Всего новостей: 2552851, выбрано 3130 за 0.186 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Франция > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 17 июля 2018 > № 2676434

Большой французский разворот. Как президент Макрон возрождает предпринимательство

Парми Олсон Forbes Contributor, Алекс Вуд Forbes Contributor

Сумеют ли президент-центрист и главный во Франции технологический миллиардер превратить вечно отстающую экономику страны в рассадник стартапов

Самый крупный в мире инкубатор стартапов Station F располагается в подвале построенного почти 100 лет назад железнодорожного депо — здесь в поисках денег толкутся тысячи три начинающих предпринимателей. Более 30 венчурных компаний от Accel Partners до Index Ventures платят взносы в размере $6100 за право инвестировать «на месте», Facebook и Microsoft реализуют программы, которые помогают им отбирать компании для покупки, а Amazon и Google сосредоточились на поиске молодых талантов.

Внутри — инсталляция Джеффа Кунса за $20 млн, качающиеся переговорные кабинки для встреч и затемненная «зона релаксации», куда входят босиком. «Люди здесь, бывает, спят», — говорит, раздвигая шторку, Роксан Варза, уроженка Калифорнии, возглавляющая инкубатор. За шторкой и правда спит молодая женщина.

Самое интересное, впрочем, это земля, на которой стоит Station F. Это Париж, столица страны, известной своими забастовками, 35-часовой рабочей неделей и дорогой рабочей силой ничуть не меньше, чем Эйфелевой башней и пирожным «тарт татэн». Во Франции налог на зарплату — 42%, а законы о труде настолько запутанны, что французский Трудовой кодекс представляет собой фолиант в 3000 страниц. Мало какая из западных демократий показала себя менее открытой к предпринимательству. Station F, открывшийся год назад, создает диаметрально противоположный образ. «Три-четыре десятилетия назад ожидаемой реакцией Франции на изменения было противление этим изменениям», — говорит французский президент Эммануэль Макрон в эксклюзивном интервью Forbes.

В прошлом году 39-летний Макрон стал самым молодым президентом Франции. Но его возраст даже менее важен, чем бэкграунд: Макрон более трех лет проработал инвестиционным банкиром у Ротшильда и сам пытался запустить образовательный стартап. Французские политики, от Ширака до Олланда, десятилетиями говорили о реформах, но не сумели противостоять давлению пенсионеров и профсоюзов. Макрон понимает это. «Возможно, кто-то и захочет бастовать неделями и месяцами, — говорит президент. — Но я не брошу реформы и не буду снижать амбиции, потому что другого выбора нет».

Используя президентские указы, он быстро протолкнул ряд новых законов о труде, упростив процедуры увольнения и найма на работу. Чтобы подсластить пилюлю, он выделил на ближайшие пять лет $18 млрд на переобучение работников и добавил поправку, распространяющую страхование от безработицы на растущий сегмент французских самозанятых и владельцев малого бизнеса. Он сокращает налоги на роскошь, доходы с капитала и компенсацию работникам и вообще «все упрощает».

Как далеко готов зайти Макрон? Он рассказал Forbes, что в следующем году намеревается навсегда покончить с печально знаменитым французским 30%-ным налогом «на выход», которым облагаются предприниматели, пытающиеся вывести деньги из страны. Этот налог делает Францию малопривлекательной для иностранного бизнеса, а для французов служит аргументом, чтобы открывать свои компании за границей. То есть Макрон движется в направлении, диаметрально противоположном политике президента США Трампа. Тот с удовольствием стращает американские компании, которые расширяются в других странах, и обещает субсидии тем, кто остается. «Люди вольны инвестировать куда хотят, — говорит Макрон. — Если ты хочешь заключить брак, не следует объяснять партнеру, что «если мы поженимся, развестись будет нельзя». Это не лучший способ удержать любимого. Так что я за свободу жениться и свободу развестись».

Такая политика очень ко времени. Уже при жизни нынешнего поколения Франция обгонит Германию и станет самой населенной страной Европы, и французы — один из самых образованных народов на континенте, к тому же у них есть масса элитных инженерных институтов. «У Франции чрезвычайно выгодные позиции с точки зрения роста», — говорит Джонас Прайзинг, глава рекрутинговой компании ManpowerGroup. Да и конкуренты делают ошибки. Двигаясь к Брекситу, Великобритания продолжает углублять самый большой в современной экономической истории самопричиненный урон, а Меркель политически обезоружена из-за ослабления своей коалиции. И хотя Трамп хвалится сильной экономикой США, его протекционизм ближе к Закону о таможенном тарифе Смута — Хоули (1930), чем к успехам Рейгана и Клинтона.

Эффект макроэкономических действий Макрона уже заметен. В январе, как только были проведены реформы законов о труде, французский ретейл-гигант Carrefour и автомобилестроительная группа PSA объявили о сокращении 4600 рабочих мест. Конечно, последовали забастовки. Но иностранные компании уже объявили о $12,2 млрд новых инвестиций, говорят экономические советники Макрона. Disney выделяет $2,4 млрд на расширение парижского Диснейленда, немецкий SAP вкладывает $24 млрд в исследовательские центры и ускорители стартапов. Facebook и Google ищут в Париже 150 специалистов по искусственному интеллекту. Ситуация со стартапами тоже улучшается. Пока неопределенность из-за Брексита подрывает венчурный капитал Лондона, французские фонды в прошлом году впервые собрали больше всех инвестиций в Европе, согласно данным компании Dealroom. В январе французские стартапы были лучше других иностранцев представлены на выставке потребительской электроники в Лас-Вегасе, американских было всего на шесть больше.

Перспектива по-прежнему важна. В 2017 году во Франции было только три стартапа, оцененных выше $1 млрд, в то время как в Великобритании — 22, а в США — 105. Десятилетия культуры антипредпринимательства не прошли даром. Но все ингредиенты для изменений есть. «Страны, которые мы считаем медлительными, теперь двигаются в 10 раз быстрее нас, — говорит Джон Чембрес, бывший глава Cisco, который протолкнул $200-миллионные инвестиции во французские стартапы, прежде чем покинул свой пост в 2015 году. Он считает, что теперь у Франции «правильный лидер». Инвестор из Лондона Сол Кляйн, который недавно вложился во французскую «дочку» успешного британского стартапа Deliveroo, отмечает, что его офис в двух шагах от железной дороги Eurostar: «Париж теперь к нам ближе, чем Эдинбург или Дублин».

Ангел отвечает на письма

За эру технологий во Франции сменилось уже несколько потерянных поколений. В то время как Гейтс, Джобс и Эллисон породили Маска, Безоса и Цукерберга, лучшие предпринимательские умы Франции анализировали возможности развития на родине, а затем покупали билет в Калифорнию и уезжали работать на американцев. В Кремниевой долине около 60 000 выходцев из Франции — больше, чем из любой другой европейской страны.

Единственное заметное исключение — Ксавье Ньель, обладатель восьмого по размеру состояния во Франции ($8,1 млрд). У 40 миллиардеров страны два основных источника богатства — роскошь/ретейл или наследство (а зачастую и то и другое). Ньель единственный, чье состояние сделано на интернете. Поскольку речь идет о Франции, начинал он с любви. Или, как это называют в интернете, с порно. В 1980-х во Франции существовал предшественник интернета, его продвигал местный телеком. Подделав подпись отца, 17-летний хакер Ньель провел в дом вторую телефонную линию и создал анонимный секс-чат. К 24 годам он уже успел продать онлайн-издательство более чем за $300 000. А в 1994 году Ньель запустил Worldnet, первый интернет-сервис во Франции для широкого круга пользователей, и раздавал миллионы комплектов для подключения через журналы, как это делал Стив Кейс в США для AOL. Как и Кейс, Ньель успел вовремя выйти: в 2000 году, как раз накануне обвала доткомов, он продал Worldnet более чем за $50 млн.

В Кремниевой долине такая история сделала бы его героем, но французская элита отвергла Ньеля, выходца из среднего класса без «хорошего» образования. «Во Франции не особенно любят предпринимателей, — подтверждает Луи Ле Мер, сбежавший в Кремниевую долину основатель конференции LeWeb и ряда других французских технологических компаний. — Если ты добивался успеха, тебя не хвалили. Ты скорее был проблемой». Ньеля называли порнократом, руководители компаний отказывались от публичных встреч с ним. Этот сюжет Ньель обсуждать не любит. «Я забыл все плохое», — говорит он. Но в то время Ньель воспользовался ореолом пиратства и впоследствии заработал миллиарды на телекоммуникационной компании Iliad, продававшей контракты за полцены и «откусившей» за 10 лет приличный кусок от закоснелой мобильной отрасли Франции.

Затем Ньель основал компанию Kima Ventures, чтобы поддерживать стартапы в основном во Франции и пригласил возглавить ее эксперта по слияниям и поглощениям Жана де Ла Рошброшара. Де Ла Рошброшар предложил вкладывать больше в меньшее число компаний и повышать ставки на самых успешных, но Ньель эту идею отверг: «Мне не нужно больше денег. Я занимаюсь этим потому, что это интересно, полезно и никто больше этого не делает». Сегодня Kima позиционируется как самый активный в мире ангел-инвестор, вложившийся за восемь лет в 518 проектов, согласно данным Pitchbook. Де Ла Рошброшар видит Ньеля всего пару раз в год, но постоянно с ним на связи и иногда предлагает слушателям бизнес-школ написать Ньелю и посмотреть, ответит ли тот в течение двух часов. «И каждый раз он отвечает», — говорит де Ла Рошброшар.

Идея инвестиций в сотни французских проектов еще недавно показалась бы абсурдной из-за обилия законов, защищающих ленивых. Даже арендовать квартиру в Париже — проблема из-за негибких законов о собственности: не имея бумажки, доказывающей, что у вас есть священный для Франции трудовой контракт на полную ставку, предприниматели и работники стартапов оказываются в хвосте очереди за жильем. Работники должны за два месяца предупредить, если хотят уйти, а работодатели сами не могут от них избавиться. А за несколько месяцев до инаугурации Макрона во Франции появился закон о «праве на отсоединение», дающий право игнорировать приходящие ночью рабочие имейлы.

Более того, в стране не было центра предпринимательской активности. Ближе всего к этому подошел парижский район Сантье, «модный квартал». Упадок ретейла сделал там возможной краткосрочную аренду. Ветхие, тесные помещения обладали атмосферой, но не давали синергии.

Примерно в то же время Ньель познакомился с Роксан Варзой, молодой калифорнийкой, отвечавшей за программу стимулирования стартапов Microsoft во Франции — Bizspark. В июле 2013 года он написал ей имейл, предлагая оплатить ее издержки на проект, если она исследует лучшие в мире пространства для стартапов. Варза посылала свои фотографии и заметки Ньелю, а тот переправлял их своему архитектору Жан-Мишелю Вильмотту с указанием применить лучшее из найденного.

Ньель — единственный спонсор проекта Station F. Он потратил более $300 млн на перестройку грузового депо Halle Freyssinet в 13-м округе Парижа (отсюда F в названии) и трех жилых кварталов поблизости, где могут разместиться 600 предпринимателей, и добавил «еще несколько сотен миллионов» на строительство отелей по соседству. «Это чистая благотворительность, — говорит он, стоя рядом с яркой работой Кунса, которую резиденты «Станции» прозвали «какашкой единорога». — Это подарок». Чтобы войти в Station F, стартапы подают заявку на участие в одной из 32 тематических программ: Microsoft берет себе 10 стартапов по созданию искусственного интеллекта, Facebook — 15, работающих с данными, и т. п. «Они получили доступ к стартапу, а мы — к их данным», — говорит предприниматель в области электронного медстрахования Жан-Шарль Самуэлян, который выдавил из этой программы Facebook дополнительные $28 млн, о чем было объявлено в апреле. Примерно 4000 стартапов из 50 стран подали заявки на участие в собственной программе Station F в прошлом году, и двести прошли отбор.

Среди всей этой суеты фланируют инвесторы, поставщики услуг предлагают все от грузоперевозок до 3D-печати, а французское правительство открыло что-то вроде приемной, где стартаперы могут получать лицензии на предпринимательство и формы для упрощенной уплаты налогов. «Это как американский ресторан с подъездом для машин, — говорит Тони Фэйдел, легендарный руководитель Apple, который помогал изобретать iPod. Фэйдел затем основал и продал (за $3,2 млрд) производителя термостатов Nest, а в 2016 году перевез семью в Париж.

Философские разногласия

В день открытия Station F под щелчки фотокамер и гул толпы Эммануэль Макрон спросил Антуана Мартена, одного из самых успешных новых предпринимателей Франции, как он создал трекер Zenly, только что проданный Snap за $213 млн. Это было нелегко, объяснил Мартен, в какой-то момент ему пришлось развернуть весь бизнес. «Развернуть?» — переспросил президент. Разговор шел по-французски, и стоявший рядом Ньель разъяснил корреспонденту Forbes, что это слово обозначает только физическое движение, а не cмену бизнес-стратегии. Полчаса спустя, когда Макрон вышел к сотням основателей стартапов и программистов, населяющих Station F, он рассказал, как три года назад пообещал жене, что станет предпринимателем. Но обстоятельства изменились. «Я разворачиваю бизнес-модель», — сказал он, вызвав смех и одобрение.

Макрон быстро учится. И действительно умеет «разворачиваться», что дает ему шанс осуществить то, что не удалось предшественникам. Сын врачей и выпускник университетов, где учится будущая элита Франции, он пользуется доверием истеблишмента. В начале карьеры он работал ассистентом Поля Рикёра, французского философа, делом жизни которого был поиск баланса между диаметрально противоположными взглядами. Макрон применил этот опыт, когда работал банкиром у Ротшильда, и в 34 года заработал более $3 млн, консультируя Nestlé при покупке за $11,8 млрд бизнеса Pfizer по производству детского питания. Впоследствии он вошел в аппарат социалистического правительства, возглавляемого Франсуа Олландом.

Сперва Макрон был замглавы администрации, но затем, в августе 2014-го, его назначили министром экономики, чтобы протолкнуть более раннюю версию тех реформ, которые он реализует сейчас. Между назначениями он начал разрабатывать идею образовательного стартапа. «Мне кажется, я хорошо понимаю предпринимателей и тех, кто берет на себя риски», — говорит президент. Макрон эффективно использовал свой недолгий период работы в правительстве. «Он расспрашивал, почему Кремниевая долина эффективна, — говорит Чемберс, вспоминая ужин, которым он угощал Макрона и других французских стартаперов в Пало-Альто (они говорили о том, почему бостонское Шоссе 128 уступило району Залива лавры главного технологического рассадника). — Он этому только начинал учиться и буквально впитывал информацию».

Макрон основал партию «Вперед, Республика!», чтобы избавиться от «препятствий», которые сдерживали развитие Франции. Очень скоро он оказался в весьма выгодном положении. Его центристская платформа помогает преодолевать политический паралич, образовавшийся между левыми и правыми, что позволяет ему, к примеру, проводить реформу рынка труда и в то же время субсидировать уязвимые социальные группы. А самое важное — это то, что он и его парламентское большинство останутся на своих позициях до 2022 года. Поэтому Макрон может принимать долгосрочные решения, как пожизненные правители вроде Си Цзиньпина и Владимира Путина, но основываясь на демократических идеалах свободного рынка, свойственных западному капиталисту. И это дает ему основу для взаимопонимания с президентом Трампом. «Я очень хорошо понимаю такого рода людей, — говорит Макрон. — Если ты смотришь на него как на дельца, кем он всегда и был, все становится на свои места. Поэтому он мне и нравится... В этом мне очень помог мой опыт в бизнесе».

Но бэкграунд у них очень разный. Сделки с недвижимостью Трампа всегда основывались на принципе «я выигрываю, а ты проигрываешь», а банкиру Макрону приходилось создавать коалиции. «У нас есть философские разногласия в том, что касается глобализации», — говорит Макрон. И он использует это себе на пользу. Когда в прошлом году Трамп отвернулся от возобновляемой энергетики, Макрон ухватился за это и призвал предпринимателей в области зеленых технологий и ученых перебраться во Францию и «сделать нашу планету снова великой». Было прислано 1822 заявки на гранты, из них две трети — из США.

Для реформы нужен шум

Если Station F — символ возрождения предпринимательства во Франции, то вечерами там становятся очевидны препятствия, которые встанут у бизнеса на пути. «Здание пустеет к семи вечера, — говорит Карен Ко, которая приехала в Париж получать МБА, а теперь помогает управлять стартапом по анализу данных для домов призрения в инкубаторе Ньеля. — А к восьми это практически город-призрак». Дэвид Шермон из парижской Inbound Capital, наверное, единственный советник по стартапам, который говорит следующее: «Людям пора прекратить мечтать о стартапах. Это очень сложно. Идешь спать, а на уме одна работа». Спросите любого во французском стартапе: культурные традиции трудно изменить. Когда в прошлом году Антон Сулье зарегистрировал в Париже компанию Mission Food, поначалу все было легко. Но потом пришел по почте счет. Его стартап по доставке еды, не наняв еще ни одного сотрудника, должен был выплатить почти $2000 налога на ФОТ. Во Франции де-факто существует «юридический налог», поскольку каждому стартапу нужно потратить порядка $30 000 на юриста, просто чтобы разобраться в хитросплетении законов. Когда молодые компании нанимают сотрудников, расходы на зарплату удваиваются за счет социальных платежей. И попробуй разберись с зарплатной ведомостью при 25 налоговых вычетах.

Президент Макрон работает над этим. «Мы попросту убиваем много мелких налогов, которые приходилось платить нашим предпринимателям», — говорит он. Но многие бизнесмены настроены скептически. Реформы Макрона не оказали влияния на Mission Food, говорит Сулье, отмечая, что некоторые изменения трудового законодательства, принятые в 2002 году, вступают в силу только сейчас, 15 лет спустя. Предыдущие правительства печально известны тем, что поддерживали традиционные отрасли, такие как такси, и выступали против новых бизнес-моделей вроде каршеринга. «Я хочу, чтобы наша страна была открыта для перемен и этих новых моделей, — говорит Макрон. — Мои стартапы создают некоторые проблемы для больших компаний вроде EDF. Но это ничего. Я сказал EDF: вам следует вложиться в эти компании, они могут разрушить ваш бизнес, так что лучше всего стать партнерами».

Идея хорошая, но правительству сложно контролировать бывшие монополии. «Макрон не занимался реальными делами», — жалуется разочаровавшийся сторонник Макрона Йен Хаско, сооснователь конкурента Uber — Chauffeur Privé. Его стартап потерял почти треть из 15 000 водителей в 2017 году, когда регулятор ввел слишком сложный экзамен по теории явно с целью защитить более опытных водителей старых такси, которые парализовали Париж своими протестами. Макрон тогда предпочел не вмешиваться.

Если брать шире, проблема Макрона в том, чтобы привлечь остальных членов правительства и часть старых участников рынка (вроде таксистов) на свою сторону. Циничный Ньель утверждает, что не голосует даже за Макрона, полагая, что настоящая реформа придет от предпринимателей. Но для реформы нужен шум, а французские предприниматели не всегда хотят его создавать. У денег здесь «все еще негативный флер», говорит Мартин из Zenly. По его словам, они с сооснователем решили оставаться в тени после сделки со Snap. За последние три года Николас Стигман продал свой стартап Stupeflix компании GoPro, Пьер Валад продал Sunrise Microsoft, а Жан-Даниэль Гайо — Captain Train компании Trainline. «Все они неизвестны широкой публике, — говорит Мартин. — И все заключили девятизначные сделки».

Иностранцам более комфортно быть в центре внимания, и они отмечают прогресс. «Здесь есть неформальный элемент, — говорит Ко, сидя на салатовой скамейке посреди Station F. — Это очень не по-французски. Можно побродить, начать с кем-то разговор и представиться. Мне это нравится, такое чувство, будто я дома».

Кремниевая долина стала силой, потому что выходцы из нее помогали каждому следующему поколению расти, говорит Фэйдел. «Station F и Париж испытают такой же мультиплицирующий эффект». Среди недавних выпускников — звездные основатели Criteo (гиганта рекламных технологий, который вышел на биржу в 2013 году и теперь стоит $1,9 млрд) и приложение для BlaBlaCar (все еще частное, но оцениваемое в $1,4 млрд) уже стали ангелами-инвесторами для следующего поколения парижских стартапов.

И их будет больше: авторы зарубежных заявок на участие в Station F указывают, что подают их из-за дороговизны в Кремниевой долине, Дональда Трампа и Брексита. Все три обстоятельства, похоже, пока на месте. Исторически Франция такие «подарки» проматывала, именно поэтому Макрон действует столь быстро. «В большинстве случаев лидеры решаются на реформы в конце своего срока, — говорит он. — То, что мы должны сделать сегодня, нельзя переносить на завтра. Будет слишком поздно».

Франция > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 17 июля 2018 > № 2676434


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 16 июля 2018 > № 2676390

МФТИ и РАНХиГС научат цифровой экономике в онлайн-формате

Влада Сюткина

Московский физико-технический институт (МФТИ) и Президентская академия (РАНХиГС) запустили программу онлайн-магистратуры "Цифровая экономика". Это первая в России двухгодичная программа для специалистов новой профессии в онлайн-формате, позволяющая получить знания в двух областях - экономике и математике. Как заверяет ректор РАНХиГС Владимир Мау, вместе с МФТИ в рамках программы РАНХиГС подготовит востребованных страной и рынком специалистов самого высокого уровня.

Как рассказал куратор программы и директор Физтех-школы прикладной математики и информатики (ФПМИ) Андрей Райгородский, первый набор слушателей на программу онлайн-магистратуры "Цифровая экономика" уже начался. Первые собеседования с желающими пройти обучение пройдут 7 и 9 августа. "В этом году набираем 20 человек, но можем и больше, если придут", - заявил корреспонденту ComNews Андрей Райгородский. По словам заведующего кафедрой системного анализа и информатики экономического факультета РАНХиГС Сергея Маруева, далее размер набора может увеличиваться.

Относительно возможного ежегодного количества специалистов, выпускаемых программой, Андрей Райгородский сказал следующее: "Может, и полсотни, и больше". Обучение по программе, по его словам, является платным и пока согласно плану составляет 281 тыс. руб. в год.

Для поступления на программу, как указал Сергей Маруев, абитуриентам нужно сдать вступительные экзамены по математике и экономике в объеме микро- и макроэкономики.

Экономические дисциплины в рамках программы, как сообщили в пресс-службе МФТИ, будут вести преподаватели академии, а за подготовку по точным наукам - математическому анализу, машинному обучению, основам статистики и комбинаторики - отвечают профессора МФТИ. На официальном сайте МФТИ значится следующее: "Образовательный процесс осуществляется на экономическом факультете РАНХиГС, декан факультета д.э.н., профессор Александр Дмитриевич Радыгин, и на кафедре дискретной математики МФТИ, заведующий кафедрой д.ф.-м.н. Андрей Михайлович Райгородский. Партнерами программы является Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара, Институт прикладных экономических проблем".

Среди прочих, как указали в пресс-службе МФТИ, слушатели магистратуры изучат следующие курсы: большие данные, комбинаторика, математические методы оптимизации, цифровая экономика, теория вероятностей, дискретная математика, теория игр, математическая статистика, случайные процессы, микроэкономика, макроэкономика, эконометрика, финансы, машинное обучение, корпоративные финансы. В целом, как сообщается на сайте МФТИ, программа предусматривает 120 зачетных единиц. Образовательная программа, по информации сайта вуза, состоит из асинхронной части (электронные курсы), в рамках которой студент может варьировать темп своего обучения, синхронной части (еженедельные вебинары в формате "классных часов"), в которых он может интерактивно взаимодействовать с преподавателем, задавая необходимые вопросы, персональных консультаций по ведению научной работы. Программой также предусматривается, как рассказал Сергей Маруев, что каждый из студентов будет работать над неким проектом, который впоследствии и будет выступать выпускной квалификационной работой - тем, что раньше называлось магистерской диссертацией.

Несмотря на то что программа предполагает онлайн-формат, ее форма на сайте МФТИ указана как "очная". Непосредственно об онлайн-формате программы на сайте вуза говорится следующее: "При помощи новых образовательных технологий, отработанных на платформах для массового обучения, и подхода "перевернутого обучения" в онлайн-форму переносятся курсы по базовым специальностям, обязательные общеобразовательные курсы (английский язык и философия) и взаимодействие с научным руководителем по написанию научной работы". При этом на сайте МФТИ также отмечается, что обучение по программе ведется в формате "перевернутого класса", промежуточные экзамены сдаются при помощи технологий дистанционного подтверждения личности (с удаленным проктором - контроллером). Что касается итоговых квалификационных экзаменов и защиты научной работы, то они проводятся очно.

По итогам обучения по программе онлайн-магистратуры "Цифровая экономика", по информации пресс-службы МФТИ, ее выпускникам будут выдаваться магистерские дипломы МФТИ и РАНХиГС государственного образца. "Успешное освоение программы позволяет получить диплом магистра по экономике РАНХиГС и при изучении ряда дополнительных дисциплин - диплом магистра по прикладным математике и физике", - сообщил корреспонденту ComNews Сергей Маруев.

"Цифровая экономика - очень перспективная профессия, которая будет востребована в ближайшем будущем как в бизнесе, так и в государственном аппарате. Мы очень рады, что партнером этого направления выступает РАНХиГС - вуз, обладающий большой экспертизой в области экономических наук. В этой связке МФТИ выступает как гарант качества подготовки точным наукам - традиционно нашей сильной стороне. Вместе мы сможем обучить уникальных специалистов", - прокомментировал ректор МФТИ Николай Кудрявцев.

"Цифровизация ведет к фундаментальным изменениям в общественной, экономической и гуманитарной сферах и требует подготовки высококвалифицированных специалистов. Специалистов, которые должны обладать самыми актуальными знаниями как по экономическим, так и по техническим наукам, иметь развитые softskills. Выпускники магистратуры "Цифровая экономика" будут иметь возможность работать в любых отраслях экономики. Уверен, что вместе с коллегами из МФТИ мы подготовим востребованных страной и рынком специалистов самого высокого уровня", - сказал ректор РАНХиГС Владимир Мау.

"Сейчас уже смело можно говорить, что ФПМИ - это лидирующий в России образовательный и научный центр компетенций в области математики, информатики и их приложений. Вместе с РАНХиГС мы сейчас активно работаем не только над программами наших магистратур, в которых глубокая математика - комбинаторика, вероятность, статистика, оптимизация, машинное обучение - сочетается с экономикой, но и над множеством интересных проектов в рамках недавно созданной совместной лаборатории. Наши студенты естественным образом окажутся вовлечены и в эту проектную деятельность", - указал Андрей Райгородский.

Кроме того, по словам Андрея Райгородского, формат онлайн-магистратуры становится более востребованным. "В 2016 г. мы запустили первую в России онлайн-магистратуру по современной комбинаторике, которая завоевала премию Рунета. В первом наборе у нас было 10 студентов, семь из которых недавно получили дипломы, в наборе 2017 г. - 17 студентов, а в этом году мы рассчитываем на 30 мест. И эти ребята очень сильные, многие из них уже работают в ведущих компаниях и научных центрах - например, в лаборатории прикладных исследований "МФТИ-Сбербанк", - проинформировал Андрей Райгородский.

Говоря о наличии подобного программе онлайн-магистратуры "Цифровая экономика" МФТИ и РАНХиГС образования на экономическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова, корреспонденту ComNews рассказали об имеющей место на направлении "Менеджмент" данного факультета программе подготовки менеджеров для цифровой экономики. "МГУ имени М.В. Ломоносова уже на протяжении 263 лет готовит первоклассных специалистов для всех областей экономики, а сегодня, в эпоху цифровизации, экономический факультет первым предлагает полноценную четырехлетнюю программу бакалавриата по подготовке управленцев для цифровой экономики", - заявили на экономическом факультете МГУ.

Работа над программой, как рассказали в МГУ, началась осенью 2017 г., по решению ученого совета экономического факультета, в рамках которого были одобрены основные подходы трансформации направления "Менеджмент", реализуемой при поддержке Экспертного совета работодателей - компаний-партнеров из сферы цифровой экономики (SAP, MTC, "Крок", Mail.Ru, Phillips и многие другие).

"Совместно с представителями экспертного совета в данный момент разрабатывается новый учебный план для студентов будущего года набора, совмещающий в себе следующее: базовые дисциплины - классическое экономико-управленческое образование, включающее новые дисциплины "Цифровая среда бизнеса", "Цифровая трансформация отраслевых рынков", "Мировая экономика в условиях развития цифровых технологий", "Архитектура цифрового предприятия", "Анализ данных". Также в составе плана треки - дисциплины по выбору: цифровой маркетинг (маркетинг-менеджмент в цифровой экономике), цифровые таланты (HR-менеджмент в цифровой экономике), цифровые финансы (менеджмент финансов в цифровой экономике) и цифровые стратегии (стратегии развития компании в цифровой экономике) - ключевые управленческие функции в цифровой среде. Помимо того, план включает в себя практики, предусматривающие активное взаимодействие с компаниями-партнерами, реализуемое при поддержке учебно-научной лаборатории "Проект МАХ", а также факультативы - дополнительные дисциплины, развивающие тематику треков", - проинформировали на экономическом факультете МГУ, добавив, что первый набор студентов на данную программу будет осуществлен с 1 сентября 2018 г.

В вузе также обратили внимание, что интеграция в образовательный процесс лидеров цифровой экономики позволит постоянно поддерживать высокую актуальность и гибкость учебного плана, уникальность которого заключается в методиках совместной с компаниями работы, которые отрабатывались в течение последних четырех лет в рамках проекта МАХ. "Все эти годы, в дополнение к классическим оценкам, используются результаты ассессментов, которые ежегодно проводятся совместно с внешними экспертами - HR-менеджерами компаний-партнеров (в ассессментах 2017 г. приняли участие представители компаний "Ланит", OCS Distribution, MARS, Adidas, Microsoft, Ancor и др.)", - сообщили на экономическом факультете МГУ.

На факультете также добавили: "В программе подготовки менеджеров для цифровой экономики мы поставили перед собой амбициозную цель: чтобы поступившие к нам в новом учебном году студенты уже к третьему курсу были востребованы на рынке труда и обладали компетенциями, необходимыми для успешной работы в условиях цифровой экономики. Для этого мы интегрировали возможности бизнес-партнеров факультета, научных центров и лабораторий по цифровой и инновационной экономике и классические университетские курсы. Получился новый учебный план, новые подходы к преподаванию, новые возможности для студентов".

Менеджер по связям с общественностью Московского технического университета связи и информатики (МТУСИ) Наталья Малявина указала корреспонденту ComNews на то, что в МТУСИ все учебные программы, как и сам университет, ориентированы на "цифровую экономику". "По своему предназначению МТУСИ готовит кадры для цифровой экономики", - заметила Наталья Малявина.

Цифровая экономика, как обратила внимание Наталья Малявина, это очень объемное понятие, включающее широкий спектр в том числе образовательных дисциплин. "В нашем университете преподаются как базовые, так и специализированные дисциплины, напрямую относящиеся к цифровой экономике - например "Основы мехатроники и робототехники", "Киберфизические системы и Интернет вещей", "Технологии компьютерного зрения в технических системах", "Архитектура информационных систем", "Технологии баз данных", "Цифровая обработка сигналов", "Компьютерная графика", "Общая теория связи", "Многоканальные цифровые системы передачи и средства их защиты", "Основы криптографии", "Экономика отрасли инфокоммуникаций" и др.", - сообщила Наталья Малявина.

Более того, по ее словам, МТУСИ является членом Совета по профессиональным квалификациям в области телекоммуникаций, почтовой связи и радиотехники, одной из задач которого является формирование новых профессиональных стандартов цифровой экономики, на основании которых разрабатываются федеральные государственные образовательные стандарты высшего образования и среднего профессионального образования. "В этом году университет вошел в состав технического комитета по стандартизации "Программно-аппаратные средства технологий распределенного реестра и блокчейн", - добавила Наталья Малявина.

Директор мегафакультета трансляционных информационных технологий Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (ИТМО) Александр Бухановский рассказал корреспонденту СomNews следующее: "У нас нет программ, посвященных цифровой экономике в целом, поскольку Университет ИТМО считает, что понятие "цифровая экономика" является эклектическим и должно быть специализировано для конкретных предметных областей. В связи с этим мы развиваем программы, которые готовят профильных специалистов для различных сфер цифровой экономики".

Так, например, как отметил Александр Бухановский, с 2017 г. в Институте финансовых кибертехнологий Университета ИТМО существует магистерская программа "Финансовые технологии больших данных", ориентированная на сходные задачи, но в применении к финансовой сфере. Набор на нее в этом году составляет 15 бюджетных и 7 внебюджетных мест, стоимость обучения - 219 тыс. руб. в год для граждан РФ, 239 тыс. руб. в год - для иностранных граждан.

"В 2018 г. на базе Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО стартовала программа "Цифровые технологии умного города", которая направлена на подготовку специалистов, занимающихся цифровизацией различных сфер городской жизни. На нее выделено 10 бюджетных и 10 внебюджетных мест. Стоимость обучения - 203 тыс. руб. в год для российских граждан и 223 тыс. руб. в год - для иностранных", - проинформировал Александр Бухановский.

При этом он добавил следующее: "С 2019 г. в Институте трансляционной медицины Университета ИТМО планируется запуск программы, связанной с цифровым здравоохранением. Первый набор также составит 10 бюджетных и 10 внебюджетных мест. Стоимость обучения станет известна позже, но также составит порядка 200 тыс. руб. в год для граждан России и незначительно выше - для иностранцев".

В АО "Национальный исследовательский институт технологий и связи" корреспонденту ComNews сообщили, что в институте в настоящее время готовится курс по умным городам для Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) и Ассоциации Интернета вещей (АИВ).

Беседуя с корреспондентом ComNews о запущенной МФТИ и РАНХиГС программе онлайн-магистратуры "Цифровая экономика" и ее последствиях, президент НП "Руссофт" Валентин Макаров заявил: "При обучении чему-либо из области цифровой экономики в большей степени важно личное общение, в том числе то, что происходит не через Сеть. Но еще более важно, чтобы к такому обучению были привлечены непосредственно те, кто занимается цифровой экономикой - чтобы обучение не представляло собой просто набор оторванных от реальности курсов".

При этом Валентин Макаров добавил, что как таковая потребность в обучении кадров по направлению цифровой экономики имеет место. Поэтому, по его словам, люди, которые заинтересованы в реальной конкуренции на рынке, будут проходить данное обучение, а компании, желающие в полном смысле конкурировать, будут направлять на него своих сотрудников. Но при этом, по мнению Валентина Макарова, есть риск, что после выпуска по программе МФТИ и РАНХиГС люди будут по-прежнему недостаточно эффективны для компаний или выходить "в никуда" - в том случае, если ее курсы будут зачитываться формально и, как результат, ее выпускники будут недостаточно компетентными в области цифровой экономики. "Соответственно, тогда и данная программа закончит свое существование", - указал Валентин Макаров.

Директор АИВ и Национальной ассоциации промышленного Интернета (НАПИ) Андрей Колесников в разговоре с корреспондентом ComNews отметил, что кадров по цифровой экономике в России сегодня нет - имеет место не проблема дообучения таких кадров, а именно их отсутствия. "Для цифровой экономики должна быть цифровая программа обучения. Поэтому онлайн-магистратура МФТИ и РАНХиГС - это прекрасная история, и необходимо, чтобы таких было как можно больше. Данная магистратура будет востребована среди тех, кто занимается цифровой экономикой - по той простой причине, что госпрограмма "Цифровая экономика" сегодня направлена на тех, кто в данной области пока не работал", - заявил Андрей Колесников. При этом он заметил, что запущенная магистратура должна готовить людей под конкретные задачи, то есть в непосредственной связи с теми, кому эти кадры нужны, - заводами, компаниями, фирмами, холдингами, госструктурами.

"АИВ тоже сегодня ведет работу в данном направлении: являясь победителем президентского гранта, ассоциация работает над программой "Лидеры цифровой экономики", предусматривающей серию лекций", - добавил Андрей Колесников. По его словам, данная программа будет бесплатной, доступной для всех желающих и иметь онлайн-формат - обучать при помощи соответствующих видеороликов. В качестве лекторов программы будут выступать представители науки, бизнеса, госструктур, в частности члены АИВ. "Помимо этого, в планах ассоциации - чтение лекций этой программы в регионах", - указал Андрей Колесников.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 16 июля 2018 > № 2676390


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroygaz.ru, 13 июля 2018 > № 2674670 Алексей Болдин, Дина Шехтман

Ценность знаний.

Качественная учебная инфраструктура становится важным конкурентным преимуществом

Стремление сделать город «умным» — это не только цифровые технологии, но и умные, образованные его жители. Быстрее всего это поняли девелоперы, поставившие учебную инфраструктуру в один ряд с такими устоявшимися конкурентными преимуществами жилых комплексов, как местоположение, дворы без машин, красивые входные группы. О том, почему лучше жить рядом со школой, а не возить ребенка на другой конец города, чтобы дать ему качественное образование, корреспондент «Строительной газеты» побеседовала с вице-президентом, руководителем комплекса продаж и маркетинга компании «Лидер Инвест» Алексеем БОЛДИНЫМ и заместителем генерального директора частной школы «Золотое сечение» Диной ШЕХТМАН.

«СГ»: Какую строчку в списке приоритетов сегодняшнего покупателя занимает учебная инфраструктура? Какие требования к ней предъявляются?

Алексей Болдин: По данным наших регулярных опросов, все больше покупателей жилья сегодня уделяют особое внимание тому, где будут учиться их дети. Нередко люди даже специально покупают жилье рядом со школой, в которой учится их ребенок, или рядом с вузом, в который он планирует поступать. В современном обществе есть запрос на качественное образование. Статус и важность хорошего образования снова растут, и ответственные родители, планируя будущее своих детей, стараются выбрать лучшее предложение. Этот тренд подтолкнул компанию «Лидер Инвест» к решению сфокусировать новый проект жилого комплекса «Лобачевского 120» на той целевой аудитории, для которой базовой ценностью является именно личностное развитие их детей. И реагируя на такой запрос, мы заключили партнерское соглашение с одной из ведущих частных школ Москвы — «Золотое сечение». Именно эта школа станет оператором образовательного центра в составе жилого комплекса на улице Лобачевского, 120. Наш жилой комплекс находится в Западном административном округе, который давно имеет статус «академического». Вокруг будущего жилого комплекса расположены лучшие вузы столицы, в которые, мы надеемся, будут поступать наши пока еще маленькие жители. Поэтому мы решили строить не просто школьные стены, а создать такой образ жизни и инфраструктуру, которые смогут обеспечить непрерывное гармоничное развитие и качественное образование детей от детского сада до университета.

«СГ»: Помогает ли бренд учебного заведения в продажах? Если да, то есть ли статистика? На каком этапе вы заключали договор с оператором?

А.Б.: Безусловно, это важно. Для нашего проекта, ориентированного на семьи с детьми, «якорный арендатор» в лице одной из ведущих частных школ Москвы добавляет проекту конкретный смысл. Это уже не просто выполнение «гигиенических требований» по строительству инфраструктуры, а дополнительный драйвер и точка роста проекта. Наличие в составе жилого комплекса образовательного учреждения от известного и уважаемого оператора — это то самое отличие, которое выгодно выделяет проект на фоне конкурентов.

«СГ»: Ваш комплекс рассчитан только на семьи с детьми? Какова доля многокомнатных квартир в комплексе? Как вы выстраиваете стратегию продаж?

А.Б.: Доля многокомнатных квартир в проекте составляет порядка 15%. Кроме того, в жилом комплексе запроектировано много 1-комнатных квартир, которые часто рассматриваются для покупки родителями ребят, которые учатся в расположенных рядом МГУ, МГИМО, РАНХиГС и других вузах или планируют в них поступить. Также проект на текущем этапе крайне привлекателен для инвестирования, с учетом нулевого цикла строительства и низких цен на старте продаж.

«СГ»: Какой процент от общей стоимости проекта уходит на инфраструктуру? Окупаемые ли это вложения?

А.Б.: На долю строительства инфраструктурных объектов приходится около 5% общей стоимости проекта. Конечно, это полностью оправданные инвестиции. Ведь наличие инфраструктуры — это дополнительное конкурентное преимущество, к тому же большая часть площадей — коммерческая и окупится за время эксплуатации объекта.

«СГ»: Останется ли здание школы в вашей собственности или передается оператору, городу?

А.Б.: Здание школы останется в нашей собственности и будет передано в аренду оператору — частной школе «Золотое сечение».

Заместитель генерального директора частной школы «Золотое сечение» Дина Шехтман:

«СГ»: Какие требования предъявляет ваша школа к помещению?

Дина Шехтман: Мы предъявляем к зданию требования, которые сегодня являются частью современной образовательной стратегии. Мы считаем, что здание школы должно представлять собой индивидуальное и свободное общественно-культурное пространство, в котором ребенок хочет находиться, в котором он может гулять, учиться, развиваться, радоваться и играть. Такое пространство, в которое ученику захочется ежедневно приходить и с удовольствием осваивать новые знания.

«СГ»: Каковы вообще современные требования к школьным помещениям?

Д.Ш.: К числу основных характеристик современного школьного здания можно отнести: открытость и просторность пространства, функциональность помещений, мобильность и способность к трансформации. Кроме того, нам важно, чтобы архитектура здания способствовала сохранению нашего сложившегося за много лет школьного уклада жизни, формированию особой эмоциональной «золотосеченской» атмосферы, которую отличают камерность и безопасность. Безусловно, архитектура образовательного пространства влияет на учебный процесс. Пространство является ресурсом для решения разных педагогических задач.

«СГ»: Участвовали ли вы в проектировании? Менялось ли что-нибудь в проекте после того, как с вами был заключен договор?

Д.Ш.: Сегодня школа «Золотое сечение» совместно с Центром психологического сопровождения образования «ТОЧКА ПСИ» работает над техзаданием, которое будет отражать нашу образовательную концепцию. Это задание и станет для архитекторов отправной точкой при проектировании. Надеюсь, что мы вместе с «Лидер Инвест» примем участие в выборе архбюро и готовы активно включаться в качестве консультантов на каждом этапе как проектирования, так и строительства.

«СГ»: Рассчитываете ли вы, что большинство ваших учеников будут жителями комплекса или ближайших домов?

Д.Ш.: Мы будем рады увидеть среди учеников нашей школы жителей ЖК «Лобачевского 120», но вместе с тем рассчитываем, что и большинство тех, кто сейчас учится у нас, также последует за нами в новое здание. Может быть, часть семей наших учеников также решат переехать в ЖК «Лобачевского 120».

«СГ»: Считаете ли вы, что близость дома от школы и школы от дома влияет на интерес к учебе и успеваемость? Есть ли зависимость успеваемости от времени, которое дети тратят на дорогу?

Д.Ш.: Сейчас достаточно распространена идея: «живём там, где учатся дети». А если в школе и рядом с ней будет сформировано пространство для дополнительного образования, спорта, творчества, то это даст возможность ребенку полноценно и гармонично развиваться, сохраняя при этом время, здоровье, силы, которые так часто отбирает транспорт.

«СГ»: Чему вы будете учить? Есть ли у школы профиль?

Д.Ш.: На протяжении всей 26-летней истории школы «Золотое сечение» помимо высоких академических показателей нам было важно, чтобы выпускник школы был ответственным, самостоятельным человеком, имел развитый социальный и эмоциональный интеллект, хорошую языковую подготовку, умел строить деловые, партнерские, личные отношения и получил углубленные предметные знания в тех областях, которые он выбрал на основании своего индивидуального образовательного маршрута.

Цитата в тему

«Вокруг жилого комплекса «Лобачевского 120» расположены лучшие вузы столицы, в которые, мы надеемся, будут поступать наши пока еще маленькие жители»

Цитата в тему

«Наличие в составе жилого комплекса образовательного учреждения от известного и уважаемого оператора — это то самое отличие, которое выгодно выделяет проект на фоне конкурентов»

Автор: Оксана САМБОРСКАЯ

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroygaz.ru, 13 июля 2018 > № 2674670 Алексей Болдин, Дина Шехтман


Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 13 июля 2018 > № 2671898 Владимир Шумный

Экс-директор ИЦиГа СО РАН Владимир Шумный об освобождении генетики от статуса лженауки

ФИЦ «ИЦиГ СО РАН» – крупнейшее фундаментальное научное учреждение страны, занимающееся генетическими исследованиями. Совсем иначе было в конце 1950-х гг., когда первые ученые-энтузиасты еще только съезжались со всей страны в Новосибирск, а генетика формально оставалась в статусе «лженауки». Многолетний (на протяжении 60 лет) сотрудник Института цитологии и генетики СО РАН, занимавший в том числе пост директора института, а ныне советник РАН, академик Владимир Константинович Шумный рассказал Аcademcity.org о первых годах возрождения отечественной генетики, строительстве Академгородка и радиационном облучении.

– Владимир Константинович, как же так получилось: в СССР продолжается торжество «лысенковщины», генетику власть отказывается признавать настоящей наукой, но в новосибирском Академгородке возникает целый Институт цитологии и генетики?

– Действительно, в тот момент Лысенко был еще в фаворе, Хрущев к нему прислушивался и в генетику не верил. Но свою роль сыграли наши физики, руководившие советским атомным проектом – академик Курчатов и его коллеги. Им необходимо было изучить воздействие, которое оказывает радиация на живые организмы, определить безопасные дозы облучения. Учитывая, что многие последствия проявляются и в последующих поколениях, решить эту проблему без генетических исследований было невозможно. Поэтому Хрущеву нехотя, но пришлось пойти на создание в структуре Сибирского отделения Академии наук СССР Института цитологии и генетики. Но жизнь у института в первые годы была непростой.

Директор-организатор, тогда член-корр АН СССР Николай Петрович Дубинин, был через два года уволен. Его преемник – Дмитрий Константинович Беляев – несколько лет работал в статусе «исполняющего обязанности», в институт постоянно приезжали ревизии, а Хрущев во время каждого визита в Академгородок поднимал тему о закрытии ИЦиГ.

И Лаврентьеву приходилось проявлять чудеса дипломатии, чтобы спасти нас. Так что свободно мы вздохнули впервые лишь после отставки Хрущева, когда Лысенко был смещён со своих постов, а табу на генетику окончательно снято.

- Вернемся к 1950-м годам. Как для Вас началась работа в ИЦиГ?

– В то время Николай Петрович Дубинин еще работал в московском Институте биофизики на улице Профсоюзной, где у него была лаборатория радиационной генетики. А возле здания этого института стоял небольшой домик, на котором повесили табличку «Институт цитологии и генетики СО АН». Именно в этом домике Дубинин осуществлял набор первых сотрудников в новый институт. К нему и пришла наша группа пятикурсников биолого-почвенного факультета МГУ с целью устроиться на работу. Николай Петрович с нами побеседовал, сразу распределил по лабораториям и написал Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву письмо с просьбой зачислить нас в Сибирское отделение Академии наук, в Институт цитологии и генетики. Согласование было относительно недолгим, и уже в мае 1958 года я приехал в Новосибирск.

– Насколько мне известно, в создаваемый Институт потянулись не только вчерашние студенты, но и ученые, которые до «лысенковщины» уже успели многого добиться на этом поприще.

– Да, это так, в Институт приехало немало ученых, входивших до войны в знаменитые школы советских генетиков – «кольцовскую» (в Москве) и «вавиловскую» (в Ленинграде). Но после 1947 года они были отлучены от науки. Например, Юрий Петрович Мирюта ряд лет был вынужден работать бригадиром в одном из колхозов. Или Пётр Климентьевич Шкварников, заместитель Дубинина, первым приехавший в Новосибирск для организации работы на месте будущего института. Известный советский генетик, в 1939 году ставший заместителем директора Института генетики АН СССР Вавилова, после войны (а он всю войну провел на фронте) был направлен председателем колхоза в Крыму. Зоя Сафрониевна Никоро, много лет занимавшаяся наукой под началом С.С. Четверикова, почти десять лет была вынуждена работать сначала педагогом-воспитателем в детском туберкулезном санатории, а затем пианисткой эстрадного оркестра ресторана «Голубой Дунай» в Одессе. Что далеко ходить, и сам Дубинин после печально известной августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года несколько лет был вынужден заниматься орнитологией, к которой раньше он почти не имел отношения.

Для этих ученых, как и для многих, кого я не упомянул, работа в нашем институте стала единственным возможным путем для занятий генетикой.

– Какими Вам запомнились первые годы работы в Новосибирске?

– Когда я сюда приехал, Академгородка, как такового, еще не было. Тогда все Сибирское отделение базировалось в одном здании на Советской, 20, где на каждый институт приходилось несколько комнат. Впрочем, и сотрудников было не так уж много. К примеру, в нашем институте числилось тогда человек сорок-пятьдесят, но половина еще дорабатывала на прежних местах работы, и в Новосибирск к тому моменту переехало не более двадцати сотрудников. Что интересно, мы не только работали вместе, но и жили все в одном общежитии. Я помню, что Лаврентьев снял для этих целей одно из зданий в районе известных в городе «обкомовских дач». Там мы и поселились, по несколько человек в комнате, причем, все перемешались, генетики жили с экономистами, физики с химиками… В результате мы постоянно общались друг с другом, учились друг у друга. Доходило до смешного, когда наши соседи по комнате, экономисты, в время одной из перепалок стали обмениваться биологическими терминами: «Ах, ты, гомозигота», «От гетерозиготы слышу». Ну а если серьезно, то Лаврентьев сознательно стимулировал это смешение ученых из разных наук. Так создавалось то уникальное научное сообщество Академгородка, которое стало основой для превращения его в уважаемый во всем мире научный центр. Центр, где многие результаты получены в результате мультидисциплинарных проектов, на стыке наук.

– А параллельно с формированием этого сообщества шло и строительство самого Академгородка…

– Строительство шло довольно быстро, потому что Лаврентьеву удалось добиться от Хрущева привлечения военных строителей по линии Министерства среднего машиностроения. В сферу этого ведомства входил ряд серьезных проектов, включая атомный и космический, так что они умели быстро возводить самые большие и сложные объекты. Но для нас новоселье несколько затянулось. Хотя ИЦиГ был в числе первых десяти институтов, ставивших «первую очередь» строящегося Академгородка. И нам выделили площадку на будущем проспекте Лаврентьева, там даже стояла табличка с названием института. Но осенью 1958 года нашу табличку сняли, это был еще один «привет» от сторонников Лысенко. На том месте построили Институт катализа, а мы еще некоторое время ютились «по квартирам». Порой в буквальном смысле слова.

– Это как?

– Одновременно со зданиями институтов шло строительство жилых домов на Морском проспекте. Хотя это сейчас проспект, а тогда это была скорее просека в лесу, на которой возводили дома. Мы тоже участвовали в его создании – сажали после работы возле домов березы, многие из которых растут до сих пор.

А в самих домах некоторые подъезды отдавали под размещение лабораторий институтов, чьи корпуса еще не были достроены. И на протяжении нескольких лет ряд лабораторий Института цитологии и генетики проработал в доме, где позже находился магазин «Альбумин», выходило по квартире на лабораторию.

Конечно, там поместились далеко не все, в ИЦиГ к 1959 году работало уже около двухсот человек. Другие наши лаборатории разместили в уже построенных институтах: часть – в Институте гидродинамики, часть – в Институте автоматики и так далее. И только в начале 1960-х годов мы, наконец, получили в свое распоряжение здание, которое по сей день является главным корпусом Института цитологии и генетики.

– Вы говорили о том, что первоначально задачей Института было определить безопасные дозы радиационного облучения. Как она была решена?

– Радиационная генетика стала одним из главных направлений работы института с момента его создания. Тем более, Дубинин и раньше занимался этой темой в Институте биофизики. Саму лабораторию радиационной генетики возглавил известный представитель ленинградской школы генетиков Юлий Яковлевич Керкис. Они впервые смогли обнаружить дистанционный эффект радиации у млекопитающих. Тогда же удалось установить минимальную дозу облучения (10 рентген), которая способна вызвать мутации в клетках человека. В сентябре 1960 года эти данные были представлены Научному комитету ООН и легли в основу определения порога радиационной безопасности. Эти данные не утратили актуальности и сейчас. Современный человек часто взаимодействует с радиационным излучением – во время полетов на самолете, прохождения рамок металлодетектора и т.п. И то, что эти контакты не ведут к болезням и мутациям, – заслуга новосибирских генетиков, определивших пределы безопасного воздействия радиации на организм. Но, что не менее важно, за эти годы были сформированы лаборатории и по другим основным направлениям генетики на тот момент. И Дмитрию Константиновичу Беляеву вместе с коллегами удалось доказать, что польза государству от генетики заключается не только в вопросах радиационной безопасности. Так удалось сохранить институт, который стал одним из центров возрождения генетики как науки в нашей стране. Хотя это было очень непросто, и в первые годы весь коллектив находился в довольно «подвешенном состоянии». Все эти проверки, инспекции, давление со стороны лысенковцев, конечно, нервировали. Но мы работали, стараясь не оглядываться на трудности. Надо сказать, этим духом была пропитана атмосфера не только ИЦиГ, а всего Академгородка. И это оказалось лучшей стратегией для его развития.

Источник: academcity.org

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 13 июля 2018 > № 2671898 Владимир Шумный


Китай. Весь мир > СМИ, ИТ. Образование, наука > chinapro.ru, 12 июля 2018 > № 2669771

Китай впервые включен в первую двадцатку рейтинга инновационных экономик мира. Список подготовили эксперты Всемирной организации интеллектуальной собственности и Корнеллского университета США. КНР заняла 17-е место.

В 2017 г. Поднебесная находилась на 22-м месте. В этом году первые три строчки рейтинга занимают Швейцария, Голландия и Швеция, на четвертой – Великобритания, на пятой – Сингапур, а на шестой – США.

В частности, надо отметить, что по критерию инвестиций и производства в области ключевых инноваций США занимают первое место, по количеству научных работников, патентов и научно-технических изданий – на второй позиции после Китая.

По способности экономик превращать образовательные инвестиции и расходы на исследования и разработки в высококачественные инновационные результаты Швейцария, Люксембург и Китай занимают первые три строчки.

Напомним, что в 2017 г. на развитие технологий искусственного интеллекта в КНР было направлено 180 млрд юаней ($28 млрд) инвестиций, включая государственное финансирование. Особый интерес для властей страны представляют интеллектуальные системы управления транспортом, технологии больших данных и сервисов данных.

За прошлый год в Поднебесной появилось 28 новых предприятий, специализирующихся на технологиях искусственного интеллекта. Китайское правительство разработало план, в соответствии с которым объем ключевых отраслей сферы искусственного интеллекта КНР к 2020 г. составит 150 млрд юаней, к 2025 г. – 400 млрд юаней, а к 2030 г. – 1 трлн юаней.

Китай. Весь мир > СМИ, ИТ. Образование, наука > chinapro.ru, 12 июля 2018 > № 2669771


Россия > Химпром. Образование, наука. СМИ, ИТ > rusnano.com, 11 июля 2018 > № 2674682 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс впервые выступил c лекцией «Инновационная экономика — что это?»

О чем я хотел бы рассказать? Рассказать хотел бы о пяти вещах.

Во-первых, надо как-то разобраться с истоками, понятиями, категориями, даже есть целая теория вокруг этого [инновационной экономики]. Я, наверное, погружаться в нее не буду, но хотя бы что-то упомянуть просто обязан, если претендовать на целостное описание того, что такое инновационная экономика.

Во-вторых, от этой теоретической части я попробую перейти к рассказу о том, как это реально происходит, что это такое, как это делается. Когда я буду рассказывать о том, как это делается, мы увидим с вами, что здание инновационной экономики базируется на двух китах. Один из которых — это тот, кто это делает — технологический предприниматель, второй — это тот, кто инвестирует — инвестор. Поэтому, третья часть разговора, это технологический предприниматель, а четвертая часть разговора — это финансовая индустрия, которая вокруг категории инновационной экономики существует.

Последнее, о чем нельзя не сказать, это ответ на вопрос о том, где [находится] Россия в этом инновационном мире, который уже колоссальный, масштабный, бурно развивающийся. Я попробую по возможности объективно ответить на вопрос о том, где мы в этом мире находимся. Давайте начнем сначала.

Теория и этапы развития инновационной экономики

Давайте начнем с ответа на вопрос, откуда пошла инновационная экономика. Говоря об этом, правильно вспомнить несколько без преувеличения великих имен, которые создавали теорию. Первым, в моем понимании, был известный классик экономист Йозеф Шумпетер, который ввел само понятие инноваций. Disruptive innovation — очень популярный термин, сейчас часто используемый, придуман впервые в его работах, это было примерно в 1940-ые годы. Основные его работы вышли в прошлом веке, и это был стартовый шаг в этой истории. Николай Кондратьев — привожу его не только потому, что он наш отечественный ученый, а потому что, в моем понимании, сделанное им без преувеличения стало важнейшей частью мирового теоретического фундамента в этой сфере. Пожалуй, об этом стоит сказать еще пару слов.

Элвина Тоффлера не очень сейчас часто вспоминают, но это несправедливо, потому что он придумал третью волну. Я имею в виду аграрную цивилизацию, индустриальную цивилизацию и инновационную экономику, как третий шаг в этом историческом развитии.

Было бы неправильно вычеркнуть советскую часть из этого теоретического задела. В позднесоветские годы, когда советская власть стала осознавать, что НТП (научно-технический прогресс) — это не просто важнейшая часть современной жизни, но и то, в чем Советский Союз, начиная с 1970-х годов все больше и больше отставал. Что-то надо было делать. По этому поводу был создан целый Институт экономики и научно-технического прогресса, и [на его базе] крупные ученые Александр Анчишкин и Юрий Еременко, наши в некотором смысле старшие товарищи, для кого-то — учителя, много чего сделали в этой сфере. Тогда появился очень важный документ КП НТП — комплексная программа научно-технического прогресса, до 2000-го года она была (1980–2000-е гг.). Она, конечно, по понятным историческим причинам, совсем мало имела отношения к реальной жизни, но, тем не менее, это был прорыв в понимании того, что такое инновационная экономика.

Совсем недавно вышла мощная книга Уильяма Баумоля, тоже такого классика, ровно про это. Чтобы не пытаться описать вам всю эту теорию от начала до конца, я попробовал выбрать то, что мне в целом в этом теоретическом заделе кажется наиболее интересным, и то, что в нем является наиболее модным. Это совсем разные вещи, поэтому два слова про «интересное» и два слова про «модное».

Итак, про интересное — это, конечно же, Николай Кондратьев — крупнейший ученый-экономист, уничтоженный в сталинских лагерях по личному решению Иосифа Виссарионовича [Сталина], который, в моем понимании, по масштабу входит в этот ряд с теорией технологических укладов, созданной им. В рамках этой теории он описал три технологических уклада: текстильная механизация, пар железной дороги, сталь и электричество. И у него еще были ранние описания периодов нефти и автомобилестроения, конвейера. Собственно, на этом фактическая часть [исследования] закончилась, но всегда сила теории, как мне кажется, проверяется ее предсказательной силой. Работает ли она за пределами того отрезка, который описан. Вот у Кондратьева она [теория] работает.

После смерти Кондратьева появились его последователи, ученые, в том числе описавшие пятый технологический уклад — эру информатизации и телекоммуникаций, и шестой технологический уклад — нано-, биотехнологии, так он в мире называется.

Мне кажется, что это наиболее такая основательная, серьезная, фундированная работа, про которую можно было бы много говорить. Будут вопросы — с удовольствием добавлю, но мне хотелось бы, чтобы в памяти у вас осталось и имя, и то, что сделано Кондратьевым.

Но в популярной сфере про это мало, кто знает, мало кто помнит, а все сейчас любят говорить про четвертую промышленную революцию. Это, собственно говоря, то же самое, это попытка как-то этапизировать историю инноваций, но немножко с другой позиции. Придумал это профессор [Клаус] Шваб — основатель Давосского форума. Вы если в Google, наберете про четвертую промышленную революцию, найдете тысячи ссылок, в отличие от технологических укладов — самая популярная, самая хайповая теория сейчас, в моем понимании, предельно малосодержательная. Если попытаться вгрызться внутрь, понять, что же такое каждый из этих этапов, то вы быстро обнаружите, что определения «четвертой промышленной революции» не существует, а есть набросанные самые разные вещи. Наверное, надо согласиться с тем, что на таком, чисто интуитивном уровне, вот как-то все ощущают, что в конце XX-го — начале XXI-го века что-то такое начало происходить, массы каких-то новых технологических прорывов: 3D-печать, роботизация, искусственный интеллект. И правда, это хочется как-то отдельно назвать, отдельно описать, но, на мой взгляд, здесь сильно не хватает теоретической основательности, хотя повторю еще раз, это моя субъективная точка зрения.

Суть инновационной экономики

Итак, это теоретические основы всей этой истории [инновационной экономики] и какие-то базовые термины, которые в нее заложены. Теперь, как и собирался, попробую описать, дать ответ на вопрос о том, а что это такое. Прошли историческую и теоретическую часть, давайте попробуем вгрызться внутрь того, что такое инновационная экономика. Предложу вам какое-то мое собственное изобретение на этот счет, немножко доморощенное, но то, как я это дело понимаю. Попробую описать вам движение инноваций, потому что кроме понимания сути, надо понимать еще, как она от рождения проходит до зрелости, это крайне важно. Без этой динамики бессмысленно о ней говорить. Но еще и в конце даже попробуем какую-то психологически-эмоциональную связь к этому прибавить, если удастся.

Итак, суть. Если говорить про суть, надо начинать от самого начала. Давайте начнем от Адама. Вот известная классическая фреска (см. слайды 7–10). Сейчас ее правда рисуют в основном, когда одна рука прикасается к ноге Акинфеева [вратаря сборной России Игоря Акинфеева], отбившего пенальти, это тоже, наверное, уместно, но я немножко про другое хотел сказать. Я хотел сказать про инновации. В этом прикосновении, мне кажется, действительно заложен ответ на вопрос о том, в чем же суть. Она вот в чем: с одной стороны — это технологический предприниматель, а с другой стороны — это инвестор. Мне представляется, что в той точке, где они соединяются, и только тогда, когда они соединяются — собственно говоря, и рождается то, что мы называем инновацией.

В некотором смысле, на этом можно было закончить лекцию, я сказал самое главное. Все остальное будет разного рода иллюстрации. При этом на вопрос о том, кого больше всего ненавидит технологический предприниматель, правильный ответ будет «инвестор». На вопрос о том, кого больше всего ненавидит инвестор, правильный ответ будет «технологический предприниматель». Эта такая любовь и ненависть, которая вот здесь есть, но именно в этом взаимодействии и рождается что-то, или не рождается.

Инновации: рождение и развитие

Мы с вами будем анализировать тот случай, когда рождается — это суть. Дальше мы хотели разобраться с этапом, как это появляется. У нас есть с вами источник финансирования — инвестор, есть сама инновация, есть технологический предприниматель. Какие стадии, как это движется, откуда это рождается, и куда эта история приходит. Давайте попробуем разложить это на несколько этапов.

С чего все начинается? Начинается, как правило, даже не с предпринимателя, а часто с ученого (у меня здесь ученый-предприниматель), с появления концепции и ее доказательства. Для этого тоже нужны деньги, поэтому какие-то источники появляются, хотя, строго говоря, грант — это не инвестиции, грант — это безвозвратные деньги, просто их подарили, и родилась концепция. Первая стадия, по классике в этой сфере — это доказательство концепции (Prove of concept), предположим, что оно произошло. Что происходит дальше? Дальше начинается следующая стадия, на следующей стадии вместо одного предпринимателя появляется, как правило, несколько человек, какая-то команда сумасшедших, которая дальше точно требует новых денег, это может быть опять же грант, а могут быть бизнес-ангелы.

Бизнес-ангелы — это специальный вид инвестора, которые на очень-очень ранней стадии, когда все непонятно, все сомнительно, берет и дает деньги. По этому поводу есть концепция трех F: friends, family and fools — друзья, семья и дураки — три категории инвесторов, которые на этой стадии готовы дать деньги, поверив, что из этого что-то произойдет. Так вот, если все правильно и получилось, то результатом этого этапа является доказательство работоспособности продукта. То есть они должны что-то изготовить, что-то сделать физически. Появился этот продукт, и он должен демонстрировать те свойства, которые в концепции ему были предписаны. Предположим, что это произошло, что и вторая стадия свершилась, все срослось.

Тогда начинается третья стадия — это уже стартап и юрлицо, а это уже немножко другой разговор. Это уже профессиональный инвестор, которым, по классике, является венчурный фонд. И здесь задача этого самого стартапа за счет денег венчурного фонда, прототип, который был на предыдущей стадии, довести до стадии пригодного к продаже продукта. На этой стадии масса чего погибает, масса чего не получается. Но мы опять живем в своем предположении, что пока все срастается, пока получается.

Итак, получили в результате работы венчурного фонда и в стартапе продукт, который пригоден к массовому производству. Что дальше? Дальше опять деньги, но уже другого масштаба. И стартап — это уже не просто стартап, а это уже компания в стадии роста. Если эта следующая стадия произошла, если нашелся фонд прямых инвестиций, который проинвестировал в это расширение, то тогда удачей станет доведение этой истории до стадии продаж.

Заметьте, стадия продаж (четвертая стадия) — это первый счастливый момент с самого начала, когда деньги не вовнутрь идут, а когда деньги из компании. Это принципиальная точка, очень важная.

Отвлекусь на секунду с примером. Нас [РОСНАНО] с любовью проверяет очень много разных проверяющих организаций. Одна из проверяющих организаций, причем такая довольно благожелательная, уж не буду называть, среди набора претензий к нам, сказала: «В принципе, все у вас неплохо, много чего делаете, замечательно, много финансируете стартапов, все здорово. Но есть одна проблема: у вас из 60-ти проектов 55 — это нецелевые расходы, а нецелевые расходы, кто понимает, — это вообще статья УК РФ, до 5 лет строгого режима». Соответственно, мы встревожились, почему нецелевые расходы, как же так? Мы же все направляли на нанотехнологии, мы создали стартапы, стартапы готовят продукты к продаже. Ну как же? А нецелевые потому, что вот инструкция Минфина, подписанная чуть ли не мной лет 20 назад, в которой пункт 3.6 гласит следующее (не дословно, но по смыслу): «бюджетные субсидии и ассигнования не допускается направлять в убыточные предприятия».

А как мы с вами видим, продажи с источником дохода, появляются только лишь на четвертой стадии, причем заметьте, и это пока еще только продажи, а не окупаемость, а все, что было до этого, по определению, убыточно. Это означает, что в этом месте логика инновационная в лоб сталкивается с логикой государственной бюджетной системы, и таких примеров очень много. Тем не менее, это суть процесса. Он вот здесь еще никакой окупаемости нам не дает.

Окупаемость может быть возникнет на следующей стадии. Если у вас правильно пошли продажи, если вы правильно подняли рынок, если вы развили построенный завод, производственную мощность и так далее, и, если вы дошли до целого публичного размещения акций — IPO. Это стадия, в которой у вас может появиться окупаемость, тогда вы публичная компания, у вас все прекрасно. Надо понять, что этот счастливый путь от начала до конца усеян трупами, как правило, в переносном смысле слова. Из 10 концепций 9 не доказываются, из 10 полученных продуктов 9 не доказываются, из 10 созданных до пригодности продуктов до производства не доходят 9, из 10 начатых производить — 9 не удается довести до продаж, а из 9 начатых продавать — 9 заканчиваются отсутствием окупаемости. Вот такой веселый процесс, а вместе все называется инновационной экономикой. Это и есть стадия рождения инноваций, как они в реальной жизни выглядят.

Кстати говоря, здесь правильно будет отделить науку от инноваций, которые очень часто путают, смешивают, хотя это вещи взаимно-противоположные. Почему? У вас есть знания, у вас есть деньги. Если вы хотите из денег сделать знания — это называется наука. А если вы хотите, наоборот, из знаний сделать деньги — это будет называться ровно наоборот, инновации. В этом смысле, это два противоположных процесса, но в идеале, вы сначала тратите долго-долго деньги, чтобы получить знания, а потом в идеале, из этих знаний вы с помощью инноваций возвращаете деньги, но как вы понимаете, это все далеко не в одном процессе, далеко не все связано, в одном месте затраты, в другом — результаты. Это два разных вида деятельности, с первым [с наукой] как мы знаем, у нас в стране все хорошо было, и сейчас в некоторых сферах хорошо, я считаю, а со вторым [c инновациями] у нас все гораздо сложнее. Это совсем другая история, смешивать их тут, мне кажется, принципиально неправильно.

Как почувствовать инновации

Собственно говоря, последнее, что я хотел попытаться здесь сделать, это еще сказать про то, как это [инновации] можно почувствовать, что ощущает технологический предприниматель, который ввязался в эту историю. Напомню, как мы с вами только что разобрались, у него источника доходов нет, он начал тратить полученные от предыдущего инвестора деньги на материалы, аренду, электроэнергию, зарплату, и осуществляя эти расходы, он понимает, что у него продаж пока еще нет, ему нужно дожить до следующей стадии. Что такое следующая стадия? Следующая стадия — это «следующий инвестор», следующий раунд финансирования. Таких раундов у стартапа может быть 4, 5, 6, 7, а окупаемость появится гораздо позже. Это означает что, ввязавшись в эту историю, на каждом этапе, технологический предприниматель, он же стартапер, находится в ситуации, когда он не знает, доплывет ли он до следующего этапа или нет.

Есть такая история, под названием «подводная спелеология» (cave diving), если кто-то сталкивался, примерно представляет себе ощущения. Особенность ее состоит в том, что в пещерах часть водной поверхности все-таки выходит на воздух, а часть не выходит. И вы каждый раз, ныряя из одной ниши в другую, предполагаете, что там впереди, наверное, будет воздух, а может его и не будет. Это все хорошо с аквалангом и инструктором, мне приходилось это делать, и это такие сильные впечатления в жизни. А стартапер в этом смысле, собственно говоря, делает то, чего никто никогда до него не делал, эта та же самая подводная спелеология, только без акваланга и без инструктора. Ныряешь, наверное, там, в конце все-таки будет воздух, а может быть и нет, я этого не знаю, но пока я плыву без акваланга и без инструктора. При этом по пути мне попадаются вот такие ниши, о части из них я что-то знал, а о части из них я не имел ни малейшего представления, потому что никто и никогда здесь не был. В результате всего этого процесса, если все было правильно и хорошо, если мне еще и повезло, то в итоге я на последних остатках кислорода вынырну.

К счастью, как мы знаем, детей в Таиланде спасли всех, слава Богу — сообщение полчаса назад пришло. Это для того, чтобы почувствовать. В реальной жизни, как мы понимаем, не все [стартапы] дошли, эта такая история жесткая: невыполненные финансовые обязательства, личные неудачи и так далее. Серьезный стартапер — это человек, который хотя бы раз пять обанкротился, с таким человеком уже можно разговаривать всерьез. Без этого — это какой-то детский сад. В этом смысле, надо понимать, что при всей романтике, при всем захватывающем характере этого вида деятельности — это жесткий тяжелый настоящий труд, с большими рисками, которые потянуть могут только настоящие энтузиасты своего дела. Закончим со второй частью, в которой я хотел рассказать про этапы и про то, как это прочувствовать.

Технологический предприниматель — кто это?

Теперь, давайте погрузимся внутрь двух основных компонентов: одна из них — это технологический предприниматель, вторая — инвестор. Что такое «технологический предприниматель»? Ну предприниматель — он и в Африке предприниматель. Нет! Я считаю, что технологический предприниматель — это нечто, принципиально отличающееся от обычного предпринимателя. Чем? Традиционный предприниматель, соединяясь с инвестициями, создает традиционный продукт — честь ему и хвала! Взял и открыл ресторан, замечательно — это правда круто, это правда серьезно, и это такой вполне уважаемый вид деятельности. Но в наших условиях скажем иначе — вид деятельности, который должен стать уважаемым, и надеюсь, что станет уважаемый, но это традиционный предприниматель. А в технологическом предпринимательстве есть еще одна важнейшая компонента, которая отличает его от традиционного предпринимательства — новый продукт, новая технология.

Вы всегда должны создавать то, чего не существовало, по крайней мере в стране, а вообще по-хорошему и в мире. В этом смысле традиционный предприниматель отличается от технологического очень существенно, и это не просто отличие теоретическое. Я вижу это по своему опыту работы с коллегами, с технологическими предпринимателями, там правда другая атмосфера, другой тип людей, другая этика, другие ценности. Я попытался ответить на вопрос о том, в чем они другие. Традиционный бизнес — это, прежде всего, снижение затрат. Резать косты — это основа для любого традиционного бизнеса, в инновационной сфере главное — это новый продукт.

Я как-то был на дискуссии в Давосе, в которой выступал президент компании Microsoft, тогда еще — Билл Гейтс. В какой-то момент в ходе дискуссии участники сильно на него наехали и стали критиковать за принятую [Microsoft] программу снижения издержек. Я как-то не сразу понял, в чем криминал: «Ну да, затраты снижает, эффективность вырастает». И как-то потом уже, по ходу дискуссии, стало понятно, что в технологическом предпринимательстве «косты» — дело пятнадцатое, оно не про это, оно не про затраты. Оно про создание нового продукта, ключевая вещь здесь — это time to market, время продвижения к новому продукту. Если ты прорвался на рынок, если ты быстро успел сделать новый продукт, значит потом уже разберешься и с «костами», и со всем остальным. Это совсем другая философия, сильно отличающаяся.

Не знаю, как присутствующих, но меня учили в моем родном Инженерно-экономическом институте, что спрос рождает предложение, а в инновационной сфере, в технологической сфере часто наоборот, предложение рождает спрос. Мы не знали с вами, что у нас есть спрос на то, чтобы, взяв в руки мобильный телефон сделать вот так вот и увеличить размер картинки. Мы этого не знали, а Стив Джобс знал, знал, взял и сделал. Multi touch называется. Сейчас мы держим в руках мобильный телефон, и, если захотим сделать такой Multi touch, и он сработает — все нормально.

Это означает, что он сформировал нашу потребность, уж по крайней мере, он за нас ее угадал. Мы ее не предъявляли, мы этого не понимали. Это не потребность в еде, пище, одежде — это другого типа потребность. Она скорее идет от предпринимателя, который попадает или не попадает. Это, мне кажется, очень важное отличие. Еще одно отличие — доход традиционного предпринимательства. Я искренне считаю, что в технологическом предпринимательстве доход — это не главное. Я не знаю лично Илона Маска, хотя знаю многих его товарищей.

Новый продукт — главная мотивация

Я убежден в том, что для него вопрос о том, на каком месте в списке Forbes он окажется — вот правда, совсем не значимый вопрос. А вопрос в том, он все-таки родит Tesla, или, пройдя теперь уже четыре банкротства на волоске (последнее, как я понимаю, он прошел два месяца назад), все-таки доведет ее до окупаемости, до той самой окупаемости, которой у Tesla нет до сих пор. Главный символ инновационной экономики в мире, объем производства дошел до 500 тысяч штук [автомобилей] в год. Очевидно, посрамил все крупнейшие автомобильные концерны в мире, является символом всей инновационной экономики и так далее, и так далее — убыточная компания!

Если я правильно помню, из 16 последних кварталов — лишь один доход на все остальное. Убыток, убыток, убыток, убыток, убыток. Это специфика деятельности. Для такого человека — главное сделать, главное доказать, что эта история летает. Это мне, правда, кажется очень важным этическим отличием инновационной сферы от сферы традиционного предпринимательства.

Еще одно более хитрое отличие, которое не сразу осознал — как выглядит нормальный традиционный бизнес? Ты создал продукт, начал его продавать. Все прекрасно — у тебя есть рынок, есть продажи, бизнес растет. В какой-то момент ты продаешь бизнес и зарабатываешь свои скромные миллиарды. Все чудесно. В инновационной сфере сплошь и рядом ты еще не создал продукт, ты еще не начал его продавать, но ты способен продать бизнес. И поверьте, это не какая-то там невероятная экзотика.

Даже в нашем скромном опыте есть пример — компания Selecta, в которую мы вложили на совсем ранней стадии. Занимается уникальными технологиями — использование иммунной системы организма для защиты организма от серий заболеваний. Один из боковых эффектов — это антиникотиновая вакцина, с которой, кстати, смешная история произошла.

Отвлекусь на секунду, у нас есть такая нанопремия. Мы автору концепции, это американский ученый, дали нанопремию на нашем нанофоруме года 3–4 назад [Омид Фарокзад, Профессор Гарвардской медицинской школы, лауреат RusnanoPrize-2013]. Он индус и говорит: «Вы знаете, когда я ехал в Москву получать премию, в Россию…». А отец у него в Индии живет, какой-то, видимо простой крестьянин, соответственно спрашивает его: «Тебе за что премию дают?» Он говорит: «Я придумал вакцину от никотина». — «Да? А в чем смысл этой вакцины? Что она делает?» — «Ну как же, она приводит к тому, что мне удалось разорвать связь между рецепторами, ощущающими поступление продуктов табака в организм, и рецепторами удовольствия». А отец думает, думает и говорит: «Это значит я курю и не получаю удовольствия?» Он говорит: «Да!» — «Какой смысл в твоей вакцине? Это же какая-то дичь! Зачем мне нужна такая вакцина? Мне, наоборот, нужно, чтобы я получал удовольствие. Иди со своими вакцинами! Это все не интересно и никому не нужно».

Тем не менее, мы ему дали премию, но это я не к теме вакцин, а к теме того, что вот эта самая компания Selecta до сих пор продолжает разработку продукта, продукт находится на стадии клинических исследований (вторая стадия сейчас). Компанию мы за 3 года вывели на публичный рынок, рыночная капитализация у нее сейчас за 300 млн долларов, все вполне успешно. А живой продукт конечный, при хорошей погоде, у него появится через несколько лет. Продукта нет, а цена бизнеса за 300 млн долларов есть.

Такой истории в обычном бизнесе не может быть, а в инновационном бизнесе — сплошь и рядом. Это обычная история, мы тут ничего такого героического не совершили. Таким образом, отличие совершенно принципиального свойства, и я требую просто, чтобы мы с вами никогда не путали технологического предпринимателя и обычного предпринимателя — они сделаны из разного теста.

Как устроена индустрия прямых и венчурных инвестиций

Завершающая часть конструкции инновационной экономики — инвестор. Это важнейшая часть, не понимая которую, ничего невозможно сделать, из которой, как мне кажется, у нас как раз в стране главный провал. Дело в том, что инвестор в этом мире инновационной экономики не просто продвинулся и развился, а он превратился сегодня в целую колоссальную индустрию.

Наверное, слышали сочетание PE/VC индустрия (private equity/venture capital industry). Это индустрия, размер которой больше, чем размер банковской индустрии. В это трудно поверить и, кстати, многие специалисты наши этого не знают, но это правда. Это сложнейшая индустрия, которая развивается темпами, существенно большими, чем банковская, без которой никакой инновационной экономики не возникнет, без которой будет технологический предприниматель, но не будет инноваций. Поэтому ей стоит уделить чуть больше времени, и я несколько слов об этом скажу.

Итак, что такое эта самая PE/VC-индустрия — один вопрос. И второй вопрос — откуда она сама берет деньги? Как в нее деньги попадают, которые через нее потом попадают к инноваторам? Чем она принципиально отличается от других видов индустрии? Вот я сказал, что она больше, чем банковская. Банк дает кредит, а PE/VC индустрия дает капитал — и это вообще разные истории, совсем разные.

Да, конечно, есть пересечения. Бывают ситуации, когда инвесторам банк дает капитал, но мы все-таки пытаемся главное понять. Главное в этом состоит, банк — это кредит, а эта PE/VC- индустрия — капитал. Это, кстати, парадокс. Сразу же на Россию обратим взгляды. Наверняка, здесь присутствуют люди, которые понимают, как устроен наш финансовый мир. У нас, очевидно, в России крайне переразвита банковская индустрия, и чудовищно недоразвита индустрия PE/VC. Предоставлять кредит мы умеем. Да, можно спорить, ругаться: проценты, условия, залоги и еще 150 вопросов, но тем не менее, размер индустрии колоссален. А предоставлять капитал в стране [могут] 20–25 фондов — ни о чем. Это первая главная особенность.

Вторая главная особенность. В этой индустрии активы отделены от управления, и это настолько важно, что об этом я должен сказать еще несколько слов. Почему активы отделены от управления? Во-первых, в этой сфере всегда нужно управлять большими деньгами, и это не десятки миллионов долларов, это сотни миллионов долларов или миллиарды. Даже самый маленький венчурный фонд — 50 млн долларов (меньше просто не бывает и быть не может технологически). Итак, объем денег колоссален, и тот, кто управляет ими — он такими деньгами не обладает. Вам нужно отделить того, кто управляет от того, чем он управляет, институционально отделить. То есть сам процесс принятия инвестиционных решений нужно сделать профессиональным, это профессией стало.

Отделение активов от управления

Investment Professionals — что это такое? Это тот самый отделенный от активов управляющий, который умеет ими управлять. И, кстати, не просто умеет управлять, а у которого репутация, имя, у которого за спиной pipeline, то есть поток проектов, которые он сделал, track record и так далее. Профессионализация процесса принятия инвестиционных решений, PE/VC индустрия — важнейшая история. Мало того, вам нужно так структурировать это индустрию, чтобы риски управляющего и риски инвестора были адекватно отражены в этой индустрии, а они совершенно разные. Это сложнейшая задача в таком теоретическом отношении, которая в итоге решена совершенно блестяще. Суть ее решения — то, что называется LP и GP.

Я извиняюсь, что вас втягиваю в наши совсем экономические вещи, но буквально два слова. LP — это limited partners. LP — партнеры с ограниченной ответственностью. GP — general partners, партнеры с генеральной (общей) ответственностью. Что это означает? Это означает, что в LP инвестор ограничивает свою ответственность размером его инвестиций, а GP — ограничивает свою ответственность размерами всего своего имущества. Не справился с управлением фондов на 100 млн — квартиру продай, машину продай.

Так выстроена эта индустрия, потому что эти рискуют сотнями миллионов долларов, а этот рискует десятками тысяч долларов. Это принципиальная разница, именно поэтому вся индустрия выстроена в конструкции фондов LP/GP, ее так и называют, в литературе это можете увидеть. Ничего подобного нет ни в банковской, ни в страховой, ни в пенсионной…тут все по-другому. А вот в нашей индустрии это именно так и работает. В России мы создали с Минэкономики российский аналог PE/VC фонда — инвесттоварищество, абсолютно работоспособная история, которых сейчас десятки появляются. Итак, это мы про вторую особенность говорили — про отделение активов от управления.

Портфельный принцип для хеджирования рисков

Третья особенность — портфельный принцип. Наверняка все, даже не специалисты, много раз слышали про портфель проектов: у меня портфель такой-то, что такое портфель? Портфель — это сердцевина всей этой истории. Если бы не было портфеля — не было бы индустрии всей. Он позволяет не только серийными проектами управлять, но и риски снимать. У вас портфель проектов. То есть в фонде у вас 10–15-20–30 проектов. Вы заранее понимаете, что у вас не все проекты доживут. Вот на этом вашем судне парусном, под названием «венчурный фонд», по ходу дела точно поотрывает часть парусов, и они куда-то улетят, как мы и говорили с самого начала. Они улетят, но фонд выплывет.

Портфельный принцип — это способ хеджирования рисков. Главная особенность этой индустрии — невероятный уровень рисков, выше, чем инвестиции в недвижимость, в рестораны, во что хочешь, намного выше. Значит ее так должны структурировать, чтобы она умела эти риски акцептовать и адекватно хеджировать. Вот суть решения, простая и, я бы сказал, гениальная. Портфельный принцип вместе с серийным управлением — это основа выстраивания всей инвестиционной индустрии, без которых эта сфера бы просто не существовала.

Уникальная система мотивации менеджмента

Последняя, четвертая особенность — уникальная система мотивации менеджмента. Представьте себе, что у каждого из вас небольшая сумма — 100 млн долларов. Вам нужно, чтобы ею кто-то управлял, и вы по каким-то загадочным причинам считаете, что: «Давайте, я ее в венчурный фонд отдам. Мне говорят, что есть такой-то фонд, в котором есть такие-то управляющие, они толковые ребята. Они понимают, как инвестировать, они заработают». Но тогда первая мысль здравая, которая появится у вас, как у владельцев 100 млн долларов — это мысль о том, как сделать так, чтобы управляющий моими деньгами управлял ими правильно? При том, что наша нормальная мысль в этой ситуации пойдет в сторону: «Дай-ка, я его проверю раз в неделю, а дай-ка я ему заложу массу ограничений, дай-ка я устрою специальный аудит» и так далее.

А здесь мысль пошла вообще в другую сторону. Мысль, которая называется: «Дай-ка, я согласую интересы. Дай-ка, я сделаю так, чтобы у него, у управляющего моими ста миллионами долларов, интерес был такой же как у меня, чтобы он хотел того же, чего и я». Чтобы он хотел заработать деньги на этих ста миллионах. Мысль очень простая, но абсолютно фундаментальная, которая и создала всю систему мотивации менеджмента, которая базируется на двух китах.

Вот золотая формула оплаты менеджмента в этой сфере, его мотивация 2% — плата за управление и 20% — плата за успех. Что это такое в двух словах? Плата за управление, с этим просто — как бы я его не мотивировал по результату, но в текущем режиме ему нужно какую-то зарплату платить, но раз ее нужно платить, значит давайте договоримся. Есть этот самый фонд, со ста миллионами долларов, и я ему буду платить каждый год 2% от стоимости фонда. Это такой принятый в индустрии стандарт. Это и есть плата за управление, management fee. Это первая часть.

Вторая часть. За результат, за успех. За успех плата должна зависеть от того, каков успех. Что такое успех? Может быть, сложный получился фонд, сложная картинка, но на самом деле ничего сложного, если у меня сил хватит, и у вас сил хватит пройти за мыслью, она очень простая. Вот у вас есть это самый мешок с деньгами, дальше вы, как управляющий, из этого мешка с деньгами выделяете X денег на инвестиции в портфельную компанию. Проинвестировали. Удачно проинвестировали. Она подрастает.

Прошло еще какое-то время — еще подрастает, замечательно. Все прекрасно, вы продали ее и получили возврат инвестиций. И тут начинается самое главное, здесь вся сердцевина этой истории. Возвращенные удачно деньги делятся на две части. Одна часть — это тот самый X, который был в начале, то что вложено в начале — возвращается сразу же владельцам фонда и инвесторам. А то, что дополнительно заработано (дополнительный заработок) — делится в пропорции 80%/20%, 80% — туда же в фонд, а 20% — менеджерам, которые организовали весь этот процесс. Это и есть a light interest — ситуация, когда менеджмент прежде всего заинтересован в том, чтобы доход получить от этой деятельности. Фундаментальный принцип, я не знаю его в других видах финансовой индустрии. Здесь опять же в силу высочайшей рискованности индустрии — это единственная работоспособное решение, которое доказало на практике свою работоспособность.

На этом мы завершили описание того, как устроена эта индустрия. Осталось ответить на вопрос о том, откуда она сама берет деньги. От возвратов — это понятно, но должны быть еще какие-то иные источники. Ответ — да, должны.

Источники финансирования индустрии PE/VC

Таких источников по классике четыре: эндаументы, фонды фондов, семейный офис и негосударственные пенсионные фонды. Вот четыре вида финансовых института, которые, как правило, аккумулируют десятки миллиардов долларов, которые инвестируют в эту самую индустрию. Я попробовал эту теоретическую картинку наложить на нашу практическую российскую реальность. Что я увидел.

Эндаументы — вот свежие данные по всем эндаументам наших ВУЗов. «Сколтеха» — самый большой — 4,7 млрд рублей, но если вы даже сложите все эндаументы всех наших ВУЗов вместе взятых, то сразу увидите, что эта сумма в 10 раз меньше, чем эндаумент одного Кембриджа (6 мдрд евро). Вообще не летает эта история, несопоставимый объем ресурсов, который в России в этом источнике существует.

Фонды фондов — это специальный институт особого вида. Вот РОСНАНО — это фонд фондов. РВК, российская венчурная корпорация — это фонд фондов. Общий объем двух фондов — 35 млрд рублей. Это, конечно, для России крайне недостаточно.

Family office — это наш простой российский олигарх, который свои скромно заработанные 10 млрд долларов как-то расходует, нанимая для этого менеджеров. Тут есть одна коварная история. Я, как молодой инноватор, поначалу, пошел в сторону Family office, поскольку я их знаю всех, со своими ребятами говорю: «Дайте хоть 200 млн долларов, больше мне не надо. Знаете, какую офигительную нанотехнологию разовьем?». На что они мне говорят: «Ты кто?» — «Я менеджер, который берет ваши деньги, у которого будет light interest и так далее». Они говорят: «То есть ты нам заработаешь денег?» — «Да, я говорю, что я заработаю вам денег». — «А ты кто такой? Мы тебя не помним в списке Forbes», — резонно говорят они. Действительно, к сожалению, я не оказывался там никогда и явно уже не окажусь. Я говорю: «И чего?» — «Да то», — говорят они мне, — «Мы-то заработали и доказали, а ты рассказываешь, а не доказал. Иди, дорогой, Анатолий Борисович, поработай лет 20. Докажешь — потом к нам вернешься».

Это абсолютно объективная особенность, стадиальная. Наш большой бизнес только родился, он весь в первом поколении. Реальными Family office управляют не независимые менеджеры, а сами наши уважаемые бизнесмены. Они в гробу видели и меня, и всех моих коллег, которые твердят им, что они сейчас заработают. Не работает эта история.

Осталось одно — негосударственные пенсионные фонды. Вот цифра объемов. Это, как вы видите, за 3,5 трлн рублей, и это серьезно. Для справки, на сегодняшний день негосударственным пенсионным фондам запрещено размещать свои активы в инвесттовариществах.

Да, причина понятна, мы не можем рисковать пенсионной системой, сейчас в ней особенно страсти кипят. Понятно, что здесь нужно быть крайне осторожным, в этом смысле Центральный Банк прав. Я уже устал с ним ругаться, но тем не менее, я понимаю их логику, осторожность нужна. Но, о чем здесь может идти речь? Речь может идти, во-первых, не о приказе, а о разрешении, а во-вторых о разрешении не 100%, а хотя бы 5% активов [НПФ] размещать в фонды прямых и венчурных инвестиций, которые прошли соответствующую аттестацию по рискам.

Пока ничего этого нет, а это означает, что вся картинка выглядит таким образом: Family office нет, фонда фондов нет, эндаументов нет, Empire запрещены.

Опять же, в этом месте лекцию можно уже было закончить, но я все-таки ее продолжу, у меня еще кусочек остался. Но тем не менее — это реальная российская картина, на которую нужно смотреть объективно. Из всего из этого давайте перейдем к последней части.

Есть ли у России шанс?

Где мы [Россия] в мире? Я, естественно, имею в виду инновационную экономику, про которую мы с вами и говорим, на каком мы месте. Существует 150 способов измерять. Я сейчас не пытаюсь ничего доказать, просто взял мировой рейтинг конкурентоспособности. Между 41 и 51, с Маврикием, Филиппинами, Мальтой, Южной Африкой и так далее. А где правит наша индустрия, про которую я сейчас вам с пылом и с жаром рассказывал? Ее неправильно мерить в абсолютных размерах, правильно взять долю этой самой индустрии в ВВП. Посмотрите, как по долям мы соотносимся с миром. Как видите, исходя из этих цифр, мы в 8 раз меньше чем Турция, в 10 раз меньше — чем Мексика, в 20 раз — чем Китай, в 100 раз меньше, чем Израиль, и в 10 раз меньше, чем Великобритания.

Я не про абсолютный размер — это хуже, это про доли, это нормированный показатель, сопоставимый. Это, конечно, тяжелый факт, без понимания которого, невозможно сдвинуть ситуацию с мертвой точки по-настоящему. Никак и никогда. Это общая оценка.

У нас в стране есть документ, называется он «Стратегия инновационного развития России». В этом документе, как на беду, есть целый набор плановых показателей. Принят документ в 2011-ом году, и показатели там до 2020-го года. Я, со свойственной мне язвительностью, решил проверить план-факт к сегодняшнему разговору, чтобы вам рассказать об этом. Взял основные показатели из этого документа и посмотрел отчеты Росстата.

Количество ВУЗов, входящих в число двухсот ведущих университетов мира. Был один [ВУЗ] — планировали к 2020-му году четыре. Факт — в 2017-м — один. Внутренние затраты на исследования и разработки в процентах ВВП — был 1,3%, планировали 3% (это фундаментальный, важнейший, очень важный показатель), факт — 1,1%. Стабильность — наше мастерство! Коэффициент изобретательной активности, количество поданных патентных заявок на 10 тысяч человек: с 2 [в 2010 году] хотели поднять до 2,8 [к 2020 году]. Факт [в 2017 году] — героических 2. Доля организаций, осуществляющих технологические инновации: с 7,7% [в 2010 году] хотели поднять до 25% [к 2020 году]. Факт [2017 года] — 7,3%, снизили чуть-чуть. В общем, такая печальная статистика.

Международный рейтинг по индексу развития информационных технологий. Я было сначала обрадовался, потому что вижу, что факт выше плана, а потом пригляделся, понял — это же место [России] в мире. Это означает, что мы хотели перейти на 10 место [начиная с 2016 года], а мы на 45 месте. К сожалению, все то же самое. Плохо у нас дело с этим.

Инновационная экономики в России: что получилось?

Это формальные показатели, которые трудно опровергнуть, но я рискну к ним добавить неформальные качественные оценки или почти ощущения, потому что я не считаю, что все провалено, все рухнуло. Я вижу, что много чего сделано, и я попробовал сам ответить на вопрос (поделюсь сейчас с вами) о том, что, в моем понимании, сделано практически за 10 лет, потому что история инновационной экономики реально в России началась примерно с 2007–2008-го года. Что не сделано, что в плюсе, что в минусе? И на этом будем завершать.

Итак, я считаю, что тема под названием «государственный институт развития» по-настоящему важна и по-настоящему работающая. Я вижу, что происходит в Сколково, начиная от 1,5 тысяч стартапов, заканчивая «Сколтехом», одним из лучших ВУЗов в стране, гимназии прекрасные и так далее. Считаю, что это успешно развивающийся проект. РВК — наши коллеги, неплохо продвигающиеся со всеми сложностями. Фонд содействия инновациям, так называемый Фонд [Ивана] Бортника — сильный институт, вполне работающий. Про себя [РОСНАНО] не говорю.

Агентство стратегических инициатив, которое пытается, в отличие от нас, заглянуть не на 10 лет вперед, а на 25 лет вперед — тоже в правильном направлении работают, как мне кажется. Это институты развития.

За это же время в стране реально появились венчурные фонды, появились Private Equity фонды, стартапы (по моим прикидкам их уж не меньше 2,5–3 тысяч точно). Закон об инвесттовариществах — тоже очень важный документ. Создали мы на Московской бирже площадку для IPO инновационных компаний [Рынок Инноваций и Инвестиций Московской Биржи]. Я вижу явственно 10–12 регионов лидеров, которые по-настоящему продвигаются и всерьез хотят строить инновационную экономику, и много чего сделали у себя. Я вижу 5–10 лидеров ВУЗов-лидеров, которые тоже этим занимаются. Конечно, их бесконечно мало, но это все-таки они есть, и сбрасывать их со счетов было бы неправильно.

Я вижу реально возникающий кластер, по крайней мере в нашей тематике [нанотехнологии], которую мы понимаем хорошо. Я знаю, что в России не было настоящей ядерной медицины. Я знаю, что на сегодня, построенная нами в 11 регионах страны сеть позитронно-эмиссионных томографичесикх центров [«ПЭТ-Технолоджи«], которая на сегодня уже пропустила больше 60 тысяч человек — это реально работающая ранняя диагностика. А что такое ранняя диагностика в раке? Выявление на первой стадии — 80% выживает, выявление на четвертой стадии — 20%. Эта история серьезная, это жизни человеческие.

Наноэлектроника — классическая наноэлектроника начинается с топологического размера, 100 нанометров и меньше. В России не было производства электронной компонентной базы такой размерности, пока мы с Евтушенковым [АФК «Система»] не построили завод «Микрон» (ныне флагман отечественной промышленности).

Фотоника — Россия не производила оптоволокна. Сто процентов российского рынка оптоволокна, кроме спецволокна — это импорт, Corning, американцы. Построили завод в Саранске, который сейчас вытесняет американцев шаг за шагом и точно вытеснит, не сомневаюсь. Солнечная энергетика, ее в России не было, не существовало. [Теперь] она есть в России. Завод «Хевел» сегодня производит солнечную панель с КПД 22,7% — ТОП 3 в мире. Солнечных станций введено уже 460 МВт, и будем вводить дальше. Биофармацевтика — почти отсутствовавший кластер. На сегодня он возник, десятки компаний на российском рынке производят свою продукцию. Это то, что уже есть. Я рискнул и нахально рассказал.

Тут, кстати, есть ссылка на другую мою лекцию, в которой я взял на себя обязательства в следующие 10 лет построить в России новые кластеры, которых не существовало. Это наша роснановская задача: ветроэнергетика — уже в этом ни минуты не сомневаюсь, ясно понимаю, что она будет. Не просто будет [эксплуатация ветроустановок], а будет вместе с производством лопастей, производством гандол, производством башен — основных компонентов в России.

Промышленное хранение электроэнергии, развивающаяся индустрия с колоссальной перспективой, просто гигантской, которая лицо электроэнергетики изменит. Гибкая электроника — крупная прорывная тема — отдельный разговор. Завершаем строительство Российского центра гибкой электроники в Троицке. Переработка мусора в электроэнергию — большущая новая тема. Наномодифицированные материалы.

О каждом из этих направлений можно было бы рассказывать, но сейчас неуместно. Но, знаете, что для меня важно? Для меня важно, что и левая часть, и правая часть — это то, чего не было в стране, а сейчас оно есть. И точно также, как мы, оглядываясь, можем сказать о том, что уже есть, глядя вперед, мы говорим, что будет.

Инновационная экономики в России: что не получилось?

Это в плюсах, что в минусах. Минусы, к сожалению, очень и очень серьезные и очень и очень весомые. Один из главных: крупный частный бизнес не пошел в инновации. Я его хорошо знаю (крупный российский частный бизнес), я с ним много раз говорил об этом. По разным причинам, примерно понимаю по каким, этого не произошло. Государственные компании, естественно перебюрократизированы, среди них есть те, которые по-настоящему этим [инновациями] занимаются, но скорее, это вопрос персонального менталитета первого лица. Могу прямо назвать вам тех, кто по-настоящему продвигает эту историю, а есть те, кого это вообще не интересует никак, ни на миллиметр.

Академия наук, мы видим погружение ее в бои вокруг реформы. Не хочу оценивать, с плюсом или с минусом, но факт остается фактом. Она не стала драйвером инноваций.

Вся система госконтроля и та часть, про которую я сейчас рассказывал, и та часть, про которую не рассказывал, внутренне, институционально, просто с ненавистью к этому ко всему этому относится. Любой способ увидеть изъян — это то, что наверняка будет, как говорят в Америке: «С этого момента каждое ваше слово может быть использовано против вас». Здесь каждая ваша инновация может быть использована против вас, и вообще ни одно доброе дело не должно остаться безнаказанным. Это фундаментальный принцип, который, к сожалению, работает здесь на сто процентов.

И последнее — источники финансирования, то, про что я долго рассказывал. Системных институтов нет, а это означает, что не может быть индустрии. Могут быть отдельные успехи, могут быть отдельные прорывы, но системного результата нет.

Выводы

Итог: со всеми плюсами и минусами Россия построила базовые институты инновационной сферы, кроме финансирования, которых не было раньше. Их не существовало. Мы язык этот даже не знали, мы терминов не знали. Я не знал этих терминов, для меня это все совершенно новый мир — это. Во-первых.

Во-вторых, стратегия, принятая страной, не будет выполнена. Никаких шансов. По факту 2017-го года ясно, что к 2020-му году эту картинку переломить не удастся. Скорее тревожит даже не это, а тревожит то, что, по-моему, я первый человек в стране, а вы первые люди в стране, которые об этом услышали. Я не слышал этого ни от кого, может я в чем-то ошибся, что-то перепутал, но, правда, готовясь к разговору, я сознательно поднял эту фактуру и с вами ей делюсь, это так.

И, наконец, третье и последнее — очевидно, что для преодоления отставания нужна резкая активизация, изменение приоритета. При чем драматизм всей этой истории состоят в том, что государство одно с этим справиться не может, а без государства тоже сделать [это] невозможно.

Забудьте эти псевдолиберальные и поверхностные иллюзии о том, что инновационная экономика в мире возникает сама по себе, а не от рынка. Нет! Не возникает. Не только в Южной Корее, на Тайвани, в Китае, в Японии, она не возникает сама по себе, даже в Соединенных Штатах Америки [не возникает]. Так не бывает, и я готов это доказывать. В этом смысле она появляется только тогда, когда соединяется несоединимое, с чего я и начал сегодняшний разговор — когда соединяется государство и живой технологический предприниматель. Соединились — значит полетело, не соединились — не полетело. Мы пока еще этот Рубикон не перешли.

На этой грустной ноте (я не обещал вам очень привлекательного разговора, но обещал рассказать вам о том, что я думаю на самом деле) и завершаю, спасибо за внимание. Будут вопросы — готов ответить.

Справка

Акционерное общество «РОСНАНО» создано в марте 2011 года путем реорганизации государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий». АО «РОСНАНО» содействует реализации государственной политики по развитию наноиндустрии, инвестируя напрямую и через инвестиционные фонды нанотехнологий в финансово эффективные высокотехнологичные проекты, обеспечивающие развитие новых производств на территории Российской Федерации. Основные направления инвестирования: электроника, оптоэлектроника и телекоммуникации, здравоохранение и биотехнологии, металлургия и металлообработка, энергетика, машино- и приборостроение, строительные и промышленные материалы, химия и нефтехимия. 100% акций АО «РОСНАНО» находится в собственности государства. Благодаря инвестициям РОСНАНО работает 96 предприятий и R&D центров в 37 регионах России.

Функцию управления активами АО «РОСНАНО» выполняет созданное в декабре 2013 года Общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «РОСНАНО», председателем правления которого является Анатолий Чубайс.

Задачи по созданию нанотехнологической инфраструктуры и реализации образовательных программ выполняются Фондом инфраструктурных и образовательных программ, также созданным в результате реорганизации госкорпорации.

Россия > Химпром. Образование, наука. СМИ, ИТ > rusnano.com, 11 июля 2018 > № 2674682 Анатолий Чубайс


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674387 Алексей Анпилогов

Лингвоцид

за четверть века "новой языковой политики" Украина провалилась в глобальную культурную пропасть

Алексей Анпилогов

Уничтожение русских на Украине: язык как маркер

Русские на Украине. Или, как теперь пытаются заставить всех говорить, в нарушение традиционных норм русского (да и украинского) языка, — "в Украине". Этот сюжет отдаётся болью в сердце любого русского человека вот уже целую четверть века. И здесь нет никакой "потерянной империи" или "великорусского шовинизма", о которых любят кричать националисты всех мастей и расцветок, но есть поломанные судьбы и разрушенные жизни миллионов русских, которые остались за пределами границ новой постсоветской России. И теперь, фактически, стали заложниками геополитики — и "неугодным элементом" для новых национальных республик, образовавшихся на обломках СССР.

Лингвоцид: краткое пособие от украинского националиста

Определение лингвоцида, или же, в буквальном переводе на русский, "языкоубийства", принадлежит Ярославу Рудницкому, украинскому канадскому лингвисту и, одновременно с этим, "премьер-министру Украинской народной республики в изгнании (1980—1989)". Интересна биография Рудницкого. Родился он на территории Западной Украины, в городе Перемышле. Родной город Рудницкого своей историей буквально отразил все шатания западных украинцев между европейскими "центрами силы": основан как город киевским князем Владимиром Святославовичем, во время монгольского нашествия завоёван Польшей, окатоличен, долгое время был приграничной крепостью Австро-Венгрии; потом, во время Первой мировой войны, был ненадолго занят русскими войсками, вскорости снова потерян во время немецкого наступления, попал в состав Второй Польской республики, после её разгрома гитлеровской Германией отошёл к СССР, по итогам Второй мировой войны окончательно передан Польше.

Неудивительно, что вместе с метаниями западных украинцев, попавших в жернова европейской истории, метался и наш герой. Молодой Рудницкий состоял в "Пласте" — украинской националистической скаутской организации, в членах которой отметились и Роман Шухевич, и Степан Бандера. Окончил университет во Львове, там же в 1937 году получил степень по философии. В 1938 году молодой Рудницкий переехал в нацистский в то время Берлин, где работал вплоть до 1940 года, после чего примкнул к Украинскому свободному университету (УСУ), организованному в оккупированной Праге.

Взаимоотношения УСУ с нацистами были весьма сложными: университет рассматривался Германией как нежелательный пережиток прошлой политики Чехословакии по поддержке украинской эмиграции. Тем не менее, УСУ спокойно пережил Вторую мировую войну, а в 1945 году переехал в Мюнхен, в американскую зону оккупации. США, в отличие от нацистской Германии, не испытывали никаких предубеждений против украинских "унтерменшей", предпочитая использовать их как оружие в борьбе против Советского Союза.

Судя по всему, именно тогда началось сотрудничество Рудницкого с американцами. В 1949 году Рудницкий переезжает в канадский Виннипег, основывая отдел украинистики в Манитобском университете. Во время руководства отделом он развернул активную политическую деятельность, добиваясь особого статуса украинского языка в Канаде. В частности, в 1967 году он добился того, что украинский язык и другие языки меньшинств были признаны официальными языками для территорий Канады, где таковые меньшинства составляли более 10% местного населения. В том же 1967 году Рудницкий ввёл в научный оборот и сделавший его известным термин "лингвоцид". Согласно принятому теперь определению, лингвоцид — это комплекс мер административно-политического, а также экономического характера, направленных на искоренение языка, обычно в регионах его исконного и исторического распространения. Впоследствии определение лингвоцида было включено в документы ООН, которые приравняли насильственное изменение языковой идентичности к геноциду. Обычно в случае лингвоцида доминирующая бюрократическая машина государства довольно лояльно относится к сохранению этнических, культурных или религиозных элементов при подавлении языка — однако вполне может сочетать все эти элементы для полного искоренения неугодной ей идентичности и "перепрошивки" своих граждан на нужный языковой, культурный и религиозный стандарт.

Лингвоцид русских на Украине: идеология

Конечно же, любой украинский националист, кроме совсем уж отмороженных праворадикалов, ни в коем случае не признается в использовании украинской государственной "машины" для насильственного уничтожения русской идентичности — как в языковом, так и шире того — в культурном смысле.

Манипулирование данными социологических опросов, фальсификация данных в рамках переписи населения, существующая политика замалчивания, а то и просто извращения повестки русского языка в украинских СМИ — всё это должно стать не более, чем "фиговым листком" для максимально жёсткого и однозначного курса государственной политики Киева на создание невыносимых условий для носителей русского языка. По определению одного из наиболее одиозных представителей украинского национализма, чьё имя не стоит рекламировать в нашей статье, "русский язык должен занять своё законное место — в туалете; а вот даже на кухнях между собой наши граждане должны говорить на украинском".

Такой радикальный подход — один из краёв украинского спектра отношения к русскому языку. Второй его край наглядно обозначил украинский писатель Андрей Курков, который призвал объявить русский язык на Украине "украинской культурной собственностью" и взять под "филологический контроль". По мнению Куркова, необходимо создать какой-то мифический "украинский русский язык", который позволит использовать его носителей в качестве тарана против "российского самодержавия".

Как видите, запрограммированный выбор для русских и русскоязычных на Украине в представлении украинских националистов различных оттенков весьма невелик: или же просто языковая смерть, о которой и говорит определение лингвоцида, или же — использование его носителей для борьбы с Россией, причём использование в буквальном смысле "до последнего русского".

Создание такой идеологической платформы для уничтожения, будь то медленного или быстрого, русского языка и "перепрошивка" его носителей — это альфа и омега для любого украинского националиста. Но откуда берётся такая звериная ненависть к русскому языку и к русским? Ведь, на деле, такой подход разрушает в первую очередь саму Украину! Миллионы граждан страны как бы "зависают" между двумя языками, по-прежнему общаясь между собой на русском, и лишённые свободного доступа к научным и техническим знаниям, русской "культурной матрице", включаются в украинское языковое поле — минимально, так как его наполнение им представляется и чуждым, и малозначительным.

В чём же состоит замысел идеологов русского лингвоцида на Украине, и является ли это чисто украинским изобретением и начинанием?

Лингвоцид: глобальный аспект

Неустранимой проблемой украинского национализма, как и всех "малых" национализмов второй половины ХХ века является их несводимое родимое пятно: никто из них просто не успел к настоящему, "взрослому" национализму, который смогли привнести в мир Великобритания и Франция, Германия и Россия, США и Япония.

Все эти мировые державы в той или иной степени прошли горнило национализма ещё в середине XIX века, и к началу ХХ века угодили уже в следующую стадию цивилизационного развития — имперскую. Именно имперская стадия, этот удивительный этап "сплава непохожего" позволил поднять голову национализму малых народов Европы, да и всего мира.

Ни германская, ни австро-венгерская, ни российская (а потом советская) империи не видели в национализме своих малых народов ничего плохого — ровно до тех пор, пока он не начинал разрушать имперский порядок и влиять на саму структуру государства. Поэтому-то и выходит, что все нынешние доморощенные украинские националисты были поголовно или комсомольцами или же членами КПСС: их в советское время использовали для будничного имперского строительства, предпочитая закрывать глаза на их мелкие "странности".

Однако проблемой стало то, что сами индустриальные империи попали в кризис в конце ХХ века, вступив в противоречие с новым формирующимся укладом — глобальным. Глобализм как течение возник сразу после Второй мировой войны, породив сразу два проекта: американский "мир объединённых корпораций" и европейский мир "объединённых наций".

Старая максима "враг моего врага — мой друг" была сполна использована глобалистами против классических империй. Новый, местечковый национализм стал поднимать голову везде: в Африке и в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке и на просторах деградировавшего в конце своего существования СССР. Уход Франции из Алжира, уход Великобритании из Южной Родезии и ЮАР или же уход России с Украины можно подвергнуть простому сравнительному анализу — и везде найти одни и те же сюжеты.

Переход к стадии картонного "национального строительства" происходил везде по одним и тем же странным лекалам. Квалифицированные имперские кадры во всех сферах тут же замещались "национальным элементом" различной степени некомпетентности. Уход из публичной сферы имперского, "большого" языка приводил обычно к чудовищной деградации культурной, научной, социальной и технической сферы. В случае с Украиной такой подход выразился в известном перечне "национальных" ценностей: тын, глечик, вышиванка и рушник (забор, кувшин, крестьянская рубашка и полотенце), — которые показывали уровень понимания современного мира в представлении украинских националистов.

Интересно в данном плане невольное сравнение с Россией: здесь лапти, балалайку, косоворотку или самовар никто не считает признаками нынешней "русскости", предпочитая в качестве символов нынешней России использовать куда более современные предметы, а не лубочную "клюкву" из прошлых и позапрошлых веков.

Впрочем, такой подход, если его рассмотреть через призму глобализма, оказывается весьма продуктивным. Такая полуразрушенная и перепаханная лингвоцидом территория (а назвать это образование государством как-то и язык не поворачивается), сразу же попадает в тотальную зависимость от глобальных систем. Имея собственные структуры на уровне "добротного конца XVIII века", а то и местами — куда хуже, нынешняя Украина как пример оказывается в полной политической и экономической зависимости от ЕС и США — не имея ни собственного будущего, ни собственной исторической судьбы после искомого часа икс, когда во главу националистического тупикового угла был поставлен отказ от русского языка.

Лингвоцид: последствия

Конечно же, изменение языкового ландшафта — это дело отнюдь не одного десятилетия. Демографические и языковые процессы достаточно инертны — например, сейчас на территории Украины ещё "рулят" в основном выпускники советской системы образования. Поэтому-то на Украине ещё не взлетают на воздух химические заводы или атомные станции, массово не падают самолёты и не сходят с рельс поезда. Хотя, надо сказать, что первые "звоночки" в такого рода сюжете мы уже наблюдаем — достаточно лишь внимательно прочитать ленту новостей об очередных происшествиях на просторах "незалежной".

Однако надо сказать, что в другой, более чувствительной и нежной, сфере Украина уже сполна получила все негативные эффекты от такой самоубийственной политики в сфере языка. Вам знакомы известные украинские театральные постановки? Произведения новой, независимой украинской литературы? Украинские кинофильмы мирового уровня? Наконец, ёлы-палы, украинские изобретатели и учёные?

Скажем просто: за прошедшие четверть века "новой языковой политики" Украина просто провалилась в глобальную культурную пропасть. Большая часть из того, что реально стоит упоминания в культурном плане, создана в стране русскими и на русском языке даже сегодня. А вот украинское культурное поле скорее напоминает заброшенный пустырь, по которому ветер гоняет грязные и рваные листки каких-то скучных и унылых заметок. В большинстве случаев — не интересных не то что читателям, но даже и самим авторам, которые творят их скорее из-за "вовлечённости в процесс", а не с вдохновением или с внезапно пришедшей музой.

Украинская культура и наука стали явлениями глубоко вторичными, не имеющими собственного наполнения и смысла. Результат достаточно запрограммированный, ожидаемый — но никогда не провозглашавшийся в начальной идеологической платформе. Как мы помним, четверть века на Украине националисты бредили "второй Францией", только вот по факту получили ухудшенную копию какой-нибудь африканской Зимбабве (бывшей Южной Родезии). Белых фермеров в Родезии или "русских колонизаторов" на Украине успешно выгнали, но тут же выяснилось, что национальная экономика без них "не работает". А национальная культурка так и вовсе — катится в тартарары.

Опять-таки, возвращаясь к идеологическому наполнению, разница между глобалистскими элитами Лондона, которые пятнадцать лет не признавали Родезию Яна Смита, но сразу же признали Зимбабве Роберта Мугабе, — и глобалистскими элитами в Москве, которые до сих пор говорят о каких-то "партнёрах" в Киеве, — минимальна. Нынешняя Россия столь же больна вирусом глобализма, как и лондонский Сити. Ведь для известной российской корпорации сохранность газопровода через территорию Украины является гораздо более весомой величиной, нежели сохранность или просто элементарное выживание русской и русскоговорящей общины. А Сбербанк России добровольно, по первой готовности готов докапитализировать свои "дочки" на Украине и косвенно финансировать украинскую войну против русских Донбасса — но в то же время лживо продолжает рассказывать, что не имеет возможности предоставлять свой сервис на территории российского Крыма.

Конечно, российских глобалистов на этом пути ждёт ожидаемая расплата — никто на Западе не рассматривает Украину как будущую глобальную вотчину Газпрома или Сбербанка. Скорее, незадачливых российских нуворишей при первой возможности выбросят из Украины, ещё и обеспечив позорную конфискацию всех активов. Как это уже, кстати, и происходит в случае упомянутых компаний. Но первыми пострадавшими, конечно же, будут отнюдь не эти "жирные коты", но — русские Украины, которые живут в состоянии лингвоцида уже не первое десятилетие.

Может ли Россия защитить русских?

Ситуацию, которую сегодня мы видим на Украине, уже отнюдь не решить "одним взмахом сабли". Если, конечно, вдруг не произойдёт чудо — и в Москве не появится единое мнение в вопросе Украины как имперской территории, ушедшей в сепаратное плавание. Но даже в этом случае, как показывают множественные примеры нового и новейшего времени, у России будет масса врагов в реализации такого силового подхода и, что гораздо важнее, — ноль союзников. Решения 1991 года никто не даст отменить "просто так" — за наши красивые голубые глаза или по причине величия русского языка.

Но, как показывает история, даже в нынешнем положении "независимой Украины" есть своя слабость. Аналогичный украинскому языковый подход по изменению языкового "ландшафта" уже не раз применялся в мировой практике. Наиболее наглядно он был оформлен в случае двух языков современной Норвегии: букмола (датско-норвежского) и нюнорска (новонорвежского).

Букмол (норв. "книжная речь") — это стихийно "норвегизированный" датский язык, аналог украинского суржика, во многом унаследовавшего нормы русского языка. Причём, как и в случае суржика, букмол имел давние исторические связи с Данией, а также испытал влияние Нового времени, когда южная часть Норвегии находилась под властью Дании. Известные норвежские писатели Генрик Ибсен и Бьёрнстьерне Бьёрнсон творили именно на букмоле, ничуть не стесняясь его датского прошлого.

В конце XIX века на волне собственной "украинизации" Норвегия тоже пошла на насильственное внедрение новой лексики и грамматики, взяв за основу сельские западнонорвежские диалекты. На их основе был создан во многом искусственный язык нюнорск (норв. "новонорвежский"). Впрочем, в истории Норвегии всё-таки не было попыток насильственной "норвегизации": начиная с 1915 года язык обучения в школах выбирается на общем голосовании совершеннолетних жителей местной коммуны.

Единственный краткий период насильственного внедрения нюнорска пришёлся на период нацистского режима Видкуна Квислинга в Норвегии во времена Второй мировой войны, когда доля преподавания нюнорска в школах составила около 34%. По иронии судьбы, в политике насильственной "норвегизации", проводимой режимом Квислинга, приняла самое активное участие его жена, Мария Квислинг (в девичестве — Пасечникова), которая была… уроженкой Украины, родом из Харькова.

Нынешнее же состояние новонорвежского весьма показательно — на сегодня он преподается в 15—17% норвежских школ, а языковая среда Норвегии в основном базируется на букмоле. Хотя жители страны в целом понимают "экспериментальный" язык, ставший частью норвежской идентичности. Во многом победа букмола произошла как из-за позиции Дании, защищавшей этот вариант норвежского языка, так и по выбору самих жителей Норвегии: в Скандинавии всё-таки здравый смысл победил — в отличие от украинских чернозёмов.

Именно на воплощение такого рода сценария и надо постоянно работать России на территории Украины. У нас есть свой "букмол" для неё — русский язык, который имеет куда меньшие отличия для случая Украины и России, нежели это наблюдалось для датского и старонорвежского языков. "Филологический контроль" русского языка — это прерогатива исключительно русских людей и России, никакой внешней рамки политического, бюрократического или государственного контроля над ним допускать нельзя ни в коем случае. В этом плане для российских политиков должна стать образцом реакция Венгрии на новый закон об образовании на Украине. Будапешт пошёл на радикальное ухудшение своих взаимоотношений с НАТО и ЕС — но чётко дал понять, что ни с какими проявлениями лингвоцида он не согласен в принципе. И только украинские венгры могут определять, на каком языке будут учиться их дети — и где и как они будут жить.

Именно такой подход стоит проповедовать России по отношению к украинским, среднеазиатским или прибалтийским националистам. Те русские, которые хотят уехать, — должны иметь возможность вернуться в Россию не как гастарбайтеры или бесправные мигранты, а как репатрианты и возвращающиеся на родину соотечественники. Тех же, кто вопреки внешнему давлению своих государств (которое никуда не денется) решат остаться, надо всячески поддерживать — как на уровне Российского государства, так и в виде целевых программ помощи.

Быть русским на Украине должно стать престижно — начиная от возможностей к образованию и работе в России и заканчивая участием в общем культурном и социальном пространстве. И, если вам кто-нибудь из "упоротых" украинских националистов скажет, что "русских на Украине слишком мало", то приводите им определение лингвоцида их кумира Ярослава Рудницкого и скромно упоминайте, что именно он добился того, что в Канаде даже 10% жителей той или иной территории имеют при желании право на полную языковую автономию.

В противном случае — просто посылайте их в Зимбабве, к наследникам товарища Мугабе. Они научат их, как бороться с "имперскими колонизаторами".

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674387 Алексей Анпилогов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670401 Алексей Соловьев

Голый энтузиазм: на что живут технологические стартапы в России

Алексей Соловьев

венчурный инвестор, партнер iTech Capital

Более 70% российских стартапов основаны на собственные средства их создателей, то есть без помощи бизнес-ангелов и венчурных фондов. Как стартапы ищут финансирование и почему не торопятся выходить на международный рынок?

Российский технологический стартап, каков он? Чем занимается, на что живет, какие проблемы испытывает, какие планы вынашивает? Казалось бы, кому, как ни нам, инвесторам, знать ответы на все эти вопросы. Уж сколько питчей прослушали, сколько проектов проанализировали, чем еще нас можно удивить?

Оказалось, что можно. Исследование «Стартап Барометр» 2018 года, проведенное при поддержке ФРИИ и Ernst & Young, обнаружило немало интересных моментов. Полученные на основе опроса 300 основателей бизнеса результаты вызвали неоднозначную интерпретацию. Оптимисты оценили зрелость российской стартап индустрии, пессимисты акцентировали внимание на ее дефектах. Вот три «голых» факта, вызвавших наиболее жаркие дискуссии.

Факт №1: 71% российских стартапов основаны на собственные средства, без помощи институциональных инвесторов (венчурных фондов, бизнес-ангелов, институтов развития, краудсорсинговых площадок и т. д.).

О чем это может говорить? Если сравнить полученную картинку с международной практикой, то расхождение окажется колоссальным. В США, например, особенно в инновационных хабах (Кремниевой долине, Бостоне, Лос-Анджелесе или Сиэтле), среди зарабатывающих стартапов доля привлекших инвестиции приближается к 100%. То есть лучшие мировые практики мы не повторяем. Более того, по мере роста компаний ситуация особо не меняется: основным источником средств для 40% компаний остается начальное финансирование, 33% развиваются за счет выручки. Внешние инвесторы, не являющиеся основателями, есть только у 30%.

Недостатки такого расклада вполне очевидны: у большинства проектов нет средств для быстрого развития, а значит, и возможности для перехода в другую лигу. Как показывает мировая практика, единорогами становятся только спринтеры — те, кто вырвался вперед буквально на старте и смог сделать резкий скачок в развитии. Стратегия стайера не обеспечит команде победы в конкурентной борьбе. Для концентрации сил нужен серьезный допинг — деньги инвесторов.

Что может быть в этом хорошего? Возможно, преимущества не столь заметны, но они есть. Компании на ранних стадиях без выручки готовы сами отвечать за собственные риски, не перекладывая ответственность на профессиональных участников рынка. И у них это получается! Да, они не срываются с места, как Усэйн Болт, зато умеют беречь дыхание на марафонских дистанциях, как Деннис Киметто.

К тому же основатели не попадают в зависимость и сохраняют долю в компании, что стимулирует их в дальнейшем наращивать обороты и развивать бизнес. У них нет «аркана», который диктует им темпы роста и условия выхода. Для них и выход в перспективе может быть проще, так как основателей обычно устраивает более низкая цена, на которую никогда бы не согласились инвесторы.

Для тех, кто находится по ту стороны баррикад, — профессиональных инвесторов, есть тоже немало положительных моментов. Прежде всего это возможности для дальнейшей институционализации венчурного рынка, которые открываются на фоне такого количества недофинансированных стартапов. «Стартап Барометр» показал: почти у половины тех стартапов, имеющих финансирование, основной источник внешнего капитала — это частный непрофильный инвестор. У 27% — бизнес-ангел. Фонды входят в бизнес только у 24% опрошенных.

Очевидно, что существующие венчурные структуры не справляются с ситуацией: возможно, стартапы и были бы готовы привлекать деньги извне, но не могут, так как непрофильных источников на всех не хватает, а профильные не особо охотно инвестируют в проекты ранних стадий. То есть на рынке явно есть свободная ниша, требующая отличных от классических механизмов финансирования (например, небанковское залоговое кредитование или факторинг).

Факт №2: 33% фаундеров сосредоточены не на сбыте и не на поиске инвестора, а на… разработке продукта! Хотя при этом своей самой серьезной проблемой сами предприниматели называют нехватку денег (45%).

Парадокс? Возможно. Почему бы при отсутствии нужных для роста денег не переключить внимание на поиски новых клиентов или инвесторов? Тем более что фаундеры все-таки бизнесмены, а не программисты (вопрос не в образовании, а в их статусе по отношению к собственному проекту). Сосредоточившись на продукте, предприниматели тем самым попадают в замкнутый круг: протестировать продукт и его востребованность на рынке может только сбыт.

А теперь давайте посмотрим на эту же ситуацию с другой стороны. Как известно, большинство проинвестированных проектов не приходят в фонды самостоятельно. Обычно все происходит по-другому: инвесторы сами мониторят рынок и находят тех, у кого есть потенциал. Замечая интересную команду, они берут ее «на радар» и внимательно отслеживают — до тех пор, пока проект не дорастет до нужных размеров. Не исключено, что основатели бизнесов абсолютно правы, все свои усилия направляя на разработку продукта: если результат будет качественным, то инвесторы их сами найдут. А если так, зачем отвлекаться и заниматься их поиском самостоятельно? Вполне заслуживающая внимания гипотеза.

Факт №3: российские стартапы не торопятся выходить на международный рынок. Около 70% опрошенных отметили, что получают внутри страны от 75% до 100% всего дохода.

С чем это может быть связано? В первую очередь с отсутствием амбиций и веры в свои возможности. Согласно данным «Стартап Барометра», только 1% опрошенных признались, что уже попробовали это сделать, но у них не получилось. Во-вторых, элементарно — с незнанием языка и недостаточной мобильностью. Европейский предприниматель легко сорвется с насиженного места и уедет в Силиконовую долину, тогда как наш 100 раз задумается: а стоит ли игра свеч, может, синица в руке все-таки надежнее? Да и березок за окном там точно не будет, одни пальмы да кактусы.

На первый взгляд откровенно грустная картинка, которая говорит о том, что на российском технологическом рынке нет значимых успешных бизнесов. Если потенциал спроса ограничен локальной границей, особо не разбежишься. Российский рынок слишком мал и слаб, чтобы обеспечить ликвидность инвесторам, и многие проекты не получают инвестиции именно потому, что не продают за рубежом.

Что на это возразят оптимисты? На самом деле концентрация на домашнем рынке может быть следствием определенного прагматизма, здравой оценки своих сил и стартовых компетенций. Да, я не знаю английского языка и не понимаю, как у них там устроен рынок. Зачем мне этот журавль, если моя потенциальная аудитория здесь превышает население Франции? Тем более что мой сервис привязан к местной экосистеме, законодательству и особенностям экономики. На волне 54-ФЗ я разработаю и продам миллионы онлайн-касс, которые за пределами России никому не нужны. Или пойду автоматизировать рынки, которым ой как нужны современные технологии, например, строительство. А это, между прочим, 7,5 трлн рублей в год. В конце концов фокус на отечественные продукты и импортозамещение пока еще тоже никто не отменял.

Интерпретация важнее факта. Каждый может выбрать ту сторону медали, которая ему нравится больше. И не только в силу рациональных аргументов. Там, где риски особенно высоки, стоит полагаться на интуицию.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670401 Алексей Соловьев


Великобритания. Украина. СФО > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 10 июля 2018 > № 2668766

Наночастицы диоксида церия защищают микрокапсулы с лекарствами от агрессивных веществ.

Разработка новых эффективных систем адресной доставки лекарственных средств является одним из наиболее перспективных путей совершенствования лечения социально значимых заболеваний. Совместная работа ученых из Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН (ИТЭБ РАН), Института общей и неорганической химии имени Н. С. Курнакова РАН (ИОНХ РАН), Томского государственного университета совместно с иностранными коллегами из Института микробиологии и вирусологии им. Д.К. Заболотного (ИМВ НАНУ) и Лондонского университета королевы Марии при поддержке РНФ представляет инновационный подход к производству композитных микрокапсул с усиленными защитными функциями. Статья, посвященная этой разработке, была опубликована в майском номере журнала ACS Applied Materials & Interfaces.

Многие лекарственные средства, попадая в наш организм, подвергаются воздействию различных агрессивных для них веществ, из-за чего значительно уменьшается их эффективность. По этой причине приходится повышать дозировку лекарств. Некоторые из них имеют ряд нежелательных побочных эффектов, а есть и такие, которые очень токсичны для организма, например, химические вещества, с помощью которых борются со злокачественными опухолями. Выходом из этого положения является адресная доставка фармацевтических препаратов непосредственно к органу, который необходимо излечить. Делают это с помощью микрокапсул, обеспечивающих защиту лекарственных средств при доставке в целевую зону через агрессивные среды. Более того такие микрокапсулы предоставляют возможность контролируемого высвобождения их содержимого.

В настоящее время существуют различные варианты подобных микрокапсулы. Одна из наиболее перспективных разработок - полиэлектролитные микрокапсулы. Они формируются следующим образом: на кальций-карбонатную подложку поочередно наслаиваются полимеры, имеющие разный заряд. При 6-8 слоях полиэлектролитов капсулы становятся стабильными — они сохраняют свою структуру после удаления кальций-карбонатной подложки и могут быть использованы как микроконтейнеры. Однако полиэлектролитная оболочка микрокапсул обеспечивает только "пассивную" защиту инкапсулированных веществ, неспособную противостоять агрессивным средам. В новой работе ученые предложили в качестве одного из слоев полиэлектролита использовать наночастицы диоксида церия, обладающие уникальными антиоксидантными свойствами. Раннее они уже продемонстрировали, что эти наночастицы нетоксичны для нормальных клеток млекопитающих и обладают большим терапевтическим потенциалом.

Ученые заключали в полиэлектролитную капсулу со слоем из наночастиц диоксида церия биолюминесцентный фермент люциферазу и проверяли, сохранится ли активность белка после обработки таких капсул агрессивным агентом — перекисью водорода в высокой концентрации. Исследователи выяснили, что защитный эффект зависит от содержания диоксида церия в оболочке. Варьируя концентрацию наночастиц на поверхности микрокапсулы, можно контролировать уровень экранирования ядра с действующим веществом – от фильтрации активных форм кислорода до их полной блокировки.

Научный сотрудник Лаборатории роста клеток и тканей ИТЭБ РАН, кандидат биологических наук Антон Попов рассказывает: «Мы провели комплексный анализ физико-химических свойств микрокапсул с наночастицами диоксида церия и инкапсулированной люциферазой и показали, что они легко воспринимаются нейрональными клетками крыс. Эти микрокапсулы нетоксичны и способны защитить клетки от окислительного стресса, вызванного перекисью водорода».

В своей работе ученые показали, что активная защита микрокапсулированных веществ наночастицами диоксида церия весьма перспективна для разработки новых систем доставки лекарственных средств и для диагностики различных заболеваний, в том числе и в агрессивных средах.

Материал подготовила:

Татьяна Перевязова, Пресс-служба ИТЭБ РАН, iteb-press@yandex.ru,

Пресс-релизы ИТЭБ РАН http://web.iteb.psn.ru/press-release.htm

Великобритания. Украина. СФО > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 10 июля 2018 > № 2668766


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 10 июля 2018 > № 2668741 Максим Артемьев

Прошлое не вернуть. Россия больше не будет великой научной державой

Максим Артемьев

Историк, журналист

Сергей Кириенко был удостоен звания «Герой России» за участие в разработке новых видов ядерного оружия. К сожалению, все ценные разработки отечественные ученые создали еще в советские годы. Это атомные, космические и военные технологии. Эти сферы нуждаются в дальнейшем развитии, но амбициозных планов на них нет

На прошлой неделе общественность узнала о двух разных, но на самом деле взаимосвязанных новостях. Сергей Кириенко, курирующий в Кремле вопросы внутренней политики, оказывается, удостоен звания «Герой России», а на реализацию нацпроекта по науке предполагается потратить 546 млрд рублей.

«Геройский подвиг» Кириенко заключался в разработке новых видов ядерного оружия, которая напрямую связана с научными технологиями. СМИ и соцсети порядком поиздевались над награжденным, хотя, собственно, поводом для иронии был пробел в новейшей российской наградной линейке. В советское время существовало два «героя» — «Герой Советского Союза» и «Герой Социалистического Труда». Ученых-атомщиков и стоявших над ними руководителей, создавших атомную бомбу, награждали именно последним званием. Сейчас же, исходя из новых капиталистических реалий, героев соцтруда убрали за ненадобностью. Правда, в 2013 вернули «Героя труда», но престиж этого звания — никакой, почему Кириенко и «герой» просто, что и порождает иронию.

Стоит заметить, что из шестнадцати трижды Героев Социалистического Труда — десять — выходцы именно из советского атомного проекта. Именно ядерщиков советская родина награждала щедрее всего. Ракетчики выше дважды героев соцтруда не поднимались, как тот же Сергей Королев.

Переброска бизнесмена-комсомольца Кириенко на «Росатом» вполне укладывается в советскую парадигму «талантливых руководителей» — «эффективных менеджеров». Точно так же 60 годами ранее Лаврентий Берия, человек вообще без высшего образования, стал руководить созданием атомной бомбы, и небезуспешно. Он добился воспроизведения американского образца за четыре года — выдающийся результат, с учетом состояния тогдашней инфраструктуры.

Советская наука была по преимуществу наукой военной, работавшей на оборону. Сегодня же стоит задача (исходя из указа президента Владимира Путина от 7 мая 2018 года, для реализации которого и требуется 546 млрд рублей) создания в России науки, в первую очередь гражданской, открытой миру.

Путин поставил для своих подчиненных непростые цели: «обеспечение присутствия Российской Федерации в числе пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования <…>, привлекательности работы в Российской Федерации для российских и зарубежных ведущих ученых и молодых перспективных исследователей». Там же речь идет и о «опережающем увеличении внутренних затрат на научные исследования и разработки» и о «развитии сети уникальных научных установок класса «мегасайенс», а также о «создании не менее 15 научно-образовательных центров мирового уровня». Насколько реально выполнение подобных задач?

Время бюджетной экономии

Когда Иосиф Сталин ставил задачу по созданию ядерного оружия, то на нее бросались все ресурсы страны, а ответственные ученые знали, что им будет за неисполнение поручения. Сегодня мы, к счастью, живем в иных условиях, и за неисполнение указаний директивных органов суровых кар не предусмотрено. Также, к счастью, ради исполнения любой ценой задач, не будут изыматься последние ресурсы. Мы уже рассматривали подобную ситуацию в связи с отчетом правительства в марте этого года, как оно провалило свои обещания пятилетней давности. В том числе не сдержало обещания, что «внутренние затраты на исследования и разработки должны были составить к 2018 году 2,48% к ВВП». По последним опубликованным данным этот показатель равен 1,1%.

Согласно прошлогоднему исследованию ВШЭ, Россия находится на 35-м месте в мире по уровню бюджетных трат на науку. В пятерку же лидеров входят Израиль (4,25%), Южная Корея (4,23%), Швейцария (3,42%), Япония (3,29%) и Швеция (3,28%). Если рассматривать ситуацию в денежном выражении, то Россия находится на десятом месте — $37,3 млрд, тогда как у Индии $50,3 млрд, а нам в затылок дышит Тайвань с $33,6 млрд. Даже Бразилия тратит на науку больше — $38,4 млрд.

Следующие шесть лет — это время строгой бюджетной экономии. Россия только-только начинает выходить из экономической рецессии. Собственно серьезного роста нет уже десять лет, с 2008 года. ВВП топчется на месте. Как в таких условиях двигать вперед науку, да причем семимильными шагами — совершенно непонятно. Мы уже видели создание в Москве «международного финансового центра». На наших глазах успешно провалилась пенсионная реформа по-зурабовски. А создание Инновационного центра «Сколково» ни на йоту не приблизило его к Кремниевой долине. Правительство России не отвечает за свои обещания.

Отсутствие спроса на инновации

В России мал спрос на инновационные разработки. Если экономика целиком завязана на добычу и экспорт углеводородов, то ждать развития наукоемких отраслей было бы наивно. Сингапур, Гонконг, Тайвань стали великими наукоемкими экономиками, грубо говоря, от бедности. Нефтяные монархии Персидского залива и не пытаются в этом смысле угнаться за Израилем или Южной Кореей. Они развивают у себя как альтернативу природным ископаемым туризм, развлечения, шопинг, предоставление финансовых услуг. А также вкладывают активно деньги по всему миру.

Есть у России перспективы для создания мощной науки? Нет. То, что имеется ценного и востребованного на глобальном рынке, создано было еще в советские годы, — атомные, космические и военные технологии, именно их и надо бы развивать. Но пока и в этих сферах никакого прорыва не наблюдается, нет амбициозных планов. Когда Россия последний раз запускала АМС к другим планетам? Почему нет программы по исследованию Марса, Юпитера и прочих объектов? Каждый такой проект стоит $2-3 млрд, как свидетельствует опыт НАСА и ЕКА, но он влечет за собой и приток ученых из разных стран, и разработку действительно революционных технологий, создает рабочие места. Даже Индия уже отправила аппарат к Марсу, а Китай — к Луне.

Байконур строили 2,5 года, а космодром Восточный — девять лет и пока произвели только три запуска. Как при таких черепашьих темпах можно рассчитывать на создание объектов «меганауки» в России? Да еще при столь неблагоприятной внешнеполитической обстановке. Значительная часть ведущих научных держав мира, начиная с США, с нами контактов в области высоких технологий поддерживать не будет. Вспомним, что энергетическую блокаду Крыма мы прорывали при помощи немецкой и китайской техники. И это вылилось в скандал с фирмой Siemens. Даже в жизненно важной для России области геологоразведки, технологий добычи полезных ископаемых и их переработки, страна сильно зависит от иностранных поставщиков. Вот где надо совершать прорыв.

Российское руководство попало в неприятную ситуацию. С одной стороны, оно объективно не может выйти из конфронтации с Западом, ибо это грозит внутренними потрясениями в результате капитуляции перед его требованиями. С другой, конфронтация препятствует техническому и научному прогрессу. При этом у России нет тех ресурсов и возможностей СССР, которые позволяли ему поддерживать жизненно важную для него науку в отрыве от мировой.

Другая проблема, помимо финансовой и политической, институциональная. Каждая страна создает собственную модель науки. У нас же, разрушив худо-бедно работавшую советскую модель, не создали взамен работающей альтернативной модели. Налицо метания с попытками заимствовать то американский, то европейский опыт университетской науки. Реформа Академии наук, формально давно назревшая, у нас исполнилась «по-черномырдински» — «хотели как лучше, а получилось как всегда». Думается, правительство просто никак не может собраться с духом и признать публично очевидное: в обозримой перспективе Россия не будет великой научной державой.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 10 июля 2018 > № 2668741 Максим Артемьев


Россия. ПФО > Агропром. Образование, наука > oilworld.ru, 9 июля 2018 > № 2673673 Рустам Равилов

Рустам Равилов. Агропромышленное образование проходит период обновления.

Milknews уже рассказывал о состоянии аграрного образования России в целом и о том, что происходит в РГАУ-МСХА им. Тимирязева. На прошедшей в июне агропромышленной выставке «Дни поля в Татарстане – 2018» ректор Казанской государственной академии ветеринарной медицины имени Н.Э. Баумана Рустам Равилов рассказал журналистам "Эксперта" о востребованных программах и направлениях в университете и о том, где брать специалистов для современных роботизированных систем, которые устанавливают на производствах.

- Рустам Хаметович, расскажите, насколько сейчас востребовано агропромышленное образование?

- В настоящий момент агропромышленное образование проходит период активного обновления. Это связано с тем, что руководящие органы, Республики Татарстан в частности, в последнее время обратили особое внимание на подготовку квалифицированных специалистов. Невозможно обойтись просто техникой или новыми технологиями. Любые машины, механизмы обслуживают люди. Поэтому подготовка высококвалифицированных кадров – актуальнейшая задача, решение которой играет большую роль в развитии аграрного сектора.

- Какие профессии сейчас наиболее востребованы?

- Ветеринарное, агрономическое, зоотехническое направления наиболее популярны в аграрном секторе. Но, пожалуй, самая востребованная специальность – это ветеринарный врач. Думаю, это связано с тем, что ветврачи необходимы и в сельском хозяйстве, и в перерабатывающей промышленности. Частные клиники нуждаются в квалифицированных специалистах. При рынках ветврачи занимаются пищевой безопасностью. Можно сказать, что ветврач – это универсальная профессия. Что касается других направлений, очень перспективны сейчас технологи различных производств по переработке сельхозпродукции. Скажу больше – данные специалисты сейчас в дефиците. Возьмем, к примеру, молочное производство. Татарстан – первый регион по производству молока, но весомая часть молочных продуктов глубокой переработки производится за пределами республики. То есть мы потребляем товары, которые привозят нам из других регионов, а иногда это продукт из нашего же молока. Это неправильно.

- Как Вы считаете, в чем причина такой ситуации?

- Здесь вопрос связан не только с дефицитом кадров, но, как и в любом бизнесе, с инвестициями. Государство не может самостоятельно организовать перерабатывающее производство. Должны быть какие-то инициативные люди, которые могут взяться за такие проекты. Например, у нас в республике президент поднимал вопрос о строительстве завода по глубокой переработке картофеля (чипсы, картошка быстрого приготовления и тому подобное). Этот вопрос стоит до сих пор, но, я так понимаю, проблема именно в инвестициях. Потому что инвестиции всегда определяются заинтересованностью бизнеса в производстве. Если оно рентабельное, то есть прибыль превышает сумму затрат, тогда оно будет развиваться. Для создания рентабельности необходимы соответствующие условия. На первых парах, возможно, подойдут какие-то льготы, субсидии в качестве господдержки, но это уже вопрос не к нам. Что касается востребованности наших выпускников, мы каждый год видим, что увеличивается необходимость в переработчиках. Это говорит о том, что в Татарстане это направление активно развивается.

- Можете дать небольшой прогноз: как будет развиваться агропромышленный сектор в Татарстане?

- Вы знаете, это интересно. Татарстан – первый регион по производству молока, на четвертом месте – по мясу, где-то в первой пятерке по зерну. Мы собираем зерна почти столько же, сколько некоторые области, которые на тысячи километров южнее нас, и это несмотря на то, что у нас зона рискованного земледелия. Значит, в нашей республике активно используются высокие технологии, потому что иначе такой результат был бы невозможен.

- Думаете, новые технологии поднимут сельское хозяйство на новый уровень?

- Новые технологии, конечно, дают определенный эффект, но все-таки большое влияние будет заметно не сразу. Нужно какое-то время, чтобы освоиться: люди не всегда готовы работать с новой техникой, они боятся ее, поскольку не до конца понимают, как работает та или иная система. Я думаю, будущее аграрного сектора – это новые технологии, однако человек всегда будет той отправной точкой, откуда исходит развитие производства.

- Возможно, будут открываться какие-то новые факультеты?

- Да, мы думаем об этом. Например, рассматриваем вариант направления, которое занималось бы товароведением сельхозпродукции. Этот вопрос, может быть, не профильный. Но, как показывает практика, продать сельхозпродукцию – это не продажа автомобиля или чего-то подобного. Человек, далекий от сельского хозяйства, не может дать конструктивную консультацию по тому или иному продукту агропромышленного рынка. Поэтому наши выпускники часто работают в компаниях, которые занимаются торговлей, потому что там тоже нужны консультанты, специалисты, глубоко разбирающиеся не только в отрасли сельского хозяйства, но и в новых технологиях.

Россия. ПФО > Агропром. Образование, наука > oilworld.ru, 9 июля 2018 > № 2673673 Рустам Равилов


Россия > Образование, наука > ras.ru, 9 июля 2018 > № 2667897 Юрий Балега

Дети вакуума. Интервью вице-президента РАН, астрофизиком Юрия Балеги

О загадках вселенского масштаба и о том, какое среди них место занимает человек, мы . беседовали с научным руководителем крупнейшей в России Специальной астрофизической обсерватории РАН (Карачаево-Черкесия), вице-президентом РАН, астрофизиком Юрием Юрьевичем Балегой.

- Юрий Юрьевич, красота спасет мир, это известно всем. По-вашему, есть что-то красивее нашей Вселенной?

- Поскольку мы знаем только нашу Вселенную. красивее ее для нас. безусловно, нет ничего. Но. может быть, есть много других вселенных. Сейчас физики склоняются к тому, что таких вселенных, как наша, бесконечно много. Но наша для нас уникальна.

Звезда в хозяйстве пригодится

- Многие люди считают, что астрономия— абсолютно бесполезная наука. Ну что нам за прок от этих дальних звезд?

- Я с ними согласен. Как и любая наука, астрономия совершенно бесполезна с точки зрения производства сиюминутных благ. Большинство обывателей считают, что все новое вокруг появляется ниоткуда, само по себе. На самом деле, для того чтобы что-то появилось, ученые несколько десятилетий или даже столетий назад сидели и занимались «бесполезной ерундой». По поводу астрономии приведу лишь два примера. Сейчас все снимают фото и видео не на пленку, а на цифру. Даже в самых простых сотовых телефонах есть цифровой фотоаппарат, в котором вместо пленки стоит ПЗС-матрица. небольшой кремниевый кристалл, который регистрирует изображение. Так вот, первыми эту технику внедрили в быт астрономы. Еще в 1991 г. я получил Государственную премию СССР за создание в 1980-х гг. «цифровых телевизионных средств для исследования предельно слабых астрономических объектов».

Второй пример— GPS. Мы все путешествуем по миру с навигаторами. С их помощью где угодно знаем свои координаты с точностью ± 3 м.

- Это в гражданских приборах, а в тех, что, скажем так, специального назначения, погрешность не превышает 90 см.

- Очень скоро специальные системы будут давать точность 2-3 см. При этом учитывается огромное количество данных и научных теорий, вплоть до теории относительности Эйнштейна. Если бы мы ее не учитывали, погрешность составила бы сотни метров. Но для того чтобы навигационные спутники давали точные координаты, они привязаны к далеким квазарам. Квазары — это ядра галактик. находящихся от нас на расстояниях в миллиарды световых лет. Настолько далеко, что они нам кажутся совершенно неподвижными.

- Звезды ведь тоже неподвижны?

- Отнюдь, наблюдаемые нами отдельные звезды достаточно близки, до них всего лишь десятки или сотни, максимум тысячи световых лет. Они движутся, и постепенно их координаты меняются. А вот квазары очень далеко. Для того чтобы мы заметили их движение, должны пройти тысячелетия.

- То есть для нас это своего рода вселенские маяки?

- Именно. И мы привязываем навигационные спутники к этим тысячам квазаров. Получается такая координатная сетка, в которой уже можно получить картинку положения любого объекта на поверхности нашей планеты и вокруг нее. И это только два примера того, как и где астрономия работает в нашей жизни. Можно привести еще один простой пример— термоядерные реакции, которые проходят в ядре Солнца. Сначала природу таких реакций, когда два ядра атома водорода сливаются в атом гелия с выделением энергии, благодаря которой мы живем, поняли и описали астрофизики. А уже потом были созданы ядерная и термоядерная бомбы, атомные электростанции и прочие абсолютно практические вещи. Так что физика и астрофизика очень нужны, они идут всегда впереди человечества. При этом мы никогда не гарантируем успеха. Мы можем заниматься какой-то проблемой бесконечно долго, и непонятно, приведут ли эти занятия когда-нибудь к практическим результатам.

- То есть если занимаемся, результат может быть, а может и не быть. Но если не занимаемся — его гарантированно не будет.

- Например, темная энергия. Мы даже пока не знаем, что это такое, знаем только, как она влияет на нашу Вселенную. Дадут ли работы в этой области практический результат? Если дадут, то когда? Мы не знаем. Это может быть завтра, через сто лет, а может и через миллион лет. Но этим кто-то должен заниматься уже сейчас, обязательно должна быть небольшая прослойка людей — исследователей, ученых, научных работников, — которые будут разбирать эту «ненужную ерунду». Только тогда человечество будет двигаться вперед.

- Получается, что астрономия — это авангардная наука, которая за собой все подтягивает?

- Абсолютно правильно.

Что луч грядущий нам готовит?

— Настоящий специалист, как известно, должен знать немного обо всем н все о немногом. Говорят, вы знаете все о кратных звездных системах, о двойных звездах, тройных, четверных... Какая из систем вам кажется наиболее интересной?

- Я могу об этом говорить бесконечно, потому что их очень много. Чрезвычайно интересна звезда Тета1 Ориона С. В созвездии Ориона есть область активного звездообразования. Она недалеко от нас, примерно полторы тысячи световых лет. Это такой галактический роддом, где рождаются молодые звезды. И рождаются почему-то целыми группами и достаточно больших масс. Масса звезды, о которой я говорю, примерно в 35 раз больше, чем масса Солнца. Тета1 очень молода, ей чуть больше миллиона лет.

- Когда она родилась, на Земле уже 60 млн лет как динозавры вымерли...

- Она горячая, у нее температура поверхности под 40 тыс. градусов (на Солнце — 6 тыс. градусов). И у нее есть спутник. В соответствии с законами Кеплера такие двойные звезды двигаются вокруг центра масс, который находится ближе к более массивной звезде. Наблюдая и изучая это движение, мы можем обе звезды «взвесить», сказать. сколько весит каждая из них. А определив массу звезды, мы можем рассказать о ней почти все. От чего зависит будущее человека? От его предков, наличия у него связей, денег. А у звезды все определяется массой. Такая большая, массивная звезда, как Тета1, будет жить очень мало, всего лишь еще миллион лет, максимум — два миллиона. Дальше она взорвется, как сверхновая, и превратится в черную дыру.

Маленькая звезда типа нашего Солнца медленно сжигает свой водород, а потому живет, не торопясь, десять и даже больше миллиардов лет. постепенно превращаясь сначала в красного гиганта, а потом в белого карлика размером с нашу Землю. А красные карлики, которые еще меньше, чем Солнце, вообще живут почти бесконечно долго, как Вселенная.

Так вот, изучая звезду Тета1, мы получили уникальные характеристики ее двойной системы. У нее магнитное поле, у нее в плоскости экватора падение веществ, это беспрецедентная космическая лаборатория, которая дает физикам потрясающее количество информации. И это лишь одна из таких загадочных звезд, которую мы сейчас активно изучаем вместе с немецкими и французскими коллегами в нашей обсерватории.

- Полагаю, когда она взорвется, а миллион лет по космическим меркам почти ничто, это будет эффектно. Слова богу, мы от нее далеко...

- Не стоит обольщаться, это не так и далеко. Диаметр нашей галактики— примерно 100 тыс. световых лет, так что в галактических масштабах Тета1 от нас достаточно близко. При взрыве сверхновой происходит так называемый гамма- всплеск, при котором образуются два противоположно направленных джета, пучка жесткого гамма-излучения. Всякая возможная жизнь на близких. в пределах нескольких десятков световых лет. объектах, которые попадут в такой пучок, будет безусловно уничтожена. Вы правы, в этом плане Тета1 — достаточно далекий объект. Тем не менее если мы попадем в этот джет. будет не очень приятно. Но у нас есть и более опасные кандидаты на такой взрыв. Например, тоже в Орионе, звезда Бетельгейзе, красный сверхгигант. Она разбухла, у нее размеры в 300-350 раз больше, чем размеры Солнца, и она уже условно холодная, всего 3 тыс. градусов. Бетельгейзе вот-вот взорвется как сверхновая звезда. И если мы попадаем в конус ее излучения, думаю, последствия для нашей цивилизации могут быть достаточно катастрофичными.

- И когда это может произойти? Сколько нам еще жить осталось?

- Никто вам не скажет. Это может произойти сегодня, через минуту, может через сто лет, через тысячу, через десять тысяч лет.

- Десять тысяч лет — это не скоро.

- Для историка— нескоро, а для астронома — это прямо вот-вот, на пороге. Бетельгейзе уже находится на стадии неустойчивости, там водород весь выгорел, и теперь вся ее огромная масса должна схлопнуться к ядру. И тогда произойдет взрыв сверхновой. Это очень редкие явления во Вселенной, но очень эффектные. Звезда в это короткое время взрыва излучает энергию почти как все звезды Галактики вместе взятые.

Десять загадок

— Я нашел в интернете список из десяти самых загадочных астрономических объектов и явлений. Давайте сделаем небольшой рейтинг, поставим каждому от одного до десяти баллов по мере роста загадочности и уменьшения объяснимости. Первая загадка— движущиеся звезды, которые летят сквозь галактику с огромными скоростями. Мы можем это объяснить?

- Здесь вообще нет ничего загадочного или странного. Многие звезды покидают свои «насиженные места», свои галактики и могут двигаться даже просто в межгалактическом пространстве, это вполне реальные вещи. Такие «блуждающие» звезды, а также газовые или газопылевые облака могут сталкиваться с галактикой, пролетать через нее, вызывать какие-то явления. Например, пояс Гулда, в котором находится наше Солнце, как полагают, тоже возник в результате столкновения газового облака с диском нашей галактики.

- То есть так себе загадка, на единичку. Пойдем дальше. Второе, черные дыры. Насколько их природа сейчас загадочна для науки?

- Особенной загадки для ученого здесь нет, это сложно понять обычному неподготовленному человеческому восприятию: как огромный объект, целая звезда, может сколлапсировать в почти точечное состояние. Но это объекты, существование которых подтверждено. Мы знаем, что в центре нашей Галактики находится черная дыра в 4,6 млн солнечных масс. Но мы не можем ее увидеть, потому что она находится в коконе газа и пыли.

- Значит, троечка. Третье — магнетары, магнитное поле которых в миллион миллиардов раз сильнее земного, — насколько это загадочно?

— Тоже ничего необычного. Это нейтронные звезды с действительно огромными магнитными полями. Несмотря на крохотные размеры, буквально несколько десятков километров в диаметре, мы их прекрасно наблюдаем, их реальное существование подтверждено. Нам известно несколько десятков, кроме того, есть множество кандидатов на звание магнетара. Тут большой загадки нет. Хотя, конечно, обычного человека его характеристики не могут не впечатлять. Так, если Солнце, вращаясь, делает один оборот вокруг своей оси за 25 дней, то некоторые магнетары крутятся со скоростью несколько оборотов в секунду. А горошина, сделанная из вещества магнетара. будет весить сотни миллионов тонн.

- Понятно, учитывая, что это нейтронная звезда, а значит, она состоит из спрессованных нейтронов. Поставим четверку и пойдем дальше. Четвертое — есть ли что-то загадочное в нейтрино?

- Тут тоже не о чем особо говорить. Это частицы, которые известны нам десятки лет. Мы знаем, как они рождаются, как преобразуются из одной формы в другую, из одного состояния в другое. Это обычные объекты, которые и в нашем Солнце рождаются в результате термоядерных реакций. Людям кажется удивительным, что они почти беспрепятственно пролетают через любые преграды, но для ученых это странности не представляет. Мы-то знаем, что на микроуровне наша материя совсем не такая плотная, как кажется, и что между составляющими ее частицами — огромные расстояния, так что пролететь через них маленькому и не обладающему зарядом нейтрино не составляет никакой сложности. Так что и тут загадки нет.

- Понятно, двойка. Пятое — что скажете о темной материи?

- Намой взгляд, в ближайшие десятилетия ее тайна должна быть разгадана. Пока непонятно, то ли это нейтрино, то ли очень массивные, но слабо взаимодействующие частицы, то ли еще что-то. Но мы уже много о ней знаем, видим, где она находится, где ее много, понимаем, как она влияет на обычную нашу материю, знаем, что ее примерно в пять раз больше, чем видимой материи. Мы ее уже чувствуем, но пока не понимаем, что это.

- Играем с ней в жмурки?

- Понимаете, есть неожиданные открытия. Открытие факта существования темной материи было достаточно неожиданным. Была загадка, мы видели, что есть нечто, что влияет на движение галактик. В галактическом скоплении Кома более тысячи галактик. Они движутся, и мы чувствовали, что это движение происходит под влиянием еще какой-то материи, которая нам не видна.

- Как мы можем это чувствовать?

- Представьте себе совершенно темную комнату. Там много людей. У некоторых маленькая лампочка на лбу, этих вы видите. Но у большинства лампочки нет, однако вы их чувствуете, поскольку они вас толкают. Так же мы видим по движению галактик, что нечто влияет на их движение. Это обнаружили довольно давно, еще в 1950-е гг. Но тогда ни о какой темной материи речи не шло.

- Искали какой-нибудь сверхмассивный и сверхневидимый объект типа черной дыры?

- Сейчас мы про темную материю знаем. Мы знаем, что она есть даже здесь, в этой комнате, вокруг нас, просто здесь ее плотность мала. Но в масштабах Вселенной она доминирующая, ее больше, чем видимой материи, чем звезд, чем галактик и т.д. Открытие самой темной материи было неожиданным, его сложно было предсказать. А вот открытие природы темной материи будет уже открытием ожидаемым.

- Поставим пятерку. Шестое— темная энергия.

- Вот это уже реальная загадка. Такая, что многие астрономы до сих пор не верят, что она существует. Первыми экспериментами, которые привели к обнаружению темной энергии, было наблюдение за вспышками сверхновых звезд на огромных, космологических расстояниях, в других галактиках. По этим вспышкам промерили расстояния во Вселенной и поняли, что ее расширение не тормозится, как это должно было бы быть, а напротив, идет с ускорением. Как будто кто-то нашу Вселенную искусственно расталкивает. Сейчас мы знаем, что этот «кто-то» — темная энергия, которая доминирует и над обычной энергией, и над материей, и темной, и обычной. Но 5% или 10% астрономов до сих пор считают, что это фальшивые эффекты и они могут быть объяснены другими причинами. Так что тут мы действительно пока вообще ничего не понимаем.

- Теоретики объяснений не дают?

- Теоретики могут объяснить вообще все что угодно. Они придумывают некие слова, и вот вам, пожалуйста, — расширение пространства, времени, все нормально. Они подстраиваются под любые явления. Но суть физики — не теория, а эксперимент, практика, когда ты можешь пощупать результат и этим результатом подтвердить теорию. Теорий может быть много, правильная— только одна, и только эксперимент может ее выявить среди других.

- Раз есть хоть какие-то теории, поставим девять баллов. Пойдем дальше. Седьмое — почему-то в списке загадочных объектов числятся такие, с моей точки зрения, заурядные, как планеты...

- Насчет заурядности позвольте с вами не согласиться. загадки тут действительно есть. Сейчас нам известно более 5 тыс. планет и экзопланет, то есть планет у других звезд. Кандидатов еще больше, более десятка тысяч. Можно сказать, планетные системы есть практически у всех звезд, возможно, у всех. При рождении звезды из огромного облака газа при его сжатии образуется про- топланетный диск, в котором позже формируются планеты.

Перед нами на сегодня стоит такая загадка. У большинства звезд, у которых мы нашли планеты, газовые планеты-гиганты, вроде нашего Юпитера, находятся не на больших расстояниях, как у нас, а рядом с главной звездой. И таких примеров очень много. Это не очень понятно. С Солнечной системой все ясно, вот родилась звезда, она своим излучением сдувает все вокруг себя. При этом чем легче элемент, тем дальше он улетает. Водород и гелий — легкие газы, улетели далеко и там, вдали, образовали газовые планеты-гиганты. А тяжелые элементы — пыль, частицы — образовали каменные планеты типа Земли, Марса или Венеры здесь, вблизи от Солнца. Но наблюдения показывают, что наша система— скорее исключение из правил и чаще все происходит наоборот. Почему— пока загадка. Так что здесь все не так заурядно, как вам кажется..

— То есть более или менее понятно, но есть нюансы, потому— четверка. Идем дальше. Восьмое в списке по загадочности — гравитация. Можем мы сказать, что хотя бы примерно знаем ее природу и механизм действия?

- Гравитация, если ее брать в бытовом понимании, это. естественно, законы всемирного притяжения Ньютона, которые нам хорошо известны. Нам понятно, что все материальные тела взаимодействуют через гравитацию, и мы знаем, как именно они взаимодействуют. Но вот природа гравитации. обмен частицами, которые за нее отвечают. — это довольно сложно. Не все разделяют эти теории, существует много альтернативных версий.

- Тогда оценим загадочность на семь балов и пойдем дальше. Девятое, немного в сторону от астрономии. Насколько загадочное явление во Вселенной — жизнь?

- Это безусловная загадка. В подтверждение часто приводят слова Канта: «Две вещи не перестают приводить меня в изумление — звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас». Скорее всего, жизнь — рядовое, рутинное явление в нашей Галактике и во Вселенной. Она рождается, принимая самые разные формы, и исчезает. В ближайших газовых облаках, в том же Орионе, мы находим очень сложные органические молекулы, сахара. спирты. То есть там уже все есть для рождения жизни.

- Но органические молекулы — все-таки еще не жизнь...

- Человек — такое существо, которое любит прежде всего себя самого, потом своих родственников. потом друзей, потом уже свой народ, свою страну, свою планету — и пытается все подстроить под себя. Наше мировоззрение в этом смысле достаточно примитивно и убого. Мы пытаемся найти во Вселенной жизнь, очень похожую на нашу, отсюда вся эта философия поиска инопланетян, пришельцев, всякой чепухи, которая к науке отношения не имеет.

- Вы не верите в инопланетян?

- Поймите, вот наша Земля, жизнь на ней в том виде, о котором вы думаете, разумная и цивилизованная, родилась совсем недавно. Мы же себя сейчас считаем вершиной творения, мы настолько умны, что можем уничтожить собственную планету, сжигая леса, губя природу, убивая друг друга в войнах и прочих конфликтах. Вот насколько мы умны! Но время жизни такой человекоподобной цивилизации — мгновение в жизни звезды. Наша цивилизация появилась пусть 50 тыс. лет назад, она достигла определенной технической стадии. А потом взяла — и исчезла.

- Почему исчезла?

- Причин может быть много. Самоуничтожилась в ядерной войне, астероид планету поцеловал, гамма-всплеск, о котором мы говорили, ее накрыл, результат один: была цивилизация — и нет ее. Пусть она просуществовала 100 тыс. лет — это мгновение в жизни звезды, которая живет в 100 тыс. раз дольше. Вот на одной звезде такая цивилизация появилась и исчезла, на другой звезде со сходными условиями тоже появилась и исчезла, но это не может произойти синхронно. Разрыв между ними может составлять миллионы лет.

- А если повезет и цивилизации возникнут почти одновременно?

- Тут ключевое слово «почти». Астрономы XIX в., наблюдая Марс, разглядели на нем прямые линии, очень похожие на искусственные каналы, и сразу сделали вывод о том, что на Красной планете кипит разумная жизнь. Потом это все оказалось следствием плохой оптики, но некоторое время идея налаживания связи с марсианами была очень популярна не только у фантастов, но и у серьезных ученых. Астрономы предлагали зажигать на Земле гигантскими треугольниками огромные костры, чтобы марсиане их увидели и поняли, что на соседней Земле тоже живут разумные существа. Это было всего два века назад. За это время средства связи, как нам кажется, сильно шагнули вперед. Мы научились передавать радиосигналы, у нас появились лазеры, мы отправляем к ближайшим планетам космические аппараты. Нам кажется, что это вершина технического прогресса, и нам трудно признать, что для цивилизации, обогнавшей нас всего на смешную для Вселенной тысячу лет. наши радио и лазеры могут казаться такими же примитивными средствами связи, какими нам кажутся теперь те старые костры.

Цивилизации появляются и исчезают. Во Вселенной ничто не вечно, и мы тут не исключение, как бы нам ни хотелось обратного. Мы исчезнем так же. как и все живое исчезает и появляется. И говорить о пришельцах, о контакте с ними не стоит: никаких пришельцев у нас не было, нет и не будет. Мы никогда ничего этого не видели и не увидим. К сожалению или к счастью — это другой вопрос. Но сама жизнь во Вселенной — на мой взгляд, обычное явление, результат эволюции материи, некая форма ее самоорганизации. И вместе с тем это большая загадка, на которую вам ни один человек в мире не ответит.

- Даже оценивать не буду. И самая загадочная загадка— наша Вселенная. Можем ли мы сказать, что хотя бы примерно представляем, как она получилась и во что в конце концов уйдет?

- Мы можем описать рождение нашей Вселенной с высочайшей точностью, вплоть до самых первых мгновений. Родилась она из вакуума.

- Из пустоты?

- Вакуум — не пустота, он имеет энергию, случайные флуктуации которой приводят к тому, что из этой энергии рождается материя, вещество. Из этого вакуума мы родились и в этот вакуум спустя многие миллиарды лет опять превратимся. Все распадается, даже протон, одна из наших составных частичек, тоже распадется, все развалится. 13.68 млрд лет назад Вселенная родилась из точки. Она сначала была сверхгорячим, огнедышащим шаром, в котором из-за высоких температур даже атомы не могли образоваться. все было замешено в одну кашу. Примерно через 380 тыс. лет появились первые, самые простые атомы водорода. Спустя уже миллионы лет родились первые звезды. Они были, по-видимому, очень массивными, в 100, в 1 тыс. раз больше, чем наше Солнце. Жизнь их из-за этого была очень коротка.

- Выходит, ожирение не только для человека опасно, но и для звезды...

- Они быстро выгорали и взрывались сверхновыми. оставляя после себя первые черные дыры. Но у них в ядрах, где шли термоядерные реакции, уже рождались тяжелые элементы, из которых теперь состоим в том числе и мы с вами.

- Мы состоим из вещества, родившегося в недрах взорвавшихся звезд?

- Именно. Я, вы, воздух, которым мы дышим, и все, что мы вокруг видим, состоит из атомов, рожденных в ядрах давно погибших звезд. Это не загадка уже, но это то, что волнует воображение. Атомы, из которых вы состоите, горели когда- то в термоядерном аду, в ядре другой звезды, которая погибла миллиарды лет назад. Она взорвалась и этим дала импульс дальнейшей эволюции Вселенной, обогатила ее более тяжелыми элементами. При сгорании обычных звезд типа Солнца появляются элементы вплоть до железа. Более тяжелые возникают уже при взрывах сверхновых звезд. Все эти атомы, этот прах умерших звезд, разлетелись по Вселенной, перемешались с водородом, которого в миллионы раз больше, и из этой смеси родились уже другие звезды, в том числе наше Солнце. Смерть старых звезд породила жизнь звезд новых. И не только звезд, она породила вообще новый виток жизни: благодаря ей появились планеты, биологические объекты, мы с вами.

- А вместе снами появились разум, искусство, культура... Получается, что прелюдия и фуга до мажор Баха родились в недрах умирающей звезды?

- Умирающих звезд. В этом красота человека. Когда вам говорят, что мы пришли из ничего, — это правда, мы родились из вакуума. Мы были звездами, вместе с ними умерли и благодаря этой смерти вновь воскресли. Уже как разумные существа. Через некоторое время мы вновь превратимся в вакуум, поэтому сейчас нам надо использовать короткий промежуток времени, в котором мы живем, чтобы прожить интересно и в то же время не принести вреда нашему дому, нашей планете, которая представляет собой поистине уникальное явление во Вселенной. Я бы по вашей шкале поставил бы Земле десять баллов. По крайней мере, мы ничего похожего пока не нашли. Так что, изучая далекие планеты и еще более далекие звезды, астрономия на самом деле учит нас беречь то, что нам близко и что дало нам жизнь: нашу Землю, природу, человечество. И вместе с тем — двигаться вперед, познавать мир. Это очень важно, и если мы этого не поймем, то останемся в истории Вселенной всего лишь случайным сочетанием атомов, которое пришло, прожило свой коротенький век, проело все что можно, уничтожило все, что нельзя было проесть, и на этом закончило свое существование. Только в том случае, если мы будем не уничтожать, а создавать, не разрушать, а защищать, не убивать, а воскрешать, только тогда мы, быть может, действительно станем достойны самолично присвоенного титула «венец творения». ?

Беседовал Валерий Чумаков

Научная Россия

Россия > Образование, наука > ras.ru, 9 июля 2018 > № 2667897 Юрий Балега


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 6 июля 2018 > № 2665078

Рособрнадзор сообщает о запрете приема, о лишении государственной аккредитации

Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор) в целях информирования обучающихся сообщает об организациях, осуществляющих образовательную деятельность, к которым в период с 28 июня по 5 июля 2018 года применены следующие меры по результатам проведенных проверок.

За неисполнение предписаний в установленные сроки Рособрнадзором запрещен прием в:

1. НВОУ «Институт экономики и социального развития»

В связи с неустранением организацией, осуществляющей образовательную деятельность, выявленного несоответствия содержания и качества подготовки обучающихся федеральным государственным образовательным стандартам, Рособрнадзором, в том числе с участием Аккредитационной комиссии, лишен государственной аккредитации:

1. Уральский социально-экономический институт (филиал) ОУП ВО «Академия труда и социальных отношений»

38.00.00 Экономика и управление (бакалавриат)

Справочно:

Лицензия на право ведения образовательной деятельности выдается вузу Рособрнадзором и подтверждает его право на оказание услуг по реализации образовательных программ. В случае ее аннулирования, вуз обязан прекратить образовательную деятельность.

Наличие у вуза свидетельства о государственной аккредитации подтверждает соответствие деятельности высшего учебного заведения федеральным государственным образовательным стандартам. В случае приостановления или лишения действия государственной аккредитации, вуз по-прежнему может вести образовательную деятельность и выдавать документы собственного образца. При этом, вуз не может выдавать дипломы установленного Минобрнауки России образца и гарантировать обучающимся отсрочку от службы в Вооруженных силах РФ по призыву.

При приостановке или аннулировании лицензии, а также приостановлении или лишении образовательной организации государственной аккредитации, учредитель вуза обязан обеспечить перевод обучающихся, с их письменного согласия, в другие высшие учебные заведения на имеющие госаккредитацию программы по аналогичным направлениям подготовки с сохранением всех условий обучения (формы и курса, а также стоимости обучения).

Приостановка действия государственной аккредитации распространяется на все структурные подразделения и филиалы учебного заведения. Прием в образовательную организацию запрещается в случае неисполнения предписаний Рособрнадзора.

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 6 июля 2018 > № 2665078


Румыния. Весь мир. РФ > Образование, наука > минобрнауки.рф, 6 июля 2018 > № 2665074

Румыния принимает 59-ю Международную математическую олимпиаду

7 июля в городе Клуж (Румыния) откроется 59-я Международная математическая олимпиада (International Mathematical Olympiad – IMO). На данный момент об участии в соревновании заявили 116 команд из разных стран мира.

Год назад на 58-й Международной математической олимпиаде в Рио-де-Жанейро (Бразилия) российские школьники получили 1 золотую медаль, 3 серебряных и 2 бронзовых. Лучший результат тогда показал М. Иванов из физико-математического лицея № 239 Санкт-Петербурга. Михаил завоевал золотую медаль и 14 место в индивидуальном зачёте.

В 2018 году в сборную России вошли шесть школьников: М. Абдурахманов из Челябинска, А. Герасименко и Е. Рябов из Москвы, С. Крымский и В. Петров из Санкт-Петербурга и С. Лучинин из Кирова.

Руководителем сборной команды России на 59-й Международной математической олимпиаде, как и в прошлом году, выступит Н.Х. Агаханов, член Консультативного совета Международной математической олимпиады, доцент кафедры высшей математики МФТИ, кандидат физико-математических наук, руководитель отделения математики Лаборатории по работе с одарёнными детьми МФТИ.

7 июля участники международного состязания приступят к выполнению олимпиадных заданий. Итоги будут подведены 13 июля.

Справочно

Международная математическая олимпиада (MMO) – чемпионат мира по математике среди школьников старших классов, состязание проводится каждый год в одной из стран-участниц. Первая MMO прошла в 1959 году в Румынии с участием семи стран. В последние годы количество стран-участниц ММО превышает 100 государств.

Участникам предлагается решить 6 задач (по три задачи в день, в течение двух дней подряд). Задачи выбираются из разных областей школьной математики, главным образом - из геометрии, теории чисел, алгебры и комбинаторики.

Румыния. Весь мир. РФ > Образование, наука > минобрнауки.рф, 6 июля 2018 > № 2665074


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 6 июля 2018 > № 2664995

МТС и МАИ будут готовить ИТ-специалистов

Анна Устинова

ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) и Московский авиационный институт (МАИ) будут готовить магистров по двум программам - "Машинное обучение и управление большими данными" и "Проектирование высоконагруженных интернет-сервисов". Выпускники смогут работать аналитиками в области Big Data, специалистами по машинному обучению и искусственному интеллекту и системными аналитиками. После окончания обучения лучшие выпускники смогут трудоустроиться в компании группы МТС.

В IT-Центра МАИ сообщили ComNews о том, что вуз принимает не только выпускников бакалавриата и специалитета своего вуза, но и других. Причем вне зависимости от срока давности окончания вуза. Входное условие для обучения по программам - это достаточный уровень теоретических знаний и прикладных навыков в ИТ. Для поступления нужно сдать вступительный экзамен.

На обе магистерские программы набирают по 10 человек на бюджетное отделение и по шесть человек - на платное. Стоимость обучения составит около 200 тыс. руб. в год. У абитуриентов также будет возможность взять образовательный кредит на льготных условиях. Обучение очное и продлится в течение двух лет. Набор на бюджетное отделение продлится до 9 августа, а на платное - до 21 августа.

"На протяжении двух лет магистры под руководством ведущих разработчиков, тимлидов и архитекторов компании будут строить Foris Business Framework - облачное решение для быстрого вывода новых продуктов на рынок, проектировать архитектуры высоконагруженных систем, разрабатывать веб-интерфейсы, строить NoSQL-хранилища и развивать новые продукты МТС", - рассказали в МТС.

Руководитель IT-Центра МАИ Мария Булакина объяснила необходимость в программах тем, что нагрузка на интернет-сервисы и объемы информации в интернете растут по экспоненте. "Этот рост еще больше вырастет по мере развития Интернета вещей. Запросы от пользователей – как бизнеса, так и обычных людей – уже сейчас опережают технологические возможности IT-компаний и IT-инфраструктуры. Соответственно, растет спрос на специалистов по проектированию высоконагруженных интернет-сервисов, и этот тренд сохранится еще достаточно долго. При этом задача проектирования высоконагруженных интернет-сервисов связана с решением вопросов оптимизации всех ресурсов. Сегодня человечество способно обработать около 5% информации в интернете и только 2% информации используется для принятия решений и в бизнесе. Поэтому и технологии Big Data сегодня востребованы во всем мире, а специалисты, владеющие этими технологиями – нужны практически каждому современному и конкурентоспособному бизнесу", - сказала она.

В свою очередь, сотрудники МТС будут участвовать в адаптации программ под реальные запросы бизнеса. В рамках курса планируется участие в организации и проведении мастер-классов.

Во время обучения студенты МАИ получат возможность пройти оплачиваемую стажировку в МТС. "По итогам стажировки магистры будут разбираться в SOA-архитектуре, протоколах SOAP и REST, системах класса BPM, овладеют программированием, в том числе на языках C#, SQL, HTLM, JS и многими другими актуальными и востребованными у работодателей навыками", - добавили представители оператора.

Отвечая на вопрос корреспондента ComNews о том, по каким критериям будет определяться успешность выпускника - потенциального кандидата при приеме на работу в МТС, в компании сказали следующее: "Мы всегда комплексно оцениваем кандидатов при приеме на работу. Нам важна не только ИТ-экспертиза претендентов, но и то, насколько человек может работать в команде, его мотивация, личностные качества".

В МТС признают, что в компании вопрос с ИТ-кадрами стоит остро. Объясняя сотрудничество с МАИ, в МТС сказали, что у вуза традиционно сильная школа подготовки ИТ-специалистов. Направления "Машинное обучение и управление большими данными" и "Проектирование высоконагруженных интернет-сервисов" нужны оператору для развития новых продуктов. "Выпускники будут задействованы в бизнес-процессах, связанных с созданием цифровых продуктов, аналитикой и управлением большими данными", - уточнили в пресс-службе.

"Сейчас МТС успешно формирует и закрепляет свои позиции в новой роли кросс-отраслевого провайдера цифровых решений и инновационных технологий: до конца 2018 г. мы планируем увеличить численность ИТ-специалистов на 40%, вверяя новым коллегам решение амбициозных задач на пике развития технологий. В дальнейшем, с ростом задач по новым передовым продуктам, эта цифра будет только расти. Рынок труда сегодня не способен удовлетворить потребность в специалистах с нужной квалификацией, поэтому мы будем готовить высококлассных профессионалов под текущие и будущие задачи бизнеса. Амбициозными и масштабными проектами мы их гарантированно обеспечим", - пообещала вице-президент МТС по персоналу Мария Голяндрина.

"Магистерские программы в области больших данных и высоконагруженных интернет-сервисов являются одними из наиболее перспективных с точки зрения создания условий для долгосрочного партнерства. На их базе, с привлечением преподавателей, мы планируем создавать совместные лаборатории и исследовательские группы, которые позволят решать актуальные бизнес-задачи наших коллег", - отмечает советник ректора МАИ, член общественно-делового совета при правительстве РФ Дмитрий Волошин.

Также МТС c 2017 г. сотрудничает с Московским политехническим университетом (МПУ), Дальневосточным федеральным университетом (ДВФУ), Университетом ИТМО по программам подготовки ИТ-специалистов.

Другие операторы также участвуют в образовательных программах по подготовке ИТ-специалистов.

ПАО "ВымпелКом" (бренд "Билайн") признает, что у компании есть потребность в выпускниках всех ИТ-направлений. Поэтому оператор в сотрудничестве с Министерством образования, науки и инновационной политики Новосибирской области и рядом региональных вузов запустили "Лабораторию Big Data" - проектно-ориентированную программу магистратуры "Методы и инструменты обработки больших данных". "Программа магистратуры ориентирована на подготовку специалистов в области программирования и анализа данных, способных как разрабатывать новые алгоритмы, так и реализовывать их с помощью самых современных технологий", - рассказали в пресс-службе оператора.

При обучении по программе "Методы и инструменты обработки больших данных" большое внимание уделено практическому применению полученных теоретических знаний, научно-исследовательской работе, в процессе которой решаются реальные научно-технологические задачи, возникающие при обработке больших потоков данных.

Программа "ВымпелКома" существует с осени 2017 г. и ориентирована на три семестра. Сюда отбирают 20 магистрантов. Уже сейчас лучшие выпускники приняты на стажировку. По итогам прохождения стажировки они смогут трудоустроиться в штат "ВымпелКома". В планах - запуск аналогичной программы в Москве.

В офисе ПАО "МегаФон" 30 июня открылась летняя школа для студентов ведущих вузов Москвы. "Обучение представляет собой 21-дневный интенсив: мы учим студентов анализировать данные, стратегически мыслить, решать реальные кейсы", - пояснили в пресс-службе оператора. Эксперты из департамента стратегии выступают спикерами, менторами. Всего будет три потока и более 200 студентов.

У "МегаФона" есть потребность в специалистах, разбирающихся в направлениях Big Data, UX/UI-дизайн, IоT, VAS-услуги. "Для нас важно, чтобы молодые специалисты развивались в подобных направлениях. Наша цифровая стратегия бизнеса предполагает создание и предложение клиентам лучших полезных, удобных услуг и сервисов", - добавили в пресс-службе оператора.

В "МегаФоне" поделились информацией, что Mail.ru Group совместно с МГТУ им. М.Э. Баумана организует бесплатные учебные программы по подготовке квалифицированных веб-разработчиков и системных архитекторов. Зачисление на программу происходит два раза в год: в начале каждого семестра - в сентябре и феврале.

У ООО "Т2 Мобайл" (Tele2) есть оплачиваемая стажировка Tele2 Praktik для студентов предпоследних курсов и выпускников. Программа Tele2 Praktik длится с июля по август включительно, и в случае ее успешного завершения стажеры имеют возможность остаться в компании на пролонгированную программу стажировки, которая предполагает частичную занятость в течение учебного года. "За это время - с 2010 г. - в программе приняли участие около 360 выпускников вузов из разных городов России. Более 80% стажеров остаются в компании и продолжают строить карьеру в Tele2", - уточнила руководитель департамента стратегических коммуникаций Tele2 Ольга Галушина.

В программу стажировки Tele2, в частности, включено направление Big Data. "Стажировка в Tele2 также предусматривает специальную программу обучения, включающую очные тренинги и онлайн-курсы", - говорит Ольга Галушина.

Председатель совета директоров Консорциума 3i Technologies Алексей Любимов отмечает, что спрос на программистов и всевозможных ИТ-специалистов растет очень быстро. И на этом рынке даже в России, где нет недостатка в технических вузах, наблюдается дефицит кадров. "Сейчас востребованы практически любые специалисты в области ИТ: нужны и умельцы писать на JavaScript, и знатоки нейросетей. Причем спрос на специалистов по машинному обучению последние годы очень высок, и, видимо, эта тенденция пока сохранится, - прогнозирует Алексей Любимов. - К сожалению, молодым программистам зачастую не хватает практического опыта, поэтому их приходится доучивать на прикладных задачах уже непосредственно на месте".

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 6 июля 2018 > № 2664995


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 6 июля 2018 > № 2663466 Дмитрий Медведев, Валентина Матвиенко

О плане основных мероприятий в рамках Десятилетия детства.

Совещание.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня встречаемся в особом формате, с участием наших коллег из Совета Федерации, Государственной Думы и, конечно, представителей Правительства, для того чтобы обсудить, что надо сделать в рамках так называемого Десятилетия детства. Специально об этом говорю, потому что сам по себе проект стал продолжением Национальной стратегии действий в интересах детей. Такое решение было принято Президентом по инициативе Валентины Ивановны (В.И.Матвиенко).

Мы уделяли и будем уделять нашим детям самое пристальное внимание, стремиться к тому, чтобы ребёнок был здоровым и счастливым (это общие вещи, но они абсолютно правильные), чтобы молодой человек мог научиться думать, самостоятельно принимать решения, добиваться успехов. Десятилетие детства даёт возможность сконцентрироваться на решении именно этих вопросов, сделать такую работу (которая и так должна вестись на всех уровнях, и раньше она велась) более системной для всех уровней власти – в этом я вижу основной смысл и Десятилетия детства как проекта, и тех мер, которые мы реализуем.

Ряд мер реализуется с начала этого года. Приняты федеральные законы о выплатах семьям при рождении первого и второго ребёнка. Мы продлили срок действия материнского капитала до конца 2021 года, расширили возможности его использования. Строго говоря, этот процесс не прекращался, мы постоянно расширяли границы и возможности использования материнского капитала, и сейчас этот процесс идёт. Начали программу субсидирования ипотечных кредитов для семей с детьми.

Правительство разработало план мероприятий в рамках Десятилетия детства до 2020 года, то есть на ближайшие три года. Он охватывает все вопросы, которые, по мнению Правительства, являются наиболее важными. Что хотел бы прежде всего с вами обсудить – насколько этот план является достаточным, действительно ли туда попали (хотя мы консультировались со всеми присутствующими) все вопросы, которые там должны быть. План содержит в общей сложности 131 мероприятие, структурирован по 15 разделам: повышение благосостояния детей и семей с детьми, современная инфраструктура детства, обеспечение безопасности детей, всестороннее образование, культурное развитие детей, развитие физкультуры и спорта и целый ряд других направлений. Предполагается, что новый план будет приниматься на каждые три бюджетных года. Конечно, надо будет анализировать, что уже сделано, корректировать дальнейшие шаги, если это требуется, причём ориентируясь не только по показателям и финансам, но и по некоторым другим, самым важным моментам отношения семей к этим всем мероприятиям и решениям и так далее.

У каждого региона должны появиться собственные планы, которые должны быть увязаны с федеральным. Такое поручение главам регионов я дам, хотя я знаю, что некоторые регионы уже начали готовить такие документы, надо просто проследить, чтобы они находились в створе, что называется, тех решений, которые попали в федеральный план.

Теперь несколько подробнее о направлениях, в которых предлагается работать.

Первое направление – это поддержка семей с детьми. Для родителей появление ребёнка – это, конечно, не только большая радость, но и безусловная ответственность, в том числе и финансовая ответственность. Сотни тысяч семей с детьми получают от государства расширенный пакет материальных гарантий. До 2020 года мы усовершенствуем механизмы этой поддержки, разработаем новые, в том числе на основе так называемого социального контракта. Расширим использование программы материнского капитала.

Один из главных вопросов, который волнует практически большинство семей, – это жильё. Эту проблему мы будем стараться помогать решить, прежде всего многодетным семьям, чтобы они могли приобрести в ипотеку новую квартиру или дом по пониженной на настоящий момент ставке – 6%. Сегодня такой кредит доступен семьям, где рождается второй или третий ребёнок. Мы готовим поправки в законодательство, после которых воспользоваться льготной ипотекой смогут также семьи при рождении четвёртого и последующего детей. На эту тему был, напомню, разговор во время Прямой линии с Президентом.

Будем сокращать очередь на получение земельных участков, которые выдаются после рождения третьего ребёнка. Это сложная тема, я когда-то принимал это решение. Надо признать, что оно выполнятся по-разному – где-то нормально, где-то с большими осложнениями. Это зависит от самого субъекта Федерации, от его реальных возможностей, в том числе в области земель, инфраструктуры и так далее. Для детей из многодетных семей предусмотрим дополнительные льготы, в частности бесплатные занятия в спортивных секциях, кружках, курсах.

Второе направление касается здоровья и безопасности детей, это абсолютный приоритет. Здесь ещё многое предстоит сделать. Надо совершенствовать систему профилактики, медицинской помощи. Целый ряд сопряжённых вопросов также должен решаться, включая вопросы питания, здорового и активного образа жизни, спортивного воспитания, – всё в этом направлении.

Третье – по важности его можно назвать и первым – это образование. Речь не только о том, чтобы обеспечить детей местами в детских садах и школах. Здесь у нас определённые успехи есть, за последние годы мы сильно добавили в этом направлении. Практически решили проблему очередей в детские сады для детей от трёх до семи лет, чего никогда не было, за последние годы создали более 1 млн дополнительных мест. Постепенно возвращаем и ясельные группы, этой проблемой сейчас активно занимаются регионы. Чтобы в детских садах появились места для детей до трёх лет, мы заложили в бюджете в общей сложности 49 млрд рублей на ближайшие два года. Посмотрим, как будут идти эти процессы.

Начали программу строительства новых современных школ по всей стране. Эта программа длительная, первые объекты уже построены, введены в эксплуатацию. К 2025 году у нас должно появиться более 6,5 млн дополнительных учебных мест.

Здесь, конечно, надо дать детям возможность изучать что-то помимо школьной программы, развивать свои способности. Важно, чтобы дети получали практическое и разностороннее образование – пробовали себя в разных областях, погружались в профессию, были вовлечены в культурную жизнь, знакомились с произведениями искусства, литературы, смотрели качественные фильмы, участвовали в различных фестивалях. И конечно, очень важно обеспечить нормальный отдых, чтобы было интересно проводить каникулы, путешествовать по нашей стране и не только.

Семья – это особая ценность, но, к сожалению, не все дети растут с родителями. Есть дети, которые находятся, как принято говорить, в трудной жизненной ситуации, дети с инвалидностью. Государство, естественно, продолжит о них заботиться. Будет продолжена программа помощи устройства в семьи, создания условий для так называемого инклюзивного образования. Здесь мало ограничиться только материальной помощью, нужна моральная поддержка, это во многом зависит от профессионализма социальных работников, психологов. Такие специалисты сейчас очень востребованы во всех организациях детского образования. Надо обратить внимание на развитие и психологических служб, и целого ряда других направлений.

Я лишь некоторые темы обозначил. Нам предстоит определиться и с рядом организационных моментов. Мы создадим координационный совет, видимо, тоже при Правительстве, который будет отвечать за проведение Десятилетия детства. Министерство труда подготовило проект соответствующего акта Правительства, который мы рассмотрим на одном из ближайших заседаний Правительства. Затем я дам поручение подготовить предложения по составу такого координационного органа.

Я просил бы Валентину Ивановну Матвиенко продолжить.

В.Матвиенко : Спасибо, что сегодня в таком формате Председатель Правительства практически осуществляет запуск нового, очень важного национального проекта.

Стратегические задачи и цели по прорывному развитию страны, которые были поставлены в майском указе Президента, в конечном счёте нацелены на главное – повышение качества, уровня жизни наших граждан, рост благополучия семей. Президентом поставлена задача, как известно, до 1 октября сформировать все национальные проекты во исполнение указа. И подписанный Вами план мероприятий на три года в рамках Десятилетия детства можно считать, по сути, первым уже сформированным, утверждённым, отработанным – первым и, может быть, самым главным национальным проектом. Как в семье, так и в государстве главная забота, конечно, должна быть о детях.

Ценность таких документов, таких проектов в том, что они рассчитаны на длинный горизонт планирования, их ценность – в системном, программном подходе, выделении чётких приоритетов.

На мой взгляд, план получился добротным. Хочу поблагодарить министров, членов Правительства, Аппарат Правительства – тех, кто его готовил. Была проделана большая работа. Она проводилась не в кабинетах. План мероприятий обсуждался и в электронных средствах массовой информации, на сайте, и широким кругом общественных организаций, неправительственных организаций, специалистов. Не бывает идеальных документов, но, на мой взгляд, он соответствует задачам, которые поставлены.

Конечно, мы исходим из того, что это будет не некий закостенелый документ. Жизнь богаче. В него будут вноситься изменения, дополнения, он будет актуализироваться. И важно, что вместе с проектом бюджета на следующую трёхлетку будет актуализироваться этот план мероприятий, будет увязываться с финансовыми возможностями. Важно, что план носит межведомственный характер, поэтому я поддерживаю Ваше предложение, Дмитрий Анатольевич, о котором Вы сказали. Нужен чёткий организационный механизм в форме координационного совета, который будет координировать всю эту работу не только на федеральном уровне, но и с субъектами Федерации, регионами, что очень важно. Мне кажется, что этот совет можно было бы поручить возглавить Татьяне Алексеевне Голиковой, человеку с большим опытом, который сумеет организовать эту сложную, важную, нужную работу.

Вы отметили, что многие субъекты Федерации уже приняли свои планы, но ещё далеко не все. Мы бы просили Вас, Дмитрий Анатольевич, направить каждому губернатору письмо от Вашего имени, обозначив важность и значимость этого национального проекта, с поручениями принять региональные планы в увязке с планом мероприятий, утверждённым Правительством. Чтобы у нас была единая выстроенная политика в этой части. Безусловно, будет важно привлечь к этой работе широкий круг общественных организаций и институтов гражданского общества, родительскую общественность, педагогов, экспертов, специалистов – всех неравнодушных людей, чтобы все на эти 10 лет «заболели» детством. Оно должно стать для страны, для государства, для общества важнейшим приоритетом.

В рамках координационного совета я бы попросила разработать чёткую систему показателей контроля реализации плана. У нас научились красиво отчитываться, а если поглубже копнуть, то отчёты часто либо не соответствуют действительности, либо поверхностные. Поэтому, если будут чёткие критерии, оценивающие результаты реализации Десятилетия детства, – и для регионов, и в целом, то это будет дисциплинировать, на мой взгляд, всех участников этого процесса.

Наряду с государственным контролем должен осуществляться и общественный контроль. Предполагается, что это будет делаться в рамках совета при Президенте, который будет называться Советом при Президенте в интересах семьи и детей. Туда мы постараемся в основном включать общественных представителей, чтобы они предметно контролировали, как будет реализовываться этот план.

Очень важно выстроить систему информационного сопровождения реализации Десятилетия детства. Причём такую систему, чтобы эта тема была постоянно на слуху, чтобы это не были некие разовые акции. Может быть, подумать о создании специальных программ, специальных рубрик, освещающих эту тему в более широком контексте: семья, детство, роль и влияние власти, государства, общества. Естественно, мы рассчитываем, что будет расширен объём детских передач, фильмов, издание отечественных детских книг. Вы также об этом говорили.

Объективности ради надо сказать, что в последние годы очень много уделялось внимания проблемам семьи, детства и очень многого удалось добиться. Начат очень правильный, на мой взгляд, программный подход. Берётся проблема, сосредотачиваются ресурсы, и она решается. Так была решена проблема (ещё достраиваются, тем не менее в целом) перинатальных центров. Мы видим, какой это дало эффект и результат в плане снижения младенческой смертности. У нас 5,5 промилле – это один из лучших результатов за всю историю, это соответствует европейским показателям.

Программа детских садов, обеспечения детей с трёх до семи лет местами в детских садах – эффект от этой программы огромный, и не только социальный, но и экономический, потому что мы дали возможность родителям продолжать работу, свою экономическую деятельность. Программа материнского капитала очень серьёзно повлияла на демографическую ситуацию. Конечно, стратегия в интересах детей, которая шесть лет реализовывалась в России, собрала всех вместе в одну команду. В рамках стратегии тоже очень многое удалось сделать. Но то, что у нас в два раза уменьшилось количество детей-сирот в детских домах, – это показатель, который очень радует. На 27% снизилось количество родителей, лишённых родительских прав. То есть идёт моральное оздоровление общества в этой сфере. Действительно есть чем гордиться.

Хотелось бы помечтать. Пётр I говорил, что мечты сбываются, и «Газпром» взял этот лозунг. Хотелось бы, чтобы у нас всех мечты сбывались в рамках Десятилетия детства. Что я имею в виду? Вы уже перечислили основные важные направления. Мне бы хотелось, чтобы по каждому этому направлению был результат, чтобы за эти 10 лет мы привели в порядок инфраструктуру детства, основную инфраструктуру детства. Если взять детское здравоохранение, демографический пакет, который озвучил Владимир Владимирович (Путин), всё это, безусловно, имеет большое значение. Поликлиники – поставлена задача привести детские поликлиники в порядок. Но не только поликлиники. В рамках партийного проекта «Единой России» Совет Федерации вместе с Министерством здравоохранения и субъектами Федерации сделали тщательнейший анализ состояния детских больниц. Не буду перечислять, но есть детские больницы, где нет отопления, которые не ремонтировались по 50–60 лет, которые являются отделениями многопрофильных больниц и так далее. На самом деле это не космические средства. Мы даже примерно представляем размер этих средств, естественно, с участием регионов. Если бы Вы по итогам сегодняшнего заседания дали поручение Татьяне Алексеевне Голиковой, Министерству финансов и Министерству здравоохранения сформировать программу приведения в порядок детских больниц, это было бы решение крупной, серьёзной задачи. За 10 лет это вполне посильная задача – где-то надо ремонт сделать, где-то оборудование заменить, где-то построить новую больницу, потому что она вышла из строя.

Если спросить родителей, что для них главное в жизни, что для них есть счастье, ответ у всех будет один: чтобы ребёнок был здоров, чтобы они имели возможность следить за его здоровьем, чтобы ребёнок получал хорошее, качественное образование, чтобы ребёнок имел условия для развития. Приоритеты этого плана на это и рассчитаны.

По здравоохранению. Кроме системной программы по приведению в порядок больниц надо посмотреть (очень чувствительно общество на это реагирует): почему мы всё время говорим о необходимости медицинских операций в Европе? У нас потрясающие хирурги, у нас замечательное оборудование есть. Мы можем это делать. Давайте в детском здравоохранении сделаем так, чтобы можно было делать операции детям, выхаживать их в России, а не где-то. Давайте посмотрим, что у нас с лекарственным обеспечением детей. Мы благодарны, Дмитрий Анатольевич, Вам за поддержку, первому вице-премьеру Силуанову – уже пошло движение в правильном направлении по переводу закупки лекарств по орфанным заболеваниям на федеральный уровень. Силуанов пообещал, что первые пять новых нозологий к семи существующим будут включены в федеральный бюджет. И в первую очередь это касается детей. Обеспечение детей, больных орфанными заболеваниями, – задача номер один. Надеюсь, что с 2019 года мы закроем эту проблему, и не надо будет собирать по миру деньги, чтобы обеспечить ребёнка лекарством. Хотя я ничего плохого не вижу в том, что благотворительные организации, граждане занимаются благотворительностью. Но всё-таки закрывать эту проблему должно государство.

Ещё один вопрос в этой сфере. Координационный совет по нацстратегии выступил с этим, Президент поддержал, Вы поддержали и дали поручение – о возрождении Евпатории как всероссийской детской здравницы. Мы знаем, что в Советском Союзе именно там была всероссийская детская здравница. Там сохранилась хорошая база, медицинские школы, коллективы. Надо просто организовать программу, довести это всё до соответствующего уровня.

Что касается образования, Вы о главном сказали: надо продолжать строительство школ, чтобы уйти от второй смены, потому что это не только детям неудобно, но и работающим родителям. Чтобы во вторую смену можно было использовать базу школы для развития детей – для кружков, внеклассной работы, спорта. И конечно, новые школы должны обязательно строиться с бассейнами, со всей инфраструктурой, чтобы это уже были школы будущего.

Может быть, на таком высоком собрании неудобно об этом говорить, но я считаю, что нужно: у нас более 2,5 тыс. школ, не имеющих тёплых туалетов. Дмитрий Анатольевич, это катастрофа. И девочки и мальчики потом страдают бесплодием. Эта проблема вообще не стоит выеденного яйца. Мы в Совете Федерации ею сейчас предметно занялись, работаем с каждым регионом. Надеемся, что до конца года разрешим её. Это не стоит больших денег, это вопрос внимания.

Д.Медведев: Валентина Ивановна, я считаю, если говорить о таких проблемах, нам тоже нужно правильно делить ответственность. Это задача регионов. Тут даже нечего обсуждать. Надо просто сказать номера школ и поставить эту задачу перед субъектами Федерации. Если не решат, пусть тогда сами выходят там и строят всё.

В.Матвиенко: Дмитрий Анатольевич, Вы абсолютно правы. Мы сейчас насели на субъекты Федерации, у нас есть поадресно эта тема. И таких узких мест, кому-то кажущихся незначимыми, не требующих больших денег… Это вопрос внимания. Мне кажется, что программа «Десятилетие детства», план мероприятий как раз и будет обращать внимание регионов, всех, кто должен за это отвечать, – и на развитие спорта, и на решение таких проблем. И Минпросвещения, конечно, должно обязать соответствующих министров образования регионов решить эту задачу и проконтролировать её исполнение.

Дмитрий Анатольевич, я хочу сказать спасибо Президенту за то, что он поддержал эту инициативу по Десятилетию детства, издал соответствующий указ. Спасибо Вам, что Вы так к этому трепетно относитесь, неравнодушно. Почему я считаю, что это общенациональный проект? Потому что это проект, который затрагивает каждую семью. Нет ни одной семьи, которая может остаться равнодушной к этой теме. И мы как органы законодательной власти самым активным образом будем участвовать в этой работе, и если мы вместе займёмся, то будут хорошие результаты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 6 июля 2018 > № 2663466 Дмитрий Медведев, Валентина Матвиенко


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июля 2018 > № 2664913 Лев Матвеев

За стеклом. Как защититься от утечки данных при увольнении ключевого сотрудника

Лев Матвеев

Председатель совета директоров «СерчИнформ»

Контролировать работника после разрыва трудовых отношений компания практически не может, поэтому единственный эффективный способ защититься — позаботиться заранее

Есть работники, увольнение которых особенно болезненно для бизнеса, — это ключевые сотрудники, руководители направлений или топ-менеджмент. Но просто увольнение — полбеды, хуже, когда такие люди уносят ценную информацию или начинают использовать опыт против вас.

Поучительная история для затравки

Джентльменские соглашения, как и золотые парашюты, сегодня не работают — это я проверил на себе. Больше года назад из команды ушел топ-менеджер. Он не справился с должностью технического директора — и сначала вернулся к работе с клиентами. Конечно, расстроился и скоро заявил об уходе. Прощаясь, жал руку и говорил о преданности. Я поблагодарил человека за 6 лет работы, выплатил «золотой парашют» в несколько годовых зарплат, а через несколько недель узнал, что тот устроился к конкуренту.

Устному соглашению не конкурировать пришел конец, и началась игра против: в течение года мы наблюдали, как экс-менеджер использует знание наших внутренних процессов, чтобы продвигаться на новом месте. Он обращался к клиентам с конкурентными предложениями и использовал связи, приобретенные в нашей компании. Но дальше — больше: когда его новый работодатель не смог решить техническую проблему в собственном продукте, бывший директор обратился к нашему программисту. Предложили задачу по разработке и вознаграждение, даже составили договор. Не узнай мы об этом — могли бы своими руками помочь конкуренту.

Я уверен, что подобные истории есть у каждого бизнеса. И, увы, ни договоренности, ни деньги, ни даже закон не могут застраховать от них. Остается только работа на упреждение.

Подготовка: программа-минимум

Для начала придется ввести правила и задокументировать их. У вас есть технические средства и информационные ресурсы — должен быть и режим их использования. Пусть трудовые договоры, должностные инструкции и правила внутреннего распорядка фиксируют, что сотрудники могут использовать информацию компании строго для выполнения должностных обязанностей. Отдельно придется прописать и условие о неразглашении тайны: служебной, коммерческой или той, что продиктует специфика бизнеса.

Следующий шаг — назначить права доступа и не пускать к чувствительным данным тех, кого не следует. Вы же не оставляете дверь нараспашку, когда уходите из дома? То же самое в компании. Проведите аудит, классифицируйте всю корпоративную информацию и назначьте права доступа. Пусть каждый сотрудник свободно обращается только к тем данным, которые нужны ему по работе.

И наконец, внедрите систему контроля, которая сообщит, если правила будут нарушены. Рынок предлагает бизнесу множество систем предотвращения утечек конфиденциальной информации — DLP, SIEM и др. Одни программы просто блокируют отправку секретов фирмы неположенным адресатам. Другие могут больше: понять, что поведение сотрудника подозрительно, провести расследование, выяснить причину и устранить угрозу. Проще говоря, первые заблокируют отправку, когда менеджер попытается слить базу клиентов. А вторые заранее сообщат, что конкурент начал хантить вашего сотрудника и предлагает ему более выгодные условия в обмен на информацию.

Я ухожу: оперативные действия

По шаблонной процедуре можно увольнять только линейных специалистов, которые не владели секретами, не являлись критичными для организации и не могут нанести вреда компании после ухода. Здесь все относительно просто: подписали бумаги, лишили доступов, пожелали всего хорошего — и вернулись к работе. Но в случаях с ключевыми сотрудниками универсального скрипта быть не может. Хотя, как только становится ясно, что человек уйдет, у компании появляется две цели: просчитать риски и свести негатив работника к минимуму.

План действий зависит от того, почему специалист уходит. Кто инициатор увольнения: вы или он? Если вы, то, скорее всего, сотрудник будет обижен, лучше перестраховаться и сразу закрыть доступы к критичной информации. Если инициатива за работником — важен контекст. Часто расставания проходят гладко, человек просто уходит на другую должность, переезжает по семейным обстоятельствам или меняет сферу деятельности. Понимая подобные мотивы, обстоятельства и контекст, сотруднику никто не обрубает доступы и не пугает карами небесными в случае утечки. Наоборот, стоит поблагодарить за работу, даже можно предложить вернуться, если что-то на новом месте не устроит. Но если сотрудник уходит с негативом, после ИБ-инцидентов или с балластом из служебных проступков, ситуация требует более жестких меры. В каждом случае будет оптимальным индивидуальный подход, но чаще всего базовые действия выглядят так:

Поставить человека на особый контроль

Потому что люди могут навредить не только воровством. Например, настроить коллег против руководства, испортить репутацию компании в СМИ или подделать документы. Один из клиентов делился историей, когда обиженный главный бухгалтер, уходя, удалил с файлового сервера около 10 000 документов. Не узнай компания об этом, история могла бы завершиться банкротством. Но действия пресекли, файлы восстановили и предупредили нового работодателя.

Закрыть доступ к критичной информации

Потому что люди ее уносят. Они считают, что имеют право, поскольку внесли непосильный вклад. Или видят в данных пропуск на новое место работы.

Сообщить о контроле и напомнить права и обязанности

Если верить исследованиям KPMG, в 71% случаев мошенничеству в российских компаниях способствует слабость внутреннего контроля. То есть люди нарушают правила, просто потому что могут сделать это безнаказанно. Если не уверены в человеке, сообщите ему о контроле и напомните об ответственности за нарушение правил. Формулировки типа «7 лет заключения и штраф до 1,5 млн рублей» сдерживают от необдуманных поступков.

После ухода сотрудника контролировать атмосферу в коллективе

Множество наших клиентов сталкивались с ситуацией, когда бывший сотрудник продолжал общение с коллегами и умело выманивал информацию о текущих делах компании. Коллективу необходимо периодически напоминать, что дружба дружбой, а корпоративные секреты нужно беречь.

Человеческий фактор

Сегодня многое сделано для борьбы с утечками информации и недобросовестной конкуренцией: создается и внедряется специализированное ПО, разрабатываются политики безопасности, принимаются законы, защищающие данные компании и клиентов. Все это в разы снижает риски потери данных. Почему же информацию все еще воруют, а корпоративные мошенники все еще существуют?

Потому что самый нестабильный фактор в этом уравнении — всегда человек, которого сложно оцифровать или спрогнозировать. Хотя попытки профилирования сотрудников и предугадывания их поведения предпринимает все больше компаний. Но топ-менеджер, даже если закрыть ему доступы, может унести стратегические планы или разработки компании «в голове». И единственный способ избежать перекупки его конкурентами — соглашение о неконкуренции. Только, увы, в российском праве, в отличие от английского, такой практики еще нет.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июля 2018 > № 2664913 Лев Матвеев


Казахстан. Швейцария > Образование, наука. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 4 июля 2018 > № 2665737

10 стартапов Казахстана будут бороться за возможность выиграть до $1 млн

5 июля в Астана Хаб 10 самых многообещающих стартапов Казахстана будут бороться за возможность представлять страну на саммите Seedstars Summit в Швейцарии и выиграть до 1 млн долларов США инвестиций и других призов.

Seedstars World, самое известное соревнование стартапов на посевной стадии на развивающихся рынках, объявили компании-финалистов, которые будут презентовать свои проекты 5 июля в Astana Hub, соревнуясь за звание лучшего стартапа страны и возможность представить Казахстан на международной арене - глобальном технологическом саммите Seedstars Summit, который пройдет 1-6 апреля в Лозанне, Швейцария.

В прошлом году на глобальном раунде соревнования Казахстан представляла компания Clockster, с их инновационным решением для HR-рынка - облачной системой мониторинга времени работы и посещаемости сотрудников с использованием биометрических технологий. «Эта поездка просто перевернула наше сознание и была отличным толчком на пути к успеху», - говорит Ержан Рыскалиев, генеральный директор и основатель Clockster.

5 июля в соревновании примут участие следующие стартапы:

- AIR - advance in robotics: мобильное приложение, помогающее изучать программирование робототехники;

- asistent.kz: электронный сервис для МСБ, который подсчитывает налоги, создает отчетные документы и может заменить бухгалтера;

- KazMotors Group: маркетплейс для продажи автозапчастей;

- LinguaHub: платформа для онлайн-курсов и самообучения, в сочетании с CRM для школ;

- Smart Zapravka: мобильное приложение, позволяющее оплачивать за бензин онлайн и делать предзаказы в кафе автомобильных заправочных станций;

- SPEAKUS: облачная платформа для предоставления синхронного перевода во время международных конференций и других мероприятий;

- WebTotem: SaaS сервис для защиты вебсайтов от взлома, вирусов и скрытого майнинга криптовалюты;

- Egistic: информационная и аналитическая платформа для мониторинга состояния полей с посевами и точного фермерства;

- Zumcare: мобильное приложение для записи к доктору, консультаций и других медицинских сервисов;

- Podpishi Online: сервис для подписания документов компаниями на расстоянии и онлайн.

В программе мероприятия 5 июля также пройдет панельная дискуссия на тему “Как ускорить развитие технологической экосистемы и инноваций в Центральной Азии”, в которой примут участие:

- Майкл Вебер, со-основатель швейцарской группы компаний Seedstars

- Павел Коктышев, заместитель председателя правления Zerde

- Зауре Розмат, СЕО The Steppe

- Игорь Овчаренко, консультант по развитию стартап-экосистем на развивающихся рынках.

На открытие с приветственной речью выступят представители Министерства образования и науки Республики Казахстан и Zerde.

Seedstars World организовывает мероприятие 5 июля в тесном сотрудничестве с первым в Центральной Азии международным IT- и стартап-хабом - Astana Hub, Национальным инфокоммуникационным холдингом Zerde и Бизнес-инкубатором MOST.

Стартапы будут презентовать свои проекты перед панелью жюри, куда войдут: Алим Хамитов, директор Бизнес-инкубатора MOST, Ануар Сейфуллин, генеральный директор фонда ABC - I2BF Seed fund, Тимур Баиров, член Наблюдательного совета Astana hub, Улан Каирбеков, CEO в Naimi.kz и Агахусейн Ахмадов, региональный менеджер ЦВЕ и Центральной Азии в Seedstars.

Соревнования также поддержали призовые партнеры Astana International Financial Centre (AIFC), Amir Watches, Geneva Business School, International Business School и медиапартнеры Z Journal, the Steppe, Profit.kz, Kursiv.kz.

Участие в питчинг-мероприятии Seedstars Astana 5 июля в Astana Hub бесплатное, регистрация обязательна по ссылке: https://seedsta.rs/astana18_invite.

Казахстан. Швейцария > Образование, наука. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 4 июля 2018 > № 2665737


Иран. Сирия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 4 июля 2018 > № 2665703

Иран готов построить научно-технические парки в разных регионах Сирии

Министр науки, исследований и технологий Ирана Мансур Голями выразил готовность строить научно-технические парки в разных регионах Сирии.

Он заявил об этом во вторник на встрече с сирийским министром высшего образования Атефом Надафом в Тегеране, сообщает Iran Daily.

Он подчеркнул, что создание научно-технических парков в Сирии может значительно помочь этой стране повысить свои научные разработки.

Принимая во внимание давление и ущерб, нанесенные Сирии, Иран готов сотрудничать с этой страной, чтобы укрепить сирийские научно-исследовательские институты, добавил Голями.

Далее он рассказал, что Иран занимает первое место в регионе по поводу научных производств и в среднем 16 место в мире в этом отношении, на основе статистики различных международных организаций.

В Иране действует 43 научно-технических парка, рассказал иранский министр, добавив, что эти парки готовят основания для превращения научных исследований в создание продукции.

Главная цель врага в войне против Сирии - уничтожить историю, культуру и науку, сказал он, добавив: "Вот почему они уничтожали школы, университеты и культурные центры".

Он выразил надежду, что такие встречи приведут к расширению академических связей между двумя странами. Сирийский министр также пригласил своего иранского коллегу посетить Сирию и ее университеты.

Иран. Сирия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 4 июля 2018 > № 2665703


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > rossvyaz.ru, 4 июля 2018 > № 2665689

Роман Шередин принял участие в церемонии вручения дипломов с отличием выпускникам МТУСИ

3 июля 2018 года в Конгресс-центре подведомственного Россвязи Московского технического университета связи и информатики (МТУСИ) состоялось вручение дипломов с отличием бакалаврам и магистрам - выпускникам 2018 года.

В торжественной церемонии приняли участие заместитель руководителя Федерального агентства связи Роман Шередин, ректор МТУСИ Сергей Ерохин и заместитель руководителя Департамента информационных технологий города Москвы Александр Горбатько.

Роман Шередин обратился к выпускникам МТУСИ с приветственным словом: «Вы – будущая инженерная, научная, управленческая и деловая элита России в отрасли телекоммуникаций, информационных технологий, радиотехники. Вам выпала честь и обязанность через свою профессиональную деятельность, помноженную на высокую гражданскую и человеческую позицию, обеспечить экономическое и политическое процветание нашей Родины».

Ректор университета Сергей Ерохин поздравил присутствующих с отличными результатами в учебной деятельности и пожелал дальнейших профессиональных и личных успехов.

Выпускников также пришли поздравить помощник заместителя председателя Государственной думы Федерального собрания РФ П.О. Толстого Ирина Ставенская, директор направления департамента управления операциями ПАО «Ростелеком» Юрий Мельников, коммерческий директор ООО «Код безопасности» Федор Дбар, менеджер по работе с академическими партнерами «Лаборатории Касперского» Роман Сорокин.

Дипломы с отличием получили 119 выпускников МТУСИ, среди которых 43 бакалавра и 76 магистров университета.

Кроме того, коммерческий директор компании ООО «Код безопасности» Федор Дбар вручил три почетных приза выпускникам, чьи дипломы вышли победителями конкурса в области информационной безопасности.

От почетных гостей мероприятия в адрес отличников прозвучали напутственные слова. «Лаборатория творчества МТУСИ» подготовила творческие номера от студентов университета – постоянных участников московских и всероссийских конкурсов художественной самодеятельности.

Справочно

Московский технический университет связи и информатики (МТУСИ) - ведущий российский университет в области информационных технологий, телекоммуникаций, радиотехники и информационной безопасности.

В состав МТУСИ входят: Северо-Кавказский филиал (г. Ростов-на-Дону), Волго-Вятский филиал (г. Нижний Новгород), Московский колледж телекоммуникаций, Институт повышения квалификации, Учебно-научный полигон новой техники, научно-исследовательская часть, учебно-вычислительный центр, 9 факультетов и 38 кафедр, в том числе 13 базовых.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > rossvyaz.ru, 4 июля 2018 > № 2665689


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 4 июля 2018 > № 2663464 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с ректорами высших учебных заведений.

Д.Медведев: «Россия – страна, где спрос на высшее образование один из самых высоких в мире: 9 из 10 родителей видят своих детей с вузовскими дипломами. В этом году мы увеличили план приёма на 9 тыс. мест. В общей сложности он превышает 514 тыс. мест».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы встречаемся регулярно, что не умаляет необходимости обсудить целый ряд вопросов. Сегодня здесь присутствуют руководители ряда ведущих государственных университетов, университетов разного профиля. Многие из вас – люди, которые давно работают в системе высшей школы, люди с мировым именем и авторитетом. Самое главное, что для вас небезразлично, каким образом высшая школа будет развиваться, – как, скажем прямо, и для нас это небезразлично.

Я знаю, что в конце апреля был XI съезд союза ректоров, в котором принимал участие Президент. Там обсуждалось много вопросов, значительная часть которых входит в компетенцию Правительства Российской Федерации. Давайте сегодня рассмотрим некоторые из этих вопросов и другие темы.

Первое, о чём хотелось бы сказать, у нас завершилось проведение основного периода единых государственных экзаменов. Период госэкзаменов прошёл в достаточно спокойной обстановке, без серьёзных осложнений. Хотя подготовка к ЕГЭ – это всегда очень напряжённый, ответственный период для выпускников, родителей. От результатов экзаменов зависит будущее молодых людей. Пользуясь возможностью, я хочу ещё раз поздравить всех, кто прошёл через это испытание, пожелать успешного поступления в высшие учебные заведения, в университеты.

Россия – страна, где спрос на высшее образование один из самых высоких в мире: 9 из 10 родителей видят своих детей с вузовскими дипломами. Напомню, что в прежнюю эпоху в нашей стране, я имею в виду Советский Союз, да и в других странах, эти представления были совсем иными. В одной из книг я наткнулся на описание того, что считалось успешной карьерой – причём не у нас, а в Соединённых Штатах Америки – для женщины в конце 1950-х годов: окончить курсы машинописи, хорошо владеть этой техникой и поступить на работу. Это считалось достаточным для того, чтобы создать основу для жизни, карьеры человека на длительное время: школа и курсы машинописи. Сейчас всё изменилось – изменилась наша страна, мир, наши ценности и представления о ценностях самого образования.

Приёмная кампания в разгаре. В этом году мы увеличили план приёма, напомню, на 9 тыс. мест. В общей сложности он превышает 514 тыс. мест. На ближайшие шесть лет задачи у нас весьма амбициозны, они обозначены в президентском указе №204 от 7 мая текущего года. Большинство из них не может быть эффективно решено без сильной высшей школы, то есть без новых специалистов, идей, разработок. Правительство сейчас разрабатывает национальные проекты в сфере образования и науки. В этих проектах будут сведены воедино и детализированы все наши планы, механизмы их выполнения, заложено финансирование, что исключительно важно. Эту тему курирует Татьяна Алексеевна Голикова. Также, как вам хорошо известно, у нас теперь есть отдельное министерство, которое возглавляет Михаил Михайлович Котюков. Я просил бы всех коллег-ректоров подключиться к этой работе. Я имею в виду работу по подготовке национальных проектов в сфере образования и науки.

Ряд задач, которые в указе поставлены, напрямую касается образования и научной сферы. Напомню, что наша страна должна обеспечить конкурентоспособность российского образования в мире. К 2024 году поставлены задачи по вхождению в пятёрку стран-лидеров по научным исследованиям. Задачи крайне непростые. Научные образовательные сообщества давно стали глобальными – студенты, учёные, преподаватели сами выбирают, где им работать, где воплощать в жизнь свои идеи. Не только люди конкурируют за места в университетах. Сами университеты конкурируют уже в этой борьбе за таланты. Мы можем не проиграть в ней, только повышая качество нашего высшего образования и, самое главное, его привлекательность для молодых специалистов, молодых учёных, улучшая академическую среду, доступность образовательной и научной инфраструктуры.

Здесь наша работа будет построена по нескольким направлениям. Напомню, что благодаря программе 5-100 мы закрепились в ряде глобальных рейтингов. Мы всегда говорим, что рейтинги не главное, но это всё-таки индикаторы, которые так или иначе отражают как минимум движение. Вопрос не в конкретном месте в этом рейтинге, потому что это всегда субъективные вещи. Мы понимаем, что целый ряд рейтингов отражает специфику отдельных групп государств. В англосаксонском мире это одно, в тихоокеанском регионе – другое. Тем не менее движение в рейтингах – это точно тренд, и на это нужно обращать внимание.

Что ещё хочу сказать? У нас есть по понятным причинам сильные и слабые стороны, сильные и слабые направления. Сильные, как всем известно, это математика, физика, область компьютерных знаний, машиностроение, отдельные гуманитарные направления типа лингвистики. Но мы пока довольно серьёзно отстаём в биотехнологиях, биомедицине, транспортных науках, телекоммуникациях, в специальностях, связанных с дизайном и архитектурой. Этому следует уделять сегодня большее внимание.

Мы активно формируем образовательные онлайн-платформы, расширяем сегмент бизнес-образования. Это тоже важное направление. Буквально неделю назад мы подробно об этом говорили на заседании попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета.

В-третьих, ведущие вузы страны с их потенциалом и историей успеха должны играть более активную роль в развитии образовательной и научной среды в регионах. Для этого у нас есть, например, проект создания в регионах университетских центров. Подобные инициативы нужно развивать.

Я обратил внимание, как во время встречи с союзом ректоров ректорское сообщество аплодировало, судя по стенограмме (написано: аплодисменты), когда Президент сказал, что нужно заниматься кампусами. Это действительно правда. В мире ничего другого не придумано. Да, это непросто, это требует земли, это подчас требует значительного финансирования, но представление об университетах просто как о зданиях, да ещё разбросанных по городу (нам это хорошо известно – и в Москве, и в Питере), – это представление XIX–XX веков, а не XXI века. Университет – это среда. А среда – это коммуникации, инфраструктура. Без кампусов, без университетских городков, университетских центров это сделать невозможно. Понятно, это появится не сразу и не везде, но для ведущих университетов это, безусловно, приоритетный путь развития.

В.Садовничий : Спасибо за Ваше внимание к системе высшего образования, мы это чувствуем. Я хотел выступить с позиции того, что система образования является стратегически важной для нашей страны. Наша страна огромная. У нас 600 университетов, Вы упомянули, они разные, есть проблемы. Задача нашего университета и тех, которые достигли определённого уровня, – помочь, чтобы в России все университеты были сильные. Если государство даёт диплом о высшем образовании, он должен быть качественным и отвечать уровню образования нашей страны. Нам есть что показать и чем гордиться. В связи с этим на съезде была выдвинута идея программы «Вернадский», это условное название. Речь идёт о том, чтобы в регионах создавать кластеры, цель работы которых состояла бы в том, чтобы молодые учёные, студенты, аспиранты ехали не в центр, а наоборот – было бы привлекательным поехать в регион, в Ханты-Мансийск, например, на Сахалин, на Камчатку. Чтобы создать там нужную научную школу, исходя из потребностей региона, его промышленности, экономики, ресурсов. А ведущие университеты могли бы в этом поучаствовать и сыграть ведущую роль.

Я вспомнил историю, был её свидетелем, когда в советское время, в 1959 году, начиная с 1957-го, страна создала несколько таких центров: в Новосибирске – Академгородок, туда поехали профессора Московского университета, Ленинградского университета. Ректор Александров там был, Лаврентьев, наш профессор. И то, что получилось, – чудо, наукоград в Новосибирске изменил научную карту России. Точно такие же центры были созданы на Дальнем Востоке, в Екатеринбурге, других городах. Наше предложение созвучно, но оно должно отвечать современности, чтобы пойти по этому пути.

Есть ещё одно хорошее обстоятельство – мы, Московский университет, выступили инициатором закона о научно-технологических долинах при университетах. На выходе ваши постановления о старте такой долины в МГУ, но они при каждом университете могут быть, и кое-где уже существуют и научные парки, и…

Д.Медведев: Я только, Виктор Антонович, не люблю слово «долина». Это же у нас не Silicon Valley, у них это в долине, а мы вроде назвали это центром.

В.Садовничий: Я назвал это долиной исторически… Так вот, передать в эти центры структуры, научные парки, которые есть. Эта программа, на мой взгляд, должна быть хорошей, она принята региональными университетами, мы общаемся. И конечно, при соответствующей поддержке – может, коллеги будут это моё предложение развивать, дополнять – это было бы хорошей программой поднятия уровня и распределения потенциала по всей стране.

Второе. Мы живём в цифровую эпоху, и какова роль университетов? Я полагаю, что роль университетов – развитие онлайн-образования, которое было бы качественным, приемлемым для всей страны, для регионов. Это образование должны давать профессора и университеты, которые обладают таким научным потенциалом. Мы, 12 университетов (здесь они в основном присутствуют), образовали консорциум. Эти 12 университетов уже читают около 300 курсов, которые слушают 2 миллиона человек. Это наша платформа «Открытое образование». Мы полагаем, что «Национальная платформа открытого образования» заслуживает внимания и уже хорошо заработала.

Есть ещё одно обстоятельство, которое говорит в пользу того, чтобы это развивать, так называемое междисциплинарное образование. Три года назад я в Московском университете наобум выдал: «Давайте, чтобы лектор мехмата читал математику для юристов, для биологов, для психологов, а студенты слушали не по направлению курс». Преподаватели все были против: это наш хлеб, кафедры!.. Я тогда сказал: «Давайте на сайте в интернете студенты запишутся. Если их будет больше 10 тысяч – откроем. Не будет – не будем». Записалось 20 тысяч. Сейчас на этих онлайн-курсах у нас 34 тысячи слушателей, на междисциплинарных курсах. И это очень востребовано людьми.

Но каково было моё удивление, когда несколько дней назад я нашёл постановление Совета Народных Комиссаров (1933 года). В этом постановлении сказано: «Открыть в Московском университете междисциплинарные курсы для повышения уровня образования в нашей стране». То есть это уж и не столь оригинально… Но то, что мы говорим об открытом образовании, это, безусловно, заслуживает поддержки, будут развиваться эти предложения. Я предлагаю их включить в наши решения.

Третье – математическое образование. Не потому, что я математик, я исхожу из международного опыта. Несколько лет назад Президент Соединённых Штатов создал комиссию во главе с Гленном (с тем, который летал в космос), и Гленн для этой комиссии написал доклад. Доклад называется «Пока ещё не слишком поздно». Американцы сделали такой доклад. Он обсуждён в Конгрессе и принят Президентом к исполнению. В чём суть этого доклада?

Суть в том, что Америка отстаёт в математическом образовании. И дальше были приняты меры поддержки учителей математики в школах, университетской математики и так далее. Мы предлагаем, конечно, не буквально повторяя это, но всё-таки поддержать что-то подобное. Может быть, мы съезды учителей-математиков будем проводить. И ещё важно, чтобы наши журналы (об этом будет говориться) в основном естественно-научного профиля, – были поддержаны.

Я ещё рос в то время, когда гонялись за нашими журналами, а зарубежные... Сейчас, увы, (и об этом будут говорить очень подробно коллеги) всё наоборот, причём для нас довольно плачевно.

И ещё такое предложение – это экспорт нашего образования. Мы – сильная страна. У нас за пять лет число иностранных студентов увеличилось в пять раз. Было 50 тысяч, сейчас 250 тысяч. В Московском университете 10 тысяч. Такого никогда не было, даже в советское время.

Союз ректоров провёл 50 форумов за 10 лет. 2 тысячи ректоров зарубежных стран участвовали в этих форумах. Мы авторитетны. Но для того, чтобы наращивать эти усилия, нужны кампусы. К нам едут, когда понимают, что у нас можно жить, учиться. Поэтому в этом смысле нужна какая-то программа общежитий. Я построил на 3 тыс. мест общежитие год назад, места в нём мгновенно расхвачены.

И в заключение – о поиске талантов. Дмитрий Анатольевич, очень важно, чтобы эти таланты мы находили и чтобы они равномерно были распределены, работали на страну. Как находить? С помощью олимпиад. У нас в этом году 2,5 миллиона участников олимпиад – с первого класса до выпускного. Союз ректоров проводит эти олимпиады. Конечно, все они будут поступать в вузы – выпускники. Есть разные точки зрения. Есть точка зрения, что надо в сильный вуз привлекать. Например, в Московский университет. Они там получат настоящее высшее образование. Я придерживаюсь немного другой точки зрения. Я считаю, что этот талант хорошо бы окунуть в среду, создавая её в том или ином регионе. Есть Дальневосточный университет. Мне ректоры говорят, что там есть проблемы. Поэтому поиск талантов нужно сопрячь с тем, что эти таланты должны всю Россию поднимать. В этом наш долг.

Совсем недавно в Сочи на Фестивале молодёжи и студентов в присутствии Владимира Владимировича (Путина) я предложил создать Международный союз молодых учёных. Это предложение было поддержано, и такой союз создан. Он начал работать, выбрал ряд приоритетов. Многие страны (около 60) включились в этот союз. Экология, цифровая экономика, искусственный интеллект – всё это очень волнует молодёжь не только нашей страны, но и всего мира. Союз молодых учёных – наш приоритет, и, конечно, он тоже требует поддержки, потому что это ещё и политический приоритет.

За всем этим стоит, о чём Вы сказали, формирование приоритетов в области науки и образования. И конечно, важно, чтобы мы были представлены в союзе с Академией наук. Я член её президиума и неоднократно говорил на заседаниях президиума, что мы порознь не сильны, мы сильны вместе и надо даже это настроение изжить, что мы, дескать, сами по себе. Мы вместе с академией, и всё, что мы говорим, мы предлагаем делать вместе с академией, интегрируясь в группы и центры.

Вопрос средств, денег мы сейчас не ставим, потому что знаем, что трудно стране. Но, конечно, всё, о чём сказано и будет сказано, требует определённой поддержки, и мы, сдавая свой «экзамен», рассчитываем на хорошую оценку, в том числе и финансовую.

Я.Кузьминов : Здесь собрались ректоры ведущих российских университетов, имеющих право на собственные стандарты. Собственно, это наиболее общее и формальное определение ведущих университетов, которое мы сейчас имеем.

Перед встречей мы с Татьяной Алексеевной обсуждали, что такое ведущие университеты. Собственно, это университеты, которые активно ведут исследования. Да, это глобальные университеты, которые участвуют в глобальном рынке высшего образования, кадров и так далее, но главное – это университеты, которые берут на себя ответственность, выходящую за рамки их узких задач: ответственность за развитие образования в России в целом (у всех собравшихся здесь есть амбиции), ответственность за международное продвижение России, ответственность за экономическое, технологическое и социальное развитие страны или регионов в секторах своей профессиональной ответственности.

Мы сегодня хотели бы рассказать о том, как мы видим эти зоны ответственности и как мы в них работаем. Виктор Антонович уже сказал, что определяющая черта сегодняшнего времени – это цифровая революция. Она создаёт возможность рывка, возможность догнать и перегнать сильных конкурентов, у которых больше денег, чем мы тратим в традиционных формах.

Фокус цифровой революции – это школы, конечно. Там нужны новые интерактивные цифровые учебники, обучающие симуляторы. Движки для них есть, и мы готовы участвовать в наполнении контента, в цифровом обновлении наших школ. И вузы должны помогать школам определять и вытаскивать таланты – это система олимпиад, которую Виктор Антонович возглавляет, это интеграция университета в профильных старших классах.

Сегодня 4 из 10 лучших школ Москвы – это лицеи в составе университетов и СУНЦ МГУ, но, кроме СУНЦ, им всего несколько лет – это некий показатель того, что может сделать такого рода обращение вузов в школу.

Высшее образование – это массовые онлайн-курсы, конечно, ведущих профессоров страны. Они должны заместить традиционные лекции. Мы в ведущих вузах это начали делать. «Вышка» включила по одному онлайн-курсу в год в каждую из 220 программ своего высшего образования. Кое-где просто ожесточённая война была у самых прогрессивных экономистов – они сопротивлялись до последнего, говорили, что они лучше, чем онлайн-курсы.

Д.Медведев: А Вы сами как считаете? Они лучше, чем онлайн-курсы?

Я.Кузьминов: Смотря какие онлайн-курсы. Наверняка можно найти онлайн-курс, который слабее Олега Замулина.

Д.Медведев: Безусловно.

Я.Кузьминов: Надо разбирать онлайн-курсы. Если нет у себя, давайте американский слушать, английский, наверняка можно найти у умного человека, которого у тебя нет на факультете.

Это электронные библиотеки, дающие доступ ко всем существующим научным результатам, ко всем открытым данным. Вот это создаёт возможность огромного, совершенно невиданного раньше выбора для студентов – курса, образовательного трека. Даже для научного руководителя. Но одновременно это возможность разгрузить преподавателя от рутинных задач, от повторения в лекциях того, что, в общем, уже написано, уже сделано.

Теперь есть возможность перенести фокус работы всех университетов на исследования и проектную работу. И быстрое освоение цифровых инструментов, на наш взгляд, должно быть общенациональной программой, задачей для всей высшей школы. Надо снять существующие препятствия для зачёта онлайн-курсов в качестве равноправных элементов образовательной программы, даже желательных элементов.

Мы с Рособрнадзором обсуждали это дело, мне кажется, можно решение какое-то предлагать.

Предлагаем также включить в национальный проект закупку государством для всех вузов России доступа к основным мировым базам электронных библиотек – от научных статей до юридических баз, баз материалов, а для инженеров это компонентные базы, как вы знаете.

И критерием оценки вуза должно стать, насколько он обеспечивает бесплатный доступ своих студентов к нацплатформе открытых курсов, к глобальным электронным библиотекам, курсеровским курсам, где Россия тоже активно представлена.

У нас платформа – Виктор Антонович о ней сказал, я продолжу – это самый близкий и экономически эффективный резерв повышения качества высшего образования. Мы предлагаем до 2020 года с 300 до 1000 онлайн-курсов её достроить, покрыть все важнейшие предметы по всем направлениям высшего профобразования. Это будет такое ежегодно пополняющееся национальное достояние. И предлагаем разработать такую экономическую модель, когда использование онлайн-курсов ведущих профессоров было бы бесплатным для региональных университетов. Авторы курсов получали бы вознаграждение в связи с числом записавшихся студентов.

Такая модель реализована Собяниным в Москве для курсов Московской электронной школы и хорошо работает.

И разумеется, на базе онлайн-курсов нацплатформы мы можем радикально изменить качество заочного высшего образования в России. Это 40% российских студентов, недавно было 50%. Часто из семей с низкими доходами, невысоким уровнем образования родителей. Это незащищённые люди. А во многом это обучение взрослых, это второй шанс у многих людей.

Просили бы Вашего поручения Минобрнауки разработать специальный проект по переводу заочного образования в принципиально новый цифровой формат в рамках нацпроекта по образованию. Присутствующие здесь участники нацплатформы, наши 12 вузов, к этому готовы. Это действительно может радикально повернуть не просто образование, а судьбу людей, которые пошли на эти курсы.

По науке. Программа глобальной конкурентоспособности – спасибо за Вашу высокую оценку – действительно за четыре года обеспечила быстрый качественный рост наших университетов. Сегодня мы обеспечиваем половину российских публикаций в самых высокоцитируемых журналах. Рост в базе Scopus за четыре года – в 3,5 раза, рост по цитируемости – в 5 раз.

Но для устойчивых позиций России нам необходимо выйти на нормальное соотношение научного и образовательного бюджета исследовательских университетов. Мы Татьяне Алексеевне показывали: Гарвард – три к одному, Стэнфорд – два с половиной к одному, MIT – три к одному, притом что образовательный бюджет у них хороший.

Мировой опыт показывает, что один к одному – это минимально приемлемый показатель для группы исследовательских университетов в топ-100, мировом общем рейтинге.

Д.Медведев: Один к одному – соотношение между чем и чем?

Я.Кузьминов: Наука и образование.

Д.Медведев: Расходы?

Я.Кузьминов: Да. И в части госзаданий, и в части зарабатываемых средств.

Сейчас наш показатель такой (мы с Садовничим считали): 15% в среднем для российских вузов (от 13 до 15%), для вузов группы 5-100 – 25%.

Д.Медведев: Это наука?

Я.Кузьминов: Наука.

Для МГУ и «Вышки» – 28%.

Эта ситуация, конечно, должна быть исправлена.

У нас есть расчёты, по паритету покупательной способности посчитали: наш образовательный бюджет в расчёте на студента – это примерно 70% от стран ОЭСР, то есть в общем можем соревноваться при каких-то изменениях. Но научный бюджет в расчёте на студента в 8 раз ниже. Это явно требует изменений.

Нужна «дорожная карта» по изменению такой ситуации. И здесь есть несколько критических точек.

Первая, самая простая (мы с Михаилом Михайловичем (Котюковым) это обсуждали несколько раз), – это горизонт финансирования. У нас это два-три года, а часто, все присутствующие знают, фактически это год. Год – вся отчётность, всё заново. Как удержать в этой ситуации перспективного учёного? Мы говорим об устойчивости налоговой ситуации для бизнеса, но учёный тоже человек, ему тоже надо себя планировать. Мы просто проиграем заранее, если не выйдем на горизонт пять, семь, десять лет – и для грантовой системы, и для собственных программ по финансированию в ведущих университетах.

Следующая проблема. Мы отобрали в прошлом году 90 лучших научных проектов 5-100. Это было предусмотрено программой. Но деньги из программы пропали. Мы находимся в крайне неловком положении перед нашими партнёрами.

Д.Медведев: Куда пропали?

Я.Кузьминов: Пропали из бюджета. Там было 3 млрд рублей.

Д.Медведев: Почему?

Я.Кузьминов: Потому что их Минфин сократил в своё время.

Д.Медведев: А почему он их сократил, может, они не выбраны были?

Я.Кузьминов: Нет, не было ещё проведено конкурса, их заранее убрали, там было 14, а осталось 3.

Д.Медведев: То есть, если говорить прямо, Вы считаете, что это тайный умысел Минфина или же всё-таки нерасторопность отдельных университетов? Вот так, по-честному. Или органов управления?

Я.Кузьминов: Университеты, Дмитрий Анатольевич, здесь совершенно ни при чём.

Нерасторопность Минобрнауки, которое не смогло вовремя отстоять. Я не думаю, что для Минфина эти 3 млрд были…

Д.Медведев: То есть это проблема всё-таки органов исполнительной власти – профильного министерства.

Я.Кузьминов: Да. Просто мы в неловком положении и перед нашими партнёрами. Их проекты одобрены, и из года в год мы не знаем, что им сказать. И членам международного совета, которые голосовали за эти проекты. Мы бы очень просили к этому вопросу вернуться.

Подчеркну, когда мы говорим о науке, речь не идёт только о бюджетных средствах. В России исследовательские университеты выстраивают долгосрочное партнёрство с крупными корпорациями, так у нас рынок организован. Это практическая ориентация – образование и финансирование поисковых прикладных исследований в интересах этих корпораций. «Вышка», в частности, работает активно со Сбербанком, с группой ВТБ, с «Яндексом» мы работаем, ещё с несколькими. И я думаю, что целый ряд коллег то же самое делают. Но этой работе имело бы смысл государственный систематический характер придать. На таком открытом рынке конкурсов больше, чем сейчас зарабатывают, заработать не смогут, потому что, со своей стороны, без того, чтобы иметь институционализированное в программах развития этих корпораций некое партнёрство с тремя-четырьмя отобранными университетами или с группой университетов в этом секторе, я думаю, мы не достигнем тех цифр, о которых я говорил.

В связи с этим хотел бы остановиться на проблеме соотношения вузов и отраслевых ведомств. Идут дискуссии по этому поводу, мы тоже слышим эти дискуссии. На наш взгляд, ответ очевидный. Если учредитель инвестирует в вуз, его исследования и проекты, обеспечивает востребованность на практике, тогда есть все основания сохранять такой университет в рамках ведомства. Кстати, Правительство России как учредитель четырёх присутствующих здесь вузов показывает пример такой ответственности: мы чувствуем и востребованность, и то, что вы нам…

Д.Медведев: А если бы Правительство этого не делало, то тогда это вообще было бы катастрофой.

Я.Кузьминов: Минздрав обеспечивает за счёт традиционно клинических практик, начиная с того времени, когда Татьяна Алексеевна возглавляла это дело, до 30% бюджета медицинских вузов. Вряд ли у кого-то возникнет идея сейчас эти вузы передать. Но есть противоположные примеры. И считаем, что это как раз ответственность ведомства – обеспечить наполнение.

Д.Медведев: Какие?

Я.Кузьминов: Минсельхоз, Минтранс.

Д.Медведев: Я достаточно подробно этой темой занимался – даже в момент подготовки предложений о системе органов исполнительной власти, появления нового министерства, деления компетенций между двумя министерствами, которые относятся к образованию теперь, то есть среднее образование – Министерство просвещения – высшее образование. И этот вопрос действительно был главным: инвестирует ли учредитель университета деньги в развитие этих университетов? От этого и нужно плясать.

Я.Кузьминов: Собственно говоря, я к чему клоню – было бы неплохо, может быть, дать поручение Минфину и Минэкономразвития проработать возможность включения университетов в отраслевые госпрограммы, потому что Минфин занимает сейчас исходную… Сейчас такая ситуация: вот у вас есть собственная программа образования, там все вещи, включая отраслевые, должны быть, а мы вам ничем не обязаны. При этом эти госпрограммы идут к исполнителям, которые часто слабее даже, чем отраслевые вузы.

Д.Медведев: Или нужно все отраслевые вузы передать сюда.

Я.Кузьминов: Или так. Но если они не востребованы, значит, они им не нужны, наверное.

О научных кадрах. Есть проблема приглашения ведущих перспективных молодых учёных из-за рубежа, да и удержания отечественных учёных, которые интересны для глобального рынка. Хороший опыт есть у Китая. Там государство оплачивает университету 50% зарплаты такого специалиста. Ты нанимаешь за 10 тыс. долларов в месяц – столько стоит профессор на мировом рынке, – правительство смотрит его публикации, его реальный уровень и тебе 50% возмещает. Университет тоже рискует. Университет берёт на себя ответственность, но всё-таки он не сам справляется с этой нагрузкой.

Д.Медведев: А кто принимает решение о том, что этот профессор достоин приглашения? Чиновники?

Я.Кузьминов: Мне кажется, комиссия Минобрнауки должна принимать – из ведущих профессоров по этому профилю.

Д.Медведев: Это другое дело. Потому что иначе таких наприглашают...

Я.Кузьминов: Нет, мне кажется, что это должен быть не сам университет точно.

Д.Медведев: Но и точно не министерство.

Я.Кузьминов: И не чиновники. Профильные комиссии. Мне кажется, что и у них так сделано.

И аспирантура. Аспирантура сегодня – это 100 тысяч человек, которые получают от 2 до 7 (у технарей) тысяч рублей в месяц. Взрослому человеку, нередко с семьёй, надо на что-то жить. Ведущие учёные время от времени находят деньги на поддержку своих аспирантов...

Д.Медведев: А раньше что, много получали?

Я.Кузьминов: Раньше получали среднюю зарплату по России, 80 рублей получали, 105.

Д.Медведев: Я аспирантом стал в 1987 году. Какие 105? 70 рублей.

Я.Кузьминов: У нас было 80.

Д.Медведев: Вы столичные. А в Ленинградском государственном университете – 70 рублей.

Я.Кузьминов: В любом случае это не нынешние 2 или 7 тысяч.

Д.Медведев: Согласен.

Я.Кузьминов: Это не самая роскошная жизнь, но это хотя бы основа жизни. Подрабатывать можно...

Д.Медведев: Это извечная дискуссия по поводу того, можно ли жить на стипендию и на такого рода платежи.

Я.Кузьминов: Но это уже не стипендия, её честнее отменить.

Д.Медведев: А что делать с аспирантскими выплатами? На Ваш взгляд?

Я.Кузьминов: Мне кажется, нужны гранты тем аспирантам, которые подтвердили свои результаты по итогам первого года, на дальнейшую работу. И честно говоря, Дмитрий Анатольевич, нам надо 100 тысяч сокращать до 30–35. У нас 14% аспирантов защищаются. Если мы в два раза увеличим круг защит, я считаю, это будет очень хорошее решение.

Т.Голикова: Тогда их надо вести с самого начала. Надо правильных аспирантов отбирать.

Я.Кузьминов: Да, надо заранее отбирать. Мы к себе в аспирантуру начинаем предварительно уговаривать, зачислять на втором курсе.

Д.Медведев: Так и было всегда. И в советские времена аспирантов присматривали из студентов. Все, кто защищался в тот период, – а здесь большинство присутствующих именно из той поры, – знают: всегда аспирантов присматривали из студентов. Редко когда какой-нибудь гений приезжал откуда-нибудь со стороны и ему говорили: ладно, становись аспирантом. Своих аспирантов готовили из своих студентов.

Я.Кузьминов: И последнее, что я хотел сказать. Вы уже сами за меня сказали, что у нас есть серая зона, где Россия не представлена даже в топ-500 глобальных рейтингов по предметам. Это такие вещи, как сельское хозяйство, транспорт, строительство, если брать отрасль. Слушайте, мы собираемся экономический рывок на инфраструктуре обеспечивать! Целиком на заёмных технологиях, получается? Конечно, нужно расширить, по нашему мнению, проект 5-100 за счёт целевых конкурсов по нужным направлениям. Не так, как его первоначально формировали. У нас есть три аэрокосмических университета и медицинские есть. Вот эти направления.

И проект надо продлить, поставив задачу к 2025 году обеспечить место российских вузов в топ-100 не менее половины глобальных рейтингов (сейчас четверть всего) и к 2030-му – 75%. Будут совершенно конкретные задачи перед Минобрнауки: как отбирать, как помогать, а остальное уже можно, детали, предоставить министру.

Д.Медведев: Я, конечно, в конце всё прокомментирую, а сейчас буквально только два слова скажу в отношении вещей, которые являются исключительно важными, но в то же время абсолютно новыми для нашей страны. И Виктор Антонович, и Ярослав Иванович говорили про цифровую революцию и онлайн-курсы. Очевидно, что подобного рода курсы в любом университетском сообществе изначально встречаются в штыки. Большинство преподавателей, даже с мировым именем, уверены, что это халтура, и не воспринимают это. Но плыть против течения в этом направлении неверно.

Наша задача, задача государства, – сделать таким образом, чтобы эти онлайн-курсы были качественными.

Вот Вы сказали, я сразу посмотрел эту платформу: здесь даже не 300 курсов пока, а 277. Если все ведущие вузы считают, что это лучшая база для развития онлайн-образования, значит так и нужно делать. Нам здесь не нужно распылять силы.

Я сейчас не говорю про иностранные курсы, у них есть достоинства и недостатки, я говорю про нашу национальную платформу. Она должна быть одна, потому что человек, который пользуется ею (вот такая большая платформа), должен ей доверять. Пожалуйста, пусть будут любые другие – любительские, написанные одним человеком, энтузиастом, – всё это прекрасно и здорово. Но если мы хотим, чтобы у нас онлайн-образование развивалось как в том числе общественно-государственный проект, такая платформа должна быть именно большой и включающей в себя ведущие университеты. Тогда к ней будет доверие.

Я посмотрел, кто здесь, действительно серьёзные силы. И я, выбирая такой курс, естественно, буду на это ориентироваться. При этом я не знаю, как там – attendance, то, что Вы говорите, – присутствие на лекциях выглядит. Объективно всё-таки в очных лекциях и семинарах есть определённый смысл, от этого, конечно, образование никогда не откажется.

Более того, когда ты выбираешь онлайн-курс, мне кажется, что здесь, конечно, есть и преимущества, потому что не нужно никуда ходить, но и известные недостатки, которые неустранимы для онлайн-сферы, для виртуальной реальности, скажем так. Поэтому сосуществование между нормальным, традиционным образованием и онлайн-курсами, которые верифицированы ведущими университетами и учёными, – это является магистральным путём развития такого рода образования в нашей стране.

Я уже два слова сказал по поводу того, каким образом нам нужно смотреть на судьбу университетов. Здесь я не могу не согласиться с тем, что основным критерием является отношение учредителя. Это правильно. Неважно, как этот учредитель выглядит, это может быть государственная структура, государственный орган или частные учредители. Если учредителю наплевать на судьбу университета, такой университет должен быть в конечном счёте, если это государственный университет, важный для страны, передан в Министерство науки и высшего образования, и тогда к нему будут применяться общие критерии. Либо, если этот университет относится к частной сфере, учредитель просто должен призадуматься, каким образом ему этот университет содержать. Другого здесь быть не может.

Я такой порядок хочу распространить, или применить, вместе с коллегами, конечно, и в отношении российского университетского сообщества, включая наши отраслевые вузы, за которые часто ратуют отраслевые министры, а когда дело доходит до их финансирования, они разводят руками и говорят, что у нас на университеты денег не остаётся, мы должны другим заниматься. Если это так, тогда эти университеты должны быть в общей системе, и это совершенно очевидно.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 4 июля 2018 > № 2663464 Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 3 июля 2018 > № 2665259 Сергей Цокуконь

Как найти лучших.

В Донском университете хотят сделать так, чтобы талантливые студенты встретились с заинтересованными работодателями.

В 2017 году Агентство стратегических инициатив (АСИ) провело опрос удовлетворенности предприятий системой кадрового обеспечения, который показал, что необходимость переобучения новых сотрудников возникает у 51% работодателей, необходимость содержания корпоративных учебных центров — у 42%. Период адаптации выпускника в среднем составляет около одного года. Недостаточная эффективность и зачастую устаревшие механизмы взаимодействия образовательных учреждений и работодателей приводят к отставанию содержательной части обучения от потребностей на компетенции реального бизнеса. Решением этих проблем озабочены сегодня все ведущие технические вузы России. В Донском государственном техническом университете (ДГТУ) сегодня внедряют новую экспертно-аналитическую информационную систему по поиску среди обучающихся потенциально лучших специалистов. Об этом в интервью «СГ» рассказал начальник управления энергоэффективности и геоэкологической безопасности ДГТУ Сергей КОЦУКОНЬ.

«СГ»: Сергей Николаевич, одной из самых больших проблем системы образования является сегодня быстрая смена технологий и связанное с этим устаревание знаний и навыков. Что делать?

Сергей Коцуконь: Вы правы, в ближайшие десять-двадцать лет мир ожидает исчезновение примерно 30% традиционных профессий и одновременное появление новых. В перспективе появление новых технологий будет снижать потребность в людских ресурсах, но при этом на порядок увеличатся требования к качеству инженерных и рабочих кадров. Результаты кадрового прогноза, сделанного нашим университетом, говорят о том, что отдельным риском для каждого производителя станет дефицит квалифицированных кадров по техническим, инженерным специальностям. Как показывает практика, сегодня длительность подготовки инженерных кадров зачастую больше, чем сроки обновления технологий. Значительная часть компетенций уже сейчас находится в надпредметной сфере и не связана с запросом конкретных секторов экономики. В будущем одной из потребностей работодателей станет «мультидисциплинарность» подготовки и компетенций специалиста. В мировой практике одной из тенденций прогнозирования перспективных профессий и видов деятельности в условиях высокой рыночной динамики выступает уменьшение масштаба объектов прогнозирования: переход от проведения крупномасштабного анализа потребности в квалификациях на национальном уровне к прогнозированию качественных составляющих кадрового спроса на уровне отдельных компаний. Казалось бы, квалифицированные и талантливые кадры могут быстро трудоустроиться. Но реальность такова, что недостаточно иметь два разрозненных элемента, чтобы они начали взаимодействовать как система, просто между ними необходимо установить связь. Часто этому не придают значения, полагая, что связь появится сама, но это не всегда получается.

«СГ»: И что же предлагает вуз?

С.К.: Сегодня ДГТУ внедряет новую экспертно-аналитическую информационную систему по поиску среди обучающихся потенциально лучших специалистов. В дальнейшем мы планируем отслеживать их учебную и проектную деятельность, выстраивать обучение по индивидуальным образовательным программам в тесном сотрудничестве с бизнесом в рамках единой системы.

«СГ»: Как это будет выглядеть на практике?

С.К.: Система делится на несколько групп. Группа «Абитуриенты и их родители» поможет принимать решение о поступлении в тот или иной вуз. Здесь размещаются списки специальностей и вступительных испытаний, данные о трудоустройстве выпускников по различным специальностям, о степени связи между успешным обучением и эффективным трудоустройством; списки работодателей, трудоустроивших студентов и выпускников вуза в разрезе по специальностям.

Во второй группе «Студенты и выпускники» будет находиться информация о студентах — об их успеваемости в университете, общественной, инновационной, предпринимательской и иной деятельности, об их трудоустройстве (если студент или выпускник трудоустроен). Здесь же можно просмотреть формируемые системой списки работодателей, которых мог бы заинтересовать студент или выпускник с указанием условий труда и заработной платы.

Участники третьей группы — «Работодатели» — смогут знакомиться с информацией о вакансиях и необходимых компетенциях; просматривать списки незанятых студентов и выпускников, наилучшим образом подходящих к имеющимся вакансиям. Работодатели смогут выбрать лучших специалистов, которым дана независимая качественная оценка по различным признакам: успеваемость по нужным дисциплинам, деятельность и интересы студента, которые позволяют освоить соответствующие профессиональные компетенции.

«СГ»: Что в итоге даст разработанная вузом система?

С.К.: Она позволит в короткие сроки подбирать наиболее подходящих претендентов в соответствии с требованиями конкретных работодателей. Мониторинг развития карьеры лучших выпускников сформирует банк данных самых профессиональных специалистов региона, что позволит в дальнейшем планировать их карьерный рост. С наиболее перспективными и профессиональными специалистами работодатели будут заключать эксклюзивные договоры. Соответственно, работодателям внедрение нашей системы позволит быстро находить эффективных специалистов, снизить затраты на переподготовку сотрудников, повысить уровень трудоустройства по специальности, сократить отток талантливой молодежи из региона, выбирать жителям востребованные профессии.

Надо сказать, что в целом проект ДГТУ чем-то напоминает систему отбора игроков в североамериканских лигах, таких, как Национальная хоккейная лига (НХЛ) или Национальная баскетбольная ассоциация (НБА). С 1947 года в американском спорте применяется так называемая система драфта — процедура последовательного выбора, распределения игроков и подписания контрактов. Она заключается в том, что после школы перспективным ребятам, проявившим себя в том или ином виде спорта, предлагают стипендии в университетах и участие в студенческих соревнованиях, а уже оттуда по итогам мониторинга их драфтуют (отбирают) команды профессиональных лиг. И чем больше ценность и перспективность игрока, тем выше его номер в драфте. Эту успешную практику можно применить в решении кадрового вопроса и в других отраслях, не изобретая новых велосипедов.

«СГ»: Очевидно, что в новых условиях вузу потребуются и новые преподаватели. Как с этим обстоит дело?

С.К.: В системе, которую я вам описал, есть еще и четвертая группа «Представители университета (факультета)». В этой группе будет представлена информация, позволяющая проводить более эффективный учебный менеджмент: редактировать компетенции, приобретаемые студентами при прохождении учебных курсов, анализировать, насколько предлагаемые студентам курсы развивают компетенции, необходимые работодателям, и проводить своевременную корректировку учебных планов. Перед нами действительно стоит задача подготовки нового типа преподавателя. В идеале это должны быть практики из востребованных высокотехнологичных сфер деятельности, иначе говоря, носители практических знаний.

«В будущем одной из потребностей работодателей станет «мультидисциплинарность» подготовки и компетенций специалиста»

Справочно

Донской государственный технический университет (ДГТУ) — опорный многопрофильный вуз, расположенный в Ростовской области. Среди прочих в университете есть факультет «Промышленное и гражданское строительство», на котором готовят специалистов по направлениям «Городское строительство и хозяйство», «Организация строительства», «Строительство уникальных зданий и сооружений» и др.

Автор: Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА (Ростов-на-Дону)

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 3 июля 2018 > № 2665259 Сергей Цокуконь


Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662577

Медиаторов среди педагогов будут готовить в Карагандинской области

Карагандинская область стала пилотной площадкой по обучению педагогов навыкам медиации. Делиться мастерством разрешения конфликтных ситуаций с работниками образования будут представители республиканского общественного объединения Arsana, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу управления образования области.

«Целью заключения меморандума является сотрудничество по подготовке медиаторов для организаций образования Карагандинской области, - отметила при подписании меморандума директор УМЦ Гульсум Кожахметова. - Любые проблемы можно решить посредством медиации на местах. И этому нужно обучать. Поэтому подписание меморандума - это взаимовыгодное сотрудничество».

По словам председателя РОО Arsana Рысты Жумабековой, профессиональные медиаторы помогут педагогам находить пути разрешения конфликтов.

«Выбрано пять школ Карагандинской области, где мы проведем диагностику, проанализируем данные, и расскажем, на что необходимо обратить внимание, чтобы выправить ситуацию. По итогам семинаров педагоги получат документ, который позволит им заниматься общей медиацией», - рассказала Рысты Жумабекова.

Кроме того, при желании педагоги смогут продолжить обучение и уже заниматься специализированной медиацией в области регулирования конфликтных ситуаций в сфере образования. Отдельные получат сертификат тренера, чтобы готовить медиаторов по каскадному методу в других организациях образования. Также в рамках меморандума предусмотрен обмен опытом, учебной литературой и проведение совместных мероприятий по развитию и внедрению медиации в сфере образования.

Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662577


Узбекистан. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > uzdaily.uz, 3 июля 2018 > № 2662567

3 июля 2018 года заместитель министра иностранных дел Республики Узбекистан, ректор Университета мировой экономики и дипломатии Абдужабар Абдувахитов в МИД встретился с находящимся в нашей стране с визитом председателем Кембриджского форума по Центральной Азии (КФЦА, Великобритания), профессором Сиддхартом Саксеной.

По данным пресс-службы МИД Узбекистана, стороны обменялись мнениями относительно перспективных проектов сотрудничества между Узбекистаном, в частности Университетом мировой экономики и дипломатии, Фондом «Истеъдод», и КФЦА в сферах образования, проведения совместных научно-исследовательских разработок.

В беседе стороны обсудили и другие вопросы, представляющие взаимный интерес.

Узбекистан. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > uzdaily.uz, 3 июля 2018 > № 2662567


Узбекистан. Корея > Образование, наука > uzdaily.uz, 3 июля 2018 > № 2662566

Сорок один слушатель подготовительных курсов Центра непрерывного образования стал студентом Университета Инха в г. Ташкенте (IUT) до вступительных экзаменов по результатам итоговых экзаменов, которые прошли 19 июня 2018 года. Об этом сообщает пресс-служба ВУЗа.

Ежегодно Центр непрерывного образования проводит подготовительные курсы для абитуриентов по таким предметам как математика, физика и английский язык.

Центр привлекает опытных и высококвалифицированных преподавателей и жестко контролирует процесс обучения. Каждый триместр слушатели сдают промежуточные экзамены, и только успешные слушатели продолжают свое обучение.

В начале 2017-2018 учебного года 460 молодых людей зарегистрировались на годичные и двухгодичные подготовительные курсы и только 147 из них получили шанс принять участие в итоговых экзаменах.

19 июня 2018 года итоговые экзамены по математике и физике, как и вступительные экзамены в IUT, были проведены специалистами Университета Инха в Республике Корея.

Экзаменационные вопросники подготовлены в Южной Кореи и привезены в Узбекистан за день до экзаменов. Для решения задач слушателям было отведено один час по каждому предмету.

2 июля 2018 года Центр непрерывного образования Университета Инха в г. Ташкенте объявил результаты итоговых экзаменов. По результатам экзаменов 34 слушателя подготовительных курсов были приняты на факультет «Компьютерный и программный инжиниринг» Университета Инха в г. Ташкенте до вступительных экзаменов и 7 слушателя – на факультет «Логистики».

Слушатели, которые не смогли поступить по результатам итоговых экзаменов подготовительных курсов, сохраняют шанс поступить в Университет Инха в г. Ташкенте. Они должны принять участие во вступительных экзаменах вуза, которые пройдут 19-20 июля 2018 года.

Отметим, что в прошлых годах большое количество слушателей подготовительных курсов стали студентами Университета Инха в г. Ташкенте по результатам вступительных экзаменов.

Напомним, что абитуриенты должны зарегистрироваться и сдать все необходимые документы для поступления в Университет Инха в г. Ташкенте до 9 июля 2018 года.

Отметим, что по итогам вступительных экзаменов в вузы в 2017 году 94% слушателей подготовительных курсов Центра непрерывного образования IUT стали студентами. При этом 73% слушателей поступили в IUT. Центр ожидает, что данный показатель вырастет в этом году.

Для сравнения в 2016 году 82% слушателей подготовительных курсов Центра непрерывного образования стали студентами, из которых 61% поступили в IUT.

Узбекистан. Корея > Образование, наука > uzdaily.uz, 3 июля 2018 > № 2662566


Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662564

За разработку IT-идей в Казахстане иностранцы смогут получить работу и жильё

Казахстан планирует предоставлять гранты, работу и жильё талантливым иностранцам за разработку идей и позиционирование их как казахстанского продукта, передаёт корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на Премьер-Министра РК Бакытжана Сагинтаева. 

Глава Правительства отметил, что в Казахстане меняется миграционная политика.

«Раньше мы были более закрытыми, и требования были жесткими, сегодня мы понимаем, что технологии меняются, нужны и специалисты, которые могут работать с этими высокими технологиями. Подготовить собственные кадры за короткое время очень трудно. Необходимо определённое время. Поэтому мы сегодня говорим, что высококвалифицированные специалисты нам нужны. И наши двери для них открыты. Сегодня, когда во всем мире идёт борьба за таланты, если мы будем сидеть с закрытыми дверями, это неправильный подход», - сказал он, выступая на Kazakhstan Global Investment Roundtable (KGIR-2018).

По словам Б. Сагинтаева, Казахстан готов принимать высококвалифицированные кадры и вместе с инвесторами на техническом уровне готовить специалистов с включением местного персонала.

«Мы говорили про цифровизацию... И сейчас нам важно, чтобы молодежь, которая в этой сфере особенно преуспевает, общалась со своими сверстниками, и была открытой. Оборудовали международный IT-Startup Hub, он базируется на территории ЭКСПО-2017. В ближайшее время будем запускать. Создаём условия для того, чтобы молодые амбициозные ребята могли базироваться у нас в стране. Будем предоставлять гранты, рабочие места, жильё. Самое главное, чтобы они пришли в нашу страну со своими идеями и эти идеи воплощались как казахстанский продукт», - заключил Премьер-Министр РК.

Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662564


Казахстан. Сингапур > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662561

Школьный городок по сингапурской модели появится в Астане

В Астане появится современный школьный городок, работающий по сингапурской системе образования, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на официальный сайт столичного акимата.

На Форуме мэров городов стран Шелкового пути Global Silk Road состоялось подписание меморандума реализации проекта школьного городка с развитой инфраструктурой (сингапурская школа) между управлением по инвестициям и развитию предпринимательства, управлением образования Астаны и ТОО «Singapore International School Kazakhstan».

Стоимость проекта - 14,65 млрд тенге. Школа рассчитана на 1200 человек, срок реализации 24 месяца. Суть инвестиционного проекта - создание школы с сингапурской системой образования с конкурентным преимуществом в ценовом сегменте.

Казахстан. Сингапур > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662561


Казахстан. Китай > Образование, наука. Медицина > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662560

Лабораторию по диагностике ДНК создадут в Астане

На Форуме мэров городов стран Шелкового пути Global Silk Road была достигнута договоренность по созданию и функционированию лаборатории по диагностике ДНК в области медицинской генной инженерии на базе Назарбаев университета, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на официальный сайт столичного акимата.

Меморандум о сотрудничестве и взаимопонимании заключен между управляющей компанией СЭЗ «Астана - Технополис» и ТОО «Майкроред Казахстан». Использование генных технологий, создание системы базы данных ДНК населения может быть применимо для общественной безопасности, борьбы с преступностью, в судебной экспертизе, для выявления и предотвращения болезней, в том числе раковых и сердечно-сосудистых заболеваний. Кроме того, это поможет персонифицировать ряд лекарственных препаратов индивидуально каждому человеку.

Отмечается, что «Microread» (КНР) была основана в 2007 году, и сегодня она занимает лидирующие позиции в области генетического анализа. Компания специализируется на разработке технологии генетического анализа в области медицины, при помощи которой можно обнаружить генетические заболевания у новорожденных, а также раковые опухоли.

Казахстан. Китай > Образование, наука. Медицина > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662560


Казахстан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662554

В Сфере ««Нұр Әлем» успешно проходят туры для школьников и студентов, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу АО «НК «Астана ЭКСПО-2017». Напомним, что такие туры стали возможны благодаря трехстороннему Меморандуму о сотрудничестве, заключенному между АО «НК «Астана ЭКСПО-2017», акиматами областей и РПП РК «Атамекен».

Документ предусматривает организацию культурно-образовательных туров для школьников и студентов регионов Казахстана по объектам наследия Международной специализированной выставки. Так, с начала года Сферу «Нұр Әлем» посетили уже более 32 тысяч школьников и порядка 6 тысяч студентов.

Изначально проект предусматривал проведение открытых уроков в области физики, биологии и многих других предметов для столичных гимназий. После первого занятия стало понятно, что подобные занятия прививают интерес ребят к естественным наукам, ведь при такой подаче материал закрепляется быстрее, чем при простом изложении теории. И теперь уроки в Сфере проводят не только школы Астаны, но и приезжают ученики из Акмолинской, Костанайской, Северо-Казахстанской и других областей.

Недавно в рамках заключенного Меморандума музей «Энергии будущего» посетили ученики Жамбылской области. Национальной компанией и учителями были организованы открытые уроки на тему «Традиции моего народа» и занятия по английскому языку в виде мини-экскурсии на каждом этаже сферы.

«В рамках нашего проекта, нас впечатлил зал с инсталляциями, посвященный традициям нашей Родины. Интерактивный открытый урок очень заинтересовал учеников. Дети перенесли свои впечатления на бумагу с помощью цветных карандашей и фломастеров», - отметила Ольга Сагандыкова, заведующая отделом социально-культурных программ Областного центра проведения школьных олимпиад и внешкольных мероприятий.

Юные художники на каждом уровне.

Сферы выполняли зарисовки, и по окончании была организована импровизированная выставка на первом этаже. С работами могли познакомиться все посетители выставки. Сфера «Нұр Әлем» состоит из 8 уровней. В каждом представлены яркие элементы и экспозиции различных видов энергии. Например, на втором уровне ребята знакомятся с видами выработки энергии воды, а на седьмом - энергией космоса. На первом этаже расположен национальный павильон, где представлены разнообразные ландшафты, культура и история Казахстана.

Казахстан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662554


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662532

В центры культуры превратят библиотеки в селах СКО

В Северо-Казахстанской области модернизируют сельские библиотеки, передает корреспондент МИА «Казинформ».

О новом формате работы библиотек рассказала заместитель руководителя управления культуры, архивов и документации Зауре Нурмуканова.

По ее словам, разработана областная программа модернизации сельских библиотек в центры культуры, просвещения и досуга. Подобные программы есть в каждом районе области.

«Библиотеки не будут, как раньше, заниматься одним направлением: посещение читателями и выдача книг. Они будут предоставлять ряд услуг культурной сферы. Если в селе одна библиотека, то она должна реализовывать весь спектр. В том числе проведение культурных мероприятий к юбилейным датам, создание медиатеки, коворкинг-центров, центров поддержки молодежи в селах», - подчеркнула З. Нурмуканова.

Определяющим вопросом остается финансирование проектов. В управлении отмечают, что модернизацию всех библиотек будут проводить поэтапно, в зависимости от выделения средств.

Сейчас из действующих 323 библиотек 47 предоставляют пользователям комплекс информационных услуг. В 15 - действуют медиатеки. В этом году в 10 библиотеках открыли коворкинг-центры. В селах библиотеки оказывают услуги сканирования, распечатывания текстов, предоставляют доступ к Интернету. У каждой библиотеки появится свой сайт.

«Определяющим фактором деятельности библиотек являются развитие и использование информационных ресурсов. Новые информационные технологии, основанные на применении компьютерных средств, значительно расширяют возможности обслуживания посетителей», - уверена З. Нурмуканова.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662532


Узбекистан. Корея. РФ > Образование, наука > uzdaily.uz, 3 июля 2018 > № 2662451

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев одобрил создание Университета Пучон (Южная Корея) в Ташкенте.

Глава Узбекистана 2 июля подписал постановление «О создании Университета Пучон в городе Ташкенте».

Документ принят в целях организации подготовки высококвалифицированных кадров с высшим образованием в соответствии с общепризнанными международными требованиями и стандартами, восполнения многолетней нехватки педагогов и воспитателей в дошкольных образовательных учреждениях страны, формирования инновационной среды, дальнейшего развития долгосрочных отношений с ведущими высшими образовательными учреждениями развитых зарубежных стран.

Университет будет осуществлять образовательную деятельность на основе учебных планов и программ Университета Пучон (Республика Корея) с учетом требований законодательства Республики Узбекистан в сфере образования.

Обучение в Университете проводится на узбекском, русском и английском языках, по очной, заочной и вечерней формам, на платно-контрактной основе, в том числе по образовательным грантам, предоставляемым юридическими лицами – потенциальными работодателями, а также за счет благотворительных пожертвований, выделяемых на обучение молодежи преимущественно из регионов страны.

Прием в вуз по направлениям дошкольного образования, корейского языка, а также архитектуры и дизайна открывается с 2018/2019 учебного года из числа лиц, имеющих общее среднее, среднее специальное, профессиональное образование.

Выпускникам университета будет выдаваться диплом Университета Пучон, который без дополнительных юридических процедур признается документом о высшем образовании в Узбекистане.

Подготовка кадров в Университете осуществляется, в первую очередь, с учетом потребностей дошкольных образовательных учреждений в педагогических кадрах, а также в квалифицированных кадрах в сфере архитектуры и дизайна и других востребованных направлениях образования.

В документе говорится, что Университет Пучон осуществляет за счет собственных средств оснащение учебных корпусов, учебно-лабораторной базы, мест проживания студентов и других сооружений Университета мебелью, инвентарем, учебным и научным оборудованием, оргтехникой, компьютерами, а также обеспечивает средствами информационно-коммуникационных технологий.

Новый университет разместится в Чиланзарском районе Ташкента в здании Чиланзарского педагогического колледжа.

Начиная с 2019/2020 учебного года по согласованию с Университетом Пучон (Республика Корея), Министерством высшего и среднего специального образования и Министерством экономики Республики Узбекистан университет может открывать новые перспективные направления и специальности обучения исходя из потребности в кадрах и темпов социально-экономического развития страны.

Глава Узбекистана также предоставил налоговые и таможенные льготы Университету Пучон в Ташкенте.

Узбекистан. Корея. РФ > Образование, наука > uzdaily.uz, 3 июля 2018 > № 2662451


Россия. ЮФО. ЦФО > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 3 июля 2018 > № 2662416

Студенты из профильных вузов страны в третий раз приехали на практику на стройплощадку Крымского моста, сообщается на сайте инфоцентра «Крымский мост». К работе в Керченском проливе приступили 40 учащихся Российского университета транспорта (МИИТ) и Петербургского государственного университета путей сообщения Императора Александра I. Они распределены по участкам, на которых строится железная дорога. Она сдается по графику – в 2019 году.

За два летних месяца бойцы стройотрядов познакомятся с основными технологиями в мостостроении и примут участие в 20 направлениях строительно-монтажных и вспомогательных работ. В программе – 6-дневная трудовая неделя, семинары профмастерства, спортивные мероприятия и экскурсии по Таманскому и Крымскому полуостровам.

Для участников студенческой вахты предусмотрено проживание в городке строителей «Тамань» и трехразовое питание. Оплата труда в зависимости от типа выполняемых работ составит от 150 рублей в час, что соответствует среднему уровню материального вознаграждения участников стройотрядов на инфраструктурных объектах.

Как уже сообщал Gudok.ru, в торжественной церемонии проводов студенческих отрядов на Казанском вокзале Москвы приняли участие руководитель Федерального дорожного агентства Роман Старовойт, директор Административного департамента Министерства транспорта Российской Федерации Константин Пашков, первый проректор Российского университета транспорта (МИИТ) Валентин Виноградов.

Напомним, что летняя студенческая практика на строительстве Крымского моста и подходов к нему проводится с 2016 года. В ней уже приняли участие более 180 учащихся университетов Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Тюмени и Иркутска. Каждый студент выполнил комплекс индивидуальных заданий. Лучшие бойцы стройотрядов получили рекомендации для будущих работодателей.

Бэлла Ломанова

Россия. ЮФО. ЦФО > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 3 июля 2018 > № 2662416


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > newizv.ru, 3 июля 2018 > № 2662398

Вымирание по плану. Вслед за больницами в деревнях закрывают школы

По данным Росстата, с 2000 года в РФ закрылось 25,5 тыс. школ. Из них 20,1 тыс. -на селе. В год закрывалось 1,7 тыс. школ или 4,6 учебных заведения каждый день. Ликвидация школ приводит к вымиранию ещё крепких деревень, считают эксперты.

Людмила Бутузова

В селе Новокалманка Усть-Калманского района Алтайского края местная власть, родители и педагоги пытаются спасти школу. Противостояние с районными и краевыми чиновниками зашло так далеко, что люди готовы перекрыть трассу. Виной всему – кампания по «оптимизации» малокомплектных сельских школ.

«Селяне вообще не понимают, что творится, - написала в «НИ» жительница Бийска Ольга Голубева. - В царские времена на церковно-приходские школы финансов хватало. В послереволюционной разрухе в селе учили не только детей, но и взрослых в ликбезе. Никому и в ум не пришло закрыть школы в годы Великой Отечественной войны. Моя мать, всю жизнь проработавшая сельской учительницей, рассказывала мне: в войну тетрадей не было, и в школе ученики писали на чистых полях газетных страниц. Почему же в XXI веке наша могучая Россия враз обнищала? Позакрывали школы, умертвили этим села – и довольны! Да хоть бы подумали: у кого школу отнимаем? У самого безобидного, безропотного и обделенного судьбой деревенского паренька».

Ольга только что вернулась из села Новокалманка. Ездила погостить, а оказалась в гуще драматических событий – люди готовы окопы рыть, лишь бы сохранить среднюю школу, не превращать ее в «филиал» другого учебного заведения, до которого 30 километров от дома. Не всякий школьник осилит эту «дорогу знаний». Дело еще и в другом. Последствия школьной реформы, по мнению жителей, обернутся бедой для всех: «филиал» в Новокалманке сначала станет девятилеткой, потом начальной школой, а потом развалится и село - учить станет некого.

«Присоединение школ – это избитый трюк с 2009 года, - предупреждает Голубева. – Точно так поступили с моей родной школой в 2010 году под Бийском. Новокалманцы, будьте бдительны в этом рукотворном лохотроне».

Чего-чего, а бдительности им не занимать. Воюют за школу с тех пор, как кампания по оптимизации «общеобразовательного процесса» в Алтайском крае вошла в активную фазу, и районные чиновники, как будто соревнуясь с друг другом, ринулись одну за другой закрывать сельские малокомплектки. За несколько лет раздербанили школы в поселках Восточный, Западный, Дружба – и что там теперь? – Все молодые, трудоспособные ради детей уехали кто куда, в поселках голым голо, уже и петухи не кукарекуют. В деревнях Ельцовка и Новотроенка осталось по 7 дворов, хотя было не менее 200 в каждой… Еще раньше этот приём со школой помог убить село Лаврентьевка в Топчихинском районе, село Шатобал (Солтонский район), которое является местом компактного проживания кумендинцев — представителей древней исчезающей народности.

Глава Пономаревского сельсовета Анатолий Горохов до сих пор корит себя, что не хватило «общественного ресурса» отстоять деревню Пономарево, и теперь она тоже загибается:

— Наша школа несколько лет назад стала филиалом Чарышской, расположенной в 16 км от нас, - рассказал он «НИ». - Родители были против, но переломить ситуацию не удалось: учеников слишком мало, около 20. Да ещё и убалтывали на районном и краевом уровне: учителям добавят зарплату, повысится качество обучения. У нас и так дураков не было – и медалистов выпускали, и на олимпиадах наши всегда были первые. В Чарыше они растворились… Учителям зарплата если и добавилась, то – стыдно сказать - рубля на три. В этом году у нас школу снова понижают в статусе, оставляют только начальные классы. Теперь молодые семьи собрались уезжать из села: всем хочется, чтобы ребёнок учился рядом.

Над школой в Новокалманке тучи сгустились в 2017 году. Районные чиновники, выполняя план, тоже решили её «оптимизировать». Впервые прозвучало страшное для родителей слово «подвоз». Тут каждый второй учился на подвозе, на собственной шкуре знает, что это такое и почему надо всеми силами сопротивляться.

Лариса Фатнева, мать двух школьников:

— Постоянная потеря времени. Надо рано вставать, долго ехать. Если уроков мало, домой не уйти — приходится ждать других. А если заболел? Никто ребёнка одного домой не повезёт. Плюс все кружки и секции проходят вечерами, я не могла их посещать. Не хочу такого же своим детям. Им скоро долг Родине отдавать, пусть она даст им сначала нормально отучиться.

Эвелина, мать четырёх детей:

— Мы переехали в Новокалманку из поселка Западный Усть-Калманского района в основном потому, что там в 2016 году закрыли школу. Намучились с подвозом, зимой он очень плохой. Не хотелось бы, чтобы история повторилась.

— Мы против любых изменений со школой. Чем они оборачиваются мы знаем — распадом села. Если школа закроется, думаю, мы надолго здесь не задержимся, - подытоживает Лариса. - Обидно, ведь школа-то сильная. Дети показывают успехи в спорте, не только на уровне района, но и края, и даже Сибири. А дочь два раза в Москву ездила, побеждала с другими ребятами из нашей школы в конкурсе на лучший социальный проект.

Педагоги родителей поддерживают.

Ольга Шайкина, учитель химии и биологии:

— На карте кажется, что 20-30 км — ничто. Но у нас бывают такие зимы, что дорогу напрочь переметает. Однажды месяц были отрезаны от райцентра. В тот год девочку с приступом сахарного диабета пытались довезти в больницу на К-700, но не успели.

Галина Набокова, учитель русского языка и литературы:

— Эта экономия на школах — что-то неправильное и бесчеловечное. Нельзя так со своим народом, земляками. Я не за свое место бьюсь, а за будущее своих детей и своего села. За что нашему селу такое несчастье?

А вот и впрямь, - за что? Только-только начали жить по-человечески… Новокалманка расположена на стыке равнинного и горного Алтая. На выезде из деревни — перекресток трех дорог: один путь ведет в туристические места Чарышской зоны и к границе с Казахстаном, второй в сторону Бийска и Белокурихи, третий — в Барнаул (до краевой столицы 2,5 часа езды). Когда-то здесь был совхоз-миллионер, в перестройку развалился. От тех благодатных времен остались добротные дома, полуразрушенные производственные помещения и школа 1980-х годов постройки – просторная, чистая, со спортзалом, библиотекой, с лабораториями и массой «профильных» кабинетов, благодаря которым тут дают образование, а не просто натаскивают на ЕГЭ. Педагогов - полный набор, четверо молодых учителей «в резерве», ждут, когда освободится место. 42 ученика с первого по одиннадцатый класс. И это число должно увеличиться: в селе 38 дошколят. Ну одно удовольствие в кои-то веки услышать, как бережно в селе подсчитывают свое «будущее». «В 2017 году в деревню переехали 8 человек, родилось 5 детей. В 2018 году уже плюс 15 жителей, в том числе 8 детей» - такие данные приводит сельский глава Виктор Проскурнов.

Сейчас в деревне живут более 500 человек. Рабочих мест очень мало, многие ездят на заработки в другие села и города. Но основные доходы - пасеки и личные подсобные хозяйства, в каждом третьем дворе по 10-15 коров. Условия для этого есть – вокруг деревни отличные покосы и много мест для выпаса скота.

"Мы — не умирающее и не депрессивное село. Население прирастает, к нам переезжают семьи с детьми. Люди очень энергичные. Начинают с нуля, а уже через год-два мы имеем ещё одно крепкое и процветающее хозяйство. У Новокалманки есть перспективы", — говорит Виктор Проскурнов. Особая радость - в последние годы окрестные земли успешно осваивает фермер Анатолий Васильев, а в апреле предприниматель из Новосибирской области начал восстанавливать разрушенную ферму и уже держит там 600 баранов. Мужчина намерен перевезти в Новокалманку семью с пятью детьми, но пока не может найти дом — все достойные варианты уже раскуплены. Это — главный индикатор развития Новокалманки, уверен Проскурнов, потому что в других деревнях дома продаются десятками.

О том, что люди здесь живут неплохо, говорит и то, что в небольшой деревне пять магазинов и два кафе. Все – частные («на самоорганизации», по словам главы), без единой копейки государственных инвестиций.

— Люди здесь привыкли сами выживать. Им ничего не надо от государства, оставьте только школу, садик, фельдшерско-аккушерский пункт и почту, - заявил он «Новым Известиям». – Со всем остальным мы сами справимся.

Проскурнову 38 лет. Во власть пришёл год назад, по просьбе жителей, на самом пике борьбы за школу. Её сохранение называет своей главной задачей, а насильственную оптимизацию образования – страшнейшей государственной ошибкой, которую спровоцировала непродуманная чиновничья суета.

Весной 2018 года суета приобрела реальные очертания. На совещании в районном отделе образования приняли решение: школа в Новокалманке должна потерять статус юридического лица и лишиться самостоятельности.

Процедура предполагает опрос и согласие местных жителей. В конце апреля депутаты райсовета должны были утвердить методику опроса, а жители Новокалманки выбрать, к какой из соседних школ присоединиться и куда, соответственно, будут возить на уроки десяти- и одиннадцатиклассников.

Часть депутатов выступили против реорганизации, методику не утвердили. Казалось, защитники школы одержали победу. Но конфронтация с чиновниками только начиналась. В мае на сход села в Новокалманку приехала председатель районного комитета по образованию Елена Земзюлина. Она говорила: ничего страшного для школы не произойдет, сократятся лишь ставки директора и бухгалтера. Сэкономленные деньги пойдут на то, чтобы увеличить зарплату педагогам. А дети, которым придется ездить на автобусе в другое село, получат более качественное образование.

Родители и педагоги ей не поверили. Они рассуждают так: если школа станет девятилетней, то затраты не уменьшатся, а только увеличатся: чтобы возить нескольких десяти- и одиннадцатиклассников в другую школу, властям придется приобрести автобус и нанять водителя. "Траты на бензин, страховку и зарплату водителя превзойдут любую экономию на директоре и бухгалтере", — подтверждает Виктор Проскурнов.

Встретив сопротивление местных жителей и части районных депутатов, районные власти перестали говорить о понижении статуса школы. Сейчас речь идет только о том, чтобы сделать новокалманскую школу филиалом усть-калманской (райцентр Усть-Калманка расположен в 20 км от села). Позицию чиновников изложила газета "Ленинец" (учредитель — администрация района). Издание пишет, что многие школы переводят в статус филиалов. Дело в том, что с 2012 года финансирование школ зависит от числа учеников. При такой системе малокомплектные школы получали мало денег, и району приходилось добавлять из своего бюджета. Но после повышения МРОТ такой возможности у района больше нет. А с 2019 года деньги будут поступать не в район, а напрямую в школы. Местные власти ничего добавить не смогут, и зарплата педагогов упадет. Короче, запугали село, что если оно выиграет бой с чиновниками, то педагоги останутся без нормальной зарплаты и многие просто уволятся – учить новокалманских ребятишек будет некому. Поработали и с депутатами – они в итоге утвердили методику опроса жителей. Глава Проскурнов пошел на хитрость - предложил чиновникам сделать новокалманскую школу филиалом михайловской, расположенной в 30 км. Между селами нет нормальной дороги, значит подвоз детей из Новокалманки и Михайловку организовать невозможно. Это бы дало гарантию того, что местная школа остается "одиннадцатилетней". Но в районе эту "хитрость" поняли и больше не предлагают выбор, к кому присоединиться — "материнской" школой может быть только усть-калманская.

Практически уже силой загоняют сельскую школу к новой «матери» и понимать не хотят, чего это жители так держатся за свою старую альма-матер. Учительница Ольга Шайкина отправила вопрос о судьбе новокалманской школы на "прямую линию" с Владимиром Путиным. Вопрос не озвучили, но об аналогичной проблеме в прямом эфире удалось рассказать жителям Старой Суртайки -, села в Красногорском районе. Там тоже хотели закрыть малокомплектную среднюю школу, где учится 47 детей, но Путин сказал, что 47 учеников это "не так уж и мало", и чиновники должны сделать все, чтобы сельчане не покидали свои дома.

Особенность системы образования в Алтайском крае состоит в том, что значительная часть населения региона — более 1 миллиона человек — проживает в сельской местности. Именно этим обусловлено большое количество малокомплектных сельских школ. Но Владимир Путин в ходе «прямой линии» сказал то, что не может не обнадёживать: «Мы должны обеспечить, чтобы у нас люди не покидали родные места, особенно в таких регионах, как Сибирь, Восточная Сибирь, Дальний Восток, чтобы и село был живым, имело бы перспективы развития».

После внушения президента врио губернатора Алтайского края Виктор Томенко пообещал, что школу в селе Старая Суртайка не закроют. Люди выдохнули. На радостях и Новокалманка послала гонца – Виктора Проскурнова – к министру образования Алтайского края Александру Жидких – в селе 43 ученика, всего на четыре меньше, чем в Суртайке, - чем их обнадежить? Да ничем! Школу в Новокалманке по-прежнему планируют оптимизировать.

"Власти торопятся с решением по нашей школе, хотят успеть до 1 сентября. Им нужно срочно загнать зайца, иначе с охоты уедут без добычи. А мы не хотим быть таким зайцем, которого надо загнать ради своих интересов", — высказался один из новокалманских родителей.

Оппозиция в селе зреет прямо на глазах. По последним данным, в знак протеста собираются перекрыть все три трассы, ведущие из Новокалманки в большой мир. «НИ» засомневались, что народу для этого маловато. «А мы весь скот выведем, до последней овцы – и пусть попробуют сунуться!»

(При подготовке текста использованы материалы и фото altapress.ru)

Комментарии

ЮРИЙ КРУПНОВ, писатель, председатель наблюдательного совет Института демографии, миграции и регионального развития, лауреат премии президента РФ в области образования:

- Госдума отклонила три законопроекта о согласовании ликвидации сельских школ с местными жителями. Один из законопроектов был внесён депутатом КПРФ Олегом Смолиным, два других — Заксобраниями Карелии и Амурской области. Предлагали запретить ликвидацию сельских школ и детсадов без согласия схода граждан и обязать региональные власти восстановить школы, закрытые после 1 января 2015 года.

В Министерстве образования тоже постоянно говорят о том, что пора остановить ликвидацию сельских школ, но она всё равно продолжается. При этом детей становится больше, а школы всё равно закрывают. Это все подтверждается официальной статистикой. По данным Росстата, с 2000 года в РФ закрылось 25,5 тыс. школ. Из них 20,1 тыс. на селе. В год закрывалось 1,7 тыс. школ или 4,6 школ каждый день. Что характерно: за это же время было построено или открылось более 30 тыс. церквей. В целом их число выросло с 2,9 тыс. в 1990 году до 34,5 тыс. в настоящее время. То есть каждый год открывалось 1,26 тыс. церквей или по 3,5 каждый день. Подумайте над этой статистикой.

Катастрофой стал 2017 год с его широкой кампанией по «оптимизации» малокомплектных сельских школ, то есть фактически по их закрытие. Наряду с отсутствием в деревнях рабочих мест, это означает уничтожение села в целом. Особенно острая ситуация сложилась в сибирских регионах, но огромные проблемы есть и в центральной России (Смоленская область), и в северо-западном округе (Псковская область). Дошло до покушения на учебные заведения, имеющие историческое значение. Так в селе Петровичи Шумячского района в рамках «оптимизации» была закрыта школа, в которой учился всемирно известный писатель-фантаст Айзек Азимов.

Закрытие школ - это кризис в системе образования, и он ведёт к предсказуемым результатам - к «дебилизации» школьников. Нелепые ответы в проверочных работах – это верхушка айсберга. В глубине таится равнодушие к предлагаемым методам познания со стороны учеников. Школьников заваливают информацией, предлагая на выходе проверить свои знания на манер игры «Кто хочет стать миллионером», с помощью теста. Не знаешь – ткни наугад, вдруг повезёт. Учителей в свою очередь заваливают отчетностью, бесконечными аттестациями, рабочий процесс засушивается, формализуется, оставляя педагогам меньше времени на самое главное – общение с детьми. Маленькие сельские школы восполняли этот дефицит. Реформаторы с асфальта, похоже, вообще не учитывают столь тонкую материю, как связь наставника и ученика.

ВЛАДИМИР ПОЗДНЯКОВ, депутат Госдумы:

- У меня имеются статистические данные за 2000-2015 годы. В связи с закрытием сельских школ численность населения в Амурской области сократилось за этот период на 130 тысяч человек, в основном, за счет трудоспособного возраста. Сокращается число детей от 0 до 18 лет. Происходит это потому, что сокращается число общеобразовательных учебных заведений и обучающихся в них. Количество получивших аттестаты зрелости снизилось за 15 лет в 2 раза, количество учителей –в 3 раза. Происходит обезлюдение Амурской области. Такое положение дел – по всей Сибири и Дальнему Востоку А на освободившиеся земли уже с вожделением поглядывают наши соседи…

ВАСИЛИЙ ИКОННИКОВ, эксперт Центра национальных и политических реформ (ЦЭПР) :

- Оптимизацию школ и больниц зачастую обосновывают снижением численности населения, однако именно социально-экономические проблемы способствуют оттоку населения в города. Эксперты уверены, что государство намеренно проводит политику депопулизации сельских территорий и лишает деревни «последней надежды на будущее». Нынешняя ситуация напоминает замкнутый круг: оптимизация социальных учреждений идет гораздо более быстрыми темпами, чем уменьшается численность сельского населения и вымирают деревни. Процесс свертывания малокомплектных школ проходит в рамках реформы образования. При этом, по данным Счетной палаты, несмотря на сокращение образовательных учреждений, в 36 регионах расходы не сократились, а, наоборот, выросли. В то время как повышение зарплаты учителям оказалось незначительным — на 0,74% в целом по России. В 9,5 тыс. населенных пунктов, имеющих до 1,5 тыс. жителей, сегодня нет детских садов. В 6 тыс. населенных пунктов нет школ. Из 940 деревень детям приходится добираться до школы более 25 километров.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > newizv.ru, 3 июля 2018 > № 2662398


Узбекистан. Корея > Образование, наука. Легпром > podrobno.uz, 2 июля 2018 > № 2663000

В Узбекистане создадут корейско-узбекский испытательный центр

В Узбекистане состоялась встреча руководства ассоциации «Узтекстильпром» с послом Республики Корея Квон Ёнгву на которой был затронут вопрос создания в нашей стране совместного лабораторно-испытательного центра.

В частности корейская сторона проинформирована о том, что ассоциацией «Узтекстильпром» ведутся переговоры с корейским испытательно-исследовательским институтом текстильной продукции (Korea Apparel Testing & Research Institute) KATRI по организации совместного лабораторно-испытательного центра на территории Республики Узбекистан.

Реализация данного проекта даст возможность значительно расширить экспорт готовой текстильной продукции в зарубежные страны.

В ходе встречи стороны также обсудили техническое сотрудничество в рамках программ «Официальная помощь развитию» и «Программа распространения знаний» Правительства Республики Корея, направленных на передачу знаний и технологий, а также подготовку и повышение квалификации молодых специалистов для предприятий отрасли.

Напомним, что с 2006 года в рамках данной программы стажировку прошли свыше 100 специалистов отрасли в разных регионах Кореи.

Узбекистан. Корея > Образование, наука. Легпром > podrobno.uz, 2 июля 2018 > № 2663000


Узбекистан > Образование, наука. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 2 июля 2018 > № 2662999

Читаем онлайн: в Узбекистане проведут полную оцифровку информационно-библиотечных фондов

В Узбекистане будет произведена полная оцифровка информационно-библиотечных фондов (включает все виды носителей информации, а также фонды редких и особо ценных изданий) для предоставления пользователям полноценного доступа к библиотечным коллекциям в любой точке страны.

Работа по размещению необходимого для оцифровки оборудования ведется компанией LG CNS в рамках проекта «Национальная общеобразовательная электронная библиотека», сообщает пресс-служба Национальной библиотеки Узбекистана.

Отметим, что реализация данного проекта имеет большое значение для решения ряда важнейших задач по развитию информационно-библиотечной деятельности. В рамках этого инвестиционного проекта предусмотрена установка:

1. Центра оцифровки для сканирования и оцифровки информационно-библиотечных ресурсов для обеспечения онлайнового доступа к ресурсам Национальной библиотеки и других библиотек-участниц проекта.

2. Мультимедийного центра для создания мультимедийных ресурсов для представления информационно-библиотечных ресурсов Национальной библиотеки Узбекистана и библиотек-участниц в формате мультимедиа.

3. Интеграционной системы электронной библиотеки, которая свяжет на начальном этапе проекта Национальную библиотеку Узбекистана и 20 региональных информационно-библиотечных учреждений.

В случае успеха проекта, в скором времени пользователи смогут найти интересующую литературу в любой точке страны и прочитать онлайн.

Узбекистан > Образование, наука. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 2 июля 2018 > № 2662999


Узбекистан > Образование, наука. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 2 июля 2018 > № 2662985

Государственный центр тестирования (ГЦТ) запустил онлайн-сервис, где можно посмотреть число документов, принятых от абитуриентов по всем вузам страны, сообщает корреспондент Podrobno.uz.

В специальной рубрике представлены не только все вузы Узбекистана, но и детально показаны направления обучения, по которым принимают документы абитуриентов. Теперь не совсем уверенные в своих знаниях юноши и девушки могут изучить список и подать свои документы в вузы с наименьшим конкурсом.

Напомним, что в этом году в Узбекистане впервые в истории страны вузы будут проводить тестовые испытания не в один день – 1 августа, а с 1 по 15 августа. Результаты тестов планируется публиковать на следующий день после проведения экзаменов на официальном веб-сайте Государственного центра тестирования.

Кроме того, ГЦТ и Мининфоком организуют в интернете онлайн трансляцию процесса сдачи тестовых испытаний в вузы, а абитуриентов, которые придут на экзамены со шпаргалками и телефонами будут моментально отстранять при проверке на входе.

Кроме того, в этом году абитуриентов при вхождении на территорию проведения тестовых экзаменов, помимо традиционных металлических рамок, будут проверять на специальном видеооборудовании с использованием программы идентификации личности. Эта процедура займет всего несколько секунд – лицо абитуриента будет сравниваться с информацией, имеющейся в базе. Это позволит выявлять подставных лиц, которые сдают тесты вместо реальных абитуриентов.

Узбекистан > Образование, наука. СМИ, ИТ > podrobno.uz, 2 июля 2018 > № 2662985


Казахстан. РФ > Образование, наука > inform.kz, 2 июля 2018 > № 2662544

Сельские школьники из Восточного Казахстана поборются за гранты в Астане

В Астане стартовала республиканская олимпиада IQanat среди учеников 9 классов, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Проект инициирован учредителем ОФ «Образовательный фонд IQanat» Айдыном Рахимбаевым. Как отметила исполнительный директор фонда Айжан Садыкова, основная цель всего проекта - помощь и содействие сельским ученикам в процессе поступления в высшие учебные заведения.

«Несмотря на то, что наш фонд создали недавно, учредитель Айдын Рахимбаев начал эту работу еще с 2006 года. Началась эта работа с поддержки сельской школы, для библиотеки которой он покупал книги, охватывал научно-познавательными поездками детей школы, а потом и района. А с 2017 года он решил создать целый проект для ВКО, охватив 6 районов», - сказала Айжан Садыкова после открытия олимпиады.

При этом А. Садыкова подчеркнула, что пока проект ориентирован только на ВКО, но в будущем имеет перспективы по расширению географии.

«Это пилотный проект, потому что наша цель - охватить всю республику, все 160 сельских районов страны. Акцент будет сделан только на сельские школы, потому что на сегодняшний день менее 20% сельских детей могут поступить в топ-10 вузов Казахстана. Большинство из них поступает в региональные вузы, 30% и вовсе уходят в колледжи», - отметила А. Садыкова.

По словам спикера, в каждой области и районном центре есть координаторы, в обязанности которых входит посещение каждой сельской школы, обход, донесение всей информации, которую вырабатывает центральный офис IQanat.

«Каждую четверть у нас проходят олимпиады, помимо этого, мы разрабатываем методический материал, который помогает ребятам готовиться к следующим турам олимпиады. Как показал опыт, этот материал полезен не только для учеников, но и для учителей сельских школ, которые также часто имеют дефицит в получении более полной информации», - добавила представитель фонда.

Айжан Садыкова также заострила внимание на этом, что олимпиады являются бесплатными для учеников.

«Мы подписали меморандум с МОН РК, что обеспечивает полную легитимность наших действий. Люди могут подумать, что какой-то частный фонд проводит олимпиады, и что это нелегитимно. Кроме того, все наши олимпиады абсолютно бесплатны для детей», - объяснила А. Садыкова.

Что касается сотрудничества с университетами, она посетовала на то, что отечественные вузы гораздо пассивнее идут на сотрудничество в этом направлении, в отличие от зарубежных. «Мы подписываем соглашения с вузами, и на сегодняшний день более активно на подписание соглашения идут зарубежные вузы, нежели казахстанские. Из отечественных вузов я хотела бы отметить КазГЮУ (они подписали с нами меморандум одними из первых, и готовы предоставлять гранты для наших победителей). Около 10 зарубежных вузов в Литве, в Китае, в России подписали с нами меморандумы, которые предполагают, что для наших победителей будут предоставлены грантовые места.

Мы подаем портфолио нашего ребенка, который наиболее подходит под требования, и они его принимают без условий», - рассказала А. Садыкова.

Образовательный проект казахстанских меценатов - республиканская программа для сельских школ IQanat, учрежденная группой бизнесменов, в числе которых Айдын Рахимбаев (председатель Совета директоров холдинга BI Group), Даурен Жаксыбек (председатель Совета директоров АО «Цесна банк»), Арманжан Байтасов (председатель правления Казахстанского медиа альянса), Исламбек Салжанов (учредитель корпорации «Алтын кыран»), Бауыржан Исабаев (член Совета директоров холдинга BI Group), Сержан Жумашов (соавлделец группы Capital Partners) и другие меценаты.

Цель программы - поддержка и мотивация учеников сельских школ в получении равного доступа к поступлению в национальные и зарубежные вузы. Программа включает прохождение отборочных туров олимпиад IQanat по регионам РК, а также сопровождение в подготовке к поступлению в ведущие вузы страны и мира на гранты и стипендии.

За 12 лет реализации программа IQanat, основываясь на повышении мотивации к получению качественного образования у учащихся отдаленных сельских школ, прошла несколько этапов развития.

Казахстан. РФ > Образование, наука > inform.kz, 2 июля 2018 > № 2662544


Казахстан > Образование, наука. Медицина. СМИ, ИТ > kapital.kz, 2 июля 2018 > № 2662434

100% школ и больниц Актюбинской области обеспечат интернетом

В областном акимате обсудили реализацию программы «Цифровой Казахстан»

В рамках программы «Цифровой Казахстан» до конца текущего года 100% школ и медицинских учреждений Актюбинской области будут подключены к широкополосному интернету со скоростью от 4 мегабит в секунду и выше. Для этого начаты масштабные работы по строительству волоконно-оптических линий связи и внедрению технологии «радиомост», обеспечивающей быструю передачу информации без дорогой и сложной прокладки кабеля. Об этом передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Ход исполнения поручений главы государства по цифровизации образования, здравоохранения и других отраслей экономики рассмотрен на совещании в акимате области под председательством главы региона Бердыбека Сапарбаева.

«В целом за истекшие 5 месяцев проделана большая работа. Есть определенные результаты. Исполнение программы „Цифровой Казахстан“ нужно и далее держать на постоянном особом контроле», — подчеркнул аким области.

Параллельно с обеспечением доступа к широкополосному интернету продолжается работа по внедрению информационных систем, преимущество которых актюбинцы уже успели оценить по достоинству. К примеру, по данным управления образования, с вводом ИС «Күнделік» прогулы занятий в школах сократились вдвое. Информация о посещаемости и успеваемости школьника тут же становится доступной его родителям. Активно используют жители области и медицинскую информационную систему. Через нее с начала года на прием к врачу записались более 209 тыс. человек. Всего через МИС обслужено свыше 371 тысячи человек, или 43% населения области.

В ходе совещания также были рассмотрены цифровые новшества в жилищно-коммунальном хозяйстве и транспортной системе. Интеллектуализация этих сфер — объективная необходимость в условиях роста энергопотребления и автомобилизации населения.

Отметим, на фоне растущей цифровизации регион уделяет большое внимание повышению уровня цифровой грамотности населения. Для этого было подготовлено более 220 тренеров, которые уже приступили к обучению жителей области, в том числе в отдаленных населенных пунктах. На сегодня их стараниями общие базовые знания работы с современными информационными системами и технологиями получили более 14,4 тыс. человек. Приоритет отдается обучению пожилых людей.

Казахстан > Образование, наука. Медицина. СМИ, ИТ > kapital.kz, 2 июля 2018 > № 2662434


Россия. Корея. Весь мир. УФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 2 июля 2018 > № 2660240 Антон Атрашкин

«Иннопром» не спасает мир, наша задача — чтобы бизнесу было интересно»

О предстоящей международной промышленной выставке «Иннопром-2018» в интервью Business FM рассказал директор деловой программы Антон Атрашкин

В международной промышленной выставке «Иннопром-2018» примут участие 105 ведущих компаний Республики Корея. Он пройдет в Екатеринбурге с 9 по 12 июля.

Южная Корея — страна — партнер промышленной выставки в этом году. Ведущие компании представят свои последние разработки в машиностроении, робототехнике, энергетике. Hyundai Motors, например, презентует свой новый электрокар. Ожидается более 150 участников из России, стран Европы, Азии и Белоруссии. Деловая программа состоит из 13 тематических треков и пяти специальных проектов.

Почему для «Иннопрома» главный показатель выставки не число заключенных договоров, а количество заполненных площадей, и почему в этот раз организаторы ввели платный билет, директор деловой программы «Иннопрома» Антон Атрашкин рассказал в интервью обозревателю Business FM Ирине Яковлевой.

Тема «Иннопрома-2018» — цифровое производство. В прошлом году было «умное» производство. В чем новизна и как вы планируете раскрывать тему в этом году?

Антон Атрашкин: Выбирая тему, мы не пытаемся удивить мир. Наша задача — тему выбрать так, чтобы она была понятна и российским, и международным участникам. Конечно же, и в нашей стране, и за рубежом все говорят о «цифре», о цифровом производстве, поэтому мы эту тему так или иначе развиваем последние года три-четыре, раскрываем ее и в экспозиции, где появляется все больше и больше компаний, которые представляют свои технологии и продукты, соответствующие самым высоким стандартам четвертой промышленной революции. Это и робототехника, и машинное зрение, и 3D-принтинг. Мы находимся очень вдали от тем о том, как нам обустроить Россию и спасти мир, все наши мероприятия носят очень прикладной характер. Они достаточно скучны для непрофессионалов, но, мы надеемся, очень интересны для представителей бизнеса.

Какие основные задачи «Иннопрома» и в чем отличительные особенности этой промышленной выставки от многих других?

Антон Атрашкин: Наша основная задача — организовать эффективную торговую площадку для российских и зарубежных производителей. Две трети экспонентов «Иннопрома» в этом году — это международные компании, их становится все больше, многие приезжают делегациями, приезжают из стран, где мы покупаем технологии, приезжают из стран, куда мы продаем наши технологии. Поэтому наша основная задача — чтобы бизнесу было интересно. Мы хотим, чтобы на «Иннопроме» завязывались те самые деловые контакты, которые потом превратятся в будущие сделки, будущие совместные проекты.

Какие ключевые показатели эффективности выставки?

Антон Атрашкин: Для нас ключевым показателем выставки и популярности «Иннопрома» стал тот факт, что в апреле мы полностью реализовали все площади на выставке. Для нас количество подписанных контрактов никогда не было индикатором. Вы прекрасно знаете, что на больших выставках очень часто организаторы нарочно подгоняют контракты, принуждают компании подписывать уже заключенные сделки или, наоборот, подписывать меморандумы со многими нулями, за которыми ничего не стоит. Это не наша тема, мы не увлекаемся таким пиаром, прежде всего потому что самих бизнесменов не обмануть. Можно впечатлить журналистов количеством контрактов и миллиардами долларов, которые написаны на бумаге, но сами бизнесмены прекрасно знают, где реальная сделка, а где нет. Поэтому для нас это не показатель, для нас показатель — это растущее желание бизнесменов купить у нас площадь.

Давайте поговорим теперь о стране — партнере выставки. В чем интерес в привлечении отдельной страны в партнеры для «Иннопрома»?

Антон Атрашкин: Каждый год мы ведем переговоры с тремя-четырьмя кандидатами на страну-партнера. Это, как правило, большие торговые партнеры России, и мы знаем, что когда страна принимает участие в качестве страны-партнера, это всегда большая экспозиция, всегда большая делегация. Поэтому для нас привлечение страны в качестве страны-партнера — это, прежде всего, возможность получить доступ к самым передовым технологиям из этой страны, к самым передовым компаниям для себя.

По какому принципу вы выбираете страну-партнера? У вас представлено три-четыре, как вы решаете, что именно эта страна в этом году будет вашим партнером на «Иннопроме»?

Антон Атрашкин: Мы сейчас, например, ведем переговоры с двумя странами про 2019 год, каждый раз это всегда обсуждение с дипломатами, с бизнес-ассоциациями. И это не то что мы решаем, кто из стран первый, условно говоря, согласится, проявит интерес, та страна и будет страной-партнером. Но этому приглашению и согласию, конечно же, предшествует большая работа Министерства промышленности России, нас как организаторов.

Получается долгий переговорный процесс.

Антон Атрашкин: Они длятся, как правило, около года-полугода, потому что для страны-партнера это ведь большие затраты.

А уже известно, кто будет вашим партнером в 2019 году?

Антон Атрашкин: Честь объявить партнера следующего года выпадает нашему министру промышленности Денису Мантурову, который в торжественной обстановке объявляет страну-партнера.

То есть пока это секретная информация?

Антон Атрашкин: Да, мы это сделаем либо на «Иннопроме», либо чуть позже.

Давайте тогда поговорим о стране-партнере этого года. Это Южная Корея. Что наиболее интересного для бизнеса она привезет?

Антон Атрашкин: Вы знаете, что Южная Корея — один из лидеров промышленной революции в мире. Это страна, которая успешно внедряет технологии альтернативной энергетики, это страна номер один по такому показателю, как внедрение промышленных роботов: 630 промышленных роботов на 10 тысяч работников — это самый высокий показатель в мире. Корейцы — безусловные лидеры в автомобильной промышленности. Флагман корейской индустрии Hyundai Motor подготовил серьезную экспозицию и даже впервые привозит в нашу страну свою флагманскую модель электрокаров. Это машина с мощным двигателем, она называется IONIQ. Нам кажется, что это серьезная перспективная разработка.

В прошлом году партнером была Япония, в этом — Южная Корея. Можно ли говорить, что Азия в приоритете?

Антон Атрашкин: Это не так. Обе страны — наши важнейшие торговые партнеры, и нет задачи как-то очень сильно задумываться о географическом фокусе. Сейчас мы ведем переговоры с двумя европейскими странами. У России очень много торговых партнеров, они расположены в разных частях света, и мы с удовольствием видим и наблюдаем значительный интерес к нашему мероприятию.

То есть это не какая-то государственная линия?

Антон Атрашкин: Нет, это совсем не так.

Вы ввели платный билет. Это какой-то новый канал для зарабатывания денег или есть какие-то другие причины, которые стоят за этим непопулярным шагом?

Антон Атрашкин: Платный билет действительно с этого года запущен — это 300 рублей. Прежде всего, экспоненты приезжают на «Иннопром», чтобы продать свои технологии, поэтому они заинтересованы в профессиональной публике. Однако мы действительно хотим, чтобы особенно в первые дни было меньше праздных участников, которые заходят на стенды и первый вопрос задают про бесплатные ручки или пакеты. Чтобы немножко оградить экспонентов от любителей халявы, мы действительно ввели этот билет.

А яркие звезды посетят в этом году «Иннопром», будут какие-то хедлайнеры?

Антон Атрашкин: В этом году на «Иннопром» приедут главы таких крупнейших мировых компаний, как Yaskawa, KUKA, Volvo, Lifan, VIKO, ряд компаний из Европы, из Азии. Очень много частных компаний из Европы приезжают к нам на «Иннопром», для них это возможность именно продать свою продукцию, найти партнеров, это точно не имиджевые поездки. И рост средних европейских компаний, которые принимают участие в нашей выставке, для нас тоже хороший индикатор, потому что их не заманишь возможностью посмотреть на первых лиц России. Если такие люди приезжают на какую-то выставку или на какой-то форум, то только потому, что они видят для себя бизнес-возможности.

Спасибо вам большое за интервью, и продуктивной работы «Иннопрому».

Антон Атрашкин: Спасибо, приезжайте.

Ирина Яковлева

Россия. Корея. Весь мир. УФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 2 июля 2018 > № 2660240 Антон Атрашкин


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 29 июня 2018 > № 2661119 Дмитрий Волошин

Учеба будущего. Как подготовить детей к появлению новых профессий

Дмитрий Волошин

Старший вице-президент УК «ПроОбраз»

Все люди станут предпринимателями и окажутся наедине с рынком. Какое образование получать и какие навыки развивать, чтобы соответствовать новым реалиям?

В современной жизни, где основное свойство окружающего нас мира — скорость, хочется ухватиться за что-то постоянное. Этим постоянным обычно служит образование, которое помогает подготовить наших детей к таким уютным и привычным ролям, как «экономист», «чиновник» или «программист». Эти названия успокаивают, дают ощущение стабильности и преемственности. А из всех чайников и утюгов гремят новые, пугающие названия. Как вам «воспитатель искусственного интеллекта»? Это о чем и как стать этим не-пойми-кем? Или «оператор дронов»? А еще «социальный брокер» или, скажем, «генетический консультант»? Новый мир, лязгая и обзываясь непонятными словами, надвигается на нас, лишая сна и заставляя думать о судьбе детей.

Самый важный из трендов ближайших пятидесяти лет — деиерархизация организационных структур. Этот процесс является системным ответом на необходимость конкурировать скоростью вывода продуктов на рынок, а также их персонализацией фактически под каждого потребителя. Сегодня уже никого не удивить ассортиментом, потребитель стал строг и разборчив. Ему подавай быстро и именно то, что он импульсивно захотел в этот момент. В этих условиях большие компании не успевают производить конкурентный продукт. Их «кусают» и выкидывают с рынка средние компании, а иногда и небольшие стартапы.

Все дело в мобильности. Небольшая компания не тратит время на долгие совещания и прочие корпоративные ритуалы. Она живет по принципу «взять и сделать», «попробовать и продать». Большие компании будут понемногу дробиться и делиться, увеличивая свою мобильность. В конечном счете появятся сложные сетевые структуры с небольшими командами предпринимателей. Каждая команда будет иметь узкую специализацию и конкурировать качеством и скоростью оказания услуг или создания продукта с другими микрокомандами. Не будет защитных стен офисов, больших бюджетов крупных компаний. Только ты и рынок.

Если предположить, что именно такое будущее нас ждет, то можно составить перечень критичных компетенций, которые должен демонстрировать наш ребенок в новом мире.

Во-первых, и это совершенно необходимо, он должен иметь предпринимательский навык. Гениальных предпринимателей мало. Есть крохотная часть талантливых людей, которые определяют развитие этой предметной области на десятилетия вперед. Но это не значит, что не надо стараться стать лучше. Предпринимательство — это и искусство, и наука, и ремесло. Знания о профессии достаточно формальны и вполне укладываются в семестровый курс обучения. А вот практика, в том числе построенная через наставничество, — существенная проблема современной системы образования. Что может предложить вуз успешному бизнесмену за развитие в студентах предпринимательского духа? На этот вопрос предстоит дать ответ.

Второй важный набор навыков, необходимый в будущем, — это навыки социальные. Количество коммуникативных связей растет очень быстро. Если в начале XX века мы могли родиться, жить и умереть, зная 50–100 человек, то уже в конце столетия эта величина возросла кратно. У нас только в телефоне можно насчитать около 4000 номеров, и это люди, с которыми мы знакомы лично. Если добавить «друзей» в социальных сетях, знакомых из чатов в мессенджерах, то это число легко превысит 25 000. Как с ними общаться? Как делать это максимально эффективно, не перегорая? Как строить свой личный бренд в этом информационном море? Как выделяться и чем привлекать людей? Это лишь несколько очень серьезных вопросов.

Третье, чему важно учить и что будет являться основой успешного человека будущего, — это ответственность. Прямо сейчас мы находимся на пороге удивительной трансформации. Идеи итерактивного подхода в менеджменте овладели массами. Кто из вас не слышал про agile, MVP, A/B-тесты, пробы и ошибки? Культура постоянного продуктового поиска, которая пришла из IT, быстро овладела умами руководителей разных отраслей. И это прекрасно, если мы говорим о достаточно безрисковых продуктах, где можно потерять только время и настроение в негативном сценарии. Но если мы говорим о комплексных, долгосрочных, потенциально опасных продуктах, то даже MVP должен в себя включать кропотливую разработку, большую аккуратность и ответственность.

Современный переход к холакратии сейчас сильно напоминает переход к демократии 1990-х годов. В «новых» компаниях уже нет начальников. Но еще нет и воспитанной внутри ответственности за свои обязательства, понимания репутационных рисков, четкого следования срокам.

В результате продукт, успешно преодолев стадию MVP, так иногда и не увидит свет: переносятся дедлайны, не согласовываются ожидаемые результаты, заказчики, не ограниченные ничем, кроме творческой инициативы, бесконечно меняют требования, совсем мало кого заботит качество в долгосрочном понимании. Поэтому кажется, что дефицитными и ценными свойствами будущего будут личная ответственность, умение планировать долгосрочный результат и соблюдать поставленные сроки.

Если собрать все перечисленное вместе, получается, что подготовленным к будущему будет ответственный предприниматель, умеющий взаимодействовать с аудиторией во всех необходимых каналах. С широким университетским кругозором — ведь ему предстоит создавать новое, то, чего раньше не было. Любопытный и креативный — мы же помним, что ему надо не просто создавать новое, но делать это быстро. Он должен уметь учиться: в мире, где все меняется, где на рынке роятся микрокоманды, учиться придется всю жизнь, каждую минуту, на каждом проекте.

И это все должно стоять на крепком фундаменте хорошего технического или естественнонаучного образования — того, которое способствует развитию системного и критического мышления, заставляет пытливо копаться в сути явлений, не терпит поверхностности и профанации и формирует ту самую ответственность.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 29 июня 2018 > № 2661119 Дмитрий Волошин


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 29 июня 2018 > № 2660122

Бой с ленью: как воспитать эффективных управленцев

Дмитрий Тихонов

Кандидат экономических наук, преподаватель НИУ-ВШЭ и бизнес-школы МГУ, предприниматель

Низкую производительность труда некоторые называют чуть ли не национальной чертой россиян. Как с этим справляются крупные корпорации?

В майских указах президент поставил задачу — увеличить производительность труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики на 5% в год. Вслед Минэкономразвития разработало программу сроком на четыре года и стоимостью 30 млрд рублей.

Правда, эффективность этих вложений вызывает сомнения. Хотя бы потому, что пока производительность в РФ всегда росла медленно (всего на 1-2 % в год), а иногда и вовсе падала (например, в 2016 году Росстат фиксировал падение на 0,2%). Впрочем, в 2017 году производительность труда выросла, но опять в пределах 2%. Выходит, шаг назад, шаг вперед: стоим на месте или движемся, но очень медленно.

Русские не догоняют

Большинство экспертов считают, что производительность труда в России составляет 30-35% от производительности в США и странах ЕС. По данным ОЭСР, производительность труда в 2014 году составляла на 1 чел./час: в России — $25,9, в Евросоюзе — $55,9, в США — $67,4.

Низкую производительность труда некоторые называют чуть ли не национальной чертой россиян. Действительно, для нашего национального характера, по мнению большинства экспертов, скорее свойственны изобретательность и некоторая обломовщина, чем склонность к продолжительному и качественному труду.

Но давайте посмотрим на такие российские компании, как Альфа-банк, «Лукойл», «Домодедово», «Лаборатория Касперского». Эти бренды являются еще и примерами высокой производительности труда. Сотни не таких крупных, менее известных компаний (так называемых газелей) также демонстрируют высокую производительность в длительной перспективе.

Почему же высокая производительность, высокое качество организации бизнес-процессов не становятся массовым явлением в российском бизнесе?

Четыре проблемы производительности

В конце прошлого года было проведено исследование специфики российского менеджмента. Было опрошено 1240 директоров и менеджеров российских компаний широкого спектра отраслей.

Были выявлены четыре ключевые проблемы, программирующие невысокую производительность труда.

Первая — низкий уровень компетенций так называемых первых начальников. Это управленцы самого низового уровня: начальники отделов, групп и участков, те, кто ближе всего стоит к исполнителям, организует их работу. Причем некомпетентность проявляется прежде всего в некачественной организации труда сотрудников, затруднениях в постановке задач, контроле за исполнением поручений и подведении итогов, то есть незнании базового управленческого ремесла.

По оценкам респондентов, степень компетентности руководителей растет с каждым уровнем управления. Это говорит о том, что специалисты приходят на управленческие позиции с линейного уровня или из вузов неподготовленными к управленческому труду и постепенно учатся на своих ошибках. А также о том, что отсутствует культура передачи знаний и навыков в области управления как в системе образования, так и в самих компаниях.

Вторая проблема — управленцы не знают методик (алгоритмов) работы с большими задачами и проблемами, касающимися их сферы профессиональной деятельности. То есть постоянно повторяющиеся бизнес-процессы управляются нормально, а новые задачи и проблемы развития вызывают у менеджеров сложности.

Третья проблема — уровень исполнительности в российских компаниях. В 2015-2016 годах показатель вырос до 40%, ранее был около 30%. Причем отсутствует как культура формулирования задач, так и культура исполнения поручений: не соблюдаются сроки и KPI (если они есть).

Четвертая проблема — отсутствие критической массы эффективных менеджеров. Особенно на двух уровнях: уже упоминавшемся «низовом» и уровне главных функциональных руководителей (финансовых, технических директоров, директоров по логистике, персоналу, правовым вопросам и т. д.). Часто в разговорах с «большими» руководителями приходилось слышать, что в их компаниях существуют следующие пропорции управленцев: треть эффективные, треть относительно эффективные, треть неэффективные. В целом же компания становится эффективным механизмом при наличии двух третей и более эффективных менеджеров.

Вузы все еще оторваны от бизнеса

Как видим, значительная часть проблем связана с профессиональной подготовкой кадров, которая ведется прежде всего в вузах. Уровень связи вузов и компаний, за редким исключением, минимален. Вузы и средние профессиональные учебные заведения, как правило, варятся в собственном соку — работают «отдельно» от потребителя.

Методологическая база менеджмента в стране носит формально-иностранно-теоретический характер. Два основных методических документа, определяющих требования к образованию менеджеров, — ФГОСы уровней «бакалавр» и «магистр» — непрактичны и описывают требования, соответствующие целому букету профессий. Это, образно выражаясь, требования к ипподрому, жокею, коню и стюарду «в одном флаконе». Всего ФГОСов в стране подготовлено уже больше сотни. Прикладных ФГОСов пока нет вообще.

Нужен новый общий подход к образованию и развитию управленцев, который характеризовался бы как российский, прикладной и ориентированный на клиента (менеджера и/или компанию).

Секрет толкового менеджера

Проблема непрактичной методологии, включая некачественные образовательные стандарты, имеет изящное и экономичное решение. Подавляющее большинство российских компаний построено по функциональному принципу. В компаниях среднего и крупного размера существует около десяти основных функциональных направлений работы: «генеральное» управление, производство, продажи, маркетинг и внешние коммуникации, финансы, персонал, право, информационные технологии, логистика, управление изменениями и проектами.

Если у нас будет всего десять прикладных стандартов (систематизирующих лучшие практики) по этим направлениям, то мы даем инструмент большинству менеджеров российских компаний. Пока же спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Крупные игроки самостоятельно занимаются повышением квалификации своих специалистов. В аэропорту Домодедово создана уникальная в своем роде система получения и развития менеджерских знаний. Она предусматривает тщательное тестирование «на входе», в том числе с использованием детектора лжи. В процессе испытательного срока менеджеров применяется первичная программа адаптации сотрудников, в том числе с закреплением наставника.

Похожая система в Сбербанке. Там навыки сотрудников оцифровываются, на основе этой оцифровки формируется кадровый резерв. В банке создана система учебников по всем направлениям, составленная собственными специалистами, сформированы практически ориентированные курсы по принципу «ствол и ветки»: специалист получает в корпоративном университете «стволовые» знания по своей специальности и определенное количество «веток» (наборов теоретических и практических модулей, необходимых ему для наилучшего исполнения текущих обязанностей и для развития).

В Альфа-банке для каждого грейда должностных позиций сформирована система получения знаний по этой позиции. Одна из лучших систем обучения в России создана в компании 1С — здесь отлажена система тестирования специалистов, коллективного и индивидуального обучения, наставничества, разработана система корпоративных стандартов по специальностям и корпоративных учебников.

Что делать остальным, не столь крупным компаниям? В процессе испытательного срока менеджеров нужна прикладная программа первичной адаптации и позитивный наставник. Также необходима оцифровка качеств (компетенций) ключевых менеджеров, а затем кадрового резерва. Помните, эффективным может быть только индивидуально сформированное образование: для ключевых менеджеров индивидуальное ТЗ на обучение на два-три года может формироваться из актуальных источников (служебная инструкция, профиль компетенций, объявление о поиске такого менеджера). Подбирая любых внешних образовательных агентов (преподавателей, тренеров), всегда просите их озвучить, как они обеспечивают точность и актуальность знаний. Ответ желателен с цифрами.

Очень важно, чтобы стандарты как набор требований сопровождались учебниками лучших российских практик (реализацией требований). Содержание такого учебника формируется следующим образом: цели и задачи функционального подразделения и его руководителя; цели и задачи основных внутренних подразделений; управленческий цикл подразделения, организация и специфика работы; решение типовых проблем; внутренние и внешние коммуникации.

Учебник для финансистов может выглядеть так: цели и задачи финансового управления и финансового директора; работа финансового управления в целом и управленческий цикл; работа бухгалтерии, казначейства, планово-экономического отдела, инвестиционного отдела; решение типовых проблем; коммуникации финансистов внутри компании и снаружи. Написать такой учебник может только смешанная команда, скорее всего из методиста-преподавателя и двух функциональных руководителей. При этом набор подобных учебников может применяться в четырех важнейших направлениях развития персонала: обучение в вузах и бизнес-школах; самообразование менеджеров; обучение и прямое внедрение в рамках подразделений; обучение и прямое внедрение в рамках всей компании.

А если мы к этому набору стандартов и учебников добавим два методических руководства (по самообразованию и образованию в компании), а также общий обзор моделей, методик и инструментов, то фундамент управленческих знаний для роста производительности труда будет построен. Стоимость разработки указанного набора стандартов, учебников и трех пособий составит не более 25-30 млн рублей, сроки — 8-12 месяцев. Такой объем средств доступен любому крупному российскому холдингу. Возможно, подобный проект сможет войти в национальную программу в сфере повышения производительности труда.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 29 июня 2018 > № 2660122


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 28 июня 2018 > № 2661219 Владимир Путин

Приём в честь выпускников военных вузов.

В Большом Кремлёвском дворце состоялся торжественный приём в честь лучших выпускников высших военных учебных заведений Минобороны, МЧС, ФСБ, ФСО, Росгвардии и высших образовательных учреждений МВД и ФСИН.

В.Путин: Товарищи офицеры! Дорогие друзья!

Сердечно приветствую вас и поздравляю с успешным завершением учёбы.

По традиции мы чествуем лучших выпускников военных академий и вузов здесь, в парадных залах Московского Кремля, которые помнят величайшие события истории государства Российского и наполнены символами его ратной славы и гордости.

Убеждён, каждый из вас по-особому чувствует в эти минуты неразрывную связь времён и поколений и понимает, что ему доверена высочайшая честь – быть воином, офицером России, продолжать дело верных сынов и дочерей Отечества, героев, которые отстаивали свободу и независимость Родины, защищали мир и безопасность нашего народа.

Во все времена, на протяжении веков российский офицерский корпус был надёжной опорой Отечества, и всегда наших лучших командиров отличали несгибаемая воля и решимость, блестящая профессиональная школа и уважение к подчинённым, готовность жертвовать собой ради Отечества и боевых товарищей. В преемственности этих великих традиций – духовная, нравственная основа армии и флота современной России, источник силы и твёрдости для вас, для нынешнего и для будущих поколений российских офицеров.

Уважаемые товарищи! За последние годы мы многое сделали для качественного развития Вооружённых Сил. Свой возросший потенциал, слаженность частей и соединений российская армия наглядно показала в борьбе с террористами в Сирии. И сейчас вам, вашим сослуживцам предстоит в полной мере использовать опыт этой операции для боевой подготовки.

Как вы знаете, мы начали вывод наших подразделений ещё во время моего приезда на пункт базирования Хмеймим. Этот вывод продолжается и сейчас: только за последние несколько дней выведено 13 самолётов, 14 вертолётов, 1140 человек личного состава.

Все они – люди, прошедшие испытания боевыми действиями. И вам, вашим сослуживцам вместе с ними предстоит в полной мере использовать этот опыт для боевой подготовки личного состава здесь, на территории Российской Федерации, для отработки самых сложных, нестандартных задач в ходе внезапных проверок, стратегических и тактических учений, для освоения уникальной техники нового поколения, которая поступает в войска.

Здесь мы достигли решительного прорыва, и это, без преувеличения, колоссальный труд научных и конструкторских коллективов, промышленных предприятий, настоящий подвиг рабочих, инженеров, исследователей. Они, как не раз было в истории, сделали то, что другим пока сделать не удалось. Если ещё шесть лет назад доля современного оружия и техники в армии и на флоте не превышала 16 процентов, то сегодня она приближается к 60 процентам. Набранные темпы должны позволить нам выйти в 2021 году на запланированные показатели в 70 процентов.

При этом целый ряд отечественных систем вооружения на годы, а может быть, и на десятилетия опережают зарубежные аналоги. Так, в Южном военном округе на опытном дежурстве стоит новейший авиационный комплекс «Кинжал», как вы знаете. В ближайшее время в войска поступят ракетные комплексы межконтинентальной дальности «Авангард» и через год – «Сармат». И это лишь часть современных вооружений, которые позволят в разы, кратно увеличить потенциал российской армии.

В скором времени вы приступите к выполнению своих обязанностей, к несению службы в войсках. Ваша задача – стать настоящими профессионалами воинского дела, а для этого нужно до тонкостей освоить тактику управления и передовую технику, грамотно руководить личным составом и всегда высоко держать взятую в годы учёбы планку – быть лучшими, быть для своих сослуживцев и подчинённых примером во всём. Уверен, вы к этому готовы.

Хочу также сердечно поприветствовать офицеров, которые вскоре начнут работать в правоохранительных органах и специальных службах.

Круг стоящих перед вами задач исключительно широк: это надёжная защита прав и свобод наших граждан, это беспощадная борьба с террористами и экстремистами, криминалом и коррупцией. Рассчитываю, что вы проявите здесь свои самые лучшие профессиональные и личные качества, будете действовать ответственно и принципиально – в строгом соответствии с буквой и духом закона.

Уважаемые товарищи! Хочу подчеркнуть, государство будет развивать систему социальных гарантий для военнослужащих, для офицеров и членов их семей.

С 1 января текущего года проведена индексация денежного довольствия. В дальнейшем такая практика, безусловно, будет продолжена.

Военнослужащие планово обеспечиваются постоянным жильём. В этом году только по линии Минобороны новоселье отметили более четырёх тысяч семей, почти 14,5 тысячи получили ключи от служебного жилья.

Улучшается система медицинского обслуживания. Последовательно решается и такая важная для офицерских семей проблема, как обеспечение детей местами в детских садах и яслях. В этом году планируется более чем в четыре раза увеличить количество военных санаториев, бесплатно принимающих детей военнослужащих.

Повторю, работа по укреплению социальных гарантий обязательно будет продолжаться.

Уважаемые друзья! В завершение хотел бы привести слова легендарного маршала авиации Александра Покрышкина, который сказал, что «самым главным, самым священным делом всегда есть долг перед Родиной». Уверен, российские офицеры будут безупречно решать поставленные задачи, надёжно стоять на страже безопасности Родины и наших граждан.

Ещё раз поздравляю вас с завершением учёбы. Счастья и доброго здоровья вам, вашим родным и близким. Желаю вам и всем выпускникам 2018 года успешной службы.

Предлагаю тост: за продолжение лучших традиций российского офицерского корпуса, за наши Вооружённые Силы, за Россию!

С.Шойгу: Товарищ Верховный Главнокомандующий! Товарищи офицеры!

Здесь, в Большом Кремлёвском дворце, собрались лучшие выпускники военных вузов, золотые медалисты, стипендиаты, отличники учёбы – те, кому выпала честь представлять новый отряд офицерского корпуса. Во все времена он являлся стержнем Вооружённых Сил, опорой государственной власти, гарантом независимости страны и мирной жизни.

Сегодня трудно представить себе офицера без фундаментальной системной подготовки, общей культуры и высоких моральных качеств. Более того, он должен постоянно совершенствовать полученные в вузе знания и навыки, настойчиво искать новые формы обучения личного состава. Не случайно выдающиеся полководцы были всесторонне развитыми людьми, талантливыми воспитателями и тонкими психологами, умевшими найти путь к сердцу солдата.

Уважаемые выпускники! Убеждён, что вы, наследники ратной славы, будете достойно нести гордое звание защитника Отечества и неукоснительно следовать кодексу офицерской чести. Одна из его заповедей гласит: «Душа – Богу, сердце – женщине, долг – Отечеству, честь – никому».

Поздравляю вас с завершением важного этапа профессионального становления. Будьте сильны духом, инициативны, успешны. Руководство страны и Министерство обороны рассчитывает на вас.

Предлагаю тост: за мощь и процветание нашей великой Родины, за её верных союзников – армию и флот, за Президента России – Верховного Главнокомандующего Владимира Владимировича Путина, за здоровье и благополучие всех присутствующих!

А.Максимцев: Товарищ Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами Российской Федерации! Уважаемые товарищи!

Сегодня у нас, выпускников высших военных учебных заведений, наступил новый этап – служение Отечеству.

За годы учёбы мы приобрели практические навыки, которые позволят нам обеспечить национальную безопасность и оборону государства, защитить интересы России от любых вооружённых вызовов и угроз. Мы глубоко осознаём столь высокую ответственность за судьбу нашей Родины и готовы с максимальной отдачей выполнить свой воинский долг.

Позвольте слова признательности выразить нашим педагогам и наставникам, которые передали нам богатый жизненный и боевой опыт, глубокие знания военной науки. Спасибо вам.

Товарищ Верховный Главнокомандующий, разрешите поблагодарить лично Вас, руководство страны и Министерство обороны за постоянное внимание к Вооружённым Силам, оснащение войск новейшим вооружением и военной техникой, повышение престижа военной службы и военно-патриотическое воспитание молодёжи.

От имени всех выпускников заверяю Вас, что все поставленные Вами задачи по обеспечению безопасности нашей Родины будут выполнены.

Предлагаю тост: за Верховного Главнокомандующего Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, за Россию, её славные Вооружённые Силы и непобедимого российского солдата!

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 28 июня 2018 > № 2661219 Владимир Путин


Россия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656729 Владимир Филиппов

Знания на экспорт. Как ведущие вузы мира зарабатывают на иностранных студентах

Владимир Филиппов

Ректор Российского университета дружбы народов

Один из основных источников доходов вуза — обучение граждан из других стран. Но в Россию в основном едут не лучшие, а те, кто не смог поступить в университеты мирового класса

В последнее время все чаще звучит тема «экспорт образования». Но насколько это выгодно и что именно мы должны экспортировать?

Сама система высшего образования в сиюминутном плане убыточна, это бюджетная сфера. Минимум 60% финансов среднестатистического вуза обеспечивает государство. В течение последних десятилетий правительства разных стран стимулируют университеты привлекать дополнительные средства. Один из основных источников — обучение граждан из других стран. В США доход от обучения иностранцев входит в десятку основных источников бюджета. Примерно то же самое в Австралии: образовательные услуги находятся в топ-10 экспортных продуктов наравне с шерстью, мясом и вином.

В России сейчас стоит задача — увеличить к 2020 году количество иностранных студентов с 250 000 до 750 000 и, как следствие, обеспечить рост доходов. При поставленной цели мы вынуждены признать неутешительный факт, что иностранцы выбирают наши университеты по остаточному принципу. К нам в основном едут не лучшие, а те, кто не смог поступить в университеты уровня мирового класса, которые входят в первую сотню всевозможных рейтингов.

Ключевые объекты экспорта образования — образовательные программы и выпускники. Мы понимаем, что образовательная программа по математике в региональном педагогическом институте и аналогичная в МГУ привлекают разных студентов. Диплом государственного образца одинаковый, но уровень образования будет разный. Экспортируя образовательные услуги, важно сместить акценты от передачи информации и подготовки специалиста на создание нового знания, тогда услуга будет конкурентоспособной. К этому надо прибавить развитую инфраструктуру кампуса, возможность работы во время учебы, интернациональную среду, изменение визовых процедур и программы академической мобильности, условия для самореализации. Университет должен отвечать ожиданиям аудитории и даже превосходить их, но такие возможности есть далеко не у всех учебных заведений.

Один из ключевых показателей успешности вуза — не просто востребованность, но и стоимость его выпускников на рынке. В среде работодателей очень часто можно слышать: «Выпускники вузов сразу хотят получать много денег, но при этом ничего не умеют, и их надо переучивать». А истоки этой ситуации в следующем: если в 1970-е годы в вузы шли 20% выпускников школ, то после 2010 года — более 75%, и высшее образование стало массовым.

Специалистов становится больше, чем нужно рынку, поэтому достаточно высок процент выпускников, которые работают не по специальности. Кроме того, в силу динамичного развития рынка вузы не успевают актуализировать образовательные программы, отсюда стереотип: почти 90% работодателей уверены, что у студентов слишком мало практических умений.

Продолжая тему экспорта образования, рассмотрим вопрос самоопределения и позиционирования университетов на международном рынке образовательных услуг. Есть, конечно, жесткое деление на вузы исследовательского, предпринимательского, академического типа. Среди ведущих университетов мира самые крупные — это многопрофильные. Там наряду со специальностями, которые могут приносить деньги, есть слабо монетизируемые направления: филология, философия, политология, математика. Они не приносят деньги напрямую, но влияют на репутацию и стратегию университета.

Каждая образовательная программа должна определиться, ориентирована ли она на исследование или на бизнес. Инженерный и аграрный факультеты, факультет наук могут предлагать готовые продукты бизнесу и коммерциализировать научные результаты. А кто-то делает ставку на программы Life Long Learning, ориентированные на развитие дополнительных профессиональных компетенций.

Самое интересное возникает в точках соприкосновения науки в университете и бизнеса. И если деятельность в сфере бизнеса начинается с маркетинга, то и ученые должны научиться смотреть по сторонам, искать, какая прикладная тематика может быть востребована, и предлагать свои идеи. Ждать, что коммерсанты сами прибегут за исследованием, не приходится даже с учетом того, что в крупном бизнесе есть специальные структуры для отслеживания и перекупки патентов, изобретений, технологий. Предложение в рыночных условиях должно опережать спрос.

Мы должны иметь в виду, что крупным корпорациям все равно, где находится нужный им продукт. Если интересна технология, то ее купят там, где она качественнее и дешевле. Например, в Берлинском техническом университете практически каждый магистрант при поступлении обязан выполнить прикладную тему НИР под руководством профессора. За эту тему поступают деньги и на зарплату преподавателя, и на стипендию студента, и на развитие университета. При этом иногда выгоднее заказать технологию не в высокоразвитых странах, а там, где невысокий уровень жизни.

В идеале в развитых странах мира работает модель, когда корпорации заказывают научную работу «под ключ» университетским лабораториям. В России пока это направление не развито. Рынок дает очень мало конкретных заказов (если не считать госзаказ по линии обороны). Связь бизнеса и университетов в России пока не развита до такой степени, чтобы университеты могли существенно пополнять свой бюджет за счет проектов, реализуемых по заказу компаний.

И если мы следуем стратегии, в которой университеты идут по пути корпораций, предлагая образовательные услуги на экспорт, то возникает вопрос, готов ли бизнес инвестировать в эти услуги для увеличения своего человеческого капитала.

Россия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656729 Владимир Филиппов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656719

Кадровый голод: как роботы помогут трудоустроить молодежь

Евгения Дворская

основатель сервиса JungleJobs

Новое поколение общается с роботами также естественно, как с другими людьми, а может и лучше. Компании могут учесть это, чтобы оптимизировать расходы на найм и даже заработать на этом

Пожалуй, с начала 2000 годов на рынке рекрутинга и HR не было принципиальных изменений. Но чувствовалось, что технологии должны добраться и до этой консервативной сферы. Об этом говорил и интерес инвесторов к HR Tech по всему миру: число сделок в 2015 году выросло на 29% до 383, а общий объем инвестиций достиг $2,4 млрд (по данным CB Insights).

На этой волне мы в 2015 году запустили сервис для уберизации рынка рекрутмента JungleJobs и на собственном опыте ощутили потребность бизнеса к технологическим переменам в сфере подбора и работы с персоналом. Всего за три года вокруг нас собралось более 1000 рекрутеров, которые реализовали для 400 работодателей тысячи проектов. И, по мере развития, нам стало понятно, что без автоматизации и повышения технологичности HR-сферы, нашей экономике будет всё сложнее удовлетворять потребности в новых кадрах, как при массовом наборе, так и при точечных заменах сотрудников.

Наше будущее

В последние 5-10 лет искать и удерживать людей всё сложнее. Происходит трансформация из рынка компаний в рынок кандидатов. На эту ситуацию оказывают влияние два основных фактора: демографическая яма 90-х годов и растущая трудовая активность поколения Y.

Демографическая яма. По разным подсчетам за 1990—2000 годы родилось на 15—30% меньше людей, чем за предыдущее десятилетие. Это было сложное время, люди порой не знали, что будет завтра. Сейчас этим ребятам от 18 до 28 лет, они работают на первом или втором месте работы — молодые сотрудники и начинающие эксперты. Но их значительно меньше, чем предшественников. Для среднестатистического HR и рекрутера это означает необходимость повышения эффективности рекрутмента, последующей адаптации и сопровождения сотрудников. Коллеги на конференции Forbes отметили, что, понимая реальную конечность трудовых ресурсов, некоторые компании уже считают предварительную воронку кандидатов, как долю от трудоспособного населения России.

Особенности поколения Y. Их важное отличие — тяга к свободе и ориентация на собственную жизнь, опыт и получение впечатлений. Причём, те из них, кто родился в период демографической ямы — первые реальные digital native люди в России. Всевозможные умные девайсы и интернет — это неотъемлемая часть их жизни. С детства многие из них посещали различные кружки и имели доступ к информации со всего мира. Отсюда незашоренность вариантов своего развития. Они драйверы экономики совместного потребления (sharing economy). И, разумеется, осознают и реализуют возможность выбора места работы и рода занятия.

Что это означает для работодателей? Дефицит молодых специалистов с высшим образованием и достаточно низкой квалификацией, и, как следствие — высокая конкуренция за эти рабочие руки. Например, условная девушка Y может поработать в банке 3 месяца, потом поехать волонтёром на олимпиаду, а затем вернуться и снова устроиться на работу. Такой кандидат в возрасте 21-22 лет, с дипломом на руках, может получить порядка 30 звонков за 1 час. Честно говоря, мне сейчас найти работу будет сложнее, чем этим ребятам — за ними идёт настоящая охота.

В итоге, под давлением этих факторов, инертной сфере рекрутмента и HR приходится меняться. Особенно показательным тут выглядит Билайн с проектом BeeFree, в результате которого тысячи сотрудников при желании могут работать удалённо. Для представителей Y это означает свободу и возможность новых впечатлений — например, беспрепятственно поехать на несколько дней в горы или на море и работать там. Отличный пример внедрения новых HR-технологий.

Трансформация HR

Информационные технологии помогают сэкономить, перенося рабочие места в регионы с менее высокой заработной платой. Но и колл-центр в Волгограде или Твери потребует нанять некоторое количество рекрутеров и кадровых менеджеров. Масштабировать же этот найм, без использования технологий, можно будет только за счёт роста отдела по работе с персоналом. А это означает пропорциональный рост расходов с учётом и так возрастающего бюджета на привлечение людей, просто в силу дефицита кадров. Такова HR-картина многих российских компаний.

Разумеется, бесконечно косты на HR расти не могут. В этот момент и наступает понимание необходимости использования новых технологических инструментов и трансформации самой функции HR от консервативного к более бизнес-ориентированному варианту. В традиционном подходе HR умеет искать и нанимать сотрудников, говорить и мотивировать кандидатов, решать вопросы внутренней коммуникации в компании. В современном бизнес-ориентированном варианте HR обладает базовыми навыками, но важнее для него компетенции управления проектами и бюджетами, умение выбирать и оценивать ИТ-инструменты, понимание того, как эти ИТ-инструменты будут влиять на HR-показатели и процессы. И самое важное — понимание, как с помощью этих инструментов сокращать расходы, а лучше — наращивать доходы компании.

Всех спасут технологии

Сложно предсказать, насколько в будущем сложнее и дороже будет подбор и работа с персоналом в более консервативном варианте. Но расходы при таком подходе уже выросли и будут только увеличиваться с учётом указанных выше факторов . С другой стороны, я могу точно утверждать, что роботы и технологические инструменты помогут HR’ам расходовать время на более стратегические задачи, а компаниям — не только оптимизировать бюджеты, но и зарабатывать за счёт более релевантных кандидатов, которые быстрее находятся и лучше адаптируются. И мы это видим на собственных продуктах.

Так первые пилоты нашей платформы для автоматизации процесса рекрутмента Sever.AI показали, что после обучения система с точностью до 90% отбирала нужных кандидатов. Экономия времени HR-менеджера на рутинных задачах составила 56%. А общий эффект экономии за счёт повышения эффективности составил несколько миллионов рублей в год, по нашим оценкам.

Конечно, такой результат возможен благодаря широким возможностям платформы, в центре которой настоящий искусственный интеллект, который совершает целый цикл операций от мониторинга резюме кандидатов на работных сайтах (или в собственных базах компании) до оценки наиболее подходящих кандидатов и первичных контактов с ними. Он может позвонить кандидату и поговорить с ним или поболтать в мессенджере, провести видеоинтервью (снимается физиогномика, оценивается логика изложения и эмоции), и в конце отправить на очную встречу с HR.

При использовании ИИ возрастает скорость работы с кандидатами. В одном из пилотов наша система начинала с воронки в 1000 резюме, дальше отобранным 500 кандидатам позвонили и 50 согласились и пришли на очное интервью. У человека на подобную задачу уйдёт порядка 100 часов, у Sever.AI справился менее чем за час.

При обучении системы, мы сталкивались и с довольно курьёзными случаями, когда один и тот же кандидат одному и тому же HR мог утром «подходить», а вечером — уже нет. В этом смысле кадровый ИИ более объективен и беспристрастен.

При этом, HR и рекрутёры не потеряют работу, а наоборот — займут место в центре управления этой системой. У них будет меньше рутины и больший фокус на решение сложных ситуаций, проведение очных интервью, дальнейшее ведение человека, как сотрудника компании.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656719


Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 28 июня 2018 > № 2656690

В Минобрнауки России обсудили совершенствование законодательства по профилактике безнадзорности несовершеннолетних

27 июня состоялось совместное заседание Межведомственной рабочей группы для подготовки предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации в сфере профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и Межведомственной рабочей группы при Правительственной комиссии для подготовки предложений по мероприятиям, направленным на предотвращение случаев противоправного поведения несовершеннолетних, представляющих угрозу жизни и (или) здоровью людей, агрессии и асоциального поведения.

Мероприятие прошло под председательством директора Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России А.Е. Сильянова.

Участники заседания обсудили вопрос о целесообразности введения в систему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних учреждений культуры, досуга, спорта и туризма, а также актуальности расширения перечня категорий детей, в отношении которых необходимо проводить индивидуальную профилактическую работу. Особенно важно оказывать помощь и поддержку тем ребятам, кто не посещает или систематически пропускает по неуважительным причинам занятия в образовательных организациях и не успевает по учебным предметам, неоднократно нарушает устав школы, чтобы обеспечить получение образования и включение их в позитивную деятельность.

Также участники заседания обсудили возможные направления совершенствования законодательства Российской Федерации в сфере профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 28 июня 2018 > № 2656690


Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674234 Татьяна Воеводина

Градусник-ЕГЭ

вал невежества и некомпетентности и всеобщее высшее образование

Татьяна Воеводина

Глава Минпросвещения О.Васильева пообещала сделать больше экзаменов, т.к. нынешнее количество предметов, обязательных для сдачи ЕГЭ, недостаточно.

Однако патриотически-ностальгическая общественность не сдаётся и продолжает обличать ЕГЭ как источник всех зол и бед отечественного наробраза. И главное, той зримой кадровой деградации, которую видит каждый, кто пытается найти работника любого профиля.

Меж тем, я убеждена: в рассуждениях о ЕГЭ есть фундаментальная ошибка. Да, кадровая деградация, нарастающее массовое невежество публики, переходящее в прямое мракобесие, полная никчёмность выпускников многих и многих вузов, ощущаемая как что-то привычно-обычное, – да, всё это налицо. Но ЕГЭ тут решительно ни при чём. ЕГЭ – это просто форма проведения экзамена, и ничего больше.

Найдите в интернете вариант ЕГЭ по предмету, который вы хорошо знаете, и попробуйте пройти тест. Это не так-то просто! Чтобы сдать ЕГЭ на хороший балл, надо подлинно много знать и кое-что соображать. ЕГЭ по математике и физике – это просто серьёзная контрольная, которую без знаний не решишь. ЕГЭ по русскому и иностранному тоже без определённых знаний и навыков не пройдешь. Надо уметь понимать писанный и звучащий текст и так сяк отвечать на вопросы по нему. Натаскаться без понимания, как любят говорить критики ЕГЭ – решительно невозможно. Да и что такое натаскаться? Мой муж, выпускник знаменитой 57-й школы, говорил, что учителя им советовали просто решать подряд все задачи. Это натаскивание или нет?

Так откуда же этот вал невежества и некомпетентности?

Ответ прост. Дело во всеобщем высшем образовании. Сегодня в вуз поступают все желающие выпускники школы; места есть. В результате в вузах оказываются абитуриенты с крайне низкими баллами ЕГЭ. Это такой контингент, которому высшее образование вообще противопоказано. Они не имеют никаких предпосылок для обучения в подлинной высшей школе: ни знаний у них, ни усидчивости, ни привычки к умственному труду. Если он одиннадцать лет учился через пень колоду – с какой стати он будет стараться в вузе? Нет такой причины. Но митрофанушек принимают, поскольку «высокобальники» разобраны теми немногочисленными вузами, которые у нас принято называть элитными.

Так что дело не в ЕГЭ, дорогие товарищи, а в том, что школьники очень плохо учатся, вследствие чего сдают ЕГЭ на низкие баллы. Вот и вся загадка. А кто хорошо учится – тот сдаёт ЕГЭ на высокие баллы и легко поступает в топовые вузы. Притом речь не о каких-то гениях (никакая учебная система не рассчитана на гениев и даже на таланты) или об исступлённых зубрилах – просто о тех ребятах, которые так или иначе осваивают программу, читают книжки, стремятся к знаниям. Для меня самой эта незатейливая закономерность в своё время стала своеобразным открытием.

Что такое хорошие баллы? Ответ прост: 90 и больше. 80-90 – это знания пристойного середняка, 70-80 – знания неважнец, до 70 – это, как говорит молодёжь, «ни о чём»; лучше в вуз не поступать, а найти иное применение своим способностям. Педагоги это знают, но политкорректно помалкивают.

Что же в реальности? А вот что. В 2017 году общий средний балл зачисленных на бюджетные места — 68. Средний балл зачисленных на платное — 61,4. (по данным портала «Мел», который ссылается на исследование ВШЭ). Вы только вдумайтесь: средний балл, зачисленных «на бюджет» - 68!!! Это нечто запредельное, что способно изумить даже меня, которую вроде уж трудно чем-то удивить.

Но и это ещё не «днище». Есть у нас ещё и «платники», которых принимают с ещё более низкими баллами. Например, по данным того же источника, в Российский университет транспорта (МИИТ по старому) брали «на платку» с 55 баллами, а в Российский технологический университет (МИРЭА) – с 56.

В этом ЕГЭ виноват? Может, в высокой температуре виноват градусник? Кокнул градусник – и порядок. ЕГЭ – тот же градусник, и вот его градусы-баллы.

Теперь я лучше понимаю бизнес моей знакомой – доцента физики на пенсии. Она обучает студентов, которые поступили в вуз, но учиться не могут ввиду отсутствия базовой подготовки. Клиенты у неё не переводятся. Зачем их приняли в вуз? А вот затем и приняли, что теперь всех принимают.

Если количество вузовских мест будет уменьшено раз в 5-10, то на них можно будет набрать подлинно подготовленных абитуриентов, как это происходит в «топовых» вузах. Им надо бы платить приличную стипендию, на которую можно прожить, спрашивать строжайше, а при нерадении – нещадно выгонять. По окончании – распределять. И никакого платного обучения: это расхолаживает всех – платников, бесплатников, преподавателей.

А остальные выпускники школ с облегчением пошли бы в колледжи (ПТУ и техникумы по-старому) получать практическое и доступное им образование, которое при правильной постановке дела откроет дорогу к интересному и полезному труду. Только вот не хватает этих колледжей. И главное, чего не хватает - рабочих мест в промышленности и сельском хозяйстве. Главное – самой промышленности не хватает. Вот с этого и надо начинать.

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674234 Татьяна Воеводина


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > regnum.ru, 27 июня 2018 > № 2660406

Кому достанутся суперкомпьютеры: РАН или НОЦ?

Станет ли Российская академия наук полигоном суперкомпьютерных технологий в рамках комплексной научно-технической программы «Цифровой прорыв»?

 «Российская Академия наук должна стать полигоном для развития суперкомпьютерных технологий», — такую идею высказал на заседании президиума РАН 27 июня 2018 года математик, действительный член Российской академии наук Борис Четвертушкин.

«В РАН необходимо создать вычислительный центр, производительностью в 10 PFLOPS, — сообщил он в своем докладе о мерах по развитию суперкомпьютерных цифровых технологий в России. — Это задача на ближайшую перспективу, потому что, если мы отодвинем это на 2025 год, то надо уже говорить о сотнях петафлопс. Этот центр должен быть полигоном для развития современных суперкомпьютерных технологий, чтобы дальнейшее развитие в стране шло с использованием программных и алгоритмических наработок для решения больших задач».

К сожалению, России пока нечего противопоставить миру. Если в США недавно ввели вычислительную систему в 200 PFLOPS, которая обогнала предыдущего лидера — китайский суперкомпьютер (93 с лишним петафлопс), а Япония к 2021 году намерена выйти на машину в 300 PFLOPS, то наш суперкомпьютер «Ломоносов» имеет вычислительную мощность всего лишь в 5 PFLOPS. Разница огромная.

«В России самая большая система 5 петафлопс. Очевидно, что это крайне недостаточно, здесь мы отстаем», — подчеркнул докладчик, отметив, что развитие технологий в современном мире, особенно таких, как bigdata невозможно без мощных суперкомпьютеров.

Сфера их применения уже сегодня невероятно широка: фундаментальные исследования, аэрокосмическая индустрия, ядерная и термоядерная энергетика, разведка и добыча углеводородов, климат и погода, медицина и фармакология, дистанционное зондирование Земли, нано– и биотехнологии… Даже сельское хозяйство, как оказалось, не может уже обойтись без суперкомпьютеров.

«Как ни странно, генетика сельского хозяйства требует больших машин, и, в частности, проблема «умного поля» требует обработки большого объема информации», — отметил академик Четвертушкин.

По словам ученого, многие отрасли могут существенно выиграть от использования суперкомпьютерных технологий. Например, испытания в оборонной отрасли можно удешевить в два раза за счет использования моделирования на суперкомпьютерах. Этот порядок цифр аналогичен и в других отраслях.

«Мы видим, что применение суперкомпьютерных вычислений обеспечит прогресс практически во всех направлениях фундаментальной науки, социальной сферы, народно-хозяйственной деятельности, — заявил ученый. — Это залог успешного развития России в следующем десятилетии по всем направлениям. Если мы «выдернем» это, то все направления будут пробуксовывать».

Надо признать, что суперкомпьютеры — вещь дорогая. А потому, как отметил на президиуме первый заместитель министра науки и высшего образования Российской Федерации, академик Григорий Трубников, необходимо объединить усилия разных структур. Такую идею высказал президент Владимир Путин.

«Президент предложил новую сущность — научно-образовательные центры (НОЦ). Это центры, в которых интегрируется академическая наука, университеты сильные и крупный бизнес, — подчеркнул академик Трубников. — Мне кажется, что вскладчину такие суперкомпьютерные центры создать гораздо проще на базе тех же НОЦ. Правильнее было бы отразить межведомственный характер этих будущих центров. Один-два таких центра на уровне десятков петафлопс точно нужно создавать».

По словам представителя Министерства образования, уже готова комплексная научно-техническая программа, которая называется «Цифровой прорыв», одним из инициаторов которой стал МГУ, но с участием всех профильных институтов РАН.

«Это программа о том, что нам нужно не просто вычислительные мощности наращивать, а в программе показан четкий экономический эффект от внедрения и развития суперкомпьютеров. В частности, на 5−7% увеличение добычи нефтепродуктов, снижение весовых характеристик в сфере авиастроения, ощутимое сокращение сроков получения новых лекарств, увеличение достоверности прогнозов погоды, сокращение ущерба от пожаров на 1 млрд рублей ежегодно и т.д.», — отметил Трубников.

По его словам, программа «Цифровой прорыв» «погружена» в Нацпроект «Наука». Представитель Министерства считает, что РАН должна активнее и «энергичнее» подключаться к этой программе.

Так что вряд ли РАН будет полигоном суперкомпьютерных технологий, скорее всего, станет соучастником этого процесса наряду с МГУ и другими крупными игроками на суперкомпьютерном поле.

Елена Ковачич

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > regnum.ru, 27 июня 2018 > № 2660406


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 27 июня 2018 > № 2655329 Наталья Альбрехт

Кадровый эксперимент: какому бизнесу нужна цифровая трансформация

Наталья Альбрехт

Исполнительный вице-президент по управлению персоналом, организационному развитию и поддержке ПАО «ВымпелКом»

Исполнительный вице-президент по управлению персоналом, организационному развитию и поддержке «ВымпелКом» Наталья Альбрехт — о том, как перевести бизнес на диджитал-рельсы и понять, необходимо ли это

Очень часто мы хватаемся за идеи новых проектов, забывая про то, что надо отвечать, на вопросы, которые помогут компании прийти к успеху. Увеличить выручку, сократить издержки, в любом случае самое главное — заработать деньги.

Как оказалось, проблема заключается не в том, чтобы разработать стратегию, которая позволила бы качественно изменить свой бизнес, а в том, что этого недостаточно. Требуется трансформация бизнеса в целом, которая затронет и вопросы корпоративной культуры, и лидерского стиля, и множества разных аспектов.

Теперь все хотят трансформацию. Каждый год появляется какая-то новая популярная идея: несколько лет назад это было шесть сигм, потом лин, теперь эджайл, блокчейн и Big Data и все это параллельно с желанием трансформировать бизнес. Но прежде чем идти в трансформацию, надо ответить себе на один очень простой вопрос: «А что я в принципе хочу изменить?»

Существует много примеров того, как люди идут в трансформацию, не отвечая себе на главные вопросы «зачем это надо» и «что я хочу получить в результате этой трансформации». Бывает, что одна компания увидела как трансформируется другая компания, и что у нее это неплохо получается, и решила сделать тоже самое. Это не работает. Все компании разные и степень зрелости у них тоже разные, поэтому единого подхода не существует.

Кто-то называет изменения «цифровая трансформация», кто-то просто — трансформация бизнеса, все это об одном и том же. Для начало необходимо понять какую бизнес-модель вы хотите получить, как и чем она будет отличаться от существующей, какая должна быть структура этой бизнес-модели. Даже самые крупные компании оказались под влиянием моды на эджайл и начали внедрять его повсеместно. Когда 1000 человек переходят на двухуровневое управление, возникает вопрос — как оно будет осуществляться в такой структуре? И оказывается, что несмотря на то, что на бумаге у нас всего две ступени иерархии, но работает по-прежнему, как и когда было восемь уровней. Эджайл остается только для отчетов. Поэтому структура должна реально отвечать изменениям, которые вы хотите сделать. Безусловно, под новую структуру должны быть построены новые процессы, но и, конечно же, должны прийти новые люди. Реально ли перевести людей старой формации на диджитал? По статистике выходит, что около 70% сотрудников необходимо обновить. Отсюда возникает еще один сложный вопрос — что делать со своими сотрудниками? Если вы не готовы уволить 70% штата компании, еще раз подумайте над тем, действительно ли вам так нужна трансформация и готовы ли вы пройти этот путь?

Очень часто диджитал-трансформация используется как подмена других понятий и других нужд компании, и тогда это превращается в процесс ради процесса. И если методично и планомерно ответить на эти вопросы, то может оказаться, что трансформация вам не нужна, а нужны совершенно другие процессы в компании. Может быть, у вас нет актуальных продуктов или вы не понимаете для кого вы работаете.

И не стоит забывать, что любая трансформация и стратегия компании начинаются с лидера. Важно доверять сотрудникам и создавать условия для талантов, для проб и ошибок, для экспериментов. Поэтому начинать нужно с лидера — с главы компании и с его личной трансформации. Ни один менеджер, ни HR не могут быть генераторами трансформации — только СЕО, и это самое главное условие для успеха.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 27 июня 2018 > № 2655329 Наталья Альбрехт


Россия. США > Образование, наука > forbes.ru, 27 июня 2018 > № 2655295 Олег Коновалов

Общее дело. Почему в России и США разный уровень вовлеченности сотрудников

Олег Коновалов

бизнес-консультант

Повышение уровня вовлеченности сотрудников может обеспечить до 20% прироста к прибыли компании. Как заработать больше, мотивируя других?

Двадцать лет назад экс-глава Campbell's Soup Дуглас Конант сказал: «Для того чтобы выиграть рынок, вы должны выиграть рабочую среду своей компании». Эта фраза сформулировала критически важную роль вовлеченности работников как в эффективность бизнеса, так и в его развитие.

Высокая вовлеченность сотрудников в работу определяет уровень продуктивности и превосходное качество сервиса, удовлетворение клиентов, растущие продажи и прибыль, а также рост доходов акционеров. Согласно исследованиям Gallup и IBM Kenexa, эффективность бизнеса с высокой вовлеченностью сотрудников выше на 17%, их продажи выше на 20%, а прибыль выше на 21%. При этом такие компании показывают пятикратный рост стоимости акций в пятилетней перспективе.

Важность этой метрики неоспорима. Например, награда Employee Engagement Awards ежегодно вручается компаниям, которые добились значительных успехов, поставив вовлеченность в центр своей бизнес-стратегии. Приз получали такие известные компании, как CISCO, Boeing, Calvin Klein, Southwest Airlines, Leo Burnett и другие.

Что такое вовлеченность?

Есть старая восточная поговорка: «Сколько не говори «халва», во рту слаще не станет». Перефразируя ее, можно сказать: сколько не говори «вовлеченность», эффективность компании расти не будет. Вовлеченность — это в первую очередь степень эмоциональной привязанности сотрудников, и то, насколько они посвящают себя компании и ее целям, работают не за деньги, а во имя репутации и ее будущего.

Вовлеченность видна прежде всего в действиях команд. Представьте себе скучный футбольный матч, где команды не энергичны, а создают лишь видимость активности. Так же можно сказать про компании любых размеров, от малого бизнеса до крупной корпорации. Ленивая и медленная компания не выживет в конкурентной борьбе. Но в отличие от футбола в бизнесе не переходят в более низкую лигу, а исчезают навсегда.

Уровень вовлеченности зависит от корпоративной культуры, основанной на верованиях, стремлениях, сомнениях и внутреннем опыте каждого человека. Семь основных факторов определяют вовлеченность людей в работу: уважение, удовлетворение работой, понимание роли и важности своей работы, лояльность, взаимопомощь, готовность к изменениям и личная ответственность.

Если в небольшом коллективе роль и вклад каждого сотрудника заметны, то в крупной корпорации управлять культурой и бороться за высокую вовлеченность работников гораздо сложнее. Хороший пример — американский банк KeyBank из Кливленда. Его штат насчитывает 18 000 работников, а доход составляет около $7 млрд. KeyBank разработал программу CultureNext, направленную на увеличение вовлеченности сотрудников в работу и лучшее обслуживание клиентов, определив ключевыми метриками дружественную атмосферу в коллективах отделений, позитивное поведение, заботливое отношение к клиентам и активную взаимопомощь коллег. Только за 2016 год банк вдвое увеличил вовлеченность до 62,7% и вошел в число лидеров банковского сектора по этому параметру.

Национальный вопрос

Влияние вовлеченности на эффективность организации понимается компаниями во всем мире как нечто безусловное и критически важное. Однако управление вовлеченностью требует индивидуального подхода, на что прежде всего влияют особенности национальной культуры и менталитета менеджеров.

Уровень вовлеченности в США самый высокий в мире — около 33%. Американцы улучшили показатель на 3% за последние четыре года, и компаниям приходится учитывать все факторы, влияющие на вовлеченность. Высокий уровень легко объяснить жесткой конкуренцией за рабочие места. Американцы точно знают, что компания и работа в ней обеспечивают благополучную жизнь на годы вперед и привычка трудиться сформирована на генном уровне.

У британцев это 17%, но с тенденцией к падению. Это последствия консервативного стиля управления. Британским менеджерам приходится делать основной акцент на: уважение к сотрудникам, понимание людьми своей роли в компании и стимулирование профессионального роста. Британцы прекрасно видят потенциал для роста и активно действуют в этом поле. Пример — производитель эля Fullers Brewery (380 пабов и гостиниц), который держит штат из 4000 работников. Оборот компании составляет порядка 400 млн фунтов. В 2015 году Fullers Brewery сконцентрировалась на двух факторах: понимании роли каждого в компании и важности голоса сотрудников. За шесть месяцев вовлеченность сотрудников увеличилась в среднем на 5%, а прибыль выросла на 10%.

Один из самых низких показателей вовлеченности в Китае — 6%. Руководитель американского института общественного мнения Gallup Джим Клифтон объясняет такой низкий показатель устаревшим принципом управления «приказывать и контролировать» и соответствующим построением иерархических структур. Прежде всего ментальность самих китайских менеджеров мешает развитию вовлеченности. Мнение работников не учитывается или не считается важным, и роль каждого сотрудника зачастую не соответствует его способностям и компетенциям. Но нужно учесть, что понимая проблему, китайцы умеют быстро и хорошо ее решать на национальном уровне. Не зря за последние два года резко вырос спрос китайских компаний на консультирование и исследования в этой области.

В России в работу вовлечено 19%, что соответствует средним данным по миру. Но в реальности, увы, отечественные менеджеры не считают показатель чем-то важным и не уделяют должного внимания вовлеченности своих сотрудников в работу. Низкий уровень доверия к руководству компании и честности принимаемых решений не стимулирует работников на усилия в достижении целей. При этом нужно учесть, что с мнением сотрудников во многих компаниях считаться не всегда принято. Более серьезной проблемой является то, что число людей, активно противодействующих активной работе, равно количеству вовлеченных в работу сотрудников, — те же 19%. Ситуацию, когда никто ни за что не хочет отвечать, не считает выполнение своих обязанностей чем-то важным и относится к коллегам без какого-либо уважения, можно встретить даже в известных компаниях, объявивших о своей сильной культуре (особенно, если вопрос касается удовлетворения нужд клиентов и партнеров).

Россия. США > Образование, наука > forbes.ru, 27 июня 2018 > № 2655295 Олег Коновалов


Россия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 27 июня 2018 > № 2655213

Советы молодых специалистов федеральных органов исполнительной власти обсудили перспективы межведомственного сотрудничества в Кремле

26 июня 2018 года в Большом Кремлевском дворце прошло расширенное заседание Совета молодых специалистов Федеральной службы охраны Российской Федерации с участием молодежных организаций федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации, а также представителей обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации.

В рамках заседания опытом своей работы поделились руководители советов молодых специалистов ФСО России, Минпромторга России, Минфина России, МИД России, Росреестра и Федерального казначейства. Все выступающие подчеркнули наличие запроса на более активное развитие межведомственного сотрудничества при реализации государственной молодежной политики в федеральных ведомствах. Также они отметили необходимость проведения образовательных и методических мероприятий для руководителей и актива советов.

О необходимости выстраивания горизонтального сотрудничества в своих выступлениях говорили и представители Федерального Собрания Российской Федерации. Член комитета Совета Федерации по социальной политике Татьяна Лебедева отметила, что представители Советов молодых специалистов ряда федеральных органов исполнительной власти входят и конструктивно действуют в Рабочей группе по подготовке федерального закона «О молодежи и государственной молодежной политике».

В мероприятии принял участие советник руководителя Федерального агентства по делам молодежи Артем Демин. Представитель Росмолодежи отметил: «В настоящее время одной из наиболее актуальных задач реализации молодежной политики является обеспечение возможностей для участия в молодежных мероприятиях работающей молодежи, в том числе молодых специалистов федеральных органов исполнительной власти. Советы молодых специалистов при федеральных органах исполнительной власти доказали свою востребованность среди молодых государственных служащих и могут выступать в качестве партнеров Росмолодежи по информированию и вовлечению работающей молодежи в мероприятия сферы молодежной политики».

Артем Демин предложил содействие Росмолодежи в выстраивании межведомственного взаимодействия советов молодых специалистов федеральных органов исполнительной власти, а также пригласил участников заседания и актив молодежных организаций принять участие в мероприятиях всероссийской форумной кампании.

По итогам проведения мероприятия участниками было принято решение проработать вопрос о возможности создания Координационного комитета советов молодых специалистов федеральных органов исполнительной власти, который мог бы вывести межведомственное взаимодействие в реализации государственной молодежной политики в государственных учреждениях на принципиально новый уровень.

Россия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 27 июня 2018 > № 2655213


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter