Россия. ЦФО > Армия, полиция > regnum.ru, 10 июля 2018 > № 2669159

В армию – за наукой. Кадры для оборонки в Туле

В России завершилась масштабная реорганизация военно-научного комплекса Вооруженных Сил. В Тульской области собрали лучшие решения для совершенствования своего профессионального кадрового потенциала на предприятиях ОПК

Реорганизация военно-научного комплекса в Вооруженных Силах РФ завершена — об этом 27 июня заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу на внеплановом заседании коллегии военного ведомства. Глава Минобороны сообщил, что количество военных ученых увеличилось с 16% до 47%, на треть возросла эффективность научной работы и в два раза сократились сроки внедрения ее результатов.

Работа в этом направлении началась еще в 2013 году, в соответствии с решением президента РФ от 17 апреля 2013 года и директивой Генерального штаба Вооруженных Сил РФ от 23 апреля 2013 года. Тогда были сделаны первые шаги по укреплению обороноспособности страны — созданы научные роты. Всего за пять лет было сформировано 16 научных рот при научно-исследовательских институтах и военных академиях. В качестве самостоятельных начали функционировать семь научных организаций, а в высших учебных заведениях Министерства обороны создано семь крупных научных подразделений. Все это — для создания нового профессионального кадрового потенциала для обороны страны.

Кадровый голод

Пять лет назад эксперты констатировали: более половины предприятий ОПК страны испытывают кадровый голод, который будет увеличиваться с каждым годом.

«На 2013 год дефицит инженеров-технологов в отрасли составлял порядка 17%, инженеров-конструкторов — 22%, рабочих специальностей — 40%, почти половина, — сообщала шеф-редактор портала «Национальный эксперт» Елена Варламова. — Средний возраст работников ОПК — 46 лет, моложе 35 лет — 30%. Доля ученых и специалистов составляла чуть боле 20%, руководителей-управленцев — 15%, рабочих — более 63%. Планируется, что в системе ОПК до 2020 года переподготовку и повышение квалификации должны пройти 200 тыс. человек. Для сравнения, в США действует головной межотраслевой ИПК с разветвленной сетью филиалов — Университет военного снабжения. Университетские курсы заканчивает более 350 тыс. человек в год».

Варламова также отметила, что несмотря на запланированное государством сокращение гособоронзаказа к 2025 году, потребность в научных разработках, модернизации и обслуживании действующей техники и аппаратуры сохранится. Это означает, что потребность в высококвалифицированных специалистах не исчезнет, а если учитывать демографическую проблему, то и вовсе увеличится.

Тульская практика

В прошлом году министр обороны России Сергей Шойгу на совещании в Туле указывал на то, что кадровый состав предприятий военно-промышленного комплекса необходимо не только восстанавливать, но и омолаживать.

«Очень надеюсь на поддержку губернатора Тульской области, потому что потребуется и мобилизация, наверное, старых кадров и подготовка молодых кадров, потому что те объемы, на которые мы рассчитываем, они требуют восстановления ресурса», — заявлял Шойгу.

Согласно открытым данным правительства Тульской области, в регионе работает 25 оборонных предприятий. По словам губернатора региона Алексея Дюмина, 20% потребностей оборонно-промышленного комплекса РФ «закрывают» именно тульские предприятия.

По итогам 2017 года индекс промышленного производства в Тульской области составил 105,6% при общероссийском 101%. В значительной степени этот результат обусловлен оборонными заказами, поэтому воспитание профильных специалистов имеет приоритетное значение для региона. Одна из уникальных особенностей оборонных предприятий Тульского региона — присутствие в нем всех видов предприятий по производству вооружений и военной техники. Это и предприятия-разработчики, и предприятия-производители, поэтому подготовка специалистов идет по широкому спектру специальностей. Внимание уделяется обучению с малых лет — и до повышения квалификации сформировавшихся профессионалов.

Для тульских школьников открыт «Кванториум» по пяти основным специальностям: «Робототехника», «Аэромоделирование», «Нейротехнологии», «IT-технологии», «Промышленный дизайн». Также тульский лицей имеет совместную программу с КБП имени академика А. Г. Шипунова и Тульским государственным университетом по развитию физико-математического образования.

В довузовском учреждении — Тульском Суворовском военном училище идет обучение в учебных научных ротах. Все средние специальные учебные заведения принимают на учебу по заявкам предприятий. Почти 35% мест в колледжах и техникумах зарезервированы за оборонными предприятиями.

Тульский государственный университет (ТулГУ) в 2017 году получил звание опорного вуза, в 2018 году в нем возобновила работу военная кафедра. Также в 2017 году на базе вуза был официально открыт региональный научный центр Российской академии ракетных и артиллерийских наук.

В регионе есть и послевузовское образование: в сфере машиностроения подписано трехстороннее соглашение между правительством региона, учебными центрами профобразования и промышленными предприятиями. Одно из самых известных мест — центр по подготовке операторов станков с ЧПУ «Туламашзавода».

Кроме того, на базе завода «Октава» недавно открылся творческий индустриальный кластер. В его состав вошла Высшая техническая школа государственной корпорации Ростех.

По словам главы региона, важно не только подготовить специалистов, но и сохранить их, сделать так, чтобы они работали в отрасли. Для этого необходимо еще в школе заметить наиболее талантливых ребят, привить им интерес к точным наукам, заинтересовать в поступлении на техническую специальность и впоследствии удержать на заводе. Создать для них достойные условия труда и жизни в целом.

Наиболее известные оборонные предприятия области: предприятия-разработчики — АО «Конструкторское бюро приборостроения» (АО «КБП»), ПАО «НПО «Стрела», АО «НПО «Сплав», предприятия-производители — ОАО «Тульский оружейный завод», АО «АК «Туламашзавод», ОАО «Тульский патронный завод», АО «Тулаточмаш».

Суворовское училище отобрало первых самородков

В феврале 2016 года на тот момент исполняющий обязанности губернатора Тульской области Алексей Дюмин обратился к президенту РФ с ходатайством возродить Тульское Суворовское военное училище, на что тот дал положительный ответ. При разработке тактико-технического задания и рабочего проекта использовались лучшие достижения в уже созданных Суворовских военных училищах.

В состав воздушно-десантных войск на сегодняшний день входят всего три довузовских учебных учреждения: Омский кадетский военный корпус, Ульяновское Суворовское гвардейское военное училище и Тульское Суворовское военное училище. В советские времена военное образовательное учреждение просуществовало с 1944 по 1960 год и было расформировано. Но даже за такой недолгий срок существования заведения среди выпускников — лауреаты госпремии СССР, генералы и руководители крупнейших в стране оборонных предприятий.

В сентябре 2016 года в церемонии открытия нового учебного заведения принял участие президент России Владимир Путин. Тогда же Алексей Дюмин поднял вопрос о создании научных учебных рот на базе Тульского Суворовского училища.

«У нас в регионе мощнейшие оборонные предприятия. Нашей молодежи, которая принимает эстафету поколений оборонщиков, надо помогать — создавать условия, чтобы она оставалась работать на наших предприятиях. Надо создавать учебные роты предприятий, чтобы молодежь была заинтересована проходить военную службу и оставаться работать на оборонных предприятиях», — пояснил руководитель региона.

В марте 2017 года начались занятия с суворовцами научной учебной роты по дополнительным предметам — «Современные системы вооружения Российской Армии» и «Навигационные системы». После диапазон занятий дополнился кружками «Стрелковое оружие», «Основы электроники», «Группа исследователей мозга» и «Робототехника». Занятия в них ведут преподаватели ТулГУ, ими же разработана учебно-методическая документация по этим предметам. Также в сентябре 2017 года госкорпорация Росатом передана в дар училищу лабораторию теории автоматического управления.

Андрей Махрин, доцент кафедры социологии и политологии ТулГУ, кандидат политических наук отмечает, что губернатор области после назначения хорошо проанализировал ситуацию и правильно расставил приоритеты.

«Придя в регион, который всегда ковал оружие, Алексей Геннадьевич как военный человек прекрасно понимал, что начинать надо именно с оборонно-промышленного комплекса. Будет гособоронзаказ — будет развитие региона и возможности для других сфер экономики. С момента назначения, примерно полгода, губернатор очень плотно занимался тульской оборонкой. Это был и период строительства Суворовского училища. Никто ж не верил из туляков, что такую махину возможно построить за четыре с небольшим месяца. И начать учебный год 1 сентября! Конечно, сыграли свою роль и огромные связи губернатора в верхних эшелонах власти. Но для туляков — и я не исключение — это было настоящее чудо», — цитирует портал Myslo.ru эксперта.

С военной кафедры — в ракетно-артиллерийское управление

В феврале текущего года состоялось торжественное открытие военной кафедры в Тульском государственном университете. Возрождение кафедры стало возможным благодаря инициативе главы региона, ректора вуза Михаила Грязева и генерального конструктора НПО «Сплав» Николая Макаровеца. Первый набор на военную кафедру составил 108 студентов. Сержанты и солдаты запаса, которые получают подготовку на военной кафедре, сейчас относятся к Главному ракетно-артиллерийскому управлению Министерства обороны РФ. Выпускники станут командирами ремонтного отделения по трем военно-учетным специальностям, в основном это ремонт и хранение различных единиц вооружения.

По мнению эксперта АНО «Институт региональной экспертизы» Вячеслава Тарасова, студенты с военной кафедры — это еще одна возможность для Вооруженных Сил получить и заинтересовать профильного специалиста. Однако необходимо понимать, что все проблемы комплектования кадрами предприятий ОПК невозможно решить только с помощью специализированного образования.

«Многое зависит от конкретных примеров, но если не будет нормальной зарплаты, то лучшие молодые специалисты уйдут в другой сектор экономики. Да, многие на предприятиях ОПК работают по призванию, но вопрос достойной оплаты труда так или иначе встанет, и лучшие просто уйдут. И здесь оборонным заводам будет трудно что-то противопоставить коммерческому сектору. У нас производительность труда в ОПК зачастую ниже, чем у зарубежных аналогов. Пока мы ее не поднимем, нам нужно огромным числом специалистов закрывать неэффективные технологии», — полагает эксперт.

Служба на рабочем месте

О формировании в России воинских подразделений, состоящих из наиболее востребованных в ОПК молодых специалистов, президент Владимир Путин объявил на совещании с военачальниками в Сочи 16 мая 2015 года. Тогда глава государства сообщил, что подписал документ, «согласно которому часть молодых людей, которые нам нужны для работы на оборонных предприятиях, будет проходить фактически альтернативную службу по месту работы».

Под научно-производственными ротами понимаются военные подразделения, развернутые в структуре Министерства обороны на материально-технической базе различных научно-исследовательских организаций и высших военных учебных заведений. Каждая рота прикреплена к профильным производственным предприятиям отечественного оборонно-промышленного комплекса. Комплектование научных рот призывниками-кандидатами ведется в соответствии с принципом подходящей квалификации и высокого профессионализма.

Новобранцев производственных рот наделяют статусом обычных военнослужащих, однако свои воинские обязанности они преимущественно станут исполнять в организациях ОПК. Уже в конце 2015 года в России впервые были созданы экспериментальные научно-производственные роты. Четыре десятка призывников отправились к местам своей достаточно необычной военной службы в Тамбове и Севастополе. Половину новобранцев ждала работа на тамбовском заводе «Революционный труд», других — на 13-м судоремонтном предприятии Черноморского флота.

Эксперимент был отмечен как удачный, в связи с чем, согласно указу президента РФ «О научно-производственных подразделениях Вооруженных Сил Российской Федерации», Тульской области была выделена квота на формирование научно-производственной роты в составе 48 человек.

5 июля 2018 года первых тульских призывников провожали в научно-производственные роты. Все они закончили технические вузы в 2017 и 2018 годах, уже успели поработать по специальности. Теперь их ожидает служба по призыву, однако она будет необычной. Жить солдаты будут в казармах, а работать им предстоит на знаменитых оборонных предприятиях, где производят самое современное оружие.

«Это первая отправка новобранцев-туляков в научно-производственные роты. В весенний призыв мы отправили 20 человек, еще 20 — в осенний. Всего в научные роты в этом году будут отправлены 40 человек. Думаю, для всех жителей региона это очень важно и почетно — два предприятия-лидера в области разработки оружия ровно на год, согласно указу президента, становятся экспериментальной площадкой по внедрению новой призывной практики, — цитирует главного военкома Тульской области Александра Сафронова портал Myslo.ru.

Губернатор Алексей Дюмин обратился с напутственным словом к военным специалистам, отметив, что «будут определенные сложности, будет непросто».

«Мы рассчитываем, что по окончании службы получим кадры, которые будут четко понимать и четко выполнять те задачи, которые перед ними стоят для повышения потенциала оборонно-промышленного для нашей страны, для нашего региона», — заявил Дюмин.

Новое подразделение разместится на базе 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии в Туле. 12 новобранцев будут ездить на службу в конструкторское бюро приборостроения имени академика Шипунова. Одна из самых известных разработок предприятия — зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С». Еще 8 человек — на Научно-производственное объединение «Сплав», который еще в 1963 году сдал на вооружение российской армии систему «Град» (в настоящее время находится на вооружении в армиях более 50 стран мира).

Николай Колганов — один из новобранцев, отправляющихся на службу на оборонные предприятия, поделился своей историей Myslo.ru:

«Я закончил ТулГУ, работал в 39-м отделе, занимался блоками систем управления. Чтобы попасть в научную роту, нужно было написать обоснование — почему именно меня нужно взять, чем буду заниматься в этой научной роте. Считаю, это очень удачный проект — без потери навыков, времени и опыта отслужу в армии. И при этом буду работать над тем, что мне как инженеру интересно. Ну, а без маминых котлет годик как-нибудь переживу».

Наряду с Тулой научно-производственная рота в стране сформирована для оборонного судостроительного предприятия «Севмаш» в Северодвинске. В составе сформированной роты — 50 новобранцев. К работе они приступят сразу после принятия присяги. Военнослужащие будут работать по специальностям: токарь, слесарь-монтажник судовой, сборщик корпусов металлических судов, фрезеровщик. Как ожидается, они будут задействованы при строительстве атомных подводных лодок. Планируется, что в ходе осеннего призыва для предприятия будет сформирована еще одна научно-производственная рота.

«Этот эксперимент должен показать, насколько эффективным и полезным для Вооруженных Сил и оборонной промышленности окажется этот вид службы. Полагаю, что предприятия получат приток квалифицированных кадров. Вполне возможно, что после службы многие специалисты продолжат свою работу в рамках этих предприятий. Как мне видится, главная задача научной роты — собрать и сконцентрировать интеллектуальный потенциал», — пояснил руководитель движения «Реформы — Новый курс» Сергей Журавский.

Ссылка или перспективный рост?

Однако далеко не все эксперты поддерживают новацию. Некоторые полагают, что один год научной деятельности в рамках военной службы — абсолютной неэффективный подход. По мнению главы Центра урегулирования социальных конфликтов Олега Иванова, новобранцы должны либо заниматься военной подготовкой, либо заниматься научно-техническими разработками:

«Совмещать обе стези — как предлагается, половину дня они будут как военнослужащие, а половину дня работать на производстве» — бессмысленно. У призывников нет мотивации, помимо изучения военного дела, еще и «отрабатывать» на производстве. Их задача — пройти военную подготовку, чтобы защищать Родину».

Иванов полагает, что инициатива может привести к возникновению таких же подразделений, какими в свое время были «стройбаты».

"По сути, солдаты там являлись «рабочими руками», а не защитниками. Нововведение рискует превратиться в такое же нецелесообразное и неэффективное воинское подразделение. Поэтому лучше стоит обратить внимание на подготовку молодых гражданских специалистов, необходимых для нужд военно-промышленного комплекса. Это намного эффективнее, чем задействовать военнослужащих в качестве рабочих», — полагает Иванов.

Между тем заместитель руководителя аналитического агентства «Национальный Эксперт» Елена Варламов считает, что впредь при распределении оборонных заказов и выделении средств на оборудование во внимание будет приниматься проблема кадров.

«Оцениваться будет все — сколько их, какой квалификацией они обладают, какой средний возраст. Если окажется, что в регионе нет соответствующей базы, то встает закономерный вопрос — зачем инвестировать сюда, ведь это, с большой долей вероятности, окажется неэффективным», — отмечает Варламова.

Эксперты неоднозначно относятся к эксперименту. Однако никто не отрицает: если опыт будет признан успешным, то в плюсе окажутся те регионы, которые системно, планомерно проводили работу по наращиванию профессионального потенциала. При благоприятном сценарии сразу целый ряд стратегических предприятий оборонно-промышленного комплекса получит дополнительный импульс развития.

Ксения Плинер

Россия. ЦФО > Армия, полиция > regnum.ru, 10 июля 2018 > № 2669159