Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 6 мая 2018 > № 2595607

Ложь о Ливии

В новой книге весьма спорного исследователя Улы Тунандера США, Великобритании, Франции и многим мировым СМИ достается по полной.

Ян-Эрик Смильден (Jan-Erik Smilden), Dagbladet, Норвегия

25 сентября 2011 года: Би-Би-Си сообщает об обнаружении массового захоронения, в котором более 1200 трупов, в столице Ливии Триполи, это заключенные, которые в 1996 году были казнены после мятежа в тюрьме Абу-Салим. Эту новость подхватывает Аль-Джазира, которая утверждает, что в общей сложности речь идет о 1700 трупах. Мировые СМИ набрасываются на эту новость: это важное документальное свидетельство, чтобы оправдать войну против диктатора Ливии Муаммара Каддафи.

26 сентября 2011 года: CNN сообщает, что кости слишком велики для того, чтобы быть человеческими. Французская газета Libération констатирует, что речь идет о верблюжьих костях.

Но очень немногие СМИ напечатали опровержение о бойне против заключенных, пишет проживающий в Норвегии шведских ученый Ула Тунандер (Ola Tunander) в своей новой книге «Война в Ливии. Как риторика и обман были использованы для уничтожения государства».

Ула Тунандер, ранее работавший в PRIO, Институте исследования проблем мира в Осло, рассмотрел лживые утверждения, предлагавшиеся политиками, и написал о том, что он думает об их приспешниках-журналистах до и после военной интервенции семь лет тому назад, во главе которой постепенно встала НАТО. А лжи много.

Давайте скажем сразу: Ула Тунандер — исследователь, считающийся весьма противоречивым, как в Норвегии, так и у себя на родине. И в своей исследовательской деятельности, и в своей новой книге он часто предстает сторонником теорий заговора. Но что касается катастрофический ливийской войны, где самокритика и критический анализ часто полностью отсутствует, Тунандер рассматривает многие международные утверждения, которые впоследствии оказались совершенно несостоятельными. Так что уж лучше мириться с тем, что он изображает Каддафи в немного лучшем свете, чем диктатор заслуживает после своей смерти.

Франция при полной поддержке со стороны США и Великобритании была инициатором того, что стало Резолюцией 1973 Совета Безопасности ООН и последующих международных военных операций «Одиссея. Рассвет» (Odyssey Dawn) и «Объединенный защитник» (Unified Protector), в которой также принимали участие норвежские истребители. Обосновывалось это тем, что арабская весна ввергла Ливию в пучину гражданской войны. Благодаря резолюции ООН и международной военной интервенции гражданское населении Ливии, особенно в мятежном городе Бенгази, должно было быть спасено от мести Муаммара Каддафи, бойни, которая «могла быть столь же ужасной, что бойня в Руанде в 1990-е годы».

Но была ли угроза столь серьезной? Поскольку задним умом крепки все, многие впоследствии поняли, что прелюдия к войне, как и в случае многих других конфликтов, случавшихся ранее, была ознаменована пропагандой и преувеличениями.

Тунандер может ссылаться как на заявления западных политиков, статьи в ведущих западных СМИ, документы Wikileaks и, в частности, на весьма критический доклад, опубликованный комитетом по международным делам британской Палаты общин в 2014 году. Там утверждалось, что операция в Ливии была начата после «ряда ошибочных предположений».

Муаммар Каддафи был одним из самых больших объектов ненависти в мире, жестоким диктатором, свержения которого жаждали очень многие на Западе. Для США вопрос о Ливии был, в том числе, связан с нефтью, для французов его план финансирования создания общей африканской валюты, «золотого динара», представлял собой экономическую и политическую угрозу. Значение нефти и «золотого динара» было разоблачено, когда Wikileaks опубликовал электронную переписку Хиллари Клинтон, но нельзя сказать, чтобы эта новость дошла до Норвегии.

Очень многое указывает на то, что военная операция в Ливии была спланирована задолго до ее начала, и это не была спонтанная «гуманитарная интервенция», пишет Тунандер. Это касается также и военного сопротивления Каддафи. Уже через пару дней после того, как демонстрации против диктатора начались в Бенгази, ливийские мятежники уже вели борьбу против его сил, и они были прекрасно вооружены.

С самого начала «рулили» военным сопротивлением против Каддафи воины-исламисты. Лидер мятежников, Мустафа Абд-аль-Джалил (Mustafa Abdul Jalil), бывший в Ливии министром юстиции, перешел на сторону мятежников и стал главой Национального переходного совета в Бенгази в марте. Джалил, один из близких партнеров Запада в Ливии, заявил, в частности, что он хочет сделать мусульманские законы шариата основным источником нового ливийского законодательства. В некоторых случаях США, Франция и Великобритания знали об этом, в других случаях у них необходимых знаний не имелось, но они поддерживали радикальных исламистов, которые были вполне приемлемы, потому что хотели свергнуть Каддафи. Боевая исламская группа в Ливии, LIFG, была союзницей Аль-Каиды (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.), но это не мешало Хиллари Клинтон поддерживать ее деятельность. Да и другие группы исламистов пользовались поддержкой Запада, что, конечно, умалчивалось военной пропагандой.

На Западе ливийский конфликт изображался как борьба между «диктатором и народом». Тунандер подчеркивает, что и бывшая, и новейшая история Ливии говорит о том, что истина состояла совсем в другом. С момента своего основания в 1947 году для страны были характерны региональные, межплеменные и религиозные конфликты. На востоке была сильна принадлежность к арабскому миру, на западе и особенно на юге более ориентировались на Африку, что делал и сам Муаммар Каддафи в большие периоды своего правления. Он знал, как использовать в своих целях межплеменные распри. Когда начался мятеж, проявились также противоречия между исламистами и более светскими ливийцами.

Хотя американская разведка выдвигала аргументы против войны в Ливии, госсекретарь США Хиллари Клинтон была горячей поборницей интервенции. В частности, она использовала аргумент о том, что жителям Бенгази угрожает массовая резня, если ничего не предпринять. Сенатор-республиканец Джон Маккейн говорил, что армия Каддафи стоит у ворот Бенгази, и что он «пройдет из дома в дом, чтобы убивать всех». На тот момент у Каддафи было только 14 танков и 20 БМП, которые можно было бросить против мятежного города. Телеканалу Аль-Джазира, к которому многие относятся с таким уважением, и который принадлежит семье эмира Катара Аль-Тани, тоже досталось от Тунандера. Катар имел в Ливии существенные военные интересы, он был против Каддафи, и Аль-Джазира, естественно, поддерживала эти интересы. Многие из утверждений канала, в частности, о бомбардировках мирного населения, оказались несостоятельными. Одно из утверждений имело источником гражданского свидетеля.

В марте 2011 года Аль-Джазира могла сообщить, что Каддафи в качестве оружия использовал изнасилования. Телеканал сообщал, что солдаты Каддафи имели при себе презервативы и Виагру. Новость передал дальше и целый ряд международных новостных агентств, а постоянный представитель США при ООН Сьюзен Райс использовала это в американской пропаганде. Следователи ООН не нашли никаких доказательств массовых изнасилований в Ливии, не удалось это доказать и Amnesty. Многое указывает на то, что история про Виагру была сфабрикована. По словам крупных газет The Independent и Libération, коробочки с пилюлями для повышения потенции были найдены недалеко от сгоревших танков. Но коробочки были нераспакованными и, судя по всему, были подброшены в то место позже.

Как мы знаем, результатом ливийской войны стала трагедия. Сегодня страна — так называемое «неудачное государство», с несколькими «правительствами» и конкурирующим друг с другом ополчением, которые ведут войну друг против друга. Оружие Каддафи распространилось по всему Ближнему Востоку и Африке, попало оно и в руки вооруженных исламистских групп. А ливийский народ страдает.

Но Запад никогда ничему не учится, в том числе и тому, что лгать не стоит.

Ливия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 6 мая 2018 > № 2595607