Всего новостей: 2657374, выбрано 3147 за 0.175 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Персоны, топ-лист СМИ, ИТ: Швыдкой Михаил (120)Петровская Ирина (96)Путин Владимир (72)Малюкова Лариса (71)Быков Дмитрий (61)Мозговой Владимир (57)Тарощина Слава (56)Медведев Дмитрий (42)Мединский Владимир (40)Латынина Юлия (34)Поликовский Алексей (33)Найман Анатолий (28)Пиотровский Михаил (28)Генис Александр (26)Сокуров Александр (26)Стуруа Мэлор (26)Мартынов Кирилл (25)Герман Алексей (24)Архангельский Андрей (22)Ивлиев Григорий (22) далее...по алфавиту
Россия. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ > yle.fi, 16 ноября 2018 > № 2793377 Вадим Эйленкриг

В Санкт-Петербурге стартовал Международный культурный форум (МКФ), и одним из самых ярких событий его программы станет джазовый фестиваль, который начнется 16 ноября. Под эгидой МКФ форум-фест Jazz Across Borders (JAB) проводится второй раз, его руководитель известный российский музыкант Игорь Бутман. На этой площадке встретятся молодые музыканты, живые легенды и профессионалы музыкальной индустрии со всего мира. Участник форум-феста, трубач-виртуоз Вадим Эйленкриг рассказал «Росбалту» о джазовой части МКФ.

— Расскажите, пожалуйста, о Jazz Across Borders. Каковы преимущества самого формата форум-феста?

— В мире есть всего несколько подобных мероприятий: кажется, в Германии, точно — в Америке… Туда приходят промоутеры, там заводятся знакомства, обсуждаются контракты. Особенно важны шоукейсы, где артисты показывают себя, а продюсеры ищут интересных артистов.

В России к этому добавятся мастер-классы, причем не только по игре на инструментах. Например, мой близкий друг и коллега, барабанщик Саша Машин будет на JAB спикером и расскажет о продвижении своего продукта в условиях дефицита финансирования. Эта тема, мне кажется, касается большинства музыкантов.

Лично мне форум-фест интересен как раз потому, что ожидаются продюсеры крупных европейских и мировых фестивалей, а мне хочется выйти на мировой рынок. Прекрасно, что еще несколько лет назад, чтобы показать себя мы летели в Нью-Йорк, а теперь это возможно в России. Мы, кстати, попали в основной карт шоукейса, что безумно приятно.

— То есть в этом случае шоукейс — мероприятие не только для молодых начинающих джазменов?

— Да, мне как раз показалось, что в основных шоукейсах будут известные музыканты, сделавшие себе имя в России. Теперь они, практически не выходя из дома, могут встретить промоутеров со всего мира.

— Насколько я знаю, в Европе музыканты существуют часто за счет государственных грантов, а в США работают без подобной помощи извне. Видимо, несмотря на промоутеров, первый путь в России предпочтительнее?

— Нет, в Америке есть, конечно, государственная поддержка. Джаз там считается национальным достоянием. Но, честно говоря, не могу сказать, какой из двух путей более правильный. Я за то, чтобы кому-то оказывали государственную поддержку. Но, если продукт настолько хорош, что за него голосуют рублем, это тоже правильно.

— Иначе говоря, вы считаете, публика в России готова голосовать за джаз рублем?

— Я могу привести самый простой пример: проект Вадим Эйленкриг никогда не имел ни государственной, ни частной поддержки — только раз мне помогли записать альбом, и то частично.

— Тогда о продюсерах международного уровня: есть ли у русской культуры что предложить мировому джазу? А если нет, интересно ли миру очередное подражание американской музыке?

— Знаете, если воспринимать джаз как би-боп шестидесятых годов, конечно, ехать в Петербург и показывать это бесполезно. Но если воспринимать джаз как живое, современное искусство двадцать первого века, если у тебя есть свои идеи и ты не играешь стандарты, копируя игру великих музыкантов, ты можешь себя показать.

Двадцать первый век — это век идей, и это применительно не только к музыке, но и к технологиям, искусству, бизнесу. Это время таких людей, как Илон Маск — великий мечтатель, который обещает сделать колонию на Марсе к 2025 году. Может, нам еще всем повезет, и мы сыграем джазовый концерт на Марсе. Ведь если будет колония, там будет концертный зал, и российские музыканты обязательно поучаствуют в таком концерте.

Так что сегодня, если твой продукт отличается от того, чего на рынке и так избыток, он обязательно будет замечен. Воплощение идеи уже второй вопрос: хорошую идею всегда помогут воплотить.

— Надо сказать, название «Джаз без границ» теперь звучит особенно актуально и остро. Не станут ли политические кризисы и новые границы помехой для продвижения идей?

— Я стараюсь не следить за политическими кризисами. Уверен, что между людьми искусства кризиса не существует. Не могу представить двух людей искусства из разных точек мира, которые не нашли бы общий язык.

— Но бывают экономические барьеры. Например, как в Великобритании, где в середине века не продавали почти американских джазовых пластинок, и в результате развитие джаза там было остановлено на долгие годы.

«Абсолютное быдло с экранов телевизоров рассуждает о высоких материях»

— Мне кажется, сейчас совершенно другое время. Чтобы показать себя на рынке, не нужно стоять в очереди на звукозаписывающий лейбл. Чтобы все узнали о твоей записи, не обязательно обивать пороги на радио и на телевидении. Хороший продукт можно, по большому счету, сделать на коленке у себя дома, а затем загрузить в Глобальную Сеть. И если он интересен, тебя узнают, ты станешь популярным.

Понятно, что это время несет и определенные опасности — скажем, популярными также становятся люди, не имеющие мастерства. Но все же, я думаю, нельзя только за счет сиюминутных фишек поддерживать интерес к себе — по крайней мере, долго. В наш век в два клика доступна любая информация, включая и то, что делают твои коллеги в любой точке мира.

— Но видимо, раз существует Международный культурный форум и джазовый фестиваль при нем, живое общение музыкантов так же важно?

— Ну, конечно, живое общение — прекрасно. Гай Юлий Цезарь сказал, что все пути ведут в Рим. Я думаю, все-таки не все, но очень много. Уверен, что Jazz Across Borders — один из этих путей.

— Гала-концерт по окончанию Jazz Across Borders — кажется, это первый случай, когда сцена Мариинки примет джазовый концерт?

— Это касается только главной сцены. В этом году произошло уникальное событие — Международный день джаза в Петербурге. Его организовывает Херби Хэнкок и Институт джаза имени Телониуса Монка. Концерт транслируется в прямом эфире на множество стран. Раньше его проводили в Вашингтоне, Гаване, Париже, Осаке, Стамбуле. В 2018 он проходил на Новой сцене Мариинки. Выступали невероятные музыканты со всего мира: Хэнкок, Роберт Гласпер, Брэнфорд Марсалис и многие другие. Вела его Даяна Ривз, которая жутко коверкала мою фамилию — так и не выговорила. Мне было жутко приятно, что Игорь Бутман рекомендовал меня к выступлению, что Джон Бизли, директор концерта, одобрил меня. Я сыграл свои шестнадцать тактов, но для меня это был исторический, эпохальный момент — веха в моей карьере.

— И все же, не кажутся ли вам такие площадки, как Мариинский театр, излишне чопорными и академичными для джаза? Ведь он во многом остается клубной, камерной музыкой.

— Спасибо за вопрос, вы мне подсказали, насколько универсален жанр, в котором я играю. Джаз — один из немногих видов искусства, который одинаково комфортно и уместно выглядит в филармонии, в маленьких клубах и даже на больших опен-эйрах, где сотни людей просто хорошо проводят время. Это внешнее подтверждение универсальности джаза.

Андрей Гореликов

Россия. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ > yle.fi, 16 ноября 2018 > № 2793377 Вадим Эйленкриг


Франция > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 ноября 2018 > № 2793037 Тома Пикетти

Тома Пикетти: газета «Монд» и миллиардеры (Le Monde, Франция)

Французский экономист Тома Пикетти, ставший известным исследователем причин и последствий неравенства доходов, предлагает на примере газеты "Монд" создавать некоммерческие медиакомпании, способствуя тем самым вкладам спонсоров, читателей и самих журналистов. Если говорить о СМИ, то грамотным решением могла бы стать промежуточная форма между фондами и акционерными обществами.

Тома Пикетти (Thomas Piketty), Le Monde, Франция

Таким образом, акционерный состав газеты «Монд» изменится. Французский банкир продаст свои акции чешскому миллиардеру, который заработал свое состояние на угольных шахтах и часто использовал офшорные схемы. Должны ли мы принимать ситуацию или настало время подумать о правовом и налоговом режимах, чтобы пересмотреть существующую модель СМИ?

Давайте проясним ситуацию. Это никоим образом не ставит под сомнение работу журналистов или руководства газет, которые честно и отважно борются за то, чтобы получить от акционеров все возможные гарантии независимости, как это делается в редакции газеты «Монд» и других ежедневных газетах. Как бы то ни было, не возбраняется задуматься о законах, которые следует изменить, чтобы избежать подобных ситуаций в будущем.

Во Франции, как и везде, существуют правила, ограничивающие долю владения СМИ. Но помимо того, что они недостаточны и плохо соблюдаются, не пересматривались и не адаптировались к эпохе цифровых технологий, эти законы никогда не пытались пересмотреть юридическую форму СМИ. Мы по-прежнему считаем, что акционерное общество является обычной организационной структурой СМИ, основанной на принципе «один евро, один голос». У того кто вкладывает 1 миллиард всегда будет на 1 миллиард голосов больше, чем у того, кто вкладывает 1 евро.

Однако многие сферы деятельности организованы по-разному. Например, образование, культура и здравоохранение, которые в совокупности имеют гораздо больше рабочих мест, чем СМИ или автомобильная промышленность. В этих отраслях, когда они становятся частными организациями, участники обычно обращаются к помощи общественных организаций или фондов, как это делают многие крупные американские и международные университеты. Действующие законы запрещают при открытии начальных или средних школ прибегать к услугам акционерных обществ, а когда это позволили университетам, то несколько экспериментов привели к таким катастрофам (как в случае с Университетом Трампа), что это тоже было запрещено.

Возьмем, к примеру, Гарвардский университет. Его дотация в размере 37 миллиардов долларов была накоплена благодаря пожертвованиям выпускников и миллиардеров, а также благодаря финансовой отдаче от прошлых пожертвований. Помимо прочего, многие из его программ финансируются из государственного бюджета, и мало что можно сделать без инфраструктуры и государственных школ. Тем не менее, когда щедрый спонсор дает деньги Гарварду, он, безусловно, может рассчитывать на некоторые преимущества, такие как назначение в совет директоров, а иногда даже на поступление одного из его детей с недостаточным количеством баллов.

В этом случае такие преимущества заслуживают серьезного пересмотра. Государственным органам было бы неплохо играть гораздо более важную роль в процедурах приема, а также в управлении этими университетами, что имело место в прошлом, и может снова вернуться в будущем — все зависит от законодателя. Факт остается фактом: этот щедрый спонсор находится в гораздо более рискованном положении, чем акционер: нет никаких гарантий, что совет директоров бесконечно будет продлевать его членство, и, прежде всего, он никоим образом не может забрать свои деньги. Его пожертвование было принято в качестве невозвратной дотации, и все же это не мешало ему давать деньги.

И наоборот, наши щедрые спонсоры-акционеры СМИ могут в любой момент угрожать выйти из бизнеса и перепродать свои акции, как сегодня происходит в редакции «Монд». В этом кроется все проблема. Если говорить о СМИ, учитывая необходимость постоянного обновления структур, то грамотным решением могла бы стать промежуточная форма между фондами и акционерными обществами.

Например, в случае с некоммерческими медиакомпаниями, вклад журналистов, читателей и спонсоров будет рассматриваться по-разному — в зависимости от их размера. После определенного порога они дают возможность на повышение права голоса и могли бы подлежать возмещению. Помимо этого порога, взносы становятся не подлежащими возврату, как в Гарварде, и приводят к ограничению прав голоса (что более выгодно, чем в Гарварде).

Представим, например, что только одна треть 10% капитала дает право голоса, а голоса более мелких взносов соответственно увеличиваются. Если миллиардеры утверждают, что они так бескорыстны, то для них не составит труда разделить полномочия с менее богатыми журналистами, читателями и другими донорами.

Что мешает нынешнему большинству принять такую реформу? Возможно, страх вызвать недовольство миллиардеров и необходимость вкладывать нужные финансовые средства. Поскольку речь идет о невозвратных пожертвованиях, было бы логично распространить на средства массовой информации уменьшение налогов на пожертвования, как это действует в области образования и медицины. Но им всегда в этом отказывали. Это были бы грамотно вложенные средства, и их можно легко раздобыть, установив налог на финансовые активы.

Пока правительство не исправит этот просчет, ему будет трудно убедить страну в том, что оно заботится о налоговой справедливости и борется с популизмом.

Франция > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 ноября 2018 > № 2793037 Тома Пикетти


Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 ноября 2018 > № 2791606 Константин Носков, Андрей Романченко

Брифинг Константина Носкова и генерального директора ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» Андрея Романченко по завершении заседания

Из стенограммы:

Вопрос: По поводу масштабов перехода на цифровое телевещание в России. Говорилось, что это беспрецедентные масштабы. Если проводить параллели с другими странами, насколько велика разница?

К.Носков: Это определяется масштабами нашей страны. Сравните маленькую Бельгию и ту же Тверскую область, сразу всё станет понятно. Андрей Юрьевич (А.Романченко, генеральный директор ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть») приведёт конкретные примеры, потому что у нас есть огромные территории типа Якутии, где приходится ставить большое количество передатчиков на душу населения.

А.Романченко: В Забайкальском крае больше всего передатчиков – 265. Если их по линейке соединить с Читой, получается 70 тыс. км. На каждый объект с целью контроля наши группы должны были доехать 15 раз. Получаем цифру – больше миллиона километров. Это до Луны, обратно и ещё раз до Луны. Вот масштабы этой стройки. Это только в Забайкалье.

Вопрос: Есть ли понимание, сколько именно будет этапов подключения?

К.Носков: Все регионы будут подключены до конца года. Здесь, наверное, этапы не столь важны. До конца года вся территория страны будет покрыта двумя мультиплексами. Важнее, как будет происходить отключение аналога. К этому процессу надо активно готовиться. Каждому человеку проверить, действительно ли у него современный телевизор с цифровым приёмником, или купить цифровую приставку. Отключения аналогового телевидения будут происходить с начала февраля. Предположительно (но это решение ещё будет обсуждаться на комиссии по телерадиовещанию) мы предлагаем провести это отключение в три этапа. Последний этап будет происходить в начале июня следующего года. Подключать предлагаем регионы по мере готовности. Мы достаточно долгое время активно работаем со всеми регионами, видим ситуацию по готовности перехода регионов на цифровое вещание. Поэтому в первый этап войдут наиболее подготовленные регионы, и дальше будем определять две другие группы.

Вопрос: В каких регионах вещание может быть отключено уже в феврале?

К.Носков: Решили передать этот вопрос на рассмотрение Правительственной комиссии по телерадиовещанию. Я думаю, что в ближайшие недели состоится заседание правительственной комиссии, где будет определён график конкретных регионов.

Вопрос: В июне следующего года будет третий этап подключения?

К.Носков: Отключения. Вся страна будет подключена до конца этого года. К Новому году все жители нашей страны получат этот новогодний подарок. Все будут смотреть 20 каналов в цифровом качестве эфирного телевидения бесплатно.

Вопрос: А что касается этих полутора процентов, где люди будут покупать спутниковые антенны с 30-процентной скидкой, где это территориально? Это севера наши или равномерно по всей стране...

А.Романченко: Это достаточно равномерно. У нас есть один из субъектов Российской Федерации, где 100-процентный охват наземным эфирным вещанием, это Тверская область. Есть регионы, где охвачено 96–97%. Потому что показатель, индикатор федеральной целевой программы – чтобы не менее 95% каждого субъекта Федерации было охвачено наземным эфирным вещанием. Так что это в зависимости от рельефа, размера объекта, расстояния, плотности населения – все субъекты имеют собственную историю и собственное лицо.

К.Носков: Сейчас просто каждый лишний процент покрытия стоит многие миллиарды. Это просто экономически абсолютно нецелесообразно – продолжать расширять зону вещания дальше.

Вопрос: Соответствует действительности информация, что в Тверской области (пилотном регионе) аналог будет отключён 3 декабря?

К.Носков: Да, мы планируем отключить в начале декабря.

Вопрос: Для жителей населённых пунктов вне зоны покрытия цифрового эфирного телевидения, я так понимаю, через спутниковых операторов планируется решить вопрос. Там оборудование дороже, чем просто приставку купить. Как будет решаться вопрос с приобретением? Потому что операторы были готовы включаться в эту историю, если будут покупать их оборудование…

К.Носков: Да. Как уже сказал Председатель Правительства, это полномочия региональных властей, и региональные власти должны нести ответственность за поддержку малообеспеченных слоёв населения. Это с одной стороны. Но я бы здесь ещё добавил, что по факту у большого количества людей в подобных регионах сейчас и аналог не покрывает 100% территории страны. И сейчас на этих территориях большое количество людей уже смотрит спутниковые каналы, только им приходится платить на данный момент абонентскую плату. У нас сейчас есть договорённость со спутниковыми операторами, что это будет происходить бесплатно.

Вопрос: Вы назвали цифру – 4,5 тыс. рублей. Это приблизительная финальная стоимость спутниковой приставки?

К.Носков: Да. Приставки с антенной. Всего комплекта оборудования.

Вопрос: На адресную поддержку уязвимых слоев населения какие средства придётся направить? Из федерального бюджета или из регионов?

К.Носков: Поддержка, как я только что сказал и как сказал Дмитрий Анатольевич, это зона ответственности регионов. Направляют регионы. Разные регионы решают эти вопросы по-разному. Где-то закладывают в бюджет, где-то находятся спонсоры: для удалённых регионов, например, – предприятия, чьи работники живут в этих населённых пунктах. Каждый регион решает это по-своему.

Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 ноября 2018 > № 2791606 Константин Носков, Андрей Романченко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 ноября 2018 > № 2791605 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства

Первый вопрос повестки – о готовности к переходу на цифровой формат телевизионного вещания.

Из стенограммы:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства

Д.Медведев: Из числа наиболее сложных и важных вопросов, которые мы сегодня рассмотрим, хочу обратить внимание на первый – это переход нашей страны на цифровое телевидение. С января следующего года мы завершаем, наверное, самый большой в мире проект по цифровизации телевидения. Подавляющее большинство наших граждан уже смотрит телепрограммы в цифровом формате, в результате полного перехода на «цифру» качество изображения станет высоким, современным во всех домохозяйствах – у нас их, по статистике, 56 млн.

Понятно, что тема возникла не сегодня, цифровые технологии достаточно давно проникают во все сферы нашей жизни. Именно поэтому 10 лет назад с моей подачи этот проект по переходу на цифровое телевидение был начат. Одна из стратегических задач состояла в том, чтобы устранить информационное неравенство для жителей нашей страны. Почти 10 лет мы создавали современную сеть цифрового эфирного телевещания, это была большая работа. Сегодня можем сказать, что там, где по аналоговому сигналу принималось три-четыре канала, уже до конца этого года будет 20 бесплатных каналов. Люди, которые живут в удалённых местах, в любой деревне, маленьком населённом пункте, смогут смотреть столько же каналов, сколько их смотрят в больших городах.

Перевод телевизионного сигнала в «цифру» – это не наша заслуга, этим занимается весь мир. Почти 120 стран в своё время подписали соглашение о переходе на «цифру». В некоторых странах Европы процесс отключения аналога начался ещё в 2006 году, но это относительно небольшие, компактные страны. А полностью переход на «цифру» завершился три года назад. Многие наши ближайшие соседи, близкие нам страны уже этот процесс завершили, в частности Белоруссия. Понятно, что у нас с этим проблем больше именно в силу того, что страна очень большая.

Вещание в цифровом формате экономит радиочастотный спектр, помогает развитию всех аспектов цифровой экономики за счёт высвобождения ресурса и, конечно, стимулирует развитие отечественного производства оборудования и программного обеспечения для телевидения.

В результате перехода на «цифру» наши граждане получили 10 общедоступных телеканалов в высоком качестве в первом пакете, в состав которого входят ещё три радиоканала. И ещё 10 – во втором пакете, он будет запущен до конца года на всей территории страны. Это так называемые два мультиплекса.

В конце этого года работы должны быть закончены. Вся сеть должна быть введена в эксплуатацию. Окончательный переход на цифровой формат будет поэтапным. Он начинается с февраля следующего года, продлится полгода. Нужно будет определить этапы перехода, порядок регионов, где будет запускаться цифровое телевидение в полном объёме в тестовом режиме. Правительственная комиссия обновлена, я состав утвердил. О том, как регионы готовы, доложит Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. А о региональном пилотном проекте по переходу на цифру расскажет губернатор Тверской области Игорь Михайлович Руденя.

Хотел бы обратить внимание всех коллег: переход с аналогового сигнала на цифровой должен пройти для наших телезрителей максимально гладко. Необходимо соблюдать график, который будет разработан. Важно, чтобы вопросы, которые могут возникнуть, если обратятся люди, решались без проволочек. И здесь основная ответственность, конечно, на региональных властях, в том числе в помощи тем, у кого могут возникнуть трудности с приобретением приставок для приёма цифрового сигнала.

Несмотря на то что сегодня практически полностью вышли из обихода телевизоры, которые не могут принимать цифровой сигнал, у кого-то они всё-таки есть, и этих людей нельзя оставить без телевидения. Нужно также компенсировать затраты социально незащищённых граждан на приобретение приставок. Эта процедура должна быть простой. Поэтому нужно посмотреть на то, как она на селе будет организована. Это может быть и почта, и какие-то другие возможности. Там нужно как раз предложить приобрести эту приставку. Надеюсь, что министры, которые отвечают за технологическую сферу, будут контролировать этот вопрос. И нужно техническую помощь оказать в подключении и настройке оборудования.

В любом случае вне зоны охвата «цифры» не должен остаться ни один дом, именно поэтому выбрана постепенная процедура перехода на цифровое вещание по всей территории страны.

В повестке дня два важных законопроекта, которые должны улучшить ситуацию в сфере охраны здоровья.

Первый законопроект повышает доступность и качество паллиативной медицинской помощи для пациентов, которые нуждаются в ней. В частности, речь идёт о том, чтобы предоставлять услуги и бесплатные лекарства не только в стационарных и амбулаторных условиях, но и в дневных стационарах тем пациентам, которые не нуждаются в круглосуточном медицинском наблюдении.

Также необходимо организовать чёткое взаимодействие между медицинскими работниками, сотрудниками органов социального обслуживания и волонтёрами. Этого требует и резолюция Всемирной организации здравоохранения, в соответствие с которой мы приводим понятие «паллиативная медицинская помощь». Она включает в себя медицинское лечение и одновременное предоставление социальных услуг и психологической поддержки.

Второй законопроект предусматривает обязательную перерегистрацию предельных отпускных цен на жизненно необходимые лекарства в сторону понижения. Это может произойти, если, например, в стране-производителе препараты дешевеют в соответствующей валюте. Таким образом, мы лучше защитим граждан от необоснованного роста цен на лекарства, и будут установлены более справедливые правила ценообразования.

Также сегодня деньги распределяются. Мы выделим дополнительные средства на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, которая не включена в базовую программу медицинского страхования и оказывается в региональных медицинских организациях. На эти цели в бюджете 2018 года уже было заложено 6 млрд рублей, и мы дополнительно увеличиваем объём субсидий для 74 регионов.

Кроме того, выделяем деньги на обеспечение школьников бесплатными учебниками. Эту тему мы обсуждали накануне 1 сентября. В двух регионах были проблемы с бесплатными учебниками: в Новгородской области 97% потребности было обеспечено, то есть обеспеченность высокая, но неполная, а вот в Дагестане всего 58%.

Я давал поручение решить этот вопрос, и им занимались. Мы выделяем более 660 млн рублей двум регионам, чтобы закупить 130 тыс. учебников для новгородских детей и более 2 млн для детей в Дагестане.

Давайте рассмотрим эти вопросы и некоторые другие темы. Начнём с перехода на цифровой формат.

Константин Юрьевич Носков, пожалуйста.

К.Носков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы достаточно подробно остановились на ключевых проблемах и достижениях при переходе на цифровое телевидение. Я заострю внимание на некоторых важных вещах.

У нас в этом году завершается реализация федеральной целевой программы по созданию инфраструктуры цифрового телевидения в России. В рамках программы построено и введено в эксплуатацию больше 5 тыс. объектов цифрового телевидения, на них расположено больше 10 тыс. передатчиков.

Это действительно самый большой в мире проект по цифровизации телевидения. В результате на сегодняшний день 98,5% наших граждан уже могут принимать в цифровом качестве 10 каналов телевидения, до конца года мы включим второй мультиплекс, а с запуском второго мультиплекса у 98,5% жителей будет техническая возможность бесплатно иметь 20 телевизионных каналов в цифровом качестве.

Это своего рода новый федеральный стандарт медиапотребления. А когда программа начиналась, у нас 40% населения имело возможность принимать не больше трёх-четырёх каналов – какой рывок произошёл за эти девять лет. Но, конечно, не забыты и оставшиеся 1,5%, а это примерно 800 тыс. семей, им цифровое телевидение тоже доступно, но не в виде наземного, эфирного, а в виде спутникового.

В прошлом году наши операторы спутникового телевидения покрыли своим сигналом всю территорию страны. Поэтому, чтобы федеральный стандарт доступности 20 бесплатных каналов был выполнен в полном объёме, мы договорились с крупнейшими операторами спутникового телевидения, и все крупнейшие операторы для наших граждан, проживающих и зарегистрированных в зонах внецифрового, эфирного приёма, разработали специальное предложение. Оно включает в себя примерно 30-процентную скидку от рыночной цены на антенну и комплект приёмного оборудования, это составляет примерно 4,5 тыс. рублей. И что самое главное, полностью отсутствует абонентская плата за 20 телеканалов при спутниковом приёме.

С инфраструктурой всё ясно – задача сложная, беспрецедентно большая, но она, можно сказать, уже решена.

Принципиальный вопрос, насколько жители нашей страны готовы к переходу на «цифру». Мы провели масштабное исследование, которое показывает по каждому субъекту Федерации, сколько жителей смотрят цифровое телевидение. Мы получили результат, что от 85 до 90% уверенно смотрят «цифру», от 7 до 13% респондентов относятся к так называемой серой зоне, от 2 до 4% точно смотрят аналог.

Одновременно с этим в рамках подготовительной работы, развёрнутой в регионах, местными властями проводятся подомовые обходы населения, которые показывают примерно такой же результат, какой показала наша углублённая социология. Так что в любом случае можно говорить, что цифровое телевидение в Российской Федерации уже состоялось.

Хочу добавить, что в стране с 2012 года выпущено и продано больше 70 млн цифровых телевизоров, больше 80 млн цифровых приставок-декодеров для старых аналоговых телевизоров. В торговых сетях на сегодняшний день представлено около 2 тыс. только наименований телевизоров и цифровых приставок стоимостью от 5,5 тыс. рублей (я говорю про телевизоры).

Готовы ли мы к отключению аналогового вещания в 2019 году? Опыт других стран показывает, что решения об отключении аналога принимались при проникновении «цифры» около 70–80%. У нас исходная ситуация куда лучше, но нам необходимо максимально широко проинформировать наших граждан о том, что надо подготовиться к переходу: купить либо новый телевизор, либо цифровую приставку, возможно, поменять антенну с метровой на дециметровую.

Дмитрий Анатольевич уже говорил, но я бы хотел ещё раз заострить внимание: региональным и муниципальным властям необходимо организовать работу с жителями на местах, организовать мониторинг наличия в торговых сетях оборудования, определить уязвимые категории населения, которым требуется предоставить адресную помощь.

Мы как министерство последние полгода ведём активную подготовительную работу с регионами. Понятны все методические подходы, в каждом субъекте определены ответственные руководители, с которыми мы постоянно взаимодействуем и через селекторные совещания, и через личные визиты сотрудников министерства в регионы. Запущен процесс подомовых обходов. Во многих регионах идёт работа по адресной социальной помощи, мобилизованы волонтёрские движения. Во всех филиалах «РТРС» создана возможность обучения волонтёров настройке цифровых приставок.

Все эти технологии мы сейчас отрабатываем в пилотном регионе – Тверской области. В прошлую пятницу мы запустили вещание на всей территории области и в ближайшее время обкатаем все технологии уже в «боевом» режиме.

Работа на местах очень важна, но сегодня, когда мы приняли решение о поэтапном переходе на цифровое вещание, не менее важно запустить общенациональную информационно-разъяснительную кампанию. И здесь мы очень надеемся на помощь и федеральных телеканалов, тем более что это точно совпадает с их интересами.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Мы решили непростую техническую задачу, нам предстоит решить ещё непростую организационную задачу, но мы к этому готовы. Я уверен, что при должной консолидации усилий Правительства, региональных, муниципальных властей, средств массовой информации мы уже в ближайшее время получим реальный результат и каждая семья в нашей стране сможет смотреть бесплатно 20 каналов телевидения в цифровом качестве.

Д.Медведев: Игорь Михайлович, пожалуйста, расскажите, как Вы планируете у себя эту работу организовать. Она идёт по всей территории страны, но вы один из тех регионов, который готов к осуществлению полного перехода.

И.Руденя: 9 ноября состоялся запуск второго мультиплекса цифрового телевидения на всей территории Тверской области. Этому событию предшествовала большая, комплексная работа.

Хотел бы поблагодарить Президента, Правительство, Администрацию Президента, Министерство цифрового развития и РТРС за помощь и поддержку в реализации этого процесса.

Наш регион самый большой по площади в Центральном федеральном округе, и (что, наверное, послужило основанием для выбора) мы имеем самое большое в России количество населённых пунктов – 9600. Для полного охвата территории была построена сеть из 39 эфирных цифровых телестанций, и в настоящее время охват составляет порядка 100% населения.

Обеспечена также техническая готовность сети цифрового вещания к передаче экстренных сообщений МЧС России.

С июля 2018 года реализуется кампания по информированию населения (мы к этому очень активно готовились) о переходе на цифровое телевидение. В городах к разъяснительной работе мы привлекли управляющие компании, актив товариществ собственников жилья, на селе – администрации сельских поселений и активных граждан. Мы постарались вовлечь и общественников – советы ветеранов и другие общественные организации.

Нами выявлено, что более 70% многоквартирных домов в нашем регионе оборудованы только коллективными антеннами для кабельного или аналогового телевидения. Провели работу с управляющими компаниями по восстановлению систем коллективного приёма эфирного телевещания. И, если возможно, мы хотели бы предложить закрепить в федеральном законодательстве положение об обязательном наличии таких антенн – для эфирного телевидения во вновь вводимых многоквартирных домах, а также в домах, которые строятся по программе переселения из ветхого, аварийного жилья, чтобы строители уже делали это в системе обязательного пакета.

Также правительство области подготовило изменения в региональное законодательство, чтобы можно было направлять средства фонда капитального ремонта на восстановление и подготовку коллективных антенн для приёма цифрового сигнала. Такой акт нами уже принят, и, возможно, наш опыт будет востребован в других регионах.

Информационные материалы по переходу на цифровое вещание мы размещали в торговых центрах, общественном транспорте, многофункциональных центрах оказания услуг, на почте, в банках и госучреждениях – школах и больницах.

Особое внимание в Год добровольца было уделено привлечению к реализации проекта волонтёров. Создано молодёжное волонтёрское движение под проект перехода на цифровое телевидение. Задействовано более тысячи человек. Для добровольцев совместно с РТРС организовали обучение, разработали специальную одежду, чтобы их было видно, когда они будут работать. И они уже работают в жилом секторе. Волонтёры помогают особенно пожилым людям подключить и, самое главное, настроить оборудование.

К разъяснительной кампании о переходе на цифровое телевидение привлекли все средства массовой информации Тверской области, а также интернет-ресурсы и соцсети. Самое активное участие в разъяснительной работе приняли местные, районные газеты. Для получения обратной связи и оказания оперативной поддержки жителям на территории региона работает единый информационный центр РТРС и горячая линия.

С момента запуска второго мультиплекса, то есть за последние шесть дней, количество обращений выросло в пять раз. 70% обращений посвящено вопросам выбора и настройки оборудования, 20% – это просьбы направить волонтёров для помощи в подключении к цифровому телевидению, и только около 9% – просьбы назвать адрес, где получить компенсацию за приобретённое оборудование.

В этой связи я хотел бы проинформировать, что мы уделяем внимание поддержке малообеспеченных граждан. Мы приняли решение о возмещении жителям с невысоким уровнем доходов затрат на приобретение оборудования для подключения к цифровому вещанию. И уже начали выплаты.

Мы посчитали, что таких жителей у нас может быть около 6 тысяч человек. Это жители с доходом менее 1,5 прожиточного минимума. Чтобы получить компенсацию, нужно всего три документа: справки о доходах и составе семьи, чек на приобретённое оборудование. В среднем компенсация составляет около 1000 рублей на одного заявителя. Мы уже оплатили порядка 16 заявлений, а всего обратилось на 9 часов утра сегодняшнего дня 29 человек.

Анализ реализации проекта показал, что часть наших граждан использовала переход на цифровое телевидение как повод обновить телевизионные и радиоприёмники. Анализ ФАС и Роспотребнадзора показал, что выросли объёмы продаж приёмников в розничной торговле. Также провели мониторинг наличия приставок и телевизоров в торговых сетях. Мы видим цены, ценовую линейку того, что сегодня предлагается, и для профилактики всяких злоупотреблений в отношении наличия и стоимости активно взаимодействуем с антимонопольной службой и Роспотребнадзором.

В настоящее время нами проводится ежедневный анализ реализации проекта. Это большая ответственность – быть первым регионом в России, который полностью перешёл на цифровое телевидение, и мы готовы поделиться опытом с коллегами из других регионов.

Д.Медведев: Спасибо. Обращаю внимание коллег (это Минпромторг в соответствии с протокольным решением, антимонопольная служба), которые должны обеспечить мониторинг цен на пользовательское оборудование для приёма цифрового телевидения, чтобы не было манипуляций с этим. И чтобы в целом организации торговли обеспечивали наличие соответствующих видов техники и опять же тоже смотрели за ценами.

Есть какие-то комментарии? Нет.

Хорошо. Давайте тогда примем протокольное решение. И просил бы всех, кто к этому причастен, в том числе, естественно, комиссию по цифровому телевидению, которую возглавляет Заместитель Председателя Правительства – Руководитель Аппарата Правительства, утвердить план перехода и следить за тем, как он реализуется.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 ноября 2018 > № 2791605 Дмитрий Медведев


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 14 ноября 2018 > № 2790385 Джайлз Мартин

Джайлз Мартин: "Белый альбом" Beatles хлесток, как пощечина

Марк Сэведж

Музыкальный обозреватель Би-би-си

В Британии выпущено юбилейное издание так называемого "Белого альбома" группы "Битлз". Оно приурочено к 50-летней годовщине появления на свет этого легендарного альбома и проливает свет на мучительный процесс его создания.

Джайлз Мартин, под руководством которого готовилось юбилейное издание, раскрывает в интервью Би-би-си некоторые тайны и сюрпризы этого классического альбома и его юбилейного переиздания.

С момента выхода в свет в ноябре 1968 года девятый альбом "Битлз" вызывал восторги и недоумение. Среди поклонников группы по его поводу до сих пор нет единого мнения.

Для одних это шедевр: брызжущий идеями творческий прорыв группы, больше не скованной форматными, жанровыми или стилистическими ограничениями.

Для других это непомерно раздутый, хаотично собранный набор разрозненных песен, в котором несомненные удачи перемежаются со столь же несомненными провалами.

"Вы его либо полюбите, либо отвергнете", - писал в рецензии на альбом в 1968 году журнал Rolling Stone.

Официально альбом назывался просто The Beatles - имя группы было вытеснено белыми буквами на девственно белой обложке двойного винилового альбома. Контраст с калейдоскопической красочностью предыдущего "Сержанта Пеппера" был нарочитым и вызывающим.

"Оркестр Сержанта Пеппера остался играть на залитых солнцем Елисейских полях, а мы без карты и компаса отправились в новое странствие", - говорит о "Белом альбоме" в предисловии к юбилейному изданию Пол Маккартни.

Напряженная насыщенность "Белого альбома" во многом вызвана политической напряженностью времени его создания: война во Вьетнаме, студенческие и расовые протесты в Европе и Америке, серия политических убийств - все это положило конец столь радужно провозглашенному всего лишь годом ранее идеализму "Лета любви".

"В этой музыке есть красота, ужас, удивление, хаос, порядок. Таков и наш мир, таким его видят и "Битлз", - писал в своей рецензии после выхода альбома критик газеты Sunday Times.

В студии, однако, ощущалось и присутствие темных сил: казавшиеся еще недавно нерасторжимыми дружба и единство внутри группы постепенно рушились.

"Белый альбом" - альбом напряжения, - говорил Маккартни в 1987 году. - Никогда ни до, ни после мы не работали так, что ночевать приходилось прямо в студии. Туда же к нам приходили люди, там же проходили деловые и прочие встречи".

Леннон признавал, что как творчески, так и на человеческом уровне музыканты группы были практически на ножах друг с другом.

"Каждая песня - плод индивидуального творчества, - говорил он в интервью журналу Rolling Stone в 1970 году. - Там нет музыки "Битлз", есть Джон с группой, Пол с группой, Джордж с группой".

Но не публиковавшиеся ранее и появившиеся впервые на юбилейном издании записи развеивают этот миф.

На демо записях в доме Харрисона в Эшере царит вполне дружелюбная, полная юмора и шуток атмосфера. А неожиданно медленная, психоделическая 13-минутная версия Helter Skelter из Sessions - самый настоящий групповой джем.

"Они с огромным удовольствием играли вместе, и в записях это явственно ощутимо", - говорит работавший над переизданием сын продюсера оригинального альбома Джорджа Мартина Джайлз Мартин.

"Это по-настоящему групповая работа, и в этом для меня самая большая неожиданность, потому что вслед за расхожим мнением я считал его набором индивидуальных номеров", - признается он.

В студии Abbey Road продюсер Джайлз Мартин рассказывает о процессе записи самого длинного, самого искрометного альбома великой группы.

Би-би-си: На записи "Белого альбома" музыканты "Битлз" провели в студии необычно много времени. Почему? Что там происходило?

Джайлз Мартин: Мне кажется, главная причина состояла в том, что им просто нравилось играть друг с другом. Ведь за год до выпуска "Сержанта" они перестали давать концерты, и студия осталась единственным местом, где они могли играть вместе.

Для них все было просто: "Мы в Abbey Road. Это наш дом. Чем сегодня займемся?" Именно из такого отношения и появилось такое множество дублей практически всех песен.

Би-би-си: Что нового для себя вы узнали, исследуя эти записи?

Д.М.: Главное открытие состояло в том, что я, как и многие другие, считал "Белый альбом" нерадостным, раздробленным сборником, составленным четырьмя работавшими практически независимо друг от друга участниками группы. На самом деле это совершенно не так. Если вслушаться в треки, не вошедшие в оригинальный альбом, становится очевидно, насколько это продукт коллективного творчества.

Би-би-си: И все же Джордж Харрисон, Ринго Старр и ваш отец неоднократно в отчаянии покидали студию? В чем была причина постоянного напряжения?

Д.М.: Sgt. Pepper был настолько ладно скроен, настолько компактен и выразителен - поистине великое достижение. А тут отцу показалось, что все эти достижения отброшены в сторону и забыты. Ему хотелось продолжения, развития достигнутого - больше звуковых коллажей, более богатая и разнообразная звуковая палитра, более концептуальный подход. Ну а "Белый" в этом смысле, жаловался он, получился куда проще: песня, еще песня, еще песня.

Би-би-си: Ваш папа к тому же в товремя впервые стал отцом...

Д.М.: Да, моя сестра родилась в 1967 году, так что дома у него был новорожденный ребенок, а группа работала без всякого режима. Известна история о том, как они среди ночи взламывали холодильник, чтобы достать молоко - в студии на ночь все запиралось.

Так что нередко мой отец и другие звукорежиссеры просто уже умоляли музыкантов: "Ребята, полпятого утра, а мы все еще слушаем 70 дублей Sexy Sadie. Может, мы все же пойдем домой?"

Би-би-си: Для вас должна быть сильным эмоциональным впечатлением возможность слышать его голос на этих записях?

Д.М.: Да, это и волнующе, и странно. Но я уже к этому привык. Мы живем в деревне, и могила его прямо рядом с домом. Мы приходим на могилу, и мы с ним. Так что в этих посещениях для меня даже больше волнения и эмоций, чем в звуке его голоса на пленке.

Би-би-си: В чем состояла самая большая сложность в пересведении альбома?

Д.М.: Работу над пересведением мы начали еще в декабре прошлого года, и где-то в январе, прослушав, что получилось, я сказал: "Звучит ужасно. Слишком чисто".

"Белый альбом" звучит нарочито грязновато. В нем есть нутряная, грубая, животная сила. Он хлесток, как пощечина. А мы поначалу сделали его так, будто это Steely Dan или Dire Straits. Поэтому я вернулся к началу и попытался сохранить этот первозданный звук.

Би-би-си: На одном из демодублей While My Guitar Gently Weeps слышно, как Джордж Харрисон просит принести ему сэндвич с сыром и мармайтом (популярная в Британии пищевая паста). Вы себе такой не заказывали в столовой Abbey Road ради соблюдения исторической достоверности?

Д.М.: Нет, не заказывал. Любопытно, что в многочисленных студийных разговорах, которые вошли в наше издание, Джордж трижды упоминает мармайт, прямо как бренд раскручивает.

Би-би-си:Эти студийные разговоры придают альбому невероятную живость.

Д.М.: Да, мне они тоже очень нравятся. While My Guitar Gently Weeps обычно воспринимается как некая потусторонняя, сверхчеловеческая вещь, а тут Джордж просит принести ему сэндвич с мармайтом буквально за несколько секунд до того, как начинает петь.

В наше время, время программы X Factor, нас пытаются убедить, что певцом может стать каждый, но на самом деле это, конечно же, не так. Нужен талант от Бога, и мне это кажется очень правильным.

Би-би-си: У "Битлз" он был в избытке...

Д.М.: Именно так. В "Белом альбоме" 30 песен, но в это же время они сделали Across The Universe, Hey Bulldog, Lady Madonna, Hey Jude... Остановить их было невозможно. И в этом, собственно, и состояла главная сложность работы с ними в студии. Работать с "Битлз", соответствовать их требованиям, их творческой отдаче было очень трудно.

Би-би-си: А почему, как вы думаете, Джордж Харрисон, оказался несколько отодвинут в сторону? Кажется полным безумием, что такая песня как Not Guilty была отвергнута ради, ну скажем, Ob-La-Di, Ob-La-Da.

Д.М.: Да, отец говорил об этом и не боялся признавать, что он не уделял Джорджу достаточно времени. Точно так же и Джон и Пол также никак не могли преодолеть сложившееся у них еще в ранней юности, если не в детстве, снисходительно-пренебрежительное отношение к Джорджу. Каждый из них имел в качестве партнера другого, а Джордж был в изоляции, практически в вакууме.

Именно поэтому, мне кажется, он и пригласил на запись While My Guitar Gently Weeps Эрика Клэптона. Это на самом деле великолепная песня, но он знал, что если играть в ней будет лучший в мире гитарист, Джон и Пол вынуждены будут к ней прислушаться.

Би-би-си: Если бы у вас была возможность заменить какую-нибудь песню в "Белом альбоме" альтернативным ее дублем или и вовсе другой песней, что бы вы выбрали?

Д.М.: На этот вопрос невозможно ответить. История, как известно, не имеет сослагательного наклонения.

Традиционно моей самой нелюбимой песней в альбоме была Wild Honey Pie, но потом у меня стал срабатывать своеобразный стокгольмский синдром: во время сведения нам приходилось все время давить пальцами на магнитофон, время от времени прижимая пленку для создания такого "вау-вау-вау" вибрирующего эффекта. В итоге самым неожиданным образом я эту песню полюбил.

Би-би-си: То есть вам приходилось заново воспроизводить эффекты, которые были на оригинальной записи?

Д.М.: Да, именно так. С пленки многие эти эффекты взять невозможно. На Glass Onion, например, есть определенные вокальные звучания и некоторые искажения, без которых песня будет звучать скучновато.

Би-би-си: Правда ли, что вы по-новому, с нуля перезаписали гитарную партию фламенко из вступления в The Continuing Story of Bungalow Bill?

Д.М.: На самом деле и в оригинале этот фрагмент был сыгран на меллотроне - если кто не знает, то это сэмплер аналоговой эры. Я вспомнил, что тот самый меллотрон так до сих и стоит где-то у Пола, просто я позвонил ему, и его звукорежиссер перезаписал этот фрагмент более качественно.

Кто-то может сказать: "Но это же святотатство! Как вы могли на такое пойти?!" Но ведь это тот же инструмент, записанный на такой же пленке. Если есть возможность получить более качественную версию, то почему бы это не сделать?

Все время, пока я работаю, мне кажется, что "Битлз" и мой отец здесь, рядом со мной в студии. И если я могу сделать звук гитары на Dear Prudence таким же переливчатым с помощью тех же приемов, которыми пользовались и они, то, думается мне, Джон был бы только доволен.

Я все время работаю с духами. И если бы у меня была возможность вызвать их, то я бы ею непременно воспользовался.

В юбилейное изданиена семи дисках вошли:

  • два диска со сделанным Джайлзом Мартином новым стерео-миксом оригинального релиза 1968 года
  • диск с акустическими демо-записями (Esher Demos), сделанными сразу после возвращения из Индии в мае 1968 года в доме Джорджа Харрисона в предместье Лондона Эшере. Записи включают в себя не только большинство вошедших в альбом песен, но и несколько оставшихся за его бортом жемчужин: Child of Nature Леннона, Not Guilty Харрисона и других
  • три диска под общим названием Sessions с не вошедшими в оригинальный альбом студийными версиями из сессий в студии Abbey Road
  • Blu-Ray диск со стерео-миксом в формате высокого разрешения PCM, аудио 5.1 версией и оригинальным моно-миксом

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 14 ноября 2018 > № 2790385 Джайлз Мартин


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 13 ноября 2018 > № 2789241 Владимир Яковлев

Похоже, скоро в Петербурге одновременно будут работать сразу два музея обороны и блокады Ленинграда. Один — на Соляном переулке, впервые открытый почти сразу после окончания Великой Отечественной войны. Второй планируют построить в излучине Невы, недалеко от здания Смольного. О том, необходим ли петербуржцам новый музейный комплекс, посвященный блокадным годам, в интервью «Росбалту» рассказал профессор Санкт-Петербургского государственного института культуры, бывший вице-мэр Санкт-Петербурга, последний блокадник, работавший в правительстве города, Владимир Яковлев.

— Под строительство большого музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда» выделен большой участок на Смольной набережной. Городу действительно необходим новый музей, посвященный этому трагическому периоду?

— Совершенно не нужен. В Санкт-Петербурге и Ленинградской области есть сложившийся комплекс Блокадной памяти: музей в Соляном переулке, Пискаревское кладбище, Московский парк Победы, монумент «Разорванное кольцо», Левашовский хлебозавод, Осиновец, Зеленый пояс славы и около двухсот других разномасштабных памятников. Создать еще один музей, не разорив существующие, просто невозможно.

Авторы проекта, конечно, постоянно заявляют о намерении «сохранить и развивать музей» в Соляном городке. Но за счет чего? Ведь попытки собрать новую достойную экспозицию совершенно точно не будут успешными.

— В связи с чем эта идея вообще стала обсуждаться?

«Я вижу, как разрушается Петербург»

— Она возникла из-за грустного положения дел со зданием в Соляном переулке. Сразу после войны Музей обороны и блокады Ленинграда состоял из 37 залов, а его общая площадь насчитывала 40 тысяч кв. м. Однако в 1953 году по итогам второго Ленинградского дела музей блокады был ликвидирован. Само здание перешло к Министерству военно-морского флота, а впоследствии — к Министерству обороны. И когда в 1989 году было принято решение воссоздать музей, ему был выделено всего 628 кв. м. Это один зал и небольшое пространство для фондохранилища.

— Почему не удается договориться с Минобороны о возвращении музею всего здания?

— Я не знаю ответа на этот вопрос, но мне кажется, он вполне решаем. Разве мало в последние годы опустело зданий Министерства обороны в Санкт-Петербурге? Наверняка есть помещения в пределах нашего округа, куда можно перевести те подразделения, которые сегодня расположены в Соляном переулке. На мой взгляд, борьба нашего родного Минобороны с маленьким музеем исторического подвига, равного которому не было в истории, — это просто стыдно и кощунственно.

— Помимо самого факта строительства нового музея, споры возникли и вокруг победившего на конкурсе проекта архитектурной мастерской «Студия 44». А что с ним не так?

— Проект Никиты Явейна — неудачный по ряду причин. Во-первых, вызывает вопросы его архитектурное решение. Бетонные пятиэтажные кубы на насыпном холме будут смотреться довольно странно на фоне ансамбля Смольного собора. Кроме того, по мнению специалистов, это сооружение напоминает Танненбергский мемориал — он был построен в Германии в честь победы над русскими войсками в начале Первой мировой войны и взорван в 1945 году в связи с приближением советской армии. Музей обороны и блокады Ленинграда не должен вызывать такие ассоциации.

Во-вторых, у проекта нет концепции. Чем наполнять столь масштабный комплекс? Зачем нужно огромное здание Института памяти, если весь аудио и видео архив может располагаться в одной комнате? И что в этом случае будет с блокадной библиотекой в Московском районе? Или для чего нужен «образовательный центр», если в школах и ВУЗах, пусть в малых объемах, но рассказывают о блокаде, а памятные блокадные места — сами по себе лучшие учителя.

Я уже не говорю о зоне приемов официальных делегаций и театрально-концертной зоне. Возить приезжих на Смольную набережную вместо Пискаревки и «Разорванного кольца» — значит уничтожить память о блокаде. А «Ленинградская симфония» Шостаковича всегда будет звучать в Большом зале Филармонии, и у нас есть два блокадных театра, хранящих память. Своя память и в Петергофе, и в Царском Селе…

— Я правильно понимаю, что место строительства вы также считаете неудачным?

— Как мне сказали, выбор места связан с тем, что это последняя возможность для современных архитекторов построить что-то значительное в излучине Невы. Но ведь Смольная набережная — вне истории блокады. Музею, посвященному тем трагическим годам, там не место. Да и находится оно вне транспортных магистралей, труднодоступно.

«Метро все проблемы Петербурга не решит»

К тому же строительство там будет явно дорогостоящим. Большие затраты потребуются на насыпной холм, так как эта территория низменная. Все специалисты также говорят о неизбежном удорожании Орловского тоннеля за счет необходимости «вписывать» комплекс в сложную систему будущих дорожных развязок. В итоге музей блокады может стать новой «Зенит-ареной», первоначальная стоимость которой была всего лишь около 6 млрд рублей.

Очевидно, что это будет бессмысленная трата огромных и очень нужных городу денег — в частности, для строительства метро.

— У вас есть информация, учитывалось ли при принятии решения мнение жителей близлежащих домов?

— Многие покупали в том районе квартиры с расчетом, что рядом будет парк. У нас и так острая нехватка зеленых насаждений в городе. Я знаю, что люди уже выходили с пикетами и протестами. Но пока их позиция не принимается во внимание.

— Свои проекты музея блокады Ленинграда также предлагали архитекторы из Германии и Финляндии. Это можно рассматривать как своего рода акт покаяния?

— Конечно, первой реакцией на участие в конкурсе финнов и немцев было резонное недоумение. Но финский проект, представляющий собой приземленное кольцо, по ощущениям, эмоциональности и, что немаловажно, дешевизне заметно выигрывал на фоне всех остальных. Однако в кулуарах изначально ходили разговоры, что иностранные участники не победят. И несмотря на то, что опрос на конкурсе вывел в лидеры финнов, победила «Студия 44».

«Если бы не Ленинград, мы бы не выстояли»

— Ваша позиция по музею понятна. А нужны ли городу в принципе какие-либо новые памятники, посвященные теме блокады?

— С Даниилом Граниным мы много раз обсуждали идею «храма всех конфессий» на Пискаревском кладбище и большого поминального креста на Пулковских высотах. Я атеист, но уверен, что тема церкви, а точнее — веры, стоявшей в те годы рядом с надеждой и любовью к нашему городу, — должна быть отражена.

— Любой подобный музей ставит перед посетителями вопросы и дает на них ответы. Какой главный вопрос должен задавать музей обороны и блокады Ленинграда?

— Основной вопрос, на который мы должны искать ответ: как это могло случиться? Ведь беда шла не только снаружи, но и изнутри. В городе в первую зиму почти не осталось продовольствия, однако одним только пожаром на Бадаевских складах это не объяснить. И как так сложилось, что прорвали блокаду в январе 1943 года, а сняли через год? Что это — отношение к городу? Все перечисленные вопросы должны изучать историки, которым необходимо принимать активное участие в работе над экспозицией. Но для ответов, в первую очередь, нужны научные исследования, а не специальные «дворцы знания».

— Огромное впечатление производит музей Яд Вашем в Иерусалиме, посвященный Холокосту. Лейтмотив всей экспозиции — боль от утраты каждой человеческой жизни и поименная память о погибших. Вы согласны, что для музея обороны и блокады Ленинграда эти акценты также должны быть главными?

Битва за наследие

— По другому пути, на мой взгляд, идти просто нельзя. Это должен быть музей человеческой трагедии. Основное внимание необходимо сосредоточить на цене победы.

И я хотел бы добавить, что крайне важно посвятить часть экспозиции «Ленинградскому делу». Ведь эти темы неразрывно связаны. А сейчас получается, что все невинно пострадавшие по процессу реабилитированы — кроме главного военного музея Ленинграда.

— На ваш взгляд, точка невозврата в отношении строительства нового музея блокады Ленинграда еще не пройдена?

— Пока нет. Понимаете, я всю жизнь живу в этом городе. Мне восемьдесят лет, и пятьдесят из них я преподаю историю России и Петербурга. Когда началась война, мне было три с половиной года. 10 января 1942 года мой отец замерз в госпитале, попав туда с легкой раной. А 12 января сгорел наш дом. Я помню, как мама «по смотровым» искала не квартиру побольше, а квартиру с живыми людьми… Блокада для меня — жуткое и святое время.

Я был последним блокадником, работавшим в правительстве Санкт-Петербурга. То, о чем мы с вами говорим, я излагал в письмах губернатору Георгию Полтавченко, президенту России Владимиру Путину, на заседаниях комиссии Общественной палаты, межмузейного совета, Российского исторического общества…

Удивительное безразличие в ответ: «решение уже принято». Впервые в городе строят музей такого масштаба, для Ленинграда — главный во всех смыслах… Сколько споров вызывал «Охта-центр», а здесь — тишина…

Мама говорила: «Сиди тут и терпи, лучше умрем вместе»

На меня сильное впечатление произвел филиал Центрального военно-морского музея — «Осиновец». Может, дело сдвинется с мертвой точки, если Музей обороны и блокады Ленинграда передать непосредственно в ведение Министерства обороны? Я не исключаю, что именно этот шаг приведет в итоге к созданию федерального «сетевого» музея, включающего в себя наиболее значимые памятники обороны и блокады Ленинграда в Петербурге и Ленинградской области с научно-методическим центром в Соляном городке.

Ведь это места, хранящие память о блокаде, и создавать что-то новое и искусственное бессмысленно. Оставшиеся в живых блокадники, а также подавляющее большинство экспертов и представителей музейного сообщества считают правильным и разумным именно такой вариант. И на мой взгляд, вновь созданное в штате Минобороны политуправление могло бы возглавить святое дело сохранения памяти.

Беседовала Татьяна Хрулева

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 13 ноября 2018 > № 2789241 Владимир Яковлев


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 ноября 2018 > № 2789966 Сергей Лебедев

Deutschlandfunk (Германия): советский язык не такой, как русский

Немецкая «Дойчландфунк» побеседовала с писателем Сергеем Лебедевым, чей новый роман повествует об отношениях между русскими и немцами. Лебедев рассказывает об образе Германии в советские времена, когда даже дети в игре не хотели быть «немцами», рассуждает об истории и литературе, а также обращается к современной России и сообщает, что в ней ему видится наиболее опасным.

Андреа Герк (Andrea Gerk), Deutschlandfunk, Германия

В своем романе «Гусь Фриц» (в немецком переводе «Дети Кроноса», Kronos‘ Kinder, — прим. перев.) Сергей Лебедев написал о трудностях в отношениях между русскими и немцами. Сам роман отчасти автобиографичен. При этом, по словам автора, учеба в геологическом институте помогла ему подобрать подходящий язык для описания советского прошлого.

Андреа Герк: Русский мальчик, придя с бабушкой на кладбище, узнал от нее, что у него были немецкие предки, а став взрослым, отправился в Галле, Лейпциг и Мюнстер, чтобы побольше узнать об истории своей семьи. В своем новом романе российский писатель Сергей Лебедев, родившийся в 1981 году, написал об этом поиске корней и о трагизме отношений между русскими и немцами. В настоящее время Сергей Лебедев живет в Берлине.

На 1/8 немец

— Господин Лебедев, главного героя вашего романа зовут Кирилл. Однажды он вместе с бабушкой пришел на немецкое кладбище в Москве, и она, очистив металлической щеткой могильные камни, показала ему немецкие имена предков их семейства, о которых Кирилл прежде ничего не знал. Почему это открытие настолько удивило, даже шокировало его? И что это значит — иметь в России немецких предков?

Сергей Лебедев: Могу признаться, что речь идет о моей собственной семье. Это кладбище называется «немецким», но на самом деле раньше там хоронили всех неправославных людей. А поскольку немецкая община была крупнейшей в Москве, кладбище и стали называть «немецким».

Когда я еще ребенком бывал на этом кладбище, у меня возникало ощущение, что я как будто попадал на какую-то чужую землю, потому что в Москве в 1980-х годах практически не было иностранцев. И это была не просто «чужая земля», а этакая «земля прошлого». Своеобразный дореволюционный островок посреди Москвы. Для советского ребенка представить себе, что у него могла быть какая-то связь, личная связь с иностранцами, было просто неслыханно.

В детстве мы, как и все мальчишки, часто играли в «войнушку» — по сути, во Вторую мировую войну. И никто не хотел быть «немцем» — все хотели быть «красноармейцами», но только не «немцами», пусть даже всего на полчаса. А когда кому-то выпадало быть «немцем», это всегда было какое-то странное ощущение. Когда ты ребенком осознаешь, что примерно на 1/8 или 1/16 являешься немцем, это становится настоящим шоком. Причем шоком для всех, кто узнавал о своих немецких корнях.

Вырезанные из истории

— Кирилл в итоге отправился в Германию на поиски своих корней — видимо, так же, как это сделали вы. То есть это тесно связано с историей вашей собственной семьи, но она описана очень поэтично. Ведь вы еще и лирик и поэт. Каково соотношение реальной истории и вымысла в вашем романе?

— Я бы сказал, что исходная идея основывается на реальных фактах. Я тогда действительно приехал в Германию и занялся изучением вопроса, кем были мои предки. Я также встретился с их потомками — через несколько веков после «обрыва связи». Но в дальнейшем история стала вымыслом — чтобы быть с одной стороны более обобщенной, а с другой как бы более поэтичной.

Только представьте себе: вы родились в СССР и, по сути, оказались вырезанными из истории. Все, что произошло до 1917 года, поездки в другие страны, работа там, участие в каких-то исторических событиях — все это стало немыслимо. В моих поисках мне удалось достичь определенного внутреннего равновесия.

Язык советского прошлого

— Вы ведь учились не только на журналиста, но и на геолога — как и ваши родители. Может быть, у вас был какой-то внутренний порыв погрузиться на несколько «слоев» в прошлое? А может, это связано с чем-то иным, ведь и в прошлых романах вы «углублялись» в историю?

— Геология действительно помогла мне обнаружить язык этого советского прошлого. У геолога это получается так: когда ты что-то обнаруживаешь, то это «что-то» уже много раз изменялось, причем, возможно, вследствие каких-то манипуляций. И это не чистое прошлое, которое как бы видно по камню. То же самое можно сказать по поводу советской истории. Ее так часто переписывали и трактовали по-новому, что менталитет советских людей без конца изменялся — так что геология дала мне возможность подобрать нужный язык для описания этого процесса.

Литература — язык тишины

— Можно ли сказать, что задача литературы — «переработка» истории с целью разобраться в предпосылках нашего мышления и всех идеологий, влияющих на нас?

— Мне кажется, литература — это язык тишины. В СССР в 1970-х годах это не только формировало людей (например, в плане послушания), но и очень конкретно влияло на язык. Советский язык был совсем иным, чем русский. Есть много слов, которые больше не употребляются, которые были уничтожены идеологией и цензурой. И задача литературы — вернуть эти слова в русский язык.

— Но тем, кто, подобно вам, задается подобными вопросами, обычно бывает нелегко. Я читала, что вы долго не могли найти издательство в России, которое согласилось бы опубликовать ваш последний роман «Люди августа». Там речь шла о воспоминаниях бабушки, о ее дневнике. Как в этом плане обстояли дела с «Детьми Кроноса» — российские издательства также испытывали какие-то сомнения?

— В этот раз было проще. Роман был опубликован, но, правда, потом как будто вдруг исчез. В его адрес практически не было критики, в СМИ практически не писали об этой книге, и возникло странное ощущение как бы «безвоздушного пространства», в котором невозможно услышать эхо. Мне это напомнило советские времена, когда был популярен так называемый «самиздат» — по сути, подпольная литература. И мне показалось, что такие книги, как мои, могут распространяться, как когда-то распространялся «самиздат» в СССР.

В России нет правил, и это опасно

— Как вы в целом воспринимаете эту ситуацию? Весной, когда Путин был переизбран президентом, вы сказали, что Россия больна страхом, что нет органов власти, которые представляли бы интересы граждан. Сейчас вы живете в Берлине. Насколько была опасна ваша работа писателя и журналиста?

— Самое странное, что нет никаких четких правил, и это действительно опасно. Сейчас я могу лишь сказать, что то, что делаю я, не очень опасно. У меня нет проблем с перемещением ни в России, ни здесь, в Германии, — и у меня никогда не было проблем с моим критическим настроем. Но если государство вдруг решит, что тебя надо образцово-показательно наказать, то можно сорваться в пропасть — а это совершенно непредсказуемо.

В СССР все было очень просто — там запрещалась любая критика. Все это знали, и это было понятно. В те времена режим подавал народу соответствующие сигналы. Сейчас же все несколько иначе: может получиться, что тебя начнут преследовать, потому что ты якобы украл какие-то деньги, потому что ты якобы участвуешь в коррупции, потому что ты якобы нарушил некие моральные нормы или совершил какие-то иные противоправные действия. А может, потому, что ты якобы торгуешь наркотиками. Но ты никогда не подвергнешься преследованию по политическим мотивам.

Это значит, что власти иногда выбирают определенных людей, которые могут даже не быть известны широкой общественности, чтобы образцово-показательно наказать их. Это произошло, к примеру, с Оюбом Титиевым, руководителем неправительственной организации в Чечне, занимающейся исследованием событий прошлого. Или с Юрием Дмитриевым, занимавшимся аналогичной работой в Карелии. А другие люди, глядя на такие примеры, уже сами лишний раз задумаются, стоит ли говорить вслух те или иные вещи. Повторю: можно стать козлом отпущения, но предвидеть это практически невозможно.

Российскому государству нужны новые враги

— И ведь непохоже, чтобы эта ситуация в обозримом будущем изменилась? Как вы смотрите в будущее?

— Я бы сказал, что это, к сожалению, только начало. Уже пришла в движение целая махина органов государственной безопасности, которая занимается подделкой документов, организацией судебных процессов против политических активистов. И люди, занимающиеся этой деятельностью, заинтересованы в ней, потому что их за это поощряют. В России ситуация меняется буквально каждый месяц — постоянно принимаются новые законы, которые что-то запрещают и тем самым дают карательным органам все новые и новые возможности.

Конечно, социальная и экономическая ситуация в России ухудшилась, в частности, из-за санкций. Но в этом никто никогда не признается, и поэтому государству просто нужны новые враги, которых оно могло бы обвинить в том, что возникла пропасть между реальностью и русскими людьми, их представлениями об уровне жизни.

— Господин Лебедев, большое спасибо за этот разговор. И, конечно, благодарим нашего переводчика Йорга Тасцмана.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 ноября 2018 > № 2789966 Сергей Лебедев


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > ria.ru, 12 ноября 2018 > № 2789211 Светлана Адаксина

Эксперты проекта "Южный берег Крыма — территория всемирного наследия", организованного Фондом имени Д. С. Лихачева и Государственным Эрмитажем, провели в апреле 2018 года обследование культурного наследия ЮБК. О первых итогах экспедиции и новых археологических находках в Крыму рассказала в интервью главный хранитель Эрмитажа, руководитель Южно-Крымской археологической экспедиции Светлана Адаксина. Беседовал Александр Кудрявцев.

— Светлана Борисовна, одна из главных тем, которые планируется обсудить на Культурном форуме в Петербурге, вопрос повышения охранного статуса памятников Южного берега Крыма. Расскажите, пожалуйста, как специалисты Эрмитажа в целом видят перспективы развития и сохранения этой территории?

— Территория Южного берега Крыма всегда привлекала внимание путешественников. Особенно бурное развитие ЮБК произошло в XIX-XX веках: здесь сконцентрировано огромное количество аристократических усадеб, например только дворцов Романовых восемь зданий. Здесь много археологических памятников и памятников природного наследия. Из-за того, что эта территория очень активно эксплуатировалась, назрел острый вопрос ее сохранения.

Фонд Лихачева обратился к нам с предложением участвовать в создании пакета документов для включения ЮБК в список Всемирного наследия ЮНЕСКО — не как отдельных памятников, а как комплекса протяженностью более 70 километров, по аналогии, например, с историческим центром Петербурга. Кстати, после включения центра Петербурга вопрос с массовой застройкой здесь был урегулирован.

Эрмитаж поддержал инициативу Фонда Лихачева. У нас очень давние и глубокие связи с Крымом, творческие, научные и дружеские. Более 100 лет Эрмитаж проводит археологические экспедиции на территории Крыма, поэтому мы решили принять участие в этом проекте.

— Каковы предварительные итоги экспедиции, которая прошла в апреле?

— Для работы в Крыму были привлечены эксперты самых разных направлений. Так, сотрудников Эрмитажа пригласили туда как экспертов по археологическим памятникам. Также привлекли экспертов по геологии, архитектуре, градостроению, специалистов других областей. Наша команда подготовила большой пакет документов, все заключения написаны. Если ЮБК включат в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, это изменит и его статус внутри Крыма: местные власти будут более трепетно относиться к этой территории.

Основной вывод, объединяющий экспертные заключения, сводится к тому, что ЮБК — территория, которая нуждается в комплексном сохранении. Парки и усадьбы непрерывны от мыса Айя до Алушты, объекты переходят один в другой. Это берег-парк, аналогов которому в мире нет. Мы привлекли к работе также местные структуры, общались с крымским министром культуры Ариной Новосельской, которая очень поддерживает идею разработки этого проекта, говорили с директорами местных музеев. Все они на нашей стороне.

— Вы планируете представить на Культурном форуме проект "Южный берег Крыма — территория всемирного наследия". Можете ли уже сейчас раскрыть какие-то параметры этого проекта?

— Сначала в лектории РХЦ "Старая деревня" состоится конференция, на которой эксперты расскажут о результатах своих исследований.

По климату, природной красоте, сочетанию гор и моря ЮБК сравним с лучшими местами средиземноморского побережья (Лазурный берег и Амальфитанское побережье — объекты ЮНЕСКО). Но исключительным его делают рукотворность и масштаб. ЮБК был изначально государственным проектом России, поощрявшим вложение огромных средств владельцев в закладку парков и строительство усадеб, что позволило создать уникальный по своему масштабу историко-культурный и природный комплекс. Наследие ЮБК сегодня нуждается в действенной охране, которая возможна только как особый государственный проект.

Один из главных выводов экспертной группы проекта — правомочность постановки вопроса о выявлении и описании ЮБК как комплексного культурного объекта и в конечном итоге подготовка документации для включения ЮБК в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это может определить главные принципы и задачи в отношении этой территории — сохранение культурных и природных ценностей ЮБК и продвижение ЮБК как пространства культурного туризма.

В первый день форума будет открыта фотовыставка, посвященная ЮБК, фотографии были созданы во время весенней экспедиции. В поездке принимала участие американка французского происхождения Бриджит Лакомб. Это знаменитый фотограф, которая запечатлела самых известных политиков, кинозвезд и других селебрити, появляющихся на обложках ведущих мировых журналов. Она снимала и виды Крыма, и людей, хранящих это наследие. Выставка так и будет называться: "Культурное наследие Южного берега Крыма и его хранители".

Вторая часть фотовыставки будет посвящена крымским артефактам, архитектурным деталям, видам. Ее автором стал эрмитажный фотограф Юрий Молодковец. Мы хотим глазами этих чудесных фотохудожников показать, как сейчас выглядит ЮБК и что там надо сохранять.

Перед открытием выставки пройдет круглый стол, где предполагается обсудить самые важные вопросы этого проекта. Среди тем: "Уникальность и универсальная ценность разных видов наследия на ЮБК", "Культурное и природное наследие ЮБК и необходимые шаги по его охране на российском уровне" и другие.

— Может ли в перспективе ЮБК претендовать на включение в список ЮНЕСКО?

— Сейчас включить в список ЮНЕСКО объект, находящийся в Крыму, будет довольно сложно. На сегодняшний день в списке объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО есть только один культурный объект Крыма — Херсонес Таврический. Он был номинирован в 2013 году, еще как находящийся на территории Украины. Сейчас довольно большие проблемы со взаимодействием с комитетом ЮНЕСКО из-за сложившейся международной ситуации.

— Есть ли вообще в таком включении необходимость?

— ЮНЕСКО, благодаря своим строгим правилам, удается сохранять многие памятники, находящиеся под угрозой разрушения. Произойдет включение ЮБК в список ЮНЕСКО или нет, сейчас сказать трудно. Мы надеемся, что это произойдет, иначе за эту работу мы бы не брались. Идея, которую высказывал Фонд Лихачева, — мы ее поддерживаем — заключается в том, что культура и природное наследие должны быть вне политики и вне границ. Иначе для человечества это может плохо кончится. Нам, людям, которые работают в музеях, поручено сохранять вечность, что мы и пытаемся сделать.

— После 2014 года ЮНЕСКО приостановила процесс включения в списки ЮНЕСКО Ханского дворца с комплексом пещерных городов в Бахчисарайском районе и Воронцовского дворца. Как сейчас складывается ситуация?

— Воронцовский дворец органично вливается в ЮБК. Думаю, что его нет необходимости выделять как отдельный объект. С номинацией, которую готовил Бахчисарайский музей-заповедник, сложная история, так как кроме комплекса зданий Ханского дворца в охраняемую территорию предполагалось включить большое количество памятников Бахчисарайского района, в основном археологических. Некоторые из них нуждаются в дополнительных раскопках и исследованиях. Я надеюсь, что это дело будущего.

— Сохраняются ли контакты Крыма по линии ЮНЕСКО? Возможен ли приезд в Крым мониторинговой группы?

— Приезд мониторинговой группы ЮНЕСКО в Крым возможен. Не все европейские эксперты выступают против прекращения контактов с Крымом. Например, в нашей весенней экспедиции принимала участие эксперт из Италии, каждый день мы с ней проходили по 15 километров пешком по горам. После увиденного она заинтересовалась проектом развития и сохранения ЮБК.

— Помимо ЮБК, исследуются ли сегодня в Крыму другие культурные объекты?

— Крымской территорией нужно очень серьезно заниматься, потому что последние 20 лет она финансировалась по остаточному принципу. Сейчас исследования памятников культуры переживают бурный ренессанс из-за строительства Крымского моста и создания автодороги "Таврида", которая будет проходить практически через весь полуостров. На всем протяжении этой дороги нужно исследовать культурные объекты и памятники. В частности, уже сделаны потрясающие археологические находки.

К моменту окончания работы по строительству трассы "Таврида" можно будет сделать выставку или даже специальный музей, посвященный таким новым находкам. Поскольку дорога продолжает мост, то больше всего сейчас исследована территория восточного Крыма, в Восточно-Крымский историко-культурный археологический заповедник и другие музеи Крыма регулярно поступают новые экспонаты. Например, в районе Керчи был раскопан курган, где на камнях конструкции археологи нашли редкие античные фрески. А работавшая на раскопках городища Мирмекий эрмитажная экспедиция обнаружила мраморную статую мужчины — таких находок не было с XIX века. Это очень хорошая работа, статуя явно привозная. К сожалению, как обычно, у скульптуры отсутствуют самые хрупкие части: ноги и руки. Но хорошо сохранились складки одежды и торс. По одной из версий, эта фигура изображала бога Аполлона. Статуя находится в Керченском музее в Крыму. Когда-нибудь мы, может быть, привезем ее в Петербург на выставку или покажем на территории Керченского музея, с которым тесно общаемся.

Кроме древних и античных памятников в районе Севастополя раскопали целую серию памятников, связанную с Крымской войной 1854-55 годов: пушки, ядра и множество других находок, которые поступят в музей обороны Севастополя.

— Актуальна ли до сих пор для Крыма проблема черных археологов?

— К сожалению, актуальна. Полуостров — место плотной концентрации археологических памятников. Где ни копни, обязательно на что-нибудь наткнешься. Черные археологи пока хозяйничают в Крыму довольно активно. В основном их деятельность связана с раскопками могильников, где можно поживиться ценными украшениями. Эта проблема может быть решена только с помощью властей и силовых структур.

— Какова сейчас ситуация вокруг возвращения скифского золота в Крым? Надеетесь на решение вопроса в пользу Крыма?

— Мы с самого начала надеялись, что ситуация разрешится в пользу Крыма. Сейчас экспонаты хранятся в Амстердаме. Положение сложное, но наша позиция такова: что бы ни происходило, экспонаты должны возвращаться с выставок в свои музеи. Ученые сказали свое слово, дальше это уже работа юристов и дипломатов.

— В прошлом году вы вошли в состав рабочей группы по выработке мер по сохранению и восстановлению объектов ЮНЕСКО в сирийской Пальмире. Расскажите, пожалуйста, на каком этапе сейчас эта работа?

— Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский считает, что мы должны способствовать тому, чтобы восстанавливать движимые объекты в Пальмире. Возможно, некоторые пострадавшие от разрушения культурные объекты "переедут" в безопасные районы, чтобы с ними могли бы поработать реставраторы, в том числе и наши.

— Директор Эрмитажа говорил, что Россия готова обучать сирийских специалистов, которые будут восстанавливать памятники в Пальмире. Ведутся ли уже переговоры, планируется ли обучение и когда?

— Мы готовы принимать у себя на стажировки специалистов из Сирии, которые будут восстанавливать памятники. Больше всего там проблем с реставрацией камня. В Эрмитаже работают 170 реставраторов высшей квалификации в 14 лабораториях. Все наши реставраторы готовы поделиться своими знаниями и принимать стажеров. Музеи Сирии вполне могут открыться до конца войны, как, например, музеи Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. В этом вопросе Пальмире тоже есть чему у нас поучиться.

Александр Кудрявцев.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > ria.ru, 12 ноября 2018 > № 2789211 Светлана Адаксина


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 12 ноября 2018 > № 2788481 Сергей Коваленко, Андрей Гидулян

Вытеснят ли роботы банкиров?

Эксперты попытались развеять мифы об искусственном интеллекте и спрогнозировать, когда банки закроют свои отделения

Цифровизация финансового рынка набирает обороты. Теперь банки уже начали конкурировать не между собой, а с финтехкомпаниями. И, как предполагают эксперты, через 10−15 лет банки могут измениться до неузнаваемости. Как именно трансформируются фининституты, эксперты обсуждали на прошедшей в Алматы конференции Central Asia SME Banking Club. Между тем центру деловой информации Kapital.kz захотелось подробнее раскрыть самые обсуждаемые и неоднозначные темы, которые волнуют как банковское сообщество, так и клиентов банков.

Заместитель председателя правления АТФБанка Сергей Коваленко и основатель SME Banking Club Андрей Гидулян попытались развеять мифы об искусственном интеллекте и спрогнозировать, как скоро банки закроют свои отделения.

— Что для вас значит понятие «диджитализация» в банковской сфере?

Сергей Коваленко: В первую очередь диджитализация — это оцифровка различных процессов в банках. За счет этого упрощается процесс обслуживания, финансовые услуги становятся дешевле. Очень важно, чтобы максимум банковских операций, которые не видит клиент, осуществлялись в электронном виде. За счет этого риск возникновения какого-то сбоя в обслуживании клиента стремится к нулю. Ведь зачастую именно пресловутый человеческий фактор приводит к каким-то ошибкам, недочетам и, соответственно, к проблемам.

Андрей Гидулян: В целом диджитализация в банковской системе включает автоматизацию процессов, перевод сервисов в электронные каналы и онлайн-кредитование. Все это ведет к повышению эффективности банка. Зачастую клиенты банка даже не предполагают, что важна именно автоматизация процесса принятия решений в банках. За счет этого время обслуживания клиента значительно сокращается.

— Какие операции должны быть обязательно оцифрованы?

Сергей Коваленко: Самое главное — банки должны давать возможность клиентам обслуживаться онлайн. Клиенты должны иметь возможность, не выходя из дома, проводить через интернет-банкинг различные стандартные операции. Такие, как открытие счета или депозита, оформление и погашение кредита, осуществлять переводные операции со счета на счет.

И уже высший пилотаж, когда банки смогут предоставлять нестандартные услуги дистанционно.

Стандартную банковскую операцию достаточно легко автоматизировать, а нестандартный запрос клиента — намного сложнее.

К примеру, в АТФБанке есть автоматизированная система кредитного анализа Landau, которая позволяет сократить время рассмотрения кредитных заявок. За счет этой системы повышается как качество, так и скорость оценки платежеспособности заемщика.

Зачастую работа с МСБ, в том числе с ИП, осложняется тем, что у многих из них нет достоверной финансовой отчетности или она может содержать ошибки. Также некоторым предпринимателям сложно спрогнозировать рентабельность их бизнеса или конкретного проекта. Как раз-таки система бизнес-аналитики Landau позволяет решать эти проблемы за счет автоматизации процессов оценки финансового состояния заемщиков. С Программа проводит анализ и проверку всех представленных клиентом финансовых данных; дает оценку структуры продаж, расходов, уровня рентабельности, рынков сбыта компании, делает прогнозы по потенциальным денежным потокам и будущим доходам организации.

Что немаловажно, программа позволяет взаимодействовать даже с индивидуальными предпринимателями, работающими с «тетрадными» данными.

Андрей Гидулян: Сейчас в развитых странах малому и среднему бизнесу уже недостаточно получать от банков только стандартные банковские продукты. Предприниматели хотят не только удаленно открывать счета. Им уже хочется, чтобы за них вели бухгалтерию, оплачивали налоги, чтобы они могли видеть свои денежные потоки, кредитные лимиты. И все это в онлайн-режиме 24/7, без посещения отделения. То есть постепенно банки меняются, они перенимают какие-то функции телекоммуникационных, финтехкомпаний. Поэтому для банков важно иметь развитые онлайн-каналы.

Думаю, что банки должны стремиться оцифровать большинство кредитных процессов. Тенденции рынка заключаются в том, чтобы клиенты, в том числе в МСБ-секторе, могли подать заявку по займу и получить одобрение по нему, не приходя в банк.

Еще один тренд, который, надеюсь, скоро подхватят и казахстанские банки, — отделения превратятся в шоу-румы. Так, в некоторых отделениях банков уже нет стационарных компьютеров. Там клиентам могут показать, как провести онлайн-платеж через планшет. И, знаете, когда предприниматель вместе с менеджером осуществит первый пробный платеж через планшет или телефон, этот шаг может привлечь его в банк. Как правило, после трех таких операций клиент постепенно привыкает пользоваться именно банковскими онлайн-услугами.

— Как думаете, закроют ли банки вскоре все свои отделения? И какова вероятность, что «искусственный интеллект» полностью заменит банковских менеджеров?

Сергей Коваленко: Даже сейчас наблюдается общемировой тренд, когда банки не наращивают, а сокращают свои отделения. Это связано с тем, что усиливается тенденция на диджитализацию. К тому же за счет онлайн-обслуживания банки стараются удешевить свои продукты — содержание отделений обходится дорого.

Закрытие сети отделений будет происходить не так быстро, как предполагают футурологи или аналитики. Это связано с привычкой людей общаться друг с другом. К тому же старшее поколение привыкло посещать отделения и обслуживаться именно там. Очевидно, что более динамичное сокращение банковских отделений будет происходить со сменой поколений. Предполагаю, что в течение 10−15 лет отделения банков сильно изменятся. В таких отделениях МСБ-клиенты смогут обсудить между собой тенденции и проблемы на рынке, получать советы и решить нестандартные ситуации в бизнесе.

Но все-таки большую часть стандартных и нестандартных вопросов клиенты, в том числе и в МСБ-сфере, будут решать дистанционно, вне отделений.

Андрей Гидулян: Все банки имеют разные бизнес-модели, работают с разными нишами предпринимателей. Так, в России есть банки, которые работают только дистанционно, без отделений. Они заняли определенную нишу, обслуживают свой пул клиентов МСБ. Для них модель онлайн-банков оказалась успешной.

В то же время есть предприниматели, которые пока не готовы отказываться от обслуживания в отделениях. К примеру, посмотрим на опыт Великобритании. После того как там банки стали закрывать свои отделения, в некоторых районах компании стали испытывать проблемы с доступом к финансированию. Парадокс: несмотря на то что Великобритания является развитой страной, там все равно клиенты банков не смогли обойтись без отделений.

Одновременно есть и успешные примеры отделений, которые работают как центры поддержки малого бизнеса. Зачастую такие центры становятся бизнес-хабами. Там предприниматели, в том числе начинающие, могут обмениваться идеями, опытом, встречаться с потенциальными клиентами и партнерами. Такие центры иногда работают в формате коворкингов. Там в одном месте могут работать как предприниматели из разных компаний, так и сотрудники одной организации. В Польше в таких коворкинг-центрах даже есть стенды для фотосъемки. Предприниматели могут сфотографировать свой продукт, например книгу, и выложить фото в интернет-магазин.

Считаю идею о том, что банкам следует срочно закрывать все свои отделения, утопической. Предпринимателям по-прежнему очень важно общение с менеджерами банка.

— Какие преимущества диджитализация банков дает МСБ?

Сергей Коваленко: В первую очередь клиенты экономят свое время. И, учитывая, что банки являются сервисными компаниями, у них в приоритете — скорость обслуживания. Если один банк предложит получить какую-то услугу за 7 дней, а другой — за час, то выбор клиента достаточно очевиден. Даже в том случае, если кредит, выданный за час, окажется дороже. Ведь в бизнесе ценна каждая минута.

Андрей Гидулян: Также важно, чтобы банк помогал предпринимателю вести его бизнес, стал партнером, поддерживал в кризисных ситуациях.

— Дает ли цифровизация реальный прирост новых клиентов банку?

Сергей Коваленко: Конечно, ведь цифровизация банка является конкурентным преимуществом. И это ценят бизнесмены, которые становятся нашими клиентами.

Андрей Гидулян: Это зависит от стратегии работы банка. Например, в России «Точка», «Модульбанк» и «Тинькофф банк», несмотря на огромную конкуренцию, вывели клиентский опыт на новый уровень. Эти банки зашли на рынок МСБ вопреки устоявшимся там традициям и отказались от отделений. Через три года работы эти финтехбанки уже заняли 10% российского рынка. В чем успешность этих банков? Они поняли потребности клиентов и предложили новые цифровые решения.

И важно, чтобы банки могли предложить своим клиентам какие-то нефинансовые услуги. Например, для самозанятых в банках практически нет необходимых онлайн-услуг. Так, как только «Тинькофф банк» запустил с Яндекс. такси мобильное приложение для обслуживания таксистов, сразу же был виден эффект. Это приложение помогало автоматизировать процессы по начислению и оплате налогов, вести онлайн-бухгалтерию. Кстати, это приложение было доступно на платформе Яндекс. такси, а не банка. Было бы замечательно, если бы в Казахстане появились подобные приложения.

Клиенты будут обслуживаться в тех банках, которые смогут обеспечить им такие услуги. В Казахстане, по самым пессимистичным прогнозам, через 3−5 лет уже появятся такие нефинансовые сервисы.

— Интересно, как в ближайшие 3−5 лет банки будут развивать «цифру»?

Сергей Коваленко: В Казахстане первый тренд, который будет наблюдаться, — процесс принятия решений по выдаче кредитов будет автоматизирован. К тому же кредитных заявок будет обрабатываться в разы больше, чем раньше.

Второй тренд, который мы прогнозируем, — банки будут исполнять не свойственные им функции. А именно: будут создавать для малого бизнеса сервисы, через которые клиенты смогут не только отслеживать операции по счету, но и вести онлайн-бухгалтерию, оплачивать налоги, видеть кассовые разрывы.

Еще одна тенденция, которая, думаю, будет актуальна через 10−15 лет, — банки будут угадывать потребности клиентов. Так, банковские системы будут интегрироваться с системами магазинов, детских садов, школ и других учреждений. Таким образом, банки будут видеть, какие продукты приобретает тот или иной человек и какие услуги он оплачивает. И, соответственно, банки смогут подстраиваться под потребности клиентов.

Ведь зачастую все мы думаем, что уникальны. Но фактически какие-то наши поведенческие поступки можно предугадать. Например, мы все оплачиваем коммунальные услуги, платим за детские сады, покупаем какие-то продукты. И, согласитесь, что эти функции за клиента может осуществлять банк — автоматически. Так, представляете, как было бы здорово, если бы каждый день к вам после работы ровно в 19.30 из любимого вами магазина доставлялась корзина с определенными продуктами. Именно теми продуктами, которые вы постоянно приобретаете. Пока это звучит немного фантастически. Между тем мы видим, что в мире сейчас активно развивается интернет вещей.

Андрей Гидулян: По оценкам SME Banking Club, в скором времени около 3−5 банков станут предлагать интересные онлайн-услуги для индивидуальных предпринимателей. Так, у малого бизнеса появится возможность оформлять кредиты, не приходя в офис банка, видеть свои обороты по бизнесу в онлайн-режиме и прогнозировать прибыль.

И, как уже я говорил ранее, банки будут искать новые источники доходов, интегрировать сервисы с B2B-компаниями. Уже сейчас есть примеры, когда банки 30% своих доходов генерируют за счет предоставления не свойственных им услуг для МСБ-сегмента.

По нашим оценкам, в течение 5 лет банки превратятся в маркетплейсы. Также некоторые банки могут создать свои экосистемы. И еще один тренд — могут появиться специализированные банки. Например, работающие только с экопроектами, агросектором или нефтяной отраслью.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 12 ноября 2018 > № 2788481 Сергей Коваленко, Андрей Гидулян


Китай. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 10 ноября 2018 > № 2789217 Сюй Син

С тех пор, как обнаруженное в 1990 году на территории китайской провинции Ляонин кладбище пернатых динозавров произвело настоящую революцию в палеонтологии, Китай стал новым мировым центром по исследованию динозавров. Об успехах Китая в области палеонтологии, о том, как местные крестьяне одурачивают ученых своими подделками и связан ли китайский дракон с динозаврами, рассказал в интервью РИА Новости известный китайский палеонтолог, автор научных описаний около 60 таксонов динозавров, профессор главной лаборатории по изучению эволюции позвоночных и происхождения человека Института исследования позвоночных и палеонтологии Китайской академии наук доктор Сюй Син. Беседовала корреспондент РИА Новости в Пекине Жанна Манукян.

— Расскажите, с чего все началось? Как получилось, что вы стали палеонтологом?

— Я занимаюсь изучением ископаемых динозавров, это область науки относится к палеонтологии. Когда я поступал в университет, у меня вообще не было намерений посвятить себя этой специальности, и во время обучения в Пекинском университете мне было вообще неинтересно, я читал другие книги. После окончания учебы опять по неудачному стечению обстоятельств я оказался в этом научно-исследовательском институте в качестве аспиранта. Первые два года в аспирантуре мне также не нравилась моя специальность.

Когда я был маленьким, я хотел стать физиком, и когда поступил в аспирантуру, самостоятельно изучал разработку программного обеспечения, хотел стать дизайнером программного обеспечения. Но к концу последнего года обучения в аспирантуре, во время написания диссертации я впервые начал иметь дело с ископаемыми динозаврами, потом приступил к их исследованию, и в итоге обнаружил, что это очень даже интересно. Постепенно появился интерес к профессии, и после окончания я уже остался в этом исследовательском институте. В общем, судьба оказалась благосклонной ко мне, и я каждый раз делал новые находки.

Я иногда сравниваю свои отношения с наукой с традиционной китайской женитьбой, потому что обычай предполагает сначала женитьбу, а потом уже любовь.

— Нужна ли сейчас палеонтология?

— Исследование ископаемых относится к палеонтологии, ее развитие имеет несколько исторических этапов. На самом раннем этапе она имела практическое применение, а сейчас мы часто задаемся вопросом, а какой от нее толк? Если говорить с экономической точки зрения, то в Китае палеонтологии отводилось довольно важное значение после образования КНР в 1949 году, потому что для государственного строительства нужны были энергоресурсы, нужны были полезные ископаемые, а палеонтология могла помочь государству найти эти полезные ископаемые и энергетические ресурсы.

Но сейчас экономической пользы от палеонтологии все меньше и меньше, особенно от исследования ископаемых динозавров. Это область исследования вряд ли может оказать очень большую помощь экономике страны. Тогда зачем надо это изучать? Мы знаем, что человек является очень уникальным природным видом, и его самым большим отличием от животных и растений является любознательность. Человек хочет знать, как устроен этот мир. Эти знания добываем мы. Эти знания могут помочь обществу двигаться вперед.

Да, исследование ископаемых динозавров или исследование всеми любимых черных дыр, космологии не может помочь вам получить какую-то материальную выгоду в краткосрочной перспективе, но я думаю, что фундаментальная особенность — любознательность — самый важный фактор, который сделал человека таким уникальным существом.

Если говорить более узко, то есть об исследовании динозавров, изучение этого вопроса помогает понять наше прошлое, историю, откуда произошел человек, куда он идет — это фундаментальные философские вопросы, но их можно связать с наукой, в том числе и с палеонтологий. Поэтому исследование динозавров на самом деле означает исследование истории Земли.

История нам рассказывает о том, какой была окружающая среда, какова история жизни на Земле. Если говорить о пользе, мы не можем сказать, что с их помощью можно произвести трактор, телефон, но помимо этого у людей есть и духовные потребности. Эти знания могут стать продуктами культуры, имеющими ценность. Вы может пойти в музей и посмотреть на них.

— Как сейчас обстоит ситуация с палеонтологией в Китае?

— Что касается исследования динозавров в Китае, то по сравнению с тем, что было 20-30 лет назад, сейчас можно отметить огромный прогресс. Когда мы учились, нам было очень сложно найти хоть какие-то окаменелости. Когда я работал над своей диссертацией, очень долго искал образец, но так и не нашел, в итоге один из профессоров дал мне образец для исследования. Сейчас находки в Китае насчитываются сотнями и тысячами. Каждый год есть, и очень много, как в моей лаборатории. Вы можете их видеть повсюду, это для моих студентов.

Я хочу, чтобы они больше занимались исследованиями, но у них нет времени, а не образцов, как это было раньше. Поэтому если говорить о находках окаменелостей динозавров, то за последние 20-30 лет произошли огромные изменения, в Китае все больше и больше находят ископаемых динозавров.

Если говорить о количестве специалистов, исследующих этот вопрос, то когда я обучался в аспирантуре, я был единственным в городе, кто изучал этот вопрос. Сейчас каждый год в нашем исследовательском институте мы набираем около 20 человек, сейчас около 70-80 аспирантов. Людей, которым нравится изучать этот вопрос, стало очень много.

Конечно же, если говорить в целом, то это очень узкая и непопулярная специальность, потому что, как вы только что спросили, какая польза от нее? Кроме того, как найти работу после учебы? Над этими вопросами все задумываются. И несмотря на то, что палеонтология сейчас переживает свой лучший период, в целом это по-прежнему специальность, которая пользуется популярностью лишь у очень узкого круга людей.

— Какими нужно обладать способностями, чтобы стать палеонтологом, в частности, специалистом по исследованию динозавров?

— Исследование динозавров является частью палеонтологии. Мы все знаем, что ученые обычно опираются на свой мозг в работе, это интеллектуальный труд, то есть вы должны быть очень умным, вы должны очень усердно заниматься. Кроме того, есть стереотип, что вы должны сидеть в кабинете или в лаборатории, делать химические опыты. В общем, это обычное состояние ученых. Но на самом деле есть науки, которые требует не только сидения в лаборатории, а выезда на природу, дикую местность.

С одной стороны, можно использовать свой мозг для обдумывания вопросов, а с другой, — отправиться на дикую природу за сбором данных. Это одна из главных особенностей исследования ископаемых динозавров. В то же время есть определенные качества, которыми должен обладать исследователь динозавров. Например, в экспедиции мы выезжаем обычно в пустынные районы, нужно жить в палатке, погода очень жаркая, к тому же вы отрезаны от мира, поэтому нужно уметь стойко переносить трудности, находиться в хорошей физической форме, в противном случае вы не сможете это перенести. Кроме того, необходимо хорошее зрение, чтобы искать останки.

Экспедиции также требуют командного духа, поэтому вы должны уметь хорошо ладить с другими людьми. В одиночку эту работу выполнить невозможно. Кроме того, сама наука исследования останков динозавров стала значительно сложнее, чем это было раньше. Сейчас нужны знания по математике, чтобы выстраивать математические модели, знания по химии, чтобы проводить химический анализ найденных окаменелостей. Вы должны очень хорошо поработать, чтобы заложить основу для этой профессии. Ваш круг знаний должен быть достаточно обширным, должна быть очень сильная воля и, конечно же, хорошая физическая подготовка.

— Среди ваших аспирантов больше девушек или юношей?

— С этим вопросом я, наверное, разобрался не очень хорошо. На данный момент у меня работает только одна девушка. Я раньше всегда считал, что девушкам не очень подходит ездить на дикую природу и искать останки динозавров. Но вот прошло 20-30 лет и мне кажется, что я ошибался, потому что обнаружил, что очень многие девушки с полевыми работами справляются даже лучше, чем мужчины. Наверное, в дальнейшем я буду принимать больше девушек.

— В провинции Ляонин было обнаружено очень много останков динозавров. С чем это связано?

— Действительно, в последние годы в Ляонине было обнаружено много останков, и все считают, что ляонинские находки самые многочисленные. Но строго говоря, это ложное впечатление, потому что во многих провинциях Китая были найдены останки. Самые ранние находки были сделаны в юго-западных районах, например, в провинциях Сычуань и Юньнань, очень много находок было сделано и в провинции Шаньдун. Есть еще знакомая нам пустыня Гоби, где были обнаружены идеальные окаменелости динозавров, Синьцзян-Уйгурский автономный район и Внутренняя Монголия. Находок в этим местах было сделано ничуть не меньше, чем в провинции Ляонин.

Но провинция Ляонин в последние годы получила всемирную известность главным образом благодаря масштабным находкам останков динозавров средних и маленьких размеров, потому что все привыкли считать, что динозавры были животными огромных размеров, и в прошлом в фокусе внимания ученых были динозавры именно больших размеров. Но на самом деле с точки зрения проведения исследований небольшие динозавры иногда представляют большую важность.

В провинции Ляонин было обнаружено большое количество окаменелостей динозавров именно небольших размеров, и они как раз таки имеют отношение к пернатым, с их помощью можно исследовать, как динозавры превратились в птиц. И эти находки в Ляонине дали очень много ценной и важной информации.

Это одна из причин, по которой весь мир думает, что находки в Ляонине крайне важны. Но есть еще другая причина. Найденные там окаменелости отличаются одной особенностью — они все сохранились в очень хорошем состоянии. Это целые динозавры, иногда даже окаменелости кожи сохранились, это действительно очень редко, где можно увидеть. Если вы посмотрите на экспонаты в музеях разных стран, то обнаружите, что большинство окаменелостей достаточно раздробленные. Если есть только голова или часть тела, это уже неплохо, в то время как у обнаруженных в провинции Ляонин останков часто это целый скелет от головы до хвоста, сохранились даже останки кожного покрова и оперение.

Так почему же эти останки сохранились в таком прекрасном состоянии? Считается, что это тесно связано с геологическими условиями того времени. В то время динозавры жили вокруг озер. Бывало, что вокруг большого озера обитали очень много динозавров. Рядом с этими озерами было очень много вулканов, которые постоянно извергались. Ученые, занимающиеся исследованием этого явления, полагают, что причиной гибели большого количества динозавров стало именно извержение вулкана. После чего эти динозавры, а также другие погибшие животные очень быстро оказались погребены под вулканическим пеплом, благодаря чему останки очень хорошо сохранились. Это является главной причиной, почему в провинции Ляонин так хорошо сохранились останки динозавров.

— Известно, что местные крестьяне, обнаружив, что эти останки имеют материальную ценность, сами начали их искать. Были случаи, когда они разрушали окаменелости, потому что не знают, как с ними обращаться. Как сейчас обстоят дела с этим?

— Сейчас по-прежнему существует это явление. Кстати, к вопросу о том, почему в провинции Ляонин было сделано так много раскопок. В Ляонине палеонтологические находки были сделаны еще в 40-х годах прошлого века, но вплоть до 90-х годов не было каких-то значимых находок, были какие-то раздробленные осколки, и то немного. Начиная с 90-х годов прошлого века ученые начали находить больше останков, но самым важным явлением начала 90-х стало то, что местные крестьяне осознали, что эти находки можно продавать за деньги. И они начали откапывать окаменелости и продавать их разные места. Хорошо, что в некоторых районах их купили музеи и исследовательские институты. Они стали объектами исследования ученых и экспонатами в музеях. Но в то же время большое количество находок исчезло и неизвестно, где они находятся.

Представьте себе, когда ученые отправляются в экспедицию, то в группе одного исследовательского института собирается немногим более десяти человек, иногда 20 человек. В год на это уделяется примерно 2-3 месяца. А теперь представьте, сколько крестьян могут все четыре сезона раскапывать окаменелости на своих участках? Время и человеческие ресурсы, которыми они располагают, сложно вообразить. Именно по этой причине с начала 1990-х годов в провинции Ляонин было сделано столько открытий. Опираясь только на возможности ученых, невозможно было бы найти такое количество останков.

Но в то же время это палка о двух концах. С одной стороны, положительно то, что за 20-30 лет провинция Ляонин стала одним из самых знаменитых мест по находкам останков динозавров. Нужно сказать, что в основном это было сделано благодаря местным крестьянам.

Но, с другой стороны, как вы только что сказали, у многих крестьян нет даже основных навыков, поэтому во время раскопок очень много останков было испорчено. Кроме того, некоторые, чтобы продать подороже, делают фальшивки, то есть берут разные останки и соединяют вместе. И это катастрофа для науки, для популяризации научных знаний и для музеев.

Ученые допускали ошибки, принимая поддельные останки за настоящие и предавая это общественной огласке. Это крайне негативная сторона этого вопроса. Конечно же, за последние 20 лет правительство усилило контроль над ситуацией. Можно сказать, что был сделан большой прогресс. Но я думаю, что решить проблему в корне — нелегкая задача, потому что в этих районах местное население достаточно бедное и крестьяне должны поддерживать свое существование. Кроме того, крестьянам также нужно знать законы, знать, как лучше использовать местные ресурсы, потому что для них эти останки — своего рода ресурсы.

Эта проблема — вызов для всех: для правительства, для научно-исследовательских институтов, для музеев и для местных крестьян. Всем нужно подумать над тем, как решить эту проблему.

— Можно сказать, что в последние годы Китай стал великой державой в плане исследования динозавров. Кроме того, многие иностранные эксперты проявляют интерес к этому. Есть ли какое-то международное сотрудничество?

— Если посмотреть на историю исследования динозавров, то самые ранние исследования начались в Европе, потом Северная Америка стала центром исследований. До сегодняшнего дня Европа и Северная Америка по-прежнему остаются крайне важными научно-исследовательскими центрами. Но в последние 20-30 лет в некоторых других районах были сделаны очень важные находки, в том числе в Аргентине, в Монголии. Конечно же, за последние 20-30 лет, наверное, Китай занял первое место по количеству обнаруженных останков динозавров. Кроме того, это весьма важные находки, поэтому Китай сейчас стал новым центром по исследованию динозавров, где работают местные ученые и много иностранных экспертов, есть и довольно обширное международное сотрудничество. Можно сказать, этот район стал одним из самых оживленных по изучению динозавров.

Отличительной особенностью изучения динозавров является сопоставительное исследование. Например, как определить, является ли обнаруженный динозавр новым видом или нет? Важна эта находка или нет? Необходимо сопоставлять их с обнаруженными останками динозавров в других странах — в США, России или Великобритании. Этому процессу крайне необходимо международное сотрудничество, поэтому в последние годы мы приглашали очень многих иностранных специалистов проводить с нами исследования, в том числе и российских. Правда, сейчас это на практике не реализовано, но мы хотим осуществлять такое сотрудничество.

— Существует ли конкуренция между учеными?

— Определенная конкуренция — это нормальное явление, но в то же время иногда конкуренция — это очень плохо. В Китае пока не существует такой проблемы, потому что мы ездим в места, куда остальные не ездят, поэтому и нет прямой конкуренции. Но при раскопках в провинции Ляонин очень много исследовательских экспедиций работают на одном маленьком участке, поэтому эта проблема может существовать, и действительно происходили такие случаи, когда разные люди из разных исследовательских групп давали одно и то же имя найденным останкам. Да, такое происходило, но я не думаю, что это очень большая проблема.

— Вы упомянули о подделках, расскажите о знаменитом скандале с подделкой динозавров?

— Да, это произошло в 1999 году, тогда американский журнал National Geographic опубликовал специальный материал, посвященный этому. Если я не ошибаюсь, в октябре 1999 года. В материале говорилось, что обнаружили недостающее звено между динозаврами и пернатыми, и все были очень-очень взволнованы. Но потом обнаружили, что на самом деле к телу птицы был добавлен хвост динозавра. Все были очень разочарованы этим.

— Вы рекордсмен мира по количеству научных объяснений таксонов динозавров. Какие вы еще ставите перед собой цели?

— Конечно, в будущем я хочу найти еще больше. Мир динозавров такой же, как и мир млекопитающих. То, что мы обнаружили, это лишь маленькая часть, поэтому если вы хотите на самом деле понять, сколько видов динозавров было, нужно сделать еще очень много находок.

— Ваша работа требует от вас очень много времени. Как вы распределяете свое время между наукой и личной жизнью?

— Да, на самом деле это так. Сейчас я вспоминаю, что когда мой сын только родился, я часто выезжал на экспедиции, а если был в Пекине, то возвращался так поздно, что он уже спал. Я очень мало общался с ребенком, и моя супруга часто жаловалась из-за этого. Помню, однажды я вернулся из пустыни и мой сын, которому тогда было 2-3 года, испугался и начал плакать, не узнав меня. Конечно, сейчас стало значительно лучше, потому что я сейчас стараюсь больше времени проводить с семьей.

— Ваши дети интересуются палеонтологией?

— Очень жаль, но оба моих сына, кажется, не испытывают большого интереса к палеонтологии. Я не знаю, почему.

— В китайской культуре дракон занимает особое место. Как вы считаете, это имеет какое-то отношение к динозаврам?

— Строго говоря, дракон не имеет отношения к динозаврам, но в Китае действительно очень много людей считают, что дракон и динозавры связаны друг с другом, и именно поэтому занимаются исследованием динозавров.

Тем не менее мы знаем, что китайский дракон — это вид тотема. Этот дракон состоит из восьми различных животных. В процессе формирования он медленно видоизменялся. Знакомый нам всем сейчас дракон не совсем тот, который был в самом начале. Как бы то ни было, дракон занимает очень важное место в культуре Китая, потому что китайцы считают себя потомками дракона. В процессе изучения динозавров мы также сталкивается с этим вопросом, может ли их исследование помочь нам понять истоки китайской культуры?

Но говоря фактами, с точки зрения науки у этих двух феноменов нет связи. Единственной точкой соприкосновения, которая с какой-то долей вероятности может быть, это авторитетность дракона, это такой высший динозавр. У многих есть такое впечатление, потому что привыкли считать динозавров сверхживотным. Но с научной точки зрения нужно сказать, что прямой связи нет.

Жанна Манукян.

Китай. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 10 ноября 2018 > № 2789217 Сюй Син

Полная версия — платный доступ ?


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 ноября 2018 > № 2787693 Василий Трофимчук

Изменит ли «Яндекс» рынок рекламы?

Василий Трофимчук

Основатель Multitoken

По результатам третьего квартала 2018 года выручка «Яндекс» выросла на 39% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — до 32,6 млрд руб., а чистая прибыль увеличилась в 5,5 раза. Компания связывает свои успехи с новыми направлениями бизнеса. Но привычная для компании тема интернет-рекламы не исчерпана

Как ранее писал Forbes, «Яндекс» уже давно превратился из поисковой системы в глобальную экосистему, предлагающую множество сервисов: «Такси», «Медиасервисы», «Сервисы объявлений» и т. п. И выход на каждый рынок серьезно сказывался на нем. Но компания не исчерпала всех возможностей и на своем «родном» рынке рекламы. Например, в конце сентября «Ведомости» сообщили со ссылками на источники в отрасли, что «Яндекс» проводит закрытое бета-тестирование рейтинга самых популярных площадок Рунета под названием «Топ сайтов». Как это повлияет на рекламный рынок в РФ?

Что нового?

Объем рынка интернет-рекламы в России по итогам первого полугодия 2018 составил около 91 млрд рублей (это на 21% больше, чем за аналогичный период 2017-го), поэтому у «Яндекса» есть серьезная финансовая мотивация для дальнейших работ по захвату этого рынка. И собственный рейтинг сайтов может стать в этой кампании достаточно эффективным инструментом.

Топ от «Яндекса» не станет первым рейтингом сайтов в Рунете: давно и успешно работают Liveinternet, «Медиаскоп», а также десятки менее масштабных и известных площадок. Все они отслеживают посещаемость сайтов и составляют свои списки наиболее популярных ресурсов, но при этом все существующие рейтинги имеют несколько ключевых недостатков.

Основной из них таков: на данный момент ни один топ не содержит данных по всем крупным игрокам российского сегмента интернета. В «Топ сайтов» от «Яндекса» ожидается информация по всем площадкам: поисковик будет использовать отчеты «Яндекс.Метрики» (с согласия владельца сайта), а также статистику, собранную с помощью «Яндекс.Браузера» и фирменных расширений. Последние позволят учитывать посещаемость сайтов без установленных счетчиков.

По прогнозу компании, точность анализа составит не меньше 95% — подобными результатами не могут похвастаться ни «Медиаскоп», ни Liveinternet.

Будет ли статистика достоверной и прозрачной?

Как правило, наибольшим доверием у рекламодателей пользуются данные, собранные независимыми площадками. Компании вроде «Медиаскопа» не продают рекламу, не имеют на рынке своего интереса, соответственно, у них нет повода искажать сведения. «Яндекс» же является одним из крупнейших игроков на российском рекламном рынке: 53% продаж интернет-рекламы, или около 48 млрд рублей, поэтому есть гипотетическая опасность, что компания сможет получать выгоду от публикации скорректированной статистики.

Однако причин думать, что «Яндекс» будет вести дела недобросовестно, на данный момент нет. Рейтингу и так не приходится ждать легкой жизни: Mail.ru Group, Instagram, Google вряд ли присоединятся к проекту, и сведения об их площадках придется собирать не через «Метрику», а при помощи браузера и расширений. Учитывая, что «Яндекс.Браузер» установлен только у 13% российских пользователей сети, неясно, даст ли такой подход заявленную точность в 95%. Кроме того, есть западные компании, рейтинги которых популярны у участников рынка.

Западные аналоги

В англоязычном сегменте интернета рекламодатели традиционно уделяют аналитике рынка очень пристальное внимание. Лидирует в этой сфере израильская платформа SimilarWeb — независимое аналитическое агентство, которое регулярно публикует отчеты об аудитории самых популярных сайтов, и при этом оно не ангажировано ни с одним поставщиком рекламных услуг.

Значит ли это, что на Западе доверяют только независимым агентствам? На самом деле нет: уже на втором месте по посещаемости среди всех рейтингов сайтов на западе находится топ-500 Alexa, созданный Amazon. Этим ресурсом пользуются многие рекламодатели, а между тем «Амазон» — один из крупнейших игроков на мировом рынке интернет-рекламы. Ретейлер обрабатывает колоссальный объем сведений о поведении своих клиентов, используя эти данные для продажи рекламы в сети. На данный момент компания уже обогнала по рекламной выручке Twitter и Snapchat и ожидает получить к концу 2018 года $3,37 млрд — это 1,2% рынка digital-рекламы.

Таким образом, у Amazon есть очевидные интересы в сфере рекламы, но это не мешает рейтингу сайтов компании пользоваться доверием десятков тысяч рекламодателей. Параллель с «Яндексом» четко прослеживается: вероятно, для «Топ сайтов» от российского гиганта собственная заинтересованность компании в рекламе также не станет препятствием.

Скорее всего топ от «Яндекса» не перевернет рекламный рынок, но займет на нем свое место, потеснив Liveinternet, Mediascope и других участников. В результате российский интернет-гигант получит еще один рычаг влияния на рекламодателей. Учитывая популярность «Яндекса», рекламным площадкам стоит начать думать о своем месте в новом «Топе сайтов» уже сейчас.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 ноября 2018 > № 2787693 Василий Трофимчук


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 ноября 2018 > № 2792958 Штефан Шолль

Серебренников: "Я ничего не крал"

Штефан Шолль | Frankfurter Rundschau

В спорном процессе о присвоении бюджетных средств российский режиссер театра и кино Кирилл Серебренников заявил о своей невиновности, передает журналист немецкого издания Frankfurter Rundschau Штефан Шолль. "Я ничего не крал", - сказал Серебренников в среду на первом заседании по делу в Мещанском суде Москвы.

"Я абсолютно не думаю, что Серебренников и его коллеги совершили что-то криминальное, - поделился в разговоре с изданием искусствовед и куратор выставок Андрей Ерофеев, которого некогда самого приговорили к выплате денежного штрафа из-за "разжигания религиозной розни". - Государственная бюрократия использует формальные нарушения своего запутанного свода финансовых правил, чтобы наказать театр, который не вписывается в сознание министра культуры Владимира Мединского".

"В своих спектаклях Серебренников постоянно позволял себе показывать геев, обнаженные сцены, глупых священников, не вызывающих симпатию представителей власти и высказывал вербальное неуважение к родине. (...) Теперь государственная власть чинит над Серебренниковым расправу. А министр Мединский, профессиональный пиарщик, уверяет, что это никак не связано с политикой", - отмечает Шолль.

Подозреваемых по делу "Седьмой студии" может постигнуть злая участь из-за шестой обвиняемой - Нины Масляевой, которая была главным бухгалтером студии. "Вскоре после ареста она признала вину и, заключив сделку с прокуратурой, будет теперь давать показания против бывших коллег, - повествует журналист. - Правозащитница Ева Меркачева рассказывает, в каком отчаянии была главная свидетельница в камере СИЗО: "Она пожаловалась нам, что сделала все заявления, которые требовали от нее следователи. Но несмотря на это, они все еще ее не выпустили".

"Это показательный судебный процесс, - уверен Андрей Ерофеев. - А в показательном процессе не может быть оправдательного приговора". "Разбирательство, по его словам, будет длиться долго, с ревностным участием кремлевской прессы. И, как это обычно бывает на показательных процессах, обвинительный приговор будет базироваться не на доказательствах, а на принудительных заявлениях", - передает журналист мнение Ерофеева.

"Почему это происходит с Кириллом? Мотив понятен сразу. Мы все должны почувствовать страх", - заявил московский эксперт по экономике культуры Александр Рубинштейн во время круглого стола газеты "Театр". "В этом смысле этот показательный процесс, пожалуй, достиг своей главной цели", - констатирует Шолль.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 ноября 2018 > № 2792958 Штефан Шолль


Великобритания. Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 9 ноября 2018 > № 2790516 Денис Волков

Отравили – ну и что? Верят ли в России, что Москва ни во что не вмешивалась

Денис Волков

Публично большинство россиян не готовы признать вмешательство России в дела других государств. Но в менее официальных разговорах такое вмешательство допускают гораздо большее число людей, чем показывают опросы. Большинство россиян осознанно воспроизводят официальные версии из госпропаганды, даже если сами не верят в их подлинность, потому что они чувствуют себя не сторонними наблюдателями, а участниками информационного противостояния России и Запада

Эксперты давно спорят о том, насколько эффективна российская пропаганда, особенно в вопросах внешней политики. Могут ли государственные СМИ навязать большинству российского общества удобную Кремлю версию событий, заставить игнорировать нестыковки и не вписывающиеся в нее факты?

Социологические исследования, на первый взгляд, дают неутешительный ответ на этот вопрос. Например, в октябрьском опросе Левада-центра лишь 3% респондентов были готовы обвинить в отравлении Скрипалей российские спецслужбы. Опрос проводился уже после того, как британские власти опубликовали кадры с Петровым и Бошировым в Солсбери, а Маргарита Симоньян взяла у них нашумевшее интервью. Но все это практически никак не повлияло на российское общественное мнение.

Лишь небольшая часть опрошенных, читающая независимые СМИ и сконцентрированная в крупных городах, действительно заговорила о провале российских спецслужб. А для большинства было достаточно прозвучавших объяснений. «Петров и Боширов опровергли слухи» о своей причастности к отравлению, говорили наши респонденты, описывая произошедшее.

Однако показательно, что англичан в произошедшем винит лишь меньшинство опрошенных – около четверти. А большинство уклонились от прямого ответа, выбрав подсказку «это мог быть кто угодно». И такое уклонение является модельной реакцией большинства россиян на любые истории, которые ставят вопрос о возможном вмешательстве России в дела других стран.

Оценки личные и публичные

Похожим образом четыре с половиной года назад на вопрос, кем являются пресловутые «вежливые люди» в военной форме без опознавательных знаков в Крыму, большинство респондентов отвечали «это мог быть кто угодно». Участие России в конфликте с Украиной, присутствие на территории соседнего государства российских войск и вмешательство в американские выборы большинством и вовсе отвергалось.

Однако десятки групповых дискуссий, которые мы с коллегами проводили последние несколько лет, позволяют уточнить эти данные. Среди людей, которые скрывают свое мнение или публично отвергают вмешательство России в дела других стран, много тех, кто на самом деле такое вмешательство допускает.

На фокус-группах участники поначалу тоже отвечают неохотно. На вопрос об отравлении люди говорили: «Мне вообще это неинтересно», «Это настолько далеко от меня», «Мне все это параллельно». В разговорах о том, есть ли на Украине российские войска, большинство участников групповых дискуссий дословно отвечали: войск «официально нет» и войны между Россией и Украиной тоже нет. Ни в чьи выборы мы не вмешивались.

Но более настойчивые расспросы о том, как обстоят дела «неофициально» и «на самом деле», обнаруживают значительное число людей, которые допускают вмешательство России в дела других стран, хотя и не готовы говорить об этом публично. Если модератору удавалось раскрутить людей на откровенный разговор на фокус-группах, люди говорили о возможной причастности российских спецслужб к отравлению Скрипалей, о присутствии российских войск в Крыму (задолго до признания этого факта Кремлем) и на востоке Украины, о вмешательстве в выборы в Америке.

Все эти примеры показывают, что реальная и публичная точка зрения российских обывателей на эти события заметно расходятся. И это расхождение вряд ли можно объяснить только тем, что люди скрывают свое мнение, потому что боятся наказания сверху.

Отравили – ну и что?

На групповых дискуссиях, если удается преодолеть внутренний барьер, который поначалу не дает респондентам свободно выражать свое мнение, люди начинают высказываться довольно откровенно. При этом раскаяние или сожаление по поводу отравлений, тайной отправки в другую страну или вмешательства в чужие выборы люди выказывают редко.

Гораздо чаще в ответах звучит равнодушие, бравада или даже заведомая готовность оправдать любые действия российской стороны: «Наши войска – ну и что?», «Отравили – ну и что?», «Так и надо было», «Все правильно сделали». Плохо не то, что мы вмешиваемся, а то, что иной раз нас на этом ловят. «Вы говорите, что Америка вмешивается в наши дела. А мы вмешиваемся?» – «Конечно!» – «А нужно?» – «Конечно, нужно! Только аккуратно».

Все эти разговоры нередко сопровождаются смешками. Иными словами, значительное число россиян хоть и не желают публично признавать ответственность России за вмешательство в дела других государств, но не сомневаются в том, что такое вмешательство действительно было, и не видят в нем проблемы.

Так происходит в том числе потому, что все большее число людей сегодня уверены, что Россия снова стала «великой державой». А великодержавный статус требует периодического подтверждения, потому что «положение обязывает» и потому что «на фоне других игроков Россия иной раз смотрится бледно». Как неоднократно говорили участники групповых дискуссий разных политических убеждений, России нужно быть жесткой, потому что они – на Западе – «по-другому не понимают» и в противном случае «будут продолжать к нам лезть». Кроме того, нарушая международные нормы, наша страна, по мнению значительного числа людей, ничем не отличается от других великих держав: «Все так делают».

Как только речь заходит о давлении на Россию извне, на сторону российских властей встают даже те россияне, которые в ином контексте скептически относятся к российскому руководству или выступают против активного вовлечения России в международные дела. С точки зрения большинства, внешнему давлению нельзя уступать ни при каких обстоятельствах, следует «держать удар».

Составной частью такого давления, по мнению девяти из десяти респондентов, является информационная война, которую Запад ведет против нашей страны. А в этих условиях зарубежным СМИ верить нельзя по определению. Российские СМИ в контексте информационного противостояния, напротив, в глазах людей наделяются правом отрицать любые факты, которые могут представлять нашу страну в невыгодном свете. Такого мнения придерживается как минимум треть россиян. Становится неважным, были ли на самом деле отравления, отправка войск или вмешательство в выборы. Публично отрицать эти факты – правильная тактика.

В итоге получается довольно причудливая картина. Публично большинство россиян не готовы признать вмешательство своей страны в дела других государств. Формально они разделяют позицию, которую озвучивает государственная пропаганда. Но в более подробных и менее официальных разговорах такое вмешательство допускают гораздо большее число людей, чем показывают опросы.

Однако это еще не означает, что они согласы с западными оценками этих событий и просто боятся заявить об этом публично. Большинство россиян осознанно воспроизводят официальные версии из госпропаганды, даже если сами не верят в их подлинность, потому что они чувствуют себя не сторонними наблюдателями, а участниками информационного противостояния России и Запада.

Великобритания. Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 9 ноября 2018 > № 2790516 Денис Волков


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 9 ноября 2018 > № 2787211 Артемий Троицкий

Артемий Троицкий об отношениях между эстонцами и русскими: в определенном плане это удобно всем (Delfi, Эстония)

Комментируя интервью уехавшего из России музыкального критика Артемия Троицкого, в котором тот назвал эстонскую партию EKRE профашистской и «проектом Кремля», депутат парламента Эстонии от этой партии Яак Мадисон в свою очередь назвал Троицкого «агентом Кремля, играющего в Эстонии роль диссидента», а его высказывания «очередной пропагандистской ложью».

Кристер Парис, Delfi.ee, Эстония

Журналист и музыкальный критик дал спецкорреспонденту «Ээсти паэвалехт» Кристеру Парису интервью, в котором сказал, что его семья нисколько не жалеет, что переехала в Эстонию.

«Я настроен позитивно. Нам тут очень нравится. Старший сын ходит в гимназию и у него все хорошо. Младший учится в экспериментальной эстонско-русской школе, во втором классе. Ему там очень нравится. У жены много подруг, она посещает концерты и кафе. Единственный, кто не часто бывает в Таллине, — это я. Я периодически нужен то на востоке, то на западе. Выступать, что-то делать, читать лекции… Мы очень довольны тем, что не ошиблись и выбрали в качестве места, где жить и работать, именно Эстонию. Вне всякого сомнения», — сказал он и добавил, что единственное, что ему здесь не нравится, — климат.

Троицкий отметил, что поначалу его шокировали отношения между эстонцами и русскими, но потом он привык, поскольку стало ясно, что «в определенном плане это удобно всем». Эстонцам удобно чувствовать себя хозяевами и в той или иной мере игнорировать проблемы русских. «А русские…. если бы им тут на самом деле не нравилось, то они бы уже давно либо уехали, либо образовали в качестве протеста какое-нибудь сильное политдвижение. Но я не вижу ни того, ни другого. Русские, которые покидают Эстонию, едут на запад, а не на восток. Никаких политических партий или протестов тоже нет».

Большой проблемой, требующей скорейшего разрешения, по словам Троицкого, является вопрос русской школой: «Исходя из собственного опыта, могу сказать, что в русских школах эстонский язык преподают плохо, а частые уроки слишком дорогие. Один урок эстонского языка стоит 30 евро, в то время как урок китайского — всего 5! То есть над проблемой изучения языка нужно работать более эффективно».

Говоря о переходе на эстоноязычное образование, Троицкий назвал абсурдной ситуацию, когда плохо владеющие эстонским языком преподаватели обучают не только эстонскому языку, но и физике и химии на том же эстонском языке. «Я не знаю, как решить эту проблему, но начинать следует уже в самом раннем возрасте, то есть с детских садов. Прежде чем переводить школы на эстонский язык, следовало бы сделать это с детскими садами. Дети шли бы в школу уже подготовленными. Но то, что зарождается сейчас, совершенно неэффективно».

Рассуждая о происходящем в эстонской политике и вероятности того, что на следующих выборах в парламент попадет «профашисткая партия», Троицкий сказал, что EKRE в Рийгикогу не пройдет. Он отметил, что партия представляет собой «пародию на европейские ультраправые партии» и «речь идет о проекте Москвы, в существование которого внесли свой активный вклад московские политтехнологи».

Троицкий отметил, что что на пророссийских сайтах об EKRE пишут чаще, чем об остальных вместе взятых, и не трудно догадаться, «откуда у них на это деньги». «На месте Марта Хельме я бы рискнул и совершил бы оригинальный поворот, открыто и неоднозначно признав, что они являются партией Кремля, поддерживают Путина, а Путин поддерживает их. Так EKRE получила бы хоть какой-то шанс, что те русские Эстонии, которые до этого голосовали за Центристскую партию, отдали бы свои голоса ей».

Критик уверен, что наличие в Европе ультраправых партий, которые дестабилизируют ситуацию внутри государств, выгодно Кремлю.

Говоря об ETV+ Троицкий заявил, что не смотрит этот канал. «Не смотрел даже тогда, когда там выходила моя передача. Будем надеяться, что новый главный редактор Екатерина Таклая сможет вдохнуть в него новую жизнь, ведь там есть много действительно профессиональных молодых журналистов. Меньше всего Эстония нуждается в длинной и глупой копии российского семейно-развлекательного канала. Думаю, что ласнамяэские домохозяйки все равно продолжат смотреть российские каналы», — рассудил Троицкий, но добавил, что, как бы то ни было, русскоязычный канал — важное начинание.

«Бюджет российских телеканалов исчисляется сотнями миллионов евро. С учетом этого делать развлекательные шоу [здесь] — это примерно то же самое, что ресторанному певцу из Нарвы тягаться с Филипом Киркоровым. Или — что еще лучше — давайте вспомним Элллочку-людоедочку, соревновавшуюся с дочерью американского миллиардера Вандербильда. Ситуация идентичная. Нужно исходить из реальности и делать то, что возможно сделать. Как говорится: дешево, зато с душой».

«Ответ Чемберлену»

Депутат от EKRE Яак Мадисон отреагировал на интервью и назвал Троицкого «агентом Кремля, играющего в Эстонии диссидента», а его высказывания «очередной пропагандистской ложью».

«Он не глупый человек. Напротив — он агент, который очень хорошо умеет врать и задача которого — стать в Эстонии человеком, к которому прислушиваются и чьи слова имеют вес», — написал Мадисон в Eesti Päevaleht. Он уверен, что действия Троицкого согласованы и финансируются Кремлем.

«Удивляет другое — почему в Эстонии не задумываются над тем, насколько хорошо мы на самом деле знаем этих диссидентов? Россия пользуется любой возможностью для создания в обществе конфликта и особенно в отношении нашей партии, которая единственная работает во имя сильного, независимого национального государства», — написал политик.

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 9 ноября 2018 > № 2787211 Артемий Троицкий


Россия. Великобритания > СМИ, ИТ > ria.ru, 9 ноября 2018 > № 2786030 Карен Гиллан

Шотландская актриса Карен Гиллан запомнилась миллионам поклонников в качестве Эми Понд, обаятельной спутницы Доктора из британского сериала "Доктор Кто", а также фантастической инопланетянки Небулы в "Стражах Галактики". В Москву она приехала в другом качестве: представить свой дебютный полнометражный фильм "Вечеринка только начинается" на фестивале "Новое британское кино". В интервью РИА Новости Гиллан призналась в том, что с детства мечтала стать режиссером, рассказала о самом сложном моменте на съемках и поделилась мнением о первой женщине-Докторе в истории телешоу. Беседовала Валерия Высокосова.

— Вы впервые в Москве?

— Да, я вообще в России впервые. Я с нетерпением ждала возможности приехать сюда и все посмотреть. Москва такой красивый город! Я влюбилась. Мы гуляли по городу: сперва я была на Красной площади, потом видела Храм Христа Спасителя. Архитектура здесь потрясающая.

— Вы привезли в Москву свой дебютный фильм "Вечеринка только начинается". Как вы решили попробовать себя в качестве режиссера?

— Думаю, я всегда мечтала стать режиссером, просто раньше не понимала этого с такой ясностью. В юности я больше всего любила камеру — постоянно снимала коротенькие фильмы у себя дома, заставляла родителей проходить кастинг. Так что мне показалось вполне естественным попробовать себя в этом качестве после того, как я приобрела актерский опыт. И на самом деле мало что изменилось по сравнению с тем временем, когда я снимала своих домочадцев. Разве что размах другой.

— А у вас сохранились какие-то из ранних, так скажем, работ?

— Да, но я никак их не могу найти. Я должна это сделать, потому что есть среди них один хоррор, который я бы хотела всем показать.

— История, которую мы видим в фильме "Вечеринка только начинается", выглядит довольно личной…

— Она, конечно, снята не по мотивам моей жизни, но это действительно очень личный проект, который полностью меня захватил.

— Почему вы решили написать именно такой сценарий?

— Я прочитала исследование, согласно которому уровень самоубийств среди молодых людей в северо-западной части Шотландии, где я выросла, гораздо выше, чем в остальных частях страны. Меня начал мучить вопрос — почему? Это прекрасные пейзажи, и люди постоянно говорят, что это чуть ли не лучшее место на Земле, но факт остается фактом. Я стала изучать вопрос и поняла, что, вероятно, это зависит не от данной конкретной территории. В мире полно других мест, где может происходить то же самое.

— Ваша героиня потеряла друга. Да, ее это сломало, но она продолжает бороться с реальностью, хоть и весьма специфичными способами. Как вы думаете, сможет ли ваша картина помочь тем людям, которые сейчас переживают нечто подобное?

— Я надеюсь, что если те люди, которые посмотрят фильм, сейчас чувствуют себя одиноко и закрываются от мира, найдут в себе силы вновь начать разговаривать с окружающими, потому что коммуникация — лучший способ преодолеть те страдания, которые мы видим в картине. Я надеюсь, что они смогут по крайней мере позвонить близким и поговорить с ними.

— Фильм строится на контрастах — например, темнота улиц сменяется яркими огнями супермаркета. Что вдохновило вас на такое визуальное решение? Может, работы каких-либо режиссеров?

— Мои любимые режиссеры — Стэнли Кубрик, Майкл Ханеке и Линн Рэмси. Линн Рэмси шотландский режиссер, и мне кажется, что она удивительно точно передает атмосферу Шотландии. Но не уверена, что в своем фильме я специально выстраивала визуальную метафору. Я просто хотела, чтобы получилось круто. История в нем довольно мрачная, тяжелая, поэтому я пыталась сделать так, чтобы в ней было что-то приятное — и посмотреть, и послушать.

— Что для вас было самым сложным — писать сценарий, играть главную роль или снимать картину?

— Наверное, то, что делать все это пришлось почти одновременно. Снимать и играть — это жесткая мультизадачность, приходится бегать туда-сюда, следить за всем. Зато не пришлось договариваться с ведущей актрисой, потому что это была я сама.

— Не могу не задать вам этот вопрос — новым Доктором в сериале "Доктор Кто" стала женщина, Джоди Уиттакер, впервые в истории этого шоу. Что вы думаете по этому поводу?

— Мне кажется, абсолютно неважно, кто играет эту роль — женщина или мужчина. Но это прекрасно, что Доктором стала женщина. Пол неважен еще и потому, что этот персонаж — инопланетянин. Главное, что нужно, это особая энергия, и у Джоди она есть.

— Вы когда-нибудь мечтали сами сыграть эту роль?

— Ох, не знаю. Я обожаю Эми Понд, свою героиню, и время, проведенное на съемках с Мэттом Смитом (Одиннадцатый Доктор — ред.). Я никогда не думала о том, что могу сыграть эту роль, потому что я была и так очень счастлива.

— Мне кажется, что все ваши героини имеют нечто общее — они сильные личности с хорошим чувством юмора, могут постоять за себя, и есть в них немного злости. Есть ли у вас что-то общее с ними?

— Думаю, да. Но я вовсе не злая. Я привношу что-то свое в каждую из них, это неизбежно, потому что хочу, чтобы они были настоящими. Но после завершения съемок они от меня уходят.

— Какой самый ценный урок преподали вам ваши герои?

— Они научили меня смотреть в лицо своим страхам. Я постоянно играю героев, которые оказываются в опасных ситуациях, особенно в фантастических фильмах — там постоянный баланс на грани жизни и смерти. По-моему, это хороший урок: если чего-то боишься, то сделай это, не мешай самому себе.

— Вы хотите снять еще один фильм?

— Да, я хочу снять много фильмов. У меня есть короткометражка, которая называется Conventional. Я собираюсь снять полный метр.

Валерия Высокосова.

Россия. Великобритания > СМИ, ИТ > ria.ru, 9 ноября 2018 > № 2786030 Карен Гиллан


Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 8 ноября 2018 > № 2785134 Владимир Мединский

Брифинг Владимира Мединского по завершении заседания

Из стенограммы:

В.Мединский: Сегодня на заседании Правительства был рассмотрен вопрос об изменении законодательства в части государственно-частного партнёрства и концессий, касающихся памятников культуры, объектов культурного наследия.

Законопроект был Председателем Правительства поддержан. На самом деле это старый, выстраданный законопроект, который позволяет изменить сам принцип подходов к освоению и восстановлению объектов культурного наследия – старинных усадеб, дворцов, зданий, архитектурных комплексов.

Законодательство, которое действует сейчас, достаточно разнообразно. Оно позволяет иногда арендовать за рубль, иногда выкупать объекты культурного наследия и восстанавливать их. Но всё-таки то, что находится в наиболее запущенном состоянии, с коммерческой точки зрения никакого интереса для бизнеса не представляет. Как правило, это объекты без коммуникаций, находящиеся далеко, руинированные, а строить новое на порядок дешевле, чем восстанавливать старое. Никто с этим не связывается.

В принципе, в отличие от западноевропейских стран, у нас подобного законодательства не существовало. Мы несколько лет над этим работали, прошли очень сложный и долгий путь согласования. И вот наконец премьер принял уже волевое решение – наш законопроект поддержан, будет внесён в соответствующем порядке в Государственную Думу. Надеюсь, что парламентарии как можно быстрее его примут, поскольку никаких иных способов восстановить разрушенные памятники, кроме как привлекая общественную инициативу, привлекая частные средства, нет. Никто в мире ничего другого не придумал.

Вопрос: Вы говорили на встрече с Президентом, что с 2020 года планируется восстанавливать форты, превращать их в объекты туристического показа. Есть уже какие-то проекты, которые готовы к передаче в частные руки? Я имею в виду форты. В каких регионах?

В.Мединский: Речь идёт о фортах Владивостокской крепости. Что такое Владивостокская крепость? Это не крепость в её западноевропейском представлении – нечто, окружённое стенами. Это огромный комплекс взаимосвязанных фортов, дотов, дзотов, иных бывших военных сооружений, которые разбросаны на площади несколько десятков квадратных километров, на значительном удалении друг от друга, на острове Русский и вокруг Владивостока. Крепость эта как единый комплекс защитных сооружений строилась в конце XIX – начале XX века. Наиболее активно она модернизировалась после Русско-японской войны с учётом опыта падения Порт-Артура и на тот момент представляла собой самую совершенную морскую систему обороны в мире. Даже в годы Первой мировой войны строительство не прекращалось. Кстати, всё строительство велось исключительно под надзором русских инженеров, это тоже уникальный национальный памятник.

К сожалению, после 1917 года крепость была заброшена, в годы Второй мировой войны несколько модифицирована, а после перестройки заброшена окончательно. И собственность – около 800, подчеркну, объектов недвижимости – крайне запутанна. Бóльшая часть принадлежит Министерству обороны, что-то городу Владивостоку, что-то оказалось чудодейственным образом на балансе Министерства культуры, и несколько фортов даже в частных руках. Поэтому задача, которая перед нами поставлена: во-первых, постараться это всё учесть, во-вторых, за исключением, может быть, каких-то особо важных военных объектов, собрать это в одних руках федерального ведения, затем постепенно использовать их как объекты туристического показа, как объекты культурного показа. Так используются подобного рода старинные заброшенные крепости во всём мире.

Позитивные примеры и у нас есть, это пара фортов в Калининграде, которые сегодня эксплуатируются, кстати, не государственными, а именно частными компаниями. Но это исключение. В Калининграде крепость намного меньше, она очень компактная, и эти форты находятся в черте города, поэтому это проще. А здесь надо ехать из центра Владивостока до форта зачастую два часа.

Мы подобрали здание, которое станет центром будущего музея, и уже его привели в порядок. Там будет визит-центр, откуда пойдут, как мы полагаем, туристические маршруты, автобусы, там будет развёрнута экспозиция в следующем году об истории Владивостокской крепости, действительно уникальная история, наверное, будут предложены какие-то интерактивные варианты. И потом форт за фортом будут потихоньку восстанавливать. Но, ещё раз подчеркну, не надо ждать чего-то, что произойдёт в течение двух лет по мановению волшебной палочки. Это долгая, сложная и кропотливая работа.

Вопрос: Начался суд по делу «Седьмой студии». Министерство культуры планирует ли какие-то новые ходатайства?

В.Мединский: Я за всё это время пытался не давать никаких характеристик людям, которые оказались в очень непростом положении. Что бы сейчас ни говорили активно в поддержку обвиняемых или, наоборот, в осуждение их, – это будет рассматриваться только под одним углом: оказание давления на суд. Тем более в момент, когда идут судебные заседания. Никакой доброй службы это никому не сослужит.

Поэтому я могу лишь повторить то, что говорил всегда: Серебренников – яркий режиссёр, его театр был во многом инновационным и очень интересно устроенным, хотя у него были как свои сторонники, так и противники. Что касается финансовых претензий, которые предъявляют Серебренникову следственные органы, давайте дадим возможность суду объективно, без давления, без истерики, спокойно разобраться.

Вопрос: Какой предполагается механизм концессионных соглашений по памятникам? Примерно на какой объём рассчитывает государство в том, что касается инвестиций?

В.Мединский: Я могу сказать откровенно, что с учётом нашего уникального культурного наследия, десятков тысяч памятников по всей стране, которые находятся в запустении (у нас только дворянских усадьб не меньше 3 тыс., причём многие из них даже не учтены как объекты недвижимости, не говоря уже о земле, кадастре, охранных зонах – вообще ничего нет), мы любые инвестиции потянем. Весь мировой ВВП можно будет направить на восстановление наших памятников, и этим деньгам будет найдено правильное приложение. Наша страна в этом отношении абсолютно уникальна.

Мы постараемся создать, и такая задача поставлена, механизм наиболее простых и гарантированных инвестиций в восстановление памятников. Чтобы памятник после восстановления переходил в собственность участнику ГЧП или в максимально длительное, на много поколений концессионное использование.

При этом самая главная новелла этого законодательства заключается в том, что использовать этот памятник можно будет в соответствии с концессионным соглашением, договором ГЧП. То есть необязательно его восстанавливать как музей. Ведь вы и сейчас можете по концессии восстановить заброшенную усадьбу, но сделать из этого только музей. Найдёте желающих – их не так много, можно сказать, единицы.

По новому же законодательству можно будет сделать из этого объекта культурный центр, деловой центр, отель, какое-то сложное культурное образование, частный театр, что угодно, лишь бы этот памятник обрёл свою новую вторую жизнь.

Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 8 ноября 2018 > № 2785134 Владимир Мединский


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 ноября 2018 > № 2789777 Александр Смирнов

Как большие данные меняют большой спорт

Александр Смирнов

руководитель практики Data Science Teradata Россия

Профессиональный спорт — серьезный бизнес, поэтому ожидаемо коммерческое применение в нем больших данных. Но, позволяя значительно улучшать спортивные результаты спортсменов и команд, они заставляют принимать во внимание и новые риски

На сегодня сегмент систем мониторинга и аналитики в спорте оценивается в $764,3 млн, а к 2023 году ему предрекают рост до $15,5 млрд. У больших данных в спорте есть серьезный потенциал, но это игра вдолгую: ценность аналитики данных растет с их накоплением.

Для игровых видов спорта лучше всего подходят системы аналитики объемных массивов статистической информации, позволяющие обнаруживать скрытые паттерны в действиях команды по ходу сезона и корректировать тактические схемы, выявлять незаметные слабые и сильные места игроков, а также разбирать игру соперника на ближайший матч.

Данные дают результаты

Практически в каждом игровом виде спорта сегодня используются свои показатели и коэффициенты эффективности действий игроков и команды в целом, которые ранее аналитики попросту не выявляли и не использовали.

Так, показатель CORSI в хоккее (соотношение бросков: в створ ворот, мимо ворот и заблокированных игроками соперника) помогает менеджменту команды выявлять наиболее эффективных игроков в составе, составляя из них оптимальные сочетания, что приводит к повышению результативности клуба. Также выявляются и самые слабые — при этом вовсе не обязательно очевидные — звенья в игровой схеме команды в перспективе будущих корректировок (перевод игрока на другую позицию, подбор новых партнеров или обмен).

Одним из адептов применения CORSI в практике управления клубом в НХЛ стала команда «Торонто Мэйпл Лифс», совсем недавно начавшая попадать в плей-офф после долгого перерыва. В этом году ее и вовсе называют одним из претендентов на победу в Кубке Стэнли.

По такому же принципу работает футбольный показатель xG — «ожидаемые голы». Это система, позволяющая оценивать каждый удар по воротам с максимальной детализацией, принимая во внимание все составляющие, которые привели к нанесению удара (позиция бьющего относительно ворот, какой частью тела бил игрок, из какой части поля он получил передачу, точность удара, результат — гол, аут, угловой, продолжение игры — и т. д.).

Анализируя xG команды по итогам игры, тренерский штаб получает максимально объективную картину действий своих игроков. Выявляются эффективные и неэффективные игровые паттерны, связки игроков, закономерности, очевидные при более «грубом» анализе, — например, «удары в створ ворот». Аналогичную роль в баскетболе играют показатели Win Shares и VORP, в бейсболе — саберметрика.

Детальный разбор игровых действий каждого игрока, различных линий (обороны, атаки) команды и коллектива в целом в сопоставлении с данными о тренировках и восстановлении открывают новые горизонты развития спорта.

Будущее, которое уже наступило

Собственно, большие данные в спорте уже используются, и большой тайны в этом нет. Все помнят полуфинал Кубка мира по футболу 2014 между Бразилией и Германией (1:7). Немецкая федерация футбола после сенсационного разгрома охотно делилась вкладом продвинутого анализа игры. Дескать, никакого чуда, мы просто их просчитали, отталкиваясь от игры.

Прежде всего, анализ игры с помощью инструментов big data позволил существенно увеличить скорость перепасовки в центре поля — по ходу турнира команда повышала этот показатель, и к полуфиналу с Бразилией со средних 3,4 с на одну передачу научилась тратить всего 1,1 с.

Воспользовавшись перекосом состава бразильцев в пользу атакующей линии в ущерб середине поля, а также рядом неочевидных кадровых решений тренерского штаба латиноамериканцев (защитник Марсело играл под нападающими), немцы буквально растерзали хозяев чемпионата мира.

Бейсбольные «Оклендс Атлетикс» в середине 2000-х показывали невероятную эффективность. С помощью глубокого анализа больших данных они собирали сверхдешевые составы из никому не известных или всеми забытых игроков и выходили в плей-офф 4 раза подряд, а всего — 5 раз за 7 сезонов.

Клуб английской футбольной Премьер-лиги «Лестер» сотворил настоящую футбольную сенсацию в 2016 году, став впервые в своей истории обладателем почетного титула. Это произошло во многом благодаря внедрению в тренировочный и игровой процесс многокомпонентной системы digital-инструментов сбора и обработки информации, описывающей различные параметры игры.

Отметим, что одним из пионеров научного data-ориентированного подхода к тренировочному процессу, развитию игроков и созданию тактического рисунка под конкретного противника был СССР, где комплексную аналитическую работу с помощью ЭВМ проводили еще на стыке 70-80-х годов прошлого века.

Большие данные решают не все

Несмотря на осязаемые результаты применения Big Data в большом спорте, а также вполне реальные перспективы их использования в новых областях, возникают и новые угрозы.

Во-первых, чем больше в профессиональном спорте зависит от данных, тем большую ценность они представляют и тем большие риски возникают при их утечках. В индустрии используются все больше датчиков и носимых устройств, данные с которых чрезвычайно важны.

Производители таких устройств пока мало заботятся о кибербезопасности, допуская риск взлома и кражи ценных сведений. Так, в 2018 году данные 150 млн пользователей фитнес-трекеров MyFitnessPal оказались скомпрометированными в результате утечки — по сути, аналогичные носимые устройства используются профессиональными командами во всех игровых видах спорта.

Ряд спортивных состязаний завязан на данных. Например, гонки «Формулы-1» — здесь ущерб от взлома, утечки или подмены информации станет катастрофическим, вплоть до летальных исходов, если исказить отчет о работе двигателя или ходовой болида.

Во-вторых, важнейший и пока еще плохо осознаваемый тип угроз от Big Data в спорте — переоценка возможностей ИИ, а также недооценка традиционных для большого спорта компонентов: психологии победителя, факторов травмы ведущих игроков по ходу турнира или матча, низкий уровень настроя фаворита в матче с аутсайдером.

Знаменитый Moneyball одного из апологетов спортивной аналитики Билли Бина в итоге не сработал. Несмотря на чудеса оптимизации соотношения «состав/результат», «Окленд» в 2000-х ни разу не выходил в финал чемпионата лиги. Победы продолжают одерживать клубы с суперзвездами за сотни миллионов долларов в составе.

Можно предположить, что в хоккейном финале Олимпиады-2018 Россия победила Германию не благодаря продвинутой системе аналитики игры и тонко продуманной тактической схеме, а в первую очередь за счет выдающейся индивидуальной игры Никиты Гусева.

Наконец, в свете успеха на чемпионате мира 2014 можно не сомневаться, что сборная Германии к первенству 2018 года в России готовилась по тем же лекалам и на основе тех же умных технологий, которые принесли ей триумф в Бразилии. Однако никакой ИИ не научил «манншафт», как не проиграть 0:2 Южной Корее в решающей игре.

Анализ Big Data в большом профессиональном спорте, скорее всего, никогда не станет волшебной палочкой, взмах которой принесет гарантированную победу в Лиге чемпионов, на Кубке мира или Олимпиаде. Спортивным менеджерам еще только предстоит понять, что именно за инструмент оказался в их руках и на что они могут рассчитывать при его применении.

Однако командам, обладающим сравнимыми ресурсами, необходимо учиться работе с большими данными: сегодняшние отличники в этой области подготовки, скорее всего, завтрашние чемпионы.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 ноября 2018 > № 2789777 Александр Смирнов


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 7 ноября 2018 > № 2785124 Владимир Мединский

Встреча с главой Минкультуры Владимиром Мединским

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром культуры Владимиром Мединским.

В.Мединский: Хотел бы начать с нескольких музейных тем, которые мы реализовываем по Вашим поручениям, – их время подошло.

Первая – Владивостокская крепость. Как Вы помните, уникальный фортификационный объект: более 800 фортов, дзотов и так далее. Строилось в основном после Порт–Артура с учётом всех выводов, которые мы делали, превращая Владивосток в неприступную крепость как с моря, так и с суши. Даже в годы Первой мировой войны строительство не прекращалось.

Забросили при большевиках, при Сталине возобновили. К сожалению, в 90–е годы опять забросили. Сейчас этот комплекс находится в сложной системе владения.

Часть – Минобороны, часть у Минкультуры каким–то образом оказалась, часть – город Владивосток, и даже несколько фортов в частной собственности. Вы поручили разобраться, что можно с этим сделать, чтобы привести это в порядок.

Что мы предлагаем? Мы предлагаем – сейчас вот как это выглядит, это лучшее, что там сохранилось, – создать на базе этой крепости по севастопольскому образцу федеральный музей-заповедник, рассказывающий об истории.

И конечно, это прекрасное место для воспитания патриотизма, тем более что вся крепость построена русскими инженерами – довольно уникальный случай.

Пока мы готовили предложения, мы нашли заброшенное здание в центре Владивостока, уже привели его в порядок за внебюджетный счёт – это и будет музейный центр.

Мы в первой половине следующего года развернём экспозицию, рассказывающую об истории крепости, истории русской военной инженерной мысли. Это будет визит–центр, откуда будут формироваться экскурсии на форты. Форты все достаточно удалённые.

Далее постепенно, один за другим начиная с 2020 года мы будем превращать эти форты в объекты туристического, экскурсионного показа. Их не надо особо реставрировать. Там надо сделать навигацию, интересную программу, экскурсии, освещение.

Пример подобный есть – это форты Калининграда. Их меньше, и они все в черте города, поэтому там полегче. Вот, например, в таком форте частный музей сделал интереснейший музейный показ. Его сдали за символическую аренду, и там сейчас тысячи и тысячи туристов. Вот примерно нечто подобное можно сделать во Владивостоке, хотя, конечно, это процесс будет непростой.

Что для этого нужно организационно? Поддержать решение о создании отдельного музея-заповедника. Так как мы здание уже привели в порядок, в первый год мы найдём средства на его запуск в рамках лимитов Министерства культуры.

А дальше такая сумма понадобится ежегодно, которая будет большей частью идти как раз на музеефикацию и освоение этих новых фортов, а не на содержание аппарата.

В.Путин: Они уже и зарабатывать что–то будут, эти объекты?

В.Мединский: Конечно. Мы хотим, чтобы эти все форты зарабатывали, это тоже принципиальный момент. Если Вы такую модель решения поддерживаете…

В.Путин: Мне кажется это интересным.

В.Мединский: Вторая история – 75 лет Победы. Одна из самых страшных в мировой истории битв – Ржев. Вот здесь рядом с трассой Москва – Рига находятся эти поля, где полегло, по имеющимся оценкам, 1 миллион 300 тысяч наших солдат.

Мы несколько лет каждый год силами Министерства обороны и Военно-исторического общества проводим там поисковые экспедиции, до 500 солдат каждый год мы достаём из–под земли, опознаём, перезахораниваем, то есть это число растёт ежегодно.

И сражение это по известным политическим причинам никогда у нас особо не афишировалось, всегда будучи в тени Сталинграда. Собственно, они взаимосвязаны, эти битвы.

Что мы предлагаем? 248 человек осталось жителей Ржева к концу сражения, представляете, из 50–тысячного города. Родилась общественная инициатива, её поддержало сначала Союзное государство, а потом уже присоединились мы: создать мемориал-памятник советскому солдату, своей грудью защитившему Москву под Ржевом.

Проводили год конкурс, родился такой интереснейший проект. Он потом прошёл общественное обсуждение, экспертизы, был вывешен в интернете, встретил, на мой взгляд, удивительную общественную позитивную поддержку.

Собственно, мы ничего не просим, кроме Вашего принципиального одобрения. Соорудим всё своими силами, привлечём внебюджетные средства, поможет, думаю, Союзное государство как инициатор этого проекта.

Если Вы поддержите, мы готовы заложить на следующей неделе камень в основание этого монумента.

В.Путин: Конечно, очень правильное, хорошее и своевременное решение.

В.Мединский: Спасибо за поддержку, Владимир Владимирович.

В.Путин: Памятник красивый, необычный.

В.Мединский: И ещё одна Ваша идея, которая подошла к степени реализации. Вы когда–то, года три назад, обратили моё внимание на разрушенную усадьбу в самом центре Москвы. Она была в таком состоянии…

Это её первый этаж, его просто не было, провал. Все просили бюджетных денег на её восстановление и превращение в какой–то очередной бюджетный объект.

Мы тогда предложили сделать из неё образцовый общественный музей, который бы содержался за счёт средств общественной организации и был бы примером неформального, неогосударствлённого подхода к музейной и популяризаторской деятельности.

Родилась идея создания на базе этой усадьбы музея военной формы, тем более в этой усадьбе исторически жили поколения офицеров. Сейчас она уже в таком виде, за эти два с небольшим года.

В.Путин: Красивая усадьба.

В.Мединский: Мы планируем к маю оборудовать музейное помещение, это будет первый в мире музей, рассказывающий всю историю нашей русской военной формы от кольчуги до формы спецназа ГРУ.

Конечно, мальчишка, придя туда, должен понимать, что это не только почётно – служить в армии, но и красиво. Это действительно здорово.

В.Путин: Думаю, что желающих будет много.

В.Мединский: Знаете, когда наши французские коллеги узнали об идее такого музея, они тут же предложили образцы французской военной формы туда привезти и показывать на выставках, и даже именную шпагу графа де Тревиля хотят у нас экспонировать – он всё–таки маршал Франции.

Владимир Владимирович, я бы Вас пригласил, если Вы найдёте время в графике, где–то поближе к 9 мая, на торжественное открытие музейной экспозиции.

В.Путин: Очень интересно, спасибо большое.

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 7 ноября 2018 > № 2785124 Владимир Мединский


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782250 Никита Цаплин

Герои против Facebook: как ИТ-романтики проигрывают корпорациям

Никита Цаплин

Управляющий партнер и основатель российского хостинг-провайдера RUVDS

Анархисты и романтики хотели разрушить монополию ИТ-монстров, а в итоге своими руками создали новые корпорации. Но не всегда основатели приживаются в своих же компаниях

В поиске новых источников роста ИТ-гиганты превратились в конвейер по скупке перспективных стартапов и переводу их на жесткие бизнес-рельсы. Как правило, этому не очень рады основатели-романтики, которые все чаще не находят себе место в столь агрессивной среде. В прошлый раз мы рассказывали о тех, кто смог обуздать систему и сохранить руководство своими корпорациями. Но часто они погибают в жерновах конвейера. Один из примеров «жерновов» — компания Facebook Марка Цукерберга, о выходцах из которой и пойдет речь.

Ян Кум и Брайан Эктон

Чтобы понять идеалистический настрой основателя WhatsApp Яна Кума, достаточно привести его фразу: «Я хочу сделать всего один проект, но сделать его хорошо». Все началось в октябре 2009 года, когда друг и бывший коллега Кума по Yahoo Брайан Эктон собрал $250 000 в качестве стартового капитала для WhatsApp.

Эктон и Кум в первую очередь хотели сделать сильное, свободное от набившей оскомину в Yahoo рекламы средство общения, и долгое время избегали венчурного капитала, опасаясь того, что им придется пойти на компромиссы. Наряду с отсутствием рекламы, групповыми чатами и обменом файлами одной из основных ценностей нового проекта стала конфиденциальность.

Эктон и Кум, являясь приверженцами защиты частной жизни, пообещали сохранить неприкосновенность WhatsApp, когда они объявили о своей продаже Facebook за впечатляющие $22 млрд четыре года назад. Дуэт не планировал интегрировать продукт с учетной записью пользователя Facebook. Следуя своим принципам, в 2016 году WhatsApp внедрил сквозное шифрование и, несмотря на давление правоохранительных органов, отказался создать бэкдор — доступ к зашифрованным данным.

Однако продажа сервиса Facebook была «бомбой замедленного действия». Конфликт был неизбежен с самого начала: социальной сети нужно было найти способ заработать деньги на приложении и окупить дорогостоящие инвестиции. Реализовать свою бизнес-модель социальная сеть могла лишь путем сбора пользовательских данных для таргетирования рекламы.

Практически одновременно с внедрением сквозного шифрования WhatsApp добавил в пользовательское соглашение пункт о передаче данных Facebook для осуществления таргетинга рекламы, выполнения мер безопасности и сбора бизнес-аналитики. Это вызвало шквал недовольства среди европейских регуляторов. Подобное столкновение двух культур заставило идеалистов-вдохновителей весной этого года покинуть свою компанию с интервалом в один месяц.

«Настало время», — провозгласил Брайан Эктон и продемонстрировал приверженность своим принципам, добавив к своему сообщению в Twitter хештег #deletefacebook и вложив $50 млн в шифрованное приложение для обмена сообщениями Signal.

Кевин Систром и Майк Кригер

Пара бывших однокурсников Стэнфорда работали над геолокационной социальной сетью Burbn, когда обнаружили, что именно фильтры для обработки фотографий были, безусловно, самой популярной частью приложения. Объединив инструменты, превращающие зернистые фотографии смартфонов того времени в безупречные снимки, с социальными каналами для их обмена, Instagram стал, пожалуй, самым успешным мобильным приложением в мире.

Популярность приложения стала волновать Facebook настолько, что социальная сеть Марка Цукерберга потратила $715 млн на приобретение стартапа и его аудиторию в 30 млн пользователей в месяц. Теперь, когда Bloomberg Intelligence оценивает приложение в $100 млрд с ежемесячной аудиторией в 1 млрд человек, можно сказать уверенно: опасения Facebook не были напрасными, а покупка Instagram стала, возможно, самым успешным приобретением социальной сети.

Пока Facebook переживал скандалы, связанные с конфиденциальностью, фейковыми новостями и вмешательством в выборы, бренд Instagram оставался незапятнанным и продолжал набирать аудиторию. По данным аналитической компании SimilarWeb, в июне пользователи Android в среднем проводили в Instagram 53 минуты в день — это всего на пять минут меньше, чем на Facebook. Instagram находится на пути к тому, чтобы приносить Facebook до $20 млрд прибыли к 2020 году, примерно четверть всей выручки корпорации.

Сделав ставку на молодую аудиторию, которая бежит из Facebook, устав от политических прений и скандалов из-за нарушения конфиденциальности, Кевин Систром и Майк Кригер оказались заложниками своего успеха. Теперь, когда социальная сеть-гигант с аудиторией 2,23 млрд человек испытывает трудности с привлечением аудитории, Марку Цукербергу приходится возлагать особые надежды на Instagram с его молодыми пользователями и брать управление на себя.

Закат 6-летней автономии Instagram в рамках Facebook начался символично — с отставки в начале года менеджера по конфиденциальности Николь Джексон Колако, проработавшей в компании с момента основания, и закончился уходом основателей Кевина Систрома и Майка Кригера в сентябре.

Брендан Айриб

В 2012 году, когда Палмеру Лаки исполнилось 19 лет, Айриб услышал о том, над чем он работал. С его друзьями Нейтом Митчеллом и Майклом Антоновым он помог Лаки превратить их прототип шлема виртуальной реальности в бизнес-идею, проведя успешную кампанию на Kickstarter и представив устройство для публики.

Лаки было отведено играть роль изобретателя-вундеркинда с убедительной историей в лучших традициях «гаражного предпринимательства» Кремниевой долины, в то время как Айрибу предстояло занять место генерального директора для того, чтобы сделать мечты реальностью. Ребята отлично справились со своими ролями, и уже через год к ним присоединился сам Джон Кармак, основоположник легендарных игр-«стрелялок»: Wolfenstein 3D, Doom и Quake. Мимо такой команды просто не мог пройти конвейер Марка Цукерберга, и уже в 2014 году состоялась сделка ценой $2 млрд.

Впрочем, новоиспеченные миллионеры довольно быстро разочаровались в бизнес-принципах ИТ-гиганта Facebook. Не желая приносить в жертву комфорт пользователей и производительность ради краткосрочного роста пользователей сырой технологии, Брендан Айриб через год вслед за Лаки Палмером, о котором мы говорили в предыдущей колонке, покинул компанию. Брендана не устроила «гонка ко дну» в плане производительности, к которой подталкивала проект материнская компания Facebook. Дело шло к тому, чтобы отказаться от передовых устройств виртуальной реальности в пользу чего-то более простого и дешёвого, а именно, шлема Oculus Quest, спроектированного по принципу «все в одном», вместо возглавляемого Айрибом проекта Rift2.

Недовольство Марка Цукерберга и смену стратегии понять можно: помимо того, что продажи устройств Oculus Rift составили всего 1% от запланированных, Facebook оказался втянутым в судебное разбирательство по иску на $500 млн о нарушении авторских прав основателями теперь уже дочерней Oculus VR.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782250 Никита Цаплин


Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 ноября 2018 > № 2781845 Карен Казарян

Напомним, закон, который обязал мессенджеры идентифицировать пользователей по номеру мобильного телефона, приняли прошлой осенью. Он вступил в силу еще 1 января 2018 года. Согласно документу, если администрации ресурса не удалось подтвердить личность юзера по абонентскому номеру у оператора сотовой связи, его должны заблокировать. Иначе компании грозит штраф — от 800 тыс. до 1 млн рублей. С момента принятия закона прошел почти год, но он так и не заработал. Есть ли у него шанс с принятием новых правил идентификации, и как эта процедура будет выглядеть на практике, «Росбалту» рассказал ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян.

— Закон об идентификации пользователей мессенджеров принят прошлой осенью, но до сих пор не работает. Новые правила, которые принял кабмин, это изменят?

— Нет. Кроме правил нужно принять еще ряд подзаконных актов, которых до сих пор нет.

— Идентификацию должны будут пройти все пользователи или только новые?

— Этот закон обратной силы не имеет. Значит, тех, кто уже пользуется мессенджерами, идентификация не коснется. Она затронет только новых пользователей, которые будут регистрироваться после вступления закона в силу.

— По новым правилам, после регистрации в мессенджере пользователь должен будет «совершить действие с использованием абонентского номера, позволяющее достоверно установить, что сообщенный абонентский номер при регистрации в сервисе обмена мгновенными сообщениями используется пользователем». О чем идет речь?

— Ну, у каждого мессенджера своя процедура подтверждения: кто-то просит ввести код из смс, кто-то — сделать звонок на определенный номер. Не очень понятно, как это будет выглядеть в будущем, поэтому формулировка в законе довольно размытая.

— Правильно ли я понимаю, что уже после этой процедуры администрация мессенджера направляет запрос сотовому оператору?

— Да.

— Как это будет? Вот я регистрируюсь в мессенджере, указываю свой номер телефона, подтверждаю его. Дальше администрация ресурса отправляет запрос оператору связи, чтобы подтвердить, есть ли я у них в базе. Что конкретно должен подтвердить оператор? Зарегистрирован ли вообще такой номер в сети? На кого именно он зарегистрирован? Значит ли это, что при регистрации в мессенджере я должна буду указывать реальные имя и фамилию, а может и паспортные данные, чтобы потом администрация ресурса могла сверить все это с базой сотового оператора?

— Об этом ни в самом законе, не в правилах идентификации нет ни слова. Никаких разъяснений о том, какую именно информацию просят у сотовых операторов мессенджеры, нет.

— Не знаю, есть ли теперь смысл задавать этот вопрос, но все же спрошу: по новым правилам, у сотового оператора есть 20 минут, чтобы ответить администрации мессенджера. Если он ответит, что в базе нет данных о таком абоненте или не ответит вовсе, то идентификация считается не пройденной. По закону, мессенджер в таком случает должен пользователя заблокировать. В том числе просто потому, что оператор сотовой связи не ответил.

— Это еще одна проблема, по которой закон об идентификации не будет работать. Нигде не прописано, что сотовый оператор обязан сотрудничать с мессенджерами и предоставлять им какую-то информацию. И наказания за то, что он просто не ответит, нет. Кроме того, до сих пор непонятно, кто будет платить за идентификацию, на что указывал Минэкономразвития в своем отзыве на законопроект. Ведь мессенджеры и сотовые операторы должны будут вести определенную работу. И сами смс тоже чего-то стоят.

— На какие мессенджеры распространяется действие закона? Ведь во ВКонтакте и Facebook тоже есть возможность обмениваться мгновенными сообщениями.

— Роскомнадзор ведет так называемый реестр «Организаторов распространения информации (ОРИ)», на которых распространяется действие закона. Сейчас из известных в России ресурсов в нем только Telegram и ВКонтакте, а также Snapchat, WeChat, Line Chat. Ни WhatsApp, ни Viber, ни Facebook Messenger, ни даже «Там Там» в этом списке нет.

— Как так получилось?

— Для компаний есть два пути в реестр Роскомнадзора: либо они сами подают заявку, либо их включают в этот список принудительно — по решению органов национальной безопасности. Поскольку в отношении WatsApp или Viber они этого не сделали, значит, в этом пока нет необходимости.

Что касается добровольности, формально все компании, которые предоставляют пользователям возможность обмениваться мгновенными сообщениями, действительно, должны были сами подать заявки в Роскомнадзор для включения их в реестр. Но никаких санкций за то, что они этого не сделают, не предусмотрено.

— Правильно ли я понимаю, что весь этот закон об идентификации завязан на реестр Роскомнадзора, и спрос только с тех, кто в нем числится?

— Так, наверное, неправильно говорить. Формально в законе есть конкретное юридическое определение понятия «организатор распространения информации». Другое дело, что правоприменение, действительно, завязано на включении таких компаний в реестр.

На сайте Роскомнадзора нет возможности посмотреть весь список компаний, которые входят в перечень организаторов распространения информации. Можно только проверить по названию конкретной компании, есть она там или нет.

По состоянию на 10 августа 2017 года в реестре было 89 компаний. Как писал РБК, среди них на тот момент были почтовые клиенты Mail.Ru Group и «Яндекса», облачный сервис «Яндекс.Диск», соцсети «Мой мир», «Мой круг», «ВКонтакте», сервисы знакомств Mamba, Badоo, мессенджеры «Агент@Mail.ru». «Из-за нежелания предоставлять данные для включения в реестр в России была заблокирована онлайн-рация Zello, сайты мессенджеров BlackBerry, Imo. Представитель Zello называл требования ведомства «абсурдными и невыполнимыми», — отмечало издание.

Позднее Роскомнадзор заявил, что ведет переговоры с крупнейшими международными IT-компаниями вроде Facebook, WhatsApp, Viber, Apple, Twitter, которые находятся в процессе принятия решения о вхождении в реестр ОРИ. «Мы уважаем право компаний на конфиденциальность переговоров, поэтому не выносим в публичное поле результаты их промежуточных этапов. Нужно понимать, что это глобальные корпорации со сложной системой управления и согласования юридически значимых действий. Но для нас важно стремление компании к сотрудничеству. Если оно явно обозначено, у нас есть процедурные возможности для того, чтобы предоставить сервису дополнительное время, необходимое для согласования итогового решения», — сказал замглавы Роскомнадзора Олег Иванов «Российской газете» еще в апреле 2018 года. С тех пор в публичном поле не было никакой информации о вхождении WhatsApp, Viber или Facebook в реестр.

Анна Семенец

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 ноября 2018 > № 2781845 Карен Казарян


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 5 ноября 2018 > № 2782018 Дмитрий Медведев

Онлайн-конференция Дмитрия Медведева в Шанхае

Председатель Правительства ответил на вопросы в режиме «онлайн» на площадке Шанхайской медиагруппы.

Онлайн-конференция Дмитрия Медведева с китайскими интернет-пользователями прошла в штаб-квартире Шанхайской медиагруппы. Для российских интернет-пользователей была организована трансляция конференции на портале международного информационного агентства «Россия сегодня».

Из стенограммы:

Юань Мин (как переведено): Сегодня утром в Шанхае состоялось открытие первой Китайской международной импортной выставки. Россия приняла участие в выставке в качестве одного из 12 почётных гостей. Премьер-министр Российской Федерации прибыл в Шанхай во главе российской делегации и принял участие в открытии выставки. Сегодня мы рады приветствовать Премьер-министра в студии Шанхайского медиацентра. Благодарим Вас за то, что Вы согласились принять участие в онлайн-конференции и ответить на вопросы интернет-пользователей.

Добро пожаловать!

Д.Медведев: Ni hao! Здравствуйте!

Вопрос (как переведено): Премьер-министр, в 2010 году в Шанхае проходила Всемирная выставка «ЭКСПО», и Вы были на ней с визитом. И вот спустя восемь лет Вы снова приехали в Шанхай. Позвольте спросить, что интересного из сделанного в России российское Правительство и предприятия привезли на этот раз на импортную выставку?

Д.Медведев: Во-первых, хочу сказать, что идея выставки сама по себе очень правильная и интересная. В мире не так много подобного рода выставок, где рассматриваются вопросы, связанные с импортом. В данном случае речь идёт о большой, полноценной выставке, куда приезжают предприятия из самых разных стран мира. И сегодня в открытии выставки участвовали главы государств и правительств. Это было масштабное мероприятие с открытием, которое осуществил Председатель Си Цзиньпин, а затем выступали другие коллеги.

Мы говорили о том, что в мире много уделяют внимания экспорту, но «ЭКСПО», которая была бы посвящена непосредственно импорту – во всяком случае, на такой системной основе, – появилась впервые. И мы рады принять участие. Хотел поблагодарить ещё раз наших китайских друзей за то, что нас пригласили в качестве страны-партнёра.

На эту выставку приехали представители приблизительно 50% регионов нашей страны. Это большие делегации, которые представлены региональным бизнесом и которые привезли на выставку свои продукты, свои идеи, свои предложения.

Я осмотрел вместе с другими коллегами павильоны, которые были посвящены отдельным государствам, а после этого – уже непосредственно нашу часть выставки и обратил внимание, что там большое количество самых разных товаров. Это и продукты питания, и техника, и аграрные технологии, и вообще много всего, что может быть интересно потребителям в Китайской Народной Республике и, наверное, в других странах.

Площадка хорошая. И то, что выставка будет проходить каждый год, на ней будут встречаться представители бизнеса каждый год, это само по себе весьма и весьма неплохо. Так что я хочу поздравить наших китайских друзей с очень важным событием.

Вопрос (как переведено): Вы отметили, что в будущем несырьевой неэнергетический экспорт России должен вырасти до 250 млрд долларов. Как Вам кажется, какие новые точки роста экономики и торговли в сотрудничестве России и Китая может принести эта импортная выставка?

Д.Медведев: Именно в этом направлении, как мне представляется, и должно проходить наше сотрудничество. Мы очень неплохо научились сотрудничать в сфере энергетики – наши китайские партнёры покупают в Российской Федерации и газ, и нефть. Но это традиционные направления сотрудничества, хотя и очень большие. Кстати сказать, совсем скоро в Пекине будет проходить и большой энергетический форум между нашими странами. Если говорить об этой выставке, то это совершенно другое направление. Это несырьевое и неэнергетическое направление, это то, что для нашей страны очень важно, – сельское хозяйство, продукты питания, высокие технологии, различного рода технологические сервисы, цифровая экономика. Это то, что будет определять уровень развития наших стран в XXI веке. Мы очень рассчитываем, что при помощи этой выставки и ввиду наших разветвлённых экономических связей с Китайской Народной Республикой удельный вес именно такого, несырьевого экспорта будет в нашем товарообороте расти. Это будет на пользу и нашим экономикам, которые получат дополнительные драйверы развития, и нашим компаниям, которые этим занимаются.

Перед нашей страной стоит задача – изменить структуру товарооборота. Россия очень большая страна и поставляет большое количество энергоресурсов, сырьевых товаров. Но мы понимаем, что будущее за другим – за высокими технологиями, современными цифровыми решениями. И мы стараемся свой экспорт поменять. В настоящий момент уже более 50% доходов, которые получает российский бюджет, создаётся не за счёт нефти и газа, не за счёт поставки электроэнергии или какого-то иного сырья, а за счёт других решений. Я уверен, что наше сотрудничество в этой сфере будет помогать в решении этой задачи.

Вопрос (как переведено): Сегодня утром Вы отметили, что в Шанхае должно быть открыто представительство Российского экспортного центра при поддержке Внешэкономбанка. Это очень интересная новость для Шанхая. Вы ранее также неоднократно упоминали, что создание цифровой экономики является государственной задачей России. Какое пространство для взаимодействия наших стран существует в области цифровой экономики?

Д.Медведев: Во-первых, по поводу Российского экспортного центра. С учётом масштабов сотрудничества между Россией и Китаем совершенно очевидно, что представительство этого центра в Китайской Народной Республике должно быть. И оно будет создано в Шанхае. Это структура, которая занимается поддержкой экспорта российских компаний, чтобы они могли на нормальных условиях выйти на иностранные рынки, в том числе на такой большой рынок, как рынок Китайской Народной Республики. Поэтому мы приняли решение создать здесь подразделение Российского экспортного центра. Мне кажется, это очень важно. Сегодня я проходил по выставке, там были российские бизнесмены, и они нас за это благодарили, потому что это помогает им работать на китайском рынке.

Что касается «цифры», то цифровая экономика – это будущее. Это понимают все, это понимаем мы и наши друзья в Китайской Народной Республике. Мы будем делать всё для того, чтобы подобного рода технологии развивались. Ведь «цифра» сейчас везде. Мы с вами общаемся – сигнал через «цифру» уходит наверх, на спутники, после этого нас видят по телевидению, смотрят в интернете. Если бы не цифровые технологии, то никто бы ничего не услышал и не увидел. «Цифра» сегодня становится частью управления – и государственного управления, и коммерческого управления. Цифровые технологии проникают на бытовой уровень.

Сейчас в нашей стране очень распространены сервисы, позволяющие людям напрямую получать ответы из государственных структур. Не обращаться туда, а, находясь за своими компьютерами, открывать личные кабинеты, заполнять соответствующие формуляры и получать ответы. «Цифра» – это масса очень удобных бытовых вещей.

Наконец, цифровые технологии будут способствовать созданию того, что мы называем искусственным интеллектом, а искусственный интеллект, совершенно понятно, определит развитие стран в текущем столетии.

По всем этим направлениям мы готовы работать вместе с нашими друзьями из Китайской Народной Республики. Тем более что эта сфера очень конкурентоспособна. В ряде случаев нас пытаются «отжать», не допуская к тем или иным сервисам, программам, упрекая в том, что мы нарушаем в той или иной степени чьи-то права. Иногда, наверное, это тоже происходит, и с этим нужно разбираться. Но в любом случае попытки недобросовестной конкуренции в этой сфере присутствуют. И в этом смысле очень важно, чтобы мы в ряде направлений выступали совместно, включая, кстати, и решения, связанные с будущим торговых отношений, международных торговых отношений, Всемирной торговой организации, о чём, кстати, сегодня в своём выступлении говорил и Председатель Си Цзиньпин, и определённые вопросы в этой сфере также были затронуты мной в выступлении.

Вопрос (как переведено): Пять лет назад Китай выступил с инициативой «Один пояс – один путь», эта инициатива значительно расширила сферы сотрудничества Китая с Россией. Также происходит сопряжение инициативы «Один пояс – один путь» с продвижением Евразийского экономического союза. Как Вы можете прокомментировать тенденцию развития сотрудничества в этой сфере, учитывая всемирный торговый протекционизм?

Д.Медведев: Про протекционизм я уже начал говорить, и ещё раз хочу сказать: протекционизм – это, безусловно, плохое явление мировой экономики. Протекционизм был всегда. Но всё-таки в основном в предыдущие годы большинство стран придерживалось тех правил, которые удалось выработать в рамках Всемирной торговой организации.

И мы сейчас продолжаем считать, что ничего лучшего человечество в этой сфере не выработало. Насколько я знаю, такова позиция и руководителей Китайской Народной Республики.

Да, эта система не идеальна, но она работает и обеспечивает конкуренцию в мире, свободное развитие экономик и соответствующих стран.

К сожалению, в последнее время были предприняты действия, направленные на то, чтобы эту конкуренцию задушить, а систему свободного обмена товарами и услугами поставить под очень жёсткий контроль. Это, собственно, и называется протекционизмом – когда одни страны пытаются отгораживаться от других стран.

Такого рода политику ведёт ряд государств. Наверное, самое крупное из них – Соединённые Штаты Америки, которые вводят всякого рода ограничения, пошлины в отношении Китайской Народной Республики, Европейского союза и нашей страны. В конечном счёте, я уверен, от этого пострадает и американская экономика. Всё это в настоящий момент сказывается на темпах развития мировой экономики и на развитии наших стран. И поэтому сегодня, выступая на эту тему, практически все говорили о ценности сохранения режима, который даёт Всемирная торговая организация, и необходимости его развития, реформирования в особых случаях.

Идея, заложенная в проекте «Один пояс – один путь», безусловно, полностью противоположна протекционизму. Она направлена на то, чтобы развивать глобальные процессы в экономике, связывать различные страны, имея в виду и торговые, товарные потоки, и возможности логистического порядка, развивать различные сервисы, в конечном счёте развивать все страны, которые и образуют «Один пояс – один путь».

Эта идея возникла, как Вы правильно сказали, пять лет назад, и мы в той или иной степени обсуждали её с нашими партнёрами на протяжении всего этого периода. В определённый момент возникла идея так называемого сопряжения Евразийского союза и концепции «Один пояс – один путь». Как мне представляется, сейчас мы находимся в ситуации, когда нужно проанализировать, каким образом такого рода соединение может помочь нашим экономикам, какой дополнительный, добавленный эффект эта идея может принести народам наших стран.

Это не абстрактный разговор, не общие рассуждения, а вполне конкретные истории, связанные, например, с торговыми соглашениями, которые мы в настоящий момент обсуждаем с Китайской Народной Республикой. С одной стороны – Евразийский союз, то есть пять стран, а с другой стороны – Китайская Народная Республика. Это создаёт дополнительные торговые возможности, это создаёт возможности по поставкам товаров, услуг, работ в упрощённом порядке. А стало быть, наши компании смогут лучше и быстрее быть представленными на территории и в экономике Китая и, соответственно, китайские компании смогут активнее взаимодействовать с компаниями из Евразийского союза.

Поэтому, мне кажется, это хорошее направление нашего взаимодействия. Мы будем этим заниматься.

Вопрос (как переведено): Вы отмечали, что в последнее время Россия сталкивается с определённым давлением из-за снижения цен на нефть и западных санкций. Но двухлетний период отрицательного роста российской экономики закончился, рост составил 1,5%. Также Россия выросла в рейтинге Всемирного банка, находится на 40-м месте. Каким образом Россия справляется с этим давлением и улучшает свой экономический климат?

Д.Медведев: Всякое давление создаёт и проблемы, и определённые перспективы.

Действительно, наша экономика вначале столкнулась с ситуацией, которая была связана с понижением цен на нефть, а для нашей страны это важный фактор. Но в настоящий момент, скажем прямо, цены выровнялись. И мы никогда не были заинтересованы в том, чтобы цены были максимально высокими. Это грозит как раз остановкой развития экономики, и мы это прекрасно понимаем. Для нас не являются выгодными цены, которые запредельно высоки. Нам нужны разумные цены, и сейчас с этим всё в порядке. А другой фактор, который, безусловно, влиял на развитие нашей экономики и влияет сейчас, – это пресловутые санкции, которые были введены рядом государств и в той или иной степени ограничивали наше развитие. Но в этих ограничениях мы и нашли источник самореализации, источник нашего собственного развития. Потому что когда нам сказали «мы не будем вам поставлять это и это», мы сказали: хорошо, если вы нам не будете поставлять такого рода технику или технологии, мы займёмся этим сами. И в результате мы стали развивать импортозамещение, у нас возникли целые вполне конкурентоспособные направления в промышленности, высоких технологиях. Если говорить о сельском хозяйстве, то, по сути, введение этих санкций (а мы ввели потом ответные меры в отношении Соединённых Штатов, Европейского союза) привело к тому, что наше сельское хозяйство стало развиваться просто ударными темпами. Мы теперь являемся крупнейшим производителем пшеницы и зерновых, поставляем их практически в любые регионы, где это необходимо, естественно, мы имеем очень добрые отношения с нашими партнёрами в этой сфере. Сегодня, кстати сказать, мы обсуждали вопрос о том, чтобы развивать сотрудничество по поставкам сои, например, в Китайскую Народную Республику. В общем, то место, которое в силу географических, природных условий, по сути, было предназначено нашей стране, мы сейчас, как мне кажется, достаточно неплохо используем. И за это мы должны поблагодарить тех, кто ввёл санкции в отношении нашей страны, – если бы они это не сделали, может, мы и дальше бы просто поставляли нефть и газ и не думали о том, чтобы развивать сельское хозяйство. Так что в каждом ограничении есть источник развития.

Юань Мин (как переведено): Сказано прекрасно. Знаете, как мы называем русских? Воюющая нация. Я услышала это и сразу поняла, что это выражение верное.

Д.Медведев: Мы стараемся воевать мирными средствами. Только когда что-то совсем тяжёлое происходит, мы, конечно, отвечаем так, как следует, а так мы стараемся конкурировать на экономической площадке.

Вопрос (как переведено): Россия и Китай также сотрудничают в сфере безопасности и противостоят новым, нетрадиционным угрозам. Каким образом можно укреплять и углублять сотрудничество России и Китая в сфере безопасности?

Д.Медведев: Мы давние партнёры в сфере безопасности. Наши страны, и Россия и Китай, являются постоянными членами Совета Безопасности ООН. Стало быть, у нас особая миссия при принятии решений, которые имеют значение для всего человечества, на площадке Организации Объединённых Наций. Наши страны исходят из того, что единственной всеобъемлющей площадкой для разрешения международных споров, проблем является именно Организация Объединённых Наций, а не какие-то суррогаты или придуманные виртуальные организации, где что-либо рассматривается. Поэтому мы уже очень давно сотрудничаем в сфере безопасности.

Но, конечно, сейчас появляются новые угрозы. И мы сотрудничаем и по этому направлению. Мы с вами сегодня говорим о цифровом развитии и компьютерных технологиях. Кстати, для понимания, только объём электронных сделок между гражданами, компаниями нашей страны и Китайской Народной Республики в настоящий момент уже составляет где-то 3 млрд долларов в год. Эта цифра, конечно, будет расти с учётом развития сервисов системы e-commerce, то есть электронной коммерции, и всё это будет развиваться. Но у цифрового развития и компьютерных технологий есть и оборотная сторона – это киберпреступность. Сегодня с этим явлением сталкиваются все страны. Есть обычные мошенничества, которые связаны с тем, что большое количество денег оседает в карманах мошенников в результате различного рода виртуальных манипуляций. Это трансграничная преступность, она может быть локализована где угодно.

Есть и ещё более опасная киберпреступность и технологии, которые пытаются использовать террористы. В этом смысле между нашими странами существует несколько важных соглашений, по которым осуществляют взаимодействие правительства наших стран, спецслужбы наших стран. Это работа тихая, но очень важная, и ей нужно заниматься постоянно.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 5 ноября 2018 > № 2782018 Дмитрий Медведев


Россия. Германия > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 ноября 2018 > № 2780060 Тилль Линдеманн

Фронтмен группы Rammstein Тилль Линдеманн в начале декабря выступит в пяти российских городах с камерным концертом, посвященным выходу книги его стихов Messer. В преддверии выступлений музыкант рассказал корреспонденту РИА Новости Анне Горбашовой о разочаровании в любви, об отношении к смерти, семейной и гастрольной жизни.

— Ваше камерное выступление посвящено выходу книги ранних стихов, что увидят и услышат российские зрители?

— Я представляю свою книгу Messer в пяти городах, я подумал, что традиционный формат автограф-сессии — это скучно. Мы придумали литературно-музыкальное шоу. В первой части два артиста прочитают мои стихи, имена сейчас раскрывать не буду, но один из них русский. Во второй части я и мой старый друг и коллега Петер Тэгтрен исполним песни группы Lindemann.

— В вашем сборнике много мрачных стихов о смерти, боитесь ее?

— Это нормально — думать о смерти, когда она настанет и как это случится. Я становлюсь старше, в разговорах со своими друзьями каждый начал бояться не только смерти, но и самих мучений — тяжелых болезней, рака. Когда ты молодой, ты думаешь, что жизнь долгая, а с возрастом понимаешь, что конец уже близок.

— А любовная лирика претерпела с возрастом изменения?

— Я со временем разочаровался в любви, она приносит радость и одновременно всегда — разочарование. Люди, которые ищут любовь, — глупцы. Любовь сама найдет каждого, хочет он этого или нет. Но самые прекрасные стихотворения посвящены страданиям от неразделенной любви.

— Что вам сейчас ближе: гастроли, шумные выступления на стадионах или литературное творчество в одиночестве где-нибудь в сельской тиши?

— С возрастом мне больше хочется движения. Скучная семейная жизнь не для меня. Я не хочу сказать, что семейная жизнь — это что-то плохое, просто я очень рано стал отцом, у меня две дочери, я не смог насладиться своей юностью в полной мере. Сейчас мне, как тинейджеру, хочется движухи — скакать, прыгать. Дети выросли, все устроилось — дом, собака…

— За 25 лет существования Rammstein вы не устали друг от друга?

— Для выживания группы очень важно то, что у нас нет такого понятия, как эгоизм — я, я и я, и это держит нас на плаву. У нас очень партнерские отношения в коллективе, каждый может высказать критику, свое мнение. Усталость? Нет, пожалуй, работа такая, как и любая другая, не думаешь о том, что устал, нужно выходить на сцену и быть форме.

— Вы учились в ГДР, наверное, знакомы с русской литературой, может быть, есть любимый поэт или писатель?

— В школе заставляли читать из-под палки. Когда что-то заставляют делать, этого не хочется — прочитал и забыл. Мне понадобилось достаточно долгое время, чтобы переосмыслить мое отношение к русской классике и открыть ее для себя заново, у меня произошел ренессанс узнавания. Мне нравится проза Булгакова, из поэтов — Высоцкий, он очень мощный.

— Вы часто приезжаете в Москву, есть любимые места в столице?

— Баня "Сандуны", там даже моя фотография на стене висит. Москва для меня — это прежде всего люди, мои друзья, в том числе и музыканты — басист "Арии" Виталий Дубинин. Я сюда приехал уже в десятый раз, и каждый раз я пропускаю свой обратный рейс. Один раз дошло до того, что я пять раз звонил в авиакомпанию и просил перенести рейс на следующий день. На пятый день они сами мне позвонили и спросили, не перенести ли еще на день. Может быть, в этот раз удастся попасть на рейс…

Анна Горбашова.

Россия. Германия > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 ноября 2018 > № 2780060 Тилль Линдеманн


Украина. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 ноября 2018 > № 2780058 Искандер Хисамов

Интернет-издание "Украина.ру" дало старт новому проекту — "Украинское досье". Начали военные и политические эксперты из России и Украины с одной из самых актуальных сегодня тем — Азовского кризиса. О проекте и не только РИА Новости поговорило с главным редактором издания Искандером Хисамовым. Беседовал обозреватель ria.ru Владимир Корнилов.

— Искандер, чем сейчас может похвастаться "Украина.ру"?

— Издание динамично развивается. Скажем скромно, в несколько раз увеличились показатели трафика. Что особенно радует: много посещений с Украины. Это для нас ценно. Хотя мы — универсальный сайт.

— Это при том, что вы на Украине запрещены, насколько я помню?

— Да, конечно. Мы есть во всех этих украинских списках, я и мои сотрудники значимся на "Миротворце", наш сайт входит в число запрещенных. Но интернет преодолевает все границы. Несмотря на запреты, пару месяцев назад мы, если верить исследованиям, вошли в десятку самых посещаемых сайтов Украины. На Украину сейчас приходится от трети до 40 процентов общего трафика издания. Это очень важно, поскольку мы все-таки хотим влиять на общественное мнение Украины, бороться за сердца и души ее граждан. Особенно это актуально сейчас, в период, когда украинцам предстоит выбирать президента. У России мало ресурсов воздействия на украинскую аудиторию, но наш сайт — один из них.

— Именно в этот момент вы запускаете новый амбициозный проект. В чем его суть?

— В российском обществе и элитах наметилась тенденция на преуменьшение опасности и рисков, связанных с Украиной. Эта точка зрения транслируется многими средствами массовой информации. Различные телешоу в основном посвящены критике действий украинского режима.

Постоянно идут разговоры о том, что у них ничего не получается, что на Украине падает уровень жизни, уровень доверия к власти, происходит деиндустриализация, нищает население. Конечно, все это абсолютная правда.

Однако киевский режим доказал способность жить в этих условиях — без доверия людей. Ему достаточно костяка из числа националистов, радикалов и так далее. Вот с властью-то все в порядке. Хотя народ там сидит без горячей воды, открыто никто не возмущается. Да и не может этого сделать, потому что силовой захват власти и силовые методы, с помощью которых украинские власти управляют обществом, привели к ситуации, когда население зажато, боится даже слово сказать. Мне кажется, если все эти тенденции не пресечь, так и будет продолжаться.

К сожалению, тот факт, что ситуация на Украине — серьезная проблема, способная создать России трудности и даже военные риски, почему-то в российском мейнстриме не очень обсуждается. Разделяющие эту точку зрения — в меньшинстве. То есть общая тенденция сводится к тому, что мы спокойно смотрим на то, как разворачиваются события, довольно вяло реагируем на провокации вроде законов об образовании и языке, дискриминирующих миллионы этнических русских и русскоязычных граждан. А украинская власть тем временем постоянно нащупывает различные "красные линии" и переступает их. Чего стоят только диверсии в Крыму.

Я считаю неправильной такую недооценку рисков, связанных с Украиной. Необходима выработка более внятных и решительных действий в отношении украинского режима. Вот мы и хотели бы приступить к поиску и формированию новой повестки на нашей собственной коммуникационной площадке. Поэтому с 1 ноября начали регулярные еженедельные пресс-конференции, которые, возможно, перерастут в круглые столы, дискуссионный клуб.

— А украинская сторона будет участвовать?

— И украинские эксперты, и журналисты приглашаются. Мало того, одно из условий формата — присутствие как минимум эксперта, который будет к нам приезжать "с пылу с жару", прямиком из Киева или из других регионов Украины.

— Не боитесь, что у них потом возникнут проблемы дома?

— Конечно, те, кто не хочет, не может или опасается приезжать в Россию, не приедут. Но довольно много украинских политиков и экспертов спокойно ездят в Москву, участвуют в наших телеэфирах. Мы не собираемся копировать телешоу. Более того, я подчеркиваю: наша повестка должна в корне отличаться от того, что транслируют большие каналы на своих ток-шоу.

— То есть Ковтуна не позовете?

— Ковтуна не позовем. Даже не потому, что он недостаточно содержателен для нас. Просто он уже "заклеймен", то, что он скажет, тоже заранее известно. А мы хотим, чтобы звучали, по возможности, какие-то нетривиальные вещи. И уж точно не в атмосфере постоянного гама. Я как ведущий постараюсь организовать все так, чтобы дискуссия была энергичной, интересной для аудитории, но в то же время серьезной.

Мы серьезно относимся к Украине — это ключевые слова. Мы, конечно же, любим и уважаем украинский народ, считаем его родным. Но в то же время мы понимаем, что украинское государство сегодня представляет серьезнейшую угрозу для России в экономическом, политическом, военном плане.

— Почему вы этот формат назвали "Украинским досье"? Подшивать куда-то будете?

— Конечно. Мы надеемся, что там прозвучат идеи, обозначатся какие-то тенденции, и их необходимо как-то структурировать, систематизировать, понять. Это не одноразовые заметки. Из всего этого постепенно должно выработаться какое-то мнение, выстроиться концепция, повестка, стратегия.

Естественно, мы хотим, чтобы у нас была связь не только с с обществом, но и с теми, кто принимает решения.

Безусловно, мы понимаем, что российская власть постоянно думает над тем, как решить украинскую проблему. Однако вокруг нашего издания сплотился довольно серьезный круг специалистов, способных предложить свои знания и мысли, которые могут лечь в основу новых подходов к украинской теме.

— В качестве стартовой темы вы выбрали Азовский кризис. Как вы считаете, почему эта проблема возникла именно сейчас?

— А я ведь почему говорю о серьезности действий украинской власти, каждое из которых порой кажется абсурдным, импровизационным, откровенно глупым? Вспомните хотя бы, как некие маргиналы спилили столбы электропередач возле Крыма. Порошенко, вроде бы, сначала нервничал, власти отмежевывались, а потом попросту возглавили эти процессы. Многим казалось, что это все какие-то судороги. А сейчас я вижу в этом системную работу.

Патрульный катер береговой охраны Пограничной службы ФСБ России в Керченском проливе

© Фото : пресс-служба Погрануправления ФСБ России по Республике Крым

"Сумасшедший дом анализу не подлежит". Политолог о планах Киева по Азову

У них ведь в политических структурах, принимающих решения, довольно много экспертов из США. Они работают очень грамотно, мыслят стратегически, на перспективу. Они решили, что именно сейчас подходящий момент для решительных действий по Азовскому направлению, и начинают разворачивать эту тему. Вот во многих наших СМИ иронизируют: мол, там всего два каких-то "дохленьких" катера. А потом будет шесть катеров, появится авиация. Мы должны быть готовы к наращиванию этой волны и отражению и политических, и идеологических, и пиар-атак против России. И, к сожалению, они уже во многом преуспели. Мы будем сталкиваться с нарастающими рисками, это заложено в их долгосрочном плане. Мы должны осознать, что Украина не развалится сама по себе, что ее не свалят какие-нибудь кастрюльные бунты. Шахтеры могут умирать в своих шахтах (что сейчас и происходит в Лисичанске), но это никак не ослабляет режим. Не стоит, конечно преувеличивать эти угрозы, но и преуменьшать не нужно.

— Что будете обсуждать после Азова?

— Естественно, наши дискуссии привязаны к актуальной повестке. Планируем обсудить и автокефалию, и российские контрсанкции, и защиту прав русского и русскоязычного населения Украины. Ну, а следующая тема — это Донбасс. Как вы знаете, 11 ноября там выборы. Соответственно, в следующий четверг, 8 ноября, мы обсудим эту тему в широком диапазоне: как это отразится на Минском процессе, какую роль будет играть в глобальном противостоянии. Мне кажется это очень интересным и своевременным.

Владимир Корнилов, обозреватель ria.ru

Украина. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 ноября 2018 > № 2780058 Искандер Хисамов


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 2 ноября 2018 > № 2778804 Ольга Слободская

Ольга Слободская работала секретарем в Ленинградском рок-клубе с 1985 года, а с 1988 года стала администратором этого творческого объединения. В рок-клубе собирались, репетировали и выступали легендарные группы — «Аквариум», «Кино», «Зоопарк», «Алиса», «Телевизор», «Аукцыон», НОМ, «Ноль», АУ и другие.

Ольга Слободская рассказала «Росбалту», о рок-фестивалях, помощи Аллы Пугачевой и демонстрации 1988 года.

— Ольга, как вы примкнули к организаторам Ленинградского рок-клуба?

— Я попала туда по собственной неосмотрительности, инициативе или глупости. Тогда я училась на вечернем отделении юридического факультета ЛГУ имени Жданова (ныне СПбГУ), а работала в Финансово-экономическом институте. Однажды я пришла в рок-клуб с заявкой на билеты на какой-то концерт, представляя комсомольскую организацию Финэка. Так я познакомилась с бюрократами рок-клуба — президентом Николаем Михайловым, а также членами совета Сергеем Осиповым и Игорем «Панкером» Гудковым. Ходила в рок-клуб несколько месяцев, а потом спросила, чем я могу помочь. Собственно так я стала секретарем рок-клуба.

В первые годы у нас на улице Рубинштейна, 13, в Ленинградском межсоюзном доме самодеятельного творчества (ЛМДСТ) не было своего отдельного помещения, кроме крошечной каморки для техников. Члены совета рок-клуба ютились в комнате с куратором от ЛМДСТ Натальей Веселовой, поскольку рок-клуб был зарегистрирован как любительское объединение при одном из отделов ЛМДСТ, а именно — при отделе дискотек. Позже нам выделили отдельный кабинет. А в конце 1980-х нас выселили в так называемый «Красный уголок», который впоследствии стал принадлежать Нежилому фонду Ленинграда.

Как и полагается, в «Красном уголке» на стене висел Ленин и находилась сцена для выступлений, а также две небольшие комнатки и несколько подсобных каморок без окон. В этом уголке рок-клуб жил до самого своего конца.

Петербургская кухня — миф, который греет душу?

— Создается впечатление, что Ленинградский рок-клуб был создан для того, чтобы организовать зарождающееся рок-движение. Так ли это?

— Он был создан в первую очередь самими музыкантами для того, чтобы у исполнителей рок-музыки была возможность самореализации. Чтобы коллективы могли выступать легально с официально залитованной программой (прошедшей цензуру). Таким образом рок-клуб поддерживал российские группы.

— Вы не знаете, какие недоброжелатели придумали миф про Калугина?

— Мне кажется, хотя я могу ошибаться, что эта легенда начала существование именно после того, как Калугин сам произнес в каком-то интервью много лет тому назад, что КГБ создал рок-клуб. С легкой руки генерала все радостно подхватили эту версию и стали ее тиражировать. Это бесит меня неописуемо уже много лет! Рок-клуб был создан музыкантами и другими творческими людьми, а не генералом Калугиным вместе с остальным КГБ!

— Если не ошибаюсь, план создания рок-клуба вынашивался лет десять?

— Да, было около трех неудачных попыток, и в 1981 году проект все-таки ожил. Не складывалось по разным причинам. Во-первых, все были очень молоды и не понимали, как это объединение должно выглядеть, что это должно быть, чего мы от него хотим. Потом сложно было найти пристанище. Официальную организацию, которая рискнет приютить «сумасшедших» музыкантов. Тех, кто создает что-то непохожее на советскую эстраду. Это был целых клубок проблем.

Не сразу нашлись бюрократы — руководители рок-клуба, которые умели находить компромиссы с разными музыкантами, с властями — представителями Ленинградского Обкома КПСС, кураторами от Пятого управления КГБ, начальством ЛМДСТ… Находить со всеми общий язык — это довольно сложное искусство. Поэтому такие организаторы — большая редкость. Но в 1981 году все звезды сложились и потом сияли примерно лет десять.

— Исполнители сами приходили в рок-клуб или их кто-то рекомендовал?

— Музыканты приходили, писали заявку в произвольной форме на прослушивание, и потом мы их принимали.

— И как проходили эти прослушивания?

— По-разному. Однажды мы ездили в Петергоф, чтобы познакомиться с группой «Время любить». В ней собрались очень талантливые ребята, которые в обычной жизни были учеными-физиками. Их репетиционная точка находилась в Доме культуры ЛГУ. На прослушивание в этот большой дворец с высоченным потолком поехали я, Артемий Троицкий и басист группы «Аквариум» Саша Титов. Нас встречал лидер группы Миша Берников, который заявил, что ключа от нормального входа в репетиционное помещение нет, поэтому придется проходить окольными путями.

Мы поднялись по какой-то страшной лестнице под самый потолок зрительного зала, где от одной стены к другой был перекинут такой очень узенький технический мостик без перил. Было очень страшно, но мы мужественно прошли весь путь, и были вознаграждены за свои страдания. Послушав группу, мы пришли в бешеный восторг и сразу сказали, что все отлично, принимаем. Миша Берников производил неизгладимое впечатление: был невероятно красив и при этом обладал прекрасным вокалом.

Музыканты предложили нам вина, но я опасалась выпивать, потому что помнила про мостик под потолком, по которому надо было идти обратно. А они заявили, что это был розыгрыш. Просто решили взять нас на слабо. Ну, мы даже не обиделись на них, потому что они исполняли прекрасную музыку.

Вообще, в нашем городе многие музыканты играли в нескольких группах сразу. И не потому, что они такие а-ля беспринципные. А потому что хороших, приличных, профессиональных исполнителей в то время было довольно мало. Например, Саша Кондрашкин был барабанщиком групп «Странные игры», АВИА, «Аквариум» и других. Он играл, наверное, в десятках групп, если не больше. Игорь Чередник, дай бог ему здоровья, выступает до сих пор. Наверное, за всю свою жизнь он играл в 50 группах. Просто он очень востребованный профессиональный музыкант. И вообще, не побоюсь этого слова — он гений. Басист группы «Кино» Игорь Тихомиров играл в середине 1980-х параллельно в группе «Джунгли». Еще много примеров можно привести. Так что эта тусовка была тесна, и все друг друга знали, пересекались на репетиционных точках, на барахолках, где продавали зарубежные пластинки, на концертах.

— Я так понимаю, что апофеозом вашей работы стали знаменитые фестивали Ленинградского рок-клуба. Ведь там впервые исполнялись композиции, которые уже стали рок-манифестами своего времени.

— Фестивали Ленинградского рок-клуба не были похожи ни на один музыкальный концерт или какое-то музыкальное действо в любой другой точке Советского Союза, за исключением Эстонии, Латвии и Литвы. В Прибалтике было чуть помягче, и там еще в 1970-х годах стали появляться рок-группы. Периодически у них проходили фестивали, на которых можно было послушать музыку, отличающуюся от советской эстрады. Прибалтика была первой в этом направлении.

В Ленинграде фестивали рок-клуба начались без меня, поэтому про первые три я ничего сказать не могу, а всего их было около восьми. Первый фестиваль, на котором я присутствовала, прошел в 1984 году в ДК Невский. Потом в 1987 году — во Дворце молодежи, в 1988 году — в Михайловском манеже, в 1989-м — на Рубинштейна, 13, а в 1990-м была пауза. В 1991 году состоялся большой фестиваль, который длился неделю: сначала — четыре дня на улице Рубинштейна, а потом — в «Юбилейном».

Первые фестивали назывались отвратительным советским словом «смотр-конкурс». Они проходили с участием жюри, в которое обязательно входили представители обкома, ВЛКСМ, управления культуры, Союза композиторов, Союза писателей, Николай Михайлов как президент рок-клуба, Джордж Гуницкий как член совета, ну и кто-нибудь еще.

Это жюри присуждало всякие звания. Мы придумывали какие-то награды и номинации. Например, за лучший текст, за лучшую песню, за любовь, за лучшую интерпретацию темы жизни, войны и мира. Первым лауреатом самого первого фестиваля стала группа «Мануфактура» Олега Скибы, а солистом был Виктор Салтыков, который, по-моему, с удовольствием вспоминает то время. «Мануфактура» сейчас была бы мегапопулярной, потому что все ее песни были хитами. Это была очень качественная поп-музыка. Скиба — прекрасный мелодист.

В отличие от сегодняшних фестивалей, на которых играют то, что публика уже слышала, на фестивалях Ленинградского рок-клуба группы должны были представить абсолютно новую программу. То есть, слушатели приходили, чтобы услышать что-то свежее.

С 1986 года у нас появилась возможность приглашать в гости зрителей из других городов — от Владивостока до Киева, от Таллина до Магадана. Таким образом, информация о музыкантах и фестивалях распространилась по всему СССР. И примерно с этого времени рок-клубы стали появляться в разных городах: самые известные были в Свердловске и Риге.

— Какие сложности возникали с организацией фестивалей? Ведь нужно было не только найти помещение, но и оборудование, которого в ту пору практически не было.

— Перед четвертым фестивалем в ДК Невский в 1986 году мы искали аппарат, чтобы озвучить огромный зрительный зал. Надо сказать, что это был дворец культуры, построенный по последнему слову техники, очень похожий на БКЗ «Октябрьский». То оборудование, которое мы использовали в зале на улице Рубинштейна, было недостаточно мощным.

Оставалось три дня до начала фестиваля, но подходящий аппарат мы так и не нашли. Это была катастрофа! В то время в Ленинградский дворец молодежи (ЛДМ), где официально работал президент рок-клуба Николай Михайлов, только что привезли один из лучших аппаратов того времени — немецкий Dynacord. Это оборудование как раз подходило для ДК Невский. Николай попытался договориться с руководством ЛДМ, но получил отказ. А задолго до этого случая Михайлов познакомился с Аллой Пугачевой на каком-то мероприятии. Кстати, она один раз приходила на фестиваль рок-клуба, и ей очень все понравилось. Она даже подружилась с некоторыми музыкантами.

У Михайлова был номер телефона Аллы Борисовны, и он ей позвонил. Пугачева ответила: «Я все поняла. Перезвоните своему директору минут через десять-пятнадцать». Когда Михайлов перезвонил директору ЛДМ, он услышал: «Николай Дмитриевич, ну надо же предупреждать. Нельзя меня под танки бросать». Мы не знаем, что ему сказала Алла Борисовна, но аппарат мы получили. Прямо в упаковке Dynacord был доставлен в ДК Невский. И это можно назвать историческим событием, потому что именно на нем группа «Кино» впервые исполнила песню «Перемен!»

— Легендарный лидер рок-группы «Санкт-Петербург» Владимир Рекшан однажды на «Квартирнике» в «Росбалте» рассказывал о так называемом Сантановском бунте. А в истории Ленинградского рок-клуба были подобные случаи?

— В 1988 году власти попытались сорвать очередной фестиваль рок-клуба буквально накануне открытия. Мое сугубо личное мнение, и с ним многие могут не согласиться: весной-летом 1988 года партийная номенклатура предпринимала последние активные попытки остановить процесс Перестройки и попытаться повернуть все назад. У этих людей привычка запрещать все подряд никуда не делась, как мне кажется. Другого объяснения запрету на фестиваль в самый последний момент я найти не могу.

Была хорошая погода, на Зимнем стадионе в это время у рок-групп начинался саундчек. Молодежь на площади перед входом собралась задолго до начала фестиваля, чтобы купить билеты, послушать саундчек — его было слышно на улице, посидеть, поболтать, может быть, поймать кого-то из музыкантов.

В общем, набралось довольно много народу. Люди двинулись в сторону Смольного, когда стало известно, что фестиваль запретили. К моменту, когда мы пришли к точке, где пришлось всем остановиться, нас заметно прибавилось, потому что по дороге присоединилось довольного много народу. Нам махали из окон, кричали: «Мы с вами!» — всячески нас поддерживали.

У городских властей хватило ума никого не разгонять. Представители обкома и начальники правоохранительных органов вышли на улицу к демонстрантам и начали договариваться… Мы все были молоды и абсолютно бесстрашны. В основном, мы были возмущены: куплены билеты, поставлено и настроено необходимое оборудование, и тут нам в последний момент все запрещают. Это было невозможно!

«Народ повалил на российские фильмы»

— Рок-музыканты могут принимать помощь государства?

— Нет. Рок-н-ролл не может быть связан с государственными деньгами, либо это уже не рок-н-ролл. Любой творческий человек, а рок-музыкант — особенно, должен держать себя как можно дальше от любых государственных институций. Рок-музыкант по духу своему — человек свободный. И это касается не только нашей страны. Творчество рок-музыкантов в первую очередь — это смелое высказывание по поводу происходящего во всех сферах жизни. Рок-музыкантом движет чувство самореализации, собственного достоинства и возможность высказаться в той форме и том виде, которые ему близки, потому что он имеет на это право. Конечно, в какой-то степени это протест.

В России рок-музыка зародилась в условиях тоталитарного государства. Нужно было определенное мужество, чтобы встать на этот путь. Например, группа «Санкт-Петербург» Владимира Рекшана первой запела рок по-русски. Андрей Тропилло нелегально записывал «Аквариум» по ночам на студии Дома пионеров, а Панкер в студии Театрального института — Константина Кинчева. В любой момент их могли задержать, выгнать с работы и так далее. Мы все должны быть им благодарны за то, что они взяли на себя этот риск и, несмотря ни на что, шли своим путем. Сейчас стало значительно легче: та же Монеточка — она вышла фактически из ниоткуда, из Интернета. Сейчас возможностей несравнимо больше, чем при советской власти.

Если бы Перестройка захлебнулась, то кого-то из нас, конечно же, посадили бы, а кто-то спился бы, кто-то бы успел уехать, а кто-то стал бы профессиональным стукачом, продолжив играть при этом, как им, стукачам, кажется, рок-н-ролл…

Беседовала Юлия Иванова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 2 ноября 2018 > № 2778804 Ольга Слободская


Россия. Весь мир. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > mid.ru, 31 октября 2018 > № 2778463 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на VI Всемирном конгрессе соотечественников, Москва, 31 октября 2018 года

Коллеги, друзья,

Сердечно приветствую участников VI Всемирного конгресса соотечественников. Разрешите объявить Конгресс открытым.

В соответствии с законом «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» каждые три года в Москве собираются представители многомиллионного и многонационального Русского мира, чтобы обсудить насущные проблемы его жизнедеятельности, наметить планы на перспективу.

Мы придаем большое значение этим масштабным слетам, позволяющим лучше понять, чем живут сегодня российские общины в других странах, согласовать с вами совместные шаги, нацеленные на дальнейшее сопряжение усилий, реализацию полезных начинаний в самых разных областях с тем, чтобы защищать законные права и интересы наших соотечественников за рубежом.

В настоящее время объединения российских соотечественников действуют более чем в 100 государствах мира. Трудно переоценить их вклад в создание условий для изучения русского языка, популяризацию достижений отечественной культуры. Открываются приходы Русской Православной церкви, других традиционных конфессий. Радует, что процесс консолидации и самоорганизации не прекращается. Со своей стороны, готовы всячески этому содействовать и наращивать наши усилия в этом направлении.

Особо отмечу присутствие в зале делегатов из САР, в том числе представителей молодого поколения. В сложное время внутрисирийского конфликта вы смогли сохранить связь с Россией. Мы будем и далее оказывать максимально широкую поддержку вашим благородным усилиям по продвижению русского языка, распространению объективной информации о нашей стране среди всех слоев сирийского общества. Ваше участие в Конгрессе свидетельствует о том, что жизнь в Сирии входит в мирное русло. Россия продолжит вносить свой вклад в урегулирование сирийского кризиса на основе резолюции 2254 СБ ООН, решений, принятых в астанинском формате и итогов Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

Дорогие друзья,

С момента нашей предыдущей встречи проблем в мире не убавилось. Не секрет, что на Россию оказывается мощнейшее давление. Инструменты различные: от экономических санкций до наращивания военной активности вблизи наших границ. Беспрецедентный размах приняла антироссийская информационная кампания.

Многие из вас сталкиваются с последствиями этих негативных тенденций в странах вашего проживания. В ряде государств усиливаются нападки на русский язык и российское образование. Предпринимаются настойчивые попытки посеять раздор в структурах соотечественников, включая их молодежное крыло. С удовлетворением отмечаю, что устроители этих провокаций терпят фиаско. Реакцией на русофобскую политику стало дальнейшее сплочение движения соотечественников, укрепление солидарности между его отдельными организациями. Пользуясь случаем, хотел бы выразить искреннюю благодарность всем соотечественникам – как гражданам России, так и тем, кто имеет иное гражданство, – за неоценимую помощь в проведении выборов Президента Российской Федерации. Видим в этом яркое подтверждение незыблемости уз, объединяющих вас с исторической Родиной.

Сейчас в России реализуются масштабные планы социально-экономического развития. Знаем, что российские общины за рубежом, включая молодёжь, заинтересованы в подключении к этой работе. Приветствуем и поддерживаем такой настрой.

Разумеется, для его воплощения в жизнь требуется поиск инновационных форматов сотрудничества. Назрел, в частности, обстоятельный разговор относительно путей упрочения сотрудничества между деловыми структурами России и аналогичными объединениями, созданными нашими соотечественниками в других государствах. В условиях, когда международная экономическая архитектура, опирающаяся на принципы ВТО и ценности справедливой конкуренции, проходят серьёзную проверку на прочность, развитие прямых связей между экономическими операторами весьма востребовано.

Большую работу проводят с соотечественниками регионы России, создавая при этом свои уникальные форматы взаимодействия. Правительственная комиссия не только анализирует этот положительный опыт, но и способствует его распространению. Рассчитываем на дальнейшее наращивание совместных усилий в этой области.

На повестке дня дальнейшее совершенствование деятельности Всемирного координационного совета соотечественников. Знаем о ваших идеях на этот счёт. Будем активно помогать в их осуществлении.

В начале года Правительственная комиссия приняла Комплексный план основных мероприятий по реализации государственной политики в отношении соотечественников на 2018-2020 годы. По сравнению с предыдущими программами существенно увеличилось число участников. Впервые к этой работе будут привлечены неправительственные организации. Значительный вклад в формирование нашей линии на этом направлении вносят Совет Федерации и Государственная Дума России. Все более эффективно действуют российские регионы.

У Правительственной комиссии есть целый ряд предложений, направленных на повышение отдачи от нашей совместной работы. Соответствующие проекты будут предметно обсуждаться в ходе Конгресса, в том числе в рамках его рабочих секций.

Сегодня большое значение приобретает комплекс вопросов, связанных с поддержкой стремления зарубежных соотечественников сохранить российскую идентичность. Это особенно важно в тех государствах, где русский язык и российское образование подвергаются гонениям, где переписывают историю, вычеркивая из школьных учебников достижения и победы России, распространяют лживую информацию о нашей стране, активно насаждают русофобию.

По-прежнему актуальна задача обогащения современной отечественной культуры достижениями Русского мира. Важно укреплять многонациональный и многоконфессиональный характер наших общин, в том числе путем налаживания эффективного диалога между отдельными национальными группами. Здесь предстоит серьезная работа – как по линии министерств и ведомств, так и структур соотечественников. Об этом тоже пойдёт разговор на секции, посвященной вопросам идентичности.

С удовлетворением констатируем увеличение количества мероприятий, проводимых молодежными структурами соотечественников. В их рамках выдвигается немало новых, нешаблонных идей, обсуждаемых на форумах, проходящих как в России, так и за её пределами. Отрадно, что молодежь идет в ногу со временем. В интересах установления взаимополезных контактов, реализации масштабных, в том числе трансграничных инициатив, широко применяются самые современные информационно-коммуникационные технологии.

Для нас важно, чтобы молодые соотечественники были достойными членами своих обществ, их права в странах проживания были обеспечены, и при этом, чтобы они сохраняли любовь к родному языку и культуре, чувствовали свою сопричастность к тому, что происходит на исторической Родине, чем живёт Россия. Мы начали несколько пилотных проектов, в том числе с использованием потенциала наших регионов, которые помогут молодым соотечественникам воочию увидеть, чем живет современная Россия. Этой теме тоже посвящена отдельная, специальная рабочая секция Конгресса.

Непреходящим фактором в деле сплочения Русского мира остаются русскоязычные СМИ, созданные самими соотечественниками, – как печатные, так и электронные. Они помогают налаживать горизонтальные контакты, позволяют распространять объективную информацию о нашей стране. Признательны всем, кто вкладывает свои силы, знания, энергию, финансовые средства в сохранение и развитие таких информационных платформ. Уверен, что специалисты обменяются опытом и идеями относительно перспектив наращивания медийной работы в ходе заседаний нашего Конгресса.

Мы продолжим уделять самое пристальное внимание защите прав русскоязычных журналистов, которые становятся жертвами дискриминационной политики, зачастую сталкиваясь с неприкрытым шантажом и угрозами. Будем и далее заострённо требовать реакции на эти вопросы таких многосторонних площадок, как ООН, ОБСЕ и Совет Европы.

Уважаемые коллеги, дорогие друзья,

Русское зарубежье не только многонационально и многоконфессионально, но и многогранно. В этом его сила и богатство. Даже те, кто не участвует в деятельности структур соотечественников, вносят полезный вклад в общее дело – заботятся о сохранении родного языка в своих семьях, прививают детям любовь к России, участвуют в продвижении объективного образа нашей страны, поддерживают профессиональные контакты с российскими коллегами. Уверен, что для таких людей всегда открыты двери в страновые координационные советы, которые являются важным объединяющим звеном.

На нашем Конгрессе собрались люди, неравнодушные к судьбе Русского мира, стремящиеся быть полезными исторической Родине, вносить вклад в ее поступательное развитие, в упрочение атмосферы доверия и партнерства в международных делах.

Хотел бы еще раз заверить: защита ваших законных прав и интересов остается безусловным приоритетом российского руководства, закреплённым в утвержденной Президентом России В.В.Путиным Концепции внешней политики России.

Желаю вам плодотворных дискуссий, новых успехов в вашей благородной востребованной деятельности и всего самого доброго.

Россия. Весь мир. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > mid.ru, 31 октября 2018 > № 2778463 Сергей Лавров


Канада. Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 31 октября 2018 > № 2776501 Юлия Васильева

О том, как создать бизнес в Канаде и выйти с ним на российский рынок, в интервью «Росбалту» рассказала основатель легкоинтегрируемой системы управления и анализа рабочих процессов Intelocate Юлия Васильева.

— Считается, что будущее — за представителями точных и естественных наук. Но вы получили журналистское образование, а потом создали компанию, успешно работающую на рынке IT-технологий. Получается, гуманитариев рано списывать со счетов?

— Мне кажется, прелесть нашего времени заключается как раз в том, что любой человек может реализовать свою идею. Нужно просто видеть какую-то проблему и понимать, как ее можно решить. Все остальное преодолимо. С каждым годом появляется все больше разработок, позволяющих человеку с любым образованием успешно ориентироваться в технологическом мире.

У меня в этом плане как раз преимущество: на факультете журналистики СПбГУ меня научили быстро находить и обрабатывать информацию, и это сильно помогает. Когда я попала в сферу технологий, мне пришлось много читать и изучать. Я не инженер и не программист, но у меня было понимание, как мой продукт должен выглядеть и работать. Ознакомившись с достаточно большим количеством информации, я разобралась, как с помощью ряда программ самостоятельно построить демонстрационный прототип. Никакой высшей математики мне для этого не потребовалось.

— То есть преимущество у тех, кто умеет ориентироваться в информационном потоке и предлагать простые решения для всех остальных?

— Я в этом абсолютно уверена. Также очень важным навыком будет межличностное взаимодействие. Сегодня большинство молодых людей живут в компьютерах и телефонах, общаясь друг с другом в чатах. Опыт невиртуальной коммуникации у них не вырабатывается — а это очень важно, в том числе для переговоров.

Наши за границей

Конечно, новые технологии все больше будут автоматизировать нашу жизнь. Сейчас даже зарождается истерия, что они сделают многие специальности ненужными и приведут к росту безработицы. В какой-то степени так и произойдет. Но человечество уже сталкивалось с чем-то подобным — вспомните индустриальную революцию. Механические аппараты заменили физический труд, и некоторые профессии стали ненужными. Однако им на смену просто пришли другие.

Можно сказать, что сегодня мы тоже живем на сломе эпох: заканчивается эра технологической администрации. Несмотря на то, что мы очень далеко продвинулись на пути технического прогресса, сам характер работы, на мой взгляд, до недавнего времени фактически не менялся. Если до появления конвейеров, например, вручную раскладывались конфеты по коробочкам, то сейчас у многих значительная часть рабочего времени уходит на копирование информации из одного файла в другой. По сути, это одно и то же.

Однако благодаря современным технологиям ручные административные процессы все чаще будут выполнять компьютеры, а у людей больше времени останется на непосредственную работу. Я уверена, что эти перемены создадут новую индустрию и новые профессии. Соответственно, появится необходимость в обработке и систематизации информации.

— Ваша разработка как раз позволяет упростить процесс менеджмента и обмена информацией в крупных структурах. Вы изначально делали ставку на то, чтобы создать некий уникальный продукт?

— На самом деле, у меня не было цели выступать в роли новатора. В первую очередь, мне просто хотелось решить проблему, которая меня беспокоила и даже раздражала, пока я работала в одной из крупных канадских корпораций. Я занималась интегрированием программного обеспечения, и самым трудным было наладить эффективное взаимодействие различных подразделений как между собой, так и с внешними подрядчиками. В любой сложной структуре на это уходит очень много времени, а разные системы коммуникации нередко приводят к недопонимаю и некачественным результатам работы. Тогда я впервые и задумалась, как можно сделать данный процесс проще.

Все не так: прогресс делает человека слабее и глупее?

Идея Intelocate была в том, чтобы оптимизировать пространство, в котором все департаменты и удаленные точки могли бы легко коммуницировать и иметь доступ к одной и той же информации. Получилось это, признаюсь честно, не сразу. Первые полтора года были очень сложными. Технологически продукт работал не так, как нужно. Но потом сформировалась новая команда, мы получили инвестирование из Великобритании, полностью перестроили всю систему и смогли заинтересовать ряд крупных клиентов.

Одними из первых стали стали британская сеть HMV и Office Outlet (британский аналог «Комус»). По их отзывам, если раньше на распределение информации между департаментами и подрядчиками уходило около двух-трех часов в день, то теперь — не более двадцати минут. Более того, система Intelocate предоставляет беспрецедентную прозрачность рабочих процессов и легко адаптируется для нужд конкретного проекта из любой индустрии. Она также позволяет оптимизировать деловые коммуникации: вся электронная почта и сообщения в мессенджерах, относящиеся к проекту, автоматически собираются вместе и очень удобно фильтруются.

В итоге все пользователи говорят, что благодаря нашей системе рабочие вопросы стали решаться как минимум в два раза быстрее. А спустя некоторое время стало очевидным еще одно достоинство Intelocate: собираемая информация так удачно визуализируется в системе, что менеджеры и управляющие могут очень быстро составить картину слабых звеньев в рабочих процессах и наметить возможные направления оптимизации

— Свою бизнес-идею вам удалось реализовать в Канаде. Вернись вы в Россию, результат был бы таким же?

— С тем опытом, который у меня есть теперь, мне кажется, что я бы всего добилась и здесь. Но я понимаю, что без знаний, которые я приобрела за последние три года, в России мне, скорее всего, было бы сложнее.

В Канаде существует много программ по поддержке начинающих предпринимателей, хорошо развита соответствующая инфраструктура, есть разнообразные курсы, многими ресурсами можно пользоваться бесплатно. Кроме того, государство предоставляет гранты, которые позволяют оплачивать расходы по участию в профессиональных выставках за рубежом. Например, торговое представительство Канады в Великобритании организовало для Intelocate презентацию и встречу с британскими ритейлерами.

Не такие уж они «другие»

Одним словом, в Канаде действует принцип «хочешь что-то сделать — развивайся». Передо мной не стояло никаких дополнительных барьеров. В России они, я предполагаю, были бы. В частности, это касается бюрократии и сексизма. Хотя я не хочу сказать, что все это совсем уж непреодолимо. У меня всегда было желание что-то сделать именно в России. Собственно, поэтому Intelocate и русифицирован.

— Про бюрократию ответ был ожидаем. Про сексизм как препятствие для развития бизнеса, если честно, у нас пока задумываются мало. А в Канаде и в США этот аспект перестал быть проблемой?

— Проблема, как я понимаю, есть. В обществе и в СМИ это очень обсуждаемая тема. Но в Северной Америке женское предпринимательство развивается все интенсивнее. Кроме того, многие девушки пробуют силы в технологической области. Однако даже в США и Канаде почти на любом деловом мероприятии мужчин гораздо больше, в особенности если речь идет о сфере финансов и секторе B2B. Мне кажется, что главное понимать: если то, что вы предлагаете, имеет ценность для других, то волноваться о сексизме, бюрократии и недостатке финансов не стоит. Хорошие идеи всегда побеждают.

— Вы сейчас стараетесь выйти на российский рынок. На ваш взгляд, с готовым продуктом занять на нем свое место проще, чем начинать дело с нуля?

— Не исключено, хотя не берусь судить однозначно. Мой опыт взаимодействия с Россией пока очень позитивный. Я понимаю, что у меня нестандартная история, поскольку я предлагаю налаженную систему с очень хорошими отзывами от международных клиентов. Но в общем и целом, несмотря на все сложности, с которыми сталкивается бизнес в России, я вижу положительную тенденцию. Например, лет семь-восемь назад у нас мало кто обсуждал возможность выхода на глобальный рынок. Теперь многие рассуждают в духе «откроем кофейню в Петербурге, а затем создадим сеть по всему миру». И таких историй я вижу все больше.

Хороших вузов на всех не хватит

Рамки начинают исчезать. Нет ощущения четкого потолка, который раньше люди себе ставили. Или, по крайней мере, этот потолок стал выше. Очевидно, что подводных камней в российской деловой среде очень много. Но в целом обстановка изменилась в лучшую сторону — возросший уровень активности бросается в глаза. И это говорит об амбициях и глобальных целях. Когда я приезжаю в Россию, то вижу, что многие молодые люди стараются развиваться, инвестировать в свое образование и перенимать опыт успешных организаций. Подобная активность в России отчасти даже выше, чем в Северной Америке. Может, потому, что там все доступнее и не нужно прикладывать таких усилий.

— То есть главное — это все-таки наличие идеи, позволяющей решить ту или иную проблему, и осознание, как она должна работать?

— Если точнее, должно быть понимание, что у этой идеи есть бизнес-модель. На мой взгляд, все остальное решаемо, и бюрократические преграды тоже преодолимы. Такого количества возможностей что-то сделать раньше не было. И самое главное — сроки с момента начала реализации проекта до получения результата очень сильно сократились. Есть множество бизнес-идей, плоды которых можно получить очень быстро. Все технологии для их реализации уже существуют.

Настоящие проблемы возникают, если в принципе нет понимания, как работают современные процессы. Также очень важно найти партнеров, с которыми можно начать разработку. Здесь есть опасность сильно обжечься и, потратив много денег, не получить никакого результата. Чтобы этого избежать, нужно просто более внимательно подходить к поиску людей — а это как раз сфера межличностных отношений, о которой мы говорили.

Думаю, всему можно научиться. Я вообще смотрю на вещи оптимистично. Мне кажется, что у нас светлое будущее, кто бы что ни говорил.

Татьяна Хрулева

Канада. Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 31 октября 2018 > № 2776501 Юлия Васильева


Россия. Испания > СМИ, ИТ > ria.ru, 30 октября 2018 > № 2777753 Андрей Тарковский-младший

В Мадриде открылась выставка, посвященная одному из самых важных фильмов Андрея Тарковского "Зеркало". Именно с испанской столицы начал показ этой кинокартины сын режиссера Андрей Тарковский-младший, живущий во Флоренции и возглавляющий Международный институт имени своего отца. Помимо непосредственно выставки в Мадриде проходят и показы кинокартин великого режиссера, а также их обсуждение со знаменитыми деятелями искусства. Почему у Тарковского было особое отношение к испанцам, когда будет открыт центр Тарковского под Рязанью и как будет выглядеть полная версия "Андрея Рублева" — обо всем этом Андрей Тарковский-младший рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости в Испании Елене Шестерниной.

— Вы впервые привозите выставку об отце в Испанию?

— Восемь лет назад я привозил выставку оригиналов (моментальных фотографий) Polaroid, которые делал отец, она проходила в А-Карунье, в Галисии. С тех пор мы начали работать с Хосе Мануэлем Моуриньо — он представляет наш институт в Испании, у нас было много проектов, публикаций, книг. Сейчас мы привезли выставку "Зеркало". Она будет не только в Мадриде, но проедет по Испании. В Испании очень любят и трепетно относятся к творчеству отца.

Эта выставка посвящена только одному фильму — "Зеркало". Это автобиографический фильм, он основан на очень конкретных фактах, это история семьи, история отца, его детства, молодости. Выставка именно об этом фильме наиболее интересна для публики, потому что это выставка и о фильме, и о Тарковском.

— Какие еще выставки вы показываете в разных странах?

— Наиболее интересная, мне кажется, это как раз выставка фотографий Polaroid. Polaroid — это особенный вид фотографий, у меня есть замечательная коллекция фотографий, сделанных отцом. В марте мы были с ней в Буэнос-Айресе.

Выставка, посвященная "Зеркалу", новая. Здесь есть дополнительный материал, который никогда раньше не выставлялся, фрагменты рабочих дневников к "Зеркалу", которые нигде не публиковались, есть дополнительный материал во Флоренции.

Кроме того, готовятся еще две большие выставки — одна в Италии, в галерее Уффици. Это общая выставка, посвященная творчеству отца. Еще одна пройдет в Амстердаме, в музее кино.

Мы ежегодно проводим выставки в разных странах. Например, четыре года назад были в Бразилии. В Латинской Америке большой интерес к творчеству отца.

— В фильме "Зеркало" есть эпизод про испанцев. Расскажите о нем. Как он снимался?

— Режиссер Анхель Гутьеррес, очень известный шестидесятник, в то время деятель советской культуры, был другом отца. Они практически ровесники. (Гутьеррес приехал в Советский Союз ребенком в разгар Гражданской войны в Испании и уехал в 1974 году — ред.). Отцу очень понравилась история его жизни, и он попросил поставить в "Зеркало" фрагмент про испанцев. Анхель помог организовать съемки, нашел испанцев, которые жили в СССР и которых вывезли детьми во время Гражданской войны 1936-1939 годов.

Анхель очень интересный человек, преподавал драматическое искусство, был другом Михалкова, Тарковского, Высоцкого. Высоцкого в театр привел. Это человек, который сделал очень многое для нашей культуры, ставил спектакли в СССР. Он очень любит Чехова, в Мадриде создал Чеховский театр. Он говорит по-русски без акцента, думает по-русски.

— Вы собираетесь воссоздать полную версию "Андрея Рублева". О чем идет речь?

— Фильм, который мы все знаем, 184 минуты, полная монтажная версия 204 минуты. Из полной монтажной версии режиссер обычно что-то вырезает, подчищает. Но отец в том числе был вынужден делать цензурные вырезки. И для того, чтобы восстановить авторскую версию, нужно отставить те куски, которые он не хотел выбрасывать, то есть восстановить цензурные куски, и убрать то, что он сам вырезал из картины. Это 196 минут. Если посмотреть эту полную версию, то фильм становится даже понятнее, более логичным, более пластичным.

Все остальные фильмы полноценные, какими их задумывал отец, а с "Рублевым" произошла такая история. Вообще, судьба фильма очень сложная. Когда он вышел в 1966 году, его положили на полку, премьера состоялась в 1971 году, практически одновременно с "Солярисом". Кстати, для итальянского проката из "Соляриса" вырезали 45 минут. Ничего непонятно, совсем другой фильм. Отец сказал, что это не его картина, делайте, что хотите, но я к этому не имею никакого отношения. И лишь десять лет назад мы показали в Италии полную версию.

— Еще один проект, насколько я знаю, — восстановление аудиозаписей лекций о кино Тарковского. Расскажите, что это за записи? Кто их делал?

— Записывала и хранила записи кинокритик Марианна Сергеевна Чугунова. Сейчас мы с ней работаем над этим архивом, восстанавливаем его. Отец читал два курса лекций на высших режиссерских курсах в 1977 и 1984 годах. Но было также много встреч с публикой, презентаций фильмов, Чугунова все это записывала. Она и мама всегда говорили, что надо записывать. Отец никогда не проявлял к этому интереса. Он никогда не готовил выступления для конференций, это всегда была импровизация — очень интересно, рассуждения об искусстве. Это очень интересный материал. В общей сложности порядка 50-60 часов лекций, плюс конференции, лекции, которые он читал в Берлине, Лондоне, в Италии, в Швеции — всего около 600 часов материала. Мы хотим опубликовать три книги — лекции, конференции и встречи с публикой. В Италии у меня издательство, мы уже опубликовали дневники, книгу "Запечатленное время", и следующей публикацией будут эти лекции. Но мы восстанавливаем и голос в киношколе в Сан-Себастьяне (Испания). Они участвуют в финансировании этого проекта, идет прослушивание этих лекций с субтитрами, потом обсуждение.

Сейчас я монтирую документальный фильм об отце, который основан на аудиозаписях, куда войдут также лекции о кино.

— Вы сняли фильм об отце?

— Да, съемки уже закончились, мы снимали везде, где он работал — Владимир, Суздаль, Москва, Мясное, Тучково, как раз на этом месте, где стоял этот дом из "Зеркала", в Швеции, в Италии, во всех местах съемки "Ностальгии". Это будет его история. Фильм основан именно на его голосе. Это будет рассказ Тарковского о самом себе, без комментариев. Все так много говорят о Тарковском, столько книг вышло. Но это будет то, что говорил он.

Конечно, хорошо, что его творчество изучается, но иногда возникают легенды, мифы, какие-то истории, которые иногда правдивы, а иногда не имеют никакого отношения к реальности. Я хочу, чтобы слышали именно его. Именно поэтому я пытаюсь всегда публиковать его тексты, его книги.

Сейчас я монтирую фильм, он должен выйти весной. Продюсеры решат, на каком фестивале его покажут. Конечно, в России и Италии мы его покажем.

— Когда можно ждать открытия музея под Рязанью?

— В Мясном дом остался таким, каким был при отце. Это мой дом, я иногда там живу, мне нравится это место, я там вырос, провел там детство. Я его открою для публики. Это будет частный музей. А рядом будет построен центр — с выставочными залами, кинозалами и с музеем, там будет воссоздан его московский кабинет, студия, где он работал. В этом центре будут проводиться ретроспективы, мастер-классы.

Я хочу, чтобы молодые люди, студенты могли изучать там кино, учиться видению определенного направления в кинематографе, в искусстве в целом. Идея в том, чтобы сделать не просто музей. Меня пугает название "музей". Это место должно жить. Это культурный центр, дом Тарковского, вокруг которого должна происходить определенная культурная жизнь, деятельность, а не просто какой-то архив.

Надеемся, что первое открытие будет в 2020 году. Рассчитываем, что постепенно в течение пяти лет вся структура заработает.

— Когда Тарковский на пресс-конференции в Милане объявил, что не вернется, это был протест? Он думал, что вернется? Ведь его не лишали ни гражданства, ни паспорта. Тяжело ли далось это решение? Сложно ли ему было жить за границей?

— Во время съемок "Ностальгии" начались определенные проблемы. Впрочем, они у него всегда были. Часть фильма должна была сниматься в России, как раз в Мясном, но он начал понимать, что его стали все больше зажимать. Когда презентация "Ностальгии" проходила в Каннах (в 1983 году), советские представители сделали все возможное, чтобы картина никакой премии не получила, дело доходило до третирования судей. Была очень неприятная ситуация. (Режиссер Сергей) Бондарчук был членом жюри. И отец немного не понял, почему советский человек так старается, чтобы не дать премию русскому фильму. Это очень его оскорбило. Он попросил дать ему три года, чтобы сделать три картины, которые он в России не смог бы сделать. Он не собирался оставаться. Ему сказали, чтобы он приехал, пообещали обсудить все на месте. Но он понял, что если приедет, то его никогда не выпустят. Он был вынужден провести эту пресс-конференцию.

Да, его не лишили гражданства. Но для себя он выбор сделал. Очень сложный. Для него чудовищно было быть оторванным от России, он очень привязанный к России человек. Свершилось пророчество фильма "Ностальгия", где герой не вернулся. Но он смог сделать "Жертвоприношение", поставить "Бориса Годунова", у него было много проектов, которые он хотел сделать, — "Жизнь святого Антония", "Гамлет", но не успел.

К сожалению, очень часто стали забывать, что такое был советский период, что такое брежневская эпоха, что такое цензура, как давили художников, как не давали работать, как люди умирали.

— Можете рассказать о своем первом воспоминании об отце?

— Одно из первых воспоминаний как раз связано с фильмом "Зеркало". Это эпизодичные моменты. Я был на съемках, мне было два с половиной года. Помню, как снимали пожар. Как вертолет летал, который меня напугал. В эпизоде, когда (актер Анатолий) Солоницын уходит, большие порывы ветра, так это вертолет. Мне вертолет, с одной стороны, нравился, но одновременно я боялся подойти к нему. Отец брал меня на съемки, в павильоны "Мосфильма", мне было интересно. Отец был очень теплый, мягкий, любящий человек, у нас с ним были замечательные отношения. Он был ко мне привязан, я был привязан к нему.

— Расскажите о вашей последней встрече.

— Он уехал в Париж на лечение осенью, я оставался в Италии, мне нужно было идти в школу. Через месяц его не стало (Тарковский умер 29 декабря 1989 года в Париже — ред.). До его отъезда мы вместе отдыхали на море в Кала Пиккола, в доме друга отца, продюсера Пио де Берти Гамбини. Монте-Арджентарио (регион Тоскана — ред.) — очень красивое место. Это было последнее место, где мы с ним виделись. Потом я приехал в Париж, но приехал уже на похороны.

— Отец что-то писал в дневниках или говорил о разнице подходов к съемкам фильмов в СССР и на Западе? В работе актеров, например.

— Работа за границей была большим стрессом. Система производства была другой, чем в СССР, здесь система продюсеров, экономия денег. Но он прекрасно знал о сложностях работы и в России, и здесь. Но подход к съемкам, работа на площадке не изменилась. Он создавал вокруг себя группу людей. В России это были отобранные годами люди, проверенные, постепенно сформировалась команда. Здесь, в принципе, тоже. Несмотря на то, что он сделал один фильм в Италии, сложностей не было. В Швеции было посложнее, там своя система работы. Но он был очень открыт, общался, у него был человеческий подход к каждому члену группы, он не строил из себя мэтра. Это честное, открытое, прямое отношение к людям позволяло создавать нужную атмосферу для работы. Сложности есть на любой площадке — это есть и в России, и здесь.

— Правда ли, что через какое-то время Тарковский не очень хорошо отзывался об "Ивановом детстве"? Фильм получил "Золотого Льва" на Венецианском кинофестивале в 1962 году.

— Он никогда не отзывался хорошо о своих картинах. Он писал в дневниках: "Все говорят, что я замечательно снимаю, может, я снимаю чуть лучше, чем мои коллеги в стране, но все равно все плохо". Писал, что пересмотрел "Рублева", все плохо, много ошибок. Шедевр мирового кино, в ста лучших фильмах мира больше 50 лет, но он находил какие-то вещи, которые ему не нравились. Он очень критично относился к своему творчеству и творчеству других. Его не всегда любили, потому что он говорил то, что думает, открыто и прямо. Эта открытая критика привела к большому количеству врагов среди коллег. Он был бескомпромиссный человек.

— Вы похожи по характеру?

— Пытаюсь не идти на компромиссы, но у меня не такая работа, много свободы в принятии решений. У него была другая ситуация, он был вынужден бороться каждый день за свое творчество. Но он говорил, что любой настоящий художник должен пробиваться. Одна из характеристик великих художников — способность пробивать свое творчество, доказать несмотря ни на что. И ведь какие фильмы он сделал в СССР! Это удивительно. Как можно было снять "Андрея Рублева" в 1960-е? "Солярис", "Сталкер"… Каждый его фильм — это чудо. Это говорит о его характере, бескомпромиссности. Могли же задавить. Многие ломались в СССР. Он — нет.

— Вы разделяете точку зрения, что Тарковский более популярен за границей, чем в России?

— У него всегда был и есть свой зритель. Отношение к его фильмам, впечатления, мнения везде одинаковые. Эмоции тех людей, которые впервые смотрят фильмы Тарковского за границей, точно такие же, как у русских людей. Это удивительное качество. Он затрагивал какие-то универсальные стороны души, он говорил с человеком, а человек везде одинаковый.

Но он всегда говорил, что он русский художник и именно потому, что русский, понятен другим. Он говорил, что если будет работать как западные, как итальянские режиссеры, у него ничего не получится, это будет провал. Говорил: "Хорошо, я буду снимать в Италии, в Швеции, за границей, но буду снимать как русский художник".

Елена Шестернина.

Россия. Испания > СМИ, ИТ > ria.ru, 30 октября 2018 > № 2777753 Андрей Тарковский-младший


Россия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775768 Елена Студнева

«Королева - отважное сердце»

Елена Студнева, Обозреватель журнала «Международная жизнь»

Книга Наталии Кулишенко «Сталинградская история английской королевы»* (*Кулишенко Н.А. Сталинградская история английской королевы. Биография Елизаветы Анжелы Маргарет Боуз-Лайон 1900-2002 гг. М.: Международные отношения, 2018. 240 с.) посвящена выдающейся представительнице британской монархии - герцогине Йоркской, королеве-консорту Елизавете, супруге короля Англии Георга VI, коронованного в 1937 году.

Елизавета - дочь шотландского графа Боуз-Лайона - родилась 4 августа 1900 года и прожила более 101 года. Будучи ровесницей века, Елизавета стала свидетельницей двух мировых войн. Первую мировую она запомнила 14-летней девочкой, помогая раненым в госпитале, развернутом в родовом замке ее семьи - Глэмисе. Тогда же пережила гибель на фронте старшего брата, отчаяние матери и научилась брать на себя ответственность за своих родных.

Судьба, казалось, не предвещала ей короны, хотя она и вышла замуж за герцога Йоркского Альберта, второго сына короля Англии Георга V. В день свадьбы она изъявила желание возложить цветы к могиле Неизвестного солдата в память о погибших в Первой мировой войне, среди которых был и ее старший брат Фергус. Традиция укоренилась и сохраняется по сей день.

Личность любимицы британцев интересовала многих биографов, кинематографистов, публицистов. Казалось бы, история жизни одной из ярчайших представительниц Виндзорской династии рассмотрена «под микроскопом».

Первая в России биография Елизаветы - королевы-матери Великобритании вышла вторым изданием, что свидетельствует о неподдельном интересе к книге Натальи Кулишенко «Сталинградская история английской королевы». Сборник составлен из пяти частей, каждая из которых посвящена отдельному этапу жизни монархини - от ее восхождения под сень британской короны до волгоградского гражданства английской королевы. Автор мастерски соединяет генеалогию венценосных особ с детективной историей заговора против «неподходящего короля» Эдуарда, решившего пойти под венец с дважды разведенной американкой, а кроме того - увлекает сюжетом об одном из членов «кембриджской пятерки» - сэром Энтони Блантом - советником королевы и одновременно советским разведчиком.

По признанию автора, при подготовке биографии одной из наиболее ярких встреч стало знакомство с послом Юрием Евгеньевичем Фокиным, неоднократно встречавшимся с королевой-матерью и имевшим обстоятельные беседы с монархиней. По воспоминаниям Ю.Е.Фокина: «В разговоре она дала понять, что понимает ту роль, которую сыграла Россия в победе над фашизмом во Второй мировой войне, где мы с Великобританией были союзниками» (с. 207).

В предисловии к книге Ю.Е.Фокин поделился с читателями ценными сведениями о роли Елизаветы, королевы-матери, в укреплении российско-британских связей. В частности, когда Москва решила вручить юбилейные медали по случаю Победы во Второй мировой войне группе британских ветеранов, российское посольство столкнулось с непредвиденными обстоятельствами - официальная позиция Лондона не позволяла англичанам принимать иностранные награды. Королева-мать добилась «исключения из правил». И это лишь один из многих примеров понимания монархиней ценности российско-британских уз дружбы. Подчеркивая искреннее отношение британцев к королеве Елизавете, Ю.Е.Фокин отмечает, что «каждый день рождения королевы-матери, в особенности 100-летний юбилей в 2000 году, приобретал характер национального праздника» (с. 12).

Как полагает автор книги Наталья Кулишенко, «биографии незаурядных личностей на примере их жизни учат нас находить компас, который указывает путь к достойной цели, учат брать инициативу на себя, действовать более эффективно и, невзирая на разочарования и барьеры, упорно двигаться вперед» (с. 13-14).

Одну из глав своей книги автор озаглавила «Секретное оружие Великобритании» - так называли королеву Елизавету в годы Второй мировой войны и сами британцы, и недруги Англии. Вслед за своим супругом, королем Георгом VI, в первые дни войны она обратилась к нации со словами: «Пришло время проявить силу духа. Спасение страны - первостепенная задача для каждого из нас. Это наш дом, и мы обязаны защитить его. Час настал. Благодарю вас от всего сердца!» (с. 106-107). Эти слова были произнесены в ситуации нарастающих бомбардировок Лондона, общей мобилизации населения и ужесточения режима военного времени. Ограждения перед Букингемским дворцом и другими зданиями были сняты и ушли на изготовление оружия.

Королева Елизавета в письме к Элеоноре Рузвельт излагала настроения, свойственные в те дни британцам: «Иногда наши сердца готовы вырваться из груди от тоски и тревоги. Когда мы думаем о том, что наши молодые защитники будут принесены в жертву ужасной машине, созданной Германией, нас охватывает гнев! Но когда мы думаем об их смелости и мужестве и силе духа, нас переполняет гордость и радость. Мы готовы принести любые жертвы в борьбе за спасение свободы» (с. 108).

Автор интересно выстраивает контекст первых дней Второй мировой войны в Англии через поведение известных персоналий. Так, в преддверии грозящей опасности от гитлеровского нашествия посол США в Лондоне Джозеф Кеннеди (отец будущего президента) срочно эвакуировал семью на родину, куда вскоре последовал и сам под предлогом рождественских праздников. Это не осталось незамеченным ни в политических кругах, ни среди британцев. В противовес такой линии поведения, когда в сентябре 1940 года авиация вермахта предприняла массированные бомбардировки Лондона, королева Елизавета категорически отказалась покидать страну ради безопасного проживания в Канаде. Хрестоматийной стала ее фраза: «Мои дочери никогда не уедут без меня. Я не уеду без короля. А король никогда не покинет Англию!» (с. 110).

Вот тогда британцы и стали называть королеву своим «секретным оружием». Оно сработало и в наиболее тяжелый час, когда промышленный центр Англии - город Ковентри с тысячелетней историей - в ночь с 14 на 15 ноября 1940 года был атакован смертельным грузом 509 бомбардировщиков, уничтожившим жителей, памятники архитектуры XIV-XV веков и 12 авиационных заводов. Утром 16 ноября король Георг VI и королева Елизавета прибыли, чтобы разделить с ковентрийцами тяжесть трагедии и укрепить в них дух мужества. В этой истории есть и неутешительный конец, о котором автор не сочла возможным умолчать. Оказывается, премьер-министр У.Черчилль знал об этой операции под названием «Лунная соната», но попустил свершиться ей по причинам, о которых повествуется в книге «Сталинградская история английской королевы»…

Симпатии читателя к королеве Елизавете возрастают по мере того, как мужественно и решительно ведет себя монархиня в тяжелые для Британии дни, насколько дальновидной и значимой оказывается ее общественная деятельность. Королевская чета всегда неизменно первой прибывала на места бомбежек, посещала заводы и госпитали, отдаленные районы страны, поддерживая тех, кто с трудом переносил тяжесть военного времени. Королева пожертвовала 60 комплектов мебели из Виндзорского дворца для семей, пострадавших от налетов вражеской авиации.

После того, как стало известно, что в июне 1941 года Германия напала на Советский Союз, осенью того же года при Британском обществе Красного Креста, президентом которого являлась королева Елизавета, был создан Фонд помощи России. Его возглавила супруга премьер-министра британского правительства Клементина Черчилль. Уинстон Черчилль в своей книге «Вторая мировая война. Великий Союз» отмечал, что за первые 12 дней сумма добровольных взносов фонда достигла 370 тыс. фунтов стерлингов. «Наши всемилостивейшие и любимые король и королева, послав на прошлой неделе еще 3 тысячи фунтов стерлингов Красному Кресту, выразили желание, чтобы тысяча фунтов из этого совместного дара была направлена в Фонд помощи России». Они дали нам достойный пример» (с. 115), - писал глава кабинета британского правительства.

Так, известно, что Фонд помощи России в период войны стал самым большим в рамках Красного Креста Англии, собрав более 1 млн. фунтов стерлингов. Клементина Черчилль добилась того, чтобы собранные для России медикаменты, оборудование для госпиталей, одежда вошли в состав грузов северных конвоев, доставлявших вооружение для СССР в порты Архангельска и Мурманска. Первый арктический конвой с гуманитарным грузом из Англии отправился в августе 1941 года. К.Черчилль занималась организацией сбора и распределения средств вместе с супругой советского посла г-жой Майской, являя достойный пример общественной дипломатии. Автор приводит отрывки из воспоминаний И.М.Майского, которому У.Черчилль полушутя предложил принять свою жену в Советы: «До чего дошло! Моя собственная жена совершенно советизирована… только и говорит, что о Советском Красном Кресте, о Красной Армии, о жене советского посла, которой она пишет, с которой разговаривает по телефону или выступает вместе на демонстрациях!» (с. 117).

Клементина Черчилль организовала в центре Лондона выставку о деятельности арктических конвоев. Об этом в ноябре 1943 года писала газета «Правда». А весной 1945 года миссис Черчилль была удостоена ордена Трудового Красного Знамени «За выдающиеся заслуги в проведении общественных мероприятий по сбору средств в Англии для оказания медицинской помощи Красной Армии». В конце войны К.Черчилль побывала в Сталинграде и могла воочию убедиться в масштабах разрушения города, лежавшего в руинах. Под впечатлением увиденного она вскоре написала книгу «Мой визит в Россию», в которой признавала, что хаос и развал казались беспредельными… В таком городе, как Сталинград, мысль о потрясающих страданиях и человеческих жертвах, понесенных вследствие фашистского нашествия, приводит в полное оцепенение. Г-жа Черчилль прониклась безмерным уважением к подвигу советских людей, подчеркнув в своих воспоминаниях: «Сталинград был поворотным пунктом войны, и русские этого не забудут во веки веков» (с. 121).

Книга Н.А.Кулишенко содержит немало интересных историй о защите Сталинграда от гитлеровских атак. Среди них - поединок двух снайперов-асов - Василия Зайцева и его немецкого оппонента. Многие защитники Сталинграда и выдающиеся деятели страны получили звания Почетных граждан города-героя Волгограда. В 2000 году список достойных пополнила королева-мать Елизавета Виндзорская за особые заслуги в организации помощи Сталинграду жителями Великобритании в период Второй мировой войны и в развитии дружественных связей с Россией.

Автор данной книги приводит некоторые цифры, дающие представление о всех деяниях, предпринятых королевой-матерью для укрепления российско-британских отношений, подвергшихся испытаниям на прочность в годы Второй мировой войны. Напомним, Фонд помощи России был создан осенью 1941 года и успешно работал при поддержке монархини. Незадолго до Победы, весной 1945 года, в Сталинград было доставлено оборудование для госпиталей на сумму 816 099 фунтов стерлингов. В январе 1943 года средства, поступившие от Лейбористского фонда помощи СССР, пошли на оборудование городской больницы в Сталинграде. В 1943-1944 годах англичане передали на восстановление города на Волге пять передвижных электростанций, 400 метров проводов АТС на 10 тыс. абонентских номеров.

После победы в Сталинградской битве король Георг VI передал городу-герою Почетный меч, украшенный драгоценными металлами и камнями, с гравировкой: «Гражданам Сталинграда, крепким, как сталь, от короля Георга VI в знак глубокого восхищения Британского народа».

Учитывая, что королева Елизавета возглавляла 350 общественных организаций, многие из которых в годы Второй мировой войны были поощряемы ею на помощь России, можно с уверенностью говорить о ее личном вкладе в укрепление российско-британских отношений в самый тяжелый для наших стран период Второй мировой войны. Королева Елизавета никогда не была в Сталинграде, не посещала Россию, но в ее более чем вековой жизни была краткая Сталинградская история, поведавшая нам о ее отважном сердце.

Повествуя о «Сталинградской истории английской королевы», Н.Кулишенко дает развернутый контекст событий Второй мировой войны. В том числе интересна история одной очень популярной в Великобритании песни, написанной в 1943 году в честь непокоренного города на Волге на музыку известного композитора Э.Макончи, выпускницы Королевского музыкального колледжа, и на слова ученицы одной из женских гимназий в Южном Уэльсе Ж.Моррис. В песне были такие слова: «Разбито сердце Сталинграда… Сталинград вновь будет счастливым и сильным» (с. 151).

Послевоенный период, с экономическими и социальными проблемами восстановления страны, был для королевской четы Георга VI и Елизаветы годами духовного подъема. Однако, обращаясь к их переписке с родными и друзьями, автор показывает, как им трудно было «держать спину». Чего стоит хотя бы этот отрывок из письма Елизаветы своей свекрови, вдовствующей королеве Марии: «Сейчас кризис, а британцев необходимо постоянно чем-то восхищать» (с. 155).

В начале 1947 года монархическая семья совершила тур по Южной Африке. Главным в программе значилось открытие посольства в Кейптауне. И вновь автор дает панораму исторического контекста, которым был насыщен 1947 год. В мае Георг VI и Елизавета отметили 10-летие со дня коронации, а вскоре и 25-летие супружеской жизни. В августе того же, 1947 года Индия приобрела независимость. Георг VI перестал быть императором, а Елизавета-мать вошла в историю британской монархии как последняя императрица Великобритании и стран Британского Содружества.

В личном плане ее ждал удар - болезнь и кончина любимого супруга. Об этом Елизавета писала своему другу: «Такое горе - очень сильное испытание. Оно способно изменить всю мою жизнь» (с. 158).

Отдельная глава книги посвящена Елизавете II, поскольку судьбы новой монархини и ее матери, как поясняет автор, тесно переплетены. И не только поэтому: именно во взаимоотношениях мать - дочь наиболее ярко проступает характер Елизаветы-старшей, которая стала, по сути, ее советником. И хотя на лице матери постоянно присутствовала обезоруживающая улыбка, это не мешало знавшим ее называть королеву-мать «железной рукой в бархатной перчатке» (с. 162). Автор приводит множество примеров, насколько Елизавета могла быть жесткой с близкими и дальними родственниками. Но что интересно: именно королева-мать с ее улыбчивым взглядом могла «укрыть» за своей спиной королевскую семью в критические для монархии дни. И еще не раз волеизъявление Елизаветы-матери сыграет решающую роль в судьбе членов монархической фамилии.

Так будет с воспитанием наследника Чарльза - первенца среди четверых детей Елизаветы II и герцога Эдинбургского Филиппа, с женитьбой принца на Диане Спенсер и позднее - любовным «треугольником» Чарльз - Диана - Камила Паркер-Боулз. Воля бабушки будет проявлена и в отношении своей внучки Анны, на втором бракосочетании которой королева-мать откажется присутствовать.

Каждому из этих эпизодов посвящено отдельное исследование автора. Кстати, принцесса Анна в 1990 году посетила город на Волге, и рассказ Н.Кулишенко об этом основан на воспоминаниях тех, кто лично организовывал прием титулованной особы и имел непосредственное общение с Ее Королевским высочеством. Это были посол Ю.Е.Фокин, Ю.Ф.Староватых - тогдашний председатель городского Совета народных депутатов Волгограда и Ю.В.Чехов - мэр города в 1991-2003 годах. Среди прочих пунктов программы визита принцесса Анна посетила музей-панораму Сталинградской битвы. Визит внучки Елизаветы в Россию стал прологом восстановления российско-британских отношений, поскольку в 1994 году нашу страну посетила Елизавета II вместе с супругом герцогом Эдинбургским.

Королевская чета, побывавшая в Москве и Санкт-Петербурге, высоко оценила итоги своего визита в Россию, следствием чего стало возведение перед Имперским военным музеем в Лондоне мемориала в честь 27 млн. погибших советских граждан во Второй мировой войне. Открытие бронзового монумента «Скорбящая», созданного на стыке скульптуры и архитектуры, состоялось в Лондоне в 1999 году. Автор приводит слова почетного секретаря фонда «Советский мемориал» Дж.Тернер на открытии монумента: «Идея данного мемориала проникнута духом мира и примирения… и этот памятник призван послужить лучшему осознанию тех страданий, которые война приносит всем сторонам, а также напоминанием необходимости гармонии в международных отношениях» (с. 195). Как пишет Н.Кулишенко: «Тогда же возникли предпосылки для присвоения королеве-матери звания Почетного гражданина города - героя Волгограда» (с. 191).

Торжественная церемония прошла 12 апреля 2000 года в лондонской резиденции Елизаветы - Кларенс-хаус. Королева-мать стала первой иностранкой, удостоившейся столь высокой чести. По такому случаю волгоградская делегация прибыла в Лондон с многочисленными подарками, но более всего Елизавета была рада детским рисункам, посвященным ей.

В 2000 году, когда сталинградская история английской королевы получила логическое завершение в виде благодарного жеста волгоградцев, Елизавета отпраздновала свой 100-летиний юбилей. А весной 2002-го ее не стало. На кончину любимой британцами монархини епископ Кентерберийский откликнулся словами: «Многие прожили достойно, но королева-мать превзошла всех» (с. 221). Сценарий своих похорон Елизавета расписала заранее, завещав цветы с ее гроба возложить к могиле Неизвестного солдата. В Волгограде в день похорон Елизаветы на административных зданиях были приспущены флаги.

Отдавая должное трудам королевы-матери в деле сохранения монархии, ее любви к британцам и своей стране, автор завершает монографию на позитивной ноте - главой о неиссякаемом королевском юморе, которым до конца своих дней славилась «бабушка нации», - так благосклонно звали Елизавету подданные. В неподражаемом умении разряжать улыбкой и юмором чопорность атмосферы, в бесстрашии к любым трудностям, в стойкости перед испытаниями судьбы, неотделимой от истории британской монархии, видит автор книги секрет долголетия королевы Елизаветы, в жизни которой был свой Сталинград. И об этом читатель впервые узнал из книги Н.Кулишенко «Сталинградская история английской королевы».

Наталья Кулишенко использует в своем исследовании большой мемуарный материал, что позволяет автору рассматривать то или иное событие наиболее объективно, опираясь на свидетельства очевидцев. Среди документальных источников широко цитируемы воспоминания высокопоставленных дипломатов И.М.Майского, Ю.Е.Фокина, В.И.Попова, Ф.Ф.Молочкова, П.В.Стегния, У.Черчилля, К.Черчилль, а также периодические издания времен войны. Автор выделяет роль тогдашнего посла СССР в Лондоне (1932-1943 гг.) И.М.Майского в качестве непосредственного участника и свидетеля событий, часто обращается к его мемуарам «Воспоминания советского дипломата» как источнику достоверных фактов.

Россия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775768 Елена Студнева

Полная версия — платный доступ ?


Россия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775767 Владимир Никаноров

Звездное небо над головой

Владимир Никаноров, Член Союза журналистов России

20 с лишним лет назад, когда Юрий Михайлович Батурин приступил к регулярным и серьезным тренировкам по программе подготовки космонавтов, он занимал весьма высокий государственный пост секретаря Совета обороны Российской Федерации. Кое-кому это показалось несовместимым. Из уст людей, незнакомых с его биографией, даже звучали обидные реплики о «причуде высокопоставленного чиновника». Но посвященные хорошо понимали, что это отнюдь не блажь, не пустая прихоть, а закономерный очередной шаг на пути к реализации давней мечты.

Слово «очередной» далеко не случайно. Ныне покойный космонавт Александр Серебров, досадливо отмахиваясь от скороспелых суждений дилетантов, тогда сказал: «Во-первых, Юрий Батурин - выпускник Физтеха. А это знак качества. Причем высочайшего. А во-вторых, до того как подняться к властным вершинам, он немало поработал в космической отрасли. И, между прочим, некоторые расчеты и формулы, выведенные им тогда, до сих пор используются в космической практике». Так что надежный фундамент, на котором строилась космическая биография Юрия Батурина, закладывался еще в студенческие годы.

О том, насколько непрост и тернист был путь к звездам, идет речь в новой книге*, (*Батурин Ю.М. Властелины бесконечности: Космонавт о профессии и судьбе / Батурин Юрий Михайлович. М.: Альпина Паблишер, 2018. 676 с.: ил. + вклейка 16 с.) вышедшей из-под пера Юрия Батурина, Героя Российской Федерации, летчика-космонавта, совершившего два космических полета.

Предисловие к этой книге, написанное дважды Героем Советского Союза летчиком-космонавтом СССР Алексеем Леоновым, носит примечательное название «Почему нет «царского пути» к профессии космонавта».

Предание гласит, что древнегреческий математик Евклид будто бы отказал могущественному царю Птолемею, желавшему без особых усилий овладеть научными знаниями. И произнес ставшие афоризмом слова: «Нет царского пути к геометрии». Нет такого «облегченного» пути и в профессию космонавта. Это, констатирует Леонов, тяжелый путь самоограничений, дисциплины, терпения, почти круглосуточного труда до седьмого пота, иногда с кровью, переломами, нарушениями здоровья. Первый человек, вышедший из корабля в открытый космос, хорошо знает, о чем говорит. Поэтому его оценка книги заслуживает особого внимания: «Книга написана языком космонавта, которому самому пришлось хлебнуть соленого пота. Космонавтом, прошедшим свой долгий путь к порогу Вселенной, а потому очень убедительна».

А начиналось все с детского удивления и восхищения звездным небом. Вот как пишет автор о самом сильном впечатлении детства: «Мне три года; лежу на сене в санях, укутанный в тулуп, и смотрю на небо, усыпанное звездами. Дедушка везет нас с мамой к себе с поезда. Мороз. Хвойный лес в снегу. Ночная дорога. Точнее, был декабрьский вечер, к 20 часам уже ночная темь, особенно на ведущей в деревню лесной дороге, где ни огонька. Звездное небо притягивало. Оно было красиво и в то же время хранило какую-то тайну. Свежее детское восприятие фиксирует такие впечатления сразу и навсегда».

Звездное небо продолжало будоражить воображение автора книги и в годы юности. Он вспоминает, как теплой ночью лежал на спине в горах Тянь-Шаня, смотрел в бездонное черное-черное небо с яркими немигающими звездами и думал о том, как он к ним полетит… Звездное небо - существует ли что-то более гармоничное? Звездное небо заставляет человека искать гармонию в мире и в себе. И завидовать совершенной красоте Вселенной… Звездное небо - как же оно манит к себе! Вот бы полететь в эту звездную даль! Сказка, мечта… Возможно ли такое?..

Как тут не вспомнить известнейшие слова немецкого философа XVIII века Иммануила Канта: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне». Благоговение перед звездным небом и неуклонное следование моральному закону - наверное, два важнейших качества, позволяющие неуклонно идти по избранному пути покорителя космоса. Эта мысль фактически пронизывает всю книгу космонавта Батурина.

Огромный интерес вызывают автобиографические страницы книги. Откровенный рассказ о том, какими препятствиями, крутыми поворотами, взлетами и падениями был насыщен путь от студенческой скамьи к космическим высотам, поучителен для молодого поколения. И не только для тех, кто мечтает стать космонавтом. Хотя для них в первую очередь. Но выводы, которые на основании собственного опыта делает автор книги, весьма полезны для любого молодого человека, размышляющего о перспективах своего жизненного пути. Любопытно, что эти выводы сформулированы Юрием Батуриным в виде пронумерованных правил, каждое из которых запечатлено на отдельной странице книги. Всего таких «Правил Батурина», распределенных по всей книге, сорок семь. Приведем лишь некоторые из них.

Правило №1

Не пренебрегай сказкой - в ней мечта.

Правило №2

Не верь заключениям, лишающим тебя надежды и мечты. Особенно когда они категоричны: «Никогда тебе не быть…»

Правило №3

Без риска космос не освоить.

Правило №4

Оказавшись в опасности, сначала

успокой товарищей.

Кстати, пронизанная едким сарказмом фраза «Никогда тебе не бывать космонавтом» была в свое время адресована именно юному лаборанту Юрию Батурину, не достигшему успеха в выполнении первого самостоятельного задания по сборке фрагмента экспериментальной физической установки.

А что касается риска… Накануне первого полета в космос журналисты спросили Юрия Батурина, не страшно ли ему лететь в космос. На мгновение задумавшись, он ответил: «Не страшно… Но я отдаю себе отчет в том, что случаи были…»

Случаи действительно были. Профессия космонавта опасна. Об этом редко задумываются люди, видящие лишь парадно-романтическую составляющую этой сферы человеческой деятельности. За шесть десятилетий космической эры в просторах Вселенной побывало более полутысячи человек, полеты в космос стали считаться обычным делом и едва ли не рутиной. Тем не менее, отмечает автор книги, и сейчас каждого российского космонавта после полета чествуют и награждают. Привычка? Традиция? Обычай? Несмотря на значительные технические достижения, полеты в космос по-прежнему остаются очень сложной и опасной работой, которая не зря именуется подвигом. Космос - это опасно.

В космосе с 1961 года побывало 553 человека (по состоянию на 29 мая 2018 г.), и каждый 22-й из них погиб. Среди них пять советских космонавтов, 13 астронавтов США и первый израильский космонавт. Всего в космосе и при подготовке к космическим полетам на Земле погибли 25 космонавтов и астронавтов. Вот такая статистика. И тем не менее люди летают и будут летать в космос, будут стремиться покорить звездное небо.

Профессия космонавта - рискованная и опасная, это трудная работа в необычных, угрожающих человеку условиях, иногда чреватая гибелью. Именно из-за этого космонавтов и награждают, ведь они не только рискуют жизнью, но и сознательно отдают свое здоровье ради продвижения человечества в космос, делает вывод автор. Это означает, что они понимают: их работа привносит в мир нечто более ценное, чем отдельная жизнь, как бы безжалостно это ни звучало. И тем не менее не стоит задача героически пожертвовать своей жизнью. Наоборот, спасение жизни экипажа - приоритет любого алгоритма выхода из нештатной ситуации, констатирует Юрий Батурин. Как увлекательный приключенческий роман читаются страницы книги, повествующие каким образом космонавты искали и находили выход из нередких нештатных ситуаций, грозивших гибелью кораблю и экипажу. Повседневная работа. И подвиг.

Правило №8

Отказаться от риска - не добиться прорывных достижений.

Правило №18

Профессионализм берет верх над риском.

Правило №19

Уверенность, основанная на знании, защищает.

Вызывают большой интерес размышления автора о сущности профессии космонавта, о тесном переплетении в ней будничной, порой физически тяжелой работы и героизма, готовности к подвигу. Профессий, сопряженных с опасностью, немало. Это и пожарные, и шахтеры, и спасатели… В чем же отличие космонавтов? Подвиг совершается во взаимодействии человека с миром. И как бы ни были необычны возникшие опасные обстоятельства, они произведены нашим (земным) миром. Такова повседневная, но героическая работа спасателей, пожарных… Ситуации, с которыми сталкиваются космонавты, могут возникать с миром иным (внеземным). Они складываются по неизвестной нам логике, и справиться с ними могут только профессионально и психологически подготовленные специалисты, настроенные не на разовый выдающийся поступок, а на длительное преодоление опасностей, без которых космические полеты не обходятся. Именно поэтому их ежедневная обыкновенная работа в необычных условиях равнозначна подвигу, делает вывод автор книги.

В современных условиях дорога в космонавты вряд ли может считаться верным путем к жизненному успеху, особенно после радикальной смены системы ценностей, которую претерпела наша страна. Однако некоторые люди, которым не свойственен конформизм, не поддаются общему течению и сохраняют в себе наиболее сильные установки своего детства и юности, со сдержанным оптимизмом отмечает автор. И делает вывод: сегодня в космонавты идут высокообразованные люди, строящие свои жизненные планы не на взвешивании рисков, а на управлении ими; люди, выбирающие свои цели сугубо индивидуально, не из стандартного типового набора; люди, двигающиеся к цели по личным своим алгоритмам и к тому же не утерявшие свое детское, правильное по сути ощущение принадлежности к космосу. Они идут туда за опытом, который не получишь больше нигде.

Немалое место уделено в книге международным аспектам освоения космического пространства. Автор рассказывает о стадиях развития взаимодействия представителей разных стран на Международной космической станции (МКС). Сначала была всеобщая эйфория, все делали вместе. А потом наступил период, когда все стали считать. На МКС в первые годы все было более или менее общее: хочешь - ешь американские продукты, хочешь - российские, а теперь все считается, практически каждый грамм - сколько и каких продуктов и прочее. Члены экипажа получают указание о том, что могут пользоваться только своими продуктами, одежда тоже только своя и так далее.

В реальности, конечно, все происходит не совсем так, свидетельствует автор книги, сам поработавший на МКС. Обитатели станции, рассказывает он, люди взрослые, образованные, воспитанные и понимающие, что такое взаимодействие в условиях, когда работа проходит на грани жизни и смерти. Если в экипаже все поделить, как делят государственные чиновники на переговорах по международному взаимодействию, то и космического полета не получится. Там атмосфера другая, отношения другие, невзирая на то, какие правила устанавливаются для космоса на Земле.

Автор книги отмечает, что, несмотря на всеохватывающие международные санкции по отношению к России, они никак не затрагивают пилотируемую космонавтику, которая остается некоей «свободной зоной». Характерно, что так было и в разгар холодной войны. Например, соглашение о сотрудничестве СССР и США в области космической деятельности было введено в действие как раз в период Карибского кризиса.

Все это наводит на мысль о том, что основанное на взаимоуважении конструктивное космическое взаимодействие представителей разных стран может и должно послужить образцом выстраивания таких же отношений на Земле. Астронавт Франк Де Винне после завершения полета сказал: «Я верю, что человеческие отношения, человеческая доброта и человеческое внимание имеют огромное значение в пилотируемой космонавтике - полете человека в космос. В наших полетах мы несем за пределы нашей планеты общечеловеческие ценности и человеческие отношения, расширяя присутствие человека за пределами Земли». Остается надеяться, что космический «оазис» нормальных человеческих отношений в самом ближайшем будущем позволит установить такие отношения на нашей планете.

Что такое, собственно говоря, международная космическая станция, ее экипаж? - задается вопросом автор книги. И предлагает такой ответ: это модель нашей жизни, вынесенная за пределы атмосферы. И там очень четко становится ясно: если ссориться, то погибнешь, погибнут все. Не побывавшим там, Земля кажется большой, здесь люди конфликтуют, воюют, убивают друг друга. И нет понимания, что рубят сук, на котором сидят. А когда из космоса смотришь на Землю, на которой не видны границы, когда понимаешь, насколько тонка голубенькая полоска атмосферы над планетой, четко осознаешь, что наш земной дом настолько хрупок, что его надо беречь и защищать.

Читатель найдет в книге массу интереснейших деталей из повседневной жизни покорителей космоса. Тут и выдержки из переписки космонавта с друзьями на Земле, и рассказ о взаимоотношениях коллег на космической станции, о том, как преодолеваются конфликтные ситуации, без которых не бывает реальной жизни на Земле и в космосе. Особое место занимает повествование о традициях и обычаях, которые неукоснительно соблюдаются накануне и в ходе полета. Скажем, в период общекосмической подготовки полагается съездить 9 марта, в день рождения Юрия Гагарина, в деревню Клушино близ города Гагарина (бывший Гжатск) и выпить воды из колодца Гагариных; после утверждения экипажа сходить в бережно сохраняемый рабочий кабинет Ю.А.Гагарина в Звездном городке; довериться командиру в выборе позывного; не давать автографы до завершения первого полета; пригласить всех на завтрак при отъезде экипажа из Звездного городка на Байконур…

Наверное, всем известно, что накануне старта члены экипажа традиционно смотрят ставший классическим фильм «Белое солнце пустыни». А всем ли известно, что по этому фильму даже стали устраивать своеобразный экзамен для космонавтов? Список из более чем полусотни вопросов для этого экзамена можно найти в книге. Среди них такие: сколько жен было у Абдуллы, назовите их имена, сколько стоит один Сухов, как звали Верещагина и т. д.

Казалось бы, экзамен - шутка чистой воды. А между тем такими вопросами проверяется внутреннее состояние космонавта, его внимательность, память, способность сосредоточиться и, конечно же, чувство юмора.

Еще одна любопытная деталь. Среди огромного количества приборов, установленных на космическом корабле, есть один, который космонавт берет с собой из дома. Это «индикатор невесомости» - мягкая игрушка на резиночке (обычно подарок жены или дочери). Привязанная к пульту резиночка будет во время перегрузок прямой. А при наступлении невесомости игрушка начнет свободное плавание, и конфигурация резиночки будет постоянно меняться…

Почему космонавты так чтут свои традиции? Суеверны? Нет, утверждает автор книги. Но они хорошо понимают, по какой опасной тропе им предстоит пройти. В таких случаях лучшее правило - идти след в след. То есть повторять все до мелочей. До тебя так поступали, и все было хорошо. Вот и ты так же делай.

Правило №9.

В опасной ситуации поступай так, как делали до тебя, и останешься жив.

Находясь на космическом корабле, Юрий Батурин вел полетный дневник. В книгу помещены обширные цитаты из этого дневника. Вот одна из них:

Жизнь на станции. Как это ни парадоксально - модель нормальной человеческой жизни.

Наша сверхполитизированная повседневность - не жизнь. А лишь временной поток, влекущий безостановочно политиков в непредсказуемое будущее (такова уж их доля), а для тех, кого политика обволокла помимо их воли, она как ил на дне - мешает идти и мутит воду.

В нормальной жизни человек думает, как заработать на хлеб, починить крышу до начала дождей, огород вскопать…

Так и на станции - каждый день масса дел, которые надо переделать.

Сделаешь - будешь жить.

Из полетного дневника, 1998 г.

По мнению автора книги, правила Космоса предписывают человечеству оптимальный путь: осознать назначение жизни человека на Земле и предназначение человечества на Земле и в Космосе, сочетать общечеловеческое и индивидуальное, соотносить свои действия с должным и допустимым, не приближаться к опасным границам, искать компромиссы, гасить конфликты. Человечество сможет быть успешным, если найдет в себе гармонию Природы, Социума и научно-технического Прогресса. Разве не эту гармонию мечтали найти сказочники и фантасты, отправляя своих героев в космический поиск? Они и летели в звездное небо, потому что вряд ли существует что-то более гармоничное. Именно звездное небо заставляет человека искать гармонию в мире и в себе. Такими словами завершает свой труд космонавт, ученый, писатель Юрий Батурин.

Следует отметить огромный познавательный потенциал книги. В ней немало иллюстраций. Это и исторические фотоснимки, напоминающие об этапах покорения космоса, и фотографии, сделанные самим автором в ходе его полетов в космос, повседневная жизнь космонавтов и завораживающие пейзажи Земли на фоне безграничного космоса. Есть в книге и рисунки, выполненные рукой Юрия Батурина в стиле, очень напоминающем стиль рисунков Антуана де Сент-Экзюпери или Курта Воннегута, собственноручно иллюстрировавших некоторые свои произведения.

Любопытна история появления этих рисунков на страницах книги. Первоначально предполагалось, что Юрий Батурин лишь сделает эскизы, на основании которых профессиональный художник выполнит необходимые изображения. Но когда эскизы были представлены, редакционный коллектив решил публиковать именно их. И это придало изданию дополнительное изящество.

Книга вышла в свет совсем недавно - в сентябре тираж доставили из типографии, - но ее уже прочитали многие из тех, кто, как говорится, в курсе дела. К их мнению стоит прислушаться. Скажем, точка зрения академика Владимира Фортова: «Так описать космический полет мог только человек, окончивший Физтех и хорошо знающий современную физику космоса. Захватывающая книга для всех, кого интересует наука и космос».

А это слова летчика-космонавта, Героя России Олега Артемьева: «Космос неисчерпаем. С каждым новым полетом приходит и более глубокое его понимание. Книга Юрия Батурина из тех, что обязательно надо прочитать и тем, кто летает, и тем, кто задумывается о полетах в космос. Но также и тем, кто выбирает свой путь на Земле. Уверен, что у тех людей, кто ступит первыми на поверхность Марса, и тех, кто первыми покинет Солнечную систему в поисках новых планет, эта книга будет в числе обязательных для прочтения».

И в завершение мнение еще одного читателя. Государственный секретарь Союзного государства России и Беларуси Григорий Рапота: «Прочитал книгу за день буквально на одном дыхании. Блестящая работа!»

Думаю, с такой оценкой согласится каждый, кому повезло или еще повезет прочитать эту книгу.

Россия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775767 Владимир Никаноров

Полная версия — платный доступ ?


Россия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775766 Роман Райнхардт

Дипломатия России прошедшего столетия: осмысление исторической миссии

Роман Райнхардт, Старший преподаватель кафедры дипломатии МГИМО МИД России, кандидат экономических наук

В этом году из печати вышел второй том учебника «История дипломатии России»*. (*Первый том, охватывающий период с IX века по 1917 г., был опубликован в 2017 г. Авторы - А.И.Кузнецов, Ю.А.Райков, В.В.Самойленко. Печатнов В.О.Попов И.В.Райков Ю.А. История дипломатии России: В двух томах. Учебник / В.О.Печатнов, И.В.Попов, Ю.А.Райков / Под ред. А.В.Торкунова, А.Н.Панова. Том II: 1917-2017. М.: Аспект Пресс, 2018. 368 с.) Публикация ознаменовала логическое завершение многолетней учебно-методической работы МГИМО-Университета, в первую очередь сотрудников кафедры дипломатии, среди которых немало тех, кто многие годы провел на дипломатической работе. Прежде всего следует отметить, что, несмотря на хронологические рамки (1917-2017 гг.), узкие по сравнению с первым томом, в котором рассматривается более чем тысячелетний период деятельности российской дипломатии, второй том отличает сконцентрированная насыщенность событий и глубина анализа трансформаций отечественной дипломатической службы на рассматриваемом временном отрезке.

Допустимо утверждать, что при определенном сохранении сложившихся на предыдущих этапах своего становления традиций за последние 100 лет советская, а затем российская дипломатия претерпела более существенные изменения, чем когда-либо прежде. XX век в отечественной истории в целом и истории внешней политики и дипломатии в частности был весьма непростым. Тем не менее, несмотря на всю его турбулентность, масштабность сопутствовавших социально-политических, экономических и культурных перемен, уместно говорить о некой вневременной константе, иногда определяемой как историческая миссия России-страны и государства. В настоящем контексте речь - в более узком плане - идет об исторической миссии отечественной дипломатической службы как одном из важнейших функциональных выражений последнего. Именно этот сюжет красной нитью проходит через весь текст учебника.

Осмысление обозначенной темы важно не только в собственно научном, но и в культурном разрезе, поскольку выделение неочевидной на первый взгляд преемственности и последовательности позволяет по-иному взглянуть на новейшие исторические процессы, свидетелями которых выступает широкая целевая аудитория книги.

В связи с этим видим целесообразным сослаться на статью1 одного из редакторов рецензируемого учебника - ректора МГИМО МИД России академика РАН А.В.Торкунова, в которой поднимаются общие вопросы об историческом контексте российской внешней политики и ее практических частных последствиях. В заголовке статьи, опубликованной на английском языке, «Great Eurasian Power in the Whirlwind of Change» («Великая евразийская держава в стремительно меняющемся мире») обращает на себя внимание слово «whirlwind». В силу специфики перевода оно теряет образность: английское «whirlwind» - это не просто нечто стремительно меняющееся, но дословно - «вихрь», «ураган», «торнадо». То что России удалось выстоять в этих тяжелейших условиях, «избежать падения с кручи», выражаясь словами С.А.Есенина, - во многом заслуга отечественной дипломатии и дипломатов. К этой мысли недвусмысленно и однозначно подводит читателя второй том.

В книге не просто перечислены или описаны наиболее значимые этапы советской и российской дипломатии за столетний период, но, что более важно, даны развернутые оценки как в историческом, так и современном аспектах успехов и неудач дипломатической деятельности на мировой арене.

Среди них можно выделить следующие разделы. Попытки аннигиляции царского наследия и неординарные демарши НКИД под руководством Л.Д.Троцкого, с одной стороны, равно как и иностранных дипломатов, в том числе членов дипкорпуса, - с другой.

Возрождение дипломатии национальных интересов блестящей плеядой профессионалов «чичеринской школы», благодаря которой молодому советскому государству удалось преодолеть внешнеполитическую изоляцию и достичь определенных успехов на международной арене межвоенного периода. Дискуссионные моменты, связанные со сложной обстановкой накануне Второй мировой войны, прежде всего c подписанием пакта Молотова - Риббентропа, дебаты вокруг которого продолжаются до сих пор и, вероятно, еще не скоро станут уделом исключительно специалистов-историков.

Дипломатия лихолетья Великой Отечественной, затем продолжительного периода холодной войны. Эпоха «нового внешнеполитического мышления», завершившаяся с развалом Советского Союза. Построение и осуществление дипломатии уже Российской Федерации, которая разворачивает свою миссию в условиях радикальной перестройки всей системы международных отношений. Вновь перед Россией и ее дипломатической службой стоят весьма непростые задачи отстаивания национальных интересов в условиях усиливающегося антироссийского курса США и их союзников.

Указанные трансформации, имеющие принципиальное значение не только для российской, но и для мировой истории, а следовательно глобальное измерение, нашли отражение в книге.

При этом, как отмечают во введении редакторы книги - ректор МГИМО МИД России академик РАН А.В.Торкунов и заведующий кафедрой дипломатии МГИМО МИД России доктор политических наук профессор А.Н.Панов, наиболее важные ключевые элементы внешнеполитической философии современной России составляют «прагматизм, деидеологизированность, восприятие внешнего мира и национальных интересов страны, адекватное представление об угрозах безопасности и реалистичный ответ на них, многовекторность стратегии». Именно благодаря последовательной приверженности данным принципам, как подчеркивается, отечественная дипломатическая служба, отличающаяся высоким профессионализмом, в настоящее время по праву считается одной из наиболее эффективных в мире.

Что касается формата учебника и стиля изложения материала, они соответствуют заданной в первом томе высокой планке. Привлекают характеристики не только руководителей внешнеполитического ведомства рассматриваемого столетнего периода, но и видных деятелей отечественной дипломатии, вклад которых в отстаивание национальных интересов страны далеко не всегда находил сбалансированные объективные оценки как в научной, так и педагогической литературе. Среди них: С.А.Виноградов, А.Ф.Добрынин, Г.М.Корниенко, Л.Б.Красин, И.М.Майский, А.А.Соболев, а также многие другие дипломаты, занимавшие высокие должности как в центральном аппарате ведомств, так и в заграничных учреждениях. Несмотря на то что формат учебника традиционно предполагает достаточно сухой, порой лапидарный стиль изложения событий, в рецензируемой книге материал подается живым, образным языком, иллюстрируется малоизвестными историко-дипломатическими акциями и инцидентами.

В связи с этим нельзя не обратить внимание на «индивидуальный почерк» участников авторского коллектива. В первых пяти главах профессор кафедры дипломатии доктор исторических наук Чрезвычайный и Полномочный Посол Ю.А.Райков детально останавливается на внутриведомственных трансформациях НКИД, приводя конкретные примеры. Важной дидактической находкой его соавтора - заведующего кафедрой истории и политики стран Европы и Америки доктора исторических наук В.О.Печатнова - можно назвать приведение отрывков и цитат из первоисточников, включая воспоминания исторических лиц, записи бесед и даже шифротелеграммы руководителей государства, внешнеполитических ведомств и дипломатов.

Автор последних трех глав, посвященных периоду с 1985 по 2017 год, доцент кафедры дипломатии кандидат исторических наук И.В.Попов также затрагивает процессы структурных внутриведомственных трансформаций, однако делает дополнительный акцент на анализе концептуальных основ функционирования дипломатического механизма.

Вместе с тем все три части книги органично состыкованы и дополняют одна другую. В результате при последовательном прочтении складывается целостная картина становления и развития отечественной дипломатии последних 100 лет. В то же время учебник может использоваться и как справочное пособие при работе с отдельными историческими этапами. Как и в случае с первым томом, вариативность использования книги как в целях самообразования, так и в аудиторном учебном процессе свидетельствует о ее универсальности и дидактической ценности.

При всем удовлетворении от завершения многолетнего труда по подготовке и публикации учебника с глубоким сожалением вынуждены отметить, что время зачастую неумолимо не только по отношению к эпохам и странам, но и к отдельным людям. Многих коллег, которые принимали деятельное участие в разработке концепции двухтомного издания, уже нет среди нас. Прежде всего это профессора кафедры дипломатии: соавтор первого тома кандидат исторических наук Чрезвычайный и Полномочный Посол В.В.Самойленко (1947-2018 гг.), Чрезвычайный и Полномочный Посол П.Ф.Лядов (1934-2017 гг.), доктор исторических наук Чрезвычайный и Полномочный Посол А.И.Степанов (1930-2018 гг.), возглавлявший институт и кафедру в 1990-1992 годах. Их жизненный путь и многолетний труд являют собой пример честного и самоотверженного служения национальным интересам России на поприще как государственной службы, так и научно-педагогической деятельности и видятся живым воплощением наиболее важных качеств дипломата - высокого профессионализма и любви к Отечеству. Память о коллегах остается в наших сердцах, а их жизнь является примером для следующего поколения молодых людей, которым, как можно надеяться, двухтомный учебник «История дипломатии России» будет способствовать в выборе профессии дипломата либо же укреплять в правильности такого выбора тех, кто его уже сделал.

 1Torkunov A.V. Great Eurasian Power in the Whirlwind of Change: Russia’s Mission in the 20th Century // Vestnik MGIMO-University. 2018. №3. P. 7-15.

Россия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775766 Роман Райнхардт


Россия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775765 Сергей Филатов

«Я - не первый воин, не последний…»

Сергей Филатов, Обозреватель журнала «Международная жизнь»

«Я - не первый воин, не последний,
Долго будет родина больна.
Помяни ж за раннею обедней
Мила друга, светлая жена!»

Этими строками Александра Блока открывается двухтомник* (*Я - не первый воин, не последний… (К 80-летию В.П.Лукина). В 2-х кн./Под ред. А.Д.Дикарева и А.В.Лукина. М.: Весь Мир, 2018. ) трехтомного издания, подготовленного в честь 80-летия Владимира Петровича Лукина - именитого отечественного политика, дипломата, общественного деятеля. Со страниц этих книг звучат поздравления юбиляру от многочисленных коллег и друзей, там собраны десятки публичных выступлений, статей и интервью В.П.Лукина.

По заголовкам даже некоторых представленных читателю материалов можно оценить, насколько масштабны и разнообразны интересы юбиляра, который в течение всей жизни занимался многими центральными темами мировой политики, размышлял о судьбах родной России. Оцените размах и масштаб автора: «Внешнеполитический курс постсоветской России: в поисках идентичности», «О мечтах и стратегиях. Национальная специфика и глобальная ответственность: российский опыт», «Европеизм в эпоху кризиса: заметки на полях конфликта», «Об истоках феномена демократии и прав человека», «Глобальная роль России и европейская идентичность», «Россия в современном мире», «Стратегическое партнерство России и Китая - предсказуемая реальность», «Общественное объединение «Яблоко» (Внешнеполитическая программа)», «Китай глазами американской внешнеполитической элиты», «Тихоокеанское направление международной политики», «Эволюция азиатской политики США после Второй мировой войны», «Идеологические аспекты внешней политики США», «”Идеология развития” и массовое сознание в странах “третьего мира”», «Уроки Карибского кризиса», «Россия и мир XXI века: шанс на лидерство?», «Прага-68. Кризис Силы», «Канада - СССР: настоящее и будущее», «Бенгальский огонь в Аравийских песках», «Югославская трагедия в контексте истории», «Будущее российской демократии», «Новая Россия в мировой экономике», «Во дворце Януковича была паника», «Энергомост между Западом и Востоком», «Как избежать оруэлловского мироустройства?», «Миргородская лужа на пути в Европу», «Терроризм - это дьявольщина в чистом виде», «Перестройка международных отношений - пути и подходы», «О нашей дальневосточной стратегии» и многое-многое другое, впитавшее размышления относительно разворачивания и проведения внутренней и внешней политики нашей страны.

Знакомясь с этим двухтомником, попадаешь как бы в «машину времени», возвращающую читателя к событиям давно минувших лет и оттого интересных тем, какие оценки давал им автор по «горячим следам». Ведь с высоты сегодняшней эпохи, начала XXI века, давние кризисы видятся уже другими глазами с учетом того, что мы знаем, как они завершились или куда развернули мировую политику.

Открывает двухтомник поздравление Президента России Владимира Путина. Глава Российского государства подчеркивает: «Видный общественный деятель, ученый, политик, дипломат, Вы известны своей ответственной гражданской позицией, активным участием в жизни страны. И, конечно, особого признания заслуживает Ваш большой и по-настоящему значимый вклад в развитие паралимпийского движения, сохранение его незыблемых идеалов и ценностей. Желаю Вам успехов, здоровья и благополучия».

Да, с недавнего времени Владимир Лукин занялся новым для себя направлением - он стал президентом Паралимпийского комитета России, расширив тем самым свой профессиональный интерес и приложение сил на спортивное поприще. А поскольку именно сегодня западные страны очень сильно давят на нас, в том числе и в спортивной области, богатый дипломатический опыт юбиляра очень пригодился для ведения баталий с ненавистниками России.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в своем поздравлении написал так: «Жизненный путь Владимира Петровича Лукина, его плодотворная работа в науке, на различных государственных и общественных постах - наглядное свидетельство честного служения Отечеству. Весом его вклад в поддержание национального мира и согласия в непростой, переломный для нашей страны период, становление современного российского парламентаризма, укрепление отечественного гражданского общества. Мы знаем друг друга многие десятилетия, поэтому у меня было множество возможностей убедиться в его лучших профессиональных и человеческих качествах.

Для нас на Смоленской площади особенно ценно, что значительную часть своей насыщенной биографии Владимир Петрович посвятил международным отношениям, дипломатической службе. Видный ученый-американист, В.П.Лукин в качестве посла в Вашингтоне всемерно способствовал поступательному развитию российско-американских отношений. Заслуженно широкое признание получила его деятельность на посту председателя Комитета по международным делам Государственной Думы, направленная на расширение межпарламентского сотрудничества с зарубежными партнерами, упрочение атмосферы дружбы и доверия на мировой арене.

В качестве уполномоченного по правам человека Владимир Петрович в течение десяти лет отстаивал законные интересы россиян - как в нашей стране, так и за ее пределами. Благодаря его многолетним усилиям паралимпийское движение в России вышло на принципиально новый уровень, а отечественные паралимпийцы занимают лидирующие позиции в мире.

Радует, что В.П.Лукин по-прежнему во «внешнеполитическом строю», в качестве заместителя председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Федерального Собрания Российской Федерации вносит полезный вклад в общие усилия по упрочению авторитета и влияния России в мире. Убежден, что присущие ему последовательность и принципиальность в отстаивании своих идеалов, творческий подход к делу, талант организатора в совокупности с энергией и целеустремленностью будут и впредь в полной мере востребованы на благо Родины.

В Министерстве иностранных дел высоко ценят товарищеское, конструктивное взаимодействие с В.П.Лукиным, его неизменную готовность способствовать эффективной реализации внешнеполитического курса страны».

Многие стороны общественно-политической работы Владимира Лукина, его человеческих качеств, его достижений на самых разных участках и в самых разных должностях и ипостасях отмечены в десятках поздравлений, опубликованных в первом томе. И даже простое перечисление имен обращающихся к нему друзей показывает, насколько широк круг общения, как близки ему были в течение всей жизни люди из самых разных кругов - от творческих и научных до политических. Ему пишут Марк Харитонов и Юлий Ким, Александр Городницкий и Давид Самойлов, Николай Травкин и Юрий Карякин, Алексей Арбатов и Людмила Алексеева, Евгений Кожокин и Константин Косачев. Возможно, именно Владимиру Лукину адресовал свои строки, приведенные эпиграфом перед поздравлениями в первом томе, поэт Давид Самойлов: «И знай: ты жил не зря, хоть от того не легче!..»

А теперь познакомимся с некоторыми статьями, представленными в двухтомнике, который читается, как исторические очерки о жизни России и мира конца ХХ - начала XXI века. Нет, даже рубежа не двух веков - рубежа двух тысячелетий!

Начнем этот обзор со статьи Владимира Лукина «Внешнеполитический курс постсоветской России: в поисках идентичности», которая была опубликована в 2017 году в нашем журнале «Международная жизнь» и оказалась в двухтомнике на первом месте, открывая список его публикаций. Хороший знак!

Автор размышляет о судьбах России: «С каждым очередным зигзагом российской внешнеполитической практики все более актуально встает вопрос - с каким посланием современная Россия обращается к современному миру, каким представляет она саму себя в мире близкого будущего и какой видит свою миссию в этом мире? В какой мере эта вожделенная роль совместима с базовыми интересами других важных мировых действующих сил и где выступают опасные швы явной и острой нестыковки с их интересами и устремлениями? Можно ли найти баланс долговременных стратегических интересов или над миром вновь будет маячить призрак насильственного перераспределения ролей - в «холодном» или «горячем» вариантах?»

Вообще, в книге много статей философского характера, и Владимир Лукин прекрасно проявляет себя в этом жанре, предлагая читателям свои оценки происходящего и выстраивая перспективы в тех формах, как они ему представляются. Далее он пишет: «Мы живем в веке XXI и, что еще более судьбоносно, открываем страницу, на которой должно быть очерчено место России в мире третьего тысячелетия. И выработка нашей политической и национально-культурной идентичности в постэйнштейновском пространстве и времени в полный рост стоит на повестке дня.

Включение в наше мировосприятие темы поисков места новой России в грядущей жизни человечества касается, конечно, и размышлений о нашей обширной территории. Но прежде всего оно касается нашего интеллектуального человеческого потенциала.

В какой степени наш российский вклад будет серьезной частью вклада европейской культуры в общий потенциал человечества? Где найти гармонию между российским, европейским и глобальным в реалиях второй половины нашего столетия (не говоря уже о более длительных эпохах)? Как сочетать огромные просторы страны, ее этнические, а также региональные особенности, наличное население, его численность с оптимальной управляемостью при гарантиях целостности и единства? Могут ли универсальные права человека прочно сосуществовать с единством многонациональной страны и одновременно с ее открытостью, неизолированностью от Европы (частью которой мы по меньшей мере исторически являемся и к которой причисляет себя большинство наших граждан)?» Вопросы масштабные, проблемы глобальные - каким оно будет наше Будущее? И далее: «Ответы на все эти вопросы крайне важны для формирования нашего коллективного самоощущения, ориентированного не на мифы вчерашнего дня, а на реалии дня завтрашнего».

Знакомясь с работами Владимира Лукина, обращаешь внимание на то, сколь многообразны и многоплановы его внешнеполитические интересы. Там и политика США, и тенденции европейские, и подъем Востока в целом и Китая в частности.

В статье «Европеизм в эпоху кризиса. Заметки на полях конфликта» автор оценивает наши взаимоотношения с Западом: «Между Россией и западным (евроатлантическим) сообществом вновь возник серьезный конфликт. Кризис оказался настолько острым, что вылился в то, что Карл Маркс в свое время остроумно назвал сменой оружия критики на критику оружием… В самом центре нынешнего конфликта, между залпами орудий (и словесных, и, увы, самых настоящих), можно, если заткнуть уши и пошевелить мозгами, обнаружить по меньшей мере два принципиальных вопроса: о ценностях и о европеизме/антиевропеизме применительно к России.

Ясно, что стремление держать под контролем стержень Евросоюза - доминантный мотив США. Что касается «Новой Европы», то с ее стороны преобладают исторические страхи в отношении «имперских генов» России. А подсознательные страхи, как известно, следует лечить, но не культивировать. Именно это - единственно верный путь решения стратегических задач России ХХI века, для которой фактор величины территории отнюдь не является самым важным. Он значительно уступает по важности выигрышу или проигрышу фактора времени.

В настоящее время видны попытки найти европейский внешнеполитический курс, основанный на сотрудничестве «Старой Европы» с США при ослаблении и изоляции России. На мой взгляд, он не имеет стратегической перспективы. Кроме Великобритании, такая линия не устроит в Европе никого из серьезных акторов. Ведь подобная конфигурация - рудимент эпохи двух блоков плюс Движения неприсоединения, которая уже отошла в прошлое. США были и будут существовать сами по себе, им вполне достаточно НАТО. А НАТО - это единый голос. И акцент у него американский».

В круг научных интересов Владимира Лукина всегда входил Китай. Да-да, все знают Владимира Петровича, как ведущего специалиста и эксперта по Соединенным Штатам Америки, однако одно время он возглавлял сектор дальневосточной политики Института США и Канады, и Китай был для него предметом изучения. Благодаря этому, в двухтомнике достаточно много статей, посвященных именно Поднебесной и ее проблемам. Одна из них называется «Китай и Россия: век XXI» и представлена в виде тезисов к публичному выступлению в 2001 году. Обратите внимание: тогда еще не начиналось историческое сближение наших стран, тем интереснее сегодня познакомиться с оценками начала века. Вот что Владимир Лукин писал: «Несмотря на всю трагичность и противоречивость своего развития в XX столетии, Китай и Россия подошли к его рубежу в качестве крупных и наиболее влиятельных стран мира, от политики которых во многом зависит содержание и эволюция международных отношений на глобальном уровне.

Одним из фундаментальных итогов XX столетия в международном плане стало то обстоятельство, что выход на историческую арену двух соседей - Китая и России - в качестве великих мировых держав не сопровождался (как это имело место ранее на европейском континенте в случае с Германией и Францией) вызреванием глубокого и острого конфликта интересов. Вопреки прогнозам многочисленных (преимущественно западных) аналитиков сложные и острые ситуации, которые периодически возникали в китайско-российских (советских) отношениях, удавалось разрешить мирным путем. Конструктивные импульсы всегда в конечном счете оказывались более мощными, чем деструктивные. Известный геополитический постулат, согласно которому «две соседние Великие державы рано или поздно обречены на военный конфликт», в данном случае оказался несостоятельным.

Более того, на рубеже веков отношения между Россией и Китаем так позитивны и прочны, как никогда прежде. Опыт показал, что деидеологизированное добрососедство - это более здоровая и стабильная форма взаимоотношений, чем «идеологическое братство» предшествующего периода. Не приуменьшая роли позитивных эмоций и сходных идеологических формул ориентации, в действительности связывавших последние поколения россиян и китайцев, определяющим в отношениях между нашими странами все же являются совпадающие долговременные национальные и государственные интересы.

Осознание того обстоятельства, что и Китай, и Россия могут рассчитывать на достойные места в системе современных международных отношений только в том случае, если по важнейшим проблемам современной мировой политики они будут проводить совместную (или по меньшей мере параллельную) линию.

Соотношение сил в мире на данном этапе таково, что позицию Китая или России по отдельности наиболее мощной державе современного мира - Соединенным Штатам Америки - проигнорировать можно. Их совместную позицию - значительно труднее. Особенно если эта совместная позиция не является интегрально, идеологически антиамериканской и если она хотя бы частично совпадает с позицией ЕС или хотя бы ряда ведущих европейских государств». Абсолютно точный прогноз, правильность которого мы сегодня можем наблюдать воочию.

Выше мы уже напоминали, что сейчас Владимир Петрович занимается новым для себя видом деятельности - он возглавил Паралимпийский комитет России в тот сложный период, когда наши спортсмены, в том числе и паралимпийцы, оказались под мощнейшим давлением русофобских сил в международном олимпийском движении. И потому очень интересно было услышать голос и познакомиться с позицией Лукина по этой проблематике.

Так, в книге есть и его недавнее интервью, опубликованное в «Российской газете» под заголовком «Триумф воли? Триумф чести». В разговоре с Еленой Яковлевой Владимир Лукин рассказывает о причинах интриг вокруг Паралимпиады и опасности перерождения олимпийского движения. Вот фрагменты из этого интервью: «Мы сейчас наблюдаем один очень выпуклый сюжет: попытку приватизировать паралимпийское движение небольшой группой людей. Поначалу бывшее «узким» мероприятием для узкого круга лиц, сейчас оно сильно разрастается, втягивая иные географические и этнические пояса. И в ходе этого процесса рождается болезнь красных глаз - ярая ревность к тому, что хотят и могут наши российские паралимпийцы.

Посмотрите внимательно на структуру руководящего органа Паралимпиады - она не отражает реального состава паралимпийского движения. Там нет все тех же китайского, индийского факторов, очень незначителен фактор африканский. Там нет, кстати, и Украины, успешно развивающей свой паралимпийский спорт. И наконец, там нет России. Это что-то невозможное. Почему столь небольшая группка людей должна всем руководить и все планировать? Но наши попытки сказать: давайте мы все-таки вместе будем обо всем договариваться - встречают очень большое подозрение и ожесточенную круговую оборону. В этом корни того, что происходит в последнее время.

Олимпийские игры сейчас - это уже соревнования не личностей, а стран (особенно крупных) и столкновение их амбиций. Это все приобрело черты карикатурной игры, завязанной на мировой политике. И плюс современное человеческое презрение к устойчивым правилам игры. Отсюда и допинговые практики, и желание обхитрить друг друга… Я уж не говорю о чудовищной коммерциализации игр. О том, что спорт превращается в шоу-бизнес. А сами Олимпийские игры - в шоу-мероприятие с огромным бюджетом и амбициями…

Что прочитывается за скандалом с паралимпийской командой России? Если бы руководство Международного паралимпийского комитета действительно хотело, чтобы в России уменьшилось или искоренилось использование допинга, нам бы сказали: посмотрите опубликованный доклад Макларена, там есть серьезные указания на манипуляции с допингом. Кто и как это делал, пока точно не знаем, но давайте начнем совместное расследование. Что нужно для борьбы с допингом? Абсолютная прозрачность и международный - а не кучки стран - контроль».

Американист, китаист, спортивный эксперт - это часть деятельности Владимира Лукина. И не забывает он также правозащитные дела, поскольку работал на посту уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. По случаю 20-летия членства России в Совете Европы, где Владимир Лукин в 1996-2000 годах возглавлял парламентскую делегацию РФ, он дал большое интервью, показав себя знатоком и этой тематики. Рассказывает такое:

«Мне пришлось в годы, предшествующие вступлению нашей страны в Совет Европы, находиться в числе российской делегации в Совете Европы и большую часть этого времени быть руководителем делегации, поскольку я тогда был председателем Комитета по международным делам в Государственной Думе. Это было весьма непростое время. Длительный период российская делегация была постоянно приглашенным членом, но полноправным членом она стала только 20 лет назад…

В феврале 1996 года наша делегация во главе с министром иностранных дел РФ Е.М.Примаковым отправилась в Страсбург, где он подписал документы о вступлении России в состав Совета Европы… Нам удавалось и на парламентском уровне, и на уровне нашего сотрудничества с МИД нащупать и осуществить правильную и единственно возможную линию для вступления в Совет Европы.

Россия - это европейская страна, и она до вступления в СЕ не участвовала почти ни в каких крупных организациях европейского масштаба… Это было несправедливо и неправильно для России и приносило негативные плоды, потому что создавало чувство отделенности, отъединенности России от Европы, от европейских стандартов, в том числе правозащитных стандартов.

А Совет Европы - это прежде всего правозащитная организация…

Какие плоды принесло России членство в СЕ?.. Например, право граждан на справедливый суд лучше осуществляется, когда мы входим в Европейский суд по правам человека... В этом я вижу одно из очень важных и полезных дел, которые делает Совет Европы».

Особая страница в биографии Владимира Лукина - участие с российской стороны в киевских переговорах накануне государственного переворота на Украине в феврале 2014 года. О том, как все виделось изнутри, он поведал спустя год после произошедшего в интервью немецкому журналу «Spiegel». Германское издание предварило рассказ В.Лукина напоминанием, что там, в украинской столице, тогда происходило: «Во второй половине дня 20 февраля 2014 года в кабинете 76-летнего уполномоченного по правам человека в России Владимира Лукина зазвонил телефон. Звонили из Кремля. С Лукиным хотел поговорить Президент РФ Владимир Путин. Он попросил его поехать в Киев на переговоры по урегулированию кризиса в качестве специального посланника Москвы. Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, его французский коллега Лоран Фабиус и глава польского МИД Радослав Сикорский собрались в Киеве, чтобы положить конец кровопролитию на Майдане. Министры проводили консультации с представителями как власти, так и оппозиции. В разгар ночи к переговорам подключился Лукин».

Сам Владимир Лукин в этой связи вспоминал: «Для России было важно сохранить переговорные отношения между законно избранным Президентом Виктором Януковичем и оппозицией, чтобы прекратить хаос и противозаконные действия... На Украине возникла классическая революционная ситуация, которая объясняется общей обстановкой в стране. Народ перестал верить правительству. Люди был недовольны своей жизнью и громадной коррупцией… Наиболее важной причиной Майдана, который и привел к падению Януковича, была тайная деятельность западной, восточной, северной и южной частей страны, стремившихся к расширению полномочий. Конечно, имели место попытки из-за границы воспользоваться ситуацией в своих целях. Протестное движение против отмены Президентом Януковичем Соглашения об ассоциации с Европейским союзом быстро взяли под свой контроль радикальные националисты. В президентском дворце Януковича с большим трудом скрывали панику… Я не подписал предложенный документ, а парафировал его потому, что в первые часы 21 февраля считал соглашение хорошим компромиссным планом на бумаге. Я думал, что оно заставит Президента Януковича и движение на Майдане добиваться мирного решения, достойного демократической страны. Однако уже на следующий день я понял, что Президент Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров были совершенно правы, отказавшись его подписывать. А Янукович под влиянием слухов и сообщений о бесчинствах активистов с Майдана собрал чемоданы и уехал. В результате сейчас мы имеем на Украине жестокую, бессмысленную и братоубийственную гражданскую войну».

На вопрос германского журнала: «Чем, по-вашему, был Майдан?» Владимир Лукин ответил: «Это было восстание против коррупции и олигархов. Но кто находится у власти сегодня? Те же коррумпированные олигархи».

Заметьте, выполнять поручение Президента России было доверено в критической ситуации именно Владимиру Лукину, что подчеркнуло его высокий профессионализм как переговорщика и дипломата. А решение не подписывать документ оказалось верным - ответственность за произошедшее по сей день лежит на высоких представителях европейских стран, которые даже не смогли гарантировать обязательства, скрепленные собственными подписями, показав «нулевую» эффективность своего «европейского влияния».

К слову, этот эпизод в биографии Владимира Лукина стал чуть ли не материализовавшимся феноменом из изучаемых им мировых тенденций. Обратим внимание на статью «Как избежать оруэлловского мироустройства?», публиковавшуюся в 2002 году, и перекинем «мостик» в год 2014-й, который начался с киевского переворота. Пишет же В.Лукин вещи, эхо которых разносилось по Майдану: «Когда происходят сдвиги - а в мире произошли серьезные сдвиги, - то они всегда воспринимаются разными частями общества по-разному и с разной скоростью. Постепенно все приспосабливаются к новой реальности. Как сказал поэт: «Судьба согласных с ней ведет, а несогласных тащит»...

Существенная часть наших политических элит ясно понимает, что мир сейчас совершенно иной. Что это не мир отношений только между государствами (будь то многополюсный, однополюсный мир - не суть важно...). Сегодняшний мир глубоко переплетен, он глобализирован. При этом глобализация совсем не является чем-то со знаком плюс или со знаком минус - это объективная реальность…

На первый план в международных отношениях сегодня выходят проблемы международных корпораций, организаций, которые не менее, а более влиятельны, чем правительства большинства стран. Все связи интернационализируются, резко нарастает процесс общения и взаимопроникновения людей и цивилизаций. Все больше появляется людей, которые ощущают себя скорее жителями планеты, чем резидентами, гражданами одной страны. Это тоже объективная реальность».

Эти мысли были сформулированы в самом начале нынешнего века, а уж потом мы все стали свидетелями и всплеска терроризма, и хаоса «арабской весны», и госпереворота на Украине, приведшего к кровопролитию, и войнам в Сирии и Ираке. При этом оруэлловские максимы типа «мир - это война», «кто управляет прошлым, тот управляет будущим» и т. д. вошли в арсенал конструкторов realpolitik, а fake-news теперь иной раз больше, чем объективной информации. «О, времена! О, нравы!» И не об этом ли с горечью размышлял Владимир Лукин на заре нового века?

Чтобы не завершать наш рассказ о его двухтомнике «Я - не первый воин, не последний…» на столь грустной ноте, процитируем несколько отрывков из дневников юбиляра, которые он включил в самый конец второго тома. В них, похоже, сконцентрированы сокровенные думы этого мудрого человека, испытавшего на собственной судьбе самые разные измерения той жизни, которую называют состоявшейся.

Итак, из дневников:

«Мораль и политика… Вечная тема, потому что вечно в человеке непростое совпадение - несовпадение между конкретной вещной деятельностью и отстраненным размышлением о конечном, финальном смысле ее. Это тот желобок, по которому постоянно втекает в повседневную жизнь жутковато-сладостный холодок конечного предощущения.

Итак, политика и мораль? Многие говорят: я морален (хочу быть таковым), а политика - грязь, кровь, - не хочу до нее касаться! Все это - самоосмысление (часто намеренное). Не касаясь индивидуально-психологических моментов такого варианта мироощущения (а они забавны часто), надо сказать, что политика и мораль - разные планеты социального универсума человека (человечества). В самом общем виде - нет «моральной политики» (в том смысле, что нет точных и установленных рецептов, применяя которые можно избежать всего, чего надлежит избегать нормативно). Но есть моральные политики - люди, занимающиеся этим неизбежным и чрезвычайно нужным людям ремеслом и впитавшие индивидуально и неповторимо, сделавшие частью своей личности (которая в конечном счете дороже им, чем профессиональные успехи и неудачи) запреты и разрешения, поощрения и осуждения, которые в совокупности своей составляют воздух, атмосферу того неуловимого, но вездесущего, что зовется добром. Итак, они в своей профессиональной деятельности просто не могут через что-то перешагнуть (и иногда не знают почему).

Вы возразите: но они обречены на неудачу! Это все равно, как если бы баскетболисту привязать одну руку к туловищу… Конечно, это было бы верно, если бы такое рассуждение не было слишком узкополитическим. Не забывайте о чуде! Взгляните на историю, и вы увидите, что это чудо (однорукие баскетболисты) всегда там. Они мажут, но и попадают в кольцо. Не теряйте спортивной формы, на всякий случай…» (2/V/1977).

«Наверное, настоящая жизнь - это две ситуации. Во-первых, подготовка к действию, размышление перед действием. Это время можно назвать «позицией Гамлета». Созревание жизненного проекта и усилие по его реализации - это настоящая, человеческая, жизненная ситуация. Во-вторых, ретроспектива, момент выхода из ситуации автоматического функционирования и переход к его самооценке. Итак, настоящая человеческая жизнь - это интуитивный выбор и его последующая самооценка (чаще всего самооправдание или, что одно и то же, попытка найти смысл в первоначальном выборе).

В общем, мы живем, когда сочиняем свой миф и когда рассказываем его самим себе и своим потомкам. Но отнюдь не тогда, когда мы его реализуем. Да и реализуем-то мы совсем не тот миф, который задумываем и о котором рассказываем. Мы, в общем-то, сами не знаем, что мы реализуем. Так что очень прав сказавший: «Никогда не следует портить хорошую историю, пытаясь изложить ее правдиво».

Жизнь - это наш постоянный рассказ себе о себе. Это именно «хорошая история», никакая не реальность, которую мы делаем как бы во сне, ничего о ней, по сути, не ведая» (2/VII/87).

Владимир Лукин рассказывает о себе, собрав воедино все главы собственной жизни, и на девятом десятке - с чувством достоинства и сознания исполняемого перед людьми и страной долга - представляет двухтомник, где строка за строкой прописаны все этапы его пути - профессионала и патриота, пути воина, который, да - «не первый», но и совсем «не последний».

Многих Вам лет, Владимир Петрович!

Россия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775765 Сергей Филатов

Полная версия — платный доступ ?


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2777758 Вернер Херцог, Андре Сингер

Московская премьера фильма "Знакомьтесь, Горбачев" состоится 8 ноября. Создатели документальной ленты — немецкий писатель и режиссер Вернер Херцог и британский режиссер и продюсер Андре Сингер. В кинокартине единственный президент СССР предельно откровенно рассказал о последних днях у власти, о детстве и своих впечатлениях от современных политических катаклизмов. Сам же Сингер и продюсер возглавляемой им компании Spring Films Cветлана Палмер поделились со старшим корреспондентом РИА Новости в Лондоне Марией Табак своими надеждами относительно фильма и планами на ближайшие годы, а также рассказали, что их поразило в словах Горбачева и в нем самом.

— Андре, Светлана, знаю, насколько у вас плотный график, спасибо, что нашли время поговорить. Андре, вы, помимо того, что являетесь кинорежиссером и продюсером, еще и антрополог. Скажите, с какой точки зрения вас в первую очередь интересовал Горбачев: как политический деятель или как человек в период глобальных перемен?

— Сингер (смеется): На самом деле все было куда проще. Несколько лет назад я снял фильм о Холокосте "Наступит ночь", он оказался очень успешным. Германское правительство выделило средства на производство фильмов об успешных людях прошлого. И тогда немецкий телеканал MDR обратился ко мне и спросил, какой фильм мы могли бы сделать. У нас было несколько вариантов, мы предложили несколько идей, обсудили и потом пришли к выводу, что никто не делал ничего основательного про Михаила Горбачева. Мы сошлись на том, что если получится договориться с ним, то надо сделать такой фильм. Потом подключилась Светлана, начали уговаривать людей из Фонда Михаила Горбачева. Они вначале с подозрением отнеслись к идее, но потом согласились встретиться. Мы решили пригласить Вернера, не только потому, что нас с ним связывают давние профессиональные отношения, но и потому, что мы хотели подчеркнуть германские моменты в фильме. Я с Херцогом работал над 14 картинами и обычно больше занимаюсь продюсированием. Но в данной ситуации предложение было сделано мне, а я позвал его. Я понимал, что вариант, при котором Вернер просто берет интервью у Горбачева, не сработает, так что я стал сорежиссером и мы вместе сделали фильм.

— Трудно ли было уговорить фонд? Сколько времени продолжались переговоры?

— Палмер: Самое трудное было уговорить людей из фонда, что мы — правильные люди для того, чтобы снять такой фильм. Переговоры длились несколько месяцев. Мы начали где-то в мае 2017 года. Мы сказали, что можем сделать все быстро и не затягивать, как это бывает, и со временем они согласились.

— Были ли вам поставлены какие-то ограничения: какие вопросы не задавать, каких тем не касаться?

— Сингер: Нет. Они были очень милы с нами. Я никогда раньше не делал интервью с политическими фигурами его масштаба, не получая просьб заранее показать список вопросов, обсудить его. Они же не просили ничего. Мы просто приходили и говорили, и это во многом помогло определить структуру фильма. Мы не планировали формальное интервью, мы хотели построить фильм как беседу двух интересных людей: писателя, режиссера Вернера Херцога и политика Михаила Горбачева, и чтобы они обсуждали вещи, интересующие их обоих. За кулисами Светлана и я следили, чтобы обсуждались еще и темы, интересные более широкой аудитории, чтобы это не стало просто приятной беседой двух пожилых людей (смеется).

— Палмер: Понятно, что Горбачеву сейчас 87 лет, что он болен, что для интервью ему требуется много сил. Изначально мы договорились на одно интервью, но потом отношения развивались, он согласился поговорить еще, мы пришли еще, ну и — бог ведь троицу любит — еще раз. В итоге в течение шести месяцев мы провели три интервью, но, разумеется, общались еще и в процессе. Горбачев ложился в больницу и выходил из нее, в фильме можно увидеть торчащую из руки трубку для инъекций. Михаилу Сергеевичу очень понравилось, что его не собираются допрашивать, что это будет просто беседа двух людей, что есть человеческая связь. Думаю, ему понравилось говорить с нами, ему понравились вопросы, разговор в целом.

— Сингер: У него проблемы с кровью, диабет, он пожилой человек. Он не может долго говорить. К концу первого интервью он очень устал и сказал: "Давайте еще в другой раз поговорим". Он нам доверял, понимал, что мы не собираемся играть в политические игры, что мы интересуемся им как человеком, его наследием, событиями прошлого. Отношения сложились очень хорошие.

— Как бы вы буквально в нескольких фразах описали Михаила Горбачева? Чем он вас больше всего поразил, удивил?

— Сингер: Что меня больше всего поразило, так это то, что он оказался мягким, добродушным, озорным даже. Я ожидал увидеть гораздо более официального, строгого человека. Он улыбался, живо на все реагировал. Я понимаю, что это ценная черта для политического деятеля — располагать к себе людей, но я видел самых разных политиков, совсем других. Во время вопросов он не просто говорил, он продумывал каждый ответ. Он делал иногда большие паузы, и уже казалось, что на вопрос он отвечать не будет, но он отвечал и его ответы были умные, четкие и продуманные. Я не шел к нему с мыслью о том, что этот человек мне должен понравиться или не понравиться, но в итоге я стал им восхищаться — как политическим деятелем, как человеком. У него есть харизма, ум. Не мне судить о его политических ошибках или успехах, но он очень искренний. Можно было почувствовать страсть в том, что он делал.

— Палмер: Меня поразили искренность и глубина его волнения за Россию, за ее прошлое, настоящее и будущее, ее место в мире, отношения с остальным миром. Он глубоко опечален тем, что он считает новой холодной войной, и искренне верит, что был период, когда все было гораздо лучше, чем сейчас, когда можно было что-то создать. Он верил в общеевропейский дом, разоружение, верил в это. А сейчас…

— Что вас удивило больше всего из того, что он сказал?

— Сингер: Я был удивлен отсутствием ожесточенности. Он не хотел распада СССР, это не его вина, хотя это случилось во время его правления. Он хотел сохранить СССР, он никогда не терял социалистических верований и не менял свою позицию. Отсутствие ожесточенности у него поражает, хотя сожалений у него очень много — например, относительно реформ, к которым он так и не подобрался. И вы знаете, я ощущаю трагедию в том, что этого человека не любят в России, считают, что он допустил распад страны. А при этом он ощущает себя русским и при этом изгоем.

— Как вы думаете, как фильм воспримут в России с учетом отношения к Горбачеву?

— Сингер: Мне казалось, что в России как раз таким фильмом не очень заинтересуются, поскольку, как я уже отметил, отношение к Горбачеву в целом плохое. Но потом я стал надеяться, что, может быть, людям будет интересно узнать что-то новое, узнать о прошлом, о котором новое поколение мало что знает.

— Палмер: Я надеюсь, что люди удивятся и перестанут видеть только белое и черное, поймут человека, узнают, как все выглядит его глазами. И будет очевидна его искренняя любовь к стране. Вернер, например, очень хорошо акцентировал происхождение Горбачева, то, что он родился в бедной крестьянской семье. Он долгое время больше всего беспокоился о том, как накормить страну, его приоритетом было сельское хозяйство. Для людей его поколения, голодавших во время войны, выживание после войны было самой большой проблемой.

— Сингер: Вы помните, какими были старые советские лидеры? А потом пришел этот динамичный молодой человек. Вы поймите, для своего времени он был героической фигурой, эдаким Кеннеди. Люди наполнились энергией благодаря переменам, производимым этим человеком. А потом все это не сработало, он был выброшен за борт. Людям нужно напомнить, как это все было.

— Палмер: Люди забывают этот воздух свободы, люди забывают, что он открыл страну. То, что мы сейчас туда-сюда ездим, этим мы обязаны ему! Это началось тогда, и это наследие продолжает жить.

— Светлана, а вы тоже думали, что фильм российскую аудиторию не заинтересует?

— Палмер: Да, думала, но потом изменила мнение.

— Не думаете ли вы, что на фоне нынешних политических событий фильм может приобрести новое звучание? В одной из рецензий на ваш фильм я читала сравнение распада СССР с нынешним положением дел в ЕС…

— Сингер: Интересная параллель. Ну ЕС никогда не был настолько интегрирован, как СССР, в Европе страны все равно остались независимыми, тогда как в СССР они были единой страной, контролируемой из Москвы. И я думаю, что вся эта нынешняя история с Brexit — чтобы с ЕС не случилось то же, что случилось с СССР. Но эта тема никак, даже косвенно, в фильме не появляется.

Для меня важней другая отсылка к современности: если говорить глобально, в конце холодной войны у мировых лидеров была способность устанавливать отношения. Горбачев умел строить отношения с людьми самого разного толка: с Маргарет Тэтчер и с Рональдом Рейганом. Вдруг они подружились, и это позволило изменить мир. Сейчас у меня ощущение, что мир движется в противоположном направлении. Сам Горбачев считает главным своим достижением договор о контроле за ядерными вооружениями с перспективой будущего разоружения, а теперь Трамп объявил, по сути, о наращивании вооружений.

— Главный, наверное, вопрос. Видел ли Горбачев фильм?

— Палмер: Нет, люди из его фонда посмотрели и решили, что пусть это будет сюрприз. 8 ноября состоится премьера в Москве, и он на нее придет. Он сказал, что даже если ему ради этого придется выйти из больницы, он все равно придет. Фонд пригласил большое количество народа, порядка 200 человек, в том числе глав телеканалов, главных редакторов газет, радиостанций, многих послов других стран, будет делегация из Японии, поскольку Горбачев до сих пор чрезвычайно популярен в Японии…

— Сингер (смеясь): Более популярен, чем в России.

— Выйдет ли фильм в прокат?

— Сингер: Пока речь идет только о разовом показе, а там посмотрим.

— Вы сами едете в Москву?

— Сингер: О да, посмотрим, что Горбачев скажет!

— Вы уже показали фильм на многих фестивалях, довольны реакцией?

— Сингер: Прием пока очень хороший, фестиваль в Торонто был успешным, например. Еще несколько месяцев мы будем показывать фильм на фестивалях: порядка 25 еще предстоит — в Германии, в Чехии, в Италии и так далее. Следующий раунд — показ в кинотеатрах тех стран, в которых показывают документальные фильмы, — начнется в апреле и продлится где-то полгода. Параллельно будут заключаться договора на телепоказы. Дистрибьюторы уже говорят с телеканалами. Все вместе это продлится порядка двух лет.

— Не могу обойти традиционный вопрос — о творческих планах. Кто станет вашим следующим героем?

— Сингер: Ближайшие два года мне нужно представлять фильм "Знакомьтесь, Горбачев", потому что Вернер уедет снимать другой фильм. Но да, у нас есть несколько проектов, которые мы рассматриваем.

— В современном мире, со смартфонами, с YouTube, каждый в некоторой степени режиссер-документалист. С вашей точки зрения, Андре, меняется ли как-то из-за этих обстоятельств жанр документального кино?

— Сингер: Я не думаю, что сам жанр изменился. Изменились возможности — теперь можно охватить миллионы людей. Это имеет и плюсы, и минусы. С одной стороны, документальное кино становится более доступным, сейчас можно показать его огромной аудитории. С другой стороны — режиссеры-документалисты все больше ищут сюжеты, интересные широкой международной аудитории, потом что деньги зарабатываются там. А более узкая, национальная история теперь перестает быть приоритетом, потом что не приносит денег. Я преподаю документальное кино студентам, они тоже интересуются теперь сюжетами более широкого охвата, а не личными, персональными. Очень жаль, но эти сюжеты исчезают. Однако теперь столько людей делают кино, что показ документальных фильмов в кинотеатрах — это больше не экзотика. Это здорово.

Мария Табак.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2777758 Вернер Херцог, Андре Сингер


Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2777757 Максим Никулин

Максим Никулин по образованию журналист, а по происхождению — цирковой. Уже более 20 лет он возглавляет Цирк Никулина на Цветном бульваре, названый так в честь его знаменитого отца — артиста Юрия Никулина. Корреспондент РИА Новости Юлия Чичерина встретилась с Максимом Юрьевичем перед генеральной репетицией новой цирковой программы "Все краски мира", чтобы поговорить о предстоящем сезоне, планах на будущее, предпочтениях современного зрителя и главных цирковых "носителях информации".

— Максим Юрьевич, наша встреча проходит в кабинете вашего отца, где собрано огромнейшее количество памятных вещей. Что для вас из этой коллекции самое памятное?

— Каждая вещь в этом кабинете ассоциативна, каждая имеет свою историю и напоминает о его жизни. Мы не стали ничего менять — вся обстановка кабинета сохранена точь-в-точь такой, что была при Юрии Никулине. Как будто бы он ненадолго вышел и совсем скоро вернется. Сейчас это помещение используется не как кабинет директора цирка, а больше как место для встреч и общественная приемная. Рабочий кабинет директора — напротив. В "коллекцию" отца после его смерти были добавлены несколько вещей. К примеру, его боевые награды, немного фотографий и статуэток клоунов, которые ему продолжают дарить поклонники и друзья. Может быть, прозвучит пафосно, но все предметы кабинета Юрия Никулина еще хранят "тепло его рук".

— Клоун — одна из главных цирковых профессий. Сложно ли вам, как директору и сыну великого артиста, видевшему немало его супер-аншлагов, оценивать уровень современной клоунады?

— Главный критерий: смешно — не смешно. Но, как и в любой другой профессии, есть свои нюансы. К примеру, клоун-мим Леонид Енгибаров не вызывал у публики очень уж бурных приступов смеха. Он был "грустным клоуном" и заставлял людей через грусть думать, а Олег Попов ("Солнечный клоун") и Михаил Румянцев (Карандаш) — это буфф-клоунада. Их работа основана на резком преувеличении, гротеске, окарикатуривании действий людей. Никулин-Шуйдин — это коверные, их основная работа — между номерами. Вот они заставляли людей гомерически смеяться.

В цирк Никулина мы стараемся приглашать артистов клоунады с самыми интересными и лучшими номерами. Конечно, артистов этого жанра очень мало. Клоунада — это уникальная профессия и единственная в мире, которой нельзя научить. Для нее надо родиться, пронести по жизни, состояться и "родить" на манеже. Оценка работы артиста может быть разной. Бывает и такое, что нам с режиссером показывают номер, мы в нем сомневаемся, но ставим в программу и, волнуясь, смотрим на реакцию зала. А он от хохота "рвется" на куски. Отлично понимаю, что работа клоуна перед комиссией, когда зал пуст, это серьезный экзамен: сидят взрослые люди, серьезные, неулыбчивые… Страшно работать. А когда зал полон зрителей, идет обмен энергетикой.

— Считаете ли вы, что дети — главные "ревизорро" цирковых программ?

— Конечно! Рассказывали, что в советские времена для тех, кто ставил елки в Кремлевском дворце съездов, самым "страшным" человеком был внук Виктора Гришина — члена политбюро ЦК. Партработник всегда приходил на сдачу новогоднего спектакля с внуком. Как правило, ребенок во время представления засыпал. Когда новогодний спектакль подходил к концу, заботливый дед спрашивал: понравилось или нет. И все, начиная от режиссера до артиста, ждали, что скажет этот мальчик. Если ребенок говорил, что елка была интересной, то Гришин подписывал разрешение, если мальчик говорил, что скучно, то спектакль "заворачивали" и приходилось все представление переделывать. Но рациональное зерно в этом есть.

— А ваши внуки приходят на спектакли, вы прислушиваетесь к их мнению?

— Внучка еще маленькая, а вот внук уже "тертый". Каждый раз спрашиваю его о том, что больше всего понравилось. Это не значит, что его мнение может повлиять на какие-то точки зрения, но для меня лично оно всегда особо интересно. О том же, что нравится или нет зрителю, нам рассказывают главные "носители информации цирка".

— Это кто?

— Главными носителями информации в цирке всегда были билетеры. Они первыми слышат отзывы выходящих с представления зрителей. Поэтому мы всегда знаем из "первых рук", что понравилось, а что нет.

— Поменялся ли зритель за последние годы?

— Он стал более требовательным. То, что показывали 20 лет назад, сегодня никто бы не стал смотреть. Современный цирк существует на грани нескольких видов искусства: балет, драматургия, костюмы, свет-звук и главная составляющая — цирковые номера. Это большая работа мастеров не только циркового жанра. Скажу только про музыку — в нашем цирке звучит исключительно авторская музыка, которая пишется специально под наши программы.

— Цирк Никулина — это классические постановки. Можно ли сказать, что когда-то на вашем манеже пройдет шоу?

— Наша философия — классический цирк со своей историей. Мы выбрали ее сознательно. Я бы назвал ее "классик — модерн". Это не значит, что мы не будем ставить спектакли, опыт постановки которых у нас уже был. К примеру, сейчас мы рассматриваем предложение итальянского режиссера Антонио Джарова, который три года назад ставил у нас спектакль "Карнавал". Это была венецианская тема, которую тепло встретил столичный зритель. Конечно, надо меняться, не надо быть одинаковым, но и не нужно бросаться в крайности. Надо следовать четкой линии. Наш зритель, приходя в цирк Никулина, всегда уверен, что это будет качественный цирк, красиво и интересно, а что именно они увидят — пусть это будет интригой.

— Если говорить о новой программе — сложно ли было выбрать режиссуру Даши Костюк?

— Про нашу совместную работу можно сказать так: мы шли друг к другу давно. Когда Даша показала свою последнюю версию режиссуры новой программы — мы поняли, что это то, что нужно для нашего манежа. В ее программе виден автор, его отношение к программе. Это не просто дивертисмент, а продуманная вещь. В каждом номере своя история, свое мастерство и своя драматургия. Впрочем, говорить о программе — совсем пустое дело, так же как и смотреть цирк по телевидению. Надо прийти сюда, окунуться в эту энергетику и тогда смотреть. Цирк — это уникальное пространство.

— Если говорить о планах на будущее?

— Мы начали подготовку к 2021 году, когда будем отмечать 100-летний юбилей со дня рождения Юрия Никулина. Мы хотим объявить 2021-й "Годом Никулина в цирке на Цветном" и специально для этого подготовить программу, которая будет называться "100". Это будет очень серьезный технологический прорыв, где будут задействованы графика и проекция. Всех секретов раскрывать не буду, скажу лишь, что это будет очень зрелищно.

Юлия Чичерина.

Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2777757 Максим Никулин


Финляндия > СМИ, ИТ > yle.fi, 26 октября 2018 > № 2772679 Андрей Иванов

На проходящей в эти выходные Хельсинкской книжной ярмарке выступил один из самых интересных современных писателей Эстонии, пишущий на русском языке. Андрей Иванов опубликовал несколько романов, первый из которых, «Горсть праха», недавно перевел на финский язык Юкка Маллинен.

В Финляндии в издательстве Aviador недавно вышел на русском языке роман эстонского прозаика Андрея Иванова «Горсть праха». Роман рассказывает о живущих в Эстонии русскоязычных и о поиске себя в новом мире. Для автора, который в свое время много лет пытался построить свою жизнь за границей, побывал в лагере беженцев в Дании и перепробовал множество профессий и занятий перед тем, как вернуться в Эстонию и полноценно заняться писательской работой, борьба за то, чтобы не утратить свое «я», является естественным лейтмотивом текстов. Именно об этом и говорил Иванов во время своего выступления в Хельсинки.

- Андрей, ваша книга очень быстро завоевала популярность на родине в Эстонии, ее перевели на эстонский язык, и она получила несколько премий. В чем секрет такого успеха?

- Как автору мне, конечно же, хочется верить, что популярность возникла потому, что я замечательно пишу. На самом деле, я не знаю. Я слышал самые разные отзывы: кто-то хвалит тему, но заявляет, что персонаж противный, кому-то нравится стиль и язык, но тема, все вот это социальное вокруг – не по вкусу, кажется конъюнктурой.

- Вас активно переводят, книги издаются не только в Эстонии и России, но и в Германии, вот в Финляндии вышел ваш роман. Как вы думаете, что в ваших текстах находит иностранный читатель, не знакомый с реалиями, о которых вы пишете?

- Каждую книгу можно читать просто как книгу, без привязок к историческим или социальным явлениям и событиям. В конце концов, человек всегда читает лишь самого себя.

- Русские в Эстонии, многие считают, что это путинская пятая колонна в Европе, хотя все далеко не так однозначно, как понятно даже по вашим героям. Ценности, которых придерживаются русскоязычные Эстонии, это европейские ценности или же российские?

- Знаете, меня постоянно пытаются сделать голосом диаспоры, а я этим голосом быть не хочу. Путинисты? Они от меня бегут, как черт от ладана, поэтому я их практически не вижу в Эстонии, зато вижу много эмигрировавших в последнее время русских из России. Их снедает непонятное желание немедленно классифицировать русских из Эстонии. Вот Артемий Троицкий, например, пожил несколько месяцев в Таллинне и написал статью обо всех русских в Эстонии, на восемь, что ли, категорий их разбил. Я почитал, попытался найти себя – не получилось…

А что касается путинских симпатизанов… они есть, как и везде. Я их и в других странах встречал немало, причем они совершенно не обязательно русские по национальности.

Эмигранты же и эмиграция – не обязательно побег куда-то. Я, например, живу в эмиграции по отношению к своему прошлому. Прошлое меняется, переписывается, истолковывается по-новому каждое десятилетие, и в определенном смысле мы все эмигранты из этого прошлого. Люди, которые живут в современной России, живут в эмиграции по отношению к России 2010-х. Не только человек может утратить свое «я», потеряться, но и целая страна.

- Юкка Маллинен, вы перевели на финский книгу Иванова «Горсть праха». Чем, как вы думаете, она может заинтересовать финского читателя?

- В первую очередь стоит сказать, что финны хорошо знакомы с той ситуацией, которая сложилась с русскоязычными в соседской Эстонии, то есть нам изначально эта тема близка, нас волнует многое, что связано с нашими соседями. Финны узнают героев,о которых пишет Иванов. Во-вторых, язык и стиль Иванова – это продолжение классической русской литературной традиции в лучшем ее варианте. В текстах Иванова звучат ноты классиков, Достоевского, мрачность и экстаз которого финны очень любят, а Иванов – это сплошная достоевщина и бесовщина…

Финляндия > СМИ, ИТ > yle.fi, 26 октября 2018 > № 2772679 Андрей Иванов


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 25 октября 2018 > № 2784154 Тимур Нигматуллин

Паника вокруг «Яндекса»: справедливы ли опасения инвесторов

Тимур Нигматуллин

аналитик компании «Открытие Брокер»

Вокруг возможной сделки между Сбербанком и «Яндексом» много неопределенности, и ситуация быстро меняется. Тем не менее вероятность роста котировок интернет-компании заметно превышает вероятность дальнейшего падения

В четверг, 18 октября, перед самым закрытием торгов на Мосбирже в газете «Ведомости» вышла статья, где со ссылками на несколько независимых анонимных источников сообщалось, что государство посредством сделки подконтрольного Сбербанка может стать крупнейшим акционером «Яндекса». По слухам, минимальным интересующим госбанк пакетом может стать 30% в капитале. Менеджмент Сбербанка опроверг подготовку сделки, а в «Яндексе» отказались от комментариев.

В настоящий момент крупнейшим акционером «Яндекса» является его основатель Аркадий Волож, который владеет 11,35% в капитале компании (благодаря особому типу акций этот пакет дает ему 49,2% голосов, но соответствующий мультипликативный эффект пропадет в случае продажи). Таким образом, для контроля в компании в теории достаточно пакета в диапазоне 30-50%. Совет директоров, скорее всего, будет принимать решения в интересах подобного акционера.

У возможной сделки есть несколько аспектов. С одной стороны, интерес госбанка к «Яндексу» как к бизнесу понятен и закономерен. У компаний есть ряд совместных проектов («Яндекс.Деньги», маркетплейс «Беру»). Глава Сбербанка Герман Греф числится в совете директоров «Яндекса» и ранее неоднократно заявлял, что главными конкурентами кредитных организаций являются технологические компании. Наконец, ранее, перед выходом на IPO «Яндекс» передал Сбербанку так называемую «золотую акцию», дающую право заблокировать сделку по продаже пакета более 25%.

С другой стороны, и об этом также говорят источники «Ведомостей», помимо Сбербанка интерес к контролю в госкомпании проявляет и государство. Показательно, как в 2014 году президент Владимир Путин говорил, что «Яндекс» начинался как проект с западным влиянием: «Когда они только начинали работу, их тоже поддавили: должно быть столько-то американцев у них, столько-то — европейцев, и они вынуждены были с этим соглашаться».

Риторика и действия государства закономерны в рамках тенденции по огосударствлению СМИ и инфраструктурных технологических компаний. В частности, государственные «Ростелеком» и ВТБ владеют «Теле2», а в Сбербанке давно заложен контрольный пакет «Мегафона».

Боязнь государства

Инвесторы поверили слухам о готовящейся сделке, и на американской бирже NASDAQ акции российской компании за один вечер потеряли почти 18%, а на следующий день почти сразу после открытия бумаги ушли вниз еще на 6%. Действия игроков рынка носили панический характер.

Можно перечислить целый ряд фундаментальных причин для распродажи, в том числе риск попадания «Яндекса» под действующие и возможные в будущем секторальные санкции по аналогии со Сбербанком, риск ухода с постов в «Яндексе» ключевых топ-менеджеров в случае получения контроля со стороны государства, а также вероятный отток пользователей в пользу конкурирующего Google, как это было в случае с соцсетью «ВКонтакте» на фоне скандала с раскрытием информации и заведением уголовных дел.

До событий прошлой недели акции «Яндекса» торговались с соотношением рыночная капитализация/чистая прибыль более 50, что почти на порядок выше средних значений по российскому рынку акций и вдвое — по сравнению с американским. Но рисков для акционеров становится больше, а чем больше риск, тем выше требования к потенциальной доходности актива и, соответственно, ниже цена этого актива. Достаточно вспомнить, как изменились котировки акций и мультипликатор цена/прибыль у «Магнита» после продажи ретейлера банку ВТБ — они упали примерно на треть. Также можно обратить внимание на объективно низкую оценку рынком стоимости всех госкомпаний, начиная с «Газпрома», по сравнению с аналогами в частном секторе.

Если слухи о возможной сделке подтвердятся и она будет сопровождаться разочаровывающими миноритариев корпоративными практиками, то, учитывая текущую высокую оценку акций «Яндекса», в моменте эти бумаги могут потерять на NASDAQ порядка 30-50% от уровней закрытия сессии в среду, 24 октября. Впрочем, обвальное падение в краткосрочной перспективе создает возможность для заработка на горизонте ближайших четырех кварталов.

Шансы на рост

Что может выступить драйвером роста? Аркадий Волож, генеральный директор группы компаний и сооснователь «Яндекса», владеет акциями класса «Б», дающими 48% голосующей доли и 10% экономической доли в капитале компании. С учетом некоторых других сотрудников голосующая доля менеджмента составляет 57%. После падения акций Волож заявил, что не будет продавать свои бумаги. Если это так, то Сбербанк не может стать ни контролирующим, ни, скорее всего, даже акционером, владеющим блокпакетом в 25% голосов. Максимум, на что сможет рассчитывать госбанк, — это на экономическую долю в 30% или более.

Скорее всего, с учетом нежелания менеджмента продавать акции механизм сделки может подразумевать допэмиссию. В этом случае «Яндекс» увеличит количество обычных акций в обращении на 30% и размоет доли нынешних акционеров. За выкупленную допэмиссию Сбербанк заплатит некую сумму, и она будет размещена на счетах «Яндекса». Эти деньги можно будет потратить на выплату дивидендов, обратный выкуп акций или M&A-сделки (например, покупку Avito).

Вероятно, будет выбрана опция «все и сразу». При таком сценарии благодаря механизму распределения капитала и сохранению контроля менеджмента стоимость «Яндекса» из расчета на одну акцию, по нашим оценкам, вернется к прежним мультипликаторам и составит примерно 2150 рублей (+20% к текущим уровням). Важно понимать, что сейчас вокруг сделки много неопределенности и ситуация быстро меняется. Тем не менее в базовом сценарии вероятность роста котировок заметно превышает вероятность дальнейшего падения.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 25 октября 2018 > № 2784154 Тимур Нигматуллин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 25 октября 2018 > № 2774482 Максим Фатеев

Максим Фатеев: Цифровое предприятие – ключевая дефиниция в построении цифровой экономики

Максим Фатеев, вице-президент ТПП РФ

Более года назад была принята программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (далее – Программа), которая является основополагающим документом по вопросам внедрения «цифры» в системе государственного управления, бизнесе.

К ключевым целям и показателям программы относятся:

- увеличение внутренних затрат на развитие цифровой экономики за счёт всех источников (по доле в ВВП страны) не менее чем в три раза по сравнению с 2017 годом;

- использование преимущественно отечественного программного обеспечения государственными органами, органами местного самоуправления и организациями;

- создание устойчивой и безопасной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры высокоскоростной передачи, обработки и хранения больших объёмов данных, доступной для всех организаций и домохозяйств.

В настоящее время реализация программы осуществляется по шести направлениям, которые в ближайшее время получат статус отдельных федеральных проектов. На их реализацию до 2024 года будет направленно 1,08 трлн рублей.

Торгово-промышленная палата Российской Федерации включилась в процесс по подготовке и обсуждению предложений в отдельные направления Программы и продолжит работать в данном направлении.

Вместе с тем, для ТПП РФ ключевым субъектом построения цифровой экономики в России является предприниматель, которому необходимо перевести свое предприятие на «цифровые рельсы», сделать это правильно, не понеся значительных финансовых затрат. При этом словосочетание «значительные затраты» является относительной категорией в зависимости от масштаба бизнеса.

На наш взгляд, в вопросах создания цифрового предприятия предпринимателей беспокоит несколько вопросов:

что такое цифровое предприятие?

является ли мое предприятие цифровым?

если мое предприятие не цифровое, то как и зачем его сделать таковым и сколько это стоит?

Выступить предпринимательским путеводителем в данной сфере – прямая функция ТПП РФ.

Для начала определимся с самим понятием «цифровое предприятие»?

На наш взгляд, для этого наилучшим образом подходит определение, данное еще в 1996 году, но обретающее популярность сегодня.

Цифровое предприятие – организация, которая использует информационные технологии в качестве конкурентного преимущества во всех сферах своей деятельности: производстве, бизнес-процессах, маркетинге и взаимодействии с клиентами. Традиционная компания превращается в «цифровую», проходя путь цифровой трансформации. Сам продукт, предлагаемый таким предприятием рынку, тоже становится цифровым.

У предпринимателя может возникнуть резонный вопрос: на моем предприятии используется ряд программных продуктов. Оно цифровое?

Нет, отличие «цифрового предприятия» и традиционного, в деятельности которого используется ряд IT-решений в том, что «цифровое предприятие» это изменение бизнес-процессов, внедрение сквозных технологий, использование элементов искусственного интеллекта, обработка значительного объема данных, которые позволяют принимать правильные решения, а также изменение корпоративной культуры.

Понимая, что такое «цифровое предприятие» у предпринимателя возникает вопрос о том, как это сделать на моем предприятии?

Как в любой здоровой рыночной экономике – спрос рождает предложение. Уже сегодня мы узнаем о том, что на рынке появляются компании, предлагающие провести комплексный «цифровой» аудит предприятия, а после провести «цифровое» перевооружение «под ключ». Стоимость данных услуг вызывает неоднозначную реакцию, как у предпринимательского, так и у экспертного сообщества.

ТПП РФ, как организация, обладающая значительным экспертным потенциалом, предоставляющая более 500 услуг для бизнеса, прорабатывает вопрос о внедрении услуги «цифрового» аудита предприятий.

Принципиальным отличием нашего аудита является то, что мы обладаем штатом профессиональных экспертов, имеем значительный опыт проведения аудита предприятий по различным направлением, а идеология ТПП РФ – оказание всесторонней помощи в развитии бизнеса своих членов, а не извлечение прибыли.

Мы планируем, что получив заявку предпринимателя на проведение такого аудита, наши эксперты проведут комплексный анализ по разработанной методике, подготовят заключение и главное – рекомендации с информацией о поставщиках предлагаемых решений.

При проведении аудита будет сделан:

анализ (выработка) стратегических и тактических целей цифровизации для предприятия;

анализ имеющихся на предприятии цифровых технологий и их взаимодействия с бизнес-процессами;

анализ технологий цифрового продвижения продуктов и услуг компании (анализ каналов коммуникаций, цифрового маркетинга, взаимодействия с потребителями через сайт, социальные сети, контекстную рекламу, CRM системы, базы данных и т.п.);

анализ имеющихся технологий цифровой среды при разработке и производстве продуктов и услуг, а также применение их в логистике и т.п.;

анализ использования и управления массивами данных (баз данных различной архитектуры и big data);

анализ соответствия задач цифровизации производственной и организационной структуре, а также анализ рисков при внедрении цифровых технологий.

Таким образом, компания получит готовую «дорожную карту» действий, перечень потенциальных поставщиков программного обеспечения, оборудования, консультантов (если это будет необходимо) и сама примет решение, что и когда внедрять.

Одновременно будет выполняться другая важная задача Программы – внедрение отечественного программного обеспечения, а рекомендовать мы будем именно его.

Остается последнее – где взять финансы на внедрение указанных технологий

Понимая, что в зависимости от направленности и масштаба бизнеса затраты могут быть минимальными или значительными и государству необходимо включиться в процесс развития инициатив предпринимателей по проведению «цифровой» трансформации.

Для этих целей мы готовы представить комплексные предложения по корректировке действующих программ поддержки предпринимательства.

Таким образом, мы формируем комплексный подход к развитию цифровых предприятий, которые и являются ключевой дефиницией в построении цифровой экономики.

Эксперт: Максим Фатеев

Источник: ТПП РФ

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 25 октября 2018 > № 2774482 Максим Фатеев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 25 октября 2018 > № 2772343 Маша Гессен

Helsingin Sanomat (Финляндия): Россия похоронила свое прошлое и таким образом уничтожила свое будущее, говорит Маша Гессен, которая уже дважды бежала из страны

В беседе с финским журналистом Маша Гессен утверждает, что русские «немного другие». Сама она в 1981 году уехала из СССР, тогда ей было 13 лет. Через десять лет вернулась — в качестве американского журналиста. В 2013 уехала снова. И теперь, конечно, стала «экспертом» по России. Ее оценки, судя по интервью, трудно назвать «взглядом со стороны». Скорее, это — типичное «мнение постороннего».

Саска Саарикоски (Saska Saarikoski), Helsingin Sanomat, Финляндия

Нью-Йорк — «Я не хочу говорить об этом», — произносит Маша Гессен и смотрит на меня как на дурака.

Резкая реакция писательницы пугает меня. Вдруг она сейчас возьмет свои вещи и запрыгнет на велосипед, припаркованный на улице?

Пристыженно бормоча, я опускаю первый вопрос, указанный в моем блокноте: «Что хорошего есть в России?»

Я попытался начать интервью мягко, но Маша Гессен, похоже, не любит такой стиль общения. Ничего удивительного.

Книга Гессен «Будущее — это история» — это ужасно печальное произведение о России, стране, из которой 51-летней писательнице пришлось уже дважды бежать.

Книга, которая была признана лучшим произведением публицистики в США в 2017 году, недавно была переведена на финский язык.

Маша впервые покинула страну в 1981 году. Тогда она переехала в Америку вместе с родителями. Через десять лет Гессен вернулась на родину в качестве американского журналиста.

Тогда в стране были непростые времена. Советский Союз доживал свои последние дни, консерваторы и демократы боролись за власть, интеллектуалы собирались в прокуренных квартирах, чтобы обсуждать демократию, философию и будущее России. На мгновение все показалось возможным.

«Россия была самым волнующим местом в мире. Вокруг меня все постоянно думали о том, что они выражают свое мнение и участвуют в решении разных вопросов. Это был короткий, но невероятный период времени».

«Я была поражена и вдохновлена, чувствовала себя комфортно. После первой статьи вышла вторая, появились друзья, установились интересные отношения, и я решила остаться — сначала ненадолго, а потом — на подольше».

Маша Гессен быстро заметила, что русские были немного другими. Она поняла, что тоталитаризм оставил свои шрамы на людях.

В 1982 году Александр Зиновьев выпустил книгу, в которой он утверждал, что СССР сформировал особый тип человека — циничного, готового приспосабливаться. Он назвал этого человека Homo Sovieticus.

Через пять лет, в период политики гласности, провозглашенной Михаилом Горбачевым, социолог Юрий Левада получил задание выяснить, как поживает советский человек. На основании результатов опроса социолог ответил: Homo Sovieticus пока еще существует, но скоро вымрет.

Прогноз оказался неверным. В опросе 1994 года 75% респондентов сообщили, что распад Советского Союза принес больше плохого, чем хорошего. По мнению исследователей, люди нуждались в безопасности больше, чем в свободе.

Homo Sovieticus был жив, здоров и ждал нового руководителя.

Конец президентского срока Бориса Ельцина был странным временем. Крах экономики в 1998 году привел страну к хаосу, в котором были обвинены демократы. С тех пор в понимании россиян демократия стала синонимом беспорядка.

На смене тысячелетий россияне наконец смогли найти руководителя, которого им так не хватало. Ельцин передал свой пост Владимиру Путину, который начал постепенно затягивать гайки. Иметь независимые взгляды стало в России сложно и опасно.

Гессен — еврейка, американка, лесбиянка, интеллектуал — была живой мишенью для постоянно крепнущей группы фанатиков. Сразу после смены власти писательница начала получать угрозы в свой адрес, позже на нее начали нападать на улицах.

«Ситуация стала невыносимой, когда под угрозой оказались мои дети», — говорит Гессен.

Вернувшись на пост президента в 2012 году, Путин заставил парламент принять закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Гессен предупредили, что власти могут лишить писательницу права опеки над усыновленным мальчиком.

В США все развивалось в другом направлении: легализация однополых браков открыла для русской супруги Гессен двери в США. В 2013 году Гессен во второй раз покинула свою родную страну.

По мнению Маши Гессен, главная особенность Homo Sovieticus — двоемыслие. Это способность принимать вещи, которые абсолютно противоречат друг другу. Этот термин был взят из книги Джорджа Оруэлла (George Orwell) «1984».

Свежий пример российского двоемыслия — попытка отравления в Солсбери. Государственный телеканал взял интервью у двух мужчин, подозреваемых в преступлении, которые уверяли, что восхищались в Великобритании достопримечательностями.

«Конечно, каждый видел, что мужчины — никакие не туристы, — говорит Гессен. — Но именно это и есть двоемыслие: люди могут одновременно подозревать и россиян, и британцев».

Тоталитарное двоемыслие и государственная пропаганда создали в России ситуацию, в которой возможно все что угодно, и ничто не имеет значения.

Гессен пришла к понятию двоемыслия, когда брала интервью у жертв коммунистических репрессий. Она заметила, что многие жертвы относились к своей судьбе удивительным образом.

«Одна женщина в 17 лет была отправлена на 10 лет в трудовой лагерь. Когда я спросила, что она думает об этом сейчас, женщина ответила, что она не была виновна в преступлении, в котором ее обвинили, но ситуацию можно понять — стране нужна была рабочая сила».

Гессен также рассказывает в своей книге о женщине, которая донесла на своего мужа за троцкистские взгляды. Позже женщина уверяла свою дочь, что в ее жизни было две больших любви — расстрелянный муж и коммунистическая партия.

По словам Гессен, такие заявления кажутся абсурдными, но это связано с тем, что они пытались выжить в абсурдной системе. Человек не может выздороветь в один момент, с приходом новой системы.

«Ведь нельзя представить, что жертва торговли людьми сразу же после освобождения сможет установить счастливые отношения», — говорит Гессен.

Почему России не удалось измениться, как Германии после 1945 года?

«В России ситуация была гораздо тяжелее, — отвечает Гессен. — Нацистская власть продлилась всего 12 лет, так что у всех взрослых были воспоминания о более раннем периоде. Тоталитаризм в России продлился 73 года, так что люди ни о чем другом уже не знали».

Второе различие заключалось в отношениях убийцы и жертвы. В Германии жертвы были «другими», то есть евреями или гомосексуалистами. А в России жертвой мог стать кто угодно, и сами убийцы тоже часто становились жертвами.

«Немцы раскаялись, потому что люди знают, что нужно делать, если сделал кому-то плохо. Существуют готовые примеры».

«Русский террор был другим. Общество уничтожило себя. Это был террор-самоубийство. Подобрать для него хоть какое-нибудь объяснение будет тяжело».

Гессен сравнивает Россию с Эстонией, которая подвела черту в своей истории, обвинив во всем иностранных захватчиков.

«Эстонцы придумали себе одну ясную историю: Эстония была свободной страной, которая стала объектом оккупации соседних стран. Сейчас оккупанты ушли, и мы можем снова стать такими, какими были всегда — хорошими людьми».

Однако речь не о том, является ли эта история правдивой, а о том, дает ли она обществу ту основу, которая позволяет людям доверять друг другу и продолжать совместную жизнь.

У России такой истории нет. Поэтому стране необходимы внутренние и внешние враги.

«Не знаю, можно ли как-то решить проблему российской травмы, — говорит Гессен. — Тяжело видеть, что такие случаи сохранились и в нашем поколении».

Многое зависит от действий Путина. Русские уже поняли, что диктаторы не так сильны, как кажется.

«Я не оптимист. Однако хотелось бы думать, что все еще может измениться к лучшему. Конечно, вряд ли все станет настолько хорошо, что я сама захочу еще раз переехать в Россию».

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 25 октября 2018 > № 2772343 Маша Гессен


США. Весь мир > СМИ, ИТ > snob.ru, 25 октября 2018 > № 2769454 Артур Хачуян

Артур Хачуян: Хакеры в России чувствуют свою безнаказанность

Редакционный материал

В конце сентября Facebook объявил о кибератаке на профили 50 миллионов людей по всему миру. На этой неделе социальная сеть вернулась с печальными подробностями: хакерам удалось получить доступ к номерам телефонов и адресам электронной почты 30 миллионов пользователей. Сообщения сопровождались тревожными рекомендациями: например, с осторожностью отвечать на звонки с незнакомых номеров. Среди «счастливчиков» оказалась и корреспондентка «Сноба» Арина Крючкова. Она поговорила с гендиректором компании BigDataHub Артуром Хачуяном о том, что на самом деле произошло и стоит ли удалять свой аккаунт в Фейсбуке

Сноб. Как хакерам удалось взломать Фейсбук?

Еще две недели назад я нашел часть из утекших данных в свободном доступе в интернете и решил разобраться, что это за люди и какая именно информация стала доступна.

В моем распоряжении оказались 250 тысяч полностью взломанных профилей — то есть злоумышленники просто подбирали пароли наобум, и так получали доступ к личным страницам. Все остальные, скорее всего, оказались пользователями одного несложного для взлома приложения, скажем, по доставке еды. Кстати, определить, какого именно, довольно просто: стоит только опросить 20-30 человек из списка, в каких программах они были авторизованы через Фейсбук, и выявить одно общее для всех.

Но мне кажется, что это был мессенджер самого Фейсбука. И на это указывает сразу несколько факторов.

Во-первых, в приложении уже постоянно появляются уязвимости, и это происходит уже давно.

Во-вторых, оно фактически является сторонним приложением, в котором пользователям Фейсбука необходимо авторизовываться дополнительно.

В-третьих, злоумышленникам удалось получить доступ к личным сообщениям взломанных аккаунтов. Если бы это был какой-нибудь условный Тиндер, это было бы невозможно — соцсеть просто не даст на это прав. Да и получить разрешение на простую авторизацию с помощью Фейсбука у таких программ занимает несколько месяцев в связи с многоуровневой проверкой.

В итоге компания два дня назад анонсировала очередное изменение старого мессенджера и релиз нового. Хотя, конечно, это не обязательно может быть связано с хакерской атакой.

Сноб. Для чего кому-то могут понадобиться данные сразу 30 миллионов человек по всему миру?

Все зависит от количества полученной информации.

Если известны логин и пароль пользователей, то из их аккаунтов можно построить неплохую сеть ботов. Писать от их лица сообщения, размещать посты — и все это на заданную тему ради чьей-то пропаганды. Например, для того чтобы продвинуть на иностранных выборах нужного кандидата или свергнуть нынешнего президента своей страны. Но для этого потребуется довольно мощная организация и денежные ресурсы: ведь, чтобы Фейсбук не заблокировал такую активность как подозрительную, писать придется с нескольких миллионов аккаунтов с разных IP-адресов разных стран.

Если же глубина доступа скромнее и хакеры знают только 30 миллионов e-mail-адресов, привязанных к конкретным людям, то и этого достаточно. В цепочке заложены и родственные связи, и города проживания, и указанные интересы. А эти данные можно продавать в качестве базы для таргетированной рекламы.

Кроме того, зачастую пароль от Фейсбук-аккаунта дублируется в банковских и иных приложениях. А в качестве логина пользователи указывают один и тот же электронный адрес. В таком случае ущерб становится более ощутимым, и масштабная хакерская атака может обернуться массовыми кражами со счетов.

Еще один способ использовать полученную информацию — найти компрометирующие данные внутри личных переписок и перейти на шантаж. Так было, например, с американским сайтом знакомств несколько лет назад: сначала хакеры думали, что просто получат базу данных, а наткнулись на пикантную переписку американских сенаторов с проститутками.

Сноб. Получается, что большинство людей знают правила безопасности в соцсетях, но продолжают их игнорировать. Есть ли выход из этой ситуации?

Подобные взломы происходят все чаще и чаще, а страшные последствия так и не наступают. Так что в целом можно не волноваться. Удалять свой аккаунт тоже не стоит, но не надо и пересылать свои обнаженные изображения и фотографии банковской карточки (причем с обеих сторон). Конечно, закон нарушают хакеры, но обезопасить себя может только сам пользователь.

Сноб. Погодите, но это же примерно как советовать не надевать короткую юбку, чтобы тебя не изнасиловали.

Очень точная аналогия, но в нашей стране лучше предотвращать подобные преступления самостоятельно, а не ждать, когда государство начнет наказывать хакеров. Дело в том, что сейчас существует негласное указание не педалировать тему массовых угроз. Поэтому пока слабо верится в показательный процесс над киберпреступниками в России. А значит, они будут продолжать чувствовать себя безнаказанно. Поэтому конкретно в этом случае лучше не «надевать короткую юбку».

Беседовала Арина Крючкова

США. Весь мир > СМИ, ИТ > snob.ru, 25 октября 2018 > № 2769454 Артур Хачуян


Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 октября 2018 > № 2773265 Валерий Богомолов

В Москве прошла встреча многосторонних медицинских групп по международной космической станции. Врачи и ученые из России, США, Европы, Канады и Японии обсудили перспективы сотрудничества на околоземной орбите и планы работы в дальнем космосе. О том, как на станции работается экипажу после случившейся аварии, что делать в случае гибели астронавта при полете на коммерческом американском корабле, какая новая медицинская аппаратура появится на МКС и как специалисты готовятся к полету на Луну, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу рассказал замдиректора Института медико-биологических проблем РАН Валерий Богомолов.

— Расскажите о прошедшей на минувшей неделе в Москве встрече медицинских специалистов из стран-партнеров по МКС.

— Во встрече приняли участие члены многостороннего комитета по медицинским операциям МКС, многостороннего Совета по космической медицине МКС и многостороннего Совета по медицинской политике МКС. В каждом из советов представлен один голосующий представитель от стран-партнеров: России, США, Канады, Японии и Европейского космического агентства. Совещание проходит два раза в год. Один раз в США, второй раз — на территории одной из стран-партнеров. В этот раз наступила очередь России принимать гостей. Я участвовал в заседании в качестве сопредседателя многостороннего Комитета по медицинским операциям на МКС.

— Сколько всего специалистов приехало в Москву?

— Всего около 25 человек. От каждого агентства по 3-5 специалистов и сотрудники протокола. В основном в протокол входят сотрудники НАСА, потому что американское агентство отвечает за интеграцию всей деятельности по тематике МКС.

— Для чего проводятся такие встречи?

— Чтобы понять, что мы обсуждаем, нужно знать задачи каждой группы. Группа по медицинским операциям разрабатывает требования и правила работы медицинских структур и медицинских операций на МКС и одновременно сама реализовывает эти правила. Группа делится примерно на 16 подгрупп.

Что касается Международного совета по космической медицине, то это приватная группа, которая за закрытыми дверями обсуждает состояние здоровья космонавтов, допускает их к полету, сертифицирует их здоровье и сертифицирует полетных врачей — тех медицинских работников, которые в Центрах управления полетами следят за состоянием здоровья космонавтов. В совете два постоянных сопредседателя — от США и России, по одному представителю от каждой страны и полетные врачи. Допуск на заседания закрыт для всех посторонних. Ни главный врач НАСА, ни директор нашего Института медико-биологических проблем Олег Орлов туда не приглашаются. Здоровье космонавтов, как и любого другого человека, — врачебная тайна.

Каждая сторона представляет партнерам все действия, которые осуществила по медико-биологическому направлению с момента последней встречи: какие методики разработала и применила, что нового разработала из медицинских средств.

Рассматриваются разные направления: средства профилактики неблагоприятных факторов космического полета, обеспечение среды обитания, защита от акустического шума, качество воздуха и воды, изменение рационов питания, микробиологические аспекты. Например, сейчас на станции работает три человека, их сменит следующий экипаж, а есть живые существа, которые там живут постоянно, — микроорганизмы. В настоящее время на МКС около 100 видов микроорганизмов, грибов, которые мало того, что живут, видоизменяются, и рассматриваются нами как поражающий фактор для космонавтов, но они еще и поедают пластик и металл, из которых состоит станция.

Кроме этого, обсуждаются и принимаются новые стандарты здоровья космонавтов. Они меняются практически ежегодно, поскольку идет прогресс медицинской науки. В этот раз обсуждались стандарты, связанные с сердечно-сосудистой системой и с диагностикой атеросклероза, вопросы иммунизации человека от инфекций. Часть предложений были утверждены, некоторые отвергнуты.

Не будет секретом, если я скажу, что мы говорили и о дырке. Не о том, кто ее делал или не делал, это не наша компетенция, причины выясняет специальная комиссия. Но факт разгерметизации и ее устранения — наша сфера ответственности, поскольку мы отвечаем за безопасность экипажа. Что бы ни случилось в отсеке одной из стран-партнеров, поскольку среда обитания у нас единая, это касается безопасности всего экипажа. Например, эксперименты, которые проводятся на американском сегменте, влияют на космонавтов на нашем сегменте, поэтому нам надо следить, чтобы у наших космонавтов не было аллергических реакций. Или, например, и наших космонавтов, и американских астронавтов в космосе кусали подопытные мыши, хотя они работали в специальных перчатках. В условиях полета животные становятся агрессивными, особенно при каких-то манипуляциях. Это все тоже нужно учитывать.

— В каких аспектах рассматривался вопрос об отверстии в бытовом отсеке корабля "Союз МС-09"?

— Как я уже говорил, наша задача — обеспечить безопасность экипажа, поэтому мы рассматривали действия космонавтов по ликвидации этого отверстия. Кроме того, при использовании герметика для закрытия отверстия возникают вопросы токсикологической безопасности экипажа. Пары герметика могли негативно сказаться на самочувствии. Причинами возникновения дырки, как я говорил, занимается комиссия. Все слухи, кто это сделал, мы не рассматриваем — это не наша компетенция. Наша точка зрения, что экипаж слаженный, стрессоустойчивый, хороший по психологическим аспектам. Космонавтов в таких вопросах вообще трогать нельзя. И то, что они в интернете читают всякую ерунду, имеет непосредственное отношение к безопасности полета.

— Рассматривались ли в ходе встречи последствия аварии ракеты "Союз-ФГ"?

— А как же, как факт, который повлияет на дальнейшую программу. Рассматривался вопрос, насколько спасенный экипаж в составе российского космонавта Алексея Овчинина и американского астронавта Ника Хейга годен для включения в программу подготовки к следующему полету, насколько можно продлить полет находящемуся на МКС экипажу, сколько ресурсов имеется на станции для обеспечения экипаж всем необходимым, включая лекарства. Мы свои предложения, как врачи, сделали.

Сейчас мы находимся в трудном положении. У нас на российском сегменте находится один космонавт Сергей Прокопьев, поэтому обслуживание систем станции занимает у него много времени: уборка, чистка, обслуживание систем жизнеобеспечения, работа на тренажерах и личные гигиенические нужды. На науку остается очень мало времени. И тем не менее экипаж выполняет научные задачи. Прокопьев полностью выполняет Task list, это список дополнительных задач. Он за счет работы в личное время в полтора раза больше времени тратит на научные эксперименты, чем прописано в его ежедневном графике. Он каждый день проводит медико-биологические эксперименты, каждый день фотографирует Землю. Он энтузиаст и профессионал.

— Вы говорите, что обсуждались вопросы новых средств профилактики. Какое новое медицинское оборудование может появиться на МКС в ближайшее время?

— На заседании мы доложили, что за отчетный период на российский сегмент МКС поставлена новая аппаратура КМА для электрофизиологии, заменен массметр — он меряет массу не только человека, но и способен в условиях микрогравитации измерять массу предметов. Канадские ученые представили аппаратуру медицинского контроля, которая называется Skin. Это рубашка с электродами, благодаря которой можно получать физиологические данные космонавта, не отвлекая его от другой работы. НАСА представило свою разработку — маску-анализатор. Выяснено, что не все тесты на оценку тренированности космонавта являются адекватными для условий полета. Так, требуется газоанализ его дыхания. Специальная маска регистрирует уровень обменных процессов в организме во время физической нагрузки по выдыхаемому воздуху. У каждой страны есть свои разработки, которыми мы делимся друг с другом.

Кроме того, во время прошедшей встречи были представлены специальные наушники, которые не только защищают слух, но и оценивают влияние шума на барабанные перепонки. Наушники уже в ближайшее время будут поставлены на станцию всем членам экипажа. Устройства будут защищать органы слуха экипажа от шума, но при этом пропускать тревожные сигналы от системы оповещения и разговорную речь.

— Вы рассказали, что на стации постоянно обитает около 100 видов микроорганизмов. А космонавт Прокопьев недавно показал в видео со станции, что он в космосе никогда не болеет. Там какие-то специальные условия?

— Он не болеет, потому что у него практически нет отклонений в показателях здоровья. Кроме того, он очень дисциплинированный. Есть космонавты, для которых мнение медиков не важно. Недавно вернувшийся из космоса Олег Артемьев и находящийся на станции Сергей Прокопьев не из таких. Они очень много работают на тренажерах — по 2,5 часа ежедневно. Я уже несколько раз подписывал заключение, что к ним нет претензий по части тренировок, а к другим космонавтам были, они отказывались от необходимой программы физической подготовки. Прокопьев себя чувствует хорошо, потому что он выполняет все рекомендации врачей, психологически хорошо устроен, истинный профессионал.

— США готовят к испытательным полетам свои коммерческие корабли. Они должны стыковаться к МКС, а значит, встает вопрос обеспечения безопасности станции. Обсуждалась ли эта тема на прошедшей встрече?

— Да, мы обсуждаем сертификацию экипажей этих кораблей и их полетных врачей. Многосторонний совет предъявляет компаниям-производителям частных космических кораблей свои требования, мы знаем, что они с ними знакомятся, но насколько четко они их выполняют, мы определить не можем. Частные компании ссылаются на то, что используют много ноу-хау, доступ к которым ограничен, поэтому не делятся с нами определенной информацией. У нас на МКС так не принято. Мы должны все детально знать. Даже такие организации, как Роскосмос, ракетно-космическая корпорация "Энергия", получают не всю информацию. Мы требуем и добиваемся от частных компаний предоставления всей полноты информации, которая касается процессов стыковки с МКС, пребывания кораблей в составе МКС, но от нас совершенно скрыты вопросы старта, посадки, многие вещи, которые нам тоже нужно знать. На этом совещании мы обсуждали ход подготовки космических кораблей к тестовым полетам. Потом начнутся пилотируемые. В перспективе и наши космонавты полетят на этих кораблях, а значит, нам нужно знать, к чему готовиться.

Помимо того, обсуждались вопросы, связанные с возможными чрезвычайными событиями на борту корабля или станции. Предположим, по каким-то причинам астронавт погиб. Что делать дальше? Перед созданием МКС мы такие вопросы, так называемый код ноль уже обсуждали: как сохранять тело от разложения, как его возвращать, какие пробы брать. Сейчас, перед полетами частных кораблей американская сторона активизировалась. Полеты на коммерческих кораблях будут страховаться по-своему. В этих условиях страховые компании хотят оценить риски, а для этого нужны исходные данные, которые мы и обсуждаем. И если сейчас рассматривается, что делать с одним погибшим человеком, то чаще всего в критических ситуациях, например при утечке аммиака, пожара или разгерметизации, этот вопрос будет касаться недееспособности всего экипажа. Такие вопросы мы еще не рассматривали.

— Обсуждаются ли вопросы перспективных проектов, например, освоения Луны, работы на окололунной станции?

— Мы рассматриваем не только текущие вопросы — какие экипажи и к чему готовить, но и смотрим на перспективу. Много внимания уделяем разбору достижений в эксплуатации МКС. Что надо дальше делать? Что из опыта, полученного на МКС, мы может использовать в полетах к Луне, что еще требуется отработать на околоземной орбите, а что можно решить в наземных условиях. Выясняется, что не все можно отработать на орбите. Невесомость — не единственный фактор, с которым мы столкнемся в дальнем космосе. На прошедшей встрече российская сторона сделала акцент на использовании наземной стендовой базы. Речь о международном эксперименте с изоляцией SIRIUS, исследовании влияния невесомости путем сухой иммерсии, использовании центрифуги короткого радиуса для создания искусственной гравитации.

Дмитрий Струговец.

Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 октября 2018 > № 2773265 Валерий Богомолов


Россия. Весь мир. ДФО > СМИ, ИТ > ria.ru, 23 октября 2018 > № 2773268 Александр Сокуров

Российский режиссер Александр Сокуров приехал в российско-норвежское Заполярье — в поселок Никель Мурманской области и городок Киркенес провинции Финнмарк на первый Международный фестиваль экологического и социального кино "Северный характер: Green Screen", чтобы представить свой фильм "Александра". О том, почему он любит литературу больше, чем кино, что требует от своих учеников и чего ему стоит делать только то, что он хочет, режиссер рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Анастасия Яконюк.

— Александр Николаевич, на встрече со зрителями вы сказали, что впервые приехали в Норвегию. Наверное, и в Никеле — на самом севере Кольского полуострова — прежде не были? Показался ли вам Север кинематографичным?

— Природа уникальная. Красота невыносимая, идеальная — а идеальное выглядит всегда страшным. Совершенная, холодная, ветрами отточенная. Удивительная. Север — это испытание. Испытание средой, условиями. Для северной природы нужны совершенно другие сюжеты. Например, о том, как счастлив человек просто тем, что жив. О том, что значит полюбить и выжить в сложных для жизни обстоятельствах. Пришло время снимать кино на Севере.

А чтобы сделать игровой фильм, хотя бы полуторачасовой с профессиональным качеством, с соблюдением всех мировых стандартов, нужно около 24 миллионов рублей — это, в сущности, немного. Но сегодня все стоит дорого: профессиональная кинематографическая техника, работа, экспедиции, создание изображения — за все нужно платить.

— А у ваших учеников есть шансы снимать хорошее качественное кино?

— У меня 12 человек закончили курс на Кавказе. Помогать им особенно никто не будет, если только их не будут покупать. Купить некоторых могут — за талант, способности, образование. Но помочь им найти деньги на кино мне трудно.

— Вы планируете набирать еще учеников, будет ли новый курс?

— Возможно, будет скандинавско-балтийская школа, может быть, в Таллине. Сейчас идут дискуссии о программе, поскольку мои предложения не вписываются в программу Евросоюза по образованию, мои предложения оказались сложные.

А как повторять в России этот путь, я не знаю, потому что есть позиция министерства образования, которое не позволит менять программу. Кроме того, мне трудно представить, что кто-то из русских ребят пойдет ко мне учиться — я хорошо знаю эту среду.

— Что их в вас не устраивает?

— Да просто они не знают о моем существовании. У них нет желания. Я не отношусь к числу людей, которые сегодня в приоритете у молодых, мой поезд ушел.

У нас было трудно учиться в мастерской. Была дисциплина как в военном училище, причем она распространялась и на парней, и на девушек. Это были ребята с Кавказа, там другая культура, жизнь другая, но вот у них еще остались некоторые черты кавказского менталитета: это особое отношение к мастеру, вообще уважение к старшему. В русской традиции этого нет. Но учиться — это всегда принуждение.

— О ваших фильмах часто говорят, что они не для всех. Как вам кажется, многие ли понимают ваше творчество, то, что в картины закладываете вы?

— А как вы себе представляете человека, который нравится всем? Даже лекарства существуют разные от разных болезней. Тем более кино… Если уж нет универсальной литературы, то что говорить о кино! Конечно, оно субъективно.

Вообще, я много раз это говорил — я кино не люблю. Это просто моя профессия. Если я что-то люблю по-настоящему, это литературу, которая сделала из меня, провинциального мальчика, мыслящего человека. А еще, может быть, раннее сближение с классической формой музыкальной — симфонической и камерной.

Когда мои ровесники интересовались The Beatles, я был влюблен в квартеты Моцарта. Я прошел мимо увлечений моих ровесников Мандельштамом, Ахматовой, западной музыкой. Меня это не коснулось, как будто я из другого мира, другого поколения и другого народа. Я организм немножко уродливый, неорганичный для окружающей меня жизни.

Но в кинематографе есть что-то, что со временем стало для меня огромной ценностью… Мой профессиональный путь, к сожалению, связан больше с неудачами, чем с удачами, я к этому привык. И я делаю, в общем-то, только то, что хочу. Никогда не работал по заказу — я просто этого не умею.

— А это вам дорого обходится — делать то, что хотите?

— Это дорого. И экономически…

— Я не про деньги.

— Это дорого, потому что ты морально понимаешь, какая ответственность на тебе лежит. Когда появляются средства для фильма и ты можешь сделать что-то, что может не понравиться людям, которые находятся рядом с тобой. Их это может не устроить. Это тяжело осознавать.

Есть круг людей, к мнению которых я отношусь очень серьезно, конечно, я не бегу и не выполняю то, что они говорят. Но их мнение для меня важно, и так я проверю слабые стороны того, что я делаю.

— А ваша гражданская позиция дорого вам обходится? Вот когда вы за Олега Сенцова президента просили, вы же могли промолчать?

— Как это? А куда мне деваться? Я понимаю, что 20 лет арктических лагерей дать человеку…. У нас за убийство дают по 7-8 лет. А тут за намерение, за гражданскую позицию. К тому же он не гражданин России, он не принимал российского гражданства. Для меня очевидно, что есть люди, которые ввели в заблуждение президента страны. Я говорил об этом президенту.

Другое дело, что наши усилия ни к чему не привели. Они привели к большой кампании, шумихе, но не к главному — к решению вопроса, который ставит он. А он поставил вопрос не о своей судьбе — об освобождении всех политзаключенных, он вывел эту проблему за пределы обычной ситуации. Усугубило ситуацию.

У меня есть его адрес, я писал ему письма неоднократно, ответов не получал, только один раз приветы. Но, видимо, письма не доходят.

— О чем писали?

— Да о чем туда можно писать! Это обычные письма — о чем люди пишут от руки. Берешь ручку и просто пишешь… обычная человеческая история. Мы ведь с ним не знакомы, никогда не виделись, я видел его только один фильм. Он, к сожалению, успел только один сделать. Но не это главное.

— Вы говорили о том, что сегодня трудно найти деньги на кино, что не каждого допускают до этих денежных потоков. А есть что-то, о чем вообще нельзя снимать, есть сегодня в кино цензура?

— Конечно, есть. Она выражается в том, что ты не получаешь поддержки от государства, если у государства есть сомнения в благонадежности замысла твоего будущего фильма. Это выявляется на уровне сценарного прочтения. Не дадут снимать ироническое, сатирическое кино, сатирическую политику о том, как молодые люди относятся к государству, эротическое кино…

Поэтому это надо пробивать, биться, иногда хитрить, придумывать. Это не означает, что эти фильмы нельзя снять, просто надо искать средства на стороне. Правда, если ты его снимешь, можешь не получить разрешительное удостоверение, случаев таких много.

— А с театром у вас по-другому отношения складываются?

— С театром… это каждый раз особенное. Сначала это были оперные театры, но все всегда заканчивалось неудачей, потому что меня увольняли. Мой стиль, подход к спектаклям пугал, не воспринимался. У меня была постановка "Бориса Годунова" в Большом театре, она просуществовала полтора года, и ее сняли из-за постановочной сложности и потому что сам театр, как мне кажется, разрушал спектакль, они не следили за исполнителями партий, делали постоянные вводы неподготовленных людей, не соблюдали режим работы со светом.

Единственное мне удалось сделать, но, к сожалению, не на родине, спектакль, который я делал в Винченце в Италии по Бродскому, — это я сделал от начала и до конца, никто меня не останавливал. А в России мне не удавалось довести до конца ничего.

— А за границей сегодня как воспринимают российское кино? Какое у него место на кинофестивалях?

— Эта тенденция, которая наступила в экономике, в политике — санкции, в области культуры также набирают обороты, и сегодня не каждый русский фильм может быть показан на Западе. Чем лучше фильм, чем он с большим эмоциональным, художественным ресурсом, с большей привязанностью к своему народу сделан, тем менее он желателен к показу в европейском пространстве.

Происходит необратимое восприятие России. Это идеология, я раньше не позволял себе даже думать об этом. А сейчас, когда я получаю от моих коллег с фестивалей некоторые отзывы на фильмы, которые мы показываем, я вижу, что происходит то, что раньше считалось неделикатным, некорректным… А сейчас тебе прямо могут сказать, что слишком хороший русский фильм. Он нам не нужен.

— Слишком много любви к России?

— И к России, и к русскому персонажу, к русскому солдату, к судьбе русского человека. К сожалению, это так. Мы сейчас на острие подозрений, негодования, у нас сегодня сложное положение.

— Как вы относитесь к тому, что фильм Константина Хабенского "Собибор" выдвинули от России на премию "Оскар" как лучший фильм на иностранном языке? Вы этот фильм смотрели?

— Я видел его по телевидению. Меня попросили его посмотреть московские друзья. Я разочарован, считаю, что это очередная спекуляция на еврейской теме. 90% фильмов с еврейской темой — абсолютная спекуляция на страданиях народа. Когда люди извлекают деньги из этой темы, не говоря главного, — это бессовестно.

В этом фильме, мне кажется, есть профессиональные недочеты и искусственность.

Мне кажется, профессионально это несовершенное произведение. Не знаю, как дальше будет, хорошо, если у него будет получаться.

— А вы сами сейчас работаете над какой-то новой картиной?

— Да, мы пытаемся, потому что денег особенно нет. Говорить рано, может, и не получится. Никогда нельзя быть уверенным в том, что задуманное тобой в художественной форме может получиться и состояться. Никто не обречен на успех.

Анастасия Яконюк.

Россия. Весь мир. ДФО > СМИ, ИТ > ria.ru, 23 октября 2018 > № 2773268 Александр Сокуров


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > camonitor.com, 23 октября 2018 > № 2771165 Мадина Нургалиева

Мадина Нургалиева: «Модернизационные подвижки уже видны»

С момента публикации программной статьи главы государства «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» прошло полтора года. Это сравнительно небольшой отрезок времени, и совершенно очевидно, что его категорически недостаточно для ожидаемых кардинальных сдвигов. Однако именно этот стартовый этап является ключевым, поскольку в этот период были сформулированы главные месседжи и даны мощные импульсы для модернизационных преобразований общественного сознания, считает заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Мадина Нургалиева.

- Мадина Маратовна, просим вас подвести промежуточные итоги реализации программы модернизации общественного сознания. Каких ощутимых сдвигов в этом направлении нам уже удалось добиться?

- Практически все казахстанские эксперты – политологи, социологи, культурологи, психологи – убеждены, что модернизировать общественное сознание нужно, важно, но достаточно сложно. Стоит признать, что этот процесс безграничен в своих масштабах и времени, бесконечен в своем совершенствовании и реализации.

Практическим наполнением программы «Рухани жаңғыру», активно присутствующим в информационном пространстве в последнее время, стали предложенные президентом проекты: поэтапный переход казахского языка на латиницу, «Новое гуманитарное знание. 100 новых учебников на казахском языке», «Туған жер», «Сакральная география Казахстана», «Современная казахстанская культура в глобальном мире», «100 новых лиц Казахстана». Все они на данный момент находятся в той или иной стадии реализации и напрямую связаны с цифровыми информационными технологиями.

К примеру, информация о 18 мировых учебниках, уже успешно переведенных на государственный язык, а также готовящихся к изданию размещена на сайте 100kitap.kz. В рабочем процессе используется переводческая программа Smartcat через общий доступ в GoogleDocs. Это позволяет комплексно работать сразу всем специалистам – переводчикам, научным и литературным редакторам, корректорам. Кроме того, все книги доступны для онлайн-чтения на портале «Открытого университета Казахстана» - openu.kz в разделе библиотека.

К слову, открытые онлайн-площадки для обучения – это еще одна возможность повысить конкурентоспособность через образование. Подобные образовательные платформы предоставляют бесплатный доступ к онлайн-курсам от ведущих преподавателей на казахском и русском языках.

В настоящее время завершается II этап проекта «100 новых лиц», особенностью которого является акцент на молодежь. Уже завершились прием заявок и народное голосование, формируется список финалистов. Истории действующих победителей проекта размещены на сайте 100esim.el.kz.

- В чем суть модернизационных преобразований? То есть какими должны стать наши граждане на выходе?

- Суть всех модернизационных преобразований – повлиять на модели поведения казахстанцев и их повседневные практики. В конечном итоге портрет гражданина Казахстана мог бы выглядеть так: конкурентоспособный, прагматичный профессионал с открытым сознанием, стремящийся к самосовершенствованию и сохранению национальной идентичности.

Если проанализировать характер уже состоявшихся модернизационных изменений в сознании казахстанцев, то можно отметить следующее:

Во-первых, это ориентированность на прагматичный подход и стремление использовать цифровые технологии в повседневной жизни. Например, при оплате коммунальных и транспортных услуг или когда потребитель экономит свое время, заблаговременно бронируя свой визит в ЦОН, Казпочту или медицинское учреждение через портал Электронного правительства egov.kz или иные интернет-ресурсы.

Во-вторых, умение дорожить собственным здоровьем. По всей республике заметно выросло число парков, скверов, велосипедных и пешеходных дорожек. В крупных городах открыли двери Центры активного долголетия для людей пожилого возраста. Мы стали больше инвестировать в здоровый образ жизни, чтобы меньше тратить на лечение и покупку лекарств.

В-третьих, нацеленность на самообразование и повышение конкурентоспособности. Возможности для получения доступного образования сейчас активно используются не только молодежью, но и более зрелыми людьми. Новыми стандартами стало знание нескольких иностранных языков и профессиональных навыков, так называемых, Hardskills и Softskills. Последние относятся к числу социальных навыков, которые актуальны практически для всех. Это умение убеждать и находить подход к людям, лидерские качества, навыки межличностного общения и ведения переговоров, работа в команде, управление временем, эрудированность, креативность и прочее.

В-четвертых, фиксируется активное развитие волонтерского движения, самоорганизация гражданского общества. Появилось очень много разговорных клубов казахского языка, один из ярких примеров которого является «Қазақшаspeakingclub», организованный победительницей проекта «100 новых лиц» телеведущей Ольгой Спириной на безвозмездной основе. То есть мы готовы не только получать знания, но и делиться ими с окружающими.

- А как модернизация влияет на гражданскую активность населения?

- Одним из важных и показательных моментов модернизации сознания казахстанцев, на мой взгляд, можно отнести взаимодействие населения и власти. Для этого граждане активно используют цифровые технологии, приложения и новые медиа. К примеру, в Астане функционирует городской центр мониторинга и оперативного реагирования «iKomek», созданный на базе службы 109. Хотела бы остановиться на нем подробнее.

«iKomek» - это единая система обратной связи с населением и одновременно своего рода помощник для жителей города. Служба охватывает все виды коммуникаций, включая стационарные телефоны, группы в Facebook и чат-боты в Telegram, мониторинг социальных сетей, электронной почты, мобильного приложения SmartAstana. Все это позволяет жителю столицы оперативно решать возникающие сложности, и для этого нет необходимости идти в акимат и стоять в очереди. Достаточно позвонить или направить сообщение, фотографию, и вопрос будет решен. Для исследователей – это также очень информативный материал для анализа.

Большой популярностью пользуются региональные общедоступные группы в социальной сети Facebook. Например, общедоступная группа «Астана - Что? Где? Когда?», которая насчитывает порядка 130 тысяч участников; «Талдыкорганец» - 18 тысяч участников. В этих группах граждане делятся полезной информацией, обсуждают актуальные повседневные вопросы, помогают друг другу. Это еще один реальный показатель развития гражданского общества в Казахстане.

Все это вкупе подтверждает тот факт, что модернизационные подвижки в нашей повседневной жизни уже активно присутствуют. Президентская программа «Рухани жаңғыру» в определенном смысле стала «катализатором» этого процесса. Стратегия казахстанского обновления органично вписывается в общемировой модернизационный тренд и сфокусирована на успешные перемены не только сегодня, но и в перспективе. Важно не останавливаться на достигнутом, чтобы реализовать опережающую модернизацию общественного сознания.

Автор: Светлана Борисова

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > camonitor.com, 23 октября 2018 > № 2771165 Мадина Нургалиева


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 22 октября 2018 > № 2773480 Григорий Ивлиев

Григорий Ивлиев: для защиты военных технологий используем разные способы - РИА Новости

В минувшие выходные завершился VII съезд Общероссийского движения поддержки флота (ДПФ), в ходе которого обсуждались проблемные вопросы в сфере морского и речного транспорта, а также аспекты взаимодействия ДПФ с государственными структурами. Одним из участников данного мероприятия стал руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорий Ивлиев, который на полях съезда рассказал в интервью обозревателю РИА Новости Алексею Паньшину о том, как служба взаимодействует с ДПФ, а также ответил на другие актуальные вопросы.

— Григорий Петрович, расскажите, как служба взаимодействует с ДПФ?

— Мы с коллегами из ДПФ не так давно провели целую конференцию по интеллектуальной собственности, связанную с тематикой работы движения. Ведь ДПФ — это не только историческая память и морское содружество, оно уделяет большое внимание развитию научно-технического прогресса в морской сфере. Поддержка тех людей, которые занимаются современным судостроением, тех, которые со своими изобретениями выходят на зарубежные рынки, тех, которые построят в ближайшее время 68 судов различного назначения с современным оборудованием, очень важна, и мы стараемся ее оказывать. Кстати, недавно прошел в Индии экономический форум, на который собрались порядка 600 крупнейших предпринимателей и наши соотечественники вышли с современными образцами гражданских решений, в частности экранопланов. Эти проекты пользуются популярностью.

— Не могу не спросить, как осуществляется защита прав интеллектуальной собственности на военную технику, продаваемую за рубеж, в условиях, когда многие стали в открытую заниматься промышленным шпионажем?

— Это происходит в рамках военно-технического сотрудничества. Мы обеспечиваем защиту прав на интеллектуальную собственность, принадлежащую Российской Федерации. Вы знаете, что есть большие контракты, например с той же Индией, которые предполагают совместное строительство ряда образцов вооружений. Нам очень важно, что мы защищаем интеллектуальную собственность уже не просто в момент передачи от России конкретных вооружений, а уже в ходе совместного их производства на территории другой страны. Плюс ко всему, мы совместно работаем над защитой того продукта, который совместно производится и продается в третьи страны.

— Не так давно были заключены контракты с Индией и Турцией на поставку систем ПВО С-400. Как защитить технологии этих новейших российских систем, тем более в стране НАТО, которой является Турция?

— С Индией у нас не только существует договор о защите прав интеллектуальной собственности, эти вопросы обсуждаются в рамках рабочих групп, которые созданы по разным направлениям — авиастроение, судостроение и так далее. Что касается Турции, то в этом плане там более сложные отношения, но, несмотря на все политические сложности, которые возникали последние годы, мы в прошлом году подписали соглашение о защите прав интеллектуальной собственности в присутствии президентов России и Турции. В этом смысле у нас нет препятствий для заключения любых договоров на любые высокие технологии. Это обязательный элемент цивилизованного сотрудничества.

— В СМИ была информация, что США могли скопировать технологии производства систем С-300. Возможно ли это?

— Мне об этом не известно, но, если это и произошло, то речь идет не просто о воровстве, а о государственном промышленном шпионаже. Конечно, сейчас наши достижения больше защищены, чем, скажем, в 90-е годы от проникновения иностранных специалистов. Но практически везде, где мы выставляем свои образцы техники, есть люди, которые специально занимаются тем, чтобы понять, как это сделано. Конечно, могут украсть в первую очередь те страны, которые технологически готовы к такому производству, но все ведь украсть невозможно. Плюс ко всему, техника, которая поставляется за рубеж, выходит на рынок позже, чем появляются новинки отечественного ОПК — когда мы открываем С-300, у нас уже есть С-400, и так далее. Что касается мер усиления защиты прав интеллектуальной собственности на поставляемую нами за рубеж военную технику, то мы используем не только соглашения со страной-покупателем, но и другие формы защиты своих секретов производства.

— Когда планируется провести Дипломатическую конференцию по принятию Конвенции о действии единого промышленного образца?

— 22-23 октября в Душанбе будет заседать административный совет евразийской патентной организации, где один из вопросов — это принятие протокола нашей патентной конвенции, который бы включал новый объект интеллектуальной собственности — единый евразийский промышленный образец, который будет действовать в восьми странах. Документ готов, он в целом проработан, но на последнем этапе белорусские коллеги выставили два требования — по сроку хранения промобразца и по его охране. Конечно, это затягивает сроки, но мы будем этот вопрос решать.

— Завершается 2018 год, какие интересные, на ваш взгляд, патенты были зарегистрированы?

— Если говорить о глобальных достижениях, то для меня самым поразительным было создание нейрольной и кардиомиоцентральной матриц в Сибирском медицинском университете. Они научились выращивать клетки спинного мозга, мышцы миокарда и, по существу, к 2035 году прогнозируется наступление бессмертия человека, так как за этот промежуток времени будут созданы такие технологии, которые не только позволяют выращивать органы, но и трансплантировать их. Это будет переход к новым медицинским технологиям.

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 22 октября 2018 > № 2773480 Григорий Ивлиев


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 22 октября 2018 > № 2771162 Павел Черепанов

Пиар во время чумы. Казахстанский футбол: кризис – в головах руководителей КФФ…

Полгода назад, 25 апреля, на конференции Казахстанской федерации футбола (КФФ) была принята программа, названная стратегической и получившая довольно пафосное название «Вперед, футбол! Алға, Qazaqstan! 2018-2022». За прошедшее с тех пор время случился ряд событий, заставляющих вспомнить тот документ. Имеются в виду, прежде всего, крах надежд, связанных с участием национальной сборной в Лиге наций УЕФА, а также неудачи нашей молодежной команды. Поэтому мы решили «призвать к ответу» руководителя рабочей группы по разработке данной программы Павла Черепанова, заслуженного тренера Казахстана.

Выхолощенный смысл

- Павел Петрович, вы действительно считаете, что подготовленная вашей группой программа выведет отечественный футбол на качественно новый уровень?

- К огромному сожалению, тот смысл, который мы в нее вкладывали, впоследствии был настолько выхолощен, что сейчас мне и моим коллегам стыдно называться ее авторами.

- А что случилось?

- Нам предложили подготовить к апрельской конференции КФФ программу совершенствования отечественного футбола, рассчитанную на 2018-2022 годы, поскольку считалось, что «Стратегия 2016-2026», которая в свое время была разработана командой Ерлана Кожагапанова (бывший президент КФФ– прим. авт.), оторвана от реальности и не отвечает текущему моменту. В установленный срок, 20 апреля, мы предоставили проект программы под рабочим названием «Қазақ футболының жаңғыруы-2018-2022» («Модернизация казахстанского футбола»), над которым наша группа трудилась два месяца. Предварительно он прошел детальное обсуждение с участием руководства федерации, причем замечаний, дополнений, каких-то корректив с его стороны не поступало. Члены рабочей группы во главе с генеральным секретарем КФФ летали в Казань, где встречались с Курбаном Бердыевым, который поддержал проект и дал согласие приехать на конференцию.

Документ должны были опубликовать на сайте федерации для ознакомления и широкого обсуждения футбольной общественностью, однако этого не произошло. А затем случились события, которые мне трудно объяснить. В течение пяти дней, остававшихся до начала конференции, в недрах КФФ проект подвергся существенной переработке и был представлен делегатам как стратегия «Вперед, футбол! Алға, Qazaqstan!». Больше всего пострадал основной раздел программы, касающийся профессионального футбола и его главной задачи - повышения мастерства казахстанских игроков, без чего, как доказывает практика, качественное развитие спорта №1 невозможно в принципе.

На мой естественный вопрос: «Почему проект, по которому не было замечаний, вдруг перед самой конференцией столь радикально переделали?» исполнительный директор федерации Амиржан Тусупбеков ответил, что документу нужно было придать стандартную государственную форму.

- И что или кто, на ваш взгляд, стоит за всем этим?

- Если внимательно прочитать текст стратегии (онразмещен на сайте КФФ), то можно увидеть, что «государственный документ» переделывали дилетанты, которые занимались футболом разве что у себя во дворе. Полагаю, именно по этой причине только три страницы посвящены профессиональному футболу и национальной сборной.

Причем в данный раздел не вошел ряд ключевых моментов – например, нет четкого определения главной задачи; отсутствует перечень источников информации, на основании анализа которых можно делать выводы о текущем состоянии «игры миллионов» в стране. Полностью удалена глава, посвященная совершенствованию системы соревнований. Между тем, только устранив негативные явления, которые как ржавчина разъедают наш футбол, сделав чемпионат РК по-настоящему конкурентным (а это и должно быть целью реформы системы проведения соревнований), можно добиться повышения уровня мастерства казахстанских игроков. Как следствие, ими заинтересуются иностранные клубы, а это прямой путь к успехам национальной сборной.

Никто не хотел отвечать?

- Соглашусь: на последних чемпионатах мира и Европы особенно впечатлили сборные тех стран, которые активно «экспортируют» своих футболистов за рубеж. Можно назвать Хорватию, Уругвай, Бельгию, Колумбию, Исландию, Уэльс – и это не полный список…

- Зачем далеко ходить за примерами? Возьмите команду Грузии, которая уверенно заняла первое место в нашей группе и, в отличие от сборной Казахстана, продолжит борьбу за путевку на Евро-2020: она практически полностью сформирована из футболистов, выступающих в зарубежных чемпионатах.

Кстати, если вы посмотрите на таблицу целевых показателей для сборных команд РК, которая включена в измененный документ, то увидите, что спортивных задач перед ними не поставлено. Обтекаемо сказано об «успешных выступлениях», но что конкретно под этим подразумевается, непонятно. А задачи на нынешний 2018-й год и вовсе отсутствуют. Похоже, это сделано сознательно: вдруг завтра кто-то спросит за результат?

В нашем же варианте была предложена конкретная задача – завоевание путевки на Евро-2020 через дивизион «D» Лиги наций. Там собраны команды примерно одного уровня с нашей сборной, и при соответствующей подготовке задача была вполне выполнимой.

В целом можно сказать так: проект программы, имевший антикризисный и оперативный характер, превратился, по сути, в перечень служебных инструкций для сотрудников департаментов КФФ. Делегатов конференции это устроило, тем более что на трибуну выходили только заранее отобранные люди – те, которые всегда выступают, не вникая и даже не читая то, что они поддерживают и хвалят.

- Ну, хоть что-то из предложенного вашей группой, наверное, сохранилось в переделанном документе?

- Да, некоторые важные вопросы антикризисного характера остались. Однако, к сожалению, за полгода они не решены. Прежде всего, это касаетсяорганизации прямой и обратной связи «сборные-клубы» - о ее необходимости уже много лет говорят все кому не лень, но «воз и ныне там». Как следствие, тренеры сборных команд не имеют срочной (оперативной) информации о здоровье и текущем функциональном состоянии футболистов.

Игроки приезжают в сборные на несколько дней сразу после очередного тура внутреннего чемпионата. И отсутствие свежих и полных данных о них не позволяет составить индивидуальный план подготовки для каждого футболиста. Последнее входит в обязанности тренеров сборных, а значит, они должны быть наиболее заинтересованными в получении такой информации от клубов. Но то ли она им неинтересна, то ли они не знают, как ею распорядиться.

Спортивная наука? Не слышали…

- И какими были ваши предложения в этом плане?

- Мы рекомендовали внести в регламент Профессиональной футбольной лиги Казахстана (ПФЛК) важное, на наш взгляд, дополнение. Оно касается предоставления всеми клубами в соответствующий департамент КФФ информации о здоровье, текущем функциональном и физическом состоянии кандидатов в различные сборные (с созданием архива). Имеются в виду показатели ортостатической пробы; вес и состав тела; жизненная емкость легких; данные функционального состояния по компьютерной программе «Омега-С»; общее время тренировок с указанием неспецифических и специфических; объемы и преимущественная направленность ежедневных тренировок; данные фитнеса во время официальных матчей. Ответственность за выполнение данного требования возлагалась на спортивных директоров клубов с указанием санкций за его игнорирование.

Реализовано это наше предложение? Нет.

Кроме того, наша группа разработала специальную таблицу для отражения в ней цифровых показателей по названным выше позициям. За ее ежедневное заполнение отвечают клубный врач и тренер по физической подготовке. Вся информация должна поступать на электронный адрес аналитической группы департамента сборных команд КФФ для последующего анализа. Ежедневная работа с таблицей является одним из способов стимулирования клубных тренеров к самообразованию и совершенствованию профессиональных знаний и умений, что соответствует требованию тренерской конвенции УЕФА.

Нетрудно увидеть, что инициатива по организации прямой и обратной связи «сборные-клубы» могла бы способствовать решению одной из главных проблем отечественного футбола – повышению квалификации тренерского состава казахстанских команд. Наши предложения были одобрены на собрании главных тренеров и спортивных директоров клубов, которое состоялось 5 марта с.г. Однако в жизнь их так и не претворили.

- Почему?

- Удивительно, но инициативу не поддержали …главный тренер национальной сборной Станимир Стоилов и руководитель ПФЛК, член исполкома федерации Олжас Абраев. То есть, как раз таки те, от кого в первую очередь и зависела реализация этой идеи. Хотя еще 18 марта Стоилов в интервью сайту Sports.kzсказал: «Просмотрел несколько матчей чемпионата страны. Скажу вам честно: уровень казахстанских игроков очень низкий. Ни один из них не находится в хорошей форме».

На тот момент до старта Лиги наций оставалось еще полгода! Имея результаты ежедневного мониторинга тренировочных нагрузок и информацию о том, как реагирует на них организм того или иного игрока, можно было наладить конструктивный диалог с тренерами команд премьер-лиги и тем самым расширить список кандидатов в национальную сборную, не ограничиваясь футболистами лишь двух клубов – «Астаны» и «Кайрата». То есть, была реальная возможность скорректировать тренировочные нагрузки для «сборников» таким образом, чтобы устранить пробелы в их подготовке и подвести игроков к матчам Лиги наций в оптимальном состоянии. В такой организации дела и заключается смысл прямой и обратной связи «сборные-клубы». Неужели это настолько сложно для понимания?

Приходится признать, что в Казахстане футбол, имея огромное преимущество перед другими видами спорта с точки зрения объемов государственного финансирования, серьезно отстал от многих из них в плане научного и медицинского обеспечения. Например, в Конфедерации спортивных единоборств и силовых видов спорта созданы комплексные научные группы (КНГ), в которые включены специалисты по биохимии, биомеханике, диетологии, психологии, спортивной медицине, а также аналитики. Этот опыт сейчас распространяют и на другие виды спорта. Рекомендую прочитать интервью, которое генеральный секретарь Национального олимпийского комитета Данияр Абулгазин дал «Казахстанской правде». Такой подход дает возможность организовать учебно-тренировочный процесс с учетом современных требований и повысить уровень подготовки спортсменов.

Много шума – и ничего…

- А какова позиция руководства КФФ?

- У меня создается ощущение, что оно пассивно наблюдает за происходящим. Хотя именно федерация, согласно ее Уставу (да и во всем мире так), несет главную ответственность за спортивные результаты национальной, молодежной и других сборных. Вследствие такого отношения сегодня нет ни необходимой информации, ни обратной связи, ни аналитической группы, ни электронной базы (архива) с данными об игроках. Поэтому неудивительно, что наши сборные терпят неудачи.

Стилем работы КФФ стало неэффективное «ручное» управление. Федерация – как «вещь в себе»: она сама себя контролирует, хотя является общественной организацией. Если раньше комитеты КФФ, возглавляемые членами исполкома, могли потребовать с руководителей соответствующих департаментов отчеты о работе, то сейчас их статус низведен до уровня совещательных (даже не рекомендательных) органов. Тем самым заседания комитетов превращены в бесполезные посиделки.

Невольно вспоминается выражение «короля делает свита». А те, кто составляет сегодняшнюю «свиту», значительно уступают своим предшественникам в том, что касается знания футбола, способности видеть перспективы его развития, умения правильно определять первоочередные задачи и принимать эффективные управленческие решения. Поэтому вдумчивая и кропотливая работа, требующая серьезных интеллектуальных усилий, подменяется информационной шумихой, пиаром (взять хотя бы привлечение эстрадных певцов и юмористов к продвижению бренда КФФ), то есть какими-то внешними эффектами. Кстати, я прихожу к выводу, что и апрельская конференция с принятием стратегии «Вперед, футбол! Алға, Qazaqstan!» и приглашением Курбана Бердыева тоже была, скорее, очередной пиар-кампанией.

Между тем, чтобы поднять футбол в нашей стране, выйти на качественно иной уровень, добиться положительных результатов, требуется совсем другое. К чести Станимира Стоилова, он это, похоже, понял. В одном из недавних интервью болгарский специалист привел такую аналогию: «Игру сборной можно сравнить с красивой автомашиной. Вся работа главного тренера — это внешний вид, корпус, салон, тюнинг, так сказать; а двигатель — это уровень развития футбола в стране, это детские школы, клубы, игровая практика и класс отдельных спортсменов. Можно сколько угодно тюнинговать и наводить лоск, но, увы, без хорошего двигателя ваше авто не будет ездить на высоких скоростях».

Продолжая его мысль, могу сказать: мы столкнулись с глубоким кризисом в системе управления профессиональным футболом. Эта система включает в себя клубы, академии, центры подготовки и, конечно, сборные команды, результаты которых, как справедливо заметил однажды председатель комитета сборных команд КФФ Саян Хамитжанов, являются лакмусовой бумажкой уровня развития футбола в стране.

Беседовал Женис Байхожа

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 22 октября 2018 > № 2771162 Павел Черепанов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 октября 2018 > № 2769175 Алексей Федоров

Неочевидные преимущества: зачем «Яндексу» деньги Сбербанка

Алексей Федоров

Президент DIY-ассоциации и управляющий партнер ГК «220 Вольт»

Новости о том, что Сбербанк может приобрести 30% акций «Яндекса», больно ударили по котировкам ИТ-компании. Зачем это нужно банку — вполне понятно. Попробуем разобраться, зачем это «Яндексу»

Информация о покупке Сбербанком 30% интернет-компании «Яндекс» из того разряда, когда дыма без огня не бывает. Хотя компания распространила заявление основателя Аркадия Воложа, что он не намерен продавать свою долю в компании, но гендиректор также отмечает, что поддерживает «оценку различных возможностей управления структурой капитала». Хотя в «Яндексе» сообщили, что «не комментируют слухи», неофициальной информации в пятницу хватило, чтобы капитализация интернет-гиганта упала на пару миллиардов. После заявления Воложа стоимость акций начала отыгрывать падение. Были ли новости про покупку банком интернет-компании «вбросом» или сделка имеет бизнес-основания?

Внимание высоких сфер. Судя по новостной ленте, создается впечатление, что «Яндекс» выступает в роли «любимой жены» высшего руководства страны. Мало кто из частных компаний может похвастать таким вниманием первых лиц, публичными рукопожатиями и тестированием коммерческих продуктов. Конечно, демонстрация крайней лояльности чрезвычайно лестна, но и накладывает ряд ожиданий, которые необходимо оправдывать. Оказаться в зоне интереса сильных мира сего может быть небезопасно. При этом объективные причины «любви» неочевидны. Если говорить о «налоговом вкладе» в бюджет страны, то он значительно меньше многих компаний, например крупных торговых сетей.

Безусловно, цифровая экономика — модный тренд. Вполне естественно, что власти, желая сделать реверанс в сторону высоких технологий, уделяют свое внимание именно лидеру ИТ-отрасли, а не остальным участникам рынка. Но если ориентироваться не только на медиаконтент, у конкурентов «Яндекса» можно найти мощные ИТ-решения: элементы искусственного интеллекта в ретейле или логистике, моделирование производственных процессов без человеческого участия и прочее. Но амплуа национального ИТ-лидера уже закрепилось именно за российским поисковиком. При этом репутация самого популярного в России поискового сервиса страдает из-за претензий правообладателей.

Государственная защита. В сентябре 2018 года «Газпром-Медиа» подала иск к «Яндексу» за индексацию в поиске пиратских копий ее сериалов. При этом правообладатели указывают, что таким образом «Яндекс» увеличивает аудиторию русскоязычных пользователей: например, они чаще пользуются российским поиском, чтобы бесплатно просмотреть контент. Похожая ситуация помогала расти «ВКонтакте», который долгое время считался прибежищем пиратского контента по сравнению с Facebook. Официальная позиция «Яндекса» в том, что компания соблюдает российское законодательство и готова на дальнейшие меры по блокированию пиратского контента, если на них одновременно пойдут и конкуренты — в первую очередь Google и Mail.ru. Но, как и внимание государства, претензии правообладателей в первую очередь адресованы «Яндексу», который гораздо лучше Google проиндексировал рунет (а значит, и нашел в нем больше пиратских копий) и имеет значительно большую долю пользователей, чем поиск Mail.ru. В этом противостоянии «Яндексу» пригодится государственная поддержка, особенно против таких компаний, как «Газпром-Медиа».

Контроль и порядок. Можно понять и обеспокоенность государства столь влиятельной частной компанией, находящейся практически вне государственного контроля. Вообразить, что тот же Google идет на конфликт с американским истеблишментом, довольно странно: например, основатель Facebook обещал учесть все претензии конгрессменов к компании. А как себя поведет Аркадий Волож? Основатели корпорации Google бывают в Белом доме с завидной периодичностью. Их российские коллеги в Кремле — редкие гости. При этом широко известны возможные «проблемы» со строптивыми компаниями в России. Всесилие элит уже было поставлено под вопрос историей с «Телеграмом». Косвенный контроль над поисковой выдачей и новостной повесткой условной половины российских граждан, безусловно, манит государственные структуры. При этом формально ПАО «Сбербанк» государственной структурой не является.

Как раз отражение опасений госконтроля мы все и увидели в падении акций после появления новости, поскольку для большинства зарубежных акционеров подобное вмешательство полностью меняет «правила игры». Но ряд коммерческих проектов, таких как «Яндекс.Деньги» и «Яндекс.Маркет», уже находятся под протекцией Сбербанка — возможно, теперь пришла очередь и медиапроектов. «Золотая акция» Сбербанка не позволяет «Яндексу» передавать управление без одобрения «акционера». Укрупнение доли может быть продиктовано желанием более детального погружения в «тонкие настройки».

Сложные вопросы. В целом все идет согласно плану национализации всех крупных технологических компаний. Удивительно то, что обычно после информации о готовности одного гиганта купить долю другого акции обоих растут. А здесь случилось ровно обратное, что отражает уровень доверия к банку. Подобную динамику котировок мы наблюдали при вхождении ВТБ в уставной капитал «Магнита», после чего капитализация розничной сети обвалилась. Все это опять-таки подтверждает скептическое отношение инвесторов к косвенному отечественному госрегулированию.

Еще один сложный вопрос — интеграция менеджмента. Ставшая нарицательной либеральная «Яндекс.Team» с очевидно западной философией управления должна будет понять восточную философию Германа Оскаровича Грефа. Получится такая маленькая многонациональная Россия в кабинетах одной компании.

Мотив Сбербанка в целом понятен. Мотив же «Яндекса» остается туманным: зачем при годовом росте прибыли в 24% ему понадобился гигантский объем денежных средств? Исходя из капитализации «Яндекса» на сегодняшний день, 30% — это примерно $4 млрд. Быть может, здесь и нет ничего личного — просто бизнес.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 октября 2018 > № 2769175 Алексей Федоров


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2768153 Дмитрий Медведев, Татьяна Голикова

Совещание с вице-премьерами

В повестке: о летнем оздоровительном отдыхе детей, о Концепции подготовки спортивного резерва.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Наступила полноценная осень, поэтому есть резон окончательно подвести итоги летнего оздоровительного отдыха детей. В этом году отдохнуло 5,6 миллиона человек, это на 300 с лишним тысяч больше, чем в прошлом году. Особенно важно, что мы смогли охватить большое количество детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, и детей-инвалидов. У многих была возможность не только отдохнуть и окрепнуть на свежем воздухе, но и принять участие в дополнительных общеобразовательных программах. Это тоже очень важно.

В целом организация летнего отдыха детей была успешной. Были и проблемы, связанные с обеспечением безопасности, включая противопожарную безопасность, санитарную. В отношении целого ряда детских центров были приняты установленные меры воздействия. Надеюсь, что это позволит предотвратить подобные происшествия в будущем.

Татьяна Алексеевна (обращаясь к Т.Голиковой), скажите несколько слов о том, как был организован отдых.

Т.Голикова : Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги, октябрь – месяц, когда подводятся окончательные итоги летней оздоровительной кампании. Приведу ещё несколько цифр к тем, которые Вы озвучили. В 2018 году было 45 тыс. организаций, в которых отдыхали дети. Как Вы уже сказали, существенное количество детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, были обеспечены летним отдыхом, – это 1,6 миллиона детей (на 200 тысяч больше, чем в 2017 году). В организации отдыха и оздоровления детей было направлено более 138,5 тысячи несовершеннолетних, состоящих на профилактическом учёте в различных формах. Из этого количества 59,6 тысячи состояли на профилактическом учёте в органах внутренних дел.

Численность работников, которые занимались организацией летнего отдыха детей, составила 779 тысяч человек. Из них 352 тысячи – педагогические работники, 54 тысячи – медицинские работники. Должна отметить активное участие в организации летнего отдыха детей ведущих всероссийских детских центров, таких как «Океан», «Орлёнок», «Смена», и международного детского центра «Артек». В летний период туда было направлено 29,7 тысячи человек – это на 7,1 тысячи человек больше, чем в 2017 году, – в том числе 3,6 тысячи детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, и 181 ребёнок с ограниченными возможностями здоровья.

Проведению летней оздоровительной кампании предшествовала системная работа наших правоохранительных органов. В первую очередь я имею в виду МВД и МЧС России. Кроме того, работа по надзору за проведением летнего оздоровительного отдыха была организована Роспотребнадзором, Рострудом и Министерством здравоохранения.

В процессе летней оздоровительной кампании 74 тысячи детей получили экстренную и неотложную медицинскую помощь. Из них госпитализировано было 2496. Но должна также отметить достаточно серьёзную позитивную тенденцию: различными видами инфекционных заболеваний болели 1123 ребёнка – это более чем в два раза меньше, чем в 2017 году. Тем не менее я бы хотела отметить, что работа, которую проводили МВД, МЧС и надзорные структуры в преддверии организации летней оздоровительной кампании, показала, что ещё требует достаточно серьёзного внимания противокриминальная и антитеррористическая защищённость объектов. Здесь ещё есть над чем работать.

Кроме того, были выявлены случаи ненадлежащего состояния транспортных средств, в которых перевозятся дети. У ряда юридических лиц обнаружены нарушения при заключении трудовых договоров.

Что касается здоровья детей и инфекционных заболеваний. Я обращаю внимание на эту тему потому, что время проходит быстро, мы скоро займёмся подготовкой летней оздоровительной кампании уже 2019 года. И сейчас с учётом того, что регионы (в основном это учреждения, находящиеся в ведении регионов) формируют свои бюджеты на 2019–2021 годы, надо обратить самое серьёзное внимание на выявленные нарушения и необходимость приведения учреждений, в которых отдыхают дети, в надлежащее состояние по всем параметрам, которые являются надзорными и контрольными, чтобы обеспечить безопасное пребывание детей в этих учреждениях.

Д.Медведев: Действительно, скоро надо начинать готовиться к новому сезону, поэтому за выполнением всех решений, которые приняты, надо внимательно следить. И чтобы наши контролирующие структуры не ослабляли внимание к этой сфере.

С отдыхом часто связан спорт. Я подписал Концепцию подготовки спортивного резерва на период до 2025 года. Итоги Олимпийских игр, чемпионата мира по футболу, которые проходили в России, показали, что у нас есть хороший кадровый резерв, нам есть кем гордиться. Это на прошлой неделе доказала и наша сборная, которая на Юношеских Олимпийских играх в Буэнос-Айресе выиграла общекомандный медальный зачёт. В общей сложности ребята завоевали 59 медалей, из них 29 – золотого достоинства. Это очень хороший результат, и это показывает, что у нас есть настоящий олимпийский резерв. Уверен, что в марте следующего года наши молодые спортсмены смогут неплохо выступить и на зимней Универсиаде, которую мы будем проводить в Красноярске.

Но победы сами по себе не возникают. Надо начинать с определённого возраста. Большая удача, если одарённый ребёнок попадает к хорошему тренеру. Чтобы самые перспективные дети дошли до вершин профессионального спорта, должна действовать прозрачная система их отбора и поддержки, которая должна быть выстроена в соответствии с концепцией. Там заложены обновлённые профессиональные стандарты тренерской работы. Установлены критерии для спортшкол, целый ряд других позиций. Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), расскажите подробнее, как мы будем реализовывать эту концепцию.

О.Голодец: Действительно, наши спортивные достижения в последнее время радуют россиян. С начала года, помимо Юношеских Олимпийских игр, наши спортсмены завоевали 117 золотых, 62 серебряных и 99 бронзовых медалей. И свои имена вписали в историю спорта такие выдающиеся спортсмены, как Дина и Арина Аверины (художественная гимнастика), Софья Позднякова – саблистка, Гульнас Губайдуллина – чемпион мира по современному пятиборью и многие другие. Это сегодня некая вершина, к которой стремятся дети в спортивных школах на разных этапах спортивной подготовки.

Сегодня спортивной подготовкой охвачено 3 миллиона 290 тысяч человек. В этой системе трудятся 95 тысяч тренеров. Концепция подготовки спортивного резерва прежде всего включает в себя большую программу подготовки тренерского состава. Сейчас разработаны новые профессиональные стандарты и готовятся программы подготовки для тренеров по разным видам спорта. В эту работу вовлечены спортивные федерации, а также профессиональные спортивные клубы. Мы надеемся, что первый этап программы завершится уже к концу 2020 года и мы сможем максимальное количество тренеров переобучить в рамках заданных программ. Затем мы планируем, что эта программа перейдёт в режим постоянного воспроизводства и будет постоянно обновляться – как с точки зрения методик, так и с точки зрения программ образования.

Программа подготовки спортивного резерва включает развитие инфраструктуры и укрепление материально-технической базы спортивных школ.

Программа нацелена на то, чтобы обеспечить возможность всем детям, которые обладают неординарными способностями, проявить себя и добиться высших результатов в спорте.

Д.Медведев: Спасибо. Это действительно хорошие достижения. Посмотрим, как концепция будет реализовываться.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2768153 Дмитрий Медведев, Татьяна Голикова


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 21 октября 2018 > № 2767027 Михаил Яснов

Детское одиночество поэта. Интервью с Михаилом Ясновым

Интервью с Михаилом Ясновым. Одним из самых востребованных детских писателей и взрослых переводчиков

Главными темами нашего разговора в «Альянс Франсез» перед переводческой мастерской стали: литература, перевод и подлинник, родина и эмиграция, сама жизнь, которая неминуемо в эти реальности вмешивается. Это интервью я условно отношу к серии «интервью-мастер-классов», где у читателя есть возможность, если не научиться чему-то, то, по крайней мере, чуть-чуть увидеть творческие профессии изнутри. Для меня лично самым большим уроком этого разговора стало понимание того, что незнания и неумения не стоит стыдиться, но, напротив, следует рассматривать их как надежду и повод на дальнейшее движение в сторону культуры. Надо ли лишний раз восторгаться тонкостью и волшебством качественного перевода? Думаю, что надо. Итак, алхимия профессии.

ИА REGNUM : Начнём с перевода. Это всё-таки наука или искусство, и как бы вы описали школы переводческие, которые существовали в советское, а, может быть, ещё и в царское время? И существуют сейчас.

Дима, у вас часика четыре есть? (смеётся)

ИА REGNUM : Ну будем конспективно (смеётся)

Что такое перевод? Ну на самом деле всё вместе: и наука, и искусство, и безалаберность, и отдых, и разговоры… Я думаю, что перевод как раз относится к тем областям человеческой культуры, которые не слишком определимы. Нельзя вывести всеобъемлющую формулу перевода. Это — то-то, то-то и то-то. Всё вместе. Другое дело, что существуют какие-то конкретные жесты, реплики, приемы, свойственные именно художественному (и еще более узко — поэтическому) переводу, на которые время от времени ссылаешься, переходишь. Ну не знаю, когда я сажусь переводить… это, скорее всего, всё-таки похоже на самописание.

ИА REGNUM : Я буду вас иногда прерывать.

Даже обязательно, Дима.

ИА REGNUM : При том что перевод — загадочная вещь, всё-таки иногда это как «специальность» прописывается в дипломах. По крайне мере, прописывалась. Или это условность?

Это условность. Я уверен, что переводу научить нельзя. Можно научить ремеслу. Так же как нельзя научить писать стихи, например. Можно заставить человека написать сонет. Ну он напишет сонет, но это не значит, что он будет поэтом. Можно заставить человека перевести сонет. Совсем не значит, что он будет переводчиком стихов.

ИА REGNUM : Внутри вас есть какое-то противоречие между писателем, переводчиком, поэтом или это достаточно гармоничное сосуществование?

Не знаю, насколько гармоничное, но противоречий нет. Когда я не пишу какие-то взрослые вещи, то пишу детские, если не пишутся детские, то я перевожу, если не перевожу, то пишу, предположим, рецензии. Это общее литературное поле.

ИА REGNUM : Если говорить о культуре, то это, к счастью, или, к сожалению, некоторый воздух, которым мы дышим с детства? Это семейное окружение, то, что мы впитываем с молоком матери, или с нашими первыми учителями? Или есть какие-то моменты, когда человек неожиданно для себя открывает в себе какие-то культурные пласты, которые не закладывались в него… И, может быть, в продолжение этого вопроса — расскажите о своём пути.

Ну да, я понимаю. Дима, вся беда, или не беда… как бы… существования в том, что бывает и так, и так. Нет каких-то конкретных рецептов. Знаю целый ряд моих сотоварищей, моих друзей, которые, можно сказать, «выходцы из семей» культурных, и понятно, что они с детства были окружены, по крайней мере, какими-то опознавательными знаками этой культуры. Есть такие ребята (ну уже не ребята, а взрослые дяди и тёти), которые из самых простых каких-то окружений выросли, но вот… Я всегда очень боюсь говорить о том, существует ли божий дар. Я этого просто не знаю. Но всё-таки, видимо, какая-то предрасположенность, причём довольно жёсткая, должна быть.

ИА REGNUM : Вы застали довольно существенную часть советского периода. С точки зрения условно плюсов и минусов. Союзов писателей, огромных каких-то потоков, литинститута, социальных льгот, домов творчества. Вот это время вы сейчас оцениваете по отношению к нынешнему скорее как условно «хорошее» или «плохое».

Опять же нет ничего однозначного. Плохо всё, что было связано с идеологией. Отвратительно всё, что было связано с литературным чиновничеством. Хорошо, что была некоторая социальная защита писателя, которой сейчас нет совершенно. И многие мои коллеги по союзу писателей, я их вижу довольно часто, вынуждены просто выживать.

ИА REGNUM : Циничный вопрос. Сколько людей могут сейчас заработать детской литературой в стране?

Очень мало. Считанные единицы. Вот у меня есть моя некоторая личная гордость, я учился на вечернем факультете университета. И параллельно работал в издательстве. И прошёл в издательстве такой замечательный путь: от младшего грузчика до старшего редактора. И в тот день, когда я получил диплом, я из издательства ушёл. На свободу. Это был 1971 год, я с тех пор не служил ни дня, никогда… То есть я жил все эти годы, а это уже сколько лет прошло, полвека фактически, я жил либо на гонорары, либо на деньги, которые зарабатывал, давая уроки.

ИА REGNUM : Это были уроки русского?

Русского, литературы. Но это было поначалу, потом я от уроков тоже отказался. И перешёл, как говорится, на полную самоокупаемость. Но это очень тяжело.

ИА REGNUM : Если отойти от прагматики в сторону метафизики, то, если я не ошибаюсь, вы упомянули в одном интервью, что вам довольно близка игровая традиция поэзии.

Да, конечно.

ИА REGNUM : Это вообще вещь нетривиальная. Мы, например, знаем детские стихи Мандельштама. Но сказать, что они настолько же потрясают нас, как взрослые…

…Мы не можем. Мы знаем детские стихи Пастернака. И то же самое. Мы не можем сказать, что они написали выдающиеся произведения детской литературы. Но мы знаем детские стихи Чуковского. И мы можем сказать, что он может быть единственный поэт, писавший для детей, вообще в истории нашей детской поэзии, который не устарел. Устарел Маршак. Не то что бы невероятно, но здорово. Устарели школьные стихи Михалкова и Барто. То есть исчезло то общество, которое их питало. Исчезли постулаты общества, на которые были ориентированы эти стихи. У Чуковского же всё в языке. И сейчас, когда я работаю с молодыми детскими писателями, то я им говорю, хотите остаться в литературе, делайте акцент на язык. И вообще мне кажется, что это относится не только к детским писателям. И к переводчикам. И к взрослым писателям. Если ты работаешь внутри языка, то, во-первых, это невероятно интересно, а, во-вторых, это некий залог твоей будущей жизни.

ИА REGNUM : Ну всё-таки что для вас такое «детское» и где оно заканчивается. Есть ли для вас перекличка с сюрреализмом, авангардом? Или это совсем разные вещи.

Есть. У меня перекличка не столько с сюрреализмом и авангардом, сколько с Хлебниковым и футуризмом. У меня лично. Потому что, когда я был молоденький совсем подросток и мне впервые попались стихи Хлебникова, то я тогда совершенно «забалдел». И «подсел» на них. И подсел настолько, что когда я писал диплом, то это, кажется, был первый диплом по творчеству Хлебникова в нашем университете. Очень для меня важный поэт, он показал мне, по крайней мере, что такое самоценность языка. И от него пошла волна, футуристы. ОБЭРИУТЫ. Вся эта традиция. Вплоть до сегодняшнего дня. До Олега Григорьева, до Генриха Сапгира. До всех наших корифеев.

ИА REGNUM : Как случилась вся эта французская история в вашей жизни? Это было параллельно? С французским языком, с переводами?

Я думаю, что совершенно случайно, просто когда я был маленький, то учил немецкий язык, который на меня не произвёл ровно никакого впечатления. А потом как-то случайно перешёл на французский, который мне понравился. Вот это первое детское «нравится» — очень дорого стоит.

ИА REGNUM : Это были частные уроки, или это была школа?

Это была школа. В школе был французский язык.

ИА REGNUM : Вы ощущали себя, условно говоря, на этом празднике жизни — чужим. Поэтому изгнанником? Одиноким в этом мире, самым невзрачным.

Это когда? В связи с чем?

ИА REGNUM : В вашем детстве?

В детстве я себя чувствовал невероятно одиноким. Вообще детское одиночество — это особая статья жизни. Я об этом очень много думал. И думаю сейчас. Я думаю, что… Нормальный человек должен пройти через детское одиночество. Это общепринятая формула, что в детстве все должны быть счастливыми. Это всё хорошо. Прекрасно. И дай бог, чтобы ребёнок был счастливым. Но если он не пройдёт через мучительные для себя какие-то вот эти самоопределения, через вражду, через предательство, через ещё какие-то вещи, вот если он через это не пройдёт, то может всё плохо кончиться.

ИА REGNUM : Ещё хуже, чем у остальных?

Да, совершенно верно. Но, если ты проходишь через это, если ты как бы внутренне воспитываешься, внутренне закаляешься, тогда, может быть, что-то получится.

ИА REGNUM : Говоря о французской культуре, что для вас было или есть значимого, в поэзии и литературе? Это меняющиеся вещи? Или у вас есть какие-то такие ориентиры, которые остались до сих пор.

Дело в том, что это, конечно, вещи меняющиеся, но вот сейчас я, позанимавшись своими штудиями не один десяток лет, могу сказать точно, что во мне, конечно, сформулировалась какая-то своя традиция французской поэзии, которая мне близка, которую я больше всего люблю. И я очень часто говорю, когда меня спрашивают, что хотел бы пообщаться с кем-либо из французских поэтов-классиков, а с кем-то не хотел бы даже встречаться, потому что они мне по-человечески неприятны.

ИА REGNUM : Я рискну спросить, кто же вам был приятней? Те поэты, которые были «прокляты»? Как эти симпатии и антипатии возникают?

Симпатии возникают очень просто. Я терпеть не могу Рембо. Хотя много его переводил. Он был мерзким, отвратительным мальчишкой. И он был гениальный поэт. Но общаться с ним я бы не хотел. Он мне неинтересен. Как закомплексованный подросток. А с Аполлинером я бы очень хотел пообщаться. Вот этот дяденька был ничего себе. И он всё-таки очень много чего знал. И у него были открытые пристрастия в области культуры. Конечно, хотелось бы с ним поговорить…

ИА REGNUM : А с Прустом было бы о чём поговорить? Вы переводили его?

Я Пруста не переводил. Я недавно написал предисловие к его неизданной до сих пор (то есть вот она сейчас издалась) маленькой переписке его с соседкой. Не видел, Дима? Это довольно любопытная книжка. Она любопытна фактологически. Там немного писем. Он живёт на третьем этаже. А дама, с которой он переписывается, живёт на четвёртом. Они не могут встретиться. Он болен. Он не выходит из дому.

ИА REGNUM : По сути, лежит в кровати, пьёт кофе и снотворное.

Да! Он пишет ей письма, потому что её муж зубной врач и он шумит наверху. И вот эта любопытнейшая переписка между людьми, которые, можно сказать, живут за стенкой. Она того стоит. Я написал такое маленькое предисловие. Но Пруста я не переводил. Я не рискну это делать.

ИА REGNUM : Вы верите в то, что современный Запад, условно «деградирует», что культура распадается, гомосексуальные браки и так далее, или это какой-то цикличный процесс, и мы через это всё так или иначе проходили? Или сейчас с обществом что-то происходит, что позволяет говорить, что это какой-то другой виток распада?

Трудно сказать. Может распад. Мы проходили. Другое дело, смотрите, что происходит. Вот мы впервые, наши поколения независимо от возраста, мы оказались на переходе от одной цивилизации к другой. Условно говоря, от «бумажной» к «электронной», поэтому сейчас могут по-иному формироваться базовые представления о морали, нравственности и т. д. Вот эти вещи. Я не знаю. Может быть, электронная цивилизация подвигнет людей на какие-то совершенствования в этом плане. А, может быть, убьёт то хорошее, что было, небольшое. И превратит всех в роботов. И в людей иного, так сказать, склада.

ИА REGNUM : Как вы считаете, можно сохранить живость языка? Мышления? Ощущения жизни? Вы, когда преподавали русский и литературу, давали какие-то задания? Ваши ученики писали сочинения? И как вы вообще работаете с переводчиками, сочинителями?

Когда я преподавал, то это было так давно, что я, честно говоря, уже и не помню. Это, конечно, всё было просто «детским садом». Всё ерунда была. Когда мы сейчас работаем с детскими писателями или вот с переводчиками, то тут надо просто представлять себе, чего люди хотят. И что они могут в результате. Я очень хорошо помню тех, кто пришёл в нашу студию в начале девяностых, когда мы начали работать. Это было совершенно другое поколение.

ИА REGNUM : В чём разница?

Разница в интеллектуальном уровне. Безусловно.

ИА REGNUM : То есть?

Тогда общий интеллектуальный уровень был выше. И люди, приходившие в студию, были моложе нынешних. Молодые ребята, студенты. Сказали — мы хотим переводить, нам это нравится, мы это любим. Из человек 20−25, которые тогда приходили, осталась небольшая горстка. Но сейчас это профессиональные переводчики художественной литературы. Высокого уровня. Сегодня к нам приходят люди в возрасте, для которых перевод — это домашнее музицирование, хобби, увлечение, но не профессия. Как сложится завтра — я не знаю. Может, завтра придут какие-то молодые ребята замечательные. Видимо, всё волнами происходит. Я хорошо помню, когда я был еще совсем желторотым, то пришёл в Дом писателей на студию перевода к Эльге Львовне Линецкой, выдающемуся педагогу и мастеру художественного перевода. И меня поразил тогда высочайший интеллектуальный уровень людей, которые там были, и мне, конечно, повезло невероятно, что я туда попал. Потому что когда ты молод и необразован, а вокруг тебя люди тридцатилетние, и каждый знает по десятку языков, и работают со всей мировой литературой, то тут ты видишь, какое ты ничтожество и как тебе надо вырываться из этого своего ничтожного состояния, понимаешь… Я вот, кстати, очень люблю такие переживания. Нехорошие, неприятные, ломающие душу, заставляющие как-то совсем иначе себя устраивать, они должны быть. По молодости. Потом, в каком-то возрасте это уже тяжело переживаешь, если это всё остаётся, но по молодости, по-моему, они должны быть. И когда они связаны еще и с переводом, а они связаны с переводом, если ты им занимаешься, то это тоже очень важно, потому что это твой душевный опыт, а как ты без душевного и духовного опыта можешь переводить?

ИА REGNUM : Если это не слишком личный вопрос, то как вы справляетесь со всеми этими сильными чувствами, которые могут нахлынуть зачастую на пишущего стихи человека, потому что ведь многие не могут с этим справиться.

Ну я не знаю. Как-то справляюсь.

ИА REGNUM : Какие-то секреты у вас есть? Как вы сохраняете оптимизм, энергию?

Секрет только один. Да, во-первых, оптимизм должен вообще в любом случае сохраняться. Независимо ни от чего. Не будем брать крайности. А, в принципе, ну бывают сложные обстоятельства жизни. Это совсем ни о чём не говорит. И что? Поднимать лапки кверху что ли? Нет. Работаем. И вообще работа спасает… Игнатий Михайлович Ивановский… Знаешь кто это?

ИА REGNUM : Нет.

Это замечательный переводчик. Он уже ушел от нас, он был последним живым учеником Лозинского. Вот он рассказывал, как работал Лозинский. Он был серьезно больным человеком. Всю жизнь. И каждое утро он вставал и, прежде чем садиться за работу, себя складывал. Я не знаю какими приёмами. Но он себя складывал, складывал, складывал. Приводил себя в рабочее состояние. Состояние лошадки просвещения. Садился и работал. Вот сколько мог. А еще окружающие, семья. На следующее утро то же самое. Изо дня в день. Вот этот процесс «складывания себя» он очень важен, наверное.

ИА REGNUM : Какие-то у вас есть ритуалы? Или как вы обычно пишите? И, вообще, как формально организован ваш день? Вы пишите как Цветаева, в пять часов вечера, условно?

Никак. Единственное, что за последние пару лет я отработал для себя один очень хороший, который мне нравится, приём. Я встаю в пять утра. И вот с пяти утра до одиннадцати-двенадцати это моё время. Никто не тревожит. Звонков телефонных нет. Никуда ходить не надо. Значит, ты сидишь, работаешь. Раньше я так не мог, не мог в пять часов утра встать. Но как-то с возрастом вдруг оказалось, что это вполне реально.

ИА REGNUM : Вы часто бываете во Франции, наверняка. И как вы ощущаете сейчас изнутри нынешнюю Францию, французскую культуру, французских интеллектуалов. Это всё-таки другой континент или это по большому счёту продолжение Петербурга?

Нет, это другой континент.

ИА REGNUM : У меня был научный руководитель. Достаточно известный переводчик в философской сфере с французского. Я задал ему тот же самый вопрос и он мне сказал: «Вначале я думал, что они другие. Потом я стал думать, что они почти такие же. А потом я понял, что они совершенно другие!»

Я думаю, что он совершенно прав. Особенно французские интеллектуалы. Они вообще другие. Я мучился — вот почему я не могу читать всю эту литературу?

ИА REGNUM : Например, Делёза, Бодрияра?

Да, перечень длинный. Ну не могу. Я вначале думал, что, наверное, просто ума не хватает. Начал внимательней читать, да нет, вроде бы даже и понятно. Но это другой мир. Это мир для каких-то особо посвящённых. Вот если бы я с детства этим занимался… И эти люди были бы моими учителями… И я бы вошёл в этот мир. Наверное, я был бы как рыба в воде. А так мне это просто неинтересно… Мне стыдно в этом признаваться. Потому что многие мои друзья — переводчики как раз этой литературы. И что же я им скажу? Я признаю своё некое бессилие в этом. Другое дело, что всё равно с ними интересно.

ИА REGNUM : Вы общались с «бессмертными»?

Практически нет. Но я общался с людьми довольно любопытными, которые были…

ИА REGNUM : Почти бессмертными?

Почти бессмертными. В частности, есть несколько центров во Франции, где собираются интеллектуалы. На какие-то свои семинары. Мне пару раз повезло, я был на каких-то таких семинарах. Это очень любопытно. Во-первых, я ничего не понимаю, что они говорят по-французски. Намертво. У них свой язык. Вот как наш «птичий язык», только он по-французски. Я и наш-то не понимаю. Французский вообще не понимаю. То есть я понимаю общую мысль, общую идею, но уже тонкости от меня ускользают. Из самых любопытных людей, с которыми я встречался, на меня сильнейшее впечатление произвёл Мишель Декоден. Не знаю, знаешь ли ты его, он уже умер, к сожалению. Это главный человек по французскому 20 веку. По Аполлинеру. Почему я к нему и попал. Он был филолог, литературовед, историк литературы, искусствовед. Он потрясающий был дядька. Да ещё и с такой замечательной фамилией — Декоден. Мне было очень интересно с ним пообщаться, конечно. Он, кстати сказать, обратил моё внимание на те вещи в Аполлинере, которые надо перевести.

ИА REGNUM : Как технически вы работаете с переводом? Вы работаете вначале с какими-то черновиками, или это некоторое наитие? Целиком возникает образ, или вы буквально подбираете рифму, то есть как это связано с вашим собственным опытом писания стихов?

Всё перечислил как было. И это было, и это было, и это было. Абсолютно по-разному бывает. Я очень люблю, когда происходит так — бац (щёлкает пальцами) — и получилось. Но это редко случается. Значит… Ты сидишь и думаешь. Или не сидишь. Я вообще хожу. Стихи пишутся ногами. Очень по-разному бывает. И зацепляешься за какую-то строчку. И она может развернуть всё стихотворение. Не зацепился — ничего не получилось. Через год, через два я залезаю в свои старые папки и думаю, ёлки-палки, что ж я мимо-то этого прошёл. Какой классный ход. Ну ка давай. А бывает действительно вот в секундочку. И получилось. Для меня чрезвычайно важен формальный ход. Я очень люблю игровую рифму. И вообще считаю, что на ней много чего держится в культуре в принципе. Потому что рифмуются не только слова. Есть какие-то свои приёмы, конечно, но какие-то довольно простенькие.

ИА REGNUM : Вы довольно мало пишите прозу…

Я вообще не пишу прозу.

ИА REGNUM : Нет, у вас есть какие-то статьи. Я помню воспоминания про сантехника… который к вам пришёл…

(смеётся) ааа… это не сантехник. Это ремонтник холодильников. Я пишу какие-то такие не воспоминания, а «эссеюшки». Вот у меня вышла книжка, она называется: «Французские поэты и русские переводчики». Я там собрал, как мне показалось, самое интересное, что мне удалось написать про французские стихи. И про русских переводчиков, которые с этими стихами возились. Ну, это все такое эссеобразное. Прозу я не пишу. Разве что немного перевожу.

ИА REGNUM : А перевод русской поэзии на французский для вас возможен?

Чтобы я переводил? Нет.

ИА REGNUM : Сколько у нас ещё времени?

Да, ну у нас полно ещё времени.

ИА REGNUM : Давайте поговорим немножко о вашем восприятии Петербурга. Интеллектуальной среды здесь. Вы застали несколько поколений самых разных людей. И моё ощущение как абсолютного провинциала…

А откуда ты, Дима?

ИА REGNUM : Я родился на Урале, в военном городе закрытом, за колючей проволокой.

Завидую.

ИА REGNUM : Не знаю.

Я прошу прощения, что я прерываю. Надо… Я об этом очень много думал. В России надо родиться в провинции. Это точно совершенно. Если, конечно, потом ты попадаешь в центр. Если ты не попадаешь в центр, тогда плохо дело, но если ты родился в провинции, а потом попал в Москву или Питер, то это дорогого стоит…

ИА REGNUM : Это правда, да… Вы видели, как менялись разные поколения. Вы, наверняка, застали Сайгон, Клуб-81 и так далее?

Ну, конечно.

ИА REGNUM : Все эти истории с КГБ? Разобранные рукописи.

Ну, конечно…

ИА REGNUM : И вот эти изменения в обществе… Если говорить про жанр этого романа: «Литература в Петербурге». Это что вообще? Трагикомедия. Я просто не очень понимаю. Иногда я вижу пожилых писателей, которые никому не нужны. Кто-то из них, наоборот, — устроился и как-то существует…

Пожилым писателям, пережившим свое время, конечно, сочувствуешь. И уже немолоды те, кто относился к ленинградской так называемой «уличной» культуре 70-ых, точнее, конца 60-ых — начала 80-ых, вот этот слой, этот промежуток…

ИА REGNUM : Этот круг людей, вы как-то продолжаете общаться?

Этого круга людей давно нет. Я очень хорошо помню, когда мы, например, в середине 60-ых годов выходили на Невский из дворца пионеров, в котором в клубе литературном я занимался, — мы были уже не маленькие, но такие вполне «тинейджеры» — мы выходили на Невский и думали: «мы ведь знаем всех, кто пишет стихи в Ленинграде». Вот прошёл этот. Вот прошёл тот. А сейчас мы зайдём в Сайгон, там будут вот эти. А сейчас мы зайдём в Публичную библиотеку, там в курилке стоят вот эти. Мы их всех знали. И вообще было очень много народу. Вот это некое единение тогдашнее при всём дроблении, при всех враждующих командах, всё-таки было. Была довольно большая, значительная группа людей, которые занимались, ну скажем, культурой, хотя сегодня сказали бы, что это была не культура, а такой «детский сад», сопливый. Но всё-таки мы знали друг друга. И это единение иногда очень многого стоило. Потом стало всё рассыпаться. Во-первых, пошли эмиграции. Это один из самых сильных ударов по культуре был. Даже больше, чем смерти от пьянства и от всего.

ИА REGNUM : Вы были знакомы или входили в круг Бродского или Довлатова?

Я был знаком с Бродским. С Довлатовым несколько раз пили водку в «парадняке». Не более того.

ИА REGNUM : Эти воспоминания вас греют?

Нет. Ни капельки. Потому что с кем только мы не пили водку в то время. С Бродским я водку не пил, хотя несколько раз были в застольях общих, но…

ИА REGNUM : У вас есть ощущение зависти, что они уехали, а вы… Или, наоборот, что их жизнь сложилась хуже. Вы никогда не хотели уехать?

Никогда.

ИА REGNUM : Вот это для меня загадочная вещь.

Здесь мне, наверно, повезло. Уехал, например, Ефим Григорьевич Эткинд. Мой самый близкий старший товарищ. С которым я просто дружил, несмотря на разницу в возрасте. Уезжая, он сказал: «Если всё будет в порядке, — вернее, не в порядке — я тебя вытащу».

ИА REGNUM : 70-ые?

Он уехал в 74. Бродский уехал в 72. И когда Эткинд уехал, то стал писать: ни в коем случае не уезжай. «Здесь ужасно. Здесь кошмарная эмиграция. Здесь…» Ну и так далее. Весь комплекс

ИА REGNUM : Вы, наверняка, дружили с Рейном?

Был такой небольшой фрагмент жизни.

ИА REGNUM : Я вспомнил, потому что у него есть очень много неожиданно жёстких стихов про эмиграцию. Где он рассказывает как раз об обратной стороне. Где все, кто мечтал о «счастье», столкнулись с реальностью, при которой счастливей не стали.

Нет, бывают счастливые эмигрантские судьбы. Что там говорить. Но вообще-то эмиграция вещь непредсказуемая. Я довольно много видел эмигрантов. Опять-таки, может быть, мне повезло, а, может быть, не повезло. Но когда я начал ездить во Францию. А в 90-ые годы я ездил гораздо чаще, чем сейчас. Ну, это открытие мира было, да… И я насмотрелся на эмигрантов. И я просто видел, что происходит с людьми. Люди меняются. Люди в эмиграции становятся озлобленными. Подозрительными. Не пишущими. Перестают писать: «…перестал писать. И я перестал писать. И он перестал писать». Разве что какие-то бесконечные подзуживающие фельетоны. Я понял, что это абсолютно не для меня. Есть люди талантливые и замечательные, для которых это почва, на которой можно расти и всё прочее, но не мое.

ИА REGNUM : Льва Лосева вы тоже знали, наверное?

Немножко. Он довольно быстро уехал. Он работал в «Костре», когда я начал туда приходить, но он довольно быстро уехал.

ИА REGNUM : Вы читаете какие-то профессиональные журналы? По переводу? «Вопросы литературы»?

А какой у нас профессиональный журнал по переводу?

ИА REGNUM : Я не знаю, есть ли они вообще.

Нет. У нас есть отдельные статьи, которые в сборниках, например, после конференции печатаются. И я очень слежу за этим делом, если это моё. Но на нас же всё кончилось. Журналов нет. Рецензий нет. Иностранка вот напечатала рецензию на мои «Обломки опытов». Но это просто чудо. Редчайший вариант. Мне мои московские друзья говорили, мол, свезло.

ИА REGNUM : Как вообще меняется язык? Вот вы сталкивались и с французским, и с русским. Насколько сильны изменения исторические в лексике, в структуре.

Ну, французский меняется меньше, чем русский. Исторически мы это видим, насколько с 17 века он мало изменился. Хотя… Что значит «меньше»? Я очень хорошо помню. Я ехал в метро в Париже. И вошла группа ребят. Вполне нормальных. И вот они стали разговаривать друг с другом, и я понял, что я вообще не понимаю! Не потому что они употребляли английские слова какие-то, как наши очень часто. Или какие-то термины. А просто потому что они уже говорят такими понятиями, ну как китайскими иероглифами. Ну, не понимаю… То есть ситуацию я могу примерно описать. И здесь, кстати говоря, тоже. Я очень хорошо помню. В 91-ом или 92 году мне надо было написать одну поэмку. И я попросил моих тогдашних молодых друзей свести меня с панками. И я целый вечер с ними шлялся. Мне надо было послушать как они разговаривают. Они разговаривали, собственно, употребляя всего два слова — «вломный» и «олдовый». Вот этими двумя словами они передавали все.

ИА REGNUM : Какие самые известные ваши тексты существуют сейчас? Вы вообще отслеживаете славу каких-то детских мультиков и так далее…

С детскими проще. В своё время Эдуард Николаевич Успенский открыл очень верный путь. Я помню хорошо. Он говорил: «Если хочешь, чтобы твоя вещь была известна, то она должна стать мультиком». Детская субкультура 50-ых — 60-ых годов. Она вся делалась на мультиках. Поэтому когда вышло, например, «Чучело-Мяучело», то сразу стало моей визитной карточкой, и так до сих пор ею осталось.

ИА REGNUM : Эта слава в жизни вам как-то пригодилась? Вам давали беспроцентные кредиты? Угощали в ресторанах?

Ни-ког-да в жизни.

ИА REGNUM : То есть что значит быть человеком, который написал «Чучело Мяучело»?

Это значит только одно. Что мне звонят из библиотеки посёлка такого-то в Сибири и говорят: «Приезжайте к нам выступать».

ИА REGNUM : Как обычно проходят встречи с читателями? Вообще, это ценно — дети и прочее?

Да, конечно! Для меня это очень важная и существенная часть моей жизни. Во-первых, потому что это связь с реальными детьми. И каждый раз каждая встреча строится на том, что не столько я с ними разговариваю, сколько я прошу, чтобы они со мной разговаривали. И каждая встреча у меня обязательно кончается, последние там десять минут, их вопросами. Из этих вопросов, из этих реплик, прежде всего, складываются детские стихи. Я очень люблю вставлять какие-то детские речения в то, что пишу.

ИА REGNUM : Вы как-то помогаете своим ученикам-переводчикам? Или писателям детским? Как это вообще сейчас происходит, то есть вы можете где-то их публиковать?

Где? Переводчикам — только работой в студии. А что касается детских писателей, то с ними немного легче: когда я составляю какие-либо сборники, то стараюсь донести до читателя все самое интересное, что пишут молодые.

ИА REGNUM : Но тиражи несопоставимы с советскими?

Ну нет, конечно. В советские времена книжки выходили тиражом 150−300 000 экземпляров. А сейчас три тысячи. В сто раз меньше. Но книжка была везде. А сейчас приезжаю в какой-нибудь сибирский городок, прихожу в книжный магазин… Там же ничего нет! Хорошо, что сейчас существует возможность покупать книги через интернет. С тиражами дело плохо. Равно, кстати, как и с гонорарами. Когда у меня спрашивают, сколько у меня вышло книг… И я называю количество… То мои, например, французские знакомцы спрашивают: «Ты миллионер? Где твоя яхта?» — «Да вон, — отвечаю. — На приколе стоит».

Дмитрий Тёткин

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 21 октября 2018 > № 2767027 Михаил Яснов

Полная версия — платный доступ ?


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 октября 2018 > № 2765722 Бен Сэсс

The Washington Post (США): Новая технология отправит американскую политику в глубокий штопор

Сенатор-республиканец обеспокоен надвигающейся бурей вбросов и призывает быть готовым к ее приходу. Враги США полагают — и вовсе небезосновательно, что мы ненавидим друг друга настолько, что скорее станем сотрудничать с ними, чем потрудимся услышать друг друга. Он предлагает выдать идейным противникам кредит доверия.

Бен Сэсс (Ben Sasse), The Washington Post, США

Перемотайте жизнь вперед на пару лет и представьте себе такой гипотетический сценарий. Время завтрака, вы только отхлебнули утренний кофе и приглядываетесь к сэндвичу. Заходите на любимый сайт с новостями, которому доверяете безоговорочно. Видите заголовок: «Новое видео-доказательство сговора президента с Путиным». Как тут пройти мимо?

В ролике высочайшего разрешения, видно, как Дональд Трамп, тогда еще кандидат в президенты США, сидит с Путиным за картой избирательных округов США. Они смеются и поддакивают друг дружке, обсуждая, как обеспечить Трампу победу. На заднем плане застенчиво улыбаются Джаред Кушнер и Иванка Трамп. В репортаже отмечается, что местонахождение Трампа в тот день остается невыясненным, равно как и то, как он его провел.

Еще один сценарий. Кофе и сэндвич те же. Только на сей раз заголовок гласит, что всплыла аудиозапись, как кандидат в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон и генеральный прокурор Лоретта Линч устраивают «мозговой штурм», чтобы сбить ФБР со следа в деле об использовании Клинтон частного почтового ящика для отправки конфиденциальной информации. Дата записи неизвестна, но она ошеломляюще высокого качества. Помимо прочего, Клинтон и Линч обсуждают тайную встречу генпрокурора с бывшим президентом и мужем Хиллари Биллом Клинтоном 27 июня 2016 года.

Обе записи — фальшивки. Но кому поверите вы? А ваши соседи? Неужели правительству? Или новостному сайту, который терпеть не можете?

Если вам показалось, что не может быть ничего уродливее свары из-за назначения Бретта Кавано членом Верховного суда — то лучше пристегнитесь и готовьтесь к худшему. Только представьте себе, какой бы резонанс вызвали правдоподобно-лживые записи, как юный Кавано отрывается на вечеринке в Йельском университете или лидер демократов в Сенате Чарльз Шумер строит стратегические планы с адвокатами его обвинителей.

«Криптовбросы» или «глубинные вбросы» — внушающие доверие вирусные аудио или видеозаписи, подготовленные по заказу криптоэлит и теневых структур — могут отправить американскую политику в глубокий штопор, однако Вашингтон эта всамделишная угроза нимало не заботит.

Подумайте вот над чем: в декабре 2017-го программист-любитель под ником DeepFakes правил порно-видео, заменяя лица порноактрис на звезд шоу-бизнеса. Так себе хобби, однако внимание прессы он себе обеспечил. С той поры технология шагнула далеко вперед и стала еще более доступной. Само слово «криптовброс» стало расхожим для всякого рода самообучающихся алгоритмов и цифровых технологий, с чьей помощью можно моделировать голоса, тела и лица. Эти технологии становятся все более реалистичными, так что раскусить «липу» становится все сложнее.

Жуткое дело, да? А теперь представьте себе, что будет, если их возьмут на вооружение враги Америки — вопросы нравственности их волнуют куда меньше, зато стратегические цели у них мрачнее некуда.

Недавно я пообщался с одним из высочайших чинов разведки. Он сообщил мне, что в его окружении многие полагают, что нас ожидает нашествие «криптовбросов». Тому есть три ключевых причины. Во-первых, при сравнительно небольших затратах и относительной простоте, эта технология имеет чудовищный подрывной потенциал. Во-вторых, наши враги спят и видят, как бы нанести нам побольше вреда. Российская экономика на грани коллапса, и Путин судорожно пытается сохранить единство нации, отыскивая внешних врагов. Терять ему нечего, а вот потенциальный выигрыш велик: подорвать ту же поддержку НАТО среди американцев гораздо проще, чем одолеть НАТО в прямом противостоянии. Россия этими технологиями пока не овладела, однако Китай держит ухо востро, а своих лазутчиков — наготове. Рано или поздно китайцы достигнут в психологических операциях больших высот, и тогда нам несдобровать.

А не готовы США главным образом по третьей причине: наше общество настолько расколото спорами о том, кто мы вообще такие и что нас связывает как нацию, что вражеские силы для своей подрывной работы могут вербовать перебежчиков десятками. В том, что касается целого ряда камней преткновения — будь то ношение оружия или география, вопросы расы и пола, религии и общественных институтов — политические, культурные и даже экономические лидеры страны куда охотнее сеют рознь, чем пытаются сплотить нас единым замыслом.

Как остановить катастрофический рост «криптовбросов»? Во-первых, нужно усилить нашу кибербезопасность и ее оборонительный и атакующий потенциал. Ни американские военные, ни спецслужбы пока не готовы бороться с гибридной войной в «сером пространстве». Укрепление безопасности в наш цифровой век должно идти от самого правительства.

Но как уберечься от глубинных вбросов простым людям? Мы все должны попытаться преодолеть укоренившееся недоверие к несогласным — ведь оно лишь усугубляет потенциальный вред от дезинформации. Усиление кланового сознания и беспардонная спекуляция на поведении наших внутриполитических соперников делает нас уязвимыми перед внешней угрозой — и нет человека, кому бы наши внутренние дрязги и строгий информационный отсев были бы более на руку, чем Владимир Путин.

Чтобы пережить надвигающуюся бурю вбросов, надо быть готовым к ее приходу. А для этого пора осознать, что необъективность восприятия и кружковщина искажают наше восприятие реальности. Следующий шаг: выдать нашим идейным противникам хоть какой-нибудь кредит доверия. Враги США полагают — и вовсе небезосновательно — что мы ненавидим друг друга настолько, что скорее станем сотрудничать с ними, чем попытаемся услышать друг друга.

Так быть не должно — однако излечение нации не придет из Вашингтона. Первый шаг обязаны сделать вы сами.

Бен Сэсс — сенатор-республиканец от штата Небраска, автор книги «Они: почему мы друга ненавидим и как нам это прекратить», корторая послужила материалом для этой колонки.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 октября 2018 > № 2765722 Бен Сэсс


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 октября 2018 > № 2769243 Екатерина Кинякина

Квантовое превосходство: кубиты финишируют первыми

Екатерина Кинякина

корреспондент Forbes

Ученые нашли условия, при которых квантовые компьютеры смогут обогнать классические

Когда речь заходит о квантовых компьютерах, принято говорить, что рано или поздно они заменят традиционные, то есть все то, что начиняет наши смартфоны, лаптопы, планшеты, автомобили и суперкомпьютеры NASA. Почему? Потому что квантовые компьютеры способны работать значительно быстрее. Но откуда известно, что они будут работать быстрее? Как ни странно, на этот вопрос у исследователей не было однозначного ответа.

Вычислительные ячейки существующих квантовых компьютеров — кубиты. Чтобы производить вычисление, они должны находиться в состоянии когерентности, то есть согласно законам квантовой механики принимать одновременно несколько состояний. Число состояний растет экспоненциально с увеличением количества кубитов. Это и позволяет надеяться, что квантовые компьютеры будут работать на порядки быстрее традиционных вычислительных машин, если удастся втиснуть в них достаточное число кубитов. Но в нынешних прототипах квантового компьютера число кубитов обычно ограничивается несколькими десятками, и в таких условиях «квантовую прибавку» к скорости вычисления обнаружить не так уж просто.

В качестве примера быстродействия квантового компьютера нередко приводят «алгоритм Шора». Современные системы компьютерного шифрования основаны на разложении очень большого числа на множители. Дело в том, что классический компьютер легко перемножает огромные числа, а вот обратная операция — разложение на множители — для него очень сложна. Для 250-значного числа это потребует 800 000 лет вычислений, что и гарантирует безопасность существующих шифров. Однако в 1994 году Питер Шор предложил алгоритм, с помощью которого квантовый компьютер может разлагать числа на множители так же быстро, как и перемножать.

Но значит ли это, что квантовый компьютер принципиально быстрее? Разумеется, нет. Один пример — еще не доказательство, к тому же нелогично сравнивать один хороший (квантовый) алгоритм с другим плохим (классическим). Нельзя исключать, что в один прекрасный день какой-то гениальный математик предложит классический алгоритм, который справится с разложением на множители так же легко, как и алгоритм Шора.

Группа исследователей из IBM и европейских университетов поставили задачу: доказать, что при некоторых условиях квантовый компьютер всегда будет быстрее классического по принципиальным причинам. Эта задача была решена Сергеем Бравым из IBM Research, Дэвидом Госсетом из Института квантовых вычислений Университета Ватерлоо и Робертом Кенигом из Института перспективных исследований в Мюнхене. Они опубликовали в журнале Science работу под названием «Квантовое преимущество в неглубоких цепях», доказывающую, что квантовый компьютер может обогнать классический при определенных условиях.

Быстродействие квантового компьютера может сколь угодно превышать быстродействие классического при выполнении той же задачи.

Что подразумевают авторы под «неглубокими цепями»? Дело в том, что состояние когерентности кубита легко нарушается внешними причинами, — например, теплом окружающего мира. В современных квантовых компьютерах кубиты охлаждены до сверхнизких температур, но все равно способны поддерживать когерентность лишь очень короткое время.

Временем когерентности ограничивается число выполняемых операций — это называется «глубиной вычислений». С помощью квантового компьютера сегодня можно решать задачи только с малой глубиной, поэтому такие задачи и представляют самый большой интерес для теоретиков квантовых вычислений. Именно в этой области интересно поискать «квантовое преимущество», чем и занялись авторы статьи. И нашли его.

Ученые доказали, что для некоторых типов задач глубина вычислений на квантовом компьютере остается фиксированной, даже когда объем начальных данных — число «входных» кубитов — неограниченно увеличивается. На классическом компьютере в таких условиях глубина неизбежно будет возрастать. А это значит, что начиная с некоторого объема исходных данных квантовый компьютер заведомо решит задачу быстрее, тем самым реализуя квантовое превосходство. Подробнее об этой математической работе можно прочитать на сайте IBM. Таким образом, наконец-то доказано общее математическое утверждение: при определенных условиях быстродействие квантового компьютера может сколь угодно превышать быстродействие классического при выполнении той же задачи.

Пока инвестировать в исследование квантовых вычислений без гарантий результата могут позволить себе только такие крупные компании, как Google, IBM и некоторые другие. Так, в мае 2016 года IBM подключила прототип 5-кубитного компьютера к Глобальной сети. Кроме того, была создана платформа IBM Q Experience, на которой уже более 100 000 человек попробовали себя в создании алгоритмов для квантовых вычислений с помощью открытого кода Qiskit.

Квантовый компьютер IBM — далеко не самая мощная квантовая вычислительная система: в Гарварде научная группа российского ученого Михаила Лукина уже создала 51-кубитную систему. Гарвардский «компьютер» и подобные ему проекты не являются квантовыми компьютерами в точном смысле слова — это всего лишь квантовые симуляторы, способные осуществлять лишь один определенный тип вычислений. Тем не менее накопленный инженерный опыт сегодня позволяет поддерживать кубиты в когерентном состоянии уже достаточно долго, и, по мнению экспертов, прорыва в квантовых вычислениях можно ожидать в ближайшее десятилетие.

Примечание: текст статьи был изменен 20.10.2018 г. В первоначальном тексте содержание научной работы было изложено не вполне корректно.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 октября 2018 > № 2769243 Екатерина Кинякина


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > rupto.ru, 19 октября 2018 > № 2773483 Григорий Ивлиев

Интервью Григория Ивлиева радио Спутник в рамках Открытых инноваций

15-17 октября в «Сколково» проходил VII Московский международный форум «Открытые инновации», посвящённый новым технологиям и перспективам международной кооперации в области инноваций.

В выездной студии радио Sputnik побывал руководитель Роспатента Григорий Ивлиев.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > rupto.ru, 19 октября 2018 > № 2773483 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 19 октября 2018 > № 2773282 Алексей Гуськов

На этой неделе в российский прокат вышла комедия "Вечная жизнь Александра Христофорова", которую снял Евгений Шелякин. Незадолго до премьеры исполнитель главной роли, один из продюсеров и соавторов сценария картины Алексей Гуськов отправился в тур по стране, чтобы показать картину в разных городах и пообщаться со зрителями. В интервью РИА Новости он рассказал, почему создатели построили свой Колизей в Крыму, как в современном мире относятся к иронии и самоиронии и в чем главное достижение Христофорова. Беседовала Валерия Высокосова.

— О вашем герое в описании фильма сказано, что он живет одним днем, не задумывается о будущем, он лишился карьеры и здоровье его оставляет желать лучшего. Возникает образ этакого человека, оказавшегося у разбитого корыта…

— Законы жанра. Героя надо бросить в самый низ, подарить ему огромное количество невзгод и неудач. Дальше мы его ставим в определенные ситуации, из которых он так или иначе затем выходит. В этом и есть, собственно, природа комедии, когда зрительный зал смотрит на экран, понимает, что это про него фильм, неважно, какая у героя профессия и кто он. В финале зритель испытывает радость от того, что он выкрутился так, как никогда и никто не выкручивался.

— А как вы бы описали Христофорова?

— Он верит в чудеса. Жизнь сама по себе чудо, если не верить в это, у тебя никогда ничего не получится. У Чехова есть рассказ "В Москве". Это чудесный рассказ, там все начинается так: я хожу по домам, квартирам, гостям, и везде говорю: "Боже, какая скука, какая невероятная, гнетущая скука!" Я ничего не знаю, ничем не интересуюсь. Однажды человек, явно не москвич, говорит мне: "Ну что же вы брюзжите? Возьмите телефонный провод и повесьтесь на первом столбе!" Это удивительный рассказ, в полном собрании сочинений Чехова он находится в сносках, считается очерком, он его не завершил, но это абсолютно точное ощущение от современной жизни и нашего позиционирования в ней.

— Почему выбрали именно такое название картины?

— Огромное количество было вариаций. Вот недавно видел в "Ролане" замечательное название — "Папа, сдохни". Мне так оно понравилось, но украсть его было невозможно. Вообще, раскрою тайну: до того, как случился страшнейший кризис, когда евро умножился на два, фильм планировалось снимать в Риме. В переводе название звучало бы так — "Вечная жизнь и прочие достижения Александра". Каждый раз, когда человек приходит на работу в Европе, он заполняет анкету: имя-отчество, профессия и прочие достижения. Так вот, у этого — вечная жизнь. Мы очень, конечно, мучились с названием, многие из профессионального круга говорили, что оно слишком длинное. Но дальше ответ прост — "Все, что вы хотели знать о сексе, но боялись спросить" (фильм Вуди Аллена 1972 года) и так далее. В сочетании компонентов понятно, что мы на что-то намекаем, но говорим очень иронично и весело.

— Вы хотели снимать картину в Риме, но пришлось сменить локацию на Крым?

— Да, пришлось поменять, потому что ни один бюджет не выдержал бы этой истории.

— Как вам снималось в Крыму?

— Замечательно! Мы построили Колизей, не такого размера, как римский, конечно. Оставили его в Генуэзской крепости, он до сих пор там стоит, мы его подарили фактически. Сами они сделали красивую табличку и написали: "Колизей". Те места, где мы снимали, совершенно волшебные, они не привязываются ни к какой национальной локации. Это может быть побережье Италии, Франции, Болгарии… Фильм снят сознательно открыточно, потому что хотелось создать атмосферу долгожданного отпуска с первого кадра. Чтобы небо голубое-голубое, с сахарными облаками. Чтобы море бирюзовое-бирюзовое, шум прибоя и чайки вдали. Хотелось показать, как красива эта жизнь.

— Именно поэтому вы выпускаете картину в октябре? Чтобы продлить людям ощущение лета?

— Да, есть такое позиционирование, которое мы придумали еще в апреле: фильм рекомендован зрителям старше 12 лет как таблетка от осенней хандры. Фильм, который продлевает лето и, как я уже сам добавляю, продлевает жизнь. Отпуск был два месяца назад, а Новый год еще не скоро. В этот промежуточный период картина напомнит зрителю, пришедшему в зал, самое лучшее его состояние.

— Вы также выступили продюсером картины, соавтором сценария. Есть ли, на ваш взгляд, перспективы у проекта на международном рынке?

— Мы съездили в Канн, представили там фильм. Сейчас ведем переговоры с несколькими зарубежными дистрибьюторами. В американском iTunes фильм появляется с 15 декабря. То есть работа ведется.

— А кинотеатральный прокат?

— Вас обманывают, когда говорят о широком кинотеатральном прокате наших картин за рубежом. Я знаю это, поскольку семь лет плотно там работал. Заблуждаться не стоит, а вот такие ресурсы, как интернет, кабельные каналы, pay TV, это да, вполне. Есть бэкграунд, ведь я в качестве продюсера делаю не первую картину. Мои упражнения в копродукции с Германией и Францией до сих пор показывают. Но сейчас меня это волнует в самую последнюю очередь.

— Вы больше ориентированы на российский прокат?

— Да, потому что живу в России и работаю в первую очередь для российского рынка. Однако, поскольку последние годы я в основном делал копродукции, по-настоящему я их прокатом практически не занимался. Реально в прокат, который осуществлял "Каро", выходил фильм "Отец" в 2008 году. Так что, считайте, я десять лет я с этим не сталкивался. Сейчас вижу, как много изменилось на этом рынке.

— Раз уж мы заговорили о кинотеатральном прокате, то расскажите, как вы относитесь к инициативе Минкультуры внести поправки в российское законодательство, которые ограничивают прокат зарубежных фильмов до 35% от общего числа сеансов в кинотеатре?

— Я точно знаю, что запрещать ничего нельзя. Никакие запретительные меры ни к чему положительному не приводили никогда. Объявленные релизы двигать нельзя, это мое мнение. За каждой датой релиза, если продюсер нормальный, стоит содержание, подготовка, размышления, стоит огромная работа и потраченные деньги. У каждого рынка должна быть мораль и этика. Нужно всех ставить в равные условия — это точно. Лучше поощрять. И это можно построить определенным образом. Нужно нырнуть в прокат, не открывать бессмысленно кинотеатры, куда никто не будет ходить, а дотировать существующие кинотеатры на билет, если они держат российское кино, чтобы они держали его дольше, если нужно. Такие протекционистские меры необходимы.

— Фильм "Вечная жизнь Александра Христофорова" определяется как комедия. А легко ли сейчас в современном мире пошутить так, чтобы никого не обидеть?

— Мы какие-то стали нервные, так предвзято ко всему относимся. Наша комедия очень ироничная, а нам сейчас так не хватает самоиронии. Мы там смеемся даже над собой, как создатели чуть подмигиваем зрителю. Серьезные все стали, на дороге разъехаться не можем, столько друг другу наговорим, если случайно в метро на ногу наступим. С ума сойти!

— Как изменился фильм от первоначальной задумки до ее финального воплощения? То, что вы увидели на экране, соответствует ожиданиям?

— Все хорошо, но по-другому. Все родилось от идеи, вычитанной в интернете. Семь лет назад у людей спрашивали, что бы они сделали, если бы жили вечно, или что бы сделали, если бы жить им оставалось две недели. Первый ответ был одинаков и там и там. Мужчины о женщине или о женщинах, о своих мечтах, а дамы — чуть романтичнее, но тоже говорили о спутнике жизни. Получается, что самая наша сиюминутная потребность на вечность или на короткий период — любить и быть любимым. От этого пошел сценарий. Авторов у нас было много, сейчас их стоит в титрах аж пятеро. И я там стою, потому что мне в голову пришла эта безумная идея. Слава Омутов, Паша Виноградов — два автора "Вечернего Урганта" — подарили фильму огромное количество замечательных шуток, блестящих диалогов и сцен. Режиссер Евгений Шелякин у нас тоже пишущий, что я очень ценю в режиссерах, все это скомпоновал, дописал, проверил. Между прочим, есть еще кое-что очень интересное, о чем вы не спрашиваете.

— Что же это?

— Я сделал тур по стране, начал тур региональных премьер 25 сентября с Южно-Сахалинска. Был в Южно-Сахалинске, Владивостоке, Хабаровске, Красноярске, Екатеринбурге, Тюмени, Уфе и так далее. Я объехал всю страну. Так как кинотеатры имеют социальные сети, мы сделали такой фокус. Я понимал, что при мне люди не скажут правды, поэтому мы сделали подарок для зрителей — красивый альбом с подписями актеров. На протяжении недели после просмотра зрители оставляли отзывы, и автор лучшего отзыва получал альбом в подарок. Вот одно из лучших, я бы так не сформулировал: "Как прекрасно в наше время пойти в кино, посмотреть ироничный фильм, не просто веселый, развлекательный или комедийный, а именно ироничный. Мне кажется, одна из ключевых его характеристик — история о том, как важно не отчаиваться и поддерживать окружающих, даже если ситуация кажется безвыходной". Такое не купишь, не закажешь.

— Вы решили лично обратиться к каждому зрителю?

— Да, потому что так и рождается фильм, с реальным зрителем, который, голосуя рублем, идет в кинотеатр. Тогда он живет, тогда у него есть жизнь. Я уже сейчас объехал 15 городов. И мне было интересно посмотреть, есть ли зритель, какой он, какая возрастная аудитория, что говорят после, уходят ли.

Валерия Высокосова.

Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 19 октября 2018 > № 2773282 Алексей Гуськов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter