Италия. Азербайджан. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 июня 2018 > № 2639241

Италия отказывается от Трансадриатического трубопровода

Кто преподнес сюрприз Алиеву и Эрдогану?

Буквально накануне намеченного на 12 июня в турецком городе Эскишехире официального открытия азербайджанского газопровода TANAP, на которое приглашены многие политики, новое правительство Италии заявило о намерении пересмотреть проект строительства составной части «Южного газового коридора» (ЮГК) — Трансадриатического трубопровода (ТАР). Планировалось, что по нему газ из Азербайджана будет качаться в Италию. Напомним, что коалиционное правительство было сформировано после выборов 2018 года из представителей партий «Движение пяти звезд» и «Лига». Его возглавил Джузеппе Конте.

«Учитывая нашу энергетическую политику и потребность в газе, мы считаем проект ТАР в настоящее время абсолютно бессмысленным», — заявил министр окружающей среды Италии Серджо Коста, представляющий «Движение пяти звезд», которое выступает против прокладки азербайджанской трубы. Он также сообщил, что «этот вопрос уже внесен в повестку дня и будет рассмотрен в приоритетном порядке». Reuters отмечает, что решение итальянского правительства в отношении проекта TAP, стоимость которого оценивается в 4,5 млрд евро, может вызвать значительную напряженность между Римом и консорциумом, которым руководит British Petroleum. Агентство не смогло получить от консорциума ТАР комментарий по поводу заявлений итальянского министра и пока точно не знает, будет ли реализован сценарий, который описал министр окружающей среды, или нет.

Энергетическая дипломатия, выстраиваемая в парадигме источник энергоресурсов — потребитель — транзитные страны — проблемы диверсификации путей транспортировки, создает целый узел видимых и невидимых противоречий, которые часто, если не всегда, сопровождаются «войной мирными средствами». При этом одни эксперты делают упор на бизнес-составляющую того или иного проекта, другие анализируют ситуацию с точки зрения возможностей использования энергетического фактора для достижения определенных внешнеполитических целей. Но сейчас все единодушны в оценках того, что сегодня ориентированная на Европу «гонка трубопроводов» политизирована.

Если говорить о TANAP и ТАР как составных частях инициированного Азербайджаном «Южного газового коридора», то этот проект усилиями иных американских, европейских и бакинских политиков противопоставлялся российскому «Турецкому потоку», подавался в качестве чуть ли не единственной альтернативы российскому газу, гарантирующей «энергетическую безопасность Европы». Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявлял, что Баку является «единственным новым источником для европейских стран, так как все остальные источники уже много лет питают Европу природным газом». Вот почему когда в Италии стали проходить акции протеста представителей экологических организаций против строительства ТАР, а в итальянских СМИ стали появляться материалы, рассказывающие об итальянских бизнесменах, оффшорных схемах, связанных с финансированием этого проекта, в Баку заговорили о «руке Москвы».

Да и сейчас в Азербайджане новое итальянское правительство называют «пророссийским», действующим «в интересах Москвы». Но если исходить из логики заявлений президента США Дональда Трампа о поддержке «Южного газового коридора», то выходит, что Рим выступает и против Вашингтона. Однако ЮГК не может быть конкурентом для российского «Турецкого потока» по объективным причинам. Согласно данным американского издания Oil Price, в настоящее время более половины потребляемой в Евросоюзе энергии импортируется. Россия поставляет 37,4% природного газа, который получают страны-члены ЕС, из общего ежегодного объема в 600 млрд кубометров. По TANAP планируют отправлять около 13 млрд кубометров газа. Москва в сотрудничестве с Анкарой в настоящее время строит трубопровод «Турецкий поток», обходя Украину и другие транзитные страны.

Он состоит из двух ниток, мощность каждой из них — 15 млрд кубометров, одна нитка предназначена для турецкого рынка, а другая для европейского. Потребление природного газа в Турции составляет 50 млрд кубометров в год. 24−25 млрд обеспечивает Россия. Азербайджанские 16 млрд кубометров газа несопоставимы с российскими 193 млрд. Поэтому утверждать, что действия нового итальянского правительства в отношении отказа от TAP инициируются Москвой, нет оснований. Причины в чем-то ином, что требует тщательного анализа в международном и геополитическом контексте. Но главное тут, на наш взгляд, в том, что TANAP и TAP не решают проблемы энергетической безопасности Европы, а у Италии газовый рынок и без того уже давно диверсифицирован: она закупает топливо из большого числа источников — Алжира, Катара, Норвегии, Голландии, Ливии, наконец, из России.

Турецкое издание Habertürk указывает на то, что за кулисами итальянской интриги может стоять Германия, которая вводит в свои отношения с Турцией «энергетическое измерение», продвигая проект «Северный поток — 2», нацеленный на перекачку газа из России в Германию, что превращает Берлин в газовый центр всей Европы. «Быстрый ход строительства TANAP, «Турецкого потока», а также то, что на повестке дня фигурирует передача иранского и израильского газа в Европу через Турцию — все эти события заводят в тупик проект «Северный поток — 2», — пишет газета. — Все это порождает конфликт интересов между Турцией и Германией в энергетике. И эта ситуация становится причиной эскалации напряженности».

С такими суждениями можно поспорить, но в них просматривается хоть какая-то логика, а не «рука Москвы», как утверждают в Баку. К тому же, по данным независимых западных источников, Каспийский регион в случае осложнений американо-иранских отношений может быть дестабилизирован. Да и его запасы нефти и природного газа оцениваются неоднозначно. Некоторые из прибрежных стран, в частности, Азербайджан, в целях привлечения дополнительных иностранных инвестиций преднамеренно завышают данные о запасах углеводородного сырья в своем секторе Каспия, тогда как суммарные запасы нефти в регионе, согласно последним официальным данным, оцениваются в 48 млрд баррелей, что составляет всего 3,5% мировых запасов нефти.

Поэтому перспективы диверсификации посредством поставок энергоносителей из этого региона в Европу выглядят сомнительно и неустойчиво. Теперь остается дождаться окончательного решения правительства Италии относительно судьбы ТАР, чтобы определить главную мотивацию действий на этом направлении Рима. Напомним, что ранее высший административный суд Италии — Государственный совет — дал разрешение на строительство азербайджанского газопровода.

 Станислав Тарасов

Италия. Азербайджан. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 июня 2018 > № 2639241