Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775769 Федор Лукьянов

Бесконечный бенефис

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме Минувшим летом на международных подмостках разыгрывалась пьеса с одним героем. Бенефициант (Дональд Трамп) блистал всеми гранями таланта, заставляя зал с замиранием сердца следить за каждым дивертисментом.

Минувшим летом на международных подмостках разыгрывалась пьеса с одним героем. Бенефициант (Дональд Трамп) блистал всеми гранями таланта, заставляя зал с замиранием сердца следить за каждым дивертисментом. Лишь малая часть публики испытывала восторг, большинство реагировало на рисунок роли с изумлением, недоумением или даже страхом, будучи, однако, не в силах оторваться от захватывающей фабулы. Представление продолжается. Финал драмы не предрешен, кульминация впереди.

Анализируя международную политику, сегодня невозможно не сосредоточиться на логике внутреннего развития самой влиятельной страны – Соединенных Штатов. Дмитрий Новиков обращает внимание, что при всей экстравагантности Трампа происходящее в Америке является циклическим процессом обновления политической системы. И уже неважно, как долго он останется на своем посту (об импичменте рассуждают в полный голос) – возврата к прошлому не будет. Джеймс Голдгайер и Элизабет Сондерс указывают, что процесс концентрации власти в руках президента и деградации остальных органов власти начался задолго до Трампа, и его нахождение в Белом доме лишь довело давно начавшийся процесс до кульминации. Рэндалл Швеллер встает на защиту гонимого истеблишментом руководителя: во-первых, Трамп намного более успешен, чем можно судить по публичной картинке, во-вторых, его действия – продуманный возврат к реалистической политике, даже если внешне они могут выглядеть импульсивно. Андрей Цыганков считает Трампа жестким и целеустремленным националистом, что делает необоснованными надежды некоторых в России на благожелательность американского президента.

Несомненно одно: Америка переживает глубокую трансформацию, и как бы она ни закончилась, Соединенные Штаты не будут играть в мире роль, которую играли после окончания холодной войны. Единоличное доминирование миновало. И наиболее важная перемена в том, что меняется не только военный или экономический баланс, уходит однородность идейного ландшафта.

Роли идей в мироустройстве посвящен раздел этого выпуска. Владимир Малявин размышляет о китайском мировоззрении, которое будет все больше влиять на мир по мере роста могущества КНР. Авторы доклада Валдайского клуба, выдержки из которого мы публикуем, анализируют, как выход на ведущие мировые позиции Китая и Индии, держав с собственной и очень специфической стратегической культурой, повлияет на глобальную политику. Чарльз Капчан ожидает перемен и в американском подходе. США никогда не откажутся от идеи собственной исключительности, но интерпретация ее подлежит периодическим коррективам. Сергей Караганов считает происходящее сейчас в мире очередной инкарнацией холодной войны, то есть – конфликта и идеологического тоже, но полагает, что на сей раз у России неплохие шансы взять верх. Штрих к теме – исторический обзор того, как сверхдержавы эпохи большой конфронтации прозевали выход на мировую арену ислама как мощной политической силы. Дмитрий Асиновский описывает реакцию СССР и США на Исламскую революцию в Иране.

Последние месяцы отмечены быстрым ухудшением отношений между Москвой и Вашингтоном, волны американских санкций следуют одна за другой, Россия грозит зеркальным ответом. Правда, зеркальности быть не может, никто не обладает таким арсеналом мер давления, как Соединенные Штаты, контролирующие мировую финансовую систему. Вопрос, звучащий в этой связи: чем способна ответить Россия? Одномоментного ответа нет, речь может идти только о системной работе по расширению собственных возможностей и снижению зависимости от американо-центричной системы. Составная часть – «поворот на Восток», о котором активно говорят давно, но в особенности последние 4-5 лет.

Специальный блок в этом номере посвящен теме российского Дальнего Востока и азиатской России в целом, что надо делать в этой части страны (очень обширной), чтобы использовать для национального развития потенциал роста Большой Азии. Игорь Макаров видит залогом успеха ресурсный потенциал – но при условии совершенно другого, современного, способа его освоения. Леонид Бляхер делает упор на идейной составляющей – пора кардинально изменить восприятие Дальнего Востока как чего-то далекого и периферийного. Тем более что исторически он не был захолустьем. Виктор Ларин скептически оценивает такие перспективы. По его мнению, мода на тихоокеанский дрейф России в Москве уже прошла, уступив место континентальной евразийской идее. А это значит, что Дальний Восток возвращается к периферийному положению. Наконец, группа норвежских исследователей сомневается в способности России добиться прорыва на азиатском направлении, но признает сами усилия крайне важными.

В этом номере мы открываем специальную рубрику – резонанс. В ней будем рассматривать реакцию на различные международные решения, процессы или события, которые могут иметь долгосрочные последствия. На этот раз Павел Гудев анализирует недавно опубликованную арктическую стратегию Китая, а Игорь Ковалев следит за мучительным Брекзитом, который не пройдет бесследно ни для кого.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775769 Федор Лукьянов