Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 7 ноября 2018 > № 2784916

Резонансное дело «Седьмой студии», рассмотрение которого по существу в столичном Мещанском суде несколько подзадержалось, рвануло с места в карьер. Заслушаны обвинительное заключение, а следом за ним — показания подсудимого № 1, известного режиссера Кирилла Серебренникова.

Все четверо подсудимых — художественный руководитель автономной некоммерческой организации «Седьмая студия» Кирилл Серебренников, ее генеральный директор Юрий Итин, генеральный продюсер в 2011-21 годах Алексей Малобордский и бывшая высокопоставленная чиновница Министерства культуры РФ Софья Апфельбаум — категорически отвергли обвинение в хищении бюджетных средств. А также, вместе с адвокатами, высказали серьезные претензии к тому, как составлено обвинительное заключение.

На скамье подсудимых отсутствуют еще двое обвиняемых: Екатерина Воронова, принявшая пост генерального продюсера у Малобродского в 2012 году, находится за границей в розыске, а главный бухгалтер Нина Масляева сотрудничает со следствием и материалы в отношении нее выделены в отдельное производство.

Кирилл Серебренников и коллективный самооговор

В начале заседания судья Ирина Аккуратова постановила признать подсудимых гражданскими ответчиками по иску Министерства культуры на суму в 133 млн 237 тыс. 920 руб., которую они, по общему мнению обвинения и истца, похитили мошенническим путем. Все четверо подсудимых и их защита возражали против этого. Адвокат Малобродского Ксения Карпинская также заметила: «В предварительном слушании представители Министерства культуры сказали, что их претензии — не 133, а 39 млн руб».

Кирилл Серебренников заявил, что он «не крал, не воровал и не образовывал никакой преступной группы, кроме театральной». Его адвокат Дмитрий Харитонов сказал: «Хищение этих 133 млн руб. состояло якобы в представлении в Министерство культуры заведомо ложных данных о количестве и качестве мероприятий. Обвинение не содержит указаний ни на одно такое мероприятие, которое бы не состоялось и не стоило бы тех денег, которые были на него потрачены». Судья, однако, не вняла этим замечаниям.

Затем настала очередь обвинительного заключения. Как рассказал прокурор Олег Лавров, «в 2011 году, не позднее 24 марта, режиссером театра и кино Серебренниковым разработан экспериментальный проект „Платформа“, предполагавший многолетнее создание и демонстрацию театральных, музыкальных, танцевальных и медиа-произведений, финансируемых за счет средств бюджета РФ».

Серебренников договорился с заместителем директора департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Софьей Апфельбаум об учреждении автономной некоммерческой организации для оформления договорных отношений с министерством. Генеральным директором он пригласил Юрия Итина, а генеральным продюсером — Алексея Малобродского.

Обвинитель заявил, что «Итин и Серебренников, имея корыстный интерес и преступный умысел на личное обогащение, приняли решение создать устойчивую сплоченную преступную группу, к участию в которой привлекли Малобродского, Воронову, Масляеву и Апфельбаум».

Далее, по версии обвинения, Апфельбаум организовала бесконкурентную победу АНО «Седьмая студия» на открытом конкурсе на заключение государственного контракта, и таковой контракт был 2 сентября 2011 года заключен. В оставшийся период 2011 года студия получила 10 млн руб., в 2012 году — уже 67 млн, в 2013 году — 70 млн, и в 2014 году — 66 млн руб. Сам проект был рассчитан на три года.

Семь вопросов по делу Серебренникова

Обвинение утверждает, что львиная доля средств — 133 млн из 216 млн руб. — была просто присвоена оборотистыми театральными деятелями, а Минкульту, как водится, втерли очки «розовыми отчетами». Прокурор долго и скрупулезно перечислял финансовые и платежные документы на суммы от нескольких сот тысяч до десятков миллионов рублей, получали из бюджета Минкульта и обналичивали через знакомых питерских и московских банкиров. В конце каждый раз звучало грозное «противоправно и безвозмездно обратили в свою пользу и распорядились по своему усмотрению».

В своих репликах как сами подсудимые, так и их адвокаты решительно заявили, что обвинительное заключение составлено с нарушением норм УПК РФ, а главное, не содержит доказательств хищения. Серебренников заметил, что речь прокурора напоминала «сломавшийся принтер, который печатает одно и то же».

Решено было заслушать свидетелей и изучить вещественные доказательства. Однако Серебренников, Малобродский и Апфельбаум изъявили желание дать показания до этих процедур (тогда как Итин решил — после).

Начали с Кирилла Серебренникова. Заросший густой черной щетиной 49-летний режиссер был одет по «хипстерской» моде: в черной футболке с белыми буквами ЖГИ на спине, круглой шапочке и мощных «роговых» очках. Он отвечал на вопросы своего адвоката Харитонова, который довольно дотошно его «гонял и возил» по всем аспектам.

Серебренников рассказал, что проект «Платформа» возник в его голове на встрече деятелей культуры с президентом РФ в 2011 году в фотогалерее Ольги Свибловой на Остоженке. Режиссер предложил создать мультижанровую площадку для демонстрации произведений четырех искусств — театра, танца, музыки и «медиа». Свою идею он передал главе государства «на двух-трех страничках».

Вскоре состоялось совещание в Минкульте, где лед и тронулся. Идею автономной некоммерческой организации подал некий представитель финансового отдела, «дяденька в сером костюмчике», как наиболее распространенную практику.

Тогда же Серебренников познакомился с Софьей Апфельбаум — как со своим куратором со стороны Минкульта. А Юрия Итина он уже привел с собой — с ним режиссер познакомился чуть раньше, через его покойную маму Аллу Шполянскую, помощницу художественного руководителя МХТ Олега Табакова.

Серебренников назвал Итина выдающимся директором, «какого не найти». И хотя одновременно Итин был директором ярославского театра драмы имени Ф.Г. Волкова, Кирилл очень просил его «не бросать нас». С таким же выдающимся продюсером Малобродским Серебренникова познакомил Итин. Малобродского сменила Катя Воронова, поднявшаяся из простых продюсеров.

Главному бухгалтеру Нине Масляевой была ожидаемо дана куда более сдержанная характеристика. По словам Серебренникова, он видел ее всего несколько раз, об имеющейся у нее судимости не знал, а когда в 2014 году в организации был аудит, оказалось, что Масляева «уволилась и на звонки не отвечает», ее с трудом удалось привести.

Человек в российской клетке

Отвечая на вопросы адвоката, Серебренников отметил, что никаких финансовых полномочий у него не было, никаких поручений Масляевой он не давал, лишь «подписал несколько документов относительно рамочных соглашений с Минкультом о субсидиях». «Про деньги мне было известно, особенно тогда, когда они не поступали», — заметил режиссер.

Он посетовал, что минкультовское финансирование было очень нерегулярным и создавало массу неудобных ситуаций. Изначально Серебренников и Итин вложили собственные средства в запуск проекта — «примерно по полтора миллиона», так как финансирование открылось только в марте 2012 года. Эти деньги им вернули.

Зарплату себе Серебренников запросил на уровне 100 тыс. руб. в месяц, учитывая, что это будет «каторжная работа без выходных». Одновременно он являлся худруком театра «Гоголь-центр». Также, отвечая на вопрос адвоката, режиссер указал, что никак не мог купить на похищенные у Минкульта деньги квартиру в Берлине, поскольку таковая недвижимость уже была им приобретена на гонорары от спектаклей.

На вопросы обвинения Серебренников ответить не успел. Следующее заседание назначено на 9:30 8 ноября.

Леонид Смирнов

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 7 ноября 2018 > № 2784916