Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 июня 2018 > № 2658680

National Interest: Новая стратегия НАТО содержит поразительное признание

Действительно, в НАТО признали, что старые добрые времена, когда авиация военно-политического блока могла свободно действовать в таких боевых зонах, как Афганистан, Ливия и Сербия – закончились

Новая стратегия НАТО для военно-воздушных сил содержит в себе удивительное признание: Североатлантический альянс больше не может рассчитывать на безграничное доминирование в воздухе — пишет Майкл Пек в статье для американского издания The National Interest.

Действительно, в НАТО признали, что старые добрые времена, когда авиация военно-политического блока могла свободно действовать в таких боевых зонах, как Афганистан, Ливия и Сербия — закончились.

В прошлом единственной угрозой, с которой мог столкнуться Североатлантический альянс, был СССР. В настоящий момент силы НАТО должны быть готовы к противостоянию многочисленным странам-изгоям, террористическим группам и кибератакам. И это не говоря о возрождении России после окончания «холодной войны».

В Североатлантическом альянсе только что приняли совместную стратегию для военно-воздушных сил (Joint Airpower Strategy). Это первый подобный проект в области военно-воздушных сил с момента образования НАТО в 1949 году. Учитывая, что авиация всегда являлась преимуществом НАТО в противостоянии с СССР, неудивительно, что стратеги Североатлантического альянса ломают голову над тем, как эффективно можно использовать ВВС в обстановке после окончания «холодной войны».

Самое примечательное заключается в том, что в НАТО признали, что его самолеты должны быть готовы к глобальным действиям, а также то, что воздушное пространство может таить множество опасностей.

«Будущие вызовы и угрозы будут носить транснациональный и многоплановый характер и, вероятно, будут иметь долгосрочные последствия для мира, безопасности и стабильности в евроатлантическом регионе», — говорится в тексте Joint Airpower Strategy.

«Впервые после окончания «холодной войны» альянс должен иметь возможность проводить операции против равных по техническим возможностям субъектов. В результате этого будущая операционная среда не может гарантировать превосходства в воздухе при наступательных операциях, даже если его удастся завоевать, оно будет краткосрочным», — гласит Joint Airpower Strategy.Технологии ограничения и воспрещения доступа и маневра, включая смертоносные системы ПРО, затрудняют проведение воздушных операций, в то время как кибератаки грозят разрушить каналы коммуникации между ВВС и командными пунктами, которые делают авиацию столь гибкой и отзывчивой. В тексте стратегии содержится признание того, что время воздушных ударов практически с нулевым уровнем риска прошло.

«Развитие, распространение и интеграция баллистических и крылатых ракет противника, а также передовых многоуровневых систем противовоздушной обороны, применение средств кибер– и электронной войны изменят динамику воздушных операций Североатлантического альянса, которые недавно проводились без особого риска… Силы НАТО должны обладать способностью действовать, несмотря на существование и дальнейшее распространение технологий ограничения и воспрещения доступа и маневра, которые приведут к созданию сред с разным уровнем угрозы, начиная с низкого и заканчивая крайне враждебным», — говорится в тексте стратегии.

Интересен тот факт, что в НАТО уверены, что задействование противником правовых механизмов таит в себе угрозу, сопоставимую с использованием зенитных ракет. Учитывая то, что конфликты всё чаще происходят в густонаселенных районах, а также продолжающуюся урбанизацию и появление новых мегаполисов, возможности для нанесения авиаударов могут быть ограничены законодательством, применяемым в ходе боевых действий.

Также в Joint Airpower Strategy подчеркнуто, что «победа в информационной войне так же важна, как и победа в обычной войне». Удар самолета НАТО должен быть поддержан информационной кампанией, чтобы нейтрализовать заявления противника, дискредитирующие НАТО.

В стратегии ВВС НАТО указано на необходимость повышения уровня устойчивости коммуникационных систем к возможным попыткам взлома. НАТО также должно использовать новые технологии, включая БПЛА и энергетическое оружие направленного действия. В конце концов, несмотря на то, что небо стало более враждебным, НАТО не сможет обойтись без использования ВВС. Несмотря на все ограничения возможностей ВВС, альтернативой им может выступать только отправка наземных войск. Эта перспектива привлекает НАТО еще меньше.

Александр Белов

Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 июня 2018 > № 2658680