Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666618 Ян Чарногурский

Словацкое государство глазами русских

Ян Чарногурский, Словацкий политик, премьер-министр Словацкой Республики (1991-1992 гг.)

В Москве вышла новая книга под названием «СССР - Словакия 1939-1945 гг.: военно-политические аспекты»* (Опубликовано на postoj.sk. 06.09.2017. *Марьина В.В. СССР - Словакия 1939-1945 гг.: военно-политические аспекты. М., 2017. 496 с.) о взаимоотношениях между Советским Союзом и Словацким государством в период Второй мировой войны. Автор данной публикации - Валентина Владимировна Марьина, научный сотрудник Института славяноведения РАН. Книга была издана Институтом славяноведения РАН в Москве в 2017 году. Это важный шаг для понимания функционирования Словацкого государства во время войны.

В.Марьина использовала словацкую литературу и архивные источники, а также материалы из российских дипломатических и военных архивов. Словацкое государство поддерживало дипломатические отношения с Советским Союзом вплоть до нападения Германии на СССР в июне 1941 года. По данному периоду в книге используются отчеты дипломата Г.Пушкина, которые он направлял из Братиславы в Москву. О событиях военного времени в книге говорят протоколы дипломатических переговоров, главным образом между чехословацким правительством в Лондоне и советским руководством, а также фрагменты переписки между советским командованием и партизанами, коммунистическими функционерами в Москве и руководителями восстания. Книга характеризуется научной глубиной, а все выводы подкрепляются достоверными источниками.

Изначально Германия хотела спровоцировать в Словакии волнения и оказать давление на некоторых словацких политиков, чтобы они попросили помощь немецкой армии и провозгласили независимость Словакии. Подобный сценарий дал бы Германии повод выйти за рамки обязательств, вытекающих из Мюнхенского соглашения в отношении Чехословакии. Парадоксально, Германии помогло пражское правительство организацией так называемого «путча Гомолы» (приказ Праги генералу Гомоле ввести на территории Словакии чрезвычайное положение. - Прим. переводчика). С волнениями, провоцируемыми немецкими агентами, Словакия справлялась сама до 12 марта 1939 года. Тогда Гитлер был вынужден изменить свой план. Он пригласил словацких политиков в Берлин, чтобы они оттуда провозгласили Словацкое государство. Вначале это должен был сделать Карол Сидор, но он отказался. Потом Гитлер пригласил Йозефа Тисо, рассказав ему о планах раздела Словакии между Венгрией и Польшей, если Словакия не провозгласит независимость в очень короткие сроки. Тисо из Берлина потребовал у Эмиля Гахи созвать словацкий парламент, который 14 марта провозгласил независимость страны.

Советский Союз сначала колебался по вопросу признания Словакии, несмотря на обращение министра иностранных дел Фердинанда Дюрчанского в адрес десятков государств, среди которых был и СССР, признать независимость страны. Молотов дал на это согласие 15 сентября 1939 года. Признание Словакии Советским Союзом является косвенным результатом пакта Молотова - Риббентропа. Анализ, проведенный Германией в октябре 1938 года, показал, что независимая Словакия будет слабым государством и поэтому попадет под немецкое влияние, при этом Чехия без Словакии также будет зависеть от воли Третьего рейха.

Автор цитирует материалы из архива Министерства иностранных дел России, полученные, вероятно, по итогам переговоров советского дипломата с Густавом Гусаком. Президент Тисо характеризуется как способный политический тактик, которому удалось укрепить свои позиции в правительстве умеренных политиков и вытеснить пронемецких радикалов. В соответствии с указанным источником, Гусак просил советского дипломата о прекращении использования советским радио названия «Чехословакия» из-за того, что это наносит ущерб его авторитету у словацкой общественности. Советский посол Георгий Максимович Пушкин позже в письме в Москву назвал Тисо крупнейшим политическим авторитетом в Словакии, который сопротивляется немецкому влиянию, но не способен на более решительные шаги.

Немецкий дипломат Бернард насмехался над стремлением словаков к суверенитету. Он чувствовал себя в Словакии господином и заявлял, что Германия рассматривает Словакию как ворота на Балканы.

Словацкие политики всегда обращались взором к СССР в поисках защиты от венгров. Г.Пушкин записал в своем дневнике, что министр иностранных дел Дюрчанский спрашивал его, когда же Советский Союз займет Подкарпатскую Русь (тогда она принадлежала венграм), ведь Словакия хочет иметь с СССР общую границу. Дюрчанский не скрывал своих взглядов от немцев, что привело к его отстранению от должности в Зальцбурге в июле 1940 года.

Немецкий посол Киллингер также заявлял Пушкину, что поскольку Словакия находится в немецкой сфере влияния, то СССР не стоит вести себя здесь слишком активно. Наиболее реакционной фигурой в словацкой политике Пушкин считал председателя национального правительства Войтеха Туку. Тот полностью продался немцам и заходил в своих речах дальше, чем это позволяла себе немецкая газета в Словакии «Grenzbote». После переговоров в Зальцбурге центральноевропейский отдел советского МИД назвал Словакию марионеточным государством, которое играет роль немецкого авангарда в Юго-Восточной Европе. Несмотря на это, жители Словакии очень хорошо относились к советским дипломатам. К примеру, когда в связи с каким-то дипломатическим мероприятием на парковке выстроились автомобили под различными государственными флагами, то одна молодая женщина подошла к машине советского посла и поцеловала флаг.

Перед началом войны между Германией и СССР в Словакии находилось множество немецких военных транспортов, направлявшихся на Восток. 21 июня 1941 года немецкий посол в Братиславе Лудин посетил Президента Тисо и в присутствии министра обороны Чатлоша потребовал от президента, чтобы Словакия без промедления присоединилась к Германии. Тисо увиливал от ответа, и тогда Лудин сказал, что если Гитлер не услышит ответ в тот же день, то Словакия почувствует на себе последствия. Тисо же потом высказался не за объявление войны СССР, а за присоединение словацкой армии к немецкой, чтобы дать понять, что Словакию вынудили так поступить. Вместе с тем Словакия хотела своим участием в войне склонить немцев на свою сторону против Венгрии. Позже словацкая армия воевала вместе с вермахтом в Советском Союзе. Автор приводит пример, когда словацкие солдаты приняли участие в расправе над гражданским населением.

После начала войны на Востоке и особенно после коренного перелома под Сталинградом центр тяжести дипломатических усилий переместился на переговоры с участием Эдварда Бенеша и чехословацким правительством в Лондоне. В ходе своего визита в Москву в 1943 году Э.Бенеш на переговорах с Молотовым настаивал на том, чтобы советская боевая авиация проводила бомбардировки промышленных объектов в основном в Словакии. В советском протоколе переговоров этот факт отражен, в чешском - нет. Сталин на переговорах сказал, что словаки - хорошие солдаты, но они являются инструментом в руках своего руководства. Дома их необходимо крепко удерживать и не допускать сепаратизма по причине их малочисленности.

Летом 1944 года Советский Союз начал забрасывать в Словакию группы для создания партизанских ячеек, которые должны были подчиняться Украинскому штабу партизанского движения в Киеве. Одновременно с этим в Москву приходили оптимистические вести из Лондона о том, что словацкая армия готовится поднять восстание. В Москве в Центральном архиве ФСБ находятся три тома дела Фердинанда Чатлоша. Из его показаний следует, что армия давала оружие возникающим партизанским отрядам, однако результат оказался хаотическим, что отразилось на всем ходе восстания. Повстанческими отрядами руководили главным образом советские командиры, которые подчинялись киевскому штабу и стремились провести как можно больше военных операций. Правительство в Лондоне также призывало к усилению партизанской активности. А Словацкий национальный совет и военное руководство армии приказали воздерживаться от партизанских действий, чтобы не провоцировать немцев на вторжение в Словакию.

В игру снова вмешался Лондон, запретив подключать к подготовке восстания некоторых генералов (например, Густава Малара), которые демонстрировали слишком большую лояльность к Словацкому государству. Это проявилось в самом начале восстания. Партизаны продолжали проводить диверсии, тем самым спровоцировав немцев начать вторжение в Словакию. В ответ на это руководитель Военного центра полковник Голиан провозгласил начало восстания. Единственными боеспособными военными частями на тот момент были две дивизии на востоке Словакии. Ими командовал генерал Малар, но его вызвал в Братиславу Президент Й.Тисо. Малар в свое отсутствие передал командование полковнику Талскому, который оставил дивизии без руководства и улетел за линию фронта в поисках поддержки со стороны СССР. В это время малочисленные немецкие группировки без боя разоружили обе дивизии.

Советское руководство, однако, продолжало получать информацию, что обе дивизии удерживают карпатские перевалы и откроют их Красной армии. Сталин отдал приказ ускорить подготовку операции по прорыву через перевалы, назначив командующим маршала Конева. Конев неделю готовил ударную группировку. Дуклинская операция началась 8 сентября, когда весь перевал защищали немцы. Вследствие хаотических сообщений из Словакии и Лондона, а также из-за нескоординированности военного руководства повстанцев началась самая кровавая военная операция на территории Словакии и соседних регионов. В Дуклинской операции принял участие и Чехословацкий армейский корпус, вначале под командованием генерала Кратохвила, замененного в ходе операции из-за его слабой подготовки на генерала Людвига Свободу.

В ходе боев армейский корпус использовал и так называемый «заградотряд», то есть находящиеся в арьергарде подразделения, получившие распоряжение стрелять по своим, отступающим без приказа. Ударная группировка наконец пробилась через Дуклу и вступила на словацкую территорию, продолжая наступление до 28 октября, когда Словацкий национальный совет в Доновалах заявил об окончании восстания. В результате наступательная операция Красной армии утратила цель и ее прекратили. В ходе нее жизни и здоровья лишились 86 тыс. красноармейцев и 6500 солдат Чехословацкого армейского корпуса (данные о жертвах операции разнятся). При этом Дуклинская операция отвлекла на себя силы немецких дивизий, которые иначе бы принимали участие в подавлении восстания.

Хаотичные действия партизан продолжались и во время восстания. Они отказывались подчиняться военному руководству и фактически не воевали на повстанческих фронтах. О спорах между армейскими частями и партизанами узнал маршал Конев. Он издал приказ о двойном подчинении партизан: оперативно они должны были находиться под военным командованием, то есть подчиняться генералу Виесту, а организационно и политически - штабу партизанского движения 1-го Украинского фронта. Карол Шмидке, Рудольф Сланский и Ян Шверма не согласились с приказом Конева и сообщили об этом в Москву, вначале Георгию Димитрову, а тот, в свою очередь, Сталину. Сталин издал некий компромиссный текст, но автор книги со ссылкой на Густава Гусака говорит о том, что по сути ничего не изменилось.

Накануне окончания войны переговоры в Москве между чехами и словаками в основном касались внутренней организации республики. Но еще в декабре 1943 года в ходе своего визита в Москву Э.Бенеш попросил Молотова, чтобы советское правительство «дружески» надавило на чехословацкое правительство, принудив его наказать в Словакии всех виновных в войне против СССР. На сторону словаков встал Молотов, заявивший, что неправильно ставить словаков в один ряд с немцами и венграми. Бенеш на переговорах продолжал настаивать на идее единой чехословацкой нации, аргументируя это тем, что чехи цивилизационно ориентированы на Запад, а словаки - на Восток. И если допустить существование двух народов, то в свое время это разделит страну, поскольку словаки ее будут тянуть на Восток, а чехи - на Запад. В конце концов словацкая делегация настояла на существовании двух народов, но внутренняя организация республики (асимметричная модель) оставила спорные вопросы открытыми.

Читатель книги уже знаком с дальнейшей историей Чехословакии. Он может сделать собственные выводы о том, осуществились ли исторические прогнозы, о которых пишется в книге.

Книга является для нас очень поучительной.

Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666618 Ян Чарногурский