Всего новостей: 2577827, выбрано 2937 за 0.137 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Госбюджет, налоги, цены: Медведев Дмитрий (213)Путин Владимир (117)Вардуль Николай (99)Иноземцев Владислав (92)Аскаров Тулеген (80)Кругман Пол (80)Голикова Татьяна (70)Исаев Андрей (61)Кричевский Никита (53)Кудрин Алексей (52)Орешкин Максим (52)Мантуров Денис (49)Улюкаев Алексей (49)Собянин Сергей (45)Силуанов Антон (44)Полухин Алексей (40)Топилин Максим (39)Делягин Михаил (33)Мау Владимир (33)Гурвич Евсей (32) далее...по алфавиту
Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 августа 2018 > № 2703417 Светлана Орлова

Рабочая встреча с губернатором Владимирской области Светланой Орловой.

Обсуждались различные вопросы социально-экономического развития региона, ход реализации программы развития малых городов.

В.Путин: Вы мне хотели рассказать, как у вас работа идёт в малых городах.

С.Орлова: Да, Владимир Владимирович. Во-первых, все жители Гороховца высказали Вам огромные слова благодарности за указ 2014 года. Это один из красивейших городов России, было 850 лет.

Все объединились. 2 миллиарда 400 – общая сумма денег: федеральных, региональных, муниципальных. Конечно, люди рады, потому что отреставрированы храмы, уникальный храм XVIII века, музеи, музей Сапожникова, это купец, который много вкладывал, когда там жил, работал. Музей был муниципальный. Мы его взяли на региональный уровень, и сейчас там выставка Исторического музея России. Дороги, площади, четыре школы отремонтировали, поликлинику и, конечно, набережную. Это просто сказка будет. 75 миллионов сейчас и потом 350, следующий год.

Конечно, сейчас в этот город очень много поехало туристов. Что такое малый город России? Вот он, пожалуйста: комфортный сегодня для проживания. Все условия есть. И меценаты, даже местные, сделали там светомузыкальный фонтан.

И конечно, качество жизни малых городов – это уникальная программа, потому что их в России тысячи. А наши города – они же ещё исторические, очень глубокая история. Оттуда же, из нашего Гороховца, Пожарский пошёл собирать ополчение. Жители Вас ждут, если, конечно, будет у Вас возможность приехать.

А следующая программа – это Суздаль. Кстати, Гороховец и Суздаль выиграли и Ваши гранты, по 50 миллионов. Два наших города, которые заявились, не выиграли, но мы их поддержали, мы им дали по 40 миллионов, пусть соревнуются теперь дальше. Очень хорошая программа, и мы дальше будем уделять этому большое внимание.

В.Путин: А в целом как социально-экономическая ситуация? Дорогу достроили?

С.Орлова: Дорога М7 – лучше, чем трасса из Франкфурта-на-Майне в Страсбург.

В.Путин: Вам виднее.

С.Орлова: 11 переходов, 14 миллиардов федеральных денег. Тогда хотели забрать, но мы попросили Вас, Вы отстояли. 11 переходов, практически нет теперь там смертей. Очень много гибло людей, детей, школьников. Есть защитные экраны, население тоже довольно, что защитные экраны. Поэтому за это особое спасибо. И за Лыбедскую магистраль во Владимире. Очень красивая получилась. Практически разгрузили центр города.

Если по цифрам, несколько моментов можно?

В.Путин: Да, пожалуйста.

С.Орлова: За четыре года валовый региональный продукт вырос у нас на 30 процентов. Было 306 миллиардов, сейчас – 392 миллиарда. Привлекли 360 миллиардов инвестиций, мы по инвестициям не упали.

62 новых проекта. Какие новые за этот год? Первое – это, конечно, немецкая компания «Кварцверке». Уникальное оборудование, уникальное предприятие. 2 миллиарда 100 миллионов инвестиций. Это обогащение кварцевого песка для стекольной продукции. Они идут на вторую очередь.

«Гусар», я рассказывала Вам об этом предприятии. Они завершили полный цикл, теперь у них литьё, трубопроводная арматура для Арктики. Первый заказ был от «Транснефти». Мы хотим много работать с ними, потому что у нас много оборудования, которое мы можем поставлять «Транснефти». Хороший проект.

Камешково. Во-первых, спасибо большое, это моногород, почти 600 с лишним – федеральные деньги и 280 – наши. 16 лет вода была ржавая. Ни пить её, ни мыться. Очень тяжело. Сделали хороший водозабор, ионизированная вода, очистные сооружения.

Но главное, Владимир Владимирович, мы заключили ТОР, территорию опережающего развития. Первый специнвестконтракт – с Минпромторгом. Это предприятие Чемезова. Они уже делают 50 процентов гражданской продукции. Мы выходим сейчас на серийное производство тракторов. Это очень хороший проект. Это позволяет делать кооперацию, внутри области между предприятиями идёт кооперация. Мы работаем практически со всеми крупными корпорациями. Нарастили в общей сложности за эти годы 16,7 миллиарда.

У нас нет долгов. С 2015 года бюджет бездефицитный.

В.Путин: Это очень хорошо.

А социальная сфера?

С.Орлова: Первое, очень важное и главное, – школы. Восемь школ сдали. 49-ю – помните, я Вам говорила, – сдаём в конце года, 1 сентября открываем 49-ю во Владимире. Во Владимире за это время две школы.

В.Путин: На сколько учеников?

С.Орлова: Тысяча. Хорошая школа, приличная. Мы каждый год из бюджета закладываем 552 миллиона, федеральные деньги и наши. Поэтому за школы огромное спасибо. Но ещё у нас каждая пятая школа имеет вторую смену, поэтому мы к 2025 году планируем 37 школ. Сейчас Собинка, Кольчугино, ремонтируем две школы в Петушках, по 362 миллиона, они в хорошем ещё состоянии, поэтому по школам пойдём дальше.

По спорту, Владимир Владимирович, 16 объектов, из них четыре ледовых дворца: Александров, сейчас сдаём Владимир, сдали Ковров – то, что Вы видели, и Судогда. Там же чемпионат Рагулина, то есть это для Судогды событие, просто огромное событие.

Четыре интерната для престарелых, один назвали в честь Лизы Глинки. 3382 человека переселили из ветхого жилья, но тема эта ещё остаётся, мы свои 180 миллионов заложили сейчас в бюджете и дальше будем закладывать, потому что эта тема для населения больная, будем её потихонечку решать, если, конечно, будет федеральная программа.

Много стали отдавать на восстановление сетей, везде же сети изношены: и Муром, и Гусь-Хрустальный, и многие другие. Спасибо большое Вам за порядок, за то, что у нас декриминализация произошла. Газ, вода, тепло, электричество: мы сдали 102 котельные, 56 нерентабельных закрыли, снижена цена тепловой энергии, и дальше будем двигаться.

В.Путин: К зиме готовитесь?

С.Орлова: Готовимся. По газу, как я Вам и обещала, 40 миллионов мы выделили. Помните, Вы тогда сказали, что 37 – дороговато подключение, мы ещё раз посмотрели, немножечко снизили, но сейчас ещё продолжаем работать с «Газпромом», а тем, кто не может, мы 40 миллионов выделили в бюджете, и эти люди сейчас получают дотации, потому что газификация – номер один. На 600 миллионов снизили долги за газ, у нас идёт реструктуризация с ними до 2023 года, и они нам – даже три спортивных объекта: Гороховец – стадион, Суздаль – стадион и Гусь-Хрустальный – ФОК. Это даёт нам «Газпром».

В.Путин: Это большие программы.

С.Орлова: Большие программы. Просто, знаете, может быть, мы раньше недооценивали. Но сейчас НИРы, НИОКРы…

По РЖД. Мы же сейчас делаем обшивку практически всех вагонов.

В.Путин: А что в здравоохранении?

С.Орлова: В здравоохранении. Первое. Конечно, это первичное звено. По 50–60 лет больницы не ремонтировались. 65 ФАПов было закрыто.

Все больницы ремонтируем. Киржачская, Гусь-Хрустальный, сейчас сдаём новый роддом, Вязниковская больница, в Струнино, Александровская, скорая помощь. 580 врачей привлекли. Не хватало 1500, привлекли ипотекой. И сейчас для селян сделали так, что по 300 тысяч мы ещё выплачиваем. Дооснастили перинатальный центр, он не был дооснащён. «Бережливые» поликлиники. Очень много обучений проводим для врачей с академиками из Москвы, кафедру открыли.

Я не могу сказать, что мы всё разрешили. Проблемы остаются. Мы 17 ФАПов сделали, более 45 отремонтировали. И заложили 200 миллионов, чтобы 100 ФАПов на село вернуть, потому что это первичная помощь на селе, как раз то, о чём Вы говорите. Сейчас ФАП – не хуже поликлиники, там и оборудование, и кардиограмма новая, и дозиметр. И конечно, 20 автомобилей, которые выезжают. Там, где недостаёт, мы отправляем, они выезжают.

Я встретилась с людьми в Струнино, всё мы с ними обсудили, все программы мы наметили. Делаем, как мы и договорились. Мы ещё в ноябре заложили это в бюджет после коллегии. Но 44-й закон, как всегда: выиграл торги тот, кто снизил цену и ничего не делал. Но сейчас там начался уже ремонт. Мы ещё делаем так: мы сейчас стали выделять деньги, чтобы сразу больничную территорию делать. Потому что поликлинику сделаешь, а больничная территория не готова, и она в плохом состоянии. Людей это тоже раздражает.

В.Путин: У Вас были какие-то просьбы по объектам здравоохранения?

С.Орлова: Да, у нас Ковров, там перинатальный центр нужен. Это один из крупнейших городов, 240 лет будет этому городу, и, конечно, перинатальный центр для них – это было бы решение. Хотя мы в роддом 120 миллионов выделили, ремонтируем. А тогда бы мы могли и Судогду, и Ковровский район.

В.Путин: Поддержим.

С.Орлова: Спасибо Вам большое.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 августа 2018 > № 2703417 Светлана Орлова


Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 августа 2018 > № 2702942 Петр Своик

Петр Своик: «Без России нам никуда, но и с ней – некуда»

Резкое ухудшение самочувствия национальной валюты Казахстана в последние дни вновь вынесло на повестку дня извечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?». Ответить на них мы попросили известного экономиста Петра Своика.

«Наше государство денег не печатает. Оно их только «перепечатывает»

- Петр Владимирович, Нацбанк объяснил падение тенге сложной геополитической ситуацией и санкционной политикой США. Но являются ли повышение ставки ФРС, цена на нефть, российский фактор основными причинами, из-за которых тенге сегодня демонстрирует слабость? Насколько влияют на ситуацию внутренние факторы?

- Внутренние факторы не играют решающей роли хотя бы потому, что собственного финансового рынка, способного хоть в какой-то степени поддерживать равновесный курс тенге, в Казахстане нет. Национальную валюту шатают исключительно внешние факторы, так как она фактически не участвует во внешнеэкономической деятельности Казахстана. Даже в Россию наш экспорт на 69 процентов осуществляется в рублях, и только на 3 процента - в тенге (остальное – в долларах и евро). По закупу российских услуг и товаров ситуация еще хуже – 73 процента в рублях, и только 1 процент - в тенге. Эти данные привел сам председатель Нацбанка Данияр Акишев. После такой убедительной статистики ему полагалось бы застрелиться...

Добавьте сюда то, что наш экспорт в РФ составляет 4,5 миллиарда долларов в год, а импорт - 11,5 миллиарда, сальдо - минус 7 миллиардов не в пользу Казахстана. В таких условиях, да еще при полностью отсутствующих таможенных границах тенге не может не быть просто тенью рубля. Да, события на отечественном рынке тоже как-то влияют, игроки на нашей бирже тоже руководствуются какими-то своими интересами, но, по большому счету, все оглядываются на биржу московскую. А она, в свою очередь, - на чикагскую, филиалом которой и является. Получается такая родственная связь: тенге – младший брат рубля, а рубль – младший брат доллара.

- Но еще больше месяца назад Рахим Ошакбаев говорил о том, что даже высокая цена на нефть не спасет тенге от падения, покуда государство не перестанет безудержными темпами «печатать» тенге для спасения банков, поддержания банковской доходности и субсидирования экономики… Насколько весомо это обстоятельство?

- Да, такое тиражируемое мнение популярного экономиста – это весомое обстоятельство. Но только как демонстрация широко распространенных иллюзий о нашей монетарной политике. На самом деле, и в этом вся суть, наше государство денег не печатает. Оно их только «перепечатывает», меняя долларовый дизайн на тенговый.

Реально Казахстан печатал свои собственные деньги с ноября 1993-го, с момента перехода на национальную валюту, и до начала «макростабилизации» - это 1996-1997 годы. За это время тенге с начального курса 4,7 к доллару улетел за 70, и все из-за активной раздачи кредитов. Цель была благая - развязка неплатежей, ну а подспудно шла элементарная раздача денег близким лицам и структурам.

Национальный банк той поры действительно был суверенным монетарным органом. Не слишком умелым и не слишком самостоятельным (в раздаче кредитов рулило правительство), но - суверенным. Потом были соглашение с МВФ, кредиты «стенд бай» и политика «полной конвертации тенге», что фактически означало превращение казахстанской валюты в «казахский доллар». В том смысле, что эмиссия тенге с тех пор производится не кредитным и уж тем более не инвестиционным способом, а почти исключительно обменным, как замыкающая функция внешнего платежного баланса Казахстана. Соответственно Национальный банк в такой схеме утратил роль суверенного кредитора первой инстанции и, как евнух в гареме, поддерживает исключительно краткосрочную (на одну ночь) ликвидность подопечных банков второго уровня, предоставляя им искать себе фондирование за границей. А для обеспечения коммерческой окупаемости внешних банковских заимствований, как бы для борьбы с инфляцией, в стране поддерживается завышенная стоимость банковского рефинансирования (хотя самого рефинансирования нет). Формально все сходится, ведь в такого рода монетарно не суверенной экономике инфляция, по определению, повышена.

С того времени Нацбанк стал просто главным валютным обменником страны. Он исполняет функцию замыкающего «игрока» на валютной бирже, где и осуществляет ту самую обменную эмиссию тенге. В случае избыточного внешнего (долларового) платежного баланса, конечно.

В такой схеме эмитируемые Национальным банком «местные доллары» попадают непосредственно в руки сырьевых экспортеров, обеспечивая им, без всякой нужды в местных банках (кроме ведения текущих счетов), достаточные для расширяющейся деятельности ресурсы. Банкам же остается кредитование несырьевых отраслей (если те в силах справиться с повышенным процентом), а в основном – просто потребления, которое опирается, разумеется, на импорт. Получается, что казахстанские банки второго уровня являются дистрибьюторами внешних займов, направленных на поддержку внешних же производителей, за счет всей несырьевой экономики и населения Казахстана.

Схема, прямо скажем, колониальная, но вполне работоспособная, пока у Казахстана (а в России совершенно аналогичная ситуация) была возможность физически наращивать экспорт нефти, черных, цветных металлов и урана, да еще и при растущих мировых ценах на сырье. Но тучные годы для ее функционирования уже в прошлом. Ныне мы переживаем завершающую кризисную стадию, поддерживаемую пока за счет расходования накопленных валютных ресурсов. В частности, то, что Рахим назвал «печатанием» денег для спасения банков и субсидирования экономики – это перепечатывание в тенге валютных запасов Национального фонда.

Да, так можно еще какое-то время продержаться, заодно поддержать и мертвеющие банки, но оживить систему – нельзя.

«Укрепление тенге – вредно, а ослабление – бесполезно»

- По вашим прогнозам, что будет происходить с тенге в ближайшей перспективе – курс выровняется, или же стоит настраиваться на очередные «исторические максимумы»? Существуют ли, на ваш взгляд, сегодня реальные факторы для укрепления национальной валюты?

- Чтобы увидеть правильный ответ, надо бы избавиться от еще одной иллюзии – что у Казахстана есть некая самостоятельная игра с курсом национальной валюты. Реалии нашей экспортно-сырьевой экономики таковы, что укрепление тенге – вредно, а ослабление – бесполезно.

В общем виде, повышение курса национальной валюты – это диверсия против национального производителя. А поскольку потребление в стране, в конечном счете, также опирается на производство, то временная выгода покупателей оборачивается и их конечным проигрышем. И вообще: хочешь поскорее подвести свою валюту к девальвации – постарайся побольше укрепить ее.

С другой стороны, игра на ослабление, пусть и неприятная для населения, но стимулирующая производство и приносящая экспортные дивиденды таким экономикам, как, например, китайская или турецкая, у нас не работает. Девальвируй мы тенге хоть вдесятеро, мировые биржевые цены на нефть и металлы это не поколеблет и наш экспорт не увеличит. Побольше прибыли за счет снижения себестоимости «отмоют» для себя сырьевые экспортеры - вот и весь национальный эффект. Зато ослабление тенге повышает стоимость всего импортируемого, а в условиях нашей страны это означает подорожание едва ли не всего на рынке, включая обеспечиваемых через импорт экспортеров. Выходит, девальвация для наших производителей не просто бесполезна, а тоже вредна.

Что касается прогнозов насчет выравнивая курса … В средне- и краткосрочной перспективе тенге продолжит «плавание» вслед за рублем, с какими-то возможными откатами к укреплению, но в целом – в девальвационном тренде.

А если посмотреть чуть сверху, то рубль уже «приплывает». Схема его функционирования в качестве «местного доллара», рожденная в годы полного единодушия российских рыночных реформаторов с вашингтонскими кураторами, сейчас переживает испытания на разрыв. По всей видимости, достаточно скорый. Накладываемые на Россию финансовые (торговые и дипломатические не особо важны) санкции эффективны и болезненны ровно в той мере, в какой Центробанк РФ остается под управлением Федеральной резервной системы и Международного валютного фонда, а Московская валютная биржа – продолжением Чикагской. И здесь сама логика санкционной эскалации неизбежно выдавливает либералов из Центробанка и правительства, после чего нас ждет слишком большой вал изменений и потрясений, чтобы рассуждать о каких-то курсовых трендах.

-Что должно произойти, чтобы национальную валюту не бросало все время то вверх, то вниз? Какими для этого должны стать экономика и финансовая система? И станут ли спасательным кругом для тенге меры, озвучиваемые экспертами (и тут снова самый громкий голос принадлежит Рахиму Ошакбаеву) и заключающиеся в возврате к фиксированному курсу тенге и в проведении более жесткой монетарной политики?

-От изложения своих взглядов на то, какими должны быть экономика и финансовая система, я пока воздержусь. Стоит мне начать говорить, что валюта в общем экономическом пространстве должна быть общей, что ее курс не должен, как хвост собачий, вилять вокруг валюты внешнеэкономических операций; что правительство должно активно влиять на то, как складывается внешний платежный баланс; что валютные резервы должны стать частью бюджета; что за стабильный курс должен отвечать не Национальный банк, а Минфин, и что Нацбанк должен планировать и осуществлять кредитную и инвестиционную эмиссию в соответствии с индикативным государственным планом социально-экономического развития, - как начинает звучать дружный хор осуждения со стороны хоть либералов, хоть патриотов.

А уж коли Рахим Ошакбаев попался нам на язык, давайте разберем и такое его цитируемое утверждение, что переход к плавающему курсу был большой ошибкой. Да, я полностью с ним согласен, как и вообще разделяю большинство его позиций. Но исправить эту ошибку нельзя – время не пришло. В самом деле, Рахим как нормальный казахский патриот имел в виду, конечно, фиксацию курса тенге к доллару (не к рублю же!). Но в таком случае стоит рублю хоть сколько-нибудь заметно отскочить от доллара, как фиксацию (вспомним уроки первой половины 2015 года) придется срочно менять. Демонстрируя тем самым, что мы таргетируем не инфляцию, не нефть и даже не американскую валюту, а именно рубль.

Я вот не боюсь навлечь на себя всеобщее негодование и заявить, что тенге надо, конечно, привязывать к рублю. Но пока не буду этого делать, поскольку привязываться к вредоносной для самой же России и недружественной к другим участникам ЕАЭС курсовой политике нынешнего Центробанка категорически не стоит. И дело даже не в недостойных любого уважающего себя государства ежедневных зигзагах курса, а в отсутствии национального кредита как такового и национальной инвестиционной стратегии. Остающаяся под внешним монетарным управлением и не имеющая собственной модели развития Россия не может предложить ничего привлекательного и соседям. Без России мы – никуда, но и с ней пока – некуда.

«Нацбанк отслеживает курс тенге, как мы – погоду»

-Контролирует ли Нацбанк ситуацию? Насколько адекватна, на ваш взгляд, курсовая политика, проводимая сегодня регулятором?

-После того, как всех всполошила девальвация тенге, Нацбанк выступил с заявлением, в котором так честно и заявил, что причины девальвации – где-то там, в России и США, а он сам ситуацию … отслеживает. Примерно как мы – погоду. И если учесть, что мы на погоду тоже никак не влияем, то да, курсовая политика Национального банка в его нынешнем состоянии - адекватная.

Если же оценивать именно решительные действия, то давайте вспомним события конца 2014-го – первой половины 2015-го. В России рубль уже к декабрю, в ответ на санкции, с привычных до этого 30 рублей за доллар улетел за 60, тенге же еще более чем полгода гордо держал курс. Как следствие, образовался достаточный лаг, чтобы казахстанцы успели толпами ринуться в Россию для скупки вдвое подешевевших авто и квартир, а российские производители продовольствия и других товаров успели разорить их казахстанских конкурентов. И вот как раз в тот момент, когда волна курсовой сдвижки стала переходить в адаптацию, наш Национальный банк 20 августа ринулся, наконец, в тот же девальвационный вираж длиной аж до февраля 2016 года.

Результат? Уже состоявшийся ущерб от опережающей и несогласованной девальвации рубля был дополнен еще и ущербом от двойного удорожания всего нероссийского импорта. А российский импорт, между прочим, хотя и весьма существенен, составляет менее 40 процентов от общего объема внешних закупок Казахстана. То есть, к потерям от одностороннего обесценивания рубля на нашем лишенном границ и физически сквозном экономическом пространстве мы добавили двойное удорожание почти двух третей всего закупаемого извне.

Если это не экономический саботаж и не диверсия, тогда уже и не знаю, что еще заслуживает называться такими словами. Впрочем, винить в этом Национальный банк неправильно. Само по себе наличие лишенного внутренних границ торгового пространства, на разных частях которого действуют по-разному ведущие себя валюты, является прямым аналогом плюрализма в одной голове – шизофрении.

- Надо ли вас понимать так, что пора, как многие сейчас и предлагают, выходить из Евразийского союза?

-Можно еще улететь на Марс или всем Казахстаном переместиться хотя бы на Гавайи. Сама постановка вопроса о выходе из ЕАЭС свидетельствует либо о фундаментальном непонимании положения Казахстана и идущих на нашем пространстве политико-экономических процессов, либо о нежелании признавать реалии, подменяя их своими фантазиями и «хотелками».

Таможенный, а затем и Евразийский экономический союз – это то, вокруг чего вертится едва ли не вся мировая политика текущего десятилетия. Именно как реакция на новую постсоветскую интеграцию случились Майдан, Крым, ДНР и ЛНР, санкции и контрсанкции. Другое дело, что конструкция ЕАЭС элементарно не достроена. Это как жить в доме, где вы с соседями затеяли общую перестройку, но после сноса стен и половины крыши решили пока пожить и так – ради сохранения суверенитета.

В результате мы живем исключительно выжидательно, не считая даже ожиданий транзита власти. Своей валютной, курсовой или общеэкономической игры у Казахстана нет, нам дано только реагировать на те или иные внешние проявления, инициативы или вызовы. Конечно, возможности превращения из объекта в субъект политико-экономических действий есть всегда. Достаточно вспомнить, что инициатором-провозвестником евразийской интеграции был президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. И сейчас можно было бы инициировать план «достройки» ЕАЭС. Хотя о чем это я?...

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 августа 2018 > № 2702942 Петр Своик


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 августа 2018 > № 2701008 Андрей Травников

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Новосибирской области Андреем Травниковым.

Обсуждался, в частности, ход выполнения в регионе программы по строительству новых общеобразовательных учреждений.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вы уже погрузились во все сложности работы на посту руководителя региона, высшего должностного лица в Новосибирской области. У нас впереди начало занятий в школе. По всей стране в рамках указа Президента и программы, которая существует, проводится работа по созданию новых школьных мест. Что у вас?

А.Травников: Подготовку к началу учебного года ведём, ремонтируем школы, строим новые. Самая острая проблема – это дефицит мест в среднеобразовательных школах. У нас в среднем по региону 23% школ, где дети учатся во вторую смену. Очень острая ситуация в самом Новосибирске, в столице, – там в 70% школ дети учатся во вторую смену. Некоторые школы, если ничего не предпринимать, уже к следующему 1 сентября будут вынуждены открывать третью смену. Правительство Российской Федерации запустило два года назад проект по созданию новых мест в общеобразовательных школах – проект очень ожидаемый, важный. Мы за последние три года в регионе построили более 12 школ, бóльшая часть из них в Новосибирске. В этом году к 1 сентября введём три школы. Конечно же, темпы необходимо увеличивать. Мы надеемся в том числе на участие в новом национальном проекте. Огромное спасибо за решение Правительства о выделении в этом году средств из резервного фонда. Мы получили 500 млн рублей, часть этой суммы будет направлена на строительство новой школы в одном из микрорайонов на окраине Новосибирска, где действительно в следующем году мы ожидаем прибавку детишек и можно получить ситуацию с третьей сменой.

Мы при работе над новым майским указом Президента, от 7 мая этого года, уже примерно для себя определяем целевые ориентиры, мероприятия, затраты, необходимые для достижения показателей, которые поставил перед нами глава государства. Понимаем, что в течение ближайших трёх лет нам нужно построить не менее 17 новых школ, и мы готовы к этому. Многие застройщики, не дожидаясь открытия бюджетного финансирования, начинают строительство социальных объектов.

Мы стараемся включать школы в федеральные или региональные программы, поэтому, Дмитрий Анатольевич, прошу и Министерство просвещения, и Правительство в этом помочь региону.

Д.Медведев: Действительно, с учётом довольно сложной ситуации переход ещё в третью смену – этого абсолютно допускать нельзя. Потому что у нас количество регионов, где есть третья смена, весьма ограниченно, и это связано с определёнными проблемами 1990-х годов, в частности, на Кавказе эта проблема в ряде республик стоит в полный рост. Но если у вас сейчас ничего подобного нет, то, конечно, нужно сделать всё, чтобы появлялись новые школы. Хорошо, что вы три вводите прямо сейчас, к новому учебному году. Будем стараться обязательно поддерживать вас в рамках национального проекта, связанного со строительством новых школ и созданием новых учебных мест, выделяя соответствующее финансирование. Надеюсь, что вы будете этим у себя достаточно успешно заниматься, имея в виду, что строительство нового жилья должно сопровождаться и строительством новых социальных учреждений, включая общеобразовательные школы и детские сады.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 августа 2018 > № 2701008 Андрей Травников


Россия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > snob.ru, 13 августа 2018 > № 2702193 Андрей Мовчан

Кое-что о нюансах. Чем изъятие сверхприбылей у металлургов напоминает советский анекдот

Андрей Мовчан

Помощник президента Андрей Белоусов предложил изъять «сверхприбыли» у российских металлургов в исполнение майских указов президента Путина. Эта идея идеально вписывается в реалии современной России. Но ее реализация может стать катастрофой для экономики

Со школьных лет каждый уважающий себя советский мальчик знает анекдот про Петьку и Василия Ивановича, заканчивающийся словами «но есть нюансы». Особым удовольствием у более шпанистой части будущих строителей коммунизма было задать вопрос «а вы знаете, что такое нюансы?» группе без пяти минут комсомолок и громко рассказать указанный анекдот. Барышни сконфуженно хихикали и фукали, хулиганы громко гоготали и гордились собой.

История про «письмо Белоусова» поразительно напоминает вышеупомянутый анекдот. Что не удивительно — ведь старые добрые времена вполне вернулись.

Вообще-то идея изъять сверхдоходы у компаний, бенефициирующих от торговли минеральными ресурсами, не нова, и достаточно популярна в мире. На ней строится вся концепция резервных фондов. Она называется ведущими экономистами лучшим способом борьбы с ресурсным проклятьем: только изымая сверхприбыли у сырьевых компаний можно сбалансировать все части экономического механизма, не дав сырьевикам доминировать на рынках труда и капитала, захватывать смежные области и уничтожать здоровую конкуренцию, усугублять экономическое неравенство и стимулировать перекосы в потреблении (в том числе гипертрофию импорта). На первый взгляд, предложение Андрея Белоусова состоит лишь в том, чтобы распространить эффективный опыт изъятия свехприбылей нефтяников на другие сырьевые области — вполне в духе прогрессивной экономической мысли. Но — ровно в этом месте начинаются нюансы.

Помощник президента непринужденно нарушает один из основополагающих принципов современной системы управления государством — он предлагает ввести налог задним числом. Столетиями отработанная логика эффективного управления страной строится на принципе «закон обратной силы не имеет» не просто так: если это не так, то нельзя строить вообще никаких планов — а отсутствие возможности планировать останавливает всякое развитие. Можно примириться с мыслью, что государство иногда меняет правила игры на будущее: в конце концов, вы точно знаете свое положение на сегодня и можете учитывать завтрашние риски. Но если вы не знаете даже, владеете ли вы прибылью прошлого года, то о каком управлении компанией идет речь?

В наиболее успешных странах эта норма развита еще дальше: там, если вы можете доказать, что производили действия, инвестиции, принимали решения исходя из ситуации, которую новая норма нарушает во вред вам, суд скорее всего обяжет государство либо не применять именно к вам новую норму, либо компенсировать потери. Особенно известна таким подходом Великобритания. Это краеугольный камень общественного договора для стран, в которых частный бизнес, частная инициатива, общественная активность являются ценностью, а развитие экономики — целью. Но если ценностью является управляемость, целью — сохранение власти в руках узкой группы лиц? Тогда законодательный волюнтаризм полезен, а частный капитал — наоборот.

Вторым нюансом является предложенный метод изъятия сверхприбыли. В мире отработанным является подход, опирающийся на обложение цены продажи сырья или близкого к сырью продукта сверх некоего значения. При росте цены вся разница с «номинальной ценой» или большая ее часть изымаются, и компания-продавец сырья как будто бы работает на рынке со стабильной ценой сырья. В каком-то смысле такая система даже помогает компаниям планировать бизнес — они знают свою выручку за вычетом налога на долгие годы вперед; и в ситуации, когда такой налог еще не введен, риск его введения не должен осложнять планирование — в 99,9% случаев разумное государство вводит такой налог с ценой отсечения не ниже текущего уровня; компании же так и так планируют свои будущие периоды, исходя из цен на свой продукт, не превышающих текущие. Но логика автора письма базируется на простом кондовом советском принципе равенства: изъятие сверхприбыли должно оставить всем компаниям одинаковую конечную маржу.

Развитие современной экономики немыслимо без конкуренции. Дети в средней школе знают: «Мерседес» и айфон, кока-кола и «Амазон», порох и пушки, компас, весло, парус — продукты конкуренции. В конкурентной среде создаются БМВ, Беркшир Хатауэй и лекарства, побеждающие рак. В ее отсутствие рождаются только «жигули». Основой, движущей силой конкуренции является возможность заработать больше соперника. Северсталь и Новолипецкий металлургический комбинат эффективнее «Магнитки» (ММК) — их маржа больше, потому что они больше вкладывали в свое производство, используют более эффективные технологии, привлекают лучших специалистов. Но Северсталь и ММК будут зарабатывать одинаково — чтобы никому не обидно было. Соответственно, можно забыть о развитии технологий, совершенствовании методов работы, сокращении издержек.

Третий нюанс — направление использования получаемых от «налога» средств. В мировой практике сверхдоходы сырьевиков обычно резервируются «до худших времен» — ведь цены на сырье могут пойти не только вверх, но и вниз, и тогда государству понадобятся ресурсы, в том числе на помощь тем самым сырьевым компаниям. Перераспределение ресурсов, полученных из сырьевой индустрии даже через кредитную систему, обратно внутрь экономики происходит редко и является опасным шагом, требующим тщательного контроля и соблюдения тех же самых базовых экономических принципов — равного доступа, конкурентности, предоставления рынку решать, куда ресурсы будут направлены: в противном случае негативные эффекты могут перевесить позитивные. В нашем же случае изъятые ресурсы будут потрачены «на исполнение майских указов президента».

Все, кто читал эти «указы» (кроме, конечно, верноподданных, по работе обязанных пребывать в восторге перед начальством), отмечали загадочную расплывчатость задач, часть которых легко выполняется на бумаге — достаточно поменять методологию расчета, часть вообще заведомо невозможно выполнить, а часть настолько непонятна, что основной задачей исполнителей будет придумать их удобную трактовку. В конечном итоге такие указы в государстве победившей бюрократии (да и в странах получше — тоже) выполняются всего двумя способами — выделением максимальных средств «своим» для освоения и, в конечном итоге, присвоения, и написанием наиболее витиеватых отчетов на основании наиболее иезуитских систем оценки результатов.

Можно предположить, что, как это уже многократно было в России последнего времени, изъятые средства через цепочку бессмысленных и дорогих госинститутов частично преобразуются в бесполезные горы бетона, железа и оборудования (мосты в никуда, танки ни зачем, роскошные офисы госкомпаниям, клиники, в которых нечем и некому лечить, домашние пародии на современные глобальные информационные системы, помощь каннибалам из дружественных карликовых стран в строительстве дворцов и создании ядерных бомб), частично же (примерно в размере 50%) перекочуют в карманы ограниченного набора подрядчиков, занятого заливанием этого самого бетона, поставкой железа и закупкой оборудования с 300-процентной маржой, а оттуда — в офшоры, на яхты, виллы, спортивные клубы и, возможно, виолончели. С точки зрения жителей России эти средства будут не просто потеряны — в процессе потери они внесут существенный вклад в рост неравенства в стране и дальнейшее разрушение ее экономики.

Если бы эти средства остались компаниям, вполне возможно, что менеджмент использовал бы их не самым эффективным образом — возможно даже инвестировал бы за рубежом, а не в России. Но вряд ли они были бы использованы менее эффективно, чем это обычно делает наше государство. А отказ от подобной большевистской реквизиции мог бы быть шагом на пути восстановления доверия инвесторов к российскому рынку; результатом такого восстановления доверия был бы приход инвестиций на суммы, многократно превосходящие изъятые. Инвестиции пошли бы в области, где они востребованы — в отличие от областей, обозначенных в указах президента — и принесли бы стране существенно больше пользы. Можно ли проверить этот тезис математически? Можно: сразу после появления информации о письме совокупная рыночная стоимость попавших в список компаний упала на сумму большую, чем предполагаемое изъятие. Такими масштабами оперирует рынок — это вам не тощий российский бюджет.

Итогом изъятия будет очередное неэффективное использование существенных средств, потеря большим количеством крупных российских компаний не только инвестиционного потенциала, но и мотивации инвестировать в развитие (все равно отберут), потеря последних остатков понимания, как рассчитывать стоимость акций компаний у инвесторов, и, как следствие, дальнейшее падение их стоимости, наносящее прямой ущерб государству — владельцу значительных долей в этих компаниях, банкам, которые кредитуют эти компании под залог акций, и самим компаниям, которые вынуждены будут сокращать инвестпрограммы не только на изъятые суммы, но и на сумму снижения их кредитных лимитов.

Я бы сказал, что итогом так же будет дальнейшее сокращение доверия инвесторов к российскому рынку, снижение предпринимательского потенциала, сокращение числа предпринимателей и объемов инвестиций, рост доли государства в экономике, а значит — роли силовиков и чиновников, и как следствие — дальнейшее замедление роста ВВП, примитивизация и углубление технологического отставания от развитых и передовых развивающихся стран. Однако я отлично понимаю, что сокращать доверие, инвестиции и потенциал уже некуда, государство уже контролирует де факто все, а отставание наше скорее всего непреодолимо. Так что можете вычеркнуть из памяти последние две фразы как слишком банальные.

Очевидно, предложенным изъятием дело не ограничится — бюрократическая машина с потомственными советскими экономистами в виде идеологов умеет только наращивать аппетиты. В 2005 году, когда Белоусов писал свой труд «Долгосрочные тренды российской экономики: сценарии экономического развития России до 2020 года» (в котором, кстати, задолго угадав начальственный тренд, уже призывал к «созданию рублевой зоны, опирающейся на … военно-политические ресурсы России»), цена нефти в среднем составляла 50 долларов за баррель; консолидированный бюджет вырос до 243 миллиардов долларов. К 2018 году выручка от добычи нефти в России увеличилась на 85%, ВВП — только на 67%: он рос медленнее, чем у подавляющего большинства развивающихся стран, а в СНГ медленнее росла только Украина. Зато консолидированный бюджет раздулся на 110% и сегодня превышает 500 миллиардов долларов. При этом в 2005 году ВВП России рос на 6,4% в год, а в 2018 году мы считаем подарком рост в 1,5%. Как лучше описать результат действий, аналогичных предложенным в «письме», которые последовательно внедряются в России в течение этих 13 лет?

«Письмо Белоусова», сочетающее разумную идею и негодные методы, ни новостью, ни событием не является. Вся наша российская жизнь в XXI веке полностью укладывается в эту схему — как в анекдот про нюансы. Нам убедительно доказывают, что мы живем в новой демократии (выборы, референдумы, партии, свобода слова, свобода перемещения — вот это все), в рыночной экономике (свобода движения капитала, рыночные цены, частный бизнес, открытый импорт), в гражданском обществе (движений и фондов хоть отбавляй, волонтеры, казаки, верующие всех мастей, соцсети кипят, оппозиция негодует), что по сравнению с СССР мы сделали колоссальный рывок вперед — и это все, нельзя не признать — правда. А вот власть, оставшаяся навсегда в руках у кучки друзей из КГБ СССР, беспрецедентная коррупция, страшное расслоение и нищета нижних классов, потеря научной и технологической базы (вернее, замена ее на карго фантомы), стагнация экономики несмотря на огромные доходы от экспорта сырья, упразднение базовых понятий современного общественного устройства, таких как неприкосновенность частной собственности, презумпция невиновности, правило contra proferentem, крах правовой системы и полная замена ее на суд феодального типа, сращенный со следствием, беспредел со стороны силовиков — от псевдо-государственного рэкета до садистических репрессий по отношению к вчерашним школьникам, разгул мракобесия с выделением госбюджета на массовое строительство культовых сооружений, посадками за репосты и финансированием лженаучных исследований, ссора со всем миром кроме пары людоедских режимов и полная потеря «лица» и уважения в мире, потеря традиционных рынков и выпадение из цепочек создания стоимости, вывод триллиона долларов и бегство миллиона наиболее квалифицированных и энергичных соотечественников, средневековая пропаганда и общество, ежедневно развращаемое идеями ксенофобии, насилия и собственной исключительности, разложение системы образования, в которой фунаментальные достижения СССР уже не сосуществуют с пропагандой, а ею заменяются — это и многое другое всего лишь нюансы. Те нюансы из того самого анекдота, что отличают положение Василия Ивановича, в котором мы хотели оказаться, от положения Петьки, в котором мы оказались. Что уж тут про письмо говорить — этот нюанс на фоне всего остального почти не заметен.

Россия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > snob.ru, 13 августа 2018 > № 2702193 Андрей Мовчан


Туркмения > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 13 августа 2018 > № 2700372 Юрий Сигов

В туркменском зазеркалье

Чем больше страна закрывается от внешнего мира, тем больше разных небылиц и откровенного вранья о ней распространяется

Юрий Сигов, Вашингтон

Нынешний до безобразия глобализированный мир, кажется, уже не оставил ничего святого, добропорядочного и мало-мальски уважаемого. Все кругом обо всем - и все знают, стоит кому-то где-то и что-то сказать- тут же десяток раз перевранные слова разлетаются по всему свету со скоростью звука. А уж если кому захочется поехать-посмотреть даже самый дальний уголок нашей планеты - так кликни в Интернете на один из сотен сайтов - и будет тебе все на информационном блюдечке с электронной каемочкой.Но вот ведь незадача. Сохраняются на карте нашей планеты по-прежнему всего несколько стран, о которых информации либо вовсе не найдешь никакой, либо вся она - слово от слова натуральное вранье и ложь несусветная. Причем проблема не столько в тех, кто пишет и информирует (якобы) о той или иной стране, никогда там не бывав и понятия ни о чем не имея. Но, как ни странно, подобному положению дел явно способствуют и власти самой такой страны. Потому как чем больше они по жизни «информационно окапываются», тем больше небылиц и стопроцентной лжи об этих государствах сообщается.

В конце 80-х годов мне довелось одним из первых в тогдашнем СССР посетить Южно-Африканскую Республику. Так вот главным посылом приглашения в ту поездку (а тогда у СССР с ЮАР вообще не было никаких отношений) был изложенный мне тогдашним министром иностранных дел страны Питером Ботой. А именно: в ЮАР из-за санкций никто не приезжает, но зато все про нас только и пишут: мы - расисты, убиваем черных, эксплуатируем рабский труд местного населения и так далее. Вот и посмотрите своими глазами - соответствует ли что-то тому, что вы о нас можете сегодня узнать из обычных западных газет и телепередач.

На сегодня же к таким «черным информационным дырам» можно смело отнести примерно с десяток стран, в том числе - одну на постсоветском пространстве и расположенную в Центральной Азии. Поскольку мне в ней доводилось бывать не раз в уже ее независимые времена, то до сих пор поражает полнейшая ахинея и вранье, которую об этой республике распространяют все без исключения мировые СМИ - от российских до американских. Хотя вряд ли кто-то в этом виноват больше, чем само правительство независимого, нейтрального и ни к кому не присоединяющегося Туркменистана.

Да нет там никакого железного занавеса. Просто посторонним тамошние власти не особенно рады

Если сравнить Туркменистан с любой соседней республикой Центральной Азии, то его так называемый внешний имидж на самом деле хуже некуда. Чего только с 1992 года о Туркменистане за время его независимого развития не писалось. И про прошлого президента-самодура, отменявшего балет и оперу, и возводившего золотые памятники себе любимому везде, где только для этого находили подходящее место. И про его сменщика не менее «лестные» пассажи можно встретить чуть ли не в любой, даже самой «демократически» ориентированной газете или журнале что в Европе, что в Америке.

В Туркменистане нет никаких зарубежных корреспондентов, туда не пускают (без особой надобности) журналистов-одиночек, которые, даже просочившись в виде туристов, так или иначе, остаются на туркменской территории под негласным контролем. Само же туркменское руководство совершенно не горит желанием каким-то образом тот имидж, который создан вокруг республики, якобы прячущейся за железным занавесом, менять.

Почему так происходит? Дело в том, что основа государственной политики Туркменистана что при прежнем президенте, что при нынешнем - это привлечение иностранных инвестиций и технологий. Потому как они могут помочь стране (а точнее - ее верхнему руководству) зарабатывать еще больше на продаже за рубежом природных ископаемых, и прежде всего природного газа. Разного же рода «побочные продукты» типа туризма и даже просто обычных поездок тех же бизнесменов из-за границы не просто не приветствуются властями, а по-максимуму пресекаются.

К тому же в Туркменистане все, что связано так или иначе с заграницей и иностранцами как таковыми, находится под полным контролем государства. Выдача паспортов, гражданства, обмен валюты, любые контакты с приезжими в Ашхабаде немцами или китайцами жестко регламентируется для любого туркменского гражданина, включая и вполне с виду лояльных сотрудников госаппарата или спецслужб. Но что тут такого невероятного? Такова система, и никто ее в ближайшее время вроде как менять не намеревается.

Что же касается экономического положения в стране, то здесь опять-таки почти на сто процентов имеющаяся у той же западной и российской прессы по этому поводу информация - это перетертые через сто базарных посиделок слухи. Почему? Потому что толком никто ведь ничего достоверно не знает о реальном состоянии туркменской экономики, ее реальных доходах от контрактов по газу с теми же Китаем и Ираном. И уж тем более никому неведомо по поводу того, сколько и каких денежных знаков вывез сам туркменский президент и его родственники за границу «на крайний случай».

Так вот в этой ситуации любые ссылки на любые (подчеркиваю это слово) западные издания, пишущие о том, что Туркменистан якобы переживает тяжелейший со времени обретения независимости экономический кризис - не более чем высосанная из пальца псевдоинформация. А уж ссылаться при этом на британские и немецкие издания, которые, в свою очередь, цитируют так называемых экспертов, никогда в Туркменистане не бывавших и понятия не имеющих, что там на самом деле происходит - так и вовсе смысла никакого не имеет.

К примеру, те же британские издания таинственно сообщают, что якобы правительство Туркменистана препятствует выезду своих граждан моложе 40 лет за границу. Но это полный бред. Ездят туркмены - что молодые, что постарше (особенно много их сейчас в Турции - самой близкой родственной по языку стране, и в той же Сирии, хотя там и идет война, и в Иордании, и все больше в Азербайджане).

Конечно, Туркменистан мог бы теоретически озолотиться на тех газовых богатствах, которые ему достались от бывшего Советского Союза. И вместо роскошных мраморных дворцов в Ашхабаде обеспечить вполне приличный уровень жизни каждому своему гражданину. Но при чем здесь именно Туркменистан? Точно так же можно говорить и о России, и о Казахстане, и об Азербайджане. Нефть и газ, конечно же, могли бы, но пока не смогли помочь жить лучше всем рядовым гражданам. Но это ведь отнюдь не означает, что Туркменистан по этой причине - самый «такой-сякой» во всей Центральной Азии.

Кто газ покупает, тому и продаем. А от России будем подальше - иначе быстро станем ее регионом

Ни для кого не секрет, что основа независимости любой из постсоветских стран - это как можно дальше «отпочковаться» от России и всего того, что некогда объединяло эти республики в единое государство. И Туркменистан в этом плане - не исключение. Отношений с Россией Ашхабад практически не поддерживает (кроме церемониальных с расшаркиванием визитов то руководства аппарата СНГ, то членов парламентов - как правило, за наградами, щедро раздариваемыми туркменским президентом российской властной верхушке). А то, что не поставляет через Россию свой газ в Европу - так посчитали, что лучше (пусть и менее финансово выгодно) продавать его Китаю.

Китай не планирует каким-то образом политически контролировать Туркменистан. Китайцы сами трубы проложили, да и контракты с Пекином подписаны долгосрочные (да, с определенными финансовыми потерями для Ашхабада, но все лучше, как считают там, чем иметь дело с Москвой или с вечно находящимся под санкциями американцев Ираном).

Богатеет ли туркменская верхушка при таком скрытом от посторонних лиц газовом сотрудничестве с Китаем? Естественно. А что - российские власти от продажи нефти и газа «коллективному Западу» не становятся почти поголовно миллионерами? А в Азербайджане? Подобная ситуация наблюдается ведь везде, где есть избыток природных ресурсов (возьмите те же африканские государства) - и где первые лица прежде всего стремятся накопленные от подобной торговли средства разместить в банках на личных счетах «комфортных для жизни стран» - по типу Германии, Швейцарии, Люксембурга или Великобритании.

Любимое занятие так называемых зарубежных экспертов по Туркменистану -критиковать Ашхабад за высокий уровень коррупции. Интересно только, а у них в странах нет ли чего-то подобного? В том числе - и среди тамошних первых лиц? Полиция, пишут, в Туркменистане сплошь продажная и штрафует всех подряд, чтобы хотя бы как-то «подкормиться». Ну, точно так же себя ведет полиция-милиция в любой постсоветской стране - да и не только там.

Или в той же Америке принят закон, который уже два года запрещает закупку хлопка из Узбекистана и Туркменистана (в списке еще Бангладеш и Мали), мотивируя это тем, что на хлопковых полях этих двух республик используется детский труд. Многочисленные правозащитники засыпают своих конгрессменов письмами-протестами, в которых рассказывается об ужасах полевых работ 10-летних детишек, которые вместо школьных уроков пашут по 12 часов под раскаленным солнцем, убирая «белое золото» с полей.

Ради любопытства поинтересовался: а бывал ли хотя бы один из этих «экспертов-критиков» в Туркменистане? Откуда у них столь детальная «информация», будто там чуть ли не средневековое рабство и принудительный детский труд? И выяснилось, что ни один из них не только не был никогда в республике, но и всю информацию черпают эти люди от туркменских диссидентов, проживающих в Скандинавии. А те им что-то рассказывают, ссылаясь на таинственные телефонные звонки из Ашхабада и Дошогуза от неназванных родственников и знакомых.

Туркменистан ко всем нейтрален. У него нет союзников и друзей, а есть только «добрые соседи»

Еще одна дежурная тема тех, кто пишет о Туркменистане, - это якобы невозможность получить туда визу. И отказать могут в ней без объяснения причин (так точно, правда, поступают и правительства еще как минимум 50 стран мира, но волнует этот вопрос именно тех, кто по каким-то причинам не был допущен в Туркменистан), и ждать ее долго, и стоит она недешево. Ну, так не езжайте туда- чего же столько желающих попасть именно в Туркменистан, куда не пускают, или куда не попасть столь же свободно, как на те же Сейшелы или Маврикий, где визу вообще никто не спрашивает?

Особенно удивляют, если не сказать жестче, рассуждения о том, что происходит в Туркменистане, российских экспертов, которые не только никогда не бывали в Туркменистане, но регулярно пользуются все теми же «западного разлива» слухами о республике, считая себя тем не менее вполне информированными. Опять идут ссылки на анонимных ашхабадцев, которые стоят часами в очередях за хлебом, не имеют возможности отправить детей в школу, потому что все стало очень дорого. И в больницах нет якобы никаких лекарств, что грозит туркменскому народу самой настоящей демографической катастрофой.

Меня, к примеру, весьма умиляет и постоянное муссирование иностранными СМИ стремление президента Туркменистана Г. Бердымухамедова что-то «замутить» вместе с народом, станцевать, спеть, выйти на берег Каспия вместе со своим внуком в национальной одежде. Интересно, а что тут такого «диктаторского» или так уж необычного по сравнению с другими лидерами постсоветских стран? А что делает в этом же «разрезе» президент Белоруссии вместе с сыном? А президент России делал в ходе чемпионата мира по футболу? А что делают все остальные? Так чем туркменский-то президент так уж «возмутителен» в своем подобном поведении?

Я бы не стал так уж огульно критиковать и простой туркменский народ, который якобы от раздражения подобной ситуацией (хлеба вроде как нет, а президент на яхте по волнам Каспийского моря гоняет!) места себе не находит. Раздражены своими властями, по моим наблюдениям, все абсолютно в той или иной степени народы постсоветских стран, а вовсе не только Туркменистана. Другие вопросы: как подобное раздражение властями контролируется, каким образом снимается, и насколько некий средний уровень снабжения и комфорта жизни именно первыми лицами государств обеспечивается для рядовых своих подданных.

При этом почему-то считается, что если Туркменистан наладит отношения с Россией (а почему не с США?), то экономическая ситуация в республике якобы сразу же станет поприличнее. Не думаю, что нынешний туркменский президент пойдет на какое-либо реальное сближение с Москвой, потому как его она просто «проглотит». И при всей своей псевдонезависимости Туркменистан де-факто станет просто еще одним регионом Российской Федерации. Оно Г. Бердымухамедову надо?

В то же время совершенно непонятно - причем никому - ни американцам, ни российским властям- что же делается реально на афганско-туркменской границе? При той полной информационной закупорке, которая существует вокруг любых вопросов, связанных с безопасностью и внешней политикой Туркменистана, понять, насколько на самом деле велика угроза тех же исламистов из Афганистана, просто нельзя. Верить же сообщениям никому неизвестных анонимных источников или тех, «кому кто-то позвонил из Ашхабада» насчет полчищ талибов, уже перешедших туркменскую границу, я бы точно не стал.

Очень сомнительно и то, что будет с двумя газовыми проектами, в которых Туркменистан вроде бы участвует - и в то же время не пойми что с этого может получить (да и получит ли что-то вовсе). Речь идет и о Транскаспийском газопроводе (который ни Иран, ни Россия Ашхабаду на самом деле построить при любой внешней помощи не позволят), и о газопроводе ТАПИ, по которому туркменский газ планируется экспортировать в Индию и Пакистан через территорию вечно воюющего и раздираемого междоусобицами Афганистана.

И уж совсем нелепо выглядят предсказания что западных, что российских «экспертов» насчет якобы подготовленного пути «почетного бегства» Г. Бердымухамедова из Ашхабада, если талибы вторгнутся в Туркменистан, либо сам туркменский народ «сбросит ненавистную тиранию». Подобные прогнозы - натуральная маниловщина тех, кто понятия не имеет, что и как функционирует в республике и насколько первое лицо там «в теме» по всем тем вопросам, где хотя бы минимально могла бы возникнуть угроза и его личным интересам, и его ближайшего окружения.

Поэтому, если называть вещи своими именами, то о том, что на самом деле происходит в Туркменистане, как живет его верхушка и что дальше светит рядовым гражданам, доподлинно неизвестно никому. И уж тем более тем, кто в Туркменистане никогда не был, но числится «экспертом» по этой стране и периодически высказывает о ней свое мнение. Хотя сохранению такого «специфического имиджа» фактически напрямую как раз и содействует само руководство Туркменистана, по-прежнему держащее республику в максимальной информационной заморозке.

Туркмения > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 13 августа 2018 > № 2700372 Юрий Сигов


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 августа 2018 > № 2699738 Глеб Никитин

Встреча с врио главы Нижегородской области Глебом Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Нижегородской области Глебом Никитиным. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

Г.Никитин: Хотел кратко доложить об итогах работы, об итогах первого полугодия. В общем и целом динамично развиваемся и по некоторым показателям показываем очень хорошую динамику по сравнению с прошлым полугодием. Хотел на основных показателях остановиться.

Во-первых, это, собственно, оценка ВРП. Рост 103 процента, и мы прогнозируем по итогам года тоже 103 процента. Это выше, чем среднероссийский прогноз.

В.Путин: За счёт чего, Глеб Сергеевич?

Г.Никитин: За счёт роста промышленности, повышения производительности труда, за счёт, собственно, общеэкономических тенденций, которые меняются.

В.Путин: Вы не выделяете какое–то одно направление, которое «выстрелило»?

Г.Никитин: Есть некоторые вещи, например, в том числе чемпионат мира, который тоже дал, безусловно, импульс экономике и стимул. Хотелось бы думать, что наши совместные усилия – и Правительства Российской Федерации, и правительства Нижегородской области – дают свои плоды.

Заработная плата выросла на шесть процентов в реальном исчислении. Хотел особый акцент сделать на инвестициях в основной капитал: 105 процентов по итогам полугодия. В прошлом году было два процента по итогам года, а в 2016–м было падение.

В.Путин: Производительность труда насколько выросла?

Г.Никитин: Производительность труда выросла на 12 процентов.

По поводу инвестиций в основной капитал хотел сказать, что это очень важный показатель. Мы по рейтингу АСИ по итогам 2017 года на 70–м месте.

В.Путин: Послушайте, у вас такое соотношение между ростом производительности труда и ростом заработных плат, то есть производительность труда росла в два раза быстрее, чем темп роста заработной платы?

Г.Никитин: У нас выработка, отгрузка в реальных секторах экономики выросла на 12 процентов по итогам полугодия.

В.Путин: Это хорошо.

Г.Никитин: Но, ещё раз говорю, очень важен, конечно, прирост инвестиций. Очень надеюсь, что этот показатель – пять процентов – показывает, что мы в правильном направлении двигаемся, потому что 70–е место – это всё–таки недостойно Нижегородской области.

Мы провели уже две бизнес–миссии АСИ, составили дорожную карту. Я создал корпорацию развития Нижегородской области – единый институт развития.

В.Путин: Вместе с Агентством?

Г.Никитин: Нет, это рекомендация АСИ. У них есть типовые дорожные карты, целевые модели работы с инвесторами, и там, естественно, есть единый институт развития.

Мы его создали, разработали с ними дорожные карты. Надеюсь здесь на серьёзный рывок по итогам 2018 года, потому что этим удовлетвориться просто невозможно.

Что касается производительности труда, то здесь, вообще, за этот период абсолютно реально есть чем похвастаться. Конечно, этот показатель – он «агрегат» и не на сто процентов определяется нашими усилиями, но Вы в декабре поддержали создание проектного офиса совместно с «Росатомом» по повышению производительности труда, причём во всех секторах.

Мы начали с промышленности. Сейчас у нас в пилотной зоне уже сто организаций большинства секторов экономики. Это социальная сфера, даже социальные учреждения, в других регионах этого нет, школы, медицинские учреждения, несколько министерств. В принципе это модель выхода на так называемое эффективное правительство, программа «Эффективная губерния».

Минэкономразвития, которое курирует национальный проект, реально считает нас лидерами в этом вопросе. Мы входим в пилотную зону, там семь регионов, делимся сейчас опытом по работе этого проектного офиса.

Есть конкретные результаты в проектах. По ста этим организациям – где–то 350 проектов, но они постоянно растут, потому что в каждой организации ведётся несколько процессов.

И по промышленности, например, по проектам, которые внедряются с февраля, от 1,5 до 10 раз рост производительность труда. Это реально впечатляет.

Причём мы в пилотную зону выбирали только те организации – что тоже влияет, соответственно, и на следующий показатель, – где есть потенциал роста сбыта, чтобы не увольнять и не сокращать людей.

Дальше промышленное производство, наша традиционная сфера. Обработка – 90 процентов, и мы серьёзно на промышленность ориентируемся. Здесь тоже 103,4 процента в первом полугодии 2018 года по сравнению с 2017–м, поэтому идём положительно.

Следующий момент, на котором хотел остановиться, – это жилищное строительство, очень важная тема.

В.Путин: Хорошие темпы в промышленности…

Г.Никитин: Да, согласен, глубоко удовлетворён этим фактом.

Жилищное строительство. Здесь у нас произошел рост на 4,6 процента, то есть это больше, чем среднероссийский уровень, 103,8 процента. Мы планируем по итогам года ввести 1 миллион 350 тысяч квадратных метров жилья.

Но здесь хотел бы отметить, чтобы просто было понимание по перспективам национального проекта: чтобы выйти на те показатели, которые есть в национальном проекте, нам надо выйти к 2024 году на 1 миллион 950 тысяч. То есть сейчас мы с Минстроем очень активно работаем по национальному проекту, и предложения свои даём, и будем на этот показатель выходить.

Дальше – потребительский рынок. Хотел бы отметить 4,5 процента рост по итогам полугодия, а в стране – 2,4. И я, конечно, связываю это во многом с чемпионатом мира. То есть мы считаем, что рост розничного оборота как минимум на шесть миллиардов рублей был обеспечен за счёт чемпионата мира.

Не могу удержаться, чтобы ещё раз Вам огромное спасибо не сказать за то, что Вы дали возможность Нижнему Новгороду провести чемпионат мира. Совершенно фантастический праздник, и отношение людей абсолютно удивительное. Поменялись люди, болеть стали по–другому. В общем, это отдельный разговор, если можно, потом подробнее доложу.

Дальше очень важный момент, на котором Вы тоже всё время делаете акцент, – это экспорт. В среднем по стране несырьевой, неэнергетический экспорт – это где–то 40 процентов, у нас – 70 процентов.

И что касается динамики, то по итогам прошлого и этого года она впечатляет, «низкую базу», видимо, отыгрываем, когда было падение в своё время. Сейчас рост составил 60 процентов по экспорту в целом и 52 процента по несырьевому, неэнергетическому.

Естественно, сказываются плотные контакты с РЭЦ, Минпромторгом. Мы тоже активно внедрились в этот национальный проект и тоже видим себя в пилотной зоне. По большинству таких проектов реального сектора видим себя одними из лидеров и опорным регионом для реализации Вашего Указа.

Здесь то, во что это выливается, собственно, для людей, для граждан. (Демонстрируется слайд.) Не могу сказать, что сильно впечатляющая цифра. Реальный рост денежных доходов населения – 0,8 процента. По прошлому году было падение, то есть мы вышли в плюс. Но в действующих ценах вообще рост 4,4 процента, если говорить не про реальный, а про номинальный уровень.

Очень важно посмотреть на зарплату. Зарплата действительно в номинале – рост девять процентов, реальная заработная плата выросла на 5,8, то есть на шесть процентов. Причём в социальной сфере, здравоохранении, образовании, в спортивных организациях она выросла больше: по статистике тут 10, а то и 20,3 процента.

В.Путин: В каком сегменте вы видите рост – у начальства, у среднего персонала?

Г.Никитин: Безусловно, необходимо на это всё время обращать внимание. Но мы строго следуем Указам 2012 года, у нас новый есть Указ, но мы и старому следуем. Там есть по всем категориям персонала показатели, которые мы выдерживаем.

Дальше. Когда мы встречались, Вы говорили, и я Вам подтверждал важность профицитного бюджета и сокращения государственного долга.

Мы сейчас по действующему бюджету, бюджетному плану планируем сократить на 400 миллионов в абсолютном значении долг и на четыре процента долговую нагрузку – с 64 до 60 процентов.

Вообще, Владимир Владимирович, хотел обратить внимание, мы таким образом снижаем заимствования и направляем средства на погашение долга. А с 2009 по 2016 год мы в среднем по году заимствовали 8,8 миллиарда рублей, то есть от пяти до 12 миллиардов в год.

Естественно, это позволяло софинансировать и финансировать большие проекты, вкладываться в «социалку», инвестировать в развитие. Но есть обратная сторона медали. Сейчас из–за этого мы тратим на обслуживание долга пять миллиардов рублей.

Поэтому мы сейчас создаём себе базу, опережающими темпами снижая долговую нагрузку, потому что по соглашению с Минфином у нас чуть больше на самом деле, 62 процента лимит.

Если потребуется для реализации национальных проектов в результате обсуждения итоговых значений, может быть, к лимитам Минфина приблизимся. Этим процессом будем гибко управлять, для того чтобы конкретные задачи решать.

По общим показателям, на которые мы планируем выйти по итогам года, включая сельское хозяйство, мы везде либо на среднероссийском уровне, либо выше.

Работаем плотно по национальным проектам со всеми министерствами. Параллельно ещё до Указа, после Послания интегрировали все Ваши задачи в проект стратегии, который начали разрабатывать с января.

Сейчас идёт активнейшее обсуждение, мы сделали открытый портал, чтобы можно было собирать предложения жителей. Проводим стратегические отраслевые сессии и территориальные с районами. Сейчас уже 39 прошло, две тысячи предложений собрано.

Параллельно сейчас будем интегрировать с теми решениями, которые Правительство будет принимать по национальным проектам. Уверен, что со всеми задачи должны справиться.

Теперь от итогов к неким идеям и проблемам. У нас достаточно стабильный миграционный отток. По Нижнему Новгороду за два года около четырёх тысяч человек. Конечно, много разных причин: близость к Москве, транспортная доступность, но основная причина…

Есть такая, я считаю, убедительная и интересная урбанистическая концепция «третьего места». То есть «первое место» – это дом, «второе» – это учёба и работа, «третье место» – это общественное пространство, культурное пространство, выставочное, то есть там, где люди социализируются. И у нас с этим есть проблемы.

Слава богу, в своё время начат проект «Комфортная городская среда», мы активно участвуем: создали институт развития городской среды, специальный институт, который разрабатывает проекты общественных пространств.

Четыре наших города оказались среди 80 победителей конкурса, который сейчас только что Минстрой проводил, по малым и историческим городам. Это второй результат по стране, то есть мы достаточно неплохо здесь выглядим.

И сейчас, естественно, будем продолжать работу в рамках национального проекта «Жильё и городская среда». Но сейчас там отсутствует тема, связанная с комплексным развитием исторических центров.

То есть у нас есть отдельное общественное пространство, где–то дворовые территории, где–то восстанавливаются и строятся какие–то объекты, но комплексного развития центров городов нет.

Я с Вами говорил в декабре, Вы поддержали, сказали, что это важная тема для развития городов, и мы с тех пор с Минэкономразвития, Дом.рф и «Стрелкой» разработали концепцию восстановления исторических центров.

Владимир Владимирович, я направил свои предложения в Правительство, думаю, что было бы неплохо включить в федеральный проект «Жильё и городская среда» отдельный проект восстановления нескольких – такого пояса – российских городов и центров, чтобы они стали центром притяжения для туризма. Надо тот потенциал, который чемпионат мира по футболу создал, использовать и развивать.

Дальше как раз про чемпионат мира, то, что я хотел сказать: 355 тысяч человек посетило, 150 [тысяч] иностранных граждан. И в результате мы видим, что где–то на 600 тысяч по итогам 2018 года общий туристический поток в наш регион произойдёт.

Что ещё не хватает для того, чтобы не было миграционного оттока и чтобы был туризм? Очень важен культурно-образовательный центр, потому что у нас нет нормальных современных культурно-образовательных пространств, нет даже конгрессно-выставочного центра, нет нормальных театрально-концертных площадок, негде размещать даже собственные музейные хранилища, которые есть у наших музеев, нет соответствующих помещений.

Мы разработали концепцию создания в Нижнем Новгороде культурно-образовательного центра, даже идеальные места подобрали. Тоже рассчитываем здесь на Вашу поддержку.

Владимир Владимирович, и хотел отдельно отметить комплексную работу, которую мы проводим, потому что нельзя ограничиваться областным центром, Нижним Новгородом.

В части туризма мы развиваем сейчас кластер Арзамас – Саров – Дивеево. То есть это Дивеевская обитель и Саровская обитель. Огромную работу проводит попечительский совет по возрождению обителей, огромную.

Но они концентрируются на привлечении средств жертвователей и развитие монастырей и обителей. Мы хотели бы создать туристический кластер, который включает в себя развитие транспортно-логистической сети, создание центра размещения туристов в Арзамасе, мультимодальный железнодорожный и автобусный маршрут, которые везёт туристов из Арзