Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2018 > № 2666135

Турецкий Курдистан: вчера и сегодня

Реинституционализация этнополитического движения курдов в современной Турции

Процесс реинституционализации заключается в изменении существующих государственных и общественных институтов, а также в процессе изменения социальных норм, правил, статусов и ролей в соответствии с современными тенденциями. В случае с курдским этнополитическим движением основными причинами процесса реинституционализации стали: огромная социальная дифференциация между зажиточными курдами и малообеспеченными, с одной стороны, и отставание по всем показателям провинций юго-востока от более развитых западных, с другой. Отсутствуют на протяжении десятилетий и экономические планы развития курдских провинций. Далее, это архаичные пережитки феодального строя в самом курдском обществе. Политика жесткого национализма со стороны официальных властей, которая не предусматривает проявлений элементарных признаков национальной идентичности. Популярность идеи создания независимого Курдистана, которая сохраняется на протяжении веков в курдском обществе. Другими факторами, влияющими на курдское движение, являются неспособность политических партий прийти к общему консенсусу, а также отсутствия единого подхода к решению курдского вопроса.

Первоочередными задачами процесса реинституционализации являлись прекращение процесса туркизации и восстановление курдской идентичности. Для этого началось проведение просветительской работы с простым народом: создавались школы для изучения родного языка, организовывались народные кружки для возрождения курдских традиций и обычаев. Так, по мнению Абы Шореша, «создание РПК стало точкой отсчёта новой эпохи общества курдов, культурные и национальные ценности которого уничтожались и стирались в угоду капиталистическим интересам. Вместе с судьбой Рабочей партии Курдистана решалась судьба курдского сообщества».

Начальный процесс реинституционализации курдского этнополитического движения не направлен на турецкие власти. Он был против элементов феодально-племенного строя в курдском социуме, куда включалась и религиозная верхушка, в которой сохранились традиционные феодально-землевладельческие звания: аги, беи, шейхи, ставшие тормозящим фактором развития всего курдского народа.

В руках племенных вождей фактически были сосредоточены основные ресурсы юго-восточных провинций: пахотные земли, угодья, пастбища, а также мелкотоварное производство. Для аграрных районов, в которых преимущественно жили курды, это означало фактическое нахождение крестьян в зависимости от местных господ. В данных обстоятельствах на передний план курдского движения выдвигается Рабочая партия Курдистана (РПК) во главе с харизматичным лидером А. Оджаланом.

Активисты РПК начинают масштабную кампанию против курдской земельной верхушки, в процессе которой происходят боевые столкновения членов партии с военизированными отрядами курдских феодалов. Крупнейшими из них становятся события в Сюрке и Хильване. Именно в этот период начинается трансформация традиционных взглядов на место и роль племенной верхушки, что во многом является заслугой деятельности активистов РПК и самого А. Оджалана. На передний план выдвигаются образованные курды, которые отстаивают интересы всего курдского социума.

Одним из ключевых моментов процесса реинституционализации курдского этнополитического движения является точка зрения А. Оджалана на роль и положение женщины в курдском обществе. На момент начала процесса реинституционализации женщина рассматривалась как объект манипуляций. Ранние браки девушек, а также браки по расчету, в которых разница между супругами могла составлять несколько десятков лет, были весьма распространенным явлением. Практически отсутствовала возможность получения девочками образования. Все это связано с несколькими причинами: отсутствие школ и консервативные взгляды курдов на положение женщин в обществе.

Создание РПК можно считать началом процесса эмансипации курдской женщины. В частности, велась активная пропагандисткая работа по популяризации образования для девушек, создавались женские боевые отряды. Представительницы женского пола стали неотъемлемой частью курдского национально-освободительного движения. В курдском социуме получили распространение такие лозунги, как: «Свобода женщины — Свобода Курдистана», «Женщина — это мать Курдистана» и т. д.

Другой немаловажной причиной начало процесса реинституционализации курдского общества являлась конфессиональная разрозненность курдского этноса. Почти 75% исповедуют ислам суннитского толка. Также есть курды-христиане, курды-иудеи, последователи различных сект и езиды. Однако езиды сохранили свою доисламскую национальную религию — езидизм, несмотря на наличие культурно-лингвистической идентичности с курдами. Коммунизм рассматривался как идеология, способная интегрировать разрозненные курдские племена в единую нацию.

С приходом к власти «Ак партии» во главе с Реджепом Таипом Эрдоганом начинает пересматриваться политика на курдский фактор в стране. Прежде власти игнорировали социальные противоречия, которые были присущи курдскому обществу, так как от всех проводимых властями реформ выигрывала только феодально-племенная верхушка. Делая ставку на земельную знать и курдскую бедноту, официальные власти ошиблись в своих расчетах выбить землю из-под ног радикальных курдских сил. Они надеялись, что курдские аги, беи и простой народ начнут борьбу против повстанческих сил самостоятельно. Прежде всего политика Партии справедливости и развития была связана с интеграционными процессами, которые вела Турция для вступления в ЕС. В частности, разрабатывались проекты по экономическому развитию восточных регионов, был пересмотрен «Закон о терроризме», предпринимались попытки амнистии партизанам РПК. Разрешалось преподавание на курдском языке только в частных школах, вещание курдского телевидения при условии его создания и финансирования частными лицами. Эрдоган также стремился заручиться поддержкой курдского электората на выборах. Для этого он отказался от непопулярных среди курдов лозунгов о единстве турецкой нации, от политики «одна страна — одна нация», заменив их идеями о единстве всей Мусульманской Уммы, частью которой является большинство курдов. Здесь можно провести параллель с идеями Абдул-Хамида II, который во время войны с Россией 1877−1878 гг. призывал курдов воевать не за Султана, а за исламскую общину и газават. Для достижения своих амбиций Эрдоган использует суфийские тарикати (ордена), которые пользуются достаточной популярностью у ортодоксальных курдов.

Огромное влияние на курдское движение оказывают идеи курдских лидеров нового поколения, в числе которых Селахаттин Демирташ, Фиген Юксекдаг, Серпиль Кемальбай и др. Их главной заслугой является сплочение вокруг ДПН не только курдского меньшинства Турции, но и представителей других народов. В результате партия смогла преодолеть 10%-й барьер для прохождения в парламент, что произошло впервые в истории Турецкой Республики. Заявления о том, что ДПН является партией, защищающей права всех меньшинств страны, и выступает за равноправие всех народов Турецкой Республики, также получили распространение. Одним из революционных принципов ДПН является защита прав секс-меньшинств — 10% мандатов партии в ВНСТ достается представителям секс-меньшинств. Как следствие, партия становится объектом яростной критики как со стороны консервативных турков, так и со стороны курдов.

На современном этапе движущей силой процесса реинституционализации в курдском социуме становятся такие факторы, как перераспределение суверенитетов и расширение номенклатуры политических институтов, которое наглядно можно проследить на премьере создания Европейского союза, членом которого стремится стать Турецкая Республика. Трансформация мировых политических связей, системы глобального и национального управления, которое является неотъемлемой частью процесса глобализации, в результате которого происходит стирание границ национальных государств, и стремления к созданию единого мирового пространства. Выделение групп или меньшинств среди социума также является элементом, сопутствующим реинституционализации политики. Такие процессы проявляются в курдском этнополитическом движении через деятельность политических прокурдских партий, защищающих права курдского меньшинства в Турции.

Под воздействием различных факторов исторически в курдском социуме сложились три пути решения курдского вопроса: создание независимого Курдистана, автономия в рамках существующих государств и отказ от идеи автономии, а тем более независимого курдского государства, которых устраивает существующее положение курдского народа в Турецкой Республике.

С момента создания РПК курдское общество претерпело девять этапов дискретности процесса реинституционализации. Они стали как результатом внутриполитической борьбы курдских партий, так и неготовностью официальных властей вести переговоры с курдскими партиями. Первый этап произошел в 1984 году, когда РПК объявила о вооруженной борьбе для достижения независимости Турецкого Курдистана. Такие события стали ответом на действия военной хунты, пришедшей к власти в ходе военного переворота в 1980 году. Второй этап связан с легализацией прокурдской Народно-трудовой партии в 1991 году. Третий этап связан с прекращением вооружённой борьбы РПК в 1993 году. Первоначально это произошло в одностороннем порядке, в 1995 и 1998 гг. — по предложению официальных властей. В 1999 году РПК вывела свои вооруженные отряды с территории Турции.

Четвертый этап связан с арестом А. Оджалана в 1999 году, в результате которого РПК пересмотрела одну из ключевых позиций своей программы: отказ от идеи создания независимого Курдистана и роспуск РПК в 2001 году. Роспуск РПК также повлиял на четвертый этап. Пятый этап обусловлен мировым признанием РПК террористической организацией: США в 1997 г., ЕС в 2002 г. и т. д.

Шестой этап связан с началом вооруженной борьбы в 2004 году и восстановлением РПК в 2005 году. Седьмой этап — с запретами прокурдских партий, которые не признавали насильственные методы борьбы. Они выступали за политические и мирные пути разрешения курдского вопроса.

Восьмой этап связан с возобновлением вооруженной борьбы РПК в 2015 году, ставшаей ответной мерой на теракт в городе Суруче. Последний, девятый этап начинается с прохождения прокурдской Демократической партии народов в парламент.

Процесс реинституционализации стал одним из ключевых факторов трансформации курдского социума, что способствовало объединению всех курдов, независимо от конфессиональных, политических и идеологических предпочтений.

Список литературы:

Абы Ш. Деятельность Рабочей партии Курдистана как фактор формирования политической культуры у курдов Турции (Северный Курдистан) // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2017. № 1 (75). С. 66−76.

Гасратян М. А. Курды в Турции (1985−1995 гг.). М., 2001.

Демиденко С. В. Деятельность Рабочей партии Курдистана /РПК/ и ее роль в вооруженной борьбе турецких курдов (1973−1999): диссертация кандидата исторических наук. М., 2003.

Жигалина О. И. Курдский вопрос в странах Западной Азии в начале XXI века // Курдский вопрос в Западной Азии в начале XXI века. М., 2006.

Маджид М. Х. Турция и курдский вопрос: история и современность //Известия высших учебных заведений: Северо-Кавказский регион. 2010. № 5.С.34−40.

Официальный сайт Партии демократического общества: http://www.dtp.org.tr/.

Официальный сайт Партии Мира и Демократии: http://www.barisvedemokrasipartisi.com/ .

Официальный сайт Рабочей партии Курдистана: https://vk.com/rabochaya_partiya_kurdistana .

Партия справедливости и развития Турции: https://ria.ru/spravka/20150607/1068334449.html

Патрушев С. В. Институционализм в политической науке: этапы, течения, идеи, проблемы // Политическая наука. 2001. №2. С. 146—186.

Мраз Гасанов

Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2018 > № 2666135