Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 ноября 2018 > № 2785130 Дмитрий Медведев

Пресс-конференция Дмитрия Медведева

Председатель Правительства ответил на вопросы российских журналистов по итогам визита в Китай.

Из стенограммы:

Вопрос: Завершается Ваш визит в Китай. Вы приняли участие в первой выставке импортных товаров в Шанхае, где Россия получила статус страны-партнёра. Также приняли участие в очередной встрече глав правительств России и Китая, подписали ряд двусторонних документов. Какие направления Вы могли бы выделить в дальнейшей совместной работе? В каких отраслях, на Ваш взгляд, она наиболее перспективна? В частности, удалось ли договориться о масштабном росте сельхозэкспорта в Китай?

Д.Медведев: Вы все были свидетелями того, что происходило в Шанхае и Пекине. Сначала по поводу Шанхая. Это действительно интересная инициатива наших китайских партнёров – проводить регулярно, ежегодно выставку по импорту. Особенно интересно, что это китайская инициатива. Китай известен своими экспортными возможностями, он поставляет товары во все страны мира на огромные суммы. И тем не менее является огромным и очень ёмким рынком, который, как говорят наши партнёры, открыт для того, чтобы на этом рынке присутствовали товары из разных стран. Наши компании тоже приехали. Я посмотрел спектр того, что представлено: это действительно наиболее интересные для китайского рынка группы товаров, включая сельхозтовары и продукты питания. Население Китая, как известно, очень большое, Китай значительный импортёр продовольствия. И наша страна как одна из ведущих аграрных стран в этом смысле должна свои компетенции наращивать.

Поэтому плавно перехожу ко второй части Вашего вопроса: мы действительно обсуждали и в ходе встречи с Председателем КНР Си Цзиньпином, и в ходе переговоров в узком составе с Премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном, и в ходе межправительственных консультаций, то есть 23-й встречи глав правительств, тему аграрных поставок. До последнего времени существовали определённые ограничения, они касались ввоза мяса птицы, молочных продуктов. Постепенно вместе с китайскими партнёрами мы эти ограничения снимаем. Сегодня на эту тему было подписано два протокола. С нашей стороны протокол был подписан Россельхознадзором. Это даст возможность нашим аграрным производителям выходить на китайский рынок. В Китае стали активно потреблять молочные продукты, раньше этого не было. Очень много потребляют мясных продуктов. Поэтому открытие этих сегментов очень важно. Хочу подчеркнуть, речь идёт о том, что там задействованы региональные поставщики – с учётом того, что существуют санитарно-эпидемиологические требования и мы выбрали принцип регионализации для того, чтобы наращивать поставки наших сельхозпродуктов на китайский рынок.

Есть и другое очень важное направление, о котором говорили все китайские руководители. Речь идёт о поставках сои. Соя – культура, очень востребованная в Китае. Китайский рынок огромный, порядка 95 млн тонн сои они импортируют ежегодно. Из них 30 млн, даже больше, – из Соединённых Штатов Америки. С учётом торговых проблем, которые возникли во взаимоотношениях между этими странами, – скажем прямо, протекционистского курса, который сейчас проводят Соединённые Штаты Америки в отношении Китая и целого ряда других стран, европейских стран и нашей страны тоже, – определённая часть соевого сегмента высвободилась. Мы договорились с китайскими партнёрами о том, чтобы более активно присутствовать именно в этом сегменте, что для нас неплохо. Это даёт возможность, с одной стороны, выйти на китайский рынок с нашими продуктами, включая сою, а с другой стороны – нарастить производство сои в нашей стране, прежде всего на Дальнем Востоке. Именно в этом регионе соя выращивается, и под эту культуру надо готовить поля, чтобы больше её производить.

Так что результаты очень неплохие. Подписаны документы и в других сферах. Они касаются в том числе высокотехнологичного сегмента, высокотехнологичного сотрудничества, включая космос, энергетику и целый ряд других направлений, по которым мы взаимодействуем. Как обычно, по итогам этих консультаций подписан итоговый протокол – его подписывают Премьер Госсовета Китая и Председатель Правительства Российской Федерации, – где отражены результаты и в конечном счёте, по сути, содержатся поручения ведомствам о том, как работать дальше. Результаты вполне благоприятные. Мы надеемся, что они воплотятся в новые достижения нашего партнёрства с Китаем.

Вопрос: Две недели назад Вы дали поручение курирующему вице-премьеру и Министру энергетики принять дополнительные меры по стабилизации цен на топливо на внутреннем рынке. Удовлетворены ли Вы полученными результатами или необходимо сделать что-то ещё?

Д.Медведев: Тема довольно острая, появляются всякие комментарии: что выросло, что обратно вниз ушло. Я только что подписал постановление Правительства о соглашениях между федеральными органами исполнительной власти и хозяйствующими субъектами. На базе этого постановления Министерству энергетики вместе с антимонопольной службой вменяется обязанность заключить с хозяйствующими субъектами соглашения о принятии мер по стабилизации и развитию внутреннего рынка нефтепродуктов.

Да, они договорились по моему поручению, потому что альтернатива была простая: или будут эти соглашения, или введут запретительные пошлины, то есть ограничительные меры по поставкам на экспорт. Нефтяные компании эти аргументы услышали и согласовали такой режим. На базе этого документа – а он вступает в силу с момента подписания – соглашения с этими компаниями будут заключены. Есть перечень компаний. Я все перечислять не буду, но здесь крупнейшие: «Газпромнефть», «Лукойл», «Роснефть», «Русснефть», «Сургутнефтегаз», «Татнефть» и так далее. Я думаю, что таким образом мы эти отношения поставим на легальную основу.

Правительство будет следить, как эти соглашения исполняются. Если я увижу, что соглашения не действуют или размываются (неважно, какая компания это будет делать, в конечном счёте это всё равно будет видно по ценам, которые будут складываться у продавцов, покупателей, а самое главное – на бензоколонках, потому что именно эта цена волнует потребителей), тогда придётся принять решение, о котором я сказал, и подписать постановление о введении заградительных экспортных пошлин. Надеюсь, что до этого не дойдёт и что эти соглашения будут выполняться надлежащим образом. Вице-премьер Козак и министр Новак должны будут следить за исполнением этих соглашений.

Вопрос: На днях США ввели санкционный режим в отношении Ирана. Говорят о втором пакете санкций в отношении российских компаний. Какова позиция Правительства в части сотрудничества с иранскими партнёрами? Будет ли Правительство оказывать поддержку российским компаниям в случае, если на них будут распространены дополнительные санкции?

Д.Медведев: Такое ощущение, что, чем яростнее разгорается политическая борьба в Соединённых Штатах Америки, тем с большим остервенением они плодят какие-то санкции в отношении самых разных суверенных участников международного сообщества. Сегодня там состоялись выборы с определёнными результатами, которые можно по-разному рассматривать, но это их внутреннее дело. Очевидно, что всякого рода санкции, разговоры о санкциях в отношении Ирана, Российской Федерации, ограничениях по поставкам и введении пошлин и квот в отношении Европейского союза, Китайской Народной Республики – всё это делается для того, чтобы решить внутриполитические задачи, связанные с выборами в Конгресс, то есть в Сенат и Палату представителей, и получить заделы на будущее. Я сейчас даже не имею в виду конкретных участников политической борьбы, но это очень плохо, потому что это расшатывает международный режим. Об этом мы говорили здесь, в Китайской Народной Республике, об этом говорил Председатель КНР Си Цзиньпин. Об этом говорил я, выступая с трибуны, – о том, что в настоящий момент, по сути, заложена мина замедленного действия под режимы ВТО. Об этом говорили руководители ВТО и Всемирного банка, Международного валютного фонда. Потому что это очень плохо.

Теперь в отношении конкретных мер. Если говорить об Иране, никаких доказательств нарушения Ираном режима так называемой ядерной сделки не было и нет. Об этом говорил Президент нашей страны Владимир Владимирович Путин, об этом говорили другие участники международных отношений в этой сфере, об этом говорили европейцы. Тем не менее было принято это решение. К чему это приведёт? Совершенно понятно. То, что с таким трудом было сделано, может быть пущено под откос. Как я понимаю, терпение иранцев не беспредельно. Там эти решения вызывают народный протест. То, к чему мы так долго стремились, может быть разрушено буквально росчерком пера. Притом что, ещё раз подчёркиваю, никто, ни Соединённые Штаты Америки, ни наши партнёры в Израиле, доказательств того, что Иран ядерную сделку нарушил, не предъявили.

Санкции в отношении нашей страны я неоднократно комментировал. Здесь мне добавить нечего. Мы приспособились к различного рода ограничениям, они даже дают нам определённый простор для того, чтобы совершенствовать свою экономику, создавать новые хозяйственные механизмы. Поэтому ничего критичного не произойдёт, я в этом уверен. Но всё это неприятно и, конечно, заставит нас определённые решения принимать в случае необходимости, в том числе и по поддержке отдельных крупных компаний, если они окажутся под подобного рода санкциями. Безусловно, мы всё это выдержим, просто жалко, что на это приходится тратить силы.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 ноября 2018 > № 2785130 Дмитрий Медведев