Всего новостей: 2605672, выбрано 1824 за 0.128 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (33)Полухина Юлия (33)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Рогозин Дмитрий (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27) далее...по алфавиту
Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 21 сентября 2018 > № 2736329 Штефан Шолль

Российский яд

Штефан Шолль | Frankfurter Rundschau

"Политические преступления в России вряд ли расследуются. При этом критики режима вынуждены опасаться все более жестоких насильственных действий", - пишет журналист немецкого издания Frankfurter Rundschau Штефан Шолль.

"Врачи берлинской клиники Charité гадают, чем был отравлен российский активист Петр Верзилов. (...) Фотомодель Анна Шапиро, которая вместе со своим мужем потеряла сознание в пиццерии в английском Солсбери, заявила бульварной газете Sun, что ее хотели убить путинские агенты (согласно последним сообщениям, в случае с Шапиро и ее мужем Кингом британская полиция рассматривает в том числе версию розыгрыша. - Прим. ред.). (...) Еще в марте в Солсбери было совершено покушение с использованием боевого вещества на бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь", - перечисляет журналист. "Россия в настоящий момент кажется обителью убийц, от жестоких до неуклюжих", - констатирует Шолль.

Однако критики российского режима в последнее время подвергаются атакам не только с помощью яда, отмечает журналист. "Пока еще не ясно, какие личности и мотивы стоят за каждым из этих случаев. Но если государственная власть действительно как-то с этим связана, то мы переживаем примитивизацию системы, которая все больше пытается решить свои проблемы с помощью грубого насилия", - заявил в разговоре с изданием московский правозащитник Сергей Давидис.

Московская оппозиционная пресса связывает отравление Верзилова со смертью оппозиционных репортеров Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и оператора Кирилла Радченко, отправившихся в ЦАР для того, чтобы снять фильм о наемных солдатах "Группы Вагнера" и об охраняемых ими золотых приисках. За "Группой Вагнера" стоит петербургский предприниматель Евгений Пригожин. Отравленный Верзилов, являющийся также издателем либерального портала "Медиазона", был близким другом Расторгуева, говорится в статье.

"Политические преступления в России вряд ли расследуются. И убитые журналисты критиковали в последние месяцы далеко не только Пригожина. Верзилов произвел сенсацию, когда в июле во время финала чемпионата мира по футболу в Москве выбежал на поле вместе с активистками протестной группы Pussy Riot. На глазах у Путина", - пишет Шолль в заключение.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 21 сентября 2018 > № 2736329 Штефан Шолль


Сирия. Россия. Израиль > Армия, полиция > carnegie.ru, 19 сентября 2018 > № 2734281 Ксения Светлова

Сбитый Ил-20. Чем Россия ответит Израилю

Ксения Светлова

Израиль беспокоят два варианта возможной российской реакции в Сирии: ограничение свободы действий израильских ВВС и передача Дамаску систем С-300. Любой из этих вариантов затруднит попытки Израиля пресечь военную активность Ирана на территории Сирии и потенциально создаст новые опасные ситуации, в которых Израиль, Россия, Сирия и, возможно, Иран будут действовать одновременно в очень небольшом воздушном пространстве

В ночь на 18 сентября во время атаки израильских истребителей F-16 на военные объекты в сирийской Латакии сирийские ПВО ответным огнем сбили российский самолет-разведчик Ил-20. В Минобороны РФ вину за падение Ила возложили на Израиль и даже пообещали «ответные шаги». Многие восприняли это как верный признак надвигающегося конфликта, тем более что заявлению Минобороны сопутствовал грозный аккомпанемент российских госСМИ, где одни призывали разорвать отношения с «еврейским государством», а другие агитировали за то, чтобы «нанести по Израилю сокрушительный удар».

Израильский ЦАХАЛ, в свою очередь, возложил всю ответственность на сирийцев. Премьер-министр Нетаньяху побеседовал с президентом Путиным и предложил направить в Москву командующего ВВС со всеми доказательствам и материалами, после чего российский президент выступил с вполне умеренным заявлением, в котором, однако, предупредил, что примет меры для обеспечения большей безопасности российским военным. Что означают эти слова для Израиля и как будут теперь развиваться отношения между двумя странами?

Огромное небо одно на двоих

Еще в сентябре 2015 года, когда Россия пришла на помощь Башару Асаду, в Израиле многие опасались, что появление нового, могущественного игрока в Сирии означает, что Израиль больше не сможет свободно действовать против иранских сил, появившихся в Сирии еще в 2012 году. Об этом писал и Амос Ядлин, бывший глава военной разведки, и многие другие эксперты. Другие аналитики говорили о тесном союзе Ирана и России и резком противоречии российских и израильских интересов в Сирии.

Однако практика показала, что большая часть этих опасений пока не оправдалась. Да, израильским военным пришлось учитывать, что на территории Сирии стало гораздо больше российских военных и появились комплексы С-400. Но вскоре были созданы специальные каналы связи и оповещения между израильской и российской сторонами. И все последние три года над Сирией время от времени появлялись истребители, которые наносили точечные удары по иранским военным базам, заводам и аэродромам.

Чаще всего Израиль не брал никакой ответственности за произошедшее и лишь в исключительных случаях давал понять, что имеет отношение к тем или иным действиям на сирийской земле. За последние три года израильские ВВС совершили около двухсот подобных вылетов. За исключением апрельской атаки в Хомсе, где под удар попала база T4, никаких публичных заявлений с критикой Израиля в России сделано не было. В Израиле многие объясняют это прекрасными личными отношениями между лидерами двух стран – Владимиром Путиным и Биньямином Нетаньяху. Израильский премьер летает в Москву так же часто, как в Вашингтон, а по количеству личных встреч с Путиным Нетаньяху среди ближневосточных лидеров опережает только Хасан Рухани, президент Ирана.

Так, например, на следующий день после атаки на иранский склад оружия в районе Аль-Кисва близ Дамаска 8 мая российский и израильский лидеры продефилировали рука об руку по Красной площади во время парада Победы. Также Россия сигнализировала Израилю, что не считает иранское присутствие в Сирии после окончания войны желательным или необходимым – по крайней мере, так оценил ситуацию сам премьер Нетаньяху, который после очередной встречи с Путиным заявил, что Россия не станет вмешиваться в израильские действия против иранских военных объектов.

Вскоре министр обороны Израиля Авигдор Либерман даже предложил президенту Сирии Башару Асаду изгнать из Сирии командующего силами «Кудс» иранского генерала Кассема Сулеймани. Впрочем, те, кто рассчитывал, что зеленый свет от России для Израиля свидетельствует о том, что иранская роль в Сирии подошла к концу, сильно ошибались.

Маневры и уступки

Для Израиля действия иранцев в Сирии – это та самая красная черта, перейти через которую ни в коем случае нельзя, и с этим согласны как правящая партия «Ликуд», так и лидеры израильской оппозиции. Причина такого единодушия кроется в многолетних угрозах и угрожающих действиях Ирана в адрес Израиля.

Тегеран не только грозится ежедневно стереть «сионистское образование» с лица земли, но и устраивает теракты против израильских целей за рубежом – как правило, с помощью своих прокси («Хезболлы» и других террористических организаций), снабжает оружием ливанскую «Хезболлу», в арсенале которой сейчас находится 150 тысяч ракет (для сравнения: в ходе второй ливанской войны «Хезболла» выпустила по израильским городам шесть тысяч ракет). Несмотря на отсутствие общих границ, Иран считает себя лидером антиизраильского движения, регулярно приглашает в гости руководителей небольшой радикальной еврейской группы «Натурей Карта», которые отрицают существование Израиля по религиозным мотивам, и проводит конкурсы карикатур, посвященных Холокосту.

В первые годы гражданской войны в Сирии позиция Израиля была скорее выжидательной. В Израиле с ужасом наблюдали за сирийской резней, которая происходила в считаных километрах от жилых домов Кирьят-Шмоны и Метулы, но, наученные горьким ливанским опытом, в конфликт не вмешивались.

Однако вскоре в приграничном районе появились иранские высокопоставленные военные и боевики «Хезболлы». В январе 2015 года ливанская газета «Аль-Ахбар» сообщила, что «Хезболла» намерена создать специальные подразделения на сирийской части Голанских высот. Вскоре в ходе авиаудара были ликвидированы шесть высокопоставленных лидеров Партии Аллаха. Иранские СМИ сообщили, что среди погибших также был иранский генерал Сардар Алла-Дади, один из командиров сил «Кудс». Также погибли пятеро иранских солдат, а общее число погибших составило 12 человек.

Далее последовали попытки иранцев создать свои базы, военные заводы и научно-исследовательские центры на территории Сирии. Об этом свидетельствовали спутниковые снимки, обнародованные в израильской и международной прессе. В Израиле не поверили, что эти базы и военные заводы неподалеку от израильской границы нужны Ирану исключительно для борьбы с ИГИЛ и тем, что осталось от Свободной сирийской армии, и начали действовать.

На каждой встрече с российскими политиками израильские министры называли свою красную черту – присутствие Ирана в Сирии. Первого августа Александр Лаврентьев, специальный посланник президента Путина в Сирии, заявил, что Иран отвел свой войска на 85 км от израильской границы, и подчеркнул, что с точки зрения Москвы на территории Голанских высот, отвоеванных Асадом не без помощи Ирана и «Хезболлы», должны находиться только сирийские войска.

В Израиле на это ответили, что сирийская армия, сильно поредевшая за годы гражданской войны, набита иранскими военным и экспертами, как гранат – зернами, и дали понять, что будут довольствоваться новой дислокацией иранских сил в Сирии.

Лаврентьев тогда заявил, что среди сирийский военных «могут быть иранские советники», но в целом «иранцы ушли, и шиитских формирований в этой зоне больше нет». В Израиле пожали плечами и продолжали действовать. Возможно, зерна будущего конфликта проклюнулись уже тогда, когда Москва смогла добиться от Ирана определенных уступок, а в Израиле эти уступки сочли не более чем тактическими маневрами.

Контуры будущего

Очевидно, что, несмотря на ядовитую риторику на российских каналах, оставившую крайне неприятный осадок у израильтян, пока хода дипломатическому скандалу не дадут. В этом не заинтересован никто, ведь партнерские отношения между двумя странами и в самом деле важны во всех отношениях. Россия остается в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, и в Израиле убеждены, что с Москвой лучше договариваться, чем идти на конфликт.

Судя по заявлению Путина, он тоже не намерен греметь в барабаны войны. Лучше быть посредником между Израилем и Ираном, чем вызвать новый виток военного конфликта в Сирии и поставить под удар все дипломатические достижения. Ведь военное столкновение Ирана и Израиля в Сирии – это совсем не фантастический сценарий. Еще в апреле в Израиле поговаривали о том, что реакция Тегерана на обстрел базы Т4 в Хомсе может быть непредсказуемой и способна повлечь за собой широкомасштабную военную конфронтацию.

Однако Иран тоже не намерен самоустраняться с сирийского пространства. Слишком много крови было пролито и слишком много средств вложено в сирийские дела, чтобы сейчас пойти на попятный. Россия уже показала, что может добиться определенных результатов – отодвинуть иранцев на расстояние 85 км от израильской границы, так сказать, развести противников по углам, – но не будет настаивать на полном выводе иранских сил из Сирии. Отношения России и Ирана – это целая сеть запутанных интересов, в которой Сирия – лишь одно из многочисленных звеньев.

Иран же играет вдолгую. Там надеются, что рано или поздно Россия сократит свой воинский контингент в Сирии до необходимого минимума, а США под руководством Дональда Трампа и вовсе выведут войска из страны или резко сократят свое присутствие там, ограничиваясь помощью сирийским курдам и войной против ИГИЛ. И вот тогда Иран станет самой большой и влиятельной величиной в Сирии. А это означает продолжение деятельности, которая воспринимается в Израиле как враждебная и угрожающая национальной безопасности.

На данный момент Израиль беспокоят два варианта возможной российской реакции в Сирии: ограничение свободы действий израильских ВВС и передача Дамаску систем С-300. Любой из этих вариантов затруднит попытки Израиля пресечь военную активность Ирана на территории Сирии и потенциально создаст новые опасные ситуации, в которых Израиль, Россия, Сирия и, возможно, Иран будут действовать одновременно в очень небольшом воздушном пространстве. Хочется надеяться, что в конце концов победит здравый смысл и прагматический интерес, что дипломатия возьмет верх над эмоциями и жаждой мести, так как цена необдуманных шагов очень высока.

Сирия. Россия. Израиль > Армия, полиция > carnegie.ru, 19 сентября 2018 > № 2734281 Ксения Светлова


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734198 Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: Россия придумала изощренный способ борьбы с Украиной и Западом (Апостроф, Украина)

Чтобы предотвратить внешнее вмешательство — предсказуемо, речь в интервью идет о России (а как в украинских СМИ может быть иначе?) — в президентскую и парламентскую кампанию на Украине Евразийский центр Атлантического совета, Фонд Виктора Пинчука и Трансатлантическая комиссия по честным выборам (TCEI) во время 15-й ежегодной встречи Ялтинской Европейской Стратегии (YES) запустили Рабочую группу по украинским выборам. Руководитель TCEI, бывший генеральный секретарь НАТО и внештатный советник президента Украины Андерс Фог Расмуссен рассказал «Апострофу» о цели этой инициативы.

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

«Апостроф»: Вы очень осторожно говорили о возможных ограничительных мерах против медиа, замеченных за вмешательством в избирательный процесс. Не делает ли осторожность в этом вопросе вашу позицию слабее позиции тех, кто будет вмешиваться в выборы, собственно Кремля?

Андерс Фог Расмуссен: Я хочу подчеркнуть, что мы — политически нейтральны. Мы одинаково будем относиться ко всем кандидатам. Наша цель — убедиться в том, что украинцы имеют свободу выбора, свободные и честные выборы без вмешательства извне. Поэтому это будет основой для всей нашей работы здесь.

— Вы говорите о том, что выборы должны быть прозрачными, однако эксперты уже заявляют о большом количестве неправдивых материалов в медиа. Как мы можем справиться с этим?

— Я думаю, что один из способов, который поможет справиться, — это разработка инструмента, который мы называем инструментом отслеживания. Он поможет отразить специфические схемы в способе подачи фейковых новостей, дезинформации и попытках создать раскол в украинском обществе. Мы будем отмечать такие паттерны, а потом — делать достоянием общественности. Мы будем привлекать медиа, организовывать конференции, регулярно будем выпускать новостные бюллетени.

Мы искренне верим: путь, который поможет сделать украинское общество гораздо более устойчивым, заключается в том, чтобы доносить до людей правду, чтобы они осознавали, что происходит на самом деле. То есть мы видим что-то, публикуем, и граждане уже знают. Мы должны критически относиться к фактам.

— Почему ваша организация взялась за это? В чем ее выгода?

— Думаю, мы имеем две специфические причины заниматься этим. Первая — принципиальная. Я убежден, что единственный путь обеспечить выживание свободы и демократии — убедиться в том, что люди действительно имеют свободу выбора, они выбирают свое правительство на свободных и честных выборах. Именно по этой причине Россия осознает: чтобы дестабилизировать наши общества, надо подорвать надежность и доверие к нашим демократическим институтам и процессам. Для них это новый изощренный способ бороться за прогресс их идей. Не допустить этого — принципиально для нас.

Но также, со своей западной точки зрения, я считаю, что Украина — это стратегическая ценность. Поэтому мы должны обеспечить здесь дальнейший прогресс в реформах и поддержать Украину, ориентированную на Запад. Конечно, это тоже играет роль.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734198 Андерс Фог Расмуссен


Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734194 Дейв Маджумдар

The National Interest (США): Кто на самом деле сбил российский самолет?

Обстоятельства вокруг инцидента неоднозначны. К каким последствиям для России и Сирии они могут привести?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Кремль пытается разрядить напряжение, возникшее после того как сирийские ПВО сбили российский разведывательный самолет Ил-20М во время израильского авианалета на прорежимные силы Башара Асада.

Четырехмоторный турбовинтовой самолет был сбит ракетой, выпущенной из сирийского комплекса ПВО С-200. В этот момент Ил-20М приближался к четырем израильским F-16, участвовавшим в налете на сирийские позиции. Во время инцидента погибли 15 российских военнослужащих, но официальные лица в Москве и Тель-Авиве быстро предприняли меры по разрядке напряженности, возникшей было после того, как российское министерство обрушило свою ярость на израильтян. Однако президент Путин поспешил списать инцидент на неясность боевой обстановки.

«Здесь скорее это похоже на цепь трагических случайных обстоятельств, потому что израильский самолет не сбивал наш самолет, — отметил Путин на пресс-конференции 18 сентября. — Но, безусловно, мы должны в этом серьезно разобраться. А наше отношение к этой трагедии изложено в заявлении Министерства обороны Российской Федерации, которое со мной полностью согласовано».

Путин отметил, что этот инцидент разительным образом отличается от инцидента, произошедшего в ноябре 2015 года, когда турецкий истребитель F-16 сбил российский бомбардировщик Су-24, ненадолго вторгнувшийся в турецкое воздушное пространство. «Что касается вашего сравнения с известными событиями, когда турецким истребителем был сбит наш самолет, то это все таки другая ситуация. Тогда турецкий истребитель сознательно сбил наш самолет».

Первая реакция России

В этом конкретном случае, похоже, что наземные сирийские ПВО неверно опознали российский самолет во время израильского налета. Российская же сторона утверждает, что ВВС Израиля использовали Ил-20 как прикрытие, будучи уверены, что подвергать российский самолет риску сирийцы не станут.

«Всем специалистам понятно, что под прикрытием нашего самолета Ил-20, предполагая, что в этом направлении сирийские системы ПВО действовать не будут, был нанесен удар», — прокомментировал ситуацию российский министр обороны Сергей Шойгу.

Российское министерство обороны также выразило свое негодование, что Израиль не предупредил Москву о начале авианалета. «Израильская авиация без предупреждения, если говорить точнее, то за минуту, ровно за одну минуту до нанесения удара, предупредили, уведомили нас о том, что они такой удар наносят по объектам на территории Сирии. И далее удар был нанесен», — рассказал министр. По его словам, Ил-20 был сбит в ходе контрмер, предпринятых сирийскими ПВО.

Израильская точка зрения

Израильская сторона выразила свое сожаление по поводу гибели российских военнослужащих, но вину возложила на сирийцев. «Израиль скорбит о гибели членов экипажа российского самолета, который был сбит сегодня вечером сирийским зенитным огнем, — заявила Армия обороны Израиля. — Израиль возлагает ответственность за этот прискорбный инцидент на режим Асада, чьи военные и сбили самолет. Кроме того, часть ответственности, по мнению Израиля, лежит на Иране и террористической организации „Хезболла"».

Армия обороны Израиля сообщила, что целью F-16 были сирийские военные комплексы, откуда «системы для производства точного и смертоносного оружия» предположительно должны быть переданы «Хезболле» в Ливан от имени Ирана. По мнению Тель-Авива, Израиль мириться с этой угрозой не мог. «Это оружие предназначалось для нападения на Израиль и представляло собой нестерпимую угрозу», — заявила Армия обороны Израиля.

Израиль завил, что предупреждал Москву об авианалете на Сирию через линию по предотвращению конфликтных ситуаций. К гибели же российского самолета привел «обширный и неточный» огонь сирийских ПВО. К тому моменту, когда российский самолет оказался сбит, израильские истребители уже покинули район боевых действий и вернулись в воздушное пространство Израиля.

«В тот момент, когда сирийская армия запустила ракеты, которые и попали в российский самолет, самолеты израильских ВВС уже находились в воздушном пространстве Израиля», — сообщили израильские военные. Во время удара по целям в Латакии сбитый впоследствии российский самолет находился вне зоны операции. Сирийские ПВО открыли беспорядочный огонь и, как мы понимаем, не потрудились удостовериться, что российских самолетов в воздухе нет«.

Армия обороны Израиля также пообещала сотрудничать с Россией в расследовании этого инцидента. «Израиль будет делиться всей надлежащей информацией с российским правительством для расследования инцидента и установления истины», — сообщили израильские военные.

Отбросить Иран подальше от израильских границ

В дополнение к заявлению израильских военных, свое сожаление от имени израильского народа выразил премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху.

«От имени государства Израиль премьер-министр выразил соболезнования гибели российских солдат и возложил ответственность за сбитый самолет на Сирию», — говорится в заявлении администрации Нетаньяху.

Путин, со своей стороны, призвал Израиль «не допускать в будущем» таких ситуаций, когда Тель-Авив вторгается на сирийскую территорию, а Москва попадает в перекрестный огонь. Фактически, российский Ил-20 стал первой случайной российской жертвой в попытках Израиля уменьшить влияние Ирана вблизи своих границ.

«Это первая российская жертва в израильско-иранской войне на истощение, — заявил ведущий научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майкл Кофман. — К счастью для израильтян, самолет сбили сирийские военные. Но ради того, чтобы свести к минимуму иранское присутствие в Сирии, Израиль ведет опасную игру с максималистскими целями».

Будущие шаги России

Хотя оперативное вмешательство Путина и Нетаньяху, вероятно, предотвратило эскалацию напряженности, каким-то образом отреагировать России все же придется. Прямо сейчас ответ, похоже, направлен на обеспечение безопасности своих сил. Что касается ответных действий, то они будут направлены прежде всего на дополнительное обеспечение безопасности наших военнослужащих и наших объектов в Сирийской Арабской Республике. И это будут такие шаги, которые заметят все«, — заявил Путин.

Возможно, России придется предпринять дополнительные действия — например, модернизировать системы опознавания «свой-чужой» на российских и сирийских вооружениях. Вероятно, Москве предстоят новые вложения в дальнейшую подготовку войск Асада и повышение уровня их компетентности, чтобы этот инцидент больше не повторился. В конечном же счете, настоящим виновником гибели Ил-20 является дилетантство и непрофессионализм сирийских вооруженных сил.

Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734194 Дейв Маджумдар


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2018 > № 2735388 Антониу Гутерриш

Генеральный секретарь ООН: мощь США в упадке, мир расколот «на куски» (The Atlantic, США)

Мягкая сила США снижается, и это опасно, поскольку большинство проблем в мире нельзя решить без Америки, считает Гутерриш. При этом планета движется от миропорядка во главе с США к многополярности, однако ошибочно полагать, что многополярность — решение для проблем мира и безопасности. Нельзя забывать, что Европа была многополярной перед Первой мировой войной.

Антониу Гутерриш выступил против «возвращения иррацинальности» в мировую политику.

Ури Фридман (Uri Friedman), The Atlantic, США

В течение последних двух лет генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш наблюдал за тем, как президент Дональд Трамп переворачивает внешнюю политику США с ног на голову, разжигает торговые войны и выходит из международных союзов и соглашений. Теперь же Гутерриш пришел к выводу: США, некогда обеспечивавшие мировую стабильность, лишаются своей способности влиять на мировые события.

«Я считаю, что сейчас мягкая сила США снижается», — сказал мне Гутерриш в интервью. По его мнению, это опасно, поскольку «большинство проблем в мире нельзя решить без Америки».

Мы сидели в его офисе в Нью-Йорке, а за окнами простирался Парк четырех свобод, отдающий дань тому, за что боролись США и их союзники во Второй мировой по мнению Франклина Рузвельта. Именно Рузвельт возглавил усилия по воссозданию ООН из пепла войны, что закончилась более семидесяти лет назад. «Сегодня ООН участвует в ряде разнообразных конфликтов — торговых и не только, — и это привело к тому, что привлекательность американского общества, еще недавно бывшая принципиальным фактором в международных отношениях, снизилась», — сказал Гутерриш.

По его словам, это развитие событий совпало с расколом мира «на куски»: после конца холодной войны планета движется от миропорядка во главе с США к многополярности, которой еще предстоит как следует сформироваться. «Однополярность мирового порядка неизбежно станет все более хрупкой, — сказал Гутерриш, только вернувшийся с пекинского саммита по укреплению китайско-африканских-связей, еще одного свидетельства этого перехода. — Как США, так и остальному миру следует приспособиться к новому положению».

Гутерриш избежал прямой критики Дональда Трампа и даже не стал упоминать его по имени, даже когда подвергся расспросам о своем мнении касательно разрушительной внешней политики США. Генеральный секретарь сумел сохранить с американским правительством рабочие отношения по таким вопросам, как реформа ООН, несмотря на выход администрации Трампа из Парижского соглашения по климату и организаций ООН по защите прав человека; сокращение финансирования агентства ООН по поддержке палестинских беженцев; а также общую враждебность команды Трампа к международным институтам, вытекающую из политики приоритета американских интересов. Перед встречей с генеральным секретарем я посмотрел вашингтонское выступление представителя США в ООН Никки Хейли, в котором она заявила, что администрация Трампа откажет в финансировании «тем институтам, которые для нас бесполезны», включая комитет ООН по правам человека. Зейд Раад аль Хусейн, уходящий в отставку верховный комиссар ООН по правам человека и беспощадный критик ксенофобии и популистского национализма, недавно обвинил Трампа в том, что тот ведет человечество «по дороге к горном обрыву».

В обычных обстоятельствах Гутерриш — бывший премьер-министр Португалии, демократического государства и члена НАТО, — был бы для США естественным союзником в ООН. Однако нынешние обстоятельства — необычные. Стюарт Патрик из Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) отметил, что Гутерриш занимает пост генерального секретаря в то время, когда «после десятилетий неоднозначного отношения США к ООН они больше не готовы выступать в качестве гаранта международного порядка».

Так что Гутерриш следует «простой» стратегии, чтобы удержать Вашингтон за столом переговоров: «Мы высказываем то, во что верим, но не для того, чтобы вступить с кем-то в конфликт. Я — сторонник многостороннего подхода к международным отношениям не потому, что я против кого-то настроен, а потому, что я верю в многосторонний международный порядок, — сказал он мне. — Я считаю изменение климата величайшей угрозой миру. Это не имеет никакого отношения к тому, кто возглавляет ту или иную страну. Если мы не предпримем решающих мер против изменения климата в ближайшие несколько лет, планета может претерпеть необратимые изменения. И мы проигрываем эту гонку — климат меняется быстрее, чем мы принимаем меры».

Однако прямолинейная оценка американской политики Гутерришем противоречит заявлениям Трампа о том, что он возвращает Америке былое величие и завоевывает международное уважение, развязав при этом с Китаем одну торговую войну и угрожая новыми или выйдя из иранской ядерной сделки.

В ответ на вопрос о том, беспокоит ли его перспектива чего-то столь значительного, как выход США из ООН, генеральный секретарь не стал отрицать вероятности такого немыслимого сценария: «Я сделаю все, чтобы этого избежать», — сказал он.

Перед генеральным секретарем стоит еще один вызов, выходящий далеко за пределы Америки. К нему он особенно чувствителен по личным причинам: когда Гутерришу было меньше 30, он возглавлял новорожденную социалистическую партию и застал свержение португальской диктатуры в результате Революции гвоздик; Гутерриш активно участвовал в дальнейшей борьбе за укрепление демократии и организовывал в Лиссабоне демонстрации против попыток коммунистов свернуть революцию. По его словам, «это стало основополагающим фактом его жизни».

Гутерриш считает, что важнейшей переменой в современном мировом положении стала угроза не только достижениям демократии, обеспеченным им и его соратниками в конце ХХ века, но и другим, более фундаментальным ценностям Просвещения. По мнению генерального секретаря, мы столкнулись с «возвращением иррациональности» — до того, как он занял свою нынешнюю позицию в 2017 году, он работал верховным комиссаром ООН по делам беженцев в разгар худшего миграционного кризиса со времен Второй мировой войны и теперь стремится сформировать «глобальный пакт» для контроля миграционных потоков (администрация Трампа отказалась от участия в переговорах). «Просвещение воплощает первенство разума и терпимость, — сейчас же мы видим рост ксенофобных инстинктов, этнического и религиозного фундаментализма. Разумеется, все это вносит раскол в общество, а целостность общества принципиально важна для демократии».

Гутерриш сказал, что называть американскую демократию «ущербной», как это сделали авторы одного недавнего исследования, будет «преувеличением», — он не стал выделять в качестве отличительного признака качество политических лидеров страны, отметив вместо этого, что «независимо от того, что происходит в американском политическом истеблишменте, в США сохраняется крайне активное гражданское общество и пресса».

Тем не менее он добавил, что после двух последних волн демократизации нам следует приготовиться к ответному удару. Сначала прекратили свое существование авторитарные режимы в ряде южноевропейских и латиноамериканских стран. Затем в 1990-х распался Советский Союз, а в России и ряде ее сателлитов произошли демократические реформы, — тогда Гутерриш был премьер-министром Португалии. «Борьба за права человека набирала обороты, а демократия превращалась в основную форму политического управления по всему миру».

Однако Франсис Фукуяма ошибся, когда назвал наступивший после завершения холодной войны период «концом истории», отмечает Гутерриш, ставший первым бывшим главой государства, занявшим пост генерального секретаря ООН. «Холодная война заморозила историю», но после наступления XXI века она «продолжила свой ход». Глобальное неравенство подорвало уверенность общественности в своих национальных элитах, и «подточило моральный авторитет демократий по всему миру», также снизив доверие к международным организациям и сотрудничеству. Вновь поднял голову национализм, и идея «национального суверенитета» опередила демократию и права человека. Во многих странах политика сделалась более поляризованной и идеологизированной, а партии сосредоточились не на борьбе за голоса избирателей в центре, как прежде, а на раззадоривании собственной избирательной базы. Начало увеличиваться количество искаженных демократий, сползающих в авторитаризм.

Как оказалось, либеральная демократия не является «неизбежным исходом» эволюции общества, считает Гутерриш. Ее следует взращивать.

Гутерриш оказался в крайне сложном положении человека, вынужденного возглавлять ООН в то время, когда мир распадается на части. И по его словам в этом виновны не только испорченные демократии и ксенофобы-националисты. Дело также в изменении баланса сил и возобновлении противостояния между великими державами в мире, который больше не является двуполярным (как в холодную войну) или однополярным (как было после распада СССР). «Мы живем в мире, полном хаоса, — сказал он, — ключевыми особенностями которого стали безнаказанность и непредсказуемость».

К примеру, в сирийской войне «участвуют сверхдержавы. В нее вмешался ряд региональных игроков — Турция, Иран, Саудовская Аравия, Катар. Там присутствуют террористические группы, не говоря о самых разнообразных движениях среди самих сирийцев», — ответил Гутерриш, днями ранее обратившийся к сирийским властям и их российским покровителям с призывом не устраивать ожидаемую бойню в последнем опорном пункте повстанцев в Идлибе. «Очень трудно найти равновесие между противоречивыми интересами такого количества игроков, что еще больше усложняет достижение мира. Во-первых, из-за этого труднее принимать меры по предотвращению войны, поскольку большее число игроков означает повышение риска конфликтов. Во-вторых, затрудняется разрешение конфликтов».

Происходящего хватило, чтобы вызвать у него подобие ностальгии по сравнительно упорядоченным временам холодной войны. В годы холодной войны «происходили конфликты, и было много войн между сверхдержавами через их посредников. Однако когда ситуация становилась слишком опасной, обычно две сверхдержавы старались успокоить положение», — продолжил Гуттериш. Он припомнил, как после холодной войны «США оказывали существенное влияние при разрешении проблем» — к примеру, когда администрация Клинтона побудила Совбез ООН отправить миротворческий контингент в бывшую португальскую колонию Восточный Тимор, чтобы успокоить разгоревшиеся столкновения после голосования за независимость от Индонезии. «Как только президент США решил, что необходимо вмешательство, все пришло в действие», — восхитился он. «Теперь же, — Гутерриш остановился и раздраженно взмахнул рукой. — Такое невозможно».

«То, что мир движется к многополярности» с несколькими великими державами, контролирующими международную систему, «вероятно хорошо», добавил он. «Однако было бы ошибочно полагать, что многополярность — решение для проблем мира и безопасности. Нельзя забывать, что Европа была многополярной перед Первой мировой, однако в отсутствие многосторонних механизмов управления» континент охватила война.

Некогда Кевин Радд, бывший премьер-министр Австралии, одно время претендовавший на место, которое сейчас занимает Гутерриш, сказал мне, что мы склонны воспринимать такие международные институты, как ООН, в качестве должного. Однако на протяжении истории международных отношений порядок в международных отношениях был скорее исключением, чем правилом. Три предыдущие попытки Европы установить межгосударственный порядок после разрушительного конфликта — Вестфальский мирный договор, заключенный в 1648 после 80-летней и 30-летней войн; «Европейский концерт» 1815 после Французской революции и наполеоновских войн; и Лига наций, созданная в 1920 после Первой мировой, — все они распались спустя несколько десятилетий и выродились обратно в хаос.

Рудд отметил, что судьба четвертой попытки еще находится под вопросом, — ее могло бы и не быть, не переживи человечество две чудовищные войны, которые побудили его осуществить самый амбициозный проект в истории по приведению мира в порядок. Я спросил Гутерриша, считает ли он, что судьба нынешнего миропорядка находится под вопросом, — в конце концов, он возглавлял в этом миропорядке ключевую структуру.

«Да, разумеется, — ответил Гутерриш. — Будущее непредсказуемо». Однако также он напомнил, что у Лиги наций, которая ничего не сумела сделать с хищной нацистской Германией, фашистской Италией и империалистической Японией, не было многих из тех инструментов, которыми обладает ООН — в частности, Совбеза (кроме того, в Лиге не состояли США, которые не вступили туда из-за изоляционистов в Сенате, хотя именно американский президент Вудро Вильсон придумал эту организацию).

Тем не менее, Гутерриш признал, что «Совбез больше не соответствует» сегодняшнему равновесию сил, и что среди постоянных членов Совбеза, обладающих правом вето — США, Китая, России, Великобритании и Франции — царит «крайне враждебная атмосфера». Эти державы неоднократно пытались, зачастую неудачно, предпринять значимые совместные меры в отношении каждого из серьезных кризисов наших дней: предполагаемого геноцида Рохинья в Мьянме, аннексии Крыма Россией, катастрофы в Сирии (успешные коллективные санкции Совбеза против Северной Кореи за ее ядерные и ракетные испытания, подготовленные администрацией Трампа, являются скорее исключением, чем правилом).

«Когда Совбез настолько раздроблен, трудно принять сколько-нибудь значимые меры против любого режима в мире, насколько бы они ни были обоснованы», — признал Гутерриш.

«Системы для межгосударственного решения коллективных проблем теряют свою функциональность», — написал аль Хусейн в прошлом месяце незадолго до своего ухода с должности верховного комиссара по правам человека. Гутерриш не стал возражать, когда я процитировал ему это утверждение. Аль Хусейн продолжил: «Если мы не сменим курс в ближайшее время, мы неизбежно столкнемся с ситуацией, в которой хватит одного камня, чтобы спровоцировать лавину, после которой нашей жизни на этой планете настанет конец».

Один из выводов, который делает упомянутый выше Радд из истории — то, что международная система может существовать лишь постольку, поскольку в ее существовании заинтересованы создавшие ее государства. Однако в наши дни государства, ответственные за создание нынешнего миропорядка, сцепились лбами. Гутерриш выразил тревогу касательно «возобновления холодной войны» между Россией и США, — в этот раз не будет тех предохранителей, которые позволяли избежать ядерной войны ранее. В ходе недавнего визита в Вашингтон китайский ученый и бывший правительственный чиновник сказал мне, что по всей видимости США отказываются от 40-летней практики сотрудничества с Китаем, и что насущным вопросом стало то, стремятся ли американские лидеры «к сделке или к драке». Если они ищут последнего, Китай не будет капитулировать, предупредил ученый. Французский президент озвучил проблему удержания США в «сообществе наций».

«Если ослабление международных институтов совпадает с ростом трений между великими державами, миропорядок станет более хрупким», — сказал мне Радд незадолго до моей встречи с генеральным секретарем.

Ближе к концу интервью Гутерриш проводил меня в свою обеденную комнату и указал на висевшие на стене фотографии гробницы древнего царя Антиоха I — впечатляющие руины и обломки статуй, возвышающиеся над землей. «Эти фотографии висят здесь, чтобы напоминать о расколотом мире», — сказал он мне.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2018 > № 2735388 Антониу Гутерриш


Россия. Финляндия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2018 > № 2735380 Виталий Портников

Еспресо (Украина): «Финляндизация» никого не спасет

Постоянный обозреватель «Еспресо» публикует провокационную статью, в которой «агитирует» Финляндию в срочном порядке вступать в НАТО, «пока Путин еще не может этому помешать». Это, пишет автор, самый верный путь к спасению. А «финляндизация» никого больше не спасет. Ни финнов, ни украинцев.

Нужно вступать в НАТО в ускоренном порядке, пока Путин еще не может этому помешать

Виталий Портников, Еспресо, Украина

«Русские ясно дали нам понять, что сейчас, глядя на нас, они видят финнов, но если мы вступим в НАТО, то они будут видеть врагов. Это их позиция» — отметил президент Финляндии Саули Ниинисте в интервью немецкой газете «Франкфуртер аллемайне цайтунг».

Эти слова финнского президента, которые базируются на его многочисленных встречах и разговорах с российским коллегой, еще раз напоминают о том, как Владимир Путин и его окружение видят современный мир и как они представляют себе будущее. Я бы сказал, что они представляют себе будущее как прошлое. Как восстановление Советского Союза во всей полноте его территории и сфер влияния.

Россия Ельцина просто не смогла воспрепятствовать принятию в НАТО бывших стран Варшавского договора, влияние в которых Москва считала своей естественной «добычей» после победы союзников над нацистской Германией. Россия Путина категорически возражала против присоединения к НАТО стран Балтии, однако тоже не много могла сделать, чтобы воспрепятствовать этому процессу.

Однако именно в это время — и на фоне повышения нефтяных цен — в Москве приходят к мнению, что для будущей империи нужно спасти все то, что можно еще спасти. И для такого спасения неприсоединение нужной страны к НАТО — важное условие, так как Россия не хочет вступать в открытый военный конфликт с цивилизованным миром, она хочет побеждать с помощью гибридных войн и специальных операций.

К Украине и Финляндии тут, конечно же, разные подходы. Украина покинула империю совсем недавно, поэтому задача Кремля — вернуть ее как территорию, сделать частью прообраза нового государства — Евразийского союза (возможно, без западных областей, которые расцениваются как раздражитель). Вот почему в Кремле так реагируют даже не на стремление Украины вступить в ЕС и НАТО, а на банальное соглашение об Ассоциации с ЕС.

Не должны быть подписаны документы, которые будут затруднять аннексию украинской территории, которые придают Украине вид состоявшегося, а не временного государства.

В этом есть логика: президент Путин вначале заставил президента Армении Сержа Саргсяна отказаться от соглашения об Ассоциации с ЕС, а потом принудил Армению к вступлению к Евразийский экономический союз — несмотря на очевидное сопротивление других российских сателлитов, Белоруссии и Казахстана. Тот же сценарий готовился и для Украины — но благодаря Майдану мышеловка захлопнулась только для Армении.

Финляндия покинула Российскую империю 100 лет назад, сторонники ее независимости победили местных большевиков сразу после Октябрьского переворота и спустя еще 20 лет, во время кровопролитной Зимней войны. Поэтому после Второй мировой войны Москва сохранила государственный суверенитет Финляндии и даже не стала навязывать ей коммунизм. Платой за это стала так называемая «финляндизация» — зависимость Хельсинки от Москвы во внешней политике и экономике, ограниченность в критике политики СССР.

Финляндия занимала особое место в сфере влияния СССР — и, судя по позиции Путина, он захотел ее на это особое место возвратить. Разумеется, после того, как покончит с Украиной.

Евросоюз в такой ситуацией не проблема. А вот НАТО — проблема. И в Москве прекрасно это понимают. А в Хельсинки — судя по словам президента Финляндии и социологическим опросам, во время которых большинство финнов продолжают выступать против присоединения к НАТО — нет. Потому что срабатывает синдром «финляндизации» — если не злить Путина, он тебя не тронет.

А все ровным счетом наоборот. Нужно сопротивляться. Нужно вступать в НАТО в ускоренном порядке, пока Путин еще не может этому помешать. Это — самый верный путь к спасению.

А «финляндизация» никого больше не спасет. Ни финнов, ни украинцев. Политика соглашательства с агрессором может привести только к утрате суверенитета страны, политическая элита и общество которой не способны к правильной оценке рисков и угроз.

Россия. Финляндия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2018 > № 2735380 Виталий Портников


Венгрия. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 18 сентября 2018 > № 2734279 Максим Саморуков

Трамп вместо Путина. Почему в отношениях России и Венгрии пропала былая близость

Максим Саморуков

Благосклонность США в сочетании с похожим сближением с Трампом Польши и Румынии надежно гарантирует Орбану, что Европейский совет не сможет добиться согласия всех стран ЕС на то, чтобы лишить Венгрию права голоса. В таких условиях необходимость в политическом сближении с Москвой отпадает сама собой. Собственно, это сближение и было нужно прежде всего для того, чтобы напомнить США, что своей критикой и изоляцией они вредят сами себе, толкая Венгрию в объятия геополитических противников

В отношениях России и Венгрии все идет вроде бы замечательно. Сегодня в Москву опять приезжает Виктор Орбан, хотя он был здесь всего два месяца назад. А в прошлом году в Будапеште дважды побывал Владимир Путин. Частота встреч на высшем уровне получается почти белорусская. А если добавить сюда недавнее решение Европарламента, который активировал против Венгрии статью 7 Лиссабонского договора, что может лишить страну права голоса в ЕС, то вообще может показаться, что Путин и Орбан сейчас близки к тому, чтобы покорить принципиально новые высоты сотрудничества.

Однако на деле частые встречи скорее отражают проблемы с координацией в старых проектах, а пик близости между двумя странами остался в прошлом. Международная ситуация изменилась, появление Трампа избавило лидеров Восточной Европы от потребности в столь неестественном для них сближении с Россией, и теперь даже самые вроде бы пророссийские жесты Орбана – типа венгерского вето на сотрудничество Украины с НАТО – адресованы совсем не Кремлю, а Вашингтону.

Осень дружбы

Частые личные встречи Путина и Орбана – это не признак особой близости, а такая коммерческо-организационная необходимость, которой не очень рады и сами лидеры. Чувствуя, что паузы между переговорами на высшем уровне получаются слишком короткими, они стараются обмениваться визитами без лишней публичности, а еще лучше – привязать свой приезд к какому-нибудь постороннему событию. Просто в Будапеште проходит чемпионат по дзюдо, которое очень любит Путин, а в Москве – футбол, который очень любит Орбан, – вот и съездили друг к другу, заодно обсудили общие дела.

Крупное общее дело у них сейчас одно – строительство двух новых блоков АЭС Пакш общей стоимостью 12 млрд евро. По соглашению, 40% этих денег должно быть потрачено на оплату работ венгерских компаний. С прошлого года «Росатом» начал объявлять для венгров тендеры, в этом году среди желающих поучаствовать появились компании, связанные с друзьями детства Виктора Орбана.

В обеих странах система принятия решений очень централизованная. К тому же только на уровне глав государств венгерская сторона может в полной мере использовать геополитические аргументы. На переговорах между компаниями куда труднее упирать на то, как сильно Россия укрепляет свои международные позиции благодаря возможности построить АЭС в Евросоюзе.

Так что причин для личных встреч хватает, но это общение не конвертируется в политическое сближение. Скорее наоборот – за последний год Венгрия явно решила уступить кому-нибудь другому статус самой пророссийской страны Евросоюза.

Например, 9 из 28 стран ЕС не стали высылать российских дипломатов после покушения на Скрипаля. Среди них Словения, Болгария, Австрия, Словакия, Греция – то есть была возможность отказать. Но Венгрия предпочла не отказывать и выслала одного.

Весной Орбан охотно играл на антироссийских темах во время избирательной кампании в парламент. О том, что евродепутат крупнейшей оппозиционной партии Jobbik Бела Ковач – русский агент, венгерские власти заговорили еще в 2014 году. Но официальные обвинения ему предъявили только через три с половиной года, накануне выборов. Той же цели – подчеркнуть независимость от Москвы – служили разговоры о том, как успешно венгерские власти работают над проектами импорта румынского газа.

Наконец, в июле, во время саммита НАТО в Брюсселе Орбан назвал Россию «угрозой» для Европы. Фраза не была центральной, но все равно привлекла немало внимания – слишком ярким получился контраст с предыдущими выступлениями Орбана, в которых он на протяжении многих лет настаивал, что Россия не угрожает Европе, поэтому санкции надо отменить.

В Вашингтон через Киев

Такое похолодание Орбана к России было предсказуемо, и связано оно с тем, что венгерскому премьеру теперь есть куда пойти и помимо Москвы. Единого фронта Брюсселя и Вашингтона, который держал Венгрию в изоляции на Западе до 2017 года, больше не существует. Теперь американский президент – это конфликтующий с Брюсселем Дональд Трамп, который пока еще не очень хорошо представляет, какой мощный потенциальный союзник у него есть в Будапеште, поэтому ему надо как можно убедительнее это объяснить.

Трамп у власти уже полтора года, за это время успел встретиться с лидерами Польши и Румынии, а вот с Венгрией – пока никак. Мешает негативное отношение, тянущееся по инерции из предыдущей администрации, и крепко приклеившийся к венгерскому премьеру ярлык самого пророссийского лидера в ЕС. Поэтому Орбану приходится прилагать немало усилий, чтобы привлечь к себе внимание Вашингтона.

По заветам Трампа, венгерский премьер на девятом году правления осознал, что тратить около 1% ВВП на оборону неправильно, что США не могут тянуть бремя европейской безопасности в одиночку, поэтому пообещал увеличить расходы до положенных в НАТО 2% и даже упрекнул те европейские страны, которые не торопятся это делать.

На июльском саммите НАТО Венгрия пообещала увеличить свой контингент в Афганистане (со 117 до 129 человек) и в Ираке (со 167 до 200) и выделить дополнительные средства на обучение местных сил безопасности. Также венгры снова будут участвовать в патрулировании воздушного пространства над Прибалтикой.

Венгрия ведет активные переговоры, чтобы разместить у себя региональный командный центр НАТО. Орбан устраивает в Будапеште торжественные приемы Бэннону – видному идеологическому сподвижнику Трампа. Также венгерский премьер оказался одним из немногих, кто поддержал решение Трампа перенести американское посольство в Иерусалим. Всего три страны заблокировали резолюцию Евросоюза, осуждающую этот перенос, – Румыния, Чехия и Венгрия.

Но главным рычагом, с помощью которого Орбан надеется сесть за один стол с Трампом, стал конфликт Венгрии с Украиной. Будапешт последовательно блокирует встречи Украина – НАТО на министерском уровне, а накануне июльского саммита заблокировал и на президентском. В качестве причины приводится новый украинский закон об образовании, который резко ограничивает преподавание на языках национальных меньшинств, в том числе и для венгерского меньшинства в Закарпатье.

То, что украинский закон действительно дискриминационный, не вызывает особых сомнений и было подтверждено решением Венецианской комиссии. Но интерес Будапешта в этом вопросе явно выходит за пределы защиты прав венгерского меньшинства – слишком сильно венгры стремятся к американскому посредничеству в конфликте.

Благодаря спору с Украиной Венгрия уже добилась двух встреч венгерского министра иностранных дел Сийярто с помощником госсекретаря США по делам Европы и Евразии Митчеллом. Конфликт это не разрешило, поэтому в мае Сийярто получил встречу уже с самим госсекретарем Помпео. Но и этого оказалось недостаточно – видимо, решить проблему венгерского меньшинства на Украине и разблокировать сотрудничество Киева с НАТО сможет только личная встреча Орбана и Трампа.

В начале 2017 года Орбан уже пытался аналогичным образом привлечь внимание Трампа, когда затеял наступление на спонсируемый Соросом Центральноевропейский университет в Будапеште. Тогда как раз пошли разговоры, что в новой администрации недовольны слишком тесным сотрудничеством USAID и Госдепартамента со структурами Сороса, и венгерский премьер решил, что это подходящая тема, чтобы сплотиться с Трампом в общей борьбе. Но вопрос с университетом оказался слишком мелким, и пришлось перейти на сотрудничество Украины с НАТО – это все-таки крупнейший конфликт в Европе, Вашингтону будет трудно игнорировать.

И действительно, администрация Трампа проявляет все больше благосклонности к Орбану. Та же встреча с Помпео была первым за шесть лет контактом на таком высоком уровне. В Будапешт назначили нового, близкого к Трампу посла Дэвида Корнстейна, а новый помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл заговорил о новых подходах в отношениях с Венгрией, потому что изоляция приносит только вред и толкает страну в объятия России и Китая.

Есть тут для Орбана и практическая польза. В июле Госдепартамент отменил грант на $700 тысяч на поддержку независимых СМИ в Венгрии. Причем отменил тогда, когда уже были определены получатели.

Трамп лично звонил Орбану поговорить на близкую им обоим тему – о том, как важно держать государственные границы под надежным контролем. А новый американский посол говорит о возможном скором визите венгерского премьера в Вашингтон.

Благосклонность США в сочетании с похожим сближением с Трампом Польши и Румынии надежно гарантирует Орбану, что Европейский совет не сможет добиться согласия всех стран ЕС на то, чтобы лишить Венгрию права голоса. В таких условиях необходимость в политическом сближении с Москвой отпадает сама собой. Собственно, это сближение и было нужно прежде всего для того, чтобы напомнить США, что своей критикой и изоляцией они вредят сами себе, толкая Венгрию в объятия геополитических противников.

Венгрия. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 18 сентября 2018 > № 2734279 Максим Саморуков


Великобритания. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 17 сентября 2018 > № 2734274 Александр Баунов

Ваш шпиль, прелестный шпиль. Трудности холодной войны в открытом мире

Александр Баунов

На то, что Запад считает глобальным вызовом со стороны России, он отвечает – среди прочего – вербовочной активностью, близкой к уровню холодной войны. В этих условиях, выбирая между задачей не навредить в случае неудачи имиджу России и задачей не проиграть в вербовочной войне, российские спецслужбы вполне могли приоритизировать вторую в ущерб первой

Интервью двух подозреваемых в покушении на Скрипаля и невольном убийстве британки Дон Стерджесс не выглядит убедительным не из-за сбивчивости их речи и не потому, что по соборам такие не ездят и геи такими не бывают (элементарное знакомство с жизнью сразу подсказывает, что ездят и бывают и не такие), а по той же причине, по какой рассыпаются конспирологические версии событий (все было не так) и новые исторические хронологии (все было не тогда).

Подтверждением истинности событий является не то, насколько они правдоподобны сами по себе, а насколько они погружены в бесконечные сети связей, которые невозможно подменить даже в прошлом, не то что в настоящем. По текстам античных историков видно, что Ливий знал Цицерона, но не Тацита, а тот знал обоих, и каждый из них имел в виду имена и события для себя прошлые и настоящие, но не будущие. Многообразное знание нарастает лавиной, и поток перекрестных ссылок не оставляет ни малейшей лазейки для существенного изменения той большой исторической картины, какая у нас есть.

Так же и с современными событиями: невозможно сказать, что всё подменили, не взрывали, а смонтировали, что погибших было не сто, а тысяча, просто спрятали тела, – потому что у людей есть родственники, друзья, коллеги, соседи, домашние животные и любимые места. Постановочные события, если есть на то желание, довольно быстро оказываются разоблаченными.

Не так важно, насколько подозреваемые похожи или не похожи на бизнесменов, умеют или не умеют оправдаться, убедительно или неубедительно излагают. Важно полное отсутствие подтверждающей существование личности вовлеченности в простейшие общественные отношения. Вакуум повседневности. Пустыня быта. Cogito ergo sum – мыслю, следовательно, существую; это верно изнутри человеческого субъекта, а снаружи notus ergo sum – со мной знакомы, следовательно, я существую.

Именно потому, что эту простейшую повседневность так трудно подделать или создать из ничего, даже из малого, Штирлиц всю жизнь был вынужден провести в Германии, а не ездить иногда посмотреть на Кельнский собор.А в 2009 году из США выслали десять спящих агентов, запомнившихся больше всего Анной Чапман, которые просто жили в США годами и даже десятилетиями под видом обычных американцев и ничего особенного не делали.

В этом важнейшем смысле экзистенциальное алиби подозреваемых в отравлении Скрипаля доказать не удалось. Этих людей нет в обыденности, и это подозрительнее блуждания по незнакомому городу под камерами, что само по себе, если они агенты, является прискорбной небрежностью, как и флакон, выброшенный вместо мусорного бака в корзину с вещами для бедных.

Впрочем, это не единственная небрежность. Сюда же следует отнести загранпаспорта с почти одинаковыми номерами, отличающимися на одну конечную цифру. Или новые обстоятельства, которые вроде бы выяснились за выходные, – практически пустые папки с данными для выдачи внутренних паспортов в УФМС, зато с разными засекречивающими пометками, и один из телефонов Минобороны в личных данных. Если все подтвердится, это среди прочего покажет, что даже секретные военные агенты по части оформления документов должны хотя бы минимально следовать гражданской процедуре, что для государства в целом не так уж плохо: по крайней мере Миноборны не выдает собственных паспортов.

Да и сама схема краткосрочного выезда двух мужчин-агентов с заданием, похожая на парную работу дипкурьеров и без вариаций повторяющаяся из раза в раз, тоже не выглядит верхом изобретательности.

Именно полноценная, спонтанно выявляемая сеть социальных связей была бы для подозреваемых более надежным алиби, чем шумная оргия в дешевом лондонском отеле накануне попытки отравления или существующие пока нестыковки у английской стороны, прежде всего по части различия между теоретическим описанием «Новичка» и реальной картиной отравления.

Бывшая элита

По всем этим поводам приходилось встречать горестные реплики, что уж если элита общества спецслужбы, если армия в лице своей внешней разведки настолько кустарны, как же работает все остальное. И многие, даже самые современные читатели склонны с этой логикой соглашаться, по умолчанию принимая, что спецслужбы действительно лучшее, что у нас есть.

На самом деле это давно не так, и горестные реплики исходят из совершенно ложного и устаревшего посыла для общества нашего типа. Военные и родственные им жесткие иерархические организации, связанные с безопасностью государства, действительно бывают главным модернизационным сословием отставших и догоняющих обществ во времена, когда война является общепринятым, одобряемым или во всяком случае допустимым способом межгосударственной конкуренции. На ранних этапах догоняющего развития они оказываются первым и некоторое время единственным модернизаторским сословием. Премьеры всего лучшего и высокотехнологичного происходят в армии, там же оказываются выходцы из самых высокопоставленных и образованных семей, военные школы – первые настоящие вузы. Если гражданскую жизнь правительства отстающих стран решаются осовременить не всегда или не сразу, то от модернизации армии и ее действий на поле боя напрямую зависит их выживание.

В новой и новейшей истории военные были элитой в Турции, арабских странах, Латинской Америке, Восточной и Юго-Восточной Азии. Аналогичные для России времена Петра, Екатерины и Александра, когда армия в России единственный европеец, давно прошли, так же как и эпоха преувеличенной значимости всех служб, имеющих дело с заграницей в закрытом от мира СССР. Сегодня модернизаторскими сословиями являются другие, и лучшие кадры и практики концентрируются там. IT-компании, серьезные банки, юридические фирмы, строители, работники космической сферы, химики и нефтяники собирают более перспективные кадры и вырабатывают более современные решения, чем спецслужбы. Мерить по разведчикам качество работы всей страны сейчас не имеет смысла.

Спецслужбы – по-прежнему серьезные организации, однако вряд ли могут считаться элитой в том смысле, в каком они были элитой в советское время, когда любой, даже законспирированный выезд за границу и возможность жить и отовариваться там были лучшей из привилегий.

В открытой и капиталистической России не всегда ясно, чем компенсировать те неудобства и ограничения, которые связаны с такого рода службой. В случае, если причастность подозреваемых будет доказана (ибо лучшей из версий для нас является та, которая доказана в состязательном суде), это может быть одной из причин провала.

Имидж или лояльность

Во всем этом деле с самого начала поражает полное отсутствие политической целесообразности убийства Скрипаля для России. В момент, когда к ней прикованы критические взгляды всего мира, перед переизбранием Путина, легитимность которого ставится под сомнение из-за слабой конкуренции, в разгар санкций и противостояния практически со всем политическим классом США, по сути в ситуации новой холодной войны – зачем убивать обменянного клятвопреступника, который давно уже рассказал все, что мог, еще в период работы двойным агентом и заново после отъезда.

Однако эта подзабытая уже, в том числе и спецслужбами, степень противостояния вместе с новой холодной войной как раз и могут быть объяснением.

Политической целесообразности в убийстве Скрипаля, с точки зрения общественных связей и имиджа российского государства, действительно нет. Но это если приоритеты международных отношений ставить выше безопасности государственных секретов.

Цель политического режима России – выживание под внешним давлением в ситуации давно забытого уровня конфронтации. Это давление выражается, в частности, в числе и напоре так называемых вербовочных подходов к сотрудникам государственных органов, работающих с секретной информацией, которая у нас имеется более-менее везде.

Вербовка и разведка – стандартные занятия государств по отношению друг к другу. Но их интенсивность очень зависит от международной ситуации: одно дело, если это просто трудные партнеры, между которыми есть противоречия, другое – глобальные противники.

Те, кто общается с госчиновниками, знают об этом из частных разговоров, но и в официальных заявлениях теперь регулярно прорываются удивление и негодование. «Вербовочные подходы, сопровождаемые шантажом и угрозами, не редкость и в других странах – не только в Соединенных Штатах», – говорит глава МИД России Сергей Лавров в одном из недавних интервью.

На пресс-конференции по итогам 2016 года Лавров подробно рассказывал о попытках вербовать дипломатов высокого уровня (вплоть до советника-посланника – второго человека в посольстве в США) в самых разных ситуациях (когда человек вышел за лекарством; в машину подкинули деньги). В декабре прошлого года пресс-секретарь МИД Мария Захарова жаловалась на брифинге на попытки жесткой вербовки представителей российских СМИ и дипломатов. Даже помощь в идентификации Петрова и Баширова в западных газетах приписали завербованному российскому дипломату в Италии (Марии Захаровой пришлось это опровергать). Судя по количеству выступлений, эта тема всерьез волнует российские власти.

На то, что Запад считает глобальным вызовом со стороны России, он отвечает – среди прочего – вербовочной активностью, близкой к уровню холодной войны. В этих условиях, выбирая между задачей не навредить в случае неудачи имиджу России и задачей не проиграть в вербовочной войне, российские спецслужбы вполне могли приоритизировать вторую в ущерб первой.

Во враждебном окружении главное не потерять контроль над информацией и ее обладателями, не уступить в этом противнику. Страна является открытой – неясно, какие бонусы, кроме повышения по службе, соцпакета и приличных, но скромных по сравнению с большим бизнесом зарплат, могут получать чиновники гражданских и даже военных и специальных ведомств, чтобы руководство было уверено в их лояльности.

В советское время государство было тотальным, сейчас, поработав на государственной службе, можно перейти в частную экономику. Страна находится в открытом информационном пространстве, ее границы тоже открыты. Выезд за рубеж, заграничные звонок и письмо, тем более контакт с иностранцем в СССР были штучными событиями, известными наперечет, – хотя и там, помноженные на число граждан, исчислялись миллионами. Сейчас они просто не поддаются и уже не поддадутся никакому учету. Такой цели даже не ставится.

Тем не менее те, кто пошел на государственную, тем более секретную службу, должны понимать, что условия уговора в высшей степени, как говорится – смертельно, серьезны.

Подобно тому, как генерал Золотов жалуется, что перед ним поставлена задача, исполнение которой он не может вполне гарантировать, пока не пресечены разлагающие личный состав нападки Навального (а судя по заявлению Золотова, для него они – часть внешнего давления на Россию), и, поскольку государство не справляется с ситуацией и даже не обращает на нее внимания, ему приходится вмешиваться самому, так и спецслужбы могли руководствоваться логикой поставленной перед ними целью, ставя ее выше государственной репутации. Тем более что провал не был предрешен, да и судебного вердикта пока нет.

Политическая целесообразность существует не сама по себе, а внутри некоторой сверхзадачи. И эта задача сейчас не в том, чтобы показаться в мире хорошими и невинными. Это для Владимира Путина и российских спецслужб так же недостижимо, как для Бориса Годунова («Кто ни умрет, я всех убийца тайный: / Я ускорил Феодора кончину, / Я отравил свою сестру царицу» и т.д.).

Их сверхзадача сейчас – выстоять в весьма жестком противостоянии с финансово и технологически более обеспеченным, а значит, соблазнительным противником (хотя 10 тысяч долларов в машину советника-посланника это все-таки обидно было), и она предполагает четкое осознание всеми неминуемых последствий нарушения договоренностей. То, что последствиями могут стать еще и более жесткие санкции, ухудшающие позиции России в том самом противостоянии с Западом, которое она опасается проиграть, не всегда берется в расчет.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 17 сентября 2018 > № 2734274 Александр Баунов


Турция. Сирия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2732989 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам российско-турецких переговоров.

По завершении российско-турецких переговоров Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган сделали заявления для прессы.

В присутствии глав двух государств Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу и Министр национальной обороны Турецкой Республики Хулуси Акар обменялись подписанными экземплярами Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Только что мы с господином Президентом провели весьма содержательные и конструктивные переговоры. Это уже наша четвёртая встреча в текущем году. Как вы знаете, буквально десять дней назад мы вместе участвовали в российско-турецко-иранском саммите в Тегеране, посвящённом сирийскому урегулированию.

При обсуждении текущих вопросов российско-турецкого сотрудничества констатировали значительный рост двустороннего товарооборота. Его объём за семь месяцев этого года увеличился на 34 процента, превысив 15 миллиардов долларов, а за весь прошлый год – на 40 процентов, до 22 миллиардов.

Во многом это стало результатом реализации договорённостей, достигнутых в ходе проведённого в Анкаре в апреле VII заседания Совета сотрудничества высшего уровня, последовательной работы Межправительственной комиссии и профильных министерств и ведомств.

Как известно, Россия в соответствии с пожеланиями турецких партнёров сняла ограничения на поставки из Турции ряда сельхозпродуктов. В свою очередь рассчитываем на создание благоприятных условий для продвижения на рынок Турции российской продукции.

Развитию торговли должно способствовать последовательное увеличение доли национальных валют в двусторонних расчётах. По нашему с господином Эрдоганом мнению, это позволит минимизировать негативное воздействие внешней конъюнктуры.

Будем и далее продвигать ряд совместных стратегических проектов, в том числе в энергетике. Имею в виду атомную электростанцию «Аккую» и сооружение газопровода «Турецкий поток», который станет важнейшим элементом энергетической безопасности Турции и, надеюсь, всей Европы.

При обсуждении гуманитарной сферы двустороннего сотрудничества коснулись подготовки перекрёстных Годов культуры и туризма в наших странах в 2019 году.

В прошлом году Турцию посетило рекордное число россиян – 4,7 миллиона человек. Россия вышла на первое место по числу иностранцев, побывавших в Турции. В первом полугодии этого года количество российских туристов выросло ещё более чем на 40 процентов. Намерены и далее тесно взаимодействовать с нашими турецкими партнёрами в целях обеспечения максимально комфортных и безопасных условий для отдыха россиян в Турции.

Уважаемые коллеги! Мы, безусловно, сегодня достаточно много внимания уделили урегулированию ситуации в Сирии. Россия и Турция плотно работают над разрешением кризиса в этой стране. Работаем над укреплением режима прекращения боевых действий и улучшения гуманитарной ситуации.

Мы, в частности, сосредоточились на положении дел в провинции Идлиб с учётом наличия там крупных формирований боевиков и их инфраструктуры.

В ходе сегодняшних переговоров, сегодняшних консультаций нам удалось выйти на серьёзные решения, продвинуться в решении этой острой проблемы, выйти на согласованные решения.

Напомню, озабоченности российской стороны, а мы были одной из стран, которые создавали эту зону деэскалации, – на сегодняшний день наши озабоченности заключаются в том, что создаются угрозы со стороны боевиков, которые там сосредоточены, и провинции Алеппо, городу Алеппо, и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим.

На состоявшейся встрече мы рассмотрели подробно эту ситуацию и пришли к выводу, решили создать вдоль линии соприкосновения вооружённой оппозиции с правительственными войсками к 15 октября текущего года демилитаризированную зону глубиной 15–20 километров, с выводом оттуда радикально настроенных боевиков, в том числе «Джабхат ан-Нусра». К 10 октября 2018 года по предложению Президента Турции – осуществить вывод из этой зоны тяжёлого вооружения, танков, реактивных систем залпового огня, орудий и миномётов всех оппозиционных группировок. Контроль в демилитаризованной зоне организовать подвижными патрульными группами турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Восстановить транзитные сообщения по трассам Алеппо – Латакия и Алеппо – Хама не позднее конца 2018 года – также по предложению турецкой стороны.

Россия и Турция подтвердили свою решимость бороться с терроризмом в Сирии во всех его формах и проявлениях. По нашему общему мнению практическая реализация спланированных шагов даст дополнительный импульс процессу политического урегулирования сирийского конфликта, позволит активизировать работу на Женевской платформе и будет способствовать возвращению мира на сирийскую землю.

В целом данный подход поддерживается руководством Сирийской Арабской Республики. В ближайшее время мы проведём с сирийским руководством дополнительные консультации.

Важно, что и Россия, и Турция намерены и далее всемерно использовать астанинский формат, возможности поиска долгосрочных политических развязок в Женеве под эгидой Организации Объединённых Наций.

Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время.

Хочу поблагодарить господина Президента, всех наших турецких коллег за сегодняшнюю совместную напряжённую, но конструктивную и результативную работу.

Благодарю вас за внимание.

Р.Эрдоган: Мой дорогой друг Путин! Дорогие члены делегаций! Уважаемые представители прессы!

Хочу всех вас приветствовать от всей души, сердечно.

Ещё раз хочу выразить удовлетворение тем, что нахожусь в России.

Хочу выразить благодарность в первую очередь господину Путину и всем нашим российским друзьям за гостеприимство.

С моим дорогим другом, как только что он сказал, мы уже в четвёртый раз встречаемся в текущем году. Вы также знаете, что мы часто проводим телефонные разговоры и таким образом обмениваемся мнениями.

Наше сотрудничество развивается и укрепляется на основе общей политической воли. В экономической сфере мы получаем хорошие, положительные результаты. Увеличивается наш торговый оборот: по сравнению с прошлым годом, когда торговый оборот вырос на 31 процент, в этом году торговый оборот увеличился на 33 процента.

Вместе с господином Путиным мы заложили основу атомной электростанции «Аккую», а также трубопровода природного газа «Турецкий поток».

В 2019 году в каждой из наших стран будет проведён перекрёстный Год культуры и туризма. Продолжается работа в этом направлении.

Как в прошлом году, так и в этом году российские туристы займут первое место по пребыванию в нашей стране среди иностранцев. В прошлом году рекорд составил 4,7 миллиона туристов. Наверное, в этом году эта цифра достигнет шести миллионов туристов.

С другой стороны мы также ожидаем либерализации визового режима относительно путешествий. Хочу отметить, что эти работы продолжаются на уровне министерств. Мы ожидаем, что результаты также будут положительные.

С господином Путиным мы также обсудили сирийский вопрос. В Тегеране в последний раз в ходе трёхстороннего саммита Турция выразила чётко и ясно свою позицию. На сегодняшней нашей встрече мы подумали о том, каким образом можно осуществить, претворить в жизнь наше соглашение, которого мы достигли в Тегеране.

В ходе наших двусторонних переговоров мы решили найти выход из ситуации, учитывая наши национальные интересы. В ходе переговоров с господином Путиным мы пришли к согласию, что необходимо решить идлибский вопрос в духе Астанинского процесса.

В ходе переговоров [решили, что] территорию, которая находится под контролем сирийской армии и оппозиции, необходимо демилитаризировать. Оппозиция, которая контролирует эти территории, продолжит оставаться там. Но вместе с тем совместно с Россией мы приложим все усилия, чтобы устранить все радикальные группы с этих территорий. Мы приложим все усилия, для того чтобы определить и предотвратить провокации со стороны третьих лиц. Благодаря совместным усилиям мы всё это предотвратим.

С этой целью Турция и Россия скоординированно будут проводить патрулирование этой территории. До тех пор Турция укрепит свои наблюдательные пункты в зоне деэскалации. В этом плане мы предотвратим гуманитарную трагедию, которая могла бы возникнуть в результате боевых действий.

С самого начала сирийского кризиса и по идлибскому вопросу Турция продолжает делать всё возможное. Этот Меморандум [о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб] приведёт к тому, что Турция не будет сталкиваться с ещё более трудным положением, а также [эта договорённость] будет хорошим завоеванием для российской стороны.

В ходе этой встречи мы также пришли к мнению, что территория, которая контролируется террористами, не ограничивается только Идлибской провинцией.

Организация, которая представляет угрозу нашей стране, – это прежде всего YPG, так называемый Отряд народной самообороны. Эта организация проводила этническую чистку. Касательно будущего Сирии, кроме Идлибской провинции, эта террористическая организация как раз является источником дестабилизации на востоке от Евфрата. В первую очередь необходимо полностью уничтожить эту террористическую организацию.

Как в ходе операции «Щит Евфрата», так и в ходе операции «Оливковая ветвь» мы осуществили очень важный шаг. Мы освободили территорию площадью четыре тысячи квадратных километров от ДАИШ и РПК, таким образом обеспечили возвращение наших сирийских братьев в эти регионы.

Также считаем, что имеет большое значение необходимость освободить территории от террористической организации PYD/YPG.

Считаем, что наше общее желание – Турции и России – заключается в том, чтобы было соблюдено решение Совбеза ООН №2254. Мы продолжим сотрудничество в этом направлении.

В рамках этого процесса странами – гарантами Астанинского процесса на прошлой неделе в Женеве была проведена встреча относительно конституционного комитета. Мы дали оценку этой встрече. Несомненно, желательно было бы, чтобы конституционная реформа была осуществлена, а затем были проведены справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом. Мы решили продолжить усилия для развития наших отношений.

Дорогие представители прессы!

Добрососедские отношения, общие интересы, а также взаимное уважение являются главными элементами, определяющими турецко-российские отношения. На этой основе мы до сих пор сделали много шагов, но этого недостаточно. Для того чтобы развить наше сотрудничество, нам необходимо продолжать двигаться в этом направлении.

Хочу выразить благодарность моему другу господину Путину за гостеприимство, оказанное мне лично и моей делегации. Большое спасибо. Надеюсь, что наши шаги, которые мы предприняли сегодня, пойдут на пользу народу Сирии.

Большое спасибо.

Турция. Сирия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2732989 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган


Россия. Франция. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 17 сентября 2018 > № 2732059 Александр Тришкин

Безопасность наследия предков.

Проблема хищения, незаконного оборота и подделки культурных ценностей в настоящее время остаётся весьма актуальной. На современном этапе краденые художественные ценности превратились в товар, незаконно приобретаемый частными коллекционерами, в том числе – представителями криминального мира, легализующими таким образом свои доходы, полученные преступным путём.

Одним из приоритетных направлений деятельности НЦБ Интерпола МВД России является информационное обеспечение сотрудничества МВД, ФСБ, таможенных органов и Министерства культуры Российской Федерации с правоохранительными органами иностранных государств - членов Интерпола, а также Генеральным секретариатом Интерпола по вопросам профилактики, противодействия и расследования преступлений в указанной сфере.

Достижению чётко поставленных целей служат совместно разработанные правовые документы – международные конвенции, принятые большинством государств, обеспечивающие согласованные на международном уровне принципы и основные механизмы взаимодействия стран-участниц.

Особенностью взаимодействия государств-членов Интерпола является возможность быстрого обмена информацией, обеспечиваемого защищённой информационной системой.

Для координации деятельности правоохранительных органов по вопросам борьбы с упомянутыми видами преступлений на международном уровне в Генеральном секретариате Интерпола администрируется база данных похищенных произведений искусства (Stolen Works of Аrt), благодаря которой в режиме реального времени сотрудники правоохранительных органов имеют возможность получать сведения о произведениях, значащихся в международном розыске, атрибуционных признаках данных культурных ценностей, авторстве, месте и времени совершения преступления.

Кроме этого, в процессе расследования преступлений указанной категории взаимодействующие органы, используя каналы Интерпола, могут получить информацию о культурных ценностях, выставляемых на зарубежные аукционы, если имеются сведения о том, что они похищены и незаконно вывезены с территории Российской Федерации.

В настоящее время Бюро прорабатывает вопрос предоставления возможности использования данной базы Интерпола в служебной деятельности Федеральной таможенной службы Российской Федерации, что может способствовать повышению уровня контроля за перемещением культурных ценностей через границу нашей страны.

Так, использование базы данных Генерального секретариата Интерпола в режиме онлайн может повысить уровень раскрываемости преступлений, поскольку при выставлении похищенного произведения искусства в международный розыск указываются атрибуционные и отличительные признаки предмета, авторство, что с лёгкостью позволяет идентифицировать предмет, даже несмотря на использование мошенниками приёмов сокрытия реального провенанса (авторства) произведения в ходе прохождения таможенного контроля, с предоставлением таможенных деклараций, в которые вносятся недостоверные сведения о предметах, перемещаемых через границу.

Используя возможности Интерпола, во взаимодействии с правоохранительными и иными государственными органами Российской Федерации, а также зарубежными партнёрами за период с 2012 по 2018 годы в Россию удалось вернуть более 250 предметов, представляющих историческую и культурную ценность (иконы ХV – ХIХ веков «Борис и Глеб», «Богоматерь Одигитрия Смоленская», «Сошествие в ад»; архивные документы – Указы Елизаветы Петровны, Екатерины II, Александра I, Николая I, Николая II; акварельные чертежи XVIII века; уникальный фарфоровый медальон с профилем Петра I, изготовленный на знаменитой мануфактуре «Веджвуд» и другие).

В свою очередь, возвращение культурных ценностей на территорию России является сложным и многогранным процессом, включающим в себя направление запросов о снятии предметов искусства с торгов, наложение арестов, направление запросов о правовой помощи и последующий возврат предметов. Эффективность указанных мероприятий зависит от слаженной работы взаимодействующих органов.

Хотелось бы подчеркнуть, что в рамках взаимодействия с Министерством культуры Российской Федерации отлажен механизм информирования зарубежных стран о выставлении на аукционных торгах похищенных в России произведений искусства. Так, в 2017 году благодаря работе Интерпола и Минкульта с международных аукционных торгов были сняты и арестованы картина XIX века «Портрет С.П. Апраксиной», произведение Ивана Айвазовского «Море», представляющие историческую и культурную ценность для Российской Федерации.

Указанные произведения входят в перечень ценностей, похищенных из музея-заповедника «Дмитровский кремль» в 1976 году. В ходе расследования уголовного дела местонахождение картин установить не представилось возможным, и в течение 40 лет оно оставалось неизвестным. Однако в 2017 году картина «Портрет С.П. Апраксиной» всё же была обнаружена в аукционном доме Auktionshaus RUEF города Мюнхена Федеративной Республики Германии. В связи с этим ГСУ ГУ МВД России по Московской области было восстановлено уголовное дело по факту хищения указанного произведения, направлен запрос о правовой помощи в адрес правоохранительных органов Германии.

Для решения вопроса о возвращении произведения в Россию на территории Мюнхена в феврале 2018 года специалистами Министерства культуры Российской Федерации и НЦБ Интерпола МВД России была проведена искусствоведческая судебная экспертиза. В результате установлено, что исследуемое полотно является оригинальным, подлинным произведением, написанным в России в 1830–1840-е годы и похищенным из Дмитровского музея-заповедника в 1976 году.

При взаимодействии с МИД России осуществляется работа по возврату похищенной культурной ценности на территорию Российской Федерации.

Кроме этого, в рамках сопровождения указанного уголовного дела в результате проведённых НЦБ Интерпола МВД России при участии Министерства культуры Российской Федерации оперативно-разыскных мероприятий в 2017 году на территории Швейцарии на торгах аукционного дома KOLLER была установлена похищенная в 1976 году из музея-заповедника «Дмитровский кремль» картина Ивана Айвазовского «Вид на Ревель» (оригинальное название «Море»). В ходе взаимодействия с НЦБ Интерпола Швейцарии указанное произведение, оценочной стоимостью более миллиона долларов США, было снято с аукционных торгов.

На данный момент Бюро продолжает работу по установлению местонахождения иных произведений, похищенных из Музея-заповедника «Дмитровский кремль», результатом которой явилось получение сведений о картине Виже-Лебрён «Портрет Е.В. Апраксиной», которая фигурировала на монографической выставке, проходившей в 2015–2016 годах в Париже в Гранд Пале. Впоследствии выставка переехала в Нью-Йорк и Оттаву, где портрет уже не выставлялся. По запросу Интерпола куратор выставки в Париже опознал данный экспонат. В настоящее время предпринимаются усилия по установлению местонахождения работы с целью последующего возвращения в нашу страну.

Особого внимания заслуживает совместное мероприятие НЦБ Интерпола МВД России, Министерства культуры Российской Федерации, МИД России и зарубежных правоохранительных органов при проведении исследования предметов религиозного характера, конфискованных таможенными органами Германии и хранящихся в Главном таможенном управлении города Берлина в Федеративной Республике Германия.

В ходе служебной командировки российскими специалистами Минкультуры при участии Интерпола осуществлён визуальный осмотр, первичный искусствоведческий анализ, частичный обмер и фотографирование более 2800 произведений. Установлено, что около 90 процентов изученных предметов имеют российское происхождение, в связи с чем во взаимодействии с МИД России проводится работа по их возврату на территорию Российской Федерации.

Помимо рассмотренных примеров, иными предметами преступного посягательства становятся археологические находки, полученные в результате незаконных раскопок. В Российском законодательстве данные объекты культурного наследия защищены нормами Уголовного кодекса, предусматривающими санкцию за незаконный поиск и изъятие археологических предметов из мест залегания. В связи с этим Интерпол, противодействуя незаконной деятельности «чёрных копателей», активно использует имеющиеся инструменты и существующие каналы связи.

В качестве примера может послужить работа, проведённая ФСБ России, Минкультуры и Интерполом в апреле 2018 года на территории Республики Польша, в связи с обнаружением таможенными органами незадекларированных средневековых артефактов. Шлем и три сабли, незаконно добытые и вывезенные с территории Российской Федерации гражданином Республики Беларусь, в результате проведённой историко-культурной экспертизы были признаны относящимися к числу древностей эпохи средневековья и составляющими исключительную историческую, научную и культурную ценность. Для решения вопроса о возбуждении уголовного дела Бюро оказано содействие взаимодействующему органу в опросе белорусского гражданина и лица, причастного к совершению данного преступления.

Отдельно хотелось бы остановиться на проведённой в ноябре 2016 года под эгидой Интерпола в городе Санкт-Петербурге международной конференции по вопросам противодействия преступным посягательствам на предметы искусства, представляющие культурную, историческую и научную ценность. В работе конференции приняли участие эксперты МВД России, Минкультуры России, Минобороны России, ФТС России, представители научного и музейного сообщества (Международого совета музеев (ИКОМ), Департамента государственной охраны культурного наследия, Государственного Эрмитажа), а также представители правоохранительных органов Великобритании, Испании, Германии, Нидерландов, Финляндии, Латвии, Чехии, Болгарии, Сербии, Сирии, Ирака и международных организаций (ООН, ЮНЕСКО, ВТО).

Данное мероприятие имеет большое значение для укрепления положительного имиджа и авторитета Российской Федерации в международном полицейском сообществе и развития международного полицейского сотрудничества.

Особое внимание было уделено проблеме сохранения культурного и исторического наследия в зонах вооружённых конфликтов, таких как Сирия и Ирак. Затронута тема нелегального вывоза памятников из сирийской Пальмиры и вхождения в этот криминальный бизнес террористических организаций.

В рамках мероприятия был рассмотрен широкий круг вопросов, связанных с розыском и возвратом похищенных культурных ценностей, их незаконным оборотом и подделкой, а также выработкой дальнейших мер по совершенствованию взаимодействия в данной области.

Так, одной из рассмотренных в ходе конференции стратегий борьбы с преступлениями, посягающими на культурные ценности, и обеспечения их сохранности явилась электронная каталогизация объектов данной сферы с целью создания систематизированного учёта. Рассматривался вопрос о внедрении в деятельность правоохранительных органов и музейных сообществ инновационных технологий по маркировке и идентификации культурных ценностей.

По итогам форума Генеральным секретариатом Интерпола были подготовлены и приняты рекомендации для дальнейшего использования в работе иностранными правоохранительными органами:

– о необходимости обмена информацией по вопросам незаконной торговли культурными ценностями с целью финансирования террористических организаций;

– о предоставлении заинтересованным правоохранительным и иным компетентным органам доступа к базе данных Интерпола по похищенным культурным ценностям;

– о внедрении в деятельность правоохранительных органов и музейных сообществ инновационных технологий по маркировке и идентификации культурных ценностей.

С целью профилактики преступных посягательств на культурные ценности Бюро организует и координирует проведение на территории субъектов Российской Федерации оперативно-профилактических мероприятий, в рамках которых совместно с взаимодействующими органами проводятся фотофиксация, частичная маркировка и детальное описание культурных ценностей. Делается это с целью создания региональных электронных каталогов предметов искусства и их дальнейшего использования в служебной деятельности как правоохранительных, так и иных государственных органов. Однако данные меры носят локальный характер, в связи с чем требуется законодательное закрепление государственной информационной системы, которая способствовала бы противодействию преступности в данной сфере.

В современных условиях в связи с растущей криминализацией в сфере купли-продажи предметов искусства существующая система маркировки не может в полной мере обезопасить Государственный музейный фонд, что требует создания новой комплексной системы маркировки, обеспечивающей автоматизированный учёт, идентификацию и высокий уровень безопасности государственных музейных собраний.

Данные вопросы заслуживают особого внимания, они неоднократно обсуждались на полях совещаний в Государственной думе Российской Федерации.

В заключение хотелось бы отметить, что преступления, связанные с художественными, историческими, научными и религиозными ценностями, требуют ответа со стороны всего международного сообщества, и борьба с ними должна выделяться в качестве одного из важнейших направлений деятельности правоохранительной системы различных стран мира.

Подполковник полиции Александр ТРИШКИН, заместитель начальника отдела противодействия международной преступности НЦБ Интерпола МВД России.

(Полиция России № 9, 2018 г.)

Россия. Франция. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 17 сентября 2018 > № 2732059 Александр Тришкин


Россия. ДФО > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 17 сентября 2018 > № 2732058 Александр Кем

Здесь «Путина» – круглый год.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает начальник Управления на транспорте МВД России по Дальневосточному федеральному округу генерал-майор полиции Александр КЕМ.

– Александр Владимирович, какая ситуация сложилась на сегодняшний день в зоне оперативного обслуживания транспортной полиции Дальнего Востока?

– Дальневосточный федеральный округ занимает более 36 процентов всей территории государства и включает в себя девять субъектов с совершенно разной транспортной инфраструктурой. Это более семи тысяч километров железных дорог, 500 железнодорожных вокзалов и станций, 47 воздушных, 39 морских и речных гаваней, которые входят в зону оперативного облуживания сотрудников нашего управления.

Для Дальнего Востока роль транспорта трудно переоценить: во многие места региона можно добраться только по железной дороге или по воздуху, автомобильное движение развито недостаточно. Поэтому где-то сотрудники транспортной полиции зачастую оказываются единственными представителями правоохранительных органов.

Если говорить о характере преступности на объектах ответственности транспортной полиции, то около трети всех совершаемых преступлений – это кражи личного имущества граждан в поездах и вокзальных комплексах, кражи деталей верхнего строения путей, цветного металла. Треть преступлений совершается в сфере незаконного оборота наркотиков и оставшиеся – это преступления экономической и коррупционной направленности, преступления в сфере незаконного оборота биоресурсов и оружия.

Статистика показывает, что увеличения преступности на объектах нашей ответственности не наблюдается, показатели колеблются в пределах плюс-минус одного-двух процентов, а раскрываемость прес­туплений составляет порядка 76 процентов.

– Прошёл год с момента вашего назначения на должность начальника Управления на транспорте МВД России по ДФО. Какие за прошедшее время достигнуты результаты и раскрыты резонансные преступления?

– За прошедший год сделано немало по самым разным, в том числе приоритетным, направлениям деятельности. Так, мы добились очень хороших результатов в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков, удалось пресечь их крупные поставки из западных регионов России, например, единовременную поставку около 20 килограммов «синтетики». В дальнейшем в ходе расследования уголовных дел сотрудниками ликвидировано два интернет-магазина, занимавшихся распространением синтетических наркотиков в регионе, задержано около десяти человек. Будем доказывать, что действовала организованная преступная группа, а возможно, и преступное сообщество.

Кроме этого, в Якутии возбуждён ряд крупных уголовных дел коррупционной направленности. Сотрудниками транспортной полиции выявлен и задокументирован факт получения взяток генеральным директором акционерного общества «Аэропорт Якутск» на сумму свыше 14 миллионов рублей, уголовное дело сейчас находится в производстве Следственного комитета. В производстве наших следователей находится уголовное дело о хищении бюджетных средств на сумму свыше 45 миллионов рублей директором ООО «Ленатурфлот».

Есть и другие уголовные дела. Скажем, в сфере незаконного оборота биоресурсов мы направили в суд три уголовных дела, где доказали причастность задержанных к совершению преступлений в составе организованных групп. Это уголовные дела по незаконной добыче калуги и осетра в реке Амур, крабов, гребешков и трепангов в Приморском крае.

– Каковы особенности проведения оперативно-профилактической операции «Путина» на территории Дальневосточного региона?

– Специфика Дальнего Востока такова, что операция «Путина» проводится сотрудниками транспортной полиции практически круглый год. Начиная с ранней весны, когда идёт добыча корюшки, краба и других морепродуктов, летней и осенней лососёвой путины в реке Амур и других нерестовых реках, и заканчивая зимой, когда сотрудники полиции занимаются выявлением преступлений, связанных с транспортировкой незаконно добытых биоресурсов в большие города или западные регионы страны.

Только с начала года нами выявлено свыше 100 фактов, связанных с незаконным оборотом биоресурсов. Изъято более 20 тонн рыбопродукции, около 200 килограммов икры осетровых видов и порядка 10 тысяч экземпляров морских животных (гребешок, краб, креветка, трепанг и другие).

Так, например, в марте месяце сотрудники Находкинского ЛО МВД России на транспорте в бухте Шепалово Японского моря задержали браконьера, занимавшегося незаконным промыслом гребешка. Было изъято порядка двух тысяч особей. А в мае в Ванинском районе Хабаровского края задержан мужчина, незаконно добывший более двух тысяч экземпляров креветки. Только за июль в Ванинском районе возбуждено 12 уголовных дел по фактам незаконной добычи биоресурсов. К уголовной ответственности привлечено 15 подозреваемых, изъято свыше 300 экземпляров лососёвых видов рыб и более 150 особей различных видов краба, семь надувных и одна пластиковая лодка, пять лодочных моторов, GPS-навигаторы, приспособления для ловли краба, а также свыше десятка ставных сетей.

За последние годы значительно изменилось оснащение сотрудников транспортной полиции техникой. На сегодняшний день все подразделения, участвующие в операции, обеспечены современными, быстроходными катерами и современным навигационным оборудованием. Получили плавсредства на Сахалине и Камчатке и начинаем активно работать по прибрежным бухтам. В этих регионах незаконно вылавливают как различные виды ракообразных, так и лососёвые виды рыб, заходящих на нерест.

Современная техника, а также то, что наши сотрудники имеют большой опыт в пресечении преступлений и правонарушений, связанных с незаконной добычей биоресурсов, позволяет оперативно пресекать преступления данной категории.

– Как организована охрана общественного порядка на крупных международных мероприятиях, проводимых в зоне оперативного обслуживания транспортной полиции Дальнего Востока?

– Дальний Восток – зона пристального внимания руководства страны, и, конечно, ежегодно здесь проводятся различные крупные международные мероприятия, такие как «Международные интеллектуальные игры», «Дети Азии». Мы занимаемся обеспечением безопасности групп детей, которые следуют с Дальнего Востока железнодорожным и авиационным транспортом в южные регионы нашей страны к местам летнего отдыха. Принимаем группы детей, которые едут отдыхать в лагерь «Океан», расположенный в Приморском крае. Вся транспортировка и обеспечение безопасности ребят ложится на плечи сотрудников транспортной полиции.

Но самым крупным и объёмным по привлечению сил и средств для охраны общественного порядка является Восточно-экономический форум, проводимый ежегодно во Владивостоке в сентябре.

На него прибывает большое количество руководителей стран Азиатско-Тихоокеанского региона, первые лица нашего государства, много иностранных гостей. Сотрудники управления входят в межведомственный оперативный штаб в аэропорту «Кневичи» и в аналогичный штаб по обеспечению безопасности в водной акватории. Для охраны общественного порядка мы привлекаем личный состав всего Приморского гарнизона – Находки, Уссурийска, Владивостока – и направляем ряд полицейских из Хабаровска. Всего задействуются около 300 сотрудников, специа­лизированный автотранспорт и плавательные средства.

Наиболее трудоёмкой в вопросах обеспечения охраны общественного порядка является морская акватория. Время бархатного сезона и летних отпусков, на воде очень много отдыхающих на катерах и лодках. Поэтому мероприятия по охране порядка мы проводим в связке с другими правоохранительными органами.

Повторюсь: для Дальнего Востока транспорт – это всё. Поэтому ни одно большое мероприятие мимо сотрудников транспортной полиции не проходит.

– Расскажите о паводковой ситуации, которая сложилась на территории Дальнего Востока. Как подготовились транспортные полицейские к обеспечению охраны порядка?

– Паводковая ситуация на территории региона в этом году достаточно сложная. Районные, краевые и областные центры уже готовятся к приходу большой воды в период осенних ливней, и мы, конечно, тоже готовы. Провели смотр плавсредств для возможного патрулирования затопленных населённых пунктов, создали резерв из плавсредств, которые задействованы в операции «Путина». Мы уже принимали активное участие в охране общественного порядка во время паводка, поэтому практика наработана, опыт имеется. Однако надеемся, что ситуация не будет критической.

– Александр Владимирович, поделитесь своими планами на ближайшее время.

– Продуктивно работать! Основная проблема для нас сегодня – комплектование. Большой некомплект личного состава. К сожалению, грамотные специалисты уходят на пенсию и необходимо искать им достойную замену. А это непросто. Географические особенности округа накладывают определённый отпечаток на требования, предъявляемые к руководящему составу линейных отделов и пунктов полиции. Например, в Республике Саха (Якутия), в самом большом регионе страны, где находится одно из наших линейных управлений, есть линейные подразделения полиции, расположенные от головного подразделения на расстоянии двух–трёх часов лёта авиационным транспортом, и другого сообщения нет. Поэтому к руководителям, которые несут там службу, – особые требования. Это должны быть проверенные, опытные сотрудники, способные самостоятельно организовывать работу личного состава, умеющие быстро и чётко принимать верные управленческие решения.

Высокие требования предъявляются и к полицейским патрульно-постовой службы, сопровождающим поезда. Сотрудники также должны самостоятельно принимать решения, к тому же правильно фиксировать преступления и правонарушения, так как следственно-оперативная группа может добираться до места происшествия достаточно большой промежуток времени. Поэтому к транспортным полицейским мы предъявляем, возможно, даже более строгие требования, чем к сотрудникам территориальных органов внутренних дел.

Я всегда говорю о том, что задача руководителя – создать сильный и работоспособный коллектив, которому можно доверить любое дело и которому любое дело по плечу. Поэтому активно езжу в командировки по региону, смотрю, оказываю помощь на местах, направляю личный состав и руководителей. Вот недавно побывал на Курилах, посмотрел, в каких условиях несёт службу личный состав. К сожалению, очень часто мы не можем взять на службу сотрудников из других регионов страны потому, что отсутствует служебное жилье, а наём жилья на Дальнем Востоке очень дорогой, стоимость квадратного метра запредельна.

На мой взгляд, чтобы привлечь сюда желающих служить в органах внутренних дел, необходимо формировать фонд служебного жилья, подумать о строительстве домов для сотрудников, где часть жилых помещений будет выделена под служебное жильё.

Что касается ближайших планов, то сегодня мы рассматриваем несколько направлений усиления оперативно-служебной деятельности. Первое – борьба с коррупцией. Данное направление является одним из приоритетных. Второе, исходя из структуры преступности, – борьба с незаконным оборотом наркотиков. Разрабатываем и внедряем новые мероприятия с использованием современных технологий, направленные на пресечение поставок наркотиков на Дальний Восток. И третье – это, конечно, борьба с незаконным оборотом того, чем богат наш регион, – биоресурсов и природных ископаемых…

Беседу вела Ольга МИРОНЕНКО

(Полиция России № 9, 2018 г.)

Россия. ДФО > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 17 сентября 2018 > № 2732058 Александр Кем


Россия. Евросоюз. ООН > Армия, полиция. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 15 сентября 2018 > № 2732055 Вартан Вирабов

Кто защищает детство.

Права детей хоть и гарантируются основными законами большинства стран, всё же требуют внимания со стороны государства. Ведь речь идёт не просто о несмышлёнышах, не всегда способных постоять за себя, но о будущем нации. Вопрос настолько актуальный, что давно уже обсуждается и на международном уровне.

О том, как в этой работе участвует наша страна, рассказал кандидат юридических наук начальник отдела договоров с международными организациями Международно-правового управления ДПД МВД России подполковник внутренней службы Вартан ВИРАБОВ:

Проблема всего мира

- В нашей стране благополучие детей во всех сферах жизни, создание условий для их полноценного и безопасного взросления всегда являлись приоритетами для всего общества. Неслучайно основные принципы заботы о подрастающем поколении закреплены в Конституции Российской Федерации. Важность проблемы обеспечения основных гарантий прав и законных интересов ребёнка подчёркивается в посланиях Президента Федеральному Собранию, где ставятся задачи по разработке современной и эффективной государственной политики в области детства, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития страны, Концепции демографической политики России на период до 2020 и 2025 годов соответственно.

Однако в последние годы деятельность по защите прав детей перестала быть исключительной заботой отдельных государств, став объектом международно-правового регулирования. Само собой, Россия является участником основополагающих международных договоров, касающихся этих вопросов.

Первым и основным документом, в котором проблема рассматривалась на уровне международного права, стала Конвенция ООН о правах ребёнка от 20 ноября 1989 года. Для нашей страны международный договор вступил в силу 15 сентября 1990 года.

Соглашение предполагает, что государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребёнка от всех форм дискриминации или наказания независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения и состояния здоровья.

Страны, подписавшие Конвенцию, обязуются заботиться о благополучии несовершеннолетнего и с этой целью принимают необходимые законодательные и административные меры.

Европейский подход

Ещё одним документом, направленным на решение аналогичных задач, является Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреб­лений, которая была подписана Российской Федерацией и ратифицирована в 2013 году. Это первый международный договор, принятый в рамках европейского регионального сотрудничества, по вопросам борьбы со всеми формами сексуального насилия в отношении детей, в том числе и с домашним.

Главная цель Конвенции - введение единых стандартов в области борьбы с сексуальной эксплуатацией и совращением детей, сексуальными домогательствами и злоупотреблениями в отношении несовершеннолетних, детской проституцией, порнографией и торговлей детьми. Документ обобщает европейский опыт и рекомендует усилить противодействие таким явлениям в рамках национальных законодательств.

Государства - участники Конвенции договорились сотрудничать для её реализации. В случае, когда двусторонний договор о правовой помощи или выдаче между государствами отсутствует, можно опираться на Конвенцию как на правовое основание.

Докладывает Россия…

Ещё один важный шаг в обеспечении благополучия подрастающего поколения сделан в мае 2000 года, когда Генеральная ассамблея ООН приняла Факультативный протокол к Конвенции о правах ребёнка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Подписание и ратификация Россией этого документа позволит предупреждать и бороться с подобными преступлениями сообща с другими странами, а также развивать с ними правовое сотрудничество в данной сфере.

Согласно Протоколу каждое государство-участник в течение двух лет после вступления его в силу обязано представить в Комитет по правам ребёнка доклад о принятых мерах. 22 мая 2018 года в Женеве на 78-й сессии Комитета ООН по правам ребёнка российская делегация во главе со статс-секретарём - заместителем министра внутренних дел России Игорем Зубовым проинформировала международных экспертов о том, что делается у нас для эффективной защиты прав несовершеннолетних как на государственном, так и международном уровнях.

Ребёнок едет на родину

Большая работа по обеспечению прав ребёнка проводится также в рамках Содружества Независимых Государств. Причём во многом благодаря России формируются новые подходы в этой деятельности.

В октябре 2002 года в Кишинёве заключено Соглашение о сотрудничестве государств - участников СНГ в вопросах возвращения несовершеннолетних в страны их постоянного проживания. Документ позволил объединившись защищать интересы несовершеннолетних, которые не могут самостоятельно определять место пребывания и остались без попечения или совершили правонарушения, но не подпали под уголовную юрисдикцию.

В отношении несовершеннолетних, разыскиваемых для привлечения к уголовной ответственности или для исполнения приговора, действуют другие международные договоры.

Реализация положений Соглашения возложена на компетентные органы государств Сторон, которые на основании запроса оказывают друг другу содействие, чтобы установить личность несовершеннолетнего, определить государство его постоянного проживания, разыскать и возвратить детей в государства постоянного их проживания.

Участие Российской Федерации в международно-правовом решении проблем обеспечения детского благополучия, безопасности несовершеннолетних граждан стало свидетельством внимания, которое уделяется в нашей стране этим вопросам.

Записал

Андрей ШАБАРШОВ

(Щит и меч № 34, 2018 г.)

Россия. Евросоюз. ООН > Армия, полиция. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 15 сентября 2018 > № 2732055 Вартан Вирабов


Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 14 сентября 2018 > № 2732054 Сергей Галкин

Вектор безопасности

На вопросы журнала «Полиция России» отвечает начальник УМВД России по Тульской области генерал-майор полиции Сергей ГАЛКИН.

– Сергей Александрович, Тульский регион сегодня можно назвать одним из самых безо­пасных в России. Как в вашем регионе осуществляется охрана общественного порядка? Особенно – при проведении масштабных мероприятий в местах массового скопления людей.

– Сегодня Тула – крупный промышленный и туристический центр. В городе проводится большое количество праздничных, спортивных и культурных мероприятий, в том числе международного и всероссийского масштаба: соревнования, выставочные проекты, конкурсы, фестивали. Например, ежегодный международный музыкальный фестиваль «Дикая мята», международный театральный фестиваль под открытым небом «Толстой Weekend», фестиваль «Автострада» и многое другое. Это места с массовым пребыванием граждан из различных уголков нашей страны и зарубежья. Задача полиции – сделать их отдых безопасным.

Только за шесть месяцев текущего года в Тульской области проведено более трёх тысяч массовых мероприятий. В общей сложности в них приняли участие свыше миллиона человек, для обеспечения общественного порядка задействовано более двадцати тысяч сотрудников полиции и представителей других силовых структур.

Перед каждым мероприятием сотрудниками полиции проводятся кинологические обследования с целью исключения проноса запрещённых предметов, используются новейшие технические средства для осмотра входящих граждан, на открытых участках местности применяется крупногабаритная техника для блокировки подъезда автотранспорта.

В принципе, полиция всегда работает в штатном режиме. Необходимо эффективно выполнять правоохранительные функции и действовать так, чтобы не нарушать запланированный ход мероприятий, не привлекать внимания, но в нужный момент всегда быть там, где требуется помощь людям.

Большое количество российских и зарубежных туристов, высокопоставленных гостей, прибывающих к нам с рабочими визитами, посещают расположенные в регионе объекты исторического и культурного наследия: Куликово поле, Ясную Поляну, Тульский кремль, Музей оружия, Поленово.

Наиболее крупные мероприятия проводятся на территории музея-заповедника и музейного комплекса «Куликово поле», Тульского кремля, музеев-заповедников «Ясная Поляна» и усадьба Василия Поленова. Поэтому на этих объектах охрана общественного порядка осуществляется более тщательно, проводится целый комплекс мероприятий, направленных на выявление лиц, имеющих намерения совершить противоправные действия, осмотры автотранспортных средств. Нам оказывают содействие сотрудники частных охранных организаций и служба собственной безопасности данных объектов, а также народные дружинники, которые несут службу совместно с сотрудниками полиции.

– За последние несколько лет в Туле произошли значительные позитивные преобразования социально-культурной направленности, появились новые благоустроенные и комфортные места отдыха для граждан – парки, скверы, детские и молодёжные площадки. Что изменилось в связи с этим в организации работы полицейских?

– Все наряды максимально приближены к таким территориям, для обеспечения порядка используются, как я уже говорил, современные технические средства и вводятся традиционные – надёжные и проверенные временем. Например, в центральном городском парке имени П. П. Белоусова, любимом месте отдыха туляков, в летний период на постоянной основе совместно с пешими и автопатрулями дежурят конные наряды отдельного батальона патрульно-постовой службы УМВД России по городу Туле. Полицейские-кавалеристы проходят специальное обучение на базе конного клуба под руководством опытных тренеров. Разрабатываются новые маршруты для конного патруля с учётом наибольшего включения отдалённой от центральных объектов лесополосы. Полицейский на лошади имеет большие преимущества, за счёт высоты посадки увеличивается визуальный обзор территории, улучшается проходимость и скорость передвижения в лесной зоне. Присутствие сотрудника полиции в форме на лошади оказывает и огромный профилактический эффект. Отдыхающие с радостью приветствуют кавалеристов, ведь выглядят они очень красиво. Эстетическая составляющая в деле обес­печения правопорядка повышает имидж сотрудника полиции и, что немаловажно, увеличивает доверие населения. Сейчас прорабатывается вопрос об организации патрулирования в парке полицейскими на велосипедах.

– Футбольная тема – ведущая в этом сезоне. Хоть Тула и не вошла в число городов, где проходили матчи чемпионата мира, но у вас накоплен весомый положительный опыт по организации работы полиции в период проведения футбольных турниров всероссийского уровня. Как вам удаётся сохранить порядок и не допустить массовых нарушений закона среди болельщиков?

– Тульская футбольная команда «Арсенал» четвёртый сезон играет в Премьер-лиге. В дни проведения домашних матчей в город съезжаются болельщики со всей страны. Среди них есть и те, кто преследует не совсем благородные цели. В связи с этим на органы правопорядка возлагаются особые задачи по обеспечению безопасности в областном центре, а также на спортивном объекте. Благодаря тесному взаимодействию с другими регионами, ФСБ мы всегда располагаем необходимой оперативной информацией и тем самым предотвращаем многие правонарушения.

Так, в сезоне РФПЛ 2017–2018 годов в Туле, на центральном ядре стадиона «Арсенал», прошло 16 домашних футбольных матчей, были и повышенной категории сложности – с такими командами, как «Спартак», «Зенит» и «Локомотив». Эти матчи посмотрели порядка 190 тысяч зрителей. Для обеспечения безопасности задействовались сотрудники полиции и Росгвардии. Контрольно-распорядительная служба также хорошо справилась со своими задачами.

Нами совместно с правительством Тульской области и руководством стадиона «Арсенал» проводится работа по оснащению спортивного объекта техническими средствами, позволяющими выявлять правонарушителей и совершенствовать меры по охране общественного порядка в дни проведения матчей.

– Всё чаще на помощь полицейским приходят технические средства, с помощью которых есть возможность в короткие сроки установить и задержать преступника. Как обстоят дела с развитием таких систем в вашем регионе?

– УМВД России по Тульской области в целях профилактики, раскрытия и пресечения преступлений и административных правонарушений, совершаемых на улицах и в других общественных местах, особое внимание уделяет развитию правоохранительного сегмента видеонаблюдения АПК «Безопасный город».

Инициатива тульской полиции по интеграции камер видеонаблюдения, установленных в местах массового пребывания людей, была поддержана губернатором Тульской области. Ведётся обширная работа по увеличению количества камер. Уже в ближайшее время в регионе около пятисот видеосистем предполагается включить в «Безопасный город».

Сегодня на территории области функционируют около семисот камер видеонаблюдения, особая активность в развитии данного сегмента наблюдается на территории города Новомосковска. На стадионе «Арсенал» в Туле в тестовом режиме запущены 35 камер и программа «Визирь», позволяющие осуществлять распознавание лиц граждан, которым по решению суда вход на территории стадионов запрещён. Необходимо также установить около сотни камер видеонаблюдения в рамках проекта «Тульская набережная». Совместно с правительством Тульской области мы стремимся к внедрению в регионе «цепочки безо­пасности» – безопасный подъезд, дом, двор, улица.

– Насколько эффективно тульская полиция взаимодействует с администрациями, представителями общественности, организациями правоохранительной направленности?

– Такое взаимодействие осуществляется на постоянной основе в форме совместных рейдов, профилактических мероприятий, обмена информацией. Созданы благоприятные условия для организации добровольного участия граждан Тульской области в охране общественного порядка.

В региональный реестр народных дружин и общественных объединений правоохранительной направленности внесено почти сорок формирований по содействию в охране общественного порядка общей численностью около восьмисот человек (в их числе казачьи общества, студенты высших и средних специальных образовательных учреждений). Зоны деятельности общественных формирований охватывают все муниципальные образования Тульской области.

За 2017 год дружинники приняли участие в 855 совместных с сотрудниками полиции рейдах, пресекли 407 административных правонарушений.

Правительство региона и органы местного самоуправления в целях оказания поддержки деятельности народным дружинам выделяют средства на финансирование материально-технического обеспечения ДНД, материальное стимулирование дружинников.

Органами местного самоуправления предусмотрены такие меры стимулирования народных дружинников, как страхование, освобождение от уплаты земельного налога, предоставление дополнительных выходных дней, обеспечение бесплатными абонементами в плавательный бассейн, разовые денежные выплаты.

В регионе развивается волонтёрская деятельность правоохранительной направленности. Граждане оказывают содействие органам внутренних дел в обеспечении правопорядка, поиске лиц, пропавших без вести, профилактической работе. Волонтёры участвуют в организации и проведении акций, проектов по вопросам пропаганды здорового образа жизни, профилактики асоциальных явлений, безопасности дорожного движения, оказывают помощь в выявлении противоправного контента в сети Интернет.

С целью подготовки волонтёров для осуществления профилактической антинаркотической деятельности в подростковой и молодёжной среде Управлением реализуется программа «Новое поколение». В регионе успешно вопрощается в жизнь социальный проект «Киберпатруль71». Цель проекта – формирование культуры безопасности пользователей сети Интернет посредством профилактики и просвещения, выявление противоправного контента в социальных сетях. На базе вузов созданы группы студентов-активистов, которые совместно с сотрудниками УМВД России по Тульской области, УФСБ осуществляют мониторинг сети Интернет.

– Вы более 35 лет на службе в органах внутренних дел. Есть какие-то принципы, которым неизменно следуете все эти годы?

– В милицию пришёл по призванию. Ещё когда учился в институте, состоял в оперативном отряде, дежурил вместе с сотрудниками. По жизни не терплю предателей, хамов, хулиганов, всех, кто нарушает законы государства и совести. Мои родители всю жизнь работали на земле. Они и привили нам с братом честное отношение и к труду, и к людям. Стремлюсь следовать их заветам.

Работа в органах внутренних дел всегда была и остаётся сложной, приходится каждый день сталкиваться с негативом, общаться и с ворами, и с бандитами. Порой душа может очерстветь, но во что бы то ни стало необходимо сохранить себя и ко всем относиться по-человечески, даже к самым закоренелым преступникам.

Могу понять ошибки, просчёты, но только не предательство. Сотрудник полиции, преступающий закон, – предатель. Он порочит не только своё имя, но и всех, кто работает с ним рядом.

Не понимаю тех, кто в погонах, находясь на службе, допускают употребление спиртного, ведут себя не так, как предписано полицейскому.

В полиции не должно быть случайных и ненадёжных людей. В этом позиция моя остаётся неизменной: от таких сотрудников необходимо избавляться. Чтобы навести порядок в обществе, полиция должна соблюдать законность в собственных рядах.

Конечно, нам негде взять идеальных людей, но стремиться стать такими обязаны все, кто хочет служить в полиции. И главными критериями остаются честность, порядочность, профессионализм.

Мы работаем для того, чтобы жители региона и наши гости чувствовали себя комфортно и безопасно, доверяли полицейским и помогали нам в трудной и столь необходимой работе.

Беседу вела Ирина ТАРАСОВА

(Полиция России № 8, 2018 г.)

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 14 сентября 2018 > № 2732054 Сергей Галкин


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Медицина > mvd.ru, 13 сентября 2018 > № 2732052 Светлана Чупшева

Помочь тем, кто помогает.

Вклад волонтёров в решение социальных проблем, охрану общественного порядка, поиск пропавших людей, экологию и многие другие сферы жизнедеятельности общества поистине неоценим. Но те, кто готов безвозмездно делать наш мир лучше и добрее, сами нередко нуждаются в помощи. Генеральный директор Агентства стратегических инициатив (АСИ) Светлана Чупшева убеждена: добровольческое движение в России начнёт развиваться активнее, если органы власти поддержат его ресурсами, будут информировать о реализуемых проектах, привлекут специалистов для обучения волонтёров.

Требуется обратная связь

- Светлана Витальевна, в мае этого года вступил в силу закон, регулирующий добровольческую деятельность в стране. АСИ участвовало в его разработке. Расскажите, пожалуйста, чем была вызвана необходимость принятия этого законодательного акта?

- Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам добровольчества (волонтёрства)» аккумулировал в себе и упорядочил все положения, относящиеся к этой деятельности. В нём закрепляются и уравниваются понятия «добровольчество» и «волонтёрство» и определяется правовой статус юридических лиц и граждан, оказывающих помощь на безвозмездной основе. Чтобы больше людей разных возрастов, желающих заниматься благотворительностью, имели такую возможность, предусмотрено создание единой информационной системы. Сегодня мы всех ориентируем на портал «Добровольцы России», созданный на президентский грант Ассоциацией волонтёрских центров. Это своеобразный навигатор по всей стране, объединяющий порядка 90 тыс. добровольцев и более 3 тыс. организаций. Здесь можно получить информацию о программах и акциях федерального, регионального масштаба, о необходимом обучении, найти центры волонтёрской деятельности, друзей, соратников и партнёров по различным проектам.

Наконец, приняты изменения и в налоговом законодательстве. Теперь расходы, которые несёт организатор добровольческой деятельности, не рассматриваются как доходы волонтёров. Речь идёт о предоставлении жилого помещения, об организации проезда, питания, а также об обеспечении оборудованием, амуницией и о нематериальных активах, за которые ранее каждый доброволец делал налоговые отчисления. И это у людей вызывало непонимание. Сегодня вопрос решён, и я считаю это победой наших волонтёров.

- Кроме законодательного урегулирования своей деятельности, в какой конкретной помощи нуждаются добровольцы?

- Волонтёрам не хватает ресурсов - например, помещений, где они могли бы собираться, канцтоваров или печатных материалов. Они нуждаются и в обучении, так как при оказании помощи разным категориям населения существуют свои особенности. Умение работать в команде - навык, который также необходим в добровольческой деятельности. Для многих неравнодушных граждан, занимающихся благотворительностью, важно и признание того, что они делают нужную работу. Поэтому оказание информационного содействия и популяризация волонтёрства в СМИ, разработка мер поощрения могли бы стать для них моральной поддержкой.

В вышеназванном законе определено, что должны сделать федеральные, региональные и муниципальные структуры для развития волонтёрской деятельности. Были приняты подзаконные акты, чтобы задействовать этот механизм. АСИ разработало Стандарт поддержки добровольчества. И полсотни субъектов Российской Федерации уже подтвердили свою готовность стать пилотными площадками для его внедрения. Региональные власти создают на местах коллегиальные органы, которые определяют стратегию оказания конкретной помощи добровольцам и информационную политику в этом вопросе, назначают ответственных лиц. Открываются ресурсные центры - площадки, где волонтёры могут встречаться и проводить мероприятия, обучаться необходимым навыкам оказания помощи. Чтобы вся эта работа наполнилась качественным содержанием, определенно нужно время. Но понять, в правильном ли мы идём направлении, сможем уже в конце этого года. А для этого важна обратная связь. Поэтому мы просим представителей неправительственных некоммерческих организаций высказывать своё мнение - где и какая необходима поддержка на уровне региональных властей, чтобы люди могли реализоваться в добровольческой деятельности. На площадке нашего агентства также поддерживаются отдельные волонтёрские проекты в сфере образования, наставничества и социальной направленности.

- Проводился ли анализ: в каких отраслях добровольцы наиболее востребованы и хотят оказывать помощь?

- Являясь членом Экспертного совета по президентским грантам, я имею возможность видеть хорошую выборку из нескольких тысяч добровольческих проектов со всей страны. Большая доля из них приходится на здравоохранение и социальную сферу. Здесь есть потребность в помощи, не какой-то абстрактной, а конкретной. И люди готовы идти в эти сферы, менять к лучшему жизнь своих соотечественников, оказавшихся в сложных ситуациях. Немало желающих осуществлять волонтёрскую деятельность и в системе образования. Лично моё ощущение, что по этим направлениям помощь добровольцев наиболее востребована и эффективна. Но это не умаляет значимости волонтёрской работы и в других областях. Например, по поиску пропавших людей.

Код безопасности

- Отряды «Лиза Алерт» находят единомышленников по всей стране. К обучению добровольцев навыкам поиска пропавших людей подключились профессионалы из силовых ведомств. Требуется ли ещё какая-то поддержка волонтёрам этого движения?

- Ни одна государственная структура не может за короткое время организовать 500-1000 человек на поиск пропавших людей. Поэтому помощь в этом важном деле волонтёров «Лиза Алерт» неоценима. Эта добровольческая организация имеет колоссальный человеческий ресурс. Поисковые отряды представлены сегодня в 44 регионах России. Волонтёры «Лиза Алерт» за 10 лет своей деятельности нашли порядка семи тысяч пропавших, почти две тысячи из них - дети. В прошлом году в Карелии в коворкинге «Точка кипения» прошла встреча Президента России с представителями некоммерческого сектора и лидерами волонтёрских движений. Здесь рассматривались меры поддержки этим организациям. Руководитель отряда «Лиза Алерт» Григорий Сергеев выступил с инициативой о создании Центра поиска, который смог бы стать площадкой, объединяющей усилия как федеральных органов власти, так и региональных - МВД, МЧС, в определённых случаях - Следственного комитета и Министерства обороны - для быстрого реагирования в организации поиска пропавших людей. Глава государства поддержал идею: было дано поручение силовым структурам и АСИ проработать этот вопрос и создать такой центр. В 2017 году он был зарегистрирован в Москве, его возглавил Григорий Сергеев. Также было рекомендовано создать центры по организации быстрого реагирования при проведении поисков в регионах. На одной площадке мы собрали представителей МВД, МЧС, Следственного комитета и Минобороны. Между силовыми ведомствами и центром подписан и согласован единый регламент взаимодействия. На федеральном уровне он уже представлен. В нём чётко определены ресурсы каждой из структур и в какой момент с подачи заявки какая организация должна её отрабатывать. Но ещё нужна разъяснительная работа на местах, чтобы выстроить такое взаимодействие. Остаются открытыми вопросы по статистике: кто будет собирать и анализировать информацию, чтобы выработать максимально эффективные решения по профилактике пропаж. Центр поиска уже запустил образовательные программы. Для родителей и детей даются простые алгоритмы: как пользоваться компасом, ориентироваться в лесу, предупредить несчастные случаи, если ребёнок потерялся в городе. На площадке АСИ и на базе лагерей «Артек» и «Океан» около 900 человек прошли базовое обучение.

Мы надеемся, что Центр поиска сможет стать такой структурой, где аккумулируются методический материал и лучшие практики по поиску людей и выстраиванию взаимодействия волонтёров с органами власти. С его помощью можно максимально вовлечь добровольцев в регионах, которые пройдут базовое обучения по поиску в природной среде. К проведению таких занятий уже привлекаются профессионалы из органов внутренних дел, спасатели. Но пока не так широко, как хотелось бы. Вместе с представителями силовых ведомств мы формируем мотивационную часть: планируется, что награды за успешную деятельность по поиску пропавших будут получать и сотрудники ведомств, и волонтёры. Если все мы будем работать в одной команде, результат от этого только улучшится.

- Обучение школьников навыкам безопасного поведения в лесу и в городе на базе летних лагерей - это актуально, но, наверное, недостаточно. Может быть, в систему образования включить специальный курс, например, проводить такие занятия в рамках уроков ОБЖ?

- Такой проект уже существует и проходит апробацию в ряде школ на уроках технологии. Как известно, этот предмет появился вместо традиционного труда. К слову, АСИ выступило разработчиком концепции этого урока, его насыщения. Курс, который мы назвали «Код безопасности», реализуется вместе со школьниками. Подростки сами его преподают своим ровесникам или детям помладше в рамка общеобразовательной программы. Они рассказывают, как себя вести, чтобы не потеряться, и что делать, если это уже произошло. А также обучают навыкам безопасного поведения во время пожара, стихийных бедствий и так далее. Наша задача - сделать эти занятия массовыми. И мы надеемся не только на ресурсы волонтёров, но и на поддержку Министерства образования.

Такие разные, такие похожие…

- Могли бы вы обрисовать обобщённый порт­рет российского волонтёра: возраст, социальный статус, что им движет?

- Волонтёры, которых я встречала, в том числе на площадках АСИ, - это абсолютно разные люди - по возрасту, компетенции и мотивации. Эту тему мы даже обсуждали с организаторами добровольческой деятельности, представителями благотворительных фондов. И у нас тоже не получилось какого-то обобщённого портрета волонтёра. Да он и не нужен. Каждый доброволец хорош по-своему. Объединяет таких людей, пожалуй, одно - желание быть полезными тем, кто нуждается в заботе и поддержке, не за какое-то вознаграждение, а по велению души. Вот, например, учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» Анна (Нюта) Федермессер рассказывала, что у них волонтёры по характеру уравновешенные, спокойные, отчасти даже флегматичные. Видимо, именно такие качества необходимы людям, ухаживающим за паллиативными больными. Что касается поисковиков, то среди них довольно часто встречаются личности с определённой долей здорового авантюризма, идущие по жизни с драйвом. А на спортивных мероприятиях мы видим большое количество молодых волонтёров. В основном это студенты. Они могут выделить время на обучение и нахождение на соревнованиях, проявляют интерес к спортивным мероприятиям и, как правило, свободно владеют одним или несколькими иностранными языками.

- Раз вы упомянули добровольных помощников на спортивных мероприятиях, то нельзя не отметить огромное количество добрых слов, которые прозвучали в адрес российских волонтёров, помогавших в проведении Чемпионата мира по футболу-2018. Благодаря чему удалось организовать эту работу на высоком уровне?

- По моему мнению, развитию волонтёрского движения в России дали толчок Всемирная летняя Универсиада, проходившая в 2013 году в Казани, и Олимпиада в Сочи. При проведении этих масштабных спортивных мероприятий был получен ценный опыт по организации деятельности добровольцев и их обучению. И эту команду хорошо подготовленных людей не хотелось терять. Им надо было дать возможность проявить себя и в других проектах. И она представилась. В этом году волонтёры внесли колоссальный вклад в проведение чемпионата мира по футболу в Москве. На мундиале были успешно применены технологии вовлечения, обучения, отработки этапов взаимодействия представителей различных структур с волонтёрами. И сегодня ФИФА транслирует опыт России как лучший на международном уровне.

- В поддержании общественного порядка на массовых мероприятиях, в том числе спортивных, совместно с полицейскими участвуют и казаки. В Краснодарском крае, к примеру, таких добровольных помощников уже тысячи. Однако наряду с волонтёрами в папахах появились и профессиональные дружины, несущие службу за деньги…

- Когда ты получаешь вознаграждение за свою работу, то переходишь из категории волонтёра в разряд штатного сотрудника. Доброволец - это жизненная позиция, когда человек хочет делиться своими умениями, знаниями и опытом не за деньги. К своему статусу волонтёры относятся очень трепетно. Но в то же время зачастую доброволец эволюционирует в профессионала: ты можешь, будучи волонтёром, приобрести какие-то навыки и потом применить их в выбранной профессии. В этом нет ничего плохого. Волонтёр - это серьёзная ступень и к предпринимательству, потому что позволяет получить опыт, востребованный в бизнесе. Возможность развить лидерские качества, умение собирать команду и работать без ресурсов, реализуя конкретные проекты с конкретными результатами, - это ценно и, наверное, помогло бы каждому человеку в его профессиональной деятельности.

- А у вас был личный опыт волонтёрства? Может, в юности вы участвовали в добровольческом движении?

- На системной основе - нет. А что касается помощи знакомым и незнакомым людям в беде или в трудных для них моментах жизни, то, наверное, каждый из нас может считать себя волонтёром. Сегодня, занимаясь поддержкой социальных проектов профессио­нально, я очень болезненно реагирую на проблемы, связанные с детскими домами, с семьями, оказавшимися в кризисной ситуации. Задача АСИ и моя личная - решить на системном уровне эти и другие сложные вопросы, получить поддержку Президента и предложить новые подходы и модели тиражирования программ помощи тем, кто в ней действительно нуждается.

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

Визитная карточка

Светлана Чупшева родилась в Праге. В 2001 году с отличием окончила Самарскую государственную экономическую академию. Начиная с 2000 года работала в главном отделении Банка России по Самарской области, затем в правительстве региона. С 2004 года занимала должность генерального директора Рейтингового агентства правительства Самарской области, а также возглавляла Государственное учреждение «Агентство по экономическому развитию Самарской области». С 2009 года - советник заместителя председателя правительства Самарской области - министра экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области.

С 2011 года - корпоративный директор Агентства стратегических инициатив (АСИ). 10 августа 2015 года назначена директором направления «Социальные проекты» АСИ.

С 13 февраля 2017 года - генеральный директор Агентства стратегических инициатив. Награждена Почётной грамотой Президента России, имеет благодарности Президента России и мэра Москвы.

Воспитывает четверых детей.

Наша справка

Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов (АСИ) - российская автономная некоммерческая организация, созданная Правительством России для реализации комплекса мер в экономической и социальной сферах.

Отряд «Лиза Алерт» назван в честь Лизы Фомкиной, которая потерялась в лесу вместе с тётей, и английского слова alert (в переводе - «сигнал тревоги»). Пять дней после пропажи ребёнка об этом никто не знал. Когда новость попала в Сеть, люди сразу объединились и начали поиски. Лизу нашли на десятый день, но она была мертва. Пятилетняя девочка умерла от переохлаждения на девятый день после пропажи. Если бы о несчастье узнали чуть раньше, её можно было бы спасти. Именно после этого случая и появился отряд «Лиза Алерт», объединяющий добровольцев, действующий на общественных началах, на основе доброй воли, взаимовыручки и бескорыстия.

По данным ООН, каждый седьмой житель Земли в той или иной форме принимает участие в волонтёрской деятельности.

Благотворительный фонд «Вера» создан в 2006 году. Он назван именем Веры Миллионщиковой - основателя и главного врача Первого московского хосписа. Сегодня его возглавляет дочь основательницы Анна (Нюта) Федермессер. Фонд поддерживает только тех пациентов, чьи болезни невозможно вылечить, но которым можно помочь: снять боль, убрать тяжёлые симптомы, сделать жизнь насыщенной и полноценной до конца. Такая помощь называется паллиативной.

(Щит и меч № 34, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Медицина > mvd.ru, 13 сентября 2018 > № 2732052 Светлана Чупшева


Россия > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 13 сентября 2018 > № 2732051 Юрий Богдасаров

Психиатры всех служб, объединяйтесь!

Психическое здоровье - одно из основных требований при приёме на службу в полицию. Поэтому эксперты по душевным недугам участвуют как в деятельности военно-врачебной комиссии, где кандидаты на должность проходят медицинское обследование, так и в профессиональном психологическом отборе. О некоторых аспектах и трудностях этой работы рассказал врач-психиатр, главный специалист Центра психофизиологической диагностики ФКУЗ «Центральная медико-санитарная часть МВД России» подполковник внутренней службы Юрий Богдасаров.

Через «тернии» профотбора - к звёздам на погонах

Задача психиатрической службы органов внутренних дел не ограничивается только тем, чтобы не допустить в ряды стражей правопорядка людей с отклонениями и пагубными пристрастиями. Врачи решают большой спектр вопросов, связанных с так называемым медицинским сопровождением действующих сотрудников - начиная от профилактики и диагностики психосоматических расстройств до их лечения в стационаре и реабилитации.

Профотбор в системе МВД России осуществляется уже 45 лет. Однако все эти годы процесс не был регламентирован нормативно-правовыми актами. Заключения о профпригодности кандидата на службу носили рекомендательный характер для руководства.

В 2012 году процедура получила правовую основу. Постановлением Правительства Российской Федерации были утверждены Правила профессионального психологического отбора, согласно которым судьбу претендента на службу в органы внутренних дел теперь решает специальная комиссия, в которую входят специалисты разных подразделений.

И если кадровики изучают деловые качества будущего полицейского, то медицинские психологи выявляют факторы риска - а именно отклоняющегося или общественно опасного поведения. К ним относится злоупотребление спиртными напитками, наркопотребление, склонность к суициду. В процессе психологических и психофизиологических исследований применяются различные методики и специальные технические устройства, в том числе и полиграф.

Если медицинским психологам некоторые реакции кандидата в ходе тестирования кажутся неадекватными, его направляют к психиатру для дополнительного обследования.

- Возможно, в беседе с врачом выяснится, что претендент просто не понял смысла некоторых вопросов, - поясняет Юрий Богдасаров. - Такое бывает. Но есть и вероятность выявления серьёзной проблемы. Как бы ни скрывал кандидат, например, болезненное пристрастие к спиртному, существуют определённые маркеры, указывающие на наличие этого фактора риска. У злоупотребляющего алкоголем, к примеру, могут замедлиться зрительно-моторные реакции, сформироваться и другие вредные последствия для организма на психосоматическом уровне. То же самое наблюдается и у наркозависимых лиц. А проведение химико-токсикологического анализа докажет или опровергнет подозрения медиков. Как известно, метаболиты наркотических средств и психотропных веществ легко обнаруживаются в моче даже по прошествии недели после их употребления. Есть установленные шкалы в психометрии, которые определяют предрасположенность человека к суицидальным действиям. Иногда к нам приходят молодые девушки со следами порезов (самоповреждений) на руках, объясняя это подростковой реакцией на неразделённую любовь. Но теперь-то, уверяют претендентки на службу, они повзрослели и поумнели, и больше такое не повторят. Однако мы понимаем: если один раз человек пытался уйти от проблемы таким способом, велика вероятность, что он ещё раз пойдёт по этому пути. В некоторых случаях суицидальное поведение является симптомом таких заболеваний, как тяжёлая депрессия, галлюциноз.

По словам медика в погонах, после того как стали выявлять факторы риска на уровне профотбора, сотрудников с подобными отклонениями в поведении стало значительно меньше.

Без паники: за вами наблюдают

Многие полицейские ежедневно попадают в ситуации, связанные с необходимостью быстро принимать решения, рисковать жизнью. Психика испытывает колоссальные нагрузки. У одних организм выдерживает трудности без серьёзных последствий. У других, бывает, не справляется. От частых стрессов, усталости и недосыпания сотрудник становится нервным или, напротив, апатичным.

- Если мы взяли на службу здорового человека, имеющего определённый запас психологической прочности, то должны сделать всё возможное, чтобы сохранить его работоспособность и хорошее самочувствие на протяжении всей профессиональной деятельности, - продолжает Юрий Владимирович. - Психологи, врачи-психиатры - все работают в этом направлении. Однако пока несколько разрозненно.

Психологи подразделений видят сотрудника каждый день. И заметив какие-либо отклонения в его поведении, должны рекомендовать консультацию у психиатра. Но, как правило, в таких ситуациях у многих стражей порядка начинается паника: человек боится заполучить «страшный» диагноз и лишиться работы. Переубедить его сложно. Кабинет врача по душевным болезням он предпочтёт обходить стороной. И, скорее всего, запустит заболевание, которое может начать его разрушать. Иногда глаз психолога, что называется, «замыливается», и он перестаёт замечать изменения в поведении сотрудника. К психиатру больной, вероятно, попадёт, но уже доведя себя до крайности: когда от его неадекватных действий пострадают окружающие либо он сам.

Деятельность психиатров медико-санитарных частей МВД России рассредоточена по разным подразделениям: военно-врачебная комиссия, центр психофизиологической диагностики, поликлиника, госпиталь, реабилитационный центр. И, как показывает опыт, отсутствие чёткого взаимодействия не позволяет достаточно эффективно проводить работу по сохранению и укреплению психического здоровья сотрудников.

Одна команда или «бригадный подряд»

В разработанной Концепции развития психиатрической службы в системе МВД России предлагается сосредоточить специалистов в едином структурном подразделении - Центре психического здоровья. В его штат планируют включить все должности врачей-психиатров, психиатров-наркологов, психотерапевтов, медицинских психологов, входящих в состав соответствующих структурных подразделений Медицинской санитарной части: поликлиник, госпиталей, амбулаторий, ЦПД, ВВК, центров реабилитации. А создаваться новая структура будет на базе Центра психофизиологической диагностики.

В рамках реформирования службы планируют также внедрять «телефоны доверия» и медико-психологической помощи при кризисных состояниях.

- В мае текущего года были запущены пилотные проекты в Крыму, Курской и Кировской областях, где в качестве эксперимента начали отрабатывать «бригадный» метод в вопросах диагностирования, лечения и реабилитации сотрудников, - рассказывает Юрий Богдасаров. - Психиатры и психологи совместно принимают решение о профпригодности кандидата на службу, а затем в тесном взаимодействии отслеживают динамику его психического состояния в рамках диспансеризации. При ухудшении самочувствия и настроения пациента психолог направляет его к психиатру, а затем оценивает результаты лечения, имея возможность наблюдать за состоянием сотрудника в процессе его деятельности. И при необходимости проводит психологическую коррекцию. То есть он не только занимается экспертизой состояния полицейского, но и обслуживает лечебный процесс. Ожидается, что такой командный подход повысит степень ответственности специалистов за качество профотбора и позволит видеть целостную картину психического здоровья сотрудника, вовремя реагировать на его изменения. Итоги апробации нового подхода к оказанию психиатрической помощи будут подводиться в начале следующего года. Если результаты эксперимента оправдают ожидания, такой метод начнут внедрять и в других регионах страны.

А Концепция будет принята.

Давай поговорим!

Есть расхожее выражение: все болезни от нервов. И опытный врач подтвердит: причиной таких серьёзных заболеваний, как гастрит, язвенная болезнь, гипертония, диабет, ожирение может быть перенесённый стресс. Человек идёт к терапевту с жалобами на головные боли, бессонницу, нарушение аппетита, и тот в рамках своего круга знаний назначает обследование и лечение. Однако симптомы не исчезают и могут даже усилиться. Значит, причину недомогания надо искать в другом - в психическом состоянии пациента.

- После того как в апреле прошлого года Всемирный день здоровья был посвящён теме депрессии и объявлена кампания по борьбе с этим недугом, психиатрическая служба МВД России вышла с инициативой о взаимодействии с врачами общей практики по выявлению этого опасного заболевания и других психосоматических расстройств, - отмечает эксперт. - Терапевты стали более вдумчиво подходить к набору жалоб обратившихся к ним сотрудников. Пациентов с симптомами, которые могут быть свидетельством перенесённого стресса и переутомления, теперь направляют на консультацию к психиатру. Сегодня уже можно говорить о том, что инициатива оправдала себя. Медики стали выявлять больше сотрудников, нуждающихся в помощи в восстановлении психического баланса. И эта работа продолжается. Главное, у больных, получающих адекватное лечение, улучшается самочувствие и настроение - стабилизируется давление, исчезают другие неприятные симптомы, влияющие на качество жизни и работоспособность.

Иногда человеку, годами обивающему пороги кабинетов узких специалистов, достаточно пройти несколько сеансов психотерапии, чтобы добиться положительной динамики. Давно замечено, что лечение словом может быть очень эффективным при невротических расстройствах. Неслучайно девиз кампании, направленной на борьбу с депрессией, звучит так: «Давай поговорим!» Когда человек проговаривает, вербализирует проблему, он начинает её лучше понимать и делает шаги к решению. К сожалению, мы всё больше сворачиваем в виртуальную реальность, утрачиваем межличностные, речевые контакты.

- Следуйте мудрому принципу: если не можете повлиять на ситуацию, постарайтесь изменить отношение к ней, - даёт простой совет врач-психиатр. - Даже дежурная улыбка способна улучшить наше психологическое состояние. Когда мы механически поднимаем уголки рта, задействуются определённые мышцы, и наш мозг начинает стимулировать выработку серотонина - гормона удовольствия. Поэтому чаще улыбайтесь и научитесь замечать позитивные моменты в жизни. А если чувствуете, что физические и душевные силы на грани истощения, проконсультируйтесь со специалистом. Не оставайтесь наедине со своими проблемами.

Елена КУЗНЕЦОВА

Наша справка

«ВОЗ считает депрессию одной из глобальных проблем, стоящих перед здравоохранением планеты. На сегодняшний день, согласно статистике международной организации, полмиллиарда жителей Земли страдают этим заболеванием. Названные цифры отражают только тех, кому был поставлен диагноз, латентно протекающие случаи депрессии не учтены».

«Полиграф, или, как его называют в народе, детектор лжи, применяется в медицинских организациях с единственной целью - уточнить вероятность суицидального характера самоповреждений. Никакие другие вопросы медики не имеют права задавать при этой процедуре».

«Психогигиена - это умение строить здоровые межличностные отношения - без агрессии, неоправданных обид, в согласии с миром и окружающими».

(Щит и меч № 34, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 13 сентября 2018 > № 2732051 Юрий Богдасаров


Казахстан. СКФО > Армия, полиция > camonitor.com, 12 сентября 2018 > № 2734251 Исса Костоев

Исса Костоев. Следователь, раскрывший «дело Чикатило», вырос в Казахстане

Он мечтает приехать в Казахстан и хотя бы ненадолго вернуться во времена своего детства и юности. Его по праву можно назвать великим сыщиком. На Западе он бы наверняка стал героем роскошного фильма. А вот родина, увы, никогда не была к нему особенно ласкова и никогда не баловала. Но обо всем по порядку…

Иссе Костоеву в августе исполнилось 76 лет. Можно сказать, что в судьбе этого сына ингушского народа отразился огромный пласт истории СССР и современной России, а еще и Казахстана. Его жизненный путь стал частью трагической летописи ингушского народа и той большой страны, которой сейчас нет на политической карте мира. А начинался он, по сути, в акмолинских степях, и потому неспроста Исса Магометович до сих пор мечтает приехать в Казахстан, хотя бы ненадолго вернуться во времена своего детства и юности. Даже несмотря на то, что воспоминания о тех временах окрашены не в самые радужные цвета.

Он родился 8 августа 1942 года в селе Экашево Назрановского района Чечено-Ингушской АССР в крестьянской семье. В двухлетнем возрасте вместе с остальной семьей был депортирован в Казахстан, и здесь в ссылке умерли два его брата и сестра. Тем не менее, он и сейчас с теплотой вспоминает казахстанский этап своей жизни. На этот период приходятся не только детство и отрочество, но и юность, учеба в Алма-Ате на факультете правоведения Казахского государственного университета (тогда еще имени Кирова).

После долгих лет упорной работы он, преодолев множество трудностей, стал одной из ярких легенд советской правоохранительной системы. Ему приходилось раскрывать самые громкие и запутанные дела, и, как справедливо писала про него российская пресса, при этом он нередко наживал себе врагов не только среди фигурантов уголовных дел, но и среди своих не очень честных коллег.

Именно ему принадлежит ключевая роль в поимке одного из самых страшных советских преступников - серийного убийцы Андрея Чикатило. Бестселлер американского писателя Ричарда Лурье «Охота на дьявола» - документальная история задержания и разоблачения этого маньяка и насильника в начале 1990-х – разошелся большими тиражами в 30 странах мира. Главным положительным героем, покаравшим это исчадие ада, в нем значится именно он, Исса Костоев. Человек вроде бы с вполне классической, но в то же время уникальной биографией, если брать исходные параметры и те рубежи, которые ему покорились.

Босоногое послевоенное детство в акмолинских степях, где семья почти пять лет обреталась в подвале зернохранилища поселка Жалтыр. Затем тягостный быт, когда взрослым и детям приходилось много и тяжело работать на руднике Бестобе. Но именно в таких условиях формировался и закалялся характер юного Иссы. Он с малолетства познал цену куска хлеба, ощутил, что такое соленый трудовой пот, постиг такие важные вещи, как интернационализм и правила человеческого общежития. К слову, у его отца Магомета были две жены. Второй стала русская женщина – Мария Ивановна. Она повсюду следовала за своим мужем и его детьми. Их общая дочь и два родных брата Иссы умерли из-за кори в Бестобе.

Еще будучи пятнадцатилетним подростком, он пошел работать автослесарем в городе Акмолинске (ныне Астана), куда семья перебралась после того, как в 1957 году вышел Указ о восстановлении Чечено-Ингушской АССР. Исса со старшим братом даже съездил на разведку, причем нелегальную (через Москву), в родные края. Вернулись они с обнадеживающими вестями, и семья решила поднакопить силы и средства для возращения.

Тогда же Исса понял одну простую вещь: знания дают человеку силу особого свойства – он начинает смотреть на мир и постигать его гораздо объемнее. В то время среди молодежи возник, как принято сегодня говорить, тренд – получить полное среднее, среднее специальное, а потом и высшее образование. Двери были открыты практически для всех. И даже для представителей тех народов, которые маркировались в СССР как «враги народа».

И этот импульс эпохи подталкивал дисциплинированного, упорного и одновременно пылкого юношу к знаниям, чтобы никто больше не смог обидеть ни его, ни его родных, ни соплеменников. В далеком 1958-м шестнадцатилетний юноша поступил в вечернюю среднюю школу рабочей молодежи на железнодорожной станции Акмолинск. Спустя два года он получил полноценный аттестат о полном среднем образовании, отпечатанный на гербовой бумаге отдела школ Министерства путей сообщения СССР. Для того времени и при его личных обстоятельствах это было немалым достижением!

Но Исса решил идти дальше и в том же 1960-м поступил на факультет правоведения Казахского государственного университета им. С. М. Кирова. Он до сих пор бережно хранит извещение за номером 64, в котором сообщалось, что И.М. Костоев должен явиться 1 августа по адресу: г. Алма-Ата, ул. Кирова 136 (именно там располагался центральный корпус КазГУ) и приступить к сдаче экзаменов. Этот этап был успешно преодолен, и теперь паренька из провинции, чьи родители как ссыльные отмечались некогда в спецкомендатуре, ждали учеба и студенческая жизнь.

То было время хрущевской оттепели: страна наконец-то поднялась из послевоенной разрухи, людям стало дышаться чуть свободнее. И это не могло не отразиться на энтузиазме Иссы, о чем свидетельствуют грамоты тех лет: за участие в жатве на тургайской целине, за активное несение службы по охране общественного порядка и другие. Сегодняшней молодежи они могут показаться реликтом тоталитарной эпохи, но тогда такие знаки отличия имели вес, поскольку говорили о том, что человек не только грызет гранит науки, но и занимает активную жизненную позицию.

Если бы не желание самого Иссы после успешного завершения учебы отправиться в Северную Осетию, то он вполне мог оказаться в ставшем родным Акмолинске - будущем Целинограде, а потом Астане. Но, однажды начав самостоятельно определять свой жизненный путь, он уже не мог выпустить из рук поводья судьбы.

29 июня 1965-го вместе с дипломом Исса Костоев получил так называемое посвящение в юристы, подписанное деканом юридического факультета С.Сартаевым (в будущем один из создателей Конституции независимого Казахстана) и секретарём партбюро, доктором юридических наук Ю.Басиным. Там были такие строчки: «На виду у народа ты начинаешь свою жизнь юриста. Всегда и во всем будь честным и правдивым, следуй заветам великого Ленина: соблюдай социалистическую законность, не урони чести и звания юриста, с гордостью носи имя советского юриста на протяжении всей жизни. Пусть пройдут годы, но не проходит чувство любви и уважения к советским людям, честь, достоинство и жизнь которых ты призван охранять. В добрый путь, юрист».

Сегодня, в наш цинично-рыночный век, от этого посвящения веет наивностью и идеализмом, но удивительное дело – если посмотреть на профессиональную карьеру и жизненный путь Иссы Магометовича, то можно смело сказать: именно так он жил и работал, да и по сей день продолжает следовать этим принципам. Человек, которому с юности претили произвол и несправедливость, всю свою сознательную жизнь вел непримиримую борьбу с теми, кто не желает жить честно и соблюдать законность.

Кратко изложить его биографию не получится – она слишком насыщена событиями, карьерными вехами, но мы отметим только базовые этапы.

Итак, в 1965-74 годах он – следователь, старший следователь и прокурор-криминалист прокуратуры Северо-Осетинской автономной республики. В 1975-92 годах – следователь по особо важным делам, старший следователь по особо важным делам, заместитель начальника следственной части прокуратуры, начальник отдела прокуратуры Российской Федерации. Исса Костоев руководил следственной группой по розыску серийного убийцы (им оказался Андрей Чикатило), и это дело стало для него последним. О той истории написано много. Но, тем не менее, мы хотели бы привести несколько фрагментов из интервью нашего героя российской прессе:

«…Ничего нового в мой опыт это дело не добавило. Лишь подтвердило, что способы и методы организации поиска и следствия, которыми руководствовался прежде, были верными. До меня Чикатило искали семь лет. Я его искал четыре года…

Там не было ничего сложного. Существуют методики расследования подобных дел. Нужно было лишь следовать им. Необходимо было всего лишь добросовестно и честно исполнять свой долг. Я говорю об оперативном поиске преступника. Чикатило можно было обезвредить ещё в 1984 году. Сложность заключалась в другом – доказывании совершённых им преступлений…

Вариант был только один: Чикатило сам должен рассказать о том, как совершал преступления… Я понимал: если сделаю ставку на признание, то инициатива такого признания должна исходить исключительно со стороны подозреваемого. Он сам должен желать обо всём рассказать. Поэтому я не должен был ни уговаривать его, ни совестить, ни тем более угрожать…

Я подводил его к размышлениям о своём положении. Я совершенно не торопил его… Я наблюдал за Чикатило и видел: ему самому хочется понять, кто он – монстр или больной человек. Но он настаивал на том, чтобы его вначале обследовали, а уж затем он станет давать показания. Я же гнул другую линию: вначале он должен рассказать о том, почему столь чудовищным образом издевался над людьми, и только на основании этого рассказа с ним начнут работать эксперты…».

Отойдя от непосредственной работы в качестве следователя, Исса Магометович зорко наблюдал за тем, что происходило в родной для него Ингушетии. В 1992-93 годах он - полномочный представитель президента России, или, как еще говорят, око государево во вновь образованной Республике Ингушетия. В 1994-96 годах возглавлял комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам, руководил разработкой судьбоносных законов юной России. В 1996 году он вернулся в Генеральную прокуратуру, теперь уже на должность начальника международно-правового управления. С 2002-го по 2009-й Исса Костоев снова работал в верхней палате российского парламента.

Он имеет звания государственного советника юстиции второго класса, заслуженного юриста РФ, удостоен орденов Почета и Трудового Красного знамени. В соавторстве с Андреем Викторовым им написана книга «Россия: преступный мир». По оценкам профессионалов, это действительно серьезный аналитический труд о положении дел на криминальном фронте.

Его политическое кредо не всегда и не во всем совпадало с точкой зрения власть предержащих современной России. Он является ярым сторонником возвращения смертной казни за тяжкие преступления и введения уголовной ответственности за следственные ошибки. Выступает против разрешения на ношение оружия, в том числе травматического. Призывает вернуть ЧОПы в систему МВД. Полагает ошибочным введение статуса неприкосновенности для депутатов, поскольку считает необходимым его только в рамках служебной деятельности. Рассматривает казачество как незаконные формирования и настаивает на их обязательном роспуске. Человек-легенда ингушского народа, он по-прежнему отстаивает справедливость так, как её понимает, во имя собственных детей (их у него пятеро) и внуков.

В одном из интервью по поводу своего восприятия высылки ингушей с земли предков он сказал следующее:

«Это непреходящая боль. Глубокая обида за унижения и утрату близких. Если несправедливость совершена по отношению к одному из членов семьи, это трагедия семьи. Со временем она забывается. Но когда несправедливость совершается по отношению к целой нации, трагедия намертво отпечатывается в памяти всего народа, боль передаётся из поколения в поколение. В момент высылки мне было всего два года. Я ничего тогда не понимал. Но вся моя последующая жизнь, как и всех моих земляков, проходила с клеймом «политически неблагонадёжен». Упаси вас бог испытать это! В памяти навсегда остались тяжёлые условия, в которые все мы были брошены. В душе отпечаталось унижение.

– Есть ли какая-то связь между тем, что с вами произошло, и профессией, которую вы выбрали?

– Прямая. Я выбрал факультет правоведения именно потому, что хотел посвятить себя утверждению права и справедливости в стране. Взамен произволу».

И сегодня Исса Магометович полон сил и идей. А при встрече с одним нашим известным соотечественником он сказал: вайнахи никогда не забудут, как казахи отнеслись к ним, когда они вопреки своей воле были сосланы в Казахстан. И, как говорилось выше, он по-прежнему лелеет мечту приехать в нынешнюю Астану и посетить те места (тот же Бестобе), где прошло его, пусть и непростое, но детство...

Автор: Касым Тохтаров

Казахстан. СКФО > Армия, полиция > camonitor.com, 12 сентября 2018 > № 2734251 Исса Костоев


Россия. ДФО > Армия, полиция. Рыба. Экология > mvd.ru, 12 сентября 2018 > № 2731897 Юрий Завьялов

Чёрные полосы «красной» путины.

Рыбопромышленный комплекс является одним из основных бюджетообразующих секторов экономики Камчатского края. Поэтому декриминализация рыбной отрасли – важнейшее направление деятельности сотрудников региональной полиции.

Особенность региона состоит в том, что все местные реки (а их здесь около полумиллиона, причём более ста из них – протяжённостью в сотню и более километров) являются местами нереста рыбы ценных лососёвых видов либо их миграционными путями. Соответственно, любой рыбный промысел на камчатских водоёмах может проводиться только при наличии лицензии. Однако в период «красной» путины на Камчатку с целью нелегально подзаработать едут граждане не только со всего Дальнего Востока, но и со всей страны и даже из ближнего зарубежья. Это, конечно, прибавляет работы правоохранительным органам, занимающимся выявлением и пресечением незаконной добычи, переработки и перевозки водных биоресурсов.

В мероприятиях по профилактике, выявлению и пресечению нарушений законодательства в сфере незаконного оборота водных биологических ресурсов принимают участие полицейские, а также представители Росгвардии, Северо-Восточного территориального управления Федерального агентства по рыболовству, Пограничного управления ФСБ России по Восточному арктическому району, Управления ФСБ, Россельхознадзора, Роспотребнадзора, Агентства по ветеринарии, других ведомств, представители общественных объединений, некоммерческих организаций и рыбопромышленных предприятий.

Нарушения в сфере незаконной добычи водных биологических ресурсов выявляются в том числе и в рамках ежегодной оперативно-профилактической операции «Путина», которая стартует в последних числах мая и длится до начала октября. Для её проведения ежегодно создаётся оперативный штаб УМВД России по Камчатскому краю, который координирует работу стационарных и мобильных групп, задействованных в охране водных биоресурсов. В составе групп работают сотрудники патрульно-постовой службы, участковые уполномоченные, сотрудники подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции, уголовного розыска, тыла. По краю курсируют передвижные посты Госавтоинспекции.

В прошлом году в рамках операции «Путина–2017» органами дознания УМВД России по Камчатскому краю было возбуждено 204 уголовных дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 256 Уголовного кодекса Российской Федерации (Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов). Кроме того, несколько десятков граждан привлечены полицейскими к административной ответственности за нарушение правил, регламентирующих рыболовство и другие виды пользования объектами животного мира. У подозреваемых в незаконной рыбалке полицейскими изъято 115 тонн рыбы ценных лососёвых пород, 47 тонн замороженной, более 11 тонн красной икры и 6,5 тонн белорыбицы. Кроме того, злоумышленники лишились 113 плавсредств, 53 руль-моторов и 225 сетей общей длиной почти семь километров.

Анализ работы показывает, что, несмотря на общее снижение числа зарегистрированных нарушений, в процентном соотношении число уголовных дел, возбуждённых по признакам преступления, предусмотренным ст. 256 Уголовного кодекса Российской Федерации, лица по которым установлены, увеличилось, и эта тенденция сохраняется на протяжении нескольких последних лет.

Следственным управлением МВД России по Камчатскому краю завершено расследование уголовного дела, возбуждённого по факту незаконной добычи водных биологических ресурсов в отношении капитана рефрижераторного сейнера-траулера, а также в отношении директора по флоту ООО «Камчаттралфлот», заставившего подчинённого вносить в учётные документы недостоверную информацию. Сотрудниками УЭБиПК УМВД России по Камчатскому краю и Пограничного управления ФСБ России по Восточному арктическому району было установлено, что в ходе рейса в Охотском море команда сейнера вела промысел рыб донно-пищевых видов: минтай, палтус, треска, терпуг, навага. Капитан судна не только не вносил в документацию информацию о фактическом объёме улова, но и указывал, что экипажем добыты менее ценные виды рыб (например, вместо палтуса значился бычок).

Одним из нарушений действующего законодательства в сфере незаконной добычи водных биологических ресурсов является вылов рыбы в дни, когда она идёт к местам нерестилищ. Так, в сентябре 2017 года возбуждено уголовное дело в отношении четверых жителей Камчатского края, которые занимались выловом лосося в запрещённый в соответствии с действующим законодательством день. У браконьеров изъяли две лодки, 25-метровый невод, а также более полутора тонн тихоокеанского лосося. Сумма причинённого водным биологическим ресурсам ущерба составила около 350 тысяч рублей.

Нередко для добычи рыбы используются запрещённые орудия лова. Причём не только браконьерами, но и рыбопромысловыми судами. Так, например, в этом году Следственной частью Следственного управления УМВД России по Камчатскому краю окончено расследование уголовных дел, возбуждённых в отношении двух капитанов рыболовецких судов, обвиняемых в незаконной разработке водных биоресурсов и злоупотреблении полномочиями. Установлено, что в июне 2016 года рыболовные суда под их управлением осуществили незаконную добычу около 238 тонн лососёвых, используя при этом запрещённые орудия лова, аналогичные жаберным (дрифтерным) сетям. Сумма причинённого водным биологическим ресурсам исключительной экономической зоны Российской Федерации ущерба составила почти 170 миллионов рублей.

Часто незаконная добыча биоресурсов продолжается криминальной цепочкой в виде дальнейшей их незаконной переработки и реализации. Сотрудники правоохранительных органов регулярно пресекают как попытки продажи кустарной продукции, так и деятельность подпольных цехов, её изготавливающих. Так, летом прошлого года в ходе совместного рейда полицейских, инспекторов Северо-Восточного ТУ Росрыболовства, бойцов СОБР Росгвардии в Усть-Большерецком районе был закрыт действующий незаконно завод по переработке рыбной продукции. В цехе изъято более 1 тонны мороженой и около 187 килограммов свежей красной рыбы, более 50 килограммов солёной рыбы и 111 килограммов подготовленной к реализации икры. В городе Елизово полицейские пресекли деятельность двух подпольных цехов, занимавшихся вялением и копчением корюшки, камбалы, нерки и палтуса. Изъято около 700 килограммов рыбопродукции, которая по результатам исследования также признана опасной для жизни и здоровья граждан. В конце августа 2017 года сотрудники правоохранительных органов изъяли более пяти тонн подготовленной к реализации икры, заготовленной кустарным способом. В сентябре у двоих местных жителей, которые незаконно приобретали у односельчан тушки лосося и перерабатывали их в мини-цехе, оборудованном на территории частного подворья, полицейские изъяли более 700 килограммов засоленной красной икры. По результатам экспертизы и она была признана опасной для жизни и здоровья граждан, так как при её изготовлении применялся запрещённый консервант.

В декабре 2017 года в ходе рейда, организованного сотрудниками подразделений ЭБиПК и представителями Управления Россельхознадзора по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу на одном из рыбных рынков Петропавловска-Камчатского, выявлено 12 предпринимателей, допустивших нарушения ветеринарно-санитарного законодательства. У них изъято более 700 килограммов вяленой и копчёной рыбы и более 600 килограммов лососёвой икры. Среди нарушений выявлено, в частности, отсутствие документов, подтверждающих качество и законность происхождения продукции, нарушение температурного режима хранения, а также продажа товара с истекшим сроком годности.

К сожалению, приходится констатировать, что по большей части люди, родившиеся на Камчатке, не относятся к незаконной добыче биоресурсов как к браконьерству. Нередко они без достаточных оснований причисляют себя к представителям коренных малочисленных народов, имеющих привилегии в получении права на вылов красной рыбы.

Поэтому в крае проводится огромная просветительная и профилактическая работа по привлечению внимания к проблеме браконьерского промысла. Представители самых разных ведомств, общественники призывают камчатцев с экранов телевизоров, в эфире радиопередач, со страниц газет задуматься о необходимости бережного отношения к водным биологическим ресурсам, правоохранители рассказывают о задержаниях и наказании браконьеров. Для молодёжи, школьников, гостей полуострова проводятся экскурсии на рыбоводные заводы, занимающиеся разведением мальков чавычи, нерки, кеты, где специалисты рассказывают, сколько времени и сил затрачивается на восстановление популяции лосося. Уже пять лет проходит в Усть-Большерецком районе Камчатки ставший традиционным краевой фестиваль «Сохраним лососей вместе».

В целях активизации работы по выявлению и пресечению фактов незаконной добычи водных биоресурсов в последние годы всё больше внимания уделяется взаимодействию с представителями общественности.

В 2016 году была создана Ассоциация «Река Большая». Рыбопромышленники Усть-Большерецкого района объединились для борьбы с нелегальным промыслом лососёвых на второй по величине водной артерии полуострова – реке Большой. Сегодня ассоциацией, в которую входят 8 предприятий рыбопромышленной отрасли, совместно с правоохранителями проводится разъяснительная работа с населением. Организуются посты общественных инспекторов, причём немаловажно, что подавляющее большинство из них – люди приезжие, не имеющие на полуострове, где сельчане живут одной семьёй, каких-либо родственных обязательств.

Уже первый год работы даёт положительные результаты. Впервые за долгое время рыбоводные заводы «Малки» и «Озерки» смогли получить своевременно достаточное количество производителей для закладки икры в полном объёме, а в 2017 году учёные отметили рекордное для последнего десятилетия заполнение нерестилищ рек бассейна Большой лососем.

Полковник полиции Юрий ЗАВЬЯЛОВ, заместитель начальника Управления МВД России по Камчатскому краю

(Полиция России № 8, 2018 г.)

Россия. ДФО > Армия, полиция. Рыба. Экология > mvd.ru, 12 сентября 2018 > № 2731897 Юрий Завьялов


Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 сентября 2018 > № 2726855 Реджеп Тайип Эрдоган

WSJ (США): Мир должен остановить Асада

Президент Турции заявил, что захват сирийской провинции Идлиб обернется гуманитарной катастрофой. Эрдоган безуспешно призывает мировое сообщество прекратить огонь в Сирии, так как военные действия в этом регионе негативно сказываются не только на внутренней обстановке в Турции, но и в дальнейшем понесут разрушительные последствия для всего мира, сообщает The Wall Street Journal.

Если сирийский режим пойдет в наступление на Идлиб, возникнет гуманитарная и геополитическая катастрофа

Реджеп Тайип Эрдоган, The Wall Street Journal, США

На южной границе Турции преступный режим Башара Асада в течение семи лет ведет борьбу против сирийских граждан, подвергая их незаконным арестам, систематическим пыткам, устраивая казни без суда и следствия, сбрасывая на них бочковые бомбы и используя против них химическое и обычное оружие. В результате гражданской войны в Сирии, которую Совет ООН по правам человека назвал «самой страшной рукотворной катастрофой со времен Второй мировой войны», миллионы ни в чем не повинных людей стали беженцами или внутренне перемещенными лицами.

Турция предпринимает огромные усилия для облегчения страданий сирийского народа, размещая у себя 3,5 миллиона беженцев — больше, чем любая другая страна в мире. В то же время, мы стали мишенью для террористических организаций, действующих рядом с нашей страной, среди которых так называемое «Исламское государство» (запрещено в России — прим. перев.) и Курдская рабочая партия. Ни огромные расходы на гуманитарные усилия, ни обеспокоенность по поводу безопасности не ослабили нашу решимость.

Сталкиваясь с этими вызовами, Турция прилагает дипломатические усилия по поиску политического решения проблемы. Мы усадили сирийскую оппозицию за стол переговоров в Женеве и вместе с Россией и Ираном начали астанинский процесс. Впоследствии Турция в качестве посредника сумела добиться прекращения огня в ряде районов, создать зоны деэскалации и эвакуировать гражданское население с территорий, подвергшихся атакам режима.

Сегодня мы снова оказались в критической ситуации, поскольку режим Асада при помощи своих союзников готовится начать массированное наступление на Идлиб, где проживает примерно три миллиона человек. Это одно из немногих оставшихся в стране безопасных убежищ для внутренне перемещенных сирийцев. Пытаясь предотвратить это наступление, мое правительство содействовало созданию зоны деконфликтизации и установило 12 наблюдательных постов, чтобы фиксировать нарушения режима прекращения огня и сообщать о них миру.

Режим Асада пытается обосновать готовящееся наступление, утверждая, что оно является контртеррористической операцией. Но бесспорно то, что ни одна страна в мире не осознает необходимость борьбы с терроризмом лучше Турции, которая страдает от террористических атак с самого начала сирийского конфликта, подрывающего безопасность во всем регионе. Башар Асад принял неверное решение. Нельзя жертвовать жизнями невинных людей во имя борьбы с терроризмом. Это приведет лишь к тому, что будут возникать новые очаги терроризма и экстремизма. Усиление ИГИЛ стало следствием, а не причиной происходящего в Сирии. Международное сообщество обязано сдержать это насилие и не дать терроризму пустить корни.

В Идлибе мы сталкиваемся с аналогичными вызовами. Некоторые организации, отнесенные к разряду террористических, в том числе, «Хайат Тахрир аш-Шам», продолжают активные действия в этой провинции. Однако данные боевики составляют лишь ничтожно малую долю населения Идлиба. Чтобы ликвидировать террористов и экстремистов в Идлибе и призвать к ответу иностранных боевиков, необходима всеобъемлющая международная контртеррористическая операция. Умеренные повстанцы сыграли ключевую роль в борьбе Турции против террористов на севере Сирии. Их помощь и содействие также будут очень важны в Идлибе.

Действия по недопущению наступления в Идлибе не должны ослабить контртеррористические усилия. Турция успешно борется с террористическими группировками, в том числе, с ИГИЛ (запрещено в России — прим. перев.) и Курдской рабочей партией. При этом она не причиняет вреда гражданскому населению и не вынуждает его покидать места своего проживания. Ради восстановления стабильности в пострадавших районах десятки турецких военнослужащих отдали свои жизни. Турция сумела установить порядок на севере Сирии, и это выступает доказательством того, что ответственный подход к борьбе с террористами помогает завоевывать умы и сердца людей.

По мере приближения наступления на Идлиб все члены международного сообщества должны понять долю своей ответственности. Последствия бездействия будут колоссальные. Мы не можем отдать сирийский народ на милость Башара Асада. Цель его наступления на Идлиб — бессистемные и огульные удары с задачей уничтожения оппозиции, а не подлинная и эффективная кампания против терроризма. Своим наступлением режим также создаст серьезные гуманитарные риски и проблемы безопасности для Турции, для Европы и для других регионов.

США, которые все внимание сосредоточили на химических атаках, должны отказаться от этой весьма спорной иерархии смертей. От обычного оружия гибнет гораздо больше людей. Но ответственность за прекращение кровопролития несет не только Запад. Наши партнеры по астанинскому процессу Россия и Иран также обязаны остановить эту гуманитарную катастрофу.

Катастрофа в Идлибе приближается. Если международное сообщество, включая Европу и США, не предпримет незамедлительные действия, расплачиваться придется не только безвинным сирийцам, но и всему миру. Турция делает все возможное, чтобы не допустить кровопролития в соседней стране. Чтобы мы добились успеха в этих усилиях, остальной мир должен отказаться от своекорыстных интересов и поддержать политическое урегулирование.

Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 сентября 2018 > № 2726855 Реджеп Тайип Эрдоган


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 11 сентября 2018 > № 2726684 Татьяна Становая

Страхи охранителей. Зачем Золотов записал обращение к Навальному

Татьяна Становая

Обращение Золотова показывает, как фрагментируется путинское окружение, как там теряется единое понимание приоритетов и угроз. Президенту все сложнее выполнять арбитражные и покровительские функции: он ограничивает себя лишь стратегическими вопросами, пустив оперативную рутину на самотек. В таком случае каждому игроку внутри системы придется выбирать собственную тактику спасения, не особенно задумываясь о коллективной безопасности

Глава Росгвардии, один из самых влиятельных и непубличных российских силовиков, а также близкий соратник Владимира Путина Виктор Золотов выпустил видеообращение к Алексею Навальному, где вызвал его на дуэль за обвинения в коррупции. Само по себе обращение, его содержание, стилистика, выглядит противоестественной практикой в режиме, где конфликтные вопросы решаются совсем другими способами. Зачем Золотову понадобилось выступать с позиции заведомо слабого, будучи заведомо более сильным, – один из ключевых вопросов, ответ на который помогает понять скрытые процессы, идущие сейчас внутри российской власти.

Неестественность и иррациональность

Как известно, Виктор Золотов был не первым, кто обратился к Алексею Навальному таким образом. В мае 2017 года свое обращение записал крупный бизнесмен, известный близостью к власти, Алишер Усманов. Видеозапись была опубликована в социальных сетях и содержала не столько прагматичный и выверенный ответ на обвинения Навального, сколько глубоко эмоциональную реакцию и даже обиду. Усманов тогда подал на Навального в суд и выиграл, но этого ему показалось недостаточно. Выведение конфликта в публичное поле имело самостоятельный политический смысл, близкий к тому, чем руководствуется сегодня Виктор Золотов.

В отличие от бизнесмена Усманова Золотов – влиятельный государственный деятель, часть силового механизма власти. И если видео первого можно было списать на эмоции или структурный сбой, то обращение Золотова заставляет говорить о неких неестественных процессах, затрагивающих систему.

Первое, что бросается в глаза, – избыточность и неуместность ролика, где один из самых влиятельных людей России в неуверенной, плохо отработанной и стилистически корявой манере обращается к оппозиционеру, которого власть последовательно не признает как политическое явление. Навальный имеет внутри режима неофициальный статус «криминала, который рвется во власть на деньги Госдепа». О нем не принято говорить, его не принято упоминать в выступлениях президента. Его как политика просто нет в легитимном политическом и информационном поле. А тут вдруг такая честь.

Золотова, как в свое время Усманова, сразу стали критиковать за политическую иррациональность: зачем легитимировать Навального, привлекать внимание к его расследованиям, поднимать его статус до своего уровня и вообще отклоняться от официальной линии в отношении оппозиционера?

Вторая особенность обращения – его формальная бессмысленность. Золотов не стал подавать в суд (как Усманов), не стал комментировать нападки или просто аргументировать свою позицию. Глава Росгвардии сделал всего две вещи: вызвал Навального на дуэль, понимая бесперспективность затеи, и пригрозил своему оппоненту расправой.

Наконец, видео получилось очень личным. Это не институциональная реакция одного из органов власти, где, несомненно, хватает ресурсов для подготовки достойного PR-ответа. Речь идет о глубоко личных эмоциях Золотова, продемонстрировавшего свою персональную уязвимость перед оппозиционером, легитимность которого власть не признает. Бывший глава Службы безопасности президента, один из противовесов ФСБ, фигура, выстраивающая обновленную силовую структуру с выраженными политическими функциями и амбициями, – казалось бы, такие, как Золотов, не нуждаются в публичном выяснении отношений.

Скрытые мотивы и страхи

Каким бы нелогичным и, вероятно, спонтанным ни было обращение Золотова, у него есть и рациональная составляющая, сообщающая немало интересного о текущем состоянии российской власти.

Во-первых, политика власти по отношению к Навальному и вообще внесистемной оппозиции становится все более раскоординированной. Допускать или не допускать Навального до выборов, сажать или не сажать, позволять проводить несанкционированные акции или нет, и если да, стоит ли их жестко подавлять. На все эти вопросы многие соратники президента могут ответить не только по-разному, но и взаимоисключающе.

Мало того, сам Навальный начинает играть роль инструмента внутриэлитных разборок и тем самым незаметно становится частью системы. А это, в свою очередь, ведет к еще большей поляризации подходов.

В таком контексте обращение Золотова – явный упрек в адрес самой системы, что она не может ограничить или даже пресечь деятельность Навального, в котором видится угроза дестабилизации режима. «Вы, господин Навальный, никогда не получали ответку», – одна из ключевых фраз обращения, содержащая скрытую критику тех, кто во власти отвечает за внесистемную оппозицию – будь то ФСБ, с которой Росгвардия конкурирует, или кураторы внутренней политики в Кремле.

Но недовольства тем, что власти позволяют Навальному слишком многое, вряд ли было бы достаточно, чтобы Золотов стал записывать обращение. Гораздо важнее тут вопрос персональной ответственности перед Путиным. В обращении читается не только своеобразное политическое одиночество Виктора Золотова, но и ограниченность его доступа к Владимиру Путину.

Это не означает, что президент охладел к своему соратнику или имеет к нему претензии. Но какими бы тесными ни были рабочие и дружеские отношения между ними, у президента, увлеченного международной повесткой, остается не так много времени для внутренней проблематики. А то, что остается, занято пенсионной реформой. Привилегированность положения Золотова не ставится под сомнение (это было видно по заявлению Дмитрия Пескова, поддержавшего главу Росгвардии), но то, каким вышло это обращение, практически не оставляет сомнений – это было частной инициативой Золотова, не санкционированной Путиным.

Особенно чувствительным для Золотова в материалах Навального могла стать прямая апелляция к рядовым бойцам Росгвардии. Иными словами, игра на страхах влиятельного генерала не удержать ситуацию в критический момент и подвести Путина. Не это ли оказалось триггером для выпуска эмоции, попыткой девальвировать игру Навального на подрыв доверия бойцов своему руководству?

Наконец, третий вывод вытекает из явного несоответствия между положением Золотова в системе власти и обращением, сделанным как бы с позиции слабого. Росгвардия – это не только институт, защищающий режим от цветных революций. Это репрессивный механизм, способный на самые изощренные формы давления. Обращение Золотова как будто перечеркивает все это, демонстрирует беспомощность главы одной из самых влиятельных силовых структур, причем перед человеком, которого сам же Золотов причисляет к политической «трухе». Эта нестыковка говорит о многом: Росгвардия, которая так старалась превратиться в политическую спецслужбу, по сути, довольствуется лишь инструментальной ролью.

Когда Росгвардия появилась в 2016 году, руководство новой структуры активно боролось не только за роль главной антиреволюционной силы. Золотов лоббировал получение оперативно-розыскных функций, претендовал на создание на базе Росгвардии одного из ключевых центров, занимающихся политическим прогнозированием, пытался предлагать власти услуги по недопущению «общественно-политической дестабилизации», что трактовалось в максимально широком смысле, включая надзор за недружественными СМИ или НКО.

В 2016 году СМИ обсуждали версию, что именно Золотов принимал непосредственное участие в давлении на РБК и курировал смену руководства редакции. Сообщалось, что Золотов лоббировал передачу ему Главного управления по противодействию экстремизму и Управления по государственной защите, которые входят в структуру МВД РФ, и даже поглощение МЧС. Многое из того, на что рассчитывал Золотов, так и не было реализовано. А в придачу ко всему этому гражданские стали перехватывать инициативу у силовиков: куратор внутренней политики Сергей Кириенко старательно отодвигает силовые структуры от борьбы с внутренними угрозами там, где речь идет о политической сфере.

Обращение Золотова показывает, как фрагментируется путинское окружение, как там теряется единое понимание приоритетов и угроз. Президенту все сложнее выполнять арбитражные и покровительские функции: он ограничивает себя лишь стратегическими вопросами, пустив оперативную рутину на самотек. Обращение Золотова появилось всего через день после того, как результаты региональных выборов показали, что начался постепенный демонтаж доминирования «Единой России». Все это создает впечатление хаотизации, которую Кремль пытается представить как управляемую адаптацию к более суровой реальности. В таком случае каждому игроку внутри системы придется выбирать собственную тактику спасения, не особенно задумываясь о коллективной безопасности.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 11 сентября 2018 > № 2726684 Татьяна Становая


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 сентября 2018 > № 2726059 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Дело Скрипалей доказывает, что слежка далеко не всесильна

Повсеместная слежка в Британии позволила установить личность подозреваемых. Но, как в случае с Россией, произошло это слишком поздно, чтобы арестовать преступников. Так стоит ли устраивать слежку за миллионами граждан, подвергая их риску ложного срабатывания, существующего даже при современных технологиях распознавания лица? Таким вопросом задается колумнист издания Bloomberg.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Вездесущие камеры слежения не очень-то помогают в борьбе с преступностью, даже если случай действительно резонансный.

Натыканные повсюду камеры слежения, безусловно, помогли раскрыть роль российской военной разведки в попытке покушения на бывшего агента, случившегося в Солсбери в марте этого года. Благодаря видеонаблюдению, маршрут двоих российских подозреваемых был восстановлен в малейших подробностях. Но вместе с этим кажущаяся удача обнажила главную проблему повсеместной слежки: следить за всеми подряд — значит не следить ни за кем в особенности. И камеры могут пригодиться уже постфактум, когда задержать уже опознанных преступников становится все труднее.

По разным оценкам, в Лондоне установлено до полумиллиона камер видеонаблюдения, то есть по одной на 16 жителей. К слову, такими камерами, несмотря на все протесты поборников приватности, нафаршированы и американские города. Они-то и позволили британской полиции и разведке опознать преступников как Александра Петрова и Руслана Боширова (впрочем, это наверняка псевдонимы). На записях видно, как они идут по аэропорту, спускаются в лондонскую подземку, вселяются в обшарпанный отель и едут в городок, где, предположительно, измазали ручку двери бывшего полковника Сергея Скрипаля ядом военной разработки. Бывший шпион и его дочь выжили, однако женщина, соприкоснувшаяся с ядом случайно, умерла.

Расследование заняло несколько месяцев. Еще бы, следователям пришлось перелопатить гору видеоматериалов, а кроме специальных распознающих лица программ над делом трудились живые «сверхопознаватели» — сотрудники с выдающейся памятью на лица. По-другому и быть не могло: единого стандарта среди камер видеонаблюдения не существует. Согласно свежему отчету британского сайта Ifsec Global, посвященного индустрии безопасности, лишь 16% установленных в стране камер видеонаблюдения имеют искусственный интеллект для анализа поступающих данных. Кроме того, оказалось, что 74% всех систем безопасности вообще используют аналоговые камеры. Наконец, четверть всех систем была установлена по меньшей мере шесть лет назад — или даже того раньше.

Фундаментальные научные изыскания эффективности камер видеонаблюдения доказывают, что они способны снизить число имущественных преступлений — вроде грабежей и мелких краж — но не преступлений против личности, сопровождающихся насилием. Эффективнее всего камеры работают, когда за ними есть постоянный догляд, а полиция оперативно реагирует на любые сигналы тревоги. Однако, как бы то ни было, камеры слежения оказались бессильны против волны тяжких преступлений, захлестнувших Лондон в последние месяцы — таких, как перестрелки, ножевые атаки и изнасилования. Что касается мелких преступлений, то камеры рассчитаны скорее на психологический эффект. Однако преступники поменьше тоже читают газеты, а там наперебой обсуждают новую политику Лондонской полиции: если ущерб не превышает 50 фунтов (65 долларов), то дело возбуждаться не будет. Кроме того, полиция не будет разыскивать магазинных воришек или мелких хулиганов, если ради этого требуется отсмотреть более 20 минут видеоматериала.

В Берлине камер слежения на порядок меньше, чем в Лондоне. В 2016 году в городе было 14 765 штук — то есть по одной на 325 жителей. Вероятно, их количество все же возросло: преступнику, совершившему теракт на рождественском рынке, удалось улизнуть прямо из-под носа полиции. Видеозаписей при этом не нашлось, и федеральное правительство призвало усилить видеонаблюдение. Однако немцы на нововведения смотрят с недоверием, памятуя о своем недавнем прошлом. Урок двух полицейских государств дает о себе знать, и видеонаблюдение принимают в штыки. Руководящие Берлином левые партии в прошлогоднем соглашении обещали, что расширять видеонаблюдение не собираются.

Но несмотря на сопротивление общественности в этом вопросе, Берлин гораздо безопаснее Лондона. Например, за финансовый год 2017-2018 (закончившийся в марте) в Лондоне произошло 32 869 ограблений или 402 на 100 000 жителей. В Берлине же эта цифра составила 4 242 ограбления — или 115 на 100 000 жителей.

Конечно, это еще ничего не доказывает. Разница в уровне преступности обуславливается не только тем, насколько широко в том или ином городе применяется видеонаблюдение — есть и другие факторы. Но этот разрыв не только не уменьшается, но и ширится — в Лондоне преступность растет, а в Берлине падает — и это доказывает, что повсеместность камер слежения еще не решает проблемы преступности.

Постоянная слежка по-своему даже успокаивает. Полиция подключится только в том случае, если дело по-настоящему серьезное — например, химическая атака извне. Люди попадают в поле зрение камеры и тут же исчезают, не теряя своей анонимности — впрочем, это по усмотрению наблюдателей. Всеобъемлющую систему видеонаблюдения выстраивает Китай. Предполагается, что к 2020 году она покроет все ключевые общественные места страны. В Китае уже имеется 170 миллионов камер видеонаблюдения (причем большинство из них гораздо современнее английских), а скоро появится еще 400 миллионов. И делается это отнюдь не для того, чтобы остановить мелких воришек, а чтобы следить и собирать данные обо всех граждан без исключения.

Да, повсеместная слежка в Великобритании позволила полиции установить личность подозреваемых, но, как это часто бывает в отношении России, произошло это слишком поздно, чтобы вмешаться и арестовать преступников. А теперь их в Великобританию и калачом не заманишь.

Неужели этот исход стоит того, чтобы устраивать слежку за миллионами невинных граждан, подвергая их однопроцентному риску ложного срабатывания, существующего даже при современных технологиях распознавания лица? И перевешивает ли он риск хакерской атаки, которая прямо-таки напрашивается? Что-то я сомневаюсь.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 сентября 2018 > № 2726059 Леонид Бершидский


Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 сентября 2018 > № 2726679 Аркадий Дубнов

Зачем Россия зазывает в Москву «Талибан»

Аркадий Дубнов

О чем можно договариваться в условиях, когда Россия не имеет реальных рычагов влияния на обе афганские стороны, чтобы принудить их к миру? Для начала талибам можно пообещать вычеркнуть их из списка запрещенных в России организаций. В ответ они могут дать гарантии, что их военные операции не будут угрожать безопасности стран Центральной Азии. А в перспективе талибы должны еще активнее бороться с ИГИЛ в Афганистане. Такое их решение вполне отвечало бы интересам Москвы и ее партнеров в регионе

В начале сентября в Москву должна была прибыть делегация «Талибана». Четыре полевых командира талибов, как их назвали российские информагентства, во главе с руководителем офиса «Талибана» в Катаре Шер Мухаммадом Аббасом Станикзаем собирались 4 сентября принять участие в московском формате международной конференции по афганскому урегулированию. В ней также предполагалось участие представителей России, Индии, Ирана, Китая, Пакистана, стран Центральной Азии. Приглашали и США.

Однако талибская сенсация, анонсированная российским МИДом в середине августа, не состоялась. Конференцию отменили за неделю до ее начала по просьбе президента Афганистана Ашрафа Гани. Он лично позвонил министру иностранных дел России Сергею Лаврову и, сославшись на то, что делегация афганского правительства не может приехать в Москву, попросил перенести конференцию на более поздний срок. Афганский президент объяснил это «необходимостью выработать консолидированную позицию с учетом изменений в руководстве силового блока» своей страны – в отставку подал советник президента Гани по национальной безопасности Ханиф Атмар.

В принципе официальный Кабул сообщил о своем отказе участвовать в московском формате еще за пару дней до этого телефонного разговора. Мотивация была простая: только прямые переговоры между афганским правительством и талибами могут быть результативными. Более того, в Кабуле считали, что любая конференция по афганскому урегулированию должна проходить под эгидой афганского правительства, даже если она в Москве. На Смоленской площади с этим не могли согласиться.

Кроме того, в Москве хорошо понимали, что Кабул ведет себя в этом вопросе не совсем самостоятельно и зависим от Вашингтона. А американцы ясно дали понять, что не видят смысла в новой московской конференции, учитывая невнятные итоги первой попытки в апреле 2017 года. А потому американцы отказались участвовать в ней и в этот раз.

Тем не менее российская дипломатия сочла успехом согласие талибов прибыть в Москву независимо от готовности Кабула и Вашингтона отправить сюда своих представителей. Ведь это само по себе должно было продемонстрировать российское влияние на одну из сторон афганского противостояния. До сих пор этим могла похвастаться лишь одна страна в ближайшем окружении Афганистана – Узбекистан. Совсем недавно, в начале августа, в Ташкенте принимали ту же самую делегацию «Талибана» во главе с Мухаммадом Станикзаем, которую ожидали и в Москве. А в марте этого года в узбекской столице собралась афганская конференция, в которой на высоком уровне отметились и американцы, и представители официального Кабула, и россияне. Тогда талибы еще не рискнули там появиться.

Значение, которое придавали в российском МИДе первому в истории официальному визиту талибов в Москву, можно было оценить по утечкам со Смоленской площади. Из них следовало, что Москва, пытаясь добиться реального диалога с «Талибаном», готова вывести его из списка запрещенных в России организаций. Этот шаг, впрочем, назрел уже давно – с тех пор, как «Талибан» был внесен в этот список, что произошло в свое время по недоразумению. Активность талибов никогда не была зафиксирована на территории России, равно как и в других странах СНГ, в том числе в Центральной Азии.

Так что же произошло, что заставило Сергея Лаврова внезапно согласиться с просьбой афганского президента и отложить проведение конференции в Москве, хотя официальный Кабул и так не собирался принимать в ней участие? Ведь буквально за пару дней до звонка Ашрафа Гани в российском МИДе в достаточно резких тонах высказались по поводу заявления посла Афганистана в Москве Абдула Каюма Кучая, выразившего сомнение в миротворческих возможностях российской дипломатии.

Мои попытки найти ответ на этот вопрос у дипломатов, имеющих отношение к афганскому урегулированию, привели к единственному выводу: министр иностранных дел России не смог сказать «нет» президенту Афганистана, когда тот позвонил ему лично. Есть такая особенность протокола в общении высших руководителей, и афганский лидер, будучи к тому же еще и искушенным восточным дипломатом, воспользовался ею в полной мере. Кроме того, в Москве, похоже, знали, что Ашраф Гани готов был обратиться с этой просьбой лично к Владимиру Путину, и хотели этого избежать.

Уже через несколько дней официальный Кабул извлек первые дивиденды из своего удачного внешнеполитического демарша, доказательно объясняя публике, как внутри страны, так и за ее пределами, что никакое афганское миротворчество невозможно без патронажа правительства Афганистана. А это именно то, что неприемлемо для талибов, утверждающих, что они не собираются вести переговоры с афганскими властями, которые реально не контролируют ситуацию в своей стране.

Талибы наглядно доказывают верность своей оценки афганских властей, регулярно нападая на правительственные силы в провинциях Кундуз, Тахор, Фарьяб, Газни, Пактия. Особенно дерзкой и успешной стала недавняя операция талибов по взятию административного центра провинции Газни в центре Афганистана – на дороге, соединяющей Кабул с западом страны. Много дней правительственные силы не могли вытеснить оппозицию из этого стратегического пункта даже при американской поддержке с воздуха.

Точно такая же история, причем не раз, повторялась с административным центром провинции Кундуз. Талибы входят в афганские города, когда им заблагорассудится, и оставляют их, когда считают необходимым, сохраняя свои основные силы. Практически вся территория Афганистана, за исключением крупных городов и городских поселений, сейчас находится во власти «Талибана».

Поэтому неудивительно, что уже который год талибы отказывают официальному Кабулу в статусе равного себе противника и видят таким лишь Соединенные Штаты. Талибы уверены: как только правительство Ашрафа Гани лишится поддержки США и стран НАТО в случае вывода их военных из Афганистана, они снова вернут себе власть в Кабуле, как это было до 2001 года. Эти расчеты небезосновательны, поэтому планы американской администрации – как при Обаме, так и при Трампе – полностью уйти из Афганистана очень далеки от реальности.

Впрочем, требование «Талибана» вывести все иностранные войска из Афганистана еще менее реалистично. Такого уже не требуют даже в Москве, понимая, каким хаосом может обернуться конфликт между оставленными без внешнего присмотра правительственными силами, талибами и набирающим влияние в стране «Исламским государством» (запрещено в РФ).

По этой причине перспективы мирного урегулирования в стране, где непрекращающаяся герилья отметила в этом году свое сорокалетие, выглядят более чем туманно. И в любом случае поиски формулы мира для Афганистана невозможны без участия США.

Американцы так же, как и Россия, пытаются наладить диалог с «Талибаном». С этой целью при их содействии был создан офис талибов в столице Катара Дохе. Именно туда уже трижды в этом году наведывалась Элис Уэлс, первый заместитель помощника госсекретаря США.

Какими могли бы быть условия раздела власти между Кабулом и «Талибаном»? Об этом говорит анонимный дипломатический источник в Москве: талибы могли бы «участвовать в политической жизни тех уездов и провинций, где они и так фактически уже правят». Но это при условии, что афганские власти официально признают их статус.

Однако, чтобы подобраться к переговорам о разделе власти, сначала необходимо, чтобы стороны афганского конфликта признали друг друга равноправными партнерами и сели за один стол. А этого пока, как мы видим, не получается.

Соглашаясь принять участие в московском формате, талибы требовали от России исключить возможность того, что их пребывание за одним столом с представителями официального Кабула может быть интерпретировано как участие в переговорах с ними. Мол, мы приехали на конференцию, где разные участники могут высказать свою точку зрения, не более того. Афганское правительство, напротив, настаивало, чтобы в Москве им был предоставлен статус соорганизаторов конференции и возможность вступить в переговоры с талибами. Эти требования и капризы пока кажутся взаимоисключающими.

Ситуация еще больше запуталась после отмены встречи в Москве 4 сентября. Как указывают источники в Афганистане, талибы поначалу готовы были оскорбиться, узнав об отмене. Ведь Москва согласилась с просьбой Кабула, не обсудив это решение с «Талибаном». Из офиса талибов в Дохе даже пришли сигналы, что теперь они не поедут в Москву, когда для конференции подберут новую дату. Но спустя некоторое время там немного успокоились и пришли к выводу, что не стоит сжигать все мосты. Ведь участие «Талибана» в московской конференции может помочь признанию их в качестве субъекта международных отношений, что талибы не могут не ценить.

Поэтому нельзя исключать, что Москве и Дохе удастся провести неформальные двусторонние консультации еще до определения новой даты проведения московского формата, обещанного до конца нынешнего года.

О чем можно договариваться в условиях, когда Россия не имеет реальных рычагов влияния на обе афганские стороны, чтобы принудить их к миру? Для начала талибам можно пообещать вычеркнуть их из списка запрещенных в России организаций. В ответ они могут дать гарантии, что их военные операции внутри Афганистана не будут угрожать безопасности стран Центральной Азии и они откажутся от террористической деятельности. И только на следующих этапах переговоров Москва может обещать талибам определенную политическую и даже экономическую поддержку.

А уж если называть вещи своими именами, талибы должны быть еще больше ориентированы и мотивированы на борьбу со структурами ИГИЛ в Афганистане, что уже и сейчас становится одной из их главных внутренних задач. Такое их решение вполне отвечало бы интересам Москвы и ее партнеров в регионе.

Впрочем, такая программа действий может стать реальной, только если не будет противоречить интересам США в Афганистане, а в этом сегодня, к сожалению, приходится сомневаться. Поэтому более перспективной нынче выглядит ташкентская площадка межафганского урегулирования. Узбекистан лишен геополитических амбиций, которые сталкивают в Афганистане Москву и Вашингтон.

Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 сентября 2018 > № 2726679 Аркадий Дубнов


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725584 Леонид Ивашов

«Родина — это Победа!»

к 75-летию Леонида Григорьевича Ивашова

Владимир Винников Леонид Ивашов

"ЗАВТРА". Уважаемый Леонид Григорьевич! С момента вашего рождения прошло уже три четверти века. За это время вы вместе с нашей страной пережили три, а может быть — даже четыре, исторические эпохи. Были ребёнком, подростком, юношей, выбрали профессию военного, более полувека своей жизни посвятили защите Родины. И как бы вы сегодня, с высоты прожитых вами лет, при всех переменах, которые происходили с нашей страной, определили, что такое — Родина?

Леонид ИВАШОВ. Я родился именно в тот момент, когда уже произошёл решающий перелом в Великой Отечественной войне, когда завершилась великая битва на Курской дуге…

"ЗАВТРА". Ваш отец тоже воевал?

Леонид ИВАШОВ. Да, отец мой воевал, но недолго, поскольку был тяжело ранен под Москвой и впоследствии, что называется, комиссован. После госпиталя вернулся домой, в Киргизию, куда они вместе с моей мамой переехали незадолго до войны, и там работал. С кем мы тогда общались, кто нас окружал? Фронтовики, их семьи, их дети — мои ровесники. Что я постоянно слышал и видел вокруг себя? Жизнь страны, пережившей страшные испытания, ценой немыслимых жертв и лишений одержавшей великую Победу — вот таким был "воздух", которым дышала тогда вся страна и я вместе с ней. Не лёгкий, но живительный воздух. Так что Родина для меня изначально — это Победа!

И если мы, тогда ещё малыши, видели на улице инвалида войны, потерявшего руку или ногу, мы всегда здоровались с ним, кланялись, пытались с ним поговорить, сказать ему доброе слово. И когда встречались со старым человеком, аксакалом — тоже снимали перед ним шапки, приветствовали его. И нам всегда отвечали, всегда очень тепло, как-то родственно. Это было такое ощущение единой семьи, которое хранится у меня с самого детства. Очень дорогое для меня ощущение, тоже связанное с понятием Родины.

Плюс я же был ещё гармонистом. Отец купил для нас с братьями гармошку, мы научились на ней играть, у меня получалось лучше всех, и меня, можно сказать, "сдавали в аренду", чтобы я играл на каких-то встречах, праздниках: там кум в гости приехал, там провожают кого-то в армию — все соседи, все родственники собирались, я играл, а они пели, танцевали… Это такие радостные моменты были.

"ЗАВТРА". Много мелодий знаете?

Леонид ИВАШОВ. Много. Почти все военные песни тех лет, довоенные, послевоенные…

Конечно, на всю жизнь запомнилась красота природы. Когда один горный склон Алатау, уходящий высоко в небо, полностью покрыт цветущими тюльпанами, а другой — маками, это такое явление чего-то невероятно прекрасного и важного, для которого даже трудно подобрать слова… Вот это всё вместе, наверное, и сформировало моё ощущение Родины.

"ЗАВТРА". А как воспринимались другие памятные события тех лет? Ведь когда полетел первый спутник, Вам исполнилось 14 лет, а когда Юрий Гагарин стал первым космонавтом Земли — было почти 18. Эти исторические вехи и тогда понимались как нечто особенное, или же они шли в каком-то общем потоке событий?

Леонид ИВАШОВ. Это было удивительное время общего подъёма, настоящего прорыва — даже не в светлое будущее, а в какой-то совершенно другой, райский мир. Нашего прорыва, который отождествлялся с коммунизмом. Где всё будет по-другому. Где не будет смерти, не будет даже старости, а любой уголок не то что Луны или Марса, а Вселенной станет доступным в любой момент…

Ведь, скажем, только в 1955 году Байконур выбрали местом для строительства первого советского космодрома — и практически за полтора года там сделали всё необходимое для начала космических стартов. И это не воспринималось тогда как чудо — это было в порядке вещей. Но на самом деле это было чудо.

Точно так же было с ядерным центром в Сарове, где сразу после войны, практически за три года создали отечественную атомную бомбу. Такие чудеса без "санкции Свыше" вряд ли возможны. Новые идеи, новые технологии, новые материалы — откуда всё это?

Не скажу, что я или мои братья с детства были верующими, но наша мама была верующей, у нас в доме были иконы, никому это не мешало. Так вот, когда ещё в самом начале 50-х в небе над нами пролетел первый реактивный самолёт с белой полоской инверсионного следа за ним, бабушка и мама, показывая вверх, говорили нам: "Вот вы в Бога не верите, а вот он — Бог!"

Над этим можно посмеяться: мол, какие они были тёмные и безграмотные, — но, по сути, всё они понимали и говорили верно. И первый спутник, и полёт Юрия Гагарина, — это было связано для меня с чем-то невероятным, сверхъестественным, даже божественным. Хотя в Самарканде, где я служил первый год, командиром нашей части был майор по фамилии Гагарин. И утром 12 апреля 1961 года, как сейчас помню, к нам в учебку забежал офицер: "Отставить учёбу — ваш Гагарин в космосе!"

"ЗАВТРА". Вы хорошо учились?

Леонид ИВАШОВ. Круглым отличником не был, но и в школе, и в Ташкентском общевойсковом командном училище, и в академии Фрунзе учился хорошо.

"ЗАВТРА". Если сравнивать ту, советскую систему образования с нынешней, то различия заметны?

Леонид ИВАШОВ. К сожалению, да. Я ведь сейчас преподаю сразу в двух далеко не самых худших столичных вузах и должен сказать, что многие мои нынешние студенты не имеют даже базовых знаний в избранных ими профессиях. Это настоящая катастрофа, причём самих студентов я бы в этом не винил — тут дело в системе и в самом обществе. Их не просто не учат: их не учат учиться, не учат ценности знаний, навыков самостоятельного системного мышления, тренировки памяти, оперативной и долговременной, без которой человек сегодня рискует стать не более чем биопридатком для электронных гаджетов… Это очень большая опасность для нашей страны, да и для человечества в целом.

"ЗАВТРА". Леонид Григорьевич! Вам довелось многое пережить, многое увидеть, во многих событиях принять личное участие. И сегодня, оценивая всё, что происходило за эти годы с нашей страной, все эти взлёты и падения, каким вы видите исторический путь России: прошлый и, возможно, будущий?

Леонид ИВАШОВ. Думаю, из-за нашей гордыни нас и провели, как воробья на мякине. Ведь мы потерпели страшное поражение не из-за того, что у нас было плохое образование или наука — они были лучшими в мире! И не из-за того, что у нас была слабая армия или служба безопасности — они тоже были очень сильны. Технологии были самые передовые, тот же "Буран" возьмём или наработки в области информатики, квантовой физики и так далее. Так в чём же было дело? Почему произошёл такой крах и развал всего и вся? Почему победили джинсы, жвачка и "триста сортов колбасы"? Руководство СССР, особенно идеологическое, не обратило внимания на технологии перепрограммирования сознания, на то организационное оружие, которое использовали против нашей страны её враги. И смыслом жизни для большинства населения стали не какие-то высокие идеалы, культура, наука, творчество, а собственность и социальный статус, власть.

"ЗАВТРА". Но ведь это был не одномоментный процесс, не какой-то внезапный взрыв — это всё длилось в течение нескольких десятилетий… Значит, и "наверху" данные процессы видели, понимали, даже поддерживали — почему? Или всё и правда развивается "по спирали"?

Леонид ИВАШОВ. Думаю, это всё-таки грех гордыни. Что мы — победители, что мы — впереди планеты всей, что нам ничего не страшно и с нами ничего плохого не может случиться… Это чувство пронизывало всё советское общество, снизу доверху. Вот всё у нас есть: ракеты, атомные станции, гарантированные зарплаты, бесплатная медицина и образование, жильё и коммунальные услуги, стоящие копейки, — только при этом почему-то нет "фирменных" джинсов, жвачки и колбасы трёхсот сортов, а там, на "загнивающем Западе" всего этого навалом, и ещё — полная свобода!

"ЗАВТРА". Вы полагаете, что роль партийно-государственного аппарата в уничтожении советского проекта минимальна?

Леонид ИВАШОВ. А Горбачёв с Ельциным откуда взялись? Их что, к нам сюда американцы забросили? Такие же люди, как и все. Только претензии у них были немного другие. Власти — полно, а собственности — нет. Пост генсека или министра по наследству не передашь. Обидно же!

"ЗАВТРА". То есть не так страшна гордыня сама по себе, сколько гордыня уязвлённая?

Леонид ИВАШОВ. Это всё ещё в Библии описано, даже до создания человека уже было. Так что ничего нового или необычного с Россией не произошло. Упасть можно везде и всегда — проблема в том, чтобы после этого подняться. Так что всё происходящее с нами не стоит рассматривать как некое недоразумение, досадную случайность, несправедливость или чьи-то злые происки. Всё, что с нами происходит, — это то, что уже внутри нас. По-другому не бывает.

"ЗАВТРА". Когда 18 лет назад на дне Баренцева моря погибал наш атомный подводный ракетоносец "Курск" новейшей постройки — уникальный механизм, с которым, казалось, ничего подобного вообще не могло произойти, — один из моряков, уже зная, что его смерть неизбежна, твёрдым почерком написал слова, которые сегодня известны всей России: "Отчаиваться не надо!" Может быть, это и есть главный вывод из всего пережитого нашей страной за последние сто лет?

Леонид ИВАШОВ. У каждого народа, у каждой цивилизации есть своя миссия — точно так же, как в живой природе каждый биологический вид, от китов и слонов до микроорганизмов и вирусов, существует не сам по себе, а в рамках общей экологической системы. И у России, у русского народа тоже есть такая миссия, которая, на мой взгляд, очень важная и непростая — спасти человечество от безумного поглощения ресурсов планеты. Сначала — через альтернативу империализму. А теперь — через альтернативу глобализму. К этой задаче мы выходим после того, как напробовались этого самого глобализма по самое не могу. И я вижу, как развивается этот процесс на всех уровнях нынешнего российского общества. А когда идея овладеет массами, она становится силой, способной изменять историю. Тут с марксизмом нет смысла спорить, он констатирует очевидное "дважды два — четыре". Так было с христианством, так было с исламом, так было и с коммунистической идеей. Поэтому все эти испытания даны нам для рывка, для мощного прорыва туда, где наша страна и всё человечество могут спастись от всех катастрофических для них угроз. Разумеется — не с этим правительством, не с этой "элитой" и не с этой "рыночной" либеральной идеологией, которую они исповедуют, пропагандируют и внедряют. Россия может выжить только в качестве интеллектуально-нравственного центра мира — с высочайшей духовностью, высочайшей нравственностью, высочайшей культурой и высочайшими знаниями.

"ЗАВТРА". Спасибо огромное за эту беседу, Леонид Григорьевич. Ещё раз поздравляем вас с юбилеем, желаем долгих лет жизни, крепкого здоровья, мира в сердце, новых творческих и жизненных успехов!

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725584 Леонид Ивашов


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725578 Владислав Шурыгин

На пороге войны?

начало сентября отмечено самой масштабной активностью российских Вооружённых Сил за последние четыре года

Владислав Шурыгин

26 кораблей Военно-Морского флота и более 30 самолётов Воздушно-космических сил находятся в Средиземном море. В сжатые сроки здесь сформирована мощная группировка кораблей Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Кроме того, с действиями этой эскадры синхронизированы действия Каспийской флотилии.

Костяк группировки составили ракетный крейсер "Маршал Устинов", большой противолодочный корабль "Североморск", фрегаты "Адмирал Григорович" и "Адмирал Эссен", малые ракетные корабли "Великий Устюг", "Вышний Волочёк" и "Град Свияжск", а также дизельные подлодки "Колпино" и "Великий Новгород" проекта 636.3.

Флагман сформированной для учений группировки — ракетный крейсер Северного флота "Маршал Устинов", два года назад прошедший глубокую модернизацию, вооружён 16-ю пусковыми установками противокорабельного ракетного комплекса "Вулкан", поражающего цели на дальности до тысячи километров, несёт почти сотню реактивных глубинных бомб и торпеды калибра 533 мм. От атак с воздуха крейсер прикрыт зенитным ракетным комплексом С-300Ф "Форт" и шестью зенитными артиллерийскими установками АК-630.

"Эссен" и "Григорович" присоединились к эскадре незадолго до учений, 25 августа. Это совсем новые корабли "адмиральской серии": их передали флоту в 2016 году. Водоизмещение фрегатов — порядка четырёх тысяч тонн, скорость — 30 узлов, могут находиться в автономном плавании до 30 суток. Вооружение: крылатые ракеты "Калибр", ракетный комплекс самообороны "Штиль-1", артиллерийская установка калибром 100 мм, зенитная артиллерия и реактивная бомбовая установка.

В воздушную группировку, привлёчённую к учениям, входят стратегические ракетоносцы Ту-160, противолодочные самолеты Ту-142МК и Ил-38, многофункциональные истребители Су-30СМ, корабельные Су-33, а также самолёты военно-транспортной авиации.

Согласно преобладающему мнению военных экспертов, столь мощные силы ВМФ России собраны в Средиземном море в связи с реальной угрозой очередного воздушного удара США и их союзников по Сирии.

Сегодня у берегов Сирии действительно развернута целая эскадра U.S. Navy во главе с авианосцем «Гарри Трумэн», в авиагруппе которого 90 самолётов и вертолётов. Также в состав эскадры входит более десятка кораблей — в том числе ракетный крейсер «Нормандия», эсминцы «Арли Бёрк» и «Форест Шерман». Кроме того, в Персидский залив вошел эсминец "Салливан", а на базу Эль-Удейд в Катаре передислоцирован стратегический бомбардировщик В-1В ВВС США с 24 крылатыми ракетами "воздух-земля" JASSM. Кроме того, сюда стянуты три атомных подводных лодки США класса «Лос-Анджелес».

Ударная группировка Франции и Великобритании в Иордании, Кувейте и на Крите насчитывает порядка 70 самолётов и около 380 крылатых ракет воздушного базирования, а также эсминцы "Карни" и "Росс", каждый из которых имеет по 28 "Томагавков" на борту.

То есть «ружей на стенах» навешано более чем достаточно, и они могут начать «выстреливать» в любой момент. Такая ситуация предельно опасна и, если действия любой из сторон создадут угрозу для второй, может перейти в прямое военное столкновение, масштабы которого непредсказуемы. Очередной анонсированный американской стороной удар крылатыми ракетами по Сирии вполне может стать таким поводом. Тем более что президент США Дональд Трамп фактически выдвинул ультиматум Сирии, Ирану и России, потребовав немедленно прекратить наступление в Идлибе, которое он назвал «большой гуманитарной ошибкой».

Поскольку «параллельно» за эти дни произошло несколько масштабных пожаров и взрывов на оборонных объектах РФ и Сирии, а, согласно пока неподтверждённой, но и не опровергнутой информации, распространённой сайтом Qanon.news, в ЦРУ почти одновременно по неизвестным причинам вышли из строя сразу 7 основных серверов-мэйнфреймов. Потеря вычислительных мощностей привела к тому, что «зависла» информация от большинства американских разведывательных спутников, а уровень опасности DEFCON был повышен с 5-го протокола (мирного времени) до 4-го (холодной войны).

Всё это вызвало в экспертной среде значительное беспокойство и опасения относительно возможности полномасштабного военного конфликта.

Между тем, замглавы МИД РФ Михаил Богданов подчеркнул, что учения ВМФ России в восточном Средиземноморье планировались заранее и с обострением ситуации в сирийском Идлибе никак не связаны. Со своей стороны, в НАТО обратили внимание на то, что Россия направила значительные силы в Средиземное море, и призвали все стороны, присутствующие в регионе, к сдержанности.

Одновременно с этим началась серия из 16 учений, объединённых в один общий сценарий манёвров «Восток-2018» Серия началась внезапной проверкой боеготовности соединений и частей Центрального (ЦВО) и Восточного военных округов (ВВО), Военно-транспортной и Дальней авиации.

Командно-штабные учения «Восток-2018» проходят на территории Сибири и Дальнего Востока. В них задействованы силы и средства Восточного и Центрального военных округов, а также Северного флота. Кроме российских войск, в них примут участие также военные Китая и Монголии. По словам министра обороны РФ генерала армии Сергей Шойгу, «это крупнейшее со времён манёвров “Запад-81” мероприятие по подготовке Вооружённых Сил, которое приобрело статус международных учений, имеет беспрецедентные масштабы — как по пространственному размаху, так и по численности привлекаемых органов военного управления, войск и сил».

Напомним, тогда Советская армия на территории Украины, Белоруссии и Прибалтики провела репетицию большой европейской войны. В учениях участвовало 100 тысяч солдат, 6 тысяч танков, 400 самолётов и вертолётов, а также Балтийский и Черноморский флота в полном составе.

В этом году в учениях принимает участие 300 тысяч солдат, 36 тысяч единиц техники, в том числе — больше 800 самолётов и вертолётов.

По информации Минобороны КНР, для участия в совместных учениях в Россию направлены 3200 военнослужащих, более 900 единиц различных видов вооружения, а также 30 вертолётов и самолётов.

Приказ о проведении учений «Восток-2018» отдал Верховный главнокомандующий Владимир Путин, который, как и лидер КНР Си Цзиньпин, в те же дни будет принимать участие в работе Восточного экономического форума во Владивостоке.

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725578 Владислав Шурыгин


Бруней. Россия. Азия > Армия, полиция > mvd.ru, 4 сентября 2018 > № 2731828 Владимир Колокольцев

Выступление Министра внутренних дел Российской Федерации генерала полиции Российской Федерации Владимира Колокольцева на 38-й конференции Ассоциации национальных полиций стран - участниц АСЕАН.

Уважаемый господин председатель!

Уважаемые коллеги, дамы и господа!

От имени Министерства внутренних дел Российской Федерации рад приветствовать участников Конференции и выразить признательность Комиссару Королевской полиции Брунея господину Джамми Аль-Исламу за тёплый приём и организацию этого мероприятия.

Российская Федерация уделяет особое внимание построению равноправной, открытой и транспарентной архитектуры равной и неделимой безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Одним из её элементов является взаимодействие по линии правоохранительных ведомств.

С удовлетворением отмечаем общее с партнерами из стран Юго-Восточной Азии понимание и заинтересованность в совместных усилиях в противодействии новым вызовам со стороны международного терроризма, экстремизма, транснациональной преступности. В этом направлении ведётся активная работа в рамках различных форматов, в том числе Восточноазиатского саммита и Регионального форума АСЕАН по безопасности.

Отрадно, что продолжит свою деятельность механизм межсессионных встреч АРФ по противодействию терроризму и транснациональной преступности. Функции сопредседателей в нём взяли на себя Россия и Индонезия, предложившие сфокусировать работу на феномене иностранных террористов-боевиков.

Приветствуем развитие контактов между такими объединениями, как Региональная антитеррористическая структура ШОС и АСЕАНАПОЛ. Полагаем, что подписание меморандума о взаимопонимании между ШОС и АСЕАНАПОЛ будет способствовать созданию комплексной системы антитеррористической безопасности в регионе.

Для России и многих наших партнёров одним из приоритетных направлений является противодействие наркотрафику. В частности, распространению синтетических наркотиков, бо?льшая часть которых к нам поступает из стран Юго-Восточной Азии. Хотел бы подчеркнуть своевременность решения о ежегодном проведении с 2017 года совещаний старших должностных лиц Россия-АСЕАН по борьбе с наркотиками. Рассчитываем, что сотрудничество со странами АСЕАН в этой сфере достигнет качественно нового уровня и позволит более эффективно противостоять наркоугрозе.

Установлению прочных рабочих контактов в области борьбы с преступностью, как показывает практика, способствует проведение международных семинаров и курсов повышения квалификации. Готовы продолжить делиться опытом с коллегами по АСЕАНАПОЛ и проводить учебные курсы по наиболее актуальным проблемам. Ожидаем, что в этом году полицейские стран-участниц АСЕАН примут участие в семинаре, который пройдет в Московском университете МВД России по тематике противодействия терроризму и экстремизму.

Отмечаем активное сотрудничество с компетентными органами государств Ассоциации по каналам Интерпола в сфере международного розыска лиц. Благодарим партнёров за оказываемое содействие. Предлагаем и далее повышать эффективность сотрудничества в рамках Интерпола, в том числе в формате проведения совместных операций по борьбе с отдельными видами правонарушений.

Уважаемые коллеги!

В заключение хотел бы подчеркнуть наш конструктивный настрой и готовность к сотрудничеству с АСЕАНАПОЛ в целях обеспечения стабильности и безопасности в регионе.

Благодарю за внимание.

Источник: https://мвд.рф/news/item/14326319/

Бруней. Россия. Азия > Армия, полиция > mvd.ru, 4 сентября 2018 > № 2731828 Владимир Колокольцев


США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 сентября 2018 > № 2721576 Никита Смагин

Эффект Трампа. К чему приведет политический кризис в Иране

Никита Смагин

Выход США из ядерной сделки подталкивает Иран в сторону тяжелого политического кризиса. Иранская элита должна определиться, что для нее важнее – фракционные интересы или цельность системы. До сегодняшнего дня демократические институты в Исламской Республике позволяли населению влиять на политический процесс. Однако эта конструкция может оказаться не столь прочной, если избиратель потеряет доверие к реформаторскому движению, а ему на смену не придет новая сила, отвечающая запросам общества

Август стал для Ирана первым месяцем после возвращения американских санкций. Советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон успел отчитаться о первых успехах нового подхода Белого дома, заявив, что «санкции уже оказывают существенное влияние на экономику Ирана».

При этом внешне ситуация в Иране как будто бы стабилизировалась. Это накануне возвращения санкций иранцы в панике скупали валюту и золото, что подкосило и без того не самую стабильную финансовую систему и разогнало цену доллара на черном рынке до рекордных 120 тысяч риалов, хотя еще в мае она не превышала 65 тысяч. Но 6 августа правительство снова сделало курс плавающим, после перерыва в несколько месяцев заработали пункты обмена валюты, и всего через пару дней риал заметно укрепился.

7 августа были введены санкции США, люди в Иране увидели, что никакой катастрофы в их жизни не произошло, и паника на валютном рынке прекратилась.

Даже риторическое противостояние иранских и американских политиков, достигнув пика в июле – начале августа, после возвращения санкций заметно ослабело. В Вашингтоне зафиксировали, что готовы к переговорам. Иран обозначил, что на переговоры не пойдет, пока США не вернутся к положениям ядерной сделки. Жизнь вроде бы идет своим чередом. Однако в реальности ситуация в Исламской Республике далека от стабильной.

Конец Рухани

Идея, что вызванное санкциями народное недовольство вынудит Иран пойти на переговоры с США, может казаться Дональду Трампу логичной. Однако это очень сильное упрощение того, что происходит сейчас в Исламской Республике.

В первую очередь выход Вашингтона из ядерной сделки бьет по нынешнему президенту-реформатору Хасану Рухани и его команде, которые считались главными сторонниками диалога с США во времена Барака Обамы. Слишком многое в предвыборных обещаниях Рухани было связано с переговорами с «Большим сатаной» и последующим снятием санкций.

Выполнение этой программы стало пробуксовывать еще до победы Трампа. Оказалось, что западные компании хотели бы вложиться в Иран, но не так быстро и пока не в том объеме, как нужно иранцам. А снятие эмбарго с нефтяного экспорта разогнало прирост ВВП, но до людей эти деньги почти не доходили.

Потом на горизонте появился Трамп со своей антииранской риторикой. Мировой бизнес решил пока повременить с новыми инвестициями, на случай, если президент США все-таки выполнит свои угрозы в адрес Тегерана.

В результате за два года без санкций макроэкономические показатели Ирана улучшились, но простые иранцы большой разницы не почувствовали. Зимой было несколько скачков цен на продукты и курса доллара, что было вызвано скорее внутренними проблемами.

Весной Трамп пошел сначала в словесную атаку на Тегеран, а потом подписал пресловутый выход из ядерной сделки. После этого финансовую систему Ирана затрясло уже по-крупному.

Использовать растущие проблемы против президента-реформатора попробовали иранские консерваторы. Рухани объявили виноватым и в крахе ядерной сделки, и в ослаблении национальной валюты, и в коррупции в высших эшелонах власти. Также консерваторы пытались разыграть против президента шпионскую карту, выискивая в правительстве людей с двойным гражданством.

Меджлис несколько раз вызывал на ковер министров команды Рухани, затем дело дошло и до самого президента. В парламенте зазвучали призывы к отставке правительства. Пока кабинет устоял, но не без потерь. В августе меджлис проголосовал за отставку двух министров: 8 августа – министра труда и социального обеспечения Али Рабии, а 26 августа – министра экономики и финансов Масуда Карбасиана.

Не рой реформатору яму

Иранские радикальные консерваторы, которые в свое время стояли за Махмудом Ахмадинежадом, решили, что нынешняя ситуация дает им уникальный шанс взять реванш за прошлые поражения. И в своем желании свалить правительство реформаторов они, похоже, готовы пойти далеко – вплоть до того, чтобы подстрекать антиправительственные демонстрации.

Такие политические технологии однажды уже дали осечку. «Новогодние протесты», которые охватили Иран в конце прошлого года, изначально были организованы консерваторами. В иранской религиозной столице Мешхеде они начали выводить народ на улицу, призывая выступить с критикой правительства. Но протесты очень быстро вышли из-под контроля и перекинулись на другие города. А дальше власти две недели не могли остановить демонстрации, что стоило Ирану двух десятков погибших.

Предыдущий президент Ирана Махмуд Ахмадинежад пытается воспользоваться падением популярности правительства, чтобы вернуться из опалы и в большую политику. Он поддержал народные выступления во время «новогодних протестов», написал письмо духовному лидеру Ирана с призывом провести новые «честные» выборы президента и меджлиса, записывал видеообращение с требованием немедленной отставки правительства Рухани.

Одним из последних политических скандалов с участием консерваторов стала антиправительственная демонстрация клириков 16 августа в религиозном городе Куме. Событие прошло тихо. Но вскоре по интернету разлетелись фотографии одного из участников с плакатом, прозрачно намекавшим, что Рухани следует отправиться вслед за недавно скончавшимся президентом-реформатором Рафсанджани.

Некоторые умеренные консерваторы, например спикер парламента Али Лариджани, призывают к единству всех политических сил перед лицом общей угрозы. Однако для большинства радикалов фракционный интерес сейчас важнее, чем общенациональный.

К счастью для Рухани, он по-прежнему пользуется поддержкой духовного лидера Исламской Республики Али Хаменеи. Хаменеи трудно заподозрить в симпатиях к реформаторскому движению, но он серьезно беспокоится за стабильность системы. Преждевременный уход Рухани может подорвать институт президентства, что чревато опасными последствиями для всего иранского строя. Поэтому позиция Хаменеи остается неизменной – глава правительства должен досидеть свой срок до конца и только потом уходить.

Иранский консервативный истеблишмент тешит себя опасной иллюзией, что падение популярности реформаторов автоматически добавит им народной поддержки. Что стоит дискредитировать реформаторское движение, как консерваторы сразу победят на выборах и страна вернется к истинным идеалам Исламской революции. Однако логика электоральных процессов последних лет говорит несколько о другом.

Народный запрос

Перестройка политической системы Исламской Республики началась еще в 1989 году. С тех пор усилия реформаторов обеспечивали иранскому режиму необходимую гибкость, позволявшую адаптироваться к новым социальным, экономическим и политическим реалиям. При этом реформаторское движение всегда искало выход, оставаясь в рамках исламистской конструкции.

Начиная с 1990-х годов иранцы никогда не голосовали на президентских выборах за представителей консервативного истеблишмента. В 1989 и 1993 годах выборы выиграл реформатор Рафсанджани. В 1997 и 2003-м народ отдал голоса за самого либерального кандидата – Хатами. Даже победы Ахмадинежада не стали исключением. В 2005 году Али Лариджани считался кандидатом, которого поддержал духовный лидер, а Ахмадинежад воспринимался как человек, не связанный с истеблишментом и не погрязший в коррупции. Кроме того, он стал первым президентом «без чалмы» – то есть не из числа духовенства.

Надежды на перемены, связанные с Ахмадинежадом, не оправдались, и к выборам 2009 года он стал символом радикальных консерваторов. Поэтому переизбрание далось ему огромной ценой – пришлось пойти на массовые фальсификации, а потом подавлять самые многочисленные в истории Исламской Республики протесты.

Показательными стали и вторые выборы Хасана Рухани в 2017 году. К тому времени реформаторски настроенные избиратели успели разочароваться в президенте, и эйфории в отношении его кандидатуры не было. В личных беседах жители городов повторяли, что не поддерживают Рухани, но еще меньше они хотят видеть у власти консерватора Ибрагима Раиси. В итоге, несмотря на активную кампанию властей в поддержку консервативного кандидата, Рухани уверенно выиграл выборы, набрав почти 60%.

Уже 30 лет иранцы голосуют за изменения и большую открытость, а не за тех, на кого им указывают консерваторы. Реформаторы могут окончательно лишиться доверия населения, но кто сказал, что после этого иранцы поддержат противоположный лагерь? Консервативная верхушка не способна удовлетворить главные запросы большей части общества. Они выступают за ограничения личных свобод, большую изолированность страны, да и вряд ли смогут предложить более эффективную экономическую модель.

Реформаторы выглядели силой, защищающей интересы гражданского общества. Ее уход может привести к тому, что значительная часть иранцев потеряет доверие ко всей политической системе.

Современная история Ирана показывает, что его жители – это не те люди, которые будут спокойно терпеть самовольство властей. С Исламской революции 1979 года в стране регулярно происходят массовые протесты против властей. После зимних демонстраций этого года локальные протесты стали обычным явлением.

Важная особенность нынешней ситуации в том, что протесты стали почти исключительно социальными и экономическими. Они, как правило, немногочисленные, но иногда приводят к столкновениям с полицией и беспорядкам. Люди протестуют не столько за политические преобразования, сколько против скачков курса, роста цен на бензин, перебоев с водой, спровоцированных засухой. Такой протест сложно успокоить символическими отставками. Выполнить требования о пересчете на выборах гораздо проще, чем удовлетворить требования людей, протестующих против бедности.

Выход Дональда Трампа из ядерной сделки подталкивает Иран в сторону тяжелого политического кризиса, который может стать серьезным испытанием режима на прочность. Иранская элита должна определить для себя, что для нее важнее – фракционные интересы или цельность системы. До сегодняшнего дня демократические институты в Исламской Республике позволяли населению влиять на политический процесс. Однако эта конструкция может оказаться не столь прочной, если избиратель потеряет доверие к реформаторскому движению, а ему на смену не придет новая сила, отвечающая запросам общества.

Иран завтра

Жесткая линия, которую выбрал Трамп в отношении Ирана, может сильно повлиять на внутренние процессы в Исламской Республике. Однако насколько этот эффект отвечает задачам Вашингтона?

Если допустить, что главная цель Белого дома – это новая сделка с Ираном, то шансы на успех минимальные. Демарш Трампа убедил большую часть исламистской элиты в том, что США – ненадежный партнер. У прежних сторонников переговоров выбита почва из-под ног.

Общественное давление также работает совсем не в этом направлении. На акциях протеста и в социальных сетях звучат различные требования, часть из которых направлена против правительства или даже режима в целом, но никто не просит от властей пойти на диалог с Вашингтоном.

Главное, что делает своими действиями Трамп, – разрушает внутрииранскую линию на реформирование политической системы. Если задачей Белого дома остается уничтожение исламистской власти в Тегеране, то определенные шансы на успех существуют. Но для региона такой сценарий можно назвать самым негативным. Падение иранского режима чревато тяжелыми последствиями вплоть до гражданской войны. А в случае с 80-миллионным Ираном такой исход может привести к масштабному кризису сразу в нескольких сопредельных регионах.

Однако сценарий смены режима пока сложно назвать наиболее вероятным. На протяжении десятилетий после Исламской революции политическая система Ирана неоднократно демонстрировала свою способность адаптироваться. Секрет успеха иранских исламистов – рабочие демократические институты, которые функционируют вместе со специфическими исламскими. Возможно ухудшение ситуации или даже появление отдельных очагов нестабильности. Но даже такое развитие событий еще не означает развал и полную дезинтеграцию иранского режима. Другой вопрос, что прежний процесс движения к большей демократизации системы, который до этого выглядел вполне последовательным, теперь под сомнением.

США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 сентября 2018 > № 2721576 Никита Смагин


Украина > Армия, полиция > carnegie.ru, 1 сентября 2018 > № 2721573 Константин Скоркин

Конец контрэлиты. Как убийство Захарченко изменит Донбасс

Константин Скоркин

Вероятным претендентом на роль главы ДНР представляется бывший офицер СБУ Ходаковский. Во всяком случае, такое назначение хорошо бы вписалось в тенденцию замены «народных вождей» на «системных силовиков». Это бы окончательно завершило «героическо-революционный» период в истории ДНР и указало на подготовку Москвы к «реинтеграции» Донбасса обратно в Украину с передачей власти в непризнанных республиках более приемлемым для Киева лидерам

31 августа в Донецке убит глава самопровозглашенной Донецкой народной республики Александр Захарченко – его взорвали в кафе «Сепар». Политические убийства и покушения происходят в донбасских республиках регулярно, их жертвами уже стали многие знаковые фигуры «русской весны» в Донбассе.

Обычно, как и сейчас с Захарченко, организаторами терактов объявляют украинских диверсантов, но это говорит не столько о невероятных успехах СБУ, сколько о том, что такой версией легко замаскировать противоречия внутри элиты непризнанных республик, корпоративная этика которой позволяет использовать физическое устранение оппонента как допустимый метод политической борьбы.

Однако гибель Захарченко выходит за пределы «донецких разборок» – его подпись стоит под Минскими соглашениями, остановившими активную фазу донбасского конфликта, его принимали в Кремле, а значит, ударная волна от взрыва в донецком кафе «Сепар» пойдет далеко.

Кем был Захарченко?

Кризис 2014 года в Донбассе привел к появлению на политической сцене новых лидеров, сменивших кондовых бюрократов и олигархов из Партии регионов. Подсвеченные дружественными российскими медиа, полевые командиры сепаратистов представали в героическом ореоле «донбасских че гевар», бросающих вызов «украинским нацистам» и стоящей у них за спиной «мировой закулисе». В зеркале украинских медиа они представлялись в образе «марионеток и наемников России», растленных убийц и террористов.

Если абстрагироваться от пропагандистского фона, то речь шла о своеобразной донбасской контрэлите, которая возникла в условиях политической гегемонии Партии регионов, во многом была встроена в ее политический проект на вторых ролях и смогла реализовать свои амбиции в полной мере только после крушения политической монополии регионалов в Донбассе.

Захарченко – типичный выходец из этой контрэлиты. Представляясь журналистам обычным донбасским мужиком-электромехаником, Захарченко был вовсе не так прост – его имя встречалось в числе учредителей и директоров донецких фирм, связанных с влиятельными регионалами. В частности, среди партнеров Захарченко фигурировали экс-нардеп от Партии регионов Александр Лещинский, контролирующий хлебозаводы по всему Донбассу, и помощник олигарха Рината Ахметова Сергий Кий.

Политическая активность Захарченко до 2014 года связана с группировкой «Оплот» – проектом харьковчанина Евгения Жилина. «Оплот» совмещал в себе благотворительный фонд для отставных силовиков, спортивный клуб, в том числе поставлявший боевиков-титушек для режима Януковича, коммерческую структуру и идеологическую надстройку в виде «военно-патриотической» общественной организации (покровителем организации считался харьковский мэр-регионал Геннадий Кернес).

Захарченко руководил донецким филиалом «Оплота» и так определял его идеологию: «Единый русский мир, православная вера и, самое главное, свобода выбора. Мы хотим жить свободно и сильно». Исходя из этой нехитрой триады, Захарченко принял активное участие в захвате боевиками «Оплота» административных зданий в Донецке весной 2014 года и в первых столкновениях с украинскими силовиками. После перехода Донецка под полный контроль сепаратистов его назначили комендантом города.

Местное происхождение, простецкая внешность и активная роль в событиях «русской весны» привели к тому, что после исхода из Донецка московских варягов (Бородая, Стрелкова и прочих) именно на Захарченко пал выбор кураторов непризнанных республик – 8 августа 2014 года Захарченко стал премьер-министром ДНР, а 4 ноября того же года был избран главой ДНР. Уже в этом качестве в феврале 2015 года Захарченко участвовал в подписании мирного плана урегулирования, согласованного «нормандской четверкой» (Россия, Франция, Германия и Украина).

В отличие от своего луганского коллеги Плотницкого, погрязшего во внутренних разборках с полевыми командирами, Захарченко удалось быстро навести порядок в рядах ополчения и создать более-менее действующую структуру управления ДНР, благодаря чему он стал любимцем российских патриотических медиа и героем книги Захара Прилепина.

Поднятый наверх «русской весной», Захарченко оставался частью донбасской контрэлиты, которая видела себя не только политической преемницей монополии Партии регионов, но и наследницей ее материальных активов. Правление Захарченко в Донецке сопровождалось волной экспроприаций бизнеса и собственности, от предприятий под видом «национализации» до автомобилей класса люкс под видом реквизиций на военные нужды. Например, глава ДНР переоформил на свою семью сеть отжатых украинских супермаркетов АТБ (превратившихся в «Первый республиканский супермаркет», сходную аферу провернул в Луганске и Плотницкий).

Со временем Захарченко и его правая рука Александр Тимофеев взяли под контроль всю нелегальную торговлю углем и металлом, контрабанду и другие виды деятельности, способствовавшие быстрому обогащению. Формирование теневого анклава, настоящей пиратской республики на своей границе уже не могло устраивать московских кураторов ДНР. Пошли слухи о том, что Захарченко и его команду могут отстранить от власти.

Выборы есть, и выборов нет

То, каким образом происходит ротация элит в авторитарно-военизированной системе донбасских республик, показали события в Луганске в ноябре 2017 года. Силовой блок правительства ЛНР тогда отстранил от власти Плотницкого и фактически выслал его из Луганска (по слухам, жизнь «луганскому президенту» спасла его подпись под Минскими соглашениями). Характерно, что его преемником на посту главы ЛНР стал министр госбезопасности Леонид Пасечник – бывший кадровый офицер СБУ, который боролся с контрабандой на российско-украинской границе, а после падения режима Януковича перешел на сторону донбасских сепаратистов.

Переворот в Луганске связывали с ослаблением влияния куратора Донбасса Суркова и его конфликтом с ФСБ, которая будто бы и помогла донбасскому коллеге устранить малопопулярного Плотницкого. Вскоре поползли слухи (активно вбрасываемые через анонимные телеграм-каналы) о том, что следующим будет сменен и Захарченко. Ему вменяли некомпетентность, коррупцию и погоню за личными коммерческими интересами в ущерб идеалам «русского мира».

Интересно, что ключевым критиком и оппонентом Захарченко оказался также бывший кадровый офицер СБУ Александр Ходаковский, командовавший донецким спецподразделением «Альфа», которое в свое время среди прочего охраняло первых лиц Украины во время их приездов в Донецк. Принявшего активное участие в «русской весне» Ходаковского называли ставленником олигарха Рината Ахметова, стремившегося через него влиять на процессы в ДНР. В 2015 году Ходаковского сняли с поста секретаря Совбеза ДНР (обвинив в проукраинской позиции), и он ушел в оппозицию.

В ноябре 2018 года должен был истечь срок полномочий Захарченко, и возникал вопрос о новых выборах. Одновременно в октябре 2018 года заканчивался срок действия украинского закона об особом статусе «отдельных районов Донецкой и Луганской областей», предусматривавший проведение выборов на этих территориях по украинским законам. Если бы выборы прошли по законам сепаратистов, украинский парламент получил бы повод не продлевать действие закона об особом статусе и выйти из Минского процесса на легальных основаниях. «Если бы было объявлено о том, что выборы (в Донбассе) пройдут, как и запланировано, то с высокой долей вероятности принятие закона было бы сорвано», – говорит украинский политолог Владимир Фесенко.

Еще в начале лета 2018 года в Донецке были настроены провести голосование по своим правилам, их рассматривали как плебисцит «верности исторического выбора Донбасса». «Выборы всем необходимы, даже с учетом военного положения. Это лишний раз покажет, что мы самостоятельные, что наш народ не меняет этого вектора, за который он проголосовал в 2014 году. И Захарченко не боится выборов», – говорил ныне покойный лидер ДНР в июне 2018 года.

Однако позже, в начале августа, в прессе сепаратистов появилось обращение представителей организации «Донецкая республика», своеобразной правящей партии ДНР, с просьбой к Захарченко не уходить и отложить выборы на неопределенный срок. «Мы выступаем с инициативой о продлении срока действия полномочий Главы и депутатов Народного Совета для того, чтобы дать им время реализовать намеченные цели», – говорилось в обращении.

РБК с ссылкой на свои источники сообщало, что указание об отмене выборов поступило в Донецк от кураторов из Москвы. Источники РБК называли причиной такого решения «отсутствие прямой необходимости в переизбрании депутатов и руководителей республик, риски для минских переговоров и перспективы новых санкций».

После Захарченко

По статье 62 конституции ДНР, в случае досрочного прекращения полномочий главы республики исполняющим его обязанности становится первый вице-премьер правительства. Таким образом, преемником погибшего Захарченко стал Дмитрий Трапезников, о котором известно, что в «довоенные годы» он был связан с бизнесом Рината Ахметова – работал менеджером в его футбольном клубе «Шахтер» и в качестве представителя местного самоуправления курировал ахметовские стройки спортивных объектов.

Вероятным претендентом на роль главы ДНР представляется и упоминавшийся выше бывший офицер СБУ Ходаковский. Во всяком случае, такое назначение хорошо бы вписалось в тенденцию замены «народных вождей» на «системных силовиков». Это бы окончательно завершило «героико-революционный» период в истории ДНР и указало на подготовку Москвы к «реинтеграции» Донбасса обратно в Украину с передачей власти в непризнанных республиках более приемлемым для Киева лидерам.

«Реинтеграция» Донбасса, при всех репутационных издержках внутри России («слив Донбасса»), выгодна кремлевской администрации по двум причинам. Во-первых, подобные шаги помогут смягчить санкционное давление по крайней мере со стороны Евросоюза (об отмене выборов в ДНР заговорили сразу после встречи Путина и Меркель). Во-вторых, возвращение Донбасса на Украину автоматически приведет к увеличению критической массы пророссийских избирателей на предстоящих украинских президентских и парламентских выборах.

С другой стороны, гибель Захарченко, подписанта Минских соглашений, в покушении на которого официально обвинили украинских силовиков, открывает возможность для выхода России из мирного процесса с возложением ответственности за его срыв на Украину. Спикер Госдумы РФ Вячеслав Володин уже заявил: «Это беспредел, который обнуляет все те шаги, которые уже несколько лет предпринимают Россия и мировое сообщество для прекращения войны на юго-востоке Украины». Российский политик обратился к Парламентской ассамблее ОБСЕ с призывом осудить действия украинской стороны. А это, в свою очередь, может стать прологом к новой эскалации конфликта. И тогда убийство «донецкого президента» приведет к новым смертям по обеим сторонам гибридного фронта.

Украина > Армия, полиция > carnegie.ru, 1 сентября 2018 > № 2721573 Константин Скоркин


Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 31 августа 2018 > № 2721572

Кому и зачем нужна битва за сирийский Идлиб

Марианна Беленькая

Если Асад вернет Идлиб, под его контролем окажется почти вся страна, кроме нескольких районов, в основном под американской опекой. Поэтому возможная победа в Идлибе сделает сирийский режим еще менее сговорчивым в рамках Женевы и поставит на грань прямого противостояния с западной коалицией

Со дня на день может начаться военная операция в провинции Идлиб на севере Сирии – последней, еще не вернувшейся под контроль Дамаска зоне деэскалации из четырех согласованных в прошлом году Россией, Турцией и Ираном в формате Астаны. Эта битва, а вернее, расклад сил после ее завершения неизбежно станет переломным для сирийского конфликта и всех сил, участвующих в его урегулировании.

Если президент Сирии Башар Асад вернет Идлиб, под его контролем окажется практически вся страна за исключением районов, которые находятся в основном под американской опекой: на северо-востоке и юго-востоке страны, а также часть сирийской пустыни (тоже на востоке), где еще остаются боевики террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ). Учитывая желание сирийских властей не останавливаться до тех пор, пока власть Асада не будет восстановлена над всей территорией Сирии, конфликт может перерасти в противостояние Вашингтона и Дамаска.

Чем важен Идлиб

Провинция Идлиб находится у турецкой границы, через нее проходит самая короткая дорога из Латакии в Алеппо, а также международная трасса М5, соединяющая Турцию и Иорданию (через Алеппо и Дамаск).

Зона деэскалации Идлиб выходит за административные границы провинции и включает отдельные районы провинций Хама, Латакия и Алеппо. Она непосредственно примыкает к районам, над которыми Турция установила контроль в ходе двух военных операций: «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь».

В Идлибе сосредоточены основные силы террористической группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (более известной под своим старым названием «Джебхат ан-Нусра», запрещена в РФ). Как утверждают ряд СМИ, они контролируют около 60% провинции, включая сам город Идлиб. Численность этих отрядов, по разным оценкам, может составлять 50–60 тысяч, но тут нужно учитывать, что их отряды могут конфликтовать между собой.

Также в Идлибе действуют отряды сирийской вооруженной оппозиции, объединившиеся в начале августа в рамках Фронта национального освобождения. Их численность примерно 85–100 тысяч человек. Полтора десятка оппозиционных группировок объединились во многом под давлением Турции, которая рассчитывает, что в дальнейшем эти отряды получится интегрировать в Сирийскую национальную армию, созданную под турецкой опекой как альтернатива сирийским правительственным силам.

Анкара согласна с Москвой, что необходимо покончить с боевиками «Ан-Нусры», но для турок принципиальны два момента. Первый – ограничить территорию операции, чтобы в Турцию не хлынул новый поток беженцев. Как утверждают турецкие СМИ со ссылкой на данные разведки, он может составить 250 тысяч человек. А гуманитарные организации вообще говорят о миллионе. В ООН подчеркивают, что большинство населения Идлиба – около 3 млн человек – это женщины и дети.

Второе турецкое условие – неприкосновенность вооруженной оппозиции, под чьим контролем Анкара надеялась оставить Идлиб и таким образом укрепить зону своего влияния на севере Сирии. Но это противоречит позиции Дамаска. Еще в июле Асад дал понять, что не остановится, пока все районы Сирии не вернутся под контроль правительства, а Идлиб – его следующая цель. За последний месяц намерение «покончить с террористами» в Идлибе высказали практически все высшие сирийские чиновники, вдохновленные победами в других районах страны.

Если бы не Россия, то операция уже давно бы началась. Но Москва несколько недель сдерживает амбиции Дамаска. Основная причина – нежелание ссориться с Анкарой, союз с которой дает Москве сильные козыри в борьбе с Западом за то, как будет выглядеть будущее Сирии.

Кроме того, операция по возвращению Идлиба может затянуться и привести к многочисленным жертвам с обеих сторон, в первую очередь среди гражданских лиц. Россия, хоть и привыкла к обвинениям в убийстве мирного населения, не хотела бы получить еще одно кровавое побоище. Но у Москвы тоже есть условие – положить конец «Ан-Нусре» и вместе с ней несговорчивой части сирийской оппозиции.

Для России идеально было бы, если бы отряды оппозиции в Идлибе согласились на примирение с Дамаском, как это было на юге Сирии. Правда, оппозиция подчеркивает, что на юге она пошла на соглашение именно с российскими военными, а не с «режимом Асада», но так или иначе, взаимодействовать ей приходится именно с правительственными структурами, в том числе вместе проводить операции против боевиков ИГ. Союз этот хрупок, но Россию устроил, так как дал возможность говорить о зачистке юга Сирии от террористов. Другой вопрос, как поведут себя южные «примиренные» отряды оппозиции дальше.

В Идлибе расклад другой. На протяжении нескольких лет туда свозили самых непримиримых оппозиционеров со всей территории Сирии, и многим из них уже некуда отступать. Тем не менее Россия дала Анкаре время на то, чтобы завершить процесс «размежевания» между террористами и вооруженной оппозицией, то есть между «сговорчивыми» и «несговорчивыми».

Процесс этот явно затягивается, и еще в конце июля спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев предупредил, что терпение Москвы не будет вечным. В то же время российские дипломаты понимают, что Турции нелегко убеждать сирийских оппозиционеров – теперь формально это единый фронт, но позиции группировок все равно разнятся, и ни у кого из них нет уверенности в своем будущем.

Наконец, в Дамаске вряд ли захотят мириться с тем, что в Идлибе сохранится сильная вооруженная группировка оппозиции, так как это может повлиять на расклад переговоров о будущем Сирии.

Поэтому тут многое зависит от того, с чем выйдет оппозиция из битвы под Идлибом. И уцелеет ли астанинский формат. С одной стороны, президент Турции Эрдоган предупреждал, что если операция в Идлибе окажется слишком масштабной, то Анкара покинет тройку. С другой – при нынешнем обострении отношений с США Турция вряд ли захочет рвать связи еще и с Россией.

Месяц переговоров показывает, что стороны ищут компромисс, и в идеале решение должно быть найдено к очередному саммиту тройки, намеченному на 7 сентября. Если решения не будет, то стороны будут пытаться сохранить лицо. То есть ударят по Идлибу. Неслучайно появляется все больше сообщений о провокациях террористов в этом районе. Некоторые из них действительно имеют место (например, участившиеся полеты беспилотников в районе российской базы Хмеймим), другие вызывают серьезные сомнения.

Война провокаций

Во время этого тревожного ожидания Минобороны РФ заявило, что располагает информацией о подготовке провокации с использованием химического оружия в Идлибе. По словам Москвы, в деле замешана небезызвестная организация «Белые каски», которую Россия неоднократно обвиняла в публикации фальшивой информации о химатаках. Как утверждают российские военные, за организацией провокации стоят британские спецслужбы.

«Белые каски» обвинение отрицают и со своей стороны высказывают опасения, что химическую атаку готовит Асад. Это не первая подобная ситуация в Сирии. За годы конфликта в этой стране были десятки сообщений о применении химоружия, подлинность части из них установить не удалось, как и авторство подтвержденных атак.

В докладах международных экспертов есть обвинения как сирийского режима, так и оппозиции. Но особо выделяются две громкие истории с интервалом в год, когда за обвинениями против Дамаска в использовании химоружия последовали удары по Сирии со стороны США (2017) и США вместе с Великобританией и Францией (2018). При этом удары были нанесены до выводов международных экспертов, только на основании обвинений, выдвинутых против сирийского режима со стороны оппозиции.

В этот раз западная коалиция также предупредила: если появится информация о новых химатаках, за ней последует удар. И российское Минобороны утверждает, что к такому развитию событий у США все готово. В Пентагоне заявления российских военных опровергли, назвав сообщения о наращивании военной мощи США в восточной части Средиземноморья «пропагандой», правда, отметили, что готовы действовать, если президент США отдаст приказ об ударе.

Вопрос – что это может изменить? Два предыдущих удара никак не повлияли на расклад сил в Сирии. И у сирийской оппозиции популярно мнение, что Башар Асад пользуется этой безнаказанностью и проводит химатаки, чтобы получить преимущество на переговорах с теми, кто не хочет идти на уступки.

Но существует и другая версия. Последовательное убеждение общественного мнения в том, что Башар Асад виновен в химических атаках, может дать инструменты политического давления на режим, если США и их союзники все же решат его свергнуть. Пока они еще полагаются на процесс политического урегулирования в Женеве, который, в отличие от астанинского процесса, уже несколько лет не двигается с места. Возможная победа в Идлибе сделает сирийский режим еще менее сговорчивым в рамках Женевы и поставит на грань прямого противостояния с западной коалицией.

Обвинения в химатаках, даже если они не будут закреплены в резолюциях Совета Безопасности ООН из-за российского вето, могут стать основанием для создания в Сирии зон безопасности и беспилотных зон, как это было сделано в свое время в Ираке, где Иракский Курдистан существовал автономно от Багдада на протяжении 12 лет, пока не свергли Саддама Хусейна. Нечто подобное можно сделать и на сирийской территории, подконтрольной Силам демократической Сирии, в значительной степени состоящим из курдов. Серьезная помеха этому – диалог, который в последнее время активизировался между курдами и Дамаском. Правда, как сказал мне сопредседатель Совета демократической Сирии Рияд Дарар, пока переговоры далеки от того, чтобы выйти на обсуждение вопросов безопасности и политического будущего.

Тем не менее диалог возможен, если США это допустят или курды почувствуют, что Вашингтон готов уйти из Сирии, оставив их на произвол судьбы. Такие опасения были весной этого года, когда Трамп говорил, что нужно вывести американские войска из Сирии.

Но с тех пор ситуация изменилась. По мнению Рияда Дарара, Вашингтон теперь, напротив, наращивает свою активность в Сирии. Среди прочего это выражается сразу в двух назначениях в Госдепартаменте: бывшего посла США в Ираке и Турции Джеймса Джеффри назначили спецпредставителем госсекретаря по взаимодействию в Сирии, а старшего директора отдела по Ирану, Ираку и Сирии полковника Джоэла Рейберна – спецпосланником по Сирии. Оба выступали за то, что США должны оставаться в Сирии по крайней мере до тех пор, пока не будет достигнуто политическое урегулирование конфликта.

На этой неделе министр обороны США Джеймс Мэттис еще раз подчеркнул, что в будущем Сирии Башару Асаду места нет. Он назвал три условия, после выполнения которых США приступят к выводу войск: уничтожение ИГ, обучение местных вооруженных формирований и прогресс в процессе политического урегулирования в Сирии под эгидой ООН. «Наша цель – перевести сирийский конфликт в русло женевского процесса, чтобы сирийский народ сам смог выбрать новое правительство, не возглавляемое Башаром Асадом», – сказал он.

Сирийские выборы, если они пройдут по существующим планам, назначены на 2021 год. Если ситуация продолжит развиваться так, как сейчас, то все идет к тому, что голосование будет проходить под контролем нынешнего сирийского режима. У Запада осталось не так много возможностей, чтобы переломить ситуацию.

Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 31 августа 2018 > № 2721572


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 31 августа 2018 > № 2719779 Андрей Кортунов

Wiener Zeitung (Австрия): «Каналы связи блокированы»

Политолог Андрей Кортунов выразил в интервью Wiener Zeitung озабоченность в связи с тем, что опасность военной конфронтации между Россией и Западом возрастает. Так, каналы связи между Россией и США на разных уровнях блокированы или заморожены. Но это еще не конец света, успокаивает он читателей. ЕС, который так важен для России, должен попытаться навести мосты.

Штефание Лихтенштайн (Stephanie Liechtenstein), Wiener Zeitung, Австрия

«Винер Цайтунг» (Wiener Zeitung): Отношения между Россией и Западом когда-то были лучше. В июне в статье для журнала «Нэшнл Интерест» (National Interest) вы даже выразили озабоченность, что с конца холодной войны опасность прямой военной конфронтации между США и Россией никогда не была так велика как теперь. Как вы пришли к такому выводу?

Андрей Кортунов: Я весьма озабочен тем, что сейчас каналы связи между Россией и США на разных уровнях блокированы или заморожены. Мы почти не видим коммуникации на уровне военных ведомств, спецслужб или дипломатов. Обе страны сократили штаты своих посольств. Проблема состоит в том, что чем меньше коммуникации, тем больше риск, прежде всего на военном уровне, совершить ошибку на основе неверной интерпретации ситуаций. В результате значительно повышается риск прямой военной конфронтации. Также быстрой эрозии подвергается сфера контроля над вооружениями и разоружением. Я считаю, что договор по ядерным системам средней дальности, предусматривавших уничтожение определенных типов ракет, утратил свою силу. Нам нужно бы продлить договор об уменьшении количества стратегического вооружения. Без этих договоров опасность военной конфронтации остается высокой. Я не хочу делать тут апокалиптические предсказания, конечно, пока это еще не конец света. Но риски постоянно возрастают.

— Какую роль, с вашей точки зрения, тут может сыграть Европейский союз?

— Европейский союз для России крайне важен. С одной стороны, как крупный торговый партнер, с другой стороны, как значимый источник инвестиций. В политике безопасности, я думаю, ЕС и Россия могли бы сотрудничать, прежде всего, в области мягкой безопасности. Так кооперация в сферах кибербезопасности, миграции или борьбы с терроризмом могла бы стать хорошей основой для эффективного диалога между ЕС и Россией.

— Австрия неоднократно предлагала свои услуги по наведению мостов между Россией и Западом. Могла бы Австрия как нейтральная страна помочь разрядить ситуацию?

В России — и тут я имею в виду как правительство, так и российское население — считают, что Австрия в принципе относится к нам дружественно. Это объясняют тем, что Австрия — не член НАТО и что эта страна заняла по отношению к России менее критическую позицию, чем другие страны ЕС. Однако мы отдаем себе отчет в том, что Австрия как член ЕС никогда не перейдет определенных красных линий. Я, например, не ожидаю, что Австрия будет бороться за отмену санкций ЕС против России, даже если части сегодняшнего австрийского правительства выступают за это. У меня в принципе сложилось впечатление, что существуют две группы среди стран ЕС. Одна из групп придерживается мнения, что главная цель ЕС — это наказать Путина. Цена для данной группа роли не играет. Но есть и вторая группа стран, желающих найти решение в отношениях с Россией, даже если им для этого придется пойти на компромисс, возможно не идеальный. Австрию я отношу к этой второй группе. Я считаю это очень важным, так как подобная политика предполагает не только большую гибкость, но в результате нее возникают и лучшие идеи, и креативные варианты решения проблем. Австрия может в настоящее время сыграть особую роль, прежде всего в качестве страны-председателя ЕС.

— Не могла ли эта мысль сыграть определенную роль в неожиданном визите президента Владимира Путина на свадьбу австрийского министра иностранных дел Карин Кнайсль?

— Думаю, что это было скорее импульсивным решением. Или президент Путин попытался показать публике свою человеческую сторону.

— Я бы хотела поговорить и о конфликте на востоке Украины. Потому что нынешняя напряженность между Россией и Западом ярче всего проявляется именно в этой проблеме.

— Мне нравится сравнивать этот конфликт с русской матрешкой, потому что он протекает на нескольких уровнях. Во-первых, в нем есть внутригосударственный уровень. Украина — разноплановая страна и поэтому там трудно выработать единое мнение. Потом там есть и украино-российский уровень. Россия активно вовлечена в конфликт, и она обладает средствами давления на него. Так называемые Донецкая и Луганская республики, возможно, не такие уж и марионетки, но без поддержки Москвы им не выжить. И наконец, есть уровень отношений между Россией и Западом, которые вы уже сами упомянули. Если отвлечься от этих разных уровней, то сейчас следует сфокусироваться на вещах, которые можно воплотить в жизнь. Прежде всего, я имею в виду необходимость работать над миротворческой миссией. Несмотря на то, что позиции Москвы и Киева еще далеки друг от друга, я думаю, что противоречия не неразрешимые. Сейчас, правда, не подходящее время. В 2019 году на Украине состоятся президентские и парламентские выборы. Из-за этого украинская сторона вряд ли пойдет на компромиссы или уступки. После выборов ей это будет сделать легче. Разрешите мне закончить эту мысль на позитивной ноте. И в Австрии до 1960 года существовал конфликт с Южным Тиролем. Но, в конце концов, Австрия и Италия пришли к соглашению. Это показывает, что если проявлено достаточно политической воли и предприняты усилия со всех сторон, то можно решить все проблемы.

Андрей Кортунов — директор Российского совета по международным делам (РСМД). 62-летний историк преподавал в университетах России и США, занимается преимущественно исследованиями международных отношений.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 31 августа 2018 > № 2719779 Андрей Кортунов


Россия. Евросоюз. Чехия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 августа 2018 > № 2718082 Йозеф Скала

Parlamentní listy (Чехия): Западные санкции чрезвычайно помогают России

В ответ на внешнее давление русские сплотились, и теперь ими руководит желание дать понять, что плясать под чужую дудку они не собираются, говорит чех Йозеф Скала, вернувшийся из России. Он остро высказывается о попытках мейнстрима переписать историю, о том, что войны НАТО, в результате которых пострадали миллионы людей, окуривают кадилом, в то время как Россию обвиняют во всех смертных грехах.

Parlamentní listy, Чехия

«Россия стала жертвой агрессии, бьющей все рекорды жестокости. Но к немцам относились дружественно уже через несколько лет после их поражения. „Пражский кабачок" же верещит и по прошествии полувека. Войны НАТО, на совести которых миллионы жертв, окуривают кадилом», — вот что говорит в интервью «Парламентни листы» убежденный коммунист Йозеф Скала (Josef Skála), который также высказывается о 1968 годе.

Parlamentní listy: Вы вернулись из России, куда ездили по случаю 75-й годовщины Курской битвы. Какие у Вас остались впечатления?

Йозеф Скала: России действительно чрезвычайно помогают западные «санкции». За время поездок по местам героической славы Красной армии и пути в Москву мы проехали как минимум тысячу километров. Подавляющее большинство сел — в лучшем состоянии, чем у нас. Их обрамляет широкая полоса с тщательно подстриженным газоном. По сравнению с тем, что было еще десять лет назад, изменения просто принципиальные. Не только там, но и в городах в глаза бросается чистота и порядок, невиданные в некоторых местах Праги. Ассортимент в магазинах как минимум аналогичен нашему. Правда, продукты там не проходят «кастрацию», продиктованную сумасбродством Европейского Союза. По вкусу то, что изображено на этикетке, напоминает продукты нашего детства. Нельзя не упомянуть и об инвестиционном буме в промышленности и жилом строительстве. На улицах нет и десяти процентов от того количества защитников правопорядка, к которому уже все привыкли во Франции, Германии и других западноевропейских странах.

Все это коллективные впечатления двух десятков чехов, которые побывали в Курске. Нас, коммунистов, среди них было двое: депутат Европейского парламента Ярда Когличек (Jarda Kohlíček) и я. Из стран, которые не входили в состав СССР, наша группа была единственной. Но из Словакии и других государств хотя бы пришли поздравительные телеграммы. А наше посольство даже не удосужилось этого сделать. Может, теперь в награду повысят кого-нибудь из наших в НАТО.

— Что Вы думаете по поводу некоторого преуменьшения роли Красной армии во Второй мировой войне в западных СМИ?

— В Чехии с этим еще хуже. Кто нашел в себе смелость сказать во всеуслышание, что Курск означал конкретно для нас? А ведь именно после него фронт стал смещаться уже только в западном направлении. И лишь вопросом времени было, когда к нам вернется свобода. Кровь красноармейцев привыкли воспринимать как саму собой разумеющуюся банальность. И так же привыкли расценивать титанические усилия всех тех, кто поддерживал армию в тылу, включая миллионы женщин и детей. Это безнравственное обеднение духа. Не стоит ходить вокруг да около — нужно называть вещи своими именами. России было куда отступать. Хоть за Урал. И что ожидало бы нас, если бы она «воевала», как «сладкая Франция»? «Окончательное решение чешского вопроса» оказалось бы на повестке дня сразу после того, как Третий рейх одержал бы победу, в том числе благодаря оружию с наших заводов. Сценарий предполагал массовый расовый геноцид. Разве удалось бы укротить Третий рейх «либералам», которые без колебаний подписали Мюнхенское соглашение? Уже по нему, как пишет в мемуарах Эдвард Бенеш, нас отдавали Гитлеру «на многие десятки лет». Но мэйнстрим об этом молчит и предпочитает распространять подлую ложь о России и служить современной «партии войны». Порой все это трудно отличить от прежней болтовни об «агрессивной Москве» и Бенеше как ее «агенте».

— Во вторник Вы проведете дискуссию недалеко от Ческа-Липа о судьбе чехов за рубежом. Можете ли Вы чуть больше рассказать нам об этом?

— Сейчас модно виновных превращать в жертв, а их палачей выставлять агнцами. Не исключение и разбирательства, кто кого «несправедливо изгнал» из нашей страны. Когда об «изгнании немцев без политических и нравственных причин» заявила уже даже Ангела Меркель, мы провели протестный митинг перед посольством ФРГ. Его сотрудники передали наш призыв, адресованный немецкому канцлеру, о том, чтобы впредь она воздержалась от подобных ляпов. Пусть лучше добивается принятия закона, карающего за «судетскую ложь» так же, как сейчас карают за ложь об Освенциме. Мы собираемся именно в Голанах потому, что 28 августа 1938 года, ровно 80 лет назад, там прошла самая большая совместная чешско-немецкая демонстрация против фашизма и войны. К 30 тысячам участников в этнически смешанной пограничной области обратился Богумир Шмерал и немецкие антифашисты. Более 100 чехов стали жертвой террора Генлейна уже через несколько дней после демонстрации и еще до Мюнхенского соглашения. А сразу после него приграничные районы вынуждено было покинуть 160 тысяч чехов (до конца войны — в два раза больше). Дату подписания позорного Мюнхенского соглашения мы объявили Днем памяти чехов, изгнанных из чешских приграничных областей, еще на митинге перед посольством Германии. В Голанах мы проведем дискуссию с участием чешских и немецких историков и политиков. Тема «изгнания» прольет свет на многие факты, которые канули в намеренно сгущаемую тьму. В конце встречи прозвучит совместное чешско-немецкое заявление, в котором мы обратимся к антивоенным, антифашистским силам в наших и в десятках других стран.

— На памятнике маршалу Коневу в Праге уже висят таблички, разъясняющие его роль в подавлении восстания в Венгрии и во вторжении войск Варшавского договора в Чехословакию. Как Вы расцениваете подобное объяснение исторической роли маршала?

— На плечах Уинстона Черчилля лежит вина за гибель миллионов людей. Кроме того, он автор плана нападения на Советский Союз первого июля 1945 года! Планировалось даже привлечь несколько дивизий вермахта, которые для этой цели он держал в полной боевой готовности. И что, кто-то требует «дополнений» на памятник Черчиллю в Праге?

Войска, которыми командовал Иван Конев, проливали кровь задолго до открытия «второго фронта». Только благодаря им сегодня живет эта кучка пустозвонов, которые открывают свои грязные пасти и болтают о Коневе. Ерунду о том, что он «координировал разведку при подготовке к 21 августа», они просто высосали из пальца. Конев приезжал к нам встречаться с людьми такого уровня, как Людвик Свобода, и стремился удержать происходящее в рамках, приемлемых для миллионов женщин, чьих сыновей, дочерей и мужей забрала война, а также для миллионов парней, которым этот ад изуродовал жизнь. Не так однозначно, как преподносят сегодня, обстояли дела и с «венгерским восстанием». Вмешаться Москву просили такие политики, как маршал Тито.

Табличка, уродующая памятник Коневу, лжет и о мае 1945 года. Там говорится об «украинском фронте», а то, что это было подразделение Советской армии, уже не упоминается. Фронт Конева создавался тогда, когда СССР гнал вермахт со своей земли. Он формировался так же, как и все остальные ему подобные, из всех советских народов, а не только из украинцев, как людям мелят ехидные языки. То, что Конев освободил регионы вокруг Праги, отрицать не берется даже автор клеветнической таблички. Но о Праге там написано, что Конев просто «вошел в нее первым». Чушь о Праге, которая якобы без Красной армии прекрасно обошлась бы (мол, вся благодарность должна достаться власовцам, которые стремились попасть в западный плен), очерняет памятник Ивану Коневу. Цель — поспособствовать распространению еще большей мерзости о том, что Конев командовал «экспортом сталинского тоталитаризма».

Всем, кто участвовал в Пражском восстании, нужно кланяться до земли. Против превосходящей силы, бросившей им вызов, у них не было никаких шансов. Власовцы пошли на примирение с пражскими партизанами, чтобы им легче было попасть в американский плен. Если бы не сокрушительный натиск Советской армии, жертвы в Праге исчислялись бы сотнями тысяч, а ее архитектурные жемчужины лежали бы в руинах. Фронт Конева понес большие потери еще и потому, что он избавил Прагу от артподготовки и вошел на улицы города без обычной разведки. Именно за это поплатился легендарный танк под номером 23, попавший под удар немецкой установки. Потом «поборники правды и любви» перекрасили его в розовый цвет, а в итоге убрали с глаз долой.

Меня тошнит от тех, кто бесчестит памятник Коневу. Их поддерживает только террариум абсолютно безнравственных псевдоинтеллектуалов. Вечно так продолжаться не будет. Накануне того дня, когда этот пасквиль «торжественно открыли», мы сказали об этом прямо там на месте. Всем, кого трусливо оскорбляют, мы во всеуслышание пообещали, что так дело не оставим. Мы не остановимся, пока не отправим эту дрянь ко всем чертям.

— Как объяснить тот факт, что чешский идейно убежденный коммунист защищает Российскую Федерацию, где, по мнению некоторых экономистов, например Тома Пикетти, царит самый уродливый капитализм современности?

— Если говорить о порядках, которые завел Горбачев и Ельцин, то Пикетти не далек от правды. Марксисты относятся к ним в тысячу раз более критично, чем все «либеральные» святоши. Они не стеснялись лить елей даже тогда, когда Ельцин обстреливал парламент. Современная Россия отличается как минимум двумя вещами. Она уже не ловит каждое слово Америки и укрепляет свой суверенитет. Восстановление геополитического равновесия дает возможность и нашей стране занять свою позицию. Ельцин был атаманом социального дарвинизма, сорвавшегося с цепи. Путин же старается держать бизнес в границах, чтобы он человечнее относился к плебейскому большинству. Лично я хотел бы, чтобы людям доставалось намного больше. И если Россия останется суверенной, другого пути у нее не будет. Без прорыва демократии, который затронет и тех, кому принадлежат жизненно важные ресурсы, на этот раз тоже не обойдется. К этому сейчас, в 21 веке, как прежде, вынуждает внешнее давление.

— Недавно президент Путин встретился с канцлером Меркель и побеседовал с ней, в частности, о неработающих Минских договоренностях. Как возможно, что два влиятельнейших мировых лидера не могут добиться выполнения этих договоренностей?

— Минские договоренности саботирует киевский режим. Но он является марионеткой «хозяина планеты». На это не может повлиять даже европейская держава номер один. Руки ей связывают вассальные условия, прописанные в «свидетельстве о рождении» ФРГ в мае 1949 года. Они будут действовать до 2099 года. Их частью является «канцлерский акт». Каждый глава немецкого руководства обязан его подписать, прежде чем вступит в должность. В Вашингтоне, а не у себя дома.

Таким образом, немецкие лидеры под присягой обязуются не противоречить Америке ни в чем, что она считает своими «жизненно важными интересами». Тем хуже последствия для Украины. В конце 80-х там проживало 52 миллиона человек, а сейчас население сократилось на 20 миллионов. Во времена СССР Украина лидировала по уровню жизни. Сегодня клептократия, которую «заокеанский правитель» направляет против Москвы, подталкивает Украину к банкротству. И противоположное утверждает только причудливая компания, изображающая из себя чешскую дипломатию. Истинные данные о положении дел, несомненно, есть и у Ангелы Меркель. Однако о том, что из них следует, она вынуждена молчать в интересах Германии. Ведь она хочет остаться немецким канцлером.

— Оценивая свою поездку и принимая во внимание антироссийские санкции, что Вы можете сказать о том, как они влияют на жизнь в России?

— Если кто-то думает, что санкции спровоцируют Майдан на Красной площади, то буквально сам себе стреляет в ногу. Чем сильнее давить на русскую душу, тем хуже она поддается. Это заметно по сотням тысяч людей, которые праздновали юбилей победы в Курске, и то же было в феврале в Волгограде. Если бы не внешнее давление, многие, возможно, не пришли бы. Но теперь ими руководит желание дать понять, что плясать под чужую дудку они не собираются. Это касается даже тех поколений, для которых война — уже история. Именно об этом они тебе говорят, даже не дожидаясь вопросов, сами и спонтанно.

«Санкции» изменили и соотношение сил в российской политике и экономике. От россказней, которые так по вкусу «пражскому кабачку», большинство российских СМИ отказывается. Насколько серьезно они настроены — это уже другой вопрос. Но нет сомнений в том, СМИ лавируют в угоду настроениям большинства. Под «санкции» попали и миллиарды, схороненные в западных банках. Туда их перевела кучка «олигархов», а не фрезеровщиков и врачей, не машинистов или учителей, которых эта мафия обокрала. Прекрасное подтверждение того, как невероятно глупы эти «олигархи». Единственное, что умеют эти дармоеды, — разворовывать собственную страну. Но что даже с их преступным мамоном может что-то случиться, они не подумали и не зашевелились даже тогда, когда Путин пообещал все простить, если свой мамон они инвестируют дома.

Самую большую пользу, которую «санкции» приносят вопреки собственной злонамеренности, извлекает российская экономика. Эмбарго на западные кредиты разрушает гегемонию, которая душила банки, зависевшие от иностранного капитала. И теперь — уже в новых обстоятельствах — повторяется история, начавшаяся после Октябрьской революции. Развитие ключевых сфер финансируется прямо из государственного бюджета (как в военной, так и все больше в гражданской сфере). Эти сферы растут все быстрее потому, что им не мешают паразитические проценты и другая дурь. Позиция «реальной экономики» благодаря этому крепнет, а ведь именно она создает реальные ценности. Пропорционально ослабевает власть чванливых богатеев, которые умеют только безудержно «доить» свою страну…

— Как раз в то время, когда вы были в Москве, несколько десятков человек вышло на демонстрацию на Красную площадь, чтобы выразить свой протест против вторжения в 1968 году. Троих на какое-то время задержала полиция. Что Вы об этом думаете?

— Несколько недель назад на Чешском телевидении выступал один из тех, кто протестовал на Красной площади 50 лет назад. Он расхваливал нас в основном за то, что мы вошли в НАТО. Идиллии о «человеческом лице» он нанес удар из прошлого. Чего только не говорили о социализме в той шумихе, которая разгорелась у нас в последние дни. Но прозвучала правда, к которой следует прислушаться всем, кто ее еще не услышал. Пусть прозреют те, кого запутали эти «наперсточники». Россия стала жертвой агрессии, бьющей все рекорды жестокости. А к немцам дружественно относились уже через несколько лет после их поражения. Представители же «пражского кабачка» верещат даже по прошествии полувека. Войны НАТО, на совести которых миллионы жертв, они окуривают кадилом. За этой непримиримой ненавистью кроется колоссальное фарисейство. Но тем большего они себя лишают, и будет только хуже. Так им и надо.

Россия. Евросоюз. Чехия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 августа 2018 > № 2718082 Йозеф Скала


Грузия. Германия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716782 Гела Васадзе

Лрагир (Армения): Если понадобится, Грузию примут в НАТО по ускоренной схеме

Главный редактор грузинского агентства Black Sea Press Гела Васадзе в интервью армянскому изданию «Лрагир» прокомментировал итоги визита канцлера Германии Ангелы Меркель в Грузию, а также, ссылаясь на опыт Румынии и Болгарии, высказал предположение, что его страну могут принять в НАТО по ускоренной схеме.

Интервью с главным редактором грузинского агенства Black Sea Press Гелой Васадзе.

Сирануш Папян, Lragir, Армения

«Лрагир»: Господин Васадзе, завершился визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Грузию. Меркель выразила безоговорочную поддержку территориальной целостности Грузии. Как вы оцениваете ее визит, и какие важные месседжи она направила?

Гела Васадзе: Ничего нового Меркель не сказала. Поддержка территориальной целостности — это позиция, которая была, есть и будет неизменной. Ровно так же, как Меркель открыто заявила, что Абхазия и так называемая Южная Осетия являются оккупированными территориями. Гораздо более важными были месседжи о квотах по рабочим местам в Германии и строительстве первого в Грузии газохранилища, на которые Германия выделила 150 миллионов евро. И главное — интеграция Грузии в ЕС и НАТО будут продолжены. Это не вопрос, когда, потому что это сейчас. Это конкретные программы, которые помогают Грузии развиваться.

— Как вы вообще оцениваете ее региональный визит?

— Как запоздавший, потому что руководитель такой страны, как Германия, должен посещать такой регион, как Южный Кавказ, чаще. Пока рано говорить об оценках, в Грузии Меркель была у союзников, то есть это самая простая часть визита. Посмотрим на итоги ее визита в Армению и Азербайджан.

— Она сказала, что Германия всегда будет поддерживать европейские устремления Грузии. При этом канцлер Германии промолчала про вероятные сроки вступления Грузии в НАТО и ЕС. Почему она, по-вашему, не указала сроков?

— Потому что этого никто не может знать, ни Меркель, никто другой. Во-первых, Грузия должна быть готова к вступлению в Евросоюз. Именно поэтому важны те программы развития и сотрудничества, которые осуществляет в Грузии Евросоюз. Они не просто готовят Грузию к вступлению в ЕС, это конкретные мероприятия, направленные на повышение конкурентоспособности страны, развития отраслей экономики и повышению уровня жизни. Это гораздо важнее любых деклараций о сроках.

— Как вы считаете, будет ли Меркель и Баку столь же однозначно говорить о территориальной целостности, как сделала это в Тбилиси?

— То, что Германия поддерживает территориальную целостность Азербайджана, факт несомненный. Другое дело, что у Грузии с ЕС договор об ассоциации, Грузия страна-аспирант НАТО, Грузию с ЕС и НАТО связывает институциональное сотрудничество. Поэтому руководитель страны, входящей и в ЕС, и в НАТО, просто не может постоянно об этом не говорить. Более того, канцлер обещала поддержать Грузию по вопросу о санкциях против России по списку Отхозория-Татунашвили. То есть у Грузии с Германией просто иной уровень политического сотрудничества, нежели с Азербайджаном.

— Меркель сказала, что Германия поддерживает процесс интеграции Грузии в НАТО, «но хочу быть откровенной — на данном этапе ФРГ не может говорить о скором вступлении Грузии в альянс», указав на наличие проблемы Абхазии и так называемой Южной Осетии. По части же вступления Грузии в ЕС она отметила, что процесс интеграции Грузии в Евросоюз не завершится за пять лет. Вы согласны с ее мнением?

— Нужно хорошо понимать, что вопрос о сроках членства в НАТО Грузии решается не в Берлине, и даже не в Вашингтоне или в Брюсселе. Это вопрос политической целесообразности и необходимости. Так было с Румынией и Болгарией, странами, которым отказывали в членстве в НАТО и которых приняли по ускоренной программе в связи с военным конфликтом на Балканах. То же самое относится и к Грузии, когда понадобится — примут.

Что касается оккупации Абхазии и т.н. Южной Осетии, это не является проблемой. Во-первых, подобное было уже в истории, кстати, на родине самой Меркель ГДР-ФРГ, а также территориальные споры между Турцией и Грецией. Ну, и главное, близкий к президенту Трампу фонд HeritageFon. в лице Люка Кофи уже предложил схему решения проблемы — на время оккупации действие пятого пункта не распространяется на оккупированные территории.

Грузия. Германия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716782 Гела Васадзе


Россия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 августа 2018 > № 2714717 Дейв Маджумдар

The National Interest (США): Россия хочет обзавестись атомным авианосцем, но возможно ли это?

Россия — сухопутная держава, занимающая значительную часть Евразии. Поэтому Москва не слишком сильно нуждается в очень большом и очень дорогостоящем авианосце. Гораздо более правдоподобной выглядит вероятность того, что Кремль вложит средства в создание десантного вертолетоносца. Так оценивает вероятность создания российского атомного авианосца военный эксперт.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия уже начала предварительные работы по созданию атомного авианосца. Предполагается, что он должен будет заменить собой изношенный авианосец «Адмирал Кузнецов», который был построен еще в советскую эпоху и который недавно был отправлен на двухлетний капитальный ремонт. Однако Кремль пока не принял окончательного решения по поводу покупки нового авианосца.

Россия начала работу над ядерной силовой установкой возможного будущего авианосца в надежде на то, что однажды Кремль все же примет решение о создании такого корабля. «Сегодня запущен двигатель [запущены исследования по его созданию], и мы сегодня работаем именно по данной тематике, — сказал начальник управления кораблестроения ВМФ России контр-адмирал Владимир Тряпичников в интервью российскому информационному агентству ТАСС. — И в ближайшее время какая-то концепция будет утверждена. Да, это дорого, но этот корабль должен иметь место».

Как сообщает ТАСС, российский флот рассчитывает получить перспективный авианосец с атомной энергетической установкой к концу 2030 года, а его водоизмещение должно составлять не менее 70 тысяч тонн. Однако вероятность того, что России удастся разработать и построить такой авианосец в такие сроки, чрезвычайно мала. Советские авианосцы строились на верфи в Николаеве, который в настоящее время находится на территории независимой Украины. Тем не менее, Россия постепенно наращивает судостроительный потенциал на российском Дальнем Востоке, чтобы создавать суда такого размера.

«Осваивая новые верфи, строя новый гигантский сухой док на Дальнем Востоке, если такой заказ будет сделан… На авианосец водоизмещением 110-115 тысяч тонн, физически это возможно сделать. С 2020-го года уже будем способны», — заявил российский вице-премьер Дмитрий Рогозин в интервью телеканалу «Россия 24» в прошлом году.

В настоящее время на российском Дальнем Востоке идет строительство сухого дока длиной в 114 метров на судоверфи «Звезда», где однажды можно будет построить большой авианосец. Рогозин отметил, что, хотя на этой верфи можно будет построить авианосец, вопрос о том, нужно ли Москве такое большое судно, будет решать Генеральный штаб ВС России. «Мы теперь не имеем никаких ограничений по тоннажу гражданских судов и боевых кораблей, которые мы могли бы там строить», — сказал он.

Аналитики из России рассказали изданию National Interest, что, хотя Москва действительно строит огромную новую верь на Дальнем Востоке, этот проект не имеет военного назначения. Это скорее коммерческое предприятие, в которое Южная Корея сделала существенный финансовый вклад, что может стать препятствием для строительства там военного судна.

Более того, даже если существует физическая инфраструктура для строительства авианосца, это вовсе не значит, что у Москвы есть все необходимые технологии для создания военного судна водоизмещением в 115 тысяч тонн. Россия никогда прежде не строила военные корабли такого размера и уровня сложности.

В советскую эпоху она строила авианосцы класса «Кузнецов», но они были гораздо меньшего размера — водоизмещением в 55 тысяч тонн. Даже атомный авианосец «Ульяновск», строительство которого так и не было завершено и который был разобран в 1992 году, должен был обладать водоизмещением в 85 тысяч тонн. То есть Москве придется заново осваивать все те технологии, которые необходимы для строительства такого судна.

В любом случае Россия — это сухопутная держава, занимающая значительную часть Евразии. Поэтому в действительности Москва не слишком сильно нуждается в очень большом и очень дорогостоящем авианосце. Гораздо более правдоподобной выглядит вероятность того, что Кремль вложит средства в создание десантного вертолетоносца, который можно будет использовать, чтобы проецировать влияние непосредственно у границ России.

Россия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 августа 2018 > № 2714717 Дейв Маджумдар


США > Армия, полиция. Образование, наука > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714102 Барри Позен

Возникновение нелиберальной гегемонии

Удивительная национальная стратегия Трампа

Барри Позен – международный профессор политологии и директор программы исследований в области безопасности в Массачусетском технологическом институте.

Резюме Хотя администрация Трампа отказалась от многих столпов либерального интернационализма, ее курс в сфере безопасности остается последовательно гегемонистским. Окажется ли нелиберальная гегемония более или менее устойчивой, чем ее либеральная кузина – вопрос открытый.

Во время избирательной кампании Дональд Трамп обещал положить конец национальному строительству за рубежом и высмеивал союзников Соединенных Штатов как любителей прокатиться за чужой счет. «Главной и преобладающей темой в моей администрации будет “Америка прежде всего”», – заявил он в речи о внешней политике в апреле 2016 г., которая перекликалась с высказываниями изоляционистов времен Второй мировой войны. «Страны, которые мы защищаем, должны оплачивать наши услуги в области обороны, а если они откажутся это делать, тогда США должны быть готовы дать им возможность защищать себя самостоятельно», – сказал он, очевидно намекая на ранее выдвинутое предложение позволить тем союзникам, которые не имеют ядерного оружия, приобрести его.

Подобные заявления вкупе с недоверием к свободной торговле, а также к обеспечивающим ее договорам и организациям породили среди политиков разных мастей обеспокоенность, что при Трампе Соединенные Штаты замкнутся в себе и откажутся от роли лидера мирового сообщества, которую играли со времен окончания Второй мировой войны. «В настоящее время США выпали из мирового порядка, они не при делах», – написал публицист Роберт Каган через несколько дней после избрания Трампа. С тех пор как Трамп вступил в должность, его критики, похоже, утвердились в своей правоте. Они ухватились за его непрестанные сетования относительно союзников, а также скептицизм по поводу беспрепятственной торговли, утверждая, что администрация отгородилась от мира и даже взяла на вооружение национальную стратегию замкнутости. Некоторые пошли еще дальше, навесив на Трампа ярлык, самый страшный для американского внешнеполитического истеблишмента: «изоляционист».

На самом деле Трампа можно обвинить в чем угодно, но только не в изоляционизме. Хотя его речи действительно пропитаны скептицизмом относительно глобальной роли Вашингтона, беспокойство по поводу изоляционизма Трампа совершенно неуместно на фоне все более громких призывов к войне с Северной Кореей, обостряющейся конфронтации с Ираном и растущего числа боевых операций во всем мире. Если говорить о наборе инструментов жесткой силы, то политика администрации Трампа представляется по крайней мере более амбициозной, чем политика Барака Обамы.

И все же Трамп отошел от традиционной национальной стратегии в одном важном аспекте. По крайней мере с окончания холодной войны демократические и республиканские администрации проводили государственную стратегию, которую ученые называют «либеральной гегемонией». Это гегемония в том смысле, что США намеревались стать самым могущественным государством в мире с большим отрывом, а либеральной она была потому, что американцы стремились трансформировать систему международных отношений в порядок, основанный на правилах, регулируемый многосторонними организациями, а также превратить другие страны в рыночные демократии, свободно торгующие друг с другом. Порвав со своими предшественниками, Трамп во многом изъял либеральный элемент из либеральной гегемонии. Он по-прежнему стремится сохранить экономическое и военное превосходство Соединенных Штатов, а также их роль арбитра в сфере безопасности для большинства регионов мира, однако предпочел отказаться от экспорта демократии и воздержаться от заключения многосторонних торговых соглашений. Другими словами, Трамп объявил о совершенно новой национальной стратегии: нелиберальная гегемония.

Не голубь мира

Национальная стратегия – довольно скользкое понятие, и для тех, кто пытается постичь стратегию национальной безопасности администрации Трампа, где намешано всего понемногу, мало что проясняется. Лучший способ понять подход Трампа к международным делам – оценить, во что реально обошлась его политика за год. Несмотря на все разговоры об отказе от внешнеполитического авантюризма и втягивания в конфликты, на практике администрация остается привержена геополитической конкуренции с крупнейшими военными державами мира, а также формальным и неформальным альянсам, которые она унаследовала. Она угрожает войнами, чтобы не допустить появления новых ядерных держав, как делали и ее предшественники; она ведет постоянные кампании против «Талибана» в Афганистане и «Исламского государства» (ИГИЛ, запрещено в России) в Ираке и Сирии, используя больше сил и средств, а также огневой мощи, чем предыдущая администрация. Она также объявила о планах выделить дополнительные средства Министерству обороны, бюджет которого по-прежнему превосходит совокупный военный бюджет всех военных соперников Америки.

Если говорить об альянсах, на первый взгляд может показаться, что Трамп отошел от традиции. Будучи кандидатом в президенты, он постоянно сетовал на нежелание союзников, особенно по НАТО, разделять бремя расходов на коллективную оборону. Как дилетантски ни звучали бы эти возражения, они абсолютно справедливы; на протяжении двух десятилетий вклад европейских стран-членов блока не дотягивал до планки, установленной самим альянсом. Сторонников НАТО по обе стороны Атлантики раздражают жалобы на нежелание разделять бремя военных расходов – не только потому, что они звучат правдоподобно, но также и потому, что они втайне считают их малозначительными. Фактическое обеспечение боеспособности меркнет в сравнении с политической целью во что бы то ни стало связать США с Европой тесными узами. Вот почему возникла некоторая паника, когда на саммите НАТО в мае 2017 г. Трамп не упомянул Пятую статью, то есть обязательство о взаимной обороне, которое берут на себя члены Альянса. Это означало, что Соединенные Штаты могут перестать быть конечным арбитром всех стратегических споров в Европе.

Однако в течение нескольких недель Трамп дал обратный ход и США продолжили заверять союзников в своей поддержке, как если бы никаких изменений не намечалось. Немногие американцы слышали об Инициативе по обеспечению безопасности Европы (ИБЕ). Можно понять тех, кто полагал, что 100-тысячный американский воинский контингент, находившийся в Европе после окончания холодной войны, был более чем достаточной гарантией, но после того как Россия вторглась на территорию Украины в 2014 г., союзники потребовали более надежных гарантий; отсюда и данная Инициатива. ИБЕ финансируется не из американского оборонного бюджета, а из отчислений на военные операции ВС США за рубежом – фонд «вынужденных расходов без строгого надзора», первоначально одобренный Конгрессом для глобальной войны с терроризмом. За счет ИБЕ оплачивалось наращивание военных учений в Восточной Европе, совершенствование военной инфраструктуры Соединенных Штатов в регионе, подарки Украине в виде нового оборудования, а также новые склады американской военной амуниции и снаряжения, достаточные для вооружения бронетанковой дивизии в случае чрезвычайной ситуации. В конце 2017 г. Вашингтон объявил, что впервые продаст Украине управляемые противотанковые ракеты, то есть летальные вооружения. До сих пор Белый дом потратил или запланировал потратить на ИБЕ 10 млрд долларов – эта сумма заложена в бюджете на 2018 финансовый год. Однако администрация Трампа увеличила финансирование почти на 1,5 млрд долларов. Тем временем все запланированные военные учения и развертывание войск в Восточной Европе шли полным ходом. Приверженность США военным обязательствам в рамках НАТО сохраняется, а союзники наращивают финансирование своих программ в области обороны, чтобы умиротворить президента. Другими словами, это обычный бизнес, деловой подход к вопросам обороны.

Военная активность Соединенных Штатов в Азии также повысилась по сравнению с эпохой президента Обамы, который объявил о «развороте» на восток. Трамп главным образом озабочен программой ядерных вооружений Северной Кореи, которые продолжают совершенствоваться, так как это идет вразрез с его размышлениями во время избирательной кампании о независимых ядерных силах для Японии и Южной Кореи. Пытаясь заморозить и в конечном итоге обратить вспять программу Пхеньяна, он угрожал применить военную силу, сказав, например, следующее в сентябре прошлого года: «У Соединенных Штатов есть много сил и терпения, но, если придется защищать себя или своих союзников, у нас не будет другого выбора, кроме полного уничтожения Северной Кореи». Хотя трудно сказать, воспринимает ли Пхеньян подобные угрозы всерьез, внешнеполитическая элита в Вашингтоне, конечно, воспринимает, и многие опасаются, что случайная или запланированная война сегодня более чем вероятна.

Пентагон поддерживает эти угрозы более частыми военными маневрами, включая отправку стратегических бомбардировщиков дальнего радиуса действия для полетов над Корейским полуостровом. В то же время администрация пытается оказывать экономическое давление на Северную Корею и стремится убедить Китай прекратить поставку в КНДР важных материалов, особенно нефти. В Тихом океане американские ВМС продолжают поддерживать бешеный темп различных операций – около 160 двусторонних и многосторонних учений в год. В июле США провели ежегодные Малабарские учения с Индией и Японией, впервые собрав воедино авианосцы из всех трех стран. В ноябре Соединенные Штаты собрали необычную флотилию из трех авианосцев возле Корейского полуострова во время визита Трампа в Азию. Начиная с мая 2017 г. ВМС США участили операции по обеспечению свободы навигации, когда американские корабли патрулируют акваторию Южно-Китайского моря, на которое претендует Китай. Американские военные моряки осуществляют настолько интенсивную деятельность, что только в 2017 г. Седьмой флот, базирующийся в Японии, пережил беспрецедентное столкновение четырех кораблей; еще один корабль сел на мель, и произошло крушение одного самолета.

Во время ноябрьской поездки в Азию Трамп предусмотрительно обновил обязательства Соединенных Штатов по обеспечению безопасности, и похоже, что премьер-министр Японии Синдзо Абэ решил не предавать огласке переговоры с президентом, в том числе о Северной Корее. С учетом нескончаемых жалоб Трампа на несправедливость торговых отношений в Азии и последующих уступок Китаю в части базовых экономических принципов можно только удивляться тому, что союзники в регионе настолько благосклонны к нашему президенту. Однако трудно чем-то заменить безопасность, безвозмездно обеспечиваемую военной сверхдержавой, а отношения с человеком, видящим мир через линзы экономических условий с более ярко выраженной нулевой суммой, чем обычно, – это небольшая цена.

Администрация Трампа также наращивает военную активность на Ближнем Востоке, что не может не радовать критиков Обамы, которые осуждали его за близорукий подход к этому региону. Трамп не тратил время даром, но сразу продемонстрировал намерение исправить ошибки прошлых лет. В апреле 2017 г., реагируя на доказательства применения сирийским правительством химического оружия, США разбомбили авиабазу, с которой была произведена химическая атака, выпустив по ней 59 крылатых ракет. Ирония в том, что Трамп наказал Сирию за пересечение «красной линии», проведенной Обамой, и за нарушение соглашения об уничтожении химического оружия, которое Обама заключил с Сирией, за что Трамп подверг предшественника беспощадной критике. Тем не менее был дан внятный сигнал, что в городе новый шериф.

Администрация Трампа также ускорила положительный исход войны с ИГИЛ. Нынешний Пентагон не любит делиться информацией о собственной деятельности, но из опубликованной статистики следует, что США отправили больше войск в Ирак и Сирию, а также сбросили больше бомб на эти страны в 2017 г., чем в 2016-м. В Афганистане Трамп, несмотря на рассуждения во время избирательной кампании об ошибках национального строительства, не отказал себе в импульсивном призыве, обращенном к американским военачальникам («мои генералы», как он их величал), не только остаться в стране, но и наращивать военные действия. Туда отправлен многотысячный дополнительный контингент, а авиаудары усилились до уровня, невиданного с 2012 года.

Наконец, администрация дала ясно понять, что планирует более агрессивную конфронтацию с Ираном на всем Ближнем Востоке. Сам Трамп возражал против ядерной сделки с Ираном в 2015 г., и его советники намерены снова ополчиться на эту страну. Например, в декабре Никки Хейли, посол США в ООН, стояла перед обломками того, что она назвала иранской ракетой, намекнув, что Тегеран вооружает мятежников в Йемене, где ведет опосредованную войну с Саудовской Аравией. Администрация Трампа, находясь за кулисами, по крайней мере не меньше прежней администрации Белого дома поддерживает интервенцию саудовцев в Йемене. Администрация Обамы предложила поддержку саудовцам, чтобы купить их сотрудничество в сделке по Ирану, но с учетом того, что Трамп презирает эту сделку, его поддержку саудовцев можно трактовать только как усилия, направленные против Ирана. Если удастся избежать войны с Северной Кореей, которая может потребовать больших военных ресурсов и внимания политиков, то усиление конфронтации с Ираном вполне возможно.

Оборонный бюджет администрации Трампа также предполагает сохранение Соединенными Штатами роли мирового полицейского. Трамп проводил президентскую кампанию под лозунгом, опубликованным в Твиттере: «Я сделаю нашу армию настолько большой и могущественной, что никто не захочет иметь с ней дело». Став президентом, Трамп предложил оборонный бюджет, на 20% превышающий тот, что был принят на 2017 год: примерно половина роста была запрошена администрацией, а вторая половина добавлена Конгрессом. (Судьба этого бюджета неясна: по Закону о расходовании бюджетных средств, подобное увеличение требует поддержки демократов, которую республиканцам придется покупать увеличением расходов на внутренние программы.)

Вот лишь один небольшой пример склонности новой администрации к дополнительным расходам: бюджет на приобретение высокоточных управляемых боеприпасов вырос более чем на 40% по сравнению с 2016 годом. Это решение вполне согласуется с часто декларируемым намерением более интенсивно вести текущие военные кампании, а также приготовиться к неминуемым войнам будущего.

Трамп также остается приверженцем программы ядерной модернизации, начатой администрацией Обамы, стоимость которой оценивается в триллион долларов. Эта программа предусматривает обновление всех элементов ядерной триады: ракет, бомбардировщиков и подлодок. Она опирается на исходную предпосылку времен холодной войны: чтобы гарантированно сдержать нападение на союзников, ядерные силы США должны иметь возможность ограничить ущерб от полномасштабного ядерного удара. Это означает, что Соединенным Штатам нужна способность первыми нанести удар и уничтожить весь ядерный арсенал противника до того, как он осуществит пуск своих ракет. Хотя усилия по ограничению ущерба – большой соблазн, они бесполезны против ядерных держав с сопоставимым ядерным потенциалом; поскольку, если уцелеет всего лишь несколько носителей и ядерных боеголовок, этого будет достаточно, чтобы нанести Соединенным Штатам недопустимо большой ущерб в качестве возмездия. В лучшем случае программа модернизации – деньги, выброшенные на ветер, поскольку она лишь подстегнет конкурентов США модернизировать свои ядерные силы, чтобы гарантировать способность нанести удар отмщения; в худшем случае она побудит неприятелей первыми нажать на спусковой крючок и повысит риск эскалации любого кризиса до масштабов ядерной войны. Если бы Трамп был действительно привержен принципу «Америка прежде всего», он лучше подумал бы об издержках и рисках подобной стратегии.

Бесцельное превосходство

Всегда трудно добиться гегемонии, поскольку большинство стран ревниво оберегают свой суверенитет и не желают выполнять указания со стороны. Однако после окончания холодной войны американская внешнеполитическая элита пришла к единодушному мнению, что либеральная гегемония отличается от прочих. Они доказывают, что этот вид доминирования – цель вполне достижимая при правильном сочетании жесткой и мягкой силы. Международная безопасность и экономические организации, свободная торговля, права человека и распространение демократии не только сами по себе являются ценностью, но и могут привлечь другие страны. В случае реализации эти цели сделали бы либеральный мировой порядок под руководством США более чем легитимным; они бы привели к появлению мира, настолько созвучного ценностям и интересам Соединенных Штатов, что Вашингтону не нужно было даже трудиться в поте лица для обеспечения его безопасности.

Трамп ушел с проторенного пути. Он пренебрежительно отзывался о международных экономических организациях, таких как ВТО, на которые можно возложить ответственность за разрушительные экономические перемены, активизировавшие его электорат. Он вышел из Парижского соглашения по климату отчасти потому, что оно экономически невыгодно американцам. Не уверенный в том, что Вашингтон сможет в достаточной мере доминировать в международных организациях для обеспечения своих интересов, президент вышел из Транстихоокеанского партнерства, инициировал воинственный пересмотр Североамериканского договора о свободной торговле и позволил Трансатлантическому торгово-инвестиционному партнерству засохнуть на корню. Вместо этих соглашений Трамп декларировал предпочтительность двусторонних торговых договоренностей, которые, по его мнению, легче проверять и ратифицировать.

Указывая на то, что недавние усилия США по построению демократии за рубежом были дорогостоящими и безуспешными, Трамп также отверг насаждение демократии как цель внешней политики, если не считать его одиночные твиты в поддержку протестующих против режима в Иране. До сих пор, судя по его действиям, ему нет ни малейшего дела до либеральной трансформации других обществ. Например, цель стратегии в Афганистане – не совершенствование афганского правительства, а принуждение талибов к переговорам военными средствами (при этом непонятно содержание этих возможных переговоров). В целом Трамп часто хвалит зарубежных диктаторов – от российского Владимира Путина до филиппинского Родриго Дутерте. Его планы ограничения программ иммиграции и приема беженцев отчасти из-за опасений по поводу проникновения в страну террористов практически граничат с неприкрытым фанатизмом. Его национальная стратегия – это бесцельное превосходство.

Подобная незаинтересованность в более мягкой и доброй части проекта американской гегемонии приводит в бешенство защитников этого проекта. Комментируя отсутствие либеральных элементов в Национальной стратегии безопасности Трампа, Сюзан Райс, которая служила советником по национальной безопасности в администрации Обамы, написала в декабре: «Эти упущения повсеместно ослабляют восприятие лидерства Америки; что еще хуже, они не позволяют сплотить мир вокруг наших целей, когда мы беззаботно игнорируем устремления других народов».

Однако правомерность или неправомерность подобного взгляда на вещи должна быть предметом дебатов, а не слепой веры. США давно уже пытаются сделать свою внешнюю политику легитимной, потому что даже принуждение к сотрудничеству обходится дешевле, чем мягкое противодействие. Но в случае с Соединенными Штатами либеральный блеск, похоже, не облегчает задачу достижения или поддержания гегемонии. Почти 30 лет Соединенные Штаты проверяли гипотезу о том, что либеральный характер их гегемонистского проекта делает его уникально достижимым или реализуемым. Итоги говорят о том, что эксперимент провалился.

Ни Китай, ни Россия не стали демократиями, и ничто не говорит о том, что они движутся в эту сторону. Обе страны наращивают военную мощь, необходимую для конкуренции с Америкой, и отказываются принимать либеральный мировой порядок во главе с США. Потратив уйму денег, Вашингтон так и не сумел создать стабильные демократические правительства в Афганистане и Ираке. Внутри НАТО, предполагаемом оплоте и хранителе демократии, Венгрия, Польша и Турция становятся все более авторитарными странами. Европейский союз, главное либеральное институциональное детище и плод победы Соединенных Штатов в холодной войне, недавно лишился Великобритании; другие страны-члены также нарушают его правила, как это недавно сделала Польша, отказавшись от стандартов независимости судебной власти. Новая волна политики идентичности – национальной, религиозной, расовой или иной – захлестнула не только развивающийся, но и развитый мир, включая Соединенные Штаты. Либеральная гегемония не принесла плодов ни во внешней, ни во внутренней политике.

Как выглядит сдержанность

Ничто из вышеперечисленного не может свидетельствовать в пользу политики национальной безопасности, проводимой Трампом. Его администрация берет на себя слишком много военных обязательств; она бесцеремонно и неосмотрительно угрожает применением силы; у нее нет никаких стратегических приоритетов и реального плана более справедливого распределения военных расходов между союзниками США. Под прикрытием борьбы с терроризмом она намерена продолжать военное вмешательство во внутренние дела других стран; она сбрасывает слишком много бомб в слишком многих местах на слишком большое число людей. Эти ошибки с большой долей вероятности приведут к тем же дурным результатам внутри страны и за рубежом, которые стали уделом США после окончания холодной войны.

Если бы Трамп действительно хотел реализовать некоторые свои задумки, которыми он делился во время избирательной кампании, то прилагал бы гораздо больше усилий для решения проблем безопасности в мире. Национальная стратегия сдержанности, как я вместе с другими исследователями называю этот подход, начинается с предположения о том, что у США все в порядке с безопасностью, и нужно лишь ответить на вопрос о тех немногих угрозах, которые все же существуют. На практике сдержанность означала бы осуществление осторожной стратегии поддержания баланса сил в Азии, чтобы не дать Китаю возможности доминировать в этом регионе – сохранение командного положения на море, не позволяющего Китаю проявлять насилие над соседними странами или мешать Вашингтону укреплять их, при одновременном признании и понимании страхов КНР. Вместо того чтобы окружать Китай американскими войсками, нужно было побуждать союзников больше делать для собственной обороны.

Это означало бы стремление делиться лучшими методами защиты ядерных арсеналов с другими ядерными державами, чтобы не допустить попадания этого оружия в руки негосударственных образований. И сотрудничество с другими странами, особенно в области разведки, для ограничения способности террористов осуществлять зрелищные теракты. Соединенные Штаты по-прежнему сталкиваются со всеми этими угрозами, они усугубляются происходящим в мире, где относительная позиция силы Вашингтона поколеблена. Таким образом, важно, чтобы союзники США, особенно богатые европейские страны, больше разделяли это бремя, позволив Соединенным Штатам сосредоточиться на главных угрозах. Например, европейцам следует всю военную мощь направить на сдерживание России, чтобы США могли перераспределить ресурсы на сохранение контроля над общими благами: Мировым океаном, воздушным пространством и космосом. Сторонники сдержанности также считают, что военную мощь дорого содержать, еще дороже использовать, и в целом это дает весьма «сырые» и спорные результаты; поэтому военную силу нужно использовать ограниченно и осмотрительно. Они благожелательно относятся к идее свободной торговли, но сомневаются, что американская торговля сильно пострадает, если армия будет менее активна. Они серьезно воспринимают проблему политики идентичности, особенно национализм, и потому не ожидают, что другие народы будут приветствовать усилия Вашингтона по преобразованию их обществ, особенно когда это делается под дулами автоматов. Таким образом, за исключением мероприятий, направленных на сохранение командного положения Соединенных Штатов в Мировом океане, поборники сдержанности не видят других достоинств во внешней политике Трампа, поскольку она абсолютно не сдержанна.

Во время избирательной кампании Трамп много и резко критиковал национальную стратегию США после окончания холодной войны. «Со временем наша внешняя политика становилась все менее и менее осмысленной, – сказал он однажды. – На смену логике пришла глупость и высокомерие, которые приводили к одной внешнеполитической катастрофе за другой». Некоторым казалось, что подобная критика может возвещать о новом периоде экономии бюджетных средств. Хотя администрация Трампа отказалась от многих столпов либерального интернационализма, ее курс в сфере безопасности остается последовательно гегемонистским. Окажется ли нелиберальная гегемония более или менее устойчивой, чем ее либеральная кузина – вопрос открытый. Внешнеполитический истеблишмент продолжает уклоняться от главного вопроса: является ли гегемония США устойчивой? Если нет, то какая политика должна прийти ей на смену? Трамп так же хорошо избегает этого проклятого вопроса, как и те, кого он осуждал.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 2, 2018 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

США > Армия, полиция. Образование, наука > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714102 Барри Позен


США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714101 Грэм Эллисон

Миф о либеральном порядке

От исторической случайности к общепринятому мнению

Грэм Эллисон — директор Научного центра Белфер по международным делам при гарвардской школе Кеннеди и бывший помощник министра обороны по делам политики и планирования.

Резюме Как говорил Джон Кеннеди, достаточно поддерживать мировой порядок относительно «безопасным для многообразия» как либеральных, так и нелиберальных режимов. США предстоит адаптироваться к ситуации, когда у других стран противоположные взгляды на госуправление, и они стремятся установить свои порядки на основе собственных правил.

В дебатах, захлестнувших внешнеполитическое сообщество США с приходом администрации Трампа, неизменно ощущается тревога по поводу участи либерального мирового порядка, основанного на правилах. Она присутствует в большинстве дискуссий о роли Соединенных Штатов в мире – от утверждения исследователя международных отношений Джона Айкенберри, что «на протяжении семи десятилетий в мире доминирует западный либеральный порядок», до призыва вице-президента США Джо Байдена, прозвучавшего в последние дни администрации Обамы, «решительно выступить на защиту либерального мирового порядка».

Существует консенсус относительно трех главных постулатов этого порядка. Во-первых, практически все согласны с тем, что либеральный порядок был основной причиной так называемого длительного мира между великими державами в последние семьдесят лет. Во-вторых, построение его было главной движущей силой взаимодействия между Соединенными Штатами и остальным миром в течение этого периода. И, в-третьих, президент Дональд Трамп – главная угроза для либерального порядка, а значит, и для мира во всем мире. Вот что пишет, например, политолог Джозеф Най: «Доказуемый и наглядный успех существующего порядка в виде более безопасного и стабильного мира в последние семь десятилетий привел к консенсусу, что защита, углубление и расширение этой системы были и остаются главной задачей внешней политики США». Най пошел еще дальше, заявив: «Меня не беспокоит то, что сильнее становится Китай. Меня беспокоит усиление Трампа».

Хотя во всех этих высказываниях есть доля истины, в каждом из них больше заблуждения, чем правды. «Длительный мир» был не следствием либерального миропорядка, а побочным продуктом опасного поиска баланса сил между СССР и Америкой в течение четырех с половиной десятилетий холодной войны, вслед за которыми последовал короткий период доминирования Соединенных Штатов. Вовлеченность США в мировые проблемы объясняется вовсе не желанием насаждать либеральные ценности за рубежом, а потребностью сделать все необходимое для сохранения либеральной демократии в самой Америке. И, хотя Трамп подрывает ключевые элементы существующего порядка, он далеко не главная угроза стабильности в мире.

Эти неверные представления о причинах и следствиях побуждают защитников либерального порядка обращаться к США с призывом укреплять его, твердо придерживаясь основ, сформировавшихся в прошлом, и противодействуя авторитаризму по всему земному шару. Но вместо возврата к воображаемому прошлому, в котором Соединенные Штаты строили мир по своему образу, Вашингтону следует ограничить усилия по обеспечению приемлемого порядка за рубежом, что позволит сосредоточиться на реконструкции жизнеспособной либеральной демократии у себя дома.

Концептуальный кисель

Двусмысленность каждого термина в выражении «либеральный мировой порядок на основе правил» создает скользкую ситуацию, позволяющую применять данную концепцию почти ко всему. Когда в 2017 г. участники Всемирного экономического форума в Давосе провозгласили китайского президента Си Цзиньпина лидером либерального экономического порядка – хотя он возглавляет самую протекционистскую, меркантилистскую и хищническую из крупных экономик мира – тем самым они продемонстрировали, что, по крайней мере в данном контексте, слово «либеральный» утратило изначальный смысл.

Кроме того, фраза «порядок на основе правил» – очевидная тавтология. Понятно ведь, что без правил и их точного соблюдения ни о каком порядке не может идти речь. В действительности адепты либерального мирового порядка на основе правил имеют в виду порядок, олицетворяющий собой хорошие и справедливые правила, одинаковые для всех. Считается, что Соединенные Штаты сконструировали модель, которую другие страны охотно принимают и поддерживают. Однако многие забывают, что даже Устав ООН, запрещающий государствам применять военную силу против других стран или вмешиваться в их внутренние дела, закрепляет привилегии сильных в отношении слабых. Исполнение запретов Устава обеспечивается Советом Безопасности ООН, в котором каждая из пяти великих держав мира имеет постоянное место и право вето. Как отметил индийский стратег Си Раджа Мохан, сверхдержавы являются «исключительными», поскольку делают для себя исключения, когда решают, что какие-то действия отвечают их целям. Тот факт, что в первые 17 лет нынешнего столетия самопровозглашенный лидер либерального порядка вторгся в две страны, осуществил авиаудары и рейды спецназа, убив сотни людей, которых в одностороннем порядке объявил террористами, а также подверг десятки других людей «чрезвычайной экстрадиции» (или попросту похитил их), часто в обход международного права, не имея международных, а иногда даже национальных ордеров на их задержание – говорит сам за себя.

Порядок холодной войны

Те, кто утверждает, будто либеральный порядок обеспечил мир в последние семь десятилетий, упускают из виду важный факт: первые сорок лет определялись не либеральным порядком, а холодной войной между двумя полярными лагерями. Как объяснил историк, назвавший это время «длительным миром», система международных отношений, предотвратившая войну между великими державами того времени, была невольным следствием борьбы Советского Союза и Соединенных Штатов. По словам Джона Льюиса Гэддиса, «хотя этого никто не планировал и хотя никто даже не помышлял о требованиях правосудия, странам послевоенной эпохи повезло оказаться в системе международных отношений, которая, будучи основана на реальной расстановке сил, служила делу установления порядка, если не справедливости, лучше, чем можно было надеяться».

В годы холодной войны обе сверхдержавы заручались поддержкой союзников и сателлитов по всему земному шару, создавая то, что затем назвали биполярным миром. Внутри каждого альянса или блока порядок насаждался сверхдержавой (как это уяснили для себя чехи и венгры, когда попытались переметнуться на другую сторону, соответственно, в 1956 и 1968 гг., а британцы и французы, когда пошли наперекор желаниям США во время Суэцкого кризиса 1956 года)». Порядок был следствием баланса сил, который позволил двум сверхдержавам разработать ограничения, сохранявшие то, что президент Джон Кеннеди сразу после Кубинского ракетного кризиса назвал «шатким статус-кво».

Что двигало страной, которая почти два столетия тщательно избегала военных союзов, не желала содержать большую постоянную армию в мирное время, отдала мировую экономику на откуп другим странам и отвергла Лигу Наций в ее стремлении силой оружия, дипломатии и денег реформировать полмира? Если ответить одним словом, то страх. Стратеги, которых современные исследователи Соединенных Штатов почитают как «мудрецов», считали, что Советский Союз представляет более серьезную угрозу для США, чем нацизм. Как писал дипломат Джордж Кеннан в своей легендарной «длинной телеграмме», СССР был «политической силой, фанатично верящей, что с США не может быть прочного modus vivendi». Советские коммунисты, писал Кеннан, считали, что необходимо «подрывать наше общество, разрушать наш традиционный уклад жизни, уничтожать международный авторитет нашего государства, чтобы обезопасить советскую власть». До наступления ядерного века подобная угроза потребовала бы горячей войны – не менее интенсивной, чем та, которую Соединенные Штаты и их союзники только что вели против нацистской Германии. Но после того как Советский Союз в 1949 г. испытал первую атомную бомбу, американские государственные деятели начали пересматривать военную доктрину, так как признали, что идея тотальной войны устарела. Они осуществили самый большой скачок стратегической мысли в истории внешней политики США, разработав стратегию дотоле невиданной разновидности боевых действий – ведение бесконтактной войны, в которой основные противоборствующие стороны не встречаются на поле брани.

Чтобы не допустить перерастания холодной войны в горячую, они на какое-то время согласились со многими в ином случае неприемлемыми фактами, такими как доминирование СССР в Восточной Европе. Они умеряли дух конкуренции взаимными ограничениями, включавшими три запрета: на применение ядерного оружия, на откровенное убийство солдат неприятельской армии и на военную интервенцию в признанную сферу влияния противника.

Американские стратеги подключили Западную Европу и Японию к этим оборонным программам, потому что считали их важными центрами экономического и стратегического влияния. С этой целью Соединенные Штаты привели в действие «план Маршалла» по восстановлению Западной Европы, основали Международный валютный фонд и Всемирный банк, а также оговорили условия Генерального соглашения по тарифам и торговле для содействия всемирному процветанию. Чтобы Западная Европа и Япония активнее сотрудничали с Соединенными Штатами, последние создали НАТО и альянс Япония–США.

Каждая инициатива была подобна строительному блоку в возведении порядка, призванного прежде всего победить Советы. Если бы не было советской угрозы, не появился бы ни «план Маршалла», ни НАТО. США никогда не отстаивали бы принципы либерализма за рубежом, если бы верили, что это может означать серьезную угрозу их жизненно важным интересам на родине. И они никогда не воздерживались от применения военной силы для защиты своих интересов, даже когда это шло вразрез с международными правилами.

Тем не менее, как только у Соединенных Штатов появляется возможность отстаивать свободу для других, – опять-таки с важной оговоркой, что это не связано с большим риском для них самих – они действуют. С самого основания республики страна взяла на вооружение радикальные универсалистские идеалы. Провозгласив, что «все» люди «сотворены равными», авторы Декларации независимости имели в виду не только жителей 13 колоний.

Неслучайно в процессе восстановления побежденных неприятельских стран, Германии и Японии, и укрепления своих союзников в Западной Европе США попытались выстроить либеральные демократии, разделяющие их ценности и интересы. Идеологическая кампания против Советского Союза вдалбливала принципиальные, хотя и преувеличенные различия между «свободным миром» и «империей зла». Более того, американские политики знали, что для мобилизации и сохранения поддержки в Конгрессе и среди широкой общественности апелляция к ценностям так же убедительна, как и аргументы об общих интересах.

В своих мемуарах «Присутствуя при сотворении» (Present at the Creation) бывший государственный секретарь Дин Ачесон – архитектор послевоенного устройства – объяснил, что именно мотивировало внешнюю политику США. Перспектива того, что Европа через серию «соглашений, принятых в силу обстоятельств, под давлением СССР» будет контролироваться Советами, требовала «создания центров силы во всем свободном мире», которые бы «доказывали советским руководителям посредством успешного сдерживания, что им не следует надеяться на расширение влияния в мире». Ачесон признавал, что иногда требовалось предельно «прояснять все вопросы», чтобы убедить Конгресс и американскую общественность поддержать эти меры сдерживания.

Однополярный порядок

Понятно, что сразу после распада Советского Союза и кампании «похорон коммунизма», о которой объявил российский президент Борис Ельцин, американцев охватила эйфория от одержанной победы. Неприятель, который не давал им расслабиться и вздохнуть свободно более 40 лет, был теперь безучастным зрителем падения Берлинской стены и воссоединения Германии. Затем Россия вместе с США поддержала резолюцию Совета Безопасности ООН, давшую право на применение силы против армии Ирака, чтобы изгнать ее с территории суверенного Кувейта. Эта резолюция была единодушно одобрена всеми постоянными членами Совбеза ООН. Когда разжался железный кулак советского гнета, освободившиеся народы Восточной Европы с радостью приняли рыночную экономику и демократию. Президент Джордж Буш-старший объявил о «новом мировом порядке». С этого момента, под знаменем «взаимодействия и расширения», Соединенные Штаты приветствовали мир, жаждущий присоединиться к расширявшемуся либеральному порядку.

Говоря о силе идей, экономист Джон Мейнард Кейнс отметил: «Безумцы во власти, полагающие, что улавливают атмосферные флюиды, становятся жертвами возгонки собственной одержимости, почерпнутой однажды у какого-нибудь умника-писаки». В данном случае американские политики следовали сценарию, предложенному политологом Фрэнсисом Фукуямой в бестселлере 1992 года «Конец истории и последний человек». Фукуяма доказывал, что тысячелетия конфликта между идеологиями окончены. С этого момента все страны примут принципы экономики свободного рынка, чтобы сделать своих граждан богатыми, а демократические правительства сделают их свободными. «То, что мы наблюдаем, – писал он, – это не просто конец холодной войны или окончание конкретного периода послевоенной истории, но это конец истории как таковой: то есть, конечная остановка идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии в качестве конечной формы организации человеческого общества». В 1996 г. публицист «Нью-Йорк Таймс» Томас Фридман пошел еще дальше, назвав повсеместное распространение закусочных «Макдональдс» способом предотвращения конфликтов: «Когда страна достигает определенного уровня экономического развития, когда образуется достаточно большой средний класс, чтобы можно было открывать безубыточные рестораны сети “Макдональдс” – она становится страной “Макдональдса”, а люди в странах, где процветает эта сеть, не любят войны; они предпочтут встать в очередь за очередным бургером».

Подобная философия привела к странному объединению крестоносцев-неоконсерваторов на правом фланге с либеральными интервенционистами на левом. Вместе они убедили целый ряд американских президентов попытаться распространять капитализм и либеральную демократию в мире посредством оружейных стволов. В 1999 г. Билл Клинтон разбомбил Белград, чтобы заставить его освободить Косово. В 2003 г. Джордж Буш-младший вторгся в Ирак для свержения Саддама Хусейна. Когда обоснование вторжения оказалось несостоятельным, поскольку американские войска так и не нашли там оружие массового уничтожения, Буш объявил о новой миссии: «построить прочную, мирную и процветающую демократию». По словам Кондолизы Райс, которая в то время была его помощником по национальной безопасности, «Ирак и Афганистан находятся в авангарде усилий по распространению демократии, толерантности и свободы на всем Большом Ближнем Востоке». А в 2011 г. Барак Обама приветствовал «арабскую весну» как вестницу демократии на Ближнем Востоке и попытался поддержать это движение, разбомбив Ливию и свергнув ее жестокого лидера Муаммара Каддафи.

Мало кто в Вашингтоне тогда задумывался над тем, что во всех этих случаях однополярная держава применяла военную силу для насаждения либерализма в странах, правительства которых не могли нанести ответный удар. С тех пор как мир перевернул новую страницу истории, уроки прошлого о последствиях такого поведения просто игнорировались. Как теперь понятно, окончание холодной войны создало однополярный момент, но не ознаменовало начало однополярной эры. Современные внешнеполитические элиты с удивлением наблюдают за стремительным усилением авторитарного Китая, который сегодня соперничает на равных или даже превосходит США во многих областях, а также за нелиберальной ядерной Россией, готовой использовать армию для изменения границ в Европе и баланса сил на Ближнем Востоке. Гораздо медленнее и мучительнее до них доходит тот факт, что доля Соединенных Штатов в мировом раскладе сил снижается. Если измерять экономику по паритету покупательной способности, то американская экономика сразу после Второй мировой войны обеспечивала половину мирового ВВП, после окончания холодной войны – уже менее четверти, а сегодня – только одну седьмую. Подобный закат могущества страны, ключевой стратегией которой всегда были огромные ресурсы как ответ на любые вызовы, ставит под сомнение условия ее лидерства.

Это неприятное открытие о возвращении истории бросается в глаза в Стратегии национальной безопасности и Национальной стратегии обороны, выпущенных администрацией Трампа в конце прошлого и начале этого года соответственно. В НСО отмечается, что на протяжении десятилетий однополярного мира «США имели неоспоримое или явное превосходство во всех областях». Как следствие, «мы могли развертывать войска когда хотели, собирать их когда хотели, и действовать как считали нужным». Но сегодня, как отмечается в СНБ, Китай и Россия «размещают военные подразделения и оружие, призванное ограничить доступ Америки к театру военных действий во время кризиса и оспорить нашу способность беспрепятственно действовать». И делается вывод, что ревизионистские державы «пытаются изменить мировой порядок в свою пользу».

Американский эксперимент

В течение большей части своей 242-летней истории американцы признавали, что приоритет следует отдавать обеспечению свободы на родине, а не участию в зарубежных кампаниях. Отцы-основатели остро сознавали, что правление на принципах свободного самоуправления граждан – шаткое и опасное предприятие. Среди наиболее жестких из стоящих перед ними вопросов было создание правительства, достаточно сильного для того, чтобы обеспечить права американцев на родине и защитить их от врагов за рубежом, но в то же время не настолько сильного, чтобы начать злоупотреблять властью.

Их решение, как писал исследователь президентской власти Ричард Нойштадт, заключалось не только в «разделении властей» на исполнительную, законодательную и судебную ветви, но и в «разделении институтов, распределяющих власть между собой». Конституция была «приглашением к борьбе». И президенты, члены Конгресса, судьи и даже журналисты с тех пор не перестают бороться друг с другом. С самого начала предполагалось, что этот процесс будет малопривлекательным. Судья Верховного суда Луи Брендайс объяснил людям, разочарованным задержками, тупиками и даже идиотизмом – следствием этих сдержек и противовесов, что цель основателей состояла не в обеспечении «эффективности управления, а в предотвращении произвола властей». С тех ранних лет американский эксперимент в области самоуправления никогда не прекращался. Не раз он был близок к провалу. Когда Авраам Линкольн спросил, «может ли такая страна или любая другая образованная таким же образом страна долго просуществовать», вопрос был не риторический. Однако Соединенные Штаты вновь и вновь демонстрировали способность к обновлению и возрождению из пепла; нередко это было сродни чуду. Проходя через тяжелые испытания, американские лидеры помнили, что их важнейшая задача – доказать, что либерализм может прижиться по крайней мере в одной стране.

Почти два столетия это означало отказ от иностранных интервенций и предоставление других стран их участи. Отдельные американцы могли симпатизировать революционному кличу французов «Свобода, равенство, братство!»; американские торговцы колесили по всему миру, а американские миссионеры пытались обратить людей на всех континентах. Но если вставал выбор: когда и где проливать кровь и тратить деньги – правительство отдавало предпочтение Соединенным Штатам. Лишь после Великой депрессии и Второй мировой войны американские стратеги пришли к выводу, что выживание страны требует более деятельного участия во внешней политике. Лишь когда они заметили усилия Советов по созданию империи, представляющей неприемлемую для США угрозу, они начали создавать и поддерживать альянсы и организации для ведения холодной войны. В рамках усилий администрация Трумэна издала документ, описывающий принципы национальной политики в сфере безопасности, под названием НСБ-68. В нем обобщалась стратегия США времен холодной войны, а главной задачей объявлялось «сохранение Соединенных Штатов как свободной страны с незыблемыми фундаментальными ценностями и институтами».

Довлеет дневи злоба его

Одной из существующих сегодня потенциально смертельных угроз для мирового порядка называется Трамп, но это не самая серьезная опасность. Его отказ от инициатив, отстаиваемых прежними администрациями и нацеленных на ограничение выброса в атмосферу парниковых газов, а также на развитие мировой торговли, вызывает беспокойство, а его непонимание силы единства с союзниками действует на нервы. Вместе с тем подъем Китая, возрождение России и снижение доли США в глобальной мощи – вызовы гораздо более серьезные, чем Трамп. Кроме того, невозможно уйти от вопроса: Трамп – это симптом или причина?

Когда я недавно посетил Пекин, высокопоставленный китайский чиновник задал мне неудобный вопрос. Допустим, сказал он, что, как считает большая часть американской элиты, характер и опыт Трампа делают его непригодным для выполнения обязанностей руководителя великой страны. Но кого тогда винить в том, что он стал президентом? Самого Трампа и его авантюризм, благодаря которому он одержал победу, или политическую систему, которая позволила ему это сделать? Никто не отрицает, что в нынешнем виде правительство США не справляется со своими функциями. Еще задолго до Трампа политический класс, начавший нескончаемые и безуспешные войны в Афганистане, Ираке и Ливии, а также виновный в финансовом кризисе и Великой рецессии, дискредитировал себя. Эти катастрофы больше подорвали доверие к либеральному самоуправлению, чем это мог сделать Трамп в самых буйных фантазиях своих критиков, если не считать роковой ошибки, которая могла бы привести к катастрофичной войне. Таким образом, главный вызов, стоящий сегодня перед американцами, верящими в демократическое управление, – это восстановление действенной демократии в своей стране, ни больше ни меньше.

К счастью, для этого не нужно обращать китайцев, русских или кого бы то ни было в нашу веру, не нужно убеждать их, что свобода и демократия – главные ценности человечества. И для этого не нужно насаждать демократию в авторитарных зарубежных странах. Вместо этого, как сказал Кеннеди в своей речи на выпускной церемонии Американского университета в 1963 г., достаточно поддерживать мировой порядок «безопасным для многообразия» как либеральных, так и нелиберальных режимов. Это будет означать адаптацию усилий США за рубежом к реалиям сегодняшнего мира, где у других стран имеются противоположные взгляды на государственное управление, поэтому они стремятся установить свои мировые порядки на основе собственных правил. Чтобы добиться хотя бы минимальной упорядоченности, допускающей подобное многообразие, требуется полет стратегического воображения, выходящего далеко за рамки общепринятых мнений – подобно стратегии холодной войны, выработанной в течение четырех лет после Длинной телеграммы Кеннана, которая стала следствием Вашингтонского консенсуса 1946 года.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 4, 2018 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714101 Грэм Эллисон


Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714099 Тимофей Бордачев

«Две войны» Запада и Россия

Природа международного кризиса и что это значит

Тимофей Бордачев - кандидат политических наук, директор Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», директор евразийской программы Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Резюме Отношения России с Западом не имеют шансов на улучшение в обозримой перспективе. Это снимает проблему неопределенности намерений – наиболее важный методологический вопрос в теории международных отношений. Намерения в отношении России, Китая или Ирана понятны, что создает небывалую определенность в мировой политике.

Среди различных способов разрешения конфликтов и установления мира исторически наименее распространенным является соглашение с участием всех заинтересованных сторон. Даже такие классические примеры урегулирования не на поле боя, а за столом переговоров, как Венский конгресс 1815 г., были, в сущности, собраниями победителей. Хотя результат на условиях «всеобщей неполной удовлетворенности» и был достигнут посредством возвращения в европейский баланс побежденной Франции. Однако в остальном Конгресс оказался инструментом прагматичного перераспределения территорий, а не конструирования «светлого будущего». Принцип монархической легитимности и взаимного признания, конечно, сыграл роль во всеобщем мире (противоположность всеобщей войны), воцарившемся на 99 лет. Но сама по себе сделка государей стала возможна только после военной победы, уничтожившей их противника Наполеона.

К обществу и сообществу

Политическая история Запада – две с половиной тысячи лет перманентной борьбы внутри и с внешним окружением. Первым значимым сражением «внешней» войны стала битва при Марафоне в 490 г. до н. э., когда греческие полисы отразили вторжение Персидской империи. Последовавшие греко-персидские войны фактически завершились только с походом на Восток Александра Македонского. Он разрушил великую державу Ахеменидов и закончился на берегах Гидаспа, где произошло первое военное столкновение Запада и индийской цивилизации. В XI–XIII веках народы Европы пришли с оружием на Ближний Восток в отчаянной, хотя и обреченной, попытке захватить Святую землю. Но настоящий перелом произошел в XV–XVI столетиях, когда военно-техническое преимущество Запада над остальным миром стало подавляющим. Осенью 1502 г. каравеллы Васко да Гамы обратили в руины порт Кожикоде. Торговля между Востоком и Западом окончательно сместилась на океанские пространства, контролируемые европейцами, а Евразия превратилась в глухую и отстающую периферию.

Результатом многовековой борьбы стало установившееся 500 лет назад практически безраздельное политическое и военное доминирование Европы, а затем и Америки в мировых делах. Распространение вестфальской системы как универсального образа международного общения не происходило полюбовно – путем включения новых стран и народов, принятия ими общих правил. Оно осуществлялось через завоевание более сильными и успешными тех, кто был не готов отстоять независимость и воспользоваться суверенитетом. Исключения единичны и уникальны – Россия и Япония, сами вступившие затем на путь экспансии. При этом Япония в ХХ веке суверенитет частично утеряла. И если Европа свое глобальное значение утратила в результате двух катастроф минувшего столетия – Первой и Второй мировых войн, то Америка борьбу продолжает.

Дату первой битвы внутренней войны Запада установить невозможно. Однако то, когда состоялось ее последнее сражение, известно доподлинно. Последним актом «внутренней» войны стала центральноевропейская операция союзников 22 марта – 11 мая 1945 г., когда армии Соединенных Штатов, Великобритании и Франции заняли западную часть Германии и часть Австрии. А ее наиболее важным эпизодом в масштабах человечества стала Тридцатилетняя война 1618–1648 гг., 400-летие начала которой приходится на нынешний год. В результате этой самой важной войны в истории возник тот мир, в котором мы живем. То есть чисто внутренний эпизод (ни Россия, ни Китай, ни Индия в конфликт вовлечены не были) истории Запада оказался событием глобального значения. С этим, видимо, связана и установившаяся традиция отождествлять достижения Запада с достижениями всего человечества.

Итак, перманентный до этого внутренний конфликт завершился в 1945 г., пока, по меньшей мере. В середине прошлого века возникло уникальное сообщество, отношения между участниками которого строятся на иных, нежели в международной системе вообще, принципах. Это сообщество ценностей и интересов, собственно, и является физическим содержанием устоявшегося в публицистике понятия «Запад». В интеллектуальном плане оно было концептуализировано авторами «английской школы» теории международных отношений во второй половине ХХ века. Такие представители этого направления, как Хэдли Булл и Барри Позен, ввели в употребление понятия «международное сообщество» и «международное общество». Отношения между государствами внутри сообщества основаны на страхе неограниченного насилия и более совершенны, чем вне его. А «международное общество» продолжает жить по традиционным анархическим и эгоистическим правилам.

Примечательно, что после завершения первой холодной войны в 1991 г. была предпринята политическая и интеллектуальная попытка распространить понятие «международное сообщество» на всю совокупность государств. Установившийся в тот период т.н. либеральный мировой порядок в политическом измерении опирался именно на гипотезу о существовании целостного международного сообщества, выразителями интересов и ценностей которого является сплоченная группа западных государств во главе с США. Это было адекватно возникшей после распада СССР ситуации и даже в чем-то справедливо. При балансирующей на грани коллапса России и «копящем силы в тени» Китае кто-то должен был брать на себя ответственность. Более того, выступая от имени всего человечества, а не только своего собственного, Запад в своих глазах поступал даже благородно. Во-первых, он отказывался от многовековой традиции наслаждаться плодами победы. Во-вторых, любезно предлагал остальным присоединиться к победителям. Естественно, на тех условиях, которые победители могли предложить, обеспечивая приоритетность своих интересов. Отказ России, хотя и обусловленный объективными факторами, сделать это был воспринят с глубочайшим разочарованием, которое находится в сердцевине современного отношения к Москве подавляющего большинства в американском истеблишменте.

При этом в российской научной и экспертной дискуссии вопрос о том, как страна может стать участником этого «международного сообщества», был и остается одним из наиболее обсуждаемых. До конца 2000-х гг. этому вопросу посвящалось множество статей, докладов и книг. Спектр рецептов варьировался в самом широком диапазоне. Высказывались идеи о простом вхождении в Запад на основе фактически младшего партнерства (что обеспечивало бы определенный учет российских интересов) и восприятия ценностей. Но одновременно возникали и более экстравагантные концепции партнерства на равных и его институционального оформления в виде в том числе союза России и Европы. Однако Запад – это не только сообщество, основанное на ценностях и интересах, но и режим, гарантом существования которого остается наличие гегемона. Роль его всегда исполняли США, располагавшие ресурсами многократно большими, нежели другие участники. И исключительная адаптивность европейцев к зигзагам американской политики говорит в пользу неизменности объективных причин такого порядка вещей. Россия готова была принять ценности и даже разделить с Западом общие интересы – именно на этом делали и делают упор сторонники доктрины присоединения к Западу. Но вот участие в режиме изначально было совершенно невозможным. Несколько предложенных церемоний посвящения, как, например, в 1998–1999 гг. в связи с событиями вокруг Югославии, Москва успешно провалила.

Частично или полностью включенными в международное сообщество Запада оказались даже отдельные социальные модели, исповедующие другие ценности, нежели Европа и ее продолжение в Новом Свете. Например, Япония, Южная Корея или Сингапур. Поэтому пока предопределенность сохранения их в строю союзников Соединенных Штатов связана не с уникальной природой отношений между ними, а с военно-стратегическими соображениями локального характера. Другими словами – абсолютной зависимостью от Вашингтона как защитника и гегемона. Смогут ли эти страны оставаться частью Запада в случае (пока не просматривающемся) их военно-стратегической эмансипации – вопрос открытый.

Кто ревизионист?

Эти «две войны» – внутренняя и внешняя – определили поведение и стратегическую культуру стран Запада. В такой же степени, как Степь диктовала стратегическую культуру России во времена раннего Московского государства, а большая удаленность от других центров силы – привычки Китая и Индии. Для России соседство со Степью сделало неизбежной стратегию практически перманентной экспансии и собирания земель. У китайской и индийской цивилизаций географическая удаленность воспрепятствовала выработке навыков действовать в союзах – расположенный настолько далеко партнер просто не имел физической возможности прийти на помощь. Сейчас все три важнейшие стратегические культуры не-Запада сталкиваются с обстоятельствами, вынуждающими их адаптироваться.

Территориальная экспансия России ограничена собственной демографией и международной политикой в Евразии. В результате исторического поражения в холодной войне и резкого снижения возможностей России вдоль ее границ возникло множество новых суверенных государств вкупе с разнообразными интересами крупных внешних игроков. Поэтому Россия уже не полагается на силу, а строит международные институты, выступает с многосторонними инициативами. Такими, как, например, Большая Евразия – стратегический план формирования на евразийском пространстве международного сообщества, плотность которого будет выше, а отношения между участниками – теснее, чем с третьими сторонами.

Индия и Китай постепенно становятся уже не объектом политики других – России и Запада, а самостоятельными источниками экспансии регионального и глобального значения. Экспансия должна принимать современные формы многостороннего сотрудничества, иначе она неизбежно приведет к жесткому противодействию со стороны их малых, средних и даже великих соседей. Попытки уравновесить Китай можно наблюдать уже сейчас, когда Индия и Япония приветствует продвигаемые США концепции.

Трюизмом является утверждение, что европейская теснота – от греческих полисов до суверенных монархий XVII века – всегда была идеальным ландшафтом для конфликта. Отсюда задиристость европейских народов и одновременно их удивительная мобильность и гибкость в вопросах создания коалиций более или менее стабильного свойства. Обширные территории вовне исторически выглядели пространством экспансии и колонизации. За всю историю Европы она только два раза сама становилась объектом масштабного внешнего вторжения. В 711–732 гг. арабы Омейядского халифата захватили почти всю территорию Иберийского полуострова и дошли до Луары, пока не были отражены франками в битве при Пуатье. В XIV–XVII веках Европа подверглась вторжению турок-османов, решающим эпизодом которого стала Великая турецкая война 1683–1699 гг., после которой вторжения Европе уже никогда не угрожали. Все силы уходили на внутреннюю борьбу или внешнюю экспансию. В начале XVIII века возможность такой экспансии на востоке была прочно заблокирована Россией. Московское царство, Российская империя и СССР сами продвигались в западном направлении, успешно присоединив части Европы. На остальных географических векторах Запад не встречал практически никаких ограничений и непрерывно оставался источником экспансии. Два «длинных века» – восемнадцатый (1648–1789 гг.) и девятнадцатый (1789–1914 гг.) – могущество Запада растекалось по миру и к моменту своего заката заняло всю обитаемую сушу за исключением России и Японии.

Перманентный внутренний конфликт оставался нормой до тех пор, пока имелись силы, а внешней угрозы не было. Колыбель Запада – Европа постепенно слабела и после сокрушительной для себя первой половины ХХ века внутреннюю борьбу закончила. При поддержке США возник феномен европейской интеграции – наиболее цивилизованная за всю историю форма межгосударственных отношений. Этот проект стал спасением для европейских элит и необходимой «перезагрузкой» всей политической системы. Но последствия «второй тридцатилетней войны» оказались для Европы принципиально другими, нежели первой в XVII веке. Если 400 лет назад внутренний конфликт позволил европейцам создать правила, которые они потом распространили на весь мир, то события 1914–1945 гг., наоборот, привели к потере европейскими государствами глобального значения. Европа с тех пор, по выражению Раймона Арона, должна была одновременно делать много ставок. Возник и самый устойчивый военный блок в истории – Организация Североатлантического договора (НАТО).

При этом в обоих случаях – и в первой, и во второй Тридцатилетних войнах – источником конфликта служили силы, обойденные в сложившейся системе прав и привилегий. В XVII веке инициаторами конфликта выступили «восходящие державы» той эпохи – североевропейские государства и Франция, недовольные доминированием Габсбургов в Центральной Европе. В ХХ столетии такую же роль сыграли другие «восходящие державы» – Германия, Италия и Япония, недовольные разрывом между своими увеличившимися возможностями и недостаточным влиянием и престижем. Не случайно великий историк и политический философ Эдвард Карр констатировал в 1939 г.: «То, что получило всеобщее определение как “возвращение силовой политики”, было на самом деле концом силовой монополии, которой располагали до этого державы статус-кво».

Сейчас, в первой четверти XXI века, силовая монополия нарушена не только в традиционном, военном, измерении. Российская операция в Сирии впервые после 1991 г. ограничила США в праве произвольно использовать смену режима как наиболее простой способ решения внешнеполитических проблем за пределами «международного сообщества» Запада. Китайская стратегия «Пояса и пути» может стать концом монополии Запада в области экономической и «мягкой» силы. В последние годы экономическое могущество КНР и готовность его распространять привели к тому, что у малых и средних стран за пределами китайской периферии появилась альтернатива международным экономическим институтам, контролируемым Соединенными Штатами и их союзниками.

Однако парадоксальным образом инициатива конфронтации по-прежнему принадлежит тем, кто вроде бы должен держаться за существующий порядок вещей. На этот парадокс указывал в статье 2015 г. Рэндалл Швеллер: «Именно гегемоны – как недавно коронованные, так и перспективные (данный тип государства, насколько мне известно, вообще не обсуждался в литературе) – больше всего годятся на роль ревизионистских государств и наиболее к этому мотивированы». Как раз поэтому сейчас, как, собственно, и все годы после завершения первой холодной войны, к силовой политике наиболее активно обращались именно те государства, которые вышли из нее победителями. Это США и их европейские союзники. Количество вооруженных интервенций, осуществленных ими за 27 лет, несопоставимо с аналогичными деяниями России, Китая, который вообще ни с кем не воевал, и вообще всех остальных стран мира. Это заставляет согласиться со Швеллером в том, что подлинными ревизионистами, стремящимися пересмотреть международные порядки в более комфортную для себя сторону, являются именно державы Запада.

При этом изначально их ревизионистский напор был обращен к самим основам международного порядка, поскольку, добившись успеха в первой холодной войне, они чувствовали себя вправе перестраивать мир в соответствии с собственными представлениями, интересами и ценностями. Не случайно в 1990-е и первой половине 2000-х гг. было так много разговоров о «конце Вестфаля» и появлении новой системы координат, в том числе отмирании классического суверенитета. Как подметил в свое время Карр, больше всего о снижении значения суверенитета говорят те, кто свой суверенитет способен защитить. Сейчас дело принимает еще более увлекательный оборот. Во главе движения вновь встали главные ревизионисты мировой истории – США, провозгласившие устами эксцентрика Трампа стратегию извлечения односторонних выгод. Таким образом произошло окончательное возвращение к в принципе классической для мировой истории борьбе не за ценности, а за ресурсы и доминирование.

Со своей стороны, Россия никогда к пересмотру формальной стороны мирового устройства не призывала. Наоборот, вплоть до 2014 г. она неустанно подчеркивала на официальном и экспертном уровне, что международное право нужно соблюдать, а Совет Безопасности ООН – единственный легитимный орган международного сообщества. Аналогичным образом действовал и Китай. Хотя Пекин и создавал международные финансовые институты, параллельные тем, которые контролируют США, он никогда не ставил под сомнение институты политические. Либеральный мировой порядок, существовавший до последнего времени, экономически полностью устраивал Китай, позволяя ему копить силы и постепенно позиционировать себя в качестве альтернативного Западу источника ресурсов развития для средних и малых государств. В каком-то смысле эффективно паразитировать на глобализации, забирая у ее властелина – Соединенных Штатов – ресурсы и рабочие места. Но сейчас благословенные времена для Пекина закончились.

Еще один парадокс заключается в том, что борьба Россия с Западом исходит из презумпции необходимости установить некие правила игры. Формально новые, но фактически речь идет просто о соблюдении Западом требований, существующих со времен Вестфальского мира 1648 г., – не вмешиваться во внутренние дела, уважать суверенное равенство и не стремиться к силовому доминированию над другими. Это, кстати, ставит Москву в заведомо более уязвимую позицию в условиях разворачивающейся второй холодной войны. Потому что в рамках привычных представлений о целеполагании во внешней политике целью борьбы является максимизация выигрышей, то есть победа, а не соглашение или сделка. Соглашения фиксируют результат противостояния, но ни в коем случае не определяют его цели и задачи. Россия же, которую подозревают в ревизионизме, на деле стремится к договоренности. Однако, если рассуждать в категориях классической науки о международных отношениях, ее подход может быть воспринят как позиция относительной слабости. Взывая к уму и даже сердцу партнеров в США и Европе в условиях уже начавшегося конфликта, можно остаться неуслышанным.

Оговоримся, что соглашение может стать целью борьбы, только когда противники без оговорок признают легитимность друг друга. Как это было, например, во время самой яркой «дипломатической» войны за последние 400 лет – Крымской (1853–1856 гг.). Тогда целью главного игрока – императора Наполеона Третьего – было не реализовать экстравагантные планы Пальмерстона по отторжению у России Польши, Прибалтики, Крыма и Кавказа, а восстановить баланс сил в Европе. Что он успешно и сделал после занятия Севастополя. Заметим, кстати, что в середине XIX века противники России, как и сейчас, действовали в составе коалиции. Но в позапрошлом веке в основе отношений лежала монархическая легитимность, исполнявшая функцию сродни современному Уставу ООН – ограничивать произвол более сильных государств. К возвращению такой взаимной легитимности и призывают сейчас Россия и Китай.

Другое дело – Соединенные Штаты и их союзники. После 1991 г. они системно и последовательно нарушали базовые принципы международного общения и международного права. По-своему резонно, исходя из тезиса афинских послов в «Пелопонесской войне» Фукидида: «сильные делают то, что хотят, а слабые – то, что им позволяют сильные», а тем, кто слабее, «лучше подчиниться, чем терпеть величайшие бедствия». Это не сработало в случае с маленькой и совсем уже «отмороженной» Северной Кореей, зато получилось в случае с формально более весомым Ираком. Югославия – достаточно крупное европейское государство – была демонстративно демонтирована при активной помощи стран Европейского союза, которые без промедления признавали откалывающиеся республики бывшей федерации. Данный случай вообще уникален в европейской истории – крупнейшие державы Европы пошли на осознанное уничтожение суверенного государства.

В период 2003–2011 гг. страны Запада осуществили прямые вооруженные интервенции в Афганистане, Ираке и Ливии – в последних двух случаях результатом стало физическое уничтожение глав государств. Похожий сценарий готовился и для Сирии, но столкнулся с неожиданным препятствием – режим Башара Асада поддержали Иран и, что сыграло решающую роль, Россия. Наконец, после нескольких лет последовательного ухудшения отношений, в прямую конфронтацию втянули Россию. Поддержка Западом в феврале 2014 г. государственного переворота в критически важной для России стране не оставляла Москве выбора. А в конце 2017 г. противником США официально объявлен Китай, который вообще вел себя мирно по сравнению с относительно задиристой Россией. В ответ на жесткую позицию по Украине Россию обложили мерами экономического давления и периодически пытаются изолировать. Против Китая медленно, но последовательно разворачивается торговая война.

В каждом из приведенных примеров Запад действовал проактивно, инициатива обострения всегда принадлежала Соединенным Штатам и их союзникам. То, что мы наблюдаем сейчас – не контратака Запада в буквальном смысле этого понятия. Контратака следует за атакой, а на Запад никто не нападал. «Восходящие державы» Китай и Россия усомнились в праве США и их союзников узурпировать вопросы международной безопасности, сравнительно скромно ответили там, где агрессивность превысила все возможные пределы. Но системной борьбы никто не начинал и начинать не думал. Западные державы сами стали ее инициаторами после исчезновения единственного сдерживающего фактора – могущественного СССР в 1991 году. Особенность Запада – его имманентный ревизионизм, присущая ему, по мнению Швеллера, «склонность к риску и решимость вносить изменения в существующий порядок», в том, что он не перестает бороться и никогда не самоуспокаивается, как говорят в России, «на печи». Эта борьба является естественным состоянием и не имеет альтернативы. Она прекращается, только когда противник исчезает с карты как автономная единица. Будучи, как правило, включенным в Запад. Наиболее ярким примером стала Япония после поражения во Второй мировой войне и американской оккупации.

Не просто холодная война

Новая «мирная» война характеризуется одновременно нежеланием всех значимых участников сползти к полномасштабному конфликту (в нем погибнут все) и созданием множества рискованных ситуаций, которые к такому конфликту могут привести. В этом отношении она схожа с последними десятилетиями первой холодной войны второй половины ХХ века. И это основная причина искушения их отождествлять. Но подобное отождествление стало бы, видимо, фатальным аналитическим упрощением с точки зрения как системных признаков нового глобального конфликта, так и возможных стратегических решений участников.

Возникшую ситуацию нельзя считать простым продолжением истории прошлой холодной войны. Как, например, Вторая мировая война стала продолжением Первой, мотивированным необходимостью скорректировать возникшие по ее итогам системные перекосы – недобитую Германию и несправедливо обойденную трофеями Японию. В случае стратегического поражения опять подняться России, скорее всего, не дадут. Наиболее радикальным вариантом может оказаться даже физический раздел страны. Но полностью изменился контекст, как внутри, так и вовне. Этого не произошло в межвоенные 1919–1939 гг., когда основные участники международной политики не менялись. Только Россия переоделась из императорского мундира в большевистскую тужурку.

Тактически и стилистически текущие события в отношениях Россия–Запад ближе к отношениям Запада и Советской России в 1920–1930-е годы. Стратегически же сейчас с момента завершения холодной войны изменилось все. Во-первых, в новом этапе «внешней» войны Запада отсутствует ярко выраженная идеологическая составляющая. Противник не исповедует радикальную идеологию, отрицающую основы европейских ценностей. Более того, в мире растет ценностный плюрализм. Во-вторых, изменились все контексты. Уникальность ситуации, как уже многократно писали, в том, что адресатом политики США и их союзников по международному сообществу Запада является не локальная третьесортная диктатура, а одна из ядерных сверхдержав – развитая индустриальная Россия. За спиной которой стоит Китай.

Во второй половине ХХ века качественно отличался внутренний контекст, в рамках которого разворачивалось противостояние. На фоне подавляющей бедности в большинстве азиатских и не только стран только Запад мог предложить привлекательную модель экономического развития. Спору нет, помощь, которую СССР оказывал своим сателлитам, была значительной и в ряде случаев способствовала индустриализации. Однако сама экономическая модель, продвигаемая Москвой, не могла обеспечить устойчивого развития. Этим успешно воспользовался, в частности, Китай, решив параллельно задачу подстраховаться от угрозы с Севера. После десятилетий бедствий – войны, «большого скачка» и культурной революции – во второй половине 1970-х гг. власти КНР приняли решение перейти к политике экономической открытости.

Сейчас ресурс экономической «вестернизации» стратегически важных государств Азии в значительной степени, если не полностью, исчерпан. Да и сама Россия, хотя ей критически не хватает роста, уже – спасибо рыночной экономике – не бедная страна с отсутствующей туалетной бумагой и гнилой картошкой в овощных магазинах.

С другой стороны, на самом Западе закончился уникальный для истории капитализма период, когда неизбежное неравенство распределения доходов компенсировалось сногсшибательным экономическим ростом 1940-х – 1970-х годов. Сейчас запасы преимущественно исчерпаны, результат – рост популизма и неуверенность населения. Попытки гальванизировать общество через конфликт, в данном случае с Россией, материально подкрепляются слабо.

Внешний контекст также подвергся радикальной трансформации. Век Европы закончился в 1914 г., век Америки заканчивается на наших глазах, веку Китая не бывать – сдерживать его будут все. Но XXI век станет веком Азии, когда системообразующие конфликты будут происходить в самой населенной части земли. Новая мировая политическая география имеет совершенно определенное физическое измерение – выход Китая и Индии в число держав мирового порядка и заявление ими мировых же амбиций.

Потребовалось более чем полтора столетия для того, чтобы включение Китая в Вестфальскую систему привело к началу фундаментальных изменений принципов и условий ее развития. После обретения независимости в 1947 г. в вестфальскую систему включена Индия. Но фактором, влияющим на положение дел и расстановку сил в мире, это стало только сейчас. Китай и Индия – важнейшие участки «Римланда», контроль над которым, согласно классической геополитике, позволяет океаническим державам сдерживать континентальную Россию. Теперь эти две страны сами становятся уже не полем игры, а источниками глобальной и региональной экспансии. Как говорил Генри Киссинджер, возвышение Китая и Индии намного важнее для мировой политики, чем даже распад СССР. И именно оно, возможно, предопределило неизбежность синхронной атаки на Россию и Китай. Китай сдерживают, на Россию наступают в расчете победить и, полностью или частями, включить в режим «международного сообщества».

У Запада, безусловно, есть опыт одновременной успешной борьбы с двумя противниками (нацистской Германией и императорской Японией). Но тогда на его стороне выступала гигантская по своим природным, географическим и мобилизационным ресурсам Россия. Сейчас предпринимаются попытки сделать аналогичным союзником Индию. Но вероятность успеха зависит от того, насколько постоянное союзничество вписывается в индийскую стратегическую культуру. Пока результат не очевиден. А резкие действия Соединенных Штатов, угрожающие военно-техническому сотрудничеству Индии и России, уже вызвали раздражение Дели. Национально ориентированное правительство Нарендры Моди не может позволить даже таким могущественным державам, как США, диктовать себе, с кем вести дела, а с кем нет. У Соединенных Штатов меньше возможностей надавить на Индию, чем на Россию, не говоря уже о Китае, тесно связанном с Вашингтоном экономически, или о европейцах, полностью зависимых от американских союзников. Товарооборот Индии и США в 2017 г. составил 76 млрд долларов, что почти в 10 раз меньше американского товарооборота с Китаем. А главное – Индия не нуждается в Америке для обеспечения своей национальной безопасности. Вашингтону же хорошие отношения с Дели необходимы в контексте большой антикитайской игры.

Ясность намерений

Внешние и внутренние условия, в которых сейчас разворачивается конфликт, не предопределяют его исход в пользу одного из вовлеченных противников. Именно это, возможно, двигает решимостью России, вызывающей искреннее возмущение на Западе. И поэтому еще один, к сожалению, трюизм – отношения России с Соединенными Штатами и их союзниками вряд ли имеют шансы на улучшение в обозримой перспективе. Это снимает проблему неопределенности намерений – наиболее важный методологический вопрос в теории международных отношений со времен Фукидида. Сейчас намерения американского блока (в том числе Европы, которая постоянно колеблется и пытается играть разные партии) в отношении России, Китая или Ирана предельно понятны, что создает небывалую определенность в мировой политике в целом.

Москве, вероятно, следует стремиться к тому, чтобы выработать стратегические привычки, которые помогут извлечь выгоду из изменений внутреннего и внешнего контекста. Необходимо с большей осторожностью относиться к идее о возможности установления статус-кво и новых правил игры. Это невозможно просто потому, что прекратить борьбу на «внешнем» фронте Запад может, только инкорпорировав противника внутрь себя на тех или иных условиях, как это произошло с Германией в 1945 г. и предлагали сделать наиболее мудрые западные политики и ученые в отношении России после 1991 года. Тогда эти советы не послушали. Аналогичная стратегия, только другими средствами, проводилась в отношении Китая после начала рыночных реформ. Американские и китайские стратеги вели своеобразное соревнование. Китаю нужно было мирно наращивать мощь до того времени, когда для победы уже не потребовалась бы война, а США – поддерживать развитие рынка до объема, ведущего к неизбежности политической либерализации. Перелом, как констатируют видные российские китаисты, произошел на наших глазах. В Пекине поняли, что «держаться в тени» более невозможно, а в Вашингтоне – что развитый Китай не будет комфортным партнером по причинам стратегического характера. В принципе либеральные иллюзии 1990-х гг. дали Китаю два с половиной десятилетия форы.

Вряд ли можно рассчитывать на институциональные решения в форме международной конференции в формате Хельсинки-2. Запад выступает как коллектив с достаточно высокой степенью солидарности и дисциплины по важнейшим вопросам. «Философия Хельсинки» стала фундаментом поражения СССР в первой холодной войне, а судьба ОБСЕ после ее завершения показала всю ограниченность институциональных решений. Вариант соглашения на основе «всеобщей неполной удовлетворенности» (совершенно нетипичного для стратегической культуры Запада) гипотетически достижим только в условиях, когда Соединенные Штаты осознают, что победа невозможна. Собственных материальных ресурсов России недостаточно, чтобы создать такие условия, но история работает на нее, как бы эмоционально это в современных обстоятельствах ни звучало.

Новый глобальный контекст актуализирует необходимость внимательно прислушиваться к тому, как действия США и их союзников влияют на стратегические планы тех, кто пока остается основным получателем выгод от противостояния Запада с Россией, т.е. крупнейших стран Азии – Китая и Индии. Пока их устраивает положение вещей, но системные сдвиги, к которым может привести тотальность антироссийской компании Запада, вероятно, скажутся и на процессах, особенно в экономике, позволивших Пекину и Дели смотреть в будущее с оптимизмом. Обе державы достаточно индифферентны в отношении конфликта Россия–Запад. Однако вероятность «осыпания» существующей инфраструктуры глобализации может обесценить для них многие элементы отношений с Западом. Реакция Дели на новые санкционные действия Вашингтона в этом отношении показательна.

Внимательного наблюдения, видимо, заслуживает слабейший из игроков – Европа и ее ведущие державы – Германия и Франция. Сейчас Европа, вероятно, переживает третью за сто лет геостратегическую катастрофу. Втянувшись в 2014 г. в конфликт с Россией, западноевропейцы поставили себя в фатальную зависимость от США и их союзников в Восточной Европе, сократив поле для маневра до минимальных размеров. Результатом третьей катастрофы может оказаться полная утрата не только стратегической субъектности, но даже автономии. Однако произойдет это не сразу, Берлин и Париж будут пытаться лавировать, хотя бы тактически. Это лавирование также стоит использовать для создания упоминавшихся выше условий нового мира.

Важнейшие тенденции развития международной системы оправдывают ставку на относительную консолидацию широкого евразийского пространства. Для Запада объединенная и целостная Евразия представляет такую же угрозу, какую исторически для Франции представляла объединенная Центральная Европа. Как только германское единство впервые стало реальностью во второй половине XIX века, все претензии Парижа на гегемонию в Европе оказались бессмысленными. Россия уже предпринимала попытку объединить Евразию «железом и кровью» (под флагом коммунистической идеологии), и главным препятствием на этом пути оказался новый Китай, возникшии? в 1949 г. после 100 лет унижений. Сейчас Евразия может добиться относительной целостности через рациональное многостороннее сотрудничество основных держав, в центре которого китайско-российское взаимопонимание в области стратегических интересов. Внешнее давление и логика собственных глобальных амбиций должны двигать Китай в сторону ревизии подходов, традиционно отдающих предпочтение двустороннему сотрудничеству.

Наконец, необходимо корректировать собственные представления в отношении своего места и роли. Возникший конфликт Запада с Россией – это, скорее, первый эпизод гораздо более масштабных процессов адаптации Запада к новому внутреннему и внешнему контексту. Россия в немалой степени инструментальна. Это может задевать чувства россиян, поскольку не вполне отвечает их представлениям о себе как о центре международных процессов. Пока Москва стремится к тому, чтобы стать универсальным балансиром в международной системе, которая сформируется в ближайшие десятилетия. Но чтобы это стало реальностью, условия для уверенности нужно создавать внутри. Без постоянного наращивания внутренней устойчивости ставка исключительно на тактическую игру приведет к тому, что очередное изменение контекста лишит страну значения. Перефразируя автора известной телеграммы и статьи Джорджа Кеннана, можно без большого преувеличения сказать, что Россия должна быть благодарна Западу за ясность в отношениях. Однако в первую очередь за то, что впервые с начала XVII века ей создали условия для внутренней консолидации на основе приобретаемого самосознания самостоятельной единицы, уже не мечущейся между разными географическими направлениями.

Данная статья развивает и дополняет аргументы, изложенные в статье, подготовленной по заказу Валдайского клуба.

Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714099 Тимофей Бордачев


Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714098 Паскаль Додэн

О «мире от изнеможения»

Тридцатилетняя война: первая современная война?

Паскаль Додэн – старший политический советник в Международном комитете Красного Креста (МККК) в Департаменте политической и гуманитарной дипломатии.

Резюме Тридцатилетняя война – один из самых ранних из зафиксированных в истории примеров продолжительного конфликта, к которому неприменима обычная модель сражение-перемирие. Она сходна с осадными войнами сегодня, когда стороны пытаются измотать друг друга, но ни у одной нет ресурсов для решительной победы.

Четыреста лет назад, в 1618 г., в Северной Европе вспыхнул первый из серии конфликтов, положивших начало трем десятилетиям насилия, голода и болезней, которые распространились по всему континенту. То, что сегодня мы называем «Тридцатилетней войной», продолжалось до 1648 года. Вызванный этими событиями интеллектуальный переворот возвестил о начале нового мирового порядка и заложил основы правил ведения войны. Но имеются и другие, менее известные последствия. Благотворительная деятельность Св. Винсента де Пола стала началом гуманитарной работы, какой мы ее сегодня знаем. И существует множество параллелей между этим затянувшимся средневековым конфликтом и его современными эквивалентами – в Йемене, Южном Судане, Нигерии и Сомали, например – где трудно добиться устойчивых политических решений. Тридцатилетняя война глубоко изменила политический ландшафт и социальную структуру Европы. И именно это потрясение, а не военный конфликт сам по себе, привело к самым тяжелым человеческим потерям. Спустя почти четыре столетия Тридцатилетняя война учит нас, что продолжительный конфликт может вызывать голод и катастрофу для гражданского населения.

Избави нас, Господи, от войны, голода и язвы!

23 мая 1618 г. группа протестантов из Богемии во главе с графом Йиндржихом Матиашем Турн-Вальсассиной выбросила двух католических наместников и их секретаря из окна верхнего этажа Пражского града. Этот эпизод стал неожиданной искрой, из которой разгорелся огонь Тридцатилетней войны. Сначала начался Богемский мятеж, распространившийся на большие территории Европы. Он заставил испанские войска перейти через Альпы для проведения военной кампании в Нидерландах, чем была спровоцирована шведская оккупация Эльзаса, что кажется совершенно невероятным. XVII век был таким же непредсказуемым, переменчивым и сложным временем, как та эпоха, в которую мы живем сегодня. Легко себе представить, какое смятение эти события произвели в людских умах и как они перевернули устоявшийся нравственно-религиозный порядок. Та война поколебала мышление людей, спровоцировала интеллектуальную революцию, которая в конечном итоге стала началом эпохи Просвещения.

Люди долгое время находились под впечатлением Тридцатилетней войны, которая пустила глубокие корни в коллективной памяти и сознании. Многочисленные ссылки на этот конфликт есть в литературных произведениях – от автора плутовского романа «Похождения Симплициссимуса» Ганса Якоба Кристоффеля фон Гриммельсгаузена (1668 г.) до пьесы Бертольда Брехта «Мамаша Кураж и ее дети» (1939 г.), а также романа Артуро Перес-Реверте Гутьерреса «Солнце над Бредой» (1998 г.). И отголоски все еще слышны сегодня, когда на нас накатывает новая волна религиозного конфликта, который иногда может казаться противоречащим здравому геополитическому смыслу. В рамках данной статьи невозможно описать все перипетии Тридцатилетней войны. Сосредоточимся на главных событиях, сформировавших этот период истории.

Война началась с того, что император Священной Римской империи Фердинанд Второй попытался силой навязать своим подданным римско-католическую веру. События стали набирать обороты, когда серия военных кампаний и альянсов втянула большую часть Европы в полномасштабный конфликт. В войну вступили крупные европейские силы того времени: Священная Римская империя (управляемая династией Габсбургов), Католическая церковь, Савойский дом и разные немецкие княжества, а также армии Испании, Швеции, Дании и Франции, не считая других подразделений самой разной принадлежности. Война закончилась в 1648 г. Вестфальским миром – договором, который косвенным образом заложил принципы юридического равенства между государствами, невмешательства во внутренние дела и урегулирования споров. Тем самым был проложен путь к созданию нынешнего мирового порядка.

Тотальная война?

Тридцатилетняя война была сложным, продолжительным конфликтом с участием многих сторон, которые на современном политическом жаргоне называются государственными и негосударственными игроками. На практике это выглядело как ряд раздельных, но вместе с тем взаимосвязанных международных и внутренних столкновений с участием регулярных и нерегулярных вооруженных формирований, партизан, частных армий и наемников. Ввиду того что эти боестолкновения оказали глубокое, продолжительное влияние на Европу того времени, вовлекая разные слои общества на поле боя и вне его, их можно описать как образец тотальной войны.

Появились новые боевые подразделения – разнообразные отряды наемников и вооруженных мародеров, совершенно безнаказанно совершавших зверства и грабежи. И на первый план вышло новое поколение военных дельцов, таких как Альбрехт фон Валленштайн, стремившихся поддерживать вражду ради личной выгоды и использовать прибыль от первой кампании для финансирования следующей. В каком-то смысле война стала самостоятельной индустрией. Любители легкой наживы использовали любую возможность для расхищения средств и поддержания своей бизнес-модели, оставляя целые регионы опустошенными и не давая им возможности для быстрого восстановления.

Историческая хроника открывает перед нами цепочку военных кампаний и временных перемирий при посредничестве Католической церкви, перемежавшихся необычайно жестокими и кровопролитными сражениями, дерзкими набегами, во время которых войска далеко отходили от мест своей дислокации, углубляясь в тыл врага. Воцарившийся в итоге повсеместный хаос – осады городов, генеральные сражения, оккупации и жестокое подавление сопротивления – возымели сильное действие на большую часть Европы и особенно на Германию.

Крестьяне брались за оружие, поднимая мятежи против непосильного налогового бремени, против оккупационных войск и зверств наемников и праздношатающихся солдат, что приводило к кровопролитным столкновениям. Евреи подвергались гонениям, а беженцев безжалостно убивали в крупных городах, таких как Франкфурт и Майнц. По Южной Германии прокатилась волна судов над ведьмами. Безжалостные военные кампании и мобилизация войск привели к масштабному перемещению населения. Тиф и чума свирепствовали среди военных и гражданского населения. И все это происходило на фоне Малого ледникового периода, который больно ударил по сельскому хозяйству и привел к дефициту продовольствия.

Цена насилия

Единственное уцелевшее свидетельство того, какое влияние боевые действия оказали на людей – рассказы отдельных очевидцев, церковные записи и архивы местных властей. Из этих скудных летописей следует, что прямое насилие против гражданского населения применялось редко. Грабежи, опустошение крестьянских хозяйств и болезни причиняли людям больше страданий. Большинство историков и обозревателей соглашаются с тем, что гораздо больше людей умерло от тифа и чумы, чем от мушкетов и пушечного огня.

В 1620 г. Священная Римская империя потеряла 200 человек убитыми на поле боя у Белой горы на окраине Праги. Для сравнения – в том же году тиф или «венгерская лихорадка», как его называли в то время, привел к гибели более 14 тыс. солдат империи. Осадная война также унесла несчетное число жизней – только в Нюрнберге и Бреде ежедневно умирало по 100 человек. На протяжении конфликта были зафиксированы многочисленные вспышки чумы, которая достигла пика в 1636 г. в Лотарингии, где свирепствовала так называемая «шведская чума». В связи с перемещением большого числа людей, служивших переносчиками заболевания, чума опустошала в Европе целые провинции.

Некоторые полководцы ради финансирования своих военных походов обирали до нитки местное население и ввергали экономику целых областей в хаос. Более того, именно в эти годы в Европе впервые была осуществлена мобилизация в доселе небывалых масштабах. Чтобы хорошо кормить многочисленное войско, находившееся вдали от постоянных мест дислокации, требовалось большое количество провианта, который пользовался большим спросом. Князья и знать оплачивали расходы на мобилизацию солдат. Однако воюющие подразделения вводили местные налоги, отнимали имущество и грабили беззащитные селения ради содержания своих солдат. Численность некоторых армий росла за счет гражданского населения – в основном членов семей и слуг, которые занимались материально-техническим обеспечением военных формирований. В некоторых случаях на одного бойца приходилось четыре-пять гражданских лиц.

Человеческие жертвы

Считается, что Тридцатилетняя война унесла от четырех до 12 млн жизней. Около 450 тыс. человек пали на поле брани, но львиную долю поглотили болезни и голод. По имеющимся оценкам, погибло около 20% населения Европы, а в некоторых областях население сократилось на 60%. Эти цифры пугающе высоки даже по меркам XVII века. Для сравнения, Первая мировая война, включая вспышку испанки после заключения перемирия, унесла 5% населения Европы. Единственным сопоставимым примером были потери Советского Союза в годы Второй мировой войны, которые составили 12% населения страны. Человеческие жертвы Тридцатилетней войны оказались громадными, имели значительное и продолжительное влияние на число браков и рождаемость.

Согласно историческим источникам, например, одна только шведская армия разрушила 2200 замков, разорила 18 тыс. деревень и 1500 городов в Германии, уничтожив треть населенных пунктов страны. Особой жестокостью отличалось разграбление Магдебурга в 1631 г., когда погибло 24 тыс. человек – большинство из них заживо сгорели в своих домах. Масштаб зверств остается спорным вопросом, и мы не можем определенно сказать, что массовые убийства происходили планомерно. Однако факты говорят о том, что военизированные формирования использовали террор для подавления гражданского населения и грабеж был обычным делом.

Поселения соглашались выплачивать потенциальным агрессорам «пожарный налог» или другие поборы, чтобы их дома не спалили и не разграбили. Крестьяне искали убежища в городах, потому что возделывать землю было слишком рискованно. Например, в 1634 г. из 15 тыс. жителей городка Ульм 8 тыс. были беженцами, что очень похоже на положение дел в современном Ливане. В некоторых местах цена на пшеницу взлетела в шесть раз. К 1648 г. треть пахотных земель Европы были заброшены и не обрабатывались.

Какие уроки мы можем вынести из Тридцатилетней войны?

Историки едины относительно уроков Тридцатилетней войны. Некоторые утверждают, что она стала первым примером тотальной войны, ссылаясь на ее далеко идущее, глубокое и продолжительное влияние. Со всех точек зрения это была современная война – смесь конфликтов малой интенсивности и обычных сражений, которые мало напоминали средневековое рыцарство или «барочные войны» XVIII века. Некоторые обозреватели проводят политические параллели между религиозными войнами XVII века и конфликтами, происходящими сегодня во всем мире. Точка зрения, разделяемая по крайней мере некоторыми исследователями, что принцип вестфальского суверенитета сегодня размывается, порождает творческие аналогии. Например, несколько лет тому назад Збигнев Бжезинский назвал конфликт на Ближнем Востоке «тридцатилетней войной». А когда в 2011 г. молодой тунисский торговец совершил самосожжение, Ричард Хаас провел параллели с выбрасыванием из окна католических прелатов в Праге.

Некоторые экономисты, такие как Микаэль Кларе, утверждают, что мы вполне можем вернуться в эпоху нестабильности и военно-политического конфликта середины XVII века в связи с истощением ресурсов, изменением климата, из-за которого страдают многие люди, и перекраиванием государственных границ. А стратеги лелеют надежду, что соглашение вестфальского типа могло бы привести к продолжительному миру в некоторых регионах планеты. Хотя это привлекательная политическая аналогия, мы живем сегодня в другой среде. Мировой порядок и способы управления изменились. Всегда опасно сравнивать два эпизода, так далеко отстоящие друг от друга во времени. Сходство не говорит о том, что эти две эпохи можно сравнивать. Тех, кто ищет в прошлом объяснение современных событий, обычно обвиняют в наличии скрытых мотивов – найти любое оправдание своей политической повестке.

Опустошительные последствия гибридной войны

Наверно, самый важный урок Тридцатилетней войны следует искать в другом: она перекликается с сегодняшними конфликтами, в которых не удается найти долгосрочных политических решений. Документальные источники более чем трехсотлетней давности показывают, как далеко идущее и продолжительное насилие повлияло на социально-политическую систему. И трудно не провести параллели с современными конфликтами – в Афганистане, Демократической Республике Конго, Судане и Сомали.

В своем трактате «О войне» Карл фон Клаузевиц доказывал необходимость локальных, быстрых и решительных сражений для сдвига баланса сил. Однако Тридцатилетняя война – наверно, один из самых ранних из зафиксированных в истории примеров продолжительного конфликта, к которому неприменима обычная модель «сражение-перемирие». И в этом смысле эта война во многом сходна с осадными войнами в таких странах, как Ирак и Сирия, где стороны пытаются измотать друг друга, но ни у одной нет ресурсов для решительной победы. Подобные затяжные конфликты имеют самые пагубные последствия для гражданского населения и окружающей среды. Экономист Квинтин Оутрам исследовал связь между насилием, голодом, смертью и болезнями в годы Тридцатилетней войны и доказал, что огромные человеческие жертвы нельзя объяснить исключительно вооруженными столкновениями или экономическими трудностями.

Военные сражения были катализатором того, что случилось во время Тридцатилетней войны, но они не были главной причиной высокой смертности. Насилие глубоко изменило политический ландшафт и социальную ткань Европы, и именно эти перемены привели к масштабной катастрофе. Этот процесс происходил постепенно. Но, как только насилие стало повсеместным и нескончаемым, изменения оказались неотвратимы. В отличие от Тридцатилетней войны, английская гражданская война 1642–1651 гг. не оказала заметного влияния на демографию, потому что насилие не достигло уровня, при котором крах экономики и массовое перемещение людей становятся неизбежными.

Для теоретиков вооруженного конфликта всегда было трудно различать отношение между разными событиями, их взаимосвязанность и причинную обусловленность. Например, эксперты до сих пор спорят о том, существует ли причинно-следственная связь между плохим питанием и распространением инфекционных и заразных болезней. Но точно известно, что повсеместный голод часто становится непрямым, но вполне реальным результатом боевых действий. Анализ войны в Дарфуре 2010 г. показал, что, помимо прямых последствий, вооруженный конфликт порождал и другие явления (включая перемещение населения и ограниченность движения). Исследование также установило, что эти явления вредят экономике, так как людям становится трудно продавать товары, и происходят серьезные сбои в цепочке поставок, что делает и без того ослабленную местную экономику неспособной справиться с будущими потрясениями, вызванными экстремальными климатическими явлениями или другими масштабными событиями.

В своей книге о голоде в Судане 1983–1985 гг. Алекс де Вааль заметил, что война и насилие лишают людей способности противостоять ухудшающимся экономическим условиям. Появляется эффект снежного кома, при котором голод и нехватка продовольствия разрушают общественный порядок, и люди утрачивают веру в способность формальных и неформальных общественных институтов защищать их. Таким образом, вооруженное насилие ослабляет устойчивость людей, как доказал Марк Даффилд, когда объяснил, как гибридная война приводит к появлению полевых командиров и экономическому хищничеству, оставляя нации лишь призрачные надежды на развитие.

Гуманитарная работа во время продолжительных конфликтов

Тридцатилетняя война положила начало работе гуманитарных организаций, осуществляемой во время конфликтов любых форм и масштабов. Нам приходится удовлетворять насущные потребности, а также охранять здоровье, систему образования, заботиться о том, чтобы людям было чем питаться, чтобы из кранов текла вода и чтобы в домах было электричество. Три столетия тому назад люди были уязвимы из-за множества взаимосвязанных факторов. То же самое мы наблюдаем и сегодня. Гуманитарные миссии должны ставить перед собой краткосрочные и долгосрочные цели: тушить пожары и строить дома из огнеупорных материалов. Мы должны рассматривать вооруженные конфликты не как отдельные события, а как процессы, подрывающие основы общества. Всякий раз, когда разрушается или закрывается школа, дети лишаются образования и воспитания; появляется опасность их присоединения к вооруженным группировкам, вследствие чего они могут оказаться неспособны участвовать в восстановлении своей страны. В этом смысле война ставит под угрозу их будущее.

В Международном комитете Красного Креста (МККК) мы давно уже придерживаемся подобного целостного взгляда на военный конфликт, считаем реагирование на чрезвычайную ситуацию и развитие двумя сторонами одной медали. Мы восстанавливаем инфраструктуру, обеспечиваем оказание жизненно важных услуг, добиваемся устойчивого и продолжительного прогресса, повышаем стабильность и вызволяем людей из бедности. Все это делается для наращивания возможностей местного общества. Помогаем сохранять общественный порядок в неприкосновенности и тем самым предотвращаем потенциально разрушительные и долгосрочные последствия для людей, с которыми работаем. Цель – избежать так называемого «идеального шторма». Вестфальский мир был следствием политической доблести, поскольку позволил завершить Тридцатилетнюю войну и создать новую систему национальных государств, принципы которой живы по сей день. Но он также стал следствием крайнего истощения Европы. Наверно, его было бы лучше охарактеризовать как «Мир от изнеможения».

В данном тексте автор высказывает собственные идеи. Опубликовано в журнале Humanitarian Law and Policy.

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714098 Паскаль Додэн


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714090 Федор Лукьянов

Догнать прошлое, вернуть будущее

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме Какой станет религиозная война, если ее поведет искусственный интеллект? И кто кого скорее заманит в ловушку – Фукидид роботов или наоборот? Такими вопросами задался автор этих строк, прочитав уже целиком собранный номер журнала.

Какой станет религиозная война, если ее поведет искусственный интеллект? И кто кого скорее заманит в ловушку – Фукидид роботов или наоборот? Такими вопросами задался автор этих строк, прочитав уже целиком собранный номер журнала. Когда мы его планировали, хотели если и не расставить точки над i, то хотя бы попробовать прояснить природу современного международного положения (смело можно сказать кризиса). Уж очень все многослойно и запутано.

Получилось не очень. Точнее – удалось собрать мнения блестящих авторов, каждый из которых не скользит по поверхности, пересказывая очевидное, а стремится докопаться до сути. Благодаря им, сложность мира в XXI веке предстала во всей красе – ярко и полно. Но к целостной картине, четкой схеме движущих политику и экономику сил мы не приблизились. Вероятно, это и невозможно. Мы пребываем в той фазе развития глобального организма, когда уже практически любой специалист констатирует наличие проблем со здоровьем, многие способны составить грамотный анамнез – как пришли именно к такому состоянию, настоящие профессионалы готовы поставить диагноз, но вот методику лечения не рискует заявлять никто. (Обратились мы к самым разным людям – номер открывается большим опросом экспертов и ученых со всего мира, и этот опрос будет продолжаться.)

Я не случайно начал с заведомо утрированных вопросов. Мы наблюдаем удивительное сочетание будущего, которое уже наступило, хотя не все еще это заметили, и прошлого, которое никуда не ушло, несмотря на то, что многие уверены в необратимости развития. Фантастически продвинутые технологии и все более архаичное сознание переплетаются неразрывно, создавая гремучую смесь.

И вот живая легенда науки о международных отношениях Генри Киссинджер берется в свои 95 лет изучать искусственный интеллект – что это значит для мировой системы. И тревожится, что технология, ориентированная исключительно на рациональность, лишит человечество достижений, мучительно вырабатывавшихся столетиями, – моральных и этических ограничителей. Уолтер Рассел Мид, выдающийся специалист по истории политических идей, настроен оптимистично. Технологии несут опасности, но прежде всего возможности, так было всегда, так будет и впредь. Не паниковать предлагает и Игорь Иванов, конечно, не отрицая серьезный вызов, который бросает технологическое развитие.

Войне, в которой рывок к социально-политическому прогрессу сопровождался небывалыми зверствами и бедствиями, исполнилось 400 лет. Интерес к Тридцатилетней войне, а о ней много пишут в этом году, связан с параллелями, которые можно усмотреть между нынешним положением на планете и той серией конфликтов в Европе. Герфрид Мюнклер, ведущий немецкий историк, и Паскаль Додэн, сотрудник международной гуманитарной организации, каждый со своей стороны подчеркивает риски возвращения наименее цивилизованных форм конфликта, размывания правил их ведения. Тимофей Бордачёв помещает Тридцатилетнюю войну в контекст многовекового подъема Запада к мировому господству, отмечая вероятное окончание этого периода. А Майкл Кофман концентрируется на том, какими станут «большие войны» в следующие десятилетия. Риск мировой войны, как мы их знали из прошлого, к счастью низок, но потенциал противоречий крупных держав никак не меньше, чем раньше.

Грэм Эллисон, тот, что постоянно напоминает об опасности «ловушки Фукидида» в отношениях США и Китая, развенчивает миф о либеральном мировом порядке. Как считается, последний обеспечивал спокойствие и процветание Запада после Второй мировой, и всех остальных – после холодной войны. Эллисон верит в старый добрый баланс сил, и именно его отсутствие видит в качестве причины нынешних неурядиц и угроз. Барри Позен указывает, что политика Трампа противоположна курсу его предшественников по многим параметрам, кроме одного – он тоже привержен идее американской гегемонии. Вопрос в том, какой вид гегемонии – либеральная (до Трампа) или нелиберальная (сейчас) окажется более устойчивым. Александр Крамаренко и Пётр Стегний в перспективы любого сорта гегемонии не верят – мир многополярен, а «геополитическая катастрофа» распада СССР была таковой и для Соединенных Штатов, которые так и не смогли перестроиться на новые реалии.

Иван Сафранчук сетует, что за весь период после Советского Союза Россия и Запад не освоили конструктивного, но при этом реалистичного взаимодействия, а сейчас это даже и не стоит на повестке дня. А Го Сяоли заверяет, что России и без Запада есть на кого положиться – и всегда будет.

Ну и, конечно, невозможно было обойти экономическую составляющую. Адам Позен предостерегает от протекционистского задора нынешней администрации Белого дома, который грозит разрушить основы отношений Америки со всем миром. А вот Александр Лосев объясняет, почему «трампономика», как бы ее ни оценивать, вполне закономерная попытка Вашингтона уйти от исчерпавшей себя модели «лидерства» в пользу более эгоистичного подхода. Кстати, блестящее определение курсу Трампа в международных делах дал недавно в одном из выступлений наш постоянный автор Чез Фриман: «Троглономика – бабуиноподобная форма меркантилизма, стремящаяся свести все исключительно к двусторонним балансам». На самом деле – точно схватывает суть. Ну а мы продолжим искать правильные объяснения тому, что творится вокруг нас, в следующих номерах.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714090 Федор Лукьянов


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 25 августа 2018 > № 2714387 Андрей Морозов

Особенности борьбы с наркопреступностью в сфере информационно-телекоммуникационных технологий.

Анализ современной наркоситуации в России показывает, что удельный вес синтетических наркотиков в общей массе изымаемых наркотических средств и психотропных веществ на протяжении последних 10 лет увеличился в 13 раз и по итогам 2017 года занимает второе место после каннабисных наркотиков (26,1% , 5,6 т)(1). Это связано с появлением в мире новых видов «синтетики» (например, производных N-метилэфедрона).

Бесконтактный способ распространения синтетических наркотиков базируется на широком использовании сети Интернет, которая рассматривается организаторами наркобизнеса не только как огромная рекламная и пропагандистская площадка, но и как средство коммуникации, вербовки продавцов и курьеров, способ и место сбыта наркотиков. Аналогичные проблемы отмечаются и в докладах Международного комитета по контролю над наркотиками ООН(2).

В специализированных сетевых сообществах, так называемых «наркофорумах», любой желающий за определенную плату может разместить рекламу о продаже наркотических средств, их видах, ценах, способах приобретения и ссылку на свой интернет-сайт. В том числе на таких форумах любой из зарегистрированных там пользователей может участвовать в обсуждении тех или иных видов наркотиков и оценке деятельности представленных интернет-магазинов.

Существует два основных типа распространения наркотических средств через сеть Интернет:

1) через интернет-сайты автоматических продаж;

2) с использованием программ для мгновенного обмена сообщениями.

Кроме того, программы-мессенджеры используются для организации спам-рассылок с рекламой указанных магазинов и способов обхода блокировки. Для привлечения новых и удержания постоянных клиентов проводятся специальные маркетинговые акции, осуществляются бесплатные доставки «пробников», предоставляются скидки и т.п.

В данных системах прослеживается ступенчатая иерархия, все функции участников преступной деятельности четко распределены, соблюдается жесткая дисциплина, продумана система безопасности, на которую щедро тратятся полученные от наркобизнеса доходы. В такие преступные структуры обычно входят «закладчики» различных уровней, «вербовщики», «кладовщики», «курьеры», «операторы», «финансовый директор», программисты, координаторы, диспетчеры, финансисты, кассиры, легализаторы, химики. Хорошо зарекомендовавший и проявивший себя в работе сотрудник переводится на вышестоящие должности с увеличением заработной платы. В отношении «персонала», допустившего нарушения, применяются штрафные санкции. Каждый сотрудник получает развернутые инструкции, в которых подробно описано, как правильно фасовать, хранить и перевозить наркотические средства, делать «закладки», общаться с потребителями наркотиков, как безопасно пользоваться электронными счетами и обналичивать денежные средства, как пользоваться анонимными средствами передачи информации через Интернет и анонимными иностранными прокси-серверами при посещении интернет-страниц и в общении между собой, как вести себя в случае задержания сотрудниками правоохранительных органов и т.д. Ряды нижестоящих звеньев постоянно пополняются посредством ведения грамотной «вербовочной» работы в Интернете, обещанием высокого дохода при минимальных временных затратах.

Подобные схемы сетевого наркобизнеса существенно затрудняют установление личностей наркодельцов и формирование доказательственной базы их причастности к преступной деятельности.

Проведенный анализ показывает, что в России действуют более 10 тысяч интернет-ресурсов (в том числе автомагазины, каналы в мессенджере Telegram), посредством которых осуществляется незаконный сбыт наркотиков.

В 2012 году в России создан Единый реестр сайтов, доступ к которым блокируется Роскомнадзором(3). (Адрес для обращений: https://eais.rkn/gov/en/feedback

ГУНК МВД России наделено функцией по оценке размещенной на сайтах информации о наркотиках. Так, в 2017 году ГУНК рассмотрено более 46 тысяч электронных обращений Роскомнадзора, по которым принято 19 432 решений об ограничении доступа к интернет-сайтам и страницам в социальных сетях, располагающим запрещенной информацией о способах, методах изготовления, использования наркотиков, местах их приобретения.

Между тем, для работы с запрещенными сайтами преступниками используется программное обеспечение, представляющее собой анонимную сеть, с помощью которой осуществляется передача данных в зашифрованном виде.

Как показывает опыт, в том числе и международный, чаще всего в связи с несовершенством законодательства само по себе прекращение деятельности интернет-ресурсов не приводит к сокращению объема наркоторговли, поэтому основные усилия сотрудников наркоконтроля ОВД направлены на пресечение каналов поставок наркотиков, ликвидации организованных групп и преступных сообществ, занимающихся их изготовлением и сбытом.

Руководство МВД России уделяет особое внимание этим проблемам. В 2017 году пунктом 4.5 ПООМ МВД России ГУНК поручено организовать комплекс мероприятий по выявлению и пресечению деятельности участников преступных группировок, занимающихся распространением подконтрольных веществ бесконтактным способом при помощи сети Интернет. В результате проведенных мероприятий в прошлом году ОВД выявлено 7 179 наркопреступлений, совершенных с использованием интернет-технологий, возбуждены уголовные дела в отношении 3 069 лиц, причастных к их совершению, из незаконного оборота изъято свыше 1 т 976 кг наркотиков. Прекращена незаконная деятельность 654 российских интернет-ресурсов (форумы, магазины автоматических продаж, телеграм-каналы)(4). Активная работа сотрудников наркоконтроля привела к ликвидации в августе 2017 года крупной интернет-площадки по продаже наркотиков RAMP, на которой размещалась реклама более 33 оптовых и 121 розничных магазинов.

В 2015–2016 годах одним из основных игроков на российском наркорынке с годовым оборотом 2,3 миллиарда рублей являлся международный интернет-магазин «ХимПром». Было налажено производство синтетических наркотиков в трех подпольных лабораториях производительностью от 150 до 500 кг в неделю, созданы оптовые склады в 10 регионах Российской Федерации. С целью сбыта наркотиков преступники организовали структурные подразделения в 14 регионах, наладили логистическую цепочку, включающую в себя доставку особо крупных партий наркотических средств в специально оборудованных тайниками автомашинах. Расчеты осуществлялись с использованием различных криптовалют и электронных платежных систем.

В результате проведенных мероприятий задержаны 67 участников наркогруппировки, 47 из которых являются гражданами Украины. Из незаконного оборота изъято свыше четырех тонн синтетических наркотиков, 3,5 тонны прекурсоров, 250 единиц лабораторного оборудования, 2,5 миллиона рублей, 18 общегражданских паспортов Российской Федерации с признаками подделки, девять автомашин, оборудованных тайниками.

В январе–апреле 2017 года пресечена деятельность крупного интернет-магазина, специализирующегося на распространении сильнодействующих веществ(5), содержащих анаболические стероиды, в 60 городах России с использованием услуг ФГУП «Почта России» и транспортной компании. Анаболики для дальнейшего распространения по России поступали через Республику Казахстан из КНР. Привлечены три организатора сети сбыта, изъято около 90 кг различных анаболических стероидов.

В 2015 году в российском интернет-пространстве появился новый магазин Stuff.store, созданный для распространения на территории Российской Федерации оптовых партий синтетических наркотиков. Организаторами был налажен весь цикл оборота наркотических средств – от производства до сбыта конечному потребителю, вербовка участников осуществлялась через социальные сети путем размещения объявлений о приеме на высокооплачиваемую работу в качестве закладчиков и курьеров. С целью сбыта наркотиков организаторами сформированы структурные подразделения группировки в 10 регионах Российской Федерации, налажена логистическая цепочка, включающая в себя доставку особо крупных партий наркотических средств в оборудованных тайниками автомашинах. Расчеты осуществлялись с использованием криптовалют. К 2017 году группировка стала одним из самых крупных «игроков» на российском наркорынке.

В январе–феврале 2018 года ГУНК МВД России совместно с семью региональными подразделениями наркоконтроля проведена специальная операция, в результате которой деятельность межрегиональной организованной преступной группы пресечена. На территории Московской, Новосибирской, Челябинской областей, а также Хабаровского края выявлены и ликвидированы четыре нарколаборатории, производительность которых составляла от 20 до 100 кг синтетических наркотиков в неделю. Пресечена деятельность структурных подразделений в Московской, Ивановской, Челябинской, Свердловской и Новосибирской областях. Задержано 27 участников наркогруппировки, из незаконного оборота изъято более 345 кг синтетических наркотических средств, 500 кг различных химических реактивов, используемых при изготовлении наркотиков, 87 единиц лабораторного оборудования.

В 2018 году участники наркобизнеса продолжают активно использовать для совершения наркопреступлений возможности сети Интернет, электронных платежных систем и сервисов, в связи с чем ГУНК и территориальными органами МВД России на региональном уровне осуществляется комплекс мероприятий, направленный на выявление и пресечение деятельности организованных групп и преступных сообществ, занимающихся распространением наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ с использованием информационно-телекоммуникационных технологий.

Разработка организованных преступных групп, осуществляющих сбыт наркотиков через Интернет и электронные системы платежей, достаточно сложна, требует детального и длительного документирования фактов преступной деятельности, значительного количества привлекаемых технических средств. Успех работы на данном направлении зависит от целе­устремленности и профессиональной грамотности полицейских, их слаженного взаимодействия с другими службами и организациями.

Свою профессиональную грамотность сотрудники наркоконтроля повышают на специальных курсах в Академии управления МВД России и ВИПК МВД России. Кроме того, разработаны и внедрены в практику семь научно-практических работ(6). Две работы в настоящее время готовятся Академией управления МВД России по заявке ГУНК. В 2017 году в г. Пятигорске Ставропольского края организован межведомственный семинар-совещание с территориальными подразделениями по теме «Повышение эффективности выявления и пресечения наркопреступлений, совершаемых с использованием информационно-коммуникационных технологий и электронных платежных систем».

В рамках организации взаимодействия ГУНК МВД России сотрудничает с ФГУП «Главный научно-исследовательский вычислительный центр Управления делами Президента Российской Федерации». Активное взаимодействие осуществляется также с Росфинмониторингом, Ростелекомом, службами безопасности банков, платежных систем, «Почтой России», транспортными компаниями, администрациями каршеринговых компаний, социальных сетей, бирж криптовалют.

Основной характерной особенностью компьютерных сетей является то, что цифровая информация о всех действиях в них всегда сохраняется. Учитывая это в практической деятельности, ГУНК для выявления и установления участников интернет-магазинов применяется система интернет-разведки в открытых источниках ОSINT, включающая в себя поиск, выбор и сбор разведывательной информации, полученной из общедоступных источников, и ее анализ.

По отдельным вопросам изучения и анализа распространения новых видов синтетических наркотиков используется онлайн-система AIPSIN DRUGS белорусской компании «БелХард Групп».

В некоторых регионах России(7) создана и внедрена автоматизированная информационная система «Незаконный оборот наркотиков» (АИС «НОН» – база данных оперативной информации по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и банк данных нераскрытых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков). В базу вносятся данные о сбытчике и обстоятельствах приобретения задержанным лицом наркотического средства. Ее формирование осуществляется на основе учетных карточек, отражающих информацию о фигуранте уголовного дела и неустановленном лице, сбывшем ему наркотическое средство, с указанием используемых при сбыте никнеймов, IP-адресов, MAC-номеров, номеров учетных записей в различных программах, электронных платежных системах, банковских счетов, «КИВИ-кошельках», а также картографических мест закладок наркотических средств и т.п. Массив позволяет выявлять дополнительные эпизоды преступной деятельности изобличенного продавца наркотиков путем установления совпадений информации о сбытчиках по нескольким параметрам (по никнеймам, номерам сотовых телефонов, номерам счетов, через которые происходила оплата приобретаемого наркотика, и др.).

В 2017 году разработан и внедрен программный комплекс, предназначенный для вскрытия методов конспирации, используемых наркодиллерами при движении электронных финансовых потоков. В него входят АИС «Киви», формируемая за счет аккаунтов системы Visa QIWI Wallet, и аналогичная АИС «Перевод», работающая по банковским счетам.

В Мурманской области и Удмуртской Республике в 2017 году на базе ИСОД МВД России создана ИПС «Дистанционный сбыт наркотических средств».

Одной из причин, способствующих росту преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, совершенных с использованием стремительно развивающихся ИК-технологий, является некоторое отставание процесса принятия соответствующих законодательных норм.

Так, по нашему мнению, необходима уголовная ответственность в отношении лиц, участвующих в создании программного обеспечения и оборудования, используемого для сбыта наркотиков (создание и администрирование интернет-сайтов и страниц в социальных сетях, на которых размещается информация о сбыте наркотиков и психотропов).

Необходимо дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации статьей, предусматривающей уголовную ответственность за пропаганду и незаконную рекламу наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, способов, методов их изготовления, мест сбыта и немедицинского потребления, а также способов и методов незаконного культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры(8).

Следует также отметить, что ряд мер, направленных на устранение причин, способствующих совершению наркопреступлений с использованием информационно-коммуникационных технологий, сети Интернет, возможностей операторов сотовой связи, предусмотрен Планом реализации решений Координационного совещания руководителей правоохранительных органов Российской Федерации от 23 сентября 2016 г. № 2 «Об эффективности работы по выявлению, пресечению, расследованию и предупреждению преступлений, совершаемых с использованием современных информационно-коммуникационных технологий».

В этой связи ГУНК МВД России была поддержана разработка законодательных инициатив, предусматривающих ответственность (в том числе административную) операторов мобильной связи – юридических лиц и отдельных продавцов – физических лиц за реализацию идентификационных модулей абонентов (SIM-карт) без идентификации и регистрации их покупателей и заключения соответствующих договоров.

Сегодня главным средством отмывания преступных наркодоходов является криптовалюта (Биткоин, Ethertum и т.д.), анонимность и транснациональность которой в совокупности с активным развитием теневого Интернета образуют благоприятную среду для передачи и отмывания наркоденег.

Полагаем, что нормативное урегулирование обращения криптовалюты будет способствовать выявлению государственными органами нарушений и перекрытию недобросовестных платежных каналов.

В 2016 году создана межведомственная рабочая группа Госдумы Российской Федерации по оценкам рисков оборота криптовалюты. В Госдуме 2 июня 2016 года проведена научно-практическая конференция «Электронная валюта в свете современных правовых и экономических вызовов». В настоящее время Центробанком и Правительством России готовится законопроект о крипто­валютах(9).

По нашему мнению, в качестве первоначальных мер по созданию механизмов, позволяющих отслеживать использование криптовалюты в незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, инициатива Банка России крайне актуальна.

В качестве мер, следующих за установлением правового статуса криптовалют, целесообразно рассмотреть вопросы:

- об обязательной регистрации юридических лиц, осуществляющих данные операции, в налоговых органах и финансовых регуляторах;

- о введении для НКО и банковских учреждений запрета на осуществление операций с криптовалютами с незарегистрированными в установленном порядке юридическими лицами;

- о введении уголовной ответственности за их теневой оборот;

- о закреплении перечня требований для обменных пунктов, бирж, а также банкоматов порядка изъятия криптовалют при проведении оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий, а также наложения ареста на их оборот.

В конце 2016 года ГУНК МВД России столкнулось с массовыми обращениями граждан о спам-рассылках в мессенджерах. Одной из мер, на наш взгляд, должно явиться законодательное закрепление запрета и ответственности за массовую рассылку противоправной информации, а также приравнивания мессенджеров к операторам связи.

В силу высокой степени общественной опасности незаконный ввоз и распространение СДВ и ядовитых веществ на территории Российской Федерации являются уголовными преступлениями (ст. 226.1, 234 УК РФ). Особую озабоченность вызывает увеличивающийся оборот такого вида СДВ, как анаболические стероиды, являющихся распространенными и популярными допинговыми препаратами в профессиональном спорте, которые прочно «захватили» фитнес, экстремальные виды спорта и спорт высоких достижений. Пропаганда потребления СДВ с использованием возможностей сети Интернет существенно повышает их популярность среди населения. Сведения о способах и методах использования, возможность распространения через интернет-ресурсы делает их доступными для широкого круга возможных потребителей.

Однако, в отличие от интернет-ресурсов по распространению наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, возможность блокировки таких же ресурсов, касающихся СДВ и ядовитых веществ, в настоящее время отсутствует. Кроме того, дополнительной уголовной квалификации требует сбыт СДВ и ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ), совершаемый с использованием информационно-телекоммуникационных технологий, включая сеть Интернет.

Безусловно, правоохранительным органам, в том числе МВД России, для адекватного противодействия современным высокотехнологичным способам совершения наркопреступлений, предстоит еще многое сделать.

Сноски:

(1) По статистическим данным ГИАЦ МВД России (форма «3-МВ-НОН» 173).

(2) Доклад МККН за 2017 год.

(3) Постановление Правительства Российской Федерации от 26 октября 2012 г. № 1101 «О единой автоматизированной информационной системе «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено».

(4) Например, «Садовник», «Дрим Тим», «Парфюмер 22», «Веселый химик», MorfeusBot, «vbodrake вбодряке Уфа», «Золотая рыбка», Stradivari, Rostore, Niko_TM64, Marvel, «Хип Хоп Алеся», StikerBooms, Big Russian Boss, «Рыжийботшоп», «Химпром», «Гост», Budda-bar.biz.

(5) Далее – СДВ.

(6) Методические рекомендации «Документирование фактов сбыта наркотических средств и психотропных веществ, совершаемых бесконтактным способом». МосУ МВД России, 2017. Методические рекомендации «Организация оперативно-разыскных мероприятий по документированию бесконтактного способа сбыта наркотических средств и психотропных веществ». ГУУР МВД России, 2014. Учебное пособие «Методика расследования незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенного с использованием интернет-магазинов». СибЮИ МВД России, Красноярск, 2016. Учебно-практическое пособие «Особенности противодействия распространению новых синтетических наркотических средств и психоактивных веществ». ВИПК МВД России, Домодедово, 2016. Методические рекомендации «Типовые алгоритмы действий при получении информации по электронным идентификаторам в сети Интернет». БСТМ ГУ МВД России по Красноярскому краю, 2012. Методические рекомендации «Противодействие преступной деятельности организованных преступных групп, связанных с бесконтактным сбытом наркотических средств и психотропных веществ». МВД Республики Татарстан, Казань, 2016. Е.С. Поликарпов «Компьютерная разведка», учебное пособие. Краснодарский университет МВД России, Краснодар, 2018.

(7) Свердловская, Курганская, Томская области, Красноярский и Пермские края.

(8) Законопроект № 108866-6 рассматривается Государственной Думой Российской Федерации.

(9) Законопроект «О цифровых финансовых валютах».

Полковник полиции Андрей Морозов,

заместитель начальника

Управления по борьбе с

преступлениями в сфере незаконного оборота наркотиков

синтетического происхождения и прекурсоров ГУНК МВД России

(Профессионал № 3, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 25 августа 2018 > № 2714387 Андрей Морозов


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712032 Владимир Зверев

Владимир Зверев: кардиомонитор экипировки "Ратник" продлит жизнь россиянам

Деловая программа IV Международного военно-технического форума "Армия-2018" подходит к концу. В этом году на его полях Минобороны России и предприятия отечественного оборонно-промышленного комплекса подписали рекордное количество контрактов в рамках Гособоронзаказа — 32 соглашения на общую сумму более 130 миллиардов рублей. Среди законтрактованной техники такое новейшее оружие будущего, как истребитель пятого поколения Су-57 и танк "Армата".

Таким образом, как ранее заявлял президент России Владимир Путин, пик ГОЗ скоро будет пройден, Вооруженные силы получат необходимые им современные образцы вооружений и в обозримой перспективе не будут заключать мегаконтракты на военную технику. В связи с этим у многочисленных предприятий российского ВПК встает задача освоения производства гражданской техники, чтобы решить проблему загрузки мощностей.

Первый заместитель гендиректора одного из ведущих российских оборонных холдингов, специализирующийся на разработке и производстве комплексов радиоэлектронной борьбы и бортового оборудования, концерна "Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ, входит в Ростех) Владимир Зверев рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву об основных проектах компании в сфере диверсификации производства, а также о том, какие передовые военные технологии в ближайшее время найдут применение на гражданских рынках.

— Владимир Львович, какие основные направления гражданской промышленности и двойного назначения развивает концерн сегодня?

— В настоящее время КРЭТ производит бортовое радиоэлектронное оборудование (БРЭО) для гражданских воздушных судов (это около 58% выручки компании от гражданской продукции, в целом речь идет о сумме более 10 миллиардов рублей). Для дальнейшего развития наиболее перспективной представляется номенклатура автоматизированных систем контроля и учета электроэнергии (АСКУЭ), счетчиков электроэнергии, медицинского оборудования, автомобильных компонентов, оборудования для нефтегазовой отрасли и энергетики, комплексов и систем управления метро и российских железных дорог, электротехнической продукции гражданского назначения.

В 2017-2018 годах мы начали ряд инвестиционных проектов по разработке высокотехнологичной продукции, ключевыми среди них являются производство зарядных станций постоянного тока для электромобилей, разработка роботехнического комплекса для проведения урологических операций, прибор интенсивного оптического облучения раневых поражений "Заря", а также модернизация информационной системы "Электронная путевка".

— Не могли бы вы рассказать подробнее о перспективных проектах КРЭТ в сфере медицины?

— Здесь стоит выделить аппараты искусственной вентиляции легких, выпускаемые нашим Уральским приборостроительным заводом. Сейчас медицинскую регистрацию проходит аппарат ИВЛ "Авента-У", необходимый для комплектования отделений реанимации и интенсивной терапии лечебных учреждений, роддомов, перинатальных центров. Он позволяет проводить искусственную вентиляцию легких у всех категорий пациентов от новорожденных до взрослых. Все эти изделия позволяют заместить импортные аналоги в среднем и высоком классе, не уступая им по функциональным возможностям, а по многим параметрам опережая их.

В настоящее время на медицинской регистрации также находится аппарат вентиляции легких для новорожденных "Неолайн-1", созданный ПАО "Техприбор". Он предназначен для неинвазивной вентиляции легких, ингаляции кислородно-воздушной смесью и проведения ручной вентиляции легких с ограничением давления в дыхательных путях у новорожденных и детей до одного года.

Кроме того, совместно с Казанским электротехническим заводом и группой специалистов-медиков во главе с членом-корреспондентом РАН, главным урологом министерства здравоохранения и социального развития России Дмитрием Пушкарем КРЭТ реализует проект создания хирургического комплекса для проведения урологических операций. Он является полным аналогом импортного робота "Da Vinci", но по сравнению с ним будет обладать возможностью проведения операции на любых органах (от 0,01 мм), более высокой точностью расчета, свободным интерфейсом, комплексом блокировки и защиты. При этом мы рассчитываем, что его стоимость будет в два раза ниже зарубежной разработки.

Этот робот обладает замечательной возможностью обеспечивать дистанционное проведение хирургических операций. За счет защищенного широкополосного интернет-соединения хирург может находиться с пультом управления в Москве, в то время как робот выполнит операцию пациенту, к примеру, на Камчатке. Однозначно это большой шаг в цифровое будущее, в цифровую медицину.

— Какие разработки компании, изначально создававшиеся для армии, сегодня применяются на гражданке?

— В качестве успешного применения конверсии могу привести проект "Ритмер" — носимый кардиомонитор, созданный на базе экипировки солдата будущего "Ратник" с учетом потребностей рынка и медицинского сообщества, что предопределило необходимость переформатировать цели разработки и внедрения этого прибора. Мы "продаем спокойствие" пациенту и врачу. Прибор позволяет не ходить каждый день на обследования, а постоянно получать информацию о своем здоровье дистанционно через "облако" на свой планшет или смартфон. По сути, мы формируем новый рынок диагностики, создавая информационно-аналитическую коммуникационную среду интуитивно понятную врачам и пациентам.

После получения медицинской регистрации планируется включить "Ритмер" в программы обязательного и добровольного медицинского страхования корпоративных клиентов. Экономический эффект очевиден. Включение "Ритмера" в программу обязательного медицинского страхования приведет к существенному снижению затрат на прием и госпитализацию пациентов. При этом мы не стоим на месте и планируем разработку "Ритмера 2.0", который кроме ЭКГ будет использоваться для мониторинга давления. Такой дуализм в измерении параметров состояния здоровья пациентов является широко востребованным со стороны врачей и пациентов для осуществления полноценного дистанционного мониторинга здоровья.

При интеграции "Ритмер 2.0" и искусственного интеллекта, обученного на больших данных (big data) пациентов, предусмотрен переход к принципиально новой концепции медицинского обслуживания — персонализированной медицине, которая позволит повысить среднюю продолжительность жизни в РФ за счет постоянного мониторинга ключевых параметров состояния здоровья.

— На выставке HeliRussia-2018 вы впервые продемонстрировали еще один пример трансфера военных технологий — зарядные станции для электромобилей. На каком этапе находится этот проект? Когда можно ждать их появления в Москве и других городах России?

— Сейчас нами ведутся разработки их различных модификаций: быстрые, ультрабыстрые, настенные, имплементированные в столбы зарядки, моноблоки для личного пользования. Наш рынок электромобилей в отличие от США, Китая и Европы только формируется. Россия вступила на путь создания электрозарядной инфраструктуры, чтобы создать условия для развития рынка электромобилей для личного пользования и в коммерческих целях.

Программой правительства Москвы в 2018-2020 годах предусмотрено приобретение 300 электробусов и 98 ультрабыстрых электрозарядок. В мае 2018 года Мосгортранс провел первый конкурс на поставку электробусов, в котором победила "дочка" Ростеха — "КамАЗ" и частная компания ПАО "ГАЗ", с которыми мы сотрудничаем в целях выработки стандартов использования ультрабыстрых зарядок, а также для соисполнения контракта с Мосгортрансом по их поставке.

В дальнейшем КРЭТ планирует создание и развитие собственной сети электрозарядных станций, а также разработку программного обеспечения для их эксплуатации.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712032 Владимир Зверев


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 23 августа 2018 > № 2715868 Константин Добрынин, Антон Именнов

Искусство в зоне риска. Как защитить художника от уголовного преследования

Константин Добрынин, Антон Именнов

Сегодня при государственном финансировании фильмов или спектаклей изменение существенных условий контракта на стадии его исполнения является нарушением не только закупочного законодательства, но и антимонопольного, поскольку создает преференции конкретному участнику конкурса. А это уже влечет за собой наступление не только административной, но и уголовной ответственности. То есть режиссер, хоть немного изменивший свои первоначальные решения, буквально ходит по краю

Искусство, особенно театр и кинематограф, сегодня находится в зоне правового риска. Обычаи делового оборота, существовавшие десятилетиями (оставим за скобками, правильные или неправильные), неожиданно вошли в противоречие то ли с действующим законодательством, то ли с изменившейся практикой правоприменения. Почему это произошло с миром искусства и почему вдруг это стало так заметно?

Прежде всего, из-за особой уязвимости деятелей искусства. Творческий процесс всегда сопровождается сомнениями, переживаниями и заблуждениями – всем тем, что мы называем рефлексией. Она-то порой и приводит к отступлению от изначально намеченного творческого и производственного плана. Но если загнать создателей в узко формальные, недостаточно продуманные законодательные рамки, мы лишим их свободы творчества, ограничим развитие культурной сферы во всех ее проявлениях. Наведем «закон и порядок» в искусстве, что для художников – фактически прокрустово ложе.

За примерами далеко ходить не надо. Это, безусловно, случай Кирилла Серебренникова. Но он далеко не единственный. Больше года адвокаты нашей коллегии защищали режиссера Алексея Учителя, который еще на стадии съемок фильма «Матильда» столкнулся, скажем так, с разнообразными правовыми рисками – в виде 55 обращений депутата Госдумы Натальи Поклонской в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить не только сам фильм, якобы оскорбляющий чувства верующих, но и расходование выделенных на него бюджетных средств.

Сейчас мы оказываем правовую поддержку продюсеру и режиссеру фильма «ВМаяковский» Александру Шейну. У неких «анонимных источников СМИ» возникло подозрение в хищении миллиона рублей, выделенного на съемки фильма Фондом кино в качестве субсидии из федерального бюджета. Режиссера требуют немедленно наказать. На самом деле причина, по которой возврат субсидии был задержан на несколько месяцев, банальна – из-за интенсивного фестивального графика и необходимости раскрутки картина позже вышла в прокат. Это обычная практика кинематографа в рамках гражданско-правовых отношений, попросту говоря, нормальная творческая жизнь. Кстати, сам Фонд кино это понимает, и в настоящее время все обязательства перед ним выполнены, расчеты завершены.

Давление обидчивых

Кроме того, в последнее время усилилась тенденция искать и находить в произведениях искусства признаки всякого рода «экстремизма». Режиссеры и актеры находятся под угрозой уголовного преследования по статьям, предусматривающим наказание за «оскорбление» чьих-то чувств или за «возбуждение ненависти» к отдельным людям или группе лиц. Содержащиеся в законодательстве расплывчатые формулировки, что такое оскорбление или возбуждение ненависти, дают большой простор для их субъективного толкования, а значит, для произвола. И для попыток цензуры, разумеется.

Художники, создавая произведения искусства, имеют право и на выражение личного мнения, и на гиперболу, и на творческую провокацию – какое же без этого искусство? Иногда их произведения вызывают острую реакцию у эмоционально неустойчивых зрителей. Это естественно. Неестественно же и незаконно, когда чье-то субъективное восприятие приводит к необоснованному уголовному преследованию невиновных, провоцирует травлю, «охоту на ведьм», мракобесие. Особенно когда такие порывы находят поддержку у людей в погонах и мантиях.

Не хочется жонглировать метафорами и говорить, что сегодня от Средневековья нас отделяет всего один шаг, но нельзя не заметить, что ситуация последовательно ухудшается. Очевидно, что субъективная трактовка размытых, сугубо оценочных понятий зависит от степени социальной, религиозной и этнической напряженности в обществе, от царящих в нем политизированности, агрессивности и нетерпимости, почти достигших предела.

Можно вспомнить, что еще в 2007 году было возбуждено уголовное дело по «экстремистской» 282-й статье в связи с проведением в Общественном центре имени Андрея Сахарова выставки «Запретное искусство – 2006». По версии следователей, на этой выставке современного искусства религиозные символы соседствовали с изображениями Микки-Мауса и Ленина, а также нецензурными надписями. И хотя никто не отменял свободу слова и творчества – конституционные ценности, обеспеченные законодательным запретом цензуры, – организаторы выставки были признаны виновными и приговорены к уплате штрафов.

К сожалению, с тех пор эти свободы еще больше отступили под давлением защитников «оскорбленных чувств» и борцов с «экстремизмом». Учитывая, что любая творческая деятельность, особенно по-настоящему талантливая, вызывает у людей сильные эмоции, творческая интеллигенция находится в особой группе риска, подвергается повышенной опасности необоснованного уголовного преследования за «экстремистские действия».

Мудрое государство всячески снижало бы накал страстей, а не поощряло его и тем более не провоцировало. Но это, увы, пока не про нас.

Чтобы предотвратить нарастание цензурных ограничений, рост агрессии и нетерпимости, действующие законодательные нормы, а особенно практика их применения требуют существенной корректировки. В противном случае мы будем все чаще сталкиваться и с необоснованным уголовным преследованием деятелей культуры, с нарастанием мракобесия и его насильственно-криминальными последствиями. Помимо уже приведенных примеров, можно вспомнить недавнее дело «Тангейзера» и – еще раз – «царебожную» истерию вокруг «Матильды», когда в воздухе летали листовки «За Матильду гореть!», пахло гарью, а у дверей московского офиса нашей коллегии пылали автомобили. Погромный дух, с его угрозами и оскорблениями, дошел до точки кипения.

Несовершенство закона

Риски творческой интеллигенции не ограничиваются одним лишь «экстремизмом». В последнее время, к сожалению, следователи, а зачастую и прокуроры, и судьи все чаще рассматривают гражданско-правовые отношения в сфере искусства через призму уголовного права – просто потому, что им так удобнее.

Все знают об особенностях закона о государственных закупках. Буквальное его применение к творческому процессу грозит неразрешимыми противоречиями. Нередко на этапе исполнения контракта возникает необходимость существенно изменить его условия. Создание фильма или спектакля – процесс творческий, в ходе него, например, могут измениться требования к декорациям или костюмам исполнителей. Изменить же предмет контракта (размеры декораций, цвета костюмов и так далее) законным способом невозможно.

Важно отметить, что изменение существенных условий контракта на стадии его исполнения является нарушением не только закупочного законодательства, но и антимонопольного, поскольку создает преференции конкретному участнику конкурса. А это уже влечет за собой наступление не только административной, но и уголовной ответственности. Режиссер, хоть немного изменивший свои первоначальные решения, буквально ходит по краю.

Следующая преграда, встающая перед людьми искусства, – это максимальный размер аванса по государственной закупке – не более 30% от цены контракта. Надо понимать, что основные лица, с которыми работают учреждения культуры, – это субъекты малого предпринимательства или физические лица, зачастую не имеющие реальной экономической возможности работать без предоплаты. Поэтому аванс в размере 30% от цены контракта не позволяет им выполнить свои обязательства в полном объеме.

Порой они не могут даже приступить к работе – например, на такой аванс невозможно купить материалы для изготовления костюмов. Но работать все же надо, и люди действуют в обход несовершенного закона: фиктивно оформляют исполнительную документацию, чтобы на бумаге контракт считался выполненным и можно было получить деньги в полном объеме. Которые, подчеркнем, таким способом вовсе не похищаются, а расходуются на создание фильма, спектакля и так далее.

Но именно здесь, особенно при использовании в художественном процессе государственного финансирования, кроются главные и самые тяжелые риски – уголовно-правовые репрессии по таким статьям УК, как «мошенничество», «присвоение или растрата», «легализация», «уклонение от уплаты налогов».

Каким образом гражданские риски становятся уголовными? Элементарно. Приведем несколько примеров из нашей практики.

Фонд кино выделил деньги для съемок фильма, заключил соглашение о выделении субсидий. После этого режиссера вновь посетила муза, в результате чего сюжет и согласованный сценарий изменились на 60%. Фильм объективно стал лучше, но при этом не был создан в установленные первоначальным соглашением сроки, а выделенные из бюджета денежные средства уже израсходованы. Правоохранители, как у них водится, пытались квалифицировать это как уголовно наказуемое мошенничество. К счастью, безуспешно.

Другой пример. Часто в ходе работы над кинопроектами возникает необходимость оплачивать разовые услуги наличными деньгами. Потребности в таких услугах возникают спонтанно, их невозможно предусмотреть в бюджете заранее. Особенно остро этот вопрос встает в экспедициях.

Представьте: съемочной группе где-нибудь в Архангельской области необходимо перебраться на остров, а никаких лодок, кроме принадлежащих местным рыбакам, в округе нет. Рыбакам приходится платить наличными, без заключения договора и, соответственно, без отражения таких операций в бухгалтерском учете. НДФЛ в бюджет, разумеется, тоже никто не платит. А это может быть квалифицировано как уголовное преступление.

Что делать

Понятно, что систему государственных закупок надо реформировать. Недавно один из авторов текста выступал на эту тему на круглом столе в Совете Федерации, и там появилась надежда, что верхняя палата парламента могла бы выступить с такой инициативой. В свою очередь мы, адвокаты, готовы в качестве экспертов указать коллегам-депутатам на узкие места нынешнего закона и совместно поработать над их изменением.

Сложнее обстоит дело с правоохранительными органами. Очень часто они не хотят (или не могут) уяснить, что для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо установить, что его действия несут значительную – по-настоящему большую! – общественную опасность и что, самое главное, у лица был умысел совершить конкретное корыстное преступление, то есть ситуация неразрешима в рамках исключительно гражданского права.

В правовом просвещении оперативно-следственного аппарата могли бы помочь судьи. Тогда необоснованную криминализацию нормальной хозяйственной и творческой жизни можно будет остановить через разъяснения Пленума Верховного суда РФ и создание адекватной судебной практики по конкретным делам.

Помимо этого, следует учитывать и зарубежный опыт, пусть пока на стадии правового эксперимента. Например, в Казахстане, в соответствии с приказом генерального прокурора от 2014 года, никакое деяние при наличии доказательств, указывающих на его принадлежность к гражданским правоотношениям (контрактов, расписок, товарных чеков и так далее), не может быть предметом уголовного разбирательства до вынесения решения суда по гражданскому делу. Лишь после такого суда, опираясь на установленные им факты, гражданин может обратиться в правоохранительные органы.

Но и людям искусства следует помнить, что творческая деятельность вовлекает их в гражданские правоотношения, а значит, налагает на них предпринимательский риск. При всей своей творческой исключительности в глазах закона художник ничем не лучше остальных участников таких отношений. А значит, и художнику необходимо думать о том, как обезопасить себя от правовых рисков. Закон суров и иногда несовершенен, но именно поэтому к нему следует относиться максимально серьезно и стараться всегда его соблюдать.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 23 августа 2018 > № 2715868 Константин Добрынин, Антон Именнов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 21 августа 2018 > № 2709721 Андрей Мовчан

Власть и игрушки

Андрей Мовчан

Жизнь в России опасна. И каждому из нас стоит хорошо подумать, прежде чем начать собственный бизнес или даже сделать репост в соцсетях

«Марш матерей», проведенный женщинами при поддержке нескольких мужчин — а всего на улицу вышло от 300 до 1500 человек, по разным оценкам, — то ли повлиял на, то ли совпал с решением небольшой региональной головы российского силового чудища временно и немного, но разжать свои челюсти. Под домашний арест из тюрьмы вышли две девушки, обвиняемые в том, что мечтали о лучшем будущем своей страны и даже записали на бумажке, что в крайнем случае могут за него и побороться. Как они его понимали — второй вопрос и, наверное, тема строгой воспитательной работы — но не посадки. Девушки успели в заключении заболеть, что не удивительно, возможно, они останутся инвалидами. Четверо человек, арестованных за те же преступления, остаются под стражей — их имена многочисленные медиа, в последнее время вдруг проникшиеся человеколюбием к двум отпущенным, даже не упоминают. Об их заключении никто не беспокоится, что очень характерно для нашей современной жизни: мы печалимся и радуемся по разнарядке, только получаем ее не от начальника или хозяина, как в старые времена, а от средств массовой информации.

Опять в России женщины оказываются лучше мужчин. По русской традиции, в которой договариваться не принято, а можно либо выбивать, либо вымаливать, если власть слаба, за дело берутся мужчины с кольями (наганами, «макаровыми», пачками «зеленых» и пр.) и выбивают «что надо» и из власти, и, еще чаще, друг из друга. Но сегодня власть сильна в русском смысле — громоздка, архаична, злобна и бьет первой, причем со всей силы и во все стороны. Выбить у нее ничего невозможно, проверено многократно, и на первый план выходит «женская позиция» — мужественный символизм (хоть в виде принесения плюшевых игрушек к зданию суда) в сочетании с символичным мужеством (хоть в виде выхода на несанкционированную акцию, тем более что власти города состоят из запуганных мужчин, так что никакая акция, кроме придуманной «наверху», санкционирована не будет).

Женщин, разумеется, на всех не хватает. На двух девочек приходятся сотни сидящих за безобидные картинки, тысячи — за подброшенные наркотики, десятки тысяч — за то, что делали бизнес, не поделившись с кем надо или вовсе (какая наглость!) с этим «кем надо» конкурируя. Прогрессивная общественность, воспарившая в России уже давно к вершинам либерализма и в массе своей осевшая — благо ветра у нас последнее время восточные — на Западе, жестко критикует власть за то, что она, из страха перед подданными, стремится запугать общество репрессиями, перемалывая в аду российских пенитенциарных учреждений судьбы и жизни тысяч людей.

Эта версия ложится в простенькие лекала, по которым современную власть меряют «старые демократы», но плохо проходит проверку фактами.

Начнем с того, что еще до всяких посадок, до танцев в церкви, до «закона подлецов», до того, как страх вообще мог появиться из-за заполонивших картинку модернизаций, демократизаций, Сколковых, договоров о сотрудничестве с Европой и временного президента с айфоном, нынешняя власть могла наблюдать реальную оппозицию в таких микроскопических дозах, что, будь это анализ на инфекцию, больной был бы признан здоровым и отпущен без лекарств. Только очень больной паранойей человек мог бы испугаться российской оппозиции в 2011 году, и еще более больной — в 2018-м.

Российская не купленная и не встроенная в систему власти оппозиция в XXI веке никогда не дотягивала до мобилизации более чем 0,5% населения и никогда не имела электоральный рейтинг выше 10%, а чаще боролась сама с собой за заветные 2%. Но даже случись чудо и появись такая оппозиция, за которой и ресурсы стояли бы, и программа разумная, и лидеры, могущие не только кричать с амвона, а еще и управлять хоть небольшой компанией и даже договориться с другими силами вместо истошного набрасывания на общий вентилятор, и рейтинг у которой бы стал расти, а не колебаться, как цветок в проруби, около нуля — у современной власти нашлись бы и ресурсы и умения, чтобы либо купить ее, либо расколоть, опорочить, заставить сражаться саму с собой. И в итоге — загнать в старые рамки маргинального меньшинства (собственно, оно так и делается со всеми, задолго до возможного достижения ими «критической массы»). В репрессиях, тем более не точечных и не за «оппозиционную деятельность», нет и не было никакого смысла.

Можно бы, конечно, предположить, что наша власть все-таки параноидально боится блогеров с картинками, детей с уставами выдуманных обществ и девчонок, поющих в церкви. Но тогда еще больше ее должны пугать радикальное крыло воинствующих православных, решившее, что имеет право срывать концерты, пробираться в школы и создавать свои кафедры в некогда качественных вузах, полувоенные формирования — от ряженых казаков до патриотических подростков из «МПО Гвардия», экстремисты сатанинско-патриотического толка типа Проханова, Старикова или Дугина и вдохновленные ими языческие секты, нацистские агитаторы, безумные поборники моральной чистоты и скреп имени святого Николая II, которые в любой момент могут, как бывало в российской истории, решить, что «они тут власть». Ан нет — представители этого бестиария (в сущности, их разновидностей много больше) живут в России самым вольготным образом, пользуясь в неограниченном виде свободами победившего либерализма и демократии, и даже больше — им разрешено многое, от громогласного разжигания розни до бития морд, что было бы запрещено в наилиберальнейших странах.

Этот загадочный факт можно было бы попробовать объяснить собачьей преданностью вышеупомянутых группировок действующей власти, если бы не два нюанса. Во-первых, далеко не все они и далеко не всегда эту преданность выражают, просто эпизоды верноподданничества до нас доносят и провластные СМИ — для них это демонстрация единства народа и власти, и оппозиционные — для них это критика режима и собственных оппонентов. Во-вторых, власть очевидно не нуждается в таких маргинальных партнерах, от которых, в сущности, больше вреда, чем пользы: их все равно некому противопоставлять, а пакости, которые они устраивают представителям нашей маргинальной оппозиции, скорее служат пиару оппозиции, чем борьбе с ней.

Нет, конечно, власть в России сегодня не боится инакомыслия, оппозиционеров, блогеров, детей, старушек, собак и кошек. Она пользовалась и пользуется избыточной для сохранения себя поддержкой населения (а когда поддержка падает, она падет не «в пользу» кого-нибудь другого, а в пользу фрустрации, апатии и просьбы к этой же власти «стать лучше»). Она обладает достаточно совершенным аппаратом феодальной пирамиды, построенной на нефтедолларах и обеспечивающей жесткий контроль за всей системой — конечно, как всегда в такой пирамиде, контроль этот отвечает задаче сохранения власти, и никакой другой. Она опирается на три мощных лояльных сословия: чиновников, бюджетников и силовиков, которые обеспечивают ей три ее главных потребности — относительную управляемость страны, электоральный успех и относительное спокойствие в государстве. Лояльность всех трех сословий основана на взаимовыгодном договоре и внушенном их представителям ощущении, что без этой власти они сами не будут существовать, по крайней мере в устраивающем их виде, и потому лояльность их несомненна и будет выдерживать самые разные испытания. Так почему же в стране есть место репрессиям?

Ответ на этот вопрос, как мне кажется, кроется в самой сути отношений власти и лояльных к ней сословий. Их договор с властью, описываемый коротко как «лояльность в обмен на привилегии», на деле включает в себя значительно более сложную схему. Помимо совершенно необходимой для поддержания такого договора дискриминации понятия закона, низведения того, что выглядит как закон, до уровня списка рекомендаций силовым органам (рекомендаций, которые нарушаются постоянно, ведь реальным законом является воля более сильного, а у силовых органов всего лишь есть задача эту волю формально и по возможности подводить под писаные законы), эта схема предполагает и существенную автономию привилегированных сословий, и «поверхностность» систем их администрирования, вызывающую множественные негативные побочные явления, которые власти приходится терпеть, чтобы сохранить социальный договор.

Самое яркое такое побочное явление — чиновно-силовая коррупция. О ней и общество, и власть говорят обильно и гневно; тем не менее ее уровень не снижается, скорее, растет. Случаи ее разоблачения часты настолько, насколько часты схватки между группировками внутри чиновно-силовой корпорации за «кормушки» — зоны экономики, где коррупция дает наиболее обильные прибыли. При этом коррупция является по сути формой налога на содержание двух из трех привилегированных сословий. Третье содержится из бюджета, благо его представители не рвутся шиковать. Победить ее и невозможно (а кто будет бороться? сами с собой?), и вредно — на ней держится лояльность, придумывать новый ее источник и сложно, и долго, и накладно.

Репрессивный характер правоприменения в России имеет схожую природу. Уже в 1990-е годы, когда силовики еще не были элитой, а власть захватывало новое чиновничество в союзе с назначенными олигархами, уголовное право стали применять для конкурентной борьбы (тогда в пределах бизнеса). Удачную идею подхватила власть, тем более что союз с силовиками уже просматривался. Система правоприменения, от законотворчества и до ГУИН через следствие, прокуратуру, суд и прочее, была сориентирована на возможность обвинения, управляемость судебного решения, произвольность наказания и ужас его отбывания. Машина, построенная для обуздания чиновничества и укрощения олигархов, прекрасно сработала: единицы пытались сопротивляться, остальные к 2004 году научились ходить строем и петь хором.

Но машина-то осталась, более того, осталась в руках новой привилегированной группы, которая, с одной стороны, должна была служить власти защитой, а с другой — реализовывать свои привилегии. И машина не прекратила свою работу, благо во главе этой группы стояли люди, привыкшие держать в руках молоток правосудия, а во всем вокруг видеть гвозди. Конечно в основном эта машина использовалась и используется все для той же коррупции. Но растущие силовые органы — в России сегодня попадание детей в силовики не только почти единственный социальный лифт, но и предел мечтаний для большинства матерей — требуют адекватной занятости (или ее имитации). Бюрократия должна расти, рост надо обосновывать, дисциплина может поддерживаться только требованием активной работы — выполнения планов, например, причем планы должны все время увеличиваться.

Вот и держится работа правоохранителей на АППЛ — «аналогичных показателях прошлых лет», которые надо все время перевыполнять, иначе не будет расширения штатов, новых должностей, званий, премий. Вот поэтому силовики кровно заинтересованы в росте количества составов преступлений, то есть чтобы завтра сажали за то, за что вчера не сажали, в составах преступлений, описанных настолько нечетко, чтобы любого можно было под них подвести, в праве безнаказанно провоцировать на такие преступления (все же фальсифицировать преступления, как это бывает с подбрасыванием наркотиков, сложнее и опаснее: вдруг попадешь под каток конкурирующего клана и сам станешь частью статистики). Вот и изобретаются статьи типа 280 и 282; вот и живут в хозяйственном праве такие динозавры, как валютный контроль; вот и сохраняются в правоприменительной практике такие безумные с точки зрения здравого смысла лазейки, как возбуждение уголовного дела о нанесении ущерба без заявления потерпевшего и решения гражданского (арбитражного) суда.

Власти же по большому счету все равно, сколько блогеров сядет, сколько предпринимателей будет разорено из-за опечатки в экспортном контракте, сколько бизнесменов пойдут в тюрьму по липовому обвинению в мошенничестве. Ни «креативный класс», ни бизнесмены не являются ее, власти, партнерами, не принадлежат к сословиям, с которыми у власти есть договор; а значит, они не более чем кормовая база и ресурс для высших сословий. Конечно, крайне сомнительно, чтобы тотальная коррупция, так же как силовой беспредел, вызывала у власти позитивные чувства. Наверняка они заставляют наших высших феодалов морщиться и периодически проводить беседы с вождями силовиков и чиновников на тему «надо же знать меру». Недаром мы видим, как иногда челюсти разжимаются; недаром хорошо знакомая с тем, как «дела делаются», Симоньян доверительно пишет в соцсетях: «Не мешайте вызволять деточек, тут уже ТАКИЕ ЛЮДИ задействованы…» Но дети в тюрьме для власти — сollateral damage, неизбежная плата за социальный договор. А если происходит что-то особенно сентиментальное, «такой человек» может точечно исправить ситуацию и верить потом, что заслужил место на небесах.

Скажем даже больше. Власть совсем не хочет, чтобы в тюрьмах России было слишком много заключенных. Это и большие бюджеты, и рост антисоциальной прослойки общества, и плохой имидж. За последние десять лет, то есть как раз «в период репрессий», количество заключенных в России упало в полтора раза — в основном за счет сокращения средних сроков заключения, декриминализации части статей и отмены заключения как формы наказания по другим. И эта политика власти сильно бьет по АППЛ и еще больше толкает правоохранителей в сторону 280-й, 282-й и подобных статей.

Понимание этого должно помочь нам ориентироваться в существующей ситуации, не питать ложных иллюзий, но и не впадать в бессмысленное отчаяние. Следствием самой конструкции нашего общества является отсутствие в нем примата закона. Осужден может быть кто угодно и за что угодно. Скорее, удивительно, что еще не идет системная кампания посадок всех, кого может быть выгодно посадить — например, квартира у него хорошая, мог бы продать и откупиться. С большой вероятностью это — дело недалекого будущего.

При этом риски надо оценивать здраво. Количество заключенных в России несколько снижается и на сегодня составляет примерно 600 000 человек или 405 на 100 тысяч. Из них около половины осуждены за убийства, разбойные нападения или кражи. Осужденных по другим статьям (а половина из них — за незаконный оборот наркотиков, но мы не будем исключать ее из-за опасности «подброса») всего 0,2% населения или 0,3%, если исключить детей. При среднем сроке заключения по этим статьям около 5 лет, за 60 лет взрослой жизни (живите долго) при чисто случайной выборке «кого посадить» у вас сегодня вероятность попасть в тюрьму составляет меньше 4%. Это примерно равно вероятности погибнуть в автокатастрофе или от случайной травмы.

Существует, конечно, несколько очевидных советов, сокращающих риски. Не надо публиковать картинки и слова, за которые можно зацепиться — так вы сами нарываетесь на дело, и вам даже спасибо не скажут. Не надо заниматься бизнесом, а если все же очень надо, то занимайтесь бизнесом, по возможности не имеющим активов или имеющим их за рубежом, не взаимодействуйте с государством и не дай бог не берите у него деньги, не лезьте в сферы, где кормятся «привилегированные» (природные ресурсы, базовая логистика, госзаказ и прочее), не создавайте сложных трансграничных схем. Не надо участвовать в публичных акциях — толку от них все равно ровно ноль, а возможность вас репрессировать колоссальная. Ни в коем случае не надо создавать или участвовать в организациях, если в их документах записано хоть что-то о политике (за исключением общеизвестных и давно существующих), особенно если это предлагают малознакомые люди. Польза от таких организаций ноль всегда, не обольщайтесь, а вы — готовый кандидат под 280-ю. Не занимайтесь в России никакой наукой, где есть связь, заказ или совместная работа с «оборонкой» или идет речь о материалах и технологиях двойного назначения. То же самое касается работы с наркотическими веществами в любой форме, даже сугубо теоретической. Наркотики — вообще страшная тема, стоит следить за собой: от категорического предупреждения осмотров и обысков вашей машины, сумки, карманов или жилища без независимых свидетелей (и то непонятно, поможет ли) до категорического запрета на посты во «ВКонтакте» о кайфе в Амстердаме или ношение майки с характерным зеленым листком.

Но также не надо думать, что выполнение этих рекомендаций гарантирует, что за вами не придут. Потребуется выполнить план или получить с вас денег, или освободить место на парковке, потому что судье некуда машину поставить, — и дело найдется и для вас.

Неправда, что общественный резонанс, «да вы знаете, кто я такой?» или хороший адвокат являются панацеей и могут вас защитить. Резонанс вам создать не удастся, если таинственные силы не сочтут, что он нужен: вот в случае «Нового величия» резонанс достался только двум арестованным — и все, бетонная стена. Без резонанса сидят профессора, бизнесмены, блогеры и вообще кто попало. Ваш вклад в величие державы и международное имя сегодня никому не нужны — лучшие ученые и режиссеры садятся как миленькие, чтобы обеспечить премией младшего оперуполномоченного, а другие лучшие ученые и режиссеры, которые делали ровно то же самое, гуляют на свободе: то ли до поры, то ли как повезет. Похоже, единственное, что пока еще как-то (не понятно, как точно) работает в этой системе, — это заступничество с самого верха, причем не публичное — как раз публичное заступничество вызывает упрямство органов: «на нас нельзя влиять», — а кулуарное. Как его обеспечивать, я в принципе не знаю, тут вам нужны другие советчики.

В целом же надо держать в голове важную истину: жизнь в России сравнительно опасна, и нет простых правил, как эту опасность нивелировать. Хотя уменьшить ее, конечно, можно. Так что, как часто бывало в истории России, каждому, кто не принадлежит к «элите» и/или не очень хочет к ней принадлежать, остается для себя решить: принимать такие риски и оставаться или не принимать — и уезжать. Кстати, никто не сказал, что решение это однозначно. Тут каждый выбирает сам.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 21 августа 2018 > № 2709721 Андрей Мовчан


Россия. ЦФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 21 августа 2018 > № 2708952 Владимир Путин

Обращение к участникам и гостям форума «Армия-2018».

Владимир Путин обратился к участникам и гостям Международного военно-технического форума «Армия-2018».

Основные мероприятия форума пройдут с 21 по 26 августа в выставочном центре «Патриот», на аэродроме Кубинка и полигоне «Алабино». В рамках мероприятий предусмотрены экспозиционная, демонстрационная и научно-деловая программы.

Форум «Армия-2018» представляет собой комплексное мероприятие, которое помимо основной экспозиции включает в себя специальные проекты: Международную выставку высокопроизводительного оборудования и технологий для перевооружения предприятий ОПК «IntellTechExpo: Интеллектуальные промышленные технологии – 2018» и специализированную экспозицию «Инновационный клуб».

В рамках форума состоится научно-деловая программа, объединяющая более 140 мероприятий различных форматов по основным тематическим направлениям.

Демонстрационная программа традиционно станет зрелищным событием и продемонстрирует мощь российского вооружения, военной и специальной техники.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья!

Рад приветствовать участников и гостей Международного военно-технического форума «Армия-2018».

По традиции этот масштабный смотр новейших разработок оборонной промышленности собирает ведущих российских и зарубежных специалистов, служит востребованной площадкой для обсуждения вопросов военно-технического сотрудничества и, конечно, содействует укреплению партнёрских контактов между оборонными ведомствами разных стран. Ведь только вместе, доверяя друг другу, мы сможем противостоять общим вызовам и угрозам, обеспечить глобальную стабильность и безопасность.

Убеждён, что обширная программа форума вновь убедительно продемонстрирует огромный потенциал наших оружейников: конструкторов, инженеров, рабочих. Именно их руками, талантом создаётся уникальная техника для армии и флота России.

И конечно, яркими, запоминающимися страницами программы форума станут показы передовых образцов военной техники, захватывающие выступления авиационных пилотажных групп.

Особо хотел бы обратиться к молодёжи, к тем ребятам, которые впервые придут посмотреть на экспозиции и выставки. Убеждён, вы не просто узнаете много нового и интересного, но в полной мере прочувствуете, как высока честь быть защитником Родины, какие возможности для самореализации, для труда и созидания открываются сегодня в науке, оборонно-промышленном комплексе и других отраслях экономики. Всё зависит от вашего усердия, трудолюбия, нацеленности на результат в работе, стремления добиваться успеха и приносить пользу России.

Желаю участникам и гостям форума здоровья и всего самого доброго.

Россия. ЦФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 21 августа 2018 > № 2708952 Владимир Путин


Азербайджан. Армения. США. ОДКБ. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 августа 2018 > № 2708573 Сергей Маркедонов

Расширяя евразийское НАТО. Присоединится ли Азербайджан к ОДКБ?

Сергей Маркедонов

Любые предложения о сотрудничестве, которые не приближают возвращение Карабаха, Азербайджан либо блокирует, либо старательно обходит. Так было и с ДКБ, и с Таможенным союзом, и с ЕАЭС. Попросту говоря, Баку не видит смысла состоять в одном объединении с Ереваном, если вопрос, который в Азербайджане считается политическим приоритетом номер один, не сдвинется с места

В Азербайджане всерьез заговорили о возможном вступлении страны в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Сначала известный портал Haqqin.az по итогам каспийского саммита в Актау разместил статью «Пять путинских букв для Азербайджана – ОДКБ и...». Вскоре там же появилось интервью председателя комитета по правовым вопросам и госстроительству в азербайджанском парламенте Али Гусейнли. По его словам, в «новых геополитических обстоятельствах» можно рассмотреть участие Баку в ОДКБ.

Понятно, что в Азербайджане такие дискуссии не стали бы начинать без отмашки сверху. Но означает ли это, что в скором времени мы увидим расширение ОДКБ за счет Азербайджана? И если это произойдет, то как примирить такое расширение с тем, что в ОДКБ уже давно состоит Армения, конфликтующая с Азербайджаном за Карабах?

Возможные выгоды

Присоединение Азербайджана к «евразийскому НАТО», то есть ОДКБ, обсуждают не в первый раз. И определенные основания говорить, что Баку мог бы присоединиться к этому интеграционному объединению, действительно имеются.

Во-первых, в свое время Азербайджан уже был участником Договора о коллективной безопасности (ДКБ), который Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан заключили 15 мая 1992 года. Баку поставил под ним свою подпись 24 сентября 1993 года, то есть даже раньше, чем Белоруссия. Договор вступил в силу в 1994 году и предполагал продление через пять лет. Но в 1999 году Азербайджан и Грузия отказались от дальнейшего участия в ДКБ, объясняя это тем, что организация не способствует урегулированию этнополитических конфликтов на условиях, выгодных Баку и Тбилиси.

Таким образом, у Азербайджана уже был опыт евразийской военно-политической интеграции, пусть в итоге Баку и не присоединился к интеграционному объединению, выстроенному на основе ДКБ. Мало того, в 2005 году президент Ильхам Алиев пообещал взять документы ОДКБ «для изучения», но дальше этого декларативного заявления дело тогда не пошло.

Во-вторых, вступление в ОДКБ могло бы дать Баку определенные выгоды в области военно-технического сотрудничества. Сегодня вооружение в прикаспийские республики поставляют Россия, Белоруссия и Украина. Первые две страны входят в ОДКБ, а третья хоть и стремится в НАТО, но продает Азербайджану военную технику советского образца. ОДКБ во многом облегчила бы взаимодействие в этой области, ведь участие в организации предполагает военно-техническую кооперацию на льготных условиях, а не по жестким рыночным правилам. Та же Армения остается в ОДКБ, где далеко не все готовы безоговорочно поддерживать Ереван, во многом благодаря скидкам на вооружение.

Не уходя далеко от карабахского конфликта, можно продолжить, что участие Азербайджана и Армении в одной интеграционной структуре заставит Москву стать более требовательной к Еревану и оказывать на него более жесткое давление.

В-третьих, вступление в ОДКБ смотрится вполне логично на фоне того, что Россия всегда рассматривала Азербайджан как стратегического партнера (о чем не раз публично говорили первые лица страны). Это обусловлено несколькими факторами. Среди них и общая сухопутная граница по дагестанскому участку (284 км), и соседство по акватории Каспийского моря. Недавнее подписание Конвенции о правовом статусе Каспия также подкрепило двусторонние отношения.

Россия участвует в разрешении нагорно-карабахского конфликта. Причем в отличие от случая с Грузией, где Тбилиси занимает непримиримо антироссийскую позицию из-за Абхазии и Южной Осетии, Баку поддерживает российское участие в мирном процессе, хотя время от времени и критикует Москву. Наконец, в двусторонних отношениях большую роль играют диаспоры (азербайджанцы в России, русские и представители дагестанских народов в Азербайджане).

Если бы вопрос о перспективах интеграции Баку в ОДКБ сводился только к вышеперечисленным факторам, статью можно было бы завершить оптимистичным прогнозом о скором пополнении организации новым участником. Однако тут есть немало других обстоятельств, заставляющих усомниться в возможности участия Азербайджана в «евразийском НАТО».

Равноудаленность Баку

Прежде всего, внешнеполитическая доктрина постсоветского Азербайджана базируется на демонстративном уклонении от любых интеграционных структур – как прозападных, так и евразийских. Баку многие годы «изучает документы» ОДКБ и при этом вовлечен в активную кооперацию с НАТО. Так, в 2017 году Баку и Брюссель утвердили обновленный индивидуальный план натовской программы планирования и обзора (ИПАП). Азербайджанские военные принимали участие в операциях альянса в Косове, Ираке, Афганистане. Весьма значительна логистическая помощь Баку в доставке натовских грузов из Европы в Афганистан. При этом в отличие от Грузии Азербайджан не ставит своей стратегической целью вступить в НАТО и в 2011 году стал членом Движения неприсоединившихся стран.

Важнейшим стратегическим союзником Баку остается Анкара. Сегодня у всех на виду американо-турецкая конфронтация, но пока никто не ставил вопрос о выходе Турции из НАТО, а в альянсе эта страна обладает вторым военным потенциалом после США. Одновременно Турция играет важнейшую роль в поставках вооружения Азербайджану и подготовке его офицерского корпуса, а также активно поддерживает Баку по карабахскому вопросу. Во многом именно азербайджанский фактор остановил нормализацию армяно-турецких отношений.

Азербайджан – участник Восточного партнерства ЕС, но в отличие от Тбилиси заявил, что не готов подписать соглашение об ассоциации с Брюсселем. Тем не менее в экономическом плане Азербайджан теснейшим образом связан с Западом.

В будущем году Баку планирует широко отметить 25-ю годовщину «контракта века» – соглашения между Азербайджаном и двенадцатью западными нефтяными гигантами. Именно этот документ до сих пор во многом определяет азербайджанский внешнеполитический и внешнеэкономический курс. Это соответствует таким приоритетам США, как «продвижение геополитического плюрализма» и «обеспечение поставок каспийской нефти и газа в Европу». По словам известного эксперта Джеффри Манкоффа из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), «значение поставок каспийских энергоресурсов для Европы может пойти на убыль, но США все же будут поддерживать трубопроводы через Южный Кавказ как средство для обеспечения геополитического плюрализма».

Иными словами, Баку сумел приспособить свою стратегию под энергетические фобии США и ЕС относительно «нефтегазового оружия» России и «энергетической империи», которую Москва якобы стремится создать на месте бывшего СССР. Уже не первый год Азербайджан – неотъемлемая часть «геополитического плюрализма». Это позволяет ему избегать критики со стороны Вашингтона и Брюсселя по поводу нарушений прав человека и отступлений от демократических норм. Всякий раз, когда правозащитники из США и европейских стран ставят вопрос о несоответствии азербайджанской политики высоким стандартам свободы, прагматики из Госдепартамента и Еврокомиссии заявляют о важности партнерства с Баку, особенно на фоне растущего напряжения между Тегераном и Вашингтоном.

Азербайджанские власти несколько раз меняли собственную Конституцию, чтобы один и тот же президент мог занимать свой пост более двух сроков, а его супруга стала вице-президентом страны. Послужило ли это поводом для введения жестких санкций, установления экономической блокады или включения высокопоставленных чиновников в «черные списки»? Риторический вопрос.

Таким образом, и Россия, и Запад рассматривают Азербайджан в качестве ценного партнера. В отличие от своих соседей он обладает сильной, по региональным меркам, экономикой и достаточными ресурсами, чтобы балансировать между крупными державами, не присоединяясь окончательно ни к одному из лагерей.

Баку удается выдерживать эту линию в отношениях не только с Москвой, Вашингтоном и Брюсселем, но и на ближневосточном направлении. Азербайджан – важный энергетический партнер Израиля и покупатель его вооружения, что не мешает Баку поддерживать в ООН позицию Палестинской администрации и выступать за провозглашение независимой Палестины. Одновременно Азербайджан укрепляет отношения с Ираном, видя в нем потенциального экономического партнера по проекту «Север – Юг» и кооперации на Каспии. Поэтому Баку незачем добровольно сужать себе пространство для маневра, отталкивая западных партнеров и делая окончательный выбор в пользу евразийского вектора. «Контракту века» Москве, по большому счету, противопоставить нечего, и в Баку это прекрасно понимают.

Ереван в уме

Зачем же тогда вообще азербайджанские медиа и политики поднимают тему ОДКБ, формируя завышенные ожидания как у внутренней аудитории, так и у российских партнеров? Причин тут несколько. В скором времени должна пройти встреча Владимира Путина и Ильхама Алиева. Каждые такие переговоры – повод для своеобразной конкуренции между Баку и Ереваном. И сегодня азербайджанская сторона пытается по полной использовать фобии Кремля, связанные с цветной революцией в Армении.

Нельзя сказать, чтобы армянские политики не давали для этого оснований. Да, за сто дней пребывания у власти новое правительство Никола Пашиняна не допустило ни одного высказывания, способного поставить под сомнение стратегический союз между Ереваном и Москвой. Но некоторые шаги во внутренней политике (арест экс-президента Роберта Кочаряна, преследование генсека ОДКБ генерала Юрия Хачатурова, избирательная антикоррупционная кампания, обыски в дочерней компании РЖД Южно-Кавказские железные дороги) создали вокруг Армении непростой эмоциональный фон. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров уже заявил об «озабоченности» Москвы внутренней ситуацией в стране-союзнице.

Кроме того, Никол Пашинян занял более жесткую, чем его предшественник Серж Саргсян, позицию по отношению к карабахскому урегулированию. Поэтому неудивительно, что Баку стремится сыграть на этих разногласиях между Москвой и Ереваном, а также использовать позитив, достигнутый во время саммита в Актау. Очевидно, что Путин и Алиев обсудят Карабах и общую ситуацию в регионе. Как тут не попытаться представить себя более надежным, стабильным и предсказуемым партнером России? У упомянутого депутата Али Гусейнли, инициатора обсуждения вступления Азербайджана в ОДКБ, этот тезис проходит через все интервью.

Но думается, и в Москве, и в Баку понимают, что реальное политическое сближение между ними сегодня маловероятно.

В Азербайджане под «разрешением конфликта в Карабахе» понимают победу над Арменией и армянами (именно так азербайджанские власти обозначают своих противников) и возвращение под контроль Баку «азербайджанских» территорий. И любые предложения о сотрудничестве, которые не приближают этот результат, Азербайджан либо блокирует, либо старательно обходит. Так было и с ДКБ, и с Таможенным союзом, и с ЕАЭС. Попросту говоря, Баку не видит смысла состоять в одном объединении с Ереваном, если вопрос, который в Азербайджане считается политическим приоритетом номер один, не сдвинется с места.

В Москве, в свою очередь, тоже осознают, что пребывание Баку и Еревана в одном интеграционном блоке неизбежно превратит его проект в клон СНГ или аналог переговоров по карабахскому урегулированию. Содержательно решать те или интеграционные вопросы или даже обсуждать их станет невозможно.

Означает ли это, что между Баку и Москвой невозможно взаимовыгодное сотрудничество? Никоим образом. При всех противоречиях такое сотрудничество в различных двусторонних форматах уже идет и, скорее всего, будет продолжено. Как бы ни были интересны правящему режиму Азербайджана западные энергетические проекты, в России Баку видит внешний источник своей легитимации (Кремль не будет становиться в позу из-за количества президентских сроков или прав человека), а также партнера по сдерживанию радикального исламизма и возможного участника общих экономических программ.

Только вряд ли все это приведет к вступлению Азербайджана в ОДКБ. Баку и «евразийское НАТО», скорее всего, и дальше пойдут параллельными курсами.

Азербайджан. Армения. США. ОДКБ. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 августа 2018 > № 2708573 Сергей Маркедонов


КНДР. США. Корея > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 августа 2018 > № 2708250 Андрей Ланьков

Почему все верят в разоружение Северной Кореи, которого нет

Андрей Ланьков

Все три главных участника процесса – обе Кореи и США – заинтересованы в том, чтобы излучать оптимизм и делать вид, что в разоружении Северной Кореи все идет по плану. Поэтому отсутствие реального прогресса в урегулировании корейской ядерной проблемы пока не вызывает ни у кого возражений

Если посмотреть, что писали мировые СМИ о ядерной проблеме Северной Кореи в последние два-три месяца, то видно, что, несмотря на отдельные сомнения, там царит обстановка оптимизма. В мае – июне большинство СМИ сообщили, что Северная Корея, дескать, «начала процесс ядерного разоружения». Соответственно, большинство полагает, что процесс этот продолжается.

В действительности ни о каком разоружении речи не идет. Весной Пхеньян сделал определенные уступки – ввел мораторий на ядерные испытания и ракетные запуски, согласился взорвать часть сооружений на ядерном полигоне и так далее. Однако с тех пор никаких дополнительных шагов по пути, ведущему к ядерному разоружению, Пхеньян не сделал.

Тем не менее оптимизм СМИ не слишком ослаб, и причина этого скрывается в официальной позиции всех трех главных игроков – США и обеих Корей. Близкие к правительственным кругам СМИ во всех трех странах заверяют свою аудиторию в том, что процесс ядерного разоружения продолжается. Делается это с подачи высшего руководства соответствующих стран. Что бы ни происходило в действительности, в нынешней ситуации и Ким Чен Ын, и Мун Чжэ Ин, и Дональд Трамп заинтересованы в том, чтобы излучать оптимизм.

Зачем это Киму

Начнем, пожалуй, с Ким Чен Ына. Причины его действий достаточно просты: из соображений элементарного выживания – как своего собственного, так и своей страны – ему необходимо создавать впечатление, что дело идет к ядерному разоружению.

В 2017 году Северная Корея столкнулась с невиданной доселе двойной угрозой. С одной стороны, к власти в США пришел Дональд Трамп, который отличался от своих предшественников тем, что, как многим казалось, был готов применить против Северной Кореи силу, если она будет и дальше развивать свою ядерную программу. Подразумевалось, что Трампа не остановит то, что останавливало его предшественников – вероятность того, что, подвергшись американской атаке, Северная Корея нанесет в ответ удар по Сеулу, гигантской агломерации с населением 25 миллионов человек, которая почти целиком находится в зоне досягаемости северокорейской тяжелой артиллерии.

Не исключено и даже вероятно, что те воинственные угрозы, поток которых извергался из Вашингтона на протяжении всего 2017 года, были блефом. Тем не менее и в Пхеньяне, и в других столицах заинтересованных стран эти угрозы восприняли вполне всерьез – и решили действовать соответственно.

Вдобавок летом 2017 года свою позицию по северокорейскому вопросу кардинально пересмотрел Китай, который фактически создал единый фронт с США и держал этот фронт до мая – июня 2018 года. Китайские дипломаты поддержали в Совете Безопасности ООН беспрецедентный по своей жесткости пакет санкций против КНДР, а китайские таможенники и спецслужбисты отнеслись к воплощению в жизнь этих санкций с максимальной серьезностью, задерживая подозрительные товары на границе и энергично пресекая попытки контрабанды. В результате к началу 2018 года Северная Корея оказалась в ситуации, которую вполне можно описать как экономическую блокаду.

В этой обстановке Пхеньяну пришлось пойти на уступки. Понятно, что Ким Чен Ын и северокорейская элита не собираются отказываться от ядерного оружия ни при каких обстоятельствах. Они хорошо помнят, что случилось с режимом Саддама Хусейна в Ираке и с режимом Муаммара Каддафи в Ливии, и уверены в том, что подобная судьба ждет и их, если, конечно, они откажутся от ядерного оружия. Однако в той критической ситуации, в которой оказалась Северная Корея во второй половине 2017 года, северокорейское руководство, похоже, было готово пойти на серьезные уступки и резко сократить свой ядерный потенциал.

Впрочем, северокорейцам несказанно повезло. Весной 2018 года Дональд Трамп, проявив нетипичную для политика верность своим предвыборным обещаниям, объявил торговую войну Китаю. Это заставило китайцев пересмотреть свое отношение к северокорейскому вопросу. Хотя формально старые санкции против Северной Кореи остаются в силе, на практике китайские пограничные власти закрывают глаза и на деятельность местных контрабандистов, и на хитроумные бизнес-схемы мелких китайских фирм, с удовольствием продающих в Северную Корею санкционные товары и ввозящих из Северной Кореи товары, запрещенные к экспорту. Полуофициальная и контрабандная торговля на границе резко оживилась. Скорее всего, доходов, которые Северная Корея получает от этого вида деятельности, не хватит для того, чтобы обеспечивать быстрый экономический рост, но вполне хватит, чтобы оставаться на плаву.

Очередной разворот Китая означает, что Ким Чен Ын и его советники, равно как и вся северокорейская элита, могут теперь перевести дух. Однако внешняя угроза хоть и ослабла, но не исчезла полностью – у власти в Белом доме по-прежнему находится президент, который, как многие считают, способен на применение военной силы. Поскольку никому из северокорейских генералов, бизнесменов и чиновников не хочется, чтобы однажды утром его разбудил рев двигателей заходящей на цель американской крылатой ракеты, им необходимо как-то контролировать Трампа. Именно этим северокорейская дипломатия сейчас и занимается.

Тактика, которой придерживается Северная Корея в последнее время и которой она, скорее всего, будет придерживаться в обозримом будущем (в идеальной для Пхеньяна ситуации – до конца президентского срока Трампа), заключается в том, что Северная Корея, избегая принципиальных уступок, способных нанести ощутимый ущерб ее ядерному потенциалу, тем не менее время от времени идет на уступки символические – желательно обратимые, но достаточно зрелищные. Цель этих уступок – создать впечатление, что процесс ядерного разоружения продолжается, и таким образом снизить вероятность того, что сторонники жесткой линии, которых в Вашингтоне хватает, возьмут вверх.

Скорее всего, следующей такой уступкой будет демонтаж и подрыв части сооружений на северокорейском ракетном полигоне Сохэ. Большая часть этих сооружений не представляет особой ценности и при необходимости может быть легко восстановлена. Однако подобная операция даст приглашенным иностранным журналистам возможность снять эффектную картинку и укрепит впечатление, что «процесс ядерного разоружения Северной Кореи» продолжается.

Зачем это Сеулу

У Мун Чжэ Ина и южнокорейского руководства тоже имеются основания для того, чтобы уверять всех, что «все идет по плану» – вне зависимости от того, что происходит на самом деле. Парадоксальным образом интересы Сеула сейчас совпадают с интересами Пхеньяна – в обеих столицах стремятся не допустить того, чтобы Дональд Трамп пошел на применение силы.

В Южной Корее северокорейская ядерная программа никого не приводит в восторг. Но понятно, что в ближайшие годы Ким Чен Ын едва ли отдаст приказ о нападении на Южную Корею. Если на Корейском полуострове в ближайшие годы и возникнет вооруженный конфликт, то произойдет это по инициативе Вашингтона, а не Пхеньяна. В Сеуле резонно полагают: в долгосрочной перспективе главная угроза для безопасности Южной Кореи, возможно, действительно исходит из Пхеньяна, но вот в ближайшем будущем главным источником опасности является Белый дом и ястребы в окружении Дональда Трампа.

Именно поэтому Мун Чжэ Ин ведет дипломатическую пиар-игру, которая и по целям, и по методам на удивление совпадает с игрой Ким Чен Ына. Официальный Сеул изо всех сил стремится убедить мировое общественное мнение, что ситуация находится под контролем, а существующие проблемы будут скоро решены путем переговоров, поэтому нет никакой необходимости прибегать к радикальным мерам и силовым методам. Южнокорейская пропаганда изо всех сил старается создать впечатление, что ядерный вопрос уже почти решен и всем (в первую очередь включая США) необходимо просто проявить терпение.

Есть у южнокорейской позиции еще один аспект, связанный с существованием санкций. Дело в том, что действующий сейчас пакет санкций делает невозможным почти любое экономическое взаимодействие между Северной и Южной Кореей. Администрация Мун Чжэ Ина стремится наладить не только политические, но и экономические отношения с Севером. Понятно, что экономические контакты с Пхеньяном будут подаваться в пропаганде сеульских левых националистов (то есть партии Мун Чжэ Ина) как «равноправное сотрудничество двух корейских государств». Понятно и то, что это сотрудничество не будет ни в коей мере равноправным: на практике торговля и сотрудничество с Северной Кореей всегда прямо или косвенно субсидировались Южной Кореей, и это обстоятельство едва ли изменится в обозримом будущем.

Подобное неравноправие, впрочем, не вызывает у южнокорейского руководства ни малейшего возражения. Там считают, что экономические связи, пусть и держащиеся на южнокорейских субсидиях, являются вкладом в сохранение стабильной ситуации на Корейском полуострове. Кроме того, в окружении Мун Чжэ Ина надеются на то, что Северная Корея, получив достаточные стартовые возможности, будет ускоренно развивать свою экономику и в результате станет куда менее проблематичным соседом, чем та Северная Корея, с которой приходится иметь дело сейчас.

Однако очередной межкорейский саммит, который пройдет в сентябре в Пхеньяне, будет в первую очередь эффектным спектаклем. И Пхеньян, и Сеул хотели бы подписать там какие-то конкретные экономические договоренности, но сделать это они никак не смогут – принятые с американо-китайской подачи в 2017 году новые санкции ООН делают незаконными практически любые совместные экономические проекты. Скорее всего, стороны ограничатся уверениями в дружбе, патетическими заявлениями и соглашениями о культурных обменах – благо санкции не запрещают ни футбольные матчи, ни концерты эстрадных групп.

Для того чтобы двигаться дальше, и Сеулу, и Пхеньяну необходимо, чтобы санкции были пересмотрены и по меньшей мере возвращены на уровень 2016 года. Однако ослабление санкций – дело не простое. Санкции приняты Советом Безопасности ООН, и пересмотр их возможен только в том случае, если все постоянные члены Совета Безопасности поддержат соответствующее решение. Россия и Китай не возражают против ослабления санкций – более того, соответствующие предложения уже неоднократно делались и российскими, и китайскими представителями в ООН. Но тут необходимо согласие США.

Ведя свою пиар-пропагандистскую кампанию, Мун Чжэ Ин и его окружение, по-видимому, рассчитывают и на то, что им удастся повлиять на американскую позицию и добиться согласия Вашингтона на ослабление санкций, ведь если дело благополучно идет к ядерному разоружению, то получается, что в сохранении максимальных санкций нет нужды. Эти надежды, скорее всего, необоснованные: в американском истеблишменте позиция по вопросу о санкциях сейчас весьма жесткая – причем не только у ястребов, но и среди сторонников умеренной линии.

Подавляющее большинство американских экспертов и дипломатов уверены в том, что на ослабление санкций не следует идти до тех пор, пока Северная Корея не сделает «значительные» шаги на пути к ядерному разоружению. Поскольку таких шагов Северная Корея, понятно, делать не собирается, то и разговоры об ослаблении санкций ни к чему не приведут. Тем не менее в Сеуле надежды на ослабление санкций никуда не исчезли, и они в немалой степени определяют южнокорейскую политику.

Зачем это Трампу

Третья сторона процесса – президент Дональд Трамп. В отличие от двух других участников его мотивы понять сейчас существенно сложнее. Не исключено, что Трамп действительно надеется на то, что Северная Корея рано или поздно согласится на ядерное разоружение. Судя по всему, Трамп относится к Ким Чен Ыну с определенной личной симпатией (бывшему торговцу недвижимостью и шоумену вообще нравятся экзотические и сильные личности). Кроме того, между Ким Чен Ыном и Дональдом Трампом существует прямой канал связи, о содержании контактов по которому сотрудникам администрации известно очень мало.

Показательно, что в северокорейских СМИ, где в последнее время ругают США за неготовность идти на дополнительные уступки, всегда подчеркивают, что виновны в подобном поведении чиновники, а никак не президент, о котором сейчас в печати КНДР говорят с подчеркнутым уважением (хотя год назад в тех же газетах его именовали «старым маразматиком»). Не исключено, что Трамп и правда верит тому, что ему сказал (и, возможно, продолжает говорить) Ким Чен Ын, и ожидает ядерного разоружения. Если это действительно так, то президента США ждет немалое разочарование.

Впрочем, не исключено, что Трампом движут более прагматические соображения. После того как он и Ким Чен Ын в июне 2018 года подписали в Сингапуре крайне туманное соглашение, Трамп представил эти невнятные договоренности своим сторонникам как доказательство некоего эпохального прорыва, как подтверждение того, что северокорейская ядерная проблема наконец решена (именно так он и написал в твиттере, заверив американцев в том, что они, дескать, «могут спать спокойно»).

Утверждения эти никакого отношения к реальности не имеют. Однако для Трампа желательно, чтобы эти утверждения в ближайшее время не опроверг никто, включая суровую реальность. Поэтому не исключено, что Дональд Трамп, в целом понимая, что происходит, все равно считает, что сейчас желательно поддерживать иллюзию продолжающегося процесса разоружения. Не исключено, что Трамп надеется, что со временем ему удастся найти какое-то решение проблемы, ведь он-то считает себя непревзойденным «мастером сделки».

В окружении Трампа преобладают сторонники возвращения к жесткой линии, во главе которых стоит советник по национальной безопасности Джон Болтон. Пока, судя по всему, Болтон ждет, когда явным провалом завершится дипломатическая кампания, которую ведет госсекретарь Майк Помпео. После этого, скорее всего, произойдет новое ужесточение американской политики – если, конечно, это ужесточение будет одобрено Трампом.

Однако пока, кажется, президент Трамп не спешит с таким резким поворотом и продолжает делать вид, что «все идет по плану». Понятно, что его коллеги и в Пхеньяне, и в Сеуле только рады этому. И Ким Чен Ын, и Мун Чжэ Ин крайне заинтересованы в том, чтобы отсрочить новый кризис на Корейском полуострове, а по возможности избежать его вовсе. Именно этим и объясняется тот розовый туман, который сейчас клубится вокруг северокорейского ядерного вопроса. Впрочем, похоже, этот туман все-таки начал развеиваться под напором очевидных фактов, которые ясно свидетельствуют: никакого серьезного прогресса по вопросу северокорейского ядерного разоружения пока не наблюдается (и, добавим от себя, наблюдаться не будет).

КНДР. США. Корея > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 августа 2018 > № 2708250 Андрей Ланьков


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 августа 2018 > № 2707485 Юрий Гримчак

Апостроф (Украина): Крым нужен был России для одной цели — замминистра Юрий Гримчак

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Юрий Гримчак во второй части интервью «Апострофу» рассказал, возможен ли «реванш пророссийских сил» на Украине, какова, по его мнению, экономическая и экологическая ситуация в Крыму, а также почему владельцы кораблей, которых задерживают в Азовском море, не жалуются на действия россиян.

«Апостроф»: Насколько вероятным вы считаете реванш так называемого «бело-голубого» лагеря?

Юрий Гримчак: Я читал социологию. Условный второй тур: мол, за Юрия Бойко проголосует 86% населения. Ну не могу я в это поверить, потому что это ерунда. Кроме того, их ядерный электорат остался на оккупированных территориях. Наиболее досадным было бы, если бы победили не откровенно пророссийские силы, а те, кто не имеет принципов. Если они победят, то мы потеряем то, что есть. Сто лет назад, в 1918-м, у нас были Грушевский, Скоропадский, Петлюра. Им всем кричали «позор». А дальше пришли большевики, фактически те же русские, перестреляли всех — и уже некому было кричать «ганьба».

Возможно, самой большой ценностью сейчас является государство, которое мы потеряли в 1918-м. А что получили взамен? Голодоморы, расстрелы, убийства, «расстрелянное возрождение». Знаете, чем отличаются «порохоботы» и «зрадофилы»? Первые считают, что у нас есть наше государство, а в нем — наши президент, парламент, правительство, спецслужбы, полиция, вооруженные силы, люди, земля. Мы считаем, что наша страна не совсем идеальная, поэтому надо работать, восстанавливать и строить, возможно, даже ошибаться, но что-то делать.

«Зрадофилы» же не считают Украину своей страной. Они хотят, чтобы кто-то другой построил им идеальную, по их мнению, страну, а они решат, достаточно ли эта страна идеальна для них. Вот и вся разница. Когда сегодня на вооружение принимают артиллерийский комплекс «Богдана», я радуюсь. Но какой-то диванный эксперт говорит, что и это не так, и то не туда. А как насчет того, чтобы пойти и сделать что-то хорошо самому, по крайней мере на собственной улице? Тогда у человека будет история успеха. Но у нас таких почему-то не очень любят. Знаете, мы вот с помощником ехали и шутили, что вокруг такое «обнищание», что машины стоят в три ряда и негде приткнуться.

— Как тогда в нашей стране, где наша СБУ и наша полиция, скажем, такой человек, как Виктор Медведчук, занимается публичной политикой?

— Вы знаете, я считаю, что это наше преимущество. Даже если он в публичной политике. Когда-то я неплохо (сейчас чуть хуже) знал Уголовный процессуальный кодекс. Так вот, я писал статьи — «абевегедейки» для прокуроров, можно сказать, троллил их понемногу. Так вот у меня один вопрос ко всем, кто кричит: в каком уголовном преступлении можно обвинить господина Медведчука?

— То есть перед законом он чист?

— Я не знаю. Я верю, что он плохой человек, но если мы начнем сажать всех плохих людей, то у нас на улице никого не останется. Существуют различные уровни «плохого» человека. В чем его уголовное правонарушение? То, что он сегодня фактически выступает с точки зрения интересов Кремля… Ну, есть такое дело. Но есть ли у нас доказанные факты, что он получал оттуда деньги? Нет.

Можно ли сегодня сказать, что Рабинович у нас популист, ну и добавить еще много менее толерантных эпитетов? Можно. Но то же самое можно сказать и о других. Но у меня вопрос: нет криминала? Извините. За времена Януковича, при котором, как кое-кто говорит, лучше жилось, на меня завели два уголовных дела. Я не хочу, чтобы Медведчука сажали только потому, что кто-то считает, что он должен сидеть. Я хочу, чтобы в нашей стране людей привлекали к ответственности за совершение уголовного преступления, а не потому, что он плохой. Они сегодня хотят идти на выборы? Это их право.

Когда-то я писал статьи о том, когда человек становится избирателем и сознательным гражданином. Это происходит тогда, когда он понимает последствия своего выбора. Вы знаете, что бесплатный проезд для пенсионеров в СССР появился только в 1989 году? И он до сих пор гробит украинский коммунальный транспорт. И когда Рабинович выходит и предлагает отменить коммунальные платежи для пенсионеров, у меня возникает вопрос: а когда мы тогда ликвидируем жилой фонд как класс? Кто-то же должен за это платить. Кто? Государство? А сколько людей у нас платят налоги?

— Не меньший вопрос: а сколько людей думает, что плату за коммунальные услуги действительно надо отменить?

— Извините, но политик, который выходит и говорит такое, — не идиот! Он же вас разводит, извините, как лохов! Как донецкий могу сказать, что «лох — это судьба». Была у нас такая поговорка там. Если человек, понимая или не понимая, лезет в такие вещи, то судьба его накажет и правильно сделает.

— То есть кто поведется — тот получит по заслугам?

— Да. А там, где государство пытается регулировать все, происходит Венесуэла. Там местную валюту в обмен на доллар меняют килограммами! Хотите так жить? Нет вопросов, но мы уже так жили, люди, почему вы снова идете этим путем? Но они имеют право это делать. Это уровень зрелости общества.

— То есть он не слишком высокий.

— Он у нас всегда таким был. Когда я слышу, что «государство мне должно», то всегда удивляюсь — ты занимал что-то у него? Особенно те, кто заплатил пять копеек налогов и то давно. Например, в США существует поговорка: есть две вещи, которых невозможно избежать: смерть и налоги. И все платят. Видимо, именно поэтому Америка — такая богатая страна.

За последние четыре года мы сохранили государство, мы наметили путь, как и куда идти, но чем дальше, тем больше надо понимать, что все большее количество проблем будет решаться не государством, а каждым отдельным человеком.

— Относительно крымских проблем: что происходит с водой на полуострове?

— На 70% территории Крыма сегодня засуха, там нет воды. Почти ежедневно появляются сообщения о том, что пересыхает река, водохранилище и тому подобное. Даже несмотря на то, что последние дни шли дожди, уровень воды в водохранилищах не поднимается, потому что испарение происходит быстрее. На сегодня Крым — это фактически зона экологического бедствия. Без сомнения, сельское хозяйство умирает. Есть проблема с поставкой воды для людей. Есть много видео, на которых видно, что из крана течет нечто бурое, я уже молчу о том, что соленое. Что касается подачи воды, то страна-агрессор, Российская Федерация, не обращалась к Украине по поводу водоснабжения.

— То есть они не просили подать воду?

— Не просили. Официально — ни разу.

— А если бы обратились?

— Тогда обязательно надо было бы написать: «Уважаемая власть Украины, мы, страна-оккупант, Российская Федерация…» Так чего же, вы, ребята, обращаетесь к нам? Поскольку это оккупированная вами территория, то первый шаг для подачи воды — признание этого факта. А иначе какого черта мы должны с вами разговаривать? Если они признают, что это оккупированная территория, которая принадлежит Украине, то мы из гуманитарных соображений можем рассмотреть возможность подачи воды. Правда, надо будет посчитать, в какую сумму эта вода обойдется стране-оккупанту, Российской Федерации.

— Но вряд ли такая ситуация возможна.

— Не факт. Все возможно. Когда-то советская армия поднялась и за полгода вышла из Чехословакии, Венгрии… Вопрос в том, до какого уровня дна дойдет Российская Федерация в своем упрямом стремлении быть империей, имея при этом чуть меньше 1% мирового ВВП.

— И имея несколько оккупированных территорий, которые надо содержать.

— Считаем: Донбасс, Крым, Осетия, Абхазия, Приднестровье. Это уже пять. А еще есть Сирия. То есть у них есть куда тратить деньги.

— Россия быстро милитаризирует Крым. В чем заключаются самые серьезные угрозы?

— При всей любви к Черному морю должен сказать, что оно не такое уж и большое. Оно простреливается современным оружием вдоль и поперек, поэтому слова, что Крым выполняет роль «непотопляемого авианосца», как утверждают россияне, — это глупости. Думаю, что эсминец США, который зашел в Черное море, может в одиночку потопить весь Черноморский флот России.

— А как насчет другого поставленного оружия? Кроме того, они на крымских заводах строят новые корабли.

— И что они поставляют… Россияне замахнулись на строительство 20 корветов. Один вроде бы построили, хоть и не без проблем. Нет той силы, что была прежде. Но то, что Крым милитаризируется, — правда. Однако, помимо мониторинга экологической ситуации, мы также отслеживаем уровень освещенности Крыму. За последние четыре года он упал на 20%. Это свидетельствует о том, что туризм и промышленное производство не развиваются. Уровень освещенности повысился только на российских военных базах. Мы фиксируем, что туда заходят и обустраиваются войска. Крым был нужен им не для отдыха и уж точно не для защиты русскоязычного населения, а как военная база. Это логика 19 века. Повторяю, что современное оружие позволяет простреливать Крым и Черное море от начала до конца.

— Относительно еще меньшего моря — Азовского — задержание кораблей, которое происходит…

— Назовите хотя бы один задержанный корабль.

— Есть базы данных с длиннющими названиями и данными сухогрузов и не только.

— Нет там сегодня никакой официальной информации о задержании судов.

— А как же то, что их останавливают, проверяют, задерживают?..

— Есть соглашение 2003 года о совместном использовании Азовского моря, где такие действия Российской Федерации разрешены. Украинские военные суда и пограничники тоже имеют право останавливать и досматривать все суда, идущие через Азовское море. Насколько мне известно, ни одной жалобы на задержание судов нет.

— То есть люди, которые стоят там по пять суток, не жалуются?

— Назовите хотя бы один корабль, который пожаловался.

— Тогда почему они не жалуются на задержания, которые срывают им графики доставки груза?

— Да, мы фиксируем, трое суток я не видел, но речь обычно идет о нескольких часах. Это создает неудобства для экипажей и судовладельцев, но это не нарушение закона.

— Мы можем аналогично задерживать суда, направляющиеся в российские порты?

— Можем, но мы почти не имеем военных судов в Азовском море. Там есть пограничные катера, которые базировались в Крыму и отошли в 2014-м. А когда кто-то вам будет рассказывать, что мы должны чрезвычайно быстро создать свой мощный Военно-морской флот, скажите, что это невозможно. Строительство одного судна занимает несколько лет, а уничтожается одним залпом ракет. Поэтому вопрос, есть ли смысл создавать в Черном море мощный Военно-морской флот, если он не имеет особого применения и фактически является платформой, в которую можно попасть из любой точки Черного моря. Государственная политика не в том, чтобы бить себя в грудь и рассказывать сказки по телевизору, а в определении необходимости, возможности и принятии решений.

— И все же почему, по-вашему, владельцы судов не жалуются?

— Потому что они зарабатывают там деньги. Если их задерживают на три часа, то они что-то теряют. Но их могут задержать и на 20 часов, и на дольше. Поэтому жалоб у нас нет. Гибридная война не имеет линейного решения. То, что я вижу… Возможно, так оно и случится. Но это не военный путь.

— А какой?

— Дипломатически-политический.

— Переговоры?

— Да нет, с кем там переговариваться? С Россией? Еще раз говорю — они не нарушают законодательства.

— То есть просто пакостят.

— На то они и москали, чтобы пакостить. Они же без этого жить не могут.

— И как можем на это отвечать?

— Насколько мне известно, мы разрабатываем пути. Поверьте, из того, что происходит в современном мире, видно максимум 10%. Но в этом случае все станет понятно очень быстро. Да, мы видим, что есть такая ситуация, часть кораблей не может заходить из-за высоты моста. И как раз его строительство — это нарушение международного законодательства, норм по пользования проливами.

Несколько дней назад была годовщина войны между Россией и Грузией. Вы знаете, что Грузия проиграла почти все судебные споры? А все потому, что просто так, с шашками наголо, в международные суды не ходят. По крайней мере, если хотят выиграть. Мы ходим правильно: готовимся, собираем доказательную базу, иногда даже нанимаем международные юридические компании. Мы хотим выиграть, а не просто создать картинку того, какие мы классные. В свое время грузины пошли по пути создания картинки и проиграли. А у меня такое впечатление, что мы в последнее время плохо умеем проигрывать — нам лучше удаются победы.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 августа 2018 > № 2707485 Юрий Гримчак


Россия > Армия, полиция. Транспорт. Финансы, банки > mvd.ru, 20 августа 2018 > № 2706887 Владимир Кузин

Разобраться без инспектора.

Понятие европротокола знакомо всем владельцам страховых полисов ОСАГО. Означает оно оформление документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции. Тем не менее многие водители, попавшие в аварию, по старинке предпочитают дожидаться инспектора ДПС.

Разобраться в нюансах в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» в программе «Прямой разговор» нам помог заместитель начальника Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России генерал-майор полиции Владимир КУЗИН.

- Владимир Викторович, в каких случаях законом предусмотрена возможность оформления обстоятельств ДТП с использованием так называемого европротокола?

- Такой порядок составления документов существует с 2003 года, то есть уже в течение пятнадцати лет. Есть два условия, которые предусматривают возможность применения европротокола. Первое - если ДТП произошло между двумя транспортными средствами, но нет пострадавших. И второе - оба участника аварии должны быть застрахованы по линии ОСАГО.

Если водители согласны в оценке обстоятельств произошедшего, они совместно заполняют извещение о ДТП и передают каждый в свою страховую компанию для возмещения ущерба.

- И на какие суммы могут рассчитывать пострадавшие?

- С 1 июня текущего года вступило в силу нововведение: если документы оформляются без участия инспекторов ГИБДД, то максимальная сумма выплат составляет 100 тыс. рублей. Ранее можно было получить лишь 50. Для Москвы, Санкт-Петербурга, Ленинградской и Московской областей «потолок» поднят до 400 тыс. рублей.

- Но ведь может случиться так, что в оценке виновности участники к единодушному мнению прийти не могут. Как быть в такой ситуации?

- До 1 июня 2018 года при наличии разногласий водители должны были обратиться в ГИБДД для оформления документов о происшествии. Теперь закон позволяет самостоятельно внести информацию о том, с чем конкретно они не согласны, в бланк извещения. Однако на максимальную выплату можно рассчитывать лишь при соблюдении ещё одного условия: данные о дорожно-транспортном происшествии должны быть зафиксированы его участниками и переданы в автоматизированную информационную систему обязательного страхования посредством специального мобильного приложения Союза автостраховщиков, либо устройства ГЛОНАСС хотя бы на одном из транспортных средств. Если ни того, ни другого у водителей нет, придётся обратиться для оформления ДТП в ГИБДД.

В четырёх же названных регионах такой порядок для получения максимальной страховой выплаты предусмотрен даже в том случае, если противоречия между участниками аварии отсутствуют.

- Водители, ставшие участниками дорожно-транспортного происшествия, сегодня стараются запечатлеть ситуацию на камеры своих смартфонов. Какие требования предъявляются к фото- и видеосъёмке с места аварии?

- Если вы используете мобильное приложение, то в нём всё заложено. При ведении же самостоятельной съёмки, которая на сегодняшний день ничем не регламентируется, нужно постараться: должна быть привязка к местности, а само место происшествия хорошо видно. Это для того, чтобы потом вас не обвинили в постановке. Само собой, необходимо сфотографировать повреждения транспортного средства, то есть сделать всё, что позднее даст возможность всесторонне и объективно оценить обстоятельства случившегося, вынести решение о степени виновности того или иного водителя, определить сумму выплаты.

- Что предпринимать, если человек не согласен с размером этой выплаты? Можно ли обжаловать?

- Закон чётко определяет сумму страхового возмещения. Если она не покрывает реальный ущерб, гражданин может обратиться в суд с соответствующим иском непосредственно к виновнику происшествия.

- Понятно, что возможность оформления документов о ДТП без участия сотрудников полиции значительно облегчает работу инспекторов ДПС, у которых и без того забот хватает. А как в целом внедрение европротокола отразилось на деятельности ГИБДД?

- Надо сказать, новшество поначалу продвигалось довольно сложно. Непросто было поменять стереотипы мышления наших граждан, которые привыкли, что сотрудник Госавтоинспекции приезжает на место ДТП, оформляет необходимые документы. Кроме того, всегда было определённое недоверие, зачастую вполне обоснованное, к страховым компаниям, опасение, что в случае самостоятельного заполнения документов возможны ошибки, из-за которых в возмещении будет отказано. И люди стояли часами, дожидаясь инспектора, который зафиксирует мелкие царапины на машине.

На сегодняшний день, по данным РСА, уже до 35 % ДТП, которые попадают под действие ст. 11.1 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ (ред. от 29.12.2017) «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», оформляются гражданами самостоятельно. При этом не только уменьшается нагрузка на сотрудников Госавтоинспекции, но и дороги разгружаются от возможных пробок из-за мелких аварий. Сказывается также и повышение размера страхового возмещения, и оперативность его выплаты, а также возможность восстановления повреждённого транспортного средства на станциях технического обслуживания.

Кроме того, с 1 октября 2019 года при составлении европротокола данные о ДТП должны фиксироваться его участниками и передаваться в автоматизированную информационную систему в обязательном порядке, что также повысит доверие водителей. Думаю, со временем сотрудники Госавтоинспекции будут выезжать на места происшествий только при наличии пострадавших.

Беседу вели Роман Чупров и Андрей Шабаршов

(Щит и меч № 31, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. Транспорт. Финансы, банки > mvd.ru, 20 августа 2018 > № 2706887 Владимир Кузин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705783 Ольга Романова

Работа с молодежью. Откуда выросло дело «Нового величия»

Ольга Романова

Эти новенькие смогли снова испугать Кремль в марте 2017-го. И снова началась «работа с молодежью». И «Новое величие» с «Сетью», и студентка Мария Мотузная из Барнаула – это всё дела-ровесники, дела новейшего времени. Все они плоды жизнедеятельности нескольких групп силовиков, которым нужно доказывать свою полезность и необходимость получения зарплаты и ранней пенсии

По каким законам системы возникло и развивается дело «Нового величия»? Этих законов несколько. К праву как таковому они, конечно, отношения не имеют. Это, если позволите, «законы Системы о сохранении Системы». К изучению этих законов в том или ином виде нам еще не раз придется вернуться, причем на том же примере «Нового величия», ведь дело никуда не исчезло. Более того, осмелюсь доложить, что стало только хуже. Не девушкам – нам всем.

Нет, конечно, хорошо и гуманно, что две девушки смогли принять душ и спать в своей постели, а вокруг них их родители, и они смогут пройти медицинское обследование и поправить здоровье. Хорошо, что общество сплотилось и вышло на улицы с розовыми пони. И власть пошла на уступки.

Но на какие уступки? Домашний арест – это даже не уступка. Это не закрытие дела, не снятие обвинений, не переквалификация, в конце концов. Власть сказала своим подданным вполне средневековым языком: «Ок, в этом случае давайте не четвертовать, а просто повесим, мы ж гуманисты».

Ура! В одном уголовном деле, которое вроде как всколыхнуло многих подданных, удалось добиться замены четвертования на повешение. Действительно важная, существенная победа – но не для XXI века, она бы и в шестнадцатом считалась так себе.

Но четвертование, конечно, совсем из ряда вон. Отсидятся на домашнем, поправят здоровье, со всеми простятся и уедут в Мордовию года на четыре. Юношам дадут больше. Ну а если выпадет условный срок, то кремлевские пропагандисты непременно скажут нам, каких добрых генералов каких ведомств следует поминать в ежедневных молитвах. Ибо генералы ж не крокодилы, у самих вон внучки подрастают.

А виноват, кстати, во всем Навальный.

День, когда все изменилось

И это, как ни парадоксально, отчасти действительно так. Вообще весь вал политически заряженных дел новейшего времени смело можно напрямую связать с антикоррупционными протестами 26 марта 2017 года. Этот день произвел на власть большое впечатление. И с этого момента силовики резко изменили стратегию. Давайте сначала посмотрим, какой она была до 26 марта 2017 года.

Стратегия подавления до марта 2017 года сформировалась, в свою очередь, под воздействием протестов 2011–2012 годов. Еще при президенте Дмитрии Медведеве в МВД было расформировано и в общем-то разгромлено подразделение, которое боролось с организованной преступностью. В 2008 году, только-только став президентом, Медведев принял решение о ликвидации службы по борьбе с организованной преступностью и создании на ее базе подразделений по борьбе с экстремизмом и государственной защите.

Многие действительно высококлассные специалисты, хорошо знавшие реальную преступность, тогда из МВД ушли. Именно Медведев на базе знаменитого РУБОП создал центр «Э» – так он стал называться с марта 2011 года. Именно центр «Э» и его знаменитые сотрудники (например, Алексей Окопный, он же Леша Улыбка) начали играть значительную роль в запугивании оппозиционно настроенных граждан и заниматься вербовкой своих агентов в этой среде. Дело 6 мая 2012 года («болотное дело») очень серьезно сказалось на протестных настроениях в России, и к 2017 году с протестными акциями вроде бы было покончено.

До сих пор мы еще ни слова не сказали о роли ФСБ в этих событиях. Да ее особо и не было, все звезды словил центр «Э». Но после событий 2011–2012 годов было сильно укреплено Управление по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ РФ (УЗКСиБТ). УЗКСиБТ отчасти стало наследником знаменитого Пятого управления КГБ, которое занималось идеологической контрразведкой. Поэтому совершенно неудивительно, что именно это управление курирует уголовное дело «Седьмой студии» и Кирилла Серебренникова. Меня и «Русь сидящую», кстати, ведет та же бригада. То есть формально СК, конечно, но не знать своих кураторов в УЗКСиБТ по нынешнем временам неприлично.

До последнего времени укрепленным и усиленным службам заняться было, по большому счету, нечем. Ну какие у нас экстремисты? Какие такие реальные игиловцы (члены запрещенной в России организации)? Самой знаменитой осужденной, связанной каким-то замысловатым образом с парнем из ИГИЛ, стала юная студентка Варя Караулова, получившая 4,5 года колонии практически за то, что влюбилась и попыталась бежать за любимым в Сирию, чего ей сделать не удалось.

Никому не известно, какие такие серьезные экстремистские преступления предотвращают в УЗКСиБТ, а также в центре «Э», которые все чаще действуют рука об руку. Зато таких «террористок», как Варя Караулова, стало появляться все больше. Это не говоря уже об «экстремистах», получающих сроки за комментарий, картинку или лайк.

Это удобная работа, кабинетная, непыльная. Не надо сидеть в засаде, не надо допрашивать бомжей, не надо ехать в морг. Для начала (и для конца) дела следователю нужен лишь условный понятой и его собственный рабочий компьютер. Он заходит на страничку в соцсети, делает скриншоты и оформляет акт осмотра, и именно в этот момент в 99 процентах случаев и будет установлена чья-то вина. Всё. Ничего больше не нужно, чтобы гражданин получил пару лет.

Сколько можно продержаться на такой прекрасной работе? Долго. Но есть риск до пенсии в таком режиме и не доработать. Переловишь, не дай бог, всех экстремистов – вот как РУБОП поймал всю организованную преступность, и что? Расформируют – и куда? В Сирию к Пригожину?

То есть перед службами явственно замаячила цель: оправдать свое существование на фоне отсутствия реальных угроз. А тут как раз Навальный с мартом 2017 года.

После марта 17-го

Нет, я не хочу сказать, что Навальный работает на ФСБ, на центр «Э», на Кремль или на Ротшильдов. Просто он такой человек.

Пока Навальный боролся с кровавым режимом, кровавые опричники кровавого режима придумали себе очень удобное ноу-хау. Ты просто смотришь, кто к нему ходит. К нему и еще к нескольким людям (людям-институтам, с позволения сказать – как раньше ходили в МШПИ или в «Голос»), переписываешь их и пасешь. Рано или поздно они сделают что-то, за что их можно будет посадить. Главное, фиксировать все – пригодится, чтобы сразу было видно, что перед судом предстал не рядовой Вася Батарейкин, а матерый враг конституционного строя.

Это совершенно ничего не значащая в теории фраза в стране, где ежесекундно и повсеместно, особенно в суде, попирается Конституция, на следствии и в том же суде имеет беспроигрышный успех.

Но это сейчас. Еще полтора года назад такого успеха могло и не быть. Лидеры протеста кто сел, кто уехал, Борис Немцов убит. А Навальный, казалось бы, полностью дискредитирован слаженной работой пропагандистов.

И вдруг внезапно в марте 2017 года оказалось, что нет. Оказалось, что выросло целое поколение, которое и не помнит других лидеров протеста. И не помнит ничего про 2012 год. Меня в свое время поразил разговор с Ольгой Лозиной, задержанной 26 марта и ставшей невольным символом того протеста, – она сказала, что ничего не знает про дело 6 мая 2012 года. Это новенькие.

Это они, новенькие, смогли снова испугать Кремль в марте 2017-го. И снова началась «работа с молодежью». Новый этап.

Бьют сейчас прежде всего по молодым. За репосты, за картинки, за игры в казаки-разбойники. Это могло называться «штандер-стоп», как в детстве, а стало называться организацией «Сеть» или «Новое величие», тоже красиво, не хуже штандера. Молодых никто не держит: валите, граница открыта, уезжайте, нечего тут воду мутить, уезжайте прямо с митинга, а лучше до, или сядете, как эти или вон те.

Не уловили? Значит, применим недозволенные методы.

И они начали их применять. Ведь что случилось в деле «Нового величия»? Провокация, которую никто не отрицает, включая следствие. Агент центра «Э» по имени Руслан Д. (фамилия не названа) познакомился с молодыми ребятами, восемь юношей и две девушки, сам создал организацию, сам написал устав по борьбе с кровавым режимом и сам их сдал. Никто не отрицает этой фабулы.

Давайте теперь откроем какие-нибудь полезные законы, что они нам говорят по этому поводу. Вот есть замечательный закон: «При проведении оперативно-розыскных действий запрещено подстрекать, склонять или побуждать к совершению противоправных действий». Такое правило содержится в статье 4 Федерального закона №211-ФЗ. А вот Верховный суд выступает против провокаций спецслужб.

А что мы имеем в реальности? В реальности мы имеем даже соревнование нескольких ведомств и управлений: московское УФСБ отказалось возбуждать дело по «Новому величию», потому что пить чай в «Макдоналдсе» пока не запрещено – чем и занимались участники «Нового величия». Тогда ЦПЭ договорились с федералами (с ФСБ напрямую) и возбудили дело в обход. Вот где-то в разломе между УФСБ по Москве и области и «большим» ФСБ и надо искать тех самых знаменитых генералов, которым, конечно, очень жаль маленьких девочек, они им и порадели. Ждем теперь, когда другие генералы нанесут ответный удар.

Здесь, в обмене ударами, нет зазора для гражданского общества. Поэтому и решение в общем такое же, как по Серебренникову: пусть сидит дома, а дело идет. Потому что и Серебренников, и «Новое величие» с «Сетью», и студентка Мария Мотузная из Барнаула – это все дела-ровесники, дела новейшего времени. Все они плоды жизнедеятельности нескольких групп силовиков, которым нужно доказывать свою полезность и необходимость получения зарплаты и ранней пенсии. Что служба у них и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна, что обидно, особенно когда и на второй взгляд тоже не видна.

Они уже научились безнаказанно провоцировать людей и самостоятельно создавать им видимость состава преступления. Это очень важное для всех нас открытие 2018 года. Куда они пойдут дальше? Да уж куда-нибудь пойдут.

Вот поэтому так важно не забыть, не успокоиться и довести до конца историю с «Новым величием». А не радоваться замене четвертования на повешение. Нужно добиться наказания провокации агента. Если этого не добиться – они пойдут дальше. И реально начнут сажать за то, что рассмеялся, когда услышал анекдот.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705783 Ольга Романова


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 августа 2018 > № 2705669 Ежи Мария Новак

Wirtualna Polska: Польша расшатывает ЕС и утрачивает позиции в НАТО

Роберт Валенчак (Robert Walenciak), Wirtualna Polska, Польша

Интервью Wirtualna Polska с бывшим польским дипломатом Ежи Марией Новаком (Jerzy Maria Nowak) — профессором Академии Финансов и Бизнеса «Вистула» и заместителем директора аналитического центра «Евроатлантическая ассоциация» (SEA). Польша мутит воду в НАТО и радуется тому, что ЕС распадается, и хочет приложить руку к его разрушению, надеясь повысить уровень своей безопасности. Но реальность выглядит иначе: Польша не сможет защититься самостоятельно в условиях хаоса и формирования нового расклада сил. Если случится беда, она окажется в полном одиночестве, ведь она поссорилась с основными союзниками. А Америка далеко…

Wirtualna Polska: Польше сейчас что-то угрожает?

Ежи Мария Новак: Угроз становится все больше, поскольку и Европа, и мир становятся все менее безопасным местом. Начинают доминировать элементы хаоса, неопределенности, в итоге могут появиться проблемы, связанные с безопасностью.

— Евроатлантический фундамент пошел трещинами.

— Североатлантический альянс (в первую очередь из-за политики Трампа) становится все менее надежным. Сила НАТО — это не только военный потенциал, но в первую очередь надежность. Польша, Черногория или другое государство должны иметь 100% гарантию, что если им будет что-то угрожать, другие союзники будут действовать в соответствии с положениями пятой статьи Вашингтонского договора, придерживаясь принципа «один за всех, все за одного».

Одновременно мы наблюдаем явления более широкого масштаба, например, проблемы в Евросоюзе, который лишился прежней сплоченности, какой он обладал до недавнего времени. Популисты расшатывают ЕС. Есть также кризис, связанный с наплывом беженцев. Это явление дестабилизирует наш континент, в особенности страны Южной Европы. У Италии, Греции, а в последнее время и Испании не получается справиться с ситуацией самостоятельно. И, наконец, на горизонте остаются угрозы, связанные с климатическими изменениями и охраной окружающей среды.

— Еще существует российская угроза.

— Запад и Россия (в первую очередь по вине Москвы) не могут выработать какой-то модус вивенди. Это связано с тем, что Россию не устраивает система европейской безопасности, процесс расширения НАТО и даже само существование Альянса, кроме того, она не может смириться с распадом СССР: Путин назвал это событие крупнейшей геополитической катастрофой.

— Возможно, проблема в том, что каждая страна (Польша, Франция, США) смотрит на Россию по-своему?

— Наше государство находится близко от России, у нас есть болезненный исторический опыт, поэтому появляется проблема в подходе к безопасности. В нашем регионе у нас одно представление о ней, в западноевропейском — другое, в США и Канаде — третье. В связи с этим в НАТО возникают разногласия. Так называемый восточный фланг, то есть мы, чувствует опасность, поскольку российский военный потенциал превосходит по силе потенциал нашего региона в три раза.

Западная Европа, в свою очередь, смотрит на ситуацию иначе, ведь между ней и Россией находится буферная зона — Польша, Румыния… США взирают на все с собственной точки зрения. Для них (в первую очередь для Трампа) — это очень далекие проблемы. Восприятие российской угрозы сильно отличается. В этом контексте особенно опасен будет локальный конфликт ограниченной длительности: он может склонить союзников вернуться к политике умиротворения агрессора.

Российская тактика в отношении НАТО

— Совершенный хаос.

— Уже древние греки говорили, что хаос — основная угроза, которая может возникнуть в отношениях между городами-государствами. Сейчас хаос усугубляет политика Трампа. Он отказывается от партнерства, от торговых соглашений, делает ставку на двусторонние, а не многосторонние контакты, критикует международные организации, считает Евросоюз врагом. В результате может сложиться такая ситуация, что разные страны начнут думать о том, как обеспечить себе безопасность самостоятельно, какие шаги для этого предпринять. Можно представить, что привлекательность вновь обретет российская концепция «концерта великих держав». Это старая идея, которая появилась на Венском конгрессе. К такому пути уже склоняется Трамп, со временем о нем могут задуматься Великобритания, Китай, а в Европе — костяк ЕС, то есть Германия и Франция.

— Представляет ли Россия опасность для Европы?

— На этот вопрос сложно ответить однозначно. Я лично принадлежу к числу таких аналитиков, которые считают, что угрозы военного нападения со стороны Москвы нет. В пользу такого мнения говорят разные факты. Однако потенциал, сконцентрированный в Ленинградском военном округе (он до сих пор не называется петербургским) и на территории Белоруссии тревожит соседей России, в особенности такие небольшие государства, как страны Балтии. Конечно, история показала, что человеческое безрассудство иногда берет верх, но, пожалуй, в Кремле нет людей, которые не анализируют ситуацию и готовы идти на безумные шаги.

— НАТО по своему потенциалу во много раз превосходит Россию.

— Россияне знают, что они не смогут взять верх над Альянсом в военной сфере. Конечно, они способны чего-то добиться в каком-то небольшом конфликте, но победить НАТО и США они не в силах. В связи с этим они обращаются к методам, которые в VI веке до нашей эры придумал мудрец Сунь-цзы, то есть используют диверсии, стараются рассорить противников, ослабить их и заставить погрузиться в анархию.

— Россия финансирует ультраправые силы в Европе.

— Она финансирует их, объясняя, что хочет защитить Запад, христианские ценности…

— …помочь в борьбе с брюссельскими бюрократами и остановить наплыв мигрантов.

— Россияне заинтересованы в изменении расклада сил, ведь они хотят ослабить европейские институты, ЕС, НАТО и заставить уйти с нашего континента американцев. Если это произойдет, Россия станет главной силой, она сможет говорить о своей сфере влияния или, если использовать современное определение, сфере интересов.

В российской сфере

— Что это будет означать для нас?

— Это будет выглядеть не так, как в советскую эпоху. Я бы выделил следующие элементы: во-первых, страны, которые были когда-то членами Организации Варшавского договора (в том числе Польша) образуют новую зону, в которую войдут члены НАТО и ЕС «второго сорта».

— В 2002 году Россия и НАТО подписали в Риме декларацию, которая гласила, что на территории новых членов Альянса будет действовать принцип «трех не»: не размещать ядерные вооружения, не переводить базы НАТО, не создавать другие постоянные военные объекты.

— Эта идея прозвучала впервые в 1997 году на саммите НАТО в Мадриде. Там было решено пригласить Польшу, Венгрию и Чехию к переговорам о вступлении в Альянс. Польшу представлял президент Александр Квасьневский (Aleksander Kwaśniewski), нам сказали прямо, без дипломатических экивоков, что мы должны согласиться на особый статус, то есть принять принцип «трех не». На территории новых членов не должно было появиться ни ядерного оружия, ни значительных (я подчеркну это слово) натовских сил, ни крупных военных объектов НАТО. Квасьневский отреагировал хладнокровно. «Значит, мы не будем полноценными членами?», — спросил он. Нам объяснили, что другого выхода нет, что так придется сделать, чтобы наладить отношения с Россией и не провоцировать напряженность.

— Такой подход существует до сих пор.

— Если Россия обретет доминирующую позицию в Европе, все может усугубиться. Речь идет не только о военной сфере. Первый элемент — это отсутствие на территории таких стран, как Польша, войск НАТО или США. Второй — требование, чтобы Европа начала, как это называют россияне, «уважать» российские интересы в сфере безопасности. Значит, странам, входящим в ее сферу влияния, нельзя будет принимать участие в каких-то действиях, которые Москва считает антироссийскими (например, на Украине или в Сирии). Эта система напоминала бы финляндизацию. Кроме того, изменилось бы количество и характер торговых соглашений с Россией. Договоры в сфере энергетики будут заключаться по венгерскому образцу. Россия получит неограниченные возможности для инвестиций в этих странах, а также будет требовать, чтобы они в какой-то мере согласовывали с ней свою внешнюю политику (россияне назовут это «консультациями»). Кроме того, Москва будет ожидать, что они станут отстаивать ее интересы на мировой арене.

— Консультации, согласования — за этими словами могут скрываться очень разные реалии вплоть до вассализации.

— У всех государств нашего региона, включая Польшу, слабые дипломаты. При этом российская дипломатия, какие бы изменения ни произошли, как бы ни выглядел геополитический расклад, сохранит преемственность и высокий уровень. Она всегда будет обладать превосходством.

— Все это может ожидать Польшу?

— Это будет происходить незаметно, шаг за шагом. Мы не успеем оглянуться, как столкнемся с финляндизацией, хотя она будет несколько отличаться от той, что мы видели раньше. Постепенно наш суверенитет будут ограничивать, у нас станет меньше возможностей выбирать свой собственный путь развития. Конечно, это будет делаться не в форме приказов, как в советские времена, но это может начаться.

Украина — надежда и проблема

— Виктор Орбан считает, что Украина никогда не вступит в ЕС или НАТО, и говорит, что украинское государство следовало бы разделить. В Европе появился ревизионизм.

— Главный наш сегодняшний союзник (кстати, смешно иметь в роли главного союзника страну, которая в четыре раза меньше Польши) ведет в НАТО кампанию, нацеленную на то, чтобы не допустить участия Украины в программах, которые сблизят ее с Альянсом. Венгрия собирается эти программы блокировать.

— А Польша?

— Для нас Украина, если говорить откровенно, — это то, чем выступает Польша для Германии, то есть буферная зона. Лучше всего было бы, если бы она стала членом НАТО, но, судя по всему, в обозримом будущем этого не произойдет. В такой ситуации нам следует стремиться к тому, чтобы она максимально сблизилась с Западом как в области экономики или политической системы, так и сотрудничества с НАТО. Самый худший сценарий для нас — это разворот Киева в сторону Москвы и дрейф Украины на восток. Это до сих пор возможно.

— Спустя несколько дней после встречи Путина с Трампом из Пентагона поступило сообщение, что США будут продавать украинцам оружие.

— Напомню, что Трамп попытался нормализовать отношений с Москвой в тот момент, когда США и Россия вступили в стратегическую конфронтацию. Украина выступает одним из ее элементов, а темы Сирии, Ирана дополнительно обостряют конфликт. США и Россия держат все это в своих руках, какая из сторон решит отступить, и в чем, неизвестно. Американцы дали понять, что пока в этой игре от Украины они не отказываются. После встречи с Путиным Трамп говорил, что они затронули украинскую тему, но о чем они договорились, не уточнил. Такие недомолвки вредят Украине. В Киеве уже начали думать: что делать, ведь они обсуждают нас, может быть, пора договориться с Москвой, чтобы потом американцы не застали нас врасплох?

— Может ли Польша играть какую-то активную роль в обсуждении украинской темы? Сейчас это выглядит не очень реальным.

— Сейчас это совершенно невозможно из-за того, что тень на отношения между Варшавой и Киевом бросает польский национализм. Исправить ситуацию, на мой взгляд, будет сложно. Объединяющие нас инициативы (совместные батальоны, проекты, инвестиции) есть, теоретически можно было бы сделать многое, но потенциал уменьшается. С другой стороны, нас отстранили от обсуждения украинской тематики уже тогда, когда был избран так называемый нормандский формат.

— Но это было еще при президенте Коморовском (Bronisław Komorowski).

— Наша проблема в том, что у нас нет представления, как выстраивать отношения с Россией. Это очень деликатное дело, напрямую касающееся польской безопасности. Концепция суверенитета в наши дни не сводится к тому, что государство заявляет: «Я буду принимать все решения, буду вставать с колен и повергать на колени все другие народы». В наши дни нужно выстраивать связи с разными государствами, формировать свою позицию в рамках крупных союзов (ЕС или НАТО), умело повышать уровень безопасности в широком, а не локальном масштабе. То, о чем говорят политики партии «Право и справедливость» (PiS) не имеет ничего общего с истинным суверенитетом, они придерживаются архаичных взглядов.

Междуморье — фантазии Четвертой Польской Республики

— В этих кругах популярна концепция Междуморья или «ягеллонской Польши», контролирующей территорию Белоруссии, Украины и всех государств, лежащих между Балтийским и Черным морями.

— Во-первых, в реальности никакой концепции нет: к ней не проявляют интереса ни Белоруссия, ни Литва, ни тем более Украина, не говоря уже о России. Во-вторых, мы недостаточно сильны, чтобы претворять в жизнь такой проект. Поэтому на подобные инфантильные фантазии жалко тратить время. Мечтая о Междуморье, мы ослабляем свою позицию в НАТО и ЕС, они смотрят на нас и недоумевают, как можно строить такие нереальные планы. Это наивно, мы сами себя позорим.

Если подходить к теме безопасности серьезно, следует, скорее, сосредоточиться на том, чтобы выстраивать политику в отношении России в рамках ЕС и НАТО. Пока в штаб-квартире Альянса мы показываем, что двунаправленность курса Запада нас не устраивает. С одной стороны он делает ставку на сдерживание и готовится к гипотетическим опасным ситуациям, а с другой — старается вести диалог, развивать сотрудничество.

— Такой линии придерживался еще Кшиштоф Скубишевский (Krzysztof Skubiszewski) (польский политический деятель, глава МИД Польши в 1989-1993 годах, — прим.ред.).

— Такой линии придерживается сейчас НАТО. Польша выступает против, а поэтому Москва считает, что мы мутим воду в штаб-квартире. К сожалению, она во многом права. Хотя, например, наши возражения против газопровода «Северный поток-2» вполне оправданны: Польше выгодно, чтобы газ шел через ее территорию. Но эта тема не должна блокировать польско-российское сотрудничество в других сферах: культурной, социальной, экономической. Контакты можно развивать, сохраняя лояльность в отношении наших союзников, а одновременно не сворачивая на венгерский путь. Путь Будапешта — это путь к финляндизации, этого мы себе позволить не можем.

— Евросоюз, говорят политики из «Права и справедливости», скоро подчинят себе популисты, и он либо распадется, либо будет настолько раздроблен, что лишится своего потенциала, следовательно, Варшаве следует проводить собственную политику.

— Это одна их самых непродуманных и опасных концепций: мы радуемся тому, что ЕС распадается, и хотим приложить руку к его разрушению, надеясь повысить уровень своей безопасности. Реальность выглядит иначе: государство среднего размера, как Польша, не сможет защититься самостоятельно в условиях хаоса и формирования нового расклада сил. Если случится беда, то есть начнется открытый конфликт, мы окажемся в полном одиночестве, ведь мы поссорились с основными союзниками. А Америка далеко… Так что нужно держаться за союзников.

— Кого вы имеете в виду?

— В первую очередь НАТО и ЕС, с которыми мы, в том числе с участием России, выстроим новый порядок в Европе. Между тем мы расшатываем Евросоюз и ослабляем свою позицию в Альянсе.

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 августа 2018 > № 2705669 Ежи Мария Новак


Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 августа 2018 > № 2705780 Ольга Романова

Перспектива Сенцова. Чего можно добиться протестом в российских тюрьмах

Ольга Романова

Политические осужденные принимают участие в протестных акциях в местах лишения свободы, но политика не стала и не могла стать драйвером тюремного протеста. Речь идет о выживании и сохранении человеческого достоинства. Если считать это политикой, то да, хотя политические взгляды протестующих осужденных формируются скорее в результате тюремной борьбы, а не наоборот

«Мятеж не может кончиться удачей – в противном случае его зовут иначе». Это Самуил Маршак, вольный перевод поэта Джона Харингтона, придворного при Елизавете I. С протестами в местах лишения свободы та же история.

Возьмем одну из самых известных таких историй – события в колонии в Копейске в 2012 году. Заключенные объявили голодовку и вывесили плакаты с просьбами о помощи. Пытки, издевательства, вымогательство и поборы в колонии подтвердились. Пока шло расследование, события назывались словами «волнения», «конфликт», «протест». Завели дело на начальника ИК. А потом и на семнадцать заключенных, их судили за участие в массовых беспорядках и применение насилия к представителям власти. И вот тогда «конфликт» превратился в «бунт».

Заключенные, пытавшиеся привлечь внимание к ситуации в колонии, были осуждены. Начальник колонии получил три года условно и тут же был амнистирован.

Для анализа протестных настроений в местах лишения свободы интересны причины «конфликта», которые перечисляют участники событий. По версии ФСИН, СК и прокуратуры, виноваты заключенные, которые требовали: мобильную связь и интернет, наркотики, алкоголь, свободный доступ в колонию… э-э-э… гражданок с низкой социальной ответственностью.

По версии заключенных и их родственников, виноваты сотрудники колонии и крышующая их прокуратура по надзору за соблюдением законности в местах лишения свободы. В колонии практиковали избиения, пытки, незаконное водворение в ШИЗО, вымогали деньги за все, «чтобы не трогали», заставляли родственников продавать квартиры и машины. Жалобы не помогали.

И кому верить? Или истина лежит где-то посередине?

Бунт и политика

Нет, истина вообще не любит жить посередине. Давайте разберемся сначала, насколько часто в российских местах лишения свободы происходят протесты. ФСИН ежегодно докладывает примерно о полутора десятках случаев. Но на отчетность ФСИН в принципе не стоит ориентироваться, поскольку проверить ее невозможно ни внешним аудиторам, ни самому высокому тюремному начальству: в ведомстве, где всё скрывают ото всех, реальной картины не знает никто.

Если руководство исправительного учреждения решило не сообщать о бунте (например, потому, что сторговалось о взаимовыгодных уступках с криминальными авторитетами), то оно и не сообщит. Оно ему лишний раз и не надо – это ж комиссии, проверки, публикации. Если есть возможность скрыть – происшествие будет скрыто.

Теперь о том, какие бывают протесты, почему их можно скрыть и какие протесты скрыть нельзя. И приводят ли протесты к реальным изменениям.

Да, приводят. Но изменения бывают разными. Бывают к лучшему, бывают к худшему. Все зависит от целей протеста и способов достижения этих целей.

Политические протесты. Сразу оговорюсь, что политические протесты в современных российских условиях большая редкость. Их нет. Случай с Олегом Сенцовым уникальный. Его протест часто сравнивают с голодовкой диссидента Анатолия Марченко в Чистопольской тюрьме в 1986 году с требованием освободить всех политических заключенных СССР, и эта голодовка в итоге стоила ему жизни.

Политические осужденные принимают участие в протестных акциях в местах лишения свободы, достаточно вспомнить Ивана Непомнящих, осужденного по делу 6 мая – именно с него началась история, ныне всем хорошо известная. Он отбывал наказание в ярославской ИК-1, где вместе с другими осужденными – Русланом Вахаповым и Евгением Макаровым – пытался добиться прекращения пыток, избиения и издевательств в колонии.

Но политика не стала и не могла стать драйвером тюремного протеста. Речь шла о выживании и сохранении человеческого достоинства. Если считать это политикой, то да, хотя политические взгляды осужденного Евгения Макарова никому не известны, а я бы рискнула предположить, что их нет. Политические взгляды Руслана Вахапова, который ныне возглавляет ярославское отделение «Руси сидящей», мне хорошо известны, но они, скорее всего, сформировались именно в результате тюремной борьбы, а не наоборот: политические взгляды привели к борьбе, нет.

Политический протест в тюрьме может быть и стихийным, скорее всего одиночным, и вряд ли он войдет в отчетность. Так, осужденный по делу ЮКОСа Владимир Переверзин описывает свой протест в колонии Владимирской области: доведенный до отчаяния, он решает «вскрыться» на утренней поверке – то есть публично нанести себе увечье, распоров лезвием брюшную полость.

Вот как он это описывает в своей книге «Заложник»: «…Лезвие входит в живот, словно в масло. Первый удар был самым трудным – недостаточно глубоким, но самым важным. После него тебя накрывает волна адреналина, и ты, не чувствуя боли, входишь в раж. Я планировал вскрыть брюшную полость и вывалить свои кишки со словами: "Что, крови моей хотели? Нате, жрите, сволочи!" Далее я вижу все будто со стороны – откуда-то сбоку и сверху. Изумленные лица дневальных, с застывшими в криках ртами. Дневальные со всех ног несутся ко мне, окружают, набрасываются на меня. Силы явно неравны. Да и нет у меня сил и, наверное, желания сопротивляться, и я лишь слабым голосом хриплю: "Свободу политзаключенным!"»

В принципе Переверзину его протест помог: его перевели в другую зону (чего он и добивался), где к нему относились иначе. Однако ни он сам, ни сотрудники зоны не восприняли его действия как политические – они таковыми и не были. И конечно, этот случай не попал в сводку «протестных действий» в местах лишения свободы. Рядовой случай, рядовой протест. А лозунг «Свободу политзаключенным» – так, случайно вырвалось.

Сначала размежеваться

Обычные протесты среди осужденных бывают двух видов. Это именно то, о чем говорили и сотрудники, и заключенные копейской колонии.

Наиболее массовый и часто встречающийся протест – это действия, которые организованы и поддержаны криминальной верхушкой. Причем криминальные авторитеты могут руководить таким протестом как непосредственно из колонии, так и уровнем выше – вор в законе может прислать в колонию прогон «Вскрывайте вены». И не сомневайтесь – заключенные их вскроют. Это примерно то, на что кивали сотрудники копейской колонии.

Но нередки и протесты общебытового плана. Когда восстают обычные осужденные, не склонные поддерживать «воровской ход». Потому что невозможно терпеть: отсутствие медицинской помощи, поборы, избиения в ШИЗО и так далее. Это как раз то, о чем говорили заключенные копейской колонии.

У этих протестов абсолютно разные задачи. Хотя по сути глобальная цель одна: облегчение положения осужденных. Однако разница существенная.

«Блатные», «блаткомитет» (осужденные, придерживающиеся криминального образа жизни, мыслей и понятий) стремятся не только и не столько к облегчению общего положения осужденных в зоне, сколько к получению каких-то выгод для себя лично, как то: свободное пользование мобильной связью, возможность потребления алкоголя и наркотиков и прочее.

Во втором случае заключенные граждане выступают исключительно за свои собственные права: чтобы их не избивали, чтобы им платили зарплату за работу, чтобы они работали в допустимых законодательством условиях, за восьмичасовой рабочий день, а не по двенадцать часов и без выходных, как это часто принято. Чтобы не вымогали деньги за свидания. Чтобы переданные в передачах и посылках консервы не вскрывались. Чтобы не ломали переданные сигареты. Чтобы к умирающему заключенному пришел доктор.

Согласно Уголовно-исполнительному кодексу, у осужденных нет права на забастовку. Поэтому у них нет другого способа, кроме протеста – или бунта, если хотите.

Критик такого подхода скажет, что у заключенных есть опция – например, написать жалобы надзирающему прокурору. Но так может сказать только критик, проживающий на Луне или в Люксембурге, что с точки зрения российских мест не столь отдаленных одно и то же. Надзирающий прокурор обычно близкий товарищ начальника колонии, еще чаще – партнер по теневому бизнесу, получающий свою долю и от торговли УДО, и (что чаще и безопаснее) от двойных-тройных бюджетных закупок колониального начальства, и от нелегально трудоустроенных заключенных, от теневых производств на зоне. Он не увидит никаких нарушений. Ему фактически за это платят. Но надзирающий прокурор обязан приехать в случае ЧП – например, когда официально объявляется голодовка. Он обязан ее зафиксировать и разобраться в причинах.

С этого момента начинается торговля. Или, если хотите, переговоры. И дальше все зависит от умения, выдержки и склонности переговорщиков к компромиссам.

Эти два протеста – «блатной» и «протест мужиков» – часто смыкаются. Но заключенные из первой и второй категории союзники только до определенной точки кипения. Первая категория чаще всего может протест слить, как только договорится об условиях для себя с руководством колонии.

Например, возьмем колонию в Талицах, Ивановская область, где чудовищные условия содержания. В ходе протестов (невыход на работу, вскрытие вен, голодовка) криминальным авторитетам удается договориться с начальниками зоны о приемлемых для себя условиях. Протест – это аргумент в этих переговорах. Но это не повод для заключения сделки. Чтобы заключить сделку, надо что-то дать взамен более существенное. И администрация в обмен на то, что будет закрывать глаза на алкоголь, наркотики, мобильные телефоны требует что-то еще.

И тут криминальные авторитеты предлагают свою цену на важные услуги. Обычно ассортимент такой: простые осужденные не будут писать жалобы на условия содержания в ИК, даже если у них есть серьезные претензии. Понятно, что выполнение этого обещания достигается физическим насилием и угрозами по отношению к осужденным, которые ослушаются и будут все-таки писать жалобы. И тут интересы первой и второй группы кардинально расходятся.

Блатные, как правило, гарантируют администрации, что они – блаткомитет, «черный ход» – будут контролировать каналы доступа в колонию наркотиков. Администрация ведь что говорит? «Мы вскрываем все консервы, потому что вы в консервных банках посылаете наркотики. Не посылайте наркотики – не будем вскрывать. Дайте гарантии». Блатные отвечают: мы не будем использовать консервы, а будем заносить наркотики через опера Васю Батарейкина и будем ему платить, вы его не трогайте. А через консервы заносить не будем, вы их больше не вскрывайте. А кто из наших будет заносить через консервы, того мы будем убивать.

Как и тех, кто больно умный, очки надел и жалобу пишет.

Это наиболее часто встречающийся случай. Руководство колонии все быстро понимает и договаривается с криминалитетом. Понятно, что такой бунт (включающий массовое вскрытие вен несколькими десятками заключенных) не попадает ни в какую статистику и бунтом не именуется. Высокие договаривающиеся стороны пришли к соглашению.

Если соглашение не достигнуто и все стороны идут до конца, то приезжает прокуратура по надзору (свои люди, как мы помним) либо комиссия из центра (что хуже, потому что у нее свои отчеты и свои интересы, которые могут совпадать, а могут и не совпадать с текущим моментом и интересами разных групп элит – региональной и центральной, например).

Если интересы совпадают, то происходит вот что.

Формально задача проверяющих – разобраться; фактически – скрыть нарушения. Очень часто прокуратура по надзору подсказывает, какие приказы надо изменить, что надо переделать, какие видеозаписи потерять, чтобы все скрыть. В таких случаях единственное, что может помочь, – это огласка и максимальная публичность. Хотя когда интерес публики пропадает, силовики свое возвращают. Яркий пример – ситуация в Копейске, когда начальника сначала уволили, требования восставших посчитали правомерными, даже уголовное дело в отношении начальника возбудили, а потом восставших же и осудили.

Что делать

Здесь единственный совет – прекратить истерику и грамотно идти до конца, возможно, год или два, как это было в ярославском деле. Ведь оно почему так прогремело? Потому что это первый в России правовой кейс, проведенный идеально. С холодной головой, с выдержкой, с тщательно подобранными фактами. То есть нужно заручиться поддержкой грамотных правозащитников снаружи и не отступать самим.

А как вообще разрешать конфликты в тюрьме?

Ну тут все просто – по закону.

Надо, чтобы надзорные органы разбирались в причинах и реально надзирали – для чего, боюсь, потребуется реформа прокуратуры, а уж на это воля божья (зачеркнуто) – политическая. Колонии находятся в регионах, региональные элиты сплоченные и взаимозависимые, прокурору по надзору и сотрудников ФСИН никто просто так не сдаст – они родственники и собутыльники. Поэтому если уж без реформы, то единственное решение – общественный контроль. Не такой, как у нас сейчас (его нет), а такой, как во Франции, в Германии в тюрьмах: к контролю допускаются любые организации (НКО), аккредитованные при тюрьмах, их тысячи. Сложно ведь что-то скрывать, когда слишком много свидетелей.

Ну и главное: служба должна стать гражданской – сейчас нельзя получить доказательства нарушений, ты не можешь попасть внутрь, поскольку это военизированная и секретная штука, хотя объяснить, что сверхсекретного в исправлении заключенных, не сможет никто. И с этим согласилась уже даже Валентина Матвиенко, сказавшая недавно исключительно верные про это слова, ну очевидно же – все правильно сказала.

А бунты – ну что бунты? Бунтуют во многих странах, во многих тюрьмах. Где плохо, там и бунтуют. Но что-то мы ничего не слышали о бунтах в тюрьмах Норвегии или Дании.

Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 августа 2018 > № 2705780 Ольга Романова


Россия. ДФО > Армия, полиция. Медицина > redstar.ru, 15 августа 2018 > № 2717423 Вадим Савичев

«Боевая психология» в действии

На предстоящих манёврах «Восток-2018» специалисты психологической службы Вооружённых Сил РФ планируют протестировать новейшие технологии и методики.

Крупнейшим мероприятием боевой учёбы, а по сути – итогом подготовки войск, за этот год станут предстоящие манёвры «Восток-2018». Подготовка к мероприятиям по плану учения в настоящее время выходит на финишную прямую. О том, как к предстоящим манёврам готовятся военные психологи, «Красной звезде» рассказал заместитель начальника психологической службы Вооружённых Сил РФ полковник Вадим САВИЧ.

– Вадим Витальевич, какие основные задачи решают специалисты психологической службы сейчас, в рамках подготовки к «Востоку-2018»?

– Круг этих вопросов достаточно широк. В частности, уже организовано изучение психологических особенностей военнослужащих, которым предстоит принимать участие в манёврах. Проводится полноценная диагностика личного состава с целью выявления лиц с отклоняющимся поведением. Решение о допуске этих людей на учение будет приниматься командирами подразделений на основании выданных нашими специалистами рекомендаций.

Кроме того, военные психологи участвуют в формировании первичных воинских коллективов. Речь идёт об экипажах боевых машин, расчётах, различных командах. Очень важно, чтобы эти люди понимали, дополняли друг друга, могли взаимодействовать на этапах выполнения задач. С помощью различных групповых упражнений, занятий, тренингов наши специалисты помогают решать вопросы выстраивания таких коммуникаций, способствуют сплочению коллективов.

Третья ключевая задача, которая выполняется специалистами психологической службы, связана с подготовкой командиров с точки зрения освоения ими технологий индивидуального, «точечного» взаимодействия с личным составом. Надо понимать, что в настоящее время численность групп психологической работы не позволяет иметь специалистов в каждом подразделении: по действующему регламенту один психолог приходится на 450–500 человек, такая норма – принятая во всем мире практика. Поэтому очень важно подготовить первичное командное звено – командиров взводов, их заместителей, командиров отделений – к работе в качестве психолога. Особенно это касается работы в части профилактики отклоняющегося поведения, психодиагностики – кто, как не командиры первичного звена, смогут заметить изменения в состоянии психики у своих непосредственных подчинённых?

– Какое сегодня в целом имеет значение психологическая работа при организации боевой подготовки, повседневной деятельности войск?

– Если говорить о мероприятиях боевой учёбы, то работа психологов касается самых различных элементов. Особенно это важно при усложнении процессов подготовки, при изменении условий выполнения упражнений, смене полигонов. Здесь важна своевременная адаптация личного состава, привлекаемого к проведению этих мероприятий, а это как раз сфера внимания специалистов психологической службы. И в конечном итоге всё это отражается на качестве выполнения боевых задач, которое при правильной организации работы непременно возрастает.

Свидетельство важности задач, решаемых военными психологами, – то внимание, которое уделяется работе психологической службы со стороны руководства Минобороны России. Два года назад было принято решение о формировании в войсках психологического актива и внедрении системы «боевой психологии». Сейчас в шести военных вузах на специальных двухнедельных курсах организовано повышение квалификации, куда привлекаются офицеры уровня командиров взводов-рот. Это те командиры, которые способны грамотно вести индивидуальную работу с личным составом. Примечательно, что многие из них имеют боевой опыт, в том числе при выполнении специальных задач на территории Сирийской Арабской Республики. На наших курсах преподаются основы военной психологии, раскрываются особенности организации психологической работы. В этом году решено расширить эту деятельность: курсы повышения квалификации будут организованы ещё в семи высших военных учебных заведениях.

Психологическая служба пополняется техническими средствами, позволяющими сделать работу более эффективной

– Вадим Витальевич, раз уж мы коснулись профессиональной подготовленности, то каков нынешний портрет специалиста психологической службы Вооружённых Сил?

– Военные психологи – это на 80 процентов гражданские специалисты. Поэтому, чтобы погрузить их в специфику воинской деятельности, организована система повышения квалификации. Подготовка ведётся точечно – по формам и методам работы, с упором на конкретные методики и практику. Скажем, сегодня в обиход вошли учебно-методические сборы, организуемые в масштабах объединений. Такой порядок позволяет учесть специфику деятельности конкретного рода войск или вида Вооружённых Сил. Мы давно отошли от практики проведения масштабных мероприятий, своего рода «психологических съездов». Сейчас упор делается на работу с небольшими по численности группами.

Надо понимать, что ни один гражданский вуз сейчас не преподаёт будущим специалистам-психологам навыков психологической работы, связанной с военной спецификой. Это, например, реабилитация участников боевых действий, а также особые мероприятия, которые мы называем «работа с горем». Все эти специализированные элементы мы отрабатываем в процессе практической деятельности. Я считаю, что в системе психологической службы Вооружённых Сил РФ сложился действенный алгоритм подготовки, который включает в себя и курсы повышения квалификации, и учебно-методические сборы, в том числе по узким тематикам. Например, одно из таких сборовых мероприятий было недавно посвящено участию психологов в отборе граждан на военную службу по контракту. Также регулярно проводится аттестация специалистов психологической работы, для чего назначаются выездные комиссии, которые выявляют уровень квалификации наших специалистов непосредственно на местах. Частью системы подготовки стали и конкурсы на лучшего специалиста, которые организуются ежегодно. Отмечу, что победители этих состязаний имеют возможность померяться силами в конкурсах психологов уже в масштабе всех силовых структур.

– Возвращаясь к теме «Востока-2018», хотелось бы узнать, планируется ли апробация на этих манёврах каких-то новинок, имеющих отношение к организации психологической работы, тех же технических средств или новых методик?

– Действительно, в последнее время психологическая служба пополнилась техническими средствами, позволяющими сделать нашу работу более эффективной. В том числе получено оборудование, с которым специалисты могут работать в поле. Мы заинтересованы в том, чтобы подобные средства – мобильные, компактные – были, что называется, у психолога в его походном рюкзаке, позволяли уверенно отрабатывать весь комплекс мероприятий работы с личным составом в полевых условиях. Подобные устройства мы хотим протестировать и в ходе специализированного учения по морально-психологическому обеспечению войск, которое пройдёт в преддверии «Востока-2018». Одновременно планируем более тесно пообщаться с представителями военной науки, оборонных предприятий на предмет соответствия их разработок реальным потребностям психологической службы.

Сейчас неплохие технические средства в арсенале военного психолога есть; правда, они больше стационарные, предназначены для работы в пунктах постоянной дислокации. Скажем, специализированное автоматизированное рабочее место психолога уже зарекомендовало себя как достойная психодиагностическая платформа. Если же говорить о новинках, то к их числу отнесу прежде всего комплект «Травма», с помощью которого можно моделировать поражения различных участков тела, вырабатывая у военнослужащих психологическую стойкость к восприятию увиденного. То есть задача психолога здесь не расслабить человека, как это делается в пунктах психоэмоциональной разгрузки, а, напротив, с помощью различных визуальных эффектов мобилизовать его психику, подготовить к выполнению тех или иных задач в реальных боевых условиях.

Дмитрий СЕМЁНОВ, «Красная звезда»

Россия. ДФО > Армия, полиция. Медицина > redstar.ru, 15 августа 2018 > № 2717423 Вадим Савичев


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 августа 2018 > № 2705263 Игорь Пономарев

"Нужно чаще ездить к поставщикам": Игорь Пономарев о модернизации "Северной верфи" и постройке новых фрегатов.

Журналист Mil.Press FlotProm побеседовал после передачи ВМФ головного фрегата проекта 22350 "Адмирал Горшков" с гендиректором "Северной верфи" (входит в ОСК) Игорем Пономаревым. Он рассказал изданию о модернизации предприятия, постройке фрегатов проекта 22350М и будущем "Северной верфи".

О фрегатах проекта 22350 и роли ОСК

Игорь Борисович, вы руководите "Северной верфью" уже полтора года. Как оцените выполнение первоочередных задач, а именно постройку кораблей в срок?

Коллектив завода с небольшим отставанием, но выполнил в последние месяцы свои задачи. Мы сдали три заказа, причем каждый из них достаточно сложный. Это и судно тылового обеспечения (СТО) проекта 23120 "Эльбрус", и судно связи проекта 18280 "Иван Хурс", но самое важное – передача флоту новейшего головного фрегата проекта 22350 "Адмирал флота Советского Союза Горшков". Около четырех лет "Северная верфь" практически не сдавала корабли. Необходимо было восстановить работу строителей, нацелить людей на выполнение задач. Так что оцениваю работу позитивно.

Еще раз поздравляю с передачей флоту "Горшкова". Как дальше планируете взаимодействовать с экипажем корабля, участвовать в его эксплуатации?

Определенные обязательства у нас остаются. От этого корабля мы отказываться не собираемся. Завод дает на него пятилетнюю гарантию. Также мы отслеживаем эксплуатацию корабля, проводим соответствующие консультации.

Головной фрегат проекта 22350 передали с задержкой из-за проблем с отдельными системами. Как считаете, поможет ли создание некоей отдельной структуры вроде "диспетчерской", которая бы этим занималась?

Во-первых, опытно-конструкторские работы (ОКР), которые велись в рамках этого проекта, относились отдельно к Минобороны. В состав корабля они не входили. При этом мы прекрасно понимали, что без фрегата-носителя эти работы не выполнить.

И что с этим можно сделать, чтобы сроки не сдвигались вправо?

Мы учли ошибки прошлых лет. Так что ничего особенного делать не нужно, нужно ритмично работать. И потом, контракты на "Горшкова" достаточно давние. Сейчас мы все переносим в рамки строительства корабля. За проектирование фрегата отвечает Северное проектно-конструкторское бюро, профильные ОКР ведут другие соответствующие бюро. Полагаю, отдельную структуру создавать не надо: взаимодействие конструкторов, строителей и завода сейчас идет нормально, поэтому дополнительная надстройка для управления всем этим не нужна. Процесс выстроен в рамках гражданско-правовых договоров с предприятиями, которые ведут те или иные НИОКРы. Мы же занимаемся строительством, отвечаем за графики.

Тем более что у нас уже есть структура ОСК.

ОСК – орган, создававшийся для консолидации активов судостроительной отрасли. Задачу эту корпорация выполнила, дальше идет развитие в части определения загрузки предприятий, контроля выполнения гособоронзаказа (ГОЗ), финансовых результатов. Сейчас наша корпорация – живой организм, где мы вместе работаем, и уже стали единым целым. ОСК и ее предприятия решают одни и те же задачи, это предполагает сама структура. Так, в корпорации есть структура дирекции по гособоронзаказу, есть соответствующее подразделение и у нас. Есть финансовый, ценовой блоки. Это единое целое.

За десять лет существования корпорации, вы считаете, удалось выстроить структуру координации и управления?

Она постоянно отстраивается, налаживается, становясь более понятной, а процесс – ритмичным. Корпорация выпустила единые требования к техническому развитию и управлению по всем предприятиям. Грубо говоря, есть голова, а есть туловище. Завод получает указание и двигается вперед, в то время как ОСК решает вопросы административного характера и взаимодействия предприятий между собой и с Минобороны, а также другими заказчиками.

Вы не вошли в обновленный состав правления ОСК. Как это сказалось на заводе, на вашей загруженности? Помогало ли это, пока вы входили в правление?

В правление я входил в рамках вице-президента ОСК. С этой должности я ушел. Пять лет я должен в соответствии с контрактом возглавлять "Северную верфь". В этих обстоятельствах мое присутствие там необязательно.

Об особенностях постройки судов "Иван Хурс" и "Эльбрус"

Почему сдвинулись сроки сдачи флоту судна связи "Иван Хурс" (ВМФ классифицирует проект 18280 как средний разведывательный корабль – ред.)?

Больших проблем на самом деле не было, все-таки корабль уже серийный. Срок сдачи задержан из-за того, что подвела кооперация, подвели поставщики оборудования. Это общая системная проблема, мы регулярно обсуждаем ее на очень высоком уровне. Уже формируются соответствующие поручения для улучшения взаимодействия всех субъектов.

В таких случаях часто обвиняют верфи...

Наверное, так. Может быть, в чем-то и мы, и наши сотрудники недостаточно активны. Нужно чаще ездить к контрагентам, смотреть на выпуск продукции, оперативно отслеживать и докладывать наверх.

Как оцениваете комплекс интегрированной логистической поддержки для проекта 18280, выполненный компанией "Новит Про"?

Пока мне трудно оценивать эту работу. Но, например, на создание 3D-моделей для ДЭПЛ "Варшавянка" им выделили существенные средства. В этом смысле "Адмиралтейские верфи" продвинулись в плане цифровизации.

Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы при постройке судна снабжения "Эльбрус"?

Серьезная проблема – некачественная документация проектанта - КБ "Спецсудопроект". Ее переделка привела к задержке сдачи корабля.

В "Спецсудопроекте" Mil.Press FlotProm рассказали, что готовы вносить все необходимые изменения.

Если КБ не посылают своих конструкторов ни на заводские, ни на госиспытания, как это оценить? Я оцениваю отрицательно. А когда мои конструкторы принимают технические решения о переносе датчиков, переделке трубопроводов, и бюро-проектант в этом не участвует? Всегда готов работать с конструкторами с открытой душой. Нельзя ставить во главу угла только деньги.

Экипаж "Эльбруса" не очень доволен открытым катером.

Капитан судна говорил об этом и мне. Однако есть техническое задание заказчика, мы работали в соответствии с ним. Когда согласовывается ведомость поставок по техпроекту, все это проходит экспертизу.

О строительстве "Супер-Горшковых"

Первый корабль проекта 22350М, создавать который в этом году начнет Северное ПКБ, флот планирует получить к 2026 году. Насколько это реально?

СПКБ спроектировало достаточно много крупных боевых надводных кораблей. Коллектив бюро сохранен, обладает большими компетенциями. Пример с фрегатами проекта 22350 показывает: спроектировано все достойно, надежность техники высокая, оружие также хорошее. У меня нет сомнений, что после создания технического проекта мы вовремя получим грамотную документацию для строительства корабля.

Когда нужно заложить корабль, чтобы получить его к 2026 году?

По нашим планам, это конец 2020 года.

Фрегатов 22350 всего четыре, серию ограничили. Сколько "Горшковых" могли заложить на "Северной верфи"?

Мы в состоянии cтроить восемь таких кораблей одновременно.

Сколько можно построить фрегатов проекта 22350М?

Не хотелось бы брать на себя ответственность и решать за Генштаб, ВМФ и Минобороны. Вопрос в другом. Мы, конечно, построим все, что от нас требуется, в этом нет сомнений. Нужно подождать до конца года, когда появится ясность с гособоронзаказом-2019. Могут быть некоторые нюансы. У "Горшкова" полное водоизмещение 5400 тонн, а у 22350М – порядка 8000 тонн, большой разницы тут нет, цифры будут похожие.

Насколько усовершенствуете процесс постройки фрегатов проекта 22350М с точки зрения цифровизации? Что меняется во взаимодействии с КБ?

На проекте 22350 все процессы уже достаточно "цифровые", вряд ли будут какие-то серьезные изменения. Но оптимизация продолжается. Мы продолжаем создавать автоматизированные рабочие места и по многим проектам работаем уже в 100%-й "цифре". В самих КБ таких мест, разумеется, больше. У нас их пока пять.

О модернизации предприятия

Какова стоимость модернизации "Северной верфи"? Была информация о 26 млрд рублей в 2017-м и о 30 млрд рублей в этом году.

Скажу кратко, работа сейчас идет, и ведется активно. Суммы с вашего позволения озвучивать не буду, все в рамках контрактов.

В марте 2018 года завершили всю работу с документами. На каком этапе сейчас активная фаза проекта?

"Метрострой", с которым мы заключили соответствующий контракт, активно ведет работы в рамках контракта. Все идет в штатном порядке.

После отказа от постройки сухого дока принято решение строить передаточный эллинг. Ограничит ли он ваши возможности?

Эллинг решает все перспективные задачи, и это более экономичное решение. Возьмем для примера "Севмаш". Его 55-й цех – это тот же эллинг, где одновременно можно строить несколько подлодок. Передаточный док выходит в акваторию. У нас будет примерно та же кораблестроительная технология. Формируем корпус в цехе, дальше на передаточный док, доводим корабль до 80%-й готовности, затем перемещаемся на достроечную набережную. Корабль готов, он начинает швартовные испытания, дальше заводские ходовые и уже государственные.

Как относитесь к идее работать со многими типами кораблей и судов?

Здесь нужна специализация. В советские годы выстроилась определенная система: "Севмаш" строил атомные подводные лодки, Черноморский судостроительный завод в Николаеве – авианосцы и крейсеры, а "Северная верфь" – эсминцы и БПК. Других таких предприятий нет.

А дальневосточная верфь "Звезда"?

Это достаточно крупное предприятие, инвестпроект закладывался под строительство больших нефтеналивных судов, газовозов и т.д. Думаю, оно выполнит ту задачу, для которой создавалось. Правительство России приняло правильное решение о создании крупного судостроительного завода на Дальнем Востоке. Понятно, что рубеж XX-XXI веков был непростым для всей нашей промышленности: и люди уходили, и денег не платили. Эту ситуацию удалось развернуть.

Не помешают ли работы по модернизации выполнению текущих заказов?

В нашем техзадании на модернизацию заложен принцип безостановочного производства. Это самый главный момент. Мы не закрываем эллинги, продолжают работать корпусообрабатывающие цеха. Производственные процессы на заводе сейчас перестраиваются под эти задачи. Кроме того, мы ранее уже прорабатывали кооперацию с "Адмиралтейскими верфями" и Балтийским заводом. Как вы помните, эти два предприятия успешно кооперировались для строительства вертолетоносцев "Мистраль". А "Северная верфь" успешно поставляла надстройки для Балтийского завода.

Каковы перспективы модернизации станочного парка?

Мы спокойны в этом отношении. Станки будут обновляться в рамках профильной федеральной целевой программы, мы уже прошли определенные комиссии с Минпромторгом по выбору станков. Будут плановые закупки в рамках выделенных бюджетных средств. Это дело ближайших полутора лет.

То есть через полтора года "Северная верфь" начнет масштабно обновлять станочный парк?

В рамках ФЦП это предусмотрено. Речь идет о начале 2020-х годов.

А что касается новых кранов?

Контракты подписаны, идет изготовление. Первые краны поступят к нам в первом квартале 2019 года.

О строительстве на "Северной верфи" новых кораблей и судов

Скорректировались ли планы по строительству эсминцев "Лидер" и перспективных универсальных десантных кораблей?

Все это можно будет сделать в новом эллинге. Он позволит строить универсальные десантные корабли и ЭМ типа "Лидер".

Есть ли понимание, с каким КБ-проектантом вы будете работать по УДК?

Решение примет флот: что для них лучше по техническим характеристикам и ценам. Тем более что Северное и Невское ПКБ взаимодействуют и между собой, и с нами. Так что мы ждем решения министерства обороны.

Крыловский центр предложил флоту концепцию легкого авианосца. В теории можно его построить?

Если авианосец входит в эллинг, то мы в состоянии построить этот корабль при условии, что такую задачу нам поставят.

Сможет ли "Северная верфь" строить спасатели ПЛ типа "Игорь Белоусов"? Флоту нужно еще по меньшей мере пять таких судов.

Будет заказ – мы построим. Понимание нужности таких судов у флота есть.

Как дела с корветами: когда ждать "Гремящего", "Ретивого" и "Строгого"?

В ноябре этого года корвет "Гремящий" планируется вывести на заводские ходовые испытания. Обеспечить сдачу корабля мы намерены в октябре 2019 года. Работы ведутся по плану, все узлы и агрегаты мы получили. По двум другим кораблям работы ведутся в соответствии с контрактными обязательствами, по плану.

О корабельных двигателях

Во время сдачи "Адмирала Горшкова" озвучили, что ГТУ для последних двух фрегатов серии будут отечественными.

Первая партия двигателей готова, остается поставка редукторов от петербургской "Звезды". С новым руководством предприятия мы находимся в постоянном контакте.

"Звезда" может испытывать редукторы на своих стендах лишь на треть мощности, это может стать проблемой?

Комплексы вместе с редукторами испытают в Рыбинске. "Сатурн" плотно работает со "Звездой". Их представители дважды в месяц приезжают в Петербург. Наш основной поставщик по этой линии – "Сатурн", а не "Звезда", они отвечают за поставку агрегатов в целом. В Рыбинске держат этот вопрос на контроле.

Вопрос тут и к другим предприятиям производственной кооперации, чтобы не было таких проблем, как с поломкой ГТУ и дизеля на "Горшкове".

Стоит вспомнить слова великого русского адмирала Степана Осиповича Макарова о том, что нет аварий оправданных и неизбежных, аварии и их предпосылки создают люди. Поэтому то, что произошло с двигателями "Горшкова", скорее человеческий фактор, серьезных технических проблем не было. От человеческого фактора никуда не деться.

Отмечу, что турбины, изготавливаемые в России, и по качеству, и по ресурсным показателям лучше украинских. Мы приобрели серьезные компетенции в морском газотурбостроении.

Как обстоят дела с газотурбинным двигателем для головного корвета проекта 20386?

Контракт заключен, аванс поступил еще в прошлом году, работы идут по плану.

О гражданском судостроении и диверсификации заказов

Насколько возможна диверсификация портфеля заказов? 40% "гражданки" в 2020-м – насколько реально?

Реально. Но важен угол зрения. Можно считать по выручке, по деньгам или по производственной загрузке. Естественно, гражданское судно существенно дешевле военного корабля. Поэтому нужно считать нормочасы и загрузку. Мы почти выполнили задачу по диверсификации, поставленную президентом, и в начале 2019 года выйдем по загрузке на гражданских заказах на уровень в 40%.

"Северная верфь" и "Адмиралтейские верфи" получили крупные контракты на постройку судов для тралового флота. Как оцениваете эту конкуренцию?

Это здоровый процесс. Кроме того, для этого и существует ОСК, распределяющая нагрузку. Заказ на траулеры выиграли "Адмиралтейские верфи". Но для "Северной верфи" мы нашли другие заказы и построим девять судов к 2023 году.

Каковы дальнейшие планы? Удастся ли нарастить портфель заказов до 100 млрд?

Деньги любят тишину, поэтому ничего про перспективы пока говорить не буду. Мы работаем по нескольким направлениям.

О кадрах и зарплатах

Как оцениваете наследство старого руководства завода? Какие планы на оставшиеся 3,5 года вашего контракта?

Когда я пришел на предприятие, мы отметили некоторую разбалансированность на уровне отделов и подразделений. Единого целого из верфи не получалось: каждый жил своей жизнью: производство само по себе, так же – коммерческий отдел или строители. Удалось постепенно собрать все это воедино, но, конечно, предстоит еще большой объем работы.

Как понимаю, будут изменения в системе оплаты труда?

Эти вещи напрямую связаны. Каждый член коллектива завода должен понимать, за что он получает деньги. Речь о конечном результате, то есть о постройке корабля. Это вопрос мотивации отдельных сотрудников каждого подразделения, будь то рабочие, коммерческий отдел, юристы, финансисты, экономисты, работники вспомогательных цехов и т.п. Когда мы создадим единую систему оплаты труда, увязанную с поставленными задачами, будет нацеленность коллектива на своевременную постройку и передачу заказчику кораблей и судов. Грубо говоря, перевыполнил план – молодец, нет – получишь меньше.

Если нам удастся выстроить эту систему, то получим коллектив с одинаковыми задачами и целями. Чтобы, утрируя, никто не ковырял в носу. Иногда встречаются такие объяснения: наш отдел не обеспечил своевременную поставку, потому что юристы, дескать, поздно подготовили документы. И понеслось! Поэтому мы переконфигурируем эту систему.

Когда она начнет работать?

До конца года мы выпустим основное положение о системе оплаты труда. Мы уже ставим основные задачи по производству на месяц.

Будете урезать коллектив? Сокращения проходят и на Западе, и на российских предприятиях – например, "Дальзавод" сокращает 300 человек.

Это диалектический вопрос. Если мы посмотрим на структуру передовых верфей, там до 70-80% коллектива – это основные производственные рабочие. Еще 20% – это так называемая "надстройка", другие специалисты, которые обеспечивают функционирование предприятия, но сами корабли не строят. 20-25% таких работников достаточно. К сожалению, изношенность основных фондов у нас довольно велика, перевооружение проходило почти 20 лет назад. Мы вынуждены содержать, помимо всего прочего, дополнительные руки, которые обслуживают, например, станки. А это, конечно, расходы.

Насколько актуален вопрос привлечения новых кадров?

Мы решаем эти задачи, берем на работу как выпускников питерских учебных заведений, так и сами обучаем сотрудников. Важнее социальное обеспечение людей, – например, обеспечение жильем. По этим проблемам "Северная верфь" консультируется с петербургскими властями. Сейчас мы планируем привлечь на работу от 100 до 200 рабочих.

Каково сейчас соотношение разных специалистов на "Северной верфи"?

Пока наша надстройка неоправданно велика. От схемы "треть основных производственных рабочих – треть вспомогательных – треть других специалистов" надо постепенно переходить к опыту ведущих предприятий. Увеличивать число тех, кто непосредственно строит корабли, что уменьшит наши накладные расходы – тогда верфь начнет работать безубыточно. С убытком мы работать не можем. Если угодно, это мягкая формулировка определенных сокращений в будущем.

Есть другой выход?

Да. Производство должно каждый месяц выполнять план на 120-125%. Как я, будучи руководителем, могу допустить убытки на предприятии?

Беседовал Дмитрий Жаворонков

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 августа 2018 > № 2705263 Игорь Пономарев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter