Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 июля 2018 > № 2669252

Афганские контрабандисты превращаются в террористов

...и выбирают своей целью туркменскую границу

В начале июля 2018 года сайт «Радио Азатлык» опубликовал сообщение о длительном бое на границе Афганистана и Туркменистана, произошедшем во второй половине июня между бандой контрабандистов и силами пограничной охраны. Издание сообщило о том, что перестрелка продолжалась около шести часов и в ее ходе погибло 25 туркменских военных, в основном, уроженцы Балканского и Дашогузского велаятов Туркмении.

Информация первоначально вызвала сомнения, как масштабами столкновения, так и отсутствием деталей — точной даты и места инцидента (из описания можно лишь понять, что имелся в виду юг Марыйского велаята).

Однако невольно сообщение зарубежных журналистов подтвердил официозный «Туркмен-портал», который в течение трех с небольшим часов после выхода сообщения (между 17:40 и 21:03 по Москве) успел подготовить и опубликовать развернутое опровержение случившегося, содержащее реплики местных жителей, врача военного госпиталя и офицеров пограничной службы.

Учитывая правила публикации подобных сообщений, в Туркменистане только после визы профильного ведомства (в данном случае Государственной пограничной службы) выход репортажа был возможен, только если к тому моменту в редакции уже находилась директива Минобороны о том, как именно надо опровергать подобного рода информацию.

То есть инцидент все же имел место и носил характер национального ЧП. Что же случилось на туркмено-афганской границе?

На афганской территории

Актуальная ситуация в пограничной афганской провинции Бадгис, примыкающей к интересующему нас участку госграницы, атакам благоприятствовала. С мая 2018 года активность боевиков «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в данной области только росла. Участились атаки против опорных пунктов армии и полиции в северных пограничных уездах.

Судя по сводкам, боевики выбрали тактику регулярных изматывающих ночных обстрелов блокпостов, баз, а также транспортных колонн, которые осуществляли в течение июня.

Причем, как утверждают сами боевики, наравне с обычными хаотичными обстрелами из автоматического оружия они стали шире использовать снайперов. Измотанные противостоянием афганские военные и полицейские все больше концентрировались в райцентрах, а боевики брали под свой контроль все больше сельских и необжитых районов. По некоторым данным, в июне они даже пытались создать в Бадгисе лагеря для военной подготовки личного состава.

Крупнейшим поражением правительственных частей в провинции стал захват 20 июля военной базы в районе Бала-Мургаб (бывшая опорная база «Тодд» армии США). По сообщениям местных изданий, боевики атаковали одновременно базу и несколько блокпостов в окрестностях, а подкрепления, выдвинувшиеся на помощь окруженным, были остановлены подрывами мин на дорогах. В ходе этой операции погибло 34 военнослужащих, талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) удалось захватить арсенал базы, включая пулеметы и запас боеприпасов.

В результате под угрозой оказался райцентр Бала-Мургаб, куда вынуждены были стянуться правительственные силы, а участок государственной границы с Туркменией оказался открыт. Необходимо напомнить, что именно там располагается селение Маручак (Марчук), за обладание которым в 2015—2016 гг. боевики вели бои с ополчением из этнических туркменов.

Участок границы между Маручаком и бывшим «Колхозом им. Кирова» считался одним из основных районов наркотической контрабанды в регионе еще с 1990-х гг.

По итогам июньской кампании в Бадгисе местные полевые командиры талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) получают свободный доступ к этому стратегически важному участку и контроль над наркотрафиком в данном районе.

На туркменской стороне

Исторически в Марыйском велаяте существовало два основных маршрута контрабанды наркотиков — через Кушкский выступ (окрестности Серхетабада) и вдоль русла реки Мургаб (Тахта-Базараский район). Первый из них был основан на коррупции и наиболее активно работал в течение 2000-х гг, когда в контрабанду были вовлечены многие сотрудники погранохраны, МНБ и даже президентской службы безопасности.

Но после прихода к власти Гурбангулы Бердымухамедова «наркотическая вольница» была сильно ограничена, арестованы многие люди в нацбезопасности и МИД, связанные с наркоторговлей. Поэтому большее значение получил Тахта-Базарский участок, где было больше возможностей для скрытого перемещения.

Участок границы к северу от Бара-Мургаба с туркменской стороны контролируется Тахтабазарским погранотрядом, в который входят четыре погранзаставы, расположение штаба — в северной части поселка Тахтабазар. Основной задачей является контроль границы в районе русла Мургаба, особенно в районе бывших колхозов «Кирова» и «1 мая».

По сообщениям зарубежных СМИ, в 2015, 2016, 2017 и теперь в 2018-м годах именно в этом районе, напротив Маручака, фиксировались вооруженные инциденты, сопровождавшиеся гибелью военнослужащих погранохраны. Численность нападающих в последней атаке оценивается до 100−200 человек, причем порой вооружены они едва не лучше туркменских пограничников.

Учитывая, что практически всегда сообщения о подобных инцидентах приходились на период май-июнь, можно предположить, что они связаны с уборкой опия сырца и обеспечением его контрабанды через границу.

Местом очередного пограничного столкновения можно считать либо русло реки Мургаб, а в этом случае речь, вероятнее всего, идет об атаке отрядом боевиков расположения погранзаставы. Либо контрабандисты могли пытаться «проторить» новый маршрут в районе реки Кулишор и старой овцеводческой фермы на стыке участков Тахтабазарского и Серхетобадского погранотрядов. В этом случае речь о незапланированной стычке с патрулем и неудачной попытке пограничников блокировать и уничтожить нарушителей, на выручку которым пришли «покровители» из числа талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

В любом случае масштабные операции боевиков в пограничной полосе имеют целью запугать туркменских военнослужащих, чтобы те опасались связываться с контрабандистами. Или, как минимум, ситуация может потребовать укрупнения пограничных патрулей, большей осторожности передвижения и, естественно, сокращения общей зоны охвата.

Опасные последствия

Масштабные атаки позиций пограничников Туркменистана в Марыйской области означают существенные изменения в уровне наркоугрозы на южных границах СНГ. От стандартных схем по подкупу должностных лиц, совершенствованию технологий сокрытия наркотиков в технике и легальных грузах сельхозпродукции преступники переходят к решению своих проблем с помощью террора против властей.

Ближайшей аналогией является ситуация 1993 года, когда афганские боевики совершили нападения на 11 и 12-ю заставы Московского погранотряда в Таджикистане. В многочасовых боестолкновениях участвовали сотни людей, использовалась артиллерия и бронетехника, но в основе конфликта лежали чисто экономические интересы, связанные с наркоторговлей.

Победившие в Афганистане боевики накопили большие ресурсы, включая оружие, захваченное на армейских складах, поэтому могли рассчитывать на победу. Пользуясь тяжелым политическим кризисом в бывшем СССР и слабостью силовиков, боевики хотели создать себе контролируемый канал экспорта героина через таджикистанскую территорию, но их вылазки были успешно отбиты.

Сейчас история заходит на второй круг. Афганские боевики, контролирующие сбыт наркотиков, снова наращивают силы на фоне поражений официального Кабула. Доступ к трофейному оружию, включая пулеметы и минометы, и опыт легких побед снова толкают их на достижение целей путем насилия и запугивания.

Современная таджикистанская граница для боевиков стала опасной целью, так как ее безопасность гарантирует российская авиация, показавшая свои возможности в Сирии, Узбекистан — имеет слишком большую армию и короткий участок границы, чтобы спешить с его штурмом. Туркменистан же превращается в оптимальную для боевиков цель. Причем не только из-за социально-экономических проблем, но и из-за ошибок военных реформ, стратегического планирования и снабжения силовиков.

Опыт столкновений 2015−2018 гг показывает существенные недостатки в обороне пограничной полосы, среди которых плохое техническое оснащение, нехватка офицерского и сержантского состава с технической подготовкой. Нет признаков наличия мотоманевренных групп, которые «прикрывали» бы заставы в случае вооруженных столкновений. Допускаются грубые ошибки с авиационной поддержкой, которая крайне малочисленна. Кроме того, задействована исключительно легкая авиация (Да-42 и Аугуста-109), лучше подходящая для патрулирования, а не интенсивных боев с крупными отрядами боевиков.

Поэтому последние годы именно на туркменском участке обкатывается стратегия «наркотарана».

Но и другие страны региона не могут смотреть на происходящее с равнодушием. Если боевики, наконец, не получат жесткий и болезненный отпор, то будут пытаться применять полученный опыт на новых участках в глубине постсоветской территории.

Никита Мендкович

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 июля 2018 > № 2669252