Всего новостей: 2577977, выбрано 2646 за 0.167 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705783 Ольга Романова

Работа с молодежью. Откуда выросло дело «Нового величия»

Ольга Романова

Эти новенькие смогли снова испугать Кремль в марте 2017-го. И снова началась «работа с молодежью». И «Новое величие» с «Сетью», и студентка Мария Мотузная из Барнаула – это всё дела-ровесники, дела новейшего времени. Все они плоды жизнедеятельности нескольких групп силовиков, которым нужно доказывать свою полезность и необходимость получения зарплаты и ранней пенсии

По каким законам системы возникло и развивается дело «Нового величия»? Этих законов несколько. К праву как таковому они, конечно, отношения не имеют. Это, если позволите, «законы Системы о сохранении Системы». К изучению этих законов в том или ином виде нам еще не раз придется вернуться, причем на том же примере «Нового величия», ведь дело никуда не исчезло. Более того, осмелюсь доложить, что стало только хуже. Не девушкам – нам всем.

Нет, конечно, хорошо и гуманно, что две девушки смогли принять душ и спать в своей постели, а вокруг них их родители, и они смогут пройти медицинское обследование и поправить здоровье. Хорошо, что общество сплотилось и вышло на улицы с розовыми пони. И власть пошла на уступки.

Но на какие уступки? Домашний арест – это даже не уступка. Это не закрытие дела, не снятие обвинений, не переквалификация, в конце концов. Власть сказала своим подданным вполне средневековым языком: «Ок, в этом случае давайте не четвертовать, а просто повесим, мы ж гуманисты».

Ура! В одном уголовном деле, которое вроде как всколыхнуло многих подданных, удалось добиться замены четвертования на повешение. Действительно важная, существенная победа – но не для XXI века, она бы и в шестнадцатом считалась так себе.

Но четвертование, конечно, совсем из ряда вон. Отсидятся на домашнем, поправят здоровье, со всеми простятся и уедут в Мордовию года на четыре. Юношам дадут больше. Ну а если выпадет условный срок, то кремлевские пропагандисты непременно скажут нам, каких добрых генералов каких ведомств следует поминать в ежедневных молитвах. Ибо генералы ж не крокодилы, у самих вон внучки подрастают.

А виноват, кстати, во всем Навальный.

День, когда все изменилось

И это, как ни парадоксально, отчасти действительно так. Вообще весь вал политически заряженных дел новейшего времени смело можно напрямую связать с антикоррупционными протестами 26 марта 2017 года. Этот день произвел на власть большое впечатление. И с этого момента силовики резко изменили стратегию. Давайте сначала посмотрим, какой она была до 26 марта 2017 года.

Стратегия подавления до марта 2017 года сформировалась, в свою очередь, под воздействием протестов 2011–2012 годов. Еще при президенте Дмитрии Медведеве в МВД было расформировано и в общем-то разгромлено подразделение, которое боролось с организованной преступностью. В 2008 году, только-только став президентом, Медведев принял решение о ликвидации службы по борьбе с организованной преступностью и создании на ее базе подразделений по борьбе с экстремизмом и государственной защите.

Многие действительно высококлассные специалисты, хорошо знавшие реальную преступность, тогда из МВД ушли. Именно Медведев на базе знаменитого РУБОП создал центр «Э» – так он стал называться с марта 2011 года. Именно центр «Э» и его знаменитые сотрудники (например, Алексей Окопный, он же Леша Улыбка) начали играть значительную роль в запугивании оппозиционно настроенных граждан и заниматься вербовкой своих агентов в этой среде. Дело 6 мая 2012 года («болотное дело») очень серьезно сказалось на протестных настроениях в России, и к 2017 году с протестными акциями вроде бы было покончено.

До сих пор мы еще ни слова не сказали о роли ФСБ в этих событиях. Да ее особо и не было, все звезды словил центр «Э». Но после событий 2011–2012 годов было сильно укреплено Управление по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ РФ (УЗКСиБТ). УЗКСиБТ отчасти стало наследником знаменитого Пятого управления КГБ, которое занималось идеологической контрразведкой. Поэтому совершенно неудивительно, что именно это управление курирует уголовное дело «Седьмой студии» и Кирилла Серебренникова. Меня и «Русь сидящую», кстати, ведет та же бригада. То есть формально СК, конечно, но не знать своих кураторов в УЗКСиБТ по нынешнем временам неприлично.

До последнего времени укрепленным и усиленным службам заняться было, по большому счету, нечем. Ну какие у нас экстремисты? Какие такие реальные игиловцы (члены запрещенной в России организации)? Самой знаменитой осужденной, связанной каким-то замысловатым образом с парнем из ИГИЛ, стала юная студентка Варя Караулова, получившая 4,5 года колонии практически за то, что влюбилась и попыталась бежать за любимым в Сирию, чего ей сделать не удалось.

Никому не известно, какие такие серьезные экстремистские преступления предотвращают в УЗКСиБТ, а также в центре «Э», которые все чаще действуют рука об руку. Зато таких «террористок», как Варя Караулова, стало появляться все больше. Это не говоря уже об «экстремистах», получающих сроки за комментарий, картинку или лайк.

Это удобная работа, кабинетная, непыльная. Не надо сидеть в засаде, не надо допрашивать бомжей, не надо ехать в морг. Для начала (и для конца) дела следователю нужен лишь условный понятой и его собственный рабочий компьютер. Он заходит на страничку в соцсети, делает скриншоты и оформляет акт осмотра, и именно в этот момент в 99 процентах случаев и будет установлена чья-то вина. Всё. Ничего больше не нужно, чтобы гражданин получил пару лет.

Сколько можно продержаться на такой прекрасной работе? Долго. Но есть риск до пенсии в таком режиме и не доработать. Переловишь, не дай бог, всех экстремистов – вот как РУБОП поймал всю организованную преступность, и что? Расформируют – и куда? В Сирию к Пригожину?

То есть перед службами явственно замаячила цель: оправдать свое существование на фоне отсутствия реальных угроз. А тут как раз Навальный с мартом 2017 года.

После марта 17-го

Нет, я не хочу сказать, что Навальный работает на ФСБ, на центр «Э», на Кремль или на Ротшильдов. Просто он такой человек.

Пока Навальный боролся с кровавым режимом, кровавые опричники кровавого режима придумали себе очень удобное ноу-хау. Ты просто смотришь, кто к нему ходит. К нему и еще к нескольким людям (людям-институтам, с позволения сказать – как раньше ходили в МШПИ или в «Голос»), переписываешь их и пасешь. Рано или поздно они сделают что-то, за что их можно будет посадить. Главное, фиксировать все – пригодится, чтобы сразу было видно, что перед судом предстал не рядовой Вася Батарейкин, а матерый враг конституционного строя.

Это совершенно ничего не значащая в теории фраза в стране, где ежесекундно и повсеместно, особенно в суде, попирается Конституция, на следствии и в том же суде имеет беспроигрышный успех.

Но это сейчас. Еще полтора года назад такого успеха могло и не быть. Лидеры протеста кто сел, кто уехал, Борис Немцов убит. А Навальный, казалось бы, полностью дискредитирован слаженной работой пропагандистов.

И вдруг внезапно в марте 2017 года оказалось, что нет. Оказалось, что выросло целое поколение, которое и не помнит других лидеров протеста. И не помнит ничего про 2012 год. Меня в свое время поразил разговор с Ольгой Лозиной, задержанной 26 марта и ставшей невольным символом того протеста, – она сказала, что ничего не знает про дело 6 мая 2012 года. Это новенькие.

Это они, новенькие, смогли снова испугать Кремль в марте 2017-го. И снова началась «работа с молодежью». Новый этап.

Бьют сейчас прежде всего по молодым. За репосты, за картинки, за игры в казаки-разбойники. Это могло называться «штандер-стоп», как в детстве, а стало называться организацией «Сеть» или «Новое величие», тоже красиво, не хуже штандера. Молодых никто не держит: валите, граница открыта, уезжайте, нечего тут воду мутить, уезжайте прямо с митинга, а лучше до, или сядете, как эти или вон те.

Не уловили? Значит, применим недозволенные методы.

И они начали их применять. Ведь что случилось в деле «Нового величия»? Провокация, которую никто не отрицает, включая следствие. Агент центра «Э» по имени Руслан Д. (фамилия не названа) познакомился с молодыми ребятами, восемь юношей и две девушки, сам создал организацию, сам написал устав по борьбе с кровавым режимом и сам их сдал. Никто не отрицает этой фабулы.

Давайте теперь откроем какие-нибудь полезные законы, что они нам говорят по этому поводу. Вот есть замечательный закон: «При проведении оперативно-розыскных действий запрещено подстрекать, склонять или побуждать к совершению противоправных действий». Такое правило содержится в статье 4 Федерального закона №211-ФЗ. А вот Верховный суд выступает против провокаций спецслужб.

А что мы имеем в реальности? В реальности мы имеем даже соревнование нескольких ведомств и управлений: московское УФСБ отказалось возбуждать дело по «Новому величию», потому что пить чай в «Макдоналдсе» пока не запрещено – чем и занимались участники «Нового величия». Тогда ЦПЭ договорились с федералами (с ФСБ напрямую) и возбудили дело в обход. Вот где-то в разломе между УФСБ по Москве и области и «большим» ФСБ и надо искать тех самых знаменитых генералов, которым, конечно, очень жаль маленьких девочек, они им и порадели. Ждем теперь, когда другие генералы нанесут ответный удар.

Здесь, в обмене ударами, нет зазора для гражданского общества. Поэтому и решение в общем такое же, как по Серебренникову: пусть сидит дома, а дело идет. Потому что и Серебренников, и «Новое величие» с «Сетью», и студентка Мария Мотузная из Барнаула – это все дела-ровесники, дела новейшего времени. Все они плоды жизнедеятельности нескольких групп силовиков, которым нужно доказывать свою полезность и необходимость получения зарплаты и ранней пенсии. Что служба у них и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна, что обидно, особенно когда и на второй взгляд тоже не видна.

Они уже научились безнаказанно провоцировать людей и самостоятельно создавать им видимость состава преступления. Это очень важное для всех нас открытие 2018 года. Куда они пойдут дальше? Да уж куда-нибудь пойдут.

Вот поэтому так важно не забыть, не успокоиться и довести до конца историю с «Новым величием». А не радоваться замене четвертования на повешение. Нужно добиться наказания провокации агента. Если этого не добиться – они пойдут дальше. И реально начнут сажать за то, что рассмеялся, когда услышал анекдот.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705783 Ольга Романова


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 августа 2018 > № 2705669 Ежи Мария Новак

Wirtualna Polska: Польша расшатывает ЕС и утрачивает позиции в НАТО

Роберт Валенчак (Robert Walenciak), Wirtualna Polska, Польша

Интервью Wirtualna Polska с бывшим польским дипломатом Ежи Марией Новаком (Jerzy Maria Nowak) — профессором Академии Финансов и Бизнеса «Вистула» и заместителем директора аналитического центра «Евроатлантическая ассоциация» (SEA). Польша мутит воду в НАТО и радуется тому, что ЕС распадается, и хочет приложить руку к его разрушению, надеясь повысить уровень своей безопасности. Но реальность выглядит иначе: Польша не сможет защититься самостоятельно в условиях хаоса и формирования нового расклада сил. Если случится беда, она окажется в полном одиночестве, ведь она поссорилась с основными союзниками. А Америка далеко…

Wirtualna Polska: Польше сейчас что-то угрожает?

Ежи Мария Новак: Угроз становится все больше, поскольку и Европа, и мир становятся все менее безопасным местом. Начинают доминировать элементы хаоса, неопределенности, в итоге могут появиться проблемы, связанные с безопасностью.

— Евроатлантический фундамент пошел трещинами.

— Североатлантический альянс (в первую очередь из-за политики Трампа) становится все менее надежным. Сила НАТО — это не только военный потенциал, но в первую очередь надежность. Польша, Черногория или другое государство должны иметь 100% гарантию, что если им будет что-то угрожать, другие союзники будут действовать в соответствии с положениями пятой статьи Вашингтонского договора, придерживаясь принципа «один за всех, все за одного».

Одновременно мы наблюдаем явления более широкого масштаба, например, проблемы в Евросоюзе, который лишился прежней сплоченности, какой он обладал до недавнего времени. Популисты расшатывают ЕС. Есть также кризис, связанный с наплывом беженцев. Это явление дестабилизирует наш континент, в особенности страны Южной Европы. У Италии, Греции, а в последнее время и Испании не получается справиться с ситуацией самостоятельно. И, наконец, на горизонте остаются угрозы, связанные с климатическими изменениями и охраной окружающей среды.

— Еще существует российская угроза.

— Запад и Россия (в первую очередь по вине Москвы) не могут выработать какой-то модус вивенди. Это связано с тем, что Россию не устраивает система европейской безопасности, процесс расширения НАТО и даже само существование Альянса, кроме того, она не может смириться с распадом СССР: Путин назвал это событие крупнейшей геополитической катастрофой.

— Возможно, проблема в том, что каждая страна (Польша, Франция, США) смотрит на Россию по-своему?

— Наше государство находится близко от России, у нас есть болезненный исторический опыт, поэтому появляется проблема в подходе к безопасности. В нашем регионе у нас одно представление о ней, в западноевропейском — другое, в США и Канаде — третье. В связи с этим в НАТО возникают разногласия. Так называемый восточный фланг, то есть мы, чувствует опасность, поскольку российский военный потенциал превосходит по силе потенциал нашего региона в три раза.

Западная Европа, в свою очередь, смотрит на ситуацию иначе, ведь между ней и Россией находится буферная зона — Польша, Румыния… США взирают на все с собственной точки зрения. Для них (в первую очередь для Трампа) — это очень далекие проблемы. Восприятие российской угрозы сильно отличается. В этом контексте особенно опасен будет локальный конфликт ограниченной длительности: он может склонить союзников вернуться к политике умиротворения агрессора.

Российская тактика в отношении НАТО

— Совершенный хаос.

— Уже древние греки говорили, что хаос — основная угроза, которая может возникнуть в отношениях между городами-государствами. Сейчас хаос усугубляет политика Трампа. Он отказывается от партнерства, от торговых соглашений, делает ставку на двусторонние, а не многосторонние контакты, критикует международные организации, считает Евросоюз врагом. В результате может сложиться такая ситуация, что разные страны начнут думать о том, как обеспечить себе безопасность самостоятельно, какие шаги для этого предпринять. Можно представить, что привлекательность вновь обретет российская концепция «концерта великих держав». Это старая идея, которая появилась на Венском конгрессе. К такому пути уже склоняется Трамп, со временем о нем могут задуматься Великобритания, Китай, а в Европе — костяк ЕС, то есть Германия и Франция.

— Представляет ли Россия опасность для Европы?

— На этот вопрос сложно ответить однозначно. Я лично принадлежу к числу таких аналитиков, которые считают, что угрозы военного нападения со стороны Москвы нет. В пользу такого мнения говорят разные факты. Однако потенциал, сконцентрированный в Ленинградском военном округе (он до сих пор не называется петербургским) и на территории Белоруссии тревожит соседей России, в особенности такие небольшие государства, как страны Балтии. Конечно, история показала, что человеческое безрассудство иногда берет верх, но, пожалуй, в Кремле нет людей, которые не анализируют ситуацию и готовы идти на безумные шаги.

— НАТО по своему потенциалу во много раз превосходит Россию.

— Россияне знают, что они не смогут взять верх над Альянсом в военной сфере. Конечно, они способны чего-то добиться в каком-то небольшом конфликте, но победить НАТО и США они не в силах. В связи с этим они обращаются к методам, которые в VI веке до нашей эры придумал мудрец Сунь-цзы, то есть используют диверсии, стараются рассорить противников, ослабить их и заставить погрузиться в анархию.

— Россия финансирует ультраправые силы в Европе.

— Она финансирует их, объясняя, что хочет защитить Запад, христианские ценности…

— …помочь в борьбе с брюссельскими бюрократами и остановить наплыв мигрантов.

— Россияне заинтересованы в изменении расклада сил, ведь они хотят ослабить европейские институты, ЕС, НАТО и заставить уйти с нашего континента американцев. Если это произойдет, Россия станет главной силой, она сможет говорить о своей сфере влияния или, если использовать современное определение, сфере интересов.

В российской сфере

— Что это будет означать для нас?

— Это будет выглядеть не так, как в советскую эпоху. Я бы выделил следующие элементы: во-первых, страны, которые были когда-то членами Организации Варшавского договора (в том числе Польша) образуют новую зону, в которую войдут члены НАТО и ЕС «второго сорта».

— В 2002 году Россия и НАТО подписали в Риме декларацию, которая гласила, что на территории новых членов Альянса будет действовать принцип «трех не»: не размещать ядерные вооружения, не переводить базы НАТО, не создавать другие постоянные военные объекты.

— Эта идея прозвучала впервые в 1997 году на саммите НАТО в Мадриде. Там было решено пригласить Польшу, Венгрию и Чехию к переговорам о вступлении в Альянс. Польшу представлял президент Александр Квасьневский (Aleksander Kwaśniewski), нам сказали прямо, без дипломатических экивоков, что мы должны согласиться на особый статус, то есть принять принцип «трех не». На территории новых членов не должно было появиться ни ядерного оружия, ни значительных (я подчеркну это слово) натовских сил, ни крупных военных объектов НАТО. Квасьневский отреагировал хладнокровно. «Значит, мы не будем полноценными членами?», — спросил он. Нам объяснили, что другого выхода нет, что так придется сделать, чтобы наладить отношения с Россией и не провоцировать напряженность.

— Такой подход существует до сих пор.

— Если Россия обретет доминирующую позицию в Европе, все может усугубиться. Речь идет не только о военной сфере. Первый элемент — это отсутствие на территории таких стран, как Польша, войск НАТО или США. Второй — требование, чтобы Европа начала, как это называют россияне, «уважать» российские интересы в сфере безопасности. Значит, странам, входящим в ее сферу влияния, нельзя будет принимать участие в каких-то действиях, которые Москва считает антироссийскими (например, на Украине или в Сирии). Эта система напоминала бы финляндизацию. Кроме того, изменилось бы количество и характер торговых соглашений с Россией. Договоры в сфере энергетики будут заключаться по венгерскому образцу. Россия получит неограниченные возможности для инвестиций в этих странах, а также будет требовать, чтобы они в какой-то мере согласовывали с ней свою внешнюю политику (россияне назовут это «консультациями»). Кроме того, Москва будет ожидать, что они станут отстаивать ее интересы на мировой арене.

— Консультации, согласования — за этими словами могут скрываться очень разные реалии вплоть до вассализации.

— У всех государств нашего региона, включая Польшу, слабые дипломаты. При этом российская дипломатия, какие бы изменения ни произошли, как бы ни выглядел геополитический расклад, сохранит преемственность и высокий уровень. Она всегда будет обладать превосходством.

— Все это может ожидать Польшу?

— Это будет происходить незаметно, шаг за шагом. Мы не успеем оглянуться, как столкнемся с финляндизацией, хотя она будет несколько отличаться от той, что мы видели раньше. Постепенно наш суверенитет будут ограничивать, у нас станет меньше возможностей выбирать свой собственный путь развития. Конечно, это будет делаться не в форме приказов, как в советские времена, но это может начаться.

Украина — надежда и проблема

— Виктор Орбан считает, что Украина никогда не вступит в ЕС или НАТО, и говорит, что украинское государство следовало бы разделить. В Европе появился ревизионизм.

— Главный наш сегодняшний союзник (кстати, смешно иметь в роли главного союзника страну, которая в четыре раза меньше Польши) ведет в НАТО кампанию, нацеленную на то, чтобы не допустить участия Украины в программах, которые сблизят ее с Альянсом. Венгрия собирается эти программы блокировать.

— А Польша?

— Для нас Украина, если говорить откровенно, — это то, чем выступает Польша для Германии, то есть буферная зона. Лучше всего было бы, если бы она стала членом НАТО, но, судя по всему, в обозримом будущем этого не произойдет. В такой ситуации нам следует стремиться к тому, чтобы она максимально сблизилась с Западом как в области экономики или политической системы, так и сотрудничества с НАТО. Самый худший сценарий для нас — это разворот Киева в сторону Москвы и дрейф Украины на восток. Это до сих пор возможно.

— Спустя несколько дней после встречи Путина с Трампом из Пентагона поступило сообщение, что США будут продавать украинцам оружие.

— Напомню, что Трамп попытался нормализовать отношений с Москвой в тот момент, когда США и Россия вступили в стратегическую конфронтацию. Украина выступает одним из ее элементов, а темы Сирии, Ирана дополнительно обостряют конфликт. США и Россия держат все это в своих руках, какая из сторон решит отступить, и в чем, неизвестно. Американцы дали понять, что пока в этой игре от Украины они не отказываются. После встречи с Путиным Трамп говорил, что они затронули украинскую тему, но о чем они договорились, не уточнил. Такие недомолвки вредят Украине. В Киеве уже начали думать: что делать, ведь они обсуждают нас, может быть, пора договориться с Москвой, чтобы потом американцы не застали нас врасплох?

— Может ли Польша играть какую-то активную роль в обсуждении украинской темы? Сейчас это выглядит не очень реальным.

— Сейчас это совершенно невозможно из-за того, что тень на отношения между Варшавой и Киевом бросает польский национализм. Исправить ситуацию, на мой взгляд, будет сложно. Объединяющие нас инициативы (совместные батальоны, проекты, инвестиции) есть, теоретически можно было бы сделать многое, но потенциал уменьшается. С другой стороны, нас отстранили от обсуждения украинской тематики уже тогда, когда был избран так называемый нормандский формат.

— Но это было еще при президенте Коморовском (Bronisław Komorowski).

— Наша проблема в том, что у нас нет представления, как выстраивать отношения с Россией. Это очень деликатное дело, напрямую касающееся польской безопасности. Концепция суверенитета в наши дни не сводится к тому, что государство заявляет: «Я буду принимать все решения, буду вставать с колен и повергать на колени все другие народы». В наши дни нужно выстраивать связи с разными государствами, формировать свою позицию в рамках крупных союзов (ЕС или НАТО), умело повышать уровень безопасности в широком, а не локальном масштабе. То, о чем говорят политики партии «Право и справедливость» (PiS) не имеет ничего общего с истинным суверенитетом, они придерживаются архаичных взглядов.

Междуморье — фантазии Четвертой Польской Республики

— В этих кругах популярна концепция Междуморья или «ягеллонской Польши», контролирующей территорию Белоруссии, Украины и всех государств, лежащих между Балтийским и Черным морями.

— Во-первых, в реальности никакой концепции нет: к ней не проявляют интереса ни Белоруссия, ни Литва, ни тем более Украина, не говоря уже о России. Во-вторых, мы недостаточно сильны, чтобы претворять в жизнь такой проект. Поэтому на подобные инфантильные фантазии жалко тратить время. Мечтая о Междуморье, мы ослабляем свою позицию в НАТО и ЕС, они смотрят на нас и недоумевают, как можно строить такие нереальные планы. Это наивно, мы сами себя позорим.

Если подходить к теме безопасности серьезно, следует, скорее, сосредоточиться на том, чтобы выстраивать политику в отношении России в рамках ЕС и НАТО. Пока в штаб-квартире Альянса мы показываем, что двунаправленность курса Запада нас не устраивает. С одной стороны он делает ставку на сдерживание и готовится к гипотетическим опасным ситуациям, а с другой — старается вести диалог, развивать сотрудничество.

— Такой линии придерживался еще Кшиштоф Скубишевский (Krzysztof Skubiszewski) (польский политический деятель, глава МИД Польши в 1989-1993 годах, — прим.ред.).

— Такой линии придерживается сейчас НАТО. Польша выступает против, а поэтому Москва считает, что мы мутим воду в штаб-квартире. К сожалению, она во многом права. Хотя, например, наши возражения против газопровода «Северный поток-2» вполне оправданны: Польше выгодно, чтобы газ шел через ее территорию. Но эта тема не должна блокировать польско-российское сотрудничество в других сферах: культурной, социальной, экономической. Контакты можно развивать, сохраняя лояльность в отношении наших союзников, а одновременно не сворачивая на венгерский путь. Путь Будапешта — это путь к финляндизации, этого мы себе позволить не можем.

— Евросоюз, говорят политики из «Права и справедливости», скоро подчинят себе популисты, и он либо распадется, либо будет настолько раздроблен, что лишится своего потенциала, следовательно, Варшаве следует проводить собственную политику.

— Это одна их самых непродуманных и опасных концепций: мы радуемся тому, что ЕС распадается, и хотим приложить руку к его разрушению, надеясь повысить уровень своей безопасности. Реальность выглядит иначе: государство среднего размера, как Польша, не сможет защититься самостоятельно в условиях хаоса и формирования нового расклада сил. Если случится беда, то есть начнется открытый конфликт, мы окажемся в полном одиночестве, ведь мы поссорились с основными союзниками. А Америка далеко… Так что нужно держаться за союзников.

— Кого вы имеете в виду?

— В первую очередь НАТО и ЕС, с которыми мы, в том числе с участием России, выстроим новый порядок в Европе. Между тем мы расшатываем Евросоюз и ослабляем свою позицию в Альянсе.

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 августа 2018 > № 2705669 Ежи Мария Новак


Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 августа 2018 > № 2705780 Ольга Романова

Перспектива Сенцова. Чего можно добиться протестом в российских тюрьмах

Ольга Романова

Политические осужденные принимают участие в протестных акциях в местах лишения свободы, но политика не стала и не могла стать драйвером тюремного протеста. Речь идет о выживании и сохранении человеческого достоинства. Если считать это политикой, то да, хотя политические взгляды протестующих осужденных формируются скорее в результате тюремной борьбы, а не наоборот

«Мятеж не может кончиться удачей – в противном случае его зовут иначе». Это Самуил Маршак, вольный перевод поэта Джона Харингтона, придворного при Елизавете I. С протестами в местах лишения свободы та же история.

Возьмем одну из самых известных таких историй – события в колонии в Копейске в 2012 году. Заключенные объявили голодовку и вывесили плакаты с просьбами о помощи. Пытки, издевательства, вымогательство и поборы в колонии подтвердились. Пока шло расследование, события назывались словами «волнения», «конфликт», «протест». Завели дело на начальника ИК. А потом и на семнадцать заключенных, их судили за участие в массовых беспорядках и применение насилия к представителям власти. И вот тогда «конфликт» превратился в «бунт».

Заключенные, пытавшиеся привлечь внимание к ситуации в колонии, были осуждены. Начальник колонии получил три года условно и тут же был амнистирован.

Для анализа протестных настроений в местах лишения свободы интересны причины «конфликта», которые перечисляют участники событий. По версии ФСИН, СК и прокуратуры, виноваты заключенные, которые требовали: мобильную связь и интернет, наркотики, алкоголь, свободный доступ в колонию… э-э-э… гражданок с низкой социальной ответственностью.

По версии заключенных и их родственников, виноваты сотрудники колонии и крышующая их прокуратура по надзору за соблюдением законности в местах лишения свободы. В колонии практиковали избиения, пытки, незаконное водворение в ШИЗО, вымогали деньги за все, «чтобы не трогали», заставляли родственников продавать квартиры и машины. Жалобы не помогали.

И кому верить? Или истина лежит где-то посередине?

Бунт и политика

Нет, истина вообще не любит жить посередине. Давайте разберемся сначала, насколько часто в российских местах лишения свободы происходят протесты. ФСИН ежегодно докладывает примерно о полутора десятках случаев. Но на отчетность ФСИН в принципе не стоит ориентироваться, поскольку проверить ее невозможно ни внешним аудиторам, ни самому высокому тюремному начальству: в ведомстве, где всё скрывают ото всех, реальной картины не знает никто.

Если руководство исправительного учреждения решило не сообщать о бунте (например, потому, что сторговалось о взаимовыгодных уступках с криминальными авторитетами), то оно и не сообщит. Оно ему лишний раз и не надо – это ж комиссии, проверки, публикации. Если есть возможность скрыть – происшествие будет скрыто.

Теперь о том, какие бывают протесты, почему их можно скрыть и какие протесты скрыть нельзя. И приводят ли протесты к реальным изменениям.

Да, приводят. Но изменения бывают разными. Бывают к лучшему, бывают к худшему. Все зависит от целей протеста и способов достижения этих целей.

Политические протесты. Сразу оговорюсь, что политические протесты в современных российских условиях большая редкость. Их нет. Случай с Олегом Сенцовым уникальный. Его протест часто сравнивают с голодовкой диссидента Анатолия Марченко в Чистопольской тюрьме в 1986 году с требованием освободить всех политических заключенных СССР, и эта голодовка в итоге стоила ему жизни.

Политические осужденные принимают участие в протестных акциях в местах лишения свободы, достаточно вспомнить Ивана Непомнящих, осужденного по делу 6 мая – именно с него началась история, ныне всем хорошо известная. Он отбывал наказание в ярославской ИК-1, где вместе с другими осужденными – Русланом Вахаповым и Евгением Макаровым – пытался добиться прекращения пыток, избиения и издевательств в колонии.

Но политика не стала и не могла стать драйвером тюремного протеста. Речь шла о выживании и сохранении человеческого достоинства. Если считать это политикой, то да, хотя политические взгляды осужденного Евгения Макарова никому не известны, а я бы рискнула предположить, что их нет. Политические взгляды Руслана Вахапова, который ныне возглавляет ярославское отделение «Руси сидящей», мне хорошо известны, но они, скорее всего, сформировались именно в результате тюремной борьбы, а не наоборот: политические взгляды привели к борьбе, нет.

Политический протест в тюрьме может быть и стихийным, скорее всего одиночным, и вряд ли он войдет в отчетность. Так, осужденный по делу ЮКОСа Владимир Переверзин описывает свой протест в колонии Владимирской области: доведенный до отчаяния, он решает «вскрыться» на утренней поверке – то есть публично нанести себе увечье, распоров лезвием брюшную полость.

Вот как он это описывает в своей книге «Заложник»: «…Лезвие входит в живот, словно в масло. Первый удар был самым трудным – недостаточно глубоким, но самым важным. После него тебя накрывает волна адреналина, и ты, не чувствуя боли, входишь в раж. Я планировал вскрыть брюшную полость и вывалить свои кишки со словами: "Что, крови моей хотели? Нате, жрите, сволочи!" Далее я вижу все будто со стороны – откуда-то сбоку и сверху. Изумленные лица дневальных, с застывшими в криках ртами. Дневальные со всех ног несутся ко мне, окружают, набрасываются на меня. Силы явно неравны. Да и нет у меня сил и, наверное, желания сопротивляться, и я лишь слабым голосом хриплю: "Свободу политзаключенным!"»

В принципе Переверзину его протест помог: его перевели в другую зону (чего он и добивался), где к нему относились иначе. Однако ни он сам, ни сотрудники зоны не восприняли его действия как политические – они таковыми и не были. И конечно, этот случай не попал в сводку «протестных действий» в местах лишения свободы. Рядовой случай, рядовой протест. А лозунг «Свободу политзаключенным» – так, случайно вырвалось.

Сначала размежеваться

Обычные протесты среди осужденных бывают двух видов. Это именно то, о чем говорили и сотрудники, и заключенные копейской колонии.

Наиболее массовый и часто встречающийся протест – это действия, которые организованы и поддержаны криминальной верхушкой. Причем криминальные авторитеты могут руководить таким протестом как непосредственно из колонии, так и уровнем выше – вор в законе может прислать в колонию прогон «Вскрывайте вены». И не сомневайтесь – заключенные их вскроют. Это примерно то, на что кивали сотрудники копейской колонии.

Но нередки и протесты общебытового плана. Когда восстают обычные осужденные, не склонные поддерживать «воровской ход». Потому что невозможно терпеть: отсутствие медицинской помощи, поборы, избиения в ШИЗО и так далее. Это как раз то, о чем говорили заключенные копейской колонии.

У этих протестов абсолютно разные задачи. Хотя по сути глобальная цель одна: облегчение положения осужденных. Однако разница существенная.

«Блатные», «блаткомитет» (осужденные, придерживающиеся криминального образа жизни, мыслей и понятий) стремятся не только и не столько к облегчению общего положения осужденных в зоне, сколько к получению каких-то выгод для себя лично, как то: свободное пользование мобильной связью, возможность потребления алкоголя и наркотиков и прочее.

Во втором случае заключенные граждане выступают исключительно за свои собственные права: чтобы их не избивали, чтобы им платили зарплату за работу, чтобы они работали в допустимых законодательством условиях, за восьмичасовой рабочий день, а не по двенадцать часов и без выходных, как это часто принято. Чтобы не вымогали деньги за свидания. Чтобы переданные в передачах и посылках консервы не вскрывались. Чтобы не ломали переданные сигареты. Чтобы к умирающему заключенному пришел доктор.

Согласно Уголовно-исполнительному кодексу, у осужденных нет права на забастовку. Поэтому у них нет другого способа, кроме протеста – или бунта, если хотите.

Критик такого подхода скажет, что у заключенных есть опция – например, написать жалобы надзирающему прокурору. Но так может сказать только критик, проживающий на Луне или в Люксембурге, что с точки зрения российских мест не столь отдаленных одно и то же. Надзирающий прокурор обычно близкий товарищ начальника колонии, еще чаще – партнер по теневому бизнесу, получающий свою долю и от торговли УДО, и (что чаще и безопаснее) от двойных-тройных бюджетных закупок колониального начальства, и от нелегально трудоустроенных заключенных, от теневых производств на зоне. Он не увидит никаких нарушений. Ему фактически за это платят. Но надзирающий прокурор обязан приехать в случае ЧП – например, когда официально объявляется голодовка. Он обязан ее зафиксировать и разобраться в причинах.

С этого момента начинается торговля. Или, если хотите, переговоры. И дальше все зависит от умения, выдержки и склонности переговорщиков к компромиссам.

Эти два протеста – «блатной» и «протест мужиков» – часто смыкаются. Но заключенные из первой и второй категории союзники только до определенной точки кипения. Первая категория чаще всего может протест слить, как только договорится об условиях для себя с руководством колонии.

Например, возьмем колонию в Талицах, Ивановская область, где чудовищные условия содержания. В ходе протестов (невыход на работу, вскрытие вен, голодовка) криминальным авторитетам удается договориться с начальниками зоны о приемлемых для себя условиях. Протест – это аргумент в этих переговорах. Но это не повод для заключения сделки. Чтобы заключить сделку, надо что-то дать взамен более существенное. И администрация в обмен на то, что будет закрывать глаза на алкоголь, наркотики, мобильные телефоны требует что-то еще.

И тут криминальные авторитеты предлагают свою цену на важные услуги. Обычно ассортимент такой: простые осужденные не будут писать жалобы на условия содержания в ИК, даже если у них есть серьезные претензии. Понятно, что выполнение этого обещания достигается физическим насилием и угрозами по отношению к осужденным, которые ослушаются и будут все-таки писать жалобы. И тут интересы первой и второй группы кардинально расходятся.

Блатные, как правило, гарантируют администрации, что они – блаткомитет, «черный ход» – будут контролировать каналы доступа в колонию наркотиков. Администрация ведь что говорит? «Мы вскрываем все консервы, потому что вы в консервных банках посылаете наркотики. Не посылайте наркотики – не будем вскрывать. Дайте гарантии». Блатные отвечают: мы не будем использовать консервы, а будем заносить наркотики через опера Васю Батарейкина и будем ему платить, вы его не трогайте. А через консервы заносить не будем, вы их больше не вскрывайте. А кто из наших будет заносить через консервы, того мы будем убивать.

Как и тех, кто больно умный, очки надел и жалобу пишет.

Это наиболее часто встречающийся случай. Руководство колонии все быстро понимает и договаривается с криминалитетом. Понятно, что такой бунт (включающий массовое вскрытие вен несколькими десятками заключенных) не попадает ни в какую статистику и бунтом не именуется. Высокие договаривающиеся стороны пришли к соглашению.

Если соглашение не достигнуто и все стороны идут до конца, то приезжает прокуратура по надзору (свои люди, как мы помним) либо комиссия из центра (что хуже, потому что у нее свои отчеты и свои интересы, которые могут совпадать, а могут и не совпадать с текущим моментом и интересами разных групп элит – региональной и центральной, например).

Если интересы совпадают, то происходит вот что.

Формально задача проверяющих – разобраться; фактически – скрыть нарушения. Очень часто прокуратура по надзору подсказывает, какие приказы надо изменить, что надо переделать, какие видеозаписи потерять, чтобы все скрыть. В таких случаях единственное, что может помочь, – это огласка и максимальная публичность. Хотя когда интерес публики пропадает, силовики свое возвращают. Яркий пример – ситуация в Копейске, когда начальника сначала уволили, требования восставших посчитали правомерными, даже уголовное дело в отношении начальника возбудили, а потом восставших же и осудили.

Что делать

Здесь единственный совет – прекратить истерику и грамотно идти до конца, возможно, год или два, как это было в ярославском деле. Ведь оно почему так прогремело? Потому что это первый в России правовой кейс, проведенный идеально. С холодной головой, с выдержкой, с тщательно подобранными фактами. То есть нужно заручиться поддержкой грамотных правозащитников снаружи и не отступать самим.

А как вообще разрешать конфликты в тюрьме?

Ну тут все просто – по закону.

Надо, чтобы надзорные органы разбирались в причинах и реально надзирали – для чего, боюсь, потребуется реформа прокуратуры, а уж на это воля божья (зачеркнуто) – политическая. Колонии находятся в регионах, региональные элиты сплоченные и взаимозависимые, прокурору по надзору и сотрудников ФСИН никто просто так не сдаст – они родственники и собутыльники. Поэтому если уж без реформы, то единственное решение – общественный контроль. Не такой, как у нас сейчас (его нет), а такой, как во Франции, в Германии в тюрьмах: к контролю допускаются любые организации (НКО), аккредитованные при тюрьмах, их тысячи. Сложно ведь что-то скрывать, когда слишком много свидетелей.

Ну и главное: служба должна стать гражданской – сейчас нельзя получить доказательства нарушений, ты не можешь попасть внутрь, поскольку это военизированная и секретная штука, хотя объяснить, что сверхсекретного в исправлении заключенных, не сможет никто. И с этим согласилась уже даже Валентина Матвиенко, сказавшая недавно исключительно верные про это слова, ну очевидно же – все правильно сказала.

А бунты – ну что бунты? Бунтуют во многих странах, во многих тюрьмах. Где плохо, там и бунтуют. Но что-то мы ничего не слышали о бунтах в тюрьмах Норвегии или Дании.

Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 августа 2018 > № 2705780 Ольга Романова


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 августа 2018 > № 2705263 Игорь Пономарев

"Нужно чаще ездить к поставщикам": Игорь Пономарев о модернизации "Северной верфи" и постройке новых фрегатов.

Журналист Mil.Press FlotProm побеседовал после передачи ВМФ головного фрегата проекта 22350 "Адмирал Горшков" с гендиректором "Северной верфи" (входит в ОСК) Игорем Пономаревым. Он рассказал изданию о модернизации предприятия, постройке фрегатов проекта 22350М и будущем "Северной верфи".

О фрегатах проекта 22350 и роли ОСК

Игорь Борисович, вы руководите "Северной верфью" уже полтора года. Как оцените выполнение первоочередных задач, а именно постройку кораблей в срок?

Коллектив завода с небольшим отставанием, но выполнил в последние месяцы свои задачи. Мы сдали три заказа, причем каждый из них достаточно сложный. Это и судно тылового обеспечения (СТО) проекта 23120 "Эльбрус", и судно связи проекта 18280 "Иван Хурс", но самое важное – передача флоту новейшего головного фрегата проекта 22350 "Адмирал флота Советского Союза Горшков". Около четырех лет "Северная верфь" практически не сдавала корабли. Необходимо было восстановить работу строителей, нацелить людей на выполнение задач. Так что оцениваю работу позитивно.

Еще раз поздравляю с передачей флоту "Горшкова". Как дальше планируете взаимодействовать с экипажем корабля, участвовать в его эксплуатации?

Определенные обязательства у нас остаются. От этого корабля мы отказываться не собираемся. Завод дает на него пятилетнюю гарантию. Также мы отслеживаем эксплуатацию корабля, проводим соответствующие консультации.

Головной фрегат проекта 22350 передали с задержкой из-за проблем с отдельными системами. Как считаете, поможет ли создание некоей отдельной структуры вроде "диспетчерской", которая бы этим занималась?

Во-первых, опытно-конструкторские работы (ОКР), которые велись в рамках этого проекта, относились отдельно к Минобороны. В состав корабля они не входили. При этом мы прекрасно понимали, что без фрегата-носителя эти работы не выполнить.

И что с этим можно сделать, чтобы сроки не сдвигались вправо?

Мы учли ошибки прошлых лет. Так что ничего особенного делать не нужно, нужно ритмично работать. И потом, контракты на "Горшкова" достаточно давние. Сейчас мы все переносим в рамки строительства корабля. За проектирование фрегата отвечает Северное проектно-конструкторское бюро, профильные ОКР ведут другие соответствующие бюро. Полагаю, отдельную структуру создавать не надо: взаимодействие конструкторов, строителей и завода сейчас идет нормально, поэтому дополнительная надстройка для управления всем этим не нужна. Процесс выстроен в рамках гражданско-правовых договоров с предприятиями, которые ведут те или иные НИОКРы. Мы же занимаемся строительством, отвечаем за графики.

Тем более что у нас уже есть структура ОСК.

ОСК – орган, создававшийся для консолидации активов судостроительной отрасли. Задачу эту корпорация выполнила, дальше идет развитие в части определения загрузки предприятий, контроля выполнения гособоронзаказа (ГОЗ), финансовых результатов. Сейчас наша корпорация – живой организм, где мы вместе работаем, и уже стали единым целым. ОСК и ее предприятия решают одни и те же задачи, это предполагает сама структура. Так, в корпорации есть структура дирекции по гособоронзаказу, есть соответствующее подразделение и у нас. Есть финансовый, ценовой блоки. Это единое целое.

За десять лет существования корпорации, вы считаете, удалось выстроить структуру координации и управления?

Она постоянно отстраивается, налаживается, становясь более понятной, а процесс – ритмичным. Корпорация выпустила единые требования к техническому развитию и управлению по всем предприятиям. Грубо говоря, есть голова, а есть туловище. Завод получает указание и двигается вперед, в то время как ОСК решает вопросы административного характера и взаимодействия предприятий между собой и с Минобороны, а также другими заказчиками.

Вы не вошли в обновленный состав правления ОСК. Как это сказалось на заводе, на вашей загруженности? Помогало ли это, пока вы входили в правление?

В правление я входил в рамках вице-президента ОСК. С этой должности я ушел. Пять лет я должен в соответствии с контрактом возглавлять "Северную верфь". В этих обстоятельствах мое присутствие там необязательно.

Об особенностях постройки судов "Иван Хурс" и "Эльбрус"

Почему сдвинулись сроки сдачи флоту судна связи "Иван Хурс" (ВМФ классифицирует проект 18280 как средний разведывательный корабль – ред.)?

Больших проблем на самом деле не было, все-таки корабль уже серийный. Срок сдачи задержан из-за того, что подвела кооперация, подвели поставщики оборудования. Это общая системная проблема, мы регулярно обсуждаем ее на очень высоком уровне. Уже формируются соответствующие поручения для улучшения взаимодействия всех субъектов.

В таких случаях часто обвиняют верфи...

Наверное, так. Может быть, в чем-то и мы, и наши сотрудники недостаточно активны. Нужно чаще ездить к контрагентам, смотреть на выпуск продукции, оперативно отслеживать и докладывать наверх.

Как оцениваете комплекс интегрированной логистической поддержки для проекта 18280, выполненный компанией "Новит Про"?

Пока мне трудно оценивать эту работу. Но, например, на создание 3D-моделей для ДЭПЛ "Варшавянка" им выделили существенные средства. В этом смысле "Адмиралтейские верфи" продвинулись в плане цифровизации.

Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы при постройке судна снабжения "Эльбрус"?

Серьезная проблема – некачественная документация проектанта - КБ "Спецсудопроект". Ее переделка привела к задержке сдачи корабля.

В "Спецсудопроекте" Mil.Press FlotProm рассказали, что готовы вносить все необходимые изменения.

Если КБ не посылают своих конструкторов ни на заводские, ни на госиспытания, как это оценить? Я оцениваю отрицательно. А когда мои конструкторы принимают технические решения о переносе датчиков, переделке трубопроводов, и бюро-проектант в этом не участвует? Всегда готов работать с конструкторами с открытой душой. Нельзя ставить во главу угла только деньги.

Экипаж "Эльбруса" не очень доволен открытым катером.

Капитан судна говорил об этом и мне. Однако есть техническое задание заказчика, мы работали в соответствии с ним. Когда согласовывается ведомость поставок по техпроекту, все это проходит экспертизу.

О строительстве "Супер-Горшковых"

Первый корабль проекта 22350М, создавать который в этом году начнет Северное ПКБ, флот планирует получить к 2026 году. Насколько это реально?

СПКБ спроектировало достаточно много крупных боевых надводных кораблей. Коллектив бюро сохранен, обладает большими компетенциями. Пример с фрегатами проекта 22350 показывает: спроектировано все достойно, надежность техники высокая, оружие также хорошее. У меня нет сомнений, что после создания технического проекта мы вовремя получим грамотную документацию для строительства корабля.

Когда нужно заложить корабль, чтобы получить его к 2026 году?

По нашим планам, это конец 2020 года.

Фрегатов 22350 всего четыре, серию ограничили. Сколько "Горшковых" могли заложить на "Северной верфи"?

Мы в состоянии cтроить восемь таких кораблей одновременно.

Сколько можно построить фрегатов проекта 22350М?

Не хотелось бы брать на себя ответственность и решать за Генштаб, ВМФ и Минобороны. Вопрос в другом. Мы, конечно, построим все, что от нас требуется, в этом нет сомнений. Нужно подождать до конца года, когда появится ясность с гособоронзаказом-2019. Могут быть некоторые нюансы. У "Горшкова" полное водоизмещение 5400 тонн, а у 22350М – порядка 8000 тонн, большой разницы тут нет, цифры будут похожие.

Насколько усовершенствуете процесс постройки фрегатов проекта 22350М с точки зрения цифровизации? Что меняется во взаимодействии с КБ?

На проекте 22350 все процессы уже достаточно "цифровые", вряд ли будут какие-то серьезные изменения. Но оптимизация продолжается. Мы продолжаем создавать автоматизированные рабочие места и по многим проектам работаем уже в 100%-й "цифре". В самих КБ таких мест, разумеется, больше. У нас их пока пять.

О модернизации предприятия

Какова стоимость модернизации "Северной верфи"? Была информация о 26 млрд рублей в 2017-м и о 30 млрд рублей в этом году.

Скажу кратко, работа сейчас идет, и ведется активно. Суммы с вашего позволения озвучивать не буду, все в рамках контрактов.

В марте 2018 года завершили всю работу с документами. На каком этапе сейчас активная фаза проекта?

"Метрострой", с которым мы заключили соответствующий контракт, активно ведет работы в рамках контракта. Все идет в штатном порядке.

После отказа от постройки сухого дока принято решение строить передаточный эллинг. Ограничит ли он ваши возможности?

Эллинг решает все перспективные задачи, и это более экономичное решение. Возьмем для примера "Севмаш". Его 55-й цех – это тот же эллинг, где одновременно можно строить несколько подлодок. Передаточный док выходит в акваторию. У нас будет примерно та же кораблестроительная технология. Формируем корпус в цехе, дальше на передаточный док, доводим корабль до 80%-й готовности, затем перемещаемся на достроечную набережную. Корабль готов, он начинает швартовные испытания, дальше заводские ходовые и уже государственные.

Как относитесь к идее работать со многими типами кораблей и судов?

Здесь нужна специализация. В советские годы выстроилась определенная система: "Севмаш" строил атомные подводные лодки, Черноморский судостроительный завод в Николаеве – авианосцы и крейсеры, а "Северная верфь" – эсминцы и БПК. Других таких предприятий нет.

А дальневосточная верфь "Звезда"?

Это достаточно крупное предприятие, инвестпроект закладывался под строительство больших нефтеналивных судов, газовозов и т.д. Думаю, оно выполнит ту задачу, для которой создавалось. Правительство России приняло правильное решение о создании крупного судостроительного завода на Дальнем Востоке. Понятно, что рубеж XX-XXI веков был непростым для всей нашей промышленности: и люди уходили, и денег не платили. Эту ситуацию удалось развернуть.

Не помешают ли работы по модернизации выполнению текущих заказов?

В нашем техзадании на модернизацию заложен принцип безостановочного производства. Это самый главный момент. Мы не закрываем эллинги, продолжают работать корпусообрабатывающие цеха. Производственные процессы на заводе сейчас перестраиваются под эти задачи. Кроме того, мы ранее уже прорабатывали кооперацию с "Адмиралтейскими верфями" и Балтийским заводом. Как вы помните, эти два предприятия успешно кооперировались для строительства вертолетоносцев "Мистраль". А "Северная верфь" успешно поставляла надстройки для Балтийского завода.

Каковы перспективы модернизации станочного парка?

Мы спокойны в этом отношении. Станки будут обновляться в рамках профильной федеральной целевой программы, мы уже прошли определенные комиссии с Минпромторгом по выбору станков. Будут плановые закупки в рамках выделенных бюджетных средств. Это дело ближайших полутора лет.

То есть через полтора года "Северная верфь" начнет масштабно обновлять станочный парк?

В рамках ФЦП это предусмотрено. Речь идет о начале 2020-х годов.

А что касается новых кранов?

Контракты подписаны, идет изготовление. Первые краны поступят к нам в первом квартале 2019 года.

О строительстве на "Северной верфи" новых кораблей и судов

Скорректировались ли планы по строительству эсминцев "Лидер" и перспективных универсальных десантных кораблей?

Все это можно будет сделать в новом эллинге. Он позволит строить универсальные десантные корабли и ЭМ типа "Лидер".

Есть ли понимание, с каким КБ-проектантом вы будете работать по УДК?

Решение примет флот: что для них лучше по техническим характеристикам и ценам. Тем более что Северное и Невское ПКБ взаимодействуют и между собой, и с нами. Так что мы ждем решения министерства обороны.

Крыловский центр предложил флоту концепцию легкого авианосца. В теории можно его построить?

Если авианосец входит в эллинг, то мы в состоянии построить этот корабль при условии, что такую задачу нам поставят.

Сможет ли "Северная верфь" строить спасатели ПЛ типа "Игорь Белоусов"? Флоту нужно еще по меньшей мере пять таких судов.

Будет заказ – мы построим. Понимание нужности таких судов у флота есть.

Как дела с корветами: когда ждать "Гремящего", "Ретивого" и "Строгого"?

В ноябре этого года корвет "Гремящий" планируется вывести на заводские ходовые испытания. Обеспечить сдачу корабля мы намерены в октябре 2019 года. Работы ведутся по плану, все узлы и агрегаты мы получили. По двум другим кораблям работы ведутся в соответствии с контрактными обязательствами, по плану.

О корабельных двигателях

Во время сдачи "Адмирала Горшкова" озвучили, что ГТУ для последних двух фрегатов серии будут отечественными.

Первая партия двигателей готова, остается поставка редукторов от петербургской "Звезды". С новым руководством предприятия мы находимся в постоянном контакте.

"Звезда" может испытывать редукторы на своих стендах лишь на треть мощности, это может стать проблемой?

Комплексы вместе с редукторами испытают в Рыбинске. "Сатурн" плотно работает со "Звездой". Их представители дважды в месяц приезжают в Петербург. Наш основной поставщик по этой линии – "Сатурн", а не "Звезда", они отвечают за поставку агрегатов в целом. В Рыбинске держат этот вопрос на контроле.

Вопрос тут и к другим предприятиям производственной кооперации, чтобы не было таких проблем, как с поломкой ГТУ и дизеля на "Горшкове".

Стоит вспомнить слова великого русского адмирала Степана Осиповича Макарова о том, что нет аварий оправданных и неизбежных, аварии и их предпосылки создают люди. Поэтому то, что произошло с двигателями "Горшкова", скорее человеческий фактор, серьезных технических проблем не было. От человеческого фактора никуда не деться.

Отмечу, что турбины, изготавливаемые в России, и по качеству, и по ресурсным показателям лучше украинских. Мы приобрели серьезные компетенции в морском газотурбостроении.

Как обстоят дела с газотурбинным двигателем для головного корвета проекта 20386?

Контракт заключен, аванс поступил еще в прошлом году, работы идут по плану.

О гражданском судостроении и диверсификации заказов

Насколько возможна диверсификация портфеля заказов? 40% "гражданки" в 2020-м – насколько реально?

Реально. Но важен угол зрения. Можно считать по выручке, по деньгам или по производственной загрузке. Естественно, гражданское судно существенно дешевле военного корабля. Поэтому нужно считать нормочасы и загрузку. Мы почти выполнили задачу по диверсификации, поставленную президентом, и в начале 2019 года выйдем по загрузке на гражданских заказах на уровень в 40%.

"Северная верфь" и "Адмиралтейские верфи" получили крупные контракты на постройку судов для тралового флота. Как оцениваете эту конкуренцию?

Это здоровый процесс. Кроме того, для этого и существует ОСК, распределяющая нагрузку. Заказ на траулеры выиграли "Адмиралтейские верфи". Но для "Северной верфи" мы нашли другие заказы и построим девять судов к 2023 году.

Каковы дальнейшие планы? Удастся ли нарастить портфель заказов до 100 млрд?

Деньги любят тишину, поэтому ничего про перспективы пока говорить не буду. Мы работаем по нескольким направлениям.

О кадрах и зарплатах

Как оцениваете наследство старого руководства завода? Какие планы на оставшиеся 3,5 года вашего контракта?

Когда я пришел на предприятие, мы отметили некоторую разбалансированность на уровне отделов и подразделений. Единого целого из верфи не получалось: каждый жил своей жизнью: производство само по себе, так же – коммерческий отдел или строители. Удалось постепенно собрать все это воедино, но, конечно, предстоит еще большой объем работы.

Как понимаю, будут изменения в системе оплаты труда?

Эти вещи напрямую связаны. Каждый член коллектива завода должен понимать, за что он получает деньги. Речь о конечном результате, то есть о постройке корабля. Это вопрос мотивации отдельных сотрудников каждого подразделения, будь то рабочие, коммерческий отдел, юристы, финансисты, экономисты, работники вспомогательных цехов и т.п. Когда мы создадим единую систему оплаты труда, увязанную с поставленными задачами, будет нацеленность коллектива на своевременную постройку и передачу заказчику кораблей и судов. Грубо говоря, перевыполнил план – молодец, нет – получишь меньше.

Если нам удастся выстроить эту систему, то получим коллектив с одинаковыми задачами и целями. Чтобы, утрируя, никто не ковырял в носу. Иногда встречаются такие объяснения: наш отдел не обеспечил своевременную поставку, потому что юристы, дескать, поздно подготовили документы. И понеслось! Поэтому мы переконфигурируем эту систему.

Когда она начнет работать?

До конца года мы выпустим основное положение о системе оплаты труда. Мы уже ставим основные задачи по производству на месяц.

Будете урезать коллектив? Сокращения проходят и на Западе, и на российских предприятиях – например, "Дальзавод" сокращает 300 человек.

Это диалектический вопрос. Если мы посмотрим на структуру передовых верфей, там до 70-80% коллектива – это основные производственные рабочие. Еще 20% – это так называемая "надстройка", другие специалисты, которые обеспечивают функционирование предприятия, но сами корабли не строят. 20-25% таких работников достаточно. К сожалению, изношенность основных фондов у нас довольно велика, перевооружение проходило почти 20 лет назад. Мы вынуждены содержать, помимо всего прочего, дополнительные руки, которые обслуживают, например, станки. А это, конечно, расходы.

Насколько актуален вопрос привлечения новых кадров?

Мы решаем эти задачи, берем на работу как выпускников питерских учебных заведений, так и сами обучаем сотрудников. Важнее социальное обеспечение людей, – например, обеспечение жильем. По этим проблемам "Северная верфь" консультируется с петербургскими властями. Сейчас мы планируем привлечь на работу от 100 до 200 рабочих.

Каково сейчас соотношение разных специалистов на "Северной верфи"?

Пока наша надстройка неоправданно велика. От схемы "треть основных производственных рабочих – треть вспомогательных – треть других специалистов" надо постепенно переходить к опыту ведущих предприятий. Увеличивать число тех, кто непосредственно строит корабли, что уменьшит наши накладные расходы – тогда верфь начнет работать безубыточно. С убытком мы работать не можем. Если угодно, это мягкая формулировка определенных сокращений в будущем.

Есть другой выход?

Да. Производство должно каждый месяц выполнять план на 120-125%. Как я, будучи руководителем, могу допустить убытки на предприятии?

Беседовал Дмитрий Жаворонков

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 августа 2018 > № 2705263 Игорь Пономарев


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702947 Аркадий Дубнов

Дораспад СССР. Что изменит раздел Каспия

Аркадий Дубнов

Для России, равно как и для Ирана, газовые вопросы сейчас отступили на второй план, а главными стали соображения безопасности. Обе страны стремятся прежде всего не допустить присутствия в Каспийском море внерегиональных структур, особенно военных. Речь идет, и это не скрывается, главным образом о США

Много всего восхитительного и превосходного было сказано о том, что 12 августа в казахстанском Актау лидеры пяти каспийских государств наконец подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Путин назвал это «эпохальным» событием, а Назарбаев сказал, что конвенция – это ни больше ни меньше «конституция» Каспия.

Если это действительно так, то, зная, как на евразийском пространстве относятся к конституциям, невольно начинаешь переживать за дальнейшую судьбу каспийских договоренностей. Тем более что по сути своей 18-страничная конвенция, ставшая итогом трудных 22-летних переговоров, является рамочным документом, который еще предстоит дополнить значительным объемом соглашений или, как принято говорить в наших краях, подзаконных актов. И только после этого можно будет окончательно говорить о разделе Каспия, как об этом уже поспешили отрапортовать некоторые российские и казахстанские СМИ.

Тем не менее подписание каспийской конвенции в Актау – одно из самых значительных событий на постсоветском пространстве после распада СССР в 1991 году. Среди прочего оно дополнительно утвердило международно-правовую субъектность трех государственных образований, появившихся вокруг Каспия на месте канувшего в Лету Советского Союза – Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Россия, ставшая правопреемницей СССР сразу после его исчезновения, подписав каспийскую «конституцию», теперь признала и новые государственные границы этих стран – на море. Если вспомнить ставшую знаменитой сентенцию Путина о распаде СССР как о «величайшей геополитической катастрофе ХХ века», то следует признать, что его подпись под конвенцией – это и его личный вклад в продолжение процесса распада Союза. Теперь стоило бы ожидать от российского президента столь же скорбного замечания, что назад в СССР пути уже нет.

Каспийские споры

Актау – это плод трудного компромисса и реального консенсуса на его основе. Мне лично довелось быть свидетелем каспийского переговорного процесса практически все эти двадцать с лишним лет. Самыми интенсивными они были в годы, когда эту проблему в Москве курировал профессиональный нефтяник Виктор Калюжный, назначенный замминистра иностранных дел России. Именно он первым в начале 2000-х годов жестко выступил против демилитаризации Каспия, что предлагали некоторые российские партнеры.

С другой стороны, Калюжный отстаивал в том числе интересы постсоветских республик, которым угрожало категорическое требование Ирана поделить Каспий «по справедливости», то есть на пять равных частей по 20%, включая акваторию, дно и толщу воды. Калюжный был не слишком дипломатичен в общении с западными партнерами, искавшими в богатом углеводородами Каспийском бассейне возможность застолбить право своего бизнеса добывать и транспортировать нефть и газ в Европу в обход России. Отчасти те позиции, что занимал тогда Калюжный, пусть и модифицированные временем, зафиксированы в подписанной конвенции.

Почему так долго, почти четверть века, искали компромисс? Во-первых, несговорчивыми были иранцы, требовавшие свои 20%.

Во-вторых, не были готовы к взаимопониманию Туркмения и Азербайджан, спорившие за право считать своими богатые нефтью месторождения, расположенные между этими странами в центре Каспия (их азербайджанские названия: Азери, Чираг и Гюнешли). Помню разговор, случившийся на первом каспийском саммите в 2002 году между двумя покойными ныне президентами – Сапармуратом Ниязовым и Гейдаром Алиевым. Ниязов тогда бросил в сторону сидевшего рядом Алиева: «На Каспии может пролиться кровь», имея в виду неразрешенный конфликт из-за месторождений.

Уже давно нет в живых ни Туркменбаши, ни старшего Алиева, но та ссора еще много лет отравляла отношения между Баку и Ашхабадом, мешая им договариваться.

Наконец, договориться мешало противостояние России и Туркмении. Последняя при поддержке ЕС настойчиво требовала для себя права проложить газопровод в обход России по дну Каспия на Запад и дальше в Европу. Россия последовательно этому сопротивлялась.

Шаги к согласию

Что изменилось сейчас? Что позволило сторонам отказаться от категоричности в претензиях и пойти на раздел? Сами участники стараются это не проговаривать вслух, но анализ текста конвенции вкупе с изменением текущих геополитических реалий позволяет назвать эти причины.

Главное, – впрочем, как раз этого не скрывают, – изменился концептуальный подход к определению статуса Каспия. В каком-то смысле революционным можно назвать решение не считать Каспийское море юридически ни морем, ни озером. Первое позволяет не применять к Каспию положения Конвенции ООН по морскому праву, а значит, расширить с 12 до 15 морских миль ширину территориальной зоны и определить десятимильную рыболовную зону в отличие от исключительной экономической зоны. Границы территориальной зоны считаются государственными границами.

Неприменимо теперь к Каспию и определение внутреннего озера, что потребовало бы поделить его целиком между сторонами. Теперь у него статус некоего «внутриконтинентального водоема».

Поиски компромисса упростило то, что вопрос об окончательном разделе дна Каспия отложен на будущие времена. Это дает Ирану право поторговаться о своей доле, о чем прозрачно намекнул, выступая на саммите в Актау, иранский президент Рухани.

Стороны также отказались от раздела Каспия по принципу срединной линии. Это делало позиции Баку в споре с Ашхабадом за принадлежность нефтяных месторождений в центре моря более выигрышными.

Россия, в свою очередь, отказалась от своего права вето на прокладку транскаспийского газопровода (формально возражения объяснялись опасениями за каспийскую экологию). Более того, утвержденные в каспийской конвенции принципы раздела на национальные сектора определяют, что такое строительство – дело исключительно сопредельных и противолежащих стран. Аналогичным образом только эти страны определяют маршруты прокладываемых через их сектора трубопроводов и кабелей. Другими словами, Россия не сможет вмешиваться в реализацию проекта транскаспийского газопровода, пролегающего через азербайджанский и туркменский сектора.

Однако у Москвы, впрочем, как и у остальных каспийских стран, все равно остается теоретическая возможность помешать прокладке Транскаспия, ссылаясь на положения подписанного в Москве 20 июля «Протокола по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном аспекте к Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря от 4 ноября 2003 года». Хотя упоминание об этом протоколе есть только в совместном коммюнике по итогам саммита в Актау, на самом саммите о нем не говорили.

Готовность Москвы уступить Ашхабаду в вопросе строительства Транскаспия связана с изменениями на газовом рынке Европы. Если раньше Москва опасалась, что каспийский газ может составить конкуренцию «Газпрому», то теперь туркменские поставки скорее будут конкурировать со сжиженным газом из США.

Новые приоритеты

Для России, равно как и для Ирана, газовые вопросы сейчас отступили на второй план, а главными стали соображения безопасности. Обе страны стремятся прежде всего не допустить присутствия в Каспийском море внерегиональных структур, особенно военных. Речь идет, и это не скрывается, главным образом о США.

Это положение зафиксировано в конвенции, что теперь дает право Москве и Тегерану выражать «озабоченность» планами соответственно Казахстана и Азербайджана сотрудничать с Вашингтоном и предоставлять американцам свою территорию для транзита невоенных грузов для контингента США в Афганистане.

Полемика, как на официальном, так и на неофициальном уровне между Москвой, подозревающей, что использование перевалочных пунктов в казахстанских портах Актау и Кузык на Каспии позволит Штатам де-факто создать там американские военные базы, и Астаной, регулярно опровергающей такие подозрения, идет с начала нынешнего года. Тогда Назарбаев в ходе визита в США подписал изменения в соглашение о маршруте транзита, заключенное несколько лет назад с Вашингтоном.

Точно такое же соглашение о транзите через Ульяновск действовало между США и Россией, пока Москва не прекратила его в одностороннем порядке в 2015 году в ответ на введенные американские санкции.

Во времена президента Трампа Иран озабочен присутствием американцев на Каспии не меньше, чем Россия. Еще больше, чем уже существующее участие соседнего Азербайджана в транзите американских грузов в Афганистан, Тегеран волнует возможное согласие Туркмении на предложения США провести через ее территорию маршрут в Афганистан. Туркменский маршрут может оказаться более коротким и дешевым, чем действующий сейчас казахстано-узбекский через Термез – Хайратон.

Тегеран, очевидно, особенно беспокоит то, что значительная часть возможного туркменского маршрута транзита будет проходить в непосредственной близости от ирано-туркменской границы. Поэтому запрет на внерегиональное присутствие, на котором сделан особый акцент в каспийской конвенции, не может не импонировать Тегерану, а значит, подтолкнуть его к компромиссу по другим спорным вопросам.

Не исключено, что вопрос возможного американского транзита через Туркмению окажется в повестке переговоров в Сочи 15 августа президентов России и Туркмении, Путина и Бердымухамедова.

Наконец, главным пунктом, который сделал Конвенцию о правовом статусе Каспия важнейшим для России геополитическим документом, стало зафиксированное там согласие на беспрепятственную военную деятельность на общей неразделенной акватории моря военных подразделений всех сторон. Другими словами, подтверждено право мощнейшей из них, Каспийской военной флотилии России, оперировать практически на всем водном зеркале Каспия за исключением территориальных и рыболовных зон других стран.

Пока трудно сказать, станет ли это единственным новым ограничением для действий российской военной флотилии по сравнению с советскими временами, когда Каспий был внутренним советско-иранским морем, где судоходство определялось договорами между Москвой и Тегераном от 1921 и 1940 годов. Также неясно, сколь значимой будет теперь неформальная граница, разделявшая советскую и иранскую зоны Каспийского моря по линии с запада на восток, Астара – Гасан-Кули, с азербайджанского берега до туркменского. Линия была проведена в 1930-е годы картографами НКВД, никогда не признавалась Ираном, но на практике четко им соблюдалась.

Также неясным остается будущий режим рыболовства на Каспии. Сторонам еще предстоит определить размер национальных квот на вылов осетровых, на который сегодня наложен мораторий. Неясно также, как будет контролироваться выполнение этих квот. Как свидетельствует сегодня туркменский наблюдатель, «мораторий на вылов осетров существует много лет, но достаточно посмотреть на осетрину на базарах Ашхабада и на объявления о продаже икры и мяса осетрины в туркменских соцсетях, и станет понятно, что мораторий в Туркменистане не работает, а вот браконьеры – да».

Похоже, что исторический консенсус, позволивший наконец определить правила игры на Каспии, стал возможен скорее благодаря новой геополитической конъюнктуре в Большой Евразии и стремлению сторон как можно скорее упредить нежелательное развитие событий, а не их консолидации в желании обеспечить свои национальные интересы.

С другой стороны, налицо исторический прогресс в отстаивании этих интересов. Еще в конце XIX века ширина национальных территориальных зон на море считалась общемировой, всего три морских мили, средняя дистанция полета пушечного ядра. На большем расстоянии береговая охрана не могла обеспечить защиту своих кораблей. Теперь на Каспии разрешено защищать зону в пять раз больше.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702947 Аркадий Дубнов


Таджикистан. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 августа 2018 > № 2702946 Кирилл Кривошеев

Геополитика на фарси. Почему Иран стал главным врагом Таджикистана

Кирилл Кривошеев

Таджики для иранцев единственные на всем свете родственники. Языки друг друга эти народы понимают почти без подготовки. Но в отношения двух стран вмешались вроде бы совсем далекие вопросы, типа борьбы за сферы влияния на Ближнем Востоке и иранской ядерной программы

Все давно привыкли к тому, что в рядах врагов Ирана числятся Израиль, США, Саудовская Аравия, но куда удивительнее обнаружить там самую близкую персам страну – Таджикистан. Таджики для иранцев единственные на всем свете родственники. Языки друг друга эти народы понимают почти без подготовки. Да, их тесному сотрудничеству мешают вполне естественные причины – крайне закрытый туркменский режим, отделяющий одну страну от другой, религиозные различия (шиизм и суннизм), разная письменность (вязь на основе арабской в Иране и кириллица в Таджикистане). Но даже в таких непростых условиях сотрудничество двух стран могло бы быть выгодно обеим. Собственно, так оно и было, пока в отношения двух стран не вмешались вроде бы совсем далекие вопросы, типа борьбы за сферы влияния на Ближнем Востоке и иранской ядерной программы.

Друг моего друга – мой враг

В августе прошлого года по таджикскому телевидению показали и даже несколько раз повторили местный аналог российской «Анатомии протеста». В 45-минутном фильме-разоблачении, снятом по заказу МВД республики, трое мужчин в наручниках рассказывают, как совершали теракты и заказные убийства в конце 1990-х годов. Делали они это, если верить признаниям, по приказу оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана и, что интереснее, правительства Ирана. Власти в Тегеране, утверждается в фильме, даже выдавали боевикам иранские паспорта на другие имена, чтобы тем было легче скрыться. Подчеркивалось, что среди жертв исламистов были и российские военнослужащие 201-й дивизии.

В июне этого года на экраны вышел еще один фильм – «Невидимые корни». В нем Иран обвиняется уже не в прошлых, а в будущих злодеяниях – в подготовке госпереворота в Таджикистане в 2020 году. Не слишком приятная ситуация для Москвы: союзник из одного крайне проблемного региона (афганская граница) обвиняет партнера из другого проблемного региона (Ближний Восток) в терроризме. Но тогда это казалось не слишком значимым.

Обвинить правительство соседней страны в организации терактов и подготовке госпереворота – дело, конечно, серьезное. Но с точки зрения пропагандистского воздействия – не слишком сильное, что называется, для внутреннего потребления. Едва ли можно было рассчитывать на международный резонанс, предложив зрителю путаное повествование о событиях 20-летней давности с кучей незнакомых ему имен. Да и подготовкой гипотетического госпереворота за рубежом мало кого впечатлишь.

Совсем другое дело – назвать Иран виновником вполне реальной гибели конкретных западных туристов – двух американцев, швейцарца и голландца, убитых в Таджикистане в конце июля. Они были настоящими мечтателями – некоторые уже преодолели на велосипедах Южную Африку, Марокко, Восточную Европу. Но их кругосветный маршрут оборвался в таджикских горах – под колесами пыльной легковушки Daewoo, специально выехавшей на встречную полосу, чтобы их убить.

Атаки с использованием автомобиля, давящего людей, эксперты называют характерным почерком запрещенной группировки «Исламское государство» (ИГ). Такое было в Ницце, такое было в Барселоне. Но таджикские власти назвали других виновных – все ту же Партию исламского возрождения и ее иранских покровителей.

Однако убийство западных туристов привлекло к себе куда больше внимания, чем туманные рассказы о преступлениях 90-х, поэтому очень скоро в антииранских обвинениях Душанбе обнаружились серьезные нестыковки. Новость о том, что ИГ берет на себя ответственность за теракт в Таджикистане, появилась в мировых СМИ за несколько часов до того, как в МВД Таджикистана заявили, что единственный задержанный участник нападения, Хусейн Абдусамадов, признался – он проходил подготовку в Иране и действовал именно от лица Партии исламского возрождения. От чьего лица действовали еще четверо нападавших, следователям спросить не удалось – они, как утверждается в пресс-релизе, оказали сопротивление при задержании и были ликвидированы.

Еще через несколько часов появилась следующая нестыковка: в сеть попало видео, где пятеро молодых боевиков сидят под деревом, на ветках которого растянуто черное знамя «Исламского государства». Наверное, в другой ситуации таджикские власти могли бы заявить: «Это не они!», но было поздно – на сайте МВД уже были выложены фотографии нападавших – как арестованного Абдусамадова, так и четверых его убитых сообщников. На них можно узнать тех же людей, что и на видео со знаменем ИГ.

После этого в течение нескольких дней в таджикских государственных СМИ шел чемпионат по логической эквилибристике. С помощью всевозможных экспертов продвигалась идея о связи «Исламского государства» и Партии исламского возрождения Таджикистана – мол, какая разница, кто совершил теракт, все исламисты одинаковые. У единственного выжившего нападавшего Хусейна Абдусамадова, ко всему прочему, обнаружился еще брат Бахтиёр, который сидит в тюрьме за причастность к Исламскому движению Узбекистана, а эта группировка еще в 2014 году присягнула на верность ИГ. Один брат в Партии исламского возрождения, в другой в ИГ – чем вам не доказательство тесного сотрудничества?

Почему тогда Иран одной рукой помогает Партии исламского возрождения, а другой – воюет с ИГ в Сирии, таджикские политологи так и не смогли разъяснить. Положение спасла прокуратура, сделавшая примирительное заявление: видео с флагом ИГ было записано злодеями из Партии исламского возрождения для отвода глаз, чтобы пустить следствие по ложному следу. В таком случае мучиться и доказывать связь между двумя совершенно разными организациями на официальном уровне больше не нужно. Хотя на экспертном уровне попытки связать Иран и «Исламское государство» в Таджикистане продолжились.

Несимметричный ответ

Реакция Ирана на столь серьезные обвинения на первый взгляд была мягкой. В Тегеране ограничились скупым заявлением, что они «категорически отвергают» причастность к теракту, а затем вызвали в МИД таджикского посла.

При этом возможностей ответить Таджикистану у Ирана достаточно: например, национальная авиакомпания Tajik Air хоть раз в неделю, но все еще летает в Тегеран. Список контактов на государственном уровне только в этом году и вовсе можно назвать внушительным. Так, в апреле, то есть уже после крайне резких заявлений Душанбе, на встречу с президентом Эмомали Рахмоном спокойно приезжал иранский глава МИД Джавад Зариф и даже обсуждал «сотрудничество в рамках региональных и международных организаций». Иными словами, до уровня армяно-азербайджанских или даже российско-украинских отношений Тегерану и Душанбе еще очень далеко.

Незаметны даже попытки иранцев ответить на обвинения в СМИ, а ведь теоретически они могли бы напомнить, что это таджикский, а не иранский полицейский Гулмурод Халимов был «министром войны Исламского государства». Однако у Тегерана совсем другая, несколько примирительная риторика. Даже в сообщении МИД Ирана о вызове посла Таджикистана есть слова, что Тегеран готов помочь в расследовании теракта.

Очевидно, что инициаторами охлаждения отношений стали именно таджики. На вопрос «почему?» в Тегеране отвечают почти однозначно: это влияние Саудовской Аравии – главного врага Ирана, инвестирующего приличные средства в Таджикистан.

Влияние саудовцев в Таджикистане действительно есть. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть недавнее интервью посла Абдулазиза аль-Бади таджикскому агентству «Авеста». «Саудовская Аравия не из тех некоторых стран, которые в лицо заявляют о вечной дружбе с таджикским народом, но в то же время вонзают нож в спину», – говорит посол. И тут же поясняет, что он имеет в виду «сомнительную и подозрительную деятельность Ирана в Таджикистане».

Другие эксперты, как в России, так и в Иране, называют еще одну причину. Это деньги опального иранского бизнесмена Бабака Занджани. Раньше он занимался экспортом иранской нефти в обход санкций, а теперь приговорен на родине к казни за хищение $2,7 млрд. В Тегеране считают, что эти деньги Занджани спрятал в одном из таджикских банков; в Душанбе отвечают, что ни о каких миллиардах не слышали. Но если обвинения Тегерана хоть на чем-то основаны, то для Таджикистана это огромные деньги – при сумме госрасходов $2,1 млрд за 2017 год заначка Занджани могла бы оказать огромное влияние на таджикскую политику. Торговлю, конечно, терять жалко, но $2,7 млрд – это товарооборот Таджикистана с Ираном почти за 20 лет.

Американская сдержанность

В Москве на противостояние Душанбе и Тегерана официально никак не реагируют. Несмотря на неловкие попытки Таджикистана указать, что коварная Партия исламского возрождения убивала и россиян тоже, это вряд ли заставит российских дипломатов заступаться за одну из сторон.

С другой стороны, именно сейчас, когда против Ирана снова введены американские санкции, ему особенно важно было бы вступить в ШОС – этого хотят и в Тегеране, и в Москве. Вот только из-за непримиримой позиции Душанбе на последнем саммите организации в Циндао этот вопрос даже не обсуждался. А учитывая, что динамика в таджико-иранских отношениях исключительно негативная, надеяться, что Иран удастся включить в альянс через год или два, тоже не стоит. Не зря же таджикские власти анонсировали на 2020 год иранскую попытку госпереворота.

Еще более интересной здесь выглядит реакция США на смерть своих граждан в далекой стране. По сути, это отмалчивание: Госдеп, конечно, выпустил предостережение о террористической опасности в Таджикистане, но так и не признал «Исламское государство» виновником гибели своих граждан. «Разумеется, мы видели сообщения, что ИГ взяло ответственность за атаку, в которой погибли двое американцев, – сказала на брифинге 31 июля представитель Госдепа Хизер Нойерт. – Мы пока не можем назвать ответственного за атаку. Американское правительство предоставляет помощь правительству Таджикистана в расследовании, и мы скажем, когда узнаем больше».

С того дня прошло уже две недели, но никаких деталей в Вашингтоне так и не раскрыли. Вероятно, именно молчание в США считают наиболее удобным в нынешней ситуации. Ведь, однозначно обвинив в трагедии ИГ, американцам пришлось бы указать невиновность Ирана. А это явно не то, что нужно во время возобновления санкций против «кровавого режима аятолл» (первый пакет санкций, напомним, вступил в силу 7 августа).

Таким образом, Россия, США и другие крупные державы пока лишь наблюдают за схваткой двух персоязычных стран. Серьезной угрозы их интересам это противостояние пока не несет: во многом потому, что Иран относится к ситуации крайне сдержанно, а у Душанбе не так много рычагов международного влияния. Впрочем, с нарастанием санкционного давления Тегеран может сменить сдержанность на жесткость и найти способ отомстить Душанбе.

Кроме того, рано или поздно на этом конфликте могут начать играть и третьи силы. Например, Душанбе пытается взять в союзники Баку – туда президент Рахмон летал на днях. Главной темой были все же экономические вопросы, такие как транзит таджикского алюминия в Европу. Однако в составе делегации кроме глав МИДа и Минторга зачем-то был генеральный прокурор. А это уже показательно, учитывая, что в Азербайджане Иран тоже недавно упоминался в негативном свете. Именно там, а точнее, в священном для шиитов городе Кум якобы проходил подготовку Юнис Сафаров, совершивший покушение на мэра Гянджи. Там же, в Куме, по данным таджикского МВД, четырежды был Хусейн Абдусамадов, сбивший иностранных туристов.

Таджикистан. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 августа 2018 > № 2702946 Кирилл Кривошеев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 августа 2018 > № 2700363 Андрей Перцев

Большой Error. Почему возникло дело Анны Павликовой и другие посадки за мемы

Андрей Перцев

Дела против псевдоэкстремистов – это не новый большой террор, а системный сбой, непредвиденные последствия плохо продуманных решений. Антиэкстремистские законы задумывались как тонкие инструменты для устрашения отдельных несогласных. Но в условиях российской силовой системы с ее палочной отчетностью программа дала сбой и стала генерировать саморазрушительные ошибки

За последние несколько недель борьба российских властей с экстремизмом вышла на новый уровень: силовики начали массово возбуждать дела по экстремистским статьям УК не против оппозиционных активистов, а против простых граждан, обывателей. Самым громким, но далеко не единственным случаем стал арест 18-летней Анны Павликовой (на момент ареста она была несовершеннолетней), которую Мосгорсуд оставил в СИЗО, несмотря на юный возраст и болезнь. Анну Павликову, 19-летнюю Марию Дубовик и еще несколько человек обвиняют в организации экстремистского сообщества – движения «Новое величие».

При этом никто не скрывает, что это сообщество, по сути, создали сами силовики. В телеграм-чат, где общались политизированные (и не очень) молодые люди, вступил агент ФСБ, предложил участникам собираться офлайн, снял помещение и вызвался написать устав. Обычных людей, которые просто критиковали власть в соцсетях, спровоцировали собраться вместе, поддержать написанный провокаторами устав, а потом арестовали. Система заработала, и теперь почти детей упорно держат в тюрьме как опасных экстремистов. В такой ситуации любой понимает: на этом месте могу оказаться я сам, или мои дети, или кто угодно, позволивший себе сказать что-то критическое о российской власти.

Дело «Нового величия» далеко не единственное. В Алтайском крае возбуждено уже несколько уголовных дел за публикацию мемов во «ВКонтакте». Марию Мотузную обвинили в оскорблении чувств верующих и в разжигании расовой розни. Под первую часть попала картинка, где Иисус спрашивает у патриарха Кирилла, сколько времени (картинка еще 2012 года, когда на слуху был скандал с дорогими часами патриарха). Под вторую, расовую часть – картинка с черным и надписью «Черная бухгалтерия».

Позже стало известно еще о трех подобных делах, и во всех случаях в мемах, которые публиковали «новые экстремисты», не было ничего необычного, такие картинки можно найти почти у любого человека с профилем в соцсетях. Некоторые из арестованных даже никогда не были на митингах, политика занимала в их жизни мало места. Это простые обыватели разных возрастов и профессий, но для дела против них не понадобилось даже провокаций – тыкнули в первые попавшиеся мемы, и вот он – экстремизм. В деле против тувинской активистки Оюмаы Донгак силовики поступили еще проще – ее арестовали за репост исторической статьи о Германии, где было фото со свастикой.

Первое впечатление, которое производят все эти дела, – государство «сознательно и демонстративно» вышло на новый виток репрессий. Если раньше преследовали реальных активистов-оппозиционеров, которые выходили на улицы и пытались создавать партии, то теперь переключились на вполне добропорядочных обывателей. Людей провоцируют и буквально сажают за анекдоты, как в советские времена. Посаженных показательно мучают в СИЗО, игнорируя возраст, болезни, здравый смысл. Машина подавления отлажена, и государство это наглядно демонстрирует.

Такой взгляд подразумевает, что российская вертикаль власти – это что-то чрезвычайно цельное и продуманное. Что система не ошибается, что она идеально отлажена, может централизованно вырабатывать новые правила, а потом эффективно заставлять их соблюдать. В России немало зачарованных мнимой силой, расчетливостью и темным могуществом Кремля. Но многочисленные посадки за мемы скорее свидетельствуют об обратном – российская система власти плохо управляема и не может предсказать возможные последствия собственных решений.

Дела против псевдоэкстремистов – это не новый большой террор, а системный сбой, непредвиденные последствия плохо продуманных решений. Антиэкстремистские законы (и особенно закон об оскорблении чувств верующих, возникший в ответ на акцию Pussy Riot в храме Христа Спасителя) задумывались как тонкие инструменты для устрашения отдельных несогласных. Применять их должны были ограниченно, в отдельных случаях.

Но российская правоохранительная система устроена так, что плохо подходит для тонких инструментов. Силовики должны обеспечивать показатели по раскрываемости преступлений и возбуждению уголовных дел по статьям УК. Если есть статья, то по ней должны быть и дела – иначе зачем она нужна? Под статью люди найдутся. К тому же экстремистские статьи не требуют особых усилий для раскрытия преступлений: зашел наугад на пару-тройку страниц в соцсетях, и вот тебе экстремизм – разжигание розни (национальной или социальной), оскорбление верующих. Статьи УК до того размыты, что под оскорбление и разжигание попадает почти любая ирония: смеешься – значит оскорбляешь.

Для силовиков борьба с мнимым экстремизмом стала отличным средством для получения палочек за раскрытие тяжких преступлений, и они это быстро поняли. Жестокость по отношению к Анне Павликовой только выглядит намеренным проявлением некоего особенного садизма. Силовики просто не могут выпустить «экстремиста» из СИЗО, они так работают и по-другому работать не могут.

Кремль писал одну программу, но при внедрении в систему она дала сбой. Теперь эта ошибка генерируется постоянно. Власть не планировала карать обывателя, держать его в постоянном страхе. Наоборот, она всегда старалась показательно отличать активиста от обычного гражданина. Жесткие задержания на акциях «Стратегии-31», суд над Сергеем Мохнаткиным, «болотное дело» – все годы путинского правления власть демонстрировала гражданам, что будет пресекать любой активизм, наглядно показывала, чего делать не надо, – выходить на улицы и чего-то требовать.

Принимались и соответствующие законы: об оскорблении чувств верующих, ужесточение наказаний за несогласованные акции и за нарушения на согласованных. Но власть старалась сохранять четкую грань: вышел на улицу, вступил в оппозиционное движение, устроил протестную акцию – активист; сидишь спокойно дома (пусть и поругивая власть) – обыватель.

Репосты забавных мемов не превращали да и до сих пор не превращают обывателя в активиста. Но теперь обычного гражданина в оппозиционера превращают силовики. Из-за этой ошибки обыватель покидает зону комфорта – он видит, что преследовать могут лично его или его детей, что законы написаны несправедливо, что силовики пользуются ими в своих интересах. Неизбежно у него возникают вопросы к власти: как вообще можно сажать людей за смешные картинки, когда на коррупционных процессах чиновники часто отделываются условным сроком?

Система начинает выдавать сбои и в других сферах, она все чаще действует неуместно, применяет определенные программы там, где они работать не будут. Оторванные от реальности пропагандистские оправдания пенсионной реформы, которые только усиливают недовольство. Заявления чиновников об изъятии «сверхприбыли» у компаний для реализации нового майского указа Владимира Путина – акции уже обвалились, хотя Путин идею пока не одобрил. Несовпадение поставленных целей и полученных результатов происходит все чаще. Элементы вертикали работают разрозненно, без общей программы и общих взглядов на инструменты работы, в планы постоянно вносятся тактические изменения, которые разрушают стратегию. Вместо слаженной работы система генерирует саморазрушительные ошибки.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 августа 2018 > № 2700363 Андрей Перцев


Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699223 Владимир Путин, Хасан Рухани

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

На полях саммита «каспийской пятерки» состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Обсуждались пути урегулирования наиболее острых мировых кризисов, особенно в ближневосточном регионе.

В.Путин: Господин Президент, очень рад возможности на полях прикаспийского саммита встретиться с Вами и обменяться мнениями по самому различному кругу вопросов.

У нас большой объем сотрудничества, много вопросов и по Каспию, и по урегулированию очень острых кризисов, в том числе сирийского кризиса. Хотел бы Вас проинформировать о том, как у нас идут контакты с нашими партнерами по этой сложной проблеме.

И хотя наши коллеги находятся в постоянном контакте друг с другом, все-таки личные встречи на таком уровне крайне важны.

Х.Рухани (как переведено): Уважаемый господин Владимир Путин, Президент Российской Федерации!

Очень рад возможности встретиться с Вами на полях саммита прикаспийских государств. И очень рад тому факту, что с каждым годом наши двусторонние отношения развиваются только в позитивном поле.

Недавно Иран официально усиливал свое сотрудничество с Евразийским экономическим союзом, так что это новое событие может способствовать развитию торговли между нашими странами.

И другая сфера нашего взаимодействия – двустороннее сотрудничество в борьбе с терроризмом и установление стабильности в регионе.

Наша общая задача – это установление стабильности и мира во всем регионе и обеспечение безопасности стран в этом регионе. Весь мир стал свидетелем того, что при помощи Ирана и России сирийская армия смогла сыграть очень важную роль в деле борьбы с терроризмом внутри своей страны.

И я должен подчеркнуть, что сегодня все меры, которые предпринимают Россия, Иран и Турция, помогают установлению мира и безопасности в Сирийской Арабской Республике

В последние годы у нас два больших успеха. Первый – это сотрудничество Ирана, России и еще других стран по достижению договоренностей в рамках ядерной сделки.

И второй успех заключается в сотрудничестве между Ираном, Россией и Турцией для установления мира и безопасности в Сирии.

Мы настроены на то, чтобы устранять любые препятствия и разрешать любые глобальные кризисы только в рамках диалога и переговоров.

Иран. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699223 Владимир Путин, Хасан Рухани


Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699222 Владимир Путин

Заявление Владимира Путина по итогам Пятого каспийского саммита.

Глава Российского государства сделал заявление для прессы по итогам Пятого каспийского саммита.

В.Путин: Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Сегодня состоялось без преувеличения очень большое, важное, знаковое событие для наших государств – подписана Конвенция о правовом статусе Каспия. Это международный договор, который содержит детальный и объёмный свод правил и обязательств по использованию и сохранению нашего общего достояния – Каспийского моря. Таким образом многоплановое взаимодействие государств «каспийской пятёрки» получило современную юридическую основу на многие годы вперёд.

Принципиально важно, что Конвенция закрепляет за пятью государствами исключительные и суверенные права на Каспийское море, ответственное освоение и использование его недр и других ресурсов, надёжно гарантирует решение всех актуальных вопросов на принципах консенсуса и взаимного учёта интересов, обеспечивает по-настоящему мирный статус Каспийского моря, неприсутствие на Каспии вооружённых сил нерегиональных государств.

Мы много лет двигались к этому – чтобы разработать и принять этот стратегический, основополагающий документ. Проделана действительно масштабная переговорная работа с участием многих ведомств наших государств, с привлечением экспертных деловых кругов.

Достигнутый успех – а это, безусловно, успех – в значительной степени стал возможен благодаря высокому уровню доверия и взаимопонимания между лидерами каспийских государств, нашей готовности неизменно действовать логике уважения, партнерства и равноправия. Хотел бы выразить признательность за это всем присутствующим здесь главам государств.

Такой коллективный подход на деле показал свою эффективность и востребованность. Продемонстрировал, что совместными усилиями можно достигать амбициозных целей по любым, даже самым сложным вопросам, находить компромиссы и сбалансированные решения, которые отвечают общим интересам. Подчеркну, в нынешних непростых международных условиях это дорогого стоит.

Подписание Конвенции открывает новый этап в отношениях между каспийскими государствами, позволяет нам вместе обеспечить процветание и динамичное развитие нашего общего региона.

С удовлетворением отмечу, что сегодня также подписан солидный пакет соглашений, развивающих и дополняющих Конвенцию по наиболее важным и актуальным темам взаимодействия.

В планах прикаспийских государств – углубление экономического сотрудничества, расширение торговых и инвестиционных связей, кооперация в сфере энергетики, развития транспортно-логистического потенциала региона, наращивания туристических потоков. Особое внимание будет уделяться сохранению богатой природы и биоразнообразия Каспийского моря.

Безусловно, большое значение каспийские страны придают вопросам обеспечения безопасности, противодействия современным вызовам и угрозам. Нужно учитывать, что Каспий расположен вблизи очагов напряженности, зон активности международных террористов, имею в виду Ближний Восток и Афганистан.

Поэтому у наших стран есть настрой всемерно укреплять взаимодействие специальных служб и погранведомств, а также активизировать внешнеполитическую координацию.

Все перечисленные темы формируют по-настоящему позитивную повестку каспийского сотрудничества на долгосрочную перспективу. Перед нами стоят серьезные и интересные задачи. Мы намерены последовательно заниматься их решением.

И в заключение хотел бы еще раз выразить признательность нашим казахстанским друзьям и Президенту Назарбаеву, в первую очередь, за радушие и гостеприимство, а также поздравить всех нас, всех коллег с успешным проведением саммита.

Благодарю вас за внимание.

Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699222 Владимир Путин


Узбекистан > Армия, полиция > mvd.ru, 11 августа 2018 > № 2699716 Рустам Джураев

В режиме диалога с населением.

14 февраля Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал Постановление «О внедрении качественно новой системы охраны общественного порядка, профилактики правонарушений и борьбы с преступностью в городе Ташкенте». О сути и значении масштабных преобразований в Главном управлении внутренних дел столицы и его территориальных подразделениях нашему корреспонденту рассказал заместитель Министра внутренних дел Республики Узбекистан – начальник ГУВД г. Ташкента генерал-майор Рустам Джураев.

– Уважаемый Рустам Мирзаевич, прошлый год стал знаковым для органов внутренних дел республики: принят целый ряд правительственных решений, направленных на повышение профессионализма сотрудников, совершенствование их деятельности, укрепление законности и дисциплины в службах и подразделениях. Какие дополнительные задачи поставлены перед ГУВД города Ташкента?

– Логическим продолжением реформ стало подписание Постановления «О внедрении качественно новой системы охраны общественного порядка, профилактики правонарушений и борьбы с преступностью в городе Ташкенте». Основная цель документа – усилить эффективность нашей деятельности, добиться реального оздоровления криминогенной обстановки в столице, сведя к минимуму преступность, особенно среди несовершеннолетних и молодёжи. Для этого в постановлении выделены шесть приоритетных направлений деятельности ГУВД. Определено внедрение практического механизма взаимодействия органов внутренних дел с институтами гражданского общества, другими местными органами власти и управления, правоохранительными структурами, органами самоуправления граждан. Кроме того, документом утверждена новая структура Главного управления и его территориальных подразделений. Цель реорганизации сводится к тому, чтобы в махаллях (районах, кварталах) столицы приблизить органы внутренних дел к населению и сделать их помощь более доступной для граждан.

– В результате реформы на базе районных управлений органов внутренних дел (РУВД) созданы Управления координации деятельности ОВД. Прокомментируйте, пожалуйста, это решение. Как теперь будут действовать эти подразделения?

– Хочу отметить, что данные структуры будут планировать и анализировать работу подразделений, преобразованных из городских отделов. Также в их задачи входит распределение сил и средств с учётом складывающейся оперативной обстановки. Эта работа будет проводиться в пределах территории района согласно секторному принципу деления. Кроме того, сотрудникам Управлений координации предстоит организовывать адресный диалог с населением, решать проблемы жителей во взаимодействии с органами государственной власти и самоуправления граждан. На вновь созданные Управления также возложены задачи работы с обращениями граждан. Таким образом чётко разделены функциональные обязанности между управленческим аппаратом и его низовыми звеньями, которые ответственны за практические меры обеспечения общественного порядка, борьбы с преступностью и профилактики правонарушений.

При каждом Управлении координации будет функционировать от четырёх до восьми отделов внутренних дел. В них появятся своя дежурная часть, канцелярия, отделения следствия и уголовного розыска. Следовательно, произойдёт укрепление кадрового состава. Изменится процентное соотношение управленческого аппарата и его низовых звеньев: в аппарате останется 35%, а остальные 65% личного состава будут нести службу в отделах.

Что касается преобразованных городских отделов, то спектр полномочий новых подразделений существенно расширен, они получили самостоятельность в принятии решений, касающихся вопросов обеспечения общественного порядка и борьбы с преступностью. Теперь руководители отделов определяют ежедневную дислокацию нарядов патрульно-постовой службы на закреплённой территории, осуществляют расстановку сил и средств вверенного подразделения с учётом оперативной и криминогенной обстановки, а также при возникновении чрезвычайных ситуаций.

Таким образом планируется повысить оперативность реагирования на нарушения общественного порядка, увеличить число раскрытых по горячим следам преступлений, уменьшить тяжесть последствий преступных проявлений.

– В ГУВД столицы введены новые должности, в том числе повышен статус руководителя Главка. С какой целью это было сделано?

– Введение должности заместителя министра внутренних дел – начальника Главного управления предоставило руководителю ГУВД столицы право координировать деятельность всех органов внутренних дел города Ташкента, в том числе приданных сил и средств. Под этим подразумевается, что исполнение распоряжений, приказов и указаний начальника ГУВД, касающихся оперативной обстановки, обязательны для всех подразделений, находящихся не только в прямом подчинении Главного управления, но и входящих в структуру МВД Республики Узбекистан и несущих службу на территории города Ташкента.

Введение должности советника Управления координации деятельности органов внутренних дел продиктовано целесообразностью привлечения пенсионеров ОВД, имеющих за плечами огромный практический опыт, к борьбе с преступностью и профилактической работе. Речь о ветеранах, много лет прослуживших в уголовном розыске, следственном звене и других подразделениях ОВД. Они пользуются непреложным авторитетом у личного состава и могут сыграть большую роль в воспитании молодых сотрудников в духе верности служебному долгу.

Введение должности заместителя начальника Главного управления по вопросам молодёжи является показателем внимания со стороны правоохранительных органов к проблемам юного поколения. В задачи этих сотрудников входит координация работы инспекторов по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних и молодёжи, а также обеспечение взаимодействия всех заинтересованных структур.

– А какие изменения затронули службу по профилактике правонарушений?

– Все они нацелены на повышение качества и эффективности работы инспекторов по профилактике, поднятие авторитета этой службы. Например, представлять инспектора по профилактике города сходу граждан будут хоким (глава местной администрации), прокурор и начальник управления координации района. Перевод инспектора по профилактике с одной территории на другую, из района в район и так далее (межзональная ротация) будет производиться исключительно по согласованию с заместителем министра внутренних дел – начальником ГУВД. Для повышения престижа службы главой государства поставлена задача искоренить практику назначения на данную должность сотрудников, переводимых из других подразделений органов внутренних дел в качестве меры дисциплинарного взыскания. Инспекторам по профилактике предоставляется право в пределах республики направлять друг другу обязательные для исполнения задания провести какое-то мероприятие или навести необходимую справку, если это необходимо для выполнения возложенных на них задач. Для реализации этой возможности в настоящее время активно разрабатывается механизм использования информационно-коммуникационных технологий.

Постановлением определено включение инспектора по профилактике в состав кенгашей (советов) схода граждан. Таким образом, ещё теснее станет их взаимодействие с органами местного самоуправления граждан. В то же время данным документом повышается ответственность инспекторов по профилактике за состояние оперативной обстановки на закреплённой территории. Так, им запрещается во время несения службы покидать вверенный участок, если это приведёт к тому, что он фактически останется без оперативно-профилактического обслуживания. Кроме этого инспекторы по профилактике обязаны содействовать развитию предпринимательства на закреплённой территории и обеспечению занятости населения, особенно молодёжи, как важнейшего фактора улучшения криминогенной ситуации в махалле (районе, квартале).

– Расскажите, пожалуйста, о новых критериях оценки работы стражей правопорядка.

– С 1 апреля введена рейтинговая оценка деятельности отделов внутренних дел, в соответствии с которой сотрудники будут поощряться за эффективную работу по обеспечению общественного порядка, профилактике правонарушений и борьбе с преступностью. В то же время за неудовлетворительную работу на них будут налагаться взыскания. Сейчас документы, устанавливающие критерии, порядок проведения и применения на её основе мер стимулирования или взыскания, готовятся и вступят в силу после издания приказа Министра внутренних дел Республики Узбекистан. Но ясно одно, что введение новых методов позволит дифференцированно подходить к определению эффективности каждой службы, каждого сотрудника, учитывая показатели специфики их деятельности. Например, при оценке работы инспектора по профилактике во внимание будет приниматься и мнение населения на закреплённой за ним территории.

– Серьёзные изменения затронут работу подразделений, занимающихся доследственными проверками поступающих от граждан сообщений. Как скоро будет утверждён упрощённый порядок оформления отказа в возбуждении уголовного дела?

– Упрощённый порядок оформления решений об отказе в возбуждении уголовного дела, принимаемых по итогам доследственной проверки заявлений, сообщений и иных сведений о преступлениях, поступающих по единому телефонному номеру «102» Главного управления, сейчас также пока только разрабатывается. Но совершенно точно такой порядок будет касаться в основном сообщений, носящих некриминальный характер, то есть таких, как нарушение покоя, затопление, шум детей на улице, ошибочные звонки с вопросами, не входящими в компетенцию органов внутренних дел, которые составляют больше половины от общего количества сообщений, поступающих в дежурные службы ОВД.

– Одним из аспектов реформ в органах внутренних дел является прозрачность деятельности подразделений. И в этом вопросе большое значение имеет взаимодействие со СМИ. Как освещается деятельность ГУВД города Ташкента в средствах массовой информации?

– С учётом повышенного интереса граждан к криминогенной ситуации в столице и, главное, к тому, какие меры принимаются органами внутренних дел для её стабилизации, возникла необходимость расширения спектра деятельности подразделений, отвечающих за работу с журналистами. В век информационных технологий пресс-службе необходимо постоянно расти и развиваться. Именно поэтому Президент поставил задачу создания Информационного мультимедийного центра. Для её выполнения мы приглашаем на работу опытных корреспондентов и операторов, инженеров аппаратно-студийного комплекса и IT-специалистов: web-дизайнеров, модераторов, администраторов сетей и баз. Медиацентр через СМИ будет сообщать о происшествиях, произошедших в Ташкенте, особенно вызвавших общественный резонанс, а также о результатах работы органов внутренних дел в сфере охраны общественного порядка, профилактики правонарушений и борьбы с преступностью. И что немаловажно, перед структурой поставлена задача по опровержению недостоверной и искажённой информации, дискредитирующей деятельность органов внутренних дел.

Сотрудникам центра предстоит налаживать тесные контакты с национальными теле- и радиокомпаниями, электронными и печатными СМИ. Тем более что начальнику Главного управления, как указано в постановлении, необходимо ежедекадно вести открытый диалог с населением Ташкента по вопросам деятельности органов внутренних дел столицы. Для этого в эфире местного телевидения будет транслироваться специальная передача.

Требования, изложенные в постановлении, высоки. Но и поддержка сотрудникам органов внутренних дел государством оказывается огромная. Например, инспекторы профилактики обеспечиваются служебным жильём, им предоставляется возможность приобретения автомобиля по льготному кредиту. Действует система стимулирования за самоотверженную службу и многое другое.

Спрос за качество работы по обеспечению мира, спокойствия и правопорядка в столице, безопасности ташкентцев и гостей города с нас будет серьёзный. И мы нацелены на неукоснительное выполнение служебного долга. Приложим все усилия, чтобы оправдать доверие народа и главы нашего государства.

Ирина Сайфутдинова

(Содружество № 2, 2018 г.)

Узбекистан > Армия, полиция > mvd.ru, 11 августа 2018 > № 2699716 Рустам Джураев


Белоруссия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 10 августа 2018 > № 2700360 Александр Власкин

Августовские заморозки. Почему белорусские власти обрушились на независимые СМИ

Александр Власкин

Судя по подготовке, белорусские власти, видимо, ожидают, что угроза стабильности может возникнуть довольно скоро. Неясно, каким им видится источник угрозы: проблемы в экономике, информационная агрессия с Востока или с Запада, или, быть может, они подумывают о проведении болезненных реформ. Но серьезные опасения насчет того, как, в случае чего, поведут себя негосударственные СМИ, у них явно имеются

За последние несколько дней белорусские независимые СМИ попали под такое давление властей, какого не случалось уже много лет. Рано утром 7 августа сотрудники Следственного комитета пришли с обысками в редакции портала TUT.BY и информационного агентства БелаПАН. Журналистам, которые не смогли попасть на свои рабочие места, пришлось весь день работать удаленно.

В тот же день были задержаны главный редактор TUT.BY Марина Золотова и редакторы издания Анна Калтыгина, Галина Уласик, Анна Ермачонок. Их оставили под арестом на трое суток. Еще нескольких редакторов допросили и затем отпустили. В агентстве БелаПАН задержали обозревателя Татьяну Коровенкову.

На следующий день, 8 августа, задержания продолжились: Следственный комитет сообщил о задержании журналистов Павла Быковского и Алексея Жукова («Белорусы и рынок»), а также о начале «следственных действий с участием должностных лиц редакционно-издательского учреждения „Культура и искусство“, ООО „РиэлтБай“, ООО „АйТиВи“». Наконец, вчера, 9 августа, задержали главного редактора агентства БелаПАН Ирину Левшину.

Параллельно с задержаниями и допросами руководителей независимых СМИ шло изъятие информации и носителей из офисов и квартир журналистов и редакторов.

Поводом для всех этих следственных действий стало заявление директора государственного информагентства БелТА Ирины Акулович, что подписчики платной ленты агентства жалуются на перебои в ее работе. По версии следствия, причиной стал несанкционированный доступ к ленте других журналистов. Собственно, в этом следователи и обвиняют задержанных редакторов – что они пользовались чужими паролями для доступа к платному ресурсу.

Новые подходы к давлению

Судебное и внесудебное преследование журналистов в Белоруссии дело скорее обычное. Но нынешняя кампания сильно выделяется на фоне предыдущих своими масштабами, контрастом с общим курсом Минска на размораживание отношений с Западом и многими другими важными особенностями. Из-за этого сразу родилось две версии происходящего: то ли белорусские власти так готовятся к президентским и парламентским выборам, которые пройдут в 2020 году, то ли это пророссийские группировки внутри белорусской власти пытаются таким образом сорвать процесс нормализации отношений с Евросоюзом.

Однако дело, скорее всего, обстоит несколько сложнее. Тут важно обратить внимание на некоторые особенности нынешней кампании, которые резко отличают ее от того, как традиционно кошмарят СМИ в Белоруссии.

В целом происходящее можно было бы назвать «делом редакторов». Потому что все задержанные – редакторы, главные или отделов политики и экономики. Рядовых авторов не трогают, что весьма необычно. Раньше в первую очередь доставалось пишущим журналистам за конкретные тексты. К тому же именно авторы с наибольшей вероятностью могли пользоваться несанкционированным доступом к платной ленте, чтобы срочно написать материал.

Мало того, обвинения выдвинуты не против СМИ как юридических лиц, а против «группы лиц, занимающих руководящие позиции в ряде организаций». Хотя все обвиняемые, по версии следствия, совершали противоправные действия. находясь при исполнении служебных обязанностей. Поэтому втянуть в дело СМИ целиком не составило бы особого труда. Однако белорусские власти не создают серьезных препятствий работе СМИ, где прошли задержания, их новостные ленты обновляются практически в штатном режиме. Владельцев и директоров организаций вызывают для допросов, но только в качестве свидетелей.

Белорусские государственные СМИ активно освещают происходящее, но в их материалах также делается упор исключительно на злоупотребление конкретных редакторов. Вопрос не переводится в политическую плоскость, что раньше было обычным делом при любых формах давления на независимые СМИ. Даже то, что офисы TUT.BY и БелаПАН в знак поддержки посетили дипломаты стран ЕС, не стало для властей поводом обвинить задержанных журналистов в «подрыве суверенитета за западные деньги» и прочих «раскачиваниях лодки».

Несмотря на то что следствие ведется в отношении «группы лиц», а против самих СМИ обвинения не выдвигаются, в редакциях идет масштабная выемка деловой информации: копируют все бизнес-данные и внутреннюю переписку, изымают носители информации. По словам основателя TUT.BY Юрия Зиссера, следователи изъяли из редакции десять жестких дисков.

Наконец, отдельно нужно сказать о незаконном использовании паролей доступа к платной ленте БелТА. Отличие платной ленты от бесплатной состоит только в том, что там тексты появляются на 15–30 минут раньше. То есть доступ в закрытую ленту окольными путями явно не тянет на общественно-опасное деяние и задержание на трое суток для допросов тут выглядит не очень адекватно. Да и вообще использование чужих паролей для доступа к платному контенту уже давно в белорусской журналистике стало обычной практикой: авторы государственных СМИ часто безвозмездно делятся паролями с коллегами из независимых СМИ. Так что подобные вещи никогда не воспринимались как серьезное нарушение законодательства.

Более того, БелТА и раньше жаловалось на использование чужих паролей, но это не приводило к обыскам и задержаниям. Очевидно, что о предполагаемых правонарушениях было известно давно, но использовали эту информацию только сейчас. Более того, следствие располагает информацией о 15 тысячах посещений платной ленты с использованием чужих паролей на протяжении более двух лет, а также массой других доказательств, включая прослушку телефонных разговоров обвиняемых. То есть речь явно идет не об эмоциональной реакции, а о хорошо спланированной операции.

Опасность ложного инсульта

Все эти странности и новации в процессе давления на независимые СМИ показывают, что происходящее – это совсем не зачистка информационного пространства и не «рука Москвы». Иначе сейчас белорусские власти активно блокировали бы банковские счета и выдвигали обвинение против юридических лиц, мешая нормальной работе изданий. СК работал бы на уничтожение, а не выдергивал бы редакторов точечно.

Судя по всему, белорусские власти не собираются закрывать или уничтожать независимые СМИ. И дело тут не в какой-то их особенной либеральности, а в том, что накопленный опыт научил их, что образовавшуюся после закрытия нишу тут же занимают зарубежные информационные ресурсы: российские или белорусские, но физически расположенные за западной границей. Уничтожение последних крупных независимых СМИ в стране приведет к тому, что белорусские власти полностью утратят контроль над информационным пространством.

Зачем тогда нужны задержания и обыски? Скорее всего, процесс запустила история с фальшивым инсультом президента Лукашенко. Российский телеграм-канал «Незыгарь» в ночь на 30 июля опубликовал сообщение: «В Минске говорят, что у Лукашенко случился ишемический инсульт». Новость мгновенно разлетелась по белорусским СМИ, а комментарии пресс-секретаря президента Натальи Эйсмонт и даже появление самого Лукашенко в новостях только подстегнули слухи и шутки в сети.

Эта ситуация могла заставить руководство страны задуматься, что если у них не получается контролировать даже распространение мелких слухов из телеграма, то что же будет в случае серьезного кризиса или организованной информационной интервенции извне? Положиться на национальные негосударственные медиа будет невозможно: несмотря на опровержения и объяснения, все равно будут появляться статьи в стиле «они все отрицают, но мы-то все всё понимаем».

Белорусским властям нужно сохранить независимые СМИ – хотя бы до тех пор, пока они сами не смогут создать свои собственные, не менее влиятельные медиа. Планы обеспечить доминирование государственных СМИ у Лукашенко определенно имеются – об этом говорит хотя бы назначение туда новых руководителей примерно полгода назад.

Но на тот срок, пока независимые СМИ существуют и доминируют в информационном пространстве, власти нужны рычаги воздействия на их контент. Нужно иметь возможность влиять на редакторов (отсюда задержания, обыски и допросы), а также на медиа как на организации (отсюда выемка информации). Кажется, что, по мнению белорусских властей, самый эффективный способ обеспечить такое влияние – это получить достаточно информации для того, чтобы у них была возможность в любой момент завести на неугодных журналистов уголовное дело.

Судя по такой подготовке, белорусские власти, видимо, ожидают, что угрозы стабильности могут возникнуть довольно скоро. Неясно, каким им видится источник угроз: проблемы в экономике, информационная агрессия с Востока или с Запада, или, быть может, они подумывают о проведении болезненных реформ. Но серьезные опасения насчет того, как, в случае чего, поведут себя негосударственные СМИ, у них явно имеются.

Поэтому в «деле редакторов» не стоит ждать массовых посадок (за время, прошедшее между написанием текста и публикацией, задержанных уже начали отпускать). Как только белорусские власти получат нужные им рычаги воздействия на независимые медиа, дело о чужих паролях, скорее всего, будет закрыто с крупными штрафами и возмещением нанесенного ущерба. После чего независимым журналистам предоставят возможность работать в обычном режиме до тех пор, пока у власти не возникнет необходимость оказать на них давление, – теперь это можно будет сделать простыми и тихими угрозами, а не развязывать громкие кампании задержаний, арестов и обысков. Это не даст властям полного контроля, но хотя бы добавит уверенности в будущем.

Белоруссия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 10 августа 2018 > № 2700360 Александр Власкин


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosreestr.ru, 9 августа 2018 > № 2705525

Роскомнадзор подвел результаты проведенных в июле совместно с МВД России мероприятий по пресечению незаконной реализации SIM-карт операторов мобильной связи.

В июле проведен 151 рейд, больше всего в Приволжском (47) и Центральном (27) федеральных округах. В результате изъято около 27,9 тыс. незаконно распространяемых SIM-карт (12 251 - ПАО «ВымпелКом», 4 889 – ПАО «МегаФон», 2 489 – ПАО «МТС», 814 – ООО «Т2 Мобайл», 7 437 – другие операторы связи).

Большая часть SIM-карт (более 20,7 тыс.) изъята в ходе рейда, прошедшего в начале июля на северо-востоке Москвы (http://www.rkn.gov.ru/news/rsoc/news59428.htm).

В целом в отношении нарушителей составлено 59 протоколов об административных правонарушениях. Нарушения преимущественно связаны с заключением договора об оказании услуг связи неуполномоченным лицом, а также с продажей SIM-карт без заключения договора и предъявления покупателем документа, удостоверяющего личность.

Также в результате работы по противодействию незаконной реализации SIM-карт в интернете в июле выявлен 91 признак нарушений. Информация о таких нарушениях направляется в МВД России для принятия мер в рамках возложенных на министерство полномочий.

Мероприятия по проверке законности реализации SIM-карт проводятся Роскомнадзором совместно органами МВД с 2016 года. Помимо контрольных рейдов по точкам продажи, Роскомнадзор проводит профилактическую работу с населением посредством семинаров, онлайн-конференций, социальной рекламы.

Ролики социальной рекламы об опасностях покупки SIM-карт:

https://www.youtube.com/watch?v=7REmx3ZJFpA

https://www.youtube.com/watch?v=PqEPlyHffUM

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosreestr.ru, 9 августа 2018 > № 2705525


Россия. Украина. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699408

Границы НАТО

НАТО должна протянуть руку Украине и Грузии

Передовая статья, The Times, Великобритания

У Кремля имеется испытанная и протестированная схема «добрый полицейский — злой полицейский», в которой Дмитрий Медведев, российский премьер-министр и бывший президент, является добрым полицейским. Но даже при таком раскладе он не смягчает свои слова. В ходе интервью, когда его спросили по поводу недавно сделанного заявления НАТО о возможном членстве Грузии в альянсе, он подчеркнул, что это может привести к «страшному конфликту».

Это была не столько угроза эскалации конфликта на Кавказе и его превращения в третью мировую войну, сколько напоминание о двух фактах. Во-первых, Россия с момента своего вторжения в отколовшуюся от Грузии провинцию Южная Осетия в 2008 году имеет военные базы на территории, которые международное сообщество считает частью Грузии. Во-вторых, определяющий принцип НАТО, закрепленный в Статье 5 Вашингтонского договора, состоит в том, что нападение на одного из членов альянса считается нападением на всех. Из этого следует, что агрессора ожидает подавляющий военный ответ.

НАТО была образована в то время, когда в международных отношениях доминирующее положение занимали два идеологических блока, каждый из которых возглавлялся военной сверхдержавой. Этих блоков больше нет, однако НАТО продолжает оставаться оборонительным военным альянсом, в задачу которого входит обеспечение территориальной целостности своих европейских и североамериканских членов. Она не может себе позволить расшириться и принять в свой состав те страны, в отношении которых не будет полной уверенности в выполнении с помощью силы своих коллективных гарантий безопасности.

Грузия является одной из таких стран. Еще одна такая страна — Украина. Демократические, прозападные чаяния подавляющего большинства населения этих стран заслуживают щедрой западной поддержки в области дипломатии, торговли, а, если необходимо, то и помощи. Помимо этого, существует возможность сотрудничества в сфере обороны, если оно пропорционально тому уровню опасности, который представляет собой Россия, и той активности, к которой стремятся избранные правительства принимающих государств. Совершенно другое дело быть связанным обещанием начать войну всеми объединенными силами самого мощного в мире альянса от имени стран, которые являются оккупированными непредсказуемой и все более милитаристской ядерной державой.

После агрессии России против Грузии, Роберт Гейтс, бывший в то время министром обороны Соединенных Штатов, отметил: «Мы должны быть осторожными в отношении наших обещаний, однако мы должны выполнять те обещания, которые однажды уже были сделаны. Что касается НАТО, то Статья 5 должна соответствовать своему содержанию». Важность Статьи 5 еще больше возросла за последнее десятилетие, в ходе которого российское военное и кибернетическое бряцание оружием распространилось до границ членов НАТО в Прибалтике и в других местах восточной Европы.

Оценка г-на Гейтса была правильной в 2008 году, и она остается правильной сегодня. НАТО должна проявлять осторожность. Ее расширение за счет включения Грузии или Украины одновременно приведет к усилению кремлевского нарратива о том, что предположительно оборонительный альянс пытается окружить Россию, и это укрепит уверенность президента Путина в том, что обязательства НАТО в отношении Статьи 5 при проверке могут оказаться слабыми.

Кремль пользуется теми возможностями, которые предоставляет президент Трамп. Его двусмысленный подход к НАТО становится очевидным в его недовольстве по поводу недостаточных расходов на оборону, а также в его публичных рассуждениях о том, почему вообще Соединенные Штаты должны заниматься защитой самого нового члена альянса — Черногории. Это достойно сожаления. Любая позиция Америки, поощряющая Россию к тому, чтобы чувствовать себя в безопасности после захвата территорий, лишь повышает вероятность такого рода действий в будущем. Однако сам принцип остается. НАТО не может позволить давать обещания, которые она может не выполнить.

Россия. Украина. Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699408


Россия. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699389 Александр Лиев

Крым нашпигован военной техникой и солдатами, которые любят выпить

Юлия Пасичнык, Газета по-украински, Украина

— В Крыму не был четыре года. Запретили въезд на полуостров. Решение бессрочное, приняли в апреле 2014-го, — говорит 42-летний Александр Лиев, экс-министр туризма Автономной Республики Крым.

Александр Лиев: В первый раз выехал еще до так называемого референдума. Тогда «новое правительство» уволило часть законного украинского парламента Крыма. Остальных попросили написать заявления на имя оккупационного «главы Республики Крым» Сергея Аксенова о переходе на новые должности. Я не писал. Когда Аксенов пригласил на разговор, сказал ему, что это нереально. Все равно, что тренер по фитнессу стал президентом.

Тогда Аксенов и Владимир Константинов (оккупационный глава государственного совета Республики Крым — прим. автора) говорили, что нет сепаратизма и они за то, чтобы быть в составе Украины. Константинов говорил: «Я — герой Украины. Получил это звание и ношу его с гордостью. Я — патриот, но нам нужно больше полномочий». Я сложил с себя полномочия исполняющего обязанности министра. Выехал в Киев. На следующий вечер узнал, что мне запретили въезд как лицу, которое «угрожает территориальной целостности полуострова».

«Газета.ua»: Это временная «власть», надолго ли они там?

— Аксенов — временный. Его использовал в геополитических играх президент РФ Владимир Путин. Судьбу Крыма решали обстоятельства. Все быстро изменяется. И у Украины будет возможность вернуть контроль над полуостровом. Крым превращается в серую зону. Ближайшее, с чем можно сравнить — Приднестровье, Абхазия или Южная Осетия.

— Какая раньше была ситуация с открытостью и туризмом в Крыму?

— За четыре года мы увеличили количество международных авиарейсов вдвое. К нам прилетали из Франкфурта, из Риги был ежедневный самолет. Из Турции было три самолета в день. Мы жили в пространстве Черного моря. Пытались стать там флагманами. Интегрировались в пространство Болгарии, Турции, Румынии, Грузии, России. Это был наш выход в мир.

Шесть больших групп отельеров ездили на бесплатную учебу в Турцию. Заходили новые инвесторы. В 2013 году журнал «Нешинэл джеографик» поместил Крым на обложку с отметкой «должны посетить». Теперь это все разрушено. Крым стал каботажным внутренним райончиком для отдыха для ребят с псевдопатриотическими настроениями.

— Кто в Крым больше всего приезжал?

— Украинцы, на втором месте — россияне. В советское время принимали восемь миллионов туристов, из которых шесть — украинцы. Еще миллион — россияне, остальные — жители других республик. В период независимой Украины Крым принимал также шесть миллионов туристов, из которых четыре — украинцы. Остальные — россияне.

Но это были не такие туристы, как сейчас. На Украине мы сами решаем, куда за свои деньги поедем. В России большую роль играют путевки от профсоюзных комитетов. У них эта доля достигает половину путешествий. Теперь туда едут по разнарядкам.

— Какая сейчас ситуация с туристическими потоками?

— В прошлом году полуостров посетили 200 тысяч украинцев. Из них половина — с туристическими потребностями. В первую очередь это были поездки в здравницы. У многих жизнь зависит от крымских санаториев. Из материковой России Крым принял 1,2 миллиона туристов. Это даже меньший показатель приезжих россиян, чем до войны. Из них почти 700 тысяч поехали по путевкам.

— Как это повлияло на экономику?

— В Крыму туристический бизнес делился на «частный сектор» — люди сдавали квартиры или мини-гостиницы, но не платили налоги. Второй блок — гостинично-санаторный и турбазы. Такие остались в Ялте, Алуште, Севастополе и немного на побережье Феодосия-Судак. В Евпатории большая недогрузка. В остальных регионах эти заведения закрыли.

— У Крыма есть шанс после деоккупации опять стать курортом?

— Крым не конкурент Турции. Наш полуостров — это о другом. Турция — это водка, котлеты. Крым — оздоровление. Место, где можно поддержать здоровье, сохранить молодость. Это будет основная фишка после деоккупации. В Турции тоже есть здравницы, но украинцы туда не едут. На рынке оздоровления конкурентов в Крыму мало. Это немецкий Баден-Баден, Монако, чешские Карловы Вары, болгарская Варна.

— Крым превращают в военную базу. Россияне будут возобновлять старые объекты, такие как Балаклава, где побывали тысячи туристов. Или будут строить новые, отбирая земли у населения?

— В бухте Донузлав в 2013 году появились уникальные для Черного моря моллюски — гребешки. Но сейчас ее заставили российскими военными кораблями. Что будут делать дальше — неизвестно. Если бы мир мог прогнозировать действия Путина — его уже не было бы. России полуостров нужен только как военная база.

— Проблемы с водой оккупанты перестали скрывать. Что там происходит?

— Проблема с питьевой водой была всегда. Но критическая ситуация с водой для промышленности. Именно это бьет по экономике Крыма и по содержанию жизни северной части полуострова. Пить там есть что, но нечего делать. Все аграрное производство зависело от днепровской воды. 30 тысяч гектаров рисовых чеков (заливных полей — прим. автора) сейчас разрушено. 50 хозяйств занимались этим. Почти 10 тысяч людей жили с выращивания риса. Производство остановилось, работы нет. Люди продают дома. Без Северо-Крымского канала две трети Крыма — полупустыня. Украинцам опять достанется пустыня, которую придется возобновлять, делать оазис. Россиян не интересует жизнь жителей этих районов.

— Недавно «крымские ученые» заявили о новых гибридах растений, устойчивых к засухе.

— Вся история селекции Украины занималась выведением таких культур. Пока не выходит. Проблема заключается в деградации почвы. Система полива сложна: это и подача воды, и ее сбор. В почве на площади в 200 тысяч гектаров стояла система, собирающая воду, которой поливали. Землю промывали, чтобы не засаливалась. Это чрезвычайно дорогой комплекс, сейчас построить такой — миллиарды долларов.

— Что дало открытие Керченского (Крымского — прим. ред.) моста?

— Есть сомнения относительно инженерного решения и безопасности объекта. Туристический поток может в этом году вырасти на 100 тысяч. Но это благодаря тем людям, которые решили посмотреть и проехаться по мосту. Как в Советском Союзе ездили на Байкало-Амурскую магистраль без необходимости, просто увидеть раскрученный бренд. Но это быстро пройдет.

До аннексии Крым был для россиян открытый, доступный, дешевый, желанный. Их встречали хорошо, ездили позда, продукты были дешевле, качество лучше. После аннексии что, поезда стали более удобными? Их наоборот не стало. Транспортное сообщение стало качественнее? Нет. Там кругом фото Путина — на каждом столбе. Теперь полуостров опасен, нашпигован военной техникой 1980-х годов, которая пока еще не взрывается, и российскими солдатами, которые любят выпить.

— Побывал во всех селах Крыма

Александр Лиев родился 16 мая 1976-го в Республике Коми, где временно находилась мать. Вырос в Армянске. Мать работала инженером на автобазе.В Крыму закончил техникум гидромелиорации и механизации. Первое высшее образование получил в Херсонском индустриальном университете, работал преподавателем на кафедре менеджмента Таврического национального университета.

В 2010 году возглавил комитет по водохозяйственному строительству и оросительному земледелию Крыма. С ноября 2010-го по 2014 год — министр курортов и туризма Автономной Республики Крым. С 2015-го работает заместителем генерального директора Национальной телекомпании Украины. Имеет трех дочек и двух сыновей. Посетил каждое село Крыма.

Россия. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 августа 2018 > № 2699389 Александр Лиев


США. Китай. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. Армия, полиция. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698742

Атака дронов: как покушение на Николаса Мадуро сделало рекламу беспилотникам

Максим Артемьев

Историк, журналист

Лучшая реклама для любого нового продукта — его паблисити, упоминание в новостях, причем таких, чтобы они шли заглавной строкой. Покушение на венесуэльского президента Николаса Мадуро стало таковым для беспилотников

Самое начало XXI столетия ознаменовалось широким боевым применением беспилотной авиации. В 2001 году началась операция США в Афганистане, где получили известность такие ударные беспилотники, как MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper. Управляемые по радио из Америки, за многие тысячи километров от района боевых действий, они атаковали цели и в Афганистане, и в Пакистане, и в других точках земного шара, например, в Йемене. Эти беспилотники революционизировали войну. С одной стороны, резко повысилась безопасность атакующей стороны, с другой — удешевились ее траты, поскольку не нужно готовить летчиков (а подготовка операторов аппаратов неизмеримо проще), а сами беспилотники гораздо дешевле (стоимость «Хищника» — $4 млн, а стоимость истребителя F-16 — $17 млн). При этом повысились точность и внезапность нападений, длительность нахождения в воздухе.

Производящая их компания General Atomics Aeronautical Systems оказалась самым известным подразделением General Atomics. В военно-промышленном комплексе изготовители беспилотников стали наиболее популярными у широкой публики фирмами, оставив позади и классическую авиацию, и ракеты. Общая стоимость программ Predator и Reaper составила $14 млрд, а ведь кроме них есть и другие проекты, пошедшие в серию. Израиль прославился своими аппаратами «Герон», успешно экспортируя их более чем в дюжину стран мира. До недавнего времени израильские боевые беспилотники составляли 60% мирового рынка, а «Эйтан» являются самыми большими и тяжелыми в своем классе.

И последние события в Сирии, откуда регулярно приходят сообщения о налетах беспилотников на российские базы, подтверждают актуальность данного вида техники. Но вот именно здесь боевики используют не специализированные военные образцы, а, как и в случае с покушением на Мадуро, общедоступные или даже самодельные.

Ведь в чем заключается значение того, что произошло в венесуэльской столице? Впервые в мире было продемонстрировано, что беспилотник, самый простой, который можно купить в магазине или заказать по интернету, является средством покушения на главу государства. Что, в свою очередь, может привести к непоправимым последствиям, как в случае с Венесуэлой, где режим держится на личности одного человека.

Это, в свою очередь, означает необходимость изменения как законодательства, так и правил охраны первых лиц. В январе 2015 года DJI Phantom 3 (как отмечают в новостях, в покушении на Мадуро использовали беспилотники этой фирмы) уже упал нечаянно на лужайку перед Белым домом в Вашингтоне, после чего компания-производитель ввела в настройки геолокации установки, запрещающие аппаратам приближение к существующим запретным для полетов зонам. Но в случае как с парадом, на котором был атакован Мадуро, заранее невозможно предусмотреть, что и где является запретным?

Вообще понятия приватности и невторжения в частную собственность с появлением беспилотников становятся размытыми и требуют переосмысления. Эта техника стала очень популярной у разного рода журналистов и расследователей. В России можно вспомнить Алексея Навального. Допустим, что перелезать через забор с целью произвести фотосъемку противозаконно. Но как быть насчет полета крошечного аппарата над этим самым участком? Вторжение это или не вторжение? Нетрудно предположить, что с увеличением числа аппаратов эти вопросы будут подниматься все чаще и чаще, равно как и вопросы безопасности. В 2017 году в России приняты правила обязательной регистрации квадролетов и прочей техники, но детальной процедуры постановки на учет до сих пор не прописано. Также имеются разного рода ограничения в плане полетов, но до думских законов еще не дошло, хотя их неотложность очевидна. Любая сфера развивается лишь тогда, когда опирается на правовое поле.

Также представляет проблему самостоятельное производство беспилотников. Скажем, война на Донбассе давно превратилась в войну беспилотной авиации. С обеих сторон активно их не только используют, но и изготовляют. Причем изначально делаются аппараты, предназначенные для военных целей. Как правоохранительные органы должны реагировать на расползание подобного рода самоделок?

Я специально заглянул на страничку ведущего украинского независимого изготовителя беспилотников, «волонтера» Юрия Касьянова — как он откликнется на новости из Венесуэлы? Касьянов, конечно, в полном восторге, для него это доказательство верности избранного им дела, он уже обещает наносить аналогичные удары в Донбассе и в Крыму. Правда, в комментариях ему посоветовали первым делом потренироваться на Порошенко во время военного парада 24 августа.

Но если отвлечься от военного и юридического аспекта и обратиться к экономическому и социокультурному, то окажется, что производство квадролетов и прочей подобной техники, — растущий как на дрожжах бизнес. Появившись сравнительно исторически недавно, они стали востребованным товаром по мере того, как цены на продукцию неуклонно падали, — типичный процесс с любой технической новинкой. Вспомним, как дешевели на наших глазах и персональные компьютеры, и мобильные телефоны, и планшеты, и т. д.

Forbes уже писал об основателе компании DJI — китайском миллиардере Ван Тао. Мировой рынок беспилотников бурно развивается. Военный сектор, по данным американского издания Aviation Week and Space Technology, может составить в ближайшее десятилетие более чем $67 млрд (имеются в виду суммарные расходы). Рынок гражданской продукции примерно в три раза меньше, но и он активно развивается. Не исключено, что в конечном итоге «мирная» продукция по объему превзойдет военную. Сегодня без квадролетов невозможно представить себе кино, телевидение, шоу, фотографию, геодезию, кадастр, учет биологических ресурсов и многое другое. Как сотовые телефоны революционизировали связь, так и квадролеты изменили лицо многих сторон человеческой деятельности — буквально на наших глазах. Не забудем и о хобби и играх, когда люди покупают себе аппараты для развлечения.

То, что именно китайцы перехватили эту новую отрасль техники, весьма показательно. Не японцы, не корейцы и не индийцы, например, осваивают это непаханое поле. Но долю DJI приходится до 70% мирового рынка данной продукции. Россия же опять в стороне. Есть некие разработки в области военных беспилотных технологий, но вот гражданская собственная продукция на нуле. Мы проигрываем еще одну технологическую гонку современности, уступаем конкурентам без боя рынок в десятки миллиардов долларов. А ведь сколько было разговоров про Сколково?

США. Китай. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. Армия, полиция. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698742


Грузия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700768 Михаил Саакашвили

Когда Россия вторглась в Грузию

Михаил Саакашвили | The Wall Street Journal

"Как и многие другие главы государств, я планировал посетить летнюю Олимпиаду в Пекине 2008 года. Я отменил поездку после того, как поддерживаемые Россией сепаратисты начали обстреливать грузинские позиции в отколовшемся регионе Южной Осетии. 8 августа 2008 года - через день после того, как в моей стране разразилась полномасштабная война, - прошла церемония открытия Олимпиады", - вспоминает бывший президент Грузии Михаил Саакашвили в статье для The Wall Street Journal.

"Задолго до своего классического вторжения в Грузию Россия открыто поддерживала боевиков-сепаратистов, организовывала кибератаки и использовала дезинформацию для вмешательства во внутренние дела суверенных государств", - утверждает он.

"Десятилетие спустя, напрямую нарушая соглашение о перемирии, тысячи российских солдат все еще оккупируют одну пятую грузинской территории. Последствия тех пяти августовских дней по-прежнему остаются повсеместными", - говорится в статье.

"Крупнейшей победой Путина стало выявление раскола на Западе, - продолжает Саакашвили. - Многие европейские и американские лидеры быстро и недвусмысленно осудили Россию, но лоббисты, проплаченные Кремлем, и западные правительства, занимающиеся выгодными энергетическими и оборонными сделками с Москвой, возложили вину на Грузию".

"Путин и по сей день продолжает использовать эти линии разлома. Кремль финансирует правые и левые маргинальные политические движения в Европе. В США спонсируемая Россией дезинформация в соцсетях провоцирует срыв цивилизованных общественных дискуссий", - считает автор статьи.

"Многие из наших партнеров на Западе не смогли осознать, что грузинский конфликт, в конечном итоге, имел отношение не только к Грузии. В целом вялая международная реакция на вторжение и оккупацию поощрила российский авантюризм в "ближнем зарубежье". Вместе с Лехом Качиньским, покойным президентом Польши, я предупреждал, что Украина станет следующей целью Путина. Мало кто воспринял это предупреждение всерьез в 2008 году. Шесть лет спустя наше предсказание сбылось", - пишет экс-президент Грузии.

Как может ответить на это Запад?

Захват грузинских регионов и Крыма имел целью не просто территориальное расширение, указывает Саакашвили. Россия создает и продлевает "замороженные конфликты", чтобы не допустить вступление в НАТО стремящихся к этому стран. Странам, расположенным "на задворках" России, желающим вступить в НАТО, таким как Грузия и Украина, следует предложить реалистичную "дорожную карту" для вступления, призывает автор.

"ЕС и США не должны уступать в вопросе санкций, пока Россия не выведет войска с незаконно оккупированных территорий, полностью и без всяких условий", - пишет он.

"Запад имеет преимущества перед Россией, но постоянно отказывается их использовать. Пока это продолжается, эхо вторжения в Грузию будет звучать громче и громче", - заключает Саакашвили.

Грузия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700768 Михаил Саакашвили


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 8 августа 2018 > № 2700572 Вадим Черныш

Блиц-интервью министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Вадима Черныша агентству "Интерфакс-Украина".

Время от времени от высокопоставленных лиц звучат заявления, что в тех или иных событиях в Украине усматривается прямое или не прямое влияние России. Часто это остается лишь заявлениями, как минимум для общественности. Можно ли говорить прямо, что Россия действует не только военными методами?

Давайте сначала о военных методах. Это не только непосредственное применение силы. К военным методам относятся также и угрозы применения силы: мы видим это на протяжении всей украинской границы. Таким образом Россия постоянно проверяет на прочность Украину и постоянно сосредоточивает у границ силы и различные средства, но точно не знаешь, - это истинные намерения, или чтобы испытать Украину на прочность, или чтобы запугать. Российская Федерация военный арсенал использует не только непосредственно на востоке во время боевых действий, но и применяет методы, известные со времен Холодной войны. РФ концентрирует силы и средства на наших направлениях, она переориентировала, я убежден, целый ряд современных вооружений с обозначением целей в Украине. И это не только восток, а вся территория нашего государства.

А если говорить именно о невоенных методах?

Параллельно, в таких условиях, обычно применяется комплекс соответствующих действий невоенного характера. Есть несколько теорий, но они сводятся к скрытым и нескрываемым невоенным действиям. К последним относятся все инструменты и силы, которые есть в руках Российской Федерации, например экономические санкции. Помните эти истории: то грузинское вино не того качества, то сыры из Украины не такого качества, а на самом деле, это – применение экономических рычагов для влияния на Украину. Здесь следует понимать, что часть из этого общество замечает, но не видит, что это сделано именно для воздействия. Например, я уже неоднократно говорил, что ситуация с минеральными удобрениями на самом деле не столь однозначна, как ее некоторые депутаты, эксперты, ученые и, возможно, даже неправительственные организации описывают. Это элемент серьезного влияния на экономику государства, как прямой, так и косвенный, в том числе и в сельском хозяйстве.

Россия также против нас применяет дипломатию: дипломатическое давление на другие страны для поддержки своей позиции. То есть, различные инструменты, которые есть в руках России, применяются против Украины. Как это проявляется внутри? Могут быть инструменты прямой и косвенной поддержки бизнеса, который симпатизирует Российской Федерации и видит себя в ее орбите. И, конечно, такой бизнес может финансировать те или иные проекты, как легально, так и не легально.

Скрытых мероприятий общество не видит. Классически, то что украинское общество научилось отличать - это прямая пропаганда, прямолинейная, с пророссийскими месседжами. Но россияне уже сменили тактику, давно уже это не прямая, а скрытая информационная деятельность на территории Украины. То есть, это уже не такие месседжи, которые не воспринимает общество, а это уже более тонкие, склоняющие общество к определенной мысли, а не прямо навязывающие ее. А пропагандистские усилия можно разделить на две категории: поддержка тех, кто по их мнению должен прийти к власти в Украине и дискредитация тех, кого они не хотят видеть.

В политической и общественной сфере применяются механизмы, которые россияне скопировали, или пытались скопировать, например, - система неправительственных организаций пророссийского направления. Вспомните так называемое казацкое движение, особенно на востоке нашей страны. К сожалению, они опустились до того, что используют религиозные организации - показательный пример с Русской православной церковью, то есть это - нескрываемое использование, очень часто, отдельных элементов.

Параллельно экономические методы, такие как блокировка экономических интересов тех, кто им не выгоден, и наоборот, - поддержка экономических интересов тех, кто выгоден во время прихода к власти.

Конечно, это и деятельность специальных разведывательных органов. Также очень серьезно государственная научная машина Российской Федерации работает на изучение проблем Украины. Я абсолютно убежден, что количество научных и экспертных учреждений России, которые занимаются Украиной, больше, чем в самой Украине. Очень много делает их Национальный институт стратегических исследований.

Существует количественное выражение таких действий России?

Мы в министерстве зафиксировали за июнь как минимум 450 таких действий, или случаев вандализма, или конфликтов, которые так или иначе используются Российской Федерацией для эскалации противостояния внутри нашего общества.

Что по этому поводу говорят наши международные партнеры? Например, Вы недавно были на форуме безопасности в Аспене (США), насколько наши партнеры в контексте так называемых невоенных методов России и воспринимают их всерьез?

По сравнению с ними, арсенал средств, используемых Россией в невоенной сфере в Украине, намного шире. Они с таким не сталкивались, поэтому наш опыт для них является очень интересным, теперь они понимают масштаб такого арсенала. Все поняли, что это целенаправленные, серьезные подходы, которые использует Российская Федерация, чтобы ослабить Украину. Мы при этом сохраняем свою независимость и успешно защищаем свою землю. Этот опыт для США и Европы очень полезен, поэтому большая часть людей ездит сюда этот опыт получить, особенно те, чьи страны находятся рядом. Такого опыта сейчас не имеет ни одна другая страна.

Я на форум в Аспене был приглашен для выступления вместе с генеральным директором Эстонской службы внешней разведки и директором по международным коммуникациям Правительства Великобритании, и мы проиллюстрировали различные аспекты скрытой и нескрываемой деятельности (РФ – ИФ) в разных странах. По Украине мы рассказали о концептуальных подходах Российской Федерации. Эстонцы подтвердили нашу позицию. Панель проиллюстрировала для всех, кто специализируется на вопросах безопасности в Соединенных Штатах и мире, как раз те подходы, которые Россия применяет. И мы получили ряд предложений относительно обмена информацией и опытом для того, чтобы улучшить координацию именно в невоенной сфере.

О договоренности с какими странами идет речь?

В основном, это США. Большинство договоренностей - о дальнейших действиях. Ну и, конечно, общались с Эстонией и Британией. И могу вам сказать, что такой подход был очень положительно воспринят профессиональным сообществом. Опыт Украины повлияет сейчас на общее мнение о современных конфликтах и о том, как противостоять гибридным угрозам во всем мире. Я думаю, что Украина должна развивать этот успех.

И еще одно. Конечно, хорошо, что создали платформу с НАТО в Варшаве, хорошо, что есть центры в Литве, но мне кажется, что нужно создавать подобные вещи и в Украине. Я думаю, что международные партнеры готовы к тому, чтобы именно в Украине была такая платформа, потому что мы испытываем все риски и опасности на себе.

Если говорить о США, то недавно специальный представитель Госдепартамента по вопросам Украины Курт Волкер заявил, что Украина окажется в невыгодной ситуации, если не продлит действие закона об особом порядке местного самоуправления на Донбассе. Согласны ли вы с его мнением?

Так этот закон фактически и не работал на практике, поскольку Россия не выполняет свою часть обязательств по минским соглашениям. Мировое сообщество, включая Украину, говорит о том, что Минские соглашения сейчас являются моделью решения этого конфликта между Украиной и Россией. И он демонстрирует всему миру, что Украина действительно выполняет эти соглашения, и демонстрирует, что она способна, готова и уже сделала максимум для их выполнения. При этом всем видно, что Россия не сделала ничего. И нам нельзя дать Российской Федерации никакого повода, который бы она использовала для того, чтобы обвинить Украину.

То есть закон нужно пролонгировать?

Я считаю, что в противном случае мы дадим России карт-бланш (и не только России), говорить, что Украина не выполняет минские соглашения. Но в этом документе остаются без внимания многие важные моменты. К сожалению, один закон не решает все вопросы. Это целая система, которая состоит из ряда законодательных и подзаконных актов, который потом Украиной должен быть принят для того, чтобы вопросы эти решить. Здесь спор в действительности о минских соглашениях, как базы, вокруг которой уже есть единство.

Почему я спросил об этом законе, потому что сегодня уже некоторые депутаты говорят, что его действие не продлят из-за того, что принят закон о реинтеграции Донбасса.

Я не вижу там противоречий. Я на самом деле считаю, что закон о восстановлении государственного суверенитета на Донбассе не перечеркивает возможности имплементации минских соглашений. Россия этим манипулировала, но когда все международные партнеры увидели окончательный текст закона, сказали, что никакой проблемы для имплементации минских соглашений нет. А по закону об особом порядке местного самоуправления, то он дважды голосовался парламентом, дважды, а теперь, перед выборами, вдруг другие мнения.

По закону о реинтеграции Донбасса, несколько дней назад президент Петр Порошенко обратился в Кабмин по созданию межведомственного органа для выдвижения иска к России за ущерб на Донбассе. Этот орган предусмотрен данным законом. Почему до сих пор он не создан и когда Вы прогнозируете начало его работы?

Положение о такой комиссии, координационном органе, прошло согласование почти со всеми органами, это около двух десятков структур, и сейчас уже прошло правовую экспертизу в Министерстве юстиции. После этого оно будет передано на рассмотрение правительственных комитетов и непосредственно правительства.

Какой будет формат этого органа?

Министерство предложило формат, но я не знаю, каким он будет по результатам рассмотрения правительством. Наше видение: каждое министерство дает в рабочую группу представителя, а возглавлять будет один из вице-премьеров. Этот координационный орган, который представлен каждым министерством, предоставляет соответствующую информацию, или получает задание по сбору или систематизации такой информации. После этого консолидированным решением готовится предложение, которое будет поступать для соответствующей обработки президенту Украины и его консультативно-совещательным органам, а также МИД, которое, по нашему мнению, также должны входить в эту комиссию.

Какая конечный цель работы такого органа?

Систематизация всех претензий в различных областях, которые есть к Российской Федерации.

А относительно частных исков?

Нет, мы не можем как государство подменять их, потому что это частное дело. Но методические рекомендации и максимальное содействие будут. Кстати, получение соответствующей информации и сейчас происходит. На совещаниях по Крыму, которые проводит вице-премьер Степан Кубив, например, присутствовали, в том числе, и частные компании. Мы согласовывали действия правительства и частных компаний по привлечению России к ответственности через юридические механизмы.

Хочу затронуть еще один вопрос. С российской стороны иногда поднимался вопрос о проведении референдума на Донбассе. Ваша позиция относительно возможного развертывания такого сценария, насколько это возможно?

Нет такой страны, которая бы могла подменить государственный суверенитет. Никто этот референдум не "освятит", это неприемлемо. Мы уже видели заявления тех, кто якобы это обсуждал, о том, что никто вопрос референдума не принимает, и он не может быть вообще на повестке дня. Но это все для чего сделано? Каждый раз, как только международное сообщество, основываясь на демократических процедурах, приходит к общей концепции, на которую якобы Россия соглашается, и вот-вот уже кажется скоро будет общая договоренность, РФ меняет нарратив, вбрасывает "а давайте референдум". И снова начинаются определенные разногласия и обсуждения. Затем "вбрасывают" еще какую-то идею, и еще, и таким образом все время Россия отвлекает союзников от основной единой платформы, с которой мы должны прийти и сказать: "мы ее не меняем, вам придется присоединиться к ней, или будут санкции, ухудшение, ухудшение и ухудшение положения РФ".

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 8 августа 2018 > № 2700572 Вадим Черныш


Россия. Южная Осетия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700149 Вадим Бровцев

Ровно 10 лет назад, 8 августа 2008 года, грузинская армия начала обстрел столицы Южной Осетии, Цхинвала, развязав вооруженный конфликт, названный позже Пятидневной войной. О том, какие уроки были извлечены той трагедии, рассказывает Вадим Бровцев, с 2009 по 2012 год работавший председателем правительства и и. о. президента Южной Осетии.

— Вадим Владимирович, что произошло за десятилетие после той войны? Какие уроки можно извлечь из тех событий?

— Ночью 8 августа 2008 года регулярные части грузинской армии обстреляли Цхинвал, другие населенные пункты Южной Осетии, а также блокпосты международных миротворцев. В то время для России и ряда других стран встал вопрос о том, что необходимо предпринять в таких условиях, чтобы не допустить массового уничтожения мирных жителей. Наша страна взяла на себя защиту братского югоосетинского народа.

Десять мирных лет показали, что «югоосетинский конфликт» был одним из переломных моментов в развитии современных международных отношений и повлиял на их дальнейшее развитие. Уроки конфликта и последующее признание Россией независимости Южной Осетии имеют историческое значение. Россия продемонстрировала, что она возвращается на свой исторический путь развития — путь справедливости, достоинства и чести, в том числе, в решении международных проблем. Наша страна встала на защиту югоосетинского народа, предотвратив его физическое уничтожение.

Прошедшее десятилетие показало, что в регионе установлена система безопасности, позволяющая народам мирно сосуществовать. Более того, «принуждение к миру» агрессора создало условия для восстановления реинтеграционных процессов, складывающихся в этом регионе столетиями.

Война Грузии против Южной Осетии ярко высветила и деградацию так называемых западных ценностей, особенно свободы слова. Грузинская агрессия большинством западных СМИ и политиков была преподнесена предельно лживо. Вслед за этим против России были применены методы «гибридной войны». Но прошедшее десятилетие показало их провальность и то, что правда всегда побеждает ложь. А правда — на стороне России.

— Как республика справилась с послевоенной разрухой?

— Россия не только защитила югоосетинский народ, но и оказала ему огромную поддержку в преодолении последствий агрессии во всех сферах и продолжает это делать по сей день. Все отмеченное является отражением современного вектора политики России, возрождающей важнейший принцип во взаимоотношениях между людьми, который можно выразить емким словом «справедливость».

Николай Степанов

Россия. Южная Осетия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700149 Вадим Бровцев


Россия > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 8 августа 2018 > № 2699711 Андрей Ганишев

Здоровая страна - надёжная полиция.

С чего начинается служба в органах внутренних дел? С медицинского обследования. Именно врачи первыми дают заключение о пригодности кандидата к работе в полиции. О здоровье молодых людей, пополняющих ряды подразделений, по большому счёту - о завтрашнем дне правоохранительных органов, в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» в программе «Прямой разговор» мы беседовали с начальником Центральной военно-врачебной комиссии, доцентом кафедры психолого-педагогического и медицинского обеспечения ВИПК МВД России полковником внутренней службы Андреем ГАНИШЕВЫМ.

- Андрей Валентинович, какие требования в отношении здоровья и психологического состояния предъявляются сегодня к кандидатам на службу?

- Раньше они определялись в зависимости от вида деятельности той или иной службы в целом. Затем основным фактором стали условия работы по различным направлениям внутри самого подразделения. Ситуация кардинально изменилась совсем недавно, после выхода приказа МВД России от 2 апреля 2018 г. № 190. Им утверждены новые требования к состоянию здоровья граждан, поступающих на службу в органы внутренних дел, а также действующих сотрудников в зависимости от конкретных должностей и особенностей работы каждого человека, возложенных на него функций. Отныне показатели здоровья входят в квалификационные требования к должности. То есть теперь в одном и том же подразделении могут служить сотрудники, к состоянию здоровья которых предъявляются различные критерии.

- Может ли быть принят на службу молодой человек, не служивший в армии именно по состоянию здоровья?

- Может. Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» определено, что требования к состоянию здоровья устанавливаются соответствующими органами исполнительной власти, в которых человек проходит службу. Они могут быть различны для представителей Минобороны, МВД, ФСБ, иных силовых ведомств. То есть кандидат, имеющий ограничения к военной службе из-за какого-либо заболевания или физического недостатка, после углублённого обследования вполне может быть признан годным к работе в органах внутренних дел на предполагаемой должности.

- А регламентируется ли, допустим, рост будущих полицейских? Есть ли какие-то стандарты в этом плане?

- Наверное, стандартами это назвать нельзя, но, например, касательно роста во всех странах существуют некоторые требования к этому параметру. Считается, что полицейский должен быть несколько выше среднестатистического местного жителя, чтобы окружающие его видели и могли при необходимости позвать на помощь. Скажем, рекомендованный рост сотрудника в Финляндии - не менее 175 см, в Дании - 177 см, в США - от 172,7 до 190 см в зависимости от штата. В Великобритании - от 175 до 190 см. У нас до недавнего времени эти требования тоже существенно отличались и определялись видом деятельности. Сейчас мы пересматриваем данные параметры, поскольку наша страна большая и компактного проживания разных этнических групп, как за рубежом, не наблюдается. Поэтому в новых нормативах предельные показатели несколько снижены и составляют, к примеру, для самой боевой - первой группы предназначения - минимум 165 см. Для второй, в которую входят все оперативные должности, нужно быть не ниже 160 см. Для третьей нижний предел установлен в 155 см. А для работы в четвёртой, как мы говорим, тыловой группе достаточно подрасти до 150 см.

Зато в большую сторону никаких ограничений нет.

- Скольких претендентов ежегодно освидетельствуют военно-врачебные комиссии?

- Порядка 100-120 тысяч человек.

- И многим из них удаётся пройти комиссию?

- Положительное заключение получают практически все, кто мотивирован на службу. Однако 9-10 % по состоянию здоровья всё же признаются негодными. Фактический отсев кандидатов больше, но это связано с тем, что комиссии по проф­отбору не рекомендуют использовать их в правоохранительной деятельности.

- Какие недуги вы наиболее часто выявляете у сегодняшних кандидатов на службу?

- Больше всего приходится фиксировать заболеваний органов зрения и опорно-двигательного аппарата. Далее идут нарушения системы кровообращения, связанные в основном с клапанными пороками и отклонениями от нормы, другие аномалии в строении сердца. Нередко выявляем желудочно-кишечные болезни - часто это результат неправильного питания юношей и девушек.

Собственно, анализируя медицинские показатели кандидатов на службу в МВД, абитуриентов наших учебных заведений, можно с уверенностью говорить о здоровье российской молодёжи в целом.

- Раз уж мы затронули столь важную национальную проблему, как по-вашему, изменилось ли состояние здоровья современного молодого поколения по сравнению с тем, что было в советское время? И правда ли, что уже нет здоровых выпускников?

- Бесспорно, изменилось. В прошлые годы 40-50 % выпускников школ являлись абсолютно здоровыми. И понятно почему. Действовала масса спортивных секций, физкультура была обязательным предметом, в учебных заведениях велась начальная военная подготовка. Сейчас по-другому. Даже уроки физкультуры носят рекомендательный характер. И что мы получили в итоге? В 2012 году лишь 20 % выпускников школ могли быть отнесены к первой группе по состоянию здоровья. Сегодня, по данным Научно-исследовательского института гигиены и охраны здоровья детей и подростков Министерства здравоохранения России, этот показатель снизился до 4 %. То есть остальные 96 % уже имеют какие-то отклонения.

- Тенденция довольно тревожная…

- Я бы сказал, катастрофическая. За 25 лет произошло ухудшение на 70 %.

- А это не может не сказаться на комплектовании органов внутренних дел. Где здоровых новобранцев искать, если молодёжь поголовно с болячками?

- Иногда мы слышим упрёки, мол, у нас некомплект, а коль здоровых нет, надо медицинские требования снижать. Но ведь задача ведомства - охранять правопорядок, а не набирать явно нездоровых людей, чтобы вакансии заполнить. Если на службу выходят сотрудники с серьёзными недугами, способны ли они полноценно выполнять свои задачи? А ведь каждый гражданин должен быть уверен: полицейский его защитит, он здоровее преступника, ловчее и выносливее. Всегда, завидев сотрудника органов внутренних дел, невольно задаёшь себе вопрос: сможет ли он оградить тебя от посягательств на твои личные права и свободы?

- Медицинское освидетельствование кандидатов на службу - всего лишь первый этап работы ведомственных врачей. Но ведь здоровье действующих сотрудников продолжает находиться под контролем. Как МВД следит за этим?

- На мой взгляд, уровень деятельности медицинской службы МВД России достаточно высок. В каждом территориальном органе внутренних дел субъектов РФ действуют медико-санитарные части, к которым прикреплены все сотрудники. Ежегодно в обязательном порядке проводится профилактический осмотр каждого. Если выявляются заболевания, назначается лечение. Всё чётко отработано.

- Андрей Валентинович, дайте совет: как правильно поддерживать своё здоровье?

- Совет один, и очень простой: если что-то беспокоит, лучше сразу обратиться к врачу. Казалось бы, банально, но на самом деле практика показывает: наши граждане боятся идти к специалисту. Многие предпочитают справляться своими силами или получать консультации в аптеках. А позднее незначительные, на первый взгляд, проблемы весьма негативно и серьёзно сказываются на здоровье. Потому повторю: не бойтесь ходить к врачам!

Беседу вели

Роман ЧУПРОВ

и Андрей ШАБАРШОВ

(Щит и меч № 29, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 8 августа 2018 > № 2699711 Андрей Ганишев


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699436 Андрей Клименко

Путин тренируется в Азовском море, но главные действия РФ против Украины начнутся в другом месте

О ситуации в Азовском море, сухопутном коридоре в Крым и военных планах РФ.

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Эксперт по вопросам Крыма, главный редактор портала «Блэк си ньюс», председатель наблюдательного совета фонда «Майдан иностранных дел» Андрей Клименко в интервью «Апострофу» рассказал об эффекте от провокаций России в Азовском море, о слабой реакции на такие действия со стороны государственных органов Украины и о дальнейших военных планах Кремля против Украины.

«Апостроф»: Какие последствия будет иметь задержание судов в Азовском море?

Андрей Клименко: Главный экономический смысл этой блокады решается не во время задержания в море, а когда судно с грузом на 3-5 дней попадает на якорную стоянку перед Керченским проливом. В среднем оно стоит на входе одни сутки, затем еще 3-4 суток — на выходе, следовательно, теряет 5-6 дней. Эти цифры показывают, что россияне все больше вращают тот ключик, который оказался в их руках после оккупации Крыма и захвата контроля над Керченским проливом.

Задержание имеют также демонстрационный эффект: они рассчитаны на деморализацию как наших военных, так и местного населения, а также на доведение до истерики экипажей судов и их владельцев. Представьте, что вас сутки держат на входе в Азовское море, а вы при этом видите, что остальные суда беспрепятственно направляются в российские порты? Учтите, что вы не просто стоите себе — к вам на борт поднимаются эфэсбэшники, осматривают судно, каюты, груз, пишут протоколы и прочее. Затем такая же процедура ожидает вас в море, и в конце концов вы сутками стоите перед выходом. «Оно мне надо?» — скажет капитан или судовладелец.

— Мол, куда угодно, только не туда.

— Да, ну и конечно, это может использоваться для провоцирования какого — casus belli (военный инцидент, повод для объявления войны — прим. ред.). Представим себе, что произошли столкновения с украинскими пограничниками или еще кем-то. Но это не означает, что Украина должна спокойно за всем этим наблюдать.

— Учитывая всю эту непростую ситуацию, как мы практически и теоретически можем реагировать?

— Знаете, классика casus belli — это начало Второй мировой войны, инцидент в Гляйвице: немцев одели в форму польской армии, а затем они напали на радиостанцию в немецком городке Гляйвиц. Это и стало формальным поводом для вторжения в Польшу. Если россияне захотят создать casus belli — они это сделают. Но еще более деморализующий эффект имеет тот факт, что органы власти не делают того, что они должны были бы делать в этой ситуации.

— А что должны бы? Первые несколько недель вообще была тишина.

— Возможно, если бы СМИ не придали огласку теме, так бы все и было. Динамика реакции выглядела следующим образом: сначала в пределах своих полномочий начали реагировать военные. Демонстративные учения, самолеты над пляжами — все это происходило потому, что командиры соединений, оценив ситуацию, решили отреагировать именно так. Первыми на ситуацию отреагировали представители иностранных посольств — через комнату, в которой мы сейчас общаемся, прошло полтора десятка дипломатов очень высокого уровня. Это были первые секретари посольств, военные атташе, даже один посол, заместитель посла. Они были в недоумении и пытались понять, что происходит и почему нет реакции от высших органов власти Украины.

— А вы понимаете?

— Я не хочу понимать, честно говоря. Первым на эту ситуацию отреагировал представитель президента в Крыму Борис Бабин. Он не профессиональный чиновник, а ученый, работал завкафедрой в Одесской морской академии. Постановку проблемы также поддерживает министр инфраструктуры Владимир Омелян, это понятно, ведь от блокады страдает его отрасль. Министерство имеет позицию в этом вопросе и реализует ее.

Потом начались упоминания вроде «на такой-то встрече такой-то чиновник упомянул о ситуации в Азовском море». Далее об этом на странице в фейсбуке написал президент, добавив, что мы будем жаловаться на россиян во время саммита Европейского союза. В принятой по его итогам резолюции была фраза «милитаризация Черного и Азовского морей». Так Азовское море впервые попало в резолюции ЕС, что очень важно. В Мариуполь и Бердянск уже ездили иностранные послы, ну и наконец во время учений «Си бриз» в Одессе президент заявил о безобразиях в Азовском море и заверил, что поручил руководству Вооруженных сил, ВМС Украины и пограничной службе принять меры реагирования. Я имею представление о мерах, которые принимаются, не обо всех из них мы можем говорить, но понятно, что речь идет об усилении присутствия ВМС Украины. Но в ВМС Украины есть только в виде морской пехоты и береговой артиллерии, которые находятся в составе Операции объединенных сил на Востоке Украины. Отдельно я бы выделил позицию, точнее, ее отсутствие, МИД.

— Неужели действительно нет жалоб от владельцев судов и до сих пор эта проблема, грубо говоря, не существует?

— Я говорил об этом на закрытом совещании представителям МИД и говорю сейчас: во-первых, я считаю их позицию капитулянтской, а во-вторых, нельзя ставить интересы одного судебного процесса, который закончится (если закончится, да и то неизвестно чем) лет через пять, более интересы национальной безопасности Украины.

Немало политиков и общественных деятелей обратились в МИД с требованием объяснить их позицию. Они же сделали ответ документом с грифом «для служебного пользования». Приличного слова для этих бумаг у меня нет, ибо уровень аргументации там такой, что это невозможно читать. Но то, о чем открыто заявляли представители МИД, сводилось к тому, что мы имеем иск против России в морском арбитраже в Гааге за нарушение Москвой Конвенции по морскому праву от 1982 года.

— Официального перевода которой у нас, кстати, нет.

— У нас много чего нет. Так вот, в иске говорится о захвате шельфа Черного моря и портов в Крыму, строительстве Керченского моста, но никто не видел тех десятков килограммов заявленных документов. Да и поданы они были до того, как в Азовском море начался кризис. Поэтому я имею большие сомнения относительно того, что весь этот азовский кейс туда попадет.

— Почему?

— Потому что в 2003 году Украина и Россия фактически договорились, что Конвенция ООН по морскому праву не распространяется в важной своей части на Азовское море, потому что это — внутренние воды. Насколько мне известно, Россия уже опротестовала юрисдикцию арбитража в части Азовского моря и Керченского пролива. И правильно сделала, ибо там, очевидно, более профессиональные юристы по морскому праву. Они увидели, что Азовское море, к сожалению для нас, не подсунешь под Конвенцию ООН по морскому праву.

— Как мы пришли к соглашению об Азовском море с Россией? Его заключили после кризиса на Тузле, однако россияне постоянно выдвигали какие-то территориальные претензии к Украине.

— Думаю, сейчас уже не надо смотреть далеко в прошлое и пытаться разобраться, что к чему, когда-то об этом расскажут историки. Сейчас стоит думать, как на все это реагировать. Но перед тем, я хотел бы сказать, что почти уверен в том, что это была тренировка.

— Перед чем?

— Главные экспортные пути Украины находятся в Черном море. Сейчас все действия происходят в Азовском море, и если было уже более 80 задержаний, то можно представить, какое количество людей и экипажей отработали свои действия в таких ситуациях. Идем дальше: белые точечки на карте — это захваченные Россией нефтяные платформы на морском шельфе Украины. Одесское месторождение — это знаменитые «вышки Бойко». Оно ближе к побережью Одесской области, чем к оккупированному Крыму. Еще есть Голицынское, Архангельское и Штормовое месторождение, которое уже ближе к полуострову. На каждой платформе и на каждой буровой есть гарнизон российского спецназа или морской пехоты, а также локаторы наблюдения подводной, надводной и воздушной обстановки. Таких военных объектов там полтора десятка. И если раньше их патрулировали вспомогательные корабли — буксиры и прочее, то с первого июня охрана украинских вышек на украинском шельфе официально передана 41-й бригаде малых ракетных кораблей Черноморского флота РФ. Происходит круглосуточная ротация кораблей, то есть речь идет о боевых кораблях со значительным потенциалом.

Как бы я поступил на месте россиян, наблюдая отсутствие активной реакции Украины на безобразия в Азовском море? Я бы начал задерживать для досмотра суда, идущие в или из Одессы. А почему нет? ФСБ доложило мне, что на одном из судов, курсирующих по этому пути, находится диверсионная группа, которая хочет взорвать, например, «вышки Бойко», буровые платформы на Одесском месторождении. Вот вам и привет. Если они раз, второй, третий так поступят, то мы можем себе только представить, что будет с морским трафиком в этом районе.

— Его не станет.

— Он существенно уменьшится, и это будет крайне неприятная ситуация. Такого может и не произойти, но этот вариант развития событий надо иметь на столе. Аналогично надо отработать варианты с высадкой десанта. Война не завершилась. Закончился, возможно, один из ее первых этапов. Вопрос заключается лишь в том, как, куда и откуда. Почему-то у меня предчувствие, что россияне не полезут дальше на Донбассе. Во-первых, они боятся новых санкций, реакции международного сообщества, крупных военных потерь. А вот на море… Азовское море — это на 100% российское озеро.

— Уже?

— Уже и было. Они там имеют абсолютное преимущество на море. К тому же они имеют преимущество на восточном берегу Азовского моря. Ростов, Ейск — это самый мощный в российских вооруженных силах Южный военный округ. Он имеет морскую пехоту, авиацию, спецназ, которые, кроме всего, постоянно проводят учения и тренировки. Также за годы оккупации Крыма Москва очень усилила Черноморский флот. На море они превосходят нас в разы и, конечно, рассматривают варианты, как это можно использовать.

В чем, как говорит молодежь, прикол десантной операции? Предположим, что вы на побережье, а противник — в центре Азовского моря. Вы не знаете, куда именно он ударит, потому что расстояние до всех возможных точек примерно одинаково. А защитить весь берег сразу просто невозможно, а еще добавьте сюда дезинформацию среди населения и другие факторы. Вы не угадаете, куда ударит десант. Все украинское побережье в обоих морях является десантно опасными участками.

— Чем мы можем ответить?

— Пока мы не разовьем ВМС Украины, то есть ближайшие два-четыре года, мы можем только аргументированно просить НАТО, чтобы у нас в Черном море постоянно дежурили их военные корабли. Как это было в 2014-м.

— Это фактор сдерживания?

— Безусловно. С марта 2014-го в течение почти 90% дней до конца года в Черном море патрулировали корабли НАТО. Именно благодаря этому, на мой взгляд, 2 мая 2014-го у нас не появилось «Одесской народной республики». Сценарий был готов — подожгли, убили, «Путин, спаси». И он бы спасал, если бы не корабли НАТО в Черном море. Это очень сильный фактор сдерживания. Понимая объективно невысокую боевую способность корабельного состава ВМС Украины надо договариваться с альянсом о таком дежурстве. Путин пытается растянуть силы НАТО и отвлечь их от Черного и Средиземного морей на Балтику. Наши друзья там обеспокоены активностью россиян на севере, но, на мой взгляд, это демонстрация, призванная отвлечь силы НАТО из Средиземного моря. Это большая военно-политическая игра. У нас нет других вариантов, кроме как играть в нее. И желательно при этом выигрывать.

— Какие меры, симметричные или асимметричные, мы реально можем применить?

— Есть две-три очень важные вещи. Во-первых, нам нужна морская граница в Азовском море. Что делать с договором 2003 года? Денонсировать, приостанавливать, пока отношения с Москвой не наладятся лет так через 100, или что-то еще. Тем более что строительством Керченского моста Россия сама же цинично его нарушила.

— Но пункт о том, что Азовское море является внутренним морем двух стран есть также в «Большом договоре о дружбе».

— Нам нужно было еще в 2014 году пересмотреть весь комплекс документов, которые связывают нас с Россией неразрывными узами. В дальнейшем мы должны проинформировать мир о том, что договор от 2003 года относительно Азовского моря не действует, и поэтому мы, в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, объявляем 12-метровую зону украинскими территориальными водами и просим учитывать это. Тогда главнокомандующий обязан отдать армии приказ обеспечить охрану границы. Это сложный и объемный вопрос, но это надо делать.

— И у нас есть чем охранять эту границу?

— Я не хочу никого обижать, но думаю, что когда мариупольский отряд морской охраны будет должным образом стимулирован и вспомнит не о рыбе в Азовском море, а о том, что они имели там потери… Мы имеем 18 «вымпелов» — 2 корабля и 16 катеров. Надо, чтобы все они были вооружены, а экипажи — мотивированы защищать свою Родину, а то придет другая отчизна.

Кроме морской границы, нам нужны санкции против России. Я рад, что министр инфраструктуры Владимир Омелян тоже поддерживает идею о том, что против портов РФ на Черном и Азовском морях надо ввести экономические ограничения. Когда он сказал об этом впервые, в российском политикуме сразу началась истерика, потому что все они — бизнесмены, а из Ростова, Таганрога и Ейска через Азовское море идет огромный морской экспортный трафик. Речь идет о зерне, бензине, нефти, сере. Если мир только узнает о том, что Украина собирается подвести их под санкции, то это уже будет очень болезненным ударом по ним, потому что международные партнеры не будут предоставлять им кредитов, не будут продлевать договоров и так далее. Бизнес очень чувствителен к подобным вещам.

Ну и, конечно, нам нужно усиливать свои морские способности. У нас есть морская пехота и она очень хорошо работает на берегу, но моряки должны ходить в море. Думаю, основная задача государства — чтобы у нас были корабли, и чем быстрее, тем лучше.

— Какой должна была бы быть морская политика Украины?

— Я всегда говорю, что Украина — это государство с сухопутным мышлением, хотя у нас, по разным оценкам, около сотни тысяч человек, а то и больше, работают моряками по всему миру. Что такое сухопутное мышление? Когда мы смотрим на морской горизонт — и он нас пугает. А если пройтись по сайтам приморских городов, то видно, что там почти нет морских новостей. Мы должны формировать морское мышления в стране, но это длительный процесс.

— Часто люди не понимают, почему то, что происходит на Азовском или Черном море, важно для них, мол, это далеко от моего, скажем, Ровно. Как жизнь украинцев зависит от морей?

— Я не знаю точных цифр, но знаю, что украинская экономика в целом зависит от экспорта зерна, подсолнечного масла и продукции металлургии. И весь этот экспорт — это море. Сейчас потеря морского экспорта — это огромный кризис в экономике нашего государства. Морские перевозки и их защита — это вопрос защиты национальной безопасности. Государство, главнокомандующий, вооруженные силы, спецслужбы должны заниматься этим в первую очередь.

— О жизни в Крыму: в мировой прессе образ оккупированного полуострова изображается примерно как захваченный пляж, где нарушают права человека. Можно ли считать такую картину исчерпывающей?

— Именно из Крыма сейчас исходит угроза всей Европе и восточному Средиземноморью. Крым и Сирия — это уже неразрывная связь, и она еще больше усилится после полного ввода в эксплуатацию Керченского моста. Уже четыре года из Крыма в Сирию поставляют зерно и военную технику. Когда же заработает железнодорожная часть моста, я уверен, что весь сирийский транзит передадут Крыму, потому что порт Новороссийск очень не хочет попасть в сирийский список американских санкций. Европе потребуется время, чтобы понять, что Крым — это сверхмощная военная база, которая не имеет аналогов в Европе. Оттуда можно накрыть, например, Лондон и Средиземноморье вплоть до Испании.

— Что там есть?

— Там есть все: несколько видов крылатых ракет морского, сухопутного и воздушного базирования. Все они могут нести ядерные боеголовки и прошли испытания в сирийской войне. Новые корабли, подводные лодки, малые ракетные корабли с ракетами «Калибр» уже знают вкус крови — они стреляли тем же «Калибром» по настоящим целям в Сирии. Когда командир подводной лодки уже не впервые нажимает кнопку «Пуск», то ему по большому счету все равно, где именно находится цель — в Сирии или в Европе. Это войска, которые готовы к войне с кем угодно.

К тому же за время оккупации Крыма Россия начала строить ракетные корветы на двух крымских заводах — в Феодосии и Керчи. Десять последующих ракетных кораблей будут построены именно там. И это еще больше повысит уровень угрозы, которую несет в Крым для всего европейского континента. И в нашей стране, и за ее пределами мы должны говорить о том, что Путин не остановится. Он уже царь, а не президент.

— Кстати, было много разговоров о том, каким будет Владимир Путин во время этой каденции. К какому варианту вы склоняетесь?

— Он будет наступать. У него нет другого выхода — там не все так хорошо с экономикой, поэтому ему нужен внешний фактор, чтобы сплачивать вокруг себя зазомбированное население, которому нужна победа. Сейчас он играет с Трампом, Макроном, Меркель. Когда они наконец поймут это, у Путина не останется другого пути для доминирования в стране и по соседству, кроме ядерной угрозы и кибервойн. Агрессивная сущность путинского режима не изменилась — она лишь будет усиливаться. Поэтому мы можем поздравить себя с тем, что будем жить в крайне нескучные времена.

— Военным базам в Крыму, среди прочего, очень нужна вода. Есть ли риск, что россияне попытаются получить контроль над «волшебной кнопкой» в Каховке силой?

— Думаю, что тема «Новороссии» не ушла, и мы увидим ее или в военном виде, или сначала в политическом — весной, перед выборами-2019. Нужно просчитывать варианты действий и противодействий. Представим, что на выборах в Приазовье и Причерноморье побеждает условная Партия регионов, причем теми методами, к которым они привыкли. Моделируем ситуацию: начинаются схватки между сторонниками «русского мира» и украинскими патриотами, появляются несколько человек в униформе украинской армии и открывают огонь. Вот вам и casus belli.

— То есть история с сухопутным коридором в Крым, о котором распинались россияне в 2014-м не снята с повестки дня?

— Ни в коем случае — ни в Херсонской, ни в Бердянске, ни в Мариуполе, ни даже в Одессе. Надо готовиться к этому. Соответствующие планы должны быть как у силовиков, так и у местных органов самоуправления, чтобы опять не проходить это с чистого листа.

— Как вы относитесь к дискуссии о возможности подачи воды в оккупированный Крым?

— Как человек, который вместе с коллегами очень эффективно эту дискуссию прекратил в течение одной недели. Ни один украинский политик, который начнет рассказывать о восстановлении водоснабжения и торговли с оккупированным Крымом, не может ни часа оставаться в украинской политике, потому что это уже не украинская политика. Это сознательная или неосознанная пятая колонна в чистом виде, и они будут получать от нас все, чего заслуживают.

— Для россиян очень важно получить воду в Крым перед следующим сельскохозяйственным сезоном, и период их потенциальной активности совпадает с нашей предвыборной кампанией…

— Да и в целом Путину нужна Украина. Ему также нужна Молдавия, где скоро состоятся выборы… Несмотря на сезон отпусков, стоит готовиться к тому, что этот год у нас будет очень сложный. Как, в принципе, и следующий, и еще много лет в общем.

— Ситуация с Владимиром Путиным такова, что сначала он пожимает руку Башару Асаду, а потом — Эммануэлю Макрону и Ангеле Меркель. Почему, несмотря на все, он все-таки выигрывает? По крайней мере на европейском континенте.

— Это сложный вопрос. Во-первых, он авторитарный лидер, даже диктатор. Цикл «проблема-решение-выполнение решения» у него занимает очень мало времени. Демократии или, тем более, международные организации вроде НАТО или ЕС, которые состоят почти из трех десятков стран, даже теоретически не могут действовать так быстро. Поэтому диктатор всегда действует более оперативно. Кроме того, за последние десятилетия Путин коррумпировал не только очень много политиков в европейских странах, но и СМИ. Денег у россиян было много, и они их не жалели.

В целом же мне кажется, что за годы относительного благополучия, когда экономики были успешные, а доходы граждан росли, ценности цивилизованного мира, ради которых создавались и НАТО, и ЕС, забылись. Когда мы видим международную политику сегодня, то понимаем, что очень много лидеров государств, которых мы считали сторонниками ценностей, все больше скатываются к Realpolitik, то есть к политике 19 — начала 20 века. Это очень сложный этап, и Путин это понимает. Его элиты и спецслужбы действуют грамотно и последовательно. То есть если они решили дожать Мариуполь и Бердянск, то делать это системно и постепенно. Они дойдут туда, куда мы их пустим.

Если они решили превратить Крым в военную базу и понимают, что крымские татары и активная часть населения является угрозой для этой цели, то просто вытеснят тех, кто им мешает. Мы с крымскими друзьями «шутим»: если к вам еще не пришли, то это означает, что просто не успели, а не забыли. Россия будет наступать на всех возможных фронтах и на Украине, и в Европе, и в мире в целом до тех пор, пока ее не остановят. К сожалению, нам приходится жить в такое время.

— Империя будет экстенсивно расширяться, потому что такова ее природа. Но как долго еще ей будет хватать ресурсов для таких планов и такого темпа? Не пожрет ли она сама себя?

— Думаю, в ближайшие несколько лет рассчитывать на это не стоит. Есть очень большой запас прочности. Мы оцениваем, что экономические санкции, связанные с оккупацией Крыма, обходятся России примерно в 1% ВВП. Это много, но надо больше. Думаю, Украина должна образовать нечто вроде министерства экономической войны, как это сделала Британия в 1940-м году. Оно проанализировало, что есть немецкого на их территориях, и все это арестовало, прекратило торговлю между британскими территориями и гитлеровской Германией и так далее.

Для Украины это сложный вопрос, потому что у нас до сих пор есть большое присутствие российского капитала во всех сферах. Санкции, арест активов — это элемент экономической войны. У нас нет другого выхода — будет или горячая война, или тихая экономическая. Но возможен вариант и обеих. Мы же понимаем, что Украина не сдастся, даже если во время парламентских выборов состоится попытка реванша сил «имени Януковича». Вопрос лишь в одном — на каких рубежах мы останемся.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2018 > № 2699436 Андрей Клименко


Россия > Армия, полиция > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696001 Сергей Дурыгин

Сергей Дурыгин: Центральный военный оркестр исполняет только "живую" музыку

В преддверии XI Международного военно-музыкального фестиваля "Спасская башня", который пройдет в Москве с 24 августа по 2 сентября, начальник Центрального военного оркестра Министерства обороны РФ заслуженный артист России, полковник Сергей Дурыгин рассказал корреспонденту РИА Новости Ирине Альшаевой о насыщенном гастрольном графике оркестра, подготовке к главному международному фестивалю военной музыки и о том, как относятся военные музыканты к игре под фонограмму.

— В каких мероприятиях участвует Центральный оркестр Минобороны РФ, насколько широка карта его гастролей, как по России, так и за рубежом?

— Центральный военный оркестр Минобороны РФ в прошлом году отметил свой 90-летний юбилей. За все время своего существования оркестр объехал весь СССР и представлял наше российское военное музыкальное искусство за рубежом. Сейчас мы, хоть и не часто, но участвуем в фестивалях военных оркестров за границей.

Наша основная задача — музыкальное сопровождение мероприятий, связанных с деятельностью Минобороны России. Самое главное из них, в котором мы ежегодно принимаем участие, — Парад Победы на Красной площади 9 мая, для нас это большая честь. В этом году после 9 мая оркестр был на Дальнем востоке, в Хабаровске. В июне мы были в Тамбове на фестивале "Прощание Славянки" и давали концерт в Крыму. В Белгороде оркестр участвовал в мероприятиях, посвященных 75-летней годовщине танкового сражения на Прохоровском поле. Сейчас мы вернулись из Финляндии. На международном военно-музыкальном фестивале "HaminaTattoo" мы выступали совместно с другими коллективами, в том числе с оркестрами, представляющими армии стран НАТО. В сентябре улетаем на Сахалин, оттуда — на Курилы.

Хочу отметить, что мы никогда не исполняем музыку под фонограмму. Хоть это и распространенная практика в музыкальной среде, но нам не нравится обманывать публику. Мы видим реакцию наших слушателей на живую музыку — она восхитительна. Люди приходят, слушают, поют, многие вальсируют. Человека тянет к живой музыке, тем она и интересна, что исполняется здесь и сейчас.

— Музыкальное руководство фестивалем "Спасская башня" осуществляется в триумвирате учеников и соратников Валерия Халилова. Руководить им выбран начальник Военно-оркестровой службы ВС РФ — главный военный дирижер Тимофей Константинович Маякин. В его состав вошли вы и художественный руководитель, начальник Московского военно-музыкального училища имени Халилова Александр Петрович Герасимов. Как организован процесс руководства, сложно ли его осуществлять, и не мешает ли это организации творческого процесса?

— Мы продолжаем традиции, которые были заложены создателями и идейными вдохновителями фестиваля — первым музыкальным руководителем "Спасской башни" (2007-2016 годы), начальником Военно-оркестровой службы ВС РФ — главным военным дирижером (2002-2016 годы) генерал-лейтенантом Валерием Михайловичем Халиловым, руководителем Службы Коменданта Московского Кремля ФСО России — комендантом Московского Кремля генерал-лейтенантом Сергеем Дмитриевичем Хлебниковым, руководителем дирекции Фестиваля "Спасская башня" Сергеем Николаевичем Смирновым. Они стояли у истоков создания фестиваля.

Халилов имел большой опыт участия в фестивалях и знал, как организовываются и проводятся такие мероприятия. Так появилась "Спасская башня" — фестиваль, который занял верхнюю ступень на мировой военно-музыкальной иерархической лестнице. До него самым главным military tattoo считался фестиваль военной музыки в шотландском Эдинбурге. Но мы его затмили и гордимся этим. Мы видим, что сейчас выстраиваются очереди желающих участвовать в "Спасской башне", очень много иностранных коллективов хотят приехать в Москву на наш фестиваль — это прекрасно.

У Халилова, Смирнова и Хлебникова были и есть ученики и соратники. В их числе — мы с Тимофеем Константиновичем и Александром Петровичем. Под руководством Халилова мы приобрели колоссальный опыт, выезжая на фестивали в другие страны и работая в России над подготовкой к "Спасской башне". Мы получили административные и музыкальные знания, понимание того, как организовать такое масштабное мероприятие.

После гибели Валерия Михайловича встал вопрос о дальнейшей судьбе фестиваля. Коллегиально художественный и общественный совет приняли решение — фестиваль должен продолжаться, дело Валерия Михайловича должно жить. Конечно, руководство "Спасской башней" проходит сообща. Есть Общественный совет и Дирекция фестиваля — на них ложится вся нагрузка по подготовке и организации всего процесса. За музыкальную часть отвечает художественный совет. Само шоу, в которое выливается вся проделанная работа, никогда бы не получилось без режиссерско-постановочной группы. Как видите, чтобы фестиваль жил и развивался, над ним все эти годы работает большая и профессиональная команда.

Музыканты Центрального военного оркестра Министерства обороны РФ на церемонии закрытия X Международного военно-музыкального фестиваля "Спасская башня" в Москве

— Когда начинается подготовка Центрального военного оркестра Минобороны к фестивалю "Спасская башня", как долго длится, в каком формате?

— В связи с нашим плотным графиком гастролей подготовка к "Спасской башне" проходит очень сложно. Можно сказать, что мы готовимся к фестивалю на протяжении года, выступая с концертами.

— Каким творческим экспериментом планируете удивить зрителей "Спасской башни"? В прошлом году оркестр исполнил попурри из мультфильмов. В этом году представите что-то новое, или зрители услышат ранее исполняемые оркестром композиции?

— Программа уже готова, но есть и другие идеи, сейчас мы их обсуждаем. Могу сказать, что в любом случае, мы выступим на фестивале с новой программой. Наш оркестр никогда не повторялся. Это сложно, особенно учитывая то, что исполняемая нами музыка должна соответствовать нашему консервативному имиджу главного военного оркестра страны. Мы не можем себе позволить то, что могут показывать другие коллективы. Но мы экспериментируем.

Выступление оркестра будет выдержано в рок-джазовых обработках, что мне лично очень нравится. Как руководитель я должен идти в ногу со временем.

У нашего оркестра было много экспериментов — мы пробовали играть классическую музыку в современной обработке, потом экспериментировали с попурри на народные, фольклорные темы — они шли на "ура". Играли музыку из популярных отечественных фильмов и мультфильмов — публика принимала "на отлично". Мы можем играть разную зарубежную музыку, но редко ее исполняем — мы же российский оркестр (улыбается).

Надо сказать, что немцы, французы, норвежцы, голландцы и англичане охотно исполняют наши военные марши, даже на своих парадах. Они просят у нас ноты, мы с радостью с ними делимся. Это вызывает гордость. Военные марши наших композиторов высоки в профессиональном отношении. В них сочетается военная мощь нашей страны, красота и гармония.

— Сотрудничает ли оркестр с другими музыкальными коллективами? Планируете ли вы развивать творческое сотрудничество с военными оркестрами из других стран, организовывать взаимные гастроли?

— Мы не часто выезжаем за рубеж в связи с плотным гастрольным графиком по России, но в Министерство обороны приходит по два-три обращения в год с просьбой направить наш оркестр в ту или иную страну. Часто руководство военного ведомства отвечает на данные запросы положительно, и мы выезжаем с гастролями за границу. Это очень важно, ведь мы несем миру нашу русскую культуру. Например, в Финляндии на военно-музыкальном фестивале "HaminaTattoo" мы сыграли Чайковского, Шостаковича и Римского-Корсакова. Финнам очень нравится наша классическая музыка. Чтобы оказать дань уважения той стране, в которую мы приезжаем, мы обязательно играем произведение их композитора. В Финляндии мы исполнили музыку финского композитора Яна Сибелиуса.

В нашей деятельности было несколько случаев, когда мы выступали вместе с музыкантами из военных оркестров других стран. В прошлом году по инициативе итальянской стороны состоялся совместный концерт с Оркестром корпуса карабинеров. Именно такие мероприятия символизируют дружбу между странами.

Несколько лет назад на "Спасской башне" мы играли с главным оркестром Бундесвера. Хочу отметить, что в немецкой военной культуре присутствуют музыкальные элементы русской музыкальной культуры. Их некоторые военные марши написаны нашими композиторами. На фоне трагизма отношений между Россией и Германией в прошлом, этот совместный концерт был очень значимым для обеих стран событием. Мы всегда открыты к сотрудничеству с нашими коллегами.

— Оркестр исполняет только уже существующие военные и гражданские композиции или также создает музыку самостоятельно? Звучит ли музыка в его исполнении в отечественных фильмах?

— Да, мы исполняем и свои композиции, написанные нашими музыкантами. За последние годы много музыкальных произведений для оркестра написал Валерий Халилов. Огромное количество популярных произведений написали в свое время Семен Чернецкий, Василий Агапкин, Илья Шатров. Максу Кюсу принадлежит вальс "Амурские волны", Ивану Дрейзину — вальс "Березка". Эта музыка была неимоверно популярна и ушла в народ.

Центральный военный оркестр записал огромное количество саундтреков для отечественного кино. Если слышите в кино, художественном или документальном, духовой оркестр — 95 %, что это наша запись. Когда к нам обращаются режиссеры, мы с удовольствием откликаемся и бесплатно предоставляем для них музыку. Я считаю, что мы категорически не имеем права продавать музыку, потому что мы несем в ней патриотизм. Патриотизм не продается. Скоро на экраны выйдет сериал "Медное солнце" режиссера Карена Оганесяна о военном дирижере. Мы передали много записей, которые, надеюсь, прозвучат в этом фильме.

— Сколько всего музыкантов насчитывает главный военный оркестр России? Все ли из них военнослужащие?

— В оркестре больше 200 человек, из них около 80 — военнослужащие, проходящие службу по контракту и призыву. Он делится на два состава — духовой и симфонический. Это традиционное деление для крупных оркестров. По такому же принципу организованы Президентский оркестр Службы Коменданта Московского Кремля ФСО РФ, оркестры Росгвардии и МЧС России. Однако, в нашем оркестре это не отдельные коллективы. Симфонический оркестр скорее эстрадно-симфонический: эстрадную музыку он исполняет на духовых инструментах в различных аранжировках. Но классическую музыку — Бетховена, Моцарта, Чайковского и других легендарных композиторов — исполняет симфонический состав.

— Как заинтересованный в карьере военного музыканта человек может попасть в Центральный оркестр Минобороны? Что для этого необходимо — подтвержденное дипломом музыкальное образование, военный билет?

- Попасть в оркестр не сложно при наличии вакансий. Но главное — нужно быть прекрасным специалистом, отлично владеть музыкальным инструментом. Также нужно учитывать то, что обязательной для нас, как и для всех военнослужащих, является физическая подготовка — мы сдаем спортивные нормативы. Это правильно — дирижер и музыканты должны быть подтянутыми. Внешний вид должен быть на высоте. Согласитесь, не очень приятно видеть в военном оркестре неопрятного человека.

Однако, главное для военного музыканта — безукоризненно исполнять один из символов нашего государства — гимн России. Музыкант категорически не имеет право исполнять его плохо. Поэтому спортивные нагрузки у нас дозированы, больше времени мы уделяем, конечно, музыке. Только на ежедневную индивидуальную подготовку необходимо уделять не менее трех часов. Я сравниваю музыканта со спортсменом. Стоит спортсмену не позаниматься 2-3 дня, он теряет форму. То же самое с музыкантом. Стоит ему меньше заниматься — он начинает хуже играть.

Мы с Валерием Михайловичем Халиловым постоянно играли по средам в мини-футбол, продолжаем играть с коллегами и сейчас. В память о Валерии Михайловиче мы сделали одинаковые футболки с нашивкой на рукаве "Халилов 7". Валерий Михайлович всегда следил за собой, занимался спортом. Потому что понимал, что должен достойно выглядеть на сцене перед своим зрителем.

Ирина Альшаева

Россия > Армия, полиция > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696001 Сергей Дурыгин


Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева газете «Коммерсантъ»

10 лет грузино-югоосетинскому конфликту.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, та августовская война 2008 года – было ощущение, что она неизбежна, ещё до её начала. У Вас такие предчувствия в тот период были?

Д.Медведев: Нет, никакой неизбежности не было. И мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было.

Да, там в тот период была высокая степень напряжённости. Она, собственно, возникла не в 2008 году, а в 1991-м. И эти напряжённые отношения между отдельными составными частями на тот период Грузинской Советской Социалистической Республики ощущались даже до того периода.

Я вспомнил, как в 1990 году из Сочи приехал впервые в жизни на территорию Абхазии – тогда, соответственно, в составе Грузии. И во время разговора с обычными людьми в каких-то ресторанчиках, ещё где-то я почувствовал, что у них очень сложное отношение к тем процессам, которые в республике уже к тому времени набирали обороты, и к представителям близких этносов. То есть напряжение уже тогда чувствовалось на бытовом уровне. Это было для меня довольно непривычно, потому что ещё ни в Москве, ни в Ленинграде это никак не ощущалось, никаких признаков этого не было.

Поэтому корень проблем, конечно, заключается в том, что было в 1990-е годы, в тех решениях, которые принимала в 1990-е годы власть в Тбилиси и которые не были приняты ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. Вследствие этого возник конфликт, были введены миротворцы.

Но до 2008 года удавалось балансировать все эти негативные процессы, выступления, проявления насилия даже, которое вспыхивало спорадически.

А в 2008 году правительство Грузии во главе с президентом дало зелёный свет агрессии, и произошло то, что произошло. Это не было неизбежно. Это, безусловно, являлось субъективным выбором Саакашвили и его окружения.

Вопрос: Но в какой-то момент казалось, что Ваши с ним отношения складываются довольно неплохо. В какой же момент что-то пошло не так? Вы встречались, общались...

Д.Медведев: Да, оно поначалу и выглядело неплохо, и во время первой встречи, когда я только вступил в должность Президента, он сказал, что хотел бы восстановить отношения, что рассчитывает дружить – в общем, наговорил массу приятных слов. Я это всё послушал и говорю: хотите развивать отношения – давайте будем развивать. Нам нужны нормальные, дружеские отношения с нашим соседом – Грузией, мы к этому готовы. Мы понимаем, какой у вас внутренний конфликт есть, мы понимаем, что страна разделена на части, но мы готовы помогать – потихоньку, аккуратно способствовать процессу сближения, в конечном счёте для того, чтобы сохранить возможность существования самого государства в таких границах, будь то федерация, конфедерация, ещё как-то. Это мог бы быть выбор всех народов, населявших Грузию в тот период, то есть и самих грузин, и осетин, и абхазов. Он сказал «я готов». Потом мы ещё несколько раз где-то пересекались, в том числе, помню, в Астане. Он тоже там демонстрировал всяческое желание что-то обсуждать, развивать, а потом как-то пропал. Мы о чём-то договорились – о каких-то встречах, контактах, и я отчётливо помню, что где-то с начала июля 2008 года он ушёл со связи. Я тогда не придал этому большого значения, но теперь склонен считать, что это уже была выработанная линия. Он, с одной стороны, рассчитывал, что новый руководитель Российской Федерации займёт какую-то иную позицию во взаимоотношениях с его правительством и с ним лично. Иными словами, просто не будет вмешиваться в те процессы, которые будут там идти, не будет никак реагировать на действия, которые могут быть предприняты в отношении и наших миротворцев, и, самое главное, граждан Российской Федерации, которые жили и в Абхазии, и в Южной Осетии. А с другой стороны, я думаю, к тому времени он уже провёл полномасштабные консультации со своими покровителями – в данном случае речь идёт прежде всего о Соединённых Штатах Америки. Как известно, у него побывала Кондолиза Райс (в тот период в качестве государственного секретаря Соединённых Штатов Америки). До этого у него были контакты с господином Фридом, который занимался отношениями с бывшим Советским Союзом. Он советолог, который всегда имел крайне русофобскую позицию.

И, по-моему, Чейни тогда тоже приезжал. То есть там все уже успели отметиться. И к тому времени, я думаю, у Саакашвили сформировалось жёсткое убеждение в том, что американцы поддержат его при любых раскладах.

Вопрос: Вот произошло то, что произошло. И после этого Вы принимаете решение признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Я слышал мнение, что это решение не было бесспорным, что были и оппоненты, те, кто считал иначе, что не надо этого делать. Как всё это происходило, как это всё принималось?

Д.Медведев: Я могу рассказать, как это принималось, здесь ничего нет сверхъестественного. Всякое решение должно быть обдумано, и всякое решение требует, что называется, взвешивания положительных и отрицательных моментов. После завершения военной составляющей кампании по «принуждению Грузии к миру» встал вопрос «А что дальше?» – естественно, прежде всего передо мной как главой государства.

Я определённое время думал и пришёл к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований, по всей вероятности, предложить невозможно. Я руководствовался прежде всего тем, чтобы сохранить прочный мир на будущее, сохранить стабильность в Закавказье, сохранить стабильность в нашем регионе. И это, на мой взгляд, был единственно возможный шаг.

Через некоторое время я переговорил с Председателем Правительства Владимиром Владимировичем Путиным. Он меня тоже в этом поддержал. После этого вопрос был вынесен на заседание Совета Безопасности. Мы обсуждали, естественно, все нюансы этого решения, понимая, какую реакцию мы получим. Но в данном случае и другие коллеги по Совету Безопасности меня также поддержали.

Решение было принято. Я подписал соответствующий указ 26 августа 2008 года о признании государственной независимости, суверенитета Южной Осетии и Абхазии. И с этого момента для этих территориальных образований началась новая жизнь.

Вопрос: То есть никаких дискуссий на эту тему не было, единогласно принято было решение?

Д.Медведев: Дискуссии были, есть и будут всегда, это совершенно нормально для любого гражданского общества. Дискуссии были и тогда, достаточно поднять прессу того периода, в интернете посмотреть, какие были дискуссии. Но если говорить о позиции высшего политического руководства, то позиция была единой.

Вопрос: Мне просто и сейчас в российских госструктурах попадаются люди, которые говорят, что, может быть, следовало не признавать, а «подвесить», ввести войска, но оставить возможность для дальнейшего разговора на эту тему с Грузией, тем самым как бы для восстановления с ней отношений. Вы как к такой точке зрения относитесь?

Д.Медведев: Понимаете, любое подвешенное решение имеет, наверное, какой-то смысл, потому что можно действительно вести дискуссии, как Вы говорите. Но, к сожалению, оно не решает главного вопроса. Оно оставляет поле, или пространство, для силовых действий.

Если это независимые территориальные образования, если это государства, с которыми у нас есть договоры и с которыми у нас существуют соглашения о размещении там нашего воинского контингента, то тогда всё ясно, никто ничего против них не будет делать. Все понимают, что дороже связываться с Российской Федерацией, чем проводить в жизнь какие-то утопические идеи. А если это подвешенная ситуация, значит, тогда можно периодически провокации какие-то совершать, рассчитывать на то, что в результате каких-то очередных дурацких военных кампаний удастся что-то оторвать и так далее.

А с учётом того, что во главе Грузии в тот период стоял такой несбалансированный в психическом смысле человек, как Михаил Саакашвили, другого варианта просто не было. Может быть, если бы там было другое руководство, можно было что-то и обсуждать. Но я уверен, что другое руководство просто не приняло бы такого безобразного решения о нападении на стариков и детей, нападении на российских миротворцев и, по сути, объявлении войны Российской Федерации.

Вопрос: Я в тот период как раз находился в Грузии и помню, как российские танки остановились в нескольких десятках километров от Тбилиси. А почему не пошли дальше?

Д.Медведев: Потому что цель была в том, чтобы выбить грузинские войска из Цхинвала, навести порядок. И предотвратить возможность дальнейшей эскалации насилия, то есть военных действий. Цель не состояла в том, чтобы разгромить Грузию или казнить Саакашвили. Я считаю, что я правильно поступил, когда принял решение о том, чтобы проявить сдержанность и не форсировать дальнейшие действия.

В конечном счёте это дало нам возможность успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами. Если Вы помните, в тот период, несмотря на довольно жёсткую реакцию, в конечном счёте мы достаточно быстро смогли договориться, а результатом работы комиссии Хайди Тальявини была констатация того, что военный удар был нанесён грузинской стороной и они начали агрессию.

Были, конечно, определённые суждения и в наш адрес – по поводу пропорциональности использования силы и так далее, но это уже оценочные суждения. Самое главное, был сделан вывод, что агрессию начала Грузия. И этого уже из истории не вычеркнуть. Но я не считал правильным этот градус, что называется, противостояния поддерживать. Именно поэтому мною как Верховным Главнокомандующим было принято решение развернуть войска и вернуть их в нашу страну.

Вопрос: Тогда действительно многих поразило, насколько быстро нормализовались отношения России и Запада. Случилось «Партнёрство для модернизации» с Евросоюзом, произошла перезагрузка с США, Ваши отношения с тогдашним президентом США Бараком Обамой были довольно тёплыми.

Д.Медведев: Да у меня даже с Джорджем Бушем сразу после этого были совершенно нормальные отношения. Мы с ним встречались как раз в конце 2008 года. Он во время нашего последнего разговора (тогда мировой кризис начался, вся наша беседа в основном касалась экономики) даже не упомянул ситуацию в Грузии и проблемы Южной Осетии и Абхазии.

Вопрос: Да. А сейчас мы наблюдаем очередной кризис в отношениях России и Запада, связанный уже в первую очередь с Украиной (или начавшийся с Украины). Так почему в тот период последствия были так быстро преодолены, а сейчас до сих пор не удаётся этого сделать и Россия и Запад стоят в этом клинче?

Д.Медведев: Это разные ситуации. И люди там другие уже работают: наши партнёры совершенно другую позицию занимают. Но самое главное, что это просто принципиально разные истории. Хотя, скажем прямо, позиция российской стороны заключается в том, что и применительно к событиям, которые случились на Украине, если бы наши партнёры проявили бóльшую кооперабельность, если бы они не пытались сразу перевести стрелки на Российскую Федерацию, а проявили бы лучшую сбалансированность, как это, например, было в 2008 году, ситуация была бы гораздо проще.

Вопрос: Если вернуться к признанию независимости Абхазии и Южной Осетии: что получила Россия, признав эти две республики? Какие преимущества в стратегическом, геополитическом плане?

Д.Медведев: Россия получила главное – мир. Мы смогли защитить своих граждан – их много, граждан Российской Федерации, которые живут и в Абхазии, и в Южной Осетии. И у нас не болит постоянно голова о том, что в какой-то момент будет очередное нападение, нам придётся вмешиваться, защищать наших граждан, защищать нашу безопасность, давать какой-то ответ. В результате просто в регионе всё понятно. И это самое главное.

Вопрос: Вы уже упомянули в связи с действиями тогдашнего грузинского руководства Соединённые Штаты. И после этого Вы неоднократно говорили, что Грузии активно помогали США. Один из взглядов на эту ситуацию состоит в том, что Россия, признав Абхазию с Южной Осетией, поломала игру Запада в этом регионе. Имеются в виду попытки ускорить интеграцию Грузии в НАТО. И очень распространено мнение, что именно с этим связано признание Абхазии с Южной Осетией, последующее размещение там военных баз и всё, что происходит сегодня. Насколько это соответствует действительности?

Д.Медведев: Я не буду это объяснять в терминах «чья-то игра», «ломка этой игры», скажу о другом. Мы были свидетелями того, как разрушились Советский Союз и Варшавский договор. В то же время сохранилось НАТО, которое со всех сторон пытается окружить Российскую Федерацию. Дело не в том, нравится кому-то политическое руководство России или не нравится, дело не в каких-то идеологических принципах или разнице в ценностях, а дело в простых вещах, совершенно очевидных для любого обычного человека. Сейчас нет ситуации, когда существует два блока, находящихся в состоянии противостояния, находящихся в прямом, по сути, конфликте, как это было во времена существования Варшавского договора и НАТО. А НАТО продолжает действовать. И НАТО не просто продолжает существовать, оно расширяется и всё большее количество стран пытается вовлекать в Североатлантический альянс. Мы к этому не можем относиться равнодушно, потому что никто не отменял ядерного паритета в мире, никто не отменял того, что для военачальников крайне важно понимать соотношение между стратегическими ядерными силами различных государств. А государства НАТО, что бы там ни говорили наши коллеги из этого альянса, всё равно рассматривают Российскую Федерацию в качестве потенциального противника. И совершенно очевидно, что их военные возможности, включая ядерную триаду, нацелены на Российскую Федерацию. Это, к сожалению, факт.

Соответственно, и мы должны понимать, что можем противопоставить в этой ситуации. И когда кольцо вокруг нашей страны начинает сжиматься – а количество стран, которые входят в НАТО, всё увеличивается и увеличивается, – это нас не может не беспокоить. Потому что в данном случае уже речь идёт не только о стратегических ядерных силах, но уже и о тактическом ядерном оружии, которое при приближении к границам Российской Федерации приобретает качество стратегического ядерного оружия, а также о неядерных средствах, которые в настоящий момент, с учётом того, что они носят высокоточный характер, способны причинить колоссальный ущерб.

Иными словами, расширение НАТО – это безусловная угроза Российской Федерации. И это безусловный вызов.

Относительно недавно было принято очередное решение о том, что Грузию ждут и примут в Североатлантический альянс. Как это можно прокомментировать? Это абсолютно безответственная позиция. Это просто угроза миру. Мы все понимаем, что на территории Грузии существует определённое напряжение, что Грузия рассматривает сопредельные территории, или, с нашей точки зрения, государства, как свои. Значит, есть неурегулированный территориальный конфликт, вне зависимости от того, на какой позиции мы находимся. И такую страну, такое государство примут в военный блок? Мы понимаем, чем это грозит?

Это может спровоцировать страшный конфликт. Непонятно, зачем это надо. Если это просто дипломатическая уловка, типа «мы вас примем, не волнуйтесь», а на самом деле ничего делать не будем, – это другая история. Пусть тогда наши коллеги из Североатлантического альянса посмотрят ещё по сторонам, ещё чего-нибудь придумают умного. Можно, например, и Косово принять в Североатлантический альянс. Можно, например, Республику Северного Кипра принять в Североатлантический альянс. Это как, улучшит ситуацию в мире?

Вопрос: Вы предварили мой вопрос. Я хотел бы уточнить: хотя сроков в НАТО никто не обозначал, просто сказали «да, примем», теоретически если представить, что это произойдёт – что Грузию принимают в НАТО без Абхазии и Южной Осетии, с той ситуацией, которая сейчас есть, – это потенциальный конфликт с участием России?

Д.Медведев: Это может привести к потенциальному конфликту, вне всякого сомнения, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия – это самостоятельные государства, с которыми у нас дружественные отношения, и государства, в которых находятся наши военные базы. И мы понимаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжёлым последствиям. Поэтому я надеюсь, что у руководства НАТО достанет всё-таки сообразительности ничего не предпринимать в этом направлении.

Вопрос: Никто из тех, кого принято считать союзниками России, не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Я имею в виду в первую очередь союзников по ОДКБ. Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия хранят на эту тему молчание. Кого Вы считаете настоящими союзниками России? Порой складывается впечатление, что это как раз Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье и теперь уже ДНР и ЛНР.

Д.Медведев: Я понимал, насколько это сложная тема для обсуждения. Когда это всё произошло, не помню, на каком мероприятии, где собрались мои коллеги в тот период, я сказал, что понимаю, насколько это сложный выбор, поэтому я, уважаемые друзья, ничего вам не предлагаю, вы вольны поступать, как считаете правильным. Потому что это было наше решение, это не ваше решение. Сохраняются наши обязательства в рамках ОДКБ, но это совершенно другая история. Собственно, на этом и базировались отношения по этому поводу с нашими партнёрами.

Вопрос: Ещё до войны в Грузии Вы выходили с инициативой подписания договора о европейской безопасности, а уже после войны появился проект договора, но дело никуда не сдвинулось. Как Вы считаете, учитывая, как много говорят о необходимости выработки правил игры в международной политике, эта инициатива похоронена навсегда или ещё можно её реанимировать?

Д.Медведев: Да ничего в международной жизни не является, что называется, забытым навсегда, всё можно реанимировать, было бы желание.

Мы действительно тогда прошли большой путь. И даже несмотря на конфликт августа 2008 года, смогли подняться над этими проблемами. С Европейским союзом. В известной степени и с Соединёнными Штатами Америки – появился Договор об ограничении стратегических вооружений (СНВ-3), рассматривались различные формы новых договоров об обеспечении безопасности в Европе. Мы вошли в «Партнёрство для модернизации» с десятком стран.

Я не думаю, что эта ситуация будет вечной. Мне кажется, осознание того, что общаться и дружить всё-таки лучше, чем бесконечно объяснять, в чём мы не правы, приходит к нашим соседям из Европы. Надеюсь, что и в Соединённых Штатах Америки, к их руководителям, в конечном счёте тоже такого рода осознание придёт. Поэтому двери не закрыты. Тем более что не мы начинали санкционную кампанию, всякого рода ограничения, высылку дипломатов, введение экономических мер. В этом смысле шарик, что называется, всегда на их стороне, они могут какие-то сделать движения, которые будут свидетельствовать о желании восстановить отношения. Мы к этому готовы.

Вопрос: А если говорить о Грузии, то признание Абхазии и Южной Осетии навсегда закрыло возможность восстановления отношений с той стороной? Потому что для них это камень преткновения.

Д.Медведев: Я думаю, что это тоже не является проблемой, которая навсегда предопределила характер отношений между Россией и Грузией.

Я напомню, там сейчас другое Правительство. И если говорить о карьере Саакашвили, то она, по всей вероятности, в Грузии завершена, что, мне кажется, очень хорошо для самой Грузии. А с новым руководством (безотносительно даже к тому, как их фамилии, какова их партийная принадлежность) мы готовы выстраивать отношения. Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали. Если грузинские коллеги будут готовы к тому, чтобы их восстановить, мы, естественно, возражать не будем.

За последние годы произошла существенная активизация торгово-экономического сотрудничества, туристического общения, самолёты летают, люди приезжают в Грузию отдыхать. В общем, всё это, безусловно, в плюс. В конечном счёте, я надеюсь, это будет способствовать и нормализации политических контактов и возобновлению полноценного диалога между Москвой и Тбилиси.

Реплика: Спасибо большое.

Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев


Испания > Армия, полиция > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694196

Один из самых известных боевиков баскской террористической организации ЭТА Санти Потрос, приговоренный испанским судом почти к трем тысячам годам заключения, вышел из тюрьмы, отсидев в общей сложности 31 год.

Утром в воскресенье Санти Потрос (настоящее имя Сантьяго Арроспиде Сарасола) покинул тюрьму Топас (Саламанка). Кадры, как Санти Потрос покидает тюрьму, показало государственное телевидение Испании.

Санти Потрос причастен к организации 40 терактов, в том числе одних из самых кровавых в истории страны, — в июне 1987 года в супермаркете Hipercor в Барселоне, в результате которого погиб 21 человек, и в 1986 году на площади Доминиканской Республики в Мадриде, тогда погибли 12 сотрудников Гражданской гвардии.

В 1987 году Потрос был арестован во Франции и отсидел там 13 лет за хранение оружия и взрывчатки. В 2000 году его экстрадировали в Испанию, где его приговорили почти к трем тысячам годам заключения по одиннадцати преступлениям.

Однако в 2006 году Национальный суд принял решение объединить в одно все дела, по которым был осужден террорист, и постановил, что максимальный срок наказания может составить 30 лет, то есть Потрос должен был выйти на свободу в 2030 году. Позже срок сократили до 2025 года, после отмены Европейским судом по правам человека "доктрины Парот", согласно которой террористы и другие осужденные на долгий срок не могли рассчитывать на досрочный выход из тюрьмы в Испании. Кроме того, в 2008 году ЕС ввел нормы, согласно которым сроки отбывания наказания в странах — членах ЕС суммируются.

Потрос вышел на свободу в декабре 2014 года, однако в январе 2015 года был арестован по новым обвинениям — теракту в Мадриде в 1986 году и в Барселоне в 1987 году.

В общей сложности 70-летний Потрос провел за решеткой 31 год: 13 лет во Франции и 18 — в Испании. Первое преступление он совершил в июне 1980 года — убийство полицейского в Памплоне.

Ассоциация жертв терроризма (AVT) осудила освобождение террориста.

Террористическая группировка ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna — "Страна Басков и свобода") была основана 31 июля 1959 года, во времена диктатуры Франсиско Франко, ее целью провозглашалось создание независимого государства — Euskal Herria (баскские земли, включают испанскую и французскую Страну Басков). Жертвами за всю историю существования, по официальным данным, стали 829 человек. Организации жертв терроризма заявляют, что в результате действий террористов погибли более 850 человек. В 2011 году ЭТА объявила "бессрочное и всеобщее перемирие". В ответ на это правительство Испании потребовало ее самороспуска.

Весной 2018 года ЭТА объявила о роспуске всех своих структур и полном прекращении деятельности. Однако в заявлении она извинилась лишь перед теми своими жертвами, которые "не принимали прямого участия в конфликте". Таким образом, ЭТА разграничила своих жертв, отказавшись просить прощения у родственников сотрудников правоохранительных органов и политиков, которые погибли в терактах.

Испания > Армия, полиция > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2694196


Россия. Весь мир > Рыба. Транспорт. Армия, полиция > fishnews.ru, 3 августа 2018 > № 2694777 Владимир Григорьев

Для пограничников нет различий между транспортными и рыболовными судами.

4 июня российский транспорт (порт приписки Лимасол), взятый по бербоут-чартеру российской компанией «Арктик Шиппинг», следовал для работы в исключительную экономическую зону РФ. За сутки капитан судна подал информацию в погрануправление на прохождение контрольной точки и получил отказ.

Руководство ВАРПЭ сразу обратилось за разъяснениями в Федеральное агентство по рыболовству. И на совещании 9 июня сотрудники погрануправления прояснили свою позицию. Несмотря на то что судно взято в бербоут-чартер и идет под российским флагом, ему не разрешили работать в российской экономической зоне и перевозить рыбу, поскольку конечный собственник судна зарегистрирован на Кипре. Согласно части 4 статьи 16 ФЗ «О рыболовстве…», промышленное рыболовство в российских водах могут осуществлять только российские собственники.

Второй случай произошел 19 июля. Норвежский рефрижератор Silver Copenhagen, взятый по бербоут-чартеру, загрузился продукцией российских рыбаков в районе архипелага Шпицберген и привез ее в российский порт. И также был арестован пограничниками по тем же причинам, что и ранее задержанный транспорт. В определении пограничников сказано, что судно перевозило рыбопродукцию и проходило через исключительную экономическую зону РФ, а значит, фактически занималось рыболовством. И поскольку это судно принадлежит иностранному собственнику, имеет иностранный порт приписки, то соответственно нарушает части 3 и 4 статьи 16 российского закона «О рыболовстве…». Норвежский рефрижератор с момента ареста стоит в мурманском порту, а владельцы ждут суда.

Ситуация выглядит серьезно, особенно если учесть, что транспортов, которые есть в России, не хватает для работы в российской зоне. Не говоря уже о дальних районах промысла. В нашей стране есть примерно 10 рефрижераторных судов малого тоннажа от 200 до 3000 тонн, и все работают на Баренцевом море. Но ведь отечественные рыбодобывающие суда работают и в Африке, и в Гренландии, и на Фарерских островах. В этих дальних районах промысла, поскольку у нас нет достаточного количества своего транспортного флота, все компании используют для перевозки иностранные суда. В связи с последними событиями рыбаки не смогут поставить эту продукцию в Россию и будут вынуждены продать ее по любой цене иностранным покупателям. Мы будем ловить рыбу, которая не будет поступать на территорию Российской Федерации, потому что ее просто нечем будет доставить.

Вопрос обсуждался на заседании межведомственной рабочей группы с участием представителей Росрыболовства и Пограничной службы ФСБ России, но пока не решен. Среди возможных вариантов, которые предлагают рыбаки, – введение переходного периода или полугодовой отсрочки для бербоут-чартерных судов. Это позволит рыбодобытчикам решить проблему с доставкой продукции исключительно российским транспортом или отказаться от поставок на российский берег из дальних промысловых районов.

Когда писали закон о рыболовстве, в нем перечислили все, что подразумевается под рыболовством и что делает рыболовное судно. Рыболовное судно ищет, ловит, перегружает или самостоятельно транспортирует свой груз в порт. В отличие от рыбодобывающего, транспортное судно рыбу не ловит, но перегружает и доставляет. И нельзя к транспортникам предъявлять требования, как к рыбакам. Если пограничное управление ФСБ России перекроет возможность работы транспортных судов, зафрахтованных российскими компаниями по бербоут-чартеру, то это парализует поставку рыбопродукции на территорию Российской Федерации. И если мы начинаем войну с иностранными транспортами, у которых, кстати, есть разрешение на работу в российской зоне, то автоматически попадаем под такую же ответную реакцию. Сейчас арестовали в России норвежский Silver Copenhagen, а завтра в норвежском порту могут арестовать любой российский транспорт, который везет экспортную российскую рыбу через экономическую зону Норвегии. Ущерб для российской рыбной отрасли и экономики будет колоссальный.

Владимир Григорьев, председатель правления НО «Союз рыбопромышленников Севера», вице-президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ).

Fishnews

Россия. Весь мир > Рыба. Транспорт. Армия, полиция > fishnews.ru, 3 августа 2018 > № 2694777 Владимир Григорьев


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 3 августа 2018 > № 2693115 Роман Труба

Директор ГБР: Давление на Бюро неизбежно – слишком серьезные полномочия

Эксклюзивное интервью директора Государственного бюро расследований Романа Трубы информационному агентству "Интерфакс-Украина"

О неформальных проверках кандидатов на руководящие должности в Бюро, почти детективной истории с помещениями, поддержке и информационных атаках, законодательных "дырах", неизбежности быть субъектом недовольства и основаниях утверждать, что уже через месяц новый правоохранительный орган будет открывать дела в отношении своих же коллег, судей и высокопоставленных чиновников страны.

Внешняя комиссия отобрала 27 кандидатов на руководящие должности в Бюро, к некоторым из них у общественности есть претензии репутационного и финансового характера. Вы говорили, что уже обратились к директору НАБУ на предмет проверок этих людей. Есть ли результаты?

Законодательство предусматривает, что в обязательном порядке после рекомендаций конкурсной комиссии проходит спецпроверка. Есть целый ряд уполномоченных органов, которым я обязан направить запросы на ее проведение.

Но также я обязан проанализировать информацию в СМИ о кандидатах. Поэтому еще до объявления победителей конкурса я обратился к общественности, в том числе, к совету общественного контроля при ГБР, с просьбой провести аналитику по будущим победителям, несмотря на то, кто ими станет.

То есть, спецпроверка в некоторой мере может быть формальной - уполномоченные органы, как то: Минюст, Минздрав, МВД - проводят ее строго в рамках своей компетенции. Информация же в СМИ более обширна; те, кто проводят спецпроверку, не могут дать ответы на все интересующие общественность вопросы.

Большинство информации по победителям конкурса носит имущественный характер, поэтому я обратился к директору НАБУ провести соответствующие проверки. Антикоррупционное бюро и другие антикоррупционные органы могут подтвердить эту информацию или опровергнуть.

Рассчитываю на объективность и полноту данных с их стороны. Эта информация в обязательном порядке будет взята мною во внимание при принятии решения о назначении того или иного кандидата на должность. Пока результатов проверок еще нет.

Более того, мы проанализируем – и уже начали это делать – как комиссия проверяла соответствие кандидатов квалификационным требованиям. Например, собеседования с победителями конкурса – а это, прошу обратить внимание, ключевые должности – длились 9-10 минут. С одним победителем – 7 минут. Какое интервью вы, как журналист, сможете записать за это время? А это – не просто интервью. Это, например, выбор руководителей следственных управлений – они будут отвечать за качество проведенных расследований, в которых будут фигурировать наивысшие государственные чиновники. Это выбор директоров территориальных управлений. И действительно кто-то думает, что можно оценить победителя за 7 минут?

Многие говорили, что результаты голосования – это фарс. Так вот, я считаю, что фарс – такие собеседования.

Хочу подчеркнуть, что представления на назначения кандидатов, определенных внешней комиссией, носят только рекомендационный характер. Не будет ни одной формальной проверки! При назначении на должности я буду руководствоваться всем массивом собранной информации.

Внешняя комиссия уже предоставила Вам информацию о кандидатах? Вы говорили, что пока у Вас есть только их фамилии.

К сожалению, со стороны внешней комиссии отсутствует коммуникация. Я с прошлого года говорю о том, что полномочия внешней комиссии слишком широкие. В Украине ни одна комиссия не избирает такое количество руководящего состава, как это делает внешняя комиссия ГБР – это 170 руководящих должностей: от руководителя хозяйственного сектора до Директора ГБР. Все это неправильно. После определения победителей ситуация стала очевидной.

Они предоставили мне только фамилии, имена и отчества претендентов на руководящие должности в Бюро. И ничего более. Я не могу идентифицировать людей, которых они мне рекомендуют назначить. Например, если я прошу назначить сцецпроверку, то я должен предоставить необходимый пакет документов и заявление кандидата о согласии на ее проведение.

Я обратился к внешней комиссии с требованием предоставить мне более обширную информацию, к сожалению, до сих пор от них ничего не получил. Ничего этого нам не дали, хотя такие материалы у комиссии есть. Почему так – вопрос остается открытым. Но предприму все меры, чтобы как можно быстрее назначить спецпроверку и другие проверки по каждому кандидату.

Как долго будут длиться проверки, и могут ли они отсрочить старт работы ГБР, намеченный на сентябрь этого года?

Ни одна проверка не должна повлиять на начало работы ГБР. Есть четкий срок, в который уполномоченные органы обязаны предоставить информацию – не более 2-3 недель. Я буду просить об оперативности в этом плане.

По факту проверки уже начались?

Нет. Мы сейчас выясняем контактные данные людей, которые стали победителями в конкурсе на руководящие должности, вызываем их в Бюро, собираем документы. Я не могу начать проверки без согласования с каждым кандидатом. Если бы внешняя комиссия отреагировала на мои обращения, оперативно предоставила нам эти данные, проверки уже были бы запущены.

Кандидаты уже ходят к Вам?

На этой неделе мы начинаем такие встречи с кандидатами.

Можем говорить о конкретных людях, к которым претензии у общественности?

Я лично пока не изучил документы победителей, т.к. мне нужна системная картина – с подтверждением или опровержением предоставленной информации. Пока нет результатов проверок, я не буду делать выводы и вешать ярлыки. Но, повторюсь, сделаю все, чтобы проверки не были формальными. Мое решение по каждому из кандидатов будет взвешенное, с учетом всей информации.

К примеру, относительно членов семьи некоторых кандидатов есть информация, что они фигурируют в уголовных производствах. Будет ли правильно согласиться с предложенной кандидатурой? Я понимаю всю ответственность, которая лежит на мне, как на руководителе Бюро, и приложу все усилия, чтобы не дискредитировать новый правоохранительный орган.

То есть, к затягиванию начала работы ГБР это не приведет?

С уверенностью могу сказать, что именно это не отсрочит запуск работы. Потому что работают другие комиссии, избирающие других сотрудников.

Важно, чтобы спецпроверки завершились в течение августа, и к сентябрю было видение по каждому из кандидатов.

Сомнительно, что к сентябрю этот процесс завершится. Или можно начинать работу без руководящего состава Бюро?

Впереди еще месяц, и я приложу максимум усилий, чтобы в сентябре ГБР начало работу.

Внутренние комиссии, которые создаются директором, оперативно проводят отбор на 674 должности. Согласитесь, это впечатляющая цифра. Мы выбираем не только следователей, но и всех госслужащих Бюро.

Конкурсная комиссия №1, которая отбирает сотрудников центрального аппарата, уже передала мне первый пакет документов с рекомендациями о назначении победителей конкурсов. Мы планируем на следующей неделе сделать первые назначения по результатам конкурсного отбора.

Речь идет о госслужащих – главных специалистах и специалистах центрального аппарата Бюро. Это не руководящие должности и не следователи. В отношении их не требуется спецпроверка, и они смогут приступить к работе.

А как проходит конкурс по отбору следователей? Без них Бюро точно не сможет работать.

31 июля комиссия определила 75 победителей на должности следователей. Это те кандидаты, которые работают следователями в прокуратуре и других правоохранительных органах.

Закон четко установил квоты для следователей ГБР: 51% не должны работать следователями правоохранительных органов в течение последнего года, 49% – это действующие следователи прокуратуры и других правоохранительных органов. Всего мы объявили конкурс на 152 должности следователей центрального аппарата и на 231 должность – для семи территориальных управлений. То есть на 383 должности.

Спецпроверку они тоже должны пройти?

Да, такая же схема проверок и назначения, как и для претендентов на руководящие должности. Только от этой комиссии нет препятствий, у меня есть полная информация по кандидатам, и я могу незамедлительно назначить спецпроверки.

Также уже запущена процедура назначения проверок для заместителей директоров территориальных органов, которых также отобрала и передала документы внутренняя комиссия ГБР. Кстати, эти кандидаты тоже пройдут проверку НАБУ. В данном случае важен объективный подход ко всем ключевым должностям.

Готовы ли те, кто приходят на работу в ГБР, к новому формату и новым подходам в работе? Ведь те же следователи – люди из ныне действующей правоохранительной системы.

Конкурс – это механизм, который дает возможность выбрать лучших из лучших. Конкурс имеет несколько этапов, и в совокупности они дают возможность выбирать. Наиболее важные этапы конкурса – проведение психофизиологического исследования, то есть, прохождение так называемого полиграфа и собеседование.

Поскольку я смотрел несколько собеседований, которые проводит внутренняя комиссия, вижу профессиональный подход. К тому же, мы попросили Консультативную миссию Европейского Союза быть наблюдателем во время этих конкурсов, и представители Миссии отслеживают все этапы.

Думаете, можно изменить мышление следователей со стажем?

В чем-то это стереотипная оценка. Не на всех следователях, не всех прокурорах стоит печать системы. Есть много профессиональных и при этом честных людей. Важны условия, которые мы создадим для этих людей в новом правоохранительном органе. Я делаю акцент на смене подходов и принципов работы. Когда мы это сделаем – будет результат и доверие общества.

В одиночку это сделать невозможно. Чувствуете ли Вы поддержку коллег из правоохранительных органов, общественности, политикума?

Пока что больше ощущается сопротивление. Потому что намного легче жить в той среде, к которой привык, и ничего не менять.

С сентября правоохранительные органы потеряют много полномочий, они перейдут к ГБР. И это не сотни, это тысячи уголовных производств.

Многие представители правоохранительных органов этих изменений не хотят, но изменения необратимы, другого варианта быть не может.

Что касается тех, кто поддерживает нас, такие люди тоже есть, хоть их и немного. Они не создают препятствий, морально и делом помогают созданию ГБР.

О ком идет речь?

Если говорить о материально-техническом обеспечении – это правительство, местная власть. Они откликаются на мои запросы на предмет предоставления помещений для Бюро.

Есть коммуникация с Генеральной прокуратурой Украины. Мы уже начали сотрудничество в плане работы наших следователей с Единым реестром досудебных расследований, так как это процесс не одномоментный. И я четко могу утверждать, что в сентябре наши следователи смогут работать в системе ЕРДР.

Также мы общаемся с Генпрокуратурой о видении структуры процессуальных руководителей, они уже проводят отбор таких руководителей. Все это свидетельствует о поддержке.

С генпрокурором общаетесь, нет противоречий?

Со стороны генпрокурора есть поддержка и понимание.

С главным военным прокурором, периодически нелестно высказывающимся в Ваш адрес, так или иначе Вам тоже придется коммуницировать…

Коммуницировать мне необходимо не только с заместителем генпрокурора, но и со всеми руководителями правоохранительной системы Украины.

А насчет нелестных слов, то отвечу так: "На обиженных воду возят". Не думаю, что этот вопрос настолько важен, чтобы выделять время для обсуждения.

Что касается самого процесса коммуникации, то тут важны два условия: интеллект и ценности - именно с такими людьми я пытаюсь общаться. Это касается моей команды, с которой мы делаем без преувеличения подвиг: в течение короткого периода времени создаем правоохранительный орган с нуля.

Недавно общался с нашими международными партнерами. Они удивлены, как можно такой небольшой командой создавать новый правоохранительный орган и находиться уже практически на завершающем этапе проведения конкурсов.

С экспертами, учеными я общаюсь и привлекаю их к формированию ГБР еще с ноября прошлого года. Слышу также критиков, оппонентов, общественных активистов, народных депутатов, контактирую с ними. И все эти разговоры проходят здесь, в этом небольшом кабинете в помещении Кабмина, где мы временно находимся, а не в ресторанах и лаунж-барах.

А от кого чувствуете сопротивление, кто препятствует запуску работы Бюро?

К сожалению, есть политическое сопротивление, хотя мы еще и не начали работу. А именно блокирование народными депутатами принятия крайне важного закона для ГБР.

Можно говорить и об информационных атаках, которые начались после того, как я озвучил, что проверки в отношении 27 кандидатов на руководящие должности в Бюро не будут формальными. Два-три сайта по очереди опубликовали негативную, неправдивую информацию обо мне, и тут же, на этих же ресурсах, появляется информация позитивного характера, связанная с одним из кандидатов. Ну, это как-то примитивно, у меня это вызывает улыбку.

Понимаю, что отсутствие давления как такового в принципе невозможно, ГБР – это правоохранительный орган с очень серьезными полномочиями.

С учетом того, что в подследственности ГБР будут дела в отношении правоохранителей, можно ли будет избежать конфликтных ситуаций, "межусобных войн" и открытых противостояний?

Одно из полномочий Бюро – расследование дел в отношении всех правоохранителей. Недовольными будут не только субъекты уголовных производств, но и в целом правоохранительные органы. Избежать этого, будем откровенны, мы не сможем. Если недовольства никакого не будет, это будет свидетельствовать только об одном – что мы плохо работаем, а у нас совсем другие цели.

Но могу гарантировать, что не буду политизировать отношения с правоохранительными органами и давать другую оценку, кроме юридической, в рамках расследования конкретного производства. Я не буду вешать никаких ярлыков ни на сотрудников, ни на правоохранительные органы. Только профессиональные отношения: если сотрудник виновен, вне зависимости от того, где он работает, он должен нести ответственность.

Вы говорили, что методы работы ГБР будут похожими на стандарты ФБР. В чем конкретно это будет выражаться?

Технологии. Инновации. Аналитика. На мой взгляд, это самые главные критерии, которые есть в работе ФБР и которые я буду пытаться сделать основными принципами в работе ГБР.

Сил и средств для этого достаточно будет?

Могу точно сказать, что этой цели я не достигну в сентябре 2018 года, но это реально сделать за 3-4 года. Это та работа, которая не делается здесь и сейчас, немедленно, это процесс с определенными этапами. И при верных принципах и подходах на каждом из этапов мы сможем достичь успеха.

Уверен, что я не один нацелен на такой результат. Вижу и общаюсь с людьми, которые понимают необходимость создания ГБР как нового органа с выверенными принципами и подходами в работе. Уверен, что в нашей стране сейчас происходят бесповоротные изменения, которые обязательно приведут к позитивному результату.

Вы действительно верите в это?

Я уверен, что так и будет. Да, это сложно. Но все это надо пытаться делать. Если у человека есть большое желание, у него есть хорошая команда, то будет и результат.

И у Вас есть такая команда?

В настоящее время моя команда – это 17 человек, те люди, с которыми мы начали работу. Мы проводим самые большие в истории Украины конкурсы на должности в Бюро, решаем административные задачи, отстаиваем законодательное урегулирование работы ГБР.

К слову, о законодательном урегулировании. Насколько важно для полноценной работы Бюро принятие законопроекта, который депутаты так и не приняли перед каникулами? Речь только о технических моментах?

И да, и нет. Эти законодательные изменения жизненно важны для ГБР. Мы начнем работу в сентябре, но это будут только следственные подразделения. Было бы намного эффективнее, если бы начали свою работу вместе с оперативными сотрудниками, потому что за результат расследования уголовного производства отвечают не только следователи - ответственность солидарная у оперативного сотрудника и следователя. Только в этой синергии можно достичь верного результата.

К сожалению, мы начнем работу без оперативных подразделений. И это только потому, что законодатель, принимая закон, забыл вписать одно словосочетание – "оперативный сотрудник". Поэтому мы не можем начать конкурс по набору оперативников.

Следующий момент – упорядочивание технических полномочий оперативных служб. В законе о ГБР определены структурные подразделения, которые проводят оперативно-техническую деятельность, но нормы не везде коррелируются с положениями закона об оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, хотим уточнить список субъектов, которые подследственны ГБР, потому что из этого списка выпали несколько важных государственных органов, чьи сотрудники не являются субъектами нашей подследственности.

Также необходимо уточнить размещение наших территориальных управлений. В настоящее время подобраны областные центры, в которых инфраструктура усложняет работу подразделений, чьи полномочия будут распространяться на несколько областей.

Самый важный вопрос – это вопрос внешней комиссии. Она формируется из представителей от политических институтов – Верховной Рады, президента и Кабинета министров – и проводит конкурс на 170 должностей руководящего состава ГБР. Это неправильно. Мы хотим изменений с передачей этих полномочий внутренним комиссиям. Внутренние комиссии формируем мы сами из тех людей, которые действительно заинтересованы в достижении практических результатов, без затягивания.

К тому же следует понимать, что комиссия – это постоянно действующий орган, он не создается только для определения победителей конкурса на 27 руководящих должностей. А внешняя комиссия состоит из людей, у которых есть своя работа и свои интересы, они не могут посвящать все свое время ГБР.

Как обстоят дела с помещениями для ГБР? Будут ли решены вопросы с помещениями и материально-техническим обеспечением своевременно?

Это один из самых болезненных вопросов. Мы уже больше восьми месяцев не можем определиться с помещением и переехать, это практически детективная история.

Первое помещение, которое мы нашли, и этому нам содействовало правительство, было помещение по ул.Симона Петлюры. Несмотря на то, что оно не отвечает техническим требованиями, у нас нет другого варианта, кроме как начать расследование первых уголовных производств именно в его стенах.

А совсем недавно выяснилось, что на это помещение наложен арест, поэтому мы сейчас занимаемся решением юридического вопроса.

Но есть и позитивные сдвиги: пару недель назад мы подписали договор на аренду части помещения, где будет находиться центральный аппарат. Сейчас мы изучаем вопрос разработки технической документации для проведения ремонта и будем пытаться как можно быстрее начать этот ремонт, чтобы к концу года заехать в центральный офис.

Где находится это помещение?

Это помещение в здании "Пресса Украины" на проспекте Победы. Когда мы переедем в это помещение, то в здании по ул.Петлюры будет находиться киевское территориальное управление.

А пока там ремонт, то в помещении на Петлюры и центральный аппарат будет работать?

Да, как-то так.

Планируем на следующей неделе уже первые назначения. И эти люди начнут свою работу в этом помещении.

Его состояние действительно плохое, не приспособлено для работы следователей, но другого варианта у нас нет, должны начинать работу. Так что первые несколько месяцев будем там.

Будут ли передаваться дела из ГПУ в ГБР? Или расследования Бюро начнутся "с чистого листа"?

Расследовать дела будут те следователи, которые этим и занимались изначально.

Законодатель выделил время, на протяжении которого у следователей прокуратуры есть возможность завершить досудебное расследование – это два года.

На самом деле, за этот период можно завершить расследование любого по сложности, многоэпизодного уголовного дела.

Если мы будем видеть, что к окончанию этого периода невозможно завершить расследование, я буду говорить об этом генпрокурору и будем искать пути решения этого вопроса.

Завершать дела других следователей было бы неправильно, основная категория дел так или иначе имеют отношение с событиям на Майдане в 2014 году, много сложных дел, по которым необходимо еще расследование. Передать их новым следователям ГБР означало бы поставить их на длительную паузу, так как новым следователям необходимо много времени для изучения томов материалов. Мы не можем терять время. Уверен, что руководство Генеральной прокуратуры не пойдет на этот шаг.

То есть, ГБР будет расследовать только дела, которые само будет открывать?

Да, и считаю, что это правильно.

У нас очень широкая подследственность. Это не десятки и не сотни, а тысячи уголовных производств. Мы не сможем начать работу, если нас завалят таким количеством дел. Каждый следователь, который начинал производство, проводил следствие, должен отвечать за качество и результат расследования.

А мы будем отвечать за те производства, которые начнем сами.

Вы планируете начать работу в сентябре, фактически через месяц. Это будет синхронный старт центрального аппарата и региональных управлений?

Да, мы начинаем работу центрального аппарата и всех семи теруправлений. Это должно быть одновременно, иначе центральный аппарат может быть завален большим количеством уголовных производств из регионов и не сможет эффективно обеспечить работу на местах.

С помещениями теруправлений вопросы решены?

Это вопрос я не перекладывал на руководителей теруправлений, работу по поиску помещений начал еще в марте. У большинства управлений уже есть помещения, мы сейчас на этапе составления договоров аренды и в ближайшее время начнем ремонты.Самая большая проблема у нас с помещением в Краматорске, но, уверен, до сентября проблему решим.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 3 августа 2018 > № 2693115 Роман Труба


Россия. ЦАР. Украина > Армия, полиция > forbes.ru, 2 августа 2018 > № 2698799

Бизнес на крови. Что известно о российских частных военных компаниях

Николай Ларин

журналист

В Центральноафриканской Республике погибли журналист Орхан Джемаль, с 2009 по 2015 год писавший для российского Forbes, оператор Кирилл Радченко и режиссер Александр Расторгуев. Они снимали там документальный проект о работе частной военной компании. Что такое ЧВК? Как работает рынок частных военных услуг, каков его потенциал и какое место в нем занимают российские ЧВК?

В той или иной форме наемные войска, напрямую не подконтрольные собственной стране, существуют столько, сколько существует организованная война как таковая. В современном виде такие вооруженные формирования именуются одним емким термином ЧВК — частные военные компании. В развитых странах ЧВК являются вполне сформировавшимся направлением бизнеса, в котором задействованы десятки тысяч людей, а его прибыль зачастую измеряется в миллиардах долларов. Объемы мирового рынка ЧВК огромны: только по подсчетам некоммерческой организации War on Want, рынок услуг «военного консалтинга» имеет годовой оборот от $100 млрд до $400 млрд. Несмотря на то что большая часть этих денег оседает на банковских счетах владельцев и совладельцев, своих сотрудников частные военные компании не обижают. В среднем только за время пребывания в Ираке сотрудники одиозной Blackwater получали от $500 до $2500 в сутки в зависимости от должности и квалификации. А, например, выручка самой крупной ЧВК в мире G4S составила $10,5 млрд в 2015 году. В то же время в развивающихся странах ЧВК представляют собой явление из «серой» зоны, опасно балансирующее между службой государству и статусом нелегального вооруженного формирования. Наиболее ярким примером такого отстающего развития частных военных компаний является Россия.

Не секрет, что Россия имеет богатую военную историю. На протяжении веков в больших и малых конфликтах русские доказывали, что в случае необходимости умеют воевать как мало кто другой. Поэтому появление русских на рынке частных военных услуг было исключительно вопросом времени. Ввиду довольно сложного в экономическом и социальном отношении периода, переживаемого Россией накануне XXI века, воспользоваться западным опытом работы ЧВК долгое время никому не приходило в голову. Вкупе с общей разрухой на рубеже тысячелетий в России началась гражданская война в Чечне, потребовавшая значительных людских ресурсов и еще больше дестабилизировавшая общество. Только после окончания Второй чеченской кампании в 2009 году, когда тысячи молодых людей, испробовавших на себе войну, остались не у дел, в военной среде начались первые, тогда еще робкие разговоры о ЧВК.

Но первая серьезная попытка занять новый рынок была предпринята лишь спустя несколько лет, в 2013 году. Именно тогда была сформирована и зарегистрирована первая «официальная» российская ЧВК «Славянский корпус». Поскольку российское законодательство запрещает наемничество как таковое, регистрировать фирму пришлось в Гонконге. Первым контрактом компании стала охрана нефтяных месторождений в Сирии, где к тому времени уже два года шла война. Для выполнения поставленной задачи было сформировано подразделение, состоящее из двух рот, общей численностью чуть меньше 300 человек.

Однако в результате непродуманной логистики и откровенной халатности командования первое же боестолкновение «Славянского корпуса» оказалось для него последним — колонна подверглась обстрелу и, не получив поддержку, вынуждена была отступить на аэродром, откуда в срочном порядке эвакуировалась в Россию. И вот здесь начинается самое интересное. Сразу же после приземления все участники «Славянского корпуса» были арестованы сотрудниками ФСБ по обвинению в наемничестве. После долгого судебного разбирательства некоторые получили реальные сроки до трех лет тюремного заключения.

Все руководители компании от дальнейших планов по развитию ЧВК отказались. Все, кроме одного.

Помощь придет

Одним из взводных командиров «Славянского корпуса» был бывший офицер спецназа ГРУ, тогда еще никому не известный человек по имени Дмитрий Уткин. Очень скоро, буквально через год, его позывной «Вагнер» станет именем нарицательным, синонимом понятия «российская ЧВК».

В 2014 году, когда конфликт на Юго-Востоке Украины перерос в настоящую гражданскую войну, так называемому народному ополчению (жителям Донбасса, несогласным с действиями центральных властей Украины) отчаянно требовалась военная помощь, выходящая далеко за рамки того, что может официально предоставить Российская Федерация. Такой помощью стало вмешательство внезапно сформированной безымянной ЧВК, которая появилась на Донбассе неожиданно для обеих сторон конфликта. Первой серьезной операцией новой военной силы стал так называемый Дебальцевский котел — масштабное окружение в феврале 2015 года, в которое попали, по разным оценкам, от 5000 до 8000 украинских военнослужащих. За неимением названия новую ЧВК начали именовать по позывному ее руководителя, вначале даже не склоняя, — «ЧВК Вагнера». Тогда «вагнерá» показали себя наилучшим образом, действуя эффективнее не только местного ополчения, но и штатных армейский формирований, уступая разве что спецподразделениям российской армии. Однако в том же 2015 году широкомасштабные военные действия на Юго-Востоке Украины были окончены. А «Вагнер» остался.

В Сирию за деньгами

Гегель писал, что история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, а второй — в виде фарса. Это как нельзя лучше описывает дальнейшую судьбу «ЧВК Вагнера». После окончания активных боевых действий на Украине «Вагнер» вновь вернулся в Сирию, на этот раз обладая куда большими силами и административным ресурсом. Непосредственная связь «Вагнера» и российского Министерства обороны была очевидна с самого начала. Очевидно, что в специфике российских реалий никакой чисто коммерческой организации ни за какие деньги просто не позволили бы участвовать в украинских событиях. Впрочем, полностью исключать коммерческую составляющую нельзя, ведь для рядового сотрудника компания «Вагнера» все-таки является более-менее типичной ЧВК — в первое время заработная плата наемника в «песках» могла достигать 300 000 рублей в месяц и более. Правда, по мере роста потока сотрудников и авторитета компании расценки сильно упали, практически вдвое, да и то с подводными камнями. А уж о том, чтобы родственники могли получить страховку в случае гибели бойца, никто уже и не думал.

Но вернемся к Вагнеру. Заручившись поддержкой на высочайшем уровне и доказав свою лояльность государству, Дмитрий Уткин развернул по-настоящему масштабную деятельность в Сирии. С осени 2015 года число сотрудников компании, пребывающих на территории Сирийской Арабской Республики, практически не опускалось ниже отметки 1000 человек. Это притом что по условиям контракта каждые три месяца предусмотрена ротация. То есть совокупно число сотрудников этой компании может превышать три тысячи человек. Наряду с российскими ВКС, «ЧВК Вагнер» стал главной силой, помогающей Башару Асаду удержать власть в стране. Российские наемники показали себя как самодостаточные и сверхмотивированные воинские формирования, способные эффективно выполнять задачи любого уровня сложности. Именно «вагнеровцам» принадлежит авторство одной из самых известных операций сирийской компании — освобождение Пальмиры.

Разумеется, за эффективность нужно платить. На войне главной разменной монетой являются человеческие жизни, и Вагнер в этом отношении оказался на удивление щедрым человеком. По оценкам непосредственных участников событий, средний уровень боевых потерь достигает 30-35%. Уже в первые месяцы участия России в сирийском конфликте стали расползаться слухи, что Вагнер с молчаливого одобрения Кремля просто утилизирует наиболее пассионарных граждан России. Однако даже это не разрушило ореол таинственности и юношеского романтизма российских ЧВК. Вместе с потоком желающих попробовать себя в роли «солдата удачи» росло количество компаний, якобы предоставляющих такую возможность. Иногда, как в случае с ЧВК «Туран», речь шла о чистом вымысле, порожденном ошибкой журналистов. Иногда же за ЧВК выдавалась работа штатных спецподразделений (ССО) Министерства обороны РФ, действующих под прикрытием. Самым известным примером такой химеры является ЧВК «Патриот».

Экспансия российских ЧВК

«Черным четвергом» российских ЧВК стало 8 февраля 2018 года, когда колонна из нескольких сот «вагнеровцев» была уничтожена огнем артиллерии и авиации вооруженных сил коалиции во главе с США. Тогда, по разным оценкам, погибло от 200 до 600 человек. Причины столь серьезного провала официально не названы до сих пор и вряд ли когда-либо будут представлены широкой аудитории. Одной из самых циничных и в то же время реалистичных причин, приведших к таким вопиющим потерям, стал конфликт руководства «Вагнера» и высших чинов Министерства обороны РФ. Причиной конфликта могло послужить все что угодно, но, вероятнее всего, Вагнер поверил в собственную незаменимость и решил показать характер, чего официальные власти очень не любят. Исходя из этого можно предположить, что «золотой век» Вагнера остался в прошлом и в ближайшем будущем его ждет усиленное внимание и давление со стороны государственных структур. А поскольку необходимость в услугах ЧВК, как и рыночная возможность их предоставления, в России никуда не денется, очень скоро мы сможем наблюдать начало здоровой конкуренции и неизбежный выход русских на международный рынок частных военных услуг. Впрочем, это уже началось.

Одним из первых засвидетельствованных появлений россиян на рынке серьезных ЧВК стала компания PMC FDG Corp., созданная в 1996 году, но претерпевшая значительные организационные изменения после прихода в ее руководство бывшего российского офицера Дмитрия Смирнова в 2010 году. С тех пор компания успешно действует на территории Афганистана и Ирака, выполняя в основном разовые спецоперации. Впрочем, есть и «чистые» ЧВК, состоящие только из россиян. Например, компания «РСБ-Групп», зарегистрированная в России как ЧОП (частное охранное предприятие), по факту заявляет стандартный перечень услуг ЧВК. Правда, при этом на сайте организации подчеркивается, что компания не занимается наемничеством и не участвует в военных конфликтах на стороне других государств. Очевидно, такой прием используется ввиду специфики российского законодательства, которое, к слову, не первый год пытаются изменить в сторону легализации ЧВК. А до тех пор, пока этого не произошло, желающие работать на рынке частных военных услуг вынуждены искать лазейки и пути обхода законодательных препятствий.

Между тем уже известны случаи, когда интерес к русским специалистам проявляют иностранные компании. Например, ЧВК Centurion, изначально заявляющая себя как консалтинговая компания, набирает в свои ряды российских офицеров запаса из состава элитных подразделений. В качестве работы будущим сотрудникам предлагается не стандартное участие в боевых действиях и охране объектов, а консалтинг вооруженных сил, сотрудников полиции и частных служб безопасности в странах второго и третьего мира. На практике же в зависимости от квалификации сотруднику может быть предложена только аналитическая и аудиторская работа, не предполагающая даже выезд за границу. Возможно, именно такая бизнес-модель окажется «золотой серединой», позволяющей разделить коммерческую и политическую сферы.

В целом, рассматривая специфику российских частных военных компаний, можно отметить два очевидных факта. С одной стороны, российская власть, и в особенности спецслужбы, не желают допускать деятельность «самостоятельных» ЧВК, продолжая использовать схожие структуры для достижения своих политических целей. С другой стороны, в России проживает масса неустроенных в жизни людей, обладающих колоссальным боевым опытом и желающих этот опыт реализовывать на коммерческой основе. В результате получается довольно специфическая ситуация, когда действуя с массой правовых ограничений, российские ЧВК обладают значительным потенциалом развития и способны оказать серьезное влияние на рынок частных военных услуг. На сегодняшний день объем этого рынка, по приблизительным подсчетам, составляет порядка $400 млрд. Даже сейчас, в полулегальном положении, русские наемники благодаря сочетанию высоких профессиональных качеств и низких зарплатных ожиданий могут начать демпинг, доставляя массу неудобств старым рыночным игрокам. В том же случае, если деятельность ЧВК в России будет полностью легализована, можно с большой долей вероятности говорить о грядущем переделе рынка такого масштаба, что вполне вероятно обострение геополитической обстановки вплоть до прямых столкновений представителей США и России.

Россия. ЦАР. Украина > Армия, полиция > forbes.ru, 2 августа 2018 > № 2698799


Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 августа 2018 > № 2692634 Микаэл Золян

Почему Кочарян? Что стоит за судебным преследованием бывшего президента Армении

Микаэл Золян

Как это часто бывает при взгляде извне, внутренние армянские реалии оказываются на втором плане, и те, кто обсуждает дело Кочаряна в Москве (Киеве, Тбилиси и так далее), на самом деле говорят о чем-то своем. Между тем дело Кочаряна связано именно с локальной армянской спецификой. Дело в том, что события первого марта являются для армянского общества крайне чувствительной болевой точкой, и рано или поздно их расследование должно было привести к внутриполитическому кризису

За несколько месяцев, прошедшие после смены власти, армянское общество успело привыкнуть к громким разоблачениям, допросам и арестам бывших и действующих чиновников. Но все они померкли после того, как 26 июля Роберту Кочаряну, второму президенту Армении и предшественнику Сержа Саргсяна, предъявили обвинение в свержении конституционного строя. Через день суд принял решение об аресте Кочаряна.

Речь идет о событиях 1 марта 2008 года. Тогда, после спорных президентских выборов, где победителем был объявлен Саргсян, воспринимавшийся как преемник Кочаряна, оппозиция вышла на массовые протесты, которые были жестко разогнаны силовиками. Погибло десять человек (восемь гражданских и двое полицейских), сотни были ранены. В Армении объявили чрезвычайное положение, в Ереван ввели войска, многие организаторы и участники протестов были арестованы или оказались в бегах (среди них был и будущий премьер Никол Пашинян). Основным бенефициаром выборов 2008 года в итоге стал Серж Саргсян, но ответственность за события 1 марта возлагают на Роберта Кочаряна, который в тот момент был руководителем страны и верховным главнокомандующим.

Как и следовало ожидать, Кочарян обвинения отверг. В интервью за день до ареста Кочарян заявил, что стал жертвой политических преследований, сравнил происходящее с 1937 годом и фильмами Кустурицы. Кочаряна поддержала бывшая правящая партия, республиканцы, которые пообещали вынести вопрос на «международные площадки».

По сути, с поддержкой Кочаряна, хотя и намного более осторожной, выступила партия «Дашнакцутюн», коалиционный партнер в новом правительстве Пашиняна. «Дашнакцутюн» традиционно поддерживала Кочаряна еще с 1998 года, когда тот, придя к власти, прекратил уголовное преследование представителей партии, начатое при его предшественнике Левоне Тер-Петросяне.

В свою очередь, партия Тер-Петросяна, Армянский национальный конгресс, наоборот, горячо поддержала расследование, хотя она не входит в правящую коалицию и может формально считаться оппозицией. На этом фоне показательно молчание третьей коалиционной силы в правительстве, блока Гагика Царукяна – в свое время именно с Кочаряном связывали создание возглавляемой Царукяном партии «Процветающая Армения».

Кроме того, «дело 1 марта» создало определенное напряжение в армяно-российских отношениях: глава МИД России Сергей Лавров выразил обеспокоенность событиями в Армении, «в том числе и с точки зрения нормальной работы тех организаций на пространстве СНГ, в которых участвует Армения». Тут дело, скорее всего, не только в Кочаряне. Негативную реакцию Москвы вызвала ситуация вокруг проходящего по тому же делу Юрия Хачатурова, генсека ОДКБ, бывшего в 2008 году начальником Ереванского гарнизона. Учитывая высокий пост Хачатурова, армянский суд не стал заключать его под стражу, а отпустил под залог, но, видимо, с точки зрения Москвы этого оказалось недостаточно.

В какой степени реакция России связана с преследованием самого Кочаряна, пока сказать трудно. Однако следует помнить, что на посту президента Кочарян умело создал себе имидж пророссийского политика, хотя на практике его внешняя политика мало отличалась от политики его преемника Саргсяна. Именно при Кочаряне была сформулирована так называемая доктрина «комплементаризма», армянская версия многовекторной внешней политики.

Первое марта и геополитика

Арест Кочаряна привлек столько внимая, потому что во многом воспринимается как прецедент для всего постсоветского пространства. Да, примеры уголовного преследования бывших глав государств случались и раньше – вспомним хотя бы Януковича или Саакашвили. Но это первый случай, когда бывший президент заключен под стражу и есть реальная перспектива, что он будет осужден и отправится отбывать наказание.

К тому же то ли из-за Хачатурова, то ли по каким-то еще причинам, «дело 1 марта» оказалось связанным с армяно-российскими отношениями и, похоже, может вызвать новую волну подозрений в том, что Армения собирается пойти по пути Грузии и Украины. Как это часто бывает при взгляде извне, внутренние армянские реалии отступают на второй план, и те, кто обсуждает дело Кочаряна в Москве (Киеве, Тбилиси и так далее), на самом деле говорят о чем-то своем.

Между тем дело Кочаряна связано именно с локальной армянской спецификой. Дело в том, что события 1 марта являются для армянского общества крайне чувствительной болевой точкой, и рано или поздно их расследование должно было привести к внутриполитическому кризису. Вопреки подозрениям Москвы все это никак не связано ни с армяно-российскими отношениями, ни с отношением Армении к ОДКБ и ЕАЭС. Тем более не приходится говорить о мифическом желании Армении «выйти из ОДКБ и ЕАЭС» и ее якобы существующих планах сменить геополитическую ориентацию на прозападную.

Первое, что бросается в глаза при сравнении дела Кочаряна с делами бывших лидеров в других странах, то, что обвинение предъявлено не Сержу Саргсяну, который недавно потерял власть, а его предшественнику Кочаряну. Сам Саргсян, по крайней мере пока, не только не вызывается в суд, но и продолжает жить на правительственной даче, оставаясь соседом Пашиняна. Более того, Саргсян по-прежнему занимает пост руководителя Республиканской партии, у которой, несмотря на уход ряда депутатов, все еще самая многочисленная фракция в парламенте (хотя теперь она не имеет решающего перевеса по количеству голосов).

В свое время Саргсян позиционировался как преемник Кочаряна, но на посту президента он был полностью самостоятельной фигурой. Кочарян не был серым кардиналом в президентство Саргсяна – между ними имелись серьезные разногласия, и политическое влияние Кочаряна в эти годы постепенно уменьшалось.

Почему же именно Кочарян оказался за решеткой? После его заключения под стражу стали говорить о том, что похожие претензии, в том числе уголовного характера, можно предъявить всем трем бывшим президентам Армении. Ведь события 2008 года воспроизводили схему, которая в Армении регулярно повторялась еще с середины 1990-х: спорные выборы – протесты оппозиции – разгон протестов.

На постсоветском пространстве такие события обычно называют цветными революциями и связывают с противостоянием Восток – Запад. Однако в Армении почти все президентские выборы приводили к протестам – начиная с далекого 1996 года, когда самого термина «цветные революции» еще не было и в помине. При этом динамика протестов практически не зависела от идеологических и геополитических предпочтений власти и оппозиции.

Учитывая все эти события, некоторые критики новой власти задаются вопросом: если Кочаряна будут судить за его роль в событиях 2008 года, то почему тогда не привлекают к ответственности Тер-Петросяна за похожий разгон протестов в 1996 году и Саргсяна за предполагаемые фальсификации во время последних президентских выборов в 2013 году?

Однако разница в том, что ни в 1996-м, ни в каком-либо другом случае не было того беспрецедентного для Армении уровня насилия, который был в 2008 году. Словосочетание «первое марта» знакомо любому жителю Армении и имеет смысл, похожий на словосочетание «кровавое воскресенье» в России начала XX века или Bloody Sunday в Северной Ирландии 1970-х. Именно кровавые события 1 марта заложили бомбу замедленного действия не только под легитимность преемника Кочаряна Сержа Саргсяна, но и под всей «дореволюционной» политической системой Армении. И именно Кочарян воспринимается значительной частью армянского общества как человек, ответственный за «дело 1 марта».

Что дальше?

Такое большое символическое значение, которое приобрели события 2008 года для армянского общества, и заставляет новую власть пытаться довести «дело 1 марта» до логического завершения. В противном случае она потеряет поддержку своих самых преданных сторонников. К тому же это дело поможет окончательно отстранить старые элиты от власти, завершив процесс, начатый в мае 2018 года.

Однако Кочарян тоже сдаваться не собирается. Ведь он, несмотря на свой низкий рейтинг среди населения, остается одним из самых влиятельных и, по слухам, богатых людей Армении. Он по-прежнему пользуется авторитетом среди представителей бывшей властной элиты, где многие противопоставляют «решительного» Кочаряна «слабому» Саргсяну, якобы не решившемуся применить силу в критический момент. Многие чиновники среднего уровня, в том числе в правоохранительной системе, судах и так далее, попали в государственную систему именно при Кочаряне и, возможно, продолжают сохранять к нему определенную лояльность.

Как бы то ни было, нельзя забывать, что одно дело – политическая оценка событий, другое – правовая оценка. Что касается первой, то если и не во всем армянском обществе, то по крайней мере у значительной его части имя Кочаряна прочно связано с 1 марта. Поэтому маловероятно, что Кочаряну удастся когда-нибудь вернуться в активную политику, а любая политическая сила, которая будет с ним ассоциироваться, скорее всего, не сможет рассчитывать на победу в выборах.

Но с правовыми аспектами все сложнее. Правоохранительным органам еще надо будет обосновать в суде свои обвинения, что действия Кочаряна были незаконны и представляли собой именно попытку свержения конституционного строя. Более того, как показала реакция Москвы, дело Кочаряна может вызвать политические осложнения не только внутри Армении, где ситуация в целом контролируется правительством Пашиняна, но и на международном уровне, что уже намного серьезнее.

Так или иначе, в армянском обществе есть сильный запрос на расследование темных эпизодов прошлого и в первую очередь событий 1 марта. Новая власть не может игнорировать тяжелое наследие прошлого, иначе она рискует потерять значительную часть своих сторонников.

С другой стороны, расследование подобных инцидентов грозит превратиться в процесс над всей постсоветской политический элитой Армении, что вряд ли входит в планы новой власти. Ведь ей необходимо сконцентрироваться на установлении новых правил игр, а не на сведении старых счетов. Поэтому для Армении может стать полезным международный опыт «правосудия переходного периода» (transitional justice), которое с учетом местных реалий должно будет обеспечить не только установление истины о спорных событиях прошлого, но и способствовать примирению в обществе. И только если эта модель сработает, Армения сможет стать действительно положительным прецедентом для других постсоветских государств, в новейшей истории которых хватает событий, глубоко раскалывающих общество.

Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 августа 2018 > № 2692634 Микаэл Золян


Россия > Армия, полиция. Экология > kremlin.ru, 2 августа 2018 > № 2691875 Евгений Зиничев

Встреча с главой МЧС Евгением Зиничевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Евгением Зиничевым.

Глава Министерства доложил о работе подразделений МЧС в ряде регионов, пострадавших от пожаров и паводков, а также о мерах, принимаемых для защиты населённых пунктов и восстановления объектов социальной инфраструктуры.

* * *

В.Путин: Евгений Николаевич, как у нас ситуация складывается на территориях? Знаю, что Вы готовы отдельно поговорить по Амурской области и по Забайкалью.

Е.Зиничев: Владимир Владимирович, наиболее острая ситуация сейчас складывается с природными пожарами, это Красноярский край, Республика Саха – Якутия, и прохождение паводка по Забайкальскому краю, по Амуру.

Что касается пожаров, то сейчас порядка двух миллионов гектаров у нас горит. Угрозы населённым пунктам нет, но кое-где остаётся задымление.

То, что касается паводков. С 8 июля в результате ливневых дождей, снеготаяния в горах поднялась вода в реках, и в результате этого в Забайкальском крае подтоплено 65 населённых пунктов, порядка 800 жилых домов, несколько тысяч приусадебных и дачных участков.

На сегодняшний момент ситуация стабилизируется, вода падает. В результате сейчас остаются подтопленными всего два жилых дома и порядка 900 дачных участков.

Амурская область – сняли режим чрезвычайной ситуации, вода уходит. Между тем мы прогнозируем, у нас составлена модель, – на 3–4 августа волна паводка, следующая, дойдёт до Хабаровского края.

Хабаровску ничего не угрожает, но, по нашим прогнозам, 3–4 тысячи дачных участков могут оказаться подтопленными. Мы проводим работу по оповещению населения, приготовили плавсредства для того, чтобы люди покинули свои дачные участки, спасли свой урожай, то есть мы в этом плане готовы.

В.Путин: Евгений Николаевич, нужно действительно своевременно оповещать людей о возможных природных катаклизмах – это первое.

Второе – нужно концентрировать силы и средства на наиболее опасных направлениях. У вас коллективы отмобилизованные, надеюсь, всё будет сделано своевременно.

Е.Зиничев: Да, и все усилия мы как раз направляем на защиту граждан.

В.Путин: Хорошо. И вовремя нужно оценить ущерб, который наносится домовладениям и участкам…

Е.Зиничев: Сейчас уже из Резервного фонда Правительства Российской Федерации выделено 238 миллионов. Региональный бюджет выделил 174 миллиона как раз для компенсации гражданам.

В.Путин: Это где?

Е.Зиничев: В Забайкалье.

В.Путин: Нужно, чтобы только доходило до людей вовремя. Тоже смотрите и докладывайте мне.

Е.Зиничев: Есть.

Россия > Армия, полиция. Экология > kremlin.ru, 2 августа 2018 > № 2691875 Евгений Зиничев


Китай. Фиджи > Транспорт. Медицина. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691242

В четверг по местному времени китайское госпитальное судно "Мирный ковчег", выполняющее задачу "Гармоничная миссия-2018", прибыло в порт Сувы, начав восьмидневный дружественный визит и предоставление бесплатных медицинских услуг местному населению. Это второй визит судна "Мирный ковчег" в страну после успешного визита на Фиджи в 2014 году, а также уже третья остановка в ходе "Гармоничной миссии-2018".

Судно "Мирный ковчег" прибыло к пристани Сувы около 10:00 утра по местному времени. Местные жители и администрация горячо приветствовали прибывшую команду судна.

Командующий ВС Фиджи встретился с командиром миссии и военнослужащими ВМС НОАК и устроил для них традиционную церемонию приветствия.

Китай. Фиджи > Транспорт. Медицина. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691242


Россия. ЦАР > СМИ, ИТ. Армия, полиция > snob.ru, 1 августа 2018 > № 2694337 Владислав Иноземцев

Смерть из прошлого

Владислав Иноземцев

О том, каким был Орхан Джемаль

Как обычно, тяжелые известия приходят в самый неподходящий момент. Как сейчас, когда в прекрасный летний день, располагающий к спокойствию и умиротворению, появилась трагическая новость о гибели в Африке группы российских военных журналистов. Среди них я знал только одного человека, Орхана Джемаля, и в его смерть мне бесконечно сложно поверить.

Скажу сразу: я никогда не работал вместе с Орханом и тем более не ездил с ним в его командировки и отпуска, которые по большей части были одинаково опасными, если не сказать — безрассудными. Ко мне Орхан приезжал в основном тогда, когда он был в хорошем расположении духа и скорее искал благодарного слушателя, чем оппонента или потенциального соратника. И чем больше мы общались, тем больше мне казалось, что Орхан — человек из какого-то другого мира, которых среди нас осталось очень мало.

Больше всего меня поражало в нем то, как спокойно — и зачастую весело — он рассказывал о странах, где не то чтобы не действуют законы, но где господствует совершенно иное мировосприятие. Когда после злополучной поездки в Ливию он оказался надолго прикован к койке в палате ЦИТО, я попытался получить у него консультацию о том, книгу кого из авторитетных в исламском мире специалистов по международным отношениям он рекомендовал бы издать в русском переводе. После долгого разговора, обстоятельного и постоянно уходившего то влево, то вправо от основной темы, мне была объяснена бессмыленность моей просьбы: такую книгу перевести можно, но ее никто не поймет, говорил Орхан — потому что основными аргументами в ней станут обращения не к политическим реалиям, а к богословским трактатам. Иначе говоря, подытожил он, это приблизительно то же самое, как если сейчас начать дискутировать о социальной политике с воскресшим теологом XIII века.

Мне запомнился этот разговор, прежде всего, потому что каждая встреча с Орханом — и до, и после той беседы — оставляла у меня впечатление общения с человеком, совсем недавно вернувшимся из путешествия по Средневековью. Так было, и когда он приезжал из пакистанской зоны племен, привозя простую коричневую шапку-пуштунку, и когда спускался с гор Непала с колоритным цветным покрывалом: все, о чем бы он ни рассказывал, оставляло ощущение совершенной, абсолютной несовременности. Осязаемыми были только его подарки, все же создававшие образ некоторой, пусть даже условной, реальности происходящего.

К сожалению, реальными были не только эти вещи, но также пули и осколки, прошивавшие пространство, в котором он жил и которое видел единственно возможной для себя средой обитания. И если во время «пятидневной войны», когда экипаж танка, в котором он находился в хвосте колонны, остановившись вместе с остальными машинами, увидел, что колонна — грузинская, все участники этой сцены отделались легким испугом в том числе и потому, что они если и не жили когда-то в одной стране, то существовали в одной исторической эпохе, то за пределами нашего времени все было куда серьезнее — а Орхана больше всего тянуло именно туда.

Жизнь моего друга, замечательного интеллектуала, доброго и отзывчивого, оборвала пуля, прилетевшая из тех темных веков, в которых жизнь человека не стоила практически ничего. Можно, конечно, говорить о том, что он много сделал за свою не слишком долгую жизнь для того, чтобы пространство этого времени стало более узким и чтобы на земле быстрее наступила настоящая современность — но лично для меня такие слова не могут быть утешением. Потому что они не вернут к жизни самого замечательного рассказчика, которого я когда-нибудь слышал, и человека, лучше всех жарившего шашлыки на открытом огне...

Прощай, Орхан… Мир, в котором ты жил, когда-нибудь непременно победит Средневековье, которое тебя убило!

Россия. ЦАР > СМИ, ИТ. Армия, полиция > snob.ru, 1 августа 2018 > № 2694337 Владислав Иноземцев


США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Образование, наука > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692368

Пентагон вложит в развитие искусственного интеллекта почти $900 млн

Военное ведомство намеревается переложить «на плечи» ИИ рутинные и трудоемкие задачи, которые раньше обязаны были решать люди

В предстоящие пять лет министерство обороны США истратит $885 млн на исследования в области искусственного интеллекта (ИИ) для «более успешного конкурирования» с Китаем и Россией. Об этом пишет 30 июля газета Wall Street Journal.

Отмечается, что системы, основанные на ИИ, позволят Пентагону более эффективно фильтровать данные, связанные с такими областями, как национальная безопасность и здравоохранение. По словам эксперта американской консалтинговой компании Booz Allen Hamilton Джоша Салливана, военное ведомство намеревается переложить на плечи ИИ рутинные и трудоемкие задачи, которые раньше обязаны были решать люди.

Напомним, ранее сообщалось, что командование Сухопутных войск США намерено с помощью искусственного интеллекта вовремя предотвращать поломку техники. Несколько БМП Bradley будут тестировать систему, способную заранее оповещать о будущих неисправностях.

США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Образование, наука > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692368


Россия. СЗФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 июля 2018 > № 2699698 Виктор Половников

«…Нет смысла отрицать проблемы».

МВД по Республике Коми, образованное в июле 1921 года, отметило очередную годовщину. Накануне этой даты министр внутренних дел региона генерал-майор полиции Виктор Половников рассказал «Щиту и мечу» об успехах и результатах работы, охарактеризовал криминогенную обстановку на вверенной территории.

- Виктор Николаевич, вы возглавляете МВД по Республике Коми четвёртый год. Что из задуманного удалось реализовать?

- Говоря о достижениях, должен отметить, что намного спокойнее стало на улицах городов и районов республики, уровень уличной преступности значительно снизился. Мы более тесно стали работать с населением, и у нас появилась обратная связь. Огромную роль в этом сыграли члены Общественного совета при нашем министерстве.

Неплохих результатов добились в противодействии оргпреступности. Возьмём для сравнения 2015 год: в составе организованных преступных групп к уголовной ответственности было привлечено порядка сорока человек. По итогам 2017-го - уже 124, в три раза больше.

Закончено расследование уголовного дела в отношении членов организованного преступного сообщества. Это ОПС продолжительное время действовало на территории Коми, Архангельской области и в других субъектах. Арестованы десять участников, им вменяется достаточное количество преступлений, в том числе убийства. Ликвидация сообщества привела к снижению криминогенного фона в целом.

Проведена серьёзная работа с так называемыми смотрящими. Это те представители криминального мира, которые хранили воровскую кассу, поддерживали, или, как они утверждают, «грели» зоны.

- Не часто из уст руководителя высокого уровня услышишь о существовании смотрящих…

- Понимаете, официального статуса «смотрящий» нет. Но, получая оперативную информацию, мы понимаем, что наделённые такими «полномочиями» есть и они оказывают серьёзное влияние на криминогенную ситуацию в регионе. Это глубинное, социальное явление, появившееся не сегодня и не вчера, а достаточно давно. Не вижу смысла отрицать этот факт…

За три года привлечены к уголовной ответственности 15 «смотрящих». Арестованы «авторитеты» в Воркуте, Печоре, Вуктыле, в Княжпогостском, Усть-Вымском и других районах. Если раньше была конкурентная борьба, то теперь желающих занять эту «должность» не очень много. Люди понимают: новый «смотрящий» сразу привлекает к себе внимание сотрудников правоохранительных органов. Мы взаимодействуем в этом направлении с коллегами из ФСБ, Следственного комитета. Хотя основное ведомство, которое системно занимается данной работой, - Министерство внутренних дел.

- В прошлом Сыктывкар по уровню криминала сравнивали с «бандитским Петербургом» и называли криминальной столицей Северо-Запада. А как обстоят дела сейчас?

- В девяностые - начале двухтысячных статус криминальной столицы можно было «присваивать» многим городам. Я в то время служил в Кургане, и он «гремел» на всю страну не меньше, а то и больше Сыктывкара. Там были заказные убийства с использованием взрывных устройств, автоматического оружия. В Москве орудовала курганская группировка. Тот же знаменитый киллер Александр Солоник был из Кургана. И Дальний Восток, где мне тоже довелось работать, можно было назвать криминальным центром.

Ещё в 2016 году Республика Коми входила в десятку регионов Российской Федерации с высоким уровнем преступности. В 2017-м он всё ещё был выше, чем в среднем по стране. Но по итогам текущего года этот показатель уже ниже среднероссийского, и, самое главное, поступательно уменьшается количество тяжких и особо тяжких преступлений.

- А над чем ещё предстоит поработать?

- Пока низким остаётся качество расследования уголовных дел. Уголовно-процессуальное законодательство часто меняется, что требует высокой квалификации следователя или дознавателя. К сожалению, этим не все они могут похвастаться. У нас не стабилизировался состав руководителей - в первую очередь городских и районных органов внутренних дел. Да и в аппарате МВД по Респуб­лике Коми управленческий уровень некоторых начальников оставляет желать лучшего.

- В чём именно состоят недоработки руководителей?

- Не все понимают, как нужно управлять коллективом, не осознают свою роль. Многие доходят до каких-то управленческих решений, что называется, своим умом, методом проб и ошибок. Кого-то пришлось освободить от занимаемой должности. Подготовить управленца намного сложнее, чем просто сотрудника. Это требует системного подхода, работы в этом направлении ещё много…

Если говорить о кадровом вопросе, то острой проблемы у нас нет. Некомплект составляет 4,3 % - это не критично. Мы принимаем немало кандидатов на службу, вместе с тем отток сотрудников стал больше. Это влечёт за собой размыв профессионального ядра.

В этом году наметилась тревожная тенденция: больше стали увольняться те, кто достиг пенсионного возраста. На льготную пенсию сотрудники МВД выходят довольно молодыми, когда их деятельность наиболее продуктивна. Они уже имеют солидный опыт, и отдача от них могла бы быть больше.

- В какой-то период в Республике Коми самым распространённым видом преступлений стали разного рода мошенничества, в том числе с использованием Интернета. В чём вы видите причину?

- Преступность трансформируется, изменяются виды совершаемых противоправных деяний. В 80-е годы, когда я начал службу в милиции, были распространены уличные грабежи. Как новогодняя ночь, так с десятков прохожих «снимают» меховые шапки. Был вал краж, в том числе квартирных. В недалёком прошлом массово похищали сотовые телефоны у граждан на улицах.

Сейчас у нас высокий показатель раскрываемости грабежей и краж. Но преступники «переквалифицировались» на мошенничества. Понятно, что это в основном дистанционное совершение преступления - зло­умышленник чувствует себя в относительной безопасности. И для потерпевшего - менее болезненный и травмирующий способ лишиться денег. Уверяю, если ту же сумму отнимут в результате разбойного нападения, человек и морально, и физически пострадает намного сильнее.

Искренне сочувствую людям, которых обманывают. Но, как показывает практика, лишаются они денег либо из-за своей алчности, желания получить что-то даром или очень дёшево, либо из-за излишней доверчивости. В силах самого человека предотвратить совершение преступления: не надо гнаться за лёгкой прибылью, нереальной дешевизной, верить телефонному собеседнику. Тот же уличный грабёж предотвратить сложнее - от потенциального потерпевшего мало что зависит.

В структуре преступности мошенничества в прошлом году составляли 10 %, в текущем - 8 %, но это всё равно довольно много. Раскрывать такие преступления очень сложно. Три года назад в МВД по Республике Коми создана специальная группа по раскрытию мошенничеств. Её работа связана с командировками, поскольку чаще всего злоумышленники находятся в других субъектах. Сотрудникам часто приходится ездить в Новосибирск, оттуда совершается очень много дистанционных преступлений. В Москве наши сотрудники вообще работают едва ли не на постоянной основе в тесном взаимодействии с ГУУР МВД России.

- Республика Коми - сырьевой регион. Здесь добываются нефть, уголь, газ. Значительны лесные массивы. Наверняка, находятся злоумышленники, желающие воспользоваться всем этим богатством незаконным способом…

- Находятся, конечно! В этом году нашим Следственным управлением возбуждено уголовное дело по факту создания преступного сообщества, занимавшегося хищением нефти в особо крупном размере. Его участники вывезли и легализовали порядка 13 тысяч тонн углеводородного сырья стоимостью более 290 миллионов рублей.

Установлено, что организовали противоправную деятельность двое жителей Ханты-Мансийского автономного округа и один - из Москвы. В сообщество вовлекли 7 человек из разных регионов.

На территории Усинского района злоумышленники повредили межпромысловый нефтепровод «ГНС «Харьяга» - терминал «Уса». В ночное время к месту незаконной врезки подъезжали бензовозы, куда перекачивалось похищенное сырьё. В дальнейшем оно переправлялось железнодорожным транспортом по всей территории России, в том числе на перерабатывающие заводы. При этом известно, что по поддельным документам топливо поставлялось под видом газового конденсата, поскольку тариф на перевозку такого сырья гораздо ниже.

Злоумышленникам предстоит ответить перед законом не только за создание преступного сообщества, но и за повреждение нефтепровода, хищение нефти, легализацию денежных средств.

- Вы немало усилий прилагаете к тому, чтобы изменить взаимоотношения граждан и полицейских, побудить их к взаимной вежливости. Удалось ли добиться положительных результатов?

- На мой взгляд, да. Уже второй год мы еженедельно проводим дни профилактики в каком-нибудь отдалённом населённом пункте. Наши сотрудники выезжают в сельскую местность, встречаются с главами поселений, со школьниками, с лицами, состоящими на профилактическом учёте. Главная наша задача - привлечь жителей хотя бы отчасти к неформальному общению с полицейскими.

Пока не всё получается так, как мы бы хотели. Основная проблема в том, что довольно сложно собрать людей. Но мы ищем новые формы работы. Например, интересный день профилактики прошёл в селе Шошка Сыктывдинского района. Встреча началась с футбольного матча - команда сотрудников полиции против местных жителей. Во время чемпионата мира по футболу такой подход вызвал у граждан интерес, многие пришли поболеть за своих. Потом было неформальное общение. Люди рассказали о своих проблемах, получили консультации по разным вопросам.

- Виктор Николаевич, понятно, что руководитель вашего уровня большую часть времени отдаёт службе. Но жизнь любого человека - это ещё и какое-то любимое занятие, увлечение. Что вас может заставить отвлечься от работы?

- Люблю литературу. Сейчас читаю Вадима Туманова. Ветеран Великой Отечественной, золотопромышленник, предприниматель, человек с неординарной судьбой. Его мемуары «Всё потерять - и вновь начать с мечты» подкупают своей искренностью и откровением. Трудно не согласиться с его постулатом: «Если не потеряно всё - не потеряно ничего»…

Беседу вела Вера ЖЕЛЕЗЦОВА

Наши справки

- Республика Коми расположена на севере России. Отличается суровым климатом и огромной территорией. Достопримечательности региона связаны с уникальной природой этих мест - девственными лесами, чистейшими озёрами и реками, бескрайними просторами. Здесь находится одно из семи чудес страны - Маньпупунёр, или Столбы выветривания (мансийские болваны), с которыми связаны многочисленные легенды.

Недра республики богаты углём, нефтью, газом. Но главное её достояние - люди. Здесь проживают представители более 200 наций и народностей. И каждый по праву называет себя северянином, ответственным за благополучие региона.

- Процент раскрываемости мошенничеств невысок - 15-20 %. Но даже если преступление раскрыто, для потерпевшего важно не только наказание, но и возмещение ущерба. А у подозреваемого, как правило, ничего нет: ни денег, ни недвижимости, ни каких-либо ценностей.

- Удивляют суммы, с которыми граждане готовы расстаться в обмен на пустые обещания мошенников. Это сотни тысяч, миллионы рублей! Одна из жительниц Коми, например, отдала аферистам-экстрасенсам семь миллионов.

(Щит и меч № 28, 2018 г.)

Россия. СЗФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 июля 2018 > № 2699698 Виктор Половников


Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 30 июля 2018 > № 2694242

Одной из главных тем минувшей недели стали пытки в исправительной колонии № 1 Ярославля. Предполагаемые виновники издевательств арестованы, возбуждено уголовное дело, но сообщения о похожих инцидентах приходят из других регионов. В Брянской области заместителя дежурного помощника начальника ФКУ ИК № 6 обвиняют в том, что он запытал до смерти заключенного. В Калининграде возбуждено уголовное дело в отношении сотрудника колонии, сломавшего 10 ребер осужденному. В исправительной колонии № 10 (ИК-10) Екатеринбурга скончался 37-летний заключенный. И это только известные факты. Сколько еще похожих случаев происходит в российских колониях — одному богу известно.

Почти санаторий

Правозащитная организация Amnesty International ранее подвергла критике Россию в связи с многочисленными жалобами на пытки в российских СИЗО, колониях и отделах полиции.

«Десятки, если не сотни жалоб на пытки в российских СИЗО, колониях и отделах полиции остаются нерасследованными, как это происходит, например, с фигурантами «дела «Сети», а заключенных и задержанных продолжают пытать», — отметили в организации.

В самой Amnesty International «Росбалту» затруднились оценить общую ситуацию в российской пенитенциарной системе — как такового доклада в этой сфере правозащитники не выпускают. Однако претензии к местным колониям и тюрьмам появляются регулярно. Но Россия не является в этом смысле особенной страной — серьезные проблемы есть и в европейских тюрьмах.

Как следует из опубликованного в марте Советом Европы доклада «Статистика пенитенциарных заведений», в тринадцати европейских странах тюрьмы переполнены, число заключенных в них значительно превышает число мест. Особо неблагоприятная ситуация сложилась в тюрьмах Македонии и Венгрии (по 132 заключенных на 100 мест). Следом идут Кипр (127), Бельгия (120) и Франция (117). Кроме того, в антирейтинг попали Албания, Португалия и Италия.

По данным все той же Amnesty International, примерно половина осужденных всего мира подвергается пыткам в тюрьме. Это при том, что 155 стран ратифицировали Конвенцию против пыток. С Африкой понятно — там лишь 10 из 55 стран континента выполняют законодательство. Особенно часто пытки фиксируют в Мексике, Филиппинах, Марокко, Западной Сахаре, Нигерии и Узбекистане. Но бесчеловечная практика отмечается и в таких внешне благополучных странах, как Великобритания или Австралия.

Несколько дней назад стала известна статистика смертей в учреждениях ФСИН. В 2017 году в сравнении с 2013 количество смертей снизилось на 1100 случаев. Такие данные были приведены на слушаниях Комитета ООН против пыток. По данным фонда «Общественный вердикт», на этих слушаниях делегация РФ призналась в том, что статистика в России не позволяет понять, кто применяет пытки.

«Выделить по ведомствам осужденных должностных лиц не представляется возможным. В 2017 году было осуждено 3258 должностных лиц, в первое полугодие 2017 — 2014. Кто это — полицейские, надзиратели — делегация не знает так же, как и мы», — цитирует заявление делегации фонд.

Делегация РФ сообщила, что заключенные обеспечиваются лекарствами в полном объеме. И привела такие цифры: всего от заключенных поступило 407 тыс. жалоб; в учреждениях ФСИН установлено 116 тыс. камер, в 2012-м году было менее 50 тыс. По данным российской делегации, это позволило улучшить качество несения службы и выявлять преступления. Все новые отделения полиции оснащаются системами контроля, в том числе и комнаты допроса. Правда, наличие или отсутствие видеокамер, по мнению правозащитников, не является основой для гуманного отношения к заключенным. Эксперты называют другие факторы и приводят примеры.

Так, в Германии пенитенциарная система децентрализована — основные организационные проблемы решаются на уровне земель. Тюрьмы также финансируются из региональных бюджетов. Как отмечает в своем докладе «Центр стратегических разработок», в 2013 году в Германии насчитывалось 186 тюрем, из них лишь 15 открытых.

«Заключенных в открытых тюрьмах не запирают в камерах, охрана выставлена только по периметру учреждения, заключенных могут отпускать в дневное время с территории тюрьмы на работу или для выполнения социальных функций», — отмечается в докладе.

Садисты и «мальчик»

Расходы на содержание одного заключенного сильно варьируются в разных землях и в 2010 году составляли от 72,45 до 148,67 евро. Это далеко не рекордные цифры. По данным Совета Европы, в 2015 году самой гуманной по отношению к преступникам являлось одно из самых маленьких государств старой части света — Сан-Марино. На каждого из казны карликовой республики там выделялось 685 евро в день. Следом в рейтинге шли Нидерланды (273 евро) и Ирландия (179 евро). Россия, по данным Совета Европы, на содержание одного заключенного выделяла всего 2,2 евро.

Впрочем, и эти цифры не являются показателем. Так, в Великобритании по состоянию на 2008 год прямые расходы на содержание одного заключенного составляли около 100 фунтов в сутки. Но эта система также подвергается серьезной критике.

Среди успешных примеров работы называют Финляндию. По статистике организации The world prison brief, этой стране одной из немногих удалось снизить число заключенных с 180 человек на 100 тыс. населения в 1950-м до 57 человек в 2014 году. В то время как многие страны стараются изолировать преступников от общества, Финляндия изменила понимание уголовной политики.

«За период с 1966 года было принято множество законодательных мер, в совокупности позволивших радикально уменьшить тюремное население. В их числе: введение института «отказа от санкций», сужение применения, а затем и полная отмена превентивного заключения, амнистия, расширение УДО, декриминализация либо смягчение наказаний за ряд ненасильственных деяний, прежде всего связанных с употреблением алкоголя и неуплатой штрафов, а также за кражу, расширение перечня наказаний, не связанных с лишением свободы», — отмечается в докладе ЦСР.

Условно-досрочное освобождение стало применяться «по умолчанию»: в настоящее время полностью назначенный срок реального лишения свободы отбывают лишь считанные единицы заключенных. Для приговоренных к пожизненному заключению УДО возможно после отбытия 12 лет. Решение об этом принимает директор тюрьмы.

Стоит отметить, что зарегистрированное число преступлений в Финляндии росло примерно так же, как и в других европейских странах. Поэтому либерализация пенитенциарной системы не является залогом для снижения уровня преступности.

Тюремная реформа коснулась и таких стран, как ЮАР. Там был выпущен Дисциплинарный кодекс, который устанавливал единый порядок для всех тюрем. Затем появились различные ведомства и комитеты, которые осуществляют надзор в этой сфере. Вместе с тем эксперты говорят, что пока эти реформы не стали революционными.

Где брать работников тюрем? В Канаде их набирают из числа бывших заключенных. Такие сотрудники занимаются вопросами социальной и психологической поддержки отбывающих наказание. В Норвегии подготовку сотрудников тюрем осуществляет Академия персонала при Исправительной службе. На курс зачисляются лица с высшим образованием, прошедшие тест по физической подготовке и собеседование. В Польше специалистов готовят специальные центры. Похожие центры есть и в Австрии.

Польша в 1998 году примкнула к числу тех, кто снизил уровень уголовной ответственности. К примеру, если правонарушение может привести к лишению свободы на срок до 5 лет, суд может воздержаться от изоляции от общества и взамен назначить штраф или ограничение свободы.

Пытки и рефлексия

Снести и построить заново

«Современная нам российская система исполнения наказаний должна быть полностью уничтожена — хуже от этого никому не будет. И на ровном месте построить скучную гражданскую, строгую, но полезную для общества пенитенциарную систему. За образец лучше взять Германию (лучшие тюрьмы в Скандинавии, но их не потянем, это дорого), там скучно и надежно. Оставлять так, как есть, нельзя. Это смертельно опасно. И это самый большой позор страны», — отмечает исполнительный директор движения «Русь сидящая» Ольга Романова в своей колонке для «Московского центра Карнеги».

Другие эксперты менее резки в оценках, но отмечают, что российская пенитенциарная система нуждается в серьезных переменах.

«Мне кажется очень здравой идея введения ответственности за исчезновение видеозаписей. Обычно, когда есть какие-то подозрения в незаконных действиях сотрудников ФСИН, видео пропадает или портится. И это понятно — ответственность за их исчезновение маленькая. Кроме того, должна быть понятная процедура получения этих видеозаписей. Потому что, к примеру, во всех отделах полиции Петербурга есть камеры, но нет четкого регламента получения видео с них. В 15 отделе записи вообще не хранятся. На мой взгляд, можно вообще транслировать видео онлайн, как на выборах, но это, скорее, радикальная точка зрения», — прокомментировала ситуацию «Росбалту» член Общественной наблюдательной комиссии Петербурга Яна Теплицкая.

Собеседница агентства также добавила, что проблема российской пенитенциарной системы — в ее закрытости.

«Колонии и СИЗО очень труднодоступны, туда не всегда могут попасть общественные наблюдательные комиссии. Нам не разрешают проносить технику, то есть даже если есть какие-то травмы у заключенных, то мы не можем их зафиксировать. Проблема еще и в том, что у различных ведомств нет никакого интереса разоблачать какие-то нарушения. Также их нет и у российских судов», — заключила правозащитница.

Илья Давлятчин

Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 30 июля 2018 > № 2694242


Финляндия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > yle.fi, 30 июля 2018 > № 2692960

Центральная криминальная полиция ведет реестр, в котором собрано уже более десяти тысяч голосов людей, подозреваемых в преступлениях.

Голоса собираются в течение пяти лет по такой же системе, как идет сбор ДНК и отпечатков пальцев.

Кроме того полиция собирает в реестр отпечатки следов с мест преступлений.

Голосовой реестр используют в случаях, когда полиция по имеющейся голосовой записи хочет выяснить, кому принадлежит данный голос.

Как заверяет полиция, все люди, голоса которых собраны в реестр, проинформированы об этом.

Финляндия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > yle.fi, 30 июля 2018 > № 2692960


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 июля 2018 > № 2692328 Ариф Асалыоглу

В Турции отменили режим чрезвычайного положения, хотя…

Временное приобретает силу постоянного

Режим чрезвычайного положения в Турции (OHAL), введенный 20 июля 2016 года спустя пять дней после неудачной попытки переворота, клубы тайны вокруг которого до сих пор не развеяны, продлевался семь раз в течение последних двух лет. За это же время в Турции дважды проводились выборы, несмотря на действующее чрезвычайное положение. На основании 36 законодательных декретов, изданных за последние два года в рамках действующего чрезвычайного положения, было уволено 170 тысяч госслужащих из органов безопасности, армии, судебной системы и вузов, были закрыты сотни организаций, 204 органа СМИ и десятки НПО, по искам в причастности к попытке переворота было арестовано 128 тысяч человек.

OHAL, породивший такое количество споров и повлекший столько трагедий, был отменен ночью 18 июля сего года. Однако, по мнению профессора Анкарского университета Селин Эсен, эксперта в области конституционного права, головоломка нового периода остается неразгаданной: «Нельзя постоянно вносить изменения в законы, принятые во время чрезвычайного положения, направленные на будущее, однако мы видим, что это применяется во многих законодательных декретах, принятых во время чрезвычайного положения. В Турции законы и практика их применения расходятся». По словам профессора Университета Мармара Османа Джана, законодательные декреты не отменятся сами по себе, поскольку они не являются временной сущностью, а так как Конституционный суд Турции не имеет полномочий по проверке законодательных декретов, изданных во время чрезвычайного положения, получается, что решение уравнения зашло в тупик. 30 июня КС отклонил запрос об отмене некоторых законодательных декретов, изданных при OHAL, с точки зрения их формы, которые парламент принял в качестве законов.

«Платформа права и справедливости» подготовила доклады на основании изучения судеб людей, пострадавших во время действия OHAL. На пресс-конференции в стамбульском отеле Taksim Hill Otel был презентован доклад под названием «Нарушения прав человека, произошедшие при чрезвычайном положении сразу после переворота 15 июля 2016 года, и их социальные масштабы». В нём отразились случаи тысяч пострадавших людей из 82 провинций Турции и 40 стран мира. Согласно докладу, OHAL вызвало серьезный раскол во взаимоотношениях между государством и обществом. В исследовании сообщается, что во всех слоях общества было утрачено доверие к правовым органам. Указывается, что нарушен механизм функционирования государственных учреждений. Исследователи отмечают, что появившееся в результате этой ситуации недоверие приведет к серьезным экономическим проблемам и проблемам со здоровьем. А также обращают внимание на долгосрочные последствия.

Спикер от «Платформы права и справедливости» Омер Фарук Гергерлиоглу, представивший доклад, отметил, что режим OHAL вышел за рамки своей цели и превратился в самую большую проблему в Турции. Он также обратил внимание на то, что условия, появившиеся вместе с OHAL, технически продлить невозможно, что в рамках этого власть превратила вопросы, не требующие срочного решения вне режима OHAL, в инструмент для собственного укрепления, что условия OHAL устраняют правовое государство как таковое. В рамках режима, применявшегося на протяжении двух лет, было очень много нарушений, было очень много экономических и общественных жертв. Такие нарушения социальных прав, как расторжение браков, самоубийства, ухудшение социальных взаимоотношений, болезни детей, вызванные страданиями, отмена выплат по инвалидности, а также судьба детей, чьи родители были помещены под арест, и эти семьи — всё это представляет собой драму, на которую общество закрывает глаза. Десятки тысяч пострадавших от нарушений прав и аннулирования паспортов людей попытались уехать в европейские страны через Эгейское море или реку Марицу. Некоторые пострадавшие от несправедливости люди обратились с заявлениями в КС Турции и ЕСПЧ. Однако не всегда можно получить ответ из этих инстанций, либо принятие решения данными судами занимает долгие годы.

Как известно, большое количество полномочий, появившихся с введением OHAL и вступлением в силу новой конституции, было передано президенту. Также известно, что законодательные декреты, изданные во время OHAL, не будут отменены и продолжат свое действие в новом периоде. Правительство утверждает, что OHAL отменен, хотя… Вот некоторые запланированные новшества: срок предварительного заключения продлен на срок до четырех дней, а четырехдневный может быть продлен до 12 дней с возможностью двукратного продления по причине «возникших затруднений или объема дела». Ограничено право на собрания и шествия. Увеличены полномочия губернаторов. Они смогут ограничивать въезд и выезд с определенных территорий своей провинции в случае возникновения серьезных случаев, которые могут привести к ухудшению общественного порядка или безопасности. Отставки, производившиеся при OHAL на основании издаваемых законодательных декретов, утверждаемые советом министров Турции, возглавляемым президентом, отныне будут утверждаться министрами. Иными словами, они будут продолжены в облегченном виде.

Согласно новому законопроекту, служащие турецких вооруженных сил могут быть освобождены от занимаемой должности по решению министра национальной обороны; сотрудники главного управления жандармерии, управления береговой охраны и главного управления безопасности могут быть уволены по решению министра внутренних дел; сотрудники университетов и институтов могут быть уволены по решению совета по высшему образованию. Согласно новому законопроекту, продолжит свое действие ограничение по паспортам сотрудников и членов их семей, уволенных на основании законодательных декретов. Действительно ли был снят режим OHAL, раз сложилась такая ситуация? Или же правительство Турции таким образом показывает ЕС и Западу свое отношение?

 Ариф Асалыоглу

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 июля 2018 > № 2692328 Ариф Асалыоглу


Россия. СЗФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 29 июля 2018 > № 2689498

Главный военно-морской парад в Санкт-Петербурге.

В День Военно-Морского Флота Верховный Главнокомандующий принял Главный военно-морской парад, прошедший в акватории реки Невы.

В этом году в смотре приняли участие более четырёх тысяч моряков Балтийского, Северного, Черноморского флотов и Каспийской флотилии, свыше 40 кораблей и катеров различных классов, группа морской авиации.

Перед началом основной части смотра глава государства обошёл на катере парадную линию боевых кораблей, собравшихся на Кронштадтском рейде, и приветствовал их экипажи. Президент также посетил Петропавловскую крепость и Петропавловский собор.

* * *

Выступление на Главном военно-морском параде

В.Путин: Товарищи матросы, старшины, мичманы, офицеры и адмиралы! Уважаемые ветераны! Граждане России! Дорогие жители Санкт-Петербурга!

Поздравляю вас с Днём Военно-Морского Флота!

Поздравляю всех, кто стоит на страже морских рубежей нашей Родины, несёт вахту в дальних походах, всех, кто связал свою жизнь с надводными и подводными силами, с морской авиацией, береговыми войсками, кто преданно служит во славу российского флота.

Честь и отвага, верность долгу, присяге были и остаются основой блистательных побед наших военных моряков. Вот уже более трёх столетий отечественный флот утверждает статус России как мощной морской державы, способной непреклонно отстаивать свои национальные интересы, защищать родную землю.

Вся история флота – это история мужества, смелости и духа моряков и офицеров. Преданность Отечеству была путеводной звездой для выдающихся флотоводцев и дерзких первопроходцев, вдохновляла корабелов и судостроителей на достижение новых вершин инженерной мысли. Нынешние поколения держат равнение на эти славные традиции.

В День Военно-Морского Флота мы особенно остро чувствуем мощь священного морского братства. Оно объединяет все базы и соединения Балтийского, Северного, Тихоокеанского, Черноморского флотов, Каспийской флотилии.

Российский флот успешно решает задачи обороноспособности страны, вносит весомый вклад в борьбу с международным терроризмом, играет важную роль в обеспечении стратегического паритета. Интересы России в Мировом океане ежедневно обеспечивают десятки кораблей и подводных лодок.

Мы по праву гордимся нашим Военно-Морским Флотом, нашими военно-морскими силами, их высочайшим уровнем боеготовности, стратегическими, тактическими и оперативными возможностями, силой и красотой нашего родного флота.

К военным морякам у нашего народа особое отношение, потому что служба на море по плечу только храбрым и стойким людям, тем, кто знает цену отточенной выучке, жёсткой дисциплине, сплочённости и благородству. Эти качества в сочетании с современными знаниями и безупречным владением передовой военной техникой позволяют военным морякам решать самые сложные задачи.

Благодарю вас за службу, за то, что высоко держите звание неустрашимого и несокрушимого российского флота!

С праздником!

Ура!

Россия. СЗФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 29 июля 2018 > № 2689498


Россия. ЦФО. СКФО > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 28 июля 2018 > № 2699696 Альберт Беленький

Спрятанная красота.

В прошлом году начальник МСЧ УМВД России по Брянской области подполковник внутренней службы Альберт БЕЛЕНЬКИЙ полгода находился в составе ВОГОиП МВД России. Приказом министра внутренних дел по Чеченской Республике Альберт Эдуардович награждён медалью «За отличие в службе». Кроме того, он привёз в Брянск Почётную грамоту руководителя ВОГОиП МВД России генерал-майора полиции Владимира Алая.

- Желание связать жизнь с медициной было осознанным с ранних лет. Поэтому после средней школы поступил в медучилище. А по окончании Саратовского военно-медицинского университета с отличием и золотой медалью прошёл специализацию по хирургии. Далее служил военным врачом в составе поисково-спасательных подразделений авиации на Дальнем Востоке и военно-транспортной авиации в Твери, а затем - в ракетных войсках стратегического назначения в Калужской области. В 1999 году, уволившись из Вооружённых сил, вернулся в родной Брянск, где девять лет проработал в гражданских медицинских учреждениях, начав с должности врача-хирурга и дослужившись до заместителя главного врача по хирургии.

Травмы боевые и бытовые

С 2008 года началась моя служба в органах внутренних дел. И хотя я нахожусь на административной работе, любимую специальность не забываю - частенько захожу в хирургический кабинет, общаюсь с коллегами.

В командировке на Северный Кавказ мне пришлось возглавить медицинское отделение нашей группировки в Ханкале. Сложился дружный коллектив врачебного подразделения, собранный из разных уголков России. Врач-стоматолог - доктор из Якутии, руководитель госпиталя - из Самары, начальник Центра санэпиднадзора - из Костромы.

Но поскольку не было штатного хирурга, этот пробел пришлось восполнять самому. За время пребывания в ипостаси «главного полицейского врача» в Ханкале мне пришлось сделать более 50 операций, как правило, по устранению последствий травм: минно-взрывных ранений, дорожно-транспортных происшествий, а также полученных в быту. С последними обращались и местные жители из числа обслуживающего персонала.

Помню, пришла женщина, у которой мясорубкой до кости повредился палец на руке. Она была бледна, напугана. Её сопровождал муж. Однако, когда сняли бинт, кое-как намотанный на палец, пациентка держалась очень мужественно, а супруг, увидев кровь, потерял сознание…

Нам, военным медикам, нужно было круглосуточно быть начеку. Неоднократно приходилось совершать вылеты. В условиях горной местности вертолёт не всегда мог найти место для посадки, поэтому однажды коллеге пришлось в люльке спускаться с 30-метровой высоты за раненым с обильным кровотечением.

Как-то ночью поступила информация о четверых пострадавших. Мы в полной боевой экипировке вылетели в район проведения спецоперации. Командир эскадрильи, не рискнув приземляться в кромешной тьме, посадил вертолёт лишь на рассвете, да так виртуозно, что лопасти машины задевали кустарники, растущие на горном склоне. При работающих двигателях мы стали оказывать помощь бойцам и заносить их в кабину.

Что хранят катакомбы?

Мне довелось лицезреть горный мёртвый город, сложенный целиком из камня в Веденском районе Чеченской Республики, которому около тысячи лет. При этом все постройки целы! Они являют суровую горную красоту. В подземной части мы нашли огарки свечей и остатки недавнего ужина. Было ощущение, что и сегодня древние катакомбы хранят много тайн и, возможно, кого-то прячут…

Явил нам Кавказ и ещё одну свою достопримечательность, но быстро её спрятал. Это высокогорное озеро Кезеной-Ам, расположенное на высоте более 2,5 тыс. м над уровнем моря. Не успели мы насладиться зрелищем и сделать несколько эффектных снимков, как в считаные секунды небо заволокло облаками: температура воздуха снизилась градусов на 15, а видимость стала буквально нулевой.

Но самое удивительное на Кавказе - люди. Первое, что бросается в глаза, - чрезвычайно почтительное и уважительное отношение местных жителей к старшим по возрасту, либо владеющим социально-значимыми профессиями. При появлении доктора в госпитале все присутствующие встают. Вне стен медучреждения военный врач также пользуется высоким рейтингом доверия. Когда я выбирал в охотничьем магазине нож, работник продал его за символическую цену - монету в 10 рублей, так как узнал меня - я оперировал его дочь.

Но, вообще говоря, кавказцы - чеченцы, дагестанцы, ингуши - так же, как и русские, пишут стихи, любят сладкое, смотрят на небо и боятся боли, впечатляются женской красотой, мужской силой и берегут детей, очень переживая за них. Но вместе с тем эти люди с другими установками и иным менталитетом. У них гость - дело святое. Находясь в кавказском доме в этом качестве, чувствуешь комфорт и радушие. Но за его пределами ты сам за себя. Впрочем, к нам жители Кавказа относились терпимо, даже дружелюбно.

Записала Марина АЛИМОВА

(Щит и меч № 128, 2018 г.)

Россия. ЦФО. СКФО > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 28 июля 2018 > № 2699696 Альберт Беленький


Китай > Армия, полиция. Образование, наука > russian.china.org.cn, 28 июля 2018 > № 2687771

С 1 августа по 30 сентября в Китае пройдет очередная призывная кампания, в рамках которой Народно-освободительная армия Китая /НОАК/ намерена привлечь как можно большее число тех, кто получил высшее образование.

Как было озвучено во время состоявшейся в пятницу общенациональной телеконференции по призыву в армию, Министерство обороны потребовало увеличить прием новобранцев из числа выпускников вузов и первокурсников.

В частности, в муниципалитетах, провинциальных столицах и регионах с высокой концентрацией вузов принимать на службу в армию будут только тех молодых людей, которые имеют полное среднее или высшее образование.

Кроме того, только девушки с полным средним или высшим образованием смогут стать военнослужащими-срочниками.

В Китае на службу призываются молодые люди в возрасте от 18 до 22 лет, но выпускники вузов могут вступить в ряды военнослужащих до 24 лет.

Китай > Армия, полиция. Образование, наука > russian.china.org.cn, 28 июля 2018 > № 2687771


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 июля 2018 > № 2687572

Это не КГБ вашего дедушки

The Washington Post, США

Глядя на конкурирующие разведывательные службы России и их перекрывающие друг друга операции против Соединенных Штатов, а также порой весьма небрежные методы работы, некоторые из ветеранов ЦРУ гадают, а не хотят ли на самом деле российские агенты, чтобы их поймали.

Конечно, возможно это и правда, что президент Владимир Путин совсем не против того, что деятельность его разведки настолько очевидна, что она постоянно становится предметом общественного обсуждения. Его цель состоит не в краже каких-то секретов, а в дестабилизации американской политической системы. Чем больше людей тревожится по поводу тучи российских шпионов вокруг, тем, на взгляд Путина, лучше.

«Деятельность российской разведки за последние несколько лет стала не только более энергичной, но и более разнородной, — объяснил бывший начальник ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) по электронной почте, — Это неоднородная экосистема, состоящая из элементов, которые нередко конкурируют между собой, и часто их деятельность чем-то напоминает предпринимательскую… Кое-что они делают очень и очень хорошо, демонстрируя по-настоящему тонкие методы работы. Другие вещи не особенно впечатляют».

Рольф Моватт Ларссен(Rolf Mowatt-Larssen), бывший специалист ЦРУ по России, видит, как на российской разведке сказалась смена поколений. «Цена перехода на более быстрые методы реагирования и молниеносных убийств — это увеличение небрежности. Непродуманные решения стали обычным делом. Старшие, более опытные кадры меньше следят за тем, что происходит».

Новый свободный стиль, подразумевающий, что можно применять любые методы, проявился в 2016 году, когда Россия атаковала политическую систему США. Кремль наступал по трем направлениям: военная разведка ГРУ, служба безопасности ФСБ и фабрика троллей, известная под именем Агентство интернет-исследований, которым руководит один из приятелей-олигархов Путина.

Русские распространяли свою скрытую пропаганду через «Фейсбук» (Facebook), «Твиттер» (Twitter), «Викиликс» (WikiLeaks) и прочие социальные платформы. Кто знает, было ли это «заговором», но российские чиновники в 2016 году поддерживали связь с рядом высокопоставленных и не очень сподвижников Дональда Трампа такими способами, которые ФБР просто не могло не заметить. Это было совершенно не похоже на тонкую кампанию влияния. Этому отлично подошло бы название «Операция Хаос».

Москва мониторила публичные выступления, а не обследовала тайники. Согласно обвинительному заключению Министерства юстиции от 13 июля по делу 12 агентов ГРУ, российские участники заговора начали взламывать личную электронную почту Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) «после окончания рабочего дня» 27 июля 2016 года. Ранее в тот же день Трамп заявил: «Россия, если ты меня слышишь, я надеюсь, что ты сможешь найти 30 тысяч недостающих писем».

Путина сформировала жесткая бюрократия КГБ и строгая секретность. Но став российским президентом, он усвоил другую модель действий: более свободную, сегментированную, состоящую из различных служб, конкурирующих за благосклонность своего лидера. Старое КГБ развалилось на две части еще в 1991 году: на СВР, которая унаследовала миссию шпионажа за границей, которой занимался когда-то и сам Путин, и ФСБ, перенявшую заботу о безопасности внутри страны.

ФСБ сегодня все больше вмешивается в зарубежные операции и сейчас, возможно, даже затмевает своего «близнеца», говорит Майкл Салик (Michael Sulick), эксперт по России и бывший глава ЦРУ, в одном интервью. Сотрудники ФСБ, вероятно, задействовали хакеров из группировки «Кози Беа» («Cozy Bear»), чтобы взломать материалы Национального комитета Демократической партии США в 2015 году, кроме того Министерство юстиции также обвиняет их во взломе 500 миллионов писем сервиса «Яху» (Yahoo).

«Честно говоря, ФСБ делает такие вещи, о которых все думают, но не делают потому, что они слишком рискованны, политически заряжены или чреваты провалом», — написал Марк Галеотти (Mark Galeotti), эксперт по российской разведке, в прошлом году в «Атлантик» (The Atlantic).

ГРУ, традиционно самое предприимчивое и авантюрное крыло российской разведки, сейчас, похоже, вновь возрождается после дорого обошедшихся ошибок во время войны с Грузией в 2008 году. Украина стала идеальной возможностью для выгодной презентации тактики ГРУ по скрытому формированию повстанческих сил, писал Галеотти в этом месяце. По его мнению, это ГРУ приложило руку к аннексии Крыма в 2014 году и инциденту со сбитым самолетом «Малазийских авиалиний», и оно же вмешивалось в политику США в 2016 году, а также попыталось убить российского перебежчика Сергея Скрипаля в Великобритании в марте.

Отравление Скрипаля демонстрирует готовность России идти на риск, и то, что она не боится быть уличенной. Происхождение предположительно использованного нервнопаралитического яда «Новичок» легко было проследить до России.

Интересным примером работы нового поколения российских представителей шпионского ремесла стал случай Марии Бутиной, которую Министерство юстиции обвиняет в том, что та организовала скрытую кампанию влияния, частично направленную на Национальную стрелковую ассоциацию США. В обвинительном заключении утверждается, что она действовала под тайным руководством российского чиновника, который работал в парламенте и Центральном банке и получал финансирование от еще одного русского — олигарха-миллиардера.

Когда Бутина сфотографировалась возле Капитолия США в день инаугурации, ее предполагаемый российский руководитель написал, согласно судебным документам, одобрительно: «Ты лихая девушка». Три месяца спустя, когда американские связи Марии Бутиной были преданы гласности в СМИ, ее предполагаемый руководитель написал: «Как вам там в лучах новой славы? Поклонники еще не просят у вас автографы?»

Это не КГБ вашего дедушки. Путин руководит многоступенчатой шпионской службой, подходящей для эры Интернета, — такой же оперативной, быстро исчезающей и потенциально разрушительной, как изображение в «Снапчате» (Snapchat).

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 июля 2018 > № 2687572


Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > ru.nhandan.com.vn, 27 июля 2018 > № 2688511

Проявление благодарности людям, имеющим заслуги перед революцией

День инвалидов войны, павших фронтовиков 27 июля за последний 71 год превратился в большой праздник всего народа, который выражает благодарность героям, инвалидам войны, павшим фронтовикам, отдавшим свои жизни за независимость, мир, воссоединение страны и защиту Родины.

История вьетнамского народа содержит страницы тысяч лет строительства и защиты страны. Сколько поколений вьетнамских людей с духом патриотизма, железной волей, пожертвовали своей жизнью, внося вклад в дело национального освобождения, строительства и защиты страны.

День инвалидов войны, павших фронтовиков 27 июля за последний 71 год превратился в большой праздник всего народа, который выражает благодарность героям, инвалидам войны, павшим фронтовикам, отдавшим свои жизни за независимость, мир, воссоединение страны и защиту Родины.

Партия, Государство и народ Вьетнама всегда уделяют пристальное внимание деятельности по возданию должного соотечественникам, имеющим заслуги перед революцией, и их семьям. Система льготной политики для людей, имеющих заслуги перед революцией постепенно совершенствуется в соответствии с социально-экономической ситуацией в стране. По всему Вьетнаму местные власти и общественные организации проводят практические мероприятия с целью оказать помощь семьям, имеющим заслуги перед революцией.

Уже год претворяется в жизнь директива № 14-CT/TW секретариата ЦК КПВ, подписанная и изданная 19 июля 2017 г. Генеральным секретарем ЦК КПВ Нгуен Фу Чонгом о дальнейшем укреплении руководства Партии делом по заботе о лицах, имеющих заслуги перед революцией. Правовая система и политика по заботе о лицах, имеющих заслуги перед революцией продолжают совершаться. Для воздания должного людям, имеющим заслуги перед революцией, мобилизуются разные ресурсы. Также активизируется работа по воспитанию в представителях разных слоев населения, в особенности в молодом поколении, революционных традиций народа.

Для того, чтобы повысить эффективность работы по возданию должного людям, имеющим заслуги перед революцией, вся Партия, весь народ и вся армия стремятся к принятию синхронных решений с целью поднять к 2020 году уровень жизни семьей, имеющих заслуги перед революцией, выше среднего уровня жизни жителей в их регионе. Им оказывают помощь в сохранении здоровья и улучшении жилищных условий в случае возникновения каких-либо затруднений. Их родственникам и детям предоставляется профессиональная подготовка и помощь в трудоустройстве. Самые благоприятные условия создаются для эффективной предпринимательской деятельности инвалидам войны и больным военнослужащим, что содействует их интеграции в социально-экономическое развитие страны. Кроме того, большое внимание отдается строительству и обновлению кладбищ павших фронтовиков, сооружений, возведенных в ознаменование заслуг павших. Активно проводится работа по поиску, сбору и идентификации останков павших фронтовиков т.п.

Проявление благодарности людям, имеющим заслуги перед революцией, вносит вклад в содействие обновлению и развитию страны, укрепление убежденности, защиту революционной идеологии, за которую герои, фронтовики, инвалиды войны и люди, имеющие заслуги перед революцией, многих поколений вьетнамцев принесли большие жертвы и даже отдали свои жизни.

Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > ru.nhandan.com.vn, 27 июля 2018 > № 2688511


Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июля 2018 > № 2687594

В порту Одессы корабли НАТО. О чем это говорит?

Андрей Клименко, Новое время страны, Украина

Сейчас в порт Одессы зашло шесть кораблей НАТО. И произошло это вне американо-украинских учений «Си бриз». Сейчас речь об учениях Breeze, которые параллельно проходят в Болгарии. Обычно какой-то один корабль из группировки, проводившей Breeze, конечно, заходит в Одессу. Но чтобы вот так, большой группой в шесть кораблей, — беспрецедентный случай.

Также в этой ситуации бросается в глаза фраза командующего постоянной военно-морской группой НАТО №2, офицера королевских военно-морских сил Нидерландов Боудевина Бутса, о том, что: «Нам нужно научиться маневрировать в условиях ситуации военного конфликта…» Такой формулировки ранее я не встречал. Обычно говорят более обтекаемые фразы вроде «улучшать совместимость военных кораблей разных стран». Да, учения во многом могут походить на те, что проводились и в предыдущие годы, но такая фраза сказана впервые.

Немного предыстории для понимания, почему это важно. 2016 год для НАТО по количеству заходов в Черное море был провальным. Связано это с тем, что РФ предприняла серьезную отвлекающую операцию в Балтийском море — через Калининград демонстрировала угрозу бывшим советским балтийским республикам и Польше. Мне, как и многим другим экспертам, было понятно, что это — отвлекающий маневр: на самом деле, никто не верил, что РФ всерьез собирается атаковать страны НАТО. Но картина сложилась следующая: в 2014 году военные корабли стран НАТО зашли в Черное море 31 раз, в 2015 — 21, а в 2016 — 14. 14 кораблей — это уровень 2010 года: ни у Шестого флота США, ни у военно-морских групп НАТО не хватило сил поддержать военное присутствие в Черном море на уровне 2014-2015 годов из-за этой отвлекающей операции РФ в Балтике.

В зону ответственности Шестого флота США и морского командования НАТО входят моря от Норвегии до Южной Африки. Разлет — огромный, нехватка сил — естественна. Но, конечно, их начали за это критиковать: самым первым был Эрдоган — как раз в тот период, когда он был в конфликте с Путиным после сбитого штурмовика. Тогда именно он сказал: «Черное море превратилось в российское озеро». И после этого в НАТО признали, что им действительно нужно усиливать военно-морское присутствие в Черном море. Что было не так просто сделать: ради увеличения количества кораблей НАТО в постоянных военно-морских группах, нужно увеличить военные бюджеты. Содержание военного корабля, будь то фрегат, ракетный крейсер или ракетный эсминец, — это большие деньги.

В НАТО многократно обсуждали эту ситуацию: уже в 2017 году заходов кораблей нечерноморских стран НАТО (значит, без Румынии, Болгарии и Турции) было 20 — уровень 2015 года. То есть, количество заходов все же увеличили. Такая ситуация и критика — одна из причин. Но, конечно, нам хочется верить, что не единственная: что НАТО прекрасно понимают всю остроту ситуации (а она не спадает). И вот этот заход именно шесть кораблей из группировки учений Breeze, по сути, беспрецедентный, дает надежду.

В любом случае, их присутствие важно. В 2014 году после того, как произошла спецоперация РФ по аннексии Крыма, корабли НАТО присутствовали в Черном море практически каждый день. Вдаваясь в детали, напомню, что в 2014 году был 31 заход военных кораблей стран НАТО в Черное море. И по документам, начиная с 20.02.2014 (день начала операции РФ по оккупации Крыма), корабли ВМС стран-НАТО отсутствовали в Черном море только 68 дней из 315. То есть, почти 80% календарного времени военные корабли стран-НАТО присутствовали в Черном море. При этом подчеркну: это без учета сил Румынии, Болгарии и Турции. И 50% этого календарного времени в 2014 году (156 дней) — это были корабли именно Шестого флота США. В 2015 году — корабли стран НАТО присутствовали 51% календарного времени. И снова основное присутствие (40%) — Шестого флота США. Я утверждал и продолжаю утверждать, что ежедневное присутствие кораблей НАТО в Черном море после оккупации Крыма выполнило функцию сдерживания: именно благодаря им Путин не пошел дальше. Мы все помним ситуацию с т.н. проектом «Новороссия». Так вот, 02.05, во время печально известных событий в Одессе, два корабля НАТО находились в Черном море. И я, опять-таки, утверждаю, что в 2014 году, когда наша армия только начинала формироваться, именно военное присутствие НАТО в Черном море выполнило функцию сдерживания агрессора.

Дело в том, что за эти 4,5 года РФ на 99% доминирует в Черном море — своими новыми подводными лодками, ракетными фрегатами и ракетными корветами. И ее доминирование будет только нарастать — больше 10 ракетных кораблей поступят к ним в ближайшее 2 года: большинство этих кораблей строятся на наших, захваченных в Крыму строительных заводах (это будут ракетные корветы). Поэтому сейчас, когда уже и президент прямо и открыто говорит, что не исключает военной операции по захвату Мариуполя, нам нужно не стесняясь говорить, в том числе, нашим союзникам по НАТО, что пока ВМС Украины в комплексе не встанет на ноги (как береговая оборона, так и авиация ВМС, ракетные войска, корабельный состав), мы просим, чтобы дежурство военных кораблей НАТО не прекращалось.

У нас пока нет другого выхода: да, у нас есть усилившаяся береговая оборона и артиллерия. Но военное-морские операции, особенно десантные, нельзя отразить только силами береговой обороны. Для этого нужны ВМС, военно-воздушные силы, а у нас с последними двумя — проблемы. А вот когда заходит ракетный эсминец (американский, голландский, испанский — не имеет значения), то мы сразу, автоматически, понимаем: пока в наших водах находится такой корабль, государство-агрессор РФ вряд ли начнет морскую операцию против Украины.

Говорить о том, что присутствие таких кораблей может, наоборот, спровоцировать РФ, нельзя: они и так ведут себя максимально агрессивно. Ситуация в Азовском море не улучшилась: корабли продолжают задерживать на 3-4 суток. РФ не остановится: она продолжает действовать по известному принципу — идти до тех пор, пока ее пускают и не начинают оказывать жесткое сопротивление. Поэтому нужно давать сдачи, показывать, что мы, пусть и меньшими силами, но действуем; пусть не только вооруженными силами, но и через санкции, другие ассиметричные ответы. Нужно усиливать свое морское направление. Но присутствие военных кораблей НАТО — архиважно для сдерживания агрессора. Это — то, что мы пока не можем сами себе обеспечить.

Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 июля 2018 > № 2687594


Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июля 2018 > № 2687515

Германию по-прежнему неотступно преследуют призраки "Штази"

Натали Штайвер | Le Figaro

Выставка архивных материалов тайной полиции напоминает об огромной структуре наблюдения, существовавшей при коммунистическом режиме в ГДР, пишет журналистка Натали Штайвер в Le Figaro.

Этим летом в музее "Штази" в Берлине открыта постоянная выставка "Взгляд в суть секрета", говорится в статье. "Наша задача - показать памятные материалы о надзоре и злоупотреблении данными", - комментирует Ролан Жан, немецкий федеральный комиссар по архивам "Штази".

Во время 40-летнего правления коммунистического режима в Восточной Германии миллионы немцев находились под надзором министерства государственной безопасности. Созданная в 1950 году для защиты экономики ГДР от "шпионов-диверсантов" и прочих "саботажников" тайная полиция "Штази" за несколько десятилетий стала государством в государстве, указывает автор статьи.

В 1988 году, за год до падения Берлинской стены, в "Штази" еще насчитывалось более 91 тыс. служащих с полной занятостью - и это всего на 16 млн жителей. Вдобавок имелось 189 тыс. "неофициальных" сотрудников: эти добровольные или вынужденные стукачи по запросу следили за своими коллегами, соседями, а порой и за друзьями, сообщает журналистка.

17 июля этого года немецкое правительство подтвердило, что для оцифровки документов "Штази" будет выделено 253 млн евро, говорится в статье.

Два миллиона человек попросили о доступе к своим досье после выхода закона, открывшего архивы "Штази" в декабре 1991 года. "Мы позволяем им вернуть себе часть их украденной биографии", - утверждает Ролан Жан, который сам был оппозиционером в ГДР.

Сюрпризы редко бывают приятными. Томас Хайзе, режиссер из Восточной Германии, узнал, что за ним и его братом годами шпионил один из их закадычных друзей, Миша, с которым они 20 лет бессонными ночами в клубах табачного дыма обсуждали на кухне, как переделать мир, передает автор статьи.

Зато Жильбер Фуриан облегченно вздохнул, удостоверившись в том, что никто из его друзей не доложил в "Штази" о подробностях его личной жизни. По его мнению, "единственной его провинностью было то, что он влюбился в активистку-правозащитницу".

Тем не менее, Фуриан провел два года и два месяца в исправительной тюрьме за то, что опубликовал на Западе брошюру о панк-движении на Востоке, передает журналистка. Главный обвинительный пункт, о котором он узнает, прочитав свое досье 15 лет спустя: изготовление "документов, способных нанести вред интересам ГДР".

"В наши дни в техническом смысле контроль может осуществляться аналогично, однако есть большая разница между систематическими политическими репрессиями при ГДР и предотвращением терроризма сегодня", - поясняет нюансы Кристиан Хирте, государственный секретарь по Восточной Германии. "Наша демократия ведет дебаты по вопросам надзора в открытой манере, совсем иначе обстояло дело в ГДР", - продолжает он.

Все же государство по-прежнему проявляет некую латентную подозрительность в отношении Восточной Германии, пишет автор статьи. Вот и канцлер Ангела Меркель дала поручение Хирте повнимательней отслеживать ситуацию на Востоке, где крайне правые, популисты и противники режима добились неожиданно высоких результатов на последних выборах.

Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июля 2018 > № 2687515


США. Израиль. РФ > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июля 2018 > № 2687513

Как Силиконовая долина превратилась в логово шпионов

Зак Дорфман | Politico

Открытая деловая культура Силиконовой долины способствовала появлению нового, "мягкого", нетрадиционного шпионажа, основная цель которого - торговые тайны и технологии, пишет журналист Politico Зак Дорфман. Шпионы здесь "во многом являются частью повседневной жизни", сказал автору экс-сотрудник американской разведки.

"По словам многих бывших сотрудников американской разведки, ситуацию осложняет то, что многие иностранные "сборщики" разведданных не являются шпионами в традиционном смысле слова. Они работают не в посольствах или консульствах и могут быть связаны с государственным бизнесом и исследовательским институтом, а не со спецслужбой. Китайские служащие особенно часто уговаривают или вовсе угрозами заставляют работающих или учащихся там граждан Китая (или американских граждан, у которых члены семьи находятся в Китае) передавать им ценную технологическую информацию", - говорится в статье.

"Если мы хотим понять мир, в котором русские и китайцы наращивают темпы своих шпионских игр против США, нам следует обратить внимание на происходящее в Сан-Франциско", - подчеркивает Дорфман.

Усиленный интерес российской разведки к Сан-Франциско восходит к началу холодной войны. Тогда русские в основном собирали информацию о военных объектах. С тех пор российские операции становились смелее, за исключением периода непосредственно после холодной войны.

"Единственный момент, когда все испытали облегчение по поводу России, типа, может все изменилось, был при Горбачеве, - рассказал бывший сотрудник контрразведки Ларэй Куай. - Мы даже повесили большую вывеску "Закрываемся" в участке в Пало-Альто". Но оптимизм быстро угас с избранием Путина в 2000 году, вспоминает Куай. "Россия с тех пор неуклонно наращивала усилия", - сказал он.

Российские шпионы стали все больше фокусироваться на информации о технологиях ценных или потенциально имеющих двойное назначение. Традиционным центром шпионской деятельности было консульство России в Сан-Франциско, закрытое администрацией Трампа в сентябре 2017 года. Но у российской разведки есть и альтернативные пути, отмечается в статье.

По словам бывших сотрудников разведки, один из потенциальных механизмов - это Rusnano USA, единственная американская дочерняя компания "Роснано". Она была основана в 2011 году и расположена рядом со Стэнфордским университетом.

Экс-сотрудник разведки сказал Politico: "Некоторые из мероприятий, в которых участвовала Rusnano USA, связаны не только с получением технологий, но и с внедрением людей в венчурные компании, в развитие таких отношений в Силиконовой долине, которые позволяли бы им запускать свои щупальца повсюду. И Rusnano USA была своего рода механизмом для этого".

По словам бывшего сотрудника разведки, Rusnano интересовалась технологиями как гражданского, так и потенциально военного назначения. Сотрудники американских спецслужб были очень обеспокоены контактами между сотрудниками Rusnano USA и предполагаемыми российскими разведчиками. "Русские рассматривали Rusnano USA как разведывательную платформу, на которой они развертывали свои операции", - сказал собеседник Politico.

Россия использует также старые испытанные методы, сообщает автор: "Сотрудники разведки заподозрили, что российские шпионы вербовали высококлассных проституток из России и Восточной Европы, применяя классический русский метод "медовой ловушки" для получения информации от руководителей технологических и венчурных компаний в Области залива Сан-Франциско (и о них самих)".

Было установлено, что российских разведчиков могли информировать секс-работницы элитных баров и ночных клубов. В их числе - люксовый отель Rosewood Sand Hill, расположенный рядом со многими ведущими технологическими компаниями, и фешенебельный бар Redwood Room в отеле Clift в центре Сан-Франциско, говорится в статье.

По словам бывших разведчиков, в долгосрочной перспективе не меньшую, если не большую угрозу представляет Китай. В том, что касается экономического шпионажа, китайская разведка по сравнению с российской использует более децентрализованную стратегию.

"Китай для достижения своих целей опирается на значительно больший резерв населения и использует корыстных бизнесменов, ярых националистов, студентов, путешественников и так далее", - говорится в статье. Один из бывших разведчиков сравнил подход Китая с "земельной лихорадкой в Оклахоме": это попытка захватить как можно больше запатентованных технологий или интеллектуальной собственности как можно быстрее, через максимально возможное количество каналов.

Хотя львиная доля контрразведывательных ресурсов в Области залива уходит на Китай и Россию, ряд дружественных спецслужб тоже активно действует в Силиконовой долине, продолжает Дорфман. В области экономической разведки "грозой" стала Южная Корея, особенно изощренная в кибершпионаже. Американские чиновники были вынуждены "жестко предупредить" Южную Корею насчет хакерства в США, рассказал бывший сотрудник разведки.

Активен также Израиль. Он использует собранную информацию, чтобы побудить частные израильские фирмы приобретать определенные стартапы или иные технологические компании в Силиконовой долине. В 2000-е аналогичную стратегию использовала французская разведка, сообщает автор.

В американском разведывательном сообществе есть разногласия по поводу того, какой объем ресурсов следует выделять на "мягкий" шпионаж со стороны союзников. Один из бывших высокопоставленных сотрудников разведки отметил: "Я так понимаю, они пытаются извлечь выгоды из экономического шпионажа. Но стоит ли шпионаж со стороны Франции столь больших эмоциональных затрат, учитывая, что замышляют русские?"

Многие случаи экономического шпионажа не только не доходят до судебного разбирательства, но часто и вовсе не регистрируются, сообщает журналист Politico. "Самая большая проблема, с которой мы столкнулись со многими компаниями, это их нежелание доходить до судебного разбирательства, - рассказал бывший агент ФБР Ларэй Куай, вышедший на пенсию в 2006 году. - У них сотрудник продает технологии, скажем, русским или китайцам, и вместо того, чтобы уведомить об этом своих акционеров и инвесторов. Вот, мы поймали парня, или у нас есть информация, и мы хотели бы перейти на следующий уровень, а они не хотят давать делу ход из-за плохого освещения в прессе. Это самая неприятная вещь на свете".

США. Израиль. РФ > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июля 2018 > № 2687513


Казахстан. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686710

Больше свободы - добро это или зло?

Алла Иванилова

В рамках гуманизации казахстанской уголовно-исправительной системы около пяти тысяч заключенных, отбывающих наказание за тяжкие преступления, отпустят на свободу досрочно. Однако вызывает сомнения - готовы службы пробации к такой дополнительной нагрузке?

В казахстанских тюрьмах еще много заключенных. К такому выводу пришли эксперты по итогам подсчета рейтинга стран мира по уровню тюремного населения, проведенного совместно с международным центром тюремных исследований (ICPS) и международной тюремной реформой (PRI).

В качестве показателей принимали количество осужденных к лишению свободы и численность населения страны. Так, согласно рейтингу 2018 года Казахстан занимает 71-е место в общемировой таблице с показателем 194 осужденных на 100 тысяч общего населения страны. При этом наша республика остается на 48-м месте среди 220 стран мира по количеству людей, находящихся в тюрьмах. Этот показатель, с учетом увеличения роста общего населения страны, не меняется в последние два года.

Хотя в 2014 году заявленная реформа на снижение уровня тюремного населения должна была вывести республику как минимум из 50 стран с высоким уровнем тюремного населения. При этом соседний Кыргызстан с населением 6,5 миллиона человек приближается к середине таблицы, занимая 92-е место в общемировом рейтинге с показателем 10,5 тысячи осужденных, разделяя позиции с Новой Зеландией и Нидерландами. В то время как Казахстан находится в одной пятерке с Туркменистаном, Чили, Беларусью и Танзанией.

Однако стоит признать, что принятые меры по развитию службы пробации, применению гуманных актов, в целом политика гуманизации уголовного законодательства постепенно приводят к снижению тюремного населения страны - за годы независимости оно сократилось втрое, или со ста тысяч осужденных в 1990-х годах до 35 тысяч - в 2018 году. Из-за сокращения количества заключенных в Казахстане закрывают колонии.

Останавливаться на этом власти не намерены, да и, видимо, желание выйти из 50 стран, где больше всего “сидельцев”, велико. В этой связи взяли очередной курс на гуманизацию. Работать в этом направлении начали несколько лет назад. В итоге пришли к тому, что Уголовный кодекс смягчили. Тюремного срока теперь могут избежать воры, мошенники, лица, которых впервые привлекают к уголовной ответственности. Вместо лишения свободы будут назначать альтернативные меры наказания.

В частности, общественные работы и ограничение свободы вводят по 260 составам преступления. Также снижают штрафы, уменьшают сроки лишения свободы по 36 составам. На пять лет сокращают давность по тяжким преступлениям, что повлечет освобождение до пяти тысяч осужденных. Однако попадающим под эту реформу сократят сроки на пять лет при условии, что судом им назначили не более 12 лет заключения.

Напомним, к тяжким преступлениям в Казахстане относятся изнасилования, кражи, грабежи, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Максимальное наказание за их совершение согласно Уголовному кодексу не превышает 12 лет лишения свободы.

Гуманизация экономически выгодна стране с учетом того, что расходы на содержание одного осужденного и следственно-арестованного в день составляют 2,4 тысячи тенге, а в год - 876,9 тысячи тенге. При этом из числа трудоспособных работают 72,2 процента заключенных. Их среднемесячная зарплата по республике варьируется от 22 до 30 тысяч тенге, а деятельность засчитывается в трудовой стаж.

Отпустив на волю около пяти тысяч осужденных, госказна сэкономит кругленькую сумму. Однако появится другая проблема - как социализировать освобожденных? Ведь им надо где-то жить, работать, чтобы они вновь не встали на кривую дорожку. Сегодня в стране этими вопросами занимаются служба пробации, местные исполнительные органы в лице акимата, отделы координации социальных программ и трудоустройства. При этом в стране нет ни одного центра реабилитации для бывших заключенных. А ведь освобожденные люди нуждаются и в социально-психологическом сопровождении.

По мнению экспертов, цель гуманизации наказаний и освобождения заключенных не должна выражаться в очистке тюрем и освобождении бюджета. Учитывая, что покидающие тюремные стены люди представляют определенный риск для общества, необходимо быть готовым к этому, а значит, предоставить им работу, жилье, при необходимости и другую поддержку. Кроме того, экс-заключенные покидают только тюрьмы, но по-прежнему должны быть под постоянным контролем правоохранительных органов - отмечаться у инспекторов, не выезжать из города, до 23.00 находиться дома.

А чтобы контролировать около пяти тысяч “вновь прибывших”, нужно расширять штаты служб пробации.

Казахстан. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686710


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 26 июля 2018 > № 2699687 Артем Давиденко

Об исторической правде, героях и злопыхателях.

В год 300-летия российской полиции готовится к выходу в свет издание научно-популярных очерков о подвигах стражей правопорядка в эпоху 1812 года. Сбору материала и написанию книги начальник кафедры истории государства и права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, полковник полиции, кандидат исторических наук Артём Давиденко посвятил несколько лет. Наш корреспондент встретился с автором, чтобы узнать, что подвигло его взяться за эту тему, как шла работа над проектом и о чём было важно рассказать читателям.

Библиоголизм - это навсегда

- Артём Викторович, переступив порог вашего кабинета, я оказалась в царстве книг: они повсюду - на полках, столе, вокруг него… Поэтому не могу не спросить: это для вас обычное явление?

- Когда я работаю, необходимые мне издания, а это по большей части мемуары и сборники документов, должны быть всегда под рукой. Текст книги построен на фундаменте 115 подобных публикаций. Кроме мемуарных и документальных источников, помогли в работе научные исследования коллег-историков - от самых ранних, написанных в эпоху Наполеоновских войн, до изданий недавних лет. В книге цитируется 280 текстов. Некоторые авторы стали для меня своего рода творческими раздражителями, многие страницы написаны в полемике с ними.

А что касается моей библиотеки, то я начал её собирать ещё в юности. Читать научился лет с пяти. Самый ранний приступ библиоголизма приключился в дошкольном возрасте. А когда в первом классе взял в руки «Остров сокровищ» и «Три мушкетёра», он зашёл в необратимую стадию.

- Интерес к истории тоже появился в юности?

- Думаю, его пробудили сюжеты из прошлого, с которыми познакомился также благодаря книгам в школьные годы. Это и привело меня на исторический факультет Иркутского государственного университета. Правда, после окончания вуза, вслед за братом и отцом решил пойти служить в органы внутренних дел. И теперь у нас в семье три полковника. Какое-то время я работал в кадровой службе, а потом занялся преподаванием отечественной истории и истории органов внутренних дел подрастающему поколению офицеров полиции. Закончил обучение в аспирантуре, защитил кандидатскую диссертацию, написал две монографии. Всё, что связано с развитием российской цивилизации, мне всегда было особенно интересно. А как сотрудник полиции, увлёкся изучением опыта своих коллег из прошлого.

Заговор молчания

- Почему для исследования и написания книги вы выбрали именно этот исторический период - война с Наполеоном?

- Тема московского пожара - самая трагическая и яркая, излучающая весь драматизм непримиримого противоборства с «тученосным» наполеоновским воинством. После прочтения мемуаров французского дипломата Армана де Коленкура о походе в Россию, мне стало любопытно: кто эти люди из числа полицейских, о которых он рассказывает, как о поджигателях нашей столицы? Они рисковали жизнью, многие были убиты захватчиками. Прежде всего заинтересовала фигура графа Фёдора Ростопчина - генерал-губернатора Москвы, которому в то время подчинялась столичная полиция. Если помните, у Льва Толстого в «Войне и мире» он выставлен в карикатурном виде. Но когда начинаешь изучать документы, становится очевидным, что Ростопчин являлся эффективным градоначальником. Летом 1812-го, в период тяжёлого отступления русских войск, стражи порядка Первопрестольной под его руководством смогли обеспечить в городе порядок, поддержать патриотический энтузиазм москвичей. А когда совсем близко загрохотали вражеские барабаны, полицейские занялись эвакуацией учреждений и ценностей, пресечением случаев мародёрства, паники, борьбой с неприятельскими лазутчиками и агитаторами, конвоированием пленных, доставлением к суду вражеских пособников и уничтожением огнём объектов, имеющих стратегическое значение. Группа сотрудников правоохраны осталась в оккупированной столице для разведки и диверсий. Эти люди первыми предупредили русское командование о планах французов взорвать Кремль и тем самым помогли предотвратить полное уничтожение этой жемчужины отечественной культуры. И нет никаких сомнений, что в поражение Наполеона внесли свой вклад и полицейские.

- Создаётся впечатление, что подвиг стражей порядка в те годы был недооценён…

- Наполеон рассчитывал на комфортную тыловую базу в российской столице, откуда он будет диктовать условия мира русскому царю. Но, оказавшись на пепелище, его армия была окончательно деморализована. Это во многом предрешило итог оккупации.

Пока горячка войны не спала, Ростопчин и его подчинённые хранили заговор молчания о подвиге служивых, совершавших поджоги. Это было обусловлено политическими мотивами: известие о том, что столица была охвачена огнём не только по вине противника, но и по инициативе наших властей, могло в тот момент вызвать непонимание и даже озлобление москвичей-погорельцев, среди которых были и весьма знатные и влиятельные персоны. Только в 1836 году по инициативе бывшего адъютанта Кутузова генерал-майора Александра Михайловского-Данилевского стали восстанавливаться подробности сожжения Москвы. По запросу этого великолепного «историка в эполетах», ветеран московской Управы благочиния следственный пристав Прокофий Вороненко достаточно подробно описал организованную генерал-губернатором подготовку грандиозной и жертвенной патриотической диверсии, а также своё участие в её осуществлении. Не все герои из числа стражей порядка были преданы забвению. Многие получили высокие государственные награды.

Систематизировав свои выводы, я сел за написание книги «Содействовать противу всех вражеских замыслов и покушений: труды и подвиги российской полиции в эпоху 1812 года». Первая часть названия - это слова из обращения императора Александра I к нации в начале войны. Я поставил своей задачей показать, как на этот призыв откликнулись стражи порядка.

Имена полицейских - в храме Христа Спасителя

- Кому из блюстителей правопорядка посвящены ваши очерки?

- Когда увидел на одной из мраморных плит храма Христа Спасителя среди героев войны 1812 года имена полицейских служащих, мне стало любопытно: за какие заслуги их увековечили? Ответить на этот вопрос во многом помогли документы, собранные историками и краеведами Калужской и Смоленской губерний. Ознакомившись с ними, я понял, что шесть из десяти первоисточников относятся к деятельности полиции.

На основе этих данных в книге появился очерк о героизме провинциальных полицейских чинов из оккупированных и прифронтовых губерний: об исправниках Амплии Суходольском, Сергее Челищеве, возглавлявших отряды крестьянской самообороны в Калужской губернии, Евстафии Богуславском и городничем Павле Корженковском, которые руководили боевыми действиями самого большого в Смоленской губернии отряда крестьян из Сычёвского уезда. Отдельного повествования потребовала и история подвига полицейских в преддверии сражения за Малоярославец, через который Наполеон намеревался при отступлении попасть в Калугу. Там он рассчитывал захватить крупные склады продовольствия и фуража. Но его планам помешал городничий Малоярославца Пётр Быков, по указанию которого был сожжён мост через реку Лужу. А повытчик нижнего земского суда молодой полицейский чиновник Савва Беляев решил задержать врагов затоплением низменности. Собрав народ и воодушевив своим примером, он начал разбирать плотину под вражескими выстрелами. В результате хлынувшая вода усложнила захватчикам продвижение к городу.

В книге собраны очерки и о других героях-полицейских. В том числе о легендарном московском сыщике Гавриле Яковлеве.

- Судя по всему, процесс работы над сбором материала был кропотливым…

- И по-настоящему захватывающим: за одну ниточку потянешь - и вырисовывается столько сюжетов - детективных и шпионских, столько трагедий и драм, персонажами которых становились полицейские. Многие истории были бы достойны пера Юлиана Семёнова или Валентина Пикуля. Не случайно родилась идея подать материал в виде научно-популярных очерков. Не хотелось засушить всю эту яркую фактуру.

Флёр романтизма и леденящая правда

- Совсем скоро книга выйдет в свет. К какой аудитории она обращена?

- Мой труд написан в полемике с историками, имеющими либерально-западническую точку зрения. По прошествии 200 лет многие из них кровавую леденящую правду событий 1812 года воспринимают с неким флёром про-наполеоновского романтизма, не желают верить многочисленным свидетельствам о массовом мародёрстве, разложении дисциплины, убийствах и грабежах, творимых «цивилизованными» европейцами. В введении своей книги я расставляю идеологические координаты и даю ответ на вопрос: так чем же была война с Наполеоном - отражением агрессии или борьбой с европейским прогрессом?

Но главное для меня - донести достоверный образ полиции той эпохи до молодого поколения сотрудников. Я стремился, чтобы знакомство с героями помогло читателям окунуться в атмосферу описываемого времени 1812 года. И прочувствовать, в каких условиях стражи порядка «рвали жилы», двигая неподъёмный воз обязанностей и задач по мобилизации всех мыслимых и немыслимых ресурсов ради победы. И, конечно, очень хочется, чтобы представители нынешнего поколения полицейских гордились своими коллегами.

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

Справка

Министерство полиции, сформировавшееся в преддверии войны с Наполеоном, стало стержневым ведомством, которое было изначально ориентировано не только на поддержку внутреннего благочиния, но и обеспечение обороноспособности.

Накануне войны один лишь военный бюджет Франции превосходил в два раза казну государства российского. По подсчётам историка Олега Соколова, служилые люди в России получали жалованье в десять раз меньше, чем их французские визави.

(Щит и меч № 28, 2018 г.)

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 26 июля 2018 > № 2699687 Артем Давиденко


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 26 июля 2018 > № 2694341 Виктор Ерофеев

Страна пыток

Виктор Ерофеев

Комментируя последние скандалы, вызванные истязанием заключенных в колониях, писатель Виктор Ерофеев приходит к выводу, что пытки лежат в основе самого существования российского общества

Вдруг как из рога изобилия посыпались жалобы на полицейские пытки, завыли мученики, смутились мучители.

— А как же без пыток? Без пыток никто ни в чем никогда не признается!

Вспомнили 37-й. Ежовщину. Как будто только тогда, однажды в истории, пытали и мучили.

Да как раз наоборот: пытать как начали при царе Горохе, в застенках татаро-монгольского ига, так никогда и не переставали. И допытались до того, что от застенков в разные стороны, как от солнца, пошли лучи пытки по всей нашей жизни.

Любая встреча с гаишником уже воняет не только чесноком, но и ГУЛАГом. Но даже если отвлечься от погон:

Детство — это пытка нервными родителями, истерическими воспитательницами детского сада.

Школа — взаимный садизм учителей и школьников, перекрестный огонь издевательств.

Армия — тут все понятно.

Работа — издевательство начальников над подчиненными.

Семья — пытка семейными скандалами.

Дети — злобные мучители родителей.

Болезни — пытка беспомощной, униженной государством медициной.

Государство — пытка авторитаризмом, открытым, обжигающим или лицемерным, лживо-демократическим.

Государство — пытка унизительными зарплатами, вообще низким, нищенским качеством жизни.

Иностранцы — пытка презрением.

Старость — пытка болью.

Пенсионеры — отстойный материал.

Смерть — пытка одиночеством.

Достоевский и православие находят в страдании смысл. Что за осмысленная страна! Не в пример другим.

Мерзавцы быстро входят во вкус. Закончив четыре класса, расстреливают тысячами, отказываясь от выходных, превращаясь в богов. Отдыхают на престижных кладбищах. Подрастает достойная смена. В ход идут бутылки шампанского. Снимай штаны! Электрический театр. Все утыкается в радость, в сперму. Обнажение человеческой натуры.

Если где-то там, далеко, человек — мера всех вещей, хотя бы в мечтах, то здесь не так. Здесь человекопоклонничество — фальшивая ценность. А где настоящая? Государство — функция вертикальной власти. Патриотизм — функция мобилизации. Мобилизация — функция универсального клея. Функции, функции, функции… Ничто не работает как истинная ценность. И только пытка — это наше все. За нее стоит побороться. Наша услада. Наш смысл жизни. Как повяжут… береги его… он же… цвета одного… Пытка!

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 26 июля 2018 > № 2694341 Виктор Ерофеев


Абхазия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 26 июля 2018 > № 2693649

Частично признанная Абхазия всеми силами старается закрепить за собой репутацию «черной дыры», в которой криминальный произвол, в том числе (или в особенности?) в отношении российских граждан, стал рутинным делом. На прошлой неделе официально стало известно о том, что еще месяц назад из гостиницы AFON REZORT в курортном местечке Новый Афон трое неустановленных лиц похитили российского бизнесмена Максима Яковлева и увезли его в неизвестном направлении.

По данным генеральной прокуратуры Абхазии, похитители были в масках, перчатках, камуфляжной форме, вооружены пистолетом и автоматом. Они угрожали насилием администратору и охране гостиницы, выбили входную дверь номера, в котором находился Яковлев, выволокли его из отеля и увезли. При осмотре места происшествия силовики констатировали, что мебель и вещи в номере были раскиданы; обнаружены следы бурого цвета, похожие на кровь. В тайнике под шкафом найдена крупная сумма денег — ее изъяли в присутствии понятых. Прокуратура Гудаутского района возбудила уголовные дела по нескольким статьям, в том числе «похищение человека группой лиц в корыстных целях с применением насилия, оружия», «разбойное нападение с проникновением в жилище». По информации супруги Яковлева, похитители требуют в обмен на его жизнь 200 миллионов рублей.

Кто такой 53-летний Максим Яковлев, и что привело его в Абхазию? Начнем с конца: вероятно, «Страна души» привлекла бизнесмена, считающегося миллиардером, тем, что он аж с 2013 года находился с розыске Интерпола по запросу Киргизии. А укрыться в Абхазии очень легко — республика, в силу того, что она признана всего пятью государствами, включая Россию, фактически находится вне международного правового поля. Так что беглые преступники, а также и находящиеся в статусе подозреваемых облюбовали себе эти райские кущи не только по причине их мягкого климата и большого количества солнечных дней в году. «Рука правосудия» сюда дотягивается крайне редко. Так что выбор Яковлевым местожительства можно считать «правильным», если б до него не дотянулись, как минимум, три пары преступных рук.

Абхазия: если государство «частично правовое»

Что натворил в Киргизии довольно известный в Петербурге бизнесмен — владелец и гендиректор АО «Полиграфоформление» и миноритарный акционер АО «Кировский завод», которому, как говорят, принадлежат и очень нехилые активы за границей? В Бишкеке бизнесмена обвинили в «самоуправстве с применением насилия, разбое, самовольном захвате помещений с применением физического насилия, либо с угрозой убийства». Яковлев был заочно арестован районным судом киргизской столицы, но российские власти почему-то оставили сей факт без реагирования.

Есть и другая, вернее, дополняющая первую версия, отчего Яковлев облюбовал для себя Абхазию: чтобы избежать отчетности перед Центробанком РФ о наличии зарубежных счетов и движении денег. Вошедшие в силу в начале этого года поправки к российскому закону «О валютном контроле» позволяют владельцам иностранного бизнеса избежать соответствующего контроля со стороны ЦБ, если они в течение календарного года находятся за пределами РФ более 183 дней. Так почему бы не воспользоваться таким «идеальным» местом, как находящаяся вне правового поля Абхазия, убив одним выстрелом двух зайцев?

Похитители бизнесмена, естественно, не найдены, что тоже является для республики делом обычным — количество нераскрытых силовиками дел здесь традиционно зашкаливает. Что же касается мотивов преступления, они могут быть вполне вульгарными: получение местными жителями выкупа за длительное «гостеприимство» столь не бедного человека, как Яковлев. Впрочем, до него могли «дотянуться» и из Киргизии — так сказать, в неофициальном порядке. По «кулуарной» информации, силовики также не исключают инсценировку похищения самим Яковлевым, поскольку выкуп за него наверняка бы заплатили, а его уже более месяца не видно: все «ищут».

В Абхазии в разгаре «пляжно-криминальный сезон»

Ну, и нельзя обойти вниманием то обстоятельство, что криминальные проблемы в Абхазии, связанные в том числе с россиянами, опять пришлись на летний сезон — единственный, когда местные жители могут заработать на туризме. Напомним, в прошлом году в это же время содрогнулось даже привыкшее к преступному беспределу местное население, перестав выпускать детей на улицу без сопровождения взрослых. Туристы же ходили «стайками» и просили власти о защите — так потрясла их серия беспрецедентных по жестокости преступлений: убийство двух девочек, российского туриста, семья которого вместе с детьми и друзьями была взята в заложники, и т. д. А тотальное хулиганство и мошенничество — это уже «норма жизни», равно как и массовые политические беспорядки. Власти разводят руками и констатируют «резкий рост тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных с особым цинизмом, в том числе убийств и похищений иностранных граждан».

И все это — на фоне тяжелейшего социально-экономического и внутриполитического положения в Абхазии, которую, напомним, кормит и поит Россия. Между тем россиян вообще, а русских — в частности, в республике не жалуют: отказывают в гражданстве даже тем, кто проживал здесь поколениями; права на приобретение недвижимости не дают; на вложение инвестиций в немалый перечень отраслей — тоже. Но при этом абхазы считают, что Россия обязана их содержать хотя бы потому, что на территории республики дислоцированы ее военные базы.

Словом, выжить в Абхазии тому, кто именуется «простым человеком», крайне сложно. Не простым — тоже, по ряду причин. К примеру, есть у тебя деньги — отнимут, и повезло, если не убьют. Есть власть — тоже отнимут, и хорошо, если не вместе с жизнью. Криминально-политические межклановые разборки здесь крайне популярны и ненаказуемы.

Что же касается похищения Яковлева, то не он первый, не он последний в республике с потрясающими природно-климатическими условиями, но ужасающим менталитетом, в том числе и властным. Вот и стала Абхазия, имевшая все шансы дотянуть хотя бы до «второй Черногории», криминальным анклавом, в котором может уйти от Фемиды кто угодно, однако практически никто не может добиться исполнения закона.

Андрей Николаев

Абхазия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 26 июля 2018 > № 2693649


Россия. Арктика. ПФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > inosmi.ru, 26 июля 2018 > № 2687621

От «Каспийского монстра» до «Арктического спасателя»: российская стратегия в Арктике

CAN News, Китай

Каспийское море — крупнейшее в мире внутриконтинентальное соленое озеро. Это спокойное озеро с очень подходящим для людей климатом. Северный Ледовитый океан — самый холодный и наименьший по площади и глубине океан на Земле. Климат очень суровый, бушуют штормы, а океан заполнен дрейфующими льдами. Суда могут ходить там только четыре месяца в году. Если вы отправите каспийское судно покорять Северный Ледовитый океан — это точно будут считать полным бредом. Но это в точности отражает образ мысли России — сейчас она возобновила план по строительству экранопланов. Согласно сведениям зарубежных СМИ, новая государственная программа вооружения России на 2018-2025 годы предусматривает восстановление флота экранопланов, и в итоге страна вступит в борьбу за Северный Ледовитый океан.

В 1960-х годах центральное Конструкторское бюро по судам на подводных крыльях имени Р. Е. Алексеева в основном использовали в военных целях. Там проектировали крупномасштабные экранопланы. Этот тип летательного судна больше похож на военный корабль: он может летать над поверхностью моря, его можно использовать для запуска противокорабельных или противолодочных ракет, или для штурмового десанта. В 1966 году экраноплан успешно совершил первый полет, и его разработка продолжилась. Западные страны обнаружили этот странный летательный аппарат только в начале 80-х годов с помощью разведывательного спутника. В первое время они не могли понять, что это — летательный аппарат или военный корабль, поэтому назвали его «Каспийским монстром».

В советское время было много моделей экранопланов, например, 14М1Р, который внешне очень похож на самолет, «Орленок» А90, который использовали для десанта, КМ — «Каспийский монстр», и экраноплан, оснащенный сверхзвуковой противокорабельной ракетой SS-N-22 «Москит».

С распадом Советского Союза и окончанием холодной войны отпала нужда в ракетных платформах для запуска сверхзвуковых противокорабельных ракет, да и к тому же Россия не могла обслуживать все эти громадины, поэтому очень много экранопланов встали на якорь и медленно покрывались ржавчиной.

В последние годы, вслед за потеплением климата, в Северном Ледовитом океане увеличилось количество как гражданских судов, так и военных. В это же время богатые природные ресурсы Северного Ледовитого океана заставляют волноваться не только страны полярного круга (Россию и Канаду), а еще и Америку, Японию, и некоторые страны Европы. Все они выражают желание вступить в борьбу за арктические ресурсы. В связи с этим Россия продемонстрировала свою сильную позицию. 13 февраля этого года на праздновании 60-ой годовщины Атомного подводного флота главнокомандующий ВМФ адмирал Владимир Королев заявил, что российские корабли всегда были в Арктике и не собираются оттуда уходить.

Россия намерена разработать 600-тонный крупногабаритный экраноплан, основанный на «Каспийском монстре», чтобы перехватить стратегическую инициативу в Арктике. С его помощью будут проводиться поисково-спасательные миссии, а также снабжение баз. Поэтому экраноплан получил название «Спасатель».

Запад считает, что перезапуск Россией производства экранопланов не ограничивается гражданскими нуждами. Высокая военная ценность экраноплана заключается в том, что его очень легко замаскировать, поскольку он может летать очень близко к поверхности моря или суши, и вражеским корабельным радиолокационным станциям будет нелегко его обнаружить. Он также может быстро маневрировать между побережьем, островами и флотом. Поэтому многие западные военные обозреватели считают, что Россия разрабатывает новые военные модели на основе гражданских экранопланов, а ее конечной целью станет восстановление великих «Каспийских монстров» советской эпохи.

Россия явно хочет развеять сомнения Запада. Судно нового экраноплана «Спасатель» будет иметь в длину 93 метра и размах крыла 71 метр. Огромный размер судна сможет удовлетворить нужды дальних рейсов на расстояние более тысячи километров. Россия назвала его «Спасатель», поскольку в основном этот экраноплан предназначен для оказания помощи и спасения на море в Арктике. Из-за ужасных погодных условий, обычные самолеты и корабли не смогут оказать помощь в случае возникновения опасного положения на судне, а также им сложно добраться до места кораблекрушения. «Спасатель» может выполнять быстрые спасательные операции в Арктическом регионе. В будущем на огромном судне «Спасатель» разместят не только пассажирские сидения, но и операционные, больничные койки, и другое оборудование, чтобы он выполнял функции мобильного госпиталя.

Разработчики называли его «спасатель при кораблекрушениях», чтобы ослабить военную окраску и уменьшить конфронтацию. Да и это своего рода благо для всех кораблей, находящихся в Арктике.

Россия. Арктика. ПФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > inosmi.ru, 26 июля 2018 > № 2687621


Россия > Армия, полиция > ria.ru, 25 июля 2018 > № 2696064 Елена Леоненко

Елена Леоненко: защита детей - приоритетное направление деятельности СК

О том, что Следственный комитет прорабатывает вопрос о возможности создания с российским бюро Интерпола специальной группы для расследования преступлений против детей, об успешном сотрудничестве с США по привлечению к ответственности педофилов, а также о снижении "несовершеннолетней" преступности в России, в интервью корреспонденту РИА Новости в День сотрудника органов следствия рассказала заместитель председателя Следственного комитета (СК) России Елена Леоненко. В ведомстве она курирует расследование уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении них.

— Как обстоят дела с международным сотрудничеством в расследовании преступлений против детства?

— Очевидно, что в современном мире международное сотрудничество правоохранительных органов является обязательным условием эффективной борьбы с преступностью. Мы регулярно принимаем участие на площадках различных международных организаций, таких как ООН, ОБСЕ, Интерпол и так далее.

Идет работа в двусторонних форматах, где обсуждаются вопросы взаимодействия в области защиты прав детей, в особенности цифровых рисков, которые сейчас принимают иные масштабы. Основным инструментом такого сотрудничества является обмен информацией по детской проблематике с нашими иностранными партнерами. Например, по поступившей в 2017 году по линии Интерпола информации (из Германии, Швейцарии, Австралии), возбуждено восемь уголовных дел по ст. 242.1 УК РФ (изготовление порнографии с использованием несовершеннолетних). При этом по трем расследованным уголовным делам судом вынесены обвинительные приговоры. Мы намерены обратиться в НЦБ Интерпола МВД России с предложением о создании специализированной рабочей группы по рассмотрению поступающих из-за рубежа сообщений по киберпреступности в отношении детей.

— Наверняка есть примеры успешного взаимодействия наших следователей с компетентными органами других стран?

— Не лишним будет вспомнить дело Юзефа Абрамова, который несколько лет держал в сексуальном рабстве нескольких девочек в Москве. Он имел двойное гражданство и скрылся в США еще до начала следственных мероприятий. Но это не стало препятствием для следствия. Мы начали плотное сотрудничество с американской прокуратурой, предоставили им всю доказательную базу. В итоге педофил был приговорен к 150 годам американской тюрьмы за преступления, совершенные на территории России. А из США нам удалось добиться депортации другого педофила, Владимира Летунова, который впоследствии был приговорен к 15 годам колонии строгого режима.

Не так давно в Российскую Федерацию был экстрадирован "гуру" сообщества "Каула Дхарма" Митрадевананда Парамахамса (он же Кириенко), от действий которого пострадали в том числе и дети. В Новосибирске несколько лет назад был осужден Сергей Кропочкин, который входил в международную сеть поставщиков детской порнографии. Несмотря на использование педофилами закрытого сегмента интернета, с помощью иностранных коллег следствие получило доступ к необходимой информации, и в итоге "режиссер" понес наказание.

Таким образом, нами наработана положительная практика международного сотрудничества, и мы реализуем основополагающий принцип права – неотвратимость наказания, в какой бы стране мира преступник ни пытался скрыться от российского правосудия.

— Можете обозначить какие-то основные тенденции, которые наблюдаются с такими преступлениями в России в последние годы?

— В целом преступность по стране снижается, в том числе и "несовершеннолетняя". В прошлом году наши следователи расследовали немногим более 19 тысяч уголовных дел в отношении подростков, тогда как в 2015 их было на четверть больше. Конечно, эти цифры — результат совместных усилий всех органов профилактики.

К сожалению, нельзя отметить аналогичную динамику в части преступности в отношении несовершеннолетних — в последние годы дети все чаще становятся объектами посягательств. За последние три года количество находившихся в производстве уголовных дел выросло примерно на 10% — с 26,6 тысяч в 2015 году до 29,3 тысяч в 2017. Это произошло, в основном, за счет дел о причинении смерти по неосторожности и преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних.

— В целом посягательств стало больше или за цифрами кроется какая-то иная подоплека?

— Статистика растет и потому, что расширяются масштабы наших проверок: в рамках предварительного следствия мы стали тщательнее расследовать все несчастные случаи с малолетними детьми. Поэтому из почти двух тысяч находившихся в 2017 году в производстве уголовных дел о смерти детей по неосторожности в суд направлено около 20%. Также усилилось взаимодействие с органами здравоохранения. К нам поступает множество сообщений о фактах вступления в половую связь несовершеннолетних, не достигших возраста согласия. Таким образом, статистика возрастает соразмерно расширению масштабов нашей работы.

— Значит ли это, что консолидация усилий всех заинтересованных ведомств поможет снизить преступность с участием несовершеннолетних?

— Безусловно, но дело не только в них. Мы наладили очень тесные контакты с федеральными ведомствами и региональными структурами законодательной и исполнительной власти, с уполномоченным при президенте Российской Федерации по правам ребенка, профильными комитетами Государственной Думы и Совета Федерации, другими правоохранительными органами.

Председатель СК России уделяет этому самое пристальное внимание, осуществляет личный контроль за многими уголовными делами, благодаря чему заметно повышена раскрываемость таких преступлений, существенно улучшена работа органов власти, отвечающих за вопросы воспитания и образования детей и подростков, организацию их досуга и всестороннего развития. Однако, как вы понимаете, снижение уровня преступности зависит далеко не только от работы правоохранительных органов.

- Так все же вопрос воспитания выходит на передний план?

— Именно так. Выдающийся советский педагог-новатор Василий Александрович Сухомлинский проводил исследования, которые подтвердили связь между развитием личности и склонностью к совершению преступлений. Разбираясь в причинах подростковой преступности, он пришел к выводу, что чем тяжелее преступление, чем больше в нем бесчеловечности и жестокости, тем беднее интеллектуальные, эстетические, моральные интересы и потребности семьи. В своей книге "Сердце отдаю детям" он пишет, что в семьях подростков, которые совершили преступление или правонарушение, практически не было книг — 780 книг на 460 семей. Ни один из тех, кто совершил преступление, не смог назвать хотя бы одно классическое музыкальное произведение. Хотя писал об этом Сухомлинский еще в 60-е годы, эти выводы применимы и к нынешним реалиям. Сегодня интернет с учетом его доступности несколько восполняет эти пробелы, но несет в себе другие угрозы…

— Какую опасность он представляет для детей?

— Вслед за глобализацией расширила свои границы и преступность — находясь в одной стране, педофил может развращать ребенка на другом конце земного шара. Интернет дал преступникам возможность проникать в душу ребенка, манипулировать его сознанием, воздействовать на неокрепшую психику. В свои сети детей завлекают секты, экстремисты, криминальный мир и различные субкультуры. Мы столкнулись с побочным эффектом социальных сетей, где среди прочего детей принуждают совершать суицид. Ведь там они бесконтрольно обмениваются информацией, которая для них совсем не предназначена — и в нашей стране находятся последователи "колумбайна", устраивающие стрельбу в школах. Далеко не факт, что за такими преступлениями не стоят взрослые манипуляторы.

Этот вопрос находится у нас под особым контролем. С появлением первых ласточек был налажен мониторинг интернет-контента, который может пагубно отразиться на детях. При выявлении этих материалов следователи информируют территориальные органы Роскомнадзора для блокировки доступа к интернет-ресурсам.

— Существуют ли какие-либо проблемы при квалификации и расследовании преступлений в сети?

— Сегодня их расследование не представляет особой сложности для следователей. Конечно, к ним стоит подходить с особой тщательностью. По мере нарабатывания практики совершенствуется и методика расследования.

Что касается квалификации, то по результатам анализа нашей работы, и в том числе по нашей инициативе, законодатель ввел новые статьи в Уголовный кодекс — статья 110.1 "Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства" и статья 110.2 "Организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства".

— В рамках своей работы следователи выполняют и профилактическую функцию. Насколько широко должна проводиться эта работа?

— Практически по каждому направленному в суд уголовному делу наши следователи в порядке статьи 158 УПК вносят представления об устранении причин и условий, способствующих совершению преступления. Нередко выясняется, что должностные лица не принимали мер по своевременному выявлению фактов семейного неблагополучия, ограждению и изъятию несовершеннолетних из социально опасной среды, предупреждению совершения преступлений и иных происшествий с участием детей. По конкретным фактам организуются процессуальные проверки, при наличии достаточных оснований возбуждаются уголовные дела.

В 2017 году проведено 242 процессуальных проверки, по результатам которых возбуждено 63 уголовных дела. Только по уголовным делам о преступлениях в отношении детей в прошлом году к дисциплинарной ответственности привлечены свыше 4 тысяч человек. Но мы этим не ограничиваемся и в отдельных случаях инициируем принятие мер административно-правового характера.

При рассмотрении уголовных дел мы анализируем все предпосылки к совершению преступления и ищем способы предупредить их. Из актуального — мы внесли предложения по совершенствованию системы организации детского отдыха и принимаем меры для того, чтобы устранить любую возможность травмирования детей на детских площадках и спортивных сооружениях.

— Выходит, что следователи в итоге делают больше, чем от них формально требуется по закону?

— Следователь не должен ограничивать себя только лишь уголовно-процессуальным кодексом. Процитирую Федора Михайловича Достоевского, который говорил, что те, кто хотят приносить пользу, даже со связанными руками могут сделать много добра. Не нужно ограничиваться прописными обязанностями и указаниями свыше — добрые побуждения, вот где двигатель жизни и работы.

Помимо профилактических мероприятий, мы стараемся помочь потерпевшим преодолеть психологическую травму, причиненную страшным событием. При содействии следственных органов создаются центры психологической, медицинской и социальной помощи. Так же, как и с детьми, индивидуальные консультации и тренинги проводятся с их родителями. Все это позволяет свести к минимуму душевные переживания ребенка от процесса расследования, смягчить причиненную ему психологическую травму. И это лишь малая толика работы, проводимой следственными органами Следственного комитета РФ.

— Шесть лет назад расследование преступлений против детства было закреплено за Следственным комитетом России. Как так сложилось, что вы посвятили этой работе большую часть жизни?

— Я начала работать в органах следствия сразу после окончания университета – в ленинградской тогда еще милиции. С первых дней специализировалась на преступлениях, связанных с детьми. В лихолетье 90-х они оказались самыми незащищенными. Лавинообразно распространялись наркотики, вдруг возникли вообще невиданные до того феномены – рэкет, проституция, торговля людьми, детская порнография, на улицах появились беспризорники…

С тех пор приходилось расследовать самые разные преступления, но детская тематика так или иначе действительно сопровождает меня всю жизнь. В контексте нашей работы, да и в целом, нельзя забывать, что дети – не просто хрупкие создания. Ребенок – это чистый лист бумаги, невинная душа. Каким он станет, зависит от взрослых. Счастье всего мира не стоит слезы невинного ребенка, как заметил Федор Михайлович Достоевский. И задача всего нашего государства и каждого сотрудника Следственного комитета – обеспечить маленьким гражданам такое детство, где слезы только от радости. Неслучайно в России 2018–2027 годы названы президентом РФ "Десятилетием детства".

Россия > Армия, полиция > ria.ru, 25 июля 2018 > № 2696064 Елена Леоненко


США. Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 июля 2018 > № 2687647 Балаш Ярабик

Соглашение Трампа с Путиным не помогло бы Донбассу — западный политолог

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Балаш Ярабик — словацкий политолог и политический консультант, внештатный сотрудник Фонда Карнеги, специализирующийся на Центральной и Восточной Европе, в особенности Украине; в прошлом работал в мадридском исследовательском центре FRIDE и киевском офисе международной некоммерческой организации Pact. В первой части интервью «Апостроф» пообщался с экспертом о недавней встрече президентов США и России в Хельсинки, итогах саммитов НАТО и Украина-ЕС для Киева, отношениях между Украиной и Евросоюзом и украинских президентских и парламентских выборах в 2019 году.

— В США о поведении Трампа после встречи с Путиным говорили как об измене. Конечно, из-за реплик на тему российского вмешательства в американские выборы. Расскажите сперва о ваших впечатлениях от саммита. Ну и второй момент: об Украине на пресс-конференции было сказано мало. Причем только Путиным. Почему, как вам кажется?

— Думаю, что реакции на встречу в Хельсинки в основном связаны с американским внутриполитическим измерением. То, что Россия каким-то образом вмешалась в выборы, для Демократической партии самая большая тема практически с момента победы Трампа над Клинтон. Идет расследование [спецпрокурора Роберта] Мюллера, и это, конечно, придает ситуации огромную пикантность.

А что касается Украины, то я не ожидал чего-то существенного. Конечно, мы не знаем, что было во время разговора тет-а-тет. И даже американцев это очень волнует. Я уже видел несколько высказываний, что теперь «нужно, чтобы переводчики дали отчет» (смеется). Видно, что нет доверия между Трампом и практически всем американским истеблишментом.

Я не ожидал, что будет что-то об Украине. Американская позиция более-менее однозначна. Украинцы пытались даже купить американскую поддержку: есть разные контракты — например, на уголь и ядерное топливо. И после того как Трамп согласился с поставками вооружений, политика США [в отношении Украины] стала практически такой же, какой была — нет изменений.

Не в компетенции Трампа договориться по Крыму — он просто не сможет это сделать. И я не думаю, что Россия может в этом вопросе как-то торговаться.

Я ожидал, что они будут больше говорить о Сирии, в то время как интересы Израиля, вероятно, играли важную роль. Путин мог бы сыграть на эго Трампа — что тот может стать «миротворцем». По Украине стать миротворцем невозможно, потому что практически все зависит от местных игроков — главное от Киева. И здесь, в Украине, конечно, нет желания и готовности согласиться с какими-то международными договоренностями, согласованными между внешними игроками без участия Киева.

Уже есть Минские договоренности. Можно договориться о чем-то новом, но в итоге будет то же самое: какой-то политический процесс и гарантии безопасности — каким образом и когда передать территорию Украине. Ничего больше, на мой взгляд, не придумаешь. И у меня есть ощущение, что Россия тоже это хорошо понимает: что они, допустим, потеряли Украину как минимум на одно или два поколения, что сейчас изменить ситуацию практически невозможно. Но это больше ощущение, чем осознанный факт.

— То есть сейчас по Донбассу вы никакого продвижения не ожидаете вообще?

— Специальный представитель Государственного департамента США по вопросам Украины Курт Волкер провел несколько пресс-конференций и сказал, что США ожидают шагов от России. Нельзя исключать, что на тет-а-тет что-то об Украине было (интервью состоялось до того, как стало известно о предложении Путина провести референдум и на Донбассе, которое отклонил Белый дом, — «Апостроф»). Но мне трудно представить, что. Какая-то договоренность Трампа с Путиным мирному процессу не помогла бы. Думаю, даже наоборот.

— Путин заявил, что якобы на встрече согласились начать диалог о каких-то идеях по «урегулированию кризиса» на Донбассе. Для начала на уровне экспертов. Что это вообще может быть?

— Экспертный диалог идет на уровне Волкера и Суркова. Просто сейчас они сделали паузу — с февраля ничего не было. И в минском процессе, уже без американцев, тоже есть экспертные группы. Поэтому что они могли иметь в виду, помимо этого, я совершенно не понимаю. Сомневаюсь, что, кроме диалога Волкера и Суркова (посмотрим, останется он или будет кто-то новый), будет какой-то новый процесс.

— Один интересный момент из речи Трампа в Хельсинки: всего через несколько дней после жесткой критики в Брюсселе «Северного потока-2» и Германии президент США говорит, что Америка будет конкурировать с Россией за европейский рынок газа. Чем мотивировано это изменение?

— Трамп — бизнесмен. Он постоянно говорит об искусстве сделки. Об этом кто-то написал для него книгу, и он продает ее как свою. В понимании Трампа политика должна строиться на сделках. Он хочет быть таким американским президентом и ожидает, что мир будет делать, что он хочет. Это первое.

Второе: конечно, тут интересы Америки и Украины совпадают. Трамп действительно видит Россию конкурентом на европейском газовом рынке, это его мотивация. Со сланцевым газом Америка стала экспортером газа. Для Трампа это хороший бизнес-проект по продвижению американских бизнес-интересов.

— В этой парадигме выгоднее было бы настаивать на том, что проект «Северный поток-2» нельзя реализовывать. А сейчас выглядит, будто Трамп уже не собирается противостоять строительству газопровода.

— Нет, я так не считаю. Были даже утечки, что США могут ввести санкции против европейских компаний [участвующих в проекте]. Но я думаю, что американцы точно понимают, что «Северный поток-2» будет. Проект уже в такой фазе, что остановить его невозможно, можно только мешать ему. Если бы такие попытки были год или полтора назад, может быть, это бы и дало результат. Если Трамп будет выступать против запуска газопровода, поддержка проекта населением Германии будет лишь повышаться.

— И что сейчас должны сделать Украина и те ее западные партнеры, которые выступали против «Северного потока-2»?

— Я не эксперт в энергетической отрасли. Мое личное мнение: украинцам нужно каким-то образом привлечь Германию. Без анбандлинга (разделения активов «Нафтогаза» с целью отделения транспортировки от трейдерской деятельности, — «Апостроф»), который Украина не очень хочет делать, это невозможно, украинский газовый бизнес просто не будет интересен для сильного немецкого или другого европейского игрока.

Вопрос, каким образом провести анбандлинг. Меркель говорила, что дала какие-то риторические гарантии, что украинский транзит должен сохраниться после реализации «Северного потока-2». Думаю, что это очень большой результат — это немало. Конечно, вопрос, какими будут гарантии. Многое зависит от арбитража в Стокгольме. Это долгий процесс. Но мне кажется, что Украина имеет шанс не остаться без транзита даже после запуска «Северного потока-2».

Есть у меня мысль, что немцы попытаются его завершить, когда в Украине будут выборы: после выборов украинцы будут просто заняты своими внутренними политическими делами.

Я согласен с политическими аргументами (о том), почему Германии не надо было реализовывать проект «Северный поток-2». С другой стороны, есть сильные экономические аргументы: российский газ гораздо дешевле, чем LNG (сжиженный природный газ, — «Апостроф»). Североевропейские газовые месторождения приходят в упадок. И немцам газ очень нужен из-за новой энергетической политики, в рамках которой они закрывают атомные электростанции — остаются газ и уголь. Но из-за угля по выбросам парниковых газов Германия — первая в ЕС.

Поэтому покупка российского газа имеет для Германии экономический и стратегический смысл. Политического и геополитического — не имеет. Поэтому те аналитики, которые хотят доказать, что проект этого газопровода не имеет смысла, к сожалению, неправы.

— Сейчас четвертая годовщина сбития Boeing рейса MH17. К какому итогу, по-вашему, движется расследование?

— Это хороший вопрос. Я, опять же, не являюсь специалистом в этой отрасли. Но с самого начала я думал, что голландцы попытаются все сделать так, чтобы иметь доказательства для суда. Мы уже видели, что они хотят все проработать до деталей, чтобы сомнений в правильности выводов вообще не возникло. Поэтому работа длится так долго.

Сейчас ясно, что «Бук» был российским. Но кто стрелял? Думаю, это голландцы и пытаются выяснить и найти доказательства. Когда это произойдет и какими будут последствия — трудно сказать. Если они найдут доказательства причастности российского командования, это, конечно, будет иметь свои последствия.

— В июле прошли саммит Украина-ЕС и саммит НАТО. Как вы оцениваете их итоги для Украины?

— Я думаю, что оба были успешными для Украины, по разным причинам. Венгры сделали все, чтобы Украины не было на саммите НАТО, но американцы нашли способ, который устраивал почти всех (имеется в виду заседание Североатлантического совета с Украиной и Грузией, — «Апостроф»).

Конечно, Украина не могла рассчитывать на ПДЧ. И не получила членство в Программе расширенных возможностей. Но это было гораздо важнее для Грузии, потому что она действительно делает реформы, о которых договорилась с НАТО. А Украина — нет.

Украина и Порошенко получили от саммита максимум возможного. В НАТО не склонны давать Украине ПДЧ, и Грузии тоже. Не то чтобы они боятся конфликта с Россией — просто не видят, чем такой шаг выгоден блоку.

Конечно, самый большой вопрос — это реформа спецслужб. Реформа наконец произошла (Верховная Рада приняла законопроект о национальной безопасности Украины, — «Апостроф»), но в НАТО очень скептичны по поводу ее имплементации — они публично критиковали работу СБУ и то, что она имеет очень широкий мандат. Видно, что пока нет политического желания что-то менять. Конечно, до выборов ничего не будет, а после выборов — это будет долгий процесс.

Саммит Украина-ЕС был действительно очень успешным для Украины. Во-первых, из-за совместного заявления: европейцы не только согласились опять включить формулировку «европейские стремления Украины», хотя последние три года в первую очередь голландцы и немцы были категорически против, но и очень положительно отозвались о реформах и имплементации Соглашения об ассоциации. Наверное, просто хотели дать Украине что-то позитивное, и это получилось. Совместное заявление — это очень важно.

Второе: это не значит, что с точки зрения Евросоюза и его стран-членов в Украине все хорошо. Но перед саммитом в Хельсинки стало ясно, что нельзя давать какую-то причину для конфликта или кризиса.

Ну и третье: очень важный фактор — это выборы в 2019 году. В ЕС понимают, что Порошенко хочет играть на поле евроинтеграции. Поэтому не было вообще никакой [публичной] реакции на планы Порошенко о четырех секторах евроинтеграции (участии Украины в «четырех союзах» ЕС: таможенном союзе, энергетическом союзе, едином цифровом рынке и Шенгенской зоне, — «Апостроф»). Кроме единого цифрового рынка, это не имеет смысла, и Евросоюз это очень хорошо знает и говорит украинцам. Но не хотели даже этим навредить репутации Порошенко. В последние месяцы изменилась даже риторика посла Евросоюза в Украине. Проблемы невыполнения Соглашения об ассоциации, коррупции и отсутствия реформ никуда не исчезли. Но из-за выборов изменилась точка зрения Евросоюза. Не то чтобы они не хотят, чтобы Порошенко проиграл — они не хотят давать оппозиции повод для критики.

Европейцы не ожидают, что здесь будет, как в Молдове: [президент Игорь] Додон построил свою кампанию на антибрюссельской риторике. Думаю, политики, та же Юлия Тимошенко, будут больше играть на том, что с Порошенко евроинтеграция невозможна.

— Делает ли Киев ошибку, упирая на символизм в отношениях с Евросоюзом и НАТО: признании европейских устремлений, желания вступить в НАТО? Тем самым, может быть, лишая себя возможностей получить что-то более существенное в практическом плане.

— Во-первых, Евросоюз действительно считает, что акцент должен быть на имплементации реформ и Соглашения об ассоциации. Без этого двигаться некуда. Киеву надо бы посмотреть, что работает в Соглашении об ассоциации и DCFTA (Углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли, — «Апостроф»), а что нет. Украина имеет очень хороший результат в торговле со странами ЕС, но проблема в том, что европейский рынок пока не может заменить российский. В Молдове лишь в прошлом году торговля с ЕС впервые уже не только превысила по объему торговлю с Россией, но и компенсировала ущерб от российского эмбарго. Но там российское эмбарго действует уже где-то десять лет.

Во-вторых, в ЕС очень хорошо знают, что проблемы имплементации связаны с ограниченными способностями государственных органов и сложностью законодательных процессов в Раде. Они очень плотно работают с этими госорганами и видят: много что выглядит как коррупция, но является практически вопросом компетенции. Они видят, что тут не хватает способностей, понимания, совершенно другой процесс формирования политики. В Украине нужно менять все. И Евросоюз уже понял, что это не произойдет мгновенно.

С моей точки зрения, мы слишком много говорим о коррупции. Не все, что происходит в Украине, является вопросом коррупции — это вопрос разных интересов, политических в том числе. Эти процессы есть в каждой стране, и в Евросоюзе тоже. Объяснять все коррупцией очень легко: «Украина? Там коррупция, ничего не сделаешь…» Преувеличивать значение коррупции — это очень большая стратегическая ошибка Евросоюза.

Еще одна ошибка — мы не инвестируем в Украину. Мы с коллегами из Фонда Карнеги написали об этом большой доклад в феврале-марте. Мы [европейцы] многого ожидаем от Украины, не вкладывая сюда деньги. Пакет поддержки со стороны ЕС сейчас составляет где-то 14 млрд евро. Немало, но из этой суммы лишь 1,5 млрд — грант, а остальное — кредиты. Это, конечно, дешевые кредиты, гораздо дешевле, чем на рынке облигаций. Но это все равно не такая помощь, какую Евросоюз дал странам-членам. Для модернизации Украины нужно гораздо больше инвестиций. Это вопрос ожиданий и ответственности.

Я из Словакии, как и [глава стратегической группы советников по поддержке реформ в Украине] Иван Миклош, я его очень хорошо знаю. Я считаю, что ваши выборы могут быть положительными, и они очень важны. Потому что помню, что, когда Миклош и компания пришли к власти, нужно было два стабильных правительства, чтобы привести в страну достаточно FDI (прямых иностранных инвестиций, — «Апостроф»). Но тут же война, коррупция и очень плохая репутация страны в мире! Поэтому ожидания, что FDI придут сразу, были очень нереалистичными.

Еще одной ошибкой было то, что Запад — в основном МВФ и ЕС — настаивает на строгой экономии. Если не будет FDI, то кто здесь будет инвестировать? Политика Запада выглядит не так хорошо, если посмотреть на нее критически. Даже делая выводы из опыта Центральной Европы, можно было действовать по-другому. МВФ хочет макрофинансовой стабильности, экономного государства, а правительство — стимулировать украинскую экономику. И мы [на Западе] это называем популизмом! Ну как?!

— В ожидании выборов, по слухам, Евросоюз отказывается от некоторых своих требований как условий выделения следующих траншей макрофинансовой помощи (совсем недавно в ЕС приняли решение о выделении Украине 1 млрд евро). При этом в ЕС рассчитывают, что Украина выполнит часть условий и получит первый транш. То есть они стоят перед выбором моральным и прагматичным. Как вы это видите?

— Согласно закону о макрофинансовой помощи, без МВФ ЕС ничего не может сделать. Не скажу, что Евросоюз отказался от критики, но я вижу, что в ЕС появляется понимание, что необходимо дать этому государству возможность действовать «популистически» (именно в кавычках, потому что я не считаю это популизмом, когда ты хочешь что-то дать людям — здесь невозможно жить на $100 в месяц). Это процесс осознания реальности, реальных возможностей страны. Но в МВФ такое явно не проходит.

Думаю, Евросоюз действительно не станет включать в список требований, например, отмену моратория на продажу леса-кругляка. Вы видели этот новый британский доклад о том, куда идет дерево… Также несколько других условий. Но все антикоррупционные требования, электронные декларации (требование отменить норму закона о е-декларировании для антикоррупционных активистов и автоматизировать проверку электронных деклараций госслужащих, — «Апостроф») останутся. Любимое гражданское общество мы в обиду не даем (смеется). Я за прозрачность гражданского общества, но есть другие средства ее обеспечить.

Если будут нормальные выборы — все равно, кто выиграет, — и государство будет более-менее нормально работать, Украина тогда покажет Евросоюзу, что она стабильна, является нормальным государством. Если Порошенко не победит, будет трудно стабильно пройти переходный период, но посмотрим.

— Чего вы ожидаете от кампании?

— Она уже идет. Все говорят о каких-то новых лицах, но я не думаю, что они действительно могут победить. Будут какие-то пиар-проекты и ребрендинг старых лиц. Если честно, считаю, что на президентских победит либо Порошенко, либо Юлия.

— В третьего претендента не верите?

— Нет. Может быть, конечно, но пока я не вижу, чтобы у Вакарчука или Зеленского была команда или серьезные попытки двигаться в этом направлении. Так что думаю, что будут старые лица. Новые, конечно, будут делать свое, но кроме пиар-эффекта я ничего серьезного не ожидаю.

Серьезно к выборам готовятся Тимошенко и Порошенко… Есть и другие, но они хотят участвовать и не выиграть, хотят быть в парламенте.

Будут действительно какие-то договоренности между Ляшко и Ахметовым, чтобы Ахметов имел своих людей в Радикальной партии. Это уже будет более контролируемая партия, чем сейчас, когда во фракции много людей, которых контролировать невозможно.

Олигархи будут больше контролировать партии, если будет какой-то контракт с Порошенко. Пока он есть. Порошенко, Фирташ, Ахметов и Косюк, может быть, еще кто-то пятый из агробизнеса — «забирают деньги». Значит, есть какой-то рабочий контракт. Даже, может быть, будут договоренности с Коломойским. Вы видите какую-то кампанию против Порошенко от Коломойского? Ее нет.

Юлию видно, и с ней, думаю, тоже будут пытаться играть… Я не могу пока себе представить, как себя поведут силовики, если Юля выиграет. Но это уже другой вопрос — характер ее отношений с Турчиновым и Аваковым для меня неизвестен.

— А что скажете о возможности создания какой-то единой «промайдановской» или проевропейской платформы, которая могла бы поучаствовать в парламентских выборах? меет ли она перспективы?

— Думаю, что да. Подозреваю, что есть попытки, но здесь разные игроки с разными интересами. Был очень рад услышать заявление Кличко, что он не пойдет на президентские выборы. Это очень честно. Отлично, но как договорятся, к примеру, Вакарчук и Гриценко, еще и с меньшими игроками? Мне это непонятно.

Потенциал, я полагаю, есть. Конечно, было бы хорошо, если бы победили «реформаторы». Но пока я не вижу у них такого потенциала, какой имела «Самопомич» на предыдущих выборах. И «Самопомич» стала действительно «львовской» партией. Потенциал был большим… Сейчас я не вижу силы, которая могла бы играть на национальном уровне, объединив в себе молодых людей, которые хотят что-то изменить. Вакарчук с Гройсманом и другими могут играть на этом, но смогут ли они объединиться? Я даже не думаю, что Гройсман наконец-то уйдет от президента.

США. Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 июля 2018 > № 2687647 Балаш Ярабик


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter