад Мусаев с коллегами из мусульманской ассоциации «Сальсабиль» выехал на первую «миссию по сбору фактов». «Сейчас в Мьянме несколько чеченских и ингушских благотворительных организаций, – сообщил ВВС бывший пресс-секретарь главы Ингушетии Калой Ахильгов. – Благодаря прямому контакту с местными оттуда идет гораздо больше информации, чем несколько лет назад». Ничего похожего в 2012 году не было.

Расследование ВВС не смогло установить, узнал ли глава Чечни о ситуации в Мьянме именно из профиля Rohingya Alert, но сам выбор любимого средства коммуникации Рамзана Кадырова вряд ли был случайным. Посты Мусаева сверхпопулярными назвать нельзя, но до 10 тысяч лайков они собирают и, без сомнения, сыграли свою роль в распространении информации о произошедшем. «Я активно пользуюсь фейсбуком, инстаграмом, и последнее время у многих моих знакомых начали появляться в публикациях фотографии с историями о том, какому насилию подвергаются мусульмане в Мьянме», – говорили корреспондентам ВВС участники митингов у посольства Мьянмы в Москве.

Ребрендинг повстанцев

Наконец, важную роль в организации медийного освещения сыграло появление у боевиков-рохинья новой организации – Армии спасения рохинья Аракана (АСРА). Она была создана в сентябре 2016 года путем переименования появившейся после 2012 года организации Harakah al-Yaqin (Движение веры) и уже в октябре нанесла первый удар в новом качестве, атаковав полицейские посты. Ответом стала спецоперация армии и очередной исход беженцев, получивший название «лодочный кризис»: около 25 тысяч рохинья бежали, причем многие из них пытались достичь других стран на крошечных лодках, которые часто тонули.

Ракхайн знал много повстанческих движений, но АСРА имеет важные отличия: его глава – выросший в Саудовской Аравии пакистанец Атаулла Абу Аммар Джунини. В докладе International Crisis Group движение характеризуется как «возглавляемое комитетом эмигрантов-рохинья в Саудовской Аравии со штаб-квартирой в Мекке» и использующее для подготовки боевиков лагеря в Бангладеш.

Власти Мьянмы ожидаемо подозревают АСРА в связях с запрещенным в России «Исламским государством» и параллельно – с печально известной пакистанской Межведомственной разведкой, прославившейся косвенной поддержкой ряда террористических движений, начиная от «Талибана» и заканчивая непальскими повстанцами-маоистами. Проверить эти утверждения нет никакой возможности, но в своих обращениях к миру АСРА многократно осуждала религиозный терроризм и подчеркивала, что борется исключительно за самоопределение народа рохинья. Переименование из Harakah al-Yaqin в АСРА, по всей видимости, было совершено, чтобы привлечь на свою сторону международное общественное мнение, которое куда лучше относится к борцам за права народов, чем к исламским экстремистам.

Коммуникация с миром у АСРА налажена не в пример лучше, чем у бесчисленных повстанческих организаций рохинья до нее. На своей официальной странице в твиттере она выкладывает пресс-релизы на идеальном ооновском английском, прекрасно понятном международной бюрократии. Используемые лингвистические обороты («strongly encourages all concerned actors», «reciprocate this humanitarian pause» и так далее) напрямую взяты из документов ООН и малопонятны неподготовленному читателю, не владеющему специфической лексикой.

Несмотря на подписанную к шапкам документов шахаду, внутри их нет ни единого намека на религиозную мотивацию действий АСРА. Адресатом этих сообщений может быть только «международное сообщество», понимаемое как совокупность западных стран, объединенных в надгосударственные бюрократические институты.

Выбор сезона

Эти три примера хорошо демонстрируют, как сильно движение в защиту рохинья выросло и укрепилось в медийном пространстве после кризиса 2012 года. Список источников распространения информации о кризисе далеко не полон: огромную роль сыграло саудовское агентство Arab News, катарская Al-Jazeera и практически все мусульманские СМИ.

Более того, многие простые люди были настолько шокированы опубликованными свидетельствами, что на время стали искренними пропагандистами повестки рохинья. Анализ облака хештегов не выявил решительного доминирования одного из них (так бывает, когда кампания организуется централизованно), многие честно пытались привлечь внимание к страданиям людей, не особенно вдаваясь в тонкости мьянманской политики.

Но простое перечисление источников не дает ответа на вопрос, почему мучения мьянманских мусульман нашли в этот раз отклик у такого числа людей. Ключевой причиной, скорее всего, стал специфический международный контекст. В 2012 году исход 120 тысяч беженцев из Ракхайна прошел практически незамеченным, потому что Ближний Восток полыхал из-за событий «арабской весны». Мусульманский мир тогда в принципе воспринимался как место страданий и потрясений, и мьянманская история не могла тягаться с сирийским или египетским сюжетами.

К 2017 году контекст сильно изменился. Из жертв истории мусульмане в западном сознании превратились в ее недобрых творцов: проблемы с беженцами в Европе, теракты ИГ (которого в 2012 году просто не было) на Западе, неудачный переворот и последующая исламизация Турции ухудшили отношение к исламу как среди элит, так и среди населения. Исламскому миру нужно было исправлять этот имидж, поэтому на щит подняли преследуемых мусульман далекой азиатской страны, к которым раньше никто не испытывал особенно теплых чувств. Полноценно принять рохинья в состав своих обществ на протяжении десятилетий отказываются все мусульманские государства.

Тот факт, что агрессорами в конфликте стали «буддисты», сделал картину еще более гротескной: мусульмане оказались миролюбивее тех, чье имя стало нарицательным для миролюбия. Остается лишь надеяться, что мир ислама не ограничится медийной победой и отплатит за нее народу рохинья, оказав действенную помощь в прекращении страданий этих людей.

Мьянма. Бангладеш. СКФО > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 12 сентября 2017 > № 2310011 Михаил Коростиков


Мьянма. ЦФО. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 сентября 2017 > № 2295613 Сергей Маркедонов

Почему Мьянма разбудила российский Кавказ

Сергей Маркедонов

Москва на Кавказе сделала ставку на лояльность, не утруждая себя выстраиванием грамотного соотношения светского и религиозного начала. Это привело к стремительному сжатию светского дискурса в политической, информационной, образовательной сфере. А на выходе получилось новое поколение, гораздо сильнее интегрированное в исламский мир, чем их отцы и деды, переживающее события в нем, как свои собственные

В начале сентября Северный Кавказ снова на первых полосах. Причина – не дерзкие террористические атаки джихадистов, не межэтнические, земельные или еще какие-то конфликты и не громкие отставки первых лиц в национальных республиках региона. Причина – Мьянма.

На первый взгляд, трудно найти две столь далекие друг от друга темы, как Мьянма и Северный Кавказ. Однако в начале осени 2017 года они причудливым образом переплелись. Сообщение о преследованиях мусульман-рохинджа в далекой стране в Юго-Восточной Азии разбудило северокавказские республики. На несанкционированные митинги в поддержку единоверцев вышли и в Москве, и на Северном Кавказе – например, в Махачкале.

Глава Чечни Рамзан Кадыров охарактеризовал происходящее в Мьянме как «гуманитарную катастрофу» и призвал проявить солидарность с мусульманами-рохинджа на фоне «молчания всего мира». Оставим на совести чеченского лидера слова о «заговоре тишины» вокруг трагедии в Мьянме. Уже не первый год на эту тему высказываются и правозащитные организации, и эксперты, и государственные институты различных стран, не говоря уже о докладах в ООН. Конфликт в мьянманском штате Ракхайн (Аракан) имеет множество измерений (межрелигиозное противостояние буддистов и мусульман, противоборство силовиков и военизированных группировок рохинджа). Он длится уже не первый год и вряд ли будет разрешен в ближайшей перспективе.

В российском контексте этот сюжет поднимает немало острых вопросов, начиная от степени самостоятельности региональных руководителей и партикуляризма на Северном Кавказе и заканчивая коллизиями между религиозной и государственной лояльностью. Причем последнее касается не только Северного Кавказа, но многих других регионов России. Не случайно 3 сентября акции в поддержку мусульман Мьянмы прошли не только в северокавказских республиках, но и в российской столице. Интеграция Чечни, как показали события последних 15 лет, – это не только приход Москвы в Грозный, но и Грозного в Москву. Но можно ли говорить о том, что трагические события в Юго-Восточной Азии разбудили российский Кавказ? И в какой степени северокавказские лидеры теперь будут влиять на российскую внешнюю политику?

Религиозное и государственное

В каком-то смысле столь бурная реакция на преследования мусульман-рохинджа стала неожиданностью. Начиная с 2014 года ситуация на Северном Кавказе ушла в тень Крыма, Донбасса и Сирии. И для этого были определенные основания, никак не связанные с приоритетами российской государственной информационной политики. Количество терактов на Северном Кавказе по сравнению с началом – серединой 2000-х годов значительно сократилось. «Имарат Кавказ» и его инфраструктура были почти полностью ликвидированы, а наиболее яркие лидеры подполья, такие как Доку Умаров или Алиасхаб Кебеков, уничтожены.

Пришедший на смену «имаратчикам» «Вилаят Кавказ», структура, аффилированная с запрещенной в РФ организацией «Исламское государство», несмотря на свою потенциальную опасность, к счастью, не смог превзойти своих предшественников по уровню активности. С декабря 2013 года северокавказские джихадисты не совершали терактов за пределами региона, сопоставимых по масштабу с атаками московской подземки, аэропорта Домодедово или транспортной инфраструктуры Волгограда. Не случайно, по данным Левада-Центра (май 2017 года), 41% опрошенных респондентов на вопрос о ситуации на Северном Кавказе ответили, что считают ее «спокойной и благополучной», и только 4% – «взрывоопасной». Для сравнения: в ноябре 2005 года уровень тех, кто оценивал положение дел в регионе как «спокойное», составлял лишь 8%, тогда как «критическим» его видело 20%.

Однако при более глубоком рассмотрении нынешний всплеск общественной (и протестной) активности не является сюрпризом. Во многом замирение Чечни наряду с ее возвращением под российскую юрисдикцию (пока это единственный пример на пространстве бывшего СССР, когда сепаратистское де-факто государство возвращается под контроль центральной власти), стабилизацией общественно-политической обстановки и снижением террористических угроз предполагало в одном пакете и управленческий партикуляризм. Дело в данном случае не только в автономии при принятии тех или иных решений и невмешательстве центра во многие чеченские дела, но и в свободе идеологического, а также до определенной степени внешнеполитического выбора.

В западной литературе принято говорить о Чечне как о тотально закрытом регионе. Но закрытость от западных экспертов и правозащитников отнюдь не означает закрытости от контактов с влиятельными политическими и религиозными деятелями из стран Ближнего и Среднего Востока. В 2015–2017 годах Рамзан Кадыров побывал в Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейне, а среди его гостей отметился известный афганский политик генерал Абдул-Рашид Дустум.

После того как в своем Instagram лидер Чечни дал жесткую оценку положению дел в Мьянме, блогеры и публицисты заговорили о том, что Северной Кавказ начал претендовать на участие в формировании российской внешней политики. Это не совсем так, потому что Северный Кавказ участвует в этом едва ли не с момента распада Советского Союза. И если сначала его рассматривали скорее как объект, некий показатель силы-слабости постсоветской России, то постепенно этот регион, не имеющий своего представительства в ООН, стал приобретать определенную внешнеполитическую субъектность.

«Собравшись в центре Грозного, народ покажет всему миру, что мы не позволим шутить с исламом, не позволим оскорблять чувства мусульман». Процитированный выше текст – фрагмент из выступления Рамзана Кадырова 19 января 2015 года на акции, посвященной истории вокруг французского издания Charlie Hebdo. В то время столица Чечни стала своеобразной площадкой для сторонников подхода «Мы не Charlie». И нельзя сказать, что этот сюжет вызвал симпатии исключительно в северокавказской среде.

Принять данный тезис, основанный на искусственном противопоставлении «архаичного Кавказа» и «передовой России», значит заведомо упрощать ситуацию. Кадыров за время нахождения у власти приобрел опыт публичного политика, обладающего быстрой реакцией и способного озвучивать не только свои интересы, но и позиции той части российского общества, которая отстаивает последовательную антизападническую позицию. То есть тех людей, кто не просто готов оппонировать курсу США и ЕС, но и выступает за жесткую мобилизацию внутри страны и «особый цивилизационный выбор». И это – одно из последствий особого статуса отдельно взятой республики в составе России.

Эта «особость» и «самость» Чечни может принести выгоду. Россия, как многоэтничная и поликонфессиональная страна, имеет возможности реализовывать свою внешнюю политику не только через структуры МИД, но и по другим каналам. И в этом плане Кадыров с его имиджем «защитника мусульман», но врага ИГИЛ (сам Рамзан Ахматович называет его «иблисским», то есть сатанинским государством) как партнер по переговорам с афганским генералом или арабскими шейхами и принцами вызывает больше доверия, чем выпускник столичного вуза, поставленный по бюрократической надобности курировать ближневосточное направление.

Однако какой бы прекрасной ни казалась эта перспектива, нельзя не видеть противоречий между общегосударственными и конфессионально-региональными интересами. Очевидно, что укрепление отношений с Пекином требует от Москвы сдержанной реакции по Мьянме. Россия не может отождествить свои подходы с подходом, популярным в Чечне или в Дагестане, ей требуется большая гибкость и многосложность. Поэтому возникает непраздный вопрос: как не потерять доверие не просто у своих сограждан, но и у региональных лидеров, сделавших определенные ставки на политизацию религии.

Плоды реисламизации

Впрочем, говоря о Северном Кавказе и его пробуждении в связи с трагическими событиями в Юго-Восточной Азии, было бы неверно сводить все к феномену Кадырова и особому статусу Чечни. Среди тех блогеров и гражданских активистов, кто выступал за активные действия России против властей Мьянмы или обвинял Москву в блокировании резолюции Совбеза ООН и потакании китайским амбициям, были выходцы не только из одной Чечни, но и из других республик Северного Кавказа.

Там были и дагестанцы, которых трудно заподозрить в симпатиях к лидеру соседней республики и даже к их собственному руководству. Более того, нередко эти люди упрекают северокавказских управленцев в пассивности и рекомендуют самим искать счастья в далекой Мьянме в защите единоверцев.

Религиозная идентичность Северного Кавказа не сводится к Кадырову. В начале 1990-х годов в этом регионе хватало конфликтов. Некоторые из них (осетино-ингушский, чеченский) перешли в вооруженную фазу, другие (земельные конфликты в Дагестане или Кабардино-Балкарии) остались латентными. Но почти нигде религиозный фактор тогда не играл значительной роли. Ситуация изменилась ближе к началу 2000-х годов. По справедливому замечанию кавказоведа Ахмета Ярлыкапова, на Северном Кавказе произошла «реисламизация», затронувшая и те его части, где традиционно роль религии была меньшей (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея, Ставропольский край).

«Ислам, который является самой политизированной мировой религией, быстро стал проникать во власть… Более эффективным способом распространения влияния на правительственные структуры стало налаживание неформальных контактов с местной элитой. Наиболее заметно это проявилось в Дагестане, особенно на муниципальном уровне», – констатирует эксперт. Добавим к этому, что укоренение религиозной идентичности в разных вариациях, начиная от лояльности властям и заканчивая экстремистскими формами, происходило не само по себе, а на фоне упадка светских институтов (правоохранительные органы, судебные инстанции) и кризиса общегосударственной идеологии.

Провозгласив многократно идею «российской политической нации», на практике Москва мало что предприняла для ее реализации. Напротив, центр сделал ставку прежде всего на лояльность, не утруждая себя выстраиванием грамотного соотношения светского и религиозного начала. Следствием такого подхода на Северном Кавказе стало стремительное сжатие светского дискурса в общественно-политической, информационной, образовательной сфере. И все это на фоне сокращения горизонтальных связей между гуманитариями, регионализации историографии и отсутствия внятного видения центром общероссийских историко-политических приоритетов (вряд ли таковым можно считать эклектику из имперских, советских и постсоветских символов).

На выходе мы получили новое поколение, в гораздо большей степени интегрированное в исламский мир, чем их отцы и деды, переживающее события в нем, как свои собственные. Формы такого переживания разнообразны: от богословских диспутов и получения качественного исламского образования за рубежом до участия в ближневосточных конфликтах.

В самом явлении реисламизации есть много разных противоречивых элементов. Россия как страна, играющая активную роль на постсоветском пространстве и Ближнем Востоке, должна себя позиционировать не только как государство русского, но и, скажем, тюркского, и исламского мира. Но Россия имеет и буддистское измерение, которое не менее ценно, чем все те, что были названы выше. И в контексте событий в Мьянме крайне опасны попытки отождествить политику правительства этой страны с буддизмом.

Между тем на акциях протеста в Москве звучали лозунги «Буддисты – террористы», а по соцсетям гуляли откровенные провокационные призывы «начать с Калмыкии». Заметим, что этот субъект РФ граничит с Дагестаном, а там проживает немало выходцев из самой крупной республики Северного Кавказа. Традиционно авторитетные исламские богословы справедливо замечают, что терроризм не следует отождествлять с исламом. Но разве по отношению к буддизму это правило не действует?

Таким образом, ситуация в Мьянме и ее отражение на Северном Кавказе – это не проблема отдельно взятого региона России. Северокавказские республики – это не гетто и не этнографический заповедник, а территория, где особенно ярко проявляются проблемы, которые переживает вся страна.

Пробуждение российских мусульман – это серьезный сигнал для Москвы. Не став эффективным арбитром и посредником между разными народами и регионами страны, не обозначив четкие правила игры и границы дозволенного, сильного государства не построить. Пока мы так и не услышали от российских официальных лиц внятных заявлений о том, чем чреват конфликт в Юго-Восточной Азии и подключение к нему нашей страны или отдельных ее частей, в чем там состоят российские интересы. Такое молчание создает вакуум, который быстро заполняют другие идеологи. Призрак Мьянмы на российском Кавказе стал напоминанием о том, что Москве, помимо пикировок с Вашингтоном и Брюсселем, пора уже начать уделять внимание внутриполитическим проблемам. Причем уделять содержательно, а не только в контексте подготовок к выборам и распределения голосов на «прямых линиях».

Мьянма. ЦФО. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 сентября 2017 > № 2295613 Сергей Маркедонов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300069 Сергей Маркедонов

Северный Кавказ: «ахиллесова пята» или политический ресурс?

Сергей Маркедонов – доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета.

Резюме Занимая радикальную антизападную позицию, Грозный открыт для контактов с государствами исламского мира. И в отличие от переговоров между ними и Москвой, Кадыров и его команда позиционируют себя в качестве части этого мира, политически лояльной России.

Углубляющаяся конфронтация между Россией и Западом со всей серьезностью ставит вопрос о рисках, которыми сопровождаются попытки Москвы оспорить глобальное доминирование Соединенных Штатов. Какие точки внутри РФ могут рассматриваться как ее слабые места? При ответе на этот вопрос практически невозможно уйти от рассмотрения ситуации на Северном Кавказе.

Самый турбулентный регион России

Северный Кавказ после распада Советского Союза стал, без всякого преувеличения, самой небезопасной российской территорией. Его восприятие у значительного числа граждан долгое время рифмовалось с террористическими атаками, конфликтами, беженцами и нестабильностью. Согласно данным социологических исследований Левада-Центра, в ноябре 2005 г. лишь 8% респондентов оценивали ситуацию на Северном Кавказе как «спокойную и благополучную», в то время как 65% считали ее «напряженной», а 20% – «взрывоопасной и критической».

Для таких выводов были серьезные основания. Из девяти вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР два имели место на Северном Кавказе. Первым стал осетино-ингушский конфликт 1992 г., «замороженный» после недели вооруженных столкновений, но остававшийся неразрешенным в течение последующих лет. Вторым было противостояние в Чечне, которое в свою очередь распадалось на несколько конфликтов, как связанных между собой, так и имеющих самостоятельную логику. И противостояние по линии «центр – сепаратистская территория» являлось лишь одним из них, отношения также выясняли поборники национальной независимости и целостности России внутри самой республики, светские националисты и сторонники исламского государства, суфии и приверженцы различных толков салафитского ислама.

На протяжении 1990-х гг. Северный Кавказ был рекордсменом по количеству самопровозглашенных образований (только в Карачаево-Черкесской Республике их было пять!). Предпринимались попытки раздела субъектов Федерации по этническому принципу. В общей сложности шесть лет вне политико-правового поля России де-факто существовала Чеченская Республика Ичкерия, а в Дагестане в течение года действовала «Отдельная исламская территория», внутри которой ликвидировали официальную власть, силовые структуры и ввели шариатское судопроизводство.

При этом с начала 2000-х гг. этнический сепаратизм как угроза для Российского государства и общества был вытеснен на второй план джихадистским вызовом. Это изменило географию горячих точек на Северном Кавказе. Если в 1990-е и начале 2000-х гг. наиболее опасным регионом считалась Чечня, то затем своеобразное «первенство» перешло к Дагестану, самому крупному и населенному северокавказскому субъекту. Оно сохраняется и по сей день (только в четвертом квартале 2014 г. чеченские показатели были выше уровня Дагестана). Во второй половине 2000-х гг. заметно активизировалось вооруженное подполье в Ингушетии и даже в относительно стабильной до того западной части региона, в Кабардино-Балкарии, которую в первые постсоветские годы называли «спящей красавицей» Северного Кавказа.

В 1990-х гг. первостепенной опасностью было открытое вооруженное противостояние властей всех уровней и сепаратистов, а с середины 2000-х гг. наиболее серьезным вызовом для безопасности страны стали террористические атаки, которые нередко выходили за границы Северного Кавказа. Наиболее резонансными примерами такого рода были взрывы в столичном метро в 2010 г., теракт в московском аэропорту Домодедово (2011), серия терактов в Волгограде и в Пятигорске в канун нового 2014 года.

На протяжении всего постсоветского периода Северный Кавказ оказывался в фокусе международного внимания. Ситуация в регионе обсуждалась в нескольких контекстах. Это и проблема состоятельности России как единого целостного полиэтничного государства, ее способность осуществлять эффективный контроль над всеми своими регионами, и проблема соблюдения прав человека, и террористическая угроза, и безопасность в самом широком понимании. Акценты в таких дискуссиях неизменно менялись. В зависимости от отношений между Россией и Западом на первый план выходили то необходимость сдерживания сецессии и антитеррористическая солидарность (на фоне сегодняшних российско-американских отношений включение Доку Умарова и «Эмирата Кавказ» в черные списки Госдепа США выглядит почти фантастическим сюжетом), то «непропорциональное использование силы против чеченских повстанцев». В контексте же российско-турецких отношений на северокавказском направлении работал принцип зеркальности, и пристальное внимание Анкары к «родственным народам» Северного Кавказа было (и остается) прямо пропорционально отношению Москвы к курдской проблеме.

Одним из центральных вопросов сегодняшней международной повестки дня является положение дел на Ближнем Востоке в целом и в первую очередь в Сирии и в Ираке. В связи с этим крайне важна проблема вовлеченности выходцев из Северного Кавказа в сирийскую гражданскую войну и иракское противостояние. По словам исламоведа Ахмета Ярлыкапова, «доля кавказцев, присоединившихся к “Исламскому государству”, а также воюющих на его стороне, весьма высока: она, по высказывавшимся на форумах оценкам самих салафитов, составляла на 2014 г. от 7 до 10%». По его же словам, на самом Северном Кавказе происходят серьезные перемены: «“Имарат Кавказ” практически полностью вытеснен “Вилаятом Кавказ” “Исламского государства”. После уничтожения в апреле 2015 г. руководителя “Имарата” [Алиасхаба] Кебекова активное присягание командиров “Имарата Кавказ” аль-Багдади изменило суть этого террористического образования». Де-факто оно стало филиалом запрещенного в России и ряде других стран «Исламского государства» (называемого также ИГИЛ и ДАИШ). Естественно, данный вопрос превратился в немаловажную проблему отношений Москвы со странами Ближнего и Среднего Востока.

Конфликтный менеджмент: обретения и издержки

Как бы то ни было, общим местом остается представление о Северном Кавказе только как о российской «ахиллесовой пяте». Такой взгляд базируется на восприятии региона как чего-то застывшего и неизменного в хаосе и неопределенности. При этом до сих пор северокавказские проблемы рассматриваются через «чеченские очки». Например, в апреле 2013 г. после теракта во время бостонского марафона известный политический аналитик и консультант Йэн Бреммер написал: «Путин сегодня вечером звонил Обаме. Попытка использовать события в Бостоне для легитимации российской войны в Чечне».

С завидной регулярностью в публикациях такой авторитетной экспертно-аналитической структуры, как Международная кризисная группа, используется определение «конфликт на Северном Кавказе», что предполагает как минимум наличие четко зафиксированных сторон противоборства. В реальности же в регионе существует множество порой не пересекающихся проблем и противоречий, несводимых к единственному знаменателю. Вряд ли «черкесский вопрос» (имеющий к тому же разные вариации и акценты в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее) можно автоматически связать с земельными спорами в Дагестане, историей осетино-ингушского конфликта из-за Пригородного района или вопросами административного размежевания Чечни и Ингушетии. Проблемы же внутриисламских расколов в западной и восточной части российского Кавказа при всем желании не удастся описать с помощью универсальной модели, как не получится представить положение дел в сложном регионе в виде перманентного конфликта между центром и окраиной. Просто потому, что между отдельными республиками, этническими движениями, группами мусульман разных толков и направлений противоречий не меньше, чем между каждым из этих субъектов в отдельности и центральной российской властью. Более того, запрос на эффективный арбитраж Москвы присутствует даже у этнонационалистов и мусульман, не признающих юрисдикцию и авторитет поддерживаемых властями муфтиятов (Духовных управлений мусульман).

Между тем, признавая Северный Кавказ самым турбулентным регионом России, было бы заведомым упрощенчеством рассматривать его постсоветскую историю как сплошную цепь провалов и ошибок власти, а сам регион – как непосильное и бесполезное бремя для общества.

Во-первых, далеко не все конфликты Северного Кавказа протекают вооруженным путем. Многие острые противоречия удавалось если не разрешить полностью, то успешно купировать, будь то попытки разделения Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Дагестана.

Во-вторых, методом сложных проб и ошибок, не говоря уже об издержках, наработан значительный опыт трансформации конфликтов. Путем непростых переговоров, соглашений, принятия законодательных актов удалось достичь значительных компромиссов между Северной Осетией и Ингушетией. Если первая республика признала право вынужденных переселенцев на их постепенное возвращение к местам прежней жизни, то вторая отказалась от территориальных притязаний на Пригородный район.

В Чечне активные военные действия российских подразделений против сепаратистов завершились еще в начале 2000-х годов. Сама же этносепаратистская угроза сегодня утратила политическую актуальность. Защитники сепаратистского проекта либо физически устранены (Аслан Масхадов, Шамиль Басаев), либо находятся в эмиграции (Ахмед Закаев), либо перешли на службу к республиканским властям (Магомед Хамбиев). В настоящее время Чечня являет собой уникальный на постсоветском пространстве образец возвращения сецессионистского региона под контроль центра. И не просто возвращения, а превращения в своеобразную витрину образцовой лояльности. Заметим, без целенаправленных «этнических чисток» и полного изгнания сепаратистских лидеров, а посредством их частичного инкорпорирования во властные структуры, лояльные Москве. Отсюда и феномен «чеченизации власти», при которой республиканские элиты получают значительную степень автономии в управленческой, силовой, информационной, идеологической сфере, но не полную свободу рук. По словам известного американо-канадского кавказоведа Джона Коларуссо, «программа “чеченизации»”, реализованная под началом Рамзана Кадырова, могла бы в некоторой степени рассматриваться как стандарт для аналогичных программ повсюду в России». Впрочем, здесь не менее важен и международный аспект.

Стоит иметь в виду, что Россия была единственной из всех постсоветских стран, пострадавших от сецессии, которая предоставила своей отколовшейся территории отложенный статус на пять лет. Сама постановка такого вопроса в Грузии, Азербайджане или на Украине была бы невозможна. Вряд ли известного украинского политика и общественного деятеля, заместителя министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгия Туку (в июле 2015 – апреле 2016 г. он находился в эпицентре конфликта в Донбассе, возглавляя Луганскую областную военно-гражданскую администрацию) можно отнести к поклонникам Владимира Путина и российской политики. Тем не менее в одном из своих интервью в июле 2017 г. он констатировал: «Я довольно тщательно изучал опыт обеих чеченских войн. И, несмотря на все мои эмоциональные претензии к России, я должен признать тот факт, что с точки зрения своего государства они очень удачно завершили Вторую чеченскую войну. Слепили из Рамзана Кадырова образ “нового лидера чеченской нации”. Провозгласили сплошную амнистию. И в результате – они достигли мира».

Естественно, рассмотрение программы «чеченизации» не должно создавать благостной картинки. Оборотной ее стороной является жесткая персонификация власти и отношений между республикой и Москвой, которые порой внешне выглядят как личная уния. Серьезной проблемой является управленческий партикуляризм, расширительная трактовка того, что понимается под антиэкстремистской борьбой и сложности с соблюдениями гуманитарных прав, которые не раз становились предметом коллизий между центром и Грозным. Однако нельзя не учитывать, что данный режим сформирован по итогам двух жестких военных конфликтов и, несмотря на определенные издержки, гарантирует стабильность и лояльность центру.

В-третьих, властям удалось уменьшить интенсивность террористических атак и других вооруженных инцидентов. В 2013 г. произошло их снижение на 19,5%, а в 2014 г. – еще на 46,9%. Согласно оценкам российского НАК (Национального антитеррористического комитета), в 2015 г. на Северном Кавказе в 2,5 раза сократилось число террористических акций.

Позиции официальных властей РФ и представителей неправительственного сектора очень часто не совпадают. Однако, по данным «Кавказского узла» (интернет-издания, специально занимающегося статистикой и мониторингом вооруженных инцидентов и соблюдения прав человека в северокавказских республиках), в 2015 г. число жертв террористических инцидентов снизилось по сравнению с 2014 г. почти в два раза. Количество же самих терактов сократилось на 33%. И хотя в 2016 г. число жертв вооруженных инцидентов возросло на 11% (с 258 до 287 человек), уровень самих терактов и столкновений остался прежним. При этом по отдельным субъектам (Ингушетия, Кабардино-Балкария) продолжилась прежняя позитивная динамика, которая длится уже несколько лет. Более того, начиная с декабря 2013 г. боевики из республик Северного Кавказа не совершали масштабных акций за пределами Северо-Кавказского федерального округа, таких как взрывы в Волгограде или Москве.

Фактически уничтожен «Имарат Кавказ» и его инфраструктура. Хотя северокавказские джихадисты не раз предупреждали российские власти о возможных акциях как в непосредственной близости к столице сочинской Олимпиады, так и в различных регионах страны, главные спортивные соревнования четырехлетия с точки зрения безопасности прошли безупречно. Несмотря на попытки политизации «черкесского вопроса» в канун Сочи-2014 удалось избежать негативных сценариев и на этом направлении.

Помимо привычной для региона «жесткой силы» о себе заявила и «мягкая сила», прежде всего в Ингушетии. По словам главы республики Юнус-бека Евкурова, самым эффективным инструментом борьбы с терроризмом и экстремизмом является профилактическая работа с населением, и в особенности с молодежью. В беседе с корреспондентом «Кавказского узла» он заявил: «Девяносто девять процентов успеха зависит от умения помочь запутавшимся молодым людям найти пути возвращения к мирной жизни. Но при этом родственники боевиков должны не потворствовать своим заблудшим близким, а наоборот – стараться всячески воздействовать на ребят, помогая им осознать пагубность подобного пути». В 2014–2016 гг. увеличился призыв молодежи из республик Северного Кавказа в ряды российских вооруженных сил, что ранее составляло одну из серьезнейших проблем в плане интеграции региона в общероссийские процессы, а осенью 2014 г. возобновлен призыв чеченцев.

Отмеченные выше тренды не могли не сказаться и на общественном восприятии Северного Кавказа. По данным Левада-Центра, в мае 2017 г. 41% респондентов на вопрос о ситуации в регионе ответили, что считают ее «спокойной и благополучной», «напряженной» – 37%, а «критической и взрывоопасной» таковую назвали лишь 4%.

Северный Кавказ как внешнеполитический ресурс

Таким образом, определенный уровень внутренней стабилизации при всех имеющихся издержках на Северном Кавказе достигнут. Понятное дело, его не стоит переоценивать, поскольку проблемными остаются и неразрешенный до конца земельный вопрос, коррупция, слабость властных институтов, что провоцирует вмешательство различных альтернативных юрисдикций (духовные объединения, криминальные авторитеты, джихадистские группы), конфликты между ними. Тем не менее стабилизация позволяет задействовать Северный Кавказ и как определенный внешнеполитический ресурс для укрепления позиций России на международной арене. Прежде всего в условиях масштабного внутриисламского конфликта северокавказские элиты воспринимаются в мусульманском мире как последовательные оппоненты ИГ. В этом контексте следует рассматривать переговоры между Рамзаном Кадыровым и первым вице-президентом Афганистана Абдул-Рашидом Дустумом в октябре 2015 г., а также ставшие уже регулярными контакты главы Чечни с высшими представителями ближневосточных государств. В 2015 и 2016 гг. он посетил Саудовскую Аравию, а в апреле 2017 г. – Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн.

В США и странах ЕС Чечня имеет репутацию республики, закрытой от внешнего мира. Этот тезис верен лишь отчасти, поскольку, занимая радикальную антизападную позицию (по риторике она намного более жесткая, чем в артикуляции Кремля), Грозный открыт для контактов с государствами исламского мира. И в отличие от переговоров между ними и Москвой, Рамзан Кадыров и его команда позиционируют себя частью этого мира, при этом политически лояльную России. В данном контексте Северный Кавказ представляется «исламской витриной» РФ, ориентированной при этом на противодействие ИГ (сам Кадыров называет его «Иблисским», или дьявольским государством) и поддержку российских интересов в Сирии, Ливане, Афганистане.

Помимо Ближнего и Среднего Востока Северный Кавказ важен и для выстраивания политики России на постсоветском пространстве. В этом плане нельзя недооценивать двусторонние отношения Дагестана и Азербайджана. Именно дагестанский участок связывает Россию с южным соседом. За весь постсоветский период во многом благодаря связям между Баку и Махачкалой удавалось удерживать под контролем как проблему разделенных народов («лезгинский вопрос», в меньшей степени проблему аварцев), так и противодействие джихадистским группам. Этот ресурс крайне важен и для обмена неформальными сигналами (начальник азербайджанского Генерального штаба Наджмеддин Садыхов имеет родственников в Дагестане).

До сих пор своеобразными паттернами для урегулирования конфликтов для Азербайджана и Грузии служили Татарстан и Башкортостан. Однако эти республики, к счастью, не пережили опыт военного противостояния с центральными властями, который имелся у Чечни. Поэтому программа «чеченизации» также может оказаться востребованной. В особенности если речь идет не о балканских сценариях типа хорватской операции против самопровозглашенной Сербской Краины, а об интеграции вчерашних сепаратистов в управленческий класс лояльной центру республики. Представление о Северном Кавказе как «ахиллесовой пяте» России может подтолкнуть те или иные страны к попыткам использовать его против Москвы. Опыт такой политики уже имелся в Грузии во времена позднего Эдуарда Шеварднадзе (его взаимодействие в 2001 г. с чеченским полевым командиром Русланом Гелаевым) или в период президентства Михаила Саакашвили (принятие акта о признании т. н. геноцида черкесов и попытки альянса с националистическими движениями из северокавказских республик). Однако он неизменно оказывался амбивалентным и оборачивался кризисом безопасности в Панкиси и инцидентами в Лопотском ущелье. Не говоря уже о том, что такие попытки, как правило, не получали поддержки США и Евросоюза.

Парадоксальным образом дестабилизация Северного Кавказа даже в контексте посткрымских отношений России и Запада не слишком выгодна Вашингтону и Брюсселю. Северокавказская постсоветская история на практике опровергла два популярных в Соединенных Штатах и странах Европейского союза мифа: об операциях в Чечне как причине укрепления радикального исламизма в регионе и об авторитарном стиле Москвы как наиважнейшей предпосылке терроризма. В значительной степени исламистские настроения были не экспортированы из Чечни, а импортированы в нее из Дагестана в начале 1990-х годов. И сами они стали причиной не столько попытки чеченской сецессии, сколько ответом на кризис в местных Духовных управлениях мусульман и поисками идентичности в условиях распада СССР и формирования новой России. Теракты джихадистов в странах Запада, в том числе и с участием выходцев с Северного Кавказа (ярким примером стала трагедия в Бостоне в 2013 г.), отчетливо продемонстрировали, что для них нет принципиальной разницы между россиянами, американцами или парижскими обывателями. Нынешнее северокавказское подполье настроено антивестернистски не меньше, чем антироссийски, в особенности сторонники «Вилаята Кавказ». Полагать, что в случае возможного коллапса безопасности России в северокавказском регионе радикальное подполье не направит свою энергию в сторону Европы, Украины или Грузии, как минимум наивно. В этом плане возможность общей антитеррористической платформы – пускай и ситуативной – сохраняется.

Северный Кавказ по-прежнему остается непростым для России регионом. Здесь и сегодня немало острых проблем, требующих неотложного внимания и реагирования. Как бы ни были важны геополитические факторы, субъекты Северо-Кавказского федерального округа не являются неким «приложением» к ситуации на Ближнем Востоке. Для их радикализации есть множество причин, и они в значительной степени внутренние. И совсем не обязательно деятельность той или иной группы вдохновляется джихадистскими проповедниками из Сирии и Ирака. Тем не менее регион имеет и свои преимущества, которые могут быть использованы с выгодой для укрепления позиций Москвы как внутри страны, так и на международной арене. Здесь можно упомянуть и наработанные механизмы по разрешению конфликтных ситуаций и по выстраиванию государственно-конфессиональных отношений. Следует иметь в виду, что в регионе в ежедневной борьбе с терроризмом и экстремизмом участвуют прежде всего местные выходцы, представители северокавказских народов и верующие мусульмане, а не только и не столько эмиссары из центра. То же самое относится и к хозяйственно-экономической и рутинной бюрократической деятельности. Многоуровневая лояльность (своему народу, своей вере и Российскому государству) – то, что укрепляет единство страны и умножает ее возможности во внешней политике.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300069 Сергей Маркедонов


Россия. СКФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > ras.ru, 30 августа 2017 > № 2291735 Юрий Балега

«Солнце нам еще посветит». Юрий Балега об угрозах из космоса и поиске экзопланет

Как живут сегодня астрофизики, какие угрозы таит в себе космос, как астрономические события влияют на человека и чего ждать от возвращения астрономии в школьную программу, в интервью «АиФ-СК» рассказывает академик Юрий Балега.

40 лет назад ввели в строй оборудование крупнейшей обсерватории в стране. Специальная астрофизическая обсерватория Российской Академии наук, расположенная в Архызе в Карачаево-Черкесии, и сегодня остаётся важнейшим центром наземных наблюдений в России.

Научный руководитель обсерватории в Архызе Юрий Балега рассказывает «АиФ-СК» о том, как процессы в миллиардах световых лет от Земли влияют на нашу планету и как астрономы ищут жизнь во Вселенной.

Альтернатива Земле

Анна Максименко, «АиФ-СК»: Юрий Юрьевич, как живут сегодня российские астрофизики? Что нового в небе?

Юрий Балега: Живётся астрономам сложно. Финансирование науки в целом и астрономии в частности с каждым годом сокращается на 10-15%. Пару дней назад стало известно, что Министерство образования и науки отказало нам в поддержке на этот год. В борьбе за финансовую помощь государства победили физики-ядерщики - три крупнейших института страны. Но зато нам повезло в другом. Ещё в 2014 году мы получили большой грант Российского научного фонда (РНФ), почти полмиллиарда рублей на поиск жизни во Вселенной. Изучаем экзопланеты, которые находятся за пределами Солнечной системы и могут вращаться вокруг материнских звёзд в комфортной для жизни зоне. И вообще ищем всё, что связано с вероятностью появления жизни в других мирах. Сейчас уже известно более трёх тысяч таких планет. Как правило, они намного больше, чем наша Земля, большие тела нам легче обнаружить. Среди них около 10 землеподобных планет.

– Чем ещё занимается обсерватория?

– Ищем магнитные поля. Не будь у нашей планеты магнитного поля - а оно существует, потому что у Земли жидкое железное ядро, - то жёсткое космическое излучение уничтожило бы всё живое на нашей планете. Заряженные альфа-частицы, летящие от Солнца к Земле, останавливает именно магнитный «щит» вокруг планеты. Лишь небольшая часть из них проникает в нашу атмосферу в районе полюсов, и проявляется полярным сиянием. Наличие магнитных полей у других звёзд или планет могут свидетельствовать об особых условиях, в которых может существовать жизнь.

Справка

Специальная астрофизическая обсерватория в Архызе – самый крупный центр наземных астрономических наблюдений в России. Основана в июне 1966 года.Телескопы в обсерватории работают в непрерывном режиме и используются всем мировым астрономическим сообществом. В обсерватории трудится более 400 сотрудников. Все они живут в поселке Нижний Архыз, который был построен специально для астрономов. Приехать сюда на экскурсию может каждый желающий и даже остаться на ночь, чтобы понаблюдать за звездным небом.

Также мы изучаем состав туманностей вокруг звёзд и в областях, где звёзды образуются. Ближайшая к нам туманность - в созвездии Орион. Её можно рассмотреть даже в маленький бинокль. И в ней сейчас рождаются звёзды. И всё это лишь в тысяче световых лет от нас! По космическим меркам совсем близко. Но, самое интересное, по некоторым признакам мы можем предположить существование там сложных органических молекул, лежащих в основе зарождения жизни на Земле.

Обыкновенные чудеса

– В этом году, именно в августе, как никогда, было много астрономических событий. «Кровавая луна» (лунное затмение), метеорный поток. Как они влияют на человека?

– Это абсолютно обыденные явления. Лунные затмения случаются несколько раз в год. Они видны с разных точек нашей планеты. В метеорном потоке тоже ничего сверхъестественного. Ежедневно в атмосферу попадает около 10 тонн метеорного вещества. Это мелкие крупицы, камешки, которые влетают в атмосферу, сгорают и оставляют следы в небе. Красивое зрелище. Но на самочувствие человека никак не влияет. Другое дело, смена атмосферного давления, циклоны и антициклоны, солнечные бури. Для человека метеозависимого, со слабыми сосудами - это тяжёлое испытание. Даже электрооборудование выходит из строя из-за возмущений геомагнитного поля Солнца. Но в этом тоже ничего необычного нет. Опять же, по космическим меркам, Солнце считается очень стабильной звездой, ближайшие четыре млрд лет она нам ещё посветит.

Большую опасность для планеты представляет глобальное потепление. 90% учёных уверены в этом, процесс идёт, есть неопровержимые факты. Уровень океана поднимается почти на один мм в год, температура за последний век выросла почти на один градус, ледники тают. Увеличивается содержание углекислого газа в атмосфере.

«Мы ближе к звездам, чем кто-либо». Эксперт о возврате астрономии в школы

Цените жизнь!

– Как вы относитесь к тому, что в школах снова введут астрономию?

– На мой взгляд, астрономия – самая важная мировоззренческая наука. Конечно, сейчас астрономы могут сидеть за компьютером в Вашингтоне, Бонне, Москве и получать данные по Интернету с того телескопа, который работает здесь на Кавказе. Но когда выходишь ночью на улицу, хорошо видны звёзды и Млечный путь, ты понимаешь величие Творца. Я имею в виду природу, которая так всё создала. И тогда понимаешь, что масштабы Вселенной, частью которой ты являешься, невероятно велики. Ей сейчас 14 млрд лет, она расширяется и скоро, по космическим меркам, исчезнет - примерно через 50 млрд лет. Но ведь она может являться частью другой Вселенной. Осознание этого помогает переосмыслить существующие ценности. Человек начинает совершенно по-другому смотреть на жизнь.

Вообще, человек – уникальное явление. Мы пока не нашли никакого аналога нашей жизни на планете. Её надо сберечь. А для этого необходимо заботиться об окружающей среде, контролировать использование природных богатств.

Возвращение астрономии в школу позволит вырастить новое поколение интеллигентных людей, которые станут ценить эту жизнь. Другой вопрос, что пока преподавателей астрономии мало, да и учебники старые, но, я думаю, эту проблему можно будет постепенно решить.

– Ощущаете ли вы дефицит молодых учёных из-за того, что в течение долгого времени в образовании астрономия была не в почёте?

– У нас примерно 50% сотрудников - до 45 лет. Совсем молодых мало, но они есть. В основном к нам приезжают выпускники университетов из Ростова, Ставрополья, Казани. К сожалению, многие покидают потом обсерваторию и уезжают за границу. Около 50 маститых учёных с 90-х мы потеряли. И этот процесс сейчас продолжается. Человек набирается у нас опыта, защищает диссертацию, обрастает связями по всему миру и потом уезжает туда, где научная деятельность хорошо оплачивается.

«Сверхновые» уроки. Что изменит возвращение астрономии в школы

У нас по-прежнему мощнейшая научная школа, которая пользуется уважением в мире. Но в плане оборудования мы очень сильно отстали. Так, наш телескоп построен полвека назад. За эти годы ни одного в стране больше по- настоящему крупного инструмента не построили. А мир не стоит на месте.

У нас зеркало диаметром шесть метров, а 15 европейских стран объединились и строят совместно обсерваторию, где будет телескоп с диаметром зеркала 40 метров. Он будет мощнее нашего в 100 раз. Установят европейский телескоп на горе в Чили, работать будут дистанционно. Мы тоже могли бы участвовать в этом проекте, но у нас нет на это средств. Наука - удовольствие дорогое. Кстати, на обслуживание нашего телескопа ежегодно нужно около 600 млн рублей, в последние годы нам выделяли примерно по два млн на эти цели. В этом году пока ничего не дали.

АиФ

Россия. СКФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > ras.ru, 30 августа 2017 > № 2291735 Юрий Балега


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 августа 2017 > № 2338709 Екатерина Сокирянская

Чечня берет верх над Россией?

Екатерина Сокирянская, The New York Times, США

Вечерний рейс, приземлившийся 2 августа в Грозном, столице республики Чечня, был встречен группой высокопоставленных чиновников. Рядом с ними стояла молодая женщина в зеленом хиджабе, которая с нетерпением ждала приземления этого самолета и изо всех сил старалась держать свои эмоции под контролем. Потом опустился трап, и по нему сошел офицер чеченской военной полиции, неся на руках бледного, худого мальчика, одетого в клетчатую куртку и фетровую шляпу.

Ребенок не узнал свою мать, которую он не видел два года. В 2015 году 4-летнего Билала похитил его собственный отец, решивший вступить в ряды боевиков «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.). В середине июля иракские солдаты обнаружили мальчика в руинах Мосула, и снятый тогда видеоролик очень быстро распространился в сети. Спустя две недели всемогущий лидер Чечни Рамзан Кадыров вернул ребенка матери.

Г-н Кадыров, которого часто называют просто Рамзаном, пытается создать себе репутацию человека, готового помогать больным и нуждающимся. Он помог освободить российских журналистов, задержанных на Украине, и спас российских морских пехотинцев, захваченных в Ливии. Такая репутация подталкивает отчаявшихся россиян к тому, чтобы обращаться к нему за помощью, отправляя ему видеопослания — не так давно таким образом люди обращались к президенту Владимиру Путину во время его ежегодных пресс-конференций.

Учитывая, что сейчас подписчиками его аккаунтов в социальных сетях являются миллионы людей, чеченский лидер наращивает свое влияние, а его рейтинг среди обычных россиян растет. Бывший сепаратист, чей влиятельный клан в 1999 году перешел на сторону противника и поддержал г-на Путина в период второй войны в Чечне, г-н Кадыров правит республикой более 10 лет. За это время он сумел превратить бывшую сепаратистскую республику в государство в государстве внутри России — со своими законами, службами безопасности, налоговой системой и даже внешней политикой.

Представители окружения г-на Кадырова публично называют его «падишахом» и относятся к нему как к представителю королевской семьи. Ему беспрекословно подчиняются все чеченские граждане, что объясняется повсеместными нарушениями прав человека и атмосферой страха, сформировавшейся благодаря действиям сильных служб безопасности республики. Стиль г-на Кадырова — лидера, который не выбирает выражения, решает любые проблемы и может заставить любого подчиниться его воле — вызывает все больше одобрения, поскольку сама Россия сейчас тоже движется по направлению к популистской автократии.

В настоящее время г-н Кадыров является ярким отражением третьего президентского срока г-на Путина — с ярко выраженной идеологией, консерватизмом, акцентом на традиционные ценности и мачо-национализмом. Оба лидера известны своим стремлением при любом удобном случае продемонстрировать свою мужскую силу: г-н Путин — чемпион по дзюдо, а г-н Кадыров увлекается боями без правил. Г-н Путин вырос на улицах Ленинграда, где он научился уважать силу. Г-н Кадыров достиг совершеннолетия с автоматом в руках, принимая участие в настоящей войне.

Оба лидера любят позировать перед камерами с тиграми и оружием, их часто снимают в те моменты, когда они ведут автомобиль, едут на лошади или молятся. Мужское начало г-на Путина время от времени проявляется в сексистских замечаниях, а г-н Кадыров открыто поддерживает «убийства чести». Они оба преследуют гомосексуалистов: в то время как российский лидер принял закон о запрете пропаганды гомосексуализма, чеченский лидер заявил о полном отсутствии гомосексуалистов в своей республике — несмотря на массу сообщений о том, что агенты чеченских служб безопасности систематически пытали мужчин нетрадиционной ориентации в секретных тюрьмах.

Но очевидные сходства скрывают серьезные различия и даже напряженность. Г-н Кадыров молод и амбициозен, тогда как за плечами г-на Путина — большой опыт и накопившаяся усталость. У него уже заканчиваются средства для поддержки на высоком уровне популярности в преддверии президентских выборов 2018 года. Более того, неспособность г-на Путина приструнить своенравного г-на Кадырова является главным индикатором того, что контроль российского президента над влиятельной элитой в его собственной стране постепенно ослабевает.

Пока г-н Путин предоставлял г-ну Кадырову карт-бланш. Кремль никогда не обращал особого внимания на то, как именно ведутся дела в Чечне, при условии, что все бесчинства оставались в пределах чеченских границ. Если они выходили за границы Чечни, Кремль хмурился, но продолжал обеспечивать безнаказанность. Г-н Кадыров подавил восстание исламистских сепаратистов и с помощью федеральных денег поднял из пепла республику, разрушенную войной. В процессе ему удалось сколотить баснословное богатство. Он поддерживал благотворительные фонды и спортивные мероприятия и даже стал владельцем собственного реалити-шоу на российском телевидении.

Помимо этого г-н Кадыров подготовил и вооружил собственные службы безопасности. Сейчас он является одним из ведущих политических лоббистов в Москве. Если глава Чечнивступает в схватку с российскими корпорациями и министерствами, он, как правило, выигрывает.

По словам некоторых критиков, теперь г-н Путин боится г-на Кадырова, потому что понимает, что любая серьезная попытка бросить вызов позициям чеченского лидера может обернуться третьей войной. И эта война может оказаться еще более кровавой, чем первые две, потому что службы безопасности г-на Кадырова, которые только номинально подчиняются Министерству внутренних дел России, отлично подготовлены и вооружены.

Страх перед г-ном Кадыровым распространился далеко за пределы Чечни. По некоторым данным, несколько сотен агентов чеченских служб безопасности в настоящее время находятся в Москве, где они, по слухам, «облагают данью» предприятия и принимают участие в других незаконных действиях. Местная российская полиция, по всей видимости, не может вмешиваться, когда их чеченские коллеги совершают аресты за пределами своей юрисдикции. В некоторых случаях, когда представители ближайшего окружения г-на Кадырова бывали замешаны в серьезных преступлениях, федеральные власти блокировали расследования в их отношении.

С другой стороны, Кадыров, который часто появляется на публике в футболках с изображениями Путина, неоднократно заявлял о том, что он готов сражаться и умереть за российского лидера, если это потребуется. Пока г-н Кадыров публично демонстрирует такую сверхъестественную верность, Путин старается не проявлять излишнего недовольства растущим влиянием своего чеченского союзника. Действительно ли российский президент так слепо доверяет Кадырову? Или же он фактически стал его заложником?

Ни то, ни другое. Отношения между Кремлем и Грозным просчитаны, тщательно контролируются и приносят пользу обеим сторонам. Г-н Кадыров убедил Кремль в том, что только он способен контролировать Чечню, а г-н Путин считает эту модель «урегулирования конфликта» эффективной. Чеченские службы безопасности — это полезный для России актив в период гибридных войн, так как их можно использовать для борьбы с противниками в рамках секретных операций. Люди г-на Кадырова сражались на Украине и в Сирии. Чеченский лидер также вел переговоры с ближневосточными правительствами, а сейчас он занимается восстановлением мечетей в Алеппо и Хомсе.

Со своей стороны г-н Путин использовал войну в Чечне и угрозу терроризма, чтобы ограничить свободы своих граждан. Множество репрессивных практик в современной России были изначально опробованы на населении Чечни. В течение десяти лет полицейские из других регионов посещали Чечню и привозили оттуда «полезные навыки», среди которых не последнее место занимает готовность использовать пытки. Г-н Путин может быть уверен, что, если возникнет необходимость еще больше «чеченизировать» Россию, чтобы удержать власть в своих руках, он может положиться на г-на Кадырова, который остается с этнической точки зрения слишком самобытным, чтобы претендовать на высокую должность федерального уровня.

Более того, считается, что чеченский лидер зависит от г-на Путина в вопросе защиты от его врагов в верхних эшелонах истеблишмента российских служб безопасности. Чечня очень сильно зависит от федерального финансирования: без денег число преданных г-ну Кадырову людей быстро уменьшится, и рядом с ним останутся всего несколько десятков его родственников и друзей. Тысячи чеченцев, испытавших на себе жестокие притеснения, ждут шанса отомстить.

Тесные отношения между Грозным и Кремлем, возможно, раздуваемые СМИ, несомненно, раздражают часть россиян и способствуют росту скрытой античеченской ксенофобии. Роль г-на Кадырова стала одним из главных предметов споров между г-ном Путиным и российской оппозицией, часть которой с радостью приняла бы независимость Чечни (хотя официально публичные обсуждения темы сепаратизма являются противозаконными).

Общественность постепенно осознает, что риски конфликта чрезвычайно высоки, что альянс между двумя лидерами изначально был продиктован обстоятельствами и что он чрезвычайно персонифицирован. Но их взаимозависимость делает связь г-на Путина и г-на Кадырова очень прочной. Если в России начнутся гражданские беспорядки, о чем сейчас часто предупреждают, эта связь, вероятнее всего, укрепится еще больше.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 августа 2017 > № 2338709 Екатерина Сокирянская


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 июля 2017 > № 2482985 Александр Проханов

Книга-откровение

взрастают две грандиозные энергии: энергия пассионарного чеченского народа и русская пассионарная энергия

Александр Проханов

Редкая книга производила на меня такое впечатление, как "Фактор КРА" чеченского философа, мыслителя Джамбулата Умарова. Её представление в респектабельном "Президент-отеле" собрало сотни политиков, писателей, государственных мужей, политологов и философов.

Эта книга — идеологический трактат. Идеология сотворяется не в книгах, не за ломберными столами, не в кабинетах. Она сотворяется на поле брани, в великих странствиях, в неистовых молениях, в непомерных тратах и приобретениях. Ведь идеология — это не только труд ума. Не только труд изобретательной мысли. Не только собирание огромного опыта. Идеология создаётся через откровение. Только через откровение, когда разверзаются небеса, к тебе приходит понимание того, как устроен мир. Как живут народы. Почему эти народы великие. Почему они сражаются насмерть, а потом братаются, обнимаются.

И Джамбулат — человек откровения. Русскую историю невозможно понять без категории чуда, без него многие явления русской истории были бы непонятны. В ней действуют не только экономические законы, не только поведение элит. В ней действует чудо, которое и сохраняет нашу родину, позволяет ей избежать страшных катастроф и несчастий, и мы продолжаем тысячелетиями существовать и славить Господа своей историей.

Историю русско-чеченских отношений я знаю не понаслышке. Я был на Сунже, когда ещё грохотали выстрелы и лежали убитые. Два раза видел стёртый с лица земли Грозный. И искалеченные артиллерией деревья поднимали к небу свои страшные ветки-обрубки, молились: "Господи, что они наделали с миром и с нами?".

И я верю, что в недрах чеченских войн, этих страшных событий, произошло чудо — чудо появления Ахмата-хаджи Кадырова. Он не был предусмотрен чеченской историей. Не был объясним суровым и страшным кровавым двадцатым веком. Он появился как что-то внезапное, непредвиденное и необходимое всему миру: и чеченцам, и русским, и самому Всевышнему. Иначе как объяснить, что он, страстный ревнитель чеченской веры, чеченской гордости, независимости, державший в руках не только мусульманские чётки, но и автомат Калашникова, — этот человек повернулся лицом в сторону мира? Это трудно объяснить. Может быть, его сын мог бы рассказать об этом. Или кто-то из очевидцев. Но мне кажется, когда он принимал это решение, он принял его моментально, в одночасье, не раздумывая, и в это время с ним был ангел. А может быть, решение пришло к нему во сне. Но это решение было грандиозным. Оно было подобно тому, как если бы навстречу бронепоезду, который мчался с огромной скоростью, грохоча пушками и стреляя из пулемётов, выбежал одинокий безоружный человек, пытаясь остановить несущуюся громадину. И бронепоезд остановился.

Ведь это была пора, когда два народа — чеченский и русский — сошлись в смертельной схватке, и оба неслись в пропасть, неслись к катастрофе, потому что возникла неуправляемая страстная военная сила. А чеченцы, своим сопротивлением вызывавшие симпатии многих народов, живущих в России, порождали трещины, которые двигались через российскую государственность. И Ахмат-хаджи остановил падение двух народов в бездну, падение в бездну нашей матушки-России. Конечно, он знал, на что идёт. Он знал о своей грядущей гибели. Он поступил так, как поступают христиане — герои и мученики. Как поступают правоверные мусульмане. Он поступил как герой и как святой. Недаром его могила стала объектом поклонения: не просто поклонения великому человеку, политику и вождю. А поклонения праведнику, поклонения святому.

Этот остановленный вихрь безумия достался его сыну — Рамзану Ахматовичу. Истерзанный народ, наполненный хаосом, наполненный непониманием, местью, стенанием, кровью, — этот народ нуждался в спасении и исцелении. И радениями сына было продолжено великое дело отца.

Во время нашего ночного сидения в Гудермесе Рамзан Ахматович сказал мне, что его цель — сделать чеченский народ самым счастливым, самым просвещённым, самым великим народом на земном шаре. Это грандиозная цель. Быть может, недостижимая. Но эта великая, праведная цель поставлена.

Я спросил его, как ему удалось построить на пепелище такой величественный, божественный город, удалось укротить страсти? Были советники, были архитекторы с мировыми именами, великие философы Запада? И он сказал: "Нет, ничего этого не было. Но у меня был принцип, который я воспринял от отца. И принцип звучит так: "Любить народ, бояться Бога".

"Любить народ, бояться Бога", — эти слова я бы начертал на дверях всех наших губернаторов, всех министров.

Сейчас взрастают две грандиозные энергии: энергия пассионарного чеченского народа и русская пассионарная энергия. Они цветут одновременно, они, как два стебля, переплетаются, создавая энергию нашей новой строящейся державы. И чтобы слить эти два потока, эти две энергии в общее русло, нужно грандиозное усилие лидеров. И такими лидерами являются Владимир Путин и Рамзан Кадыров.

Их явление — это тоже чудо, тоже тайна. Конечно, оба они умны, оба сильные, проницательные, за обоими стоит опыт, доверие народа. Но кроме того — в них обоих вселилась история. История искала гнездо, в которое она могла бы поселиться. Она не сразу нашла эти гнёзда. Но она всё-таки свила их в Путине и Рамзане Кадырове. И эти два человека приближают к нам великую российскую эру, где каждый народ — и крохотный, малый, как нанайцы, которые живут в устье Амура, и огромные народы, такие, как русский народ — все равны и незаменимы. Каждый народ держит над собой свод звёздного неба. Если этот свод начнёт проваливаться, прогибаться, то рухнет вся страна. И так — в единстве — мы построим своё великое отечество.

Во время первой чеченской войны я наблюдал в Грозном удивительную картину. Стоял февраль. В частном секторе Грозного, разрушенном, разбитом, был взорван газопровод. Струя газа вырывалась из трубы и горела. Это был факел на улице — ревущий красный ночной пламенеющий огонь. Кругом мороз, холод, а здесь, в шаре огня и света, было тепло. Там росла вишня. Она попала в это облако света, тепла — и расцвела. Эта маленькая вишня была окутана белыми цветами. Она ожила в вихре огня, пламени, смерти. Я поразился этой метафоре. Среди кромешных войн, беспощадной резни, о какой ещё Лермонтов в "Валерике" сказал: "Мы резались жестоко", — внутри этой резни возник ангел — цветущая вишня.

Прочитайте книгу Джамбулата Умарова, и вы услышите полёт этого ангела.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 июля 2017 > № 2482985 Александр Проханов


Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 июля 2017 > № 2228322 Марк Фейгин

В России будут новые политические убийства, Кремль нагнетает истерию — адвокат Марк Фейгин

Российский адвокат о вердикте присяжных в деле об убийстве Немцова

Юлия Забелина, Апостроф, Украина

В Московском окружном военном суде коллегия присяжных огласила вердикт по делу об убийстве оппозиционного политика Бориса Немцова, признав всех пятерых фигурантов дела виновными. В интервью «Апострофу» российский адвокат Марк Фейгин рассказал, почему в суде не были названы реальные заказчики и организаторы преступления, зачем президент РФ Владимир Путин покрывает убийц, будут ли в дальнейшем в России происходить подобные покушения на политических оппонентов власти, и чем отличается расследование громких преступлений в России и Украине.

— Почему имя заказчика убийства Бориса Немцова так и не было названо в суде?

— Не прозвучал ни организатор, ни заказчик, то есть он звучал, но только из уст адвоката потерпевших. Почему не звучал? Потому что эти фамилии известны. Они звучали не раз: Делимханов (депутат Госдумы Адам Делимханов, — «Апостроф»), Кадыров (глава Чечни Рамзан Кадыров, — «Апостроф»). Но все эти фамилии назывались стороной потерпевших. Приговора еще не было, пока только вердикт присяжных, который определяет «виновен — не виновен». Прозвучало только то, что эти пятеро исполнителей виновны, их признали причастными к убийству. А почему их (заказчиков, — «Апостроф») не называет сторона обвинения? Для этого есть политические причины, потому что эти люди пользуются прямой протекцией Кремля, в частности Владимира Путина. Я, признаюсь, не склонен думать, что именно он отдавал приказ или имел прямое отношение к заказу убийства Бориса Немцова, но это сугубо мое умозрительное заключение. Но то, что он покрывает убийц, организаторов, заказчиков, по мне — это точно. Кремлю хорошо известно, кто убил и заказывал.

— Получается, ваши недавние слова о том, что Кремль фактически дал индульгенцию заказчикам убийства, означают, что лично Путин дал такую индульгенцию?

— А выше его никого нет. Кто есть выше Путина, кто бы мог прикрывать этих людей? В России пирамидально устроена система, поэтому, конечно, речь идет о Путине. От Кремля есть прямой политический запрет. Но следствие не дает ответа на главный вопрос: хочет ли власть узнать имена организаторов и заказчиков для того, чтобы их наказать? Нет, не хочет. И делает это более-менее сознательно.

— Почему следствие все же главной и фактически основной версией оставило чеченский след? И означает ли это, что в убийстве непосредственно замешан глава Чечни Рамзан Кадыров? Ведь Руслан Мухудинов, которого следствие называет организатором убийства, вряд ли мог действовать самостоятельно?

— Сначала скажите, а зачем этому названному товарищу было убивать Немцова? Ответа-то нет. С Борисом мы были хорошо знакомы, состояли в одних политических организациях, в той же «Солидарности». И если сейчас обсуждать мотивы, то я хочу сказать: уж кто, как не Борис Немцов, был предельно дружелюбен к чеченскому народу? Бывшая жена Бориса Немцова, первая, была татаркой по происхождению, то есть ислам для него не чужд. Второе: он собирал подписи в свое время за прекращение войны в Чечне, это еще было в 90-х годах, когда он был губернатором (Нижегородской области, — «Апостроф»). Мотивы национальной неприязни или политической, или же религиозной, которые рисует суд, дабы обосновать это преступление в своих решениях, предельно неубедительны. Нет оснований у чеченцев ненавидеть Бориса Немцова.

Это, конечно же, заказное политическое убийство. Но мотивы его имеют другой порядок. Немцов был оппозиционером, противником путинского режима, противником его сателлитов, каким, в частности, является Кадыров. Кадыров предельно лоялен к власти, к Путину. И он является инструментом Путина в том смысле, что в какой-то момент дикость выходца с Северного Кавказа Кадырова поможет Путину, спасет его от протестов. Поэтому Путин держит его про запас, такие «мелкие шалости» ему позволяет. На такие издержки система готова идти. Ну, убили Политковскую (российская журналистка Анна Политковская, — «Апостроф»), убили Немцова, каждый день убивают кого-то… Но для них это всего лишь издержки. Неприятные издержки, потому что они несут публичные потери, но это всего лишь издержки. Один, два, три, пять, сто человек… Это не та цифра, ради которой стоит в Чечне устроить непонятно что. И все осознают, все понимают все.

Причем нужно не забывать, что есть антикадыровские службы во всей этой системе. ФСБ определенно не нравится Кадыров, его самостоятельность, то, что он окружил себя целой армией за счет федерального бюджета. Но последнее слово-то за Путиным, а не за ФСБ. В этой системе Путин сам олицетворяет и ФСБ, и Северный Кавказ, и всю систему целиком. Он сам есть и цель, и средство этой системы, поэтому ему не надо спрашивать у ФСБ, что они думают по этому поводу. У него есть свой стратегический план сохранения своего во власти, и Кадыров служит этому плану, будучи важнейшей деталью. Так зачем же Путин будет сам ломать эту машину? Так что, покуда Кадыров имеет эту безопасную крышу, ему все спускают с рук, его выводят за скобки, когда происходят такие шумные убийства. Причем я даже убежден, что Путину это все невыгодно, потому что для Путина конкретно Немцов не был опасен. Немцов не представлял собой какую-то решающую угрозу для путинской системы. И поэтому устранение его — и, тем более, такое шумное, с последствиями — самому Путину и не нужно. Преодолевать последствия этого убийства гораздо сложнее, чем игнорировать существование таких как Немцов.

— Можно ли говорить, что это логическое завершение дела и что в дальнейшем с ним будет происходить то же, что в Украине с делом убитого журналиста Георгия Гонгадзе, когда исполнители были наказаны, а заказчики — нет, и так продолжается уже много лет?

— И да, и нет. Тут все-таки несколько разные ситуации. Прямо скажем, сейчас нет препятствий в Украине для окончательного расследования убийства Гонгадзе. Препятствия могут быть во власти, когда не заинтересованы найти заказчиков, если мы говорим, например, о Кучме. Заинтересован ли Кучма в расследовании дела Гонгадзе? Наверное, нет. Насколько власть готова соответствовать этому желанию? Это вопрос к украинской власти, но, по большому счету, правовых препятствий для расследования этого дела в Украине нет.

Что касается России… Да, это дело останется в таком же виде, пока власть не поменяется, и пока новая, пришедшая на смену нынешней, не займется этим расследованием по-настоящему, не попытается выявить настоящих заказчиков. То есть нужны политические перемены. В каком-то смысле эти дела похожи, а в каком-то — различны. В Украине нужна политическая воля, чтобы расследовать, в Украине, пусть и слабенькая, но политическая демократия есть. А в России нет никакой демократии, мы отталкиваемся от авторитарной, достаточно жесткой системы. В этом и различие между двумя странами. Политический характер обоих убийств очевиден, но последствия могут быть разные, потому что разные возможности у систем дать ответ на интересующий общество вопрос.

— Есть ли вероятность, что и дальше в России будут происходить подобные политические убийства, учитывая, что заказчики этого не будут наказаны?

— Я просто убежден, что политические убийства будут, у меня нет никаких сомнений. Во-первых, потому что рано или поздно что-нибудь да происходит, это происходит везде: и в Украине, и в России. Но в России политический заказ исходит от самого верха власти. Даже если непосредственно заказчиками убийства не являются бенефициары этой системы, в широком смысле сама система хочет этих убийств, потому что именно так они представляют себе оборону от вызовов, которые предъявляет этой системе общество. Оно, конечно, хиленькое, гражданское общество в России, аморфное, разрозненное… Но именно так они в качестве инструментария реализуют планы своей защиты. Они убивают активных, убивают слишком громких, публичных, это происходит не часто. Конечно, нельзя сказать, что практика политических убийств настолько обширная, но они будут происходить, потому что, с одной стороны, истерия, которая поддерживается кремлевской пропагандой, делит общество на лояльных и нелояльных, «пятую колонну» и большинство, и поэтому всегда эти настроения будут инспирировать сверху, вызывать желание решить все проблемы разом, убив человека. Как говорится, нет человека — нет проблем.

Продолжатся убийства именно политических оппонентов, потому что у них никаких возможностей для ответных действий нет, ненасилие для них является более важным принципом, чем для власти. Власть допускает его, им нужно, чтобы власть не менялась никогда. И поэтому избирательные политические убийства могут быть. Другое дело, что мы не знаем, куда камень упадет — то ли какой-то отдельно взятый сумасшедший решит расправиться с оппонентами, то ли это будет заказ с убийствами на мосту перед самым Кремлем. Заказное убийство и отличается тем, что оно планируется, подбираются средства, привлекаются люди, условия для сокрытия создаются влиятельными людьми, а не чабанами и колхозниками, которые участвовали в убийстве Немцова. Куда важнее власть, которая покрывает эти убийства, вот она несет главную ответственность.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 июля 2017 > № 2228322 Марк Фейгин


Россия. СКФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209184 Дмитрий Медведев, Ольга Васильева

О строительстве новых школ в Северо-Кавказском федеральном округе.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил общеобразовательную школу имени Т.К.Агузарова в селе Нижняя Саниба.

Совещание о строительстве новых школ в Северо-Кавказском федеральном округе

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы собрались во Владикавказе, для того чтобы обсудить довольно сложную проблему по обеспечению доступности качественного школьного образования на Северном Кавказе. Мы рассматриваем эту тему отдельно, потому что на Кавказе своя специфика, прежде всего она связана с демографической ситуацией. Здесь рождается много детей, живёт много молодёжи, и социальная инфраструктура должна соответствовать их потребностям, особенно это касается сферы образования.

Мы прекрасно понимаем, насколько важным является качественное образование везде и здесь, на Кавказе, в частности, потому что это хороший трамплин для будущих достижений, от него во многом зависит выбор профессии и, по сути, жизненные перспективы каждого человека. В неменьшей степени это ещё и вопрос сохранения единого культурного пространства страны, а также противодействия тем, кто пытается вовлечь подростков, молодёжь в противоправную и экстремистскую деятельность.

Сейчас в округе, на это хочу обратить особое внимание, проживает почти десятая часть всех школьников страны, то есть около 1,2 млн детей, а действующих организаций общего образования – 3260. В 2016–2017 учебном году в трёхсменном режиме работала 61 школа в масштабах округа. В третью смену учились более 7 тыс. учеников. Это, конечно, плохая цифра.

Проблемой трёхсменки мы плотно занимаемся с 2014 года. В рамках государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» построено более 60 общеобразовательных организаций, это порядка 35 тыс. дополнительных мест. В этом году на строительство новых школ в Северо-Кавказском округе предусмотрено в общей сложности более 5 млрд рублей из федерального бюджета. Планируется, что это позволит создать ещё около 14,5 тыс. мест.

Тем не менее, по оценке, которую делали наши профильные ведомства и Министерство по делам Кавказа, для решения проблемы требуется почти в четыре раза больше новых учебных мест, порядка 57 тыс. По количеству учебных мест мы ещё поговорим, эти цифры нужно точно сверить, но, видимо, масштаб проблемы где-то близкий – это не менее 114 новых школ и довольно значительное число капитально реконструируемых школ.

Причины, во-первых, в том, что мы не вполне успеваем за рождаемостью. А во-вторых, в округе много старых школьных зданий, и даже капитальный ремонт не всегда спасает положение. В целом требуются весьма серьёзные деньги, так что нам нужно взвесить все наши возможности. Рассчитываю, что в результате сегодняшнего совещания мы эти возможности дополнительно изыщем.

Теперь послушаем выступления наших коллег – сначала Министра образования, потом Министра по делам Северного Кавказа. Проблема понятна, она с финансовой точки зрения непростая, но с точки зрения организации работы она, в общем, нам хорошо понятна, потому что мы эту работу ведём в масштабах всей страны. Ольга Юрьевна (обращаясь к О. Васильевой), пожалуйста.

О.Васильева: Для того чтобы получить возможность хорошего образования, нужно решить много задач, провести много мероприятий, и главное из них – это перевод обучения в односменный режим. По данным Росстата, на начало 2016–2017 учебного года обучение школьников в трёхсменку зафиксировано в Российской Федерации в трёх регионах. Два из них входят в состав СКФО. В Республике Дагестан обучается в третью смену 3095 детей, или 0,8% от общей численности обучающихся детей в республике. В Чеченской Республике в третью смену обучается 4198 детей, или 1,6% общей численности; здесь это 38 школ. Что касается Дагестана, там трёхсменка в 23 школах. Очень хорошие результаты у руководства Республики Ингушетия, в которой удалось ликвидировать обучение в третью смену.

Что касается двухсменного обучения, то на территории СКФО в режиме двух смен работают 1394 школы, где обучаются 282 336 ребят, что составляет 23% от общего числа школьников. При этом количество аварийных зданий и зданий, которые нуждаются в капитальном ремонте, составляет на сегодняшний день 1197. Это цифры Росстата, региональные цифры колеблются.

На федеральном уровне создано несколько инструментов, которые поддерживают субъекты Российской Федерации в строительстве социальной инфраструктуры. В частности, это целевая программа «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010–2016 годы» и подпрограммы социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, которые входят в состав СКФО, на 2016–2025 годы.

По итогам реализации этих мероприятий удалось ввести в эксплуатацию 12 образовательных объектов с общим количеством мест 6495. В 2017 году планируется завершить строительство и ввод в эксплуатацию ещё четырёх образовательных объектов, начатых в 2016 году в том числе. Один объект на 500 мест – в Ставропольском крае, один объект на 804 места – в Республике Дагестан.

Кроме того, в целях ликвидации многосменного обучения реализуется программа по содействию созданию в субъектах Российской Федерации новых мест в общеобразовательных организациях, более известная как «Школа-2025». В рамках этой программы в 2016 году трём регионам, входящим в состав СКФО – Дагестану, Ингушетии, Чеченской Республике, были предоставлены субсидии общим объёмом более 3 млрд рублей на возмещение затрат, связанных со строительством, выкупом, а также капитальным ремонтом зданий. И в 2016 году было построено пять зданий школ общей проектной мощностью 4288 мест. Однако хочу подчеркнуть, что только две школы в Чеченской Республике приступили к учебному процессу после сдачи объектов в эксплуатацию. В трёх школах в Республике Дагестан, Ингушетии и Чеченской Республике запланировано начать обучение с 1 сентября текущего года. Это соответствует нашим правилам, но если школы готовы, то можно было начать учиться сразу. Тем более когда трёхсменка.

С января 2017 года программа реализуется в формате приоритетного проекта в рамках направлений стратегического развития Российской Федерации, что предполагает дополнительную ответственность за достижение результатов. Хочу отметить, что в 2017 году заявки на получение субсидий поступили из всех регионов СКФО, кроме Кабардино-Балкарской Республики. Из 25 млрд, выделенных Правительством Российской Федерации в текущем году, почти 5 млрд направлены на строительство школ в СКФО и выкуп 12 новых школ общей проектной мощностью 7965 мест. В целом до конца 2017 года за счёт федерального бюджета должно быть введено 80 зданий общеобразовательных организаций общей мощностью 54 435 новых мест, из которых 30 школ общей мощностью 12 778 мест расположены в сельской местности.

Теперь отдельно для уважаемых глав регионов. На текущий момент зафиксирована следующая степень готовности объектов на территории СКФО: на 10% готов один объект в Республике Ингушетия; от 10 до 30% – три объекта в Республике Дагестан, по одному объекту в республиках Ингушетия, Карачаево-Черкесия и Северная Осетия – Алания и четыре объекта в Чеченской Республике; от 50 до 80% – один объект в Ставропольском крае. Тем не менее, я в этом уверена, к 1 сентября 2017 года все объекты будут введены. Учитывая, что есть определённые риски, я обращаюсь к руководителям республик с просьбой взять под личный контроль строительство школ, о которых мы сейчас говорим.

В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, Минобрнауки предоставило Минфину России информацию о дополнительной потребности субъектов Российской Федерации в средствах федерального бюджета в объёме 10,9 млрд на 2017 год. В случае изыскания дополнительных средств федерального бюджета данные средства будут направлены в 23 региона на строительство и выкуп 35 объектов образования общей мощностью 18 300 мест, в том числе в четыре региона СКФО – Дагестан, Ингушетию, Ставропольский край и Чеченскую Республику, где планируется построить и приобрести девять новых объектов образования общей мощностью 5144 места. Потребность в дополнительном финансировании в этих регионах очень высока. Поэтому из ряда регионов, не только СКФО, стали поступать предложения об отказе в правилах предоставления субсидий от механизма возмещения затрат и переходе на механизм софинансирования. Данная мера, на наш взгляд, приведёт к тем же рискам, что мы наблюдали в рамках модернизации региональных систем дошкольного образования, – в виде недофинансирования со стороны субъектов Российской Федерации. Кроме того, некоторые федеральные органы власти и представители федеральных округов, включая СКФО, предлагают включить в государственную программу Российской Федерации «Развитие образования» на 2013–2020 годы подпрограммы или разделы по отдельным регионам, федеральным округам, что приведёт, на наш взгляд, к определённым приоритетам, появлению приоритетных регионов в плане предоставления субсидий на создание новых мест в общеобразовательных организациях. Это неравные условия для регионов и обучающихся. Мероприятия государственной программы не имеют территориальной привязки. Кроме того, данная программа включена в разряд пилотных государственных проектов, которые имеют как процессные разделы, так и проектные, что тоже не предполагает территориального признака. Поэтому мы предлагаем, прекрасно понимая необходимость строительства школ в СКФО, в 2018 году изыскать под отдельную программу (я подчёркиваю, под отдельную, потому что это вызовет определённое напряжение) 5 млрд, а в 2019 году – 10 млрд.

Д.Медведев: Под отдельную программу – это какую?

О.Васильева: Дмитрий Анатольевич, я думаю, что не «Развитие образования», потому что здесь нет территориальной привязки. Может быть, через «Школу-2025», но как-то отдельной программой для этих регионов, потому что это самые нуждающиеся регионы. Мы посчитали, что в этом году мы как-то выйдем из положения, а в следующем году для решения вопроса необходимо 5 млрд (мы примерно посчитали) и в 2019 году – 10 млрд. По нашим подсчётам, это должно закрыть наши потребности. Не все, конечно, но большинство. Потому что только в Алании, где мы находимся сейчас, 146 объектов, которые… Есть школа 1876 года на территории республики, в которой обучается 470 человек. И таких школ достаточно.

Д.Медведев: Нам эту задачу нужно решить, во-первых, применительно вообще ко всем школам в стране. Это раз. На Северном Кавказе как минимум нам нужно в ближайшее время ликвидировать трёхсменку. Что скрывать, трёхсменное обучение – это просто не образование. И потом, это создаёт нам другие проблемы.

Л.Кузнецов: Единственное, что добавлю к докладу Ольги Юрьевны. Вы сказали правильно, 1 млн 205 тыс. детей сегодня учатся на Северном Кавказе. Мы сделали с учётом демографических цифр прогноз до 2020 года, у нас будет учиться 1 млн 331 тыс. Мы видим: 130 тыс. школьных мест нам нужно будет не то что сохранить, а ещё дополнительно создать. Поэтому при анализе вопроса выделения денежных средств я просил бы обратить внимание в том числе и на эту цифру. Мы должны понимать, что в каждом регионе (это Ставропольский край, Северная Осетия – Алания, Кабардино-Балкария и так далее) у нас разные цифры. Это первое.

Второе. Дмитрий Анатольевич, с одной стороны, есть Ваше решение о том, что по специальным территориям в госпрограммах и ФЦП могут появляться специальные разделы, по Дальнему Востоку такая практика сегодня существует. Поэтому как инструмент предлагается в том числе отдельный подраздел по Северному Кавказу. И у нас есть второй инструмент, это наша госпрограмма по Северному Кавказу. Тогда для того, чтобы не создавать спорные тенденции и принципы работы по программе образования, можно интегрировать сюда. И по цифрам. Если в течение двух лет 10–15 млрд будет поддержано, мы считаем, что как раз в рамках этого мы сможем закрыть тему трёхсменки. Но в рамках бюджетного периода 2020–2021 годов нужно будет ещё раз к этим цифрам вернуться, учитывая те общие показатели относительно 1 млн 331 тыс. детей, которые к 2020 году должны учиться на Северном Кавказе в средней и общей школе.

Список участников совещания о строительстве школ в Северо-Кавказском федеральном округе, 13 июня 2017 года:

http://government.ru/media/files/5ikBoAyADt5iQjNEDczAQyOVEberQFQf.pdf

Россия. СКФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209184 Дмитрий Медведев, Ольга Васильева


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209175 Вячеслав Битаров

Беседа Дмитрия Медведева с главой Республики Северная Осетия – Алания Вячеславом Битаровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вячеслав Зелимханович, мы сегодня уже кое-что успели посмотреть из числа новых объектов во Владикавказе. Они производят хорошее впечатление. Это и новая большая школа, и академия борьбы, и филармония. Всё это означает, что социальная сфера в городе, в республике развивается. Только что мы на совещании говорили о школьном образовании на Северном Кавказе в целом и в Северной Осетии в частности. А как обстоят дела, связанные с охраной здоровья, развитием системы здравоохранения в Северной Осетии?

В.Битаров: Дмитрий Анатольевич, прежде всего хотел поблагодарить Вас за помощь, которую оказывает республике федеральный центр. В частности, два месяца назад я у Вас был, затронул проблему пострадавших в бесланском теракте, некоторая часть которых осталась без квартир. Вы тогда распоряжение дали, сегодня уже есть документ, мы надеемся в ближайшее время получить средства и обеспечить людей сертификатами. Это большая помощь республике. И все остальные вопросы, которые ставятся нами в федеральных министерствах, всегда решаются. Спасибо Вам большое.

Сегодня на совещании, которое проводилось по школам, Вы сказали, что в республике большая проблема, помимо строительства новых школ, ещё и в реконструкции и капитальном ремонте школ. Такая же проблема у нас и в здравоохранении. Многие учреждения здравоохранения построены в дореволюционные, довоенные годы. Сейчас у них более 60% износа. Требуется капитальный ремонт. Поэтому хотел попросить оказать содействие и решить вопрос по капитальному ремонту учреждений здравоохранения.

Д.Медведев: Давайте об этом в том числе и поговорим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209175 Вячеслав Битаров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 29 мая 2017 > № 2193225 Василий Осьмаков

Промышленность Дагестана демонстрирует высокие темпы роста.

Замглавы Минпромторга России Василий Осьмаков посетил с рабочим визитом ряд промышленных предприятий Дагестана и провел в г. Махачкале заседание Комиссии по вопросам развития промышленности в республике.

На протяжении последних лет промышленность региона демонстрирует стабильную положительную динамику. По итогам 2016 года индекс промпроизводства составил 136,3%, а в обрабатывающих отраслях был достигнут рекордный среди российских регионов рост на 41,3%.

«Причем эта позитивная динамика продолжается сохраняться. За первый квартал 2017 года индекс промышленного производства в республике вырос на 29,6%, а в «обработке» – на 37,9%. Минпромторг России позитивно оценивает эти результаты и продолжит со своей стороны оказывать республике всю необходимую поддержку», – отметил в ходе своей рабочей поездки Василий Осьмаков.

Замглавы Минпромторга России посетил ряд крупных промышленных площадок региона. В г. Кизилюрт он осмотрел производственные мощности предприятия «Дагфос», выпускающего минеральные удобрения и кормовые фосфаты. Заводом реализуется импортозамещающий проект по производству экстракционной фосфорной кислоты, простого и двойного суперфосфата и квалифицированных фосфатов. Он находится уже на завершающей стадии и был включен Минпромторгом России в перечень комплексных инвестиционных проектов по приоритетным направлениям гражданской промышленности.

В г. Каспийске Василий Осьмаков ознакомился с серийным производством комплектующих изделий для авиации на «Авиамеханическом заводе» – филиале «Кизлярского электромеханического завода» («Концерн КЭМЗ»).

«В марте текущего года нами был сформирован каталог высокотехнологичной продукции для нужд Арктики. В него вошла информация о шести предприятиях Дагестана, в числе которых и «Концерн «КЭМЗ», – отметил замминистра.

В рамках визита на одно из старейших предприятий республики – «Дагдизель» – Василий Осьмаков узнал о ходе модернизации стратегического машиностроительного завода, который является единственным серийным изготовителем подводного оружия для военно-морского флота России.

Уже на заседании Комиссии по вопросам развития промышленности республики, которое стало заключительной частью рабочей поездки, замглавы Минпромторга России обратил внимание местных промышленников на программу диверсификации ОПК.

«На ближайшие 10-15 лет она станет одним из приоритетных направлений всей российской промышленной политики. Перед нами стоит задача нарастить долю продукции гражданского и двойного назначения, выпускаемой предприятиями ОПК, с нынешних 16% до 30% к 2025 году. В Дагестане работают около 10 оборонных предприятий, у которых есть весь необходимый потенциал для того, чтобы внести свой важный вклад в решение этой задачи», – подчеркнул Василий Осьмаков.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 29 мая 2017 > № 2193225 Василий Осьмаков


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2017 > № 2160823 Вячеслав Битаров

Рабочая встреча с Главой Северной Осетии – Алании Вячеславом Битаровым.

Глава Республики Северная Осетия – Алания Вячеслав Битаров информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Вячеслав Зелимханович, год прошёл, с тех пор как Вы начали работать в республике. С сентября Вы уже избранный руководитель. Как Вы оцениваете ситуацию?

В.Битаров: Владимир Владимирович, хотел бы Вас поблагодарить за высокое доверие, которое год назад Вы мне оказали, назначив исполняющим обязанности. В сентябре я был избран парламентом республики. И хотел бы отчитаться о проделанной работе за этот год.

Прежде всего был проведён анализ имеющихся ресурсов. Благодаря им были увеличены собственные доходы на 25 процентов.

В.Путин: Хорошо.

В.Битаров: Это позволило стабилизировать республиканский бюджет.

Был полностью легализован оборот и производство алкогольной продукции, об этом Вам докладывал руководитель Федеральной налоговой службы. Помимо этого увеличилась собираемость всех налогов, в том числе налога на прибыль, на имущество. Всё это позволило нам обеспечить финансирование строительства незавершённых объектов по федеральным целевым программам, которые скопились в республике начиная с 2008 года. Это более трёх миллиардов рублей, которые мы освоили. Объекты вводятся в эксплуатацию. Все были введены в 2016 году.

Это также позволило нам обеспечить своевременное финансирование заработной платы и всех социальных льгот, которые республика должна была своим гражданам.

Помимо этого мы принимаем участие в федеральных целевых программах на 2017 год и также сейчас занимаемся разработкой программы социально-экономического развития республики совместно с «Леонтьевским центром» в Санкт-Петербурге. Идёт активная работа, проведён глубокий анализ экономики республики, всех отраслей. Планируем к 1 сентября завершить эту работу и иметь на ближайшую перспективу – на пять лет – полную программу развития республики. Определили приоритетные отрасли экономики, на которые будет сделана ставка и которые позволят нам развивать социальную сферу республики.

Помимо всех этих вопросов мы работаем над исполнением майских указов, майские указы в основном все исполнены. Конечно, остаются некоторые вопросы – это по МФЦ, по которым предстоит нам ещё работа. Работаем над тем, чтобы обеспечить земельными участками матерей, у которых три ребёнка и более. Уже нарезанные участки имеются, сейчас ведём работу над тем, чтобы обеспечить их инфраструктурой.

Всю эту работу мы проделали за этот год. Конечно, сделано немало, но ещё остаётся много вопросов, о которых хотелось бы поговорить с Вами, Владимир Владимирович.

В.Путин: Хорошо, давайте поподробнее поговорим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2017 > № 2160823 Вячеслав Битаров


Россия. США. СКФО. ДФО > Транспорт > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153476 Зиявудин Магомедов

Зиявудин Магомедов: «Никуда мы не уйдем от нашего проклятия, везде труба»

Ольга Проскурнина, Антон Вержбицкий

Что заставило миллиардера поверить в коммерческие перспективы ещё не доказанной технологии HyperLoop, как он пользуется Uber и где нашёл себе тренера по боям без правил

В этом году Зиявудин Магомедов вернулся в глобальный рейтинг Forbes – по состоянию на март 2017 года его состояние оценивается в $1,4 млрд – больше, чем даже во время правления Дмитрия Медведева. Тогда Зиявудин Магомедов вместе со старшим братом Магомедом получил немало выгодных госзаказов: строительство трубопровода ВСТО-2, стадиона в Казани к чемпионату мира по футболу, реконструкция Большого театра. Однако после возвращения в президентское кресло Владимира Путина дела у бизнесменов из ближнего круга Медведева заметно пошатнулись. Так, основатель АФК «Система» Владимир Евтушенков  лишился «Башнефти», которую ему удалось приватизировать при путинском преемнике, и даже провел два месяца под домашним арестом. Предприниматель Ахмед Билалов был отстранен от руководящих постов в Олимпийском комитете России и «Курортах Северного Кавказа и скрылся за границей. А группа «Сумма» его двоюродного брата Зиявудина Магомедова уже второй год как не попадает в рейтинг Forbes «Короли госзаказа».

Теперь Магомедов первым делом показывает нам с экрана айфона фотографию с совета директоров Hyperloop One – группа улыбающихся мужчин в касках расположилась внутри огромной трубы на фоне пустынного ландшафта где-то под Лас-Вегасом. Магомедов, на фото во втором ряду как самый рослый, вошел в совет директоров Hyperloop One в конце прошлого года на правах акционера инновационной компании. Но снимок до завершения испытаний инновационной технологии публиковать нельзя.

– Это у вас с испытательного стенда снимок? Как проходят испытания?

– Закрытые испытания начнутся в ближайшем будущем. Полигон расположен в 30 км от Лас-Вегаса. По этой трубе будет лететь тележка на магнитной подушке по принципу пассивной левитации – это когда магниты в электрическом смысле не активны. Публичные испытания должны быть в конце мая — начале июня.

Сейчас обсуждения дошли до технологического решения, позволяющего использовать композит, который в производстве дешевле стали с точки зрения капекса в 4-5 раз. Разница, правда, в том, что в случае со стальными трубами доказано: эта технология работает. Здесь на доказательство уйдет пара-тройка лет. В случае успешно проведенных испытаний документарная работа займет полтора-два года.

Технологическое решение, которое позволит преодолевать расстояния со скоростью 1000-1200 км в час, в принципе возможно довести до 2000 км/ч. При этом надо понимать, что есть разные подходы к перевозке двух концептуальных грузов – контейнеров и пассажиров. С точки зрения пассажиров это потребует, наверное, несколько большего внимания: над такими вопросами, как влияние на человеческий организм, радиус поворота, давление сейчас активно работают. Диаметр трубы, который вы видели – 3,3 м, пассажирский вариант. Изначально предполагалось, что контейнерный формат – порядка 7 метров. Но мы смотрим, какое решение позволит унифицировать оба варианта и остаться на диаметре 3,3 метра.

– Речь идет о грузах и о людях. Вначале — люди?

– Я бы сказал, вначале контейнеры, а потом люди.

- Для вас этот проект – всё-таки бизнес или просто красивая технология?

- Естественно, я к этому отношусь достаточно прагматично и утилитарно, никакого футуризма здесь нет. Для меня это бизнес-решение, которое фундаментально изменит ландшафт транспортной логистики впервые с 1830х гг., когда появились железные дороги.

Дело не только в том, что я вкладываю в технологии. Это я делаю в первую очередь для того, чтобы технология Hyperloop была реализована здесь, в России. Сборка этой истории в России принципиальна, в моем понимании. Так же принципиально, как и то, что несколько лет назад я поднял тему отношения России к проекту «Новый шелковый путь». Этот проект предполагает не только строительство инфраструктуры, но и культурную экспансию Китая. Надо понимать, что они пытаются занять место, которое все время занимал Советский Союз. Самый удобный путь следования грузов из Азии в Европу и наоборот — через Казахстан и Россию. Сегодня преодоление расстояния из любой точки – Гуанчжоу, Шанхай, Йокогама – до Роттердама, Гамбурга и т.д. по морю занимает от 35 до 45 суток. Реализация проекта позволит сократить это время в разы. По сути, доставка [из Азии в Европу] будет занимать одну ночь. Какой группе товаров нужна такая скорость? Оказывается, достаточно большому сегменту. Мы провели маркетинговое исследование – потенциально это может быть интересно даже Zara, которая каждые 45 дней меняет свой модельный ряд.

– А что с транспортными издержками будет?

– Очень важно, сколько стоит перевозка одного контейнера. Пять лет назад – $3500, последние два-три года – примерно $700–800 за тот же 20-футовый контейнер, а сейчас 2200. При текущих издержках стоимость доставки одного контейнера по Hyperloop составила бы $3000, но скорость – не 40 дней в среднем, а, грубо говоря, ночь. Если же мы будем использовать технологические решения с композитами, о которых я чуть раньше упомянул, получится в три-четыре раза дешевле, на уровне $500–700.

- То есть, если бы в России производились эти композиты….

- Производства такого нет нигде. К тому же, даже у самой большой трубы, которую использует «Газпром» на магистральных трубопроводах, диаметр 1,42 м. Соответственно, для Hyperloop должна быть принципиально другая труба. Никуда мы не уйдем от нашего «трубопроводного» проклятья, везде труба (улыбается). Наша задача в том, чтобы эта технология работала на Россию.

По сути, это новый вид транспорта. Испытания [технологии в ближайшие месяцы] будут доказательством того, что она работает. Мы в России инициировали создание рабочей группы на уровне Минтранса: помимо нас [группы «Сумма»] там и РЖД, и Таможенная служба, и другие субъекты. По консервативным оценкам, нормативная работа с регламентами, законами займет два года... Мы создали уже дорожную карту. Думаю, в ближайшее время мы проведем с коллегами из Минтранспорта встречу по этим вопросам. Даже Владимир Владимирович Путин на питерском форуме поддержал проект. Он, полагаю, понимает его ценность для России. Помните, два года назад он и Си Цзиньпин подписали документ сопряжения ЕАЭС и «Шелкового пути». Я полагаю, за этим скрываются долгосрочные планы. У России национальный интерес предполагает проход всех транзитов через ее территорию. И этот проект лежит в основе стратегии.

- А китайцы ещё не пытаются копировать технологию Hyperloop?

- Китайцы пытаются. У них есть осторожный интерес, хотя они и большие адепты ВСМ [высокоскоростных магистралей]. И индийцы тоже интересуются проектом Hyperloop.

– Вы уже пытались определить самый перспективный транспортный отрезок для России?

– Вообще для России самый актуальный транзитный проект — это Транссиб. Но, если говорить про Hyperloop, то, наверное, есть два перспективных проекта [для контейнерных перевозок]: «Китай – Казахстан – Россия – Европа», который естественно пройдет через Россию, и «Север – Юг», от Балтийского моря через Азербайджан и Иран в Индию. Если говорить о пассажирских [перевозках], то это прежде всего Москва-Питер. Представьте, что этот путь занимает по времени 50 минут. Это изменит отношение к работе [в Москве и Петербурге, у двух столиц] будет естественная агломерация. И второй потенциальный проект с точки зрения пассажиропотока — это Москва-Сочи.

Предвосхищая ваш вопрос про РЖД, мы сделали презентацию, чтобы сравнить два проекта: вот, коллеги, [высокоскоростная магистраль] Москва-Казань, вот Москва-Казань Hyperloop. С точки зрения капекса мы были дешевле, с точки зрения опекса — значительно дешевле.

- Вы имеете в виду, дешевле, чем железная дорога для ВСМ?

– Да. У коллег есть фундаментальный вопрос: «Ваша технология ведь не доказана?». Тут они правы, но технология стремительно развивается, и это вопрос стратегии. РЖД же, составляя свой долгосрочный организационно-финансовый план, реализуют проект Москва – Казань, который, с моей точки зрения, убыточен. В любом случае, они сами должны принимать решение с точки зрения своей стратегии и отношения к любым новым технологическим продуктам, будь это Maglev или Hyperloop. Но вообще я полагаю, что Hyperloop может стать самым крупным инфраструктурным проектом 21-го века, если технология будет реализована.

- А вы уверены, что ещё и ваш инновационный проект с не доказанной пока что технологией будет реализован в России, когда в правительстве каждый день говорят о проблемах бюджета?

- Это решение РЖД и правительства, есть ли на это деньги. Я бы сказал так: если бы Hyperloop как технология работал сегодня, в преломлении к пассажирским перевозкам можно было бы сказать о двух перспективных направлениях: «Москва – Питер» и «Москва – Сочи». Большая инфраструктура Сочи создана, и люди в принципе готовы туда ездить, полагаю, там будет достаточно интенсивный пассажиропоток. Мы пока не смотрели на конкретную бизнес-модель. Я думаю, что реализация пассажирских проектов займет несколько большее время с точки зрения влияния на человеческий организм, горизонт 2022–2025 гг.

- Вы в первую очередь бизнесмен, а не филантроп. Как вы всё-таки на этом проекте заработаете? Одно дело – принести интересную идею в Россию, и совсем другое – рассчитывать, что Hyperloop будет глобально развиваться.

- Глобальное развитие компании – это вопрос стратегии и модели, пока я не могу раскрывать. Если же говорить об инвестициях фонда Caspian VC, его портфель [в котором присутствуют акции Hyperloop] за два года уже вырос в три раза. По этому показателю он в пятерке лучших в мире.

В развитии непосредственно Hyperloop One в России есть два ключевых элемента. Первый – если материнская компания реализует проект с точки зрения технологий, ее капитализация вырастет в разы. Второй – исторически я был в этой компании с первого раунда инвестиций и у нас есть договоренность, которая сформулирована таким образом, что все инициативы на территории СНГ и сопредельных России пространств реализуются через дочернюю компанию «Hyperloop-Евразия», которая создана в России и будет «двигателем» проекта в России и СНГ.

- Это ваша компания или созданная Hyperloop One?

- Безусловно, материнская компания будет в ней участвовать, но основные принципы, элементы взаимоотношений мы согласуем в течение какого-то времени.

- А руководителем кто будет? Вы?

- Скоро мы сообщим. Точно не я. Я не самый блестящий операционный менеджер.

- Но это будет варяг или российский менеджер?

- Российский.

– А есть в России менеджеры, способные такие проекты делать?

– Безусловно, есть. В транспортно-логистической отрасли.

– Вы сказали, что портфель Caspian вырос в три раза. Заявленный объем фонда – до $300 миллионов. Сколько сейчас денег в нем?

– Вы, наверно, понимаете, что мы не все эти $300 млн проинвестировали, и эти цифры мы не раскрываем. Недавно были сделаны несколько новых инвестиций в проекты виртуальной реальности и аэрокосмическую отрасль. В какой-то момент времени мы об этом объявим. Сейчас смотрим на компанию из биомедицины, это будет уже восьмая по счету инвестиция. Компания достаточно любопытная, но очень дорогая, смотрим, торгуемся.

– Может быть, хотя бы порядок цифр тогда?

– Десятки миллионов долларов.

– Как часто вы бываете в Кремниевой долине?

– Я стараюсь летать 3–4 раза в году туда, не меньше. Это всегда общение с интересными людьми. [Выбирая объект для инвестиций Caspian], мы всегда исходим из того, насколько у компании емкая, захватывающая идея, насколько сильна и успешна команда, смотрим на соинвесторов.. Размер средней инвестиции – $10 млн. Но мы иногда входим в следующий раунд в компании, и цифра может быть увеличена – так было с Hyperloop, есть еще одна компания, куда мы в очередной раунд войдем. Некоторые коллеги инвестировали непосредственно до IPO. У нас концептуально иная философия инвестирования: мы входим на начальных стадиях. В Uber мы проинвестировали первыми из российских компаний, при 40 с чем-то миллиардах капитализации.

- Все технологии, в которые вы инвестируете, реализуются в коммерческом смысле в ближайшие 10 лет?

-Если говорить о сингулярности и искусственном интеллекте, вы понимаете, что не в ближайшие 10 лет. 30-50 лет по меньшей мере.

- Почему российских миллиардеров так мало в Кремниевой долине? Кроме вас да Юрия Мильнера, и назвать некого.

- Мы там, только потому что Пало Альто – это интеллектуальная и технологическая Мекка. Но мне кажется, что мы должны быть не только и не столько там, сколько в России. Наша молодежь уезжает туда учиться. И наша главная задача – сделать так, чтобы она возвращалась. Россияне все равно наряду с англосаксами в собирательном смысле – наиболее продвинутые инноваторы. И, в первую очередь, в России нужно возрождать образование и тогда она будет интеллектуально конкурировать с другими странами. Многие уезжают туда учиться, а потом остаются, потому что там есть возможность заработать деньги. С точки зрения финансовой, юридической процедуры, там все отстроено, все просто. Взял юристов, написал соглашение акционеров по общему английскому праву – и все, твои права защищены. Молодежь начинает свой бизнес со второго курса. Сейчас с учетом интеллектуальной акселерации и абсорбирования гигантской информации нет смысла учиться четыре года. За два года можно научиться всему. А дальше — иди и работай. (Интервью состоялось до акции протеста против коррупции 26 марта, в которой участвовало много студентов; на вопрос о росте оппозиционных настроений в студенческой среде Магомедов не ответил — Forbes).

- Сколько времени лично вы уделяете венчурным проектам и более утилитарным?

- Вы знаете, рассчитываю, что в ближайшие год-полтора буду меньше времени уделять утилитарным. В «Сумме» сейчас достаточно много и молодых сотрудников, и людей, которые долгое время проработали в компании. Тут мы стратегически пытаемся ориентироваться на органический рост команды – поиск варягов не всегда бывает успешным с точки зрения корреляции с корпоративной культурой. Поэтому я полагаю, что в течение года-полутора основной мой персональный фокус будет на хайтек.

- Какой из утилитарных проектов, которыми «Сумма» сейчас занимается, для вас самый перспективный и важный? «ТрансКонтейнер», например?

- Решение по контейнерам будут принимать РЖД и правительство. У нас доминирующее положение на рынке перевозок в России занимают автомобильные перевозки контейнеров, а не железнодорожные, к сожалению. Я полагаю, железная дорога будет предпринимать усилия по расширению инфраструктуры, а контейнерный бизнес – это конкурентная среда, и в России должно быть две-три таких компании [как «Трансконтейнер»], которые профессионально занимаются железнодорожными перевозками.

- Когда вы покупали «ТрансКонтейнер», эта инвестиция представлялась вам перспективной в долгосрочном плане?

- Безусловно. Все равно наряду с реализацией больших транзитных проектов, в основе которых может лежать и новая технология в виде Hyperloop, существует необходимость во внутренней контейнеризации России. Сейчас она всего 6 %, тогда как в странах Северной Америки и Европы – 30 %. Тут есть куда развиваться.

- А была ли идея объединить в вертикально интегрированную компанию НМТП, «ТрансКонтейнер», другие активы?

- Такой идеи у меня нет. Есть другая – более перспективная, более технологичная, – которой я сейчас занимаюсь. Но анонсировать ее мы сможем не раньше лета.

- В общем, получается, что вы не только новые технологии из области sharing economy развиваете.

- Маленький пример, что такое sharing economy. Когда компания Uber зарождалась, она проанализировала рынок такси в Сан-Франциско и оценила его в $150 млн в год. Уже в 2016 году, в 2015 даже, по-моему, выручка Uber в Сан-Франциско была на уровне $500 млн. Понимаете, насколько sharing economy может быть больше. Виртуальная экономика делает рынок гораздо больше и эффективнее. Она уменьшает комиссию. Комиссия Uber в Китае меньше, чем традиционная, средняя где-то 15–20 %. Для меня как для потребителя это возможность пользоваться этим продуктом, потому что очевидно, что это удобней, безопасней. Мы не сядем никогда нетрезвыми за руль, и наши дети не сядут. Кстати, наши дети совсем по-другому мыслят. Им не нужна своя машина, если они могут воспользоваться Uber, не нужна своя квартира, если они могут использовать Airbnb. Это принципиально другое отношение. Консьюмеризм медленно сползает в утиль, это мейнстрим.

- А вы сами Uber пользуетесь?

- В Москве не пользуюсь, к сожалению. В Москве я очень традиционен. Но перестал пользоваться [личными] машинами в городах, в которые летаю, это очень удобно.

- Все-таки каким активам в России вы сегодня уделяете наибольшее внимание?

- Я для себя определил стратегию – транспортная логистика и commodities. В России, например, 20% глобальных запасов пресной воды – я считаю, что это очень привлекательный товарный продукт. Вообще Россия – это глобальная житница, и тут гигантские перспективы. Из всех остальных бизнесов, связанных с [невозобновляемыми] ресурсами, я хочу выйти.

- А из нефтетрейдинга вы вышли?

- Он изменился. С точки зрения трейдинга сырой нефти, маржинальность очень низкая, поэтому той активности уже нет. Компания осталась.

- И какие там объемы остались?

- Объемы небольшие.

- А что с зерновым бизнесом? Приватизация ОЗК на сегодняшний день остановилась…

- Составлен обновленный план приватизации компаний, и ОЗК в этом списке есть. Мы будем участвовать.

- Как сейчас ситуация в НМТП? У компании были две проблемы – с деньгами, пропавшими во Внешпромбанке, и с собственными облигациями.

- У НМТП проблем с облигациями нет, во-первых. Во-вторых, к сожалению, есть потери в банке. Но уровень долга меньше двух, для такой компании это немного. Компания показывает очень хорошие результаты за последние два-три года, очень устойчивая бизнес-модель. У нас партнерские отношения с компанией «Транснефть», предвосхищая следующий вопрос. И 20% акций компании находятся в списке приватизации в том числе.

- У вас какие мысли? Вы хотите выкупить долю «Транснефти», или наоборот?

- «Транснефть» вначале должна принять решение, будет ли она продавать. Для нас это очень комфортный партнер. Захотят они продавать – мы на это дело посмотрим. Не захотят – будем продолжать развиваться вместе.

- У вас к любому активу такой подход? Вы готовы в зависимости от цены любой актив продать или купить?

- Вы знаете, у меня не настолько гибкий подход. Я вам сказал чуть ранее, я для себя определил стратегию, она связана с транспортно-логистическим направлением. Я в этом бизнесе с 2000 года примерно. Мы с нуля строили Приморский торговый порт. Давно в этом бизнесе, понимаем, видим стратегию. Если говорить о стратегическом присутствии в каком-то бизнесе в России, это в первую очередь НМТП, Fesco, «ТрансКонтейнер». ОЗК – в какой-то мере тоже транспортно-логистическая компания.

- Ваш бизнес в России напрямую связан с РЖД. Что изменилось для вас в компании после отставки Владимира Якунина?

- Пришла достаточно молодая и прогрессивная команда, которая пытается качественно управлять, в том числе снижать издержки. Очень многое им надо сделать, потому что с 2005 по 2016 год там много чего негативного произошло.

- А что, например?

- Были созданы вертикально интегрированные бизнес-единицы, при том что управление на железной дороге всю жизнь осуществлялось на уровне горизонтально-линейном. Региональные железнодорожные генералы управляли движением. В советское время средняя скорость была 60 км в час. Последние 15 лет средняя скорость – 19 или 20 км в час на некоторых участках. Если взять объем погрузки – в 2005 году было 1,27 млрд тонн, а сейчас – 1,22, при том что грузооборот вырос на 17 %. Оборот грузового вагона в 2005 году был 7,8 суток, а в 2016 году стал 16,3. Большой задел на управление такими показателями, как скорость, себестоимость перевозки в руб/ткм.

Мне кажется, новая команда заточена на оптимизацию затрат, первые шаги они сделали. Наверно, им надо определиться с моделью: РЖД – это инфраструктурная или инфраструктурная и транспортно-логистическая компания? Я говорил с руководством компании, это вопрос к ним, как они себя видят. Потому что, если они инфраструктурная и транспортно-логистическая компания [одновременно], возникает конфликт. По большому счету, большая инфраструктура должна давать равный доступ всем перевозчикам, не делая предпочтений, приоритетов.. Учитывая, что коллеги [в руководстве РЖД] – ребята молодые, прогрессивные и заточены на результат, я полагаю, если они определятся с миссией и концепцией компании.

- Насколько западные санкции против России затрагивают вашу жизнь как инвестора?

- [Санкции] это сугубо эмоциональное решение. Попытаться таким образом воздействовать на Россию, наверно, сложно. Мы достаточно неуступчивые люди, упрямые, поэтому санкции, мне кажется, не очень эффективны.

- А чего в этом плане ждете от Трампа как инвестор?

- Скорее это вопрос к американским предпринимателям. Я полагаю, что решение надо искать в переговорах. Прогнуть нас за счет санкций и схожих механизмов невозможно. Раньше никому не удавалось это сделать с Россией.

- А на Украине у вас не было активов?

- Какие-то были.

- Но вы не называете эти активы. С ними все в порядке? Вы их не продавали? Многие российские бизнесмены ушли ведь с украинского рынка.

- У вас есть покупатель? Если есть, скажите.

- В последние два года «Сумма» не попадает в рейтинг Forbes «Короли госзаказа». Такое ощущение, что вы эту тему отмели.

- Мы ее не отмели. Сейчас достаточно сложная ситуация в строительной отрасли, потому что банки ее не финансируют, с большой неохотой дают гарантии. Много больших банков обожглись на теме стройки по разным причинам, в том числе из-за неплатежей заказчиков. В 2015 году ситуация значительно ухудшилась. Поэтому у нас нет новых больших контрактов, но портфель большой, и мы внимательно отслеживаем ситуацию на рынке.

- Все-таки тема госзаказов ушла для вас на второй план?

- Она никогда не была на первом. На первом плане в России всегда была тема логистики и транспорта.

– А что у вас происходит на исторической родине?

– У нас есть своя стратегия в республике, мы долгие годы занимаемся там и бизнес-проектами. В том числе инфраструктурой дорожной отрасли (мы купили несколько асфальто-бетонных заводов). Есть телекоммуникационный проект, ГЛОНАСовский. Кроме того, мы реализовываем проект по созданию курортно-туристического комплекса «Матлас». У республики достаточно большой потенциал – в энергетике, в сельском хозяйстве и в логистике. Это три ключевых направления, которые мы видим.

- Много пишут про приватизацию порта Махачкала, на который претендует и «Сумма», и структуры Сулеймана Керимова.

- Про порт. Я не знаю, во что он превратится к моменту приватизации, что будет собой представлять. Он в разобранном состоянии, все нефтяники оттуда уходят. «Транснефть» много об этом писала. При допустимом содержании воды 0,5 % в нефти, там 5–10 % воды, в прошлом году в работе порта было 29 технологических остановок. Фундаментально у него большой потенциал развития, но, чтобы составить конкуренцию другим южным портам, ММТП должен предоставить клиентам сервис очень высокого уровня.

- И нормального владельца.

- Полагаю, да. Но это вопрос не ко мне – это вопрос к государству: довольно ли оно управлением. Так что посмотрим, когда [порт] будет приватизироваться – будет ли что приватизировать к тому моменту, и будет ли нам это интересно.

А что касается большой деятельности, которую я там веду, основной концепт – образование. Наш проект, который назывался Plug & Play, а затем превратился в ПЕРИ Инновации – это не просто инкубатор [для технологических стартапов], это в том числе образовательный проект, 11 команд от него неоднократно выезжали в Азию, в Силиконовую долину. Проект одной из команд My diaspora – был признан лучшим в специальной номинации Google. Это формат, который позволяет знакомиться молодежи с конфессионально-этническими особенностями. Также у них есть проект Smart capacity.

- Вы инвестируете в такие вещи?

- Конечно. Дагестанские программисты сейчас продают софт израильским стартапам. И молодежь, которая есть в Дагестане, достаточно качественная. В мои годы Махачкала была продвинутым городом, наполовину русским. Очень сильные вузы были – политехнический институт, мединститут, до сих пор учеников своего отца встречаю в Москве, которые работают в больших и малых медицинских учреждениях. Поэтому мы там тратим много усилий на образовательный контекст.

Строим детские сады, школы (две школы построили, два детских сада), восстанавливаем музеи, которые связаны с сохранением культурно-исторического наследия. Большой проект, который мы сделали, построили музей Петра в Дербенте. Во время персидского похода, в 1722 году Петр I был в Дербенте, в одном из старейших городов мира. Сейчас у нашего фонда есть проект, который с использованием новейшего оборудования, технологий – 500 микрон – позволяет оцифровывать в 3D старейшие рукописи. Мы это сделали в Дербенте, потом это сделали в Вологде (Ферапонтов монастырь). Сейчас другие идеи – по пушкинскому дому в Питере, по созданию музея боевой славы России в Хунзахской крепости, где в 1871 году останавливался император Александр II. И так далее. Это не только Дагестан: все, что связано с сохранением культурно-исторического наследия России – это тоже часть нашей стратегии.

– Какие еще у вас бизнесы в Дагестане есть? Может быть, какая-то связь с портом?

– Нет, у нас нет бизнеса с портом. Никакого. И я не договорил самого главного: мы сейчас строим, и, надеюсь, в этом году достроим в центре Махачкалы центр поддержки талантливой молодежи «Периметр» – по аналогии с «Сириусом» в Сочи, но без проживания. Там будет центр дополнительного образования, где ребята будут заниматься математикой, информатикой, программированием и робототехникой, также в «Периметре» разместится наш бизнес-инкубатор. Только в прошлом году по программам «Периметра» обучились почти 14 тыс человек. Другой центр поддержки талантливой молодежи работает на базе Дома Петра I в Дербенте. Там молодежь обучается креативным технологиям. Кроме того, в Хунзахском районе, в старой крепости, мы планируем создать центр с проживанием – в точности как «Сириус». Одновременно в нем смогут жить и учиться 100 человек. Планируем создавать аналогичные центры и в других городах России.

- А где?

- Фонд «Пери» это анонсирует.

- Во сколько вам обходятся в год дагестанские программы?

- Не считал.

- Это сотни миллионов, десятки миллионов долларов?

- Сотни. В общем, Дагестан – это уникальный регион, где очень активная, талантливая молодежь. Как и Приморский край, где мы работаем. И я хотел бы, чтобы там были не только спортсмены. Хотя мне кажется, столица боевых искусств в мире — это Дагестан. А в Приморском крае у нас хоккей.

- Хоккеем брат занимается?

- Брат занимается Ночной хоккейной лигой, а я «Адмиралом» занимаюсь. У нас же свой клуб [на Дальнем Востоке].

- Зачем вам нужен хоккейный клуб «Адмирал» на Дальнем Востоке?

- Объясню. Это же наша территория, российская. Народ ходит – трибуны забиты на 98 процентов. Четвертый год подряд. Мы создали команду, она вошла в плей-офф. Народ должен куда-то ходить, в стране должна быть какая-то связь, помимо связи физической, территориальной, экономической. Спортивная связь – тоже элемент коммуникации, когда клуб выезжает.

- Вячеслава Фетисова вы туда привели?

- Не мы, он там исторически. Мы изначально финансировали этот клуб, сейчас команда играет очень хорошо, улучшает уровень из года в год.

- Это связано с тем, что вы занимаетесь проектами на Дальнем Востоке?

- Мы там крупный инвестор, один из самых крупных. Поэтому, я полагаю, что наша социальная активность [должна быть соразмерной].

- А сколько примерно вы в Дальний Восток инвестировали?

- Не считал. Много. В Fesco очень много инвестировали. Сейчас в Зарубино, в Находку. Много.

- Это нормально – не считать, сколько вы инвестировали?

- Задача считать – это задача менеджера и компании. Моя задача стратегическая, в целом на портфель смотреть – куда входить, откуда выходить.

Еще один из ваших известных проектов – это бойцовский клуб Fight Nights. Он больше ориентирован на Россию, мы правильно понимаем?

- Это не российский, а глобальный проект. Но, конечно, изначальная стратегия – это Россия и СНГ. Как и UFC, по большому счету: она сильно сфокусирована на США, в первую очередь, но все равно проводит турниры и в Европе, и в Азии, и в Бразилии. Так же и мы. Мы полагаем, что Россия наряду с Америкой и Бразилией является биологической платформой, которая производит огромное количество бойцов. Вообще, MMA [смешанные боевые искусства] – это вид спорта, который, как мне кажется, затмит бокс в ближайшие несколько лет. Он уже превосходит бокс по зрелищности и звездности некоторых спортсменов.

– Так все-таки это бизнес для вас?

– Это бизнес-проект, который сегодня в России пока не успешен коммерчески, потому что в США телевизионные каналы платят гигантские деньги за контракты с такими компаниями, как UFC, а потребитель платит за event (pay-per-view) 65 долларов. Российский потребитель себе пока такого позволить не может. Но в течение двух-трех лет, я думаю, ситуация будет меняться.

– Ставки на исход боёв тоже, наверное, помогают окупаемости.

– Мы этим не занимаемся. Мы исходим из того, что в России очень много спортсменов. У меня была сначала такая эмоциональная задача, чтобы российские спортсмены занимали весь пьедестал в мире. И мы к этому, несомненно, придем. Я считаю, сейчас лучший спортсмен в России в СНГ за всю историю, наряду с Федором Емельяненко — это Хабиб Нурмагомедов, человек, у которого ни одного поражения не было, и, надеюсь, так и будет дальше.

- А какова задача вашего клуба, вы хотите привлечь бойцов в Fight Nights?

- Это не клуб. У нас есть свой клуб – Eagles, где я считаю, собраны лучшие спортсмены России и одни из лучших в мире: Хабиб Нурмагомедов, Виталий Минаков, Сергей Павлович и много других ребят. Клуб – это клуб, а промоутерская компания в перспективе – это бизнес. Мы строим это по бизнес-модели. И с точки зрения стратегии и географии это – глобальная компания. Мы выйдем на все рынки. В этом году у нас будет один-два турнира в Европе и много турниров в СНГ – всего порядка 20-25 турниров. В этом году мы развиваем пространство Европы и СНГ, а в 2018 году уже выйдем на американский рынок.

UFC проводит 40 с чем-то турниров, некоторые бойцы – 450–500 человек – у них могут подраться один раз в год. Поэтому мы исходим из того, что оптимальное количество турниров – 30. Примерно три турнира в месяц.

- А уровень бойцов у вас будет сопоставим?

- У нас, поверьте, и уровень бойцов будет сопоставим. Мы очень жестко будем относиться к употреблению допинга. Уже это жестко отслеживаем.

- Это запрещено?

- Категорически запрещено. UFC чуть раньше начала применять жесткие стандарты. Я думаю, что мы движемся по этому же пути.

- Есть цифры, которые вы можете назвать, сколько вы потратили?

- Потратили десятки миллионов долларов. Я думаю, потратим еще в районе 50–70 в течение трех-четырех лет. И выйдем на планово-позитивные показатели через три года.

- А кто ваши партнеры в Fight Nights?

- Я мажоритарный собственник. Есть Камил Гаджиев и команда менеджеров, которые исторически создавали этот бренд. Очень профессиональная команда ребят.

- А какие-то клубы, может, будете покупать спортивные?

- У нас есть клуб Eagles. Вообще, fighting-клуб – он работает со всеми промоутерскими компаниями. Никаких предпочтений нет. Есть еще один клуб, который в скором времени во Владивостоке объявит о своем существовании. Есть залы, которые мы строим по всей России. Например, в Брянске построили зал под Виталия Минакова. Сеть залов под брендом Eagles будет развиваться. В Москве есть такой зал. В Махачкале два зала уже построенны, и будем строить большой центр. В Ростове будет большой центр.

Народ у нас пассионарный, это русская черта, и никуда мы от этого не уйдем. Мы любим выяснять отношения. Лучше это делать на ринге, чем на улице.

- А вы же лично тоже деретесь на ринге?

- Бывает.

- С вашими бойцами профессиональными? А не боитесь получить?

- Да, с бойцами.

- А с кем вы дрались из известных спортсменов?

- Я тренируюсь. Я думаю, профессиональные спортсмены меня «берегут». Хотя они считают по-другому, но это больше для себя.

- Но вы каждый день занимаетесь?

- Не всегда удается: много летаю. Так предпочитаю по возможности заниматься каждый день.

- А где вы нашли вашего легендарного тренера Камела? Про него все рассказывают – человек- гора, весь татуировках.

- Нашел я его в Лас-Вегасе, когда он тренировал известных бразильских ребят – Сильву и других. Хороший человек, бодрый. Ну, он не один – целая группа.

- Это вам для здоровья или когда-то хотите в роли профессионала себя попробовать?

- Для здоровья.

- А в хоккей играть умеете?

- Играю. На коньках, правда, не катаюсь. В Махачкале в те редкие дни, когда у нас были минусовые температуры, мы ночью заливали водой асфальт. И утром, когда был лед, до школы, мы выходили играть. Без коньков я играю достаточно хорошо. Но на это нужно несколько больше времени, чем я располагаю. Когда появляется свободные время на выездах, играю в футбол.

- Самый известный поклонник хоккея у нас сейчас – это президент. Говорят, он вас позитивно воспринимает.

- Я не знаю, как он меня воспринимает.

- Встречаетесь с ним в Кремле?

- Иногда. У него график очень сложный – 24/7, работает до двух-трех ночи. По маленьким вопросам стараюсь не беспокоить.

- Когда была последний раз необходимость?

- Горячей не было. Но реализация таких масштабных проектов как Hyperloop, наверное, может потребовать его внимания.

Россия. США. СКФО. ДФО > Транспорт > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153476 Зиявудин Магомедов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154427 Рамзан Кадыров

Рабочая встреча с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым. Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе.

В.Путин: Рамзан Ахматович, тема известна: ситуация в республике. Как Вы оцениваете, какие проблемы, какие вопросы есть?

Р.Кадыров: Владимир Владимирович, спасибо, что Вы нашли время. В республике после моего последнего доклада Вам есть позитивные изменения. Сельхозпроизводство выросло на 13,6 процента, внебюджетные инвестиции – на 19 процентов, собственные доходы – на 26 процентов. Уровень безработицы за год снизился почти на три процента и составил 9,2 процента.

Майские указы выполняются. Обеспечивается получение заработной платы. Доступность дошкольного образования для детей от трёх до семи лет доведена до ста процентов. Досрочно завершён первый этап программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда. Мы считаем, что это хорошие результаты в связи со сложившейся ситуацией вокруг России и, в частности, Чеченской Республики.

И ещё хочу Вам доложить, что те провокационные статьи, которые пишут про Чеченскую Республику, про народ, про те события, которые у нас якобы происходят, задержания…

В.Путин: Какие?

Р.Кадыров: Хорошие, в кавычках, люди пишут про то, что у нас в республике – даже говорить про это неудобно – людей задерживают, убивают. Даже назвали одну фамилию – Тепсуркаев Хасу, он у нас, так скажем, главный человек по идеологии, суфий. Сказали, что его убили, а он находится дома. Прямым текстом сначала оскорбили его, потом обвинили власти, что его убили, а он живой-здоровый находится дома. Вот такие неподтверждённые факты вокруг республики бывают в год два-три раза, и с начала года это первая ситуация в таком формате.

Так в плане безопасности у нас республика находится на хорошем счету. Уличной преступности у нас нет, серьёзных угроз террористической направленности у нас нет. Республика, так скажем, уверено двигается вперёд.

В.Путин: Но всё-таки проявление было, было нападение на часть Росгвардии, поэтому вопросы ещё не все, видимо, решены. Но все они, безусловно, решаются, я вижу, что они решаются, и хорошо. И делать это, конечно, нужно на базе развития экономики и социальной сферы.

То, что Вам удаётся выполнять указы Президента России от 2012 года, – очень важно. У вас средний уровень в системе образования, я так понял, достиг указного уровня, средний по региону, по экономике региона.

Р.Кадыров: Да, мы все майские указы полностью, на сто процентов выполняем и абсолютно никаких проблем на сегодняшний день не видим. Но есть определённые проблемы, и если мы не получим поддержку, то в следующем году у нас уже начнутся проблемы и вопросы в этом направлении.

В.Путин: То, что вы снизили до 9 процентов уровень безработицы, конечно, очень хорошо. Она года два-три назад на каком уровне была?

Р.Кадыров: Когда Вы меня назначали, у нас в республике была безработица 76 процентов. Когда я в последний раз Вам докладывал, было 12,2 процента, до этого – 19 процентов. Вот так снижается. Создаются рабочие места, у нас есть договорённости в плане инвестиционной политики со всеми нашими основными партнёрами в России.

И я был сейчас в Персидском заливе, посетил несколько государств, мы тоже получили ощутимую поддержку. Был в Бахрейне, Абу–Даби, Дубае. Есть заинтересованность взаимодействовать с Россией, в том числе с Чеченской Республикой. Обещали инвестировать, увеличивать инвестиции.

В.Путин: Вы договорились с «Роснефтью» о дальнейшей работе?

Р.Кадыров: Сегодня мы встречались с Игорем Ивановичем [Сечиным]. Мы договорились, но были определённые недопонимания. Как я понял, до руководства «Роснефти» не доходило то, что мы хотим.

Сегодня мы нашли общий язык и дальше будем двигаться и развивать отношения с «Роснефтью». Это для нас остаётся очень важным, дальше будем вкладывать, развивать и нефтяное направление, и экономику республики.

В.Путин: Отлично. Он через пару часов у меня будет здесь, мы с ним тоже поговорим на этот счёт.

Р.Кадыров: Спасибо за поддержку.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154427 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2017 > № 2142351 Юнус-Бек Евкуров

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Юнус-Бек Баматгиреевич, мы с Вами недавно относительно встречались на заседании нашей комиссии по Северному Кавказу. Договаривались, что встретимся, обсудим текущую ситуацию в Республике Ингушетия.

Хотел бы начать с результатов, которые были достигнуты по итогам прошлого года, с выходом на новые проекты (позволяющие создавать новые рабочие места, решать социальные задачи), которые появились на территории республики за последнее время. Расскажите об этом.

Ю.-Б.Евкуров: Мы по итогам 2016 года (в принципе так же, как и в 2015 году) достигли хороших, положительных результатов. И по индексу промышленного производства хороший процент, и по индексу сельхозпроизводства мы на некоторых позициях стоим по темпам роста и в десятке, и в пятёрке регионов России. И по собственным доходам мы снижаем дотационность субъекта, даже с учётом тяжёлого положения. И самое главное – сокращение безработицы.

Есть ряд проектов, которым Вы уделяли особое внимание.

Д.Медведев: Я один из производственных объектов смотрел у вас, он произвёл на меня очень хорошее впечатление.

Ю.-Б.Евкуров: Мы буквально 14-го апреля с участием Олега Евгеньевича Белавенцева и Дениса Валентиновича Мантурова открыли ряд предприятий. Три предприятия в один день, которые создают большое количество рабочих мест.

Это в первую очередь швейная фабрика, швейное производство. На втором этапе это до 700 рабочих мест – хороший проект.

Второе предприятие – завод энергосберегающих ламп в Малгобеке. На полную мощность он выходит через полтора-два месяца. Мы нашли взаимопонимание с «Ростехом», они забирают к себе в холдинг это предприятие. Такая помощь республике. Там тоже – до 200 рабочих мест.

Третье предприятие (с участием Фонда поддержки промышленности) – по производству радиаторных батарей из алюминиевых профилей. Открыли его на прошлой неделе. Этот проект полностью тоже под импортозамещение, порядка 20% импорта этого направления будет делаться на этом заводе. Более 3 млн штук. 25% спроса это предприятие будет покрывать по стране в целом. Уже есть заказы на сегодня.

Дмитрий Анатольевич, и ещё один из злободневных вопросов. Просьба к Вам (Ольга Юрьевна Голодец поддержала, Вероника Игоревна Скворцова поддержала): нужны многопрофильная больница и психоневрологический диспансер.

Д.Медведев: Давайте обсудим все социальные вопросы отдельно. А то, что новые объекты появились, которые создают рабочие места, я считаю, очень полезно для Ингушетии. Потому что так получилось, что безработица является одной из ключевых проблем в республике. И появление новых производств (причём это уже современные рабочие места, высокотехнологичные рабочие места, с нормальной зарплатой), надеюсь, будет способствовать решению этой важнейшей социальной проблемы.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2017 > № 2142351 Юнус-Бек Евкуров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102199 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О развитии внутреннего и въездного туризма на территории СКФО.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня заседание правительственной комиссии посвящено, безусловно, важной для Северного Кавказа теме (может быть, одной из самых важных) – развитию внутреннего и въездного туризма на территории Северо-Кавказского округа.

Понятно, что для отдыха на Кавказе существует огромное количество возможностей. В целом ряде населённых пунктов созданы достаточно современные и комфортные условия для туристов. И мы сегодня с утра посмотрели, как Архыз выглядит. Надо признаться, впечатляет, это уже современный курорт – и покататься на лыжах там можно, и просто отдохнуть.

Но, к сожалению, пока это не общее правило. Перед совещанием мы посмотрели некоторые объекты здесь, в Ессентуках. Они тоже очень разные: какие-то объекты новые, красивые, а какие-то объекты старые, требующие реконструкции, реставрации, а может быть, даже и передачи в другие руки.

Очевидно, что с такой сложной инфраструктурой развивать туризм на Северном Кавказе будет затруднительно. Поэтому мы сегодня обсудим, как сделать работу по развитию туристической отрасли в Северо-Кавказском округе более эффективной и как можно скорее добиться ощутимых результатов.

Современный человек вообще уделяет организации своего отдыха особое внимание и готов в это вкладывать серьёзные деньги. Достаточно сказать, что доля индустрии туризма в мировом валовом внутреннем продукте достигает почти 10%. 10% мирового ВВП – это туризм. Не нефть и не газ, а туризм. Это одна из самых прибыльных отраслей экономики, на неё приходится почти каждое 11-е рабочее место. Дополнительные источники экономического роста, новые рабочие места – это то, что очень нужно регионам Северного Кавказа. Чтобы их получить, на Кавказе в принципе есть всё необходимое. Здесь исторические памятники соседствуют с уникальной природой, горы, древние города дают возможность интересно и разнообразно отдохнуть, а если говорить про экологию, минеральные источники – просто поправить здоровье, причём на протяжении всего года.

На Северном Кавказе можно развивать три из четырёх самых популярных направлений туризма, а именно горный, бальнеологический и культурно-исторический. На них вместе с пляжным отдыхом приходится 80% мирового туристического потока. В последние годы мы системно занимаемся формированием здесь горнолыжного и медицинского кластеров. Действуют соответствующие ФЦП, разделы государственных программ, созданы институты развития, а именно Корпорация развития Северного Кавказа и «Курорты Северного Кавказа». Определённые результаты есть. В прошлом году все курорты региона посетили почти 1,5 млн туристов. Особенно заметен прогресс в горнолыжном секторе, за два года он увеличился вдвое – до полумиллиона человек. Однако, по оценкам экспертов, Северный Кавказ способен принимать гораздо больше туристов – до 10 млн человек в год. Надо постараться занять на этом рынке место, которое достойно наших возможностей.

Для решения этой задачи надо шире применять проектный подход, с чёткими сроками, целевыми показателями, чтобы и на федеральном, и на региональном уровне каждый понимал меру своей ответственности, чтобы частным инвесторам были ясны горизонты планирования по бизнесу. Причём концентрировать усилия надо на проектах, которые способны подтянуть и соседние территории. Если говорить про горнолыжный туризм, у нас сейчас три таких проекта: «Архыз, «Эльбрус» в Кабардино-Балкарии и «Ведучи» в Чечне. Причём «Архыз» уже приближается к показателям хорошего, эталонного курорта.

Тем не менее конкуренция на рынке горнолыжного туризма высока, стандарты сервиса постоянно растут. Нам нельзя отставать по качеству, для этого нужны квалифицированные кадры, надо наладить их подготовку и аттестацию. Для меня было неожиданно, что, оказывается, все инструкторы по горным лыжам работают без надлежащего оформления их прав. То есть они, по сути, все находятся вне закона. Надо с этим разобраться обязательно, и по итогам совещания такое поручение должно быть подготовлено. Нужно цивилизовать эту работу, сделать её современной.

Есть ещё один вопрос – страхование жизни и здоровья туристов. В горах всякое случается, и, действительно, нужно, чтобы страхование сюда приходило. А пока с этим есть проблемы. Обсудим, как их решить.

Можно посмотреть и на импортозамещение. Мы с вами понимаем, что целый ряд конструкций, в том числе металлоконструкций, которые связаны с подъёмниками, – это большие, сложные сооружения, которые мы заказываем и закупаем за границей за большие деньги. Вполне можно это железо производить дома или договориться с кем-то из крупнейших производителей – их, собственно, в мире по пальцам одной руки можно пересчитать – о том, чтобы создать какие-то производственные участки и у нас.

Ключевой проект в сфере бальнеологического туризма – это медицинский кластер на территории Кавказских Минеральных Вод. Это уникальный курортный регион. Здесь есть определённая инфраструктура, но она не в лучшем состоянии. Точнее, она разная: есть хорошие санатории, есть совсем уже старенькие. Нужно подтянуть эту инфраструктуру как с точки зрения сервиса, так и с точки зрения лечения. Наша цель – сделать Кавказские Минеральные Воды источником развития отрасли медицинского туризма, который в нашей стране сейчас практически отсутствует. В программе этот проект есть, но надо посмотреть, чтобы он был рациональным, чтобы деньги не тратились впустую, чтобы он дал толчок развитию всего этого сегмента. Тем более что медицинский туризм, как известно, один из самых высокодоходных, достаточно вспомнить пример Израиля или Чешской Республики.

Здесь расположено 3,5 тыс. памятников истории и культуры, уникальных природных комплексов. Надо обязательно вовлечь их в туристический обиход, чтобы их можно было посещать и получать необходимую информацию об этом.

Л.Кузнецов: На сочинском форуме Вы, Дмитрий Анатольевич, в своём выступлении на пленарном заседании сказали, что каждому региону нужно определить свои точки роста. Только что отметили, что для Северного Кавказа одной из таких точек роста (причём для всех субъектов, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ) является туризм. Потенциал этой отрасли также Вы озвучили. Мы сегодня должны подвести итоги по тем приоритетам, которые были обозначены в рамках государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа», и принять необходимые управленческие решения, которые позволят дальше этой отрасли в рамках СКФО динамично развиваться.

Мы сделали приоритетными три направления туризма: горнолыжный, бальнеологический и культурно-исторический.

Горнолыжный туризм известен на Кавказе ещё с советских времен. Домбай, Эльбрус всегда были местом притяжения любителей этого вида отдыха и спорта. Для нас критично важен этот туризм ещё с точки зрения его социальной роли, потому что, развивая это направление, мы содействуем закреплению людей, которые живут на Кавказе, в местах традиционного проживания, сохраняя их традиционный уклад. При этом стимулируем, что очень важно, развитие малого и среднего бизнеса на круглогодичной основе, через это повышая качество и уровень жизни людей, проживающих в горной местности.

Правильно было отмечено, что в рамках финансовых ограничений, понимая, что мы должны сформировать курорты, которые будут пользоваться общероссийским и мировым признанием, мы сконцентрировали ключевые приоритеты на трёх курортах – «Архыз», «Ведучи» и «Эльбрус». При этом создали концепцию управления курортами, которая исключает взаимное конкурирование, формирует единую техническую, управленческую политику.

Мы сформулировали для себя модель эталонного курорта, то есть определили, сколько нужно (объём) государственных инвестиций, чтобы это позволило курорту быть самодостаточным, создать условия для привлечения частных инвестиций и быть интересным для самого туриста. И такие показатели сегодня характеризуются следующими цифрами: протяжённость трасс должна быть не меньше 30 км, количество мест размещения – от двух до шести и не менее четырёх подъёмников. При таких показателях туристический поток достигает 350 тыс. человек в год, что позволяет, как я уже сказал, курорту выйти на уровень самоокупаемости и дальше уже больше говорить не о государственных инвестициях в инфраструктуру, а именно о частных инвестициях как в инфраструктуру, так и в различные виды деятельности курорта.

Для того чтобы дальше реализовывать проект именно по этим направлениям – при этом я хочу сразу сказать, что на первом этапе у нас обозначены три этих курорта, дальше ещё есть два курорта, в Дагестане и Республике Ингушетия, – нужно решить несколько задач.

Первая задача, о которой Вы с точки зрения регуляторики сказали, – это уже критично важный итог для Северного Кавказа, в целом для горнолыжной индустрии и в Сочи, и в Сибири, и на Дальнем Востоке.

Второй вопрос. Чтобы эффективно реализовывать программу строительства курортов, мы вместе с Минэкономразвития осуществили один шаг, когда управление особыми экономическими зонами передали Минкавказу. Но так как единственным государственным источником финансирования является сегодня госпрограмма, мы предлагаем также дать поручение – передать права акционера «КСК» также Минкавказу, что сократит сроки доведения денег до конечного бюджетополучателя.

Д.Медведев: Кто сейчас акционером является?

Л.Кузнецов: Сегодня очень сложная процедура. Мы из своей программы ставим их в Минэкономразвития, Минэкономразвития ставит их в особые экономические зоны, в корпорацию, и корпорация дальше их доводит до «КСК». В прошлом году у нас деньги по проекту «Ведучи» пришли где-то только в ноябре. Вы знаете, что самый горячий период – это именно весна-лето.

Д.Медведев: Такой механизм, если я правильно понимаю, появился ровно потому, что когда-то просто не было вашего министерства, и поэтому мы создали такую структуру.

Л.Кузнецов: Раньше ещё и деньги шли из другой статьи бюджета. Они шли централизованно из бюджета Минэкономразвития.

И второй вопрос. Изначально в рамках модели эталонного курорта в госпрограмме было определено необходимое финансирование, но в рамках сегодняшних бюджетных ограничений часть этих ресурсов была сокращена. Поэтому мы просим дать нам поручение вместе с Минфином проработать возможность поиска источников финансирования, чтобы дать понятный, чёткий сигнал бизнесу и инфраструктурным компаниям, которые позволят нам дойти до этой модели.

Второе направление – это бальнеология. Действительно, каждый из субъектов СКФО обладает своими уникальными природно-лечебными факторами, но, конечно, жемчужиной являются Кавказские Минеральные Воды. Очень отрадно, что в последние годы нам удалось здесь переломить ситуацию. Мы смогли изменить статистику по туристическому потоку, и он сегодня уже приближается к миллиону. Этому способствовали точечное решение по Кисловодскому парку, системное решение, которое было принято в конце прошлого года, – Вы подписали распоряжение о комплексном плане развития города Кисловодска до 2030 года.

Но здесь я сразу сделаю оговорку. Мы на сочинском форуме слушали о состоянии региональных бюджетов, и, к сожалению, Ставропольский край является регионом, который не находится в группе высокодоходных территорий. Поэтому просим дать нам поручение рассмотреть возможность, учитывая, что эта программа требует подготовки проектно-сметной документации, разрешить ФОИВ в рамках их отраслевых программ софинансирование не только прямых капитальных расходов, но и, самое главное, подготовку проектной документации. Без этого данный план у нас по большинству мероприятий останется только на бумаге.

Второй очень важный вопрос, Вы его подняли, – эффективное управление государственной собственностью. Действительно, на территории Кавказских Минеральных Вод, в каждом из городов, её очень много, часть сегодня используется эффективно, но большинство объектов находятся в очень плохом состоянии и не являются инвестиционно привлекательными.

В рамках президиума Госсовета дано поручение Росимуществу провести полную инвентаризацию. Но для нас очень важно не только ещё раз актуализировать список того, чем мы обладаем, но очень важно разработать механизмы дальнейшего эффективного управления. Поэтому мы просили бы дать поручение Минэку, Росимуществу, Минкавказу совместно с отраслевыми ФОИВ подготовить до конца года предложения по эффективному управлению госсобственностью на территории Кавказских Минеральных Вод.

Параллельно с решениями по управлению также формируется законодательная среда. Мы сегодня внесли в Правительство два законопроекта: об особом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды и о курортном сборе. Эти два закона, по нашей оценке, дадут возможность сохранить уникальную территорию с точки зрения её природных факторов и, с другой стороны, сформируют источники для местных органов самоуправления по поддержанию и приведению в надлежащее состояние курортной инфраструктуры.

Реализация всех этих планов позволила бы нам развивать туризм в Кавказских Минеральных Водах по инерционной модели. Поэтому было принято решение о реализации проекта медицинского кластера, который должен решить несколько комплексных задач.

Первое: сократить количество высокотехнологичной медицинской помощи, которая сегодня оказывается жителям Северного Кавказа за пределами округа. Сегодня из 25 тыс. таких операций больше 20 тыс. оказывается за пределами региона.

Второе: это, конечно, мощный ресурс как для загрузки существующей санаторно-курортной инфраструктуры, так и для создания привлекательных условий для инвестиций в новые объекты – медицинские и объекты реабилитации.

Третье: выстраивание полной цепочки оказания помощи тем, кто приезжает на курорт – профилактика, медицина и реабилитация. У нас сегодня очень хорошо развита первая компонента – профилактика, но медицинская отсутствует, а такой комплексный пакет является уникальным. Многие страны сегодня, как Вы отметили, это направление развивают. Исторически это Германия, Австрия, сейчас это Израиль и Чехия, но также и страны, в которых до этого медицина была в зачаточном состоянии, – например, Объединённые Арабские Эмираты строят целый «город здоровья», базирующийся на этих принципах.

Для статистики: в рамках медицинского туризма сегодня у нас более миллиона человек выезжают из страны, и только на медицинскую помощь, по оценкам экспертов, у нас ежегодно тратится более миллиарда долларов. Поэтому мы считаем, что медицинский туризм – это тоже одна из программ импортозамещения, которая в конечном итоге позволяет нашим гражданам по доступным ценам получить высокотехнологичную медицинскую помощь.

Этот проект отвечает ещё на один вызов – это новый формат подготовки кадров. Мы понимаем, что большого ума не надо, чтобы купить дорогостоящее оборудование, построить современное здание, но очень важно иметь высококлассных специалистов. Поэтому для нас очень важно, чтобы было дано поручение вместе с Минздравом проработать механизмы, которые на первом этапе становления этого проекта позволят нам привлечь лучшие российские и зарубежные кадры, которые и работали бы в системе образования, и оказывали необходимую медицинскую помощь.

Как всегда, нельзя обойти и финансы, потому что этот проект изначально базировался в рамках наших госпрограмм и имел всё необходимое финансирование. Понимая ограничения, которые есть, мы в рамках разработки проекта изменили концепцию, сделали её постадийной, для того чтобы иметь законченный проект, но базируясь на реальных источниках финансирования. Также просим в порученческих пунктах дать нам возможность с Министерством финансов в рамках бюджетного процесса проработать и это направление, для того чтобы после подготовки ПСД выработать стратегию его реализации.

Д.Медведев: Вы про медицинский кластер?

Л.Кузнецов: Да, про медицинский кластер.

Д.Медведев: Вы там повнимательнее. Там деньги огромные на эту проектно-сметную документацию заложены.

Л.Кузнецов: Дмитрий Анатольевич, у нас будет конкурс. Мы все технические задания согласовываем.

Д.Медведев: Нужно деньги внимательно тратить, потому что 1,6 млрд на проектно-сметную документацию – это непозволительная роскошь. Проверьте, что там происходит с этим.

Л.Кузнецов: Обязательно.

Третье направление – культурно-историческое. Действительно, больше 3500 объектов культурного наследия. 2000 лет Дербенту мы недавно отметили, в следующем году 200 лет Грозному.

У нас сформировано с Ростуризмом два уникальных продукта – «Чайный экспресс» и «Шёлковый путь», которые пронизывают все субъекты Северо-Кавказского федерального округа.

Есть часть организационных вопросов, которые мы также предлагаем обозначить для дальнейшей эффективной реализации этого направления.

Первое: вопросы транспортной доступности. Исторически полёты в СКФО, в первую очередь в Минводы, попадали под программу субсидирования. В этом году впервые такого не произошло. Это пока не сказывается на турпотоке, но мы всё-таки считаем, что для туриста критически важно, как он может прибыть в регион, который ему интересен. Здесь просили бы также дать поручение Минтрансу в рамках подготовки комплекса мероприятий по реализации этой программы в следующем году учесть и регионы Северо-Кавказского федерального округа.

Второй вопрос более прикладной. У нас с лета по осень действует льготируемый маршрут с Симферополем. Это очень хорошо, потому что жители СКФО имеют возможность выехать на черноморское побережье. Наши курорты круглогодичны, и было бы правильно распространить этот льготный период на весь календарный год, что позволило бы жителям черноморского побережья, Крыма в зимний период времени пользоваться нашими курортами и создать здесь взаимодополняющие конкурентные преимущества.

Третий вопрос критичен для всех направлений – и горнолыжного, и бальнеологического, и культурно-исторического – это всё-таки упрощение процедур доступа на территорию Северо-Кавказского федерального округа для иностранцев. Мы провели переговоры со странами Ближнего Востока. И Китай, и страны СНГ заинтересованы. Мы видим увеличивающийся турпоток. Процедуры получения виз или создают конкурентные преимущества, или, наоборот, отталкивают при принятии решения поехать в тот или иной регион, поэтому просьба дать поручение проработать этот вопрос.

Мы понимаем, что каждое из направлений по отдельности эффективно, но критически важно для формирования круглогодичной повестки, всесезонной, комплексной программы для туристов объединить все эти три направления в одну программу развития туризма в Северо-Кавказском федеральном округе. Это критично и с точки зрения определения приоритетов, в первую очередь бюджетного финансирования из различных источников – ФЦП туризма, Северо-Кавказского федерального округа, естественных монополий.

Как результирующая часть, Дмитрий Анатольевич: хотели бы получить поручение до конца года разработать комплексную программу развития туризма в Северо-Кавказском федеральном округе до 2035 года. Надеемся, что эта программа могла бы также попасть в перечень мероприятий нашего стратегического Комплексного плана работы Правительства Российской Федерации до 2025 года.

В.Владимиров: Я поддерживаю те предложения, которые уже вошли в протокол. Если разрешите, начну с частного, небольшого вопроса. Он очень резонансный и для всех отдыхающих, и для жителей Ставропольского края. У нас на территории Кавказских Минеральных Вод расположено 17 открытых бюветов. Вода к ним подаётся из минералопроводов или нарзанопроводов. Владельцем воды фактически является корпорация «Кавминкурортресурсы», состоящая на 49% из профсоюзной организации и на 51% из государственного имущества. Постоянно ажиотаж возникает в части попытки введения платы за открытую воду. Фактически человек идёт мимо с кружкой, заходит в нарзанную галерею так называемую, налил воды, выпил – на всех мировых курортах это принятая история.

Д.Медведев: А кто у нас додумался за это деньги брать?

В.Владимиров: Качают всё время. Бизнесмены, которые пытаются на этой воде зарабатывать. Это всё вызывает страшное отторжение и у меня лично, потому что всю жизнь я пил воду бесплатно.

Д.Медведев: Понимаю.

Таких решений нет, но тогда, раз об этом говорит губернатор, давайте прямо это чёрным по белому и зафиксируем, что таких решений нет и быть не должно. Вся вода должна быть бесплатной в бюветах, естественно. То, что в бутылках продаётся в магазинах, это уже другая история.

Это важная тема, как Вы сказали, хотя она и относительно небольшая.

