Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 5 ноября 2018 > № 2782018 Дмитрий Медведев

Онлайн-конференция Дмитрия Медведева в Шанхае

Председатель Правительства ответил на вопросы в режиме «онлайн» на площадке Шанхайской медиагруппы.

Онлайн-конференция Дмитрия Медведева с китайскими интернет-пользователями прошла в штаб-квартире Шанхайской медиагруппы. Для российских интернет-пользователей была организована трансляция конференции на портале международного информационного агентства «Россия сегодня».

Из стенограммы:

Юань Мин (как переведено): Сегодня утром в Шанхае состоялось открытие первой Китайской международной импортной выставки. Россия приняла участие в выставке в качестве одного из 12 почётных гостей. Премьер-министр Российской Федерации прибыл в Шанхай во главе российской делегации и принял участие в открытии выставки. Сегодня мы рады приветствовать Премьер-министра в студии Шанхайского медиацентра. Благодарим Вас за то, что Вы согласились принять участие в онлайн-конференции и ответить на вопросы интернет-пользователей.

Добро пожаловать!

Д.Медведев: Ni hao! Здравствуйте!

Вопрос (как переведено): Премьер-министр, в 2010 году в Шанхае проходила Всемирная выставка «ЭКСПО», и Вы были на ней с визитом. И вот спустя восемь лет Вы снова приехали в Шанхай. Позвольте спросить, что интересного из сделанного в России российское Правительство и предприятия привезли на этот раз на импортную выставку?

Д.Медведев: Во-первых, хочу сказать, что идея выставки сама по себе очень правильная и интересная. В мире не так много подобного рода выставок, где рассматриваются вопросы, связанные с импортом. В данном случае речь идёт о большой, полноценной выставке, куда приезжают предприятия из самых разных стран мира. И сегодня в открытии выставки участвовали главы государств и правительств. Это было масштабное мероприятие с открытием, которое осуществил Председатель Си Цзиньпин, а затем выступали другие коллеги.

Мы говорили о том, что в мире много уделяют внимания экспорту, но «ЭКСПО», которая была бы посвящена непосредственно импорту – во всяком случае, на такой системной основе, – появилась впервые. И мы рады принять участие. Хотел поблагодарить ещё раз наших китайских друзей за то, что нас пригласили в качестве страны-партнёра.

На эту выставку приехали представители приблизительно 50% регионов нашей страны. Это большие делегации, которые представлены региональным бизнесом и которые привезли на выставку свои продукты, свои идеи, свои предложения.

Я осмотрел вместе с другими коллегами павильоны, которые были посвящены отдельным государствам, а после этого – уже непосредственно нашу часть выставки и обратил внимание, что там большое количество самых разных товаров. Это и продукты питания, и техника, и аграрные технологии, и вообще много всего, что может быть интересно потребителям в Китайской Народной Республике и, наверное, в других странах.

Площадка хорошая. И то, что выставка будет проходить каждый год, на ней будут встречаться представители бизнеса каждый год, это само по себе весьма и весьма неплохо. Так что я хочу поздравить наших китайских друзей с очень важным событием.

Вопрос (как переведено): Вы отметили, что в будущем несырьевой неэнергетический экспорт России должен вырасти до 250 млрд долларов. Как Вам кажется, какие новые точки роста экономики и торговли в сотрудничестве России и Китая может принести эта импортная выставка?

Д.Медведев: Именно в этом направлении, как мне представляется, и должно проходить наше сотрудничество. Мы очень неплохо научились сотрудничать в сфере энергетики – наши китайские партнёры покупают в Российской Федерации и газ, и нефть. Но это традиционные направления сотрудничества, хотя и очень большие. Кстати сказать, совсем скоро в Пекине будет проходить и большой энергетический форум между нашими странами. Если говорить об этой выставке, то это совершенно другое направление. Это несырьевое и неэнергетическое направление, это то, что для нашей страны очень важно, – сельское хозяйство, продукты питания, высокие технологии, различного рода технологические сервисы, цифровая экономика. Это то, что будет определять уровень развития наших стран в XXI веке. Мы очень рассчитываем, что при помощи этой выставки и ввиду наших разветвлённых экономических связей с Китайской Народной Республикой удельный вес именно такого, несырьевого экспорта будет в нашем товарообороте расти. Это будет на пользу и нашим экономикам, которые получат дополнительные драйверы развития, и нашим компаниям, которые этим занимаются.

Перед нашей страной стоит задача – изменить структуру товарооборота. Россия очень большая страна и поставляет большое количество энергоресурсов, сырьевых товаров. Но мы понимаем, что будущее за другим – за высокими технологиями, современными цифровыми решениями. И мы стараемся свой экспорт поменять. В настоящий момент уже более 50% доходов, которые получает российский бюджет, создаётся не за счёт нефти и газа, не за счёт поставки электроэнергии или какого-то иного сырья, а за счёт других решений. Я уверен, что наше сотрудничество в этой сфере будет помогать в решении этой задачи.

Вопрос (как переведено): Сегодня утром Вы отметили, что в Шанхае должно быть открыто представительство Российского экспортного центра при поддержке Внешэкономбанка. Это очень интересная новость для Шанхая. Вы ранее также неоднократно упоминали, что создание цифровой экономики является государственной задачей России. Какое пространство для взаимодействия наших стран существует в области цифровой экономики?

Д.Медведев: Во-первых, по поводу Российского экспортного центра. С учётом масштабов сотрудничества между Россией и Китаем совершенно очевидно, что представительство этого центра в Китайской Народной Республике должно быть. И оно будет создано в Шанхае. Это структура, которая занимается поддержкой экспорта российских компаний, чтобы они могли на нормальных условиях выйти на иностранные рынки, в том числе на такой большой рынок, как рынок Китайской Народной Республики. Поэтому мы приняли решение создать здесь подразделение Российского экспортного центра. Мне кажется, это очень важно. Сегодня я проходил по выставке, там были российские бизнесмены, и они нас за это благодарили, потому что это помогает им работать на китайском рынке.

Что касается «цифры», то цифровая экономика – это будущее. Это понимают все, это понимаем мы и наши друзья в Китайской Народной Республике. Мы будем делать всё для того, чтобы подобного рода технологии развивались. Ведь «цифра» сейчас везде. Мы с вами общаемся – сигнал через «цифру» уходит наверх, на спутники, после этого нас видят по телевидению, смотрят в интернете. Если бы не цифровые технологии, то никто бы ничего не услышал и не увидел. «Цифра» сегодня становится частью управления – и государственного управления, и коммерческого управления. Цифровые технологии проникают на бытовой уровень.

Сейчас в нашей стране очень распространены сервисы, позволяющие людям напрямую получать ответы из государственных структур. Не обращаться туда, а, находясь за своими компьютерами, открывать личные кабинеты, заполнять соответствующие формуляры и получать ответы. «Цифра» – это масса очень удобных бытовых вещей.

Наконец, цифровые технологии будут способствовать созданию того, что мы называем искусственным интеллектом, а искусственный интеллект, совершенно понятно, определит развитие стран в текущем столетии.

По всем этим направлениям мы готовы работать вместе с нашими друзьями из Китайской Народной Республики. Тем более что эта сфера очень конкурентоспособна. В ряде случаев нас пытаются «отжать», не допуская к тем или иным сервисам, программам, упрекая в том, что мы нарушаем в той или иной степени чьи-то права. Иногда, наверное, это тоже происходит, и с этим нужно разбираться. Но в любом случае попытки недобросовестной конкуренции в этой сфере присутствуют. И в этом смысле очень важно, чтобы мы в ряде направлений выступали совместно, включая, кстати, и решения, связанные с будущим торговых отношений, международных торговых отношений, Всемирной торговой организации, о чём, кстати, сегодня в своём выступлении говорил и Председатель Си Цзиньпин, и определённые вопросы в этой сфере также были затронуты мной в выступлении.

Вопрос (как переведено): Пять лет назад Китай выступил с инициативой «Один пояс – один путь», эта инициатива значительно расширила сферы сотрудничества Китая с Россией. Также происходит сопряжение инициативы «Один пояс – один путь» с продвижением Евразийского экономического союза. Как Вы можете прокомментировать тенденцию развития сотрудничества в этой сфере, учитывая всемирный торговый протекционизм?

Д.Медведев: Про протекционизм я уже начал говорить, и ещё раз хочу сказать: протекционизм – это, безусловно, плохое явление мировой экономики. Протекционизм был всегда. Но всё-таки в основном в предыдущие годы большинство стран придерживалось тех правил, которые удалось выработать в рамках Всемирной торговой организации.

И мы сейчас продолжаем считать, что ничего лучшего человечество в этой сфере не выработало. Насколько я знаю, такова позиция и руководителей Китайской Народной Республики.

Да, эта система не идеальна, но она работает и обеспечивает конкуренцию в мире, свободное развитие экономик и соответствующих стран.

К сожалению, в последнее время были предприняты действия, направленные на то, чтобы эту конкуренцию задушить, а систему свободного обмена товарами и услугами поставить под очень жёсткий контроль. Это, собственно, и называется протекционизмом – когда одни страны пытаются отгораживаться от других стран.

Такого рода политику ведёт ряд государств. Наверное, самое крупное из них – Соединённые Штаты Америки, которые вводят всякого рода ограничения, пошлины в отношении Китайской Народной Республики, Европейского союза и нашей страны. В конечном счёте, я уверен, от этого пострадает и американская экономика. Всё это в настоящий момент сказывается на темпах развития мировой экономики и на развитии наших стран. И поэтому сегодня, выступая на эту тему, практически все говорили о ценности сохранения режима, который даёт Всемирная торговая организация, и необходимости его развития, реформирования в особых случаях.

Идея, заложенная в проекте «Один пояс – один путь», безусловно, полностью противоположна протекционизму. Она направлена на то, чтобы развивать глобальные процессы в экономике, связывать различные страны, имея в виду и торговые, товарные потоки, и возможности логистического порядка, развивать различные сервисы, в конечном счёте развивать все страны, которые и образуют «Один пояс – один путь».

Эта идея возникла, как Вы правильно сказали, пять лет назад, и мы в той или иной степени обсуждали её с нашими партнёрами на протяжении всего этого периода. В определённый момент возникла идея так называемого сопряжения Евразийского союза и концепции «Один пояс – один путь». Как мне представляется, сейчас мы находимся в ситуации, когда нужно проанализировать, каким образом такого рода соединение может помочь нашим экономикам, какой дополнительный, добавленный эффект эта идея может принести народам наших стран.

Это не абстрактный разговор, не общие рассуждения, а вполне конкретные истории, связанные, например, с торговыми соглашениями, которые мы в настоящий момент обсуждаем с Китайской Народной Республикой. С одной стороны – Евразийский союз, то есть пять стран, а с другой стороны – Китайская Народная Республика. Это создаёт дополнительные торговые возможности, это создаёт возможности по поставкам товаров, услуг, работ в упрощённом порядке. А стало быть, наши компании смогут лучше и быстрее быть представленными на территории и в экономике Китая и, соответственно, китайские компании смогут активнее взаимодействовать с компаниями из Евразийского союза.

Поэтому, мне кажется, это хорошее направление нашего взаимодействия. Мы будем этим заниматься.

Вопрос (как переведено): Вы отмечали, что в последнее время Россия сталкивается с определённым давлением из-за снижения цен на нефть и западных санкций. Но двухлетний период отрицательного роста российской экономики закончился, рост составил 1,5%. Также Россия выросла в рейтинге Всемирного банка, находится на 40-м месте. Каким образом Россия справляется с этим давлением и улучшает свой экономический климат?

Д.Медведев: Всякое давление создаёт и проблемы, и определённые перспективы.

Действительно, наша экономика вначале столкнулась с ситуацией, которая была связана с понижением цен на нефть, а для нашей страны это важный фактор. Но в настоящий момент, скажем прямо, цены выровнялись. И мы никогда не были заинтересованы в том, чтобы цены были максимально высокими. Это грозит как раз остановкой развития экономики, и мы это прекрасно понимаем. Для нас не являются выгодными цены, которые запредельно высоки. Нам нужны разумные цены, и сейчас с этим всё в порядке. А другой фактор, который, безусловно, влиял на развитие нашей экономики и влияет сейчас, – это пресловутые санкции, которые были введены рядом государств и в той или иной степени ограничивали наше развитие. Но в этих ограничениях мы и нашли источник самореализации, источник нашего собственного развития. Потому что когда нам сказали «мы не будем вам поставлять это и это», мы сказали: хорошо, если вы нам не будете поставлять такого рода технику или технологии, мы займёмся этим сами. И в результате мы стали развивать импортозамещение, у нас возникли целые вполне конкурентоспособные направления в промышленности, высоких технологиях. Если говорить о сельском хозяйстве, то, по сути, введение этих санкций (а мы ввели потом ответные меры в отношении Соединённых Штатов, Европейского союза) привело к тому, что наше сельское хозяйство стало развиваться просто ударными темпами. Мы теперь являемся крупнейшим производителем пшеницы и зерновых, поставляем их практически в любые регионы, где это необходимо, естественно, мы имеем очень добрые отношения с нашими партнёрами в этой сфере. Сегодня, кстати сказать, мы обсуждали вопрос о том, чтобы развивать сотрудничество по поставкам сои, например, в Китайскую Народную Республику. В общем, то место, которое в силу географических, природных условий, по сути, было предназначено нашей стране, мы сейчас, как мне кажется, достаточно неплохо используем. И за это мы должны поблагодарить тех, кто ввёл санкции в отношении нашей страны, – если бы они это не сделали, может, мы и дальше бы просто поставляли нефть и газ и не думали о том, чтобы развивать сельское хозяйство. Так что в каждом ограничении есть источник развития.

Юань Мин (как переведено): Сказано прекрасно. Знаете, как мы называем русских? Воюющая нация. Я услышала это и сразу поняла, что это выражение верное.

Д.Медведев: Мы стараемся воевать мирными средствами. Только когда что-то совсем тяжёлое происходит, мы, конечно, отвечаем так, как следует, а так мы стараемся конкурировать на экономической площадке.

Вопрос (как переведено): Россия и Китай также сотрудничают в сфере безопасности и противостоят новым, нетрадиционным угрозам. Каким образом можно укреплять и углублять сотрудничество России и Китая в сфере безопасности?

Д.Медведев: Мы давние партнёры в сфере безопасности. Наши страны, и Россия и Китай, являются постоянными членами Совета Безопасности ООН. Стало быть, у нас особая миссия при принятии решений, которые имеют значение для всего человечества, на площадке Организации Объединённых Наций. Наши страны исходят из того, что единственной всеобъемлющей площадкой для разрешения международных споров, проблем является именно Организация Объединённых Наций, а не какие-то суррогаты или придуманные виртуальные организации, где что-либо рассматривается. Поэтому мы уже очень давно сотрудничаем в сфере безопасности.

Но, конечно, сейчас появляются новые угрозы. И мы сотрудничаем и по этому направлению. Мы с вами сегодня говорим о цифровом развитии и компьютерных технологиях. Кстати, для понимания, только объём электронных сделок между гражданами, компаниями нашей страны и Китайской Народной Республики в настоящий момент уже составляет где-то 3 млрд долларов в год. Эта цифра, конечно, будет расти с учётом развития сервисов системы e-commerce, то есть электронной коммерции, и всё это будет развиваться. Но у цифрового развития и компьютерных технологий есть и оборотная сторона – это киберпреступность. Сегодня с этим явлением сталкиваются все страны. Есть обычные мошенничества, которые связаны с тем, что большое количество денег оседает в карманах мошенников в результате различного рода виртуальных манипуляций. Это трансграничная преступность, она может быть локализована где угодно.

Есть и ещё более опасная киберпреступность и технологии, которые пытаются использовать террористы. В этом смысле между нашими странами существует несколько важных соглашений, по которым осуществляют взаимодействие правительства наших стран, спецслужбы наших стран. Это работа тихая, но очень важная, и ей нужно заниматься постоянно.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 5 ноября 2018 > № 2782018 Дмитрий Медведев