Всего новостей: 2550783, выбрано 2851 за 0.222 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист СМИ, ИТ: Швыдкой Михаил (120)Петровская Ирина (96)Путин Владимир (72)Малюкова Лариса (71)Быков Дмитрий (61)Мозговой Владимир (57)Тарощина Слава (56)Медведев Дмитрий (42)Мединский Владимир (40)Латынина Юлия (34)Поликовский Алексей (33)Найман Анатолий (28)Пиотровский Михаил (28)Генис Александр (26)Сокуров Александр (26)Стуруа Мэлор (26)Мартынов Кирилл (25)Герман Алексей (24)Архангельский Андрей (22)Ивлиев Григорий (22) далее...по алфавиту
Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > kremlin.ru, 16 июля 2018 > № 2674590 Владимир Путин

Встреча с представителями штаба по обеспечению безопасности чемпионата мира по футболу 2018 года.

Накануне вечером состоялась встреча Президента России с представителями Центра международного сотрудничества Межведомственного оперативного штаба по обеспечению безопасности чемпионата мира по футболу 2018 года.

Владимир Путин поблагодарил сотрудников российских и иностранных спецслужб за работу по обеспечению безопасности на турнире.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги! Уважаемые партнёры!

Очень рад встретиться с вами лично и поблагодарить за напряжённую совместную работу в ходе подготовки и проведения чемпионата мира ФИФА по футболу. Хочу поблагодарить и российских сотрудников специальных служб и правоохранительных органов, и, конечно, представителей правоохранительных органов и спецслужб из более чем 30 государств мира. Всего, я знаю, принимали участие в этой совместной работе 126 представителей из 55 спецслужб и правоохранительных органов из 34 государств.

В Москве у вас была особая, крайне ответственная миссия – в составе Центра международного сотрудничества оказывать содействие в обеспечении безопасности чемпионата мира по футболу, защищать жизнь и здоровье людей, жизнь и здоровье в том числе и ваших граждан, которые приехали на чемпионат мира в составе официальных делегаций и в качестве болельщиков.

Вы, безусловно, профессионалы, все здесь собравшиеся, и, конечно же, хорошо понимаете, какие большие риски всегда связаны с проведением крупнейших международных мероприятий. И очень важно, что за всё это время у нас не было ни одного серьёзного происшествия.

Хочу вновь поблагодарить вас и всех сотрудников Центра, ваших коллег из ФСБ и других профильных ведомств России за чёткую, слаженную работу. В том, что эти незабываемые дни в Москве и других городах России прошли в позитивной праздничной атмосфере, есть, безусловно, и ваша общая, огромная заслуга, вклад каждого из вас. За этим успехом – большая подготовительная, оперативная, аналитическая, информационная работа, полное напряжение сил и предельная концентрация.

В рамках подготовки к чемпионату мира проверено более 2 миллионов человек, задействованных в строительстве и подготовке объектов, организации турнира, волонтёров, других категорий людей. Осуществлено более 400 проверок 194 объектов инфраструктуры на предмет радиационной, химической, биологической, взрывоопасной ситуации.

Реализация системы идентификации футбольных болельщиков с изготовлением персонифицированных карт зрителей, а также интегрированная с ней система контроля доступа на стадионы – это огромная организационная работа. И это позволило проконтролировать въезд болельщиков в Россию в безвизовом порядке, бесплатный проезд наземным транспортом между городами-организаторами, доступ на стадионы, отслеживание лиц, представляющих угрозу для безопасности.

В период чемпионата мира нейтрализовано почти 25 миллионов кибератак и иных преступных воздействий на информационную инфраструктуру России, так или иначе связанную с проведением чемпионата мира по футболу.

Люди, приехавшие в нашу страну, действительно чувствовали себя в безопасности, могли спокойно и комфортно передвигаться между городами и по всей стране в целом, смотреть матчи любимых команд и на стадионах, и в фан-зонах. При этом законопослушные граждане, наши гости не сталкивались ни с излишними барьерами, ни с излишними ограничениями. Все процедуры, связанные с безопасностью, были надёжны, но не создавали ненужных, излишних неудобств. Это действительно показатель вашей высококлассной, современной, в том числе совместной работы.

При этом особо отмечу, что она, эта работа, не бросалась в глаза, была ненавязчивой, незаметной для большинства людей, а значит, вы чётко делали своё дело, хорошо понимали друг друга, действовали профессионально, как одна команда.

Такое взаимное доверие, опыт сотрудничества, партнёрства правоохранительных органов и специальных служб исключительно важны сегодня. Ведь перед нами общие задачи, одни задачи. Это борьба с международным терроризмом и экстремизмом, противодействие наркобизнесу и незаконной миграции, транснациональной и киберпреступности. И очевидно, что только объединяя усилия, мы можем эффективно справляться с вызовами, перед которыми стоим, с которыми сталкиваемся. Так эффективно, как это происходило в эти дни в ходе вашей совместной работы. Это, безусловно, очень хороший пример на будущее.

Рассчитываю, что ваше тесное, конструктивное взаимодействие продолжится, будет и в дальнейшем способствовать обеспечению безопасности наших государств и наших граждан. И конечно, очень важно сохранить тот дух доверия, который поможет вам развивать партнёрство ради общих высоких и благородных целей.

Ещё раз хочу вас поблагодарить за совместную работу. Спасибо вам за нее, спасибо за результаты. Желаю вам всем успехов и всего самого доброго.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > kremlin.ru, 16 июля 2018 > № 2674590 Владимир Путин


Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 15 июля 2018 > № 2674587 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов по окончании финального матча чемпионата мира по футболу.

По завершении финального матча чемпионата мира по футболу Владимир Путин ответил на вопросы представителей СМИ.

В.Путин: Добрый вечер.

Вопрос: Владимир Владимирович, если не секрет, как Вам финал, как игра? За кого болели? И вообще, как Вам весь футбольный праздник? Наверное, воочию не удалось посмотреть, что творится на улицах России? Сами, наверное, не были на ставшей уже знаменитой Никольской улице? Может быть, из Кремля слышали, что творится на Красной площади?

В.Путин: Да, конечно, я из окон Кремля кое-что видел, не буду скрывать, но, конечно, близко не мог, не имел возможности познакомиться со всеми происходящими событиями, хотя, конечно, в курсе всего, что происходило. И в этой связи вот что хотел бы сказать.

Во-первых, я уже где-то упоминал об этом вчера, но сегодня хотел бы сказать в завершение: безусловно, мы можем гордиться тем, как мы организовали этот турнир. Мы делали это, и я многократно уже об этом говорил, и для наших болельщиков, для наших любителей спорта, российских, и для всех любителей спорта во всём мире. И у нас получилось – получилось во всех аспектах этого грандиозного события.

Сегодняшний матч был прекрасным – думаю, вы со мной согласитесь. 4:2 в финале – я что-то такого не помню, да и мало кто может вспомнить. Уверен, что у всех любителей спорта и футбола во всем мире руки дрожали на протяжении всего матча. Обе команды были замечательные, играли в открытый футбол, в атакующий, – и, уверен, понравилось всем, мне тоже.

Я уже поздравил Президента Франции господина Макрона и свою хорватскую коллегу. Она очень переживала – по-моему, даже всплакнула в связи с произошедшими событиями. Тем не менее все счастливы, рады. И для хорватской команды, которая демонстрирует, по-моему, очень хороший футбол, очень хорошее качество игры, это тоже большое достижение – второе место на первенстве мира. Мы их всех поздравляем.

Вопрос: А Вы болели за кого?

В.Путин: Я просто любовался этим футбольным спектаклем.

Вопрос: Владимир Владимирович, а как Вы можете оценить игру российской сборной? Всё-таки такого результата команда добилась впервые.

В.Путин: Что по этому поводу хотел бы сказать. Думаю, что миллионы людей, кто бы что ни говорил, не ожидали такого результата от нашей команды. Мы можем быть горды тем, что у нас появился такой замечательный тренер, причём российский тренер, и мы можем гордиться своей командной.

Разумеется, спорт – это не искусство, где просто любуются происходящими событиями. В спорте нужен результат. И результат у них был достойный. Но самое главное, что мы поняли, что у нас есть футбол, что у нас есть своя команда, что у нас появляется своя школа и что мы можем рассчитывать и на более высокие ранги в этой табели о рангах, и на соответствующие места на международных первенствах. Наша сборная это показала.

Что мне особенно понравилось – то, что ребята показали характер и качество игры, они боролись до конца, и мне кажется, что это самое главное. Вот за это мы должны быть им благодарны и должны их, безусловно, поддержать. И результат сам по себе – конечно, давно не было такого результата. Считаю, что мы должны их поздравить и соответствующим образом настроить на будущие победы.

Вопрос: Будете с ними встречаться?

В.Путин: Да, мы встретимся, мы уже запланировали такие встречи. Сначала встретимся с тренером, с капитаном. Они поучаствуют в Совете по спорту в Калининграде. А потом встретимся, безусловно, и с командой.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы частенько играете в хоккей. После чемпионата у Вас не возникло желание поиграть в футбол? Тем более небольшой опыт с Инфантино у Вас был и в Кремле, и на Красной площади.

В.Путин: Думаю, что каждый из нас когда-то играл в футбол, пинал мячик. Но этого недостаточно. Почему ещё так нравится футбол? Во-первых, когда играют красивые команды, делают это на высоком уровне, это всегда смотреть интересно. Но и кроме этого, всем кажется, что каждый из нас может это делать, по мячику ударить вроде бы легко. Но настоящая игра в футбол – это, конечно, особое искусство. Я пока хоккеем позанимаюсь, буду осваивать хоккей. Я на коньках уже немножко научился держаться, буду дальше двигаться в этом направлении.

Вопрос: Скажите, а как считаете, 4:2 – счёт по игре?

В.Путин: Да. Мы видели один курьёзный гол. Но в целом хорватская команда в открытый футбол тоже играла, как я сказал, и рисковала. Ну, где-то что-то упустила, бывает. Но в принципе французы показали высокий класс, конечно.

Вопрос: А Вы чувствуете себя сами победителем сегодня?

В.Путин: Вы знаете, мы ведь с вами многократно говорили о том, что главная задача России – это хорошо подготовить турнир. И мы сделали это, у нас это получилось, все это отмечают.

Знаете, что бы мне особенно хотелось сказать? Мы часто поругиваем наших болельщиков, и, бывает, болельщики – люди эмоциональные, но как оказалось, они не просто эмоциональные, они ещё очень ответственные люди. И я, откровенно говоря, даже удивился, я им очень благодарен. Хочу их отдельно поблагодарить за то отношение, которое они вдохнули во всё это мероприятие. Это в значительной степени произошло благодаря нашим болельщикам.

Тренерам спасибо большое, всем специалистам, команде нашей ещё раз, которая вдохновила всех болельщиков на восприятие футбола как праздника.

И вот это получилось – организация, ведь сотни, если не тысячи волонтёров были задействованы во всех городах. Им тоже слова благодарности хочется сказать, потому что они встречали наших гостей, провожали, сопровождали их, и всегда это было с улыбкой на лице, всегда это было очень благожелательно. Это все отмечают.

Я бы сейчас не хотел говорить и вспоминать то, что и как говорилось в преддверии чемпионата. Давайте перевернём эту страницу, давайте будем говорить и думать о хорошем. Благодаря усилиям тысяч людей у нас получился такой замечательный праздник.

Но и конечно, нельзя не сказать слова благодарности нашим гостям – иностранным туристам, иностранным болельщикам. Обратите внимание на то, как и нас-то попугивали: то англичане приедут, хулиганить будут, то ещё кто-то. Но все вели себя просто прекрасно, проявили самые лучшие качества любителей спорта и футбола, показали, что спорт и футбол может не разъединять, не вести к дракам и потасовкам, а объединять людей на основе общих принципов и общих ценностей, причём таких культурных и гуманистических.

Многие люди познакомились с нашей культурой, с нашими городами, с людьми с нашими познакомились – с открытыми. И у миллионов людей – уже не тысяч, а миллионов просто, – изменилось мнение о нашей стране. И это результат, это тоже большой результат.

В этой связи – я с иностранными коллегами говорил об этом, когда поздравлял и хорватов, и французов, – я думаю, мы сделаем так: для иностранных болельщиков, которые имеют на данный момент оформленные паспорта болельщиков, мы сделаем безвизовый въезд в Российскую Федерацию до конца текущего года – многократный и, повторяю, безвизовый режим. Надеюсь, что они воспользуются, многие из них во всяком случае, этим и приедут в нашу Россию ещё не один раз с друзьями и с членами своих семей.

Спасибо. Всего хорошего.

Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 15 июля 2018 > № 2674587 Владимир Путин


Франция. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 июля 2018 > № 2674585 Владимир Путин, Эммануэль Макрон

Встреча с Президентом Франции Эммануэлем Макроном.

В Кремле состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Франции Эммануэлем Макроном.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые друзья!

Мне очень приятно приветствовать Вас в Кремле.

Прежде всего хочу поздравить Вас с праздником, который вчера отмечала вся Франция, – сделал это письменно, сейчас с удовольствием делаю это при личной встрече, – с Днём взятия Бастилии, ну и, конечно, с выходом вашей сборной в финал чемпионата мира по футболу. Сегодня вечером посмотрим. Уверен, игра будет напряжённой, интересной, красивой, порадует миллионы болельщиков во всём мире.

И конечно, я рад возможности поговорить о наших двусторонних отношениях. В этой связи хотел бы отметить, что в торгово-экономической сфере мы набираем позитивную динамику: в прошлом году рост товарооборота наблюдался где–то под 15 процентов, в этом полугодии уже 19 [процентов].

В ближайшее время должна пройти встреча в рамках большой межпарламентской комиссии. То есть постепенно восстанавливаются привычные механизмы сотрудничества. Это даёт основания полагать, что мы преодолеем все сложности, с которыми сталкивались в предыдущее время, и выйдем на путь позитивного развития многосторонних связей.

В этой связи хотел бы отметить, что хороший импульс развитию наших отношений был дан в ходе Вашего визита в рамках работы Петербургского экономического форума.

Э.Макрон (как переведено): Спасибо, господин Президент, за приём.

Хотел бы повторить, я очень рад вновь приехать сюда. Конечно, я в прошлом брал на себя обязательство приехать в Санкт-Петербург начиная с момента, когда наша сборная попадёт в полуфинал, но сегодня я приехал сюда для того, чтобы поддержать свою сборную в финале.

Хотел бы отдать должное вашей сборной, которая добилась великолепных успехов, прошла так далеко, и за то, что они сделали это вопреки всем прогнозам, у неё была великолепная игра.

Хотел также поздравить всю страну, страну – организатора этого чемпионата мира по футболу, поздравить с такой великолепной организацией данного события. За этим событием следили во всех регионах мира, сюда съехались люди со всех регионов мира. И всё это было организовано в великолепных условиях безопасности, всё было просто совершенно.

Сегодняшняя встреча позволяет нам продолжить наш диалог, обмен мнениями, который у нас состоялся 24 и 25 мая в Санкт-Петербурге. Мы обсудили целый ряд двусторонних вопросов, вы, кстати, об этом уже напомнили. Мы также обсудили, как делаем часто, целый ряд международных и региональных вопросов. В первую очередь ситуацию, которая сейчас сложилась в Сирии. Мы взяли на себя определённые обязательства и осуществили целый ряд мер.

Франция. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 июля 2018 > № 2674585 Владимир Путин, Эммануэль Макрон


Катар. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 июля 2018 > № 2674583 Владимир Путин, Тамим бен Хамад аль–Тани

Встреча с Эмиром Катара Тамимом бен Хамадом аль Тани.

По окончании церемонии передачи Катару полномочий по проведению чемпионата мира по футболу в Кремле состоялась беседа Владимира Путина с Эмиром Государства Катар Тамимом бен Хамадом аль–Тани.

С российской стороны во встрече приняли участие Министр иностранных дел Сергей Лавров, помощник Президента Юрий Ушаков, Министр энергетики, сопредседатель совместной российско-катарской комиссии по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству Александр Новак, специальный представитель Президента России по вопросам сирийского урегулирования Александр Лаврентьев, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, генеральный директор АО «Рособоронэкспорт» Александр Михеев, главный исполнительный директор, председатель правления ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин.

* * *

В.Путин: Ваше Высочество, хочу ещё раз Вас поздравить с сегодняшним мероприятием – передачей Вам эстафеты проведения следующего чемпионата мира по футболу в Катаре.

Единственное, что меня смутило в ходе сегодняшней церемонии, – это Ваша заявка на то, что ваша сборная повторит успех российской сборной на этом чемпионате. (Смех.) Потому что после выступления нашей сборной на этом чемпионате мы теперь будем ждать от нашей сборной на следующем ещё больших результатов. Что тогда будет при игре двух команд?

Но я уверен, хочу ещё раз это повторить, я знаю Вас, Ваше Высочество, уже давно, знаю, что Вы и все Ваши коллеги, Ваши подданные сделают всё, для того чтобы чемпионат мира 2022 года по футболу ФИФА прошёл на самом высоком уровне. Мы все будем к этому готовиться и всё, что от нас потребуется, будем делать, для того чтобы вас поддержать.

И конечно, я рад возможности использовать сегодняшнюю ситуацию для обсуждения наших двусторонних отношений, для того, чтобы обменяться информацией по ситуации в регионе.

Тамим бен Хамад аль–Тани (как переведено): Спасибо, господин Президент. Хотел бы поблагодарить Вас за церемонию, которая только что состоялась, за Ваше приглашение, за возможность встретиться с Вами.

Хотел бы заверить Вас, что наша страна приложит максимум усилий для подготовки к чемпионату мира 2022 года. Как вы знаете, господин Президент, сейчас около 200 катарских специалистов, членов оргкомитета–2022 сейчас находятся в России, работают со своими российскими коллегами. Это действительно потрясающий опыт. Хотел бы поблагодарить Вас за эту возможность, за то, что российские друзья открыли для нас все двери.

Как я упомянул, я говорил об этом ещё с 2010 года, чемпионат мира в 2022 году мы постараемся сделать прекрасным чемпионатом, потому что это событие крайне важно для всего региона. Как вы знаете, арабские страны сейчас сталкиваются с трудностями, и мы рассчитываем, что это событие будет помогать нам в преодолении трудностей.

Что касается успехов наших сборных, то, безусловно, российская сборная достигла больших высот. Мы очень постараемся, хотя будет сложно, повторить её успех. Мы маленькая страна, но очень увлекаемся спортом и любим это дело.

Как Вы знаете, спортсмены – люди очень оптимистичные, и после того, как сборная России вышла в одну восьмую, мы сразу вспомнили, что два года назад в дружеском матче мы победили вашу сборную, поэтому мы говорим, что мы должны были бы пройти дальше. Но это был товарищеский матч, поэтому, естественно, там результаты отличаются.

Позвольте ещё раз поблагодарить Вас за это мероприятие и за весь чемпионат. Спасибо.

Катар. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 июля 2018 > № 2674583 Владимир Путин, Тамим бен Хамад аль–Тани


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671947 Кирилл Меньшов

Вчерашний хайп: как анализ больших данных помогает экономить

Кирилл Меньшов

Вице-президент по информационным технологиям «Ростелекома»

Вице-президент по информационным технологиям «Ростелекома» Кирилл Меньшов на конференции Forbes рассказал о том, как перестать молиться на Big Data и начать трезво подходить к необходимости ее применения

Само название Big Data, или большие данные, часто дезориентирует, ведь многие компании, особенно крупные, хранят большие объемы информации. Интернет-компании, такие как «Яндекс», индексируют огромные объемы данных в интернете, а благодаря «закону Яровой» операторы связи по всей России должны записывать весь интернет-трафик за весьма длительное время. С точки зрения объемов данных и информации — это просто фантастические цифры с невообразимым количеством нулей. Но КПД, извлекаемая польза на единицу объема, для разных компаний может различаться разительно.

Big Data — это вчерашний хайп

Для ИТ-поставщиков приобщение заказчиков к концепции Big Data было уникальной возможностью заработать на попытке партнеров одним волевым усилием прорваться из каменного века в постцифровой. Однако реальность показала, что, не решив проблем с «обычными» данными, на уровень больших сразу не попасть.

- План применения. У большинства российских компаний процесс обработки и хранения необходимых объемов информации с должной нормализацией и качеством до сих пор попросту не отлажен.

- Масштабируемость бизнес-кейсов Big Data. Многие проекты начинались на волне 3-5 успешных отраслевых кейсов по внедрению больших данных. Но когда становилось очевидным, что считаные кейсы не окупают общие затраты на внедрение, возникал непреодолимый творческий кризис. Оказывалось, что придумать достаточное количество компания просто не в состоянии.

Начинались размышления. Может, мы плохо искали? Может быть, нам не хватает специалистов, которые были бы в состоянии эти кейсы реализовывать? Может, мы должны смириться с тем, что для успешности проекта должны быть десятки кейсов или даже сотни и мы должны уметь ими последовательно и непротиворечиво оперировать? Думаю, здесь каждая организация сама для себя должна найти правильный ответ.

- Актуальность. Еще один распространенный вариант: данные накапливаются и анализируются, но ситуация для их использования уже давно прошла.

Монетизируются лишь те кейсы, которые оказываются актуальными в момент свершения какого-то определенного события. Данные не только надо уметь экономно хранить, не только уметь как-то использовать, важно делать это своевременно.

Ваши ожидания — наши проблемы

Не все так печально. Рассматривайте Big Data не как нечто самодостаточное, а в качестве лишь одного из инструментом решения конкретных прикладных задач. Технологии работы с большими данными из редких и дорогих стали вполне доступными для желающих с должным уровнем развития. Для конкретных задач можно использовать решения на основе открытого кода, и это займет считаные дни и потребует весьма скудного бюджета.

Актуальная для многих видов бизнеса повестка — цифровая трансформация. Ожидается, что она когда-нибудь все поменяет. На самом деле она уже значительно затронула общество. Оно еще не стало полностью цифровым, но пора уже говорить о следующем этапе этого процесса. И главная проблема для тех компаний, которые его будут осуществлять, в частности для «Ростелекома», — это высокие кросс-индустриальные клиентские ожидания.

Поясню, с точки зрения цифрового опыта, а значит, и удовлетворенности клиентов компании перестают конкурировать со своими аналогами на рынке. Образцом для клиентов становятся ведущие транснациональные корпорации, мобильные приложения которых находятся в десятках пикселей от наших. Это приводит к стиранию границ между индустриями, клиенты начинают ожидать, что мобильные приложения местных игроков будут иметь такое же качество и функциональность, как, например, программы Facebook или YouTube. И сильно расстраиваются, когда это не так.

Складывается ситуация, когда клиенты, разочарованные вашим приложением, могли даже не видеть продуктов прямых конкурентов. Для недовольства им достаточно отставания от неких эмпирических стандартов. В результате пользователь может на эмоциях уйти к конкуренту, хотя и тот его впоследствии разочарует.

Например, клиент ожидает, что приложение будет предугадывать его желания, обучаться и что-то рекомендовать. Если он часто делает перевод одному и тому же лицу, то он ожидает, что оно будет первым появляться в списке. Если регулярно оплачивает один и тот же счет, то считает, что приложение должно само ему напомнить об очередном платеже, и так далее. Если потенциально цифровой сервис способен на такую операцию, то пользователю уже неважно, что в данной нише (например, билетном агрегаторе) функцию не реализовал ни один разработчик. Главное, что Google способен ему регулярно напоминать о платеже. Пусть и приложение локального игрока делает это.

Таких моментов тысячи, и это настоящий вызов для компаний реального сектора. Big Data позволяет им накапливать пользовательский опыт, анализировать привычки клиентов и своевременно адаптировать приложения под запросы клиентов. Это становится уже фактором выживания.

Больших высокомаржинальных историй в Big Data — считаное количество. Но благодаря развитию и удешевлению технологий аналитику больших данных можно применять во множестве мини-кейсов, решающих локальные потребности пользователей.

Предлагаю коллегам помимо поиска возможностей заработать на Big Data, посмотреть на нее с более прикладной точки зрения, и, возможно, это принесет значительно больший результат для бизнеса.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671947 Кирилл Меньшов


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 12 июля 2018 > № 2670548 Андрей Романенко

История денег: как и зачем онлайн-кассы пришли в Россию

Андрей Романенко

Основатель и генеральный директор компании "Эвотор"

За несколько лет онлайн-кассы превратились в новый сегмент рынка, куда стремятся войти ретейлеры, банки, телекомы и IT-проекты разного масштаба

История онлайн-касс началась примерно три года назад, однако формальный старт произошел в феврале 2017 года, когда стартовала первая фаза реформы 54-ФЗ. Крупному и среднему ретейлу пришлось перейти на онлайн-кассы в сжатые сроки — за несколько месяцев. В 2018 года онлайн стал обязательным почти для всей торговли, в том числе для малого бизнеса, который раньше мог не пользоваться кассами вообще и для которого это нововведение как революция.

За год между первой и второй волнами реформы кассовый рынок сделал огромный скачок в развитии. История с онлайн-кассами превратилась из никому не интересного «междусобойчика» в активно развивающийся рынок технологий, на который сегодня стремятся войти самые крупные игроки не только ретейла, но и IT, телекоммуникаций и финансов. А некоторые производители касс и терминалов превратились из поставщиков «железа» в инфраструктурных инноваторов, собравших в своих командах лучшие умы и выстраивающих вокруг касс экосистемы из облачных сервисов, предоставляющих бизнесу новые возможности цифровизации. Наконец, появился совершенно новый тип участника рынка — операторы фискальных данных, которые не просто передают чеки от кассы в ФНС, но и аккумулируют большой объем информации.

Инвестиции в кассы

В конце прошлого года начался настоящий бум инвестиций в рынок онлайн-касс: сюда пришли крупные банки и мобильные операторы. Постоянно появляются новости о сделках или создании этими игроками собственных решений для онлайн-касс. Уже в первое лето 2016-го «кассовую» дочку запустил Сбербанк. К началу активной фазы реформы рынок, на котором почти ничего не происходило долгие годы, изменился до неузнаваемости. Появились и новые участники, и новые продукты и сервисы. В мае 2018 года в реестре ФНС было зарегистрировано более 40 производителей, свыше 100 моделей касс и 18 ОФД.

В декабре 2017 банк «Тинькофф» купил 55% российского стартапа Cloudpayments, платежного сервиса для интернет-эквайринга. В начале 2018 года стало известно о сделке Альфа-банка по покупке доли в сервисе Pay-Me. Крупный разработчик и поставщик кассовых решений, компания I-Retail, также заинтересовал инвесторов — группу «Синара», которая приобрела 24,99% акций. В апреле компания «АТОЛ» приобрела долю 24,1% в Qasl, разработчика облачных сервисов для малого бизнеса. Подключился и телеком. Своих операторов фискальных данных запустили «Вымпелком» и МТС. Кроме того, МТС купила более 50,8% «Облачного ретейла».

В денежном эквиваленте практически все сделки выглядят весомо. Так, МТС заплатила за «Облачный ретейл» 620 млн рублей. Сумму сделки Альфа-банка эксперты оценивают более чем в 400 млн рублей. I-Retail привлекла от «Синары» 120 млн рублей, а сумма сделки «Тинькофф» — 290 млн рублей. Теперь этот рынок можно не только увидеть, но и посчитать, оценив размеры инвестиций крупных компаний в покупку кассовых производителей и сервисов.

Для больших и маленьких

Новые игроки рынка увидели в онлайн-кассах большой потенциал, как в новом инструменте аналитики и коммуникации с аудиторией, особенно стал интересен сегмент МСБ, который вынужден выходить из серой зоны. Стали появляться совместные кассовые решения у банков с производителями терминалов или операторами фискальных данных: такие продукты предложили своим клиентам Сбербанк, Бинбанк, «Тинькофф», «Ак Барс», «Точка», Промсвязьбанк, РФИ, «Русский стандарт», «Уралсиб», ВТБ, Альфа-Банк, Райффайзенбанк и др.

Крупнейшие компании МТС, «Мегафон», «Ростелеком» и Tele2, начали продавать кассовое оборудование. Работать с предпринимателями начала и «Яндекс.Касса», а недавно «Яндекс» внедрил автоматическую передачу чеков клиентам через телеграм-бот.

С другой стороны, онлайн-кассы стали интересны и небольшим разработчикам облачных сервисов. С ними уже интегрируются такие крупные сервисы, как 1С и «Мой склад». На смарт-терминалы можно установить как привычные для бизнеса приложения — «Мое дело», «Кошелек», R-Keeper, iiko, сервисы для оплаты мобильных или ЖКХ, запуска программ лояльности, так и новые и совсем экзотические для разных видов бизнеса, например для проката велосипедов или работы ломбардов.

В недавнем исследовании App Annie приведены данные, что пользователи iOS и Android-устройств в прошлом году загрузили мобильные приложения 175 млрд раз, пользователи смартфонов проводят в альтернативных приложениях в семь раз больше времени, чем в браузерах, и заходят в них в 13 раз чаще. При этом Россия вошла в пятерку стран с максимальным количеством скачиваний.

Конечно, рынок облачных сервисов для касс развивается не столь стремительно, но за год, например, в нашем маркетплейсе уже собрано более 250 приложений под самые разные задачи бизнеса, начиная от обеспечения его безопасности и заканчивая контролем работы сотрудников, и ими пользуются более 60% владельцев наших касс. Теперь предпринимателям осталось только привыкнуть к тому, что их жизни изменилась, и начать получать от этого выгоду.

Блокчейн наоборот

Обычно бурное развитие технологий тянет за собой законодательство. Так произошло с криптовалютами и блокчейном. Несколько лет назад люди начали «майнить» биткоины, блокчейн как технология распределенного реестра применяется с 1990-х, в 2008 году появилось описание блокчейна биткоина, а о регулировании этой сферы власти разных стран задумались буквально недавно. С кассами все наоборот: разработали и внедрили законодательство, и это повлекло за собой активное движение сразу на нескольких рынках.

Куда пойдет это развитие? Во-первых, всех участников рынка ожидает еще и третья волна, в рамках которой на онлайн-кассы должны будут перейти ИП без наемных работников в торговле и общепите и ИП в сфере услуг. Сами владельцы онлайн-касс (особенно это касается малого бизнеса; «крупняк» так или иначе и раньше имел доступ к технологиям) начнут открыть для себя новые возможности, например, поймут, что можно проанализировать цены на товары в округе и скорректировать свои, чтобы повысить конкурентоспособность, или предлагать посетителям чеки онлайн, таким образом собирая базу контактов.

Производители касс будут еще более активно развивать BigData и маркетплейсы, придумывать связки с новыми отраслевыми игроками. Например, почтовые сервисы по доставке посылок или новые возможности использования оборудования — например, для снятия наличных.

Все остальные игроки, вышедшие на рынок, получили доступ к новым аудиториям и возможностям коммуникации с ними через простое устройство — через кассу. Так банки теперь могут мониторить и анализировать бизнес клиентов, оценивать его устойчивость и быстро принимать решение о кредитовании (это очень актуально для МСБ), а также видеть потенциальные проблемы тех клиентов, кто уже пользуется кредитами, — это важно для оценки рисков, предлагать услуги РКО и другие. Микрофинансовые организации запускают сервисы моментального кредитования физических лиц через кассу в момент покупки. Мобильные операторы расширяют продуктовый ряд и привлекают к себе больше клиентов. Кассы дают им новые источник дохода в условиях исчерпания притока новых абонентов, а также становятся инструментом диверсификации профильного бизнеса.

В итоге мы видим очень объемную инфраструктурную историю, в которую вовлекаются все больше и больше игроков из разных секторов бизнеса, и которая призвана стать основой цифровизации ретейла.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 12 июля 2018 > № 2670548 Андрей Романенко


Казахстан > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 12 июля 2018 > № 2670447 Вадим Лю

«Весь рынок телерадиовещания находится в зоне существенного риска»

Арман БУРХАНОВ

Судебное противостояние АО «Kcell» и компании DL Construction несет серьезные риски для телекоммуникационного и вещательного рынка и формирует негативное представление у инвесторов об инвестиционной привлекательности Казахстана. Такое мнение высказал директор департамента развития рынка Kcell Вадим Лю.

– Если вкратце обрисовать ситуацию спора между вашей компанией и DL Construction: Kcell и Terraline осуществляли через сервис Mobi TV трансляцию контента телеканала MuzLife (по договоренности с телеканалом). В процессе выяснилось, что часть этого контента транслировалась телеканалом без разрешения правообладателей. И тут все вроде бы понятно – правообладатели приходят и предъявляют претензии телеканалу. Но они пришли к Kcell и Terraline. Но при чем тут ваша компания? Поясните.

– В данном случае есть много очень важных аспектов, которые необходимо осветить. Во-первых, утверждение о том, что ТОО DL Construction принадлежат исключительные права, по нашему мнению, является преждевременным, поскольку мы не видели всю цепочку передачи авторских прав от первичных правообладателей (авторов) до ТОО DL Construction. Единственным достоверным доказательством прав ООО «Ворнер Мьюзик» на аудиовизуальные произведения будут договоры между авторами АВП и ООО «Ворнер Мьюзик». Однако до настоящего времени такие договоры представлены не были, хотя мы неоднократно обращали на это внимание суда.

Во-вторых, в соответствии со сложившимися обычаями делового оборота на рынке телевещания телеканал, формируя собственную сетку вещания, получает разрешение у соответствующего правообладателя на использование объектов интеллектуальной собственности теми или иными способами сообщения для всеобщего сведения. За каждый отдельный вид распространения правообладатель устанавливает стоимость и получает вознаграждение от телеканала. Таким образом все права на АВП являются полностью очищенными, и дальнейшие этапы доведения АВП не требуют вторичной очистки контента и заключения лицензионного договора. В нашем случае такое исчерпание произошло на уровне формирования программы телепередач каналом MuzLife. Закон в данном случае категоричен. Формирование и выпуск в эфир телевизионного сигнала осуществляет сам телеканал. Только телеканал знает, какой именно контент зашифрован в сигнале. Все действия по подготовке и выпуску телеканала в эфир осуществляет редакция телеканала, она же несет ответственность за его содержание, в том числе за обеспечение авторских прав на весь контент.

– Насколько я понимаю, очистить контент всех телеканалов, да даже одного телеканала, который входит в тот же пакет Mobi TV, невозможно чисто технически?

– Совершенно верно. У АО «Кселл», так же, кстати, как и у ТОО Terraline, нет ни правовой, ни контрактной, ни технической возможности иметь доступ и тем более менять содержание программ телепередач в телевизионном сигнале телеканала. Ранее мы неоднократно сообщали, что функция ТОО Terraline ограничивалась только обеспечением технической инфраструктуры. А функция АО «Кселл» была существенно уже функции ТОО Terraline и выражалась только в том, что АО «Кселл» по поручению ТОО «Терралайн» организовало сбор оплаты за услугу Mobi TV в доход ТОО Terraline и предоставило свой товарный знак. АО «Кселл» никоим образом не участвовало в части технической реализации сервиса Mobi TV, которая была полностью на стороне ТОО Terraline.

При таких обстоятельствах, по нашему мнению, а также по мнению многих независимых экспертов, совершенно очевидно, что лицо, которое по закону не имеет возможности знать, какой именно контент транслирует телеканал, не может привлекаться к ответственности за нарушение авторских прав.

И еще я бы отметил важный юридический момент, который однозначно указывает на необоснованность каких-либо претензий в отношении АО «Кселл». По условиям оказания услуги Mobi TV АО «Кселл» выступало в качестве поверенного на основании доверенности от ТОО Terraline. Закон в данном случае однозначен и категоричен в том, что действия, совершенные поверенным, создают права и обязанности доверителя. Исходя из этого положения закона все претензии к АО «Кселл» незаконны.

– То есть если резюмировать, то никакие договоры с правообладателями «Кселл» заключать не надо?

– АО «Кселл» нет необходимости иметь договоры с правообладателями, поскольку, как изложено выше, АО «Кселл» выступает в качестве поверенного. АО «Кселл» не осуществляет прием-передачу телеканалов, отдельных клипов и не влияет на содержание телеканалов.

Исходя из практики взаимоотношений ТВ-оператор – телеканал, для ТВ-оператора правообладателем всегда выступает телеканал, так как оператор распространяет телеканал на основании лицензионного договора, заключенного с телеканалом. С этой точки зрения оператор ТОО Terraline имеет все необходимые лицензионные договоры с правообладателями (телеканалами).

Помимо договоров с правообладателями у ТОО Terraline есть заключенные договоры с авторскими обществом «КазАк» и обществом по управлению смежными правами «Аманат», которые представляют права авторов, производителей фонограмм и исполнителей.

По перечисленным выше договорам выплаты стороной ТОО Terraline производятся с начала осуществления деятельности по распространению телеканалов.

– Почему тогда суд первой инстанции все же принял сторону истца и можно ли считать это решение справедливым?

– По нашему мнению, которое также разделяют независимые эксперты в области права интеллектуальной собственности, суд при вынесении решения не учел несколько существенных и значимых для дела обстоятельств. А именно:

1. Суд не учел, что РОО «КОУПИС» не имело права подавать исковое заявление от своего имени.

2. Суд не учел, что АО «Кселл» является ненадлежащим ответчиком.

3. Суд не учел, что вся ответственность за соблюдение авторских прав и очистку контента лежит на телеканале MuzLife и, соответственно, все претензии должны предъявляться к каналу MuzLife.

4. Суд не принял во внимание то, что не было представлено достаточных доказательств обладания ТОО DL Construction исключительными правами на АВП.

5. Суд не принял во внимание, что подписанного самим ТОО DL Construction акта, составленного по истечении полутора лет с дат, которые он якобы фиксирует, недостаточно для подтверждения того, что указанные в нем АВП были предоставлены пользователям в рамках услуг Mobi TV.

6. Судом не было принято во внимание то, что при решении вопроса о взыскании компенсации истец должен доказать сам факт причинения ему убытков, а также доказать их размер. На основании таких доказательств суд обязан, приняв во внимание объективные рыночные цены, установить справедливый размер компенсации. Здесь хотелось бы отметить, что в рамках суда ТОО DL Construction предъявляло претензии за две недели оказания услуги Mobi TV в сентябре 2016 года и оценило свои убытки в 1 млрд тенге. Однозначно можем заявить, что таких астрономических цен на казахстанском рынке нет, и мы очень сильно сомневаемся, что такие цены есть даже на европейском и американском рынках. Однако суд посчитал, что такой размер убытков и, соответственно, претензий со стороны ТОО DL Construction обоснован.

– В судебной практике есть такой термин – «злоупотребление своим правом». Применим ли он к вашим оппонентам из DL Construction?

– Есть определенная практика работы на рынке объектов авторского права. Так, если лицо становится правообладателем в отношении определенных объектов авторских прав, то такое лицо должно добросовестно и открыто заявить об этом, обратиться к пользователям авторских прав за заключением соответствующих лицензионных договоров.

В нашем же случае ТОО DL Construction выбрало другую тактику. За все время с начала запуска сервиса Mobi TV ТОО DL Construction ни разу не обращалось ни к АО «Кселл», ни к ТОО Terraline и каким-либо иным образом не пыталось реализовать якобы принадлежащие ему права на АВП. Даже с тем же MuzLife, как выяснилось в ходе судебного заседания, у ТОО DL Construction не было подписано надлежащего лицензионного договора на передачу прав на АВП. Более подробно вы можете увидеть это в решении суда, которое выложено в общедоступном судебном кабинете.

Наоборот, как мы видим, ТОО DL Construction применяет тактику выжидания, для того чтобы в последующем заявить судебные требования на астрономические суммы за якобы причиненные ему убытки, не утруждаясь даже предоставлением хоть каких-то доказательств таких убытков. Более того, обратите внимание, что ТОО DL Construction также уклоняется от уплаты в бюджет обязательной государственной пошлины путем включения в свою схему РОО «КОУПИС», которое по закону освобождено от ее уплаты.

– В прессе писали, что Вы намерены обратиться с открытом письмом в администрацию президента, к председателю Верховного суда, в другие госорганы. При этом впереди у вас еще апелляция. Не будет ли это выглядеть как попытка оказать давление на суд?

– Во-первых, мы хотим отметить, что возможность в целях защиты своих прав обращаться в государственные органы закреплена за каждым субъектом гражданских правоотношений и такие обращения не являются давлением на суд. Во-вторых, закон однозначно определяет независимость суда. Обращаясь в органы государственной власти, мы ставили перед собой совершенно иную цель, а именно обратить внимание государства на ситуацию, которая, по нашему мнению, несет значительные риски для всего рынка телерадиовещания и в конечном итоге негативно скажется на всех участниках рынка, то есть на потребителях, на производителях контента, на телеканалах, на операторах и на государстве. Мы считаем, что обратить внимание государственных органов на такой риск – это признак ответственного и добросовестного подхода со стороны компании.

– Вы несколько раз упоминали, что решение, принятое судом первой инстанции, невозможно рассматривать без возможных последствий для всего телекоммуникационного рынка страны. Как это может отразиться, например, на инвестиционном климате? Ведь пока еще «Кселл» – это часть глобальной международной компании и, наверняка, там тоже следят за ситуацией.

– На примере нашей компании мы можем сказать следующее. Мажоритарный акционер АО «Кселл» Telia Company с момента основания нашей компании инвестировал в экономику Казахстана свыше $2,5 млрд. Группа Telia Company является членом Совета иностранных инвесторов при президенте Республики Казахстан. Кроме того, акции АО «Кселл» размещены на двух биржах – KASE и LSE. В числе миноритарных акционеров нашей компании находятся крупнейшие инвестиционные фонды по всему миру. Это позволяет нам говорить о том, что «Кселл» играет значимую роль как в формировании инвестиционной привлекательности страны, так и собственно в привлечении иностранных инвестиций в Казахстан, а также служит ориентиром для международных инвесторов при принятии ими решений о реализации крупных проектов в нашей стране.

И мы опасаемся, что вынесение судами спорных решений на суммы, исчисляемые десятками миллионов долларов, однозначно будет воспринято существующими и потенциальными инвесторами как важный сигнал значительного ухудшения инвестиционного климата и сигнал к пересмотру ряда крупных инвестиционных проектов.

Прозрачность и полное соответствие вынесенных судебных решений законодательству страны – это один из ключевых факторов при принятии инвесторами решения по вводу капитала в ту или иную страну, в данном случае в Казахстан.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев неоднократно говорил о важности привлечения инвестиций и создания благоприятного инвестиционного климата. Мы считаем, что такие действия отдельных субъектов, создающие угрозы для целого рынка и в конечном итоге формирующие негативное представление у инвесторов об инвестиционной привлекательности страны, идут вразрез с выбранным страной курсом.

Казахстан > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 12 июля 2018 > № 2670447 Вадим Лю


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 июля 2018 > № 2669609 Марина Алексеева

«Я не собираюсь писать по учебникам».

Александра Маринина - одна из самых читаемых в нашей стране российских авторов. Хотя прозаик экспериментирует с разными жанрами, за ней прочно закрепилось звание королевы детектива.

А вот сама писательница не любит публичности и общение с журналистами ей даётся нелегко. Однако из уважения к поклонникам создатель бестселлеров и образа оперативника Каменской ответила на вопросы в эфире радио «Милицейская волна». А до этого писательница встретилась с корреспондентом «Щита и меча».

- Марина Анатольевна, с детства вы занимались музыкой, учились в английской спецшколе. Наверняка мечтали о какой-то гражданской профессии? И вдруг делаете неожиданный выбор - служба в органах внутренних дел…

- Я росла в то время, когда языковое и музыкальное образование считалось нормой. Любые родители, у которых была хоть малейшая возможность развивать детей, старались это делать. Уроки английского и фортепиано начала посещать с пяти лет. Это обеспечило мне тренированные мозги и хорошую память. А уж решение, чем заниматься после школы, родители отдали полностью на моё усмотрение.

Никогда ни о чём не мечтала и не мечтаю. Просто неспособна на это. Но у меня были желания: хотела стать преподавателем музыкальной литературы, причём не рассказывать биографию композиторов, а говорить о самой музыке, об эмоциях, ассоциациях, которые она вызывает, какие диалоги могли бы соответствовать данному сочетанию звуков. Мне эта идея интересна до сих пор. Но для преподавания надо окончить не только музыкальную школу, но и училище, и консерваторию. Поэтому я решила, что не намерена посвящать себя исполнительскому искусству. Играла исключительно ради удовольствия. Потом появилось желание стать аналитиком кино. Не критиком, а именно аналитиком. Усиленно готовилась к поступлению во ВГИК на киноведение. Но в итоге пошла в криминологическую аналитику. Юридическое окружение сыграло роль: в органах правопорядка работали мои дед и отец, мама - учёный-теоретик в области уголовного судопроизводства.

- У многих читателей сложилось впечатление, что ваши книги основаны на реальных уголовных делах, которые вы сами и расследовали…

- Никогда ничего не расследовала. Я занималась научной работой, которую не зря называют гениальным изобретением для удовлетворения собственного любопытства за государственный счёт. Исследовала личность преступника с 1979 по 1987 годы. У меня были хорошие учителя - психологи, психиатры, криминологи. Я им искренне благодарна. После защиты кандидатской стала работать в другой области криминологии.

- А когда вы почувствовали, что ваше призвание - писательство?

- Это всего лишь хобби, доставляющее удовольствие. Оно, к счастью, оплачивается и какому-то количеству людей нравится. Призвание у меня одно - аналитика. А увлечение литературным творчеством появилось в 1991-1992 годах, когда я уже была майором милиции и кандидатом наук. К тому моменту несколько лет сотрудничала с журналом «Милиция». Вместе с коллегой вела рубрику «Школа безопасности» и как научный сотрудник готовила для издания статьи. Публикация «Присягаем: кому и на что?» вызвала крайне негативную реакцию моего руководства. В материале писала о необходимости отмены термина «милиция». Такое определение относится исключительно к народному ополчению для охраны общественного порядка в кризисные моменты для страны, а не к профессио­нальной высокоорганизованной государственной службе. И приводила аргументы, почему надо поменять текст Присяги, где в перечне охраняемых права человека стоят на пятом месте.

Изменения, о необходимости которых я говорила, произошли через 20 лет. Но тогда меня не поняли, грозили увольнением. Обошлось… Я ушла в отставку по собственной инициативе в звании подполковника милиции после 20 лет службы. И дала себе слово заниматься только тем, что интересно.

- К тому времени у вас уже издавались книги, пришла популярность…

- Но именно после ухода со службы я столкнулась с творческим кризисом, длившимся два года. Вообще ничего не писала и не была уверена, что когда-нибудь вернусь к этому занятию. Плакала с утра до вечера. Классическая депрессия.

- А как вышли из кризиса?

- Начала заниматься тем, чего никогда до этого не делала. Стала вышивать крестиком и танцевать фламенко. Заставила мозг с помощью развития мелкой моторики и пластики действовать по-новому и победила депрессию. О том периоде теперь напоминают мои работы - цветы, кошки в сумках. Муж относится к ним очень трепетно, поместив их под стекло в багеты.

- Как писателю, вам интересен человек, оказавшийся в сложной жизненной ситуации?

- Мне любопытен человек в любой ситуации. В моих книгах детективная линия - не главное. Они про взаимоотношения. Правда, существует теория в учебниках по писательскому мастерству, которым я не владею, где сказано: характер героя проявляется, когда он принимает решение под давлением обстоятельств. То есть нужно поставить персонаж в острую ситуацию. И тогда, в зависимости от того, какое решение он примет, раскроются его черты. Так учат учебники. Мне это скучно. Ещё в школе не любила их читать. А уж писать по ним точно не собираюсь. Возможно, в моих произведениях больше недочётов, чем у тех, кто учился по хорошим учебникам. Но мне интересно идти эмпирическим путём, наощупь.

- Помимо детективного, какие жанры вам ещё близки? И где черпаете идеи для будущих произведений?

- Всё романтическое у меня вызывает отторжение, поэтому никогда моим амплуа не были и не будут любовные романы. У меня есть семейные саги, психологические драмы и даже две пьесы для театра. Я всегда пишу о том, что мне интересно на данный момент. Из внешних источников могу получить только информацию, которую я обдумываю или нет. И может родиться какая-то идея. Многие считают: впечатления можно напихивать и напихивать, не анализируя их. Это всё равно что покупать новую одежду, не зная, для чего она, куда её надеть и на какую полку положить. Я в молодости тоже была такой. Но сейчас новых впечатлений не хочу. Сначала нужно разобраться с тем, что видела, слышала, чувствовала, что есть внутри тебя. Навести там порядок, осознать и извлечь опыт. Очень не люблю выходить из дома, тем более ездить куда-то. Сегодня мой мир ограничен квартирой и узким кругом близких мне людей. В нём есть всё, что мне необходимо для внутреннего комфорта. Я не включаю телевизор. Использую его лишь как экран для просмотра записанных на флешку фильмов, которые я бы хотела посмотреть. Для получения необходимой информации вполне хватает Интернета.

- Но с «киношной» версией своих книг наверняка знакомитесь. На сколько процентов попадают актёры в созданные вами образы?

- Разница колоссальная. По экранному образу Каменской больше попаданий. Елена Яковлева безумно талантлива, иначе не удерживала бы внимание зрителей на протяжении стольких серий. Другое дело актёры, поставленные в жёсткие рамки. Они играют то, что написано в сценарии. У их авторов тоже немало своих требований, так как следует учитывать и видеоряд. А вот писатель абсолютно свободен в творчестве.

- Над чем работаете сегодня?

- Новая книга, и это не детектив. Она о том, как нас учили в 70-е годы и как на это смотрит нынешняя молодёжь. Мне захотелось вернуться к школьной классике, к тем произведениям русской и советской литературы, которые моё поколение изучало в школе. Помню, тогда они мне активно не нравились. Прошло уже достаточно лет, чтобы забыть прежние впечатления. И решила с чистого листа попробовать это всё перечитать. Перечитала. Очень удивилась, что те книжки не про революцию, не про передовую роль пролетариата, а про жизнь, взаимоотношения разных поколений, любовь. А это интересно всем и всегда. Не поленилась, достала учебники за 9-10 классы 1972-1974 годов. Просмотрев их, долго смеялась, а потом мне стало грустно. Я поняла, как нас уродовали в советской школе.

Не уверена, что моя новая книга будет востребована широким кругом читателей. Я вообще по жизни человек неуверенный в себе. Это, безусловно, мешает. Но не борюсь. Потому что если бы я была какой-то другой, то вполне возможно, что и вся моя жизнь стала иной. Однако меня абсолютно устраивает, как она сложилась на данной момент.

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

Визитная карточка

Марина Алексеева (настоящее имя. - Прим.ред.) родилась во Львове Украинской ССР. В 1979 году она окончила юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова и получила распределение в Академию МВД СССР. В должности научного сотрудника изучала личность преступника с аномалиями психики, а также совершивших повторные насильственные преступления. В 1986 году защитила кандидатскую диссертацию.

Литературная деятельность началась с публикации в журнале «Милиция» детективной повести «Шестикрылый Серафим», написанной в соавторстве с Александром Горкиным. Она подписана псевдонимом Александра Маринина, составленным из имён авторов.

После успешного дебюта занялась самостоятельным творчеством. А этот псевдоним использует до сих пор.

В 1995 году Марининой присуждена премия МВД России за лучшие произведения о работе российской милиции «Смерть ради смерти» и «Игра на чужом поле».

Написала более 50 произведений, многие из которых переведены на иностранные языки и издаются в зарубежных странах.

Цитаты:

«Самая любимая для меня из моих книг - «Обратная сила». Сегодня я так чувствую, а завтра могу и по-другому».

***

«Когда пишу, я не читаю книги, а слушаю мемуары в свободное время. В них нет сюжета, поэтому после перерыва не теряется качество восприятия».

***

«Там, где раздавали романтичность и мечтательность, я кругом опоздала».

***

«Я никогда не делаю то, что мне неинтересно».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 июля 2018 > № 2669609 Марина Алексеева


Россия > Химпром. Образование, наука. СМИ, ИТ > rusnano.com, 11 июля 2018 > № 2674682 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс впервые выступил c лекцией «Инновационная экономика — что это?»

О чем я хотел бы рассказать? Рассказать хотел бы о пяти вещах.

Во-первых, надо как-то разобраться с истоками, понятиями, категориями, даже есть целая теория вокруг этого [инновационной экономики]. Я, наверное, погружаться в нее не буду, но хотя бы что-то упомянуть просто обязан, если претендовать на целостное описание того, что такое инновационная экономика.

Во-вторых, от этой теоретической части я попробую перейти к рассказу о том, как это реально происходит, что это такое, как это делается. Когда я буду рассказывать о том, как это делается, мы увидим с вами, что здание инновационной экономики базируется на двух китах. Один из которых — это тот, кто это делает — технологический предприниматель, второй — это тот, кто инвестирует — инвестор. Поэтому, третья часть разговора, это технологический предприниматель, а четвертая часть разговора — это финансовая индустрия, которая вокруг категории инновационной экономики существует.

Последнее, о чем нельзя не сказать, это ответ на вопрос о том, где [находится] Россия в этом инновационном мире, который уже колоссальный, масштабный, бурно развивающийся. Я попробую по возможности объективно ответить на вопрос о том, где мы в этом мире находимся. Давайте начнем сначала.

Теория и этапы развития инновационной экономики

Давайте начнем с ответа на вопрос, откуда пошла инновационная экономика. Говоря об этом, правильно вспомнить несколько без преувеличения великих имен, которые создавали теорию. Первым, в моем понимании, был известный классик экономист Йозеф Шумпетер, который ввел само понятие инноваций. Disruptive innovation — очень популярный термин, сейчас часто используемый, придуман впервые в его работах, это было примерно в 1940-ые годы. Основные его работы вышли в прошлом веке, и это был стартовый шаг в этой истории. Николай Кондратьев — привожу его не только потому, что он наш отечественный ученый, а потому что, в моем понимании, сделанное им без преувеличения стало важнейшей частью мирового теоретического фундамента в этой сфере. Пожалуй, об этом стоит сказать еще пару слов.

Элвина Тоффлера не очень сейчас часто вспоминают, но это несправедливо, потому что он придумал третью волну. Я имею в виду аграрную цивилизацию, индустриальную цивилизацию и инновационную экономику, как третий шаг в этом историческом развитии.

Было бы неправильно вычеркнуть советскую часть из этого теоретического задела. В позднесоветские годы, когда советская власть стала осознавать, что НТП (научно-технический прогресс) — это не просто важнейшая часть современной жизни, но и то, в чем Советский Союз, начиная с 1970-х годов все больше и больше отставал. Что-то надо было делать. По этому поводу был создан целый Институт экономики и научно-технического прогресса, и [на его базе] крупные ученые Александр Анчишкин и Юрий Еременко, наши в некотором смысле старшие товарищи, для кого-то — учителя, много чего сделали в этой сфере. Тогда появился очень важный документ КП НТП — комплексная программа научно-технического прогресса, до 2000-го года она была (1980–2000-е гг.). Она, конечно, по понятным историческим причинам, совсем мало имела отношения к реальной жизни, но, тем не менее, это был прорыв в понимании того, что такое инновационная экономика.

Совсем недавно вышла мощная книга Уильяма Баумоля, тоже такого классика, ровно про это. Чтобы не пытаться описать вам всю эту теорию от начала до конца, я попробовал выбрать то, что мне в целом в этом теоретическом заделе кажется наиболее интересным, и то, что в нем является наиболее модным. Это совсем разные вещи, поэтому два слова про «интересное» и два слова про «модное».

Итак, про интересное — это, конечно же, Николай Кондратьев — крупнейший ученый-экономист, уничтоженный в сталинских лагерях по личному решению Иосифа Виссарионовича [Сталина], который, в моем понимании, по масштабу входит в этот ряд с теорией технологических укладов, созданной им. В рамках этой теории он описал три технологических уклада: текстильная механизация, пар железной дороги, сталь и электричество. И у него еще были ранние описания периодов нефти и автомобилестроения, конвейера. Собственно, на этом фактическая часть [исследования] закончилась, но всегда сила теории, как мне кажется, проверяется ее предсказательной силой. Работает ли она за пределами того отрезка, который описан. Вот у Кондратьева она [теория] работает.

После смерти Кондратьева появились его последователи, ученые, в том числе описавшие пятый технологический уклад — эру информатизации и телекоммуникаций, и шестой технологический уклад — нано-, биотехнологии, так он в мире называется.

Мне кажется, что это наиболее такая основательная, серьезная, фундированная работа, про которую можно было бы много говорить. Будут вопросы — с удовольствием добавлю, но мне хотелось бы, чтобы в памяти у вас осталось и имя, и то, что сделано Кондратьевым.

Но в популярной сфере про это мало, кто знает, мало кто помнит, а все сейчас любят говорить про четвертую промышленную революцию. Это, собственно говоря, то же самое, это попытка как-то этапизировать историю инноваций, но немножко с другой позиции. Придумал это профессор [Клаус] Шваб — основатель Давосского форума. Вы если в Google, наберете про четвертую промышленную революцию, найдете тысячи ссылок, в отличие от технологических укладов — самая популярная, самая хайповая теория сейчас, в моем понимании, предельно малосодержательная. Если попытаться вгрызться внутрь, понять, что же такое каждый из этих этапов, то вы быстро обнаружите, что определения «четвертой промышленной революции» не существует, а есть набросанные самые разные вещи. Наверное, надо согласиться с тем, что на таком, чисто интуитивном уровне, вот как-то все ощущают, что в конце XX-го — начале XXI-го века что-то такое начало происходить, массы каких-то новых технологических прорывов: 3D-печать, роботизация, искусственный интеллект. И правда, это хочется как-то отдельно назвать, отдельно описать, но, на мой взгляд, здесь сильно не хватает теоретической основательности, хотя повторю еще раз, это моя субъективная точка зрения.

Суть инновационной экономики

Итак, это теоретические основы всей этой истории [инновационной экономики] и какие-то базовые термины, которые в нее заложены. Теперь, как и собирался, попробую описать, дать ответ на вопрос о том, а что это такое. Прошли историческую и теоретическую часть, давайте попробуем вгрызться внутрь того, что такое инновационная экономика. Предложу вам какое-то мое собственное изобретение на этот счет, немножко доморощенное, но то, как я это дело понимаю. Попробую описать вам движение инноваций, потому что кроме понимания сути, надо понимать еще, как она от рождения проходит до зрелости, это крайне важно. Без этой динамики бессмысленно о ней говорить. Но еще и в конце даже попробуем какую-то психологически-эмоциональную связь к этому прибавить, если удастся.

Итак, суть. Если говорить про суть, надо начинать от самого начала. Давайте начнем от Адама. Вот известная классическая фреска (см. слайды 7–10). Сейчас ее правда рисуют в основном, когда одна рука прикасается к ноге Акинфеева [вратаря сборной России Игоря Акинфеева], отбившего пенальти, это тоже, наверное, уместно, но я немножко про другое хотел сказать. Я хотел сказать про инновации. В этом прикосновении, мне кажется, действительно заложен ответ на вопрос о том, в чем же суть. Она вот в чем: с одной стороны — это технологический предприниматель, а с другой стороны — это инвестор. Мне представляется, что в той точке, где они соединяются, и только тогда, когда они соединяются — собственно говоря, и рождается то, что мы называем инновацией.

В некотором смысле, на этом можно было закончить лекцию, я сказал самое главное. Все остальное будет разного рода иллюстрации. При этом на вопрос о том, кого больше всего ненавидит технологический предприниматель, правильный ответ будет «инвестор». На вопрос о том, кого больше всего ненавидит инвестор, правильный ответ будет «технологический предприниматель». Эта такая любовь и ненависть, которая вот здесь есть, но именно в этом взаимодействии и рождается что-то, или не рождается.

Инновации: рождение и развитие

Мы с вами будем анализировать тот случай, когда рождается — это суть. Дальше мы хотели разобраться с этапом, как это появляется. У нас есть с вами источник финансирования — инвестор, есть сама инновация, есть технологический предприниматель. Какие стадии, как это движется, откуда это рождается, и куда эта история приходит. Давайте попробуем разложить это на несколько этапов.

С чего все начинается? Начинается, как правило, даже не с предпринимателя, а часто с ученого (у меня здесь ученый-предприниматель), с появления концепции и ее доказательства. Для этого тоже нужны деньги, поэтому какие-то источники появляются, хотя, строго говоря, грант — это не инвестиции, грант — это безвозвратные деньги, просто их подарили, и родилась концепция. Первая стадия, по классике в этой сфере — это доказательство концепции (Prove of concept), предположим, что оно произошло. Что происходит дальше? Дальше начинается следующая стадия, на следующей стадии вместо одного предпринимателя появляется, как правило, несколько человек, какая-то команда сумасшедших, которая дальше точно требует новых денег, это может быть опять же грант, а могут быть бизнес-ангелы.

Бизнес-ангелы — это специальный вид инвестора, которые на очень-очень ранней стадии, когда все непонятно, все сомнительно, берет и дает деньги. По этому поводу есть концепция трех F: friends, family and fools — друзья, семья и дураки — три категории инвесторов, которые на этой стадии готовы дать деньги, поверив, что из этого что-то произойдет. Так вот, если все правильно и получилось, то результатом этого этапа является доказательство работоспособности продукта. То есть они должны что-то изготовить, что-то сделать физически. Появился этот продукт, и он должен демонстрировать те свойства, которые в концепции ему были предписаны. Предположим, что это произошло, что и вторая стадия свершилась, все срослось.

Тогда начинается третья стадия — это уже стартап и юрлицо, а это уже немножко другой разговор. Это уже профессиональный инвестор, которым, по классике, является венчурный фонд. И здесь задача этого самого стартапа за счет денег венчурного фонда, прототип, который был на предыдущей стадии, довести до стадии пригодного к продаже продукта. На этой стадии масса чего погибает, масса чего не получается. Но мы опять живем в своем предположении, что пока все срастается, пока получается.

Итак, получили в результате работы венчурного фонда и в стартапе продукт, который пригоден к массовому производству. Что дальше? Дальше опять деньги, но уже другого масштаба. И стартап — это уже не просто стартап, а это уже компания в стадии роста. Если эта следующая стадия произошла, если нашелся фонд прямых инвестиций, который проинвестировал в это расширение, то тогда удачей станет доведение этой истории до стадии продаж.

Заметьте, стадия продаж (четвертая стадия) — это первый счастливый момент с самого начала, когда деньги не вовнутрь идут, а когда деньги из компании. Это принципиальная точка, очень важная.

Отвлекусь на секунду с примером. Нас [РОСНАНО] с любовью проверяет очень много разных проверяющих организаций. Одна из проверяющих организаций, причем такая довольно благожелательная, уж не буду называть, среди набора претензий к нам, сказала: «В принципе, все у вас неплохо, много чего делаете, замечательно, много финансируете стартапов, все здорово. Но есть одна проблема: у вас из 60-ти проектов 55 — это нецелевые расходы, а нецелевые расходы, кто понимает, — это вообще статья УК РФ, до 5 лет строгого режима». Соответственно, мы встревожились, почему нецелевые расходы, как же так? Мы же все направляли на нанотехнологии, мы создали стартапы, стартапы готовят продукты к продаже. Ну как же? А нецелевые потому, что вот инструкция Минфина, подписанная чуть ли не мной лет 20 назад, в которой пункт 3.6 гласит следующее (не дословно, но по смыслу): «бюджетные субсидии и ассигнования не допускается направлять в убыточные предприятия».

А как мы с вами видим, продажи с источником дохода, появляются только лишь на четвертой стадии, причем заметьте, и это пока еще только продажи, а не окупаемость, а все, что было до этого, по определению, убыточно. Это означает, что в этом месте логика инновационная в лоб сталкивается с логикой государственной бюджетной системы, и таких примеров очень много. Тем не менее, это суть процесса. Он вот здесь еще никакой окупаемости нам не дает.

Окупаемость может быть возникнет на следующей стадии. Если у вас правильно пошли продажи, если вы правильно подняли рынок, если вы развили построенный завод, производственную мощность и так далее, и, если вы дошли до целого публичного размещения акций — IPO. Это стадия, в которой у вас может появиться окупаемость, тогда вы публичная компания, у вас все прекрасно. Надо понять, что этот счастливый путь от начала до конца усеян трупами, как правило, в переносном смысле слова. Из 10 концепций 9 не доказываются, из 10 полученных продуктов 9 не доказываются, из 10 созданных до пригодности продуктов до производства не доходят 9, из 10 начатых производить — 9 не удается довести до продаж, а из 9 начатых продавать — 9 заканчиваются отсутствием окупаемости. Вот такой веселый процесс, а вместе все называется инновационной экономикой. Это и есть стадия рождения инноваций, как они в реальной жизни выглядят.

Кстати говоря, здесь правильно будет отделить науку от инноваций, которые очень часто путают, смешивают, хотя это вещи взаимно-противоположные. Почему? У вас есть знания, у вас есть деньги. Если вы хотите из денег сделать знания — это называется наука. А если вы хотите, наоборот, из знаний сделать деньги — это будет называться ровно наоборот, инновации. В этом смысле, это два противоположных процесса, но в идеале, вы сначала тратите долго-долго деньги, чтобы получить знания, а потом в идеале, из этих знаний вы с помощью инноваций возвращаете деньги, но как вы понимаете, это все далеко не в одном процессе, далеко не все связано, в одном месте затраты, в другом — результаты. Это два разных вида деятельности, с первым [с наукой] как мы знаем, у нас в стране все хорошо было, и сейчас в некоторых сферах хорошо, я считаю, а со вторым [c инновациями] у нас все гораздо сложнее. Это совсем другая история, смешивать их тут, мне кажется, принципиально неправильно.

Как почувствовать инновации

Собственно говоря, последнее, что я хотел попытаться здесь сделать, это еще сказать про то, как это [инновации] можно почувствовать, что ощущает технологический предприниматель, который ввязался в эту историю. Напомню, как мы с вами только что разобрались, у него источника доходов нет, он начал тратить полученные от предыдущего инвестора деньги на материалы, аренду, электроэнергию, зарплату, и осуществляя эти расходы, он понимает, что у него продаж пока еще нет, ему нужно дожить до следующей стадии. Что такое следующая стадия? Следующая стадия — это «следующий инвестор», следующий раунд финансирования. Таких раундов у стартапа может быть 4, 5, 6, 7, а окупаемость появится гораздо позже. Это означает что, ввязавшись в эту историю, на каждом этапе, технологический предприниматель, он же стартапер, находится в ситуации, когда он не знает, доплывет ли он до следующего этапа или нет.

Есть такая история, под названием «подводная спелеология» (cave diving), если кто-то сталкивался, примерно представляет себе ощущения. Особенность ее состоит в том, что в пещерах часть водной поверхности все-таки выходит на воздух, а часть не выходит. И вы каждый раз, ныряя из одной ниши в другую, предполагаете, что там впереди, наверное, будет воздух, а может его и не будет. Это все хорошо с аквалангом и инструктором, мне приходилось это делать, и это такие сильные впечатления в жизни. А стартапер в этом смысле, собственно говоря, делает то, чего никто никогда до него не делал, эта та же самая подводная спелеология, только без акваланга и без инструктора. Ныряешь, наверное, там, в конце все-таки будет воздух, а может быть и нет, я этого не знаю, но пока я плыву без акваланга и без инструктора. При этом по пути мне попадаются вот такие ниши, о части из них я что-то знал, а о части из них я не имел ни малейшего представления, потому что никто и никогда здесь не был. В результате всего этого процесса, если все было правильно и хорошо, если мне еще и повезло, то в итоге я на последних остатках кислорода вынырну.

К счастью, как мы знаем, детей в Таиланде спасли всех, слава Богу — сообщение полчаса назад пришло. Это для того, чтобы почувствовать. В реальной жизни, как мы понимаем, не все [стартапы] дошли, эта такая история жесткая: невыполненные финансовые обязательства, личные неудачи и так далее. Серьезный стартапер — это человек, который хотя бы раз пять обанкротился, с таким человеком уже можно разговаривать всерьез. Без этого — это какой-то детский сад. В этом смысле, надо понимать, что при всей романтике, при всем захватывающем характере этого вида деятельности — это жесткий тяжелый настоящий труд, с большими рисками, которые потянуть могут только настоящие энтузиасты своего дела. Закончим со второй частью, в которой я хотел рассказать про этапы и про то, как это прочувствовать.

Технологический предприниматель — кто это?

Теперь, давайте погрузимся внутрь двух основных компонентов: одна из них — это технологический предприниматель, вторая — инвестор. Что такое «технологический предприниматель»? Ну предприниматель — он и в Африке предприниматель. Нет! Я считаю, что технологический предприниматель — это нечто, принципиально отличающееся от обычного предпринимателя. Чем? Традиционный предприниматель, соединяясь с инвестициями, создает традиционный продукт — честь ему и хвала! Взял и открыл ресторан, замечательно — это правда круто, это правда серьезно, и это такой вполне уважаемый вид деятельности. Но в наших условиях скажем иначе — вид деятельности, который должен стать уважаемым, и надеюсь, что станет уважаемый, но это традиционный предприниматель. А в технологическом предпринимательстве есть еще одна важнейшая компонента, которая отличает его от традиционного предпринимательства — новый продукт, новая технология.

Вы всегда должны создавать то, чего не существовало, по крайней мере в стране, а вообще по-хорошему и в мире. В этом смысле традиционный предприниматель отличается от технологического очень существенно, и это не просто отличие теоретическое. Я вижу это по своему опыту работы с коллегами, с технологическими предпринимателями, там правда другая атмосфера, другой тип людей, другая этика, другие ценности. Я попытался ответить на вопрос о том, в чем они другие. Традиционный бизнес — это, прежде всего, снижение затрат. Резать косты — это основа для любого традиционного бизнеса, в инновационной сфере главное — это новый продукт.

Я как-то был на дискуссии в Давосе, в которой выступал президент компании Microsoft, тогда еще — Билл Гейтс. В какой-то момент в ходе дискуссии участники сильно на него наехали и стали критиковать за принятую [Microsoft] программу снижения издержек. Я как-то не сразу понял, в чем криминал: «Ну да, затраты снижает, эффективность вырастает». И как-то потом уже, по ходу дискуссии, стало понятно, что в технологическом предпринимательстве «косты» — дело пятнадцатое, оно не про это, оно не про затраты. Оно про создание нового продукта, ключевая вещь здесь — это time to market, время продвижения к новому продукту. Если ты прорвался на рынок, если ты быстро успел сделать новый продукт, значит потом уже разберешься и с «костами», и со всем остальным. Это совсем другая философия, сильно отличающаяся.

Не знаю, как присутствующих, но меня учили в моем родном Инженерно-экономическом институте, что спрос рождает предложение, а в инновационной сфере, в технологической сфере часто наоборот, предложение рождает спрос. Мы не знали с вами, что у нас есть спрос на то, чтобы, взяв в руки мобильный телефон сделать вот так вот и увеличить размер картинки. Мы этого не знали, а Стив Джобс знал, знал, взял и сделал. Multi touch называется. Сейчас мы держим в руках мобильный телефон, и, если захотим сделать такой Multi touch, и он сработает — все нормально.

Это означает, что он сформировал нашу потребность, уж по крайней мере, он за нас ее угадал. Мы ее не предъявляли, мы этого не понимали. Это не потребность в еде, пище, одежде — это другого типа потребность. Она скорее идет от предпринимателя, который попадает или не попадает. Это, мне кажется, очень важное отличие. Еще одно отличие — доход традиционного предпринимательства. Я искренне считаю, что в технологическом предпринимательстве доход — это не главное. Я не знаю лично Илона Маска, хотя знаю многих его товарищей.

Новый продукт — главная мотивация

Я убежден в том, что для него вопрос о том, на каком месте в списке Forbes он окажется — вот правда, совсем не значимый вопрос. А вопрос в том, он все-таки родит Tesla, или, пройдя теперь уже четыре банкротства на волоске (последнее, как я понимаю, он прошел два месяца назад), все-таки доведет ее до окупаемости, до той самой окупаемости, которой у Tesla нет до сих пор. Главный символ инновационной экономики в мире, объем производства дошел до 500 тысяч штук [автомобилей] в год. Очевидно, посрамил все крупнейшие автомобильные концерны в мире, является символом всей инновационной экономики и так далее, и так далее — убыточная компания!

Если я правильно помню, из 16 последних кварталов — лишь один доход на все остальное. Убыток, убыток, убыток, убыток, убыток. Это специфика деятельности. Для такого человека — главное сделать, главное доказать, что эта история летает. Это мне, правда, кажется очень важным этическим отличием инновационной сферы от сферы традиционного предпринимательства.

Еще одно более хитрое отличие, которое не сразу осознал — как выглядит нормальный традиционный бизнес? Ты создал продукт, начал его продавать. Все прекрасно — у тебя есть рынок, есть продажи, бизнес растет. В какой-то момент ты продаешь бизнес и зарабатываешь свои скромные миллиарды. Все чудесно. В инновационной сфере сплошь и рядом ты еще не создал продукт, ты еще не начал его продавать, но ты способен продать бизнес. И поверьте, это не какая-то там невероятная экзотика.

Даже в нашем скромном опыте есть пример — компания Selecta, в которую мы вложили на совсем ранней стадии. Занимается уникальными технологиями — использование иммунной системы организма для защиты организма от серий заболеваний. Один из боковых эффектов — это антиникотиновая вакцина, с которой, кстати, смешная история произошла.

Отвлекусь на секунду, у нас есть такая нанопремия. Мы автору концепции, это американский ученый, дали нанопремию на нашем нанофоруме года 3–4 назад [Омид Фарокзад, Профессор Гарвардской медицинской школы, лауреат RusnanoPrize-2013]. Он индус и говорит: «Вы знаете, когда я ехал в Москву получать премию, в Россию…». А отец у него в Индии живет, какой-то, видимо простой крестьянин, соответственно спрашивает его: «Тебе за что премию дают?» Он говорит: «Я придумал вакцину от никотина». — «Да? А в чем смысл этой вакцины? Что она делает?» — «Ну как же, она приводит к тому, что мне удалось разорвать связь между рецепторами, ощущающими поступление продуктов табака в организм, и рецепторами удовольствия». А отец думает, думает и говорит: «Это значит я курю и не получаю удовольствия?» Он говорит: «Да!» — «Какой смысл в твоей вакцине? Это же какая-то дичь! Зачем мне нужна такая вакцина? Мне, наоборот, нужно, чтобы я получал удовольствие. Иди со своими вакцинами! Это все не интересно и никому не нужно».

Тем не менее, мы ему дали премию, но это я не к теме вакцин, а к теме того, что вот эта самая компания Selecta до сих пор продолжает разработку продукта, продукт находится на стадии клинических исследований (вторая стадия сейчас). Компанию мы за 3 года вывели на публичный рынок, рыночная капитализация у нее сейчас за 300 млн долларов, все вполне успешно. А живой продукт конечный, при хорошей погоде, у него появится через несколько лет. Продукта нет, а цена бизнеса за 300 млн долларов есть.

Такой истории в обычном бизнесе не может быть, а в инновационном бизнесе — сплошь и рядом. Это обычная история, мы тут ничего такого героического не совершили. Таким образом, отличие совершенно принципиального свойства, и я требую просто, чтобы мы с вами никогда не путали технологического предпринимателя и обычного предпринимателя — они сделаны из разного теста.

Как устроена индустрия прямых и венчурных инвестиций

Завершающая часть конструкции инновационной экономики — инвестор. Это важнейшая часть, не понимая которую, ничего невозможно сделать, из которой, как мне кажется, у нас как раз в стране главный провал. Дело в том, что инвестор в этом мире инновационной экономики не просто продвинулся и развился, а он превратился сегодня в целую колоссальную индустрию.

Наверное, слышали сочетание PE/VC индустрия (private equity/venture capital industry). Это индустрия, размер которой больше, чем размер банковской индустрии. В это трудно поверить и, кстати, многие специалисты наши этого не знают, но это правда. Это сложнейшая индустрия, которая развивается темпами, существенно большими, чем банковская, без которой никакой инновационной экономики не возникнет, без которой будет технологический предприниматель, но не будет инноваций. Поэтому ей стоит уделить чуть больше времени, и я несколько слов об этом скажу.

Итак, что такое эта самая PE/VC-индустрия — один вопрос. И второй вопрос — откуда она сама берет деньги? Как в нее деньги попадают, которые через нее потом попадают к инноваторам? Чем она принципиально отличается от других видов индустрии? Вот я сказал, что она больше, чем банковская. Банк дает кредит, а PE/VC индустрия дает капитал — и это вообще разные истории, совсем разные.

Да, конечно, есть пересечения. Бывают ситуации, когда инвесторам банк дает капитал, но мы все-таки пытаемся главное понять. Главное в этом состоит, банк — это кредит, а эта PE/VC- индустрия — капитал. Это, кстати, парадокс. Сразу же на Россию обратим взгляды. Наверняка, здесь присутствуют люди, которые понимают, как устроен наш финансовый мир. У нас, очевидно, в России крайне переразвита банковская индустрия, и чудовищно недоразвита индустрия PE/VC. Предоставлять кредит мы умеем. Да, можно спорить, ругаться: проценты, условия, залоги и еще 150 вопросов, но тем не менее, размер индустрии колоссален. А предоставлять капитал в стране [могут] 20–25 фондов — ни о чем. Это первая главная особенность.

Вторая главная особенность. В этой индустрии активы отделены от управления, и это настолько важно, что об этом я должен сказать еще несколько слов. Почему активы отделены от управления? Во-первых, в этой сфере всегда нужно управлять большими деньгами, и это не десятки миллионов долларов, это сотни миллионов долларов или миллиарды. Даже самый маленький венчурный фонд — 50 млн долларов (меньше просто не бывает и быть не может технологически). Итак, объем денег колоссален, и тот, кто управляет ими — он такими деньгами не обладает. Вам нужно отделить того, кто управляет от того, чем он управляет, институционально отделить. То есть сам процесс принятия инвестиционных решений нужно сделать профессиональным, это профессией стало.

Отделение активов от управления

Investment Professionals — что это такое? Это тот самый отделенный от активов управляющий, который умеет ими управлять. И, кстати, не просто умеет управлять, а у которого репутация, имя, у которого за спиной pipeline, то есть поток проектов, которые он сделал, track record и так далее. Профессионализация процесса принятия инвестиционных решений, PE/VC индустрия — важнейшая история. Мало того, вам нужно так структурировать это индустрию, чтобы риски управляющего и риски инвестора были адекватно отражены в этой индустрии, а они совершенно разные. Это сложнейшая задача в таком теоретическом отношении, которая в итоге решена совершенно блестяще. Суть ее решения — то, что называется LP и GP.

Я извиняюсь, что вас втягиваю в наши совсем экономические вещи, но буквально два слова. LP — это limited partners. LP — партнеры с ограниченной ответственностью. GP — general partners, партнеры с генеральной (общей) ответственностью. Что это означает? Это означает, что в LP инвестор ограничивает свою ответственность размером его инвестиций, а GP — ограничивает свою ответственность размерами всего своего имущества. Не справился с управлением фондов на 100 млн — квартиру продай, машину продай.

Так выстроена эта индустрия, потому что эти рискуют сотнями миллионов долларов, а этот рискует десятками тысяч долларов. Это принципиальная разница, именно поэтому вся индустрия выстроена в конструкции фондов LP/GP, ее так и называют, в литературе это можете увидеть. Ничего подобного нет ни в банковской, ни в страховой, ни в пенсионной…тут все по-другому. А вот в нашей индустрии это именно так и работает. В России мы создали с Минэкономики российский аналог PE/VC фонда — инвесттоварищество, абсолютно работоспособная история, которых сейчас десятки появляются. Итак, это мы про вторую особенность говорили — про отделение активов от управления.

Портфельный принцип для хеджирования рисков

Третья особенность — портфельный принцип. Наверняка все, даже не специалисты, много раз слышали про портфель проектов: у меня портфель такой-то, что такое портфель? Портфель — это сердцевина всей этой истории. Если бы не было портфеля — не было бы индустрии всей. Он позволяет не только серийными проектами управлять, но и риски снимать. У вас портфель проектов. То есть в фонде у вас 10–15-20–30 проектов. Вы заранее понимаете, что у вас не все проекты доживут. Вот на этом вашем судне парусном, под названием «венчурный фонд», по ходу дела точно поотрывает часть парусов, и они куда-то улетят, как мы и говорили с самого начала. Они улетят, но фонд выплывет.

Портфельный принцип — это способ хеджирования рисков. Главная особенность этой индустрии — невероятный уровень рисков, выше, чем инвестиции в недвижимость, в рестораны, во что хочешь, намного выше. Значит ее так должны структурировать, чтобы она умела эти риски акцептовать и адекватно хеджировать. Вот суть решения, простая и, я бы сказал, гениальная. Портфельный принцип вместе с серийным управлением — это основа выстраивания всей инвестиционной индустрии, без которых эта сфера бы просто не существовала.

Уникальная система мотивации менеджмента

Последняя, четвертая особенность — уникальная система мотивации менеджмента. Представьте себе, что у каждого из вас небольшая сумма — 100 млн долларов. Вам нужно, чтобы ею кто-то управлял, и вы по каким-то загадочным причинам считаете, что: «Давайте, я ее в венчурный фонд отдам. Мне говорят, что есть такой-то фонд, в котором есть такие-то управляющие, они толковые ребята. Они понимают, как инвестировать, они заработают». Но тогда первая мысль здравая, которая появится у вас, как у владельцев 100 млн долларов — это мысль о том, как сделать так, чтобы управляющий моими деньгами управлял ими правильно? При том, что наша нормальная мысль в этой ситуации пойдет в сторону: «Дай-ка, я его проверю раз в неделю, а дай-ка я ему заложу массу ограничений, дай-ка я устрою специальный аудит» и так далее.

А здесь мысль пошла вообще в другую сторону. Мысль, которая называется: «Дай-ка, я согласую интересы. Дай-ка, я сделаю так, чтобы у него, у управляющего моими ста миллионами долларов, интерес был такой же как у меня, чтобы он хотел того же, чего и я». Чтобы он хотел заработать деньги на этих ста миллионах. Мысль очень простая, но абсолютно фундаментальная, которая и создала всю систему мотивации менеджмента, которая базируется на двух китах.

Вот золотая формула оплаты менеджмента в этой сфере, его мотивация 2% — плата за управление и 20% — плата за успех. Что это такое в двух словах? Плата за управление, с этим просто — как бы я его не мотивировал по результату, но в текущем режиме ему нужно какую-то зарплату платить, но раз ее нужно платить, значит давайте договоримся. Есть этот самый фонд, со ста миллионами долларов, и я ему буду платить каждый год 2% от стоимости фонда. Это такой принятый в индустрии стандарт. Это и есть плата за управление, management fee. Это первая часть.

Вторая часть. За результат, за успех. За успех плата должна зависеть от того, каков успех. Что такое успех? Может быть, сложный получился фонд, сложная картинка, но на самом деле ничего сложного, если у меня сил хватит, и у вас сил хватит пройти за мыслью, она очень простая. Вот у вас есть это самый мешок с деньгами, дальше вы, как управляющий, из этого мешка с деньгами выделяете X денег на инвестиции в портфельную компанию. Проинвестировали. Удачно проинвестировали. Она подрастает.

Прошло еще какое-то время — еще подрастает, замечательно. Все прекрасно, вы продали ее и получили возврат инвестиций. И тут начинается самое главное, здесь вся сердцевина этой истории. Возвращенные удачно деньги делятся на две части. Одна часть — это тот самый X, который был в начале, то что вложено в начале — возвращается сразу же владельцам фонда и инвесторам. А то, что дополнительно заработано (дополнительный заработок) — делится в пропорции 80%/20%, 80% — туда же в фонд, а 20% — менеджерам, которые организовали весь этот процесс. Это и есть a light interest — ситуация, когда менеджмент прежде всего заинтересован в том, чтобы доход получить от этой деятельности. Фундаментальный принцип, я не знаю его в других видах финансовой индустрии. Здесь опять же в силу высочайшей рискованности индустрии — это единственная работоспособное решение, которое доказало на практике свою работоспособность.

На этом мы завершили описание того, как устроена эта индустрия. Осталось ответить на вопрос о том, откуда она сама берет деньги. От возвратов — это понятно, но должны быть еще какие-то иные источники. Ответ — да, должны.

Источники финансирования индустрии PE/VC

Таких источников по классике четыре: эндаументы, фонды фондов, семейный офис и негосударственные пенсионные фонды. Вот четыре вида финансовых института, которые, как правило, аккумулируют десятки миллиардов долларов, которые инвестируют в эту самую индустрию. Я попробовал эту теоретическую картинку наложить на нашу практическую российскую реальность. Что я увидел.

Эндаументы — вот свежие данные по всем эндаументам наших ВУЗов. «Сколтеха» — самый большой — 4,7 млрд рублей, но если вы даже сложите все эндаументы всех наших ВУЗов вместе взятых, то сразу увидите, что эта сумма в 10 раз меньше, чем эндаумент одного Кембриджа (6 мдрд евро). Вообще не летает эта история, несопоставимый объем ресурсов, который в России в этом источнике существует.

Фонды фондов — это специальный институт особого вида. Вот РОСНАНО — это фонд фондов. РВК, российская венчурная корпорация — это фонд фондов. Общий объем двух фондов — 35 млрд рублей. Это, конечно, для России крайне недостаточно.

Family office — это наш простой российский олигарх, который свои скромно заработанные 10 млрд долларов как-то расходует, нанимая для этого менеджеров. Тут есть одна коварная история. Я, как молодой инноватор, поначалу, пошел в сторону Family office, поскольку я их знаю всех, со своими ребятами говорю: «Дайте хоть 200 млн долларов, больше мне не надо. Знаете, какую офигительную нанотехнологию разовьем?». На что они мне говорят: «Ты кто?» — «Я менеджер, который берет ваши деньги, у которого будет light interest и так далее». Они говорят: «То есть ты нам заработаешь денег?» — «Да, я говорю, что я заработаю вам денег». — «А ты кто такой? Мы тебя не помним в списке Forbes», — резонно говорят они. Действительно, к сожалению, я не оказывался там никогда и явно уже не окажусь. Я говорю: «И чего?» — «Да то», — говорят они мне, — «Мы-то заработали и доказали, а ты рассказываешь, а не доказал. Иди, дорогой, Анатолий Борисович, поработай лет 20. Докажешь — потом к нам вернешься».

Это абсолютно объективная особенность, стадиальная. Наш большой бизнес только родился, он весь в первом поколении. Реальными Family office управляют не независимые менеджеры, а сами наши уважаемые бизнесмены. Они в гробу видели и меня, и всех моих коллег, которые твердят им, что они сейчас заработают. Не работает эта история.

Осталось одно — негосударственные пенсионные фонды. Вот цифра объемов. Это, как вы видите, за 3,5 трлн рублей, и это серьезно. Для справки, на сегодняшний день негосударственным пенсионным фондам запрещено размещать свои активы в инвесттовариществах.

Да, причина понятна, мы не можем рисковать пенсионной системой, сейчас в ней особенно страсти кипят. Понятно, что здесь нужно быть крайне осторожным, в этом смысле Центральный Банк прав. Я уже устал с ним ругаться, но тем не менее, я понимаю их логику, осторожность нужна. Но, о чем здесь может идти речь? Речь может идти, во-первых, не о приказе, а о разрешении, а во-вторых о разрешении не 100%, а хотя бы 5% активов [НПФ] размещать в фонды прямых и венчурных инвестиций, которые прошли соответствующую аттестацию по рискам.

Пока ничего этого нет, а это означает, что вся картинка выглядит таким образом: Family office нет, фонда фондов нет, эндаументов нет, Empire запрещены.

Опять же, в этом месте лекцию можно уже было закончить, но я все-таки ее продолжу, у меня еще кусочек остался. Но тем не менее — это реальная российская картина, на которую нужно смотреть объективно. Из всего из этого давайте перейдем к последней части.

Есть ли у России шанс?

Где мы [Россия] в мире? Я, естественно, имею в виду инновационную экономику, про которую мы с вами и говорим, на каком мы месте. Существует 150 способов измерять. Я сейчас не пытаюсь ничего доказать, просто взял мировой рейтинг конкурентоспособности. Между 41 и 51, с Маврикием, Филиппинами, Мальтой, Южной Африкой и так далее. А где правит наша индустрия, про которую я сейчас вам с пылом и с жаром рассказывал? Ее неправильно мерить в абсолютных размерах, правильно взять долю этой самой индустрии в ВВП. Посмотрите, как по долям мы соотносимся с миром. Как видите, исходя из этих цифр, мы в 8 раз меньше чем Турция, в 10 раз меньше — чем Мексика, в 20 раз — чем Китай, в 100 раз меньше, чем Израиль, и в 10 раз меньше, чем Великобритания.

Я не про абсолютный размер — это хуже, это про доли, это нормированный показатель, сопоставимый. Это, конечно, тяжелый факт, без понимания которого, невозможно сдвинуть ситуацию с мертвой точки по-настоящему. Никак и никогда. Это общая оценка.

У нас в стране есть документ, называется он «Стратегия инновационного развития России». В этом документе, как на беду, есть целый набор плановых показателей. Принят документ в 2011-ом году, и показатели там до 2020-го года. Я, со свойственной мне язвительностью, решил проверить план-факт к сегодняшнему разговору, чтобы вам рассказать об этом. Взял основные показатели из этого документа и посмотрел отчеты Росстата.

Количество ВУЗов, входящих в число двухсот ведущих университетов мира. Был один [ВУЗ] — планировали к 2020-му году четыре. Факт — в 2017-м — один. Внутренние затраты на исследования и разработки в процентах ВВП — был 1,3%, планировали 3% (это фундаментальный, важнейший, очень важный показатель), факт — 1,1%. Стабильность — наше мастерство! Коэффициент изобретательной активности, количество поданных патентных заявок на 10 тысяч человек: с 2 [в 2010 году] хотели поднять до 2,8 [к 2020 году]. Факт [в 2017 году] — героических 2. Доля организаций, осуществляющих технологические инновации: с 7,7% [в 2010 году] хотели поднять до 25% [к 2020 году]. Факт [2017 года] — 7,3%, снизили чуть-чуть. В общем, такая печальная статистика.

Международный рейтинг по индексу развития информационных технологий. Я было сначала обрадовался, потому что вижу, что факт выше плана, а потом пригляделся, понял — это же место [России] в мире. Это означает, что мы хотели перейти на 10 место [начиная с 2016 года], а мы на 45 месте. К сожалению, все то же самое. Плохо у нас дело с этим.

Инновационная экономики в России: что получилось?

Это формальные показатели, которые трудно опровергнуть, но я рискну к ним добавить неформальные качественные оценки или почти ощущения, потому что я не считаю, что все провалено, все рухнуло. Я вижу, что много чего сделано, и я попробовал сам ответить на вопрос (поделюсь сейчас с вами) о том, что, в моем понимании, сделано практически за 10 лет, потому что история инновационной экономики реально в России началась примерно с 2007–2008-го года. Что не сделано, что в плюсе, что в минусе? И на этом будем завершать.

Итак, я считаю, что тема под названием «государственный институт развития» по-настоящему важна и по-настоящему работающая. Я вижу, что происходит в Сколково, начиная от 1,5 тысяч стартапов, заканчивая «Сколтехом», одним из лучших ВУЗов в стране, гимназии прекрасные и так далее. Считаю, что это успешно развивающийся проект. РВК — наши коллеги, неплохо продвигающиеся со всеми сложностями. Фонд содействия инновациям, так называемый Фонд [Ивана] Бортника — сильный институт, вполне работающий. Про себя [РОСНАНО] не говорю.

Агентство стратегических инициатив, которое пытается, в отличие от нас, заглянуть не на 10 лет вперед, а на 25 лет вперед — тоже в правильном направлении работают, как мне кажется. Это институты развития.

За это же время в стране реально появились венчурные фонды, появились Private Equity фонды, стартапы (по моим прикидкам их уж не меньше 2,5–3 тысяч точно). Закон об инвесттовариществах — тоже очень важный документ. Создали мы на Московской бирже площадку для IPO инновационных компаний [Рынок Инноваций и Инвестиций Московской Биржи]. Я вижу явственно 10–12 регионов лидеров, которые по-настоящему продвигаются и всерьез хотят строить инновационную экономику, и много чего сделали у себя. Я вижу 5–10 лидеров ВУЗов-лидеров, которые тоже этим занимаются. Конечно, их бесконечно мало, но это все-таки они есть, и сбрасывать их со счетов было бы неправильно.

Я вижу реально возникающий кластер, по крайней мере в нашей тематике [нанотехнологии], которую мы понимаем хорошо. Я знаю, что в России не было настоящей ядерной медицины. Я знаю, что на сегодня, построенная нами в 11 регионах страны сеть позитронно-эмиссионных томографичесикх центров [«ПЭТ-Технолоджи«], которая на сегодня уже пропустила больше 60 тысяч человек — это реально работающая ранняя диагностика. А что такое ранняя диагностика в раке? Выявление на первой стадии — 80% выживает, выявление на четвертой стадии — 20%. Эта история серьезная, это жизни человеческие.

Наноэлектроника — классическая наноэлектроника начинается с топологического размера, 100 нанометров и меньше. В России не было производства электронной компонентной базы такой размерности, пока мы с Евтушенковым [АФК «Система»] не построили завод «Микрон» (ныне флагман отечественной промышленности).

Фотоника — Россия не производила оптоволокна. Сто процентов российского рынка оптоволокна, кроме спецволокна — это импорт, Corning, американцы. Построили завод в Саранске, который сейчас вытесняет американцев шаг за шагом и точно вытеснит, не сомневаюсь. Солнечная энергетика, ее в России не было, не существовало. [Теперь] она есть в России. Завод «Хевел» сегодня производит солнечную панель с КПД 22,7% — ТОП 3 в мире. Солнечных станций введено уже 460 МВт, и будем вводить дальше. Биофармацевтика — почти отсутствовавший кластер. На сегодня он возник, десятки компаний на российском рынке производят свою продукцию. Это то, что уже есть. Я рискнул и нахально рассказал.

Тут, кстати, есть ссылка на другую мою лекцию, в которой я взял на себя обязательства в следующие 10 лет построить в России новые кластеры, которых не существовало. Это наша роснановская задача: ветроэнергетика — уже в этом ни минуты не сомневаюсь, ясно понимаю, что она будет. Не просто будет [эксплуатация ветроустановок], а будет вместе с производством лопастей, производством гандол, производством башен — основных компонентов в России.

Промышленное хранение электроэнергии, развивающаяся индустрия с колоссальной перспективой, просто гигантской, которая лицо электроэнергетики изменит. Гибкая электроника — крупная прорывная тема — отдельный разговор. Завершаем строительство Российского центра гибкой электроники в Троицке. Переработка мусора в электроэнергию — большущая новая тема. Наномодифицированные материалы.

О каждом из этих направлений можно было бы рассказывать, но сейчас неуместно. Но, знаете, что для меня важно? Для меня важно, что и левая часть, и правая часть — это то, чего не было в стране, а сейчас оно есть. И точно также, как мы, оглядываясь, можем сказать о том, что уже есть, глядя вперед, мы говорим, что будет.

Инновационная экономики в России: что не получилось?

Это в плюсах, что в минусах. Минусы, к сожалению, очень и очень серьезные и очень и очень весомые. Один из главных: крупный частный бизнес не пошел в инновации. Я его хорошо знаю (крупный российский частный бизнес), я с ним много раз говорил об этом. По разным причинам, примерно понимаю по каким, этого не произошло. Государственные компании, естественно перебюрократизированы, среди них есть те, которые по-настоящему этим [инновациями] занимаются, но скорее, это вопрос персонального менталитета первого лица. Могу прямо назвать вам тех, кто по-настоящему продвигает эту историю, а есть те, кого это вообще не интересует никак, ни на миллиметр.

Академия наук, мы видим погружение ее в бои вокруг реформы. Не хочу оценивать, с плюсом или с минусом, но факт остается фактом. Она не стала драйвером инноваций.

Вся система госконтроля и та часть, про которую я сейчас рассказывал, и та часть, про которую не рассказывал, внутренне, институционально, просто с ненавистью к этому ко всему этому относится. Любой способ увидеть изъян — это то, что наверняка будет, как говорят в Америке: «С этого момента каждое ваше слово может быть использовано против вас». Здесь каждая ваша инновация может быть использована против вас, и вообще ни одно доброе дело не должно остаться безнаказанным. Это фундаментальный принцип, который, к сожалению, работает здесь на сто процентов.

И последнее — источники финансирования, то, про что я долго рассказывал. Системных институтов нет, а это означает, что не может быть индустрии. Могут быть отдельные успехи, могут быть отдельные прорывы, но системного результата нет.

Выводы

Итог: со всеми плюсами и минусами Россия построила базовые институты инновационной сферы, кроме финансирования, которых не было раньше. Их не существовало. Мы язык этот даже не знали, мы терминов не знали. Я не знал этих терминов, для меня это все совершенно новый мир — это. Во-первых.

Во-вторых, стратегия, принятая страной, не будет выполнена. Никаких шансов. По факту 2017-го года ясно, что к 2020-му году эту картинку переломить не удастся. Скорее тревожит даже не это, а тревожит то, что, по-моему, я первый человек в стране, а вы первые люди в стране, которые об этом услышали. Я не слышал этого ни от кого, может я в чем-то ошибся, что-то перепутал, но, правда, готовясь к разговору, я сознательно поднял эту фактуру и с вами ей делюсь, это так.

И, наконец, третье и последнее — очевидно, что для преодоления отставания нужна резкая активизация, изменение приоритета. При чем драматизм всей этой истории состоят в том, что государство одно с этим справиться не может, а без государства тоже сделать [это] невозможно.

Забудьте эти псевдолиберальные и поверхностные иллюзии о том, что инновационная экономика в мире возникает сама по себе, а не от рынка. Нет! Не возникает. Не только в Южной Корее, на Тайвани, в Китае, в Японии, она не возникает сама по себе, даже в Соединенных Штатах Америки [не возникает]. Так не бывает, и я готов это доказывать. В этом смысле она появляется только тогда, когда соединяется несоединимое, с чего я и начал сегодняшний разговор — когда соединяется государство и живой технологический предприниматель. Соединились — значит полетело, не соединились — не полетело. Мы пока еще этот Рубикон не перешли.

На этой грустной ноте (я не обещал вам очень привлекательного разговора, но обещал рассказать вам о том, что я думаю на самом деле) и завершаю, спасибо за внимание. Будут вопросы — готов ответить.

Справка

Акционерное общество «РОСНАНО» создано в марте 2011 года путем реорганизации государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий». АО «РОСНАНО» содействует реализации государственной политики по развитию наноиндустрии, инвестируя напрямую и через инвестиционные фонды нанотехнологий в финансово эффективные высокотехнологичные проекты, обеспечивающие развитие новых производств на территории Российской Федерации. Основные направления инвестирования: электроника, оптоэлектроника и телекоммуникации, здравоохранение и биотехнологии, металлургия и металлообработка, энергетика, машино- и приборостроение, строительные и промышленные материалы, химия и нефтехимия. 100% акций АО «РОСНАНО» находится в собственности государства. Благодаря инвестициям РОСНАНО работает 96 предприятий и R&D центров в 37 регионах России.

Функцию управления активами АО «РОСНАНО» выполняет созданное в декабре 2013 года Общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «РОСНАНО», председателем правления которого является Анатолий Чубайс.

Задачи по созданию нанотехнологической инфраструктуры и реализации образовательных программ выполняются Фондом инфраструктурных и образовательных программ, также созданным в результате реорганизации госкорпорации.

Россия > Химпром. Образование, наука. СМИ, ИТ > rusnano.com, 11 июля 2018 > № 2674682 Анатолий Чубайс


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674430 иеромонах Аверкий Белов

Мысли о футболе

да даст нам Бог иных святых побед: над глупостью, над жадностью, над ленью

иеромонах Аверкий Белов

Есть в житиях чудеснейший рассказ

о блудной женщине, пред храмом

проходящей,

священниках, что отвратили взоры

от дерзкой, крашеной, колдующей красы,

епископе, взглянувшем вслед несчастной,

сказавшем:

«Братья, эта куртизанка —

нам обличенье.

Мы не так усердны

в служенье Богу,

как она греху.

Мы не заботимся о красоте души,

так сильно, как она о стати тела,

глаз выразительности, белизне зубов,

изгибе носа и других ловушках для глупеньких подпитых горожан.

Да дарует Господь ей покаянье!»

Красавица покаялась потом. Подвижницей соделалась великой.

Молись о нас, святая Пелагея!

Я почему-то вспомнил эту повесть,

взирая на неистовство трибун,

смотрящих, как

по молодым травинкам

гоняют мячик

люди молодые.

Да, много можно хлёсткого сказать

про вред азарта,

матчи покупные,

спортивный бизнес,

славолюбье звёзд,

языческие корни состязаний.

Но мне не хочется умножить на Земле

мертвящую заразу осужденья.

И помыслы благие я коплю,

чтоб не подставил дьявол мне подножки.

Начнём со слов "болельщик" и "фанат"

( "фанат" в буквальном переводе — “смертник”).

Сказал бы мне помянутый епископ:

«Ты не болеешь о своих ошибках,

о горе близких, о родной стране,

как эти толпы

о победе сборной,

что пораженьем сменится потом.

Ты не готов стать смертником Любви,

рабом Добра,

Спасенья сумасбродом,

кричать на улицах

об Истине Святой,

куда-то ехать

поддержать в сраженье изнемогающих защитников Руси.

Смешные люди в боевой раскраске,

шумящие на наших площадях,

усердней в кураже, чем ты в молитвах».

Мне хочется, чтоб звёзды отзвездив,

учили мальчиков старанью, трудолюбью,

взаимовыручке,

командному мышленью.

Чтоб вырвали их с помощью мяча

из лап компьютеров, наркотиков, разврата,

сквозь прессинг города

глумливого вели —

к подачам Свыше и

к воротам храма.

Пред каждым матчем надо бы взглянуть:

а где в истории встречались наши страны?

Немало предков игроков команд

лежат под нашими зелёными полями.

Их не поднимет костоправ искусный.

Поляки, немцы, шведы, англичане,

французы, проигравшие нам бой, пускай порадуются, что займут их внуки

все первые места на пьедестале

в две тыщи восемнадцатом году.

Мы ж обойдёмся без побед футбольных.

Да даст нам Бог иных святых побед:

над глупостью, над жадностью, над ленью,

над сладострастием,

над ложью,

над собой,

пока ещё лежащих пред экраном с истошным криком, пивом, бутербродом.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674430 иеромонах Аверкий Белов


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674420 Ольга Четверикова

АВАТАРА

Наши лица и голоса понадобились банкам: запущена ЕБС

Аватара - воплощение одного из богов в материальном мире (индуизм); аватара (иногда аватар) — графическое представление пользователя, его alter ego либо игрового персонажа в сети Интернет.

Википедия.

3 июля председатель правительства РФ Медведев подписал ряд документов, необходимых для размещения сведений граждан в единой биометрической системе и единой системе идентификации и аутентификации, соответствующие документы опубликованы на сайте кабмина, сообщает РИА Новости. И хотя Дмитрий Анатольевич отличается обычно ярчайшими, прямо-таки черномырдинскими формулировками типа «денег нет сейчас, вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья» или совета учителям «идите в бизнес» — в этот раз чеканности в тех формулировках, которые подписал Медведев, явно не хватает. Всё туманно и мутно.

Из опубликованных документов: «Реализация механизмов фиксации действий необходима для обеспечения защиты прав российских граждан при их регистрации в единой системе идентификации и аутентификации и размещения сведений о них в единой биометрической системе безопасности рисков совершения мошеннических действий со стороны уполномоченных сотрудников». Это первое постановление. Во втором постановлении утверждается состав размещаемых в единой биометрической системе сведений, которые включают в себя изображение лица человека, полученное с помощью фотовидеоустройств, и данные голоса человека, полученные с помощью звукозаписывающих устройств. Третье распоряжение: «Утверждена форма согласия гражданина на обработку сведений, необходимых для его регистрации в единой системе идентификации и аутентификации биометрических персональных данных для размещения в единой информационной системе персональных данных».

Единственное, что может здесь позабавить — это часто встречающаяся в документах, подписанных Медведевым, аббревиатура ЕБС. По-русски это звучит, конечно, замечательно. Сразу вспоминается аббревиатура фамилии, имени, отчества незабвенного «первого президента свободной России». Мы попытались раскопать, откуда ЕБС взялась. Выяснилось, что мы можем поздравить, как говорил незабвенный ЕБН, «дорогих россиян» с тем, что 1 июля вступила в действие эта самая ЕБС. Российские банки начали сбор биометрических данных клиентов, что позволит россиянам удалённо получать банковские услуги. Ещё в 2017 году президент РФ подписал закон, который позволяет банкам с помощью биометрических данных удалённо идентифицировать и оказывать ряд услуг без личного присутствия потенциальных клиентов.

Экспертные оценки

Ольга Четверикова

У нашей власти есть дар пудрить мозги народу необыкновенным образом, создавая радужную пелену, за которой не видно, что происходит в реальности. Сегодня, когда все заняты празднованием побед российского футбола, как раз и принимаются самые крутые меры. Что касается единой биометрической базы данных. Мы уже неоднократно говорили: когда был взят курс на создание «цифровой экономики», речь шла не столько о том, чтобы перевести нашу промышленность и наше хозяйство на новейшие технологии, сколько о создании эффективной системы контроля за населением, единой системы сбора данных, которую уже называют системой электронного концентрационного лагеря. Это, естественно, вписывается в общую мировую программу. Но у нас в каких-то сферах, каких-то областях пошли ещё дальше, чем на Западе. Где-то пошли дальше в Китае, где-то — у нас.

Главная сторона оцифровки заключается в том, что живого человека действительно переводят в цифровую аватару для того, чтобы контролировать каждый его шаг, каждое его действие. А изначально главным дирижёром всей «цифровой экономики» выступал и выступает Сбербанк, которому с 2017 года начали передавать функции многофункционального центра, МФЦ. Подразумевалась выдача паспортов, водительских прав, регистраций на недвижимость и землю — в 2018 в части регионов России, а с 2019 года — практически по всей стране. Это уже начали делать, причём на основе каких документов, приказов или указов — сказано не было. То есть фактически Сбербанк у нас приобретает функции правительства. И для того, чтобы всё это дело облегчить, в декабре 2017 года был принят закон, который назывался очень красиво «О противодействии легализации отмыванию доходов, полученных преступным путём, и финансировании терроризма». Он и позволил банку с помощью биометрических персональных данных осуществлять удалённую идентификацию своим потенциальным клиентам. Что даёт возможность Сбербанку (теперь ещё двум десяткам банков) отныне получить уже прямой доступ к клиенту, имея его личные персональные данные — святая святых. А что с ними будет дальше — никто не знает.

Концепция и «дорожная карта» по созданию единой системы идентификации и аутентификации и единой биометрической системы была утверждена ещё в июле 17-го министерством коммуникаций и связи, а подрядчиком выступал Ростелеком. Тогда министерство совместно с ЦБ (с которым, кстати, занимались этим с середины 16-го) в соответствии с установкой правительства выбрали очень удобную форму: «Если мы не будем это делать, не будет развивать цифровую экономику — тогда зависимость от иностранных технологий нам не победить. Мы должны оседлать цифру, чтобы Россия была впереди». Такой лозунг придумали, а Набиуллина, глава ЦБ, ещё больше тогда это дело усилила, заявив, что «удалённая идентификация в банках является задачей первостепенной важности». Красота! В 2016 году это оказалось задачей первостепенной важности. Не осуществление реиндустриализации, не подъём экономики и хозяйства России, не социальные проблемы — а исключительно идентификация. Притом, напомню, единственная задача ЦБ по тем куцым строчкам в Конституции, что посвящены ему — это вообще-то следить за курсом национальной валюты. Что буквально за год-полтора до высказывания Набиуллиной ЦБ блестяще осуществил, вдвое обрушив рубль.

Теперь о главном. Они заявили: «Реализация механизмов фиксации действий необходима для обеспечения защиты прав российских граждан». Так как людям действительно трудно понять, о чём идёт речь, как работают все эти механизмы, махинаторы фиксируют только одно — «защиту прав российских граждан». От кого защиту, от чего, для чего? Непонятно. На первый взгляд в документах, подписанных Медведевым, речь идёт о том, что это всё касается только механизма фиксации. То есть относится к тем операторам, тем сотрудникам госорганов, банков, которым передаётся право размещать биометрические сведения. Для них создаются механизмы, которые должны защитить права российских граждан. Для чего же на самом деле происходит сбор этих данных посредством ЕБС, не объясняется. То есть «защита прав» касается только механизмов того, как будут передаваться сведения, чтобы, не дай Бог, кто-то что-то не заподозрил. Что касается самих целей — тут ничего не сказано.

Договорим за авторов. Первое: реализуется программа в рамках общего тренда по созданию системы электронного контроля, который осуществляется в целом по миру, причём в первую очередь именно в развивающихся странах — там, где это сделать легче всего. Второе: это происходит в интересах крупных IT-компаний, которые сегодня заняты как раз созданием продукции, связанной с распознаванием лиц. И надо сказать, что объём этого рынка в России сегодня составляет несколько миллионов долларов, в то время как объём мирового рынка в 2016 году составлял 3,35 млрд. долларов, в 21-м составит 6,8 млрд. долларов, а в 22-м (смотрите разницу с 2021 по 2022 годы), должен составить 32,73 млрд. долларов. Итак, это скорый объём общемирового рынка распознавания лиц. Поскольку российские IT-компании на российском рынке занимают только миллионы, они поставили задачу довести прибыли до максимума. То есть им переход на биометрию сулит большой рывок на рынке. Говорят «рывок, прорыв» — это ещё и об этом рывке и прорыве. И неслучайно гендиректор Центра речевых технологий Дырмовский, чья компания как раз претендует на поставку элементов биометрической системы, заявил, что «до сих пор масштабных проектов биометрической идентификации в России практически не было, поэтому её создание должно подстегнуть этот рынок». То есть речь идёт о том, чтобы действительно создать рынок для крупного IT-бизнеса. Лидером здесь является российская компания VisionLabs. Она была создана в 2012 году, разработала технологии, продукты для финансовой сферы, для ритейла, видеонаблюдения, безопасности. И надо подчеркнуть, что она является резидентом «Сколково», участницей программ фонда «Развитие интернет-инициатив». Работает с крупными и корпоративными государственными клиентами по всему миру. И, как заявил глава VisionLabs Ханин, совместно со Сбербанком они реализуют самую крупную биометрическую платформу в России. Ещё тут очень показательно к вопросу об унии с банками: в ноябре 2017 года Сбербанк через свою внутреннюю структуру, которая называется «дирекция по развитию цифрового бизнеса», приобрёл 25% пакета акций VisionLabs, в то время как остальные остаются в руках основателей компании, венчурного фонда «Система VC». Эта сделка стала первым шагом Сбербанка по построению биометрической платформы («экосистемы банка», как они называют), которая наряду с распознаванием лица должна также использовать распознавание по голосу, сетчатке глаза и другим биометрическим факторам. И строиться она будет на основе платформы VisionLabs — LUNA, что создаёт, как сказано, «уникальный биометрический идентификатор для доступа к любой услуге и сервисам клиенту Сбербанка». Эта сделка со Сбербанком в первую очередь выгодна для VisionLabs, потому что, как заявили руководители, «это позволит поддержать развитие проектов компании на международных рынках, Европы, США, Азии». Поэтому — очень важный момент — стороны также договорились о привлечении в дальнейшем потенциального международного стратегического инвестора в состав акционеров компании. О чём идёт речь? Компания получает крупнейшую возможность для бизнес-применения своих технологий. И одновременно фактически передаёт свои функции западному крупному бизнесу. То есть это ещё один канал для проникновения и контроля со стороны международного капитала.

О конкретном функционировании ЕБС. Речь идёт о том, что в банках устанавливаются соответствующие банкоматы, подходя к которым, клиент может создать свой биометрический шаблон и в котором считывается информация с его лица. Эта информация остаётся в базах банка. И дальше клиент с помощью своего компьютера выходит на банк, там проверяют его данные, идентифицируют по биометрической фотографии или по голосу. Клиент может таким образом открывать счёт и переводить свои деньги. Раньше удалённо нельзя было пользоваться такими услугами — теперь можно. Пилотные проекты работали с 2017 года, теперь, с вступлением в силу закона, это можно делать повсеместно.

Энтузиасты ЕБС говорят о том, что эта система упростит доступ к банковским услугам. Но надо сказать, что, хотя все процессы цифровизации осуществляются под лозунгом «обеспечение безопасности», на самом деле, как признают серьёзные эксперты, создание общей цифровой базы крайне повышает риски хакерских взломов, потенциальных утечек данных. Поскольку в отличие от стандартных средств — логина и пароля — внешность человека легко можно украсть. Взять фотографию можно из соцсетей и не только, голос можно присвоить, позвонив человеку по телефону и сделав запись разговора. В общем, эта система крайне ненадёжна. Риски подмены и кражи будут резко усилены. Кроме того, биометрические признаки не статичны, это тоже все знают. Голос имеет привычку меняться, так же, как внешность. Поэтому обещания вилами по воде писаны. Никакие аргументы в пользу того, что эта система безопасна, не срабатывают.

Соответственно встаёт вопрос: зачем и кому это нужно? Мы сказали, это нужно для того, чтобы обеспечить крупный бизнес мощными доходами. Дальше — и это самое главное: рынок наших биометрических персональных данных становится доступным крупным западным IT-компаниям. А мы знаем, что западные IT-компании входят в систему военно-разведывательного комплекса США. Поэтому ЕБС — фактически прямой удар по национальной безопасности.

Если сейчас в соответствии с Конституцией предоставление биометрических персональных данных является личным правом человека и делается с его добровольного согласия. Но когда цифровизаторы введут понятие «цифровое право» и легитимизируют персональные данные как форму управления, то получится, что мы уже не сможем отказываться от предоставления своих персональных данных. Они будут обязательны для того, чтобы пользоваться и банковскими, и другими услугами. Стоит учитывать, что планы идут далеко вперёд. Ещё в январе 2017 года Верховный суд России разрешил списывать долги по ЖКХ, телефонной связи, по налогам с банковских карт без судебного разбирательства, а по одному только судебному приказу. Соответственно, это уже начали делать. Поэтому получается, что, поскольку у Сбербанка будет огромная база паспортов и других документов граждан, он приобретёт другой механизм влияния на должника вплоть до блокировки паспорта. Когда всем банкам позволят уже массово выдавать паспорта, Сбербанк сможет презентовать многофункциональную пластиковую карту с чипом — и подпишет таким образом приговор бумажному паспорту. А на этой карте будет, в том числе, и электронный кошелёк со счётом, который является собственностью банка. Это будет ключом ко всем госуслугам, которые на тот момент передадут банкам на аутсорсинг. И тогда уже Грефу (или кто там будет стоять во главе Сбербанка) останется сделать последний шаг: просто пролоббировать полную отмену наличных денег. Вот такие планы. Осуществляется это маленькими шагами, не объясняя ничего людям, раскручивая лозунг некой «безопасности граждан».

На самом деле речь конкретно идёт о реализации механизма по переводу нас всех на систему чипирования. Кстати говоря, одно из статистических агентств провело такое исследование и заявило, что «никто не будет сопротивляться этой системе, кроме православных фундаменталистов, но их совершенно спокойно можно будет заглушить». То есть получается, что все те люди, которые не хотят жить в системе электронной агрессии, которые хотят жить в соответствии с правами, прописанными в Конституции, которые хотят остаться свободными гражданами — все будут записаны в «православные фундаменталисты», то есть маргиналы, а дальше отправлены в леса: «Хотите — уходите, здесь вам жить будет невозможно». Фактически на горизонте маячат резервации. Хотя в резервации всё-таки какие-то условия для индейцев и других народов оставляли — а здесь не оставят. Потому что в деревне жить невозможно. Они свои щупальца на всё пускают. Причём чипировать в первую очередь будут тех граждан, которые сидят в деревнях и не могут организовать никакие формы сопротивления. У них нет никаких прав, потому что там их права никто не отстаивает. Тут двойной капкан. В городе жить невозможно — и в деревне тебя тоже прихлопнут очень быстро. То есть реально создаются просто невыносимые условия для жизни.

Здесь возникает принципиальнейший вопрос. Имеет ли в наше время нормальный человек в России право на бойкот инициативы по ЕБС? Имеем ли мы право, глядя прямо в глаза любому сотруднику банка, который скажет нам, что «мы обязаны пройти биометрию», попросту послать куда подальше такого сотрудника и оставаться при наших традиционных средствах общения с финансовыми учреждениями?

Естественно. Мы имеем право и обязанность и бойкотировать эту систему, и сопротивляться ей. Писать в Генеральную прокуратуру, которая пока ещё не оцифрована — хотя её тоже собираются оцифровывать. Нелюди создают такое общественное мнение, в соответствии с которым эта система неизбежна и единственно возможна. На самом деле это глубокая ложь, наглая ложь. И в Конституции, и в законах прописано наше право на свободный выбор — а они его игнорируют и шантажируют людей. Они принуждают тех, кто работает в сфере государственного управления, в армии и других силовых структурах. Люди оказываются перед выбором: либо вы продолжаете работать и сдаёте биометрию — либо вас выкидывают, увольняют. С учётом того, что у нас очень сильно растёт безработица, что за меры сейчас принимаются в связи с пенсионной реформой (всё делается одновременно!) мы понимаем, в каких условиях оказываются люди. Более того, не будем забывать, что сегодня большая часть жителей России живут в кредит — то есть являются должниками, пребывают в долговом рабстве. Это тоже очень эффективный механизм привязки. Квартиры, обучение детей, машины, бытовая техника — большую часть того, что сегодня имеют люди, они имеют в кредит. Люди оказываются в цепях, руки и ноги скованы. По Конституции, по закону мы имеем право на неподчинение беззаконию. В принципе, любой нормальный человек должен бы на это пойти. Но те социальные условия жизни, в которых он сейчас пребывает, обязательства, которые на него наложили, не дают ему возможности вести себя как свободный гражданин, отстаивать свои права. Вот в какое положение они нас ставят. Но всё равно единственный сейчас путь — это, действительно, сопротивление, это бойкот. Есть много легальных, законных методов недопущения того, чтобы тебя превращали в полностью бесправную личность. Надо всё это использовать. И в первую очередь надо отказываться от услуг Сбербанка.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674420 Ольга Четверикова


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674417 Александр Проханов

Завет Ганичева

ушёл один из последних русских советских писателей, мыслителей, ревнителей нашего русского дела

Александр Проханов

Ушёл от нас Валерий Николаевич Ганичев, один из последних русских советских писателей, мыслителей, ревнителей нашего русского дела. Когда-то он был одним из многих, был окружён такими соратниками как Вадим Кожинов, Михаил Лобанов, Валентин Распутин, Василий Белов. Всё это могучее русское многолюдье наполняло нашу жизнь верой, терпением, служением русской красоте, русскому слову. Теперь не стало и Валерия Николаевича. Он уходил величественно. Он не покидал своего поста председателя Союза писателей России, превозмогая хворь, превозмогая боль, превозмогая потери. Он продолжал вести Союз писателей в очень тяжёлые, сложные годы, когда кругом бесновалась русофобия, когда русские писатели отодвигались всё дальше и дальше от центра общественной жизни, когда Союз писателей демонизировался, становился объектом насмешек и враждебных вылазок.

Валерий Николаевич Ганичев совершил очень важное для русского союза деяние: когда рухнула и исчезла советская идеология, носителем которой он был, он не бросил Союз на растерзание историческим бурям. Он понял, что государственной идеологией новой России является лучезарное православие, и он приблизил Союз писателей к православной церкви, был близким патриарху человеком, участвовал в создании и проведении Всемирных русских соборов.

Его личными усилиями, его рвением, его радениями был канонизирован наш великий российский полководец Фёдор Ушаков, и икона Ушакова всегда украшала кабинет Валерия Николаевича Ганичева.

Он, уходя, не оставил после себя пустыню, а нашёл достойных преемников, которые взяли на себя ответственность за руководство Союзом писателей. Это и Николай Иванов, и Сергей Шаргунов. Прощаясь с Валерием Николаевичем Ганичевым, мы смотрим на них, стоящих в поминальном карауле у его гроба, надеясь, что они подхватят и понесут дальше дело великой русской словесности, исполняя вечный завет, который звучит так: «Делай всё, чтобы свеча не погасла».

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674417 Александр Проханов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670403 Виталий Саттаров

Под колпаком: как Mail.Ru конкурирует с Amazon и Microsoft за большие данные

Виталий Саттаров

основатель компании Ubic, специализирующейся на анализе интернет-трафика в реальном времени

Хранение информации на российских серверах может стать ключевым преимуществом нового облачного сервиса

Компания Mail.Ru Group запустила собственный облачный сервис для работы с Big Data для всех желающих. Сервис полезен тем, что позволяет компаниям не создавать собственную инфраструктуру, закупая серверы.

По сути, российская интернет-компания создала альтернативу аналогичным сервисам таких корпораций, как Amazon и Microsoft. Для российских стартапов, специализирующихся на анализе больших данных, и даже для относительно крупных компаний из этого сегмента это хорошая новость. Особенно для тех, чьи сервисы ориентированы сугубо на российский рынок. Но есть риск, что в будущем может понадобиться вмешательство антимонопольных органов.

Стартап в области Big Data на начальной стадии — это множество экспериментов для проверки теорий. И хорошо, если найти мощности для обработки данных можно быстро, буквально за час. Облачные сервисы крупных компаний вроде Amazon или Microsoft для этого отлично подходят. Они закрывают главную особенность работы с Big Data — необходимость больших мощностей для проверки гипотезы, но эта потребность, как правило, краткосрочная. В облачном сервисе добавил сто серверов, оплатил карточкой и работай. С локальной инфраструктурой все намного сложнее.

Собственные серверы есть смысл покупать, если у них будет загрузка хотя бы 70%. И то надо найти инвестора, а начинающей компании с отсутствием денежного потока сделать крайне сложно. 99% времени стартапу никакие серверы не нужны. Локальной инфраструктурой часто пользуются компании, работающие на B2B-рынке, когда вопрос безопасности стоит острее экономии нескольких миллионов рублей. Для B2C-проектов использование облаков того же Amazon — частая практика. Это хорошо продемонстрировала недавняя попытка Роскомнадзора заблокировать Telegram. Когда под блокировку попали IP-адреса Amazon, то достаточно много российских интернет-компаний испытали трудности.

Теперь у российских компаний появилась возможность использовать облачный сервис Mail.Ru Group, который напрямую конкурирует с Amazon Web Services и Microsoft Azure. Российская интернет-компания даже предоставляет инструменты для миграции приложений в ее облако без изменения кода. В чем преимущество сервиса Mail.Ru? В том, что сервера находятся в России. Если компания стремится на зарубежный рынок, то она неминуемо будет работать с Amazon. А когда проект направлен на российский рынок, то возникает проблема с тем, что многие данные (персональные в первую очередь) нельзя хранить на зарубежных серверах. И облако от Mail.Ru Group в этом случае прекрасная альтернатива. Среди плюсов — посекундная тарификация и географическая близость серверов, что должно позитивно сказаться на скорости работы.

Но есть в этой истории и сомнительная часть. Если бы подобный проект запустила компания, не ведущая другие бизнесы, то вопросов бы не было. Но Mail.Ru Group — это огромная IT-компания, которая если уже не является конкурентом своих клиентов в каких-то сферах, связанных с Big Data, то потенциально в любой момент может им стать. В чем странность? Во-первых, клиенты этого сервиса получают зависимость от инфраструктуры Mail.Ru. На российском рынке не так много корпораций, которые готовы купить стартап. И Mail.Ru входит в число потенциальных покупателей. Но зависимость от ее инфраструктуры не самых хороший аргумент в торговле.

Во-вторых, есть риски копирования стартапов. Нет, речь не идет о том, что Mail.Ru будет смотреть, для чего компании используют ее сервис. Но если у какого-то клиента ежемесячно на 100% прирастают требуемые мощности, то это сигнал, что дела у него идут очень хорошо. А если это еще и стартап, который начинал с небольших мощностей, то кейс выглядит еще интереснее. Повод заинтересоваться технологиями компании.

Представьте, что крупный ретейлер стал и крупнейшим владельцем складов в регионе. Во-первых, так он может получать статистику по товарным позициям и вести свой торговый бизнес с учетом этих данных. А во-вторых, если другой ретейлер захочет выйти на рынок, то ему придется пользоваться складами конкурента. На каких условиях, вот вопрос. Такая ситуация вполне возможна. В некоторых российских городах право пользованием канализацией для прокладки кабелей есть у одного оператора. Если появляется конкурент, то тянуть провода по воздуху ему нельзя, потому что это нарушает внешний вид города, а для доступа в канализацию нужно договариваться с конкурентом. Подобные кейсы были, например, в Москве и Петербурге.

В истории уже были подобные случае монополизма, когда компания захватывала смежные области. Например, случай разделения одного из крупнейших в США операторов связи AT&T. Если кратко, то компания, будучи монополистом в сфере связи, не давала конкурентам подключаться к своим сетям и выдавливала конкурентов с рынка. В 1984 году по решению суда гигант AT&T был поделен на несколько независимых компаний, также были введены ряд антимонопольных ограничений.

Как стартапу подстраховаться в случае с Mail.Ru? Практически никак. Возможных монопольных рисков удастся избежать, если подобные сервисы будут у других компаний. Но ведь есть же Amazon и Microsoft? К сожалению, для компаний, которые ориентированы на российский рынок, нужны серверы по эту сторону границы, поэтому сервисами этих компаний смогут воспользоваться не все.

Свою облачную платформу для анализа больших данных в 2017 году запустил оператор МТС. Вероятно, интерес к этой сфере может быть у «Ростелекома»: национальный оператор интересуется большими данными и у него есть мощности для этого. Если на рынке будет несколько крупных игроков, то стартапы смогут мигрировать с одного сервиса на другой, выполняя проекты для разных клиентов.

А если этого не произойдет? Тогда в дело придется вмешаться антимонопольный службе. Она, например, может предложить Mail.Ru Group выделить свой сервис в отдельный бизнес, не связанный с другими продуктами интернет-гиганта. По сути, повторить кейс по разделению AT&T. Но надо учитывать, что с начала борьбы против монополизма американского оператора до момента его разделения на несколько компаний прошло более 10 лет.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670403 Виталий Саттаров


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670401 Алексей Соловьев

Голый энтузиазм: на что живут технологические стартапы в России

Алексей Соловьев

венчурный инвестор, партнер iTech Capital

Более 70% российских стартапов основаны на собственные средства их создателей, то есть без помощи бизнес-ангелов и венчурных фондов. Как стартапы ищут финансирование и почему не торопятся выходить на международный рынок?

Российский технологический стартап, каков он? Чем занимается, на что живет, какие проблемы испытывает, какие планы вынашивает? Казалось бы, кому, как ни нам, инвесторам, знать ответы на все эти вопросы. Уж сколько питчей прослушали, сколько проектов проанализировали, чем еще нас можно удивить?

Оказалось, что можно. Исследование «Стартап Барометр» 2018 года, проведенное при поддержке ФРИИ и Ernst & Young, обнаружило немало интересных моментов. Полученные на основе опроса 300 основателей бизнеса результаты вызвали неоднозначную интерпретацию. Оптимисты оценили зрелость российской стартап индустрии, пессимисты акцентировали внимание на ее дефектах. Вот три «голых» факта, вызвавших наиболее жаркие дискуссии.

Факт №1: 71% российских стартапов основаны на собственные средства, без помощи институциональных инвесторов (венчурных фондов, бизнес-ангелов, институтов развития, краудсорсинговых площадок и т. д.).

О чем это может говорить? Если сравнить полученную картинку с международной практикой, то расхождение окажется колоссальным. В США, например, особенно в инновационных хабах (Кремниевой долине, Бостоне, Лос-Анджелесе или Сиэтле), среди зарабатывающих стартапов доля привлекших инвестиции приближается к 100%. То есть лучшие мировые практики мы не повторяем. Более того, по мере роста компаний ситуация особо не меняется: основным источником средств для 40% компаний остается начальное финансирование, 33% развиваются за счет выручки. Внешние инвесторы, не являющиеся основателями, есть только у 30%.

Недостатки такого расклада вполне очевидны: у большинства проектов нет средств для быстрого развития, а значит, и возможности для перехода в другую лигу. Как показывает мировая практика, единорогами становятся только спринтеры — те, кто вырвался вперед буквально на старте и смог сделать резкий скачок в развитии. Стратегия стайера не обеспечит команде победы в конкурентной борьбе. Для концентрации сил нужен серьезный допинг — деньги инвесторов.

Что может быть в этом хорошего? Возможно, преимущества не столь заметны, но они есть. Компании на ранних стадиях без выручки готовы сами отвечать за собственные риски, не перекладывая ответственность на профессиональных участников рынка. И у них это получается! Да, они не срываются с места, как Усэйн Болт, зато умеют беречь дыхание на марафонских дистанциях, как Деннис Киметто.

К тому же основатели не попадают в зависимость и сохраняют долю в компании, что стимулирует их в дальнейшем наращивать обороты и развивать бизнес. У них нет «аркана», который диктует им темпы роста и условия выхода. Для них и выход в перспективе может быть проще, так как основателей обычно устраивает более низкая цена, на которую никогда бы не согласились инвесторы.

Для тех, кто находится по ту стороны баррикад, — профессиональных инвесторов, есть тоже немало положительных моментов. Прежде всего это возможности для дальнейшей институционализации венчурного рынка, которые открываются на фоне такого количества недофинансированных стартапов. «Стартап Барометр» показал: почти у половины тех стартапов, имеющих финансирование, основной источник внешнего капитала — это частный непрофильный инвестор. У 27% — бизнес-ангел. Фонды входят в бизнес только у 24% опрошенных.

Очевидно, что существующие венчурные структуры не справляются с ситуацией: возможно, стартапы и были бы готовы привлекать деньги извне, но не могут, так как непрофильных источников на всех не хватает, а профильные не особо охотно инвестируют в проекты ранних стадий. То есть на рынке явно есть свободная ниша, требующая отличных от классических механизмов финансирования (например, небанковское залоговое кредитование или факторинг).

Факт №2: 33% фаундеров сосредоточены не на сбыте и не на поиске инвестора, а на… разработке продукта! Хотя при этом своей самой серьезной проблемой сами предприниматели называют нехватку денег (45%).

Парадокс? Возможно. Почему бы при отсутствии нужных для роста денег не переключить внимание на поиски новых клиентов или инвесторов? Тем более что фаундеры все-таки бизнесмены, а не программисты (вопрос не в образовании, а в их статусе по отношению к собственному проекту). Сосредоточившись на продукте, предприниматели тем самым попадают в замкнутый круг: протестировать продукт и его востребованность на рынке может только сбыт.

А теперь давайте посмотрим на эту же ситуацию с другой стороны. Как известно, большинство проинвестированных проектов не приходят в фонды самостоятельно. Обычно все происходит по-другому: инвесторы сами мониторят рынок и находят тех, у кого есть потенциал. Замечая интересную команду, они берут ее «на радар» и внимательно отслеживают — до тех пор, пока проект не дорастет до нужных размеров. Не исключено, что основатели бизнесов абсолютно правы, все свои усилия направляя на разработку продукта: если результат будет качественным, то инвесторы их сами найдут. А если так, зачем отвлекаться и заниматься их поиском самостоятельно? Вполне заслуживающая внимания гипотеза.

Факт №3: российские стартапы не торопятся выходить на международный рынок. Около 70% опрошенных отметили, что получают внутри страны от 75% до 100% всего дохода.

С чем это может быть связано? В первую очередь с отсутствием амбиций и веры в свои возможности. Согласно данным «Стартап Барометра», только 1% опрошенных признались, что уже попробовали это сделать, но у них не получилось. Во-вторых, элементарно — с незнанием языка и недостаточной мобильностью. Европейский предприниматель легко сорвется с насиженного места и уедет в Силиконовую долину, тогда как наш 100 раз задумается: а стоит ли игра свеч, может, синица в руке все-таки надежнее? Да и березок за окном там точно не будет, одни пальмы да кактусы.

На первый взгляд откровенно грустная картинка, которая говорит о том, что на российском технологическом рынке нет значимых успешных бизнесов. Если потенциал спроса ограничен локальной границей, особо не разбежишься. Российский рынок слишком мал и слаб, чтобы обеспечить ликвидность инвесторам, и многие проекты не получают инвестиции именно потому, что не продают за рубежом.

Что на это возразят оптимисты? На самом деле концентрация на домашнем рынке может быть следствием определенного прагматизма, здравой оценки своих сил и стартовых компетенций. Да, я не знаю английского языка и не понимаю, как у них там устроен рынок. Зачем мне этот журавль, если моя потенциальная аудитория здесь превышает население Франции? Тем более что мой сервис привязан к местной экосистеме, законодательству и особенностям экономики. На волне 54-ФЗ я разработаю и продам миллионы онлайн-касс, которые за пределами России никому не нужны. Или пойду автоматизировать рынки, которым ой как нужны современные технологии, например, строительство. А это, между прочим, 7,5 трлн рублей в год. В конце концов фокус на отечественные продукты и импортозамещение пока еще тоже никто не отменял.

Интерпретация важнее факта. Каждый может выбрать ту сторону медали, которая ему нравится больше. И не только в силу рациональных аргументов. Там, где риски особенно высоки, стоит полагаться на интуицию.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670401 Алексей Соловьев


Россия > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 июля 2018 > № 2668728 Владимир Синельников

Виртуальная лавка: как научиться продавать продукты онлайн

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Как Splat, Nespresso и кондитерская фабрика «Победа» заставляют e-commerce-инструменты работать на себя?

Производители fast-moving consumer goods (FMCG) — третий по рыночной капитализации сектор мировой экономики. Это позволяет финансировать инновации и постоянно разрабатывать новые продукты и развивать электронную коммерцию.

Выход на «конечников» (то есть прямые продажи) дает множество преимуществ: компании могут лучше управлять спросом, общаясь с покупателем без посредников, контролировать всю цепочку от производства до продажи, увеличивать маржинальность и создавать новые продукты, опираясь на данные о поведении покупателей и предиктивную аналитику.

У сегмента FMCG есть свои особенности, которые, с одной стороны, осложняют интернет-торговлю этими товарами, а с другой — ей способствуют. FMCG — это товары, которые мы покупаем часто и используем недолго: продукты питания в упаковке, косметика, моющие средства, лампочки и другая мелочовка. Многие из этих товаров мы покупаем регулярно, раз в неделю или месяц.

Большую часть известных FMCG-брендов производят несколько транснациональных корпораций: Johnson & Johnson, Procter & Gamble, Reckitt Benckiser, Henkel, Unilever, Coca-Cola, PepsiCo, Nestlé, Danone, Mars. Конкуренция в каждой товарной категории колоссальная, каждый производитель борется за внимание аудитории, поэтому все эти корпорации входят в топ крупнейших рекламодателей. Последние годы FMCG-компании стараются строить омниканальную коммуникацию с покупателем, связывая ATL/BTL-активности с продвижением в digital-каналах. Собственная цифровая розница помогает измерять эффективность омниканальных кампаний.

Одна из крупнейших FMCG-компаний — Nestle — отчиталась о росте электронной коммерции на 32% в 2017 году. Лидером роста стал бизнес Pet Care: онлайн-продажи кормов для домашних питомцев удвоились, а в 2018 году компания рассчитывает повторить рекорд.

Правда, при расчетах роста e-commerce Nestle исключает показатели Nespresso. Компания давно продает этот бренд в интернете, поэтому темпы роста у Nespresso существенно ниже, чем у других продуктов. Nespresso продается только в собственной рознице производителя. Но это не единственный бренд, который Nestle предлагает покупателям напрямую. По итогам 2017 года прямые продажи (direct-to-consumer, D2C) составили 8% выручки компании. В сегменте воды доля D2C-продаж достигает уже 15%. В США, например, Nestle продает воду и напитки через собственный сервис доставки Ready Refresh.

Специально для вас

Основные сомнения скептиков в отношении D2C-модели (Direct to Consumer) вызывает вопрос о преимуществах интернет-магазина производителя перед мультибрендовой розницей. Если все то же самое можно купить в обычной сетевой офлайн- или онлайн-рознице вместе с другими товарами, зачем покупателю идти на сайт одного производителя?

Между тем конкурентные преимущества можно создавать и отнюдь не ценовые. Более того, цены на сайтах производителей зачастую выше, чем в остальной рознице. Ядро интернет-магазина производителя — лояльная аудитория. Эти покупатели заходят на сайт по брендовым запросам или напрямую. Кроме эмоционального фактора, собственно лояльности, основной аргумент для них — максимально широкий ассортимент товаров бренда. Представьте, что Perfetti van Melle разработала для легендарного Chupa Chups более 100 вкусов. Ретейлеры не смогут держать такой огромный ассортимент у себя на складе, а производитель сможет.

Для интернет-магазина производитель может выпускать эксклюзивный продукт, как это делает Unilever, продвигая бренд AXE. Чтобы приучать покупателя к регулярным покупкам «про запас» в онлайне, производители предлагают специальные большие упаковки или комплекты с мотивирующей скидкой. Некоторые, например, российский Danone, продвигают сервисы подписки на регулярные поставки. Еще один работающий прием — подарочные наборы ко дню рождения или на сезонные праздники: Новый год, День влюбленных или 8 Марта. Очень популярны игровые механики, коллекционирование, продукты с игрушками. Все эти приемы могут составить value proposition, ценностное предложение интернет-магазина.

Производители товаров импульсного спроса вынуждены для удержания внимания аудитории выпускать новинки очень часто. Интернет-магазин может стать пилотной площадкой для экспериментов по развитию ассортимента. В Nestle смотрят на D2C как на способ ускорить внедрение инноваций как в сам продукт, так и в сервис. СЕО Nestle Ульф Марк Шнайдер говорит, что компания нацелена наладить прямой канал коммуникации с потребителем везде, где это возможно.

В премиум-сегменте Nestle экспериментирует с брендом KitKat, сочетая цифровые технологии с кастомизированным сервисом, который не предоставит ни один ретейлер.

В фирменных магазинах KitKat Chocolatory, которые работают в Японии, Малайзии и Австралии, можно создавать шоколад по индивидуальному рецепту. Заказать именной шоколад (на упаковке будет написано ваше имя) можно и в офлайне, и в онлайне. Это не фантастика и не крафтовая история, это новая стратегия завоевания покупателя, который ждет от продавца персонализации и вау-эффектов.

Старые привычки и новые партнерства

Многие производители начинают развивать электронную коммерцию с сотрудничества с маркетплейсами, у которых есть не только трафик, но и отлаженные бизнес-процессы для интернет-торговли в отличие от самих производителей. На маркетплейсе можно оформить бренд-зону или создать настоящий shop-in-shop со своим дизайном и функционалом: специфическими фильтрами, рекомендациями и акциями. Такой магазин в магазине на Tmall для российских покупателей открыла P&G.

Производитель зубной пасты Splat придумал «хитрую» схему работы на OZON, создав виртуальную витрину на своем сайте. При этом товары подгружаются через API с OZON, он же занимается обработкой и доставкой интернет-заказов. В этой схеме производитель, конечно, контролирует не всю цепочку продаж, но все-таки максимально близок к покупателю.

Другую схему использует компания Valio, запустившая витрину на своем сайте. Только Valio сотрудничает не с маркетплейсом, а с сервисами быстрой доставки из розничных сетей. Онлайн-заказы покупателей по Москве и области обрабатывает Instamart, а по Петербургу — iGooods. Интеграция и синхронизация остатков со сторонними сервисами — всегда сложный процесс, поэтому не обходится без сбоев. Но это только первый шаг стратегии e-commerce. Шаг второй — разработка собственного интернет-магазина.

Производителям товаров импульсного спроса сложнее всего развивать собственную розницу. За жевательной резинкой или леденцами не приходят в магазин. Эти товары, как правило, докладывают в корзину уже на кассе. Но и такие компании находят решения повышения онлайн-продаж. Mondelēz открыла интернет-магазины на Amazon и Tmall, сотрудничает с WalMart, Tesco и другими интернет-магазинами. Интересный кейс у компании получился в партнерстве с мексиканским ретейлером Superama. Mondelēz использовала особенности офлайнового поведения покупателей в онлайне: когда человек собирался оплатить корзину, ему показывали окно с товарами Mondelēz и сообщением «Вы ничего не забыли?». Это решение привело к увеличению онлайн-продаж Mondelēz на платформе Superama на 668%.

Счет на миллиарды

Электронная коммерция для производителей уже не просто эксперимент, а существенная и растущая часть выручки. За первые три месяца 2018 года P&G увеличила оборот электронной коммерции примерно на 30%. Годовой доход компании от e-commerce уже составляет $3 млрд. Такие же темпы роста электронной коммерции показывает и компания L'Oreal, заработавшая в 2017 году в цифровом канале €2,1 млрд. Доля e-commerce в общей выручке компании достигла 8%. Интернет-продажи Mondelēz (бренды Alpen Gold, Oreo, Milka, Dirol и другие) в первом квартале 2018 года выросли на 40% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Компания поставила цель нарастить онлайн-продажи к 2020 году до $1 млрд.

Российские производители тоже постепенно осваивают новый канал. Недавно мы обсуждали потенциал e-commerce c производителями на форуме Online Retail Russia. Директор по маркетингу кондитерской фабрики «Победа» Артем Пуховский рассказал, что, несмотря на скепсис сейлз-департамента, оборот онлайна в компании за два года вырос до объемов традиционных продаж в среднем российском городе, например в Самаре. Доля цифрового канала в обороте «Победы» сегодня составляет 2%, а в ближайшие два-три года может вырасти до 7%. Запуск интернет-магазина позволил компании развивать категорию «здорового» шоколада без сахара и привлечь новую аудиторию.

Стартап как драйвер изменений

Пока одни производители сомневаются в целесообразности D2C-модели, другие подсчитывают недополученную прибыль от законодательных ограничений дистанционной торговли. На последнем питерском форуме президент пивоваренного AB InBev Efes Дмитрий Шпаков рассказал, что компания возлагает большие надежды на новый канал продаж. Законопроект о легализации интернет-торговли спиртными напитками буксует уже несколько лет, но по последним данным онлайн-продажу пива могут разрешить с 1 января 2019 года. У AB InBev три собственных интернет-магазина в Европе. В Британии, например, доля онлайн-продаж пива составляет уже 7%, а объем e-commerce в деньгах за прошедший год вырос на 8%. Чтобы нарастить экспертизу в электронной коммерции, пивоваренный гигант в апреле приобрел D2C-компанию Atom Group. Наверняка AB InBev Efes уже разрабатывает интернет-магазин и в России.

Покупка успешных D2C-компаний — популярная стратегия FMCG-производителей. С одной стороны, гиганты начинают всерьез опасаться за свою долю рынка. С другой — поглощение D2C-компании помогает изнутри разобраться, как создавать цифровые продукты и строить новые отношения с покупателями. Так, Unilever купил сервис Dollar Shave Club, P&G — бренд натуральных дезодорантов Native, а Nestle — cеть кофеен Blue Bottle, которая продает свой кофе по подписке в 11 странах.

Вокруг регулярного потребления, fast moving, легко сформировать привычку. Она есть и сейчас, только в центре этой привычки пока — поход в традиционный магазин. Но модель потребления меняется — все больше товаров люди покупают в онлайне, а привычки остаются, и выиграет тот, кто сумеет правильно их использовать.

Россия > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 июля 2018 > № 2668728 Владимир Синельников


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668379 Антон Танонов

Одним из героев финального концерта фестиваля Союза композиторов стал петербургский автор и педагог Антон Танонов, чью Первую симфонию в Концертном зале имени П. И. Чайковского продирижировал Александр Сладковский. В интервью «Музыкальной жизни» Антон Танонов рассказал о своем творческом пути, о мюзиклах и роли современных технологий.

— Как вы пришли к композиции? Помните ли первые впечатления детства?

— Выбор профессии — заслуга моего папы. Он всю жизнь мечтал заниматься музыкой, но при этом стал художником. Так что я смог воплотить его мечты в жизнь. Первую пьесу я сочинил в возрасте пяти лет, затем меня отдали в музыкальную школу, где мои вступительные испытания оценили весьма скромно. С самого детства меня привлекали Бах, Гайдн, а чуть позже Прокофьев. Любовь к этим композиторам я сохранил с собой навсегда!

— Как получилось, что судьба забросила вас из родного Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург? И почему решили связать жизнь с этим городом?

— Когда мне исполнилось одиннадцать лет, родители приняли решение, что я смогу достичь больших результатов и состояться как композитор, если буду учиться в Специальной музыкальной школе при Ленинградской консерватории. Санкт-Петербург долго меня не принимал. Но однажды после окончания консерватории со мной произошел один интересный случай. Мне позвонил мой коллега и сказал, что британский гитарист и композитор Кен Хенсли, один из лидеров группы Uriah Heep, приезжает в Петербург с концертами, и через пять дней уже состоится выступление в Большом концертном зале «Октябрьский». Это концерт для рок-группы с симфоническим оркестром, но нет партитуры. И вот за четыре дня мне каким-то чудом удалось скроить полностью партитуру всего музыкального материала. После такой спринтерской работы я ощутил, что в Петербурге — своя аура, некое притяжение центра силы, и мне просто необходимо остаться в этом городе, где случаются подобные неожиданные проекты, способные изменить мою жизнь в будущем.

«Мы сами пишем правила нашего успеха»

— Наследуя уникальные традиции петербургской (ленинградской) композиторской школы, как старались реализовать их в своем творчестве?

— Безусловно, петербургская композиторская школа немыслима без имени Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Но для меня еще одним ее воплощением является ныне здравствующий Сергей Михайлович Слонимский — мой любимый учитель, научивший меня слушать и слышать музыку, воспитавший духовные ориентиры. Благодаря ему я понял, что настоящий композитор не может иметь какой-то один цвет. Он должен быть многогранен: необходимо стараться все время оттачивать свое мастерство, работать в самых разных стилях, жанрах и направлениях. Сергей Михайлович, как ни один другой из современных композиторов, всеобъемлющ. Его уникальное чутье, в каком бы из жанров или стилей он ни работал, никогда его не подводило. Мы тесно сотрудничаем с ним вместе уже долгое время в консерватории. Одним из недавних консерваторских завоеваний Сергея Слонимского стало создание курса мелодики. Он собрал в объемный труд все мелодические примеры, интонации и обороты, которые его по-настоящему волнуют. Изучение их могло бы пригодиться в творческой работе, как молодым композиторам, так и зрелым мастерам. Мне кажется, эта работа сопоставима в какой-то степени с «Основами оркестровки» Римского-Корсакова.

— Сергей Михайлович направлял вас на свой собственный путь?

— Конечно же направлял, но ни в коем случае не подталкивал. Его кредо как учителя заключалось в том, чтобы не создавать копию себя в ученике, а почувствовать внутренний маятник каждого из студентов и постараться направить его в нужном направлении. Поэтому все ученики Сергея Михайловича очень разные по стилистике, жанрам, в которых они работают.

— Вы — композитор мультижанровый, успели попробовать себя в самых разных стилях. В последнее время сосредоточились на мюзикле. С чем связана такая неожиданная модуляция?

— Мюзикл в моей жизни — особая история. Еще задолго до реконструкции исторического здания Петербургской консерватории в нем существовала роскошная студия звукозаписи, где я имел честь работать в течение 8 лет звукорежиссером. Однажды я сидел за пультом и сводил запись Скрипичного концерта Мендельсона, как неожиданно мне сообщили, что ректор Михаил Гантварг просит меня зайти к нему для обсуждения вопросов композиторской кафедры. В кабинете у него я встретил Ирину Афанасьеву, генерального продюсера компании Makers Lab, которая в дальнейшем оказалась моим творческим соавтором. И первым из проектов, где я прошел кастинг как композитор, стал мюзикл «Мастер и Маргарита» (по мотивам одноименного романа Михаила Булгакова).

Что отличает мюзиклы, которые мы создаем с Ириной Афанасьевой? В первую очередь трактовка самого жанра. Ни для кого не секрет, что мюзиклы объединяют в себе колоссальное многообразие жанров — мюзикла-оперы, мюзикла-ревю, мюзикла в стиле ар-н-би. Основное предназначение мюзикла — развлекать. Российская публика привыкла уже к тому, что мюзикл — это что-то такое поверхностное. Но каждый из мюзиклов, которые мы создавали, будь то «Мастер и Маргарита», «Демон Онегина», «Оскар и Розовая Дама», сейчас работаем над «Лолитой» — все это произведения с очень сложной и непростой драматургией.

И как раз недостаток, существующий в современной опере, когда драматургия изложения страдает, в результате чего зритель лишен самого интересного, что есть в театре, а именно наблюдения за изменениями в поведении персонажей, главных героев, — в мюзикле почти отсутствует. Да, красота голосов, эффектная оркестровка, новые приемы звукоизвлечения — все это прекрасно, но театр все-таки всегда во главу угла ставил, как мне кажется, сюжет, за которым зритель должен всегда наблюдать. В опере он нивелируется, а мюзикл позволяет раскрыть эту историю максимально. Ну и к тому же никто ведь не запрещал использовать в мюзиклах современные композиторские техники, современную оркестровку и, соответственно, смело смешивать их с жанрами поп-музыки.

Сейчас у нашей компании есть свое помещение для театра. Мы сделали полную реконструкцию Ленинградского Дворца молодежи, с успехом закрываем первый театральный сезон. Сейчас это новый зал на 1200 мест, выполненный по бродвейским стандартам с самым современным звуком, с возможностью использования технологий 3D без очков — проекции, огромный экран на весь задник сцены. Это самые современные и передовые технологии, которые позволяют просчитать тайминг спектакля до секунды, а самое главное, создавать произведения на серьезные сюжеты с использованием средств самых новейших театральных технологий, тем самым привлекать внимание молодой аудитории. Я безмерно влюблен в мюзикл. Наверное, как только закончатся интересные истории и музыкальные темы, смогу написать книгу с заметками о своем личном опыте создания мюзиклов. Но пока меня это направление очень увлекает. Каждую минуту, посвященную созданию мюзикла, я считаю счастливой и драгоценной и чувствую, что за этим жанром большое будущее!

— Антон Валерьевич, в своем творчестве вы не минуете развлекательных и эстрадных жанров в русле с академической музыкой. Почему считаете такой синтез органичным?

— Появление микрофона привлекло к творческой жизни огромное количество исполнителей, которые не обладают большими оперными голосами, но владеют характерной интонацией, оригинальностью звучания. На сегодняшний день, если взять совершенный из всех музыкальных инструментов — человеческий голос, в современном мире при всем их многообразии каждый ценен в силу своей уникальности, как это происходило во все эпохи. Раньше, когда не было звукоусилительной аппаратуры, мы всегда были привлечены звучанием голоса, если он был сильный, иначе его невозможно было бы услышать.

Ну, а сейчас сила голоса нивелировалась, и колоссальное значение стали иметь актерские данные певца, его тембр, умение владеть речевой интонацией, его жизненный опыт, который артист может передать напрямую из своего сердца слушателям. Поэтому развлекательных эстрадных жанров не существует. Есть такая эстрада, которая находится как бы на периферии.

Для меня изначально было интересным сочетание лучшего, что создано в академической и коммерческой музыке. Мне сам термин «коммерческая музыка» почему-то ближе. Если смотреть на сегодняшний мир академической музыки, то эклектика и кроссовер стали своего рода творческим клише. Очень большое количество композиторов смешивает разные стили и направления, чтобы добиться нового качества. Мне всегда была интересна в коммерческой музыке именно ее структура и работа в области саунд-дизайна по отношению к ритм-секции, то есть насколько тонко современный саунд-продюсер относится к созданию вот этой самой ритмической пульсации, которая нередко становится основой большинства моих академических произведений.

— Как, в частности, ваша Первая симфония, не так давно исполненная в Москве Государственным симфоническим оркестром Татарстана под управлением Александра Сладковского…

— Да, ее блестяще продирижировал Александр Сладковский. Это один из тех удивительных дирижеров, благодаря которому музыка современных композиторов живет и развивается. Впервые моя симфоническая музыка прозвучала на фестивале «Молодежные академии России», организованном Александром Чайковским в 2003 году. Маэстро Сладковский продирижировал программой из музыки молодых композиторов, и дал ряд незабываемых концертов в Петербурге, Москве, Казани и Екатеринбурге. До сих пор оркестр является моим самым любимым инструментом, к которому хочется прикоснуться снова и снова. Если говорить о Первой симфонии, ее моторчик представляет из себя две ритмические основы: одна из области коммерческой танцевальной музыки, а другая из стихии минимализма, берущего свои истоки в восточных музыкальных культурах, в том числе индийской раге. И вот эти совмещения дают очень продуктивный результат. Сейчас я работаю над партитурой Второй симфонии-­концерта «Суворов».

— С кем из отечественных музыкантов чаще всего сотрудничаете?

— Я думаю, мне просто везет, так как я работаю с ведущими музыкантами России. Хотел бы особенно отметить свое продолжительное сотрудничество с Алимом Шахмаметьевым, главным дирижером Новосибирского камерного оркестра. Это чудесный коллектив, который исполнял премьеры многих моих сочинений для струнного оркестра. Алим Шахмаметьев — очень глубокий, яркий и самобытный интерпретатор современной музыки. Благодаря Шахмаметьеву состоялись премьеры таких моих оркестровых произведений, как: «Yulla», «Рахманиана», Концерт для терменвокса с оркестром.

— Какую роль в современном музыкальном мире играет технологический процесс?

— Технологии в современной музыке — это не более чем инструмент. Композитор обязан владеть одним или двумя из них. Я считаю обязательным овладеть композиторам всем спектром компьютерно-музыкальных технологий. Это дает большую творческую свободу. Таким образом, если их не освоить, они всегда будут над вами довлеть. Вы будете создавать свои произведения, используя те клише, которые заложили разработчики. Как только достигнете определенного уровня владения компьютерными музыкальными технологиями, то перестанете уже и думать об этом, а сосредоточитесь исключительно на творчестве.

— В ряде своих сочинений вы прибегаете к использованию электроники. Эти эксперименты сознательны?

— Электронная музыка подразумевает в себе создание новых звуковых миров. Отчасти это сродни философии. Ведь настоящая философия — создание нового мира, который логично живет по своим законам. По такому же принципу создается новый звуковой мир со своей определенной системой порядка. Это ведь безумно интересно! Единственное, когда это слишком затягивает, я понимаю, что на поиски данных миров, подобно полету в космос, может уйти вся жизнь. Поэтому надо себя вовремя заставить остановиться и все-таки стараться придерживаться первоначальной творческой задумки, под которую и стоит создавать этот мир, используя все самые современные технологии как один из совершенных инструментов для реализации творческого вдохновения.

— Антон Валерьевич, давайте вернемся к еще одной сфере вашей работы — преподавательской деятельности. Сейчас вы возглавляете кафедру композиции и импровизации в Санкт-Петербургской консерватории. Какие тенденции вы наблюдаете?

— В последние годы отмечаю гораздо более низкий уровень подготовки поступающих. Все реже и реже попадаются ребята, подготовленные по теоретическим дисциплинам на том уровне, на котором, я помню, находились абитуриенты еще 10—15 лет назад. Но зато мотивация у поступивших студентов и их работа непосредственно в классе композиции и по всем остальным дисциплинам выросла в разы! То есть это говорит о том, что системные проблемы образования преодолеваются, прежде всего, за счет того, что снова становится востребованной профессия композитора. Конкурс достаточно стабильный — 2—3 человека на место. Так сложилось, что на кафедре работают вместе, плечом к плечу два поколения. С одной стороны, это коллеги моего возраста — ваш покорный слуга, Светлана Нестерова, Николай Мажара, и с другой — классик современной академической музыки Сергей Слонимский, а также его коллеги: Григорий Корчмар и Геннадий Банщиков.

Мы на кафедре пришли к выводу, что должен быть определенный плюрализм с точки зрения стилистики работы студентов в классе. Я еще помню времена своей учебы, когда существовал такой постмейнстрим — время пост-Шостаковича. 80—90% студентов работали в этом направлении с той или иной степенью отклонений. Сейчас же можно с уверенностью говорить о том, что работы студентов стилистически очень сильно разделились. Понятно, что каждый педагог в своем классе композиции выбирает собственные принципы работы со студентом. Тем не менее за последние три-четыре года снова появилось настойчивое стремление студентов найти какие-то новые интонации, обороты в тональной мелодической сфере. С другой стороны, традиционно часто встречаются на каждом курсе два-три человека, которые работают в области сонорики, минимализма, электроакустической музыки. Они формируют новый тембровый алфавит звучания музыки. Подобное разнообразие очень нами приветствуется!

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

Композиторы — штучный товар. Как показывает опыт, каждый курс дает одного, максимум двух композиторов, которые остаются в профессии и продуктивно работают в дальнейшем. Понятно, что эта цифра относительна, но вот статистика говорит сама за себя. Основная проблема сегодняшних студентов заключена в том, что они очень заинтересованы в продвижении собственных произведений и очень редко принимают живое участие в организации исполнений, прослушивании музыки и посещении концертов своих коллег. И то, что мы воспитываем композиторов, работающих по принципу автономной подводной лодки, то есть каждый сам за себя, я считаю колоссальной проблемой. Многие открытия совершаются сегодня в научном мире исследовательскими командами. Понятно, что каждый композитор должен быть уникальным и оригинальным, но от соприкосновения друг с другом рождаются новые идеи. И чем больше возникает подобных творческих союзов, где каждый из композиторов питает друг друга новыми мыслями и идеями, тем лучше. И тут очень важно, чтобы именно композиторы-практики старались больше общаться друг с другом.

— Сложно ли сегодня молодому композитору в России найти себя, обрести свой собственный путь?

— Да, очень сложно. Можно сказать, что профессия композитора — это профессия второй половины жизни. Ведь после окончания консерватории выпускники проходят несколько этапов. Два или три года в любом случае уходят на то, чтобы просто понять — это вообще ваше призвание, или вы, может быть, занимались не своим делом. Происходит становление творческой личности — композитор отправляется в большое свободное плавание. Он должен почувствовать, нужна ли кому-то его музыка. И тогда возникает желание творить дальше вопреки всему.

Современные композиторы, как правило, редко работают только по одной специальности. Хорошо, когда композитор сам является исполнителем. Тогда у него есть возможность объединять эти два вида деятельности. Могу дать совет своим молодым коллегам — необходимо оставаться абсолютно искренним со своими слушателями, верить в себя и не тратить время впустую на крикливые заголовки сиюминутных стилевых направлений. Пишите то, что резонирует внутри вас, то, что испытываете именно вы, тогда точно никогда не проиграете! И никогда не делайте того, что вам не нравится. Сочинение музыки — это самое большое счастье для настоящего композитора!

 Виктор Александров

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668379 Антон Танонов


Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668375 Данила Козловский

Как его только не величают в Сети: российская суперзвезда, главный секс-символ, герой нашего времени… Данила Козловский считает себя петербуржцем, хотя родился в Москве, а работает сейчас по всему миру. Встреча со знаменитостью собрала полный зал в петербургском кинотеатре «Англетер», где был представлен фильм Козловского, посвященный футболу. По сюжету картины главный герой — Юрий Столешников — знаменитый футболист, которого пригласили выступать в сборную страны. Невероятному взлету и блестящей карьере помешал неудачный пенальти и громкий скандал. Спортсмен пытается реализовать себя на посту наставника провинциальной команды.

После фильма «Тренер» в рамках фестиваля «Кино&Футбол» актер, режиссер и продюсер ответил на вопросы зрителей.

— Как вы отбирали актеров на роли футболистов?

— Только кажется, что все мы умеем с детства пинать мяч на любительском уровне и можем сыграть футболистов. Профессиональные футболисты — это все другое. Они по-другому бегают, двигаются, работают без мяча, сплевывают, вытирают пот… Абсолютно другая пластика.

«Талант симулировать невозможно»

Поэтому около 50-60% актеров в фильме — реальные футболисты, и лишь остальная часть — артисты. Я не смотрел хороших, даже гениальных артистов, если они не играют в футбол. Очень повезло с Виталием Андреевым (сыграл Зуева): нужен был актер красивый, талантливый, молодой, с длинными волосами — и вот он нашелся, здесь, в Санкт-Петербурге.

— В «Тренере» вы выступаете в трех ипостасях — как актер, режиссер и продюсер. Какое из этих направлений считаете для себя самым перспективным?

— Все абсолютно. Да, у меня есть молодая продюсерская компания, и сейчас мы готовим к запуску несколько больших картин и сериал. Но это не значит, что все мои фильмы теперь я буду сам режиссировать или продюсировать. Актер — моя первая профессия, этим занимаюсь всю свою жизнь и буду заниматься дальше. При этом всегда знал, что буду заниматься и режиссурой. Это не было так: а дай-ка я сделаю кино. Я окончил режиссерско-актерский курс Льва Додина. То, что преподавали для режиссеров, актеры ходили слушали, и мы с первого курса ставили свои отрывки, вместе с режиссерами экспериментировали — вообще никогда не было разделения.

Мой учитель Лев Абрамович всячески конфликтует с этим примитивным, туповатым определением, что актер должен быть чистым белым листом для режиссера. Ходит такой овощ, и мы из него что-то лепим… Он за то, чтобы актер знал, читал, смотрел и видел, был умным, интеллектуально богатым.

— В титрах фильма среди нескольких фамилий продюсеров ваша на первом месте, а Никита Михалков, колос современного кино, лишь на четвертой позиции. Не обидится Никита Сергеевич на это?

— Когда увижу Никиту Сергеевича, спрошу у него (улыбается). Убежден, что он выше этого, мы партнеры, картину делали вместе, и он знаком с титрами. По сути я с Петей Ануровым начал разрабатывать историю «Тренера». Никита Сергеевич подключился, когда из такой частной картины про футбол проект вырос до масштабного кино. Конечно, мы объединились с более крупными партнерами, с людьми, которые имеют опыт в подобных съемках. Здесь все логично и объяснимо.

— Что вы испытывали, когда были на премьере своего первого режиссерского фильма?

— Перед первой премьерой со зрителями я наивно полагал, что наконец-то на собственной премьере мне будет спокойно, потому что не нужно выходить на сцену, произносить текст…

Но это был ад, такая нервотрепка и такие эмоции!

Фильм — как твой ребенок. Кто-то может сказать, что у него ноги кривые, что уши большие, что кто-то красивее, но он уже идет и живет своей жизнью, и ты можешь только наблюдать. Это трогательно и грустно, но это и огромное счастье.

— Вы презентуете «Тренера» в разных городах мира. Насколько для вас было важно представить фильм в Санкт-Петербурге?

— Очень важно. Петербург — для меня родной город, хотя я здесь не родился. С этим городом связаны главные события моей жизни: военное училище, его окончание, встреча с моими учителями, театральная академия, мои друзья, мои первые роли — все, что меня сформировало, было в Петербурге. Опять-таки я работаю здесь в лучшей театральной компании страны и в одной из лучших в мире, в МДТ — Театре Европы.

«Актер должен поверить, что он — ребенок»

— Вы дебютировали как кинорежиссер. Нет ли желания попробовать себя в качестве театрального режиссера?

— Нет, мне это совершенно неинтересно. Может, это парадокс, а может, и не случайно: как снять сложное постановочное кино с пятью-семью работающими камерами одновременно и с тысячными актерами массовых сцен — я знаю. А как создать спектакль — для меня на сегодняшний день темный лес.

В принципе, понимаю технологию постановки спектакля, и если меня припрут к стенке, конечно, попробую, но я не чувствую какой-то своей личной энергии и чего-то такого, что необходимо, чтобы создавать. У меня этого нет. Может быть, появится через какое-то время, когда поумнею, повзрослею, наберусь опыта (улыбается).

Продолжение интервью читайте на сайте «Петербургский авангард».

Записала Любовь Костерина

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 июля 2018 > № 2668375 Данила Козловский


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 июля 2018 > № 2667900 Алексей Фирсов

Культура поражения. Выход России из чемпионата не стал общественной травмой

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Когда в момент проигрыша выражается не осуждение, а благодарность, проявляется феномен культуры в ее высоком и личном значении

Уже когда матч давно закончился и стадион в Сочи совершенно опустел, Федор Смолов, неудачно ударивший по воротам соперника в серии пенальти, продолжал одиноко сидеть в центре поля. Мы не беремся реконструировать его состояние в этот момент, интересно другое: проигрыш и выход из чемпионата не стали общественной травмой. Поражение не вылилось в посыпание головы пеплом, в перебранки и критику команды, в поиск и активную персонализацию вины и пляску на костях. Наоборот, в сетевых полемиках регулярно сквозил мотив: «Только не клеймите этого парня. Мы понимаем: нервы, напряжение. Люди сделали все, что смогли».

В целом мы увидели спокойное, почти стоическое принятие результата с искренней благодарностью тем, кто так захватывающе раскачивал сознание и эмоции зрителей, а такие качели полезны, как минимум, для снятия накопленных стрессов. «Вчера произошел национальный катарсис. Миллионы людей объединились и высвободили такие невиданные или давно забытые эмоции как гордость, сопереживание, надежда благодарность, — пишет еще один пользователь соцсетей. — Этот чемпионат сильно продвинул всю страну в развитии эмоционального интеллекта».

Мы становимся normal country, как заметил один из наблюдателей: «Нормальное, реалистичное отношение к своей команде (да, должны выигрывать, но и возможности все понимают), живой контакт с футболистами через практику видеообращений. Поведение на трибунах совершенно цивилизованное — громкое, активное, без уханья, прыганья и кидания предметов. Реакция на проигрыш вполне европейская: без истерики, никто не бросается камнями, ничего не громит. Грустят, но рады, что прошли так далеко; многие матерят Смолова, но без резкой злости».

Иными словами, реакция на чемпионат вписывается в понятие «нормализация». В этот контекст хорошо попадает послематчевая фраза Станислава Черчесова: «Мы сегодня не боролись, а играли в футбол».

Уже несколько раз и я, и другие авторы писали о том, как чемпионат изменил (вопрос, надолго ли?) общее состояние социальной среды, внес на улицы российских городов элементы карнавальной культуры, открытости, сломал перегородки аутентичной замкнутости, стал избавлять нацию от синдрома осажденной крепости. Возник феномен, близкий к понятию «оттепели». Не случайно один пожилой человек заметил мне, что Москва напоминает ему сегодня Фестиваль молодежи и студентов 1957-го года. Субботняя реакция показала, что меняется не только уличная динамка, но и эмоциональное переживания самого сложного момента — поражения на грани победы.

Шумно радоваться победам и впадать в ступор, горевать от неудач, наказывая или презирая их виновников — давно известная архаичная модель. Собственно, культура начинается в тот момент, когда люди вырабатывают нелинейные, сложные линии поведения, выходят из простой зависимости «стимул — реакция». Скажем, возлагают вину не только на чужого, но и на себя. Или вносят в ситуацию мотив понимания. А что такое понимание? Умение стать на место другого, посмотреть на мир его глазами, принять его логику.

Когда в момент проигрыша выражается не осуждение, а благодарность, проявляется феномен культуры в ее высоком и личном значении. Отношение человека к миру становится опосредованным пониманием. А ведь именно в ситуации, когда исход висел на волоске, очень велик был соблазн поиска простого решения: проиграли, потому что вот тот или вот этот повели себя не так.

Конечно, победа — отличный инструмент консолидации. С поражением всегда сложнее. Она может вести к распаду общественных связей, а может создавать собственные формы консолидации для движения «несмотря ни на что». Спорт хорош тем, что он тестирует реакции в мягкой, игровой форме. И для общества тест оказался удачным.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 июля 2018 > № 2667900 Алексей Фирсов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 7 июля 2018 > № 2667771 Игорь Панин

Пусть звучит романтика в сердцах.

Этот человек более 25 лет работает в киноиндустрии, где создаёт эффектные экшен-сцены: погони, взрывы, пожары, аварии. Все трюки, связанные с риском для жизни, он выполняет сам. Корреспонденту «Щита и меча» удалось пообщаться с создателем и руководителем школы каскадёров «Мастер» Игорем Паниным.

- Игорь Николаевич, что привело вас в столь необычную профессию?

- Я считаю, что родился каскадёром: когда моя мама была на восьмом месяце беременности, отец вёз её в роддом. На зимней дороге машину занесло и закрутило. Автомобиль съехал в кювет и врезался в сугроб. Слава богу, всё обошлось. Но, видимо, часть адреналина передалась мне, и это определило дальнейший жизненный путь.

В детстве я ломал свои игрушечные машинки, сталкивая их между собой. Позже, в юности, меня тянуло к рискованным увлечениям: гонкам, мотоциклам. Через много лет, когда стал каскадёром, начал получать неподдельное удовольствие, исполняя опасные трюки. Сегодня во время наших выступлений взрываются и переворачиваются от 20 до 50 автомобилей в год. Эмоций хватает всем - и нам, и зрителям.

- Ваша работа связана с риском для жизни, как относится к этому семья?

- Супруга мне помогает, переживает и поддерживает. Конечно, ей не хочется, чтобы я участвовал в рис­кованных постановках, но от этого никуда не деться. На личном примере нужно показывать молодым, как правильно выполнять сложные трюки. Ведь если я не могу что-то сделать сам, то никогда не пошлю на это менее опытного товарища.

- Проехать на машине на двух колёсах для вас, наверное, проще простого?

- Поставить автомобиль на два колеса не сложно, но, чтобы делать это уверенно и проезжать в таком положении некоторое расстояние, нужно учиться не меньше года.

На протяжении нескольких лет я участвовал в подготовке пилотажной группы московского ГИБДД «Каскад». Сейчас они отлично выполняют элементы стантрайдинга, дрифта, ставят патрульные машины на два колеса и показывают другие элементы водительского мастерства. Зрители находятся под впечатлением от каждого их выступления.

- Исполнение трюков требует хорошей подготовки, каким видом спорта должен заниматься будущий каскадёр?

- Важно иметь отменную физическую форму. Но самое главное - это желание и постоянные тренировки. Тогда всё получится.

Я с восьми лет занимался классической борьбой, с 12 - боксом. Позже были мои любимые картинг, автогонки, мотокросс. В последнем виде стал мастером спорта СССР.

Полученные в профессии навыки могут помочь спасти человека в экстремальной ситуации. Например, когда угрожает опасность на пожаре или в воде. Так, за три месяца ученики школы «Мастер» осваивают безопасное падение в бассейн с 10 и даже 15 метров. На одной задержке дыхания каждый из них может поднять со дна несколько кирпичей.

- Профессия довольно специ­фическая, а кто занимается в вашей экстремальной школе?

- Коллектив у нас неоднородный. Например, в «Мастере» есть 60-летний мужчина и его 15-летний внук. Они принимают активное участие в киносъёмках.

Каждый год в нашу школу приходят до полусотни ребят. Остаются далеко не все, ведь каскадёр - это образ жизни. Только через три года практики они могут называть себя начинающими. Причём таких сейчас большинство.

- На первый взгляд кажется, что каскадёры, как кино­звёзды, знамениты, успешны, в их жизни много романтики. Это правда?

- На самом деле у нас тяжёлая и грязная работа. Много времени занимает подготовка. Чтобы полностью овладеть нашей профессией, нужно уметь держать в руках инструменты, поскольку никто, кроме тебя, не сможет правильно построить трамплин, разложить маты или коробки, продумать маршрут погони, рассчитать моменты взрывов пиротехники и разъезда машин, чтобы они не столкнулись раньше времени. Необходимо умение разбить автомобиль так, как это нужно для съёмок. А в конце следует всё за собой убрать. И только после, когда весь инвентарь привезён на базу, можно выдохнуть.

- Вы организовали множество экстремальных мероприятий, а какое, на ваш взгляд, оказалось самым сложным?

- Пожалуй, большим безумием было организовать Международный фестиваль каскадёров «Прометей» в 2012 году. Представьте шоу, на которое съезжаются самые бесстрашные трюкачи со всего мира. Каждый из них хочет выполнить сложные элемен­ты, чтобы удивить зрителей и особенно коллег. Получилось грандиозное по размаху шоу. Море огня, взрывов, риска и, конечно, адреналина.

Главным арбитром фестиваля был знаменитый киноактёр Джеки Чан.

- Основанная вами школа существует с 1992 года, как отметили недавний день рождения «Мастера»?

- В парке киноприключений отметили 26-летие нашего объединения. Шоу называлось «Искусство невозможного». На праздник приезжали наши коллеги со своими программами из восьми стран. Кроме того, было много отечественных знаменитостей. Зрители смогли увидеть много трюков, используемых в большом кино. В первых рядах шоу смотрели более 50 детей сотрудников МВД, погибших при исполнении служебного долга. Они регулярно посещают нас и на других мероприятиях.

- В 2016 году вы приняли участие в восхождении на Эльбрус...

- Это была акция, проведённая нашей школой каскадёров сов­местно с мотоклубом «Ночные волки». В команду альпинистов входили и сотрудники полиции. Главной задачей была установка мирового рекорда: подъём на высоту 5642 метра самого большого знамени России размером 40 на 24 метра. Конечно, было нелегко, но нам удалось разместить российский флаг на вершине.

- Вы - вице-президент Федерации исторического фехтования России, чем оно отличается от всем известного олимпийского вида спорта?

- Эта задумка впервые осуществлена в 1992 году, когда был проведён первый турнир. В соревнованиях участвуют много ребят, занимающихся историческими реконструкциями. Они сами изготавливают защиту - доспехи, кольчуги и кожаную амуницию. Сражения проходят на затупленных мечах, топорах и палицах.

Парни зрелищно бьются «на железе» и воссоздают дух времени наших предков: викингов, русичей, вятичей. Битва в полный контакт. Разрешается наносить практически любые удары, кроме колющих, чтобы избежать серьёзных травм.

Сейчас историческое фехтование обрело много поклонников и разделилось на различные направления. Проводятся даже чемпионаты мира. Российская команда по бугурту - рыцарским сражениям 20 на 20 - безоговорочно побеждает всех и всегда.

- Есть ли трюк мечты, который хотелось бы исполнить?

- Существует серия таких задумок, даже отдельное шоу. Например, все знают фристайл на мотоциклах, с прыжками и вращениями на трамплинах. Не так давно мы начали исполнять подобное на автомобилях, и это гораздо зрелищнее. Машины у нас делают как переднее, так и обратное сальто, а потом приземляются на колёса. Из таких трюков хочется создать большую программу и добавить элемент соревнования.

- Вы имеете опыт съёмок как в воздухе, так и под водой. Какие из них сложнее?

- Самое трудное - это постановка крупных батальных сцен с большим количеством действующих лиц. Например, 50 человек массовки, 30 каскадёров, куча оборудования и пиротехники. Бывало, что в таких съёмках участвовали и военные танкисты. Когда всё вокруг рушится и взрывается, неподготовленный человек из числа статистов может повести себя неправильно. Всё это тоже необходимо учитывать.

Подводные съёмки одни из самых сложных. У многих каскадёров узкая специализация: кто-то хорошо выполняет автотрюки, другие отменно прыгают с парашютом, третьи уверенно чувствуют себя в воде.

В фильме «Любовь-Морковь» мы подготовили сцену погони с падением в реку машины, в которой по сюжету ехали герои Гоши Куценко и Кристины Орбакайте. Когда авто пробило ограждение набережной и упало вниз, в нём были каскадёры. Подводные съёмки проводились уже без дублёров. Актёры снимались в бассейне с помощью профессиональных дайверов.

По сценарию после погружения автомобиля герой Гоши спасает свою супругу, поднимая её на поверхность. Кстати, Куценко практически во всех фильмах выполняет трюки сам. Как-то раз в одной из поставленных мной сцен самостоятельно перевернул машину.

Экстремальные съёмки в воздухе тоже выполняются, но редко. У отечественных режиссёров на них практически нет спроса.

- Зависит ли оплата от сложности сцены?

- Да, и очень сильно. А ещё у нас говорят, что самый сложный трюк - это получить деньги от продюсера за выполненную работу.

Олег МОРОЗОВ

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 7 июля 2018 > № 2667771 Игорь Панин


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Финансы, банки > kremlin.ru, 6 июля 2018 > № 2669661 Владимир Путин

Пленарное заседание Международного конгресса по кибербезопасности.

Владимир Путин выступил на пленарном заседании Международного конгресса по кибербезопасности, организованного ПАО «Сбербанк» при поддержке АНО «Цифровая экономика» и Ассоциации банков России.

Международный конгресс по кибербезопасности проходит в Москве 5–6 июля. Форум является межотраслевой площадкой, способствующей глобальному диалогу по наиболее острым и актуальным вопросам обеспечения кибербезопасности в условиях глобализации и цифровизации.

В работе конгресса принимают участие руководители крупнейших российских и иностранных компаний, вендоры продуктов и услуг кибербезопасности, представители федеральных органов власти России и мировые эксперты.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, дорогие друзья, дамы и господа!

Рад приветствовать в Москве не только болельщиков чемпионата мира по футболу, но и вас, участников и гостей Международного конгресса по кибербезопасности.

В эти дни в рамках вашего представительного форума обсуждаются, действительно, крайне важные и актуальные вопросы. Сегодня активное внедрение цифровых технологий во многом определяет прогрессивное развитие каждого государства, да и, пожалуй, мира в целом. Искусственный интеллект, робототехника, «интернет вещей» становятся основой роста экономики, а цифровые платформы, электронный документооборот кардинально повышают открытость и эффективность работы органов власти, компаний, бизнеса, социальных и образовательных учреждений.

Позвольте несколько слов сказать, познакомить вас с тем, что мы делаем в нашей стране, в России, по этим направлениям.

Мы хорошо понимаем, что цифровизация – это серьёзный ресурс национального развития, реального улучшения качества жизни людей, и за последние годы многое сделали для внедрения новых технологий и программ, для активной и равноправной интеграции нашей страны в глобальное информационное пространство.

Так, мы занимаем первое место в Европе сегодня по числу пользователей глобальной сети: их в России уже более 90 миллионов человек. У нас динамично растут объёмы интернет-торговли, появляются новые продукты в банковской сфере, страховании, в логистике.

Стало нормой получать государственные и муниципальные услуги в электронном виде. Даже люди старшего поколения всё активнее и активнее пользуются этими инструментами, а ведь ещё относительно недавно для этого приходилось собирать справки, обходить многочисленные конторы, тратить нервы в очередях. Наверное, полностью и сейчас это ещё не изжито, но всё-таки ситуация меняется в лучшую сторону. Новая цифровая среда, действительно, коренным образом меняет жизнь человека. Намерены последовательно и системно продолжать эту работу.

При этом хочу подчеркнуть принципиальную, на мой взгляд, вещь, которая заключается в том, что эффективное цифровое развитие может быть основано только на цифровой свободе: на свободе для бизнеса, общественных организаций, для граждан, на снятии барьеров, которые сдерживают, ограничивают прогресс. Но при этом, конечно же, всем нам нужно понимать и свою ответственность, и потенциальные риски, угрозы, вызовы в цифровой сфере.

С этого года в нашей стране реализуется программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Её цель – сделать экономику, госуправление, социальную сферу более эффективными и более конкурентоспособными, стимулировать спрос на инновационные идеи и перспективные научные исследования.

Среди приоритетов программы – создание гибкого правового регулирования. Оно должно в полной мере учитывать специфику отрасли, не тормозить, а успевать за прорывным развитием цифровых технологий и надёжно защищать экономические свободы, собственность, безопасность, частную жизнь и личное пространство граждан.

Важнейшее направление – это создание современной информационной инфраструктуры, которая позволит быстро и безопасно передавать, обрабатывать и хранить на несколько порядков большие объёмы данных, чем сейчас, то есть отвечать не только сегодняшним реалиям, но и требованиям завтрашнего дня.

В ходе реализации программы доступ к современным услугам связи получат все медицинские и образовательные учреждения России, практически все населённые пункты нашей страны, начнётся распространение мобильной связи нового поколения, а также беспроводных сетей для «интернета вещей».

При этом будет внедряться национальная российская система оценки центров обработки данных, продолжится развитие отечественных инфокоммуникационных спутниковых систем, которые обеспечат доступ к интернету в отдалённых районах Севера нашей страны и на транспортных артериях.

Ещё один приоритет программы – это развитие исследований и разработок в области сквозных цифровых технологий. Они будут проводиться в тесной кооперации с бизнесом и научным сообществом. Это позволит продвигать отечественные технологии и на их базе создавать востребованные, конкурентоспособные цифровые продукты.

И конечно, ключевая задача – это подготовка профессиональных кадров, формирование компетенций, которые позволят вести дальнейшие масштабные преобразования в области цифровой экономики.

Уважаемые участники конгресса! Особого внимания, конечно, требует сегодня безопасность глобального информационного пространства. Мы видим, что количество угроз и рисков здесь только растёт. Так, по данным Всемирного экономического форума, в 2017 году потери только от кибератак в мире составили порядка триллиона долларов США, и, по мнению экспертов, если не предпринимать эффективных, результативных мер ущерб будет ещё больше.

Как и другие страны, Россия также сталкивается с подобными вызовами. К примеру, в первом квартале этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года число кибератак на российские ресурсы увеличилось на треть.

Убеждён, их нейтрализация и в целом обеспечение кибербезопасности – это государственная задача, и в её решении необходимо объединять усилия правоохранительных органов, деловых кругов, общественных организаций и самих граждан.

В этой связи мы реализуем в России программу конкретных мер по борьбе с киберпреступлениями. О каких первоочередных шагах идёт речь?

Во-первых, предстоит выработать новые комплексные решения по предупреждению и пресечению правонарушений против граждан в цифровой среде. Такие решения должны повышать эффективность реагирования оперативных служб на подобные угрозы. Для этого важно создать соответствующие правовые условия, обеспечить удобные формы взаимодействия граждан и государственных структур.

Во-вторых, будет реализована инициатива бизнеса по формированию системы автоматизированного обмена информацией об угрозах в цифровом пространстве. При кибератаках эта система позволит лучше координировать действия операторов связи, кредитных организаций, интернет-компаний с правоохранительными органами и тем самым оперативно ликвидировать возникающие угрозы.

В-третьих, будем стремиться, чтобы действующие в России программное обеспечение и инфраструктура связи основывались на отечественных технологиях и решениях, которые прошли соответствующую проверку и сертификацию – конечно, не в ущерб конкуренции: само собой разумеется, речь идёт о конкурентоспособных продуктах, соответствующих самым высоким запросам потребителей.

В-четвёртых, планируем качественно повысить уровень подготовки российских специалистов по противодействию киберпреступности, а для этого активнее внедрять практико-ориентированные подходы, использовать передовой зарубежный и российский опыт.

И, наконец, в-пятых, мы намерены развивать и совершенствовать систему международного обмена информацией о киберугрозах. В ближайшее время Правительство должно определиться со структурой, которая будет отвечать за эту работу.

Хорошо понимаем, что масштабы киберугроз сегодня таковы, что нейтрализовать их можно только вместе, объединив усилия всего международного сообщества. На этой теме – международного сотрудничества в развитии глобального информационного пространства и обеспечения его безопасности – остановлюсь отдельно, буквально несколько слов.

Россия всегда выступала за совместное и справедливое решение любых возникающих здесь вопросов и тем более споров. При этом убеждены, что меры безопасности и регулирования этого пространства не должны мешать его технологическому прогрессу и инновационному развитию. Вновь повторю, для бурной цифровой эпохи важна свобода: свобода общения, коммуникаций, обмена опытом и идеями.

При этом особенно важно выработать единые правила игры, общие для всех международные стандарты, которые бы максимально учитывали права и интересы всех государств, были бы универсальными, приемлемыми для всех. Мы уже не раз убеждались, что эгоизм отдельных стран, попытки действовать лишь в собственных интересах и к собственной выгоде вредят мировой информационной стабильности.

В качестве положительного примера приведу опыт согласования Россией и европейскими государствами в рамках Совета Европы единых правил защиты персональных данных. Приняты очень важные решения, которые не допускают незаконную передачу персональных данных наших граждан в другие страны.

Отмечу также, что Россия выдвинула ряд инициатив, которые касаются правил ответственного поведения государств в информационной сфере, правовых механизмов противодействия информационной преступности, а также международного регулирования интернета.

Намерены последовательно продвигать эти инициативы, в первую очередь на площадке самой авторитетной и влиятельной международной организации – Организации Объединённых Наций.

В завершение хочу пожелать вам, уважаемые коллеги и друзья, успехов в вашей работе. Рассчитываю, что высказанные на конгрессе идеи, предложения послужат развитию глобального информационного пространства и обеспечению его безопасности.

Благодарю вас за внимание, спасибо большое.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Финансы, банки > kremlin.ru, 6 июля 2018 > № 2669661 Владимир Путин


Уругвай. Германия. Швейцария. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 июля 2018 > № 2669660 Владимир Путин, Джанни Инфантино, лотар Маттеус

Встреча с легендами мирового футбола.

Владимир Путин принял в Кремле звёзд мирового футбола.

На встречу с главой Российского государства приглашены лучший игрок чемпионата мира по футболу 2010 года в составе сборной команды Уругвая Диего Форлан, чемпион мира 1990 года в составе сборной команды Германии Лотар Маттеус, чемпион Европы 1988 года в составе сборной команды Нидерландов Марко ван Бастен, шестикратный победитель чемпионата Англии по футболу, победитель Лиги чемпионов УЕФА 2008 года Рио Фердинанд, чемпион Европы 1992 года в составе сборной Дании Петер Шмейхель, обладатель Кубка Конфедераций 1999 года в составе сборной Мексики Хорхе Кампос, бронзовый призёр чемпионата мира 1998 года в составе сборной Хорватии Звонимир Бобан, серебряный призёр чемпионата Европы 2009 года по футболу среди женщин в составе сборной Англии, обладатель Кубка УЕФА 2007 года среди женщин Александра Скотт, а также олимпийский чемпион по футболу 1956 года, заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР, первый вице-президент Российского футбольного союза Никита Симонян.

В беседе приняли участие президент Международной федерации футбольных ассоциаций (ФИФА) Джанни Инфантино и помощник Президента Игорь Левитин.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Инфантино! Дорогие друзья!

Позвольте мне вас всех поприветствовать в Московском Кремле.

Прежде всего хочу выразить слова благодарности президенту ФИФА за то, что он пригласил всех вас в Россию на чемпионат мира ФИФА по футболу. Мне кажется, что очень хорошая традиция может быть заложена на будущее, потому что вы, как люди, которые известны не только в футбольном мире, но и вообще у любителей спорта в своих странах и в мире в целом, – вы в значительной степени олицетворяете этот замечательный вид спорта, футбол. Это первое.

Второе, когда люди видят вас на трибунах, люди видят, как вы общаетесь со своими командами, с болельщиками из своих стран и из других стран, – это, конечно, не только вдохновляет на то, чтобы самим заниматься физической культурой и спортом, но и создаёт особую атмосферу праздника и доверия.

В этой связи хотел бы отметить, что болельщики из многих стран мира – мы, конечно, и сами стараемся, но болельщики из многих стран мира, и российские болельщики, конечно, прежде всего, – это те люди, которые создают эту атмосферу доверия и праздника.

Многие из них, как вы знаете, перемещаются по нашей стране достаточно активно. Десятки тысяч людей приехали в Россию из разных уголков мира, именно десятки тысяч. Они и создают эту замечательную праздничную атмосферу в России.

Конечно, они сами, своими глазами видят, как радушно их здесь принимают, как рады граждане нашей страны – любители спорта и просто люди, даже далёкие от футбола, – рады тому, что столько людей приехало в Россию с такими добрыми намерениями.

В этой связи я бы хотел отметить, что так называемые народные журналисты, те люди, которые работают сами от себя, в своём личном качестве в социальных сетях, как раз и способствовали тому, что многие стереотипы о России просто рухнули. Люди увидели, что Россия – это гостеприимная страна, доброжелательно настроенная к тем, кто к нам приезжает. Конечно, в значительной степени это создано усилиями наших любителей футбола.

Ясно, мы все хорошо знаем, что фанаты во многих странах ведут себя по-разному, я сейчас не буду ничего комментировать. Но наши любители футбола воспринимают тех, кто приехал к нам поболеть за свои команды, как друзей, как людей из общей, расширенной футбольной семьи. Поэтому стараются сделать всё для того, чтобы наши гости почувствовали себя, как мы неоднократно говорили, в России как дома, познакомились с нашей культурой, традициями, причём с традициями разных народов России, поскольку матчи футбольного первенства проходят в разных городах и в разных регионах Российской Федерации. Уверен, что подавляющее большинство из тех, кто к нам приехал, увезут самые добрые чувства и воспоминания о нашей стране и ещё неоднократно сюда вернутся.

Сам чемпионат (насколько я себе представляю, не будучи специалистом по футболу, но будучи человеком, который, конечно, любит эту замечательную игру) проходит, мне кажется, очень хорошо, на высокой ноте, много сюрпризов. Собственно говоря, в этом и есть прелесть спорта, спортивной борьбы: побеждает всегда сильнейший – оттого, как подготовлена команда, оттого, как тренерский состав выбрал тактику, какую тактику использовали против соперника. Непредсказуемость и делает эту игру такой замечательной и такой интересной, в которую влюблены действительно миллионы людей на всей планете.

Из 32 команд осталось только восемь. Вы, эксперты мирового класса, – может быть, когда пресса уйдёт, со мной поделитесь тем, кто, по вашему мнению, будет обладателем кубка в этом году.

Но есть ещё одна составляющая этого первенства, как и любого, собственно, первенства мира по футболу – это невероятный положительный импульс в развитии спорта вообще и футбола в частности.

В нашей стране, как вы видите, любят футбол. Мы приложили много усилий и вложили немало средств в строительство инфраструктуры для развития футбола. И я уверен, что в своё время выбор России как страны, которая организует этот чемпионат мира, был очень правильным, мы за это очень благодарны руководству ФИФА, всем, кто голосовал за нашу страну. Потому что для нас это не просто развитие футбола, для нас это развитие массового вида спорта (а футбол является одним из наиболее массовых видов спорта), именно для того, чтобы привлечь, особенно молодых людей, к ценностям физической культуры, к ценностям спорта с тем, чтобы они не занимались тем, что их разрушает, а, наоборот, совершенствовали себя физически и духовно.

Мы особое внимание будем уделять развитию футбольного наследия. Совсем скоро, после окончания первенства, соберёмся со всеми теми, кто у нас занимается организацией физической культуры, со всеми теми, кто занимался строительством и эксплуатацией этих спортивных сооружений и спортивной инфраструктуры в целом, и составим целый план использования созданной спортивной, инженерной, транспортной инфраструктуры для развития физической культуры в стране.

Хочу вас поблагодарить за то, что вы приехали в Россию. Спасибо за то, что вы принимаете участие в этом замечательном мероприятии.

И передаю слово господину Инфантино. Пожалуйста, Джанни.

Дж.Инфантино (По-русски.): Спасибо большое.

(Как переведено.) Большое спасибо, уважаемый господин Президент Владимир Владимирович.

Кратко, буквально несколько слов.

Хочу поблагодарить Вас за то, что Вы нас сегодня пригласили к себе. Здесь собрались легенды футбола, которые действительно написали столько эмоциональных, очень важных страниц истории футбола – спорта, в который влюблены действительно сотни миллионов, даже миллиарды людей по всему миру.

Я в особенности счастлив, что мы здесь сегодня собрались и что мы вообще сегодня находимся в России, не только сегодня, а вообще в течение этого месяца, поскольку Россия – это огромная страна, важнейшая страна для всего мира.

Думаю, что две вещи произошли на этом чемпионате мира. Первое, Россия стала действительно подлинно футбольной страной, и после игры России с Испанией, после того как Россия прошла в четвертьфинал, этот вирус футбола распространился по всей стране. Этот вирус проник в тела, в души, в сердца всех россиян – с севера на юг, с запада на восток по всей стране, поскольку мы видели замечательные празднования, то, как люди отмечали эту победу.

Эта страсть к футболу в России вместе с тем, что Вы уже отметили: наряду с вопросами инфраструктуры, строительством и использованием стадионов (совершенно прекрасные 12 стадионов, и другие стадионы, которые не используются в чемпионате мира), – всё это, конечно же, очень важно и показывает то, что можно сделать для футбола и вообще для всей страны.

Тот план, который у вас есть не только по организации этого мероприятия, но и по использованию этого футбольного, инфраструктурного наследия, – это всё очень важно и замечательно. И ещё один важный элемент, дополнение к инфраструктуре, аэропортам, стадионам, транспорту и так далее, – это страсть, страсть к футболу. И сейчас Россия – это подлинно футбольная страна. Это первая важная вещь, которая произошла в ходе этого чемпионата мира.

Вторая важная вещь заключается в том, что мы все влюбились в Россию. Мы все сюда приехали, провели здесь какое-то время, и мы увидели здесь страну, которая делает очень многое.

Вы говорите о стереотипах: да, это правда, возможно, они были. Но когда человек приезжает сюда, когда он здесь какое-то время проводит, когда встречает людей, которые здесь живут, когда видит Москву, например, в её совершенно непередаваемой красоте, как это происходит сейчас, когда видит все цвета, всех людей, которые приезжают принимать участие в матчах чемпионата мира, когда видит болельщиков из разных стран, которые красят себе лицо в цвета национального флага, как эти болельщики празднуют вместе с россиянами, видит всю эту атмосферу, – он не может не влюбиться в страну. Он видит то, что Россия делает для этого чемпионата мира. Все те, кто сюда приезжает, кто посещает эту страну, и все те, кто живёт футболом в России, – все они видят, какая прекрасная, замечательная работа была проделана, в том числе благодаря и Вашему вкладу, и вкладу всего населения России.

Мне сказали, что полицейские на Красной площади сейчас улыбаются постоянно, когда у них спрашивают какую-то информацию, просят помочь, они очень дружелюбно себя ведут. Это замечательно, это как раз то, что будет составлять новый образ России, новый имидж России.

Поэтому спасибо Вам, спасибо всему российскому народу, который так тепло нас здесь принимает. Мы совершенно наслаждаемся. Я чувствую себя ребёнком в магазине игрушек, я просто не знаю, как это объяснить. И к тому же мы видим замечательную игру, замечательный футбол от команд, и весь мир этой игрой наслаждается.

Спасибо Вам большое от меня, от имени ФИФА, от имени всего футбольного мира и от имени всех легенд футбола, которые здесь сегодня собрались. Большое спасибо.

Лотар, Вы наполовину русский, поэтому давайте, пожалуйста.

Л.Маттеус: Да, у меня есть русские корни. Я был в Москве задолго до чемпионата мира, в 1979 году, и я видел национальную немецкую команду на Красной площади. И я уже тогда видел, что можно играть в футбол на Красной площади, там было совершенно замечательно.

Россия, Москва очень серьёзно изменились за последние 15–20 лет. Здесь очень много теперь замечательных мест, в том числе исторических. Мне нравится Москва не только из-за футбола, я люблю Москву, потому что это красивый международный город, я чувствую себя здесь как дома – не только из-за своей жены, не только из-за моих личных отношений с Москвой. Я всегда в Москву приезжаю с улыбкой, поскольку я знаю, что я здесь увижу: я увижу здесь красивых, замечательных людей.

А чемпионат мира – это совершенно особенная для России вещь. И я знаю, что россияне, возможно, не были довольны в последние 10–15 лет своей национальной командой по футболу, но сейчас мы видим, как национальная команда влюбила в себя россиян.

Я принимал участие в десяти чемпионатах мира: в пяти – как игрок и в пяти – как футбольный функционер, – и я могу сказать, что это лучший чемпионат мира, который был организован за последнее время.

Большое Вам спасибо, господин Президент.

Уругвай. Германия. Швейцария. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 июля 2018 > № 2669660 Владимир Путин, Джанни Инфантино, лотар Маттеус


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 июля 2018 > № 2664985 Дмитрий Комиссаров

По следам Google Docs: как избежать утечки корпоративных документов

Дмитрий Комиссаров

основатель, акционер и генеральный директор компании «Новые облачные технологии»

Инцидент с утечкой документов с хранилища Google заставит компании пересмотреть подходы к использованию публичных сервисов

На пленарной сессии Международного конгресса по кибербезопасности 6 июля Герман Греф предложил экспертному сообществу ответить на вопрос, от кого, по их мнению, исходит наибольшая киберугроза. Самым популярным стал ответ: «От хранителей персональной информации»,: так считают 44,3% респондентов. Гораздо меньше специалисты по информационной безопасности боятся хакеров и мошенников (27,2%), правительства (19,0%) и других людей (9,5%). История с утечкой Google Docs отлично показывает, насколько правы эти 44,3%.

Вечером 4 июля 2018 года поисковик «Яндекс» проиндексировал документы Google Docs, не защищенные настройками приватности. Утечки различного рода случались и раньше, но эта получила широкий резонанс: в сеть попало много чувствительной корпоративной информации, включая списки сотрудников с их персональными данными и пароли от корпоративных ресурсов. Многие из попавших в открытый доступ документов оказались доступными для редактирования и подверглись вандализму.

Почему это произошло? Cтатистика утечек конфиденциальной информации показывает, что большая часть подобных инцидентов связана не со злым умыслом, а с элементарным человеческим фактором. Современный пользователь привык к удобству, а рынок корпоративного программного обеспечения не успевает за стремительным развитием технологий и не может оперативно предоставлять для работы дружелюбные интерфейсы.

Уровень грамотности в области информационной безопасности у рядовых пользователей достаточно низкий. И если в корпоративной среде данную проблему понимают и пытаются дополнительно повышать уровень грамотности сотрудников, то в обычной жизни люди идут по пути наименьшего сопротивления (слабые пароли, настройки доступа по-умолчанию, хранение конфиденциальной информации в общедоступных файлах и т. д.) Это приводит к тому, что многие переносят свои личные привычки использования публичных сервисов в корпоративную среду и выкладывают в сеть не только личные, но и конфиденциальные корпоративные файлы, таким образом усиливая синергетический эффект от угроз информационной безопасности, понижая уровень защищенности корпоративных процессов и подвергая свои личные данные угрозе компрометации.

Что это означает для пользователей? Если сотрудники компании используют публичные сервисы для хранения корпоративных документов и совместной работы с ними, ответственность за контроль распространения информации лежит на них. Сотрудникам государственных ведомств в России в принципе запрещено использование публичных сервисов для хранения служебных материалов.

Но действия сотрудников вовсе не снимают ответственности с профильных подразделений компании. Когда предприятие начинает внедрять облачные сервисы, ему становится гораздо сложнее контролировать распространение служебной информации, осуществлять мониторинг нестандартного поведения пользователей и интегрировать используемые во внешнем облачном сервисе подходы в свою корпоративную систему информационной безопасности.

По нашему опыту, многие компании даже при наличии корпоративной подписки на публичные офисные сервисы предпочитают хранить и обрабатывать документы в собственной корпоративной сети. Сегодня на рынке представлены различные программные продукты, позволяющие создавать удобное пользователям защищенное корпоративное пространство с собственным хранилищем. Отечественные системы безопасности для частного облака контролируют доступ к данным, проверяют надежность паролей, управляют пользователями и могут быть развернуты даже в системах самого высокого класса защиты. Использование этих систем в комплексе исключает возможность массового ошибочного распространения служебной информации вне компании.

Главная рекомендация для организаций, которым необходима работа с файлами в любое время суток из любого места, — избегать хранения и обработки служебных документов в публичных облаках. Использование публичных сервисов — это прямой путь к увеличению неуправляемых рисков утечки, которые могут свести на нет все преимущества.

Искренне надеюсь, что данный инцидент заставит компании, пострадавшие в рамках последних событий, сделать выводы — оптимизировать свои процессы, обеспечить контроль использования корпоративных сервисов и программного обеспечения, а также пересмотреть подходы к использованию публичных сервисов.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 июля 2018 > № 2664985 Дмитрий Комиссаров


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июля 2018 > № 2664913 Лев Матвеев

За стеклом. Как защититься от утечки данных при увольнении ключевого сотрудника

Лев Матвеев

Председатель совета директоров «СерчИнформ»

Контролировать работника после разрыва трудовых отношений компания практически не может, поэтому единственный эффективный способ защититься — позаботиться заранее

Есть работники, увольнение которых особенно болезненно для бизнеса, — это ключевые сотрудники, руководители направлений или топ-менеджмент. Но просто увольнение — полбеды, хуже, когда такие люди уносят ценную информацию или начинают использовать опыт против вас.

Поучительная история для затравки

Джентльменские соглашения, как и золотые парашюты, сегодня не работают — это я проверил на себе. Больше года назад из команды ушел топ-менеджер. Он не справился с должностью технического директора — и сначала вернулся к работе с клиентами. Конечно, расстроился и скоро заявил об уходе. Прощаясь, жал руку и говорил о преданности. Я поблагодарил человека за 6 лет работы, выплатил «золотой парашют» в несколько годовых зарплат, а через несколько недель узнал, что тот устроился к конкуренту.

Устному соглашению не конкурировать пришел конец, и началась игра против: в течение года мы наблюдали, как экс-менеджер использует знание наших внутренних процессов, чтобы продвигаться на новом месте. Он обращался к клиентам с конкурентными предложениями и использовал связи, приобретенные в нашей компании. Но дальше — больше: когда его новый работодатель не смог решить техническую проблему в собственном продукте, бывший директор обратился к нашему программисту. Предложили задачу по разработке и вознаграждение, даже составили договор. Не узнай мы об этом — могли бы своими руками помочь конкуренту.

Я уверен, что подобные истории есть у каждого бизнеса. И, увы, ни договоренности, ни деньги, ни даже закон не могут застраховать от них. Остается только работа на упреждение.

Подготовка: программа-минимум

Для начала придется ввести правила и задокументировать их. У вас есть технические средства и информационные ресурсы — должен быть и режим их использования. Пусть трудовые договоры, должностные инструкции и правила внутреннего распорядка фиксируют, что сотрудники могут использовать информацию компании строго для выполнения должностных обязанностей. Отдельно придется прописать и условие о неразглашении тайны: служебной, коммерческой или той, что продиктует специфика бизнеса.

Следующий шаг — назначить права доступа и не пускать к чувствительным данным тех, кого не следует. Вы же не оставляете дверь нараспашку, когда уходите из дома? То же самое в компании. Проведите аудит, классифицируйте всю корпоративную информацию и назначьте права доступа. Пусть каждый сотрудник свободно обращается только к тем данным, которые нужны ему по работе.

И наконец, внедрите систему контроля, которая сообщит, если правила будут нарушены. Рынок предлагает бизнесу множество систем предотвращения утечек конфиденциальной информации — DLP, SIEM и др. Одни программы просто блокируют отправку секретов фирмы неположенным адресатам. Другие могут больше: понять, что поведение сотрудника подозрительно, провести расследование, выяснить причину и устранить угрозу. Проще говоря, первые заблокируют отправку, когда менеджер попытается слить базу клиентов. А вторые заранее сообщат, что конкурент начал хантить вашего сотрудника и предлагает ему более выгодные условия в обмен на информацию.

Я ухожу: оперативные действия

По шаблонной процедуре можно увольнять только линейных специалистов, которые не владели секретами, не являлись критичными для организации и не могут нанести вреда компании после ухода. Здесь все относительно просто: подписали бумаги, лишили доступов, пожелали всего хорошего — и вернулись к работе. Но в случаях с ключевыми сотрудниками универсального скрипта быть не может. Хотя, как только становится ясно, что человек уйдет, у компании появляется две цели: просчитать риски и свести негатив работника к минимуму.

План действий зависит от того, почему специалист уходит. Кто инициатор увольнения: вы или он? Если вы, то, скорее всего, сотрудник будет обижен, лучше перестраховаться и сразу закрыть доступы к критичной информации. Если инициатива за работником — важен контекст. Часто расставания проходят гладко, человек просто уходит на другую должность, переезжает по семейным обстоятельствам или меняет сферу деятельности. Понимая подобные мотивы, обстоятельства и контекст, сотруднику никто не обрубает доступы и не пугает карами небесными в случае утечки. Наоборот, стоит поблагодарить за работу, даже можно предложить вернуться, если что-то на новом месте не устроит. Но если сотрудник уходит с негативом, после ИБ-инцидентов или с балластом из служебных проступков, ситуация требует более жестких меры. В каждом случае будет оптимальным индивидуальный подход, но чаще всего базовые действия выглядят так:

Поставить человека на особый контроль

Потому что люди могут навредить не только воровством. Например, настроить коллег против руководства, испортить репутацию компании в СМИ или подделать документы. Один из клиентов делился историей, когда обиженный главный бухгалтер, уходя, удалил с файлового сервера около 10 000 документов. Не узнай компания об этом, история могла бы завершиться банкротством. Но действия пресекли, файлы восстановили и предупредили нового работодателя.

Закрыть доступ к критичной информации

Потому что люди ее уносят. Они считают, что имеют право, поскольку внесли непосильный вклад. Или видят в данных пропуск на новое место работы.

Сообщить о контроле и напомнить права и обязанности

Если верить исследованиям KPMG, в 71% случаев мошенничеству в российских компаниях способствует слабость внутреннего контроля. То есть люди нарушают правила, просто потому что могут сделать это безнаказанно. Если не уверены в человеке, сообщите ему о контроле и напомните об ответственности за нарушение правил. Формулировки типа «7 лет заключения и штраф до 1,5 млн рублей» сдерживают от необдуманных поступков.

После ухода сотрудника контролировать атмосферу в коллективе

Множество наших клиентов сталкивались с ситуацией, когда бывший сотрудник продолжал общение с коллегами и умело выманивал информацию о текущих делах компании. Коллективу необходимо периодически напоминать, что дружба дружбой, а корпоративные секреты нужно беречь.

Человеческий фактор

Сегодня многое сделано для борьбы с утечками информации и недобросовестной конкуренцией: создается и внедряется специализированное ПО, разрабатываются политики безопасности, принимаются законы, защищающие данные компании и клиентов. Все это в разы снижает риски потери данных. Почему же информацию все еще воруют, а корпоративные мошенники все еще существуют?

Потому что самый нестабильный фактор в этом уравнении — всегда человек, которого сложно оцифровать или спрогнозировать. Хотя попытки профилирования сотрудников и предугадывания их поведения предпринимает все больше компаний. Но топ-менеджер, даже если закрыть ему доступы, может унести стратегические планы или разработки компании «в голове». И единственный способ избежать перекупки его конкурентами — соглашение о неконкуренции. Только, увы, в российском праве, в отличие от английского, такой практики еще нет.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июля 2018 > № 2664913 Лев Матвеев


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 июля 2018 > № 2674440 Федор Гиренок

Человек - это не цифра

уроки дигитальной философии

Фёдор Гиренок

Цифровые объекты захватывают мир. В моду входит дигитальная философия. Под угрозой аффект – последняя территория человеческого. Мир, в основании которого лежит число, мыслится иначе, чем мир, в основании которого лежит бытие. В первом случае речь идёт о мире Пифагора, во втором – о мире Парменида. Что это за миры и чем число отличается от бытия?

Пифагор

В мире Пифагора нельзя делать две вещи. Первое – в нём нельзя украсть и затем скрыть этот поступок, сделать его тайной. И второе – в нём нельзя никого обмануть. В том числе и себя. Вот эти два свойства и привлекают сегодня внимание к дигитальной философии.

Как говорит Пифагор, кто знает числовые отношения, тот знает то, что выше богов. В мире, в котором число выше богов, нет никакого внутреннего. Всё устремляется к поверхности. Даже боги. Нигде нет глубины. Везде цифры. Тайное становится явным. А быть явным – значит быть сосчитанным. Для Пифагора человек – это не свобода, а судьба. И интуитивно это знают все. Если человек - это судьба, то тогда ее нужно вычислить, предсказать. Число могло стать основой для конструирования. Пифагор упорно искал для человека число. Он пронумеровал все вещи мира, чтобы найти среди пронумерованных вещей человека. Но так и не нашел его, хотя и успел создать квадрат человека.

Поскольку сущность каждой вещи составляет число, постольку истина в мире Пифагора всегда есть некое числовое соотношение. Для грека вообще природа казалось устроенной сложнее, чем человек. Человек для него прост, как ощипанный петух. Другую точку зрения на мир высказал Парменид, озаботившись ответом на вопрос, почему в мире есть что-то, а не ничто.

Парменид

Размышления Парменида о природе, о том, что значит быть, стали истоком европейского мышления вообще. Парменид отделил мнения людей от истин, говоримых богами. Бессмертные боги высказывают всегда непреложные вещи, достоверные истины. Смертные люди мнят о преходящем, о недостоверном. Они не боги. Человек есть лишь бесполезная страсть стать богом.

Сущность человеческого мышления Парменид выразил так: «как о кажущихся вещах (человеку) надо говорить правдоподобно». Существование человека Парменид необратимо связал с кажущимися вещами. Не может быть так, чтобы человек был, а кажимостей не было. Всякий иной нечеловеческий способ существования исключает кажимость, то, чего нет, но что дано человеку. Кажимость – это не превратное определение истины бытия, не ошибочное восприятие чувствами внешнего предмета, не результат действия на человека ничто. Кажимость сама по себе есть данность, которая в нас себя показывает.

Истина дана богам. Кажимость – человеку. Философ же, по мысли Парменида, должен лишь облекать в слова то, что говорят боги, а не то, что говорят люди. Ведь люди могут говорить только то, что подобно правде, но не есть сама правда. Никто не может о мире кажущихся вещей говорить на языке истины, ибо истина - это бытие того, что просто есть. Но как бытие сопряжено с кажимостью?

«Что есть, то есть. Чего нет, то не существует», - отвечает Парменид. На нет и суда нет. Но куда относятся кажущиеся вещи? Почему небытия нет, а кажимость нам дана? Не потому ли, что они, как вещи, все время как бы в пути. Вышли из пункта А и идут в пункт В. Их нет ни в одном месте, ни в другом, ни среди того, что есть, ни среди того, чего нет. По мысли Парменида, кажимости создаются не движением вещей, ибо движения нет. Они создаются мыслью о бытии. Но что такое мысль, как не локальное свойство человека. Мыслить – значит бытие превращать в кажимость, в нереальный предикат. Бытие является нереальным предикатом вещей, то есть тем, чего в вещах нет, но дано человеку. А это значит: бытие того, что есть, никак не отличается от бытия того, что человеку кажется. Существует вещь, или только кажется, что она существует, для самой вещи это ничего не дает, ничего к ней не прибавляет, ничего от нее не убавляет. Но для человека кажимость расширяет условия его существования. И в этом расширении человек не связан с тем, что есть. Он связан с тем, что ему видится.

Если же бытие нереальный предикат для вещи, то для человека – это данность. Почему? Потому, что, как говорит Парменид, бытие и мысль о бытии есть одно и то же. Они совпадают друг с другом, и в этом совпадении они ничем не отличаются от кажущейся вещи. Бытие – это не время. Бытие, тождественное мысли о бытии, есть галлюцинация, которая сама себя делает и показывает в сознании человека.

Реальный предикат вещи – не бытие, не то, что она есть, а то, что она, например, тяжёлая. Но тогда возникает вопрос: может ли вещь, которая кажется, что есть, быть тяжелой? Парменид делает вывод: в человеческом мире все мнимо, все мнится. А если в мире всё мнимо, то люди, как Гераклит, двухголовы. И у них всё всегда будет двоиться. Люди всегда будут существовать о двух головах, ибо в одной из них будет место для бытия, а в другой – для небытия, и в итоге у них будут получаться только кажимости. Люди безнадёжные невежды. «Бродят они, - пишет Парменид, - наугад, глухие и вместе слепые. Вздорный народ! Бытие и небытие тем же самым и не тем же самым зовут. И путь во всём видят обратный». Что же нам предлагает Парменид? Он предлагает нам решить, что нам нравится: одна голова и бытие, то есть жизнь без кажимостей в мире, в котором нет движения и все уже случилось, или же мы остаемся двухголовыми и живем в мире мнимостей и у нас всё ещё только начинается.

Проблематизация дигитальной философии

В дигитальном мире, то есть в мире, определенном числом, сразу же обнаруживается проблема. Суть ее состоит в понимании того, что человек – это не тело, а субъективность, которая в числовой мир не вписывается. А без субъективности человек уже не человек, а числовой пробел мира. И этот пробел должна заполнить, видимо, какая-то иная, нечеловеческая субъективность.

Поскольку человек видит то, чего нет, и не видит то, что есть, он живёт в мире обмана и самообмана, а не в мире цифр. Ложь для него является онтологическим условием всякой коммуникации. Но при тотальном доминировании исчисленного в мире коммуникация в нем становится невозможной. Где присутствует число, там отсутствует смысл. Где отсутствует смысл, там невозможен человек. Числовая философия мира должна либо исключить человека из всех космических процессов, либо признать, что цифра – это носитель чудовищного обмана в мире бесконечно большой информации, тотальной истины.

Проблематизация бытия

В бытийном мире Парменида также обнаруживается трудность. Бытие само по себе не может людям дать бытие вместе. Бытие вместе им даёт иллюзия. А если бытие не может дать людям бытие вместе, то люди, как атомы, начинают вести рассеянное существование. Рассеянное – значит без трения друг о друга, без музыки в душе и без вечной художественности в мысли о бытии. Бытие без трения галлюцинирующих тел друг о друга не может учредить мысль о бытии, не может дать людям грёзу. Не может их склеить. Быть рассеянным множеством – значит быть для человека изначально асоциальным, ибо быть социальным – значит согласованно грезить, или, как выразился Парменид, правильно говорить о кажущихся вещах. Чтобы правильно говорить, нужно уже иметь бытие, тождественное мысли о бытии. А если нет этого тождества, то нужно будет учиться говорить вслед за другими «сладкое», если даже ты чувствуешь, что имеешь дело с солёным.

Протагор

Протагор – это радикализированный Парменид, то есть Парменид, который согласился увидеть причину кажимости в устройстве человека. Протагор не софист. Он антрополог. Никто, говорит Протагор, не знает, как на самом деле устроен мир. Всё есть таким, каким нам кажется. Невозможно, чтобы человек чувствовал данности, а они были не такими, какими он их чувствовал. Человек устанавливает границу между тем, что есть, и тем, чего нет. Он включает и исключает вещи из состава бытия. Истина для Протагора ничем не отличается от кажимости. И то, и другое для него есть согласованная между людьми галлюцинация, никакими числовыми соотношениями не улавливаемая.

Человек – это не цифра. «Человек есть мера всех вещей существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют». Учреждение цифры, числа как меры человеческого и нечеловеческого открывает перспективу существования нечеловеческой антропологии и неантропологической субъективности. Люди бесконечно рассеяны, если их бытие рождает цифры, а не грёзы.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 июля 2018 > № 2674440 Федор Гиренок


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 июля 2018 > № 2674426 Александр Проханов

Земля священных рощ

неповторимое марийское мировоззрение привносит в человеческую жизнь божественную, разлитую в природе благодать

Александр Проханов

Все народы — мечтатели. У каждого народа есть своя заповедная, своя сокровенная мечта. Она, эта мечта, объединяет нравы, обычаи, культуру, язык, ведёт народ от поколения к поколению, из века в век, а иной раз — от тысячелетия к тысячелетию. Эта мечта живёт среди мечтаний других народов, и иногда может показаться, что эти мечтания соперничают, что среди них возникает распря. Но это лишь на первый взгляд. По мере того, как мечта одного народа становится всё возвышенней, всё небесней, она начинает соприкасаться с мечтами других народов на том же возвышенном, небесном уровне, и там эти мечтания сближаются, а иногда совпадают.

Русская, российская мечта состоит из мечтаний множества народов, населяющих нашу державу. И эти мечтания, как цветы, которые собираются в великолепный букет. Мудрый, просвещённый правитель собирает эти мечтания, эти божественные цветы, складывая их так, чтобы из них получился букет, а не сухой заскорузлый веник.

Жизнь водила меня по континентам, странам, я искал мечту среди разных народов, пытаясь найти её воплощение. Теперь, побывав на Ямале среди льдов и ледоколов, одухотворённый ямальской мечтой, я оказался среди марийцев, удивительного народа, который, работая на ультрасовременных заводах, участвуя в российской политической жизни, с дипломами профессоров и с погонами боевых генералов, этот народ несколько раз в году уходит в священные рощи и там, среди священных деревьев, возносит свои мольбы к солнцу, к воде, к матери-земле, поклоняется травам, цветам, птицам, обожествляя природу, обожествляя мироздание, обожествляя весь космос.

Марийский машиностроительный завод — не просто градообразующее предприятие в центре Йошкар-Олы. Это государствообразующий завод. Из таких заводов состоит государство Российское. Работа этого завода есть вклад марийцев в общероссийское оборонное дело. Завод выпускает могучие самоходные установки, прикрывающие с воздуха сухопутные войска. Ракеты этих комплексов сбивают небесного противника на расстоянии сотен километров.

Директор завода Борис Иванович Ефремов — человек народный, деревенский, весь в непрерывных великих хлопотах по сбережению и развитию предприятия. Отправляет на полигоны партии готовой тяжеловесной продукции, переводит управление грандиозного оборонного производства на цифровой лад, осваивая эту загадочную цифровую реальность. Компьютеры управляют заводом. Компьютеры следят за мировым рынком, где конкурируют боевые системы различных стран. Компьютеры вслед за изделиями завода отправляются в Сирию, и там в боевых условиях отслеживают точность и надёжность систем. Директор — технократ, оборонщик. Вклад завода, вклад Марийской республики в обороноспособность России неоценим.

Марийцы — народ-государственник. Сюда в военные годы с запада перекочевали десятки предприятий. Здесь великий Вавилов в 1943 году ставил свои уникальные физические опыты. Отсюда на фронт уходили солдаты и возвращались с Золотыми звёздами героев на груди. И уже сегодня несколько марийцев носят звание Героев России. И так удивительно было слышать от генерального директора Бориса Ивановича Ефремова, когда он увлечённо рассказывал о своих директорских хлопотах, откровенные признания: если дело кажется безнадёжным, он просит высшие силы, просит духов, населяющих небо, просит cолнце и радугу помочь заводу. И те, как утверждает директор, помогают.

Тысячеголовое козье стадо в России — редкость. Коза — скотина домашняя. А тут, в Марий-Эл, огромные белоснежные козьи стада, бредущие среди бескрайних изумрудных полей. Пастух, как кудесник, что-то пропоёт, промурлычет, и козы идут за ним послушно и преданно всем своим белым рогатым скопищем. Агрохолдинг, занимающийся разведением коз, продающий козье молоко, творящий из козьего молока простокваши, йогурты, сыры, — явление уникальное и славное по всей России. Руководитель этого процветающего холдинга Владимир Тарасович Кожанов объясняет, почему занялся столь редким для России делом — разведением коз. Да потому, говорит он, что козье молоко целебно. Им отпаивают безнадёжно больных, оно возвращает старцам молодость, а немощным — силы. Козье молоко идёт на изготовление детского питания, потому что здесь, в этих лугах и полях, на этих козьих фермах, в козье молоко не попадает ни генетических добавок, ни химикатов.

Я дегустировал сыры. Вкус — великолепный и у лёгких, прозрачных сыров, и у сухих, тяжёлых, и у сыров с плесенью, на манер камамберов. Поля, среди которых стоят животноводческие фермы и раскинулись козьи пастбища, окружены рощами. Тёмно-зелёные, они похожи на острова, спустившиеся с неба в зелень полей. Конечно, основные заботы хозяина — в том, как бы успешней сбыть товар в Йошкар-Оле или в Москве, а то и за границей, как увеличить пастбища, как справиться с налогами и самодурством чиновников. Но, несмотря на все очевидные хозяйственные и экономические заботы, мне кажется, что в основании всех этих хлопот, в основании этого удивительного увлечения лежит всё та же марийская особенность: поклонение природе, её чистоте, её целительным силам, её волшебному могуществу, побеждающему хвори и смерть.

И я искал эту марийскую тайну, эту сокровенную марийскую мечту, посещая замечательные театры — украшение Йошкар-Олы. И в недавно возведённом Марийском государственном театре оперы и балета, сияющем ониксом и мраморами, беседуя с министром культуры, художественным руководителем театра Константином Анатольевичем Ивановым, я вдруг почувствовал дыхание этой марийской тайны. Константин Иванов, солист балета, пятнадцать лет танцевал первые партии в Большом театре в Москве. Его усилиями возведён этот восхитительный, похожий на храм, театр. И он признался, что, создавая великолепные спектакли: такие, как "Юнона и Авось", "Иисус Христос — суперзвезда", "Маугли", он мечтает поставить здесь "Весну священную" Стравинского, ибо эта священная весна, эта священная музыка, эти священные обряды — не где-то в прошлом, а здесь, рядом, в марийских священных рощах, в марийских песнопениях, в живых марийских мифах и сказках, в марийских танцах и в изумительных марийских костюмах: белоснежных, шитых алым шёлком, с бусами и монистами, в которых найдешь ещё серебряные деньги стародавних царских времён.

Эта марийская культура, не тронутая цивилизацией, устоявшая перед натиском городов и заводов, обитает здесь, рядом, и готова питать, поить из своих деревянных ковшей творчество художников, музыкантов, поэтов.

В художественной галерее, куда меня привёл Константин Анатольевич Иванов, среди добротных реалистических картин я вдруг увидел созданные совсем недавно картины, которые сами художники называют этнофутуризмом. На этих картинах, писанных яркими красками, создаются метафоры, магические символы, среди которых летают священные птицы, растут священные деревья, восходят и заходят солнца и луны, горят домашние очаги, благоухают караваи хлеба, сияют, как красные ягоды, вышивки на домотканых холстах. Это не наивное народное искусство, не стилизации под клеёнчатый коврик. Это работа современных философов, знакомых с мировым искусством и вносящих в это искусство неповторимое мировоззрение марийского народа, выраженное в удивительных символах и орнаментах.

И вот я увидел, наконец, священную марийскую рощу, этот заповедный лес. Сюда на моление из далёких городов и соседних сёл стекаются люди. Оставляют свои машины в стороне, в полях и идут пешком в белоснежных одеждах, подпоясанные алыми кушаками. Женщины — в платках и долгополых юбках. Мужчины — в рубахах, косоворотках. Серьёзные, вдохновенные вступают в рощу, как вступают в храм. И не узнаешь среди этих людей, кто простой крестьянин, кто боевой генерал, кто прокурор, а кто прославленный художник или писатель. Все равны. Все торжественны, все в белоснежных одеждах. В рощах горят костры, и над ними в огромных кипящих котлах варится жертвенное гусиное мясо. Гусь, утка — священные для марийцев птицы.

Под дивной высокой берёзой, сияющей, как серебро, уходящей своим чудесным стволом в поднебесье, установлен длиннющий деревянный стол, и на него все приходящие кладут свои дары. Кто караваи, кто пироги, кто блины. Горят тонкие церковные свечи. Жрецы, волхвы (их здесь называют, "карты") в белых войлочных колпаках выслушивают прихожан, вызнают об их просьбах, заботах, об их хворях, о дурных делах и поступках, которые им суждено было совершить. Подхожу и я. Не исповедоваться. Я из другой, православной, веры, у меня свой духовник. Но карт в белом колпаке смотрит на меня своими спокойными, глубокими глазами, и мне кажется, он угадывает мои чаяния.

Начинается молебен. Несколько картов, обратив лица к берёзе, собрав за своей спиной явившееся на молебен многолюдье, читают на марийском языке молитвы, просят мать-природу, просят солнце и небо послать людям благо, мир и здоровье, семьям, достаток, благоденствие. Просят избавить людей от злых помыслов, от недугов, соединить их в братское сообщество, живущее среди природы гармоничной возвышенной жизнью, нашедшее свой покой, свой смысл в гармонии со всем мирозданием — с каждым цветком и с каждой звездой, с каждым древесным стволом и с каждой поющей птицей.

Один карт сменяет другого, одно молитвенное песнопение, то глухое, рокочущее, то возвышенное, певучее, сменяет другое. И я чувствую, как меняется вокруг меня окрестный мир. И кажется, на это молитвенное песнопение слетелись птицы со всего леса и поют, щебечут — вторят молитвам.

На десятой — на двадцатой минуте молебна я вдруг чувствую, как начинает благоухать окружающий меня лес, как пахнет горячей сосновой и еловой хвоей. Как благоухает берёза, словно её распарили, и она превратилась в огромный щедрый веник поднебесной бани, где из людей вытапливаются и уходят прочь все их недуги, все их порчи, все их дурные мысли, и люди светлеют лицами. У некоторых на глазах — счастливые слёзы.

Я спрашивал у верующих, что они чувствовали. И все они на разные лады говорили, что они испытывали счастье. Счастье это было в полноте, в возвышенных чувствах, в любви, которой они соединялись друг с другом, со своими умершими предками, со своими пока не родившимися потомками, со священными лесами, с птичьими голосами. И мне казалось, что здесь, в священной роще, я понял сокровенный смысл марийской мечты. Она, мечта — в гармонии, в соединении распавшегося, расчленённого мира в единый благоухающий лес.

И по сей день в глазах моих движутся эти белоснежные вереницы, похожие на праведников, что изображаются на русских иконах и фресках. До сих пор я вижу священную берёзу и марийских волхвов, славящих мироздание.

С главой республики Александром Александровичем Евстифеевым мы говорили о марийской мечте. И он, опытный политик, хозяйственник, укрощавший в своё время безумные суверенитеты, готовые расслоить и распылить в прах молодое государство Российское, он, как и все главы регионов, мучительно переживающий экономический спад, хозяйственные неудачи и неурядицы, он полагает, что вклад этой небольшой приволжской республики с немногочисленным древним народом в общерусское дело, в общерусскую вековечную мечту, этот вклад — неповторимое марийское мировоззрение, это драгоценное состояние души, которое в эпоху агрессивной цифросферы, в эпоху рационализма и жестокосердия, привносит в человеческую жизнь божественную, разлитую в природе благодать. И его мысль — посадить в Москве священную рощу. Ведь есть же в Москве множество православных храмов, есть и кирхи, и костёлы, и баптистские молельные дома, и мечети, и синагоги. Так почему бы этой уникальной, восхитительной марийской религии, являющейся религией официально признанной, не подвергающейся гонениям, не утесняемой, не иметь в Москве свой лесной молитвенный храм?

Марийская интеллигенция, как и всякая другая, со своими внутренними раздорами, присущим интеллигенции недовольством, эта интеллигенция, перед которой я явился со своими духовными поисками, была едина в одном: все они — хранители марийского языка, марийской неповторимости, марийского духовного чуда; оберегают это чудо — кто в книжном деле и писательстве, кто в живописной мастерской или на театральной сцене. И в общении с ними я понял и утвердился в том, что марийская мечта в своих высочайших проявлениях сливается с русской мечтой, с ненецкой мечтой, с татарской мечтой. Это мечта о целостности и гармонии мира, о целостности, могуществе и красоте нашей многонациональной России, о мире между нашими народами. О мире в городах и семьях. И эта марийская мечта не уносится марийцами в свои священные рощи, а стремится в мир, в многолюдье, в нашу грохочущую реальность, желая сделать её лучше, добрее, возвышенней.

Пишу это, а сам слышу, как поют в священной роще птицы, вижу, как солнце сверкает в листве священной берёзы, как горит свеча в руках у молящегося волхва.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 июля 2018 > № 2674426 Александр Проханов


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 июля 2018 > № 2674421 Дмитрий Лекух

РАДОСТЬ

Россия прорвалась в мировую футбольную «восьмёрку»

Радость - веселье, услада, наслажденье, утеха (противоположно скорбь, грусть, горе, печаль и пр.), внутреннее чувство удовольствия, приятного, вследствие желанного случая; самое событие или предмет, возбудивший эти душевные чувства.

В. И. Даль. Толковый словарь живаго великорусского языка.

1 июня в «Лужниках» в матче за выход в четвертьфинал Чемпионата мира по футболу сборная России одержала победу над чемпионами мира-2010 испанцами. Основное и дополнительное время встречи завершилось вничью — 1:1. На 12-й минуте защитник сборной России Сергей Игнашевич поразил собственные ворота, а на 41-й минуте Артем Дзюба с пенальти восстановил равенство.

Главный тренер сборной России Станислав Черчесов избрал оборонительную тактику на матч, россияне практически всю игру защищались всей командой. Испанцы намного больше владели мячом (74% на 26%) и чаще били в створ ворот (девять ударов против одного).

При этом испанцы редко создавали опасность у ворот Игоря Акинфеева, чаще они в неспешном темпе перекатывали мяч на своей половине поля. Судьба матча решилась в серии пенальти: россияне реализовали четыре попытки, а Акинфеев сумел парировать два удара испанцев. Наш вратарь и был признан лучшим игроком встречи. «Чего греха таить, мы надеялись на пенальти. Так и получилось», — сказал он после встречи.

Иллюстрация: Александр Дейнека, «Вратарь».

Экспертные оценки

Дмитрий Лекух

Игра сборной России в матче с испанцами впечатлила упорством, характером и счётом на табло. Ну и, конечно, великолепным мастерством Акинфеева, очень хорошей игрой Зобнина, Головина, Дзюбы. Конечно, по большому счёту, это не был праздник футбола — будем говорить откровенно. У нас, к сожалению, было несколько поколений футболистов, уже воспитанных так, что уровень футбола в стране здорово упал. Сейчас он уже несколько лет (может быть, десяток лет) поднимается. Это можно видеть по чемпионату страны. Отличная картинка (даже телевизионная), великолепные стадионы, у футболистов другое отношение к делу. Много чего изменилось. Но пока ещё мы возвращаемся к уровню 60-х — 80-х не так быстро. 1 июля был футбольный аналог Сталинградской битвы, когда парни просто стояли насмерть — и всё. Испанцы играли в футбол, мы играли в «автобус». Ничего плохого в этом нет. Потому что возвращение на свой законный пьедестал иногда происходит за счёт выгрызания зубами стадиона. И футбол — это в любом случае война: война характеров. Ну да, нет у нас в команде ни Иньесты, ни Косты — «шо маемо, то маемо». Выигрывать всё равно обязаны. Парни просто молодцы, Черчесов — умница, что выбрал правильную тактику. Вообще правильно сыграли. Доставили стране гигантскую радость. Да, не столько красивым футболом, сколько битвой, характером — но радость-то от этого не меньше.

С утра смотрел украинский сектор интернета. Родственники в своём, так сказать, репертуаре. Огромное количество журналистов и просто пользователей в комментариях абсолютно уверены, что злобный Путин, властелин Мордора, купил, с одной стороны, всю испанскую сборную, а с другой стороны — судью. В общем, неправедные нефтедоллары результат и определили. Однако на Украине был огромен рейтинг этого матча. Большинство вменяемых украинцев болели за Россию. Знаете, в чём различие украинских либералов и российских? Только в одном: они там, сволочи, победили. И, естественно, забрали полностью медиа-возможности под себя. Это то, что и нас ожидало. Приди «болото» (не дай, Господи!) к власти, либералы бы сейчас Уралвагонзавод бомбили бы точно так же, как на Украине бомбят Донбасс. Мы — один народ, это надо чётко понимать. Конечно, днепровских братьев сейчас оболванивают, что называется, в полный рост. Вообще, Украине крайне необходимо сейчас несколько «де»: денацификация и, в первую очередь, деидиотизация.

А по сути: возможно на таком уровне, на чемпионате мира, «купить» команду, каких-то отдельных ключевых игроков команды или судью? Нет, конечно. Это бред сивой кобылы. Бывают всякие, конечно, истории: иногда такие полу-договорники играют. Даже сейчас японцы знали, что они, проиграв 1:0, выйдут в четвертьфинал, а поляки всё равно, выиграв 1:0, не выйдут, и японцы дурака валяли. Но для этого нужна особая турнирная ситуация, здесь дело не в деньгах, дело в спортивных вещах. Это было некрасиво, но к финансам это не имеет никакого отношения. Да и смысла нет покупать. А зачем? Задача Путина другая, он же об этом прямым текстом заявлял. Я всё время говорю: «Ребята, вы, прежде чем начинать читать между строк, читайте сами строки». Задача была — провести этот чемпионат. Да, это витринное мероприятие. Сборная России хорошо выступила — замечательно. В задачах, стоящих перед государственной властью страны-организатора чемпионата мира, игра собственной команды не на первом месте. И это местечковое мышление, что можно кому-то «на лапу сунуть». Вы посмотрите на контракты парней, которые играли вчера против нас. У нас футболисты получают очень много денег, иногда незаслуженных — а там сумасшедшие контракты. И зачем испанцам рисковать этими постоянными доходами? Никто этого делать не будет. То мнение, что единственным мерилом ценностей являются деньги, что царило у нас было в 90-е и нулевые годы (кое-где и сейчас остаётся), на Украине торжествует целиком и полностью благодаря либеральной власти. Всё ли можно купить? Деньги — это один из факторов мира, в котором мы живём. Но один — из! Любовь купить невозможно. Тело женщины купить можно, но любовь ты даже у проститутки не купишь, потому что это не измеряется деньгами. Это от Господа Бога. Подозревающие нас в подкупе испанцев, к сожалению, сами себя сузили до «бабла» и выше взглянуть даже не могут.

Конкретный момент, на который упирают те, кто говорит, что судью, возможно, мотивировали, такой: пенальти, который пробил Дзюба, был назначен за игру испанского игрока рукой, но мяч попал в руку-то случайно. И, таким образом, пенальти получается надуманным. Так ли это? В футболе есть правила. Правила говорят о том, что рука у Жерара Пике находилась в неестественном положении. Благодаря игре этой рукой изменена траектория полёта мяча. То есть даже случайно сыграв рукой, Пике повлиял на ситуацию в штрафной площадке. Это пенальти. Если бы рука была в естественном положении — внизу, прижата к корпусу, — не было бы пенальти. А в этой ситуации арбитр не просто имел право — он в принципе должен был его выставить. Плюс существует объективная вещь: хозяевам всегда на мировых первенствах немножко «подсвистывают». Но это не нами придумано. Я помню, как японцев и корейцев откровенно «тащили», когда был чемпионат мира в Японии и Корее. Здесь есть определённые установки, я так понимаю, в том числе и от ФИФА. Французы выиграли у себя дома чемпионат мира. Спору нет, последний матч с Бразилией был велик, когда Зидан просто чудеса творил. Но так-то по сеточке к финалу французов тоже кое-где подтаскивали. Однако это не относится к «покупкам» игроков и судей. Кстати, вчера я не заметил «подсвистывания». А вот, например, на матче с Уругваем судья из Сенегала нас просто убивал. Это футбол, это жизнь.

Сегодня же принципиально важно: история с пенальти в ворота испанцев чиста, она абсолютно в рамках правил. В принципе, судья мог не поставить одиннадцатиметровый, но тогда бы его критиковали за то, что он не поставил. И критиковали бы намного сильнее.

Патриотизм и футбол. Тут очень много смыслов. К счастью, начинает меняться восприятие страны — футболистами и болельщиками в том числе. Мы растём вместе со страной. А природа футбольного «боления» предельно проста. Его связь с патриотизмом — в осознанности выбора. Когда мальчишка сначала делает выбор, что «это мой клуб», он за него рвёт глотку на трибуне и, чего греха таить, порой дерётся за цвета этого клуба. Позже для него точно так же, естественно, Родина воспринимается как сборная его страны. Это патриотизм, прорастающий снизу. Он правильный — хотя немножко эгоистичный, конечно. Но главное, исходит из ощущения: болеть надо за своих. Не получается болеть не за своих — болеешь всегда за своих. И играешь для своих. И неслучайно среди футбольных фанатов 90% (если не 99%) патриотов.

Мы политику стараемся на трибуны не допускать, нечего ей там делать. Но всё же и политики в футболе полно. И на стыке патриотизма, политики и футбола возникает такой вопрос. Конечно, многих коробит от того, какая вакханалия славословия в официальных СМИ, особенно по телевидению, развернулась в последние дни. Как будто полёт в космос Юрия Алексеевича Гагарина — мелочь на фоне того, что произошло в Лужниках. На самом деле состоялся всего лишь футбольный матч. С другой стороны, есть и группа людей, которая занимается политизацией футбола совершенно с противоположной стороны. Это люди, которые настолько ничего хорошего не видят в нашей стране и в нас, что им и футбольная победа в тягость Какую же правильную позицию должен выбрать человек разумный, который свою Родину любит?

Правильная позиция — быть самим собой. Искренне (а не по отмашке сверху) радоваться победам, с болью переживать поражения. При этом отдавать себе отчёт, что ты гражданин великой страны. Что эта страна должна быть первой во всём, в том числе и в футболе, в спорте вообще. Для патриотических людей никакого места, кроме первого, не бывает, если ты — спортсмен. И достаточно трезво оценивать возможности и достаточно трезво оценивать радость. Вчера, действительно, случилась радость. Но это не историческое, эпохальное событие, конечно (как сказала одна из телеведущих кремлёвского пула). Это историческое событие только для нового российского футбола: в принципе, мы возвращаемся на своё законное место. Там мы должны быть фаворитами, потому что мы живём в великой стране.

И неумеренные славословия, и хуления, скорее, говорят о тусовке, о её уровне потомственного круговращения: что в актёрской среде, что в музыкальной, вообще в культурной, что и в медийной среде. Элиты самокапсулируются, и они даже со стороны не знают народа — как призывающие болеть против российской сборной, так, к сожалению, частично и те, кто по долгу службы, скажем так, должен быть «патриотом на государственном содержании». Они просто не знают и не любят страну, в которой по случайности живут.

А что нужно? Буду банальным: нужно любить свою страну, любить свой футбол. Это не значит, что не надо критиковать сборную. Надо критиковать, но надо любить. Вот, в принципе, и всё. Банальные вещи, о которых многие наши деятели забыли. И любить они умеют только за деньги. А кто за деньги любит — вы сами прекрасно знаете.

Много говорят сейчас о некоем политическом подтексте на фоне пенсионной и налоговой реформ. Отвлечение народного сознания футболом способно ли здесь играть негативную роль? Как здесь отделять, так сказать, мух от котлет?

Да никак и ничего не надо отделять. Это разные истории. Насчёт отношения к правительству я считаю, что оно действительно достаточно плохо начало — как минимум. Это как раз то же самое отсутствие любви к своему народу, отсутствие понимания народных нужд. Ребята, что вам старший приказал — чтобы у пенсионеров пенсии повысились? А что вы вместо этого? Фантастического, конечно, таланта люди. Они умудрились добиться такого замечательного эффекта с повышением пенсионного возраста, что чуть власть не опрокинул своим отношением к народу, как к кормовой базе. Чем занимаются все «наши» экономические блоки, одни и те же с 90-х, мы прекрасно понимаем. Для них народ — гумус, дерьмо, источник дохода — всё что угодно, только не живые люди. Не люди одного с ними народа, одной с ними страны. Вот это действительно пугает. Конечно, много глупостей, таких, как повышение НДС. Как ты собираешься развивать экономику, одновременно повышая налоги? Любой человек с экономическим образованием, и я в том числе, скажет, что это глупость.

Но говорить о том, что всё пропало, «гипс снимают, клиент уезжает», я бы не стал. В общем-то, не благодаря, а где-то даже вопреки этим светлым людям из экономического пищеблока правительства, у нас наконец-то возвращается экономика высокого передела,. Мы не занимаемся только добычей и выращиванием сырья. Сельское хозяйство здорово поднимается — а это для нашей страны системно.

Чемпионат закончится, а страна останется. Человека можно обмануть один раз и пустить какую-то завесу. Ну, два раза. Но на длительном временном интервале это бессмысленно. Если в правительстве действительно считают, что свои непопулярные глупости спрячут за завесой чемпионата, то это ещё одна глупость. Ещё раз: чемпионат закончится через 2 недели. Чемпионат — это здорово. Мы благодаря этому чемпионату получили прекрасные стадионы, которые останутся нашим мальчишкам во многих городах. Мы получили ремонт дороги в Волгограде, который, по-моему, со времён немецких бомбёжек не делался — я через этот город езжу на рыбалку и знаю, о чём говорю. Это было проблемрй нескольких десятилетий. Мы получили хорошие аэропорты. Мы получили огромное количество людей, которые стали намного дружелюбнее к нашей стране. Мы получили обрушение западной пропаганды о том, что «вы сейчас приедете в мрачную, страшную Россию». Футбол смотрят 3,5 млрд. человек по всему миру, так или иначе люди увидят страну, а не только футбол. Идут репортажи, огромное количество приехавших болельщиков пишет «мы вообще-то не в страшный Мордор приехали, как нам обещали наши СМИ и правительства — мы приехали в прекрасную, красивую, чистую страну», чему они очень здорово удивляются. Оказывается, что Москва и крупные российские города чище европейских. К этому и надо так относиться. Не преувеличивать, не преуменьшать, а просто смотреть, как оно есть на самом деле. В этом и смысл происходящего. Не надо ничего придумывать. Не надо преувеличивать наши победы и преуменьшать наши поражения. Нужно просто воспринимать мир таким, какой он есть. И это очень чётко разграничит дурацкие пенсионные законы от прекрасного чемпионата мира.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 июля 2018 > № 2674421 Дмитрий Лекух


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 июля 2018 > № 2663474 Алексей Фирсов

Бизнес и «вата». Как скандал вокруг «Леруа Мерлен» диагностирует сетевую культуру

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Скандал вокруг теперь уже бывшего PR-директора «Леруа Мерлен» Галины Паниной — это история о кризисе среднего возраста у людей «творческих профессий», встроенных в большие корпоративные системы

История с Галиной Паниной, пиарщицей «Леруа Мерлен», сраженной наповал под огнем общественного сарказма, одновременно и сугубо частная, и очень симптоматичная. Представитель крупного международного ретейлера попал в ловушку публичности: написал в социальной сети несколько личных утверждений, которые вызвали обостренную реакцию в обществе.

Вначале Панина рассказала, что, по ее сведениям, полученным от некой ассистентки, футбольные фанаты после победы сборной России над Испанией сожгли в Подмосковье девушку. Панина определила это событие как мрачное «победобесие», хотя информация о мотивах нигде не подтвердилась: девушка с ожогами вроде бы действительно найдена, но связь ее несчастья с футбольным матчем возникла только в сознании пиарщицы. Затем всех скептиков, не принявших ее позицию, Панина назвала «ватой» и пообещала устроить чистку в своей ленте. Все это вылилось в призывы к бойкоту торговой сети, активные сетевые дискуссии, дальнейшие имиджевые срывы самого ньюсмейкера. Руководство «Леруа Мерлен» решило «временно отстранить» Панину от исполнения профессиональных обязанностей до завершения разбирательств. Позже сама Панина заявила об увольнении из «Леруа Мерлен». «Бизнес занимается только бизнесом и никогда не должен быть вовлечен в политику. Поэтому, если тень от моих действий ложится на репутацию компании, я должна покинуть компанию», — написала она.

Конечно, действия Паниной вряд ли можно назвать адекватными, однако такая неадекватность встречается в социальных сетях на каждом шагу и далеко не всегда приводит к скандалу. Никаких просчитанных закономерностей в возникновении сетевых волн не существует, их природа в значительной степени иррациональна, обусловлена случайным совпадением обстоятельств или тонкой режиссурой. Но, как и говорилось, подобные кейсы выражают больше, чем содержится в прямом их описании.

В значительной степени эта история о кризисе среднего возраста у людей «творческих профессий», встроенных в большие корпоративные системы. В какой-то момент эта прослойка начинает изнывать от собственной недореализованности. В бизнес-структурах мало пространства для творческого маневра. Но пиарщики чаще других воображают себя самостоятельными культурными игроками, носителями идей и смыслов. А взяв эту роль, уже трудно от нее отказаться. Скорее она обладает тенденцией к самовозрастанию. В гуманитарно нагруженной голове регулярно возникает свой комплекс мессианства (сама Панина неоднократно объявляла себя культовым коучем). К сожалению, такой комплекс плохо совмещается с профессиональной функцией.

Рождается опасная раздвоенность: с одной стороны, хочется изрекать истины, с другой — зарабатывать деньги внутри большого бизнеса.

А выбрать современный интеллектуал не в состоянии, потому что ему надо одновременно летать в Рим на биеннале, ужинать в хороших ресторанах, демонстрировать свободу духа и суждений. В такой ситуации он легко может потерять устойчивую связь с реальностью, вообразив себя по ту сторону добра и зла. Конечно, многое здесь еще зависит от чувства такта и интеллекта, однако, как подсказывает опыт, карьерная позиция не гарантирует наличия этих качеств.

В выводах можно идти и дальше. Вообще феномен постоянного доступа к публичности через социальные сети хорошо известен, но слабо изучен. Произошла коренная трансформация социальной реальности: каждый человек в любой момент обладает возможностью публичной самопрезентации. Это ведь совершенно потрясающий факт, впервые возникший в истории цивилизации. Не выйти пьяным на лестничную клетку, чтобы орать на весь подъезд, не высунуть голову в окно, а обратиться к огромной аудитории, которая всегда способна масштабировать авторское сообщение и выразить к нему свое отношение. Эта возможность настольно быстро стала повседневной реальностью, что культурное осмысление феномена не успело за технологией. Человек перестал быть только собой, он стал еще своим цифровым двойником, отношения с которым носят крайне диалектичный характер. Психологически люди еще не освоились в новом пространстве, хотя уверены в обратном.

Другая стороной такой доступности мира — раскрытость самого спикера. Его ценностная позиция теперь с высокой гарантией проявлена. Можно, конечно, считать условные 75% населения (берем для простоты путинский электорат) «ватой», однако как только ценностная установка заявлена публично, ничто не мешает этой самой «вате» выразить встречную реакцию — в форме презрения, иронии или переноса критики автора на корпоративный уровень.

Одна из ключевых проблем в таких случаях — отсутствие навыка в разграничении публичных имиджей. Сами спикеры часто плохо воспринимают дистанцию между персональным образом и функцией корпоративного агента, носителя бренда. Это не частная проблема, такой навык не отточен внутри самой культуры коммуникаций, включая практики других стран. Даже если условная Панина говорит сама себе: здесь мое высказывание носит сугубо личный характер, ведь я в данный момент не на работе и не говорю про торговлю — такая игра статусами не передается аудитории. Происходит феномен совмещения образов, неосознанное пересечение смыслов и ассоциаций. А здесь еще французский бизнес, чей представитель касается достаточно чувствительной национальной темы.

Какого-то простого рецепта в этой ситуации, кроме развития в самом себе чувства такта, пока нет. Провести четкие границы между сферами вряд ли возможно, да и подобная мера недостижима в качестве универсального принципа. Где-то будет работать, где-то нет. Делать постоянный дисклеймер в духе: «данная моя позиция не является позицией моей компании»? Однако общественное сознание далеко не всегда принимает в расчет такие предупреждения, поскольку работает на ассоциативном уровне. Загнать носителей публичных репутаций в строгие рамки корпоративных регламентов, запретить раскрывать позиции по общественным вопросам? В нынешней ситуации ограничения пока в целом работают, но чем дальше, тем больше это будет выглядеть формой виртуальной кастрации.

Социальные сети, в отличие от СМИ, не содержат фильтров достоверности. И обязанность проверять информацию ложится на самого участника сообщества. К этому тоже надо будет привыкать.

Конечно, далеко не каждый представитель профессии обладает своей реальной позицией, в основном происходит воспроизводство штампов. Но если позиция уже найдена, то неизбежно будет требовать своего самовыражения. Отказываясь от людей с позицией, бизнес будет обеднять себя интеллектуально. Остается надеяться, что, как и многие конвенциональные моменты в культуре, баланс будет найден за счет проб и ошибок, осознанных провокаций и неосознанных глупостей, и кейс Паниной сыграет здесь свою небольшую роль.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 июля 2018 > № 2663474 Алексей Фирсов


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 3 июля 2018 > № 2665259 Сергей Цокуконь

Как найти лучших.

В Донском университете хотят сделать так, чтобы талантливые студенты встретились с заинтересованными работодателями.

В 2017 году Агентство стратегических инициатив (АСИ) провело опрос удовлетворенности предприятий системой кадрового обеспечения, который показал, что необходимость переобучения новых сотрудников возникает у 51% работодателей, необходимость содержания корпоративных учебных центров — у 42%. Период адаптации выпускника в среднем составляет около одного года. Недостаточная эффективность и зачастую устаревшие механизмы взаимодействия образовательных учреждений и работодателей приводят к отставанию содержательной части обучения от потребностей на компетенции реального бизнеса. Решением этих проблем озабочены сегодня все ведущие технические вузы России. В Донском государственном техническом университете (ДГТУ) сегодня внедряют новую экспертно-аналитическую информационную систему по поиску среди обучающихся потенциально лучших специалистов. Об этом в интервью «СГ» рассказал начальник управления энергоэффективности и геоэкологической безопасности ДГТУ Сергей КОЦУКОНЬ.

«СГ»: Сергей Николаевич, одной из самых больших проблем системы образования является сегодня быстрая смена технологий и связанное с этим устаревание знаний и навыков. Что делать?

Сергей Коцуконь: Вы правы, в ближайшие десять-двадцать лет мир ожидает исчезновение примерно 30% традиционных профессий и одновременное появление новых. В перспективе появление новых технологий будет снижать потребность в людских ресурсах, но при этом на порядок увеличатся требования к качеству инженерных и рабочих кадров. Результаты кадрового прогноза, сделанного нашим университетом, говорят о том, что отдельным риском для каждого производителя станет дефицит квалифицированных кадров по техническим, инженерным специальностям. Как показывает практика, сегодня длительность подготовки инженерных кадров зачастую больше, чем сроки обновления технологий. Значительная часть компетенций уже сейчас находится в надпредметной сфере и не связана с запросом конкретных секторов экономики. В будущем одной из потребностей работодателей станет «мультидисциплинарность» подготовки и компетенций специалиста. В мировой практике одной из тенденций прогнозирования перспективных профессий и видов деятельности в условиях высокой рыночной динамики выступает уменьшение масштаба объектов прогнозирования: переход от проведения крупномасштабного анализа потребности в квалификациях на национальном уровне к прогнозированию качественных составляющих кадрового спроса на уровне отдельных компаний. Казалось бы, квалифицированные и талантливые кадры могут быстро трудоустроиться. Но реальность такова, что недостаточно иметь два разрозненных элемента, чтобы они начали взаимодействовать как система, просто между ними необходимо установить связь. Часто этому не придают значения, полагая, что связь появится сама, но это не всегда получается.

«СГ»: И что же предлагает вуз?

С.К.: Сегодня ДГТУ внедряет новую экспертно-аналитическую информационную систему по поиску среди обучающихся потенциально лучших специалистов. В дальнейшем мы планируем отслеживать их учебную и проектную деятельность, выстраивать обучение по индивидуальным образовательным программам в тесном сотрудничестве с бизнесом в рамках единой системы.

«СГ»: Как это будет выглядеть на практике?

С.К.: Система делится на несколько групп. Группа «Абитуриенты и их родители» поможет принимать решение о поступлении в тот или иной вуз. Здесь размещаются списки специальностей и вступительных испытаний, данные о трудоустройстве выпускников по различным специальностям, о степени связи между успешным обучением и эффективным трудоустройством; списки работодателей, трудоустроивших студентов и выпускников вуза в разрезе по специальностям.

Во второй группе «Студенты и выпускники» будет находиться информация о студентах — об их успеваемости в университете, общественной, инновационной, предпринимательской и иной деятельности, об их трудоустройстве (если студент или выпускник трудоустроен). Здесь же можно просмотреть формируемые системой списки работодателей, которых мог бы заинтересовать студент или выпускник с указанием условий труда и заработной платы.

Участники третьей группы — «Работодатели» — смогут знакомиться с информацией о вакансиях и необходимых компетенциях; просматривать списки незанятых студентов и выпускников, наилучшим образом подходящих к имеющимся вакансиям. Работодатели смогут выбрать лучших специалистов, которым дана независимая качественная оценка по различным признакам: успеваемость по нужным дисциплинам, деятельность и интересы студента, которые позволяют освоить соответствующие профессиональные компетенции.

«СГ»: Что в итоге даст разработанная вузом система?

С.К.: Она позволит в короткие сроки подбирать наиболее подходящих претендентов в соответствии с требованиями конкретных работодателей. Мониторинг развития карьеры лучших выпускников сформирует банк данных самых профессиональных специалистов региона, что позволит в дальнейшем планировать их карьерный рост. С наиболее перспективными и профессиональными специалистами работодатели будут заключать эксклюзивные договоры. Соответственно, работодателям внедрение нашей системы позволит быстро находить эффективных специалистов, снизить затраты на переподготовку сотрудников, повысить уровень трудоустройства по специальности, сократить отток талантливой молодежи из региона, выбирать жителям востребованные профессии.

Надо сказать, что в целом проект ДГТУ чем-то напоминает систему отбора игроков в североамериканских лигах, таких, как Национальная хоккейная лига (НХЛ) или Национальная баскетбольная ассоциация (НБА). С 1947 года в американском спорте применяется так называемая система драфта — процедура последовательного выбора, распределения игроков и подписания контрактов. Она заключается в том, что после школы перспективным ребятам, проявившим себя в том или ином виде спорта, предлагают стипендии в университетах и участие в студенческих соревнованиях, а уже оттуда по итогам мониторинга их драфтуют (отбирают) команды профессиональных лиг. И чем больше ценность и перспективность игрока, тем выше его номер в драфте. Эту успешную практику можно применить в решении кадрового вопроса и в других отраслях, не изобретая новых велосипедов.

«СГ»: Очевидно, что в новых условиях вузу потребуются и новые преподаватели. Как с этим обстоит дело?

С.К.: В системе, которую я вам описал, есть еще и четвертая группа «Представители университета (факультета)». В этой группе будет представлена информация, позволяющая проводить более эффективный учебный менеджмент: редактировать компетенции, приобретаемые студентами при прохождении учебных курсов, анализировать, насколько предлагаемые студентам курсы развивают компетенции, необходимые работодателям, и проводить своевременную корректировку учебных планов. Перед нами действительно стоит задача подготовки нового типа преподавателя. В идеале это должны быть практики из востребованных высокотехнологичных сфер деятельности, иначе говоря, носители практических знаний.

«В будущем одной из потребностей работодателей станет «мультидисциплинарность» подготовки и компетенций специалиста»

Справочно

Донской государственный технический университет (ДГТУ) — опорный многопрофильный вуз, расположенный в Ростовской области. Среди прочих в университете есть факультет «Промышленное и гражданское строительство», на котором готовят специалистов по направлениям «Городское строительство и хозяйство», «Организация строительства», «Строительство уникальных зданий и сооружений» и др.

Автор: Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА (Ростов-на-Дону)

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 3 июля 2018 > № 2665259 Сергей Цокуконь


Россия. Евросоюз > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 июля 2018 > № 2662648 Илья Сачков

Небезопасная политика: чем обернется уход Касперского из Европы

Илья Сачков

Основатель компании в сфере информационной безопасности Group-IB

Компания Евгения Касперского рискует вместе с европейскими клиентами потерять не только деньги, но и доступ к данным, необходимым для развития новых продуктов. А Европа может остаться без главной преграды на пути русскоязычных киберпреступников

Я часто говорю коллегам: неважно, насколько высоко ты забрался, важно, как долго ты сможешь удержаться на этом уровне. История с «Лабораторией Касперского», которая объявила о вынужденной приостановке сотрудничества с европейскими правоохранительными органами, включая Европол (на фоне решения Европарламента принять резолюцию об усилении киберзащиты от России, Китая и КНДР), — как раз об этом.

Выход на европейский рынок для компании с московской пропиской всегда был непростой задачей. Сейчас компании, работающие в странах Евросоюза, проходят очередную проверку на прочность своих позиций прежде всего в силу обострившихся политических отношений между Европой и Россией. Безусловно, свое влияние на происходящие процессы оказывают США. Означает ли это, что пора сворачиваться? Нет.

Что теряет «Лаборатория Касперского»?

Если обычная компания уходит с рынка, она теряет деньги. Если компания, специализирующаяся на кибербезопасности, уходит с рынка, она теряет данные и деньги. Современный уровень развития технологий информационной защиты требует постоянного обучения своих систем (и машинного, и ручного). Объясню проще: системы получают данные в результате работы команды компьютерной безопасности по реагированию на инциденты (incident response — это когда, предположим, взломали банк, приехали специалисты ПО и разобрались, как технически произошла атака), а также в результате постоянного изучения методов, инструментов и технологий, применяемых киберпреступностью в каждом конкретном регионе (это threat Intelligence, то есть киберразведка). Кроме того, поставщиками данных являются сами продукты для раннего предупреждения атак, позволяющие выявить все формы вредоносного кода, который «стучится» в сети локальных компаний (это класс продуктов Threat Detection System, например). Все эти источники данных обогащают продукты вендора и делают их более сильными в деле противостояния киберугрозам в любой стране и на любом континенте.

Хакеры по большей части сфокусированы на деньгах: в разных странах они будут стремиться атаковать ту инфраструктуру и те компании, в которых эти деньги есть. Только изучая профиль злоумышленника в каждой стране, можно бороться с киберпреступностью в глобальном пространстве. Такова специфика работы вендоров в области «инфобеза». Теряя рынок, теряешь знания и становишься слабее технологически. Это важно понимать.

И страдает не только продукт. Страдает бизнес, который годами защищался с помощью этого продукта, а теперь вынужден искать замену: это перестройка процессов, технологической стратегии, ресурсного обеспечения. И снова убытки.

Думаю, в долгосрочной перспективе «Лаборатория Касперского» сумеет восполнить денежную просадку, образовавшуюся из-за ухода с европейского рынка, за счет клиентов в Латинской Америке и Азии. Но уходить из Европы нельзя по другим, нефинансовым, причинам. Во-первых, рынок Европы является одним из самых высокоразвитых. Правоохранительная система здесь представляет собой один из немногих примеров эффективных расследований компьютерных преступлений во всем мире. В Европе работают важные организации в сфере борьбе с киберкриминалом: Совет Европы, ОБСЕ и, безусловно, Европол.

Есть известное высказывание: «То, как ты встречаешь поражения, определяет твой успех» (она принадлежит певцу Дэвиду Фегерти). На мой взгляд, даже если какая-либо компания получает от государства недружественный сигнал, то это еще не повод паковать вещи. Повторюсь: уход означает глобальную потерю прежде всего аналитических возможностей, необходимых для обеспечения защиты клиентов в других странах. Учитывая, что в Европе находится ряд глобальных объектов критической инфраструктуры, разрыв отношений с ней лишит компанию Евгения Касперского возможности изучать угрозы и разрабатывать глобальные инновационные технологии для борьбы с киберпреступлениями и кибершпионажем.

Что теряет Европа?

Было бы ошибкой полагать, что, выдав «ноту недоверия» такой компании, как «Лаборатория Касперского», европейский рынок, защитив свои политические интересы, не потеряет экономически. Глобальных игроков рынка информационной безопасности с международной сетью аналитики Европа фактически не имеет. Ни Avast (Чехия), ни ESET (Словакия), ни Sophos (UK), ни другие компании назвать лидерами по экспертизе в области анализа международных угроз, киберразведки и, главное, глобальной аналитики пока нельзя. Это во-первых.

Во-вторых, все крупнейшие киберпреступления на территории Европы — чаще всего дело рук русскоязычных хакерских групп (не русских, а именно русскоязычных — это важное отличие). По официальной статистике Европола, 15 из 18 кейсов в области информационной безопасности, которыми он занимается, связаны с русскоязычной киберпреступностью. Ими, например, созданы все новые Android-трояны, ущерб от которых неуклонно растет (по нашим данным, рост только в России по итогам 2017-го составил 136%). При этом ни одна европейская компания не имеет крупного аналитического центра, занимающегося изучением и анализом инцидентов информационной безопасности, на территории государств бывшего советского пространства. Действуя против глобальных игроков с российскими корнями, в долгосрочной перспективе Европа снижает собственный уровень информационной безопасности.

На мой взгляд, наиболее адекватным решением в данной ситуации было бы внедрение на уровне государства тактики эшелонированной защиты. Когда в одной инфраструктуре используются продукты и технологии нескольких вендоров (проще говоря, они «стоят» друг за другом и анализируют зеркалируемый трафик). Тогда никакой «вотум недоверия» не скажется на уровне обеспечения информационной безопасности в организации в целом. Если говорить еще проще, технологии будут проверять и перепроверять друг друга, уровень детектирования угроз вырастет, благодаря чему риск утечки данных или реализации каких-либо других рисков будет минимизирован, а сам рынок будет по-прежнему защищен как от киберугроз, так и от последствий сиюминутных политических решений. Вопросы кибербезопасности должны быть вне политики. И только так.

Есть ли выход? Думаю, в ближайшее время самой «Лаборатории Касперского» исправить ситуацию вряд ли удастся. Компания выбрала такой путь, это ее право. Но данный шаг ни в коем случае не означает, что другим российским игрокам, как стремящимся на рынок Европы, так и уже работающим на нем, дверь закрыта.

Россия. Евросоюз > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 июля 2018 > № 2662648 Илья Сачков


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 июля 2018 > № 2662645 Ольга Ускова

Сказка станет былью. Искусственный интеллект убьет магазины

Ольга Ускова

основатель и Президент группы компаний Cognitive Technologies

Искусственный интеллект может стать идеальным слугой, но только мораль не позволит ему избавиться от человека

Полгода назад к нам в компанию приехали менеджеры одного из ведущих производителей бытовой техники. Разговор пошел о разработке искусственного интеллекта (ИИ) для умного холодильника. Новая концепция его использования должна кардинально отличаться от традиционной схемы.

Когда мы сейчас покупаем товары в какой-либо из продуктовых сетей или заказываем их в интернете, то, как правило, берем с запасом, и в итоге многое выбрасываем. Также у купленных продуктов нередко бывают проблемы со сроком годности. Наконец, нам не всегда удается купить то, что хочется. Честно говоря, мы даже перестали на это обращать внимание. Торговые сети, ориентируясь на массового покупателя, для повышения эффективности продаж выставляют наиболее ходовой товар, который не всегда совпадает с личными предпочтениями. По данным аналитиков, доля таких неудобств достигает 48%.

Умный холодильник устраняет эти проблемы. Его ИИ сможет изучать наши предпочтения: в ассортименте, в дозировке товара, времени закупок и т.п., а со временем будет точно определять их. Роль налаживания взаимодействия между холодильником и поставщиком товара отводится технологиям интернета вещей (IoT), позволяющим им в онлайне обмениваться информацией, например о том, что на овощной полке закачивается тот или иной продукт и нужно сделать новый заказ в таком-то объеме. Согласно концепции разработчика, умное бытовое устройство будет самостоятельно, напрямую заказывать необходимый для пользователей продуктовые наборы. Кроме того, из схемы закупок полностью исчезают посредники — продавцы и мерчандайзеры: софт взаимодействует с софтом. В каком-то смысле модель умного холодильника становится похожа на модель iPhone: на базовую систему навешены приложения, которые регулярно и автоматически обновляются.

Эпоха персонального подхода

Мы живем в эпоху четвертой промышленной революции — массового перехода к новым средствам производства, основу которых составляют принципиально новые технологии: робототехнические системы, искусственный интеллект, интернет вещей, Big Data, social media и др. Это происходит независимо от нас и не стеснено государственными границами. На наших глазах общество из биологического превращается в смешанное, в котором рядом с людьми реально существуют способные принимать самостоятельные решения субъекты на основе кремния, которые обладают ИИ. Научно-технологические инновации приносят глобальные изменения, преобразуя привычные и существующие столетиями уклады: рынок труда, быт, досуг, жизненную среду, финансовые схемы, продажи и маркетинг.

Классический маркетинг — это система, «заточенная» на продукт. Он учитывает общее потребительское качество необходимое какой-то категории клиентов, но заставляет покупателя закрывать глаза на то, что ему в продукте не подходит.

Новые технологии позволяют максимально персонифицировать маркетинговое предложение. Становится возможно изучить историю использования человеком какого-то продукта, собрать и проанализировать огромные, непосильные человеческому мозгу объемы информации, обобщить личный опыт, сделать точные прогнозы. Зарубежные аналитики называют этот подход «когнитивный маркетинг». Мы предпочитаем термин «таргетный маркетинг». Хотя эти варианты равнозначны.

Интеллектуализация товаров и персонализация их продвижения в самом ближайшем будущем изменят мир продаж. Уже сегодня в ряде розничных сетей США используются ИИ-персональные советники, которые фиксируют историю покупок клиентов: что и когда приобреталось (размеры, ценовая категория), что нравится и не нравится (фасон, цвет, формы), и делают персонализированные предложения.

Например, одна из крупнейших розничных сетей США Macy’s при помощи известного продукта Watson компании IBM разработала персонализированного виртуального советника для покупателей. Сервис отслеживает историю покупок для каждого человека и на основе собранных данных дает советы и делает персонализированные предложения. Благодаря «знанию» покупателя виртуальный советник не порекомендует туфли из натуральной кожи защитнику прав животных, а «эксклюзивную коллекцию» человеку, интересующемуся экономсегментом. Аналогичный рекомендательный сервис внедрила виноторговая компания Millesima. Помимо истории покупок система анализирует такие факторы, как география покупателя, время года и многое другое, что позволяет делать предложения, учитывая не только предпочтения, но личные праздники пользователя.

Еще один кейс из Японии — реклама декоративной косметики в метро с применением ИИ: идентифицируется пол пассажира по зрачкам (!), а по их реакции на рекламу определяется продукт, который заинтересовал, и показывается конкретный рекламный продукт, например помада. Мы называем такой подход управление массивной сложностью.

Начавшееся внедрение систем помощи водителю изменят в ближайшее время не только процесс покупки новых автомобилей, но и продвижение услуг смежных областей. Например, социальной, страховой.

Сегодня, приобретая при покупке автомобиля страховой полис, мы оплачиваем и то, что с нами не случится. Теперь же умный автомобиль — а такими уже можно считать широко представленные на рынке авто уровня ADS 2 (с продвинутой активной помощью водителю в рулении, торможении, удержании в полосе и т.д. при постоянном контроле водителя) — способен собирать подробную информацию о манере езды водителя, по каким дорогам он больше ездит, с какими скоростями, как часто он нарушаете ПДД, попадает в ДТП, и какие части машины при этом обычно повреждаются и т.д. На основе этих данных будут страховаться только реальные риски, только то, что характерно именно для этого водителя.

Близится и время, когда пропадет спам. Умные маркетинговые службы научатся присылать своим клиентам именно то, что их действительно интересует. Операторы кабельных сетей и мобильных операторов будут предлагать точечные планы и тарифы, в которых не будет «мусорных» каналов. И так далее. По прогнозам Gartner, уже к 2020 году персонализированные каналы к пользователям позволят цифровым бизнесам на 15% увеличить их выручку.

Все это происходит так быстро, что, по данным IDC, к 2020 году более половины всех компаний будут использовать когнитивный маркетинг.

Сказочные перспективы

Вернемся для примера к нашему умному холодильнику. У него появляется новая полка — Try&Buy («попробуй и купи»). На нее производители будут отправлять новые продукты, которые все члены семьи смогут попробовать и, если они понравятся, заказывать их. Эта функция уже никак связана с традиционной рекламой продукта по телевизору, в журнале или интернете. С тем, есть ли в рекламе масла щеночек или нет. Надето ли на девушке, которая рекламирует продукт, синее или зеленое платье. Визуальные образы продукта и ролики в духе «Папа может» уходят в прошлое. На их место приходят совершенно иные модели и KPI. Они будут связаны с работой ИИ, а точнее рекурентных нейронных сетей — алгоритмов, которые дадут возможность базовому бытовому устройству принимать решение. Для продвижения продукта теперь нужно будет понимать и принимать во внимание именно это.

Очевидно, что конкуренция на полке Try&Buy будет ограничена размером самой полки. На нее, к примеру, на одну неделю умные алгоритмы холодильника пустят производителя А и B, а на следующую — C и D. Очевидно, стоит ожидать появления аналогичных «полок» Try&Buy и в других приложения таргетного маркетинга. Например, в продаже пакетов медийных каналов, схемах продаж товаров широкого потребления и т. д.

Кстати, можно считать, что технические вопросы перехода на новые схемы уже практически решены. Разработчики средств передачи данных для IoT недавно предложили свои стандарты, обеспечивающие необходимую скорость передачи данных. К примеру, в США, Японии и некоторых других странах под эту задачу уже предполагается выделить специальные частоты. Нам остается немного «подкрутить» искусственный мозг такого устройства, и его вполне будет можно запускать в серию, вводить прямые логистические схемы с производителями товаров. Думается, что на все про все потребуется года три-четыре.

В истории человечества иногда прослеживаются совершенно удивительные совпадения, которые создают ощущение, что мы движемся по предопределенному плану. Если вспомнить образы сказочного творчества (ковер-самолет, скатерть-самобранку, сапоги-скороходы, беспилотную печь Емели и т.п.), окажется, что все они точное отражение наших желаний: транспорт без шофера, продукты без магазина. Между потребностью и ее реализацией нет посредников. Это все примеры таргетного наполнения. Можно сколько угодно удивляться, но эта модель мира была заложена еще в сказках. Поэтому это правильный тренд.

От маркетинга к морали ИИ

Подобно тому как человек познает мир, в развитии ИИ можно выделить три похожие стадии развития: распознавание образов, понимание смысла и самосознание. Действительно, когда ребенок появляется на свет, он учится распознавать объекты. Он понимает, например, что перед ним стол. Начинает узнавать другие столы — в кухне, гостиной, в гостях. Потом каждый объект начинает наполняться смыслом. За столом обедают, а еще можно рисовать. Но, кроме того, стол твердый и об него можно разбить нос. Потом у ребенка появляется представление не только об окружающих предметах, но и о самом себе — так возникает самосознание.

У ИИ происходит тоже самое. Создавая ИИ для беспилотников, разработчики этих систем прошли те же этапы. Примерно до 2012-2014 года шла работа над распознаванием образов. Беспилотники научились распознавать транспортные средства, различать пешеходов, дорожные знаки, разметку и т.п. Начиная примерно с 2015 года устройства лидирующих компаний перешли к распознаванию смыслов. Алгоритмы управления автороботом стали искать взаимосвязи в событиях дорожной сцены: например, за вылетевшим на дорогу мячиком может выскочить ребенок, животное на краю дороги может начать перебегать ее и т.п. И тут разработчики поняли, что однажды ИИ станет осознавать себя как отдельно взятый смысл. Сегодня никто не знает, что реально происходит внутри нейронной сети, и не может гарантированно предсказать ее окончательный вывод. И это только при одной функции построения искусственного водителя. А представьте, что будет через 10-15 лет, когда ИИ будет полностью управлять, например, умным домом, вести все домашнее хозяйство: заправлять холодильниками, чайниками, окнами, ванными…

Ведущие мировые эксперты говорят, что людям нужно разработать «робомораль». Об этом в последние его годы говорил физик-теоретик Стивен Хокинг: разработки ИИ нужно контролировать. Однако пока единственным постулатом, регламентирующим развитие ИИ, остаются три закона робототехники фантаста Айзека Азимова, сформулированные в 1942 году в рассказе «Хоровод».

Правда, и в ядерной энергетике общественные договоренности появились не сразу. Только воспринятые как глобальная катастрофа бомбардировки Хиросимы и Нагасаки привели мировое сообщество к столу переговоров.

Маркетинг имеет прямое отношение к морали. В прошлом году Mercedes объявил, что в случае ДТП создаваемые им беспилотники будут в любом случае спасать своего водителя. С точки зрения производителя такая позиция более чем понятна: человек должен быть уверен, что купленная машина с ИИ его не убьет. Но с точки зрения морали, эта позиция может привести к непоправимым последствиям. Спасая владельца, как будет действовать ИИ по отношению к другим людям, оказавшимся на пути беспилотника? Сформировать границы робоморали в соответствие с человеческими ценностями должны профессиональные сообщества, общественные организации и представители государств. Пожалуй, поняли это и в Mercedes — заявление было дезавуировано.

Гуманизация отношений биологического человека и кремниевого ИИ становится единственным условием выживания при совместном существовании. Если искусственные мозги не будут запрограммированы на то, что нельзя убивать любого человека, то ИИ через какое-то время сможет самостоятельно доучиться и — убить. Эта идея становится центральной в концепции нового маркетинга, ключевой зоной приложения разработок глобальных компаний.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 июля 2018 > № 2662645 Ольга Ускова


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 3 июля 2018 > № 2662476 Фарид Мадани

Фарид Мадани: «Транспортные компании должны формировать рынок будущего»

О новых цифровых решениях, меняющих транспортную отрасль и логистику, "Гудку" рассказал генеральный директор группы компаний «Деловые линии» Фарид Мадани

Логистика по своей сути является уникальной сферой бизнеса. Она пронизывает почти все отрасли, с ней соприкасаются и производители, и дилеры, и конечные потребители – корпоративные или розничные. Поэтому, безусловно, цифровизация логистики даст сильный толчок к аналогичным процессам во всей экономике страны и к оптимизации бизнес-процессов. К примеру, на рынке транспортно-логистических услуг уже применяются технологии, которые сокращают издержки, простои, оптимизируют бизнес-процессы и помогают автоматизировать механические или рутинные задачи.

Применительно к нашей компании это, например, системы TMS и WMS (системы управления маршрутами, транспортом, складами), или навигатор для грузового транспорта «ТРАКТ» от BIA-Technologies – нашего стратегического ИТ-партнера. Программа учитывает на маршруте всю инфраструктуру важную именно для водителей большегрузов – пункты весового контроля, спецстоянки, заправки для фур, и даже состояние дорожного полотна (данные оперативно передаются в мониторинговую службу).

Причем уже в самом скором будущем этот продукт, по заявлениям разработчиков, выйдет и на открытый рынок, его можно будет бесплатно скачать на обычный смартфон. В целом, чем большими темпами будет идти этот процесс цифровизации в логистике, тем быстрее к цифровизации придется подстраиваться и другим, связанным с логистикой, игрокам.

Крупные компании должны отвечать на вызовы времени. Но здесь критично важен холодный расчет. Нужно отделять модные и бесполезные инновации от тех, что приносят реальную пользу. Это достигается через регулярную проверку эффективности той или иной новации. Например, мы раз в три месяца проводим ревизию всех запущенных разработок и отказываемся от тех, которые забуксовали и перестали показывать результат. Вместе с тем, будущее не просто за агрегаторами, но за теми технологичными посредниками, которые будут не только связывать клиента и исполнителя услуги, а давать некие гарантии и использовать те или иные инструменты для создания доверия в системе.

К примеру, на таком принципе построен продукт GetCargo. Простая программа, которая стыкует грузоотправителей и грузополучателей по примеру онлайн-заказа такси, в логистике обречена на провал. Другие суммы, другие расстояния, другая ответственность. Нужна гарантия сроков доставки, юридическая чистота перевозчиков и машин, страховка грузов, четко налаженная система подбора/перегрузки/отгрузки. И именно на таких принципах функционирует GetCargo. Она оптимизирует управление собственным парком машин, повышает конверсию продаж, а также привлекает новых клиентов, которые через агрегатор могут найти себе транспорт.

Клиенты готовы платить за те услуги, которые им удобны. А значит, в первую очередь услуги должны быть качественными, своевременными, адаптированными для потребителей. Поэтому разграничивать текущие и будущие запросы клиентов не совсем корректно, это взаимосвязанные вещи. Исполнять существующие запросы потребителя перевозчики должны в обязательном порядке. Это их хлеб сегодня. Однако также транспортные компании должны постоянно работать над улучшением и развитием своих услуг, предлагать новые продукты и подходы, формировать рынок будущего. Очень часто бывает, что у человека есть некая потребность, но он не может ее четко сформулировать. И наша цель – предугадать эту потребность и предложить ее реализацию. Именно по этому пути и идут «Деловые линии».

По части того, чем клиенты предпочтут рассчитываться – сейчас, насколько мне известно, прорабатываются концепции использования криптовалют, так что в будущем возможны и такие расчеты. Если идти еще дальше, то сейчас выросло поколение, которое ценит «лайки» в соцсетях. Возможно, в будущем появятся расчеты «лайками» или какими-то другими виртуальными ценностями. Если мы говорим про сегодняшний день, то, конечно, это расчеты безналичным путем.

Основной принцип цифровизации – это оптимизация услуг и бизнес-процессов, повышение эффективности. Если благодаря инновациям сокращаются простои автомобилей, оптимизируется их график движения, маршруты – все это неизбежно приводит к улучшению ситуации на дорогах. Возьмем принцип сообщающихся сосудов. Соединительные трубки и сосуды – это инфраструктура, дороги и склады, трафик – вода. И если раньше наполнение сосудов шло неравномерно, то теперь специальные программы позволяют эффективно распределять грузопотоки, тем самым увеличивая КПД текущих транспортных возможностей.

Бэлла Ломанова

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 3 июля 2018 > № 2662476 Фарид Мадани


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 июля 2018 > № 2661134 Елена Скурятина

Оцифровка денег. Почему банкам до сих пор не удалось перевести все услуги в интернет

Елена Скурятина

руководитель управления развития и поддержки электронного бизнеса АО КБ «Ситибанк»

Российские банки постепенно переводят обслуживание клиентов из традиционных каналов в цифровые, но до полной диджитализации еще далеко. Что мешает участникам банковского рынка сделать все свои сервисы дистанционными?

Большинство банков–лидеров индустрии утверждают, что доля клиентов, использующих цифровые каналы, ежегодно растет. Понятно, что этот показатель очень сильно зависит от возрастного сегмента и от конкретного банка, что есть разница между городами-миллионниками и менее урбанизированными регионами.

Однако на примере собственной статистики мы видим, что количество клиентов, использующих удаленные каналы обслуживания, за последние годы и правда удвоилось. Так, в 2012 году использование цифровых каналов у нас было на уровне 40% от общей клиентской базы, а сейчас этот показатель приближается к 80%. При этом количество звонков в кол-центр за указанный период сократилось в 2 раза.

Втереться в доверие

Диджитализация позволяет банку быть там, где находится его клиент. И на сегодняшний день это в первую очередь цифровая экосистема: мессенджеры, социальные сети, интернет. Именно поэтому все игроки рынка уже присутствуют в социальных сетях, ведут свои странички, рассылают клиентам сообщения через мессенджеры, помогают отвечать на запросы в чате.

Почти все участники отрасли сокращают свое физическое присутствие, и это связано именно со стратегией по стимулированию миграции клиентов в ДБО (дистанционное банковское обслуживание). Многие банки внедряют специальные программы обучения клиентов, в отделениях работают так называемые диджитал-амбассадоры — сотрудники, которые помогают клиентам установить и использовать приложение, первый раз войти в интернет-банк, выполнить наиболее популярные операции и так далее.

А сотрудники кол-центра рассказывают о том, как те или иные операции можно сделать самостоятельно, и подкрепляют это инструкцией, которую клиент получает по электронной почте. Наш опыт показывает, что такие инициативы дают эффект — 79% клиентов остаются активны в цифровых каналах, 27% клиентов совершают действие по отправленной инструкции в первые 90 дней после отправки, количество звонков с просьбой произвести те типы операций, о которых говорится в инструкции, снизилось на 39%.

Для перевода клиентов из аналоговых в цифровые каналы работает также и финансовая стимуляция. Для этого подавляющее количество сервисов в цифровых каналах должно быть бесплатными, тогда как в кол-центре либо в отделениях за них нужно будет платить.

Помехи в цифровизации

Почему же до сих пор не все 100% клиентов используют цифровые каналы? Есть два основных барьера, которые называют сами россияне: безопасность и конфиденциальность. Некоторые клиенты по-прежнему больше доверяют интернет-банку, чем мобильному приложению («а вдруг мой телефон украдут?»). Но надо понимать, что банки уделяют безопасности большое внимание и внедряют необходимые технологии. Это может быть двухфакторная аутентификация при входе в приложение, антивирусное программное обеспечение и прочие вещи, уже принятые как стандарт в индустрии.

Что касается конфиденциальности, то часто это решается путем маскирования конфиденциальных данных. Клиент в случае необходимости может «размаскировать» их на одну сессию, но обязательно пройдя при этом дополнительную верификацию при помощи одноразового смс-кода.

Тренд диджитализации затрагивает и традиционные каналы продаж: например, персонал в отделениях или точках продаж вместо бумажных заявлений использует планшеты либо иные цифровые устройства для того, чтобы продемонстрировать клиенту преимущества продукта, дать возможность сразу заполнить заявление и при наличии оборудования для эмбоссирования сразу выпустить карту и вручить ее клиенту. Карту можно также сразу активировать, предложив клиенту скачать приложение для мобильного банка, таким образом, сразу вырабатывая у клиента привычку к самообслуживанию через цифровые каналы.

После принятия закона по удаленной идентификации и биометрии у клиентов — физических лиц появится возможность становиться клиентом, ни разу не приходя в отделение и даже не встречаясь с банковским представителем. Это позволяет допускать, что через пару лет продажи полностью перейдут в цифровой формат. Таким образом, основная задача банков сейчас — органично встроиться во все этапы жизненного цикла и быть там, где находится их клиент, с тем, чтобы ему не пришлось тратить лишних усилий на выполнение повседневных банковских операций, ведь деньги — это не цель, а средство.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 июля 2018 > № 2661134 Елена Скурятина


Китай > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 июля 2018 > № 2661115 Тимур Турлов

Китайский дисконт. Почему стоит покупать акции Xiaomi после IPO

Тимур Турлов

генеральный директор, глава инвестиционного комитета компании ИК «Фридом Финанс»

Несмотря на то что по итогам IPO в Гонконге китайский производитель гаджетов Xiaomi привлек меньше средств, чем планировалось, эту сделку стоит оценивать положительно. У инвесторов появилась возможность вложиться в перспективные акции по более выгодной цене

Китайский технологический гигант Xiaomi, который занимает четвертое место в списке мировых производителей мобильных устройств, прошел через первое публичное размещение на бирже Гонконга (HKEX) — оно состоялось 29 июня.

По итогам IPO Xiaomi смогла привлечь $4,7 млрд вместо запланированных $6,1, при этом компания выпустила 2,18 млрд акций, торговавшихся по нижней границе ценового диапазона, то есть по $2,17. Одновременно прошла фиксация оценочной стоимости компании на уровне $54 млрд, что на 15-25% ниже, чем оценки перед размещением.

От регулятора до Трампа

Однако прежде чем судить китайского гиганта за более слабые результаты, чем предполагалось, нужно принять во внимание несколько важных факторов.

Во-первых, Xiaomi стала первой компанией, которая разместилась в соответствии с обновленными требованиями Гонконгской фондовой биржи, что было непростой задачей. Крупнейшие американские и китайские инвестбанки, которые выступали андеррайтерами размещения, столкнулись с проблемой согласования своих действий, при этом значительная часть сложностей была связана именно с новыми правилами регулятора.

Во-вторых, сыграл свою роль и большой объем размещения, поскольку такие крупные IPO нехарактерны для Гонконгской биржи. Из недавних сделок, сопоставимых по масштабу, можно вспомнить только размещение акций Postal Savings Bank of China на $7,6 млрд, которое состоялось осенью 2016 года. Весь прошлый год объем IPO был в среднем ниже и не превосходил $1,5 млрд, и, что важнее, не все размещения были успешными.

В-третьих, сделка состоялась в период нарастания торговых противоречий между США и Китаем. Выход на американскую биржу был бы перспективнее для Xiaomi, поскольку тогда инвесторы учитывали бы более низкую премию за риск.

Расчет на успех

Так или иначе, IPO компании Xiaomi в том формате, в котором оно в итоге состоялось, следует расценивать в положительном ключе. На деле более низкая оценка Xiaomi означает, что потенциальный инвестор получает еще больше инвестиционных возможностей для приобретения акций этой компании, которая выглядит очень привлекательно с точки зрения фундаментального стоимости.

В частности, компания увеличила свою долю на рынке смартфонов в Индии до 31%, обогнав Samsung благодаря более низкой средней цене гаджетов. Одним из перспективных направлений для Xiaomi является рынок интернета вещей, который, по разным оценкам, достигнет капитализации $840 млрд к 2020 году. Сейчас Xiaomi быстро захватывает значительную долю этого огромного пирога. По нашим прогнозам, китайский гигант может получить более 15% рынка умных устройств.

Что характерно — интерес к IPO продемонстрировали такие значимые институциональные игроки, как Hillhouse и Capital Group с заявками на $600 млн и $500 млн соответственно, а также Джордж Сорос, пожелавший купить бумаг на $500 млн. Торги акциями Xiaomi стартуют 9 июля, и, учитывая снижение оценки, инвесторы могут рассчитывать на резкий рост котировок. Инвестиции в IPO Xiaomi стоит рассматривать как долгосрочное вложение с потенциалом роста, аналогичному акциям Alibaba.

Китай > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 июля 2018 > № 2661115 Тимур Турлов


Россия. Корея. Весь мир. УФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 2 июля 2018 > № 2660240 Антон Атрашкин

«Иннопром» не спасает мир, наша задача — чтобы бизнесу было интересно»

О предстоящей международной промышленной выставке «Иннопром-2018» в интервью Business FM рассказал директор деловой программы Антон Атрашкин

В международной промышленной выставке «Иннопром-2018» примут участие 105 ведущих компаний Республики Корея. Он пройдет в Екатеринбурге с 9 по 12 июля.

Южная Корея — страна — партнер промышленной выставки в этом году. Ведущие компании представят свои последние разработки в машиностроении, робототехнике, энергетике. Hyundai Motors, например, презентует свой новый электрокар. Ожидается более 150 участников из России, стран Европы, Азии и Белоруссии. Деловая программа состоит из 13 тематических треков и пяти специальных проектов.

Почему для «Иннопрома» главный показатель выставки не число заключенных договоров, а количество заполненных площадей, и почему в этот раз организаторы ввели платный билет, директор деловой программы «Иннопрома» Антон Атрашкин рассказал в интервью обозревателю Business FM Ирине Яковлевой.

Тема «Иннопрома-2018» — цифровое производство. В прошлом году было «умное» производство. В чем новизна и как вы планируете раскрывать тему в этом году?

Антон Атрашкин: Выбирая тему, мы не пытаемся удивить мир. Наша задача — тему выбрать так, чтобы она была понятна и российским, и международным участникам. Конечно же, и в нашей стране, и за рубежом все говорят о «цифре», о цифровом производстве, поэтому мы эту тему так или иначе развиваем последние года три-четыре, раскрываем ее и в экспозиции, где появляется все больше и больше компаний, которые представляют свои технологии и продукты, соответствующие самым высоким стандартам четвертой промышленной революции. Это и робототехника, и машинное зрение, и 3D-принтинг. Мы находимся очень вдали от тем о том, как нам обустроить Россию и спасти мир, все наши мероприятия носят очень прикладной характер. Они достаточно скучны для непрофессионалов, но, мы надеемся, очень интересны для представителей бизнеса.

Какие основные задачи «Иннопрома» и в чем отличительные особенности этой промышленной выставки от многих других?

Антон Атрашкин: Наша основная задача — организовать эффективную торговую площадку для российских и зарубежных производителей. Две трети экспонентов «Иннопрома» в этом году — это международные компании, их становится все больше, многие приезжают делегациями, приезжают из стран, где мы покупаем технологии, приезжают из стран, куда мы продаем наши технологии. Поэтому наша основная задача — чтобы бизнесу было интересно. Мы хотим, чтобы на «Иннопроме» завязывались те самые деловые контакты, которые потом превратятся в будущие сделки, будущие совместные проекты.

Какие ключевые показатели эффективности выставки?

Антон Атрашкин: Для нас ключевым показателем выставки и популярности «Иннопрома» стал тот факт, что в апреле мы полностью реализовали все площади на выставке. Для нас количество подписанных контрактов никогда не было индикатором. Вы прекрасно знаете, что на больших выставках очень часто организаторы нарочно подгоняют контракты, принуждают компании подписывать уже заключенные сделки или, наоборот, подписывать меморандумы со многими нулями, за которыми ничего не стоит. Это не наша тема, мы не увлекаемся таким пиаром, прежде всего потому что самих бизнесменов не обмануть. Можно впечатлить журналистов количеством контрактов и миллиардами долларов, которые написаны на бумаге, но сами бизнесмены прекрасно знают, где реальная сделка, а где нет. Поэтому для нас это не показатель, для нас показатель — это растущее желание бизнесменов купить у нас площадь.

Давайте поговорим теперь о стране — партнере выставки. В чем интерес в привлечении отдельной страны в партнеры для «Иннопрома»?

Антон Атрашкин: Каждый год мы ведем переговоры с тремя-четырьмя кандидатами на страну-партнера. Это, как правило, большие торговые партнеры России, и мы знаем, что когда страна принимает участие в качестве страны-партнера, это всегда большая экспозиция, всегда большая делегация. Поэтому для нас привлечение страны в качестве страны-партнера — это, прежде всего, возможность получить доступ к самым передовым технологиям из этой страны, к самым передовым компаниям для себя.

По какому принципу вы выбираете страну-партнера? У вас представлено три-четыре, как вы решаете, что именно эта страна в этом году будет вашим партнером на «Иннопроме»?

Антон Атрашкин: Мы сейчас, например, ведем переговоры с двумя странами про 2019 год, каждый раз это всегда обсуждение с дипломатами, с бизнес-ассоциациями. И это не то что мы решаем, кто из стран первый, условно говоря, согласится, проявит интерес, та страна и будет страной-партнером. Но этому приглашению и согласию, конечно же, предшествует большая работа Министерства промышленности России, нас как организаторов.

Получается долгий переговорный процесс.

Антон Атрашкин: Они длятся, как правило, около года-полугода, потому что для страны-партнера это ведь большие затраты.

А уже известно, кто будет вашим партнером в 2019 году?

Антон Атрашкин: Честь объявить партнера следующего года выпадает нашему министру промышленности Денису Мантурову, который в торжественной обстановке объявляет страну-партнера.

То есть пока это секретная информация?

Антон Атрашкин: Да, мы это сделаем либо на «Иннопроме», либо чуть позже.

Давайте тогда поговорим о стране-партнере этого года. Это Южная Корея. Что наиболее интересного для бизнеса она привезет?

Антон Атрашкин: Вы знаете, что Южная Корея — один из лидеров промышленной революции в мире. Это страна, которая успешно внедряет технологии альтернативной энергетики, это страна номер один по такому показателю, как внедрение промышленных роботов: 630 промышленных роботов на 10 тысяч работников — это самый высокий показатель в мире. Корейцы — безусловные лидеры в автомобильной промышленности. Флагман корейской индустрии Hyundai Motor подготовил серьезную экспозицию и даже впервые привозит в нашу страну свою флагманскую модель электрокаров. Это машина с мощным двигателем, она называется IONIQ. Нам кажется, что это серьезная перспективная разработка.

В прошлом году партнером была Япония, в этом — Южная Корея. Можно ли говорить, что Азия в приоритете?

Антон Атрашкин: Это не так. Обе страны — наши важнейшие торговые партнеры, и нет задачи как-то очень сильно задумываться о географическом фокусе. Сейчас мы ведем переговоры с двумя европейскими странами. У России очень много торговых партнеров, они расположены в разных частях света, и мы с удовольствием видим и наблюдаем значительный интерес к нашему мероприятию.

То есть это не какая-то государственная линия?

Антон Атрашкин: Нет, это совсем не так.

Вы ввели платный билет. Это какой-то новый канал для зарабатывания денег или есть какие-то другие причины, которые стоят за этим непопулярным шагом?

Антон Атрашкин: Платный билет действительно с этого года запущен — это 300 рублей. Прежде всего, экспоненты приезжают на «Иннопром», чтобы продать свои технологии, поэтому они заинтересованы в профессиональной публике. Однако мы действительно хотим, чтобы особенно в первые дни было меньше праздных участников, которые заходят на стенды и первый вопрос задают про бесплатные ручки или пакеты. Чтобы немножко оградить экспонентов от любителей халявы, мы действительно ввели этот билет.

А яркие звезды посетят в этом году «Иннопром», будут какие-то хедлайнеры?

Антон Атрашкин: В этом году на «Иннопром» приедут главы таких крупнейших мировых компаний, как Yaskawa, KUKA, Volvo, Lifan, VIKO, ряд компаний из Европы, из Азии. Очень много частных компаний из Европы приезжают к нам на «Иннопром», для них это возможность именно продать свою продукцию, найти партнеров, это точно не имиджевые поездки. И рост средних европейских компаний, которые принимают участие в нашей выставке, для нас тоже хороший индикатор, потому что их не заманишь возможностью посмотреть на первых лиц России. Если такие люди приезжают на какую-то выставку или на какой-то форум, то только потому, что они видят для себя бизнес-возможности.

Спасибо вам большое за интервью, и продуктивной работы «Иннопрому».

Антон Атрашкин: Спасибо, приезжайте.

Ирина Яковлева

Россия. Корея. Весь мир. УФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 2 июля 2018 > № 2660240 Антон Атрашкин


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666670 Антон Варфоломеев

Ô Sport, tu es... la Paix?! О, спорт, ты… Мир?!

Антон Варфоломеев, Ведущий специалист Оргкомитета чемпионата мира по футболу FIFA/ФИФА 2018 года в России, член академического совета международной программы по спорт-менеджменту CIES/FIFA и НИУ ВШЭ, кандидат политических наук

2018 год ознаменован главными событиями мирового спорта: в феврале в южнокорейском Пхенчхане прошли XXIII зимние Олимпийские игры, а в июне-июле Россия впервые принимает мировое футбольное первенство. С 1994 года Белая олимпиада и мундиаль всегда совпадают по году проведения. Таким образом отмеряется четырехлетний отрезок развития спорта высших достижений. И, пожалуй, впервые в ущерб какому бы то ни было здравому смыслу главными действующими лицами минувшего четырехлетия стали не атлеты и любители спорта, а закулисные лоббисты международных спортивных организаций и функционеры - исполнители одиозных политических заказов. Глядя на многих наших спортсменов, которые стали заложниками глобальной антироссийской кампании, приходится с горечью констатировать: о, спорт, ты стал войной!

Основатель современного олимпийского движения и первый генеральный директор Международного олимпийского комитета (МОК) барон де Кубертен* (*Пьер де Кубертен (1863-1937 гг.) - создатель концепции современного олимпизма. По инициативе Кубертена в июне 1894 г. в Париже состоялся Международный атлетический конгресс. 23 июня 1894 г. самоучредился Международный олимпийский комитет (МОК). Празднование первых Олимпийских игр (Игр олимпиады) современности состоялось в Афинах, в Греции, в 1896 г.) верил, что настоящий спорт - тот редкий вид человеческой деятельности, который в силу самой своей природы не может и не должен служить источником конфликтов и социальных противостояний. Наоборот, он призван дать каждому человеку возможность выплеснуть потенциал конкуренции, соперничества и даже в какой-то мере агрессии, присущей любому индивиду. В своем важнейшем произведении «Ода спорту», которое стало классикой, пофразово разобранной на афоризмы, Кубертен писал: «О, спорт! Ты - мир! Ты устанавливаешь хорошие, добрые, дружественные отношения между народами. Ты - согласие. Ты сближаешь людей, жаждущих единства. Ты учишь разноязыкую, разноплеменную молодежь уважать друг друга. Ты - источник благородного, мирного, дружеского соревнования. Ты собираешь молодость - наше будущее, нашу надежду - под свои мирные знамена. О, спорт! Ты - мир!»1.

Глубоко созидательные идеи Кубертена облетели и покорили весь мир больше века назад. Они нашли свое полное отражение в преамбуле Олимпийской хартии. Ключевой идеологический и правоустанавливающий документ современного спорта декларирует, что цель олимпизма - «поставить спорт на службу гармоничного развития человечества, способствуя созданию мирного общества, заботящегося о сохранении человеческого достоинства»2.

Однако наш мир далеко не идеален. Еще при жизни Кубертена в стройном, столь поэтически воспетом здании олимпизма проявились изъяны. Одной из самых постыдных страниц истории международного спорта остается дискриминация представителей отдельных рас и национальностей. В свое время, комментируя итоги Олимпийских игр 1932 года в Лос-Анджелесе, гитлеровская газета «Фелькишер беобахтер» писала: «Неграм нечего делать на Олимпиаде... Сегодня, к сожалению, нередки случаи, когда свободный человек вынужден оспаривать пальму первенства у подневольного чернокожего, у негра. Это беспримерное оскорбление и бесчестье для олимпийской идеи… Черные должны быть отлучены. Мы ждем этого»3.

В отношении недопуска чернокожих атлетов и спортсменов-евреев на следующие Олимпийские игры 1936 года в нацистском Берлине МОК занял фактически попустительскую позицию, за что ему пришлось каяться четверть века спустя.

В эпоху жесткого биполярного противостояния отказ МОК согласовать участие в Мюнхенской олимпиаде 1972 года Палестинской молодежной федерации4 стал поводом для трагедии, когда террористы из организации «Черный сентябрь» на территории самой Олимпийской деревни захватили в заложники 11 членов израильской сборной, все из которой в итоге погибли.

Затем были обоюдные бойкоты Олимпиад 1980 года в Москве и 1984 года в Лос-Анджелесе со стороны представителей капиталистического и социалистического блоков соответственно.

С уходом биполярной системы международных отношений в прошлое можно было бы предположить, что глобальный спорт получит избавление от довлеющей политизации. Какие сферы, если не культура, наука и спорт, должны были стать благодатной почвой для развития идей трансграничного либерализма? Где, если не здесь, должны были показаться первые плоды глобализма, утверждающего, что есть общие универсальные ценности, способные объединять людей вне зависимости от деления по признакам гражданства, национальности, веры, достатка и т. д.?

В принципе, международные спортивные организации могли бы стать пионерами, проводниками либерального институционализма, так широко проповедуемого англосаксонскими политологами (утверждают, что именно международные институты - первооснова международной кооперации). Однако вместо этого (вот парадокс) глобальная спортивная бюрократия берет за основу собственного образа действий избирательно-националистический подход, сталкивая весь мировой спорт в противоборство Realpolitik - в духе геополитиков и политреалистов.

Здесь возникает ключевой вопрос: как так случилось, что тема мировых спортивных событий стала одной из ключевых для межнационального противоборства? Почему мы стали свидетелями того, что разоблачения в области спорта оказались важнейшей составляющей информационной кампании в стиле 1930-х годов, направленной конкретно против нашей страны?

Наверное, как всегда, причины происходящего кроются в совокупности объективных и субъективных факторов.

Начнем с объективных предпосылок, с истоков. Во-первых, если оставить за скобками «благородную» риторику, необходимо признать: с древнейших времен спорт - арена не только межличностного, но и межгосударственного противостояния. Еще в античной Греции победа атлета прославляла как, собственно, его имя и род, так и в равной степени полис, откуда он происходил. Даже если внять красивой истории о том, что войны между греческими городами-государствами прерывались на период проведения Олимпийских игр, очевидно, что само противостояние враждовавших между собой древних метрополий, пока горел олимпийский факел, не оканчивалось: оно просто переносилось на спортивную арену. По существу, идея периодически сублимировать межнациональное противостояние, переносить его в иную плоскость - публичную, зрелищную, с минимизацией насилия - и заложена в основу классического олимпизма (в чем-то это перепевка древних историй с поединками, когда армии выставляли на бой по сильнейшему воину, в публичной схватке которых решалась судьба всей битвы - дабы избежать всеобщего кровопролития).

Идея, предложенная в период расцвета античности, была перехвачена Кубертеном и нашла отражение в философии уже современного олимпийского движения. Таким образом, на международном уровне кредо спортивных баталий можно изложить, перефразируя известный лозунг: «Make sport, not war»,обращенный к государствам-нациям.

Борьба даже во всех единоличных видах спорта - это две параллельные драмы. Одна - о победе человека над собой и своими слабостями, другая - о том, флаг какой страны будет реять выше остальных, символизируя эту победу. И несмотря на утверждения Олимпийской хартии, что «Олимпийские игры - это соревнования в индивидуальных или командных видах спорта среди спортсменов, но не среди стран»5, спорт был, есть и будет ристалищем государств. Когда мы говорим о неофициальных медальных зачетах, там вообще нет места личным достижениям - речь идет сугубо о «чемпионстве» отдельных народов, и разговор ведется в терминах классического политреализма: противоборство, национальные интересы, престиж на мировой арене и т. д. (хотя, заметим, с юридической точки зрения за государственными флагами в медальном зачете скрываются национальные олимпийские комитеты, а не сами государства как субъекты международных отношений).

В этом смысле посягательство на чьи-то спортивные достижения и награды сродни покушению на чужие военные трофеи. Казалось бы, с прагматической точки зрения лишение какой-либо национальной сборной медалей, равно как захват знамени у вражеского воинского подразделения, едва ли способно причинить реальный урон. Однако это ущерб для нематериальных активов, входящих в категорию национальных интересов (особенно в той системе координат, в которой происходит межгосударственное общение с его невероятным уровнем символизма).

Итак, мы констатировали, что в пику официальной риторике международной спортивной бюрократии на самом деле и в наш «либерально-просвещенный» век спорт остается ареной межгосударственного противоборства, как то было 2,5 тыс. лет назад.

q

Теперь о второй группе причин, которые можно считать субъективными. Они относятся конкретно к России, ее положению в современных мировых делах и конъюнктуре взаимоотношений с отдельными странами (прежде всего англоговорящими), а также к тому, как эти страны используют тематику спорта в своей кампании по дискредитации Российского государства и его граждан в международном общественном мнении.

Как представляется, все здесь предельно просто. Благодаря запасу прочности, наследованному еще от советской системы подготовки спортсменов мирового уровня, во многих дисциплинах наши атлеты по-настоящему конкурентоспособны. Россия до сих пор - глобальная спортивная держава. В хоккее и художественной гимнастике, теннисе и фигурном катании многие мастера из нашей страны - легенды вне границ и политики. Именно деятели классического искусства и спорта в очень значительной степени формируют ту долю личного положительного отношения к нашим людям и стране, которое непреходяще сильно - вопреки нарастающим попыткам укрепить в сознании обывателей по всему миру мрачные стереотипы об угрозах и опасностях, которые-де наша сложная страна собой представляет. Долгие годы мы были сильны спортом - как в глобальном информационном пространстве, так и головах простых американцев, европейцев, азиатов и африканцев.

Если угодно, для формирования трансграничных архетипов, связанных с Россией, деятели спорта для нас - практически то же, что поп- и рок-звезды для англосаксов. К тому же с Россией ассоциируется организация и проведение крупнейших спортивных событий нашего времени: Летняя универсиада 2013 года (Казань), чемпионат мира по легкой атлетике 2013 года (Москва), зимняя Олимпиада 2014 года (Сочи), чемпионат мира по водным видам спорта 2015 года (Казань), Кубок конфедераций 2016 года (четыре города) и чемпионат мира по футболу 2018 года (11 городов), Зимняя универсиада 2019 года (Красноярск).

Логика подсказывает, что для антироссийских нападок, цепляющихся за тему спорта, могут использоваться два основных направления атаки: первое - дискредитация отечественных спортсменов, второе - спортивных событий, проходящих в нашей стране. События последнего олимпийского цикла подтверждают, что данная логика, собственно, принята на вооружение нашими умными и расчетливыми партнерами6. В этом плане основной вопрос на злобу дня - сработает ли тактика антироссийской «военно-спортивной» кампании?

Международные социологические исследования показывают, что спорт - весьма важная составляющая образа современной России в мире. Проиллюстрируем это на примере турниров ФИФА, право провести которые получила Российская Федерация.

Компания «Нильсен» (Nielsen), глобальный лидер-измеритель и официальный поставщик маркетинговых исследований чемпионата мира по футболу ФИФА 2018 года, провела замер вовлеченности и ожиданий аудитории от предстоящего мундиаля в России7 (чтобы купировать любые спекуляции на тему объективности данных, нелишним будет отметить, что штаб-квартира корпорации расположена в США, а в 2016 г. «Нильсен» получила первый номер в рейтинге «Топ-50» Американской ассоциации маркетинга8).

Итак, глобальный уровень осведомленности о чемпионате мира по футболу предельно высок: в целом в мире (среднее значение среди 24 стран, участвующих в исследовании) о первенстве слышали 88%, увлеченность турниром выразили 74% из них. Таким образом, с точки зрения осведомленности чемпионат мира по футболу является самым популярным спортивным событием на планете; летние и зимние Олимпийские игры следуют за ним с определенным отрывом.

Спорт, что неудивительно, волнует почти каждого, а в том что касается эмоционального восприятия, очень важную роль играет коннотация ответов, поэтому мы хотим обратить внимание на ту ассоциативную связь, которая сложилась к настоящему моменту в международном общественном мнении между чемпионатом мира - как крупнейшим спортивным событием в мире и Россией - как местом его проведения. Это принципиальный момент для хода наших рассуждений и установления причин, почему сфера спорта стала мишенью в информационной войне против нашей страны.

Вообще, организаторы мундиаля могут с удовлетворением констатировать: более половины (54%) опрошенных компанией «Нильсен» в мире считают, что Россия будет хорошей хозяйкой для чемпионата мира по футболу 2018 года. Можно однозначно утверждать, что в условиях массированных антироссийских атак, в целом это очень неплохой результат. При этом, пожалуй, важнее, что те, кто строит свои суждения на основе личного опыта, а не выпусков, например «Дейли мейл» или Си-эн-эн, настроены еще более позитивно.

Так, гости Кубка конфедераций ФИФА* (*Кубок конфедераций - соревнование по футболу среди национальных сборных, проводимое под эгидой ФИФА в стране - организаторе чемпионата мира за год до самого чемпионата. Принимают участие победители каждого из шести континентальных чемпионатов, победитель прошлого чемпионата мира и команда страны, в которой проводится соревнование. По сути, это главная «репетиция» мундиаля. В России проводился с 17 июня по 2 июля 2017 г.) 2017 года дали ему самую высокую оценку9: в среднем 95% респондентов отметили, что им очень понравился, и 3% сказали, что им понравился опыт посещения этого мегасобытия в России. Среди иностранных болельщиков 60% заявили, что турнир превзошел их ожидания. Иными словами, изначальный настрой тех, кто «решился» поехать в Россию на матчи Кубка конфедераций, был занижен - в том числе, можно предположить, вследствие укоренившихся в отношении нашей страны стереотипов и того специфического информационного «разогрева», который проводили зарубежные СМИ накануне мероприятия.

На пути к чемпионату мира 2018 года делается все, чтобы его оценка болельщиками и просто гостями городов-организаторов была, как минимум, не хуже в сравнении с Кубком конфедераций.

При этом необходимо понимать, что иностранных гостей на мундиале будет чуть ли не в десяток раз больше и они посетят всю европейскую часть России - от Калининграда до Екатеринбурга (матчи проходят в 11 регионах, а базы, где будут жить команды-участницы на протяжении всего чемпионата, располагаются в 14 субъектах Федерации). Каждый гость станет очевидцем происходящего, будет делиться впечатлениями с родственниками и знакомыми, продвигать объективную картину с мест событий через социальные сети и мессенджеры. Можно без преувеличения сказать, что, благодаря цифровым технологиям не только футбольные звезды (стандартный объект внимания «классических» СМИ), но и люди с улиц городов России, впечатления от общения, достопримечательности, образ жизни - все это станет главными информационными поводами лета 2018 года во всем мире. «Доброжелатели» России это отчетливо осознают, потому пытаются работать на опережение.

В заключение хотелось бы сделать следующий вывод. Достаточно примитивно, по нашему мнению, трактовать антироссийские выпады в области спорта только лишь как очередную попытку дискредитировать систему власти, существующую в нашем государстве, - как то нередко представляется в СМИ. Имеется и второй уровень, более глубинные процессы, а именно: стойкое желание западных элит продолжить менять личное отношение жителей своих стран к России и ее населению. По большому счету у российского общества пытаются похитить остающуюся часть нашего образа, которая имеет, несомненно, положительную оценку.

Вспомним, как в 1990-х годах националистические круги Восточной Европы - именно на уровне обывательского сознания - стали сводить восприятие советского воина-освободителя к фигуре безжалостного жандарма, намеренно бросая в кучу события и Второй мировой войны, и 1968 года, и даже кампании в Афганистане. С точки зрения технологий пропаганды мы имеем сейчас нечто похожее. Оставляя за бортом принцип личной индивидуальной ответственности за правонарушения, международные бюрократы от спорта по науськиванию представителей отдельных государств навешивают ярлык «под подозрением» на любого спортсмена из России, подталкивая к оправданиям даже тех, кто никогда не отходил от принципов Fair Play. Многие западные СМИ акцентируют внимание своей аудитории лишь на проблемных моментах, связанных с проведением спортивных событий в России, часто вырывая их из контекста. В таких условиях предотвращать укрепление в головах жителей разных стран заготовленных стереотипов сложно, однако необходимо - причем без обид и позерства, но методично и системно. Потому как бороться с таким укоренением далее будет все сложнее.

И, наверное, лучшее, что можно сделать, это доказывать делом, что мрачное нагнетание вокруг нашей страны не имеет под собой серьезных оснований. Такие события, как чемпионат мира ФИФА 2018 года, призваны помочь «открыть» Россию, позволить сотням тысяч гостей из десятков стран сделать собственные выводы на основе личного общения, а также поделиться увиденным.

Простые люди в России с нетерпением ждали мундиаля не только потому, что это настоящий праздник спорта. Большинство (68% отечественных респондентов10) полагают, что репутация нашей страны за рубежом по итогам чемпионата будет улучшена. Остается надеяться, что такие ожидания в полной мере оправдаются, и это станет важным вкладом в то, чтобы вернуть известнейшей максиме барона де Кубертена ее изначальный вид, провозгласив вновь: «О, спорт! Ты - мир!»

 1Кубертен, Пьер де. Ода спорту. М.: Физкультура и спорт, 1987. Интересно заметить, что благодаря «Оде спорту» Кубертен стал обладателем золотой медали Олимпийских игр. Дело в том, что с 1912 г. по 1948 г. в программу Олимпиад входили художественные конкурсы (Concours d’arts). На V Олимпиаде в 1912 г. в Стокгольме Кубертен представил свою «Оду спорту» под псевдонимом. В результате произведение было признано лучшим в области литературы.

 2Олимпийская хартия (неофиц. перевод на рус. яз. на сайте Олимпийского комитета России) // http://roc.ru/upload/documents/team/charter/olimpiyskaia-hartiia-15-sentiabria-2017.pdf

 3Цит. по: Теппер Ю. История олимпийских бойкотов. Часть 2. Второй, идеологический // https://www.svoboda.org/a/443660.html

 4См. подробнее: Млечин Л. Мюнхен 72: Кровавая Олимпиада. М., 2005.

 5Олимпийская хартия. Правило 6. П. 1 (неофиц. перевод на рус. яз. на сайте Олимпийского комитета России) // http://roc.ru/upload/documents/team/charter/olimpiyskaia-hartiia-15-sentiabria-2017.pdf

 6В частности, полностью в русле этой одиозной логики лежат попытки лишить Россию права подавать заявки на проведение крупных международных соревнований. В ноябре 2017 г. совет учредителей ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство, WADA; президент - бывший глава Британской олимпийской ассоциации Крейг Риди) утвердил поправки во Всемирный антидопинговый кодекс, которые дают международным спортивным федерациям, сотрудничающим с ВАДА, формальный повод не принимать заявки России на проведение международных спортивных мероприятий с 1 апреля 2018 г. (Текст кодекса на официальном портале ВАДА // https://www.wada-ama.org/en/what-we-do/the-code).

 7Исследование Nielsen FIFA Brand Tracker было проведено методом онлайн-опроса в ноябре 2017 г. в 24 странах мира: Австралии, Аргентине, Бразилии, Великобритании, Германии, Индии, Индонезии, Испании, Италии, Канаде, Катаре, Китае, Малайзии, Мексике, Нигерии, ОАЭ, России, Саудовской Аравии, США, Турции, Франции, Южной Африке, Южной Корее, Японии. Выборка сформирована по половозрастным квотам, отражающим структуру онлайн-населения. Общая выборка составила более 29 тыс. человек. 
В России выборка составила более 2 500 человек, при этом в выборку были включены минимум 100 жителей каждого из 11 городов проведения чемпионата мира по футболу FIFA 2018 // http://www.nielsen.com/ru/ru/insights/news/2017/issledovanie-auditorii-chempionata-mira-po-futbolu-v-rossii.html

 8https://www.ama.org/publications/MarketingNews/Pages/2016-ama-gold-top-50-report.aspx

 9Исследование опыта болельщиков на Кубке конфедераций FIFA (ФИФА) 2017 г. в России проводилось компанией «Нильсен» (Nielsen) в течение двух недель после окончания турнира среди 10 786 обладателей паспортов болельщиков, посетивших матчи Кубка конфедераций 2017 г. Исследование проводилось методом онлайн-опроса на пяти языках (русском, английском, немецком, французском, испанском) // http://www.nielsen.com/ru/ru/insights/news/2017/confederations-cup-FIFA.html

10Исследование Nielsen FIFA Brand Tracker...

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666670 Антон Варфоломеев


Россия. ЛатАмерика > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 июня 2018 > № 2661135 Александр Дунаев

Горячий рынок. Зачем инвестировать в финтех в Латинской Америке

Александр Дунаев

сооснователь ID Finance, операционный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan

Финтех-проекты из Латинской Америки бьют рекорды по объемам привлечения инвестиций. Крупнейшее после Snap IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже в текущем году провел бразильский платежный сервис PagSeguro, собрав $2,3 млрд

Сектор финансовых технологий растет во всем мире, но мощнейшим драйвером его развития в ближайшие годы станет Латинская Америка. Новые законодательные и нормативные реформы в этом регионе открывают рынок для иностранных компаний. Выиграют те, кто сможет справиться со всеми рисками и сложностями таких стран, как Бразилия и Мексика.

По данным Всемирного банка, в Латинской Америке почти у половины взрослого населения нет доступа к банковскому рынку. В Бразилии, стране с населением 207 млн человек, 40% находятся в черном списке у банков, а у многих из тех, кто имеет счета, ограниченный доступ к финансовым продуктам и услугам.

Кроме того, в этой стране около 8 млн микро- и малых предприятий получают недостаточное финансирование, объем этих недополученных средств McKinsey оценивает в $237 млрд. Этот огромный структурный спрос сейчас удовлетворяют финтех-компании, которые предлагают более конкурентоспособные и удобные услуги по сравнению с традиционным банкингом.

По данным FinTech Global, инвестиции в финтех Латинской Америки в 2017 году достигли рекордных $600 млн, что на 20% больше, чем в 2016 году. У аналитиков есть твердая уверенность, что эта динамика сохранится.

Проекты из Латинской Америки бьют рекорды по объемам привлечения инвестиций. Крупнейшее после Snap IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже в текущем году провел бразильский платежный сервис PagSeguro, собрав $2,3 млрд. Это крупнейшая сделка бразильского бизнеса с 2011 года. Всего же объем латиноамериканского рынка финтеха может превысить $150 млрд к 2021 году.

Латиноамериканский взлет

Латинская Америка по праву считается очень плодородной почвой для финтех-индустрии. Платежи, кредитование, личные финансы, страхование — в этих секторах, по мнению инвестиционного банка Goldman Sachs, произойдут наибольшие изменения.

На Мексику и Бразилию приходится две трети из всех 700 компаний финансовых технологий, находившихся в списке Межамериканского банка развития (IDB) и акселератора Finnovista в 2017 году.

Эксперты прогнозируют, что финтех-сектор может занять до 30% мексиканского банковского рынка в следующем десятилетии, а совокупная выручка технологичных компаний Бразилии в следующие 10 лет будет составлять не менее $24 млрд ежегодно.

Неудивительно, что Goldman Sachs и Morgan Stanley недавно вложились в бразильские финтех-стартапы в поисках более высокой доходности.

По данным ведущего поставщика данных Statista, в этом году сделки на финтех-рынках Бразилии и Мексики составят $50 млрд и $36 млрд соответственно. Для примера: прогноз Statista для Великобритании составляет $216 млрд, что указывает на существенный запас роста для относительно менее зрелого рынка Латинской Америки.

Быстрые темпы роста объясняются целым рядом факторов. Олигополия в этом регионе привела к крайне неконкурентоспособному банковскому сектору, который так и не смог внедрить инновации. Это особенно видно в Бразилии, где 95% рынка сосредоточены в руках пяти крупнейших банков, а сборы и процентные ставки являются одними из самых высоких в мире. До сих пор крупнейшие банки неохотно сотрудничают друг с другом, никто еще не предоставил прозрачную открытую банковскую структуру API.

Контролируемое ускорение

Правительства стран Латинской Америки начинают поддерживать финтех, понимая огромный потенциал этой отрасли для стимулирования экономического роста и создания органичной финансовой системы.

Недавно Центральный банк Бразилии опубликовал новые правила для стартапов в сфере кредитования. Они смогут повысить конкуренцию и в конечном счете снизить процентные ставки для клиентов. Это положение позволяет бразильским финтех-компаниям выступать в качестве прямых кредиторов и держателей кредитных платформ, не сотрудничая с банками. Также были сокращены сроки получения лицензий на ведение финансовой деятельности.

В марте Мексика приняла закон о финансовых технологиях — первый в своем роде в Латинской Америке, направленный на содействие финансовой стабильности и предотвращение отмывания денег. Законодательство регулирует криптовалюты, краудфандинг, а также вводит «регулятивную песочницу» для финтех-компаний.

Эдуардо Гураиб, генеральный директор мексиканской Ассоциации Fintech, ожидает увеличения инвестиций от местных и иностранных инвесторов. По его словам, другие регионы Латинской Америки последуют примеру Мексики, чтобы расширить свои рынки финансовых технологий. Этот прогноз уже начал сбываться: власти Чили объявили, что разработают собственные правила для финтех-рынка и создадут «регулятивные песочницы».

Новые правила — это важная веха для всего финтех-сообщества этих стран. Это также вотум доверия со стороны государственных структур. Несмотря на сохраняющуюся политическую и экономическую неопределенность во многих странах Латинской Америки, постоянная поддержка регулирующих органов играет ключевую роль в растущей привлекательности региона для иностранных инвесторов.

Помогут смартфоны

В стимулировании роста финтех-рынка большую роль играет проникновение высоких технологий. Для Латинской Америки массовое внедрение смартфонов началось относительно недавно, но регион уже сейчас имеет один из самых высоких показателей проникновения гаджетов в мире, особенно среди молодой аудитории.

Сегодня на смартфоны приходится около 60% из 690 млн подключений к мобильной сети, и около трех четвертей мобильных абонентов — более 300 млн человек — используют свое устройство для доступа в интернет. Популярность смартфонов, как ожидается, вырастет до 70% к 2020 году.

Деятельность финтех-проектов сосредоточена в основном на таких сегментах, как платежи, кредитование, личные финансы и денежные переводы. Наибольший рост ждет сектор денежных переводов в Мексике: граница между этой страной и США является одним из крупнейших коридоров для транзакций во всем мире.

Из-за недоверия к финансовым операциям в сети и страха перед мошенничеством, распространенным среди латиноамериканцев, получат развитие проекты в сфере идентификации и блокчейна, биометрических систем и прочие. Многие финтех-проекты уже внедряют новые технологии для борьбы с мошенничеством — например, систему поведенческой биометрии, которая распознает человека по клавиатурному почерку.

Ряд госструктур Латинской Америки используют биометрические данные для предотвращения мошенничества, а бразильский банковский сектор был одним из пионеров в использовании биометрической технологии в своих банкоматах для более надежного и безопасного способа аутентификации.

Финтеху в Латинской Америке предстоит сделать еще немало, чтобы можно было с уверенностью сказать, что сектор действительно процветает. Но огромное население, неконкурентоспособные финансовые услуги, стабильная банковская и платежная инфраструктура (вкупе с ограниченным предложением кредитов) и дружественная регулятивная среда позволяет говорить о радикальных изменениях уже в ближайшие годы.

Россия. ЛатАмерика > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 июня 2018 > № 2661135 Александр Дунаев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 28 июня 2018 > № 2667752 Дмитрий Филин, Светлана Смирнова, Алена Моругина

Кто устраивает балаган?

Звонкие голоса, яркие костюмы и позитивный репертуар многие годы приводят в восторг поклонников группы «Балаган Лимитед». Музыканты коллектива Дмитрий Филин, Светлана Смирнова и Алёна Моругина поделились секретами творческого долголетия и планами на будущее.

- Говорят, «народники» группу не жалуют, считая ваше творчество попсой. В то же время в каждом альбоме «Балаган Лимитед» есть фольклорные мотивы. Так всё-таки в каком жанре вы работаете?

Дмитрий Филин:

- В нашем репертуаре есть и народные песни, и стилизованные под них - написанные современными авторами. Коллектив одним из первых начал экспериментировать, подавая русскую этническую музыку в модной аранжировке. В программу включаем композиции в самой популярной на данный период обработке - в стиле рок, рэп, ар-н-би, джаз. Есть клубные версии народных мотивов, которые нравятся молодёжи. Но вы правильно заметили: ни один альбом, ни один концерт не обходится без фольклорных произведений. Поэтому «народники» нас уже признали за «своих». Все трое членов коллектива с детства «варились» в среде, где любят русскую песню. Мы встретились ещё в студенческие годы: я учился в Гнесинке, Светлана и Алёна - в столичном Институте культуры. Тогда и договорились работать и экспериментировать вместе. Официально же днём рождения «Балаган Лимитед» считаем 1 июня 1999 года, когда был подписан контракт с продюсерским центром «Союз» Сергея Харина.

- Коллектив завоевал сердца зрителей, исполнив озорную песню «Чё те надо?». Это она задала тон репертуару?

Алёна Моругина:

- Именно песня «Чё те надо?», которая вышла из народа, стала нашей своеобразной визитной карточкой. У группы большой и разнообразный репертуар: выпускаем по одному альбому в год, а это 11-12 новых треков. Тем не менее на каждом концерте зрители просят исполнить «Чё те надо?». Даже зародилась идея выучить тексты на всех языках мира. Само слово «балаган» толкуется как ярмарочное представление, весёлое и немного «колючее», с насмешками и самоиронией. И мы, стараясь соответствовать названию, несём зрителям положительный заряд энергии, устраиваем праздник. Большинство песен - позитивные, драйвовые. И именно такие нравятся поклонникам. Об этом можно судить по реакции на концертах. Некоторые в порыве эмоций выходят на сцену, чтобы «зажечь» вместе с нами - начинают танцевать, пускаются вприсядку и даже отжимаются от пола. Случалось, мужчины подхватывали солисток на руки и кружили.

Очень любят под наши композиции выступать хореографические коллективы. По этой причине нас не раз приглашали в жюри танцевальных конкурсов.

Светлана Смирнова:

- Мы позиционируем себя как самая весёлая группа России (смеётся. - Прим. ред.). Но у нас хорошо получаются и лирические песни. Некоторые из них исполняем под баян и балалайку. Одна из самых пронзительных - «Настасья». Когда её разучивали, нас душили слёзы, подступал комок к горлу. В тексте изложена реальная история любви. Настасья - бабушка нашего продюсера - всю жизнь ждала мужа Петра, который пропал без вести на войне. Она верила в чудесное возвращение своего единственного мужчины. Зрители, особенно представители старшего поколения, не могут слушать эту песню без слёз. После концерта люди подходят и благодарят нас за душевное исполнение, рассказывают свои истории, чем-то похожие на судьбу героини композиции. А в городе Энгельсе Саратовской области памятник героям, пропавшим без вести в Великой Отечественной, в народе даже стали называть «Настасья». Такая вот удивительная песня…

- Судя по вашим рассказам, на концерты группы ходит публика разных возрастов…

Дмитрий Филин:

- У нас есть поклонники и среди маленьких детей, и людей среднего возраста, и старшего поколения. Много приходит молодёжи. Недавно узнали, что в Южной Корее существует фан-клуб «Балаган Лимитед», организованный юной девушкой, которая изучает наше творчество, переводит песни на корейский. Мы отправили ей подарок - альбомы, футболки с атрибутикой. Она потом выкладывала фото с нашими презентами в соцсетях и писала о том, как гордится тем, что является поклонницей группы.

- На сцене вы постоянно в движении. Японцы решили, что «Балаган Лимитед» - это высокотехнологичные роботы, поскольку так долго петь вживую и танцевать люди не могут…

Алёна Моругина:

- Это правда, японцы так подумали (улыбается. - Прим. ред.). Для нас недопустимо халтурить на сцене. Секрет прост: уже 15 лет мы занимаемся йогой, делаем дыхательные упражнения. И такая тренировка очень выручает. Один раз в поездке на гастроли из-за непогоды задержали рейс. И, чтобы наверстать упущенное время, мы давали в день три концерта, по два часа каждый. Петь и отплясывать приходилось по шесть часов подряд с небольшими перерывами. Удивительно, но на последнем выступлении прошла усталость - как будто второе дыхание открылось.

- Каждое выступление группы - это ещё и костюмированное шоу. Кто придумывает и шьёт наряды?

Светлана Смирнова:

- Мы работаем со многими дизайнерами. Но особенно хорошо сложились отношения с модельером из Москвы Сергеем Исайкиным. Он вручную расшивает костюмы, никому не доверяя такую тонкую работу. Концепцию одежды придумываем совместно. На сольном концерте «примеряем» восемь образов. Некоторые зрители даже решили, что в коллективе постоянно меняются солистки. Не раз слышали: «Опять себе Дима новых девочек взял, моложе прежних». Звучит как комплимент.

Дмитрий Филин:

- Однажды мне в сценическом костюме пришлось сесть за руль. У меня был очень сложный грим, а волосы вообще серебрянкой посыпаны, на голове торчал ирокез. И надо же было в таком виде совершить нарушение! Правда, несерьёзное: наехал на сплошную, так как разметка была сложная. Меня останавливает сотрудник ДПС, видит такое «чудо в перьях» и говорит своему напарнику: «Ну, этого надо сразу к наркологу отправлять». Пришлось доказывать, что артист. Благо в бардачке всегда есть диск с нашими песнями. Он и выручил…

- Вы всё время на позитиве, веселите публику. А как сами развлекаетесь, отдыхаете?

Алёна Моругина:

- Самый весёлый отдых, конечно, вместе. За годы совместной работы мы стали как родные. А Дмитрий Филин и Светлана Смирнова образуют не только творческий, но и семейный союз. Их сын уже взрослый и влился в коллектив, став звукорежиссёром группы. Я недавно второй раз стала мамой. Мои дети тоже с пелёнок в поездках с нами. Хотя, признаюсь, хочется побольше успеть, поэтому об отдыхе не думаем. Гастроли - это ведь тоже путешествия. И они не прекращаются. Объездили всю Россию, страны Содружества.

- Кроме этого, группа гастролировала в Великобритании, Германии, Греции, Израиле и даже на Ямайке. Как вас встречают за рубежом?

Дмитрий Филин:

- Встречают на ура. Мы стараемся быть понятными разному зрителю. Сегодня в нашей программе есть композиции на английском, украинском, грузинском, армянском, латышском, болгарском языках. А на иврите версия песни получилась настолько удачной, что в Израиле подумали: местная группа поёт. В Лондоне прямо на Трафальгарской площади устроили представление на Масленицу. Самим было интересно: кто же придёт? На удивление, вся площадь заполнилась зрителями. Многим было любопытно познакомиться с обрядами и традициями нашего народа, послушать русские песни.

Алёна Моругина:

- А мне запомнилась публика на открытии торгового центра на привокзальной площади в Риге. К концу нашего выступления горожане начали скандировать: «Эсэсэсэр! Эсэсэсэр!» Видимо, ностальгия по Союзу на постсоветском пространстве всё ещё сильна. В Эстонии снимали клип в историческом центре. Вышли на улицу в русских народных костюмах, поставили микрофонные стойки и начали петь. Народ стал собираться, хлопать, подпевать, пританцовывать. Этим летом, в июле, в очередной раз поедем в Эстонию на Международный этнический фольклорный фестиваль, где будем представлять Россию. Там зрители всегда принимают нас хорошо.

- О чём мечтаете на пороге 20-летнего юбилея группы?

Дмитрий Филин:

- О творческом долголетии.

Алёна Моругина:

- Остаться в памяти у многих-многих поколений. Быть востребованными как можно дольше.

Светлана Смирнова:

- Нам ещё хочется многого достичь. Вот «Евровидение» никак не «доштурмуем». Подбирались близко. Даже записывали песню, которая вошла в тридцатку отборочных. Может, когда до возраста бурановских бабушек дорастём, удастся осуществить мечту. Так что у нас всё ещё впереди…

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

Визитная карточка

Создатель и продюсер группы «Балаган Лимитед» - поэт-песенник Сергей Харин. «Балаганщики» Дмитрий Филин, Светлана Смирнова и Алёна Моругина работают в коллективе с 1999 года.

Группа выпустила 19 альбомов и является обладателем и лауреатом премий «На вершине диа­пазона», SMG Music Awards, «Шансон года», «Серебряный диск», награждена грамотами за общественную и благотворительную деятельность.

«Балаган Лимитед» представлял Россию на фестивалях «Славянский базар», «Песня года», «Звуковая дорожка».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 28 июня 2018 > № 2667752 Дмитрий Филин, Светлана Смирнова, Алена Моругина


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656734 Михаил Успенский

Цифровая мзда. Нужно ли платить налоги на сделки с криптовалютой

Михаил Успенский

Эксперт по налогам и правовому сопровождению блокчейн-проектов

Как устроено налогообложение операций с биткоином в стране, где еще не появилось прозрачного регулирования криптовалютного рынка

Недавно Госдума приняла в первом чтении три законопроекта, касающиеся криптовалют. Однако вопросы налогообложения остались вне депутатской повестки. И на сегодняшний день многим непонятно, как же именно рассчитать доход с криптовалюты, с какого момента и как платить налог.

Тернистый путь

Одной из первых темы криптовалют еще в 2016 году коснулась именно Федеральная налоговая служба. К чести фискалов стоит отметить, что в своем письме они озвучили главный тезис — операции с криптовалютами не противоречат законам России. Однако детальных инструкций по уплате налогов тогда не последовало.

К концу 2017 года инициативу перехватил Минфин, выпустив свое первое разъяснение на тему криптовалют, но и оно не добавило ясности. Министерство лишь пояснило, что в отсутствие специального законодательства на биткоины распространяются общие положения по уплате НДФЛ.

Между тем, добросовестные криптоэнтузиасты уже тогда горели желанием исполнить свою конституционную обязанность по уплате налогов, но не всегда их ждал теплый прием в стенах налоговых инспекций. Показателен случай жителя Ростова, с порога заявившего инспекторам о своем желании задекларировать крипту. Налоговики не только отказали ему в приеме декларации, но и вдогонку уведомили Следственный комитет о визите человека, совершающего операции с денежными суррогатами.

Хотя некоторым повезло больше. Например, «первым криптоналогоплательщиком» считает себя Андрей Воронков, бизнесмен из Москвы, при участии которого проект SOMN собрал $42 млн в ходе ICO (финансирование стартапа за счет выпуска собственной криптовалюты).

«Задача криптосообщества — сделать наше государство максимально заинтересованным в создании благоприятного климата для криптоиндустрии. Добровольная легализация доходов с криптовалют через уплату налогов — важный демонстративный шаг в этом направлении. Поэтому я первым в России решился заплатить налоги с биткоина», — утверждает Воронков.

Для этой цели бизнесмен нанял дорогостоящих аудиторов, чтобы «сделать все по закону» и сдать декларацию. «Хотя период проверки документов еще не истек, дополнительных вопросов со стороны налоговой мне не поступало», — говорит Воронков.

Но, возможно, Воронков не был первопроходцем. Согласно июньскому пресс-релизу ФНС России, пальму первенства следует отдать сознательному гражданину из Республики Алтай, который отчитался за доходы от продажи криптовалют в ходе недавней декларационной компании. К сожалению, ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию не представляется возможным, так как на ней лежит гриф налоговой тайны.

Биткоин как имущество

Непонятной была ситуация с начислением налога еще и из-за того, что долгое время разные чиновники упорно называли криптовалюту «иным имуществом». Однако совсем недавно глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков наконец признал, что «цифровые активы будут учитываться не как имущество, а как новый вид имущественных цифровых прав».

А Налоговый кодекс фундаментально по-разному смотрит на налогообложение «имущества» и «имущественных прав», разводя их по разные стороны баррикад. Льготы и преференции по «имуществу» совершенно не применимы к «имущественным правам». Например, не будет применяться освобождение от подоходного налога «при владении более 3 лет», которое позволило бы владельцам «первых» биткоинов не рассчитывать налог.

Итак, анализируя сущность криптовалюты и последние замечания властей, можно сделать вывод, что налог на криптовалюту нужно платить всем — как гражданам, так и юрлицам.

Для налога на прибыль организаций Минфин в феврале этого года сделал однозначный вывод: доход признается по факту реализации криптовалют вне зависимости от получения средств (активов) за нее. То есть юрлицу заплатить нужно в любом случае, даже если полученные им криптовалюты не были выведены в фиат.

Что касается физлиц, то, несмотря на размытость формулировок главы 23 Налогового кодекса о подоходном налоге граждан, для целей НДФЛ платить налог до момента конвертации криптовалюты в фиат в большинстве случаев все-таки требуется. А после конвертации — тем более.

Как рассчитать

С расчетами все обстоит на самом деле довольно просто. В мае-июне этого года в едином порыве налоговая служба и Минфин выпустили письма, в которых попытались объяснить гражданам порядок уплаты подоходного налога с криптовалюты.

Чиновники считают, что налоговая база по операциям купли-продажи криптовалют должна определяться в рублях как превышение общей суммы доходов, полученных от продажи криптовалюты, над общей суммой документально подтвержденных расходов на ее приобретение.

Несмотря на некоторые формальные нестыковки, этот подход следует признать концептуально верным. Этого правила и стоит пока придерживаться владельцам криптовалют, поскольку специальных поправок в налоговое законодательство в ближайшие годы депутаты не обещают.

На сегодняшний день у российских налоговых органов попросту отсутствует реально работающий механизм для выявления и привязки криптокошелька к конкретному человеку. Ситуация может сдвинуться с мертвой точки, когда в полную силу заработает автоматический международный обмен налоговой информацией.

Из-за этого в будущем могут возрасти риски для тех россиян, которые прошли верификацию на зарубежных криптовалютных биржах. Но пока нет задачи вылавливать владельцев криптовалют, которые не платят налоги, рассказал в интервью газете «Ведомости» федеральный чиновник.

Тем временем для сознательных криптоналогоплательщиков непреодолимых препятствий в декларировании крипты не существует. Инспекция может отказать в приеме декларации лишь в крайне ограниченном перечне случаев, и декларирование доходов от криптовалют к ним явно не относится. Не стоит опасаться и ужесточения мероприятий налогового контроля, поскольку налоговые проверки «самодекларирующихся» физических лиц в России скорее редкое исключение, чем правило.

Так что все счастливые обладатели криптовалют могут добровольно заплатить налоги и спать спокойно.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656734 Михаил Успенский


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674352 Сергей Глазьев

Рывок в будущее России

учебное пособие для нашего правительства

Сергей Глазьев

"ЗАВТРА". Сергей Юрьевич, поздравляем вас с выходом в свет вашей новой книги "Рывок в будущее". Это фундаментальная работа, название которой совпадает с известными словами президента Российской Федерации Владимира Путина. Понятно, что такое совпадение не случайно. В чём вы видите "сверхзадачу" этого издания?

Сергей ГЛАЗЬЕВ, академик РАН, доктор экономических наук. Спасибо. По сути, эта книга задумывалась и создавалась как своего рода учебное пособие для нашего правительства: как осуществить — не на словах, а на деле — этот рывок в будущее, с точным пониманием наших возможностей, наших перспектив и происходящих в мире изменений. Она включает в себя описание фундаментальных законов развития современной экономики, анализ текущей ситуации с точки зрения системных, структурных, технологических изменений, которые происходят в полном соответствии с этими законами, по смене технологических и мирохозяйственных укладов; она содержит прикладные разработки с конкретными предложениями, как эти законы использовать, чтобы обеспечить опережающее развитие российской экономики по сравнению с мировой, на основе современных технологий и интеграционных процессов на евразийском пространстве и за его пределами; она включает в себя анализ передового международного опыта, в том числе — в сфере управления экономическими и финансовыми процессами и оценку его применимости в отечественных условиях. "Рывок в будущее" также доказывает неприменимость господствующего ныне спектра экономических теорий к реалиям перехода на новый технологический уклад и своего рода "дорожную карту" не просто для экономического рывка, но для выхода нашей страны на траекторию устойчивого развития с темпами роста не менее 8% ежегодно. Надеюсь, что эти соображения наконец-то будут услышаны.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674352 Сергей Глазьев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674282 Александр Проханов

Одухотворённый Ямал

вечная русская миссия осваивать тундры и льды, вводить их в обиход и русской цивилизации, и всего человечества

Александр Проханов

Русские люди — это очарованные странники. Они очарованы великой родиной и великой мечтой: не только земной, но и небесной. Стремятся за линию горизонта, на край света. Туда, где, по их представлению, — благодать, жизнь без зла, без насилия, райские кущи. И такой землей для русского человека был Север, загадочный, таинственный, влекущий своим полярным сиянием, своей неугасимой Полярной звездой. И они шли на Север — в надежде оказаться там, где среди льдов вдруг откроется цветущий земной рай. И дошли туда, где их ждало чудо.

И вот я на Ямале — среди неоглядных разливов, среди льдов, среди пронизывающих ветров, на кромке Ледовитого океана. И вот оно, ямальское чудо — завод по сжижению природного газа, СПГ. Грандиозный красавец полярных сияний. Этот завод в разобранном виде везли сюда по Северному морскому пути из Китая. Там его создавали — и по частям, по модулям грузили на колоссальные сухогрузы, и те в сопровождении ледоколов медленно пробирались через полярные широты. Причаливали к приготовленным пирсам, драгоценный груз переносили на гигантские многоколёсные платформы и тихо, осторожно, чтобы не продавить мерзлоту, везли на стройплощадки. Потом эти модули, похожие на пучки огромных стальных лучей, сгружались, ставились на мерзлоту, собирались, свинчивались, состыковывались, — и так возник чудесный завод. А рядом с ним — великолепный, прекрасный, точный, похожий на кристалл вахтовый город. По такой же технологии будут собираться на Луне лунные поселения, доставляемые сверхтяжёлой ракетой. Дмитрий Анатольевич Фомин, хозяин всей этой стройки, принимавший самые первые модули, рассказал, как созидалось это чудо. Чудо, казавшееся невероятным для этих ледяных пространств, где зимой температура 50 градусов ниже ноля, а ветры с океана могут свалить с ног человека. В сражении с мерзлотой и с запасом прочности не только на весну, но и на климатические изменения, когда всё вокруг начнёт таять, сдвинется — и тысячетонные конструкции могут уйти в землю, в воду, в тундру. Каждый момент воздвижения завода требовал своего, пусть самого маленького, но открытия. Небольшого, но откровения. Здесь по-особому погружались в мерзлоту особые сваи, по-особому из особого бетона отливались огромные резервуары, куда стекал сжиженный газ, дожидаясь разгрузки. Здесь по-особому осваивают месторождения, по-особому ведут бурение, запуская под землю целый пучок, целый куст расходящихся скважин. И человек своей железной рукой осторожно шарит в подземелье, нащупывая могучие карманы с газом. Этот газ подаётся на завод, очищается, из него выделяются сопутствующие ему смеси, концентрат, конденсат. Он проходит через гигантскую криогенную установку, через реактор, где превращается в жидкость, и откуда потом насосами подаётся в колоссальные цистерны и хранится там до прихода танкеров. И эти танкеры уже движутся к Ямалу с востока и запада по Северному морскому пути. Одни уже проходят Берингов пролив у Аляски, другие — только что отчаливают от Испании, куда они перекачали запасы газа и движутся к порту, где океан ещё весь во льдах, где, поджидая караваны газовозов, темнеют в отдалении ледоколы, дизельные и атомные.

Этот завод — национальное богатство. Но не меньшим, а то и большим богатством является коллектив, обеспечивший создание этого газового гиганта. Этих людей искали по всей России, отбирали, проводили тесты на их знания, умения, на их нравственные качества. Двадцатитысячный коллектив работающего и продолжающего строиться предприятия — люди великого трудолюбия, великой удали и даже молодечества. Люди колоссальной дисциплины и артельной коллективистской этики.

Игорь Олегович Часнык, руководящий производством, рассказывал, что создание здесь, среди этих полярных сияний, невыносимой мерзлоты и мороза, такого коллектива — огромный социальный труд, которого нам так не хватает в обычной жизни. На Севере один человек — ничто. Он погибнет, исчезнет. Выжить здесь можно только вместе, в братстве, помогая друг другу, принося самого себя в жертву за други своя.

Вахтовый посёлок — чёткий, кристаллический, красивый, где нет ничего лишнего, являющий собой фабрику для жилья. Здесь тепло, есть вода, электричество, комфорт, даже спортивные сооружения. Этот посёлок на 20, а то и на 40 дней принимает упрямых, дееспособных людей, истосковавшихся по настоящему делу, по крепким заработкам, по артельному коллективному труду, которым всегда была славна Россия. Наша Арктика сегодня — поражающая своими углеводородными богатствами, открывающая русским людям сквозь льды Северный морской путь, куда спускаются один за другим атомные ледоколы. Эта кромка Ледовитого океана является и рубежом обороны, где ставятся сверхмощные и сверхдальние радиолокационные станции, способные обнаружить противника по ту сторону полюса. Арктика сегодня является фабрикой нового русского человека. Не того "нового русского", который явился после крушения Советского Союза и испугал весь мир своим безумием, расточительством, чванством и никчёмностью. А того нового русского человека, который является вечным русским человеком, исконным русским человеком, открывателем, создателем, героем, тружеником и великим удальцом, ибо он совершает здесь, в полярных широтах, огромное, важное, богатое русское дело. И эти люди, отработав здесь свои вахты, вернутся в Центральную Россию, обветренные арктическими ветрами, готовые к великим делам. Лучшие строители, лучшие управленцы, лучшие политики.

Генеральный директор завода Евгений Анатольевич Кот с упоением творца и большого хозяина рассказывал мне про абсолютно новую отрасль экономики, когда на смену дорогостоящим газопроводам приходят газовозы, везущие сжиженный газ к местам потребления. Как странно здесь выглядят утверждения некоторых экономистов и промышленных стратегов, с презрением говорящих о газовой и нефтяной "игле", на которую якобы села Россия. Пусть другие страны попробуют сесть на такую "иглу", создать арктическую углеводородную цивилизацию. Она — результат великих технологий, великой науки, связанных с землёй, с людьми, с металлом, с химией. Это вершина экономики, способной освоить эти месторождения, не потерять при этом ни капли нефти, ни кубометра газа, обеспечив сохранность и чистоту окружающей среды, способной отыскать мировые рынки, где была бы употреблена эта нефть и этот газ. Выиграть схватку за эти рынки с другими нефтегазовыми державами. Первая линия завода работает вовсю, на полную мощность. Собирается у меня на глазах вторая могучая линия. Ещё немного — и через неё тоже пойдёт газ к пирсам. Уже монтируется третья линия, под которую делают расчёты финансисты, считая выручку, которую даст эта третья линия. Но это ещё не всё. В программе — и четвёртая линия завода. Причем эту линию не привезут из Китая, с чужих заводов и верфей, — она будет создаваться здесь, в России. Уже разработаны технологии, найдены соответствующие производства, распределяются заказы, нагружая рабочие места и давая дополнительную жизнь всей современной российской индустрии. Здесь наглядно видишь, как выполняются майские указы президента, хотя на Ямале мало говорят о политике.

А ещё — развитие цифровой экономики, создание цифросферы, без которой невозможно было бы управлять этим огромным производством: от глубокой тундры, где стоят буровые, до огромного, денно и нощно функционирующего завода, с его сложнейшими технологическими процессами, до океанского порта с множеством пирсов и обслуживающих их ледоколов. Только вездесущая цифра, только компьютерная сеть способны синхронизировать это огромное производство. О каком ветхом жилье можно говорить в Сабетте, если по своему качеству, по наукоёмкости, по комфорту, по эффективности этот город напоминает лунное поселение? Вот — ничего нет. Но вот всё возникло — словно одним ударом, одним чудесным мановением жезла! Порт Сабетта, о котором ещё недавно мало кто знал, сегодня стал одним из самых восхитительных, самых важных мест России.

Губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа 30-летний Дмитрий Андреевич Артюхов, должно быть — самый молодой из глав регионов России. Мы говорим: необходим рывок, рывок в будущее. Вот он, этот рывок. Губернатор — человек-рывок. Когда совсем недавно его предшественник и наставник, Дмитрий Николаевич Кобылкин, человек огромного опыта, потрясающего темперамента и настоящей северной закалки, ушёл в Москву, чтобы занять пост министра природных ресурсов и экологии всей России, здесь его сменил Артюхов. Подвижный, умный, страстный, темпераментный, владеющий английским языком, поработавший в Сингапуре и познавший тайны современного западного управления, правила мировых рынков, он — плоть от плоти этих северных мест. Не чужак, не "карьерный" губернатор. Он — преемник в самом высоком и прекрасном смысле этого слова. Он работал рядом с Кобылкиным, усвоил его философию, воспринял его стратегическую доктрину. И теперь, исполненный сил, на волне арктического ренессанса, продолжает его стратегический проект "Арктики XXI века".

Этот проект грандиозен. Он включает в себя продление железной дороги: той, что ведёт через Северный Урал от Воркуты, от уральских экономических районов на Восток, к Салехарду, к Оби, не достигая порта Сабетты всего на пару сотен километров, — продление этого пути к комплексу "Ямал СПГ", чтобы сюда быстро и надёжно доставлялись грузы из могучего Урала, со всей европейской части России. И вторая железная дорога, которая подходит к Оби с востока, соединяя Лабытнанги с северной Сибирью: Надымом, Новым Уренгоем и дальше, до Игарки на Енисее. И мост через Обь, который должен соединить Лабытнанги и Салехард, одновременно будет железнодорожным мостом, создающим этот "полярный Транссиб", Северный широтный ход, соединённый железными нитями рельсов с портом Сабетта и растворяющийся в необъятных просторах Северного морского пути. В этом — будущее Ямала. В этом — его новая стратегическая роль в развитии России. В этом — осуществление старинных, давнишних, задуманных ещё в дореволюционные времена и частично осуществлённых в сталинскую эпоху стратегических замыслов по освоению и развитию Русской Арктики. Этот проект уже осуществляется. Проведены все расчеты, одобрен проект моста через Обь, найдены инвесторы. Реализации этого проекта будет посвящена вся дальнейшая деятельность молодого губернатора. Он продвигает этот проект, стремится убедить Центр в его стратегической необходимости. Я провёл вместе с Дмитрием Артюховым несколько дней: в машинах, вертолётах, на строительной площадке Сабетты, в чумах ненецких стойбищ, среди оленьих стад, среди интеллигенции Салехарда… Мы говорили с ним о мечте, о великой русской мечте и о том, как эта мечта проявляется здесь, на Ямале, о ямальской мечте.

Конечно, это — мечта благоустроить свой дом, свой очаг, свою землю. И нынешнему поколению русских людей, живущих на Ямале, уготована вечная русская миссия осваивать эту планетарную неудобицу, осваивать эти тундры и льды, вводить их в обиход не только русской цивилизации, но и всего человечества. Конечно, это — мечта о добром достатке, о прочном домашнем очаге, о том, чтобы работа приносила не только честный заработок, но и глубокое внутреннее утоление. Ибо русский человек соскучился по настоящей работе, он соскучился по большим проектам. И сегодня Россия реализует два таких грандиозных проекта. Один — южный, крымско-средиземноморский. А второй — здесь, на Ямале и в Арктике, огромный северный проект, проект Полярной звезды. И эта Полярная звезда, её северный мистический свет влекут к себе русского человека, влекут своей тайной, своей красотой, своей мечтой, своей великой надеждой на идеальное, справедливое божественное бытие. Ибо эта надежда и эта мечта помогали русским людям преодолевать самые страшные чёрные ямы русской истории. Помогали на месте погибающего государства создавать новое — сильнее и краше прежнего. Помогали выигрывать самые кромешные на земле войны, в том числе — и последнюю, Великую Отечественную. Помогали одолевать уныние, печаль, страшные напасти, которые падали на голову русского человека, которые могли озлобить его, настроить раз и навсегда против своего государства, сделать вечно недовольным и бунтующим "протестантом". Люди Ямала — это великие государственники. Чем бы они ни занимались: строили дорогу, бурили мерзлоту или отправляли караваны по Северному морскому пути, — они понимают, что делают великое, вечное государственное русское дело. Отсюда, с Ямала, эта государственная энергия, это государственное проектирование, несомненно, распространятся и на всю остальную Россию. Губернатор Артюхов увлечён своим новым делом, увлечён своим творчеством. Он хотел бы, чтобы здесь, на Ямале, появился свой летописец, свой художник и писатель, который смог бы написать свою восхитительную летопись о нынешней ямальской действительности, где родились и продолжают рождаться герои нового времени, где в сполохах полярного сияния, в огнях новых промышленных центров и городов бушуют невиданные раньше конфликты, где таятся и уже выходят на свет новые потрясающие сюжеты. Когда появится здесь такой молодой, озарённый творчеством писатель, он непременно напишет свой роман о ямальской мечте, о мечте Полярной звезды.

Природа Ямала — грандиозная, необъятная. Когда весной разливается Обь, то кажется, что эта вода, которая идёт от горизонта до горизонта, — настоящий океан, в котором отражается тусклое полярное солнце. Летишь на вертолёте над тундрой — и внизу нет следов ни одной дороги, ни единого человеческого селения. Колоссальная пустыня, уходящая за горизонт. Стоишь на берегу летнего океана — в это время в России цветут луга, благоухает разноцветье, летают бабочки, стрекозы, крестьяне выходят на свои сенокосы. А здесь — льды: синие, коричневые, вплоть до самой кромки горизонта. Порой с вертолёта видны странные круглые озера, словно прочерченные циркулем. Это заполненные водой кратеры, которые образуются от выбросов подземных газов. И вспоминаешь строки Шекспира: "Земля, как и вода, рождает газы. И это были пузыри земли". Газ, десятилетиями скапливаясь в глубинах вечной мерзлоты, находит выход наверх и вырывается на поверхность, разбрасывая вокруг тундровую землю. Такие выбросы очень опасны для обитателей тундры. Их источники могут быть настолько сильны, что если такой прорыв произойдёт по соседству с оленьим стадом, то погибнут и люди, и олени. Это — часть мощной планетарной энергии, показывающей, что сфера жизни на самом деле является очень хрупкой, уязвимой и тонкой. Единичный вездеход, проехавший по тундре, оставляет рану, которая не зарастает в течение десятилетий. Так и проходит по тундре этот мучительный чёрный рубец. Нашествие людей, пришлых охотников и рыболовов на горную речку, где нерестится сиг, выбивает всю эту рыбу, уничтожает её нерестилища. И рыбы, которой прежде кишели северные реки и Обь, становится всё меньше и меньше, иные виды почти исчезли.

В Арктике, одна страшнее другой, громоздятся свалки от побывавших здесь когда-то геологических экспедиций или пограничных застав: горы ржавого металла, бочки от топлива, обрывки кабелей… Вся эта колоссальная, скопившаяся чуть ли не за полвека, помойка превращает драгоценные хрупкие заповедные места в Арктике в места погубленные, неживые и отвратительные. И потому сегодняшнее освоение наших полярных пространств ведётся не теми подрывными и кромешными способами, которые бытовали здесь ещё несколько десятилетий назад. В Арктике прибираются, Арктику чистят. Металлический мусор с береговой кромки свозится в одно место и оттуда баржами отправляется в Мурманск на переплавку. Сегодня арктическим поселениям, в том числе — и в Сабетте, строго-настрого запрещено устраивать какие-либо свалки или помойки. Все отходы грузятся и вывозятся в места их складирования далеко от тундры. Все работающие здесь компании: нефтяные, газовые, железнодорожные, — обязаны отчислять и отчисляют специальные деньги в региональный бюджет для восстановления природы. Экология на Ямале — не пустое слово. Завод СПГ Сабетты как своё продолжение, на деньги компании "Новатэк", построил рыбовоспроизводящий завод, даже более изысканный и совершенный, чем само главное производство. Здесь выращивают мальков ценных сиговых пород и выпускают их в реки. Цивилизация, наносящая огромный вред природе, если она стоит на службе экологического сознания, экологической этики, — способна и вернуть природе утраченные силы. Но рядом с этими арктическими стройками, дорогами, мостами, тысячелетиями живут исконные северные народы: ненцы, ханты, селькупы. Они находятся под особой опекой, под особым, тонким и чутким, покровительством местной власти. Заместитель губернатора Александр Викторович Мажаров сопутствовал мне в моих путешествиях по тундре. Его глазами видел я жизнь ненцев, этого удивительного народа, насчитывающего несколько десятков тысяч человек, — кочующего по тундре и умеющего вписаться в долгие полярные ночи и белые летние негасимые солнечные дни. В лютые страшные морозы, от которых лопается сталь, конструкции, и жаркое горячее солнце лета. Их поверья, их быт, их привычки завораживают, открывают бездонную глубину и гармонию, в которой живёт с природой здешний человек, и благодаря этой гармонии выживает. Чум — не просто "машина для жилья", как понимает функцию своего обиталища сегодняшний цивилизованный человек. Чум — это место, где рождается ребёнок, где заключаются браки, где присутствует божество, которое покровительствует семье и роду. В чуме священно всё: и жерди, из которых он сложен, и оленьи шкуры для зимы, и берёста для лета, и очаг, лежаки и занавески, и православная икона в углу, и дивной красоты языческий орнамент на рукодельной одежде. Олень здесь — священное животное. Он греет, кормит, переносит местного человека на огромные расстояния. Стойбище — это мобильное поселение, которое уходит от морозов и бескормицы, перемещается с одного пастбища на другое. У селькупа, ненца или ханта — космическое мышление, ибо они двигаются вслед за солнцем. А солнце здесь или поднимается в зенит, уже не заходя за горизонт в течение летних месяцев, или уходит куда-то далеко во тьму кромешную, долго-долго не появляясь над землёй. И жизнь тогда идёт среди сполохов северных сияний и мерцаний звёзд. Но в чумах стоят телевизионные антенны, слышен несмолкаемый стук дизельного генератора, электричество которого даёт людям тепло и свет. В каждом стойбище есть рация, по которой можно в любой момент вызвать вертолёт с врачом, отправить в больницу пострадавшего, а в родильный дом — роженицу. Ненцы не являются исчезающим, умирающим народом. Напротив, они увеличивают свою численность. И среди них — множество интеллигенции. Ненцы оканчивают университет в Петербурге и приезжают на Ямал, становятся учителями, врачами, главами округов, посёлков, работают в областной администрации и в бизнес-структурах. Но ядро народа не хочет сливаться с цивилизацией, как не хочет подчиняться стальным железнодорожным путям или вертолётным площадкам сама мать-природа. Ненцы, как многие другие наши народы, — это колоссальное достояние сегодняшней державной России. Каждый из них, пусть самый маленький, держит над собой свод местного космоса, не даёт ему упасть и разрушиться. Он вносит в наше рациональное сознание полузабытые или совсем забытые представления о природе, о духах неба, воды и ветра, представление о жизни, которая присутствует везде: в человеке, в олене, в камне. И это сознание коренным образом отличается от современного экологического сознания. Это — нечто большее, это сознание мы вправе назвать благоговением перед жизнью. И чем дальше мы будем углубляться в цифровую реальность, в цифросферу, тем драгоценнее будет для нас это сознание: как драгоценен плод, который не знает, что такое семя, как драгоценен звук, который рождён из шума ветра или плеска воды. Россия, имперская, державная, состоящая из множества народов, культур и верований, — тем и восхитительна, что включает в себя множество красок, множество направлений, множество самых разных духовных форм, делающих её такой неповторимой и бесконечной. И на Ямале, как нигде, чувствуешь эту красоту, эту бесконечность. Ибо русская мечта — это и ненецкая мечта, и мечта ханта, и мечта селькупа, это мечта благополучия о благе своего народа и рода людского, о божественной справедливости, соединяющей человека и оленя, атомный ледокол и хрупкую рыбу в горной реке. Это мечта о божественной гармонии, о божественной симфонии.

На окраинах Салехарда, на краю реки, стоит деревянная крепость, острог, огороженный частоколом, а внутри него — храм, собранный из сосновых венцов, с горницами, с кузницей, — своеобразное поселение, созданное любовью и фантазией местных краеведов в память о первопроходцах, о тех казаках, которые когда-то, в поисках легендарного Беловодья, пришли сюда, в неведомые земли, и поставили здесь православный крест. И сегодняшние ямальские казаки — всё те же мудрые, энергичные, мирные русские люди, которые отслужили в армии, на пограничных заставах, на великих заводах и стройках, а теперь здесь, на Ямале, собрались в своё казачье братство, поблескивают серебряными и золотыми погонами, поют свои залихватские казачьи песни, обучают молодёжь, одевая своих сыновей в камуфляж, раздавая им шашки. Тут, среди этих золотистых срубов, хорошо поговорить за чашкой наливки о русском удальстве, о русском очарованном страннике, который очарован своей великой и загадочной родиной. Очарован русскими небесами, очарован долговечной русской мечтой. "Любо, братцы, любо…" — поётся в казацкой песне. "Любо — Ямал!" — вторит этой песне душа.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674282 Александр Проханов


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674278 Александр Дугин

Зачем людей превращают в роботов

об акселерационизме и о том, какое будущее прогнозируют философы и футуристы

Александр Дугин

· Акселерационизм (просходит от термина «ускорение») – философское направление, которое стремится ускорить ход истории. История, в отличие от времени, понятие не физическое, и придать ей скорость возможно

· На недавней конференции в Амстердаме (с участием многих философов, среди которых Жижек и Слоттердайк) говорилось о параметрах будущего общества. Возник вопрос: ускорять ли его приближение или нет? Будущее им видится как дегуманизация – переход к новой, постгуманистической форме жизни, при которой человек оказывается несовершенным видом, какими были прежде обезьяны по сравнению с нами. Многие из них предложили посмотреть на человека глазами роботов

· Один из выступающих привел в качестве аргумента совершенства робота перед человеком то, что машины будут исправно платить налоги, у них не будет коррумпированного сознания (говорилось о том, что уход от налогов - одна из фундаментальных проблем экономики, особенно в развивающихся странах, и все при новой системе будут счастливы, а в будущем искусственный интеллект вообще возьмет ответственность за организацию хозяйства, экономики, политики – и в принципе начнет думать сам)

· Человечество идет именно к этому – к передаче инициативы киборгам, роботам, химерам, которые расширят представление о возможностях (к примеру, внедрение орлиного глаза позволит человеку далеко видеть, крылья - летать, искусственные ноги - быстрее прыгать, и допинг окажется детской игрой: все будут просто прыгать и скакать на искусственных протезах, в забегах будут выступать люди-зайцы и люди-страусы)

· Вопрос пока ставится только так: насколько быстро наступит это общество? Некоторые даже очерчивают рубежи, предполагая, что точкой отсчета станет 2025 год – это будет момент сингулярности, когда произойдет переход от доминации человеческих существ к постчеловеческим созданиям

· В своем выступлении я описал ту же картину, но с другой подачей – рассказал, как робот будет утрачивать человеческие свойства, о Дазайне, об отношении к смерти, о бессмертии в обмен на душу (что сравнимо с продажей души дьяволу). Я думал, что взгляд консерватора напугает зрителей. Кто-то, конечно, отшатнулся, но кто-то подошёл после выступления и заявил, что захотел стать роботом. Что интересно: ужаса, на который я рассчитывал – от утраты человеческой идентичности в ходе ускорения технических процессов, от перспективы печати детей на принтерах – не было. Это, скорее, повеселило значительную часть публики Амстердама, и те были только рады ускорить процесс

· Интересно, что когда мы обсуждаем прогресс, в основном спорим о том, быстрее он произойдёт или медленнее. Но куда мы движемся? Этот вопрос чаще всего оказывается вне дискуссии. А движемся мы именно туда, с чем согласны большинство западных интеллектуалов – к постчеловеческому, постгуманистическому архетипу. Это и есть сингулярность

· И практически никто (кроме самых радикальных, но узких традиционалистских кругов) не задает самый важный вопрос – туда ли мы вообще едем? А это уже жутко: мы движемся в бездну, а уверены, что идем по пути самосовершенствования…

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674278 Александр Дугин


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674265 Валентин Сидоров

Соль земли русской

к юбилею Народного художника СССР Валентина Сидорова

Марина Алексинская

90 лет отметил 5 мая Валентин Сидоров, народный художник СССР, академик АХ СССР, лауреат Государственной премии СССР, Государственной премии РФ, профессор Московского художественного института имени Сурикова. Открытие выставок художника по случаю торжества состоялось в Москве в залах Академии художеств на Пречистенке, в музеях Твери, Вышнего Волочка, на Академической даче… и продолжают свой ход в других больших и малых городах Тверской губернии.

"За этот ад, / За этот бред, / Пошли мне сад…", — написала Марина Цветаева в 1934 году. "Вычеркнутость из широт", скитание по городам и весям чужбины, нищета, обездоленность и… дом в Трёхпрудном переулке как грёзы, как упование на сад. Сад как олицетворение той размеренной, неспешно текущей русской жизни, что предназначена была для получения эстетического удовольствия, для вдохновенья. Когда-то эти цветаевские строки звучали для меня как мольба, как молитва, как заклинание… Просто, есть нечто, что волнует человека, пусть и существует оно как висячие сады Семирамиды или "вишнёвые сады" Чехова — в воображении только; однако нет-нет да и обдаст из седины веков дуновением одного из чудес света, теплом родного прикосновения. Просто нужно до дна испить чашу однажды утраченного, чтобы… открыть для себя творчество Валентина Сидорова.

Валентин Сидоров. Художник, кто с 60-х годов ХХ века держит на острие кисти основы русского реалистического искусства, традиции русского пейзажа. И в том — риск и опасность. Критики, искусствоведы не раз отмечали: пейзаж в сравнении с другими жанрами в советской живописи излишне обилен, слишком распространён, до скуки — с берёзками и холмами — трафаретен. Разве что прикрытие для художников-эскапистов или тех, кто не может выдвинуться на передовые рубежи, встроиться в авангард, дать ответы на вызовы времени: освоение целины, масштабы разворачиваемого в СССР строительства, прорыв в космос.

Только вот, есть пейзаж и пейзаж.

Пейзаж для Валентина Сидорова — само дыхание. Способ жизни, возможность выражения настроения, эмоций, размышлений… о русской земле, о деревнях Коровино, Сорокопенье, что похожи на тысячи других, но скрывают себя в Тверской губернии, среди стеклянных рос и медовых закатов. Здесь Валентин Сидоров родился. Отсюда уехал в Москву, поступил в Московскую среднюю художественную школу, продолжил обучение в Ленинградской академии живописи имени Репина, завершил штудии снова в Москве, в Суриковском институте, и… вернулся в родные пенаты, к коровинским мотивам. Такие не отличаются широкими панорамами, нет здесь ни синих далей, ни просторов; нет ни крутых берегов, ни оврагов — признается художник спустя годы и годы. "Всё простенько, ровненько, никаких эффектов, контрастов. Кругом ничем, казалось, не примечательные поля; как и везде — полоска леса. Какая в этом выразительность… Чего особенного, что писать? А ведь что-то тянуло меня в Коровино, что-то особенное есть в этом. Что именно? А вот это "что-то" и есть моё. Это "что-то" связано с этим домом, местом, этим краем, миром. Это и изображать надо, наверное. Здесь я. И сама деревня, и полевые сараи, и лес, и жизнь людей — моя жизнь".

"Что-то".

Сквозь муар майских садов — своего рода эпоха Возрождения. После бед, страданий, ужасов войны русская деревня возвращается к покою, тишине. И художник подхватывает, вслушивается в интонацию негромкого очарования быта: потрескивают дрова в печи, парное молоко разбивается о дно алюминиевого бидона, — и насыщает её страстью, надеждой, переполняет ощущением радости бытия. Как-то, ещё в раннем детстве, он услышал сквозь сон колыбельную, что тонким, прозрачным голосом напевала мать, и как будто бы были в той колыбельной слова о "рае", о "небесах", о такой жизни, где нет ни слёз, ни потерь, а только, как пелена, — благоухание левкоя после летнего вечернего дождя. И, в сущности, поиски и обретение тех "небес" с клубящимися грозовыми или жемчужно-перистыми облаками и претворяет художник в холсты, на деле — в эпос русской жизни. Былинной. Сказочной. Простодушной. Быть может, даже невзрачной… как полевые цветы. Проходит время, и так получается почему-то, что ботаника сельских полей: колокольчики, сныть, васильки, ромашки, — оказывается дороже самой изысканной орхидеи.

Демонстративно просты технические средства выразительности в живописи Валентина Сидорова. Незамысловаты и сюжеты: сумерки, открытое окно, зимняя дорога, игры мальчишек за стогами в прятки… Непостижима — тональность. Вибрация ветра, цвета, света, что выстраивает замкнутый, подчёркнуто умиротворенный мир. И этот мир — взрывает! Клокочет! Будоражит! Рвёт струны души, пробуждает самые её глубинные коды. И обмирает сердце от вдруг налетевшей щемящей тоски, отчётливого, как проблеск молнии, понимания: да весь он, этот бесхитростный мир, как усадьбы в мареве сирени Борисова-Мусатова, — зеркало, в которое смотрятся образы потерянных воспоминаний. Призрачен. В прошлом. Невольно возникает вопрос: и русский дом? и что… и Россия — в прошлом?.. Нужно быть художником — солью земли русской. Могучего дерзновения, атлетической стати, непоколебимой веры, чтобы зачарованностью созерцания спасти, избавить от смятения души, чтобы манифестировать в красках — эпоха Возрождения русской земли не знает упадка. Валентин Сидоров — художник, соль земли русской.

И не только художник. Автор книги "Край вдохновения", посвящённой Тверским просторам, автобиографической повести "Гори, гори ясно…", которую ставят в один ряд с произведениями Василия Белова, Валентина Распутина. Однажды, перелистывая страницу за страницей повести, возвращаясь попеременно к перелистыванию страниц альбома "Тихая моя Родина", — дар видеть, дар чувствовать и дар излагать Валентина Сидорова слились для меня в звучание одного романса. Вот этого:

Мы вышли в сад; чуть слышно трепетали

Последние листы на липовых ветвях,

И вечер голубой, исполненный печали,

Бледнея, догорал в задумчивых лучах…

… С Валентином Сидоровым в мастерской на Чистых прудах. Пьём душистый горячий чай из чашек Ленинградского фарфорового завода, знаменитых, с кобальтовой сеткой, на столе горы фруктов на блюдах старинного серебра, пирожные. Валентин Михайлович к тому же — непревзойдённый мастер уюта, удивительный рассказчик; я же, как тот кот Васька … слушаю "преданья старины глубокой".

"ЗАВТРА". Валентин Михайлович, в русском языке "крестьянин", "крест", "христианство" — слова одного корня. И есть мнение, будто все беды в России начались с того, что крестьянин однажды отошёл от Христа. Что вы думаете по этому поводу?

Валентин СИДОРОВ. Мне трудно сказать об этом, я ориентируюсь на опыт своей деревни. И не могу сказать, чтобы они ушли от христианства. Церковь особое положение занимала, у нас в Коровине все были верующие. Только Никоныч — председатель колхоза был атеистом, членом партии. При этом его жена, Пелагея, невероятно верующая была, её называли "хранительницей всех молитв". Всегда в доме лампадка горела. Моя бабушка с этой Пелагеей дружила. Они собирались в избе накануне праздника, и втроём с Никонычем пели тихонечко. Пели нараспев. Никоныч был удивительно добрым стариком…. Церковь являлась хранительницей традиций, нравственности. Кроме того, оказывала сильное влияние на деревню: весь жизненный ритм в деревне строился по церковному календарю. Этот церковный календарь был сильно связан с сельской жизнью и тоже сохранял её традиции. Понимаете, работа на земле — она была тесно связана с церковным календарем. Вознесение — это значит яички в рожь надо бросать, чтобы "лети на небеса, тащи рожь за колоса". Никита Мученик, Троица — определённые циклы сельскохозяйственных работ. Всё это вошло в жизнь крестьян. Отмечались Ильин день, Никола, Петров день; из светских праздников знали только Октябрьскую и 1 мая. Церковь имела и объединяющую силу. В каждой деревне был свой престольный праздник, и на праздники съезжались из разных деревень. И это тоже было традицией.

"ЗАВТРА". Были ли ещё факторы, кроме церкви, что создавали атмосферу русской деревни?

Валентин СИДОРОВ. Хочу сказать, что раньше, до революции, шло общение крестьянства с дворянством, и оно, конечно, тоже влияло на жизнь в деревне. В нашей деревне был князь Григорий Григорьевич Гагарин, человек высочайшей культуры. И мои прародители считались крестьянами князя Гагарина. Это общение с дворянской культурой вносило определённые, какие-то нравственные, воспитательные понятия в крестьянскую жизнь. Недаром мой дед, находясь в поместье Гагарина, срисовал у него кресло, сам сделал такое из берёзы и покрасил его красной краской под дворянский ампирный стиль. Он подарил его зятю на свадьбу.

"ЗАВТРА". То есть шло взаимопроникновение культур: крестьянской и дворянской.

Валентин СИДОРОВ. Взаимопроникновение, конечно. И мой прадед, вернувшись с войны 1812 года, этому Григорию Григорьевичу ещё рассказывал, как он в Париже побывал. Понимаете, и у князя уважение к этому крестьянину, воину, было, и у крестьянина отношение к этому князю было самое почтительное. Моя бабушка всё время вспоминала Григория Григорьевича Гагарина. Рассказывала, как распорядился он в качестве приданного — она выходила замуж за своего Григория — посадить ей сад в Коровине. "И будешь, — говорит, — Еленка, своих ребятишек "поднимать" этим садом". Взаимоуважение, человеческие какие-то стороны общения — они, конечно, влияли на общую жизнь крестьянина и деревни. Но если уж мы заговорили о дворянстве, помещиках, то тот же Венецианов какой помещик был! Какие у него в Сафоново отношения с крестьянами были! Семьдесят учеников из крестьян у него было! А Рачинский оставил кафедру в Московском университете, уехал в Татево, где школу построил для воспитания крестьянских мальчиков; Богданов-Бельский вышел из этой школы. Чайковский посвятил Рачинскому свой знаменитый Первый концерт. Всё это было. Поместье несло культуру, знания… На 200-летие Гагарина мне удалось найти его могилку в лесу, на территории какого-то олигарха. Заросла совсем. Я последний представитель, кого тётушка гагаринским садом взрастила. Цветы на могилу положил. Панихиду провели.

"ЗАВТРА". Крестьянин, церковь, достойный помещик…

Валентин СИДОРОВ. Взаимопроникновение культур происходило. И всё, как бы сказать, во имя Отечества. Для Отечества ведь жили, ведь вот какое дело.

"ЗАВТРА". В какие годы деревенский лад, деревенская жизнь стали рушиться? И как долго просуществовала церковь в вашей деревне?

Валентин СИДОРОВ. Церковь действовала до войны. Наш дом весь на клиросе пел. А рушиться жизнь стала?… После войны… Да, после войны. Война крепко, конечно, подвела. Колхоз жил, но война, конечно, нанесла удар потрясающий.

"ЗАВТРА". Мужчин не осталось в деревне.

Валентин СИДОРОВ. Тридцать пять человек ушли из моего Коровина. Мы всех провожали, а потом никто не вернулся. Один Василий Филиппович вернулся. Помню, как первая похоронка пришла. Пришла на Ивана, кто при прощании сгрёб землю: прощай, Родина, сказал, не увижу больше. Старушки собрались, поставили свечку на камушек родительский и сами отпели Ивана… И каждый дом осиротел. Послевоенная разруха жуткая, конечно. Такие потери. В каждом доме не стало кормильца, женщины старели… Война войной, но тогда нужно было оказать внимание деревне, найти какие-то пути для её восстановления, развития. Ничего не было сделано. Хрущёв к власти пришел — лён не нужен, кукуруза нужна! Говорят, он ещё привез из Африки борщевик — для увеличения массы силоса. Так по сей день не знаем, как от этого борщевика избавиться: все поля он заполонил. Ввели при Хрущёве ещё и налоги: на гусей, на кур, на яблони… Я помню, как к одному в нашей деревне пришли налог брать на яблони, он так разнервничался, взял топор и пошёл рубить деревья. И все стали стараться покинуть свои родные места. Паспортов не было, начинали ловчить, взятки давать, чтобы паспорт получить и уехать… Искать любую должность, но — в город.

"ЗАВТРА". Поразительно было: едва человек приезжал из деревни в город, становился "городским", как он своего собрата, кто ещё оставался в деревне, "колхозником" называл. Откуда эта дикость?

Валентин СИДОРОВ. "Колхозник" — надо сказать, я часто за свою жизнь подобное слышал в свой адрес. Когда в первый раз приобрёл машину и приехал на техстанцию, меня так и обозвали "колхозником". Это связано с недостаточной культурой, конечно. Труд колхозника, труд крестьянина считался отсталым, так сказать, трудом. Лучше охранником где-нибудь служить, чем пахать и сеять. Понимания нет, что пахать и сеять, — это всё-таки жизненный процесс. Сенокос, сбор урожая сопровождались пением, праздниками, зимой устраивали посиделки, самодеятельность какая-то была. Но всё это уже кончилось: нет никаких посиделок, никакой естественной жизни нет…

"ЗАВТРА". Да и другие песни поют.

Валентин СИДОРОВ. Некому петь, никого уже не осталось в деревне. Вот ведь беда-то в чём — никого не осталось. Дом ещё стоит, и доживает в нём либо больной, либо старый человек и ждёт, что приедет, может быть, родственник из Москвы, поживёт летом. Делом-то не занимается никто, поля-то пустуют.

"ЗАВТРА". Больше того, сами фундаментальные понятия "деревня", "крестьянин" заменяют в сознании русского человека на привнесённые "агломерация", "фермер".

Валентин СИДОРОВ. Что-то есть такое… Во всяком случае, я не встречаю заинтересованности в деревне… Жутко смотреть на то, что происходит. Нет перспектив у деревни, некому в ней жить. Лет десять-пятнадцать назад у нас школу закрыли. Было три ученика, ездили на автобусе из других поселков, была учительница и работница-уборщица. Я боролся за эту школу, ещё моя мама училась в ней. Закрыли. Меня больше всего пугает, что некому жить. Нет же населения. Приезжают олигархи, кромсают земли, строят коттеджи. Откуда они берут все эти причудливые, совершенно чуждые России постройки? Я запрет бы какой-нибудь внёс на подобное строительство. Но разве внесёшь, когда всё продается и покупается? Этот "новый русский" — не помещик, который исторически был связан с историей, традициями, преданиями, природой…

"ЗАВТРА". Присутствуем при очередном этапе крушений традиций. Невольно возникает вопрос: как так могло происходить, что после революций 1917-го, традиции ещё в силе, сами же крестьяне забивали иконами окна в коровниках, уничтожали старинные наряды?

Валентин СИДОРОВ. Было, было, было… Разрушили отношения с церковью, разрушили традиции. Духовность была разрушена, прежде всего. Были такие, которые иконы рубили. Но были и такие, вот тот же Василий Филиппыч, который один-единственный у нас пришёл с войны, у него "Сергий" висел в красном углу, "Житие Сергия". Его дед был старостой церкви, и они тихо-тихо-тихо оберегали иконы от буйства борьбы с религией. Богоборчества. Буйство же было! Но и подвижники были. Люди, которые оберегали, сохраняли реликвии, веру. У нас учитель был в художественной школе, Константин Иванович, он нам биологию преподавал, а потом стал священником.

"ЗАВТРА". Московским?

Валентин СИДОРОВ. Да. В Новодевичьем монастыре служил, и мы к нему приходили. А потом ему сказали, что где-то на Севере бандиты церковь пытаются ограбить. Он приехал туда, и вот не пускал этих бандитов в церковь, не давал им иконы. Они тогда с воплем, с криком, обезумили совсем, бросились на него и сожгли старика, нашего учителя Константина Ивановича. Вот было и такое. Вот и такие люди были. Чем это было вызвано? Событиями, которые в стране происходили. Столкновение с чуждой силой, перерождение какое-то… Богоборчество, оно происходило из-за стремления выслужиться перед каким-то новым деятелем, что стал раздавать команды. Надо сказать, для нашего общества характерно стремление выслужиться, отличиться перед появившимся каким-то новым деятелем, и уже ради достижения своего интереса быть готовым на всё. Это было? Это было. И сегодня стараются.

"ЗАВТРА". Где-то у нас ещё сохраняются устои?

Валентин СИДОРОВ. По долгу своей деятельности я был в Мордовии, мы проводили там дни Эрьзи, был такой скульптор. Приехали в его родную деревню, и я был поражён и потрясён атмосферой жизни в деревне. Вся деревня была живой, в каждом доме — семьи, большие семьи. Деревенские мужики конкурс устроили: каждый должен был вырубить топором в память об Эрьзи какую-нибудь скульптуру. Начался этот конкурс… Cколько мужиков, женщин, молодёжи, кругом хохоту сколько! Немного отъехали — дом-музей живописца Сычкова, сохранили дом. Живёт Мордовия, живет! Я просто радовался тогда и думал: Господи Боже мой, хоть что-нибудь у нас подобное в Тверской губернии было бы! Вот раз — и перенести в мои Сорокопенье, Коровино, Подол…

"ЗАВТРА". Мир идеальной деревни, каков он для вас?

Валентин СИДОРОВ. Мир деревни состоит из людей, которые любят деревню, природу, традиции, которые несут эти традиции. Не знаю… был бы я царь, чтобы я сделал? Я обратно бы всех отослал в деревню. В деревне живите, обзаводитесь хозяйством, стройте дома в соответствии с традициями, потому что избы, которые были построены, они у нас замечательные были — по типу и характеру. Но они могут быть такими же замечательными, имея все удобства: и водопровод, и канализацию. Это всё можно сделать, не уродуя тот пейзаж, в который органично входили все постройки русской деревни… Не дай Бог всё совсем забыть.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674265 Валентин Сидоров


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 27 июня 2018 > № 2655329 Наталья Альбрехт

Кадровый эксперимент: какому бизнесу нужна цифровая трансформация

Наталья Альбрехт

Исполнительный вице-президент по управлению персоналом, организационному развитию и поддержке ПАО «ВымпелКом»

Исполнительный вице-президент по управлению персоналом, организационному развитию и поддержке «ВымпелКом» Наталья Альбрехт — о том, как перевести бизнес на диджитал-рельсы и понять, необходимо ли это

Очень часто мы хватаемся за идеи новых проектов, забывая про то, что надо отвечать, на вопросы, которые помогут компании прийти к успеху. Увеличить выручку, сократить издержки, в любом случае самое главное — заработать деньги.

Как оказалось, проблема заключается не в том, чтобы разработать стратегию, которая позволила бы качественно изменить свой бизнес, а в том, что этого недостаточно. Требуется трансформация бизнеса в целом, которая затронет и вопросы корпоративной культуры, и лидерского стиля, и множества разных аспектов.

Теперь все хотят трансформацию. Каждый год появляется какая-то новая популярная идея: несколько лет назад это было шесть сигм, потом лин, теперь эджайл, блокчейн и Big Data и все это параллельно с желанием трансформировать бизнес. Но прежде чем идти в трансформацию, надо ответить себе на один очень простой вопрос: «А что я в принципе хочу изменить?»

Существует много примеров того, как люди идут в трансформацию, не отвечая себе на главные вопросы «зачем это надо» и «что я хочу получить в результате этой трансформации». Бывает, что одна компания увидела как трансформируется другая компания, и что у нее это неплохо получается, и решила сделать тоже самое. Это не работает. Все компании разные и степень зрелости у них тоже разные, поэтому единого подхода не существует.

Кто-то называет изменения «цифровая трансформация», кто-то просто — трансформация бизнеса, все это об одном и том же. Для начало необходимо понять какую бизнес-модель вы хотите получить, как и чем она будет отличаться от существующей, какая должна быть структура этой бизнес-модели. Даже самые крупные компании оказались под влиянием моды на эджайл и начали внедрять его повсеместно. Когда 1000 человек переходят на двухуровневое управление, возникает вопрос — как оно будет осуществляться в такой структуре? И оказывается, что несмотря на то, что на бумаге у нас всего две ступени иерархии, но работает по-прежнему, как и когда было восемь уровней. Эджайл остается только для отчетов. Поэтому структура должна реально отвечать изменениям, которые вы хотите сделать. Безусловно, под новую структуру должны быть построены новые процессы, но и, конечно же, должны прийти новые люди. Реально ли перевести людей старой формации на диджитал? По статистике выходит, что около 70% сотрудников необходимо обновить. Отсюда возникает еще один сложный вопрос — что делать со своими сотрудниками? Если вы не готовы уволить 70% штата компании, еще раз подумайте над тем, действительно ли вам так нужна трансформация и готовы ли вы пройти этот путь?

Очень часто диджитал-трансформация используется как подмена других понятий и других нужд компании, и тогда это превращается в процесс ради процесса. И если методично и планомерно ответить на эти вопросы, то может оказаться, что трансформация вам не нужна, а нужны совершенно другие процессы в компании. Может быть, у вас нет актуальных продуктов или вы не понимаете для кого вы работаете.

И не стоит забывать, что любая трансформация и стратегия компании начинаются с лидера. Важно доверять сотрудникам и создавать условия для талантов, для проб и ошибок, для экспериментов. Поэтому начинать нужно с лидера — с главы компании и с его личной трансформации. Ни один менеджер, ни HR не могут быть генераторами трансформации — только СЕО, и это самое главное условие для успеха.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 27 июня 2018 > № 2655329 Наталья Альбрехт


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 27 июня 2018 > № 2653625 Максим Солнцев

Как сделать мгновенные платежи доступными всем

Максим Солнцев, председатель правления СДМ-Банка

В 2018 году ассоциация «Финтех» собирается запустить межбанковскую платформу мгновенных платежей. Это позволит «физикам» осуществлять быстрые платежи, используя для идентификации номер телефона, адрес электронной почты и аккаунт в социальной сети.

Мгновенные розничные платежи (Р2Р) не новинка. Системы Р2Р-переводов с успехом практикуют соцсети и мессенджеры (например, Facebook), платежные сервисы («Яндекс.Деньги», QIWI), торговые площадки (Alipay и PayPal), активно развивают системы, предлагающие мгновенные денежные переводы Apple и Google.

Запуск такой системы — это тренд будущего. С ее помощью в перспективе будет идти основная часть денежных переводов. Уже сегодня многие люди вместо привычных компьютеров используют для коммуникации мобильные телефоны и с их помощью предпочитают оплачивать услуги и переводить деньги.

Преимущество мгновенных платежей в том, что это быстро, удобно и можно делать из любого места. С помощью мобильных телефонов и соцсетей за пару кликов люди хотят оплачивать нужную услугу или товар, переведя деньги на номер телефона владельца магазина или через привязанные к соцсетям странички платежных сервисов в Интернете. Также можно, не сильно напрягаясь, переводить деньги со своего счета на счета друзей, коллег, родственников.

Количество и объем безналичных операций по картам в России постоянно растут. По данным Банка России, за 2017 год количество операций физлиц с картами выросло на 34% — с 17,8 млрд до 23,4 млрд. Оборот (включая операции за рубежом) увеличился на четверть. Доля оплаты товаров и услуг возросла с 25% в 2016 году до 26% на конец 2017-го.

При этом в банках система мгновенных платежей пока не очень развита, и это один из главных ее недостатков. Большинство российских банков для перевода денег между клиентами используют два традиционных способа — платежные реквизиты или перевод с карты на карту. Во всех способах необходимо заполнение 20-разрядного номера счета и БИК банка или 16-значного номера карты, что крайне неудобно для человека, который хочет отправить деньги с мобильного телефона. Однако если счет отправителя и получателя находятся в одном банке, то в мобильном приложении банка достаточно указать номер телефона и сумму перевода. Этим сервисом, например, активно пользуются клиенты Сбербанка, на который приходится значительная доля в сегменте переводов физлиц по картам. Его система мгновенных платежей — самая удачная на сегодняшний день в России. Также вполне удачной и технически правильной можно назвать платформу Райффайзенбанка, которую он запустил совместно с Mastercard.

Систему мгновенных переводов в межбанковском пространстве также создали и активно развивают международные платежные системы Mastercard и Visa. Например, при переводе денег по номеру телефона получателю приходит ссылка, по которой он должен подтвердить возможность получения денег, введя необходимые данные (обычно номер карты, на которую получатель желает получить денежные средства). После подтверждения перевод денег осуществляется мгновенно. К внедрению платформы мгновенных переводов приступила российская платежная система «Мир».

Но пока система мгновенных платежей доступна всего лишь у нескольких российских банков. Было несколько неудачных инициатив по запуску банками платформ моментальных платежей: идеи были не до конца продуманными и не вызвали интереса пользователей. Например, были попытки запустить платформу, в рамках которой можно делать быстрые переводы только банкам — участникам этой платформы, что ограничивало пользователей. Очевидно, что единая платформа должна обеспечить техническую возможность для моментальных переводов на любые карты любых банков. Только в этом залог развития и популярности такой системы.

Сейчас российские банки готовы выходить на рынок моментальных платежей и нуждаются в хорошей платформе. На ее создание требуются не такие уж огромные суммы. Поэтому могу предположить, что скоро системы мгновенных платежей появятся практически повсеместно. В создании такой системы заинтересованы и небольшие банки. Они, в отличие от крупнейших банков страны, не могут позволить себе создавать собственные платформы. И поэтому готовы поддержать любую инициативу по объединению платформ у нескольких небольших банков и вкладываться в их развитие.

Объединенные платформы — это не только инициатива участников, их развитие поддерживает и регулятор. Более того, недавно в СМИ появилась информация о том, что ЦБ работает над собственной системой моментальных платежей для физических лиц, к которой смогут присоединиться другие кредитные организации.

Появление системы, позволяющей переводить средства быстро и удобно, с использованием минимального объема предоставляемых сведений, нужно банкам, чтобы успевать за потребностями потребителей и развитием технологий. Она будет способствовать снятию межбанковских барьеров и развитию рынка платежных услуг, позволит банкам предложить клиентам быстрые и удобные сервисы в дополнение к традиционным.

Это дополнительный инструмент, который, безусловно, должен «перетянуть» на себя значительную часть денежных переводов. Однако востребованность и популярность платформы будет зависеть именно от технологии и предложенного интерфейса: будет ли технология предусматривать возможность перевода не только на счет, но и на карту или на номер телефона пользователя. Сможет ли клиент-получатель выбирать, на какой счет, карту, номер телефона он хочет получить деньги, и где происходит это выбор — например, в мобильном банке банка-получателя или на ином ресурсе. Можно ли сделать перевод на счет, карту любого банка, или необходимо, чтобы банк стал участником платформы быстрых платежей. От всех этих условий и будет зависеть, какая часть переводов перейдет на технологию быстрых платежей.

Итак, система мгновенных платежей имеет плюсы и минусы для обычного человека. Очевидный плюс — скорость в переводе денег. Минусом является относительно низкая распространенность мгновенных платежей, доступность которых зависит от конкретного банка. К тому же мгновенные переводы привязаны к мобильным телефонам. А значит, у них есть важный недостаток, о котором не все задумываются, — киберриски.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 27 июня 2018 > № 2653625 Максим Солнцев


Россия > Недвижимость, строительство. Образование, наука. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 26 июня 2018 > № 2665263 Юлия Максимова

Город оцифрованный.

«РосКапСтрой» работает над созданием цифровой модели городского хозяйства.

Подведомственное Минстрою России Федеральное автономное учреждение (ФАУ) «РосКапСтрой», созданное на базе Государственной академии повышения квалификации и переподготовки кадров для строительства и жилищно-коммунального хозяйства, по праву считается крупным центром дополнительного профессионального образования. Помимо этого, на ФАУ возложено осуществление функций единого заказчика при строительстве и реконструкции объектов капитального строительства за счет средств федерального бюджета. Однако этим сфера деятельности «РосКапСтроя» не ограничивается. Сегодня в учреждении работают над новым интересным проектом по разработке цифровой модели реального города, на базе которой планируется создать уникальную систему управления городским хозяйством. Подробнее об этом проекте в интервью «СГ» рассказала и. о. руководителя ФАУ «РосКапСтрой» Юлия МАКСИМОВА.

«СГ»: Юлия Геннадьевна, мне доводилось немало читать о работе «РосКапСтроя » в сфере профессионального образования, а вот о том, что ФАУ занимается еще и цифровыми технологиями, слышу впервые. Какое вы имеете к ним отношение?

Юлия Максимова: Имеем и, представьте, самое прямое! Наступление цифровых технологий в строительстве — это неизбежность, которую можно, конечно, не замечать, но гораздо правильней, на мой взгляд, было бы к ней готовиться, а еще лучше — возглавить. Внутри нашего учреждения создан специальный департамент, который занимается информационными технологиями как на стадии проектирования, так и на стадии строительства и эксплуатации. То есть мы стараемся охватить весь жизненный цикл здания. Мы идем по двум направлениям. Первое — разрабатываем учебные программы и планируем по ним активно обучать, особенно это касается BIM-технологий в эксплуатации зданий и сооружений. Можно, например, что угодно внедрять в банках или иных структурах, но если сами сотрудники не понимают, как этим пользоваться, значит, услуга не будет востребована. С BIM примерно то же. Стройка — огромный сектор экономики, в нем много людей занято. И задержка с внедрением новых технологий напрямую связана с тем, что большинство работников отрасли пока не понимают, что такое BIM и как его применять. Поэтому наше второе направление — внедрять BIM на тех строительных объектах, где мы выступаем в качестве техзаказчика или осуществляем строительный контроль. У нас есть уникальная система — система управления отказами (Fault Management). Это часть так называемой FCAPS-модели, отражающей ключевые функции администрирования и управления компьютерными сетями. Управление отказами входит в эту модель первым пунктом — буква «F»…

«СГ»: Постойте, слишком много незнакомых слов сразу. Нельзя ли поподробнее?

Ю. М.: Эта система прошла апробацию в NASA, Boeing, и американцы признали ее исключительные достоинства. Сейчас в Роскосмосе, корпорации «Вертолеты России» и кое-где еще активно внедряют эту технологию. Суть ее заключается в том, что любая система описывается в модели: узлы и агрегаты, их состояние, ресурс и тому подобное.

В модели можно спрогнозировать, какой из узлов может отказать и к чему это приведет. Например, у вас «вылетел» генератор, и у вас, не дай бог, конечно, вертолет рухнул. Понятно, что гораздо лучше виртуально смоделировать нештатную ситуацию и заменить проблемный узел заблаговременно.

«СГ»: Очень интересно!

Ю. М.: Внедрение такой системы открывает огромные перспективы. Сейчас мы запускаем пилотный проект — оцифровка города Рязани на базе BIM-технологии с использованием как раз вот этой системы управления отказами. Мы попытаемся на базе целого города показать, как это работает. Аналогов этому проекту просто нет, и нам это интересно со всех точек зрения. То есть мы оцифруем все здания, инфраструктуру, инженерные сети, доставку всех ресурсов — электричество, вода, отопление и так далее. Это будет такая цифровая модель реального города.

Рязань выбрана не случайно — у нас там работает крупный филиал, есть имущественный комплекс, очень продвинутый коллектив сотрудников, хорошо выстроенная связь с руководством города и области. Скоро мы подпишем с администрацией города большое соглашение, в рамках которого у нас целый ряд проектов. В частности, разрабатывается положение о премии для лучшего застройщика. Для этого мы берем на себя мониторинг всех строек. Кроме того, будем заниматься и своим «прямым» делом» — проводить повышение квалификации специалистов, занятых в сфере жилищно-коммунального хозяйства. И третий большой блок работы — это как раз оцифровка Рязани.

«СГ»: Но это же необыкновенно сложная работа! Хватит ли у вас ресурсов, чтобы с нею справиться?

Ю. М.: Здесь, конечно, есть множество подводных камней. Но у нас есть понимание, что этот проект даст возможность на реальном примере большого города выстроить цифровую модель и попытаться внедрить ее, построив на ее базе систему управления городским хозяйством.

Мы хорошо осознаем, что в реальной модели города сразу будет невозможно все точно описать! По какому-то зданию есть, скажем, описание всех технических параметров, а по другому — документация утрачена. То есть в модель это здание придется вписывать с некими допущениями: «Предположительно здание построено в таком-то году, предположительно его остаточный ресурс такой-то, предположительно сечение труб такого-то диаметра…». Но в процесс оцифровки Рязани мы планируем активно вовлекать местные управляющие компании, чтобы они данные по своим объектам предоставляли нам, как составные «кирпичики» модели.

«СГ»: Если я правильно понимаю, эта система рассчитана на предупреждение каких-то нештатных ситуаций, на выявление слабых мест. Например, можно выявить точки, где идет слишком большой расход ресурсов и дать рекомендации по оптимизации процессов?

Ю. М.: Да, система, как мы надеемся, сможет сама просчитать избыточный расход ресурсов, проанализировать ситуацию и выявить причину — либо незаконное подсоединение, либо непроизводительный расход. Но это только одна из целей. С помощью системы управления отказами можно будет прогнозировать возникновение нештатных ситуаций в том или ином своем звене. Конечно, математический метод не сможет предсказать все аварии, халатность и плохая работа трудно просчитываемы, но я уверена, что внедрение такой модели, безусловно, приведет к снижению аварийности, количества нештатных ситуаций, ликвидации самой их возможности на ранней стадии. То есть, по завещанию Гиппократа, «болезнь легче предупредить, чем лечить».

«СГ»: Если получится все сделать так, как вы говорите, это будет настоящая революция в системе управления городским хозяйством…

Ю. М.: Да! Цифровая модель поможет повысить управляемость всей системы ЖКХ на уровне города. Вообще, все это напоминает мне ситуацию до введения бухгалтерской программы 1С. Раньше ведь вели бухучет в бумажном виде — накапливали регистры, считали на счетах, и это вроде работало. Но после внедрения бухгалтерских программ стало понятно, насколько удобнее, быстрее и точнее можно вести бухучет, оперируя массивом данных на компьютере, моментально формируя отчеты в любом разрезе.

Цифровая модель города должна сработать таким же образом. На примере Рязани мы решаем ряд вопросов: смотрим, как это работает в полевых условиях. И мы очень благодарны руководству города за предоставленную возможность воплотить такой проект в жизнь. И у нас появится фактический материал для нормотворческой, законодательной деятельности.

Потому что на примере живой модели будет понятно, где, как и что работает. Или не работает. И с приходом цифровой экономики эта модель абсолютно органично впишется в нее. И еще одно. Создание цифровой модели города позволит нам сделать большой шаг в том, чтобы начать прививать цифровую культуру в сфере ЖКХ, обучить специалистов ЖКХ работать в рамках этой цифровой модели. Ведь в ней будет описано все здание, вплоть до узлов и агрегатов, и можно выявить персональную ответственность за каждый участок. В модели будет описано, где, когда и кем были проведены те или иные работы, заменены те или иные узлы, агрегаты. Таким образом, мы всегда будем знать не только ресурс работающих или замененных узлов, но и кем они были заменены. И если конкретные узлы некачественно работают, отказывают, будет ясно, кому предъявлять претензии. В системе ЖКХ появится понятие персональной ответственности за аварийные ситуации. А это, несомненно, будет приводить к тому, что даже рядовые работники будут вынуждены добросовестно относиться к своим трудовым обязанностям и повышать свою квалификацию. А мы здесь обязательно поможем.

«СГ»: Уже как учреждение повышения квалификации?

Ю. М.: Именно! Для того чтобы эта модель работала, и ею могли пользоваться, мы параллельно будем проводить обучение.

И на примере нами же созданной цифровой модели города, думаю, сможем делать это успешнее. Кстати, руководство «РосКапСтроя» придерживается следующей позиции в этом вопросе: раньше это была академия, потом нас наделили еще функциями техзаказчика и стройконтроля. В этот период кое у кого возникали мысли о том, чтобы образовательное подразделение в структуре учреждения полностью ликвидировать.

Вроде как зачем? Но все же мы утвердились в мысли, что именно такое сочетание компетенций — и осуществление надзорных функций в стройке, и внедрение инноваций, и обучение тому, как это надо делать правильно, — надо сохранить и развивать на базе «РосКапСтроя» в дальнейшем.

Справочно

Управление компьютерной сетью (FCAPS) — выполнение множества функций, необходимых для контроля, планирования, выделения, внедрения, координации и мониторинга ресурсов крупномасштабной компьютерной сети. Управление включает в себя выполнение таких функций, как начальное сетевое планирование, распределение частот, предопределение маршрутов трафика, распределение криптографических ключей, управление конфигурацией, отказоустойчивостью, безопасностью, производительностью и учетной информацией. Международная организация по стандартизации (ИСО) описала FCAPS-модель, в которой отражены ключевые функции администрирования и управления сетями: (F) Fault Management/Управление отказами; (C) Configuration Management/Управление конфигурацией; (A) Accounting Management/Учет работы сети; (P) Performance Management/Управление производительностью; (S) Security Management/Управление безопасностью. Задачи управления отказами — выявление, определение и устранение последствий сбоев и отказов в работе сети.

Автор: Владимир ТЕН

Россия > Недвижимость, строительство. Образование, наука. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 26 июня 2018 > № 2665263 Юлия Максимова


Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 26 июня 2018 > № 2654472 Дмитрий Рогозин

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос» Дмитрием Рогозиным.

Обсуждались вопросы развития государственной корпорации.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Дмитрий Олегович, Вы уже явно вошли в курс дела, хотя и до этого в Правительстве занимались вопросами, связанными с работой госкорпорации «Роскосмос», а сейчас её возглавили. Прежде чем Вы расскажете мне о приоритетах на ближайший период, которые Вы, по всей вероятности, уже сформировали для себя в качестве руководителя госкорпорации в рамках существующих государственных программ, хочу Вас проинформировать о том, что подписал распоряжение о проведении переговоров о заключении между Бразильским космическим агентством, государственной корпорацией «Роскосмос», Индийской организацией космических исследований, Китайской национальной космической администрацией и Южно-Африканским национальным космическим агентством соглашения о сотрудничестве в области спутниковой группировки дистанционного зондирования Земли стран БРИКС. То есть это направление у нас явно в приоритете.

Д.Рогозин: С участниками этого соглашения мне уже удалось провести встречи и переговоры. Крайне важно сформировать синергию наших возможностей по созданию группировки ДЗЗ, дистанционного зондирования Земли, потому что такие космические аппараты с высоким разрешением есть и у нас, и у Китайской Народной Республики. Индия проявляет серьёзные космические амбиции. Поэтому я думаю, что вскладчину это будет и коммерциализировано должным образом, и будет большой пользой для государственных структур.

Что касается первого месяца работы, хочу доложить Вам, уважаемый Дмитрий Анатольевич, что работа сейчас сконцентрирована не только на том, чтобы ввести новую команду, вернуть технарей, профессионалов на то управление, которое связано с проведением единой технической политики, посмотреть на оптимальную структуру самой государственной корпорации, – это всё понятно. Самое главное, мы прошли первый этап формирования государственной корпорации, который был связан с тем, чтобы преобразовать многие ФГУПы и иные формы собственности предприятий в акционерные общества как дочерние предприятия «Роскосмоса». То есть это был больше период юридически организационный.

Сейчас второй период, когда корпорация должна осознать, что все эти предприятия – её активы и она в полной мере отвечает за их успех, в полной мере должна отвечать за то, чтобы контракты как по линии государственного оборонного заказа, так и по гражданским программам выполнялись своевременно, полностью, в полном объёме. Поэтому сейчас нацелил новую команду именно на эти решения. Думаю, что какое-то время, примерно месяц, уйдёт на проведение оценки экономического состояния ведущих предприятий отрасли. Сегодня я Вам доложу уже первые оценки. Возможно, в условиях, когда надо дорожить каждой копейкой, каждым рублём, это приоритизация наших задач по линии военного космоса, космоса экономического и, как мы его называем романтически, научного космоса.

В целом организация абсолютно жизнеспособна. Хотел бы Вас пригласить посетить ряд предприятий в удобное для Вас время – прежде всего центр подготовки космонавтов, центр управления полётами, показать, что нового сделано, в том числе с намётками на предстоящую лунную программу.

Д.Медведев: Хорошо. Надо завершить этот переходный период, это очевидно. Что касается состояния дел в отдельных звеньях, на отдельных предприятиях, входящих в корпорацию «Роскосмос», так или иначе связанных с космической темой в нашей стране, – это действительно важная и достаточно сложная тема, потому что там ситуация разная. Дело даже не в том, чтобы в нынешней ситуации, как Вы сказали, беречь каждую копейку (копейки всегда надо считать, как и рубли), но в том, чтобы восстановить в ряде случаев полноценное функционирование финансовых элементов этой системы. Потому что там были проблемы. Надеюсь, что вам это удастся сделать. В случае необходимости мы готовы оказывать определённую поддержку. Будем на эту тему с Вами общаться.

Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 26 июня 2018 > № 2654472 Дмитрий Рогозин


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июня 2018 > № 2653801 Дмитрий Руденко

Хайп для клиента. Зачем банкам нужны мемы и флешмобы

Дмитрий Руденко

генеральный директор, председатель правления страховой компании ООО «Абсолют Страхование»

Маркетинг в ретейле давно уже наполнен громкими слоганами, вирусными видео и блогерскими флешмобами. Компании вливают огромные бюджеты в digital и создание мобильных приложений. А вот продвижение большинства финансовых услуг до сих пор остается безыскусным. Как должно измениться взаимодействие банков и страховщиков с клиентами?

В топ-30 крупнейших рекламодателей в онлайне, по версии AdIndex, в 2017 году вошли только три участника из финансового сектора — Тинькофф Банк, Сбербанк и «ФК Открытие». Размер бюджета самого крупного рекламодателя в интернете составляет 1,5 млрд рублей, тогда как крупнейший рекламодатель-банк (Тинькофф Банк) потратил на продвижение в сети в 2017 году всего 680 млн рублей.

Цифровая революция

По прогнозу международного маркетингового агентства Criteo, до 2022 года более 87% маркетинговых бюджетов перетечет в цифровые каналы, а конверсия продаж в приложениях уже сейчас в 5 раз выше, чем на мобильных версиях сайтов.

Это подтверждают и цифры экспертов агентства Zenith: рекламные расходы в мобайле в 2017 году составили $116,1 млрд. Сегмент digital в 2018 году опередит другие медиа-каналы, увеличив свою долю по объему рекламных инвестиций до почти 38% на мировом рекламном рынке.

То есть потенциальные и действующие клиенты «живут» в смартфонах, а главное — готовы потреблять сервисы и услуги именно в этом канале.

Ключевой тренд, который сейчас наблюдается в маркетинге, — это тесное взаимодействие с IT. Если для рекламы на ТВ машинное обучение и большие данные не нужны, то для коммуникации в онлайне — это обязательный набор. Стартапы, предлагающие решения в области цифровых коммуникаций и работы с большими данными, сейчас собирают десятки миллионов долларов инвестиций.

Big Data на службе банка

Собранные банками и страховыми компаниями данные о клиентах уже перестали быть только источником информации для корректных тарифов и скоринга, превратившись в отличный инструмент для построения эффективных маркетинговых кампаний.

ТВ- и радиоформаты не умирают, но теперь их можно использовать с совершенно другой эффективностью. У некоторых российских финансовых компаний есть успешные примеры интеграции рекламных кампаний на ТВ и в сети. Пока рекламный ролик транслируется по телевизору, он же дублируется в онлайн-канале — это в среднем позволяет снизить стоимость нового клиента в 2 раза.

Популярность набирает работа с лидерами мнений. Для банков и страхования этот канал должен стать чуть ли не основным, ведь очень многие потенциальные клиенты читают отзывы в интернете перед выбором финансовых услуг.

Небольшой пост у блогера может быть в разы эффективней, чем вся рекламная кампания в телевизоре, а удачный мем в корпоративной группе, разлетевшийся по социальной сети и собравший несколько тысяч лайков, запросто перебьет эффект от билбордов, расставленных по городу.

Персональный подход

Уникальный и персонализированный контент — еще одна составляющая успешной маркетинговой коммуникации. Простое обращение в письме помогает укрепить лояльность клиента к компании, а хорошо проработанные истории для каждого клиента способны увеличить конверсию в несколько раз. Не зря в такие сервисы вкладывают огромные бюджеты.

Например, стартап Sigstr, который развивает облачное решение для персонализации любых email-сообщений, сумел собрать $5 млн долларов инвестиций в серии «А».

Тон корпоративных релизов в наше время также меняется — всем скучно читать сухие посты и новости. Чтобы клиент стал постоянным читателем именно вашего блога или странички в Facebook, станьте для него приятелем, который умеет весело шутить и рассказывать просто о сложных вещах.

Если говорить о борьбе онлайн и офлайн-коммуникаций, то в перспективе ближайших нескольких лет мы вряд ли столкнемся с полным отказом от физических офисов и агентов, но совершенно точно присутствие финансовых компаний в онлайн-сегменте будет неуклонно расти.

И только те, кто сейчас начнут инвестировать в современные инструменты построения коммуникаций, в скоринг-модели и машинное обучение, смогут бороться за внимание и кошелек клиента. Остальные же неизбежно останутся в группе «догоняющих».

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июня 2018 > № 2653801 Дмитрий Руденко


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июня 2018 > № 2653783 Иван Капитан

Инвестор на диване. Как маркетплейс от ЦБ упростит частные инвестиции

Иван Капитан

президент Национальной Лиги Управляющих

Единая платформа для продажи финансовых инструментов поможет привлечь сбережения россиян на фондовый рынок страны, что даст толчок к формированию класса частных инвесторов

За прошлый год в мире значительно выросли активы ПИФов. Так, в США объем активов инвестиционных фондов к концу 2017 года составил $24,36 трлн, или 125,6% ВВП, в Европе — $18,192 трлн, или 99,43% от общеевропейского ВВП. В России же этот показатель находится на уровне $51 млрд (1,28% ВВП).

В нашей стране был момент, когда появилась надежда на то, что паевые инвестиционные фонды займут подобающее им место в экономике страны как один из основных источников «длинных денег», оптимизирующий процесс привлечения и эффективного размещения средств внутренних инвесторов.

Произошло это в середине нулевых, когда интерес к ПИФам на волне роста фондового рынка начали проявлять широкие массы населения, а управляющие компании запускали рекламные кампании в федеральных СМИ. Чего еще не хватало «инвестиционной ракете», чтобы «взлететь в космос»? Разве что удаленной дистрибуции, то есть возможности приобретать паи инвестиционных фондов, «не вставая с дивана», как это уже тогда можно было делать, например, в США.

Потом случился кризис 2008–2009 годов, поразивший финансовую систему всего мира и принесший серьезные убытки для пайщиков, многие из которых ушли с разочаровавшего их рынка. Неудивительно, что фокус интереса управляющих компаний сместился с розницы на закрытые ПИФы и обслуживание крупных институциональных инвесторов, а рынок розничных паевых фондов хоть и продолжил развиваться, но уже не такими темпами.

Инвестиции в массы

Зачем сейчас вспоминать события более чем десятилетней давности? Затем, что именно сейчас та самая возможность удаленного приобретения паев инвестиционных фондов не только появилась, но и активно развивается под крылом мегарегулятора.

В прошлом году Банк России объявил о создании маркетплейса — системы, которая позволяла бы гражданам в режиме онлайн открывать банковские депозиты и при этом регистрировала бы все эти транзакции, обеспечив безопасность их проведения.

Эта идея регулятора получила логичное развитие, и список инструментов, доступных на маркетплейсе, в дальнейшем будет постепенно расширяться за счет государственных и корпоративных облигаций, страховых продуктов и прочих видов финансовых услуг. Есть в этом перечне и паи инвестиционных фондов.

Схема работы маркетплейса предполагает подключение к нему поставщиков финансовых продуктов, платформ, на которых можно осуществлять операции с различными инструментами, а также витрин — агрегаторов информации о финансовых продуктах. В настоящий момент в рамках пилотного проекта к маркетплейсу ЦБ подключены пять банков (Росбанк, Совкомбанк, «Ак Барс» Банк, банк «Центр-инвест» и банк «Зенит»), Московская биржа в качестве платформы и две витрины — Banki.ru и Fins.Money.

Появление независимых платформ и маркетплейса позволяет нивелировать сразу несколько ключевых ограничителей инвестиционных возможностей граждан. Во-первых, снимается барьер, связанный с географической доступностью.

До последнего времени для приобретения паев инвестиционных фондов было необходимо лично явиться в управляющую компанию или к агенту УК. При этом полный спектр управляющих компаний в стране был доступен, наверное, лишь в Москве и Санкт-Петербурге, в регионах же у граждан была возможность воспользоваться услугами либо наиболее крупных игроков, имеющих разветвленную сеть пунктов приема заявок, либо локальных УК. Сейчас же все, что нужно, — это работающий интернет.

Во-вторых, традиционно низкая финансовая грамотность российского частного инвестора, то есть ментальная недоступность многих финансовых инструментов, перестанет играть столь значительную роль с появлением такого простого и прозрачного способа приобрести инвестиционный продукт. Процесс выбора, что немаловажно, облегчит сама платформа, предлагающая инструменты сравнения и выбора продукта, основанные на риск-профиле и иных важных характеристиках клиента.

После неоднозначно воспринятого профессиональным сообществом отказа от накопительной пенсионной системы инвестиционные фонды могут в определенном смысле стать ее заменой, позволив сформировать источник «длинных денег» в экономике страны (ведь ПИФы — это в большей степени долгосрочное, а не спекулятивное инвестирование), а также став инструментом для формирования достойной пенсии.

То есть формально все предпосылки для появления внутреннего инвестора есть, особенно если отмести в сторону аргумент о низком уровне благосостояния россиян, посмотрев на объем средств физических лиц, находящихся на депозитах банков.

По состоянию на 31 марта 2018 года он составлял более 26,7 трлн рублей. Для сравнения: объем рынка открытых и интервальных ПИФов (без учета закрытых ПИФов, которые трудно назвать розничными) на эту же дату составлял 265,7 млрд рублей.

Медленно, но верно

Во всем мире создание и развитие систем удаленной дистрибуции паев инвестиционных фондов является магистральным направлением в банковской и инвестиционной сфере. Сейчас и мы стали двигаться в этом же направлении.

Трудно ждать мгновенной революции рынка, так как существует такое явление, как инерция потребительского поведения, то есть привычка пользоваться традиционными офлайн-каналами получения финансовых услуг. Такая же инерция есть и у поставщиков финансовых сервисов, годами использующих проверенные технологии и помощь компаний-партнеров, агентов по распространению этих услуг.

Развитие удаленной дистрибуции будет эволюционным. Ландшафт рынка финансовых услуг вообще и паев инвестиционных фондов в частности претерпит серьезные изменения с дальнейшим внедрением инноваций и с проникновением в сознание потребителей концепции удаленного доступа к широкому спектру финансовых продуктов.

Каким именно станет этот ландшафт, предсказать трудно, но, как сказал Алан Кей, создатель операционной системы Windows, «лучший способ предсказать будущее — это создать его».

Кто станет лидером рынка, чья «инвестиционная ракета» полетит выше и быстрее, покажет время. Можно сказать, что в России для ее запуска в космос уже есть космодромы (маркетплейс Банка России и независимые платформы), есть экипажи космических кораблей (высококвалифицированные специалисты компаний, управляющих паевыми инвестиционными фондами) и есть топливо (сбережения граждан, которые нуждаются в сохранении и преумножении).

Управляющим фондами, у которых наступила «эпоха покорения космоса», пора или начинать строить свои «стартовые площадки» — платформы, открывающие клиентам доступ к инвестиционным фондам без ограничений в пространстве и времени, или же внимательнее присматриваться к подобным проектам коллег. Никто не запрещает сочетать несколько вариантов: сама философия открытой архитектуры продаж, которой пользуются маркетплейсы и инвестиционные супермаркеты, как правило, позволяет легко присоединиться к проекту на партнерских началах.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июня 2018 > № 2653783 Иван Капитан


Россия. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 25 июня 2018 > № 2667746 Андрей Попков

«Дизайнеры» от наркобизнеса.

Давно миновали времена, когда перечень наркотиков ограничивался несколькими наименованиями. Прогресс не дремлет и в этой сфере, поставляя на нелегальный рынок всё новые препараты, для производства которых используются самые современные технологии и научные разработки. На эту тему и о проблеме наркоторговли и наркомании в целом в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» мы беседуем с заместителем начальника 21-го отдела ГУНК МВД России майором полиции Андреем ПОПКОВЫМ.

- Андрей Владимирович, всё чаще в оперативных сводках встречается понятие «дизайнерские наркотики». Что это такое?

- По своей сути это синтетические психоактивные вещества, в формулу которых вносятся точечные изменения, в результате чего они уже не попадают в категорию подконтрольных веществ. Продукт такого «дизайна» не уступает по своему воздействию на организм веществам, включённым в перечень наркотических средств и психотропных веществ, а эффект от их применения зачастую более сильный и опасный.

- Насколько, если можно так сказать, популярны эти препараты среди потребителей?

- Широкое распространение в нашей стране они получили в период с 2004 по 2009 годы одновременно с курительными смесями, так называемыми спайсами. В основном они поставлялись из Китая, а продавались открыто в обычных табачных киосках. Серьёзно с ними бороться не представлялось возможным, поскольку, повторюсь, постоянное формальное изменение структур выводило их из перечня подконтрольных веществ.

Сегодня ситуация кардинальным образом поменялась. Оборот большей части новых наркотиков находится под контролем с учётом их производных. Существующий в нашей стране механизм антинаркотического законодательства позволяет перекрывать практически все лазейки для распространения новых препаратов, появляющихся на международном наркорынке.

- Как в настоящее время «дизайнерские» наркотики чаще всего попадают в Россию?

- Часто запрещённые вещества или их новые модификации пересекают границу как отдельные компоненты, некие конструкторы, которые в нашей стране наркодилеры превращают в готовый продукт. Поставки идут, как правило, обычной почтой, заказы оформляют через различные интернет-магазины, в основном китайские.

Сегодня к наркоторговле активно привлекаются граждане Украины. Организовано всё довольно серьёзно: вербуются люди, они проходят инструктаж, их обучают методам конспирации, обеспечивают денежными средствами, связью. Даже посвящают в возможные нюансы «работы», в том числе касающиеся деятельности правоохранительных органов.

- Какая ответственность предусмотрена за распространение и употребление наркотиков?

- Немедицинское употребление любого наркотического средства в нашей стране преследуется по закону. Соответствующие нормы имеются в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ является уголовно наказуемым деянием. К примеру, за сбыт предусмотрены серьёзные сроки лишения свободы, вплоть до пожизненного, всё зависит от квалификации преступления. Особо хочу отметить, что в данном случае уголовная ответственность наступает вне зависимости от объёма изъятого наркотика.

- Насколько успешно полиции удаётся раскрывать все звенья и изобличать фигурантов от потребителя до продавца? Ведь зачастую при задержании они начинают говорить, что наркотики приобрели для личного употребления, случилось это в первый раз, пакетик с зельем им подбросили и т.д.

- Обычно задержанные пытаются объяснить наличие наркотического средства тем, что дурман приобретался для собственного употребления. Однако зачастую в ходе оперативно-разыскных мероприятий, последующих следственных действий удаётся установить, что человек на самом деле намеревался сбыть запрещённое вещество и получить за это деньги или иное вознаграждение. Поверьте, принимаются все меры для привлечения наркосбытчиков к ответственности.

- Какое место в вашей деятельности занимает профилактическая работа?

- Главное управление по контролю за оборотом наркотиков МВД России и его подразделения в территориальных органах внутренних дел ориентированы главным образом на противодействие наиболее тяжким проявлениям наркоагрессии, пресечение устойчивых каналов поставок запрещённых веществ, ликвидацию сетей сбыта, то есть на подрыв экономических основ наркопреступности и борьбу с её организованными формами. Но и профилактическая составляющая также присутствует. Надо понимать, что в данной ситуации одними усилиями правоохранительных органов невозможно достичь реальных результатов. Необходима активная гражданская позиция населения, формирование в обществе неприятия к самой пронаркотической субкультуре. Важно, чтобы у граждан было понимание: вне зависимости от того, «лёгкий» это наркотик или «тяжёлый» синтетический, неприемлемо лоббирование интересов наркомафии, пропаганда того образа жизни, который создают вокруг себя наркоманы.

- Какие возрастные группы больше подвержены увлечению запрещёнными средствами?

- Основные потребители - молодые люди, прежде всего потому, что у них ещё не до конца сформированы твёрдые и верные жизненные установки. Кроме того, в средствах массовой информации, Интернете нередко распространяется терпимое, либеральное отношение к проблеме. Наши западные, скажем так, партнёры зачастую выступают за легализацию отдельных видов наркотических средств или психотропных веществ, что, по нашему мнению, недопустимо. Потому что с малого начинается путь к серьёзным проблемам. Я считаю, здесь важно вести разъяснительную работу с подрастающим поколением, начиная с семьи, школы, формировать устойчивое понимание, что употребление наркотиков - зло.

- Вы упомянули Интернет. Его возможности сегодня весьма широки, в том числе в воспитательном плане. Ваши сотрудники проводят какую-либо работу во Всемирной паутине?

- В нашем главке функционирует подразделение, которое занимается профилактической деятельностью. Его сотрудники ведут в Интернете антинаркотическую пропаганду. Кроме того, у МВД есть возможность блокировки противоправного контента в Сети. Здесь мы действуем достаточно активно: за 2017 г. нами обработано более 48 тыс. интернет-страниц, по которым поступили обращения из Роскомнадзора с подозрениями о наличии вредоносного содержимого. Каждый сайт тщательнейшим образом проверяем и, если обнаруживаем запрещённую информацию о наркотических средствах и психотропных веществах, выносим соответствующее экспертное решение. Роскомнадзор на этом основании блокирует доступ к ресурсу.

Хочу отметить, что мы имеем возможность оперативным путём устанавливать граждан, причастных к противозаконной деятельности с использованием Интернета, пытаясь действовать анонимно. Только в минувшем году ГУНК совместно с территориальными подразделениями выявлено свыше 7 тыс. наркопреступлений, совершённых с использованием интернет-технологий. Возбуждены уголовные дела в отношении более чем 3 тыс. лиц, из незаконного оборота изъято порядка 2 т различных видов наркотиков. Прекращена преступная деятельность около 660 российских виртуальных магазинов, которые реализовывали наркотические средства и психотропные вещества.

- Какова на сегодня в целом статистика противостояния наркопреступности?

- Сошлюсь на показатели минувшего года. Подразделениями МВД России из незаконного оборота изъято свыше 18 т наркотических средств, большую часть которых составляют вещества каннабисной группы. Число изобличённых наркоторговцев также впечатляет, только за сбыт подконтрольных веществ привлечено более 18 тыс. лиц, порядка 500 человек уличены в контрабанде наркотиков. При этом около 3,5 тыс. фигурантов уголовных дел являются иностранцами. Судите сами, насколько велико количество людей, вовлечённых в этот противоправный бизнес.

Беседу вели

Роман ЧУПРОВ

и Андрей ШАБАРШОВ

Это интересно

В мировом масштабе численность потребителей наркотиков составляет четверть миллиарда человек. Данный показатель сопоставим с населением четырёх крупных европейских стран, таких как Германия, Италия, Соединённое Королевство и Франция.

***

По статистике, 60 % от общего количества страдающих наркоманией - это молодые люди 16-30 лет. Порядка пятой части составляют школьники, принимающие запрещённые вещества с 9-13 лет. Наркоманов 30 лет и старше менее 20 %, поскольку большая часть зависимых не доживает до этого возраста.

***

Каждую секунду в мире рождается четыре ребёнка, но вместе с тем в это же время мы теряем двух человек. Причины тому разные, в том числе наркотики.

Россия. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 25 июня 2018 > № 2667746 Андрей Попков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 25 июня 2018 > № 2661625 Федор Елютин

Федор Елютин: шоу «Ложь» — игровой смарт-жанр, люди кричат, делают ставки, выигрывают и проигрывают

О документальном театре и новом интерактивном спектакле о деньгах Business FM рассказал создатель проектов Remote Moscow, Cargo, «Кандидат» и других экспериментальных проектов импресарио Федор Елютин

В Москве запускают интерактивное шоу о деньгах. Зрителям предлагают стать миллионерами или потерять все, в форме игры сделав ставки из собственного кошелька. Премьера называется «Ложь», намекая на иллюзию экономики как таковой. О документальном театре и «Лжи» в интервью обозревателю Business FM Евгении Смурыгиной рассказал импресарио Федор Елютин.

Ваш ближайший спектакль называется «Ложь». Это интерактивное шоу о деньгах, как сказано в релизе, «предлагает принять участие в глобальной экономической игре». Это адаптация европейского театрального проекта?

Федор Елютин: В оригинале шоу называется Lies, причем пишется оно не латиницей, а как £¥€$. Получается целая валютная палитра. Наша компания «Импресарио» занимается тем, что ездит по международным театральным фестивалям. Мы ездим в Авиньон, или в Эдинбург, или в Берлин куда-нибудь, или, может быть, в США и смотрим там всякое. И большое, и маленькое, и оперу, и, может быть, даже балет, и театр где-нибудь в грузовике и в подвале. В общем, максимально в разных местах. Если что-то понравилось и это хочется повторить уже в Москве, то мы договариваемся об адаптации. Как правило, кампания расписана на год-полтора вперед, так что мы бронируем какое-то время, в среднем две-три недели, иногда месяц на создание. Создатели оригинальной версии каждого спектакля приезжают в Москву в полном составе: это, как правило, режиссер, второй режиссер, артисты, может быть, технический директор. Уже вместе с российской командой мы создаем шоу. Артисты, декорации, площадка — это на нашей стороне. Ребята нас обучают и рассказывают, о чем это шоу, как оно сделано и как его вообще играть. Потом уезжают, и мы остаемся с ним одни.

Это затратная история? Ведь вы покупаете лицензию и плюс продакшен.

Федор Елютин: Абсолютно верно.

Это для вас бизнес?

Федор Елютин: Это единственное, чем я сейчас занимаюсь. Трудно назвать это бизнесом. Это бизнес, но я к этому так не отношусь. Для меня это творчество, искусство, для меня это возможность почувствовать себя живым. То есть еда тебя насыщает, вода утоляет жажду, а искусство позволяет чувствовать, что ты живой человек, что ты переживаешь, что ты как-то рефлексируешь. И если это удовольствие позволяет тебе еще каким-то образом заработать, путешествовать, ездить по фестивалям, то это здорово.

Но вернемся к валютной «Лжи». Кем этот спектакль был сделан оригинально?

Федор Елютин: Это бельгийская театральная команда Ontroerend Goed.

Вы не в первый раз с ними сотрудничаете?

Федор Елютин: Это уже четвертый спектакль с ними. Первый спектакль был «Твоя игра» — это интерактивный опыт для одного зрителя. Второй спектакль был «Смайл», когда мы тебя катаем полчаса по пространству в кресле-каталке с завязанными глазами и с завязанными руками. Спектакль, которого ты не увидишь.

По-моему, очень страшно. Я не пошла на этот ваш спектакль.

Федор Елютин: Я понимаю. Этого просто многие боялись. Потому что ты не знаешь, что там происходит, что с тобой будет. И мы говорим: ребята, мы там вам жабу не подкладываем, колоть вас ничем не будем, это полчаса расслабления, вы просто доверьтесь.

Ничего себе расслабление.

Федор Елютин: Ну да, людям, которые over controlled (с сверхсильным самоконтролем. — Business FM), очень сложно. Я, предположим, именно такой человек, мне сложно давался этот опыт, но я бы назвал его театральным спа. Ты приходишь, расслабляешься и получаешь удовольствие. Когда ты идешь в спа, ты же не думаешь, что тебе сделают плохо. Так или иначе, это была наша третья работа с бельгийцами. Четвертая работа — «Кандидат». Это шоу о выборе. Оригинальное название спектакля — Fight Night, в ноябре была премьера, это наш хит. Очень актуально было в предвыборной повестке. Самые классные спектакли были, естественно, 18 марта.

И теперь вы его уже не играете?

Федор Елютин: Играем, просто пауза. Осенью мы вернемся.

Давайте расскажем вкратце, в чем суть шоу «Кандидат». Это социальный эксперимент, когда у всех зрителей есть небольшой пульт для голосования и они выбирают среди кандидатов, которые представлены, сначала самого симпатичного, а потом в зависимости от того, что эти люди говорят или делают. Когда я впервые смотрела, то гадала, каждый ли раз все происходит одинаково.

Федор Елютин: У нас всего восемь артистов, в спектакле задействованы пять человек, у нас два ведущих, и результаты зависят только от того, как голосуют люди.

И каждый раз они разные?

Федор Елютин: Конечно. У нас 227 вариантов развития сценария. У нас есть пара артистов, которые чаще всего выходят в финал, есть какая-то собственная статистика. Но каждый артист знает роль, если он уйдет первым, если он уйдет вторым, третьим, четвертым и пятым. Это очень большая и сложная работа для любого артиста, для них это максимальная авантюра, потому что, когда они выходят на сцену, они не знают, когда с нее уйдут. Для них это конкуренция внутри, и это очень здорово.

А что это за артисты, кстати?

Федор Елютин: Ребята трудятся в разных театральных проектах. Кто-то из «Мастерской Брусникина», кто-то из «Гоголь-центра». В общем, разные ребята, и мы с ними сотрудничаем на протяжении трех лет. Они играли и в «Игре», и в «Смайле» — в общем, в разных работах. Это такая наша труппа без труппы. У нас нет собственного театра, но мы встречаемся и делаем такие штуки.

«Это же не классический театр, не Чехов, не Островский — это вещь в себе».

Нынешняя премьера «Ложь» — это фестивальная находка? Или вы доверяете бельгийцам из Ontroerend Goed, потому что всегда с ними работаете?

Федор Елютин: Их первую работу я увидел в Эдинбурге в Шотландии на фестивале Fringe. Это был спектакль Game оf You — наша версия «Твоя игра». И когда мы поняли, что это здорово, я начал у них спрашивать: ребята, а что у вас есть еще? Они говорят: «Вообще-то, «Твоя игра» — это трилогия, есть вторая и третья часть». Я говорю: «О'кей, давайте привезем вторую часть». Это оказался спектакль «Смайл» (в кресле-каталке. — Business FM). Потом они говорят: «Но еще же есть и третья часть». Она называется Eternal, в российской версии — «Сокровенное». Это спектакль в стиле спид-дейтинг, когда пять человек приходят, их встречают пять артистов, и у них маленькие свидания. И год назад в Генте состоялась премьера шоу Lies, которое они делали, мы туда поехали с моей коллегой Ксюшей Аникеевой, посмотрели, и это был такой первый мой опыт, когда я увидел премьеру и сказал: все, я беру это. И забукировал себе этот слот, в котором мы сейчас с вами находимся, на нынешний июнь. Я понимал, что будет, конечно, футбол, что всем будет вообще не до театра и будет весьма сложно и проблематично, потому что многие подрядчики и внимание людей сконцентрированы на Германии, Мексике, Исландии и так далее. Но тем не менее я понимал, что это надо делать сейчас, потому что у ребят, во-первых, был слот, а во-вторых, мне нравится летом выпускать премьеры.

Вы намеренно это делаете, чтобы не конкурировать с классическим театром?

Федор Елютин: Абсолютно верно.

Как развивается спектакль «Ложь»?

Федор Елютин: В оригинальной версии в зале 12 столов условно для игры в покер. За каждым сидит по семь человек и крупье. Каждый стол является некой страной. Мы будем играть в игру под названием «кость». Вы ее бросаете, это будет вашим неким двигателем. То есть никаких карт. Это экономическая игра. Каждому человеку вначале мы говорим: возьмите с собой наличные, они вам пригодятся, потому что в начале игры мы предлагаем сделать некую ставку. Мы рекомендуем от 500 до 3000 рублей, эти деньги вам вернутся, но ставка повлияет на ход игры, потому что в итоге банк этой вашей страны будет составлен из ваших денег. Удивительно, но иногда люди, даже зная, что деньги им вернутся, не хотят рисковать. А кто-то, напротив, может дать и 5000. Уже на этом этапе становится понятно, насколько люди готовы рисковать и играть. Ну и, конечно же, крупье говорит не «делайте ваши ставки», а «делайте ваши инвестиции, господа». Я всегда с трудом рассказываю про этот спектакль, потому что мы это называем experience. Это то, что происходит с тобой, и то, что надо пробовать. Потому что ведь нет никакой истории, которую мы вам рассказываем, это же не классический театр, не Чехов, не Островский, это вещь в себе. Это, конечно, один из наших веселых спектаклей, потому что люди кричат, делают ставки и выигрывают, проигрывают — и все это происходит параллельно. Это очень активный, очень игровой смарт-жанр. Причем ребята же не делают никаких умозаключений, не говорят, что финансовая система какая-то не такая, никак ее не оценивают. И вы уже сами вправе выбирать, как к этому относиться, хорошо это или плохо.

«Люди устали наблюдать, они готовы выйти на сцену и что-то сделать на ней».

Много ли в Москве людей, которые ходят на ваши спектакли? Как варьируется аудитория от премьеры к премьере?

Федор Елютин: Ядро нашей аудитории — это люди от 25 до 37-38 лет. Это не те люди, которые ходят в классический театр. Для того чтобы прийти к нам, необязательно иметь большой литературный бэкграунд — достаточно купить билет. Подготовка тоже не нужна.

Так ведь это и не театр в привычном понимании. Это некий гибридный жанр.

Федор Елютин: Верно. Но театр всегда был разным. Он был и для одного зрителя, и не для одного зрителя. Просто сейчас люди готовы и хотят взаимодействовать, хотят не сидеть в кресле, а выйти на сцену и что-то сделать на ней. Люди устали наблюдать.

Я бы поправила. Есть часть аудитории, которая не хочет интерактива, а, напротив, хочет сидеть и смотреть, и чтобы никого никто не трогал.

Федор Елютин: Да.

Эти люди к вам не ходят?

Федор Елютин: Не ходят. Они не понимают формат: зачем куда-то идти, что-то должен делать, а кто-то, может, будет меня трогать, зачем это нужно. Конечно же, в Европе люди куда более открыты и идут на эти эксперименты проще. Они более open-minded (восприимчивы. — Business FM). Начиная со спектакля Remote, к нам в первый сезон пришли десять тысяч человек. Потом они сделали нам славу на 20 тысяч человек, рассказали своим друзьям. Remote — это спектакль-бродилка немецкой компании Rimini Protokoll, который начинался на Миусском кладбище, а заканчивался на крыше ЦУМа. Да, верно. Мы его продолжаем играть четвертый сезон по выходным. Приходите, вообще классная штука. Это тоже наш такой хит. Очень простой и очень понятный.

«Будьте смелее, мы готовы. А вы?»

Какой проект у вас был за последние несколько лет самым успешным, а какой вообще не зашел аудитории?

Федор Елютин: У нас не было вообще ни одного неуспешного проекта. Просто иногда ты можешь играть больше. Вот Remote достаточно простой, там, в принципе, нет артистов. Есть некая аудиозапись, которую мы играем, мы могли ее проигрывать, не знаю, четыре-пять раз в день. В первый год мы играли по восемь-десять спектаклей за выходные. Потом интерес просто немножко спал. Но Remote продолжает работать без моего участия. «Твоя игра» была таким же хитом. Может быть, «Смайл» был менее популярный, потому что к нему оказались готовы куда меньше людей.

Это тот самый спектакль, который в коляске с завязанными глазами и привязанными руками?

Федор Елютин: Да. Не с привязанными руками — просто связанными. Это правда, что людям сложно отдаться, многие просто боялись. Мы даже писали посты, делали e-mail-рассылку: ребята, не надо бояться, просто попробуйте. И очень здорово было, когда люди боялись, делали это — и вот тогда происходил кайф. Однажды при мне одна девочка зашла в комнату и просто выбежала оттуда. Я говорю: «Что произошло?» Она ответила: «Я в жизни не сяду в кресло-каталку и, даже если я буду очень сильно хотеть в туалет и будет свободен только туалет для инвалидов, я туда никогда не пойду. Мне кажется, это плохая примета». Что поделать, у всех свои представления.

Сколько к вам приходит москвичей, а сколько туристов?

Федор Елютин: Вы говорите про англоговорящую публику? В среднем мы делаем англоговорящий тур Remote раз в две недели. Конечно же, со всеми санкциями многие экспаты уехали, я вижу спад чуть ли не в два раза. Но, учитывая чемпионат по футболу, сейчас тоже живо.

Но это те люди, которые знают, что такое Remote?

Федор Елютин: Да, или кто-то им рассказал о том, что такое движение происходит в Москве, они к нам приходят.

Возможно ли сделать хотя бы один из ваших спектаклей в каком-то из российских регионов?

Федор Елютин: Абсолютно. Каждый из этих спектаклей возможно показывать в регионах.

А аудитория там будет?

Федор Елютин: Это хороший вопрос, я сейчас очень сильно им озадачился, потому что, по сути, мы ни разу ничего не турили. У меня есть друзья в Екатеринбурге, Ростове, Новосибирске. Ребята на местах не уверены в том, что публика пойдет.

Аудитория не готова?

Федор Елютин: Судя по всему, пока не очень. Но дело в том, что, если мы не будем этого делать, она никогда и не будет готова. Наша аудитория сейчас — это те зрители, которые посмотрели все наши спектакли. Я считал, это в районе 70 тысяч человек. Это люди, которые купили билеты, это некая e-mail-база, ядро. Когда я отправляю письма, говорю: «Ребята, что-то новое для вас приготовил. Приходите». И они приходят. И они имеют эту квоту доверия. Кому-то, конечно, что-то нравится. Но я понимаю, что потребовалось три-четыре года, чтобы собрать этих людей, чтобы как-то объяснить наш путь, наш смысл, куда мы движемся и так далее. Первый раз в сентябре повезем спектакль Lies на новую сцену Александринки. У нас будут первые гастроли.

Но это Петербург, подготовленная аудитория.

Федор Елютин: Уже неплохо. Это наш первый шаг, такое вот покорение России. Поэтому, если кто-то нас слышит из далеких регионов страны или, может быть, даже ближайшего Подмосковья, друзья, мы готовы приехать. Будьте смелее, мы готовы. А вы?

Вы говорили о том, что ездите на театральные фестивали по всей Европе и Америке и отсматриваете какие-то новые интересные вещи. Вы смотрите только документальный театр, только экспериментальные постановки или вообще все?

Федор Елютин: У меня есть два направления — for business и for pleasure (по работе и для удовольствия. — Business FM). Правда, когда ты идешь на спектакль, никогда не знаешь, для чего это. Но чаще всего, если опера, то, скорее всего, for pleasure, потому что у меня нет возможности привезти Komische Oper в составе 150 человек и еще оркестр из 50 человек. Мечтаю, но пока не могу.

А что вам понравилось из последнего, что вы видели на одном из европейских фестивалей? Что бы вы хотели привезти в перспективе?

Федор Елютин: Буквально пару месяцев назад я был на шоу Rimini Protokoll в Берлине. Они показывали четыре своих спектакля: Stadt 1, Stadt 2, Stadt 3, Stadt 4. Один из этих спектаклей был про стройку. Группа из 150, может, 200 человек оказывалась в неком пространстве, которое было организовано как стройка.

В Москве это легко реализовать.

Федор Елютин: У нас стройка нон-стоп, это правда. Туда запускали группы по 20 человек, и у каждой было, может быть, восемь-десять локаций. Одна комната была посвящена, предположим, девелоперским проектам, и тебе продавали инвестиции, допустим, в гостиницу в Дубае, или какой-нибудь спортивный комплекс в Вене, или, я не знаю, теннисный корт в Куала-Лумпуре, и рассказывали преимущества этого, а вы сидели с группой и решали, кто куда инвестирует. Следующая история: вам давали кирпичи, и вы таскали их из точки А в точку Б, как муравьи. И вам рассказывали, как устроен ручной труд и что до сих пор для него нужен человек. В третьей комнате вам рассказывалось про то, как работают юристы, что они помогают, чтобы проходила застройка, государство их атакует, они защищаются. За полтора-два часа ты проходишь все эти штуки. И в итоге со стороны это выглядит как просто огромное месиво людей, как муравьи, но каждый знает, что он делает. И это все невероятно, какая хореография. Хотелось бы это привезти, безусловно. Но все это нужно переделывать на нашу почву.

Из последнего я был в Воронеже на открытии Платоновского фестиваля. Те же самые Rimini Protokoll показывали спектакль «100% Воронеж». Это социологическое исследование. На сцене стоят 100 человек, реальные жители Воронежа. Если в городе живет 65% женщин, 35% мужчин, на сцене будут стоять 65 женщин, 35 мужчин. Если там, скажем, 10% людей до 18 лет, у тебя будут на сцене стоять те, кому меньше 18 лет. Благосостояние, семейное положение, масса критериев — все они отражены на сцене. Вообще, уже был Токио, Лондон, Париж. Невероятно интересная штука, и я привезу ее, надеюсь, в следующем году. Будет у нас «100% Москва».

Евгения Смурыгина

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 25 июня 2018 > № 2661625 Федор Елютин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter