Россия. ЦФО > Агропром. Экология > oilworld.ru, 14 августа 2018 > № 2711982 Андрей Молев

Андрей Молев. Российские покупатели готовы платить за настоящую органическую продукцию.

Холдинг “Агриволга” в Ярославской области развивает бренды "Углече Поле", "Из Углича" и "Углицкие колбасы". Компания производит молочные продукты, соответствующие международным органическим стандартам. Milknews поговорил с президентом агрохолдинга Андреем Молевым о том, насколько сложно вести в России такой бизнес.

Milknews: Почему ваше производство и ваша продукция называются органические?

Андрей Молев: Так как органическая продукция компании «АгриВолга» производится в точном соответствии с российскими и международными органическими стандартами.

Milknews: Как часто приходится подтверждать сертификат? Это сложная и дорогостоящая процедура?

Андрей Молев: Сертификация занимает много времени, и надо понимать, что это затратная процедура. Предприятие должно взвесить свои силы, просчитать, насколько оно рентабельно, как оно будет получать доход. Кроме стандартных операций, связанных с документацией, у нас проходят очные инспекции. Обычно это проходит весной или летом. У нас проверяют, какие семена были закуплены, протравлены они или нет. Проверяют бухгалтерию на предмет закупок ядохимикатов и удобрений, смотрят склады, технику. Берут в лаборатории образцы семян на ГМО, содержание остаточных пестицидов. На предприятиях, входящих в органический холдинг «АгриВолга», инспекции бывают до пяти раз в год. Проверяют животноводство, растениеводство, переработку молока, сыра. Для предприятия это ощутимые затраты, но по-другому не получить сертификат. Сертификат действует один год.

Milknews: Какие условия вам приходится выполнять, чтобы подтверждать статус органического производителя и переработчика?

Андрей Молев: Производство органического продукта должно контролироваться от поля до прилавка магазина всеми, кто участвует в этой цепочке. Мы эту цепочку полностью замкнули: наша земля, наши животные, наши технологии, наша переработка и наша доставка. Мы все контролируем. При приемке молока мы проверяем кислотность, жир, четыре группы антибиотиков, соматические клетки, плотность молока, механические примеси, алкогольная проба на термостойкость молока, белок, сухой обезжиренный молочный остаток (СОМО), органолептические показатели. Это проверяет физико-химическая лаборатория.

Микробиологическая лаборатория проверяет такие анализы, как: редуктазная проба на бактериальную осемененность молока, КМАФАнМ раз в 10 дней на качество продукта Количество мезофильных аэробных и факультативно-анаэробных микроорганизмов , а также справка ветсанэкспертизы - об отсутствии сальмонелл и ингибирующих веществ в молоке.

Milknews: Вы держите коров на свободном выпасе - а как вы кормите животных зимой?

Андрей Молев: Органика подразумевает соблюдение определенного набора правил: запрещены химические обработки, внесение химических удобрений, применение стимуляторов роста животных, гормональные препараты. Соответственно заготавливаем на зиму корма на собственной базе. Корма должны быть органического происхождения, то есть выращены на землях — без минеральных удобрений, без химических средств защиты растений. Этот чистый корм с чистой земли корова ест летом в виде травы, зимой — в виде силоса и сена. Мы также сами выращиваем зерно — овес, ячмень, пшеницу. Из них зерновых мы делаем свои кормосмеси.

Milknews: А как вы лечите коров, если вы не пользуетесь антибиотиками?

Андрей Молев: Есть ограничения по ветеринарии — по использованию лекарственных препаратов. Антибиотики используются в самых крайних случаях, чтобы спасти животное, когда разрешенные лекарства не помогли. После применения антибиотика, если такое всё таки случилось, животное становится на карантин и продукция, например молоко от этой коровы, не направляется в производство и переработку, а утилизируется. Срок выведения препарата из организма, допустим, составляет 3 дня. Больные коровы у нас отделены от здоровых, этот срок умножается на два, а иногда и на три, и только после 6-9 дней после окончания лечения животное возвращается в обычную группу, а его молоко может попасть на переработку.

Milknews: Сколько у вас голов на ферме?

Андрей Молев: Все поголовье распределено по 10 молочно-товарным фермам. Дойное стадо составляет 2775 голов, средний надой – порядка 5000 л. Мы не стремимся к огромным надоям, нас интересует качество и вкусовые показатели продукции. Мы понимаем, что из-за запрета на применение химии, стимуляторов роста, средств, повышающих надой, наши показатели не такие высокие, как у индустриальных производителей.

Milknews: Для переработки органическому предприятию нужно специальное оборудование?

Андрей Молев: Основная часть используемого в органике оборудования такая же, как и в классическом.

Milknews: Ваши продукты дороже массового производителя - вас не пугает, что потребитель сейчас голосует кошельком, и что для него вопрос цены порой важнее качества, или все-таки это не так?

Андрей Молев: Невозможно спорить с тем, что низкая цена – сильный аргумент в борьбе за предпочтения клиента. Но низкая цена товара – это очень серьезный показатель качества. Однако российские покупатели сегодня готовы платить за настоящую органическую продукцию.

«Углече поле» - это бренд, стоящий на трех китах. Первый – это органика, второй – вкусовые качества и третий – традиции. 30-40 процентов покупателей выбирают наш продукт не потому, что он органический, а потому что вкусный. Мы очень много этому посвящаем времени. Качественная и безопасная органическая еда не дань моде, а единственно возможный подход ответственных людей к своему здоровью.

Автор: MilkNews

Россия. ЦФО > Агропром. Экология > oilworld.ru, 14 августа 2018 > № 2711982 Андрей Молев