Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 июня 2018 > № 2661318

Грузия: перемены ради перемен и преступность на грани абсурда

Правящая партия пытается выбраться из кризиса, в который ее затянули собственная политика и усилия оппозиции

К президентским выборам 2018 года Грузия подходит основательно расшатанной. Растет преступность, которая, кажется, охватила все слои общества: убийства совершают подростки, женщины, девушки; почти ежедневно на дорогах происходят крупные аварии, в которых гибнут люди. Представители правительства и официальная статистика рапортуют о росте экономики, а население никаких благ от этого фактора не видит и не получает. Международные же организации свидетельствуют о росте в стране нищеты и безработицы. Обещанное учредителем и лидером правящей «Грузинской мечты» в 2012 году «процветание», которое должно было наступить в стране уже на 4-й год правления этой партии, не маячит даже на отдаленном горизонте.

Зарубежные исследовательские институты, которые периодически проводят в Грузии опросы общественного мнения, с настоятельной стабильностью свидетельствуют о неуклонном падении рейтинга «Грузинской мечты», снижении доверия к правительству и проводимой им политике. И хотя представители правящей партии в присущей им еще с периода пребывания в оппозиции манере продолжают обвинять американские организации в проведении в Грузии интересов Михаила Саакашвили и его соратников, эти исследования в определенной мере общественное мнение все же отражают.

Оппозиция, состоящая не только из соратников экс-президента Саакашвили, давно говорит о наступившем в Грузии кризисе, ситуации, когда правительство не справляется с охватившими страну проблемами, а чаша терпения населения почти переполнилась и в любой момент может выплеснуть волну негодования наружу. Впрочем, отдельные всплески такого негодования страна уже наблюдала. И хотя массового характера они не приняли, но грузинскую власть насторожили и побудили к принятию ряда радикальных мер.

Одной из первых таких мер на фоне разгоревшегося уже внутри правящей партии противостояния стало возвращение в активную политику учредителя и неформального лидера «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили.

Уходя в отставку с поста премьер-министра в конце 2013 года, после успешных выборов на должность президента Георгия Маргвелашвили (тогда еще ставленника лидера «Грузинской мечты»), Бидзина Иванишвили заявил, что отстраняется от активной политики, так как оставляет после себя «очень хорошее правительство». На вопрос, в каком случае он может вернуться, ответил, что сделает это в том случае, если почувствует «какую-то угрозу для страны».

Видимо, эту угрозу (не столько для Грузии, сколько для прочности власти учрежденной им партии) Иванишвили почувствовал реально и решил вернуться на пост председателя партии, каковым был избран на состоявшемся в мае текущего года съезде «Грузинской мечты».

Дальше этой партийной должности он пока не пошел и, можно предположить, вряд ли пойдет, так как любая позиция в правительственных структурах будет означать дополнительную и высокую ответственность за проводимую нынешней властью политику. Но возвращение Иванишвили к руководству партией ознаменовалось цепочкой кадровых решений, которые можно рассматривать как попытку разрешения охватившего страну и правительство кризиса.

«Грузинская мечта» во главе с Иванишвили стала поэтапно выполнять выдвигаемые общественностью под диктовку оппозиции требования, представляя этот процесс как самостоятельные решения.

Первой «жертвой», принесенной «в угоду» оппонентам, стал главный прокурор Ираклий Шотадзе, основной объект протеста, инициированного отцом убитого на улице Хорава в Тбилиси в декабре прошлого года Давида Саралидзе — Зазой Саралидзе.

Толчок протестному движению дал вынесенный Тбилисским городским судом приговор, в результате которого лица, виновные в убийстве Давида Саралидзе, остались безнаказанными. Заза Саралидзе однозначно обвинил главного прокурора в фальсификации расследования этого дела и потребовал его отставки.

Убитого горем отца поддержали многие, в том числе и ярые сторонники правящей партии. Несправедливость следствия и суда вызвала возмущение общества, и на улицу вышли тысячи граждан, поддержавшие протест Зазы Саралидзе.

Массовость протеста встревожила лидеров «Грузинской мечты», и было принято первое радикальное решение: Шотадзе ушел с занимаемой должности в конце первого дня протестной акции.

Но Зазу Саралидзе такая мера не удовлетворила. Он ожидал привлечения главного прокурора к ответственности за фальсификацию расследования и укрывательство убийц, а услышал лишь похвалы от министра юстиции Теи Цулукиани в адрес Шотадзе.

Представленная в таком ракурсе отставка главного прокурора поставила в повестку дня новые требования. Заза Саралидзе, которого активно поддерживали и наставляли явные и завуалированные соратники экс-президента Михаила Саакашвили, потребовал отставки министров юстиции и внутренних дел, а вместе с ними — премьер-министра и всего правительства. Главным лейтмотивом всех акций, которые по инициативе Саралидзе и при поддержке «Национального движения» и ассоциированных с ним неправительственных организаций проходили в Тбилиси в конце мая и начале июня, стал лозунг «Система должна быть разрушена».

Очередным ответом властей на протестное движение стала отставка премьер-министра Георгия Квирикашвили. Неожиданный для общественности шаг, так как буквально за день до этого события и сам Квирикашвили, и депутаты парламента от «Грузинской мечты» утверждали, что никаких изменений в правительстве не предвидится.

Правда, поводом для отставки были названы не требования митингующих и оппозиции, а очередной отчет ЮНИСЕФ, в котором были зафиксированы резко расходящиеся с официальной статистикой грузинского правительства данные о положении населения Грузии, уровне бедности, росте безработицы.

После отставки премьера правительство Грузии сделало еще один неожиданный шаг, своего рода сюрприз, как окрестили его некоторые грузинские эксперты. Был представлен, а затем утвержден парламентом состав временного, переходного правительства, которое возглавил 35-летний Мамука Бахтадзе, ранее занимавший пост министра финансов, а до этого возглавлявший администрацию «Грузинской железной дороги». Его устами правящая партия огласила свою новую инициативу: назначение правительства сроком на три недели, с тем чтобы подготовить коренные изменения в составе, структуре и функциях кабинета министров, а затем утвердить уже реформированное постоянное правительство.

Не меньшим сюрпризом для общества стал следующий шаг «Грузинской мечты», выразившийся в плане реорганизации кабинета министров и вызвавший протест не только у оппонентов нынешней власти, но и у многих ее сторонников и соратников.

Особенно возмутило общественность и оппозицию решение о ликвидации министерства по делам беженцев, так как, по мнению оппонентов, этим решением правительство Грузии как бы дает знать мировому сообществу о том, что проблемы вынужденных переселенцев в стране больше нет. И все связанные с беженцами вопросы теряют свою актуализацию на международной арене. Хотя к деятельности министерства у грузинского общества и у самих беженцев имелось немало претензий, ликвидацию структуры и перераспределение ее функций между несколькими министерствами оппозиция и сами беженцы считают неправильным и нецелесообразным шагом.

Еще одним непопулярным и возмутившим оппонентов решением стало объединение министерств культуры и образования, что, по мнению оппозиции, приведет эти сферы к еще большему кризису и запущению. Заявления инициативного премьер-министра Мамуки Бахтадзе, что единое руководство сферами образования, культуры, спорта и молодежи будет способствовать более гармоничному развитию общества и воспитанию подрастающего поколения, оказались для критиков действий властей неубедительными. Против этого решения выступил и ряд депутатов парламента от «Грузинской мечты», которые уже заявили, что данный проект реорганизации правительства они не поддержат.

Подобные неожиданные, на первый взгляд, хаотичные и непонятные шаги нынешней власти, которые с поста председателя партии уже официально и формально курирует и направляет ее учредитель Бидзина Иванишвили, независимые эксперты рассматривают как усиленные попытки «Грузинской мечты» выбраться из кризиса, в который ее завела собственная политика и направленные на ослабление нынешней власти действия основной ее оппозиции.

О том, насколько эффективными с точки зрения поднятия рейтинга окажутся эти меры в преддверии президентских выборов, покажут дальнейшие действия уже реорганизованного правительства, а также очередные исследования общественного мнения, которые, вероятно, перед выборами, представят населению Грузии зарубежные исследовательские организации.

Ирина Инашвили

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 июня 2018 > № 2661318