США. КНДР. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 июня 2018 > № 2658679

Washington Post: Трамп не сможет заключить ни одной сделки века

Когда дело касается Палестины или Северной Кореи, самое лучшее, на что следует надеяться, это конфликтное регулирование. Например, ХАМАС, возможно, согласится прекратить ракетные обстрелы Израиля, а Ким Чен Ын, возможно, согласится сократить свой ядерный арсенал

В последние несколько месяцев внимание мировой общественности было сосредоточено на дипломатическом процессе, направленном на урегулирование северокорейского кризиса. Удастся ли президенту США Дональду Трампу реализовать свой смелый план по разрешению кризиса на Корейском полуострове, предложив КНДР экономические выгоды и гарантии безопасности в обмен на прочный мир? Возможность подписания с КНДР «исторического соглашения» вызывает сомнения, пишут Макс Бут и Сью Ми Терри в статье для американского издания The Washington Post.

Соединенные Штаты пытались реализовать подобный план в отношении Палестины и продолжаются пытаться это сделать. В настоящий момент Белый дом работает над новым «планом мирного урегулирования» противостояния между Израилем и Палестиной. В ходе мирного процесса в Осло, начавшегося в 1993 году, палестинцам предложили мирную сделку: в обмен на признание Израиля и прекращение вооруженной борьбы они получат свое собственное государство. Чтобы подсластить сделку, Соединенные Штаты и их союзники предоставили Палестине финансовую помощь. С 1993 года Палестина получила более $31 млрд в виде прямой помощи.

Экономическая помощь Палестине принесла свои плоды. В Рамалле — столице Палестины — появились блестящие новые здания, включая высотный отель, в котором проходили переговоры между американской и палестинской делегациями. ВВП на душу населения вырос более чем в два раза — с $1 тыс. 200 в 1994 году до $2 тыс. 900 в настоящий момент.

Экономическая помощь помогла смягчить переговоры в области безопасности между палестинской администрацией и Израилем, однако она не помогла приблизить подписание мирного соглашения. Ни один из палестинских лидеров не согласился подписать соглашение об «окончательном статусе», которое разрешило бы споры вокруг статуса Иерусалима и возвращения палестинских беженцев обратно на территории, из которых они были вытеснены. Даже если палестинское руководство готово было пойти на компромисс, ХАМАС продолжал осуществлять нападения на юг Израиля.

Неустанная враждебность ХАМАС к Израилю превратила сектор Газа в экономически несостоятельную территорию, поскольку Израиль принял ответные меры, полностью перекрыв границы сектора Газа. Ни ХАМАС, ни ФАТХ не собираются прекращать конфликт с Израилем. Как отметил один из представителей Израиля, принимавший участие в переговорах с Палестиной, оппозиция Израилю является неотъемлемой частью палестинской идентичности. Палестинские лидеры ни на один день не прекращали бороться с еврейским государством тем или иным способом, они не готовы идти на крупные уступки ради достижения мира. Израиль, в свою очередь, тоже не готов на уступки.

Северная Корея — это еще одно относительно новое государство, чья идентичность была выкована в процессе противостояния с внешними врагами. С 1948 года семья Ким выступает в качестве защитника северокорейского пролетариата от американских «феодалов» и «империалистов», а также их «лакеев» в Сеуле.

Трамп обещает сделать Северную Корею «очень богатой», если она откажется от своего ядерного оружия и баллистических ракет. Звучали разговоры о мирном договоре и о расширении дипломатического признания со стороны США. Однако если северокорейский лидер Ким Чен Ын подпишет «историческую сделку» с Трампом, ему придется отказаться не только от ядерного арсенала, обеспечивающего его собственное выживание. Ким Чен Ыну также пришлось бы отказаться от идеологического обоснования существующего режима, оправдывавшего лишения северокорейского народа.

В истории было несколько лидеров, которые осуществили масштабные драматические преобразования в своих странах. Сюда можно отнести первого президента Турецкой Республики Мустафу Кемаля Ататюрка, китайского реформатора Ден Сяопина и последнего Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. Однако Горбачев — это, скорее, предостерегающий пример для северокорейского лидера, поскольку, пытаясь либерализовать СССР, он уничтожил государство и потерял власть.

Может ли Ким Чен Ын возглавить преобразования в КНДР? Это правда, что он получил образование в Швейцарии и отлично знает, что собой представляет жизнь на Западе. Несомненно, он хотел бы, чтобы его страна процветала. Чтобы добиться ослабления санкций и повысить свою легитимность, он с удовольствием будет участвовать на саммитах с мировыми лидерами, включая Трампа. Однако никто не должен серьезно относиться к предположению о том, что северокорейский лидер согласиться на полную денуклеаризацию. Вместо этого он фактически совершенствует свои ядерные исследовательские структуры.

Таким образом, мы не получили никаких доказательств того, что северокорейский лидер будет стремится к миру настойчивее, чем палестинские лидеры. Автократы не могут позволить себе уничтожить идеологический клей, сохраняющий целостность режима, независимо от количества богатств, которые им могли бы предложить. Когда дело касается Палестины или Северной Кореи, самое лучшее, на что следует надеяться, это конфликтное регулирование. Например, ХАМАС, возможно, согласится прекратить ракетные обстрелы Израиля, а Ким Чен Ын, возможно, согласится сократить свой ядерный арсенал. «Сделка века», которую Трамп стремиться достигнуть в обоих случаях, скорее всего, останется вне зоны досягаемости.

Александр Белов

США. КНДР. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 июня 2018 > № 2658679