В.Владимиров: Ещё вопрос строительства автодороги в Сочи. Пожалуйста, поручите Ставропольскому краю, Карачаево-Черкесии и Минтрансу совместную проработку этого проекта. Это будет коммерческий проект. Мы понимаем, что без частных инвестиций здесь не обойтись. Мы понимаем, что эта дорога должна быть платная. Но нам нужно совместными усилиями соединяться, и Кавминводам – с побережьем через возможность покататься на лыжах. Это первый многопрофильный, с большим количеством опций для отдыха курорт. Это будет первый мировой курорт такого уровня, где можно с нарзанной ванны выехать на лыжах и очутиться в море. Это будет отличная, мне кажется, идея.

Д.Медведев: Да, идея, безусловно, отличная, правда, она не очень дешёвая. Но, с другой стороны, если удастся задействовать механизм государственно-частного партнёрства, имея в виду и возможную концессию на эту дорогу, её, по всей вероятности, платный характер, тогда, наверное, эту идею можно было бы реализовать. Поэтому такое поручение я дам Минтрансу, Минкавказу и регионам – проработать и доложить предложения.

В.Владимиров: Ещё один вопрос. Спасибо за подписание программы по развитию города-курорта Кисловодска и Кавказских Минеральных Вод. В этой программе в одном из пунктов – создание игорной зоны на территории Кавказских Минеральных Вод, а именно на территории, прилегающей к городу-курорту Кисловодску. Прошу Вас дать поручение Минфину, Минкавказу и Ставропольскому краю завершить эту работу или поставить крест на этой идее... Это хороший элемент привлечения туристов.

Д.Медведев: У нас прямо в законе установлены те места, где можно организовывать игорные зоны. Насколько я понимаю, Кавказских Минеральных Вод там нет. Нам бы с Сочи разобраться сейчас, как это всё работать будет. Давайте дорогу лучше строить, а не казино открывать.

В.Владимиров: Если дорогу построим, нам казино уже не надо, мы будем ездить в казино.

Д.Медведев: Договорились.

В.Владимиров: Вы были в санатории «Источник». Инвестор вместе с нами проработал вопрос. У нас есть так называемый санаторий «Академический» созданный в 1934 году, он находится на территории города-курорта Кисловодска. Инвестор готов зайти на него, но сегодня федеральная собственность не пускает его туда. Я Вас прошу передать эту территорию в собственность Ставропольского края, а можно и не передавать, пусть Росимущество само сделает концессионное соглашение с данным инвестором, с любым инвестором, для того чтобы мы этот неработающий санаторий превратили в работающий.

Д.Медведев: Давайте такое поручение подготовим, Дмитрий Владимирович (обращаясь к Д.Пристанскову). У нас руководитель Росимущества здесь присутствует. Давайте бумагу, я поручение на эту тему дам.

В.Владимиров: Предлагаю провести на территории Кавказских Минеральных Вод заседание саммита БРИКС в 2020 году. Мы подготовимся хорошо. Это будет хорошим толчком после 2018 года. У нас пять сборных здесь живёт.

Д.Медведев: Я Владимиру Владимировичу передам, потому что саммит БРИКС проходит на уровне президентов.

По поводу вообще имущества, всего того, что здесь есть. Надо провести полную ревизию, полную оценку того, чем мы располагаем, в каком это состоянии находится, причём это касается и государственного имущества, и негосударственного имущества. Мы с вами ездили по Ессентукам – действительно, стоят хорошие дома, исторические дома, но они не используются, они приходят в негодность, они ветшают и разрушаются. Собственники должны понимать, что это их ответственность.

Давайте подумаем, каким образом всё это провести, инвентаризацию такого рода. Сформируйте группу, и пусть она всё здесь проинвентаризирует.

Д.Пристансков: Поручение уже дано такое.

Д.Медведев: Хорошо. Пусть работают.

В.Владимиров: Если можно, совместно с регионами.

Д.Медведев: Конечно, со всеми регионами, а не только со Ставропольским краем.

Ю.-Б.Евкуров: Когда разрабатывалась концепция развития курортов Северного Кавказа, мы говорили обо всех регионах. Да, мы остались в особой экономической зоне, и за это спасибо, но всё-таки, мне кажется, не надо обходить стороной регион. Если мы говорим о курортах Северного Кавказа, давайте тогда всему Кавказу каким-то образом оказывать помощь.

Мы в Ингушетии буквально за последние три-четыре года горнолыжную трассу построили: инвестора привлекли, развили инфраструктуру. Он вложил порядка 600 млн рублей, и мы до сих пор не знаем, как с ним за это рассчитаться. Причём изначально концепция была такая: вы развивайте инфраструктуру, а потом мы найдём, как это всё...

Д.Медведев: Вы ему обещали вернуть? Инвестору?

Ю.-Б.Евкуров: Конечно. Нам обещали, мы обещали – вот и получается такая тема. Это первое.

У нас идёт хороший проект по Корпорации развития Северного Кавказа. Там, например, деньги выделяются, их поровну распределяют между субъектами, и субъекты их осваивают. Я не говорю о том, чтобы Ингушетия получила такие же средства, как Архыз или Приэльбрусье, где уже есть опыт, так сказать, советского образца, но хоть частично надо всё-таки поддерживать регион.

И ещё. Мы это уже обсуждали, и этот проект я бы тоже просил поддержать: если мы говорим о медкластере Кавминвод, то в регионах, например в Ингушетии, можно реабилитационный центр в рамках этого медкластера создать. У нас и серная вода есть, и грязи есть, и бальнеологические курортные места, и другие направления. Это связало бы регионы, это было бы хорошим проектом.

Д.Медведев: Я думаю, что, если нам создавать этот кластер – а это довольно дорогая история, как я понимаю, – он должен охватить все регионы, которые входят в Северо-Кавказский округ, чтобы каждый получил свою часть этого кластера. У кого-то одно можно развивать, у кого-то другое. Наверное, в Кавминводах может быть центр. В общем, я думаю, это правильная идея.

Ю.-Б.Евкуров: И сам реабилитационный центр – это и культурный, и горный туризм. Для Ингушетии это тоже было бы хорошо.

Если можно, поддержите нас в плане выделения средств для развития туризма в Республике Ингушетия.

Д.Медведев: Коллеги изучат ещё раз и мне доложат по Ингушетии тоже.

Ю.Коков: Дмитрий Анатольевич, Вы в курсе этой темы. Я к Вам обращался, и после этого дело сдвинулось с мёртвой точки. Я имею в виду тот факт, что из госпрограммы «Развитие транспортной системы России (2010–2020 годы)» Кабардино-Балкария была исключена. Там 9,7 млрд рублей предусматривалось на строительство нового аэропорта. Я считаю, что это напрямую к теме относится. Была договорённость, что мы находим инвестора. Мы его нашли, проект готов, но вопрос стоял о взлётно-посадочной полосе. Обещали, что раз оттуда нас убрали, то включат в эту же программу, но уже с реконструкцией взлётно-посадочной полосы. То есть инвестор делает новый аэровокзал, а мы вместе с федеральным центром делаем ремонт этой полосы. У нас аэропорт 1974 года постройки. Я уже не говорю о туристическом кластере и обо всём, что с этим связано, но это просто большая проблема для жителей Кабардино-Балкарии.

По заключению Минтранса России (они поддержали) мы внесли это на трёхсторонку, но там отклонил Минфин. Просьба, если можно, ещё раз к этому вернуться, дать поручение по этому вопросу.

Д.Медведев: Хорошо, давайте вернёмся к вопросам аэропорта.

В.Битаров: У нас в республике также имеются все условия для создания крупного туристско-рекреационного кластера благодаря многообразию имеющихся запасов минеральных вод, что позволяет охватить одновременно лечением более 20 тыс. человек.

Помимо этого хотел бы обратить внимание на проект «Мамисон». В своё время более 2,2 млрд рублей было вложено в инфраструктуру. Были построены подстанция, водозабор, часть дороги. Но после этого, благодаря тому что был запущен первый этап каскада Зарамагских ГЭС, въезд в ущелье был затоплен. Сегодня всё это осталось не бесхозным – мы охрану выставили, охраняем, – перспективы там большие. Данное ущелье позволяет круглогодично кататься на горных лыжах, в том числе на ледниках. Хотел бы, чтобы обратили внимание на дальнейшие перспективы развития этого проекта, потому что всё сегодня приходит в негодность, в том числе водозабор, который там построен, дороги.

Д.Медведев: Когда строился водозабор?

В.Битаров: В 2013 году.

Д.Медведев: Да, я помню, мы этот проект неоднократно обсуждали. Просто нужно сейчас понять, в каком состоянии всё находится. Актуализируйте.

В.Битаров: Помимо этого хотел бы обратить Ваше внимание, мы писали письмо на Ваше имя, чтобы сняли ограничение. Республика является зоной регламентированного посещения для иностранных граждан, что затрудняет также посещение иностранных туристов нашей республики. Если есть возможность, обратить на это внимание и ограничение, насколько это возможно, снять.

О.Сафонов: Северо-Кавказский федеральный округ очень активно участвует в реализации мероприятий федеральной целевой программы развития внутреннего и въездного туризма.

Д.Медведев: Когда эта программа заканчивается?

О.Сафонов: В 2018 году.

Д.Медведев: Меня коллеги сегодня просили обязательно её сохранить, продлить. Я думаю, это необходимо сделать. Иначе всё, ради чего мы здесь собираемся, будет бессмысленным. Да, у нас сейчас не самая лёгкая ситуация, хотя экономика в целом восстанавливается. Так что подготовьте эти предложения вместе с коллегами.

О.Сафонов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за поддержку.

У нас реализуются кластеры: экокурорт «Кавминводы» (Ставропольский край), «Кезеной-Ам» (Чеченская Республика), всесезонный туристский центр «Ингушетия» (Республика Ингушетия), «Золотые пески», «Золотые дюны» (Республика Дагестан), экокурорт «Кавминводы» (Карачаево-Черкесская Республика), автотуристский кластер «Зарагиж» (Кабардино-Балкарская Республика). В этом году всем регионам совокупно в рамках ФЦП по линии федерального бюджета выделяется 738 млн рублей, 121 млн – из бюджетов субъектов, всех республик Северо-Кавказского федерального округа, 1,2 млрд должно быть привлечено в качестве внебюджетного финансирования.

Хотелось бы доложить, что подписаны со всеми регионами соглашения в срок, установленный Правительством, – до 1 марта. Поэтому в ближайшее время мы должны вместе с регионами отработать, с тем чтобы деньги были переведены вам, уважаемые коллеги, чтобы вы уже начали реализовывать мероприятия в рамках нашей федеральной целевой программы.

Мы реализуем мероприятия, которые направлены на развитие системы подготовки кадров в сфере туризма с целью повышения качества обслуживания туристов. Поэтому я просил бы вас провести мониторинг кадровых потребностей и предоставить эту информацию нам, чтобы мы совместно уже проводили работу по подготовке кадров, которые вам нужны.

Совершенно согласен со Львом Владимировичем (Кузнецовым) относительно необходимости развития горнолыжных кластеров в республиках.

Поддерживаем мы и предложение о развитии медицинского кластера. Хотел бы сказать, что в республиках Северо-Кавказского федерального округа уже имеется высококачественный санаторно-курортный комплекс, в котором совокупно порядка 300 санаториев. Вообще в Российской Федерации 1800, то есть значительная часть, причём очень известных и эффективных, расположена у вас.

Хотелось бы отметить, что в прошлом году объём медицинских туристских услуг увеличился на 35%. Мы понимаем, что это направление для нас очень важно и перспективно, и считаем очень значимым развитие санаторно-курортного комплекса с упором на реализацию медицинских услуг в Северо-Кавказском федеральном округе.

Мы просили бы ускорить утверждение профессиональных стандартов инструкторов-проводников горнолыжного туризма.

Д.Медведев: Кто их должен утвердить? Минтруд? Это ваша компетенция, Максим Анатольевич (обращаясь к М.Топилину)?

М.Топилин: Сейчас как раз докладывали, что запустили новую систему независимой оценки квалификации. С Министерством по делам Северного Кавказа эту тему обсуждали, как уже на новой основе всё это делать. Но сами профстандарты готовят работодатели, представители работодателей, представители индустрии, потом они поступают к нам, и мы их уже с коллегами рассматриваем и утверждаем.

Д.Медведев: Представители индустрии готовы это сделать, потому что я тоже с ними разговаривал на эту тему. Есть у нас и объединения, и федерация. Но утвердить вы должны. Просто нужно этим заняться.

М.Топилин: Хорошо.

О.Сафонов: Дмитрий Анатольевич, считаем очень важным вопрос, который Вы подняли во вступительном слове, о том, что необходимо обеспечить защиту интересов потребителей услуг горнолыжного туризма. И просим Вас законодательно закрепить требования по страхованию жизни и здоровья, чтобы турист был защищён. Поэтому просим эту работу реализовать, нам представляется она очень важной.

Просил бы всех руководителей северокавказских регионов включиться в проект, который мы сейчас реализуем, – это программа лояльности «Русское гостеприимство». В эту программу лояльности входят проекты «Чайна френдли», «Индия френдли», «Халяль френдли». Нам представляется это очень важным. Эта программа нацелена на распространение успешных практик адаптации туристского сервиса и туристской среды...

Д.Медведев: А «Чайна френдли» нам зачем?

О.Сафонов: Мы считаем, что регион интересен в том числе для китайских туристов.

Д.Медведев: В том смысле, что мы ждём китайских туристов.

О.Сафонов: Да, Дмитрий Анатольевич. И индийских туристов. Мы реализуем проект «Халяль френдли» – во многих регионах этот продукт является национальным, нам просто это нужно зафиксировать и продвинуть в различных странах, сказав, что, приехав сюда, турист получит высококачественную услугу по тому стандарту, который он хотел бы получить.

Д.Медведев: Надо ещё, чтобы «френдли» было в отношении собственных граждан. А то очень часто получается несколько иначе. Так что вы прежде всего на это обратите внимание, чтобы «френдли» было for Russia.

О.Сафонов: Вы правы, Дмитрий Анатольевич, конечно. У нас и программа называется «Русское гостеприимство». Естественно, для наших граждан, для иностранных граждан обязательно будем это делать.

Это, кстати, касается и перевода туристской навигации, информационных материалов на иностранные языки. Серьёзная работа. Мы, конечно, готовы оказать полную поддержку уважаемым коллегам, тем более что мы активно взаимодействуем в разных форматах.

Мы считаем очень перспективным развитие и круизного туризма в СКФО. Дело в том, что он примыкает к Каспийскому морю. Но просили бы рассмотреть возможность строительства соответствующей инфраструктуры в портах Дагестана. Мы видим большой интерес у наших коллег и партнёров из Ирана, Азербайджана, Казахстана в организации подобного рода кольцевых круизных маршрутов. Может быть, маршрутов с выходом из Волги в регион Каспийского моря. Нам представляется это тоже очень важным, интересным и перспективным.

Д.Медведев: Хорошо.

О.Сафонов: И ещё хотел бы попросить уважаемых коллег. Нам необходимо использовать полученный при подготовке и проведении Олимпиады 2014 года опыт Сочи в части комплексного развития туристских территорий. Мы просили бы, чтобы был реализован единый генплан и единые стандарты строительства туристской инфраструктуры на территории Северного Кавказа. Это действительно очень важно для формирования туристского образа макрорегиона, обеспечения привлекательности для туристов.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102199 Дмитрий Медведев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102172 Владимир Владимиров

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Владимир Владимирович, мы сегодня проводим совещание по развитию туризма на Северном Кавказе. Этот край, что называется, самим богом для этого создан. Но хочу с Вами поговорить о другом – о строительстве социальных учреждений, в частности, детских садов и школ. В этом году мы начали большую программу, связанную с восстановлением наших дворов. Это актуально и для Ставропольского края. Как обстоят дела?

В.Владимиров: Программу по строительству детских садов мы полностью закрыли.

Д.Медведев: Сколько построили?

В.Владимиров: 26 детских садов, очередь от трёх до семи лет ликвидировали – здесь поручение полностью выполнили.

По школам. 25 млрд вы выделили, у нас два объекта: школа уже строится в городе Ставрополе, 529-й квартал, на 990 мест, и школа в городе Ессентуки на 300 мест (это уже во второй транш, который, как нам говорят, будет 4 млрд) тоже будет построена в этом году. Мы на это очень сильно нацелены.

По дворам. Во дворы никто никогда не вкладывался, это я могу ответственно заявить. И сегодня то, что мы делаем, – это точки притяжения для людей в рамках этой программы, причём вовлекаем всех жителей этих дворов в эту работу.

Д.Медведев: Это самое главное.

В.Владимиров: Они сами определяют инфраструктуру, сами определяют дизайн. Конечно, это большая для нас работа, очень сложная, но она очень нужная. Люди просто совсем по-другому к нам начинают относиться. Мы решаем их проблемы. За это огромное спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Очень хорошо. Тогда я прошу Вас и дальше держать руку на пульсе по всем этим трём программам, потому что первую мы завершили, но у нас остаётся проблема с детьми до трёх лет, то есть с ясельными группами, ну а школы и дворы – это работа, что скрывать, не на один год. Школьная программа вообще у нас рассчитана на 10-летнюю перспективу, потому что огромное количество школ нужно по стране построить. Что касается дворов, это тоже, конечно, не один год, тем не менее эта программа получила очень большой отклик, прежде всего от людей, которые проживают в этих дворах. Давайте ею совместно заниматься.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102172 Владимир Владимиров


Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 6 марта 2017 > № 2120823 Виктор Лозовой

Каким будет обновленный закон «о 2500 гектарах» на Ставрополье.

Принятие громкого краевого закона «о 2500 гектарах» в последние месяцы будоражит регион. Более того, этот закон сегодня обсуждают и на общероссийском уровне: в Министерстве сельского хозяйства России, Генеральной прокуратуре РФ, куда обратилась российская ассоциация фермеров (АККОР). Оттого к появлению новой комиссии такое пристальное внимание как со стороны землепользователей, так и общественности, с ней связывают большие надежды по наведению порядка на рынке земли. Возглавил ее депутат, член комитета Думы Ставропольского края по аграрным и земельным вопросам, природопользованию и экологии Виктор Лозовой, пишет «Ставропольская правда».

– Виктор Иванович, изначально рассматривалось несколько кандидатур на этот, если можно так сказать, пост. В списке претендентов фигурировал, в частности, член совета при президенте страны по правам человека, известный общественный деятель Максим Шевченко. Тем не менее возглавить комиссию доверили именно вам…

– Такое решение было принято губернатором с учетом многочисленных просьб фермеров и пайщиков. Я уже включился в работу. Многое нам предстоит сделать, разобраться в непростых для края земельных отношениях. И следует признать, что сегодня в крае – на фоне последних событий, связанных с перезаключением договоров аренды и принятием поправок в закон в части увеличения минимального размера выделяемого участка с 30 до 2500 гектаров, – земельный вопрос обострился чрезвычайно.

– Краевой закон «о 2500 гектарах» породил бурю возмущения, особенно со стороны представителей малого и среднего агробизнеса, свою жесткую позицию они обозначили на съезде фермеров. По вашему мнению, действительно ли ситуация настолько серьезная?

– Хочу сказать, что против этого закона проголосовал только я один, еще один мой коллега, депутат Игорь Андрющенко, воздержался. Кстати, предварительно законопроект дважды выносился на суд депутатов. Сам по себе он, конечно же, спорный. Общаясь с руководителями организаций АПК, в том числе с фермерами, считаю, что норма выдела до 300 гектаров для КФХ – это нормально.

Уверен, что если бы мы подошли к этому делу более дифференцированно, то конфликта не было бы. Но из-за того, что закон получился однобоким, многие увидели в этом ущемление своих прав, и в результате Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов обратилась в прокуратуру Ставропольского края с просьбой дать правовую оценку документу, а та, в свою очередь, – в суд.

– На каком этапе сейчас находится судебное рассмотрение?

– Я думаю, в ближайшее время суд вынесет свое решение. Сейчас идет проверка, оценка законотворческих аспектов, судом затребован целый пакет документов по этому громкому делу.

Кроме того, губернатором подготовлены семь поправок в краевой Закон «О некоторых вопросах регулирования земельных отношений», которые будут обсуждаться на ближайшем заседании Думы Ставропольского края в марте. Если бы мы раньше прописали отдельные положения по размерам выдела участков для агрохолдингов, фермеров и пайщиков, то закон прошел бы без сложностей. На деле же мы «увидели» одну категорию – крупные сельхозпредприятия, в результате предоставив им все привилегии. Конечно, это неправильно. По этому поводу пришли на ум слова известного французского писателя Клода Тилье: «Кто сеет привилегии, тот пожинает революции». Я думаю, закон будет обязательно пересмотрен, его ждут глобальные изменения, особенно в разрезе крестьянских (фермерских) хозяйств и пайщиков.

– Виктор Иванович, много уже вопросов поступило в региональную комиссию по рассмотрению и урегулированию земельных споров от жителей края, на что в основном жалуются селяне?

– Мы не ожидали, что обращений будет столько, буквально лавина: почти за три месяца около тысячи. Сегодня возникает много спорных вопросов вокруг межевания: не только земель сельскохозяйственного назначения, но и участков под индивидуальное жилищное строительство, расширение промышленного производства, участков под дачное хозяйство и для других целей. В списке жалоб установление границ, завышенная кадастровая оценка земли, содержание и уход за ней, улучшение плодородия, погектарная поддержка и другие. …

Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 6 марта 2017 > № 2120823 Виктор Лозовой


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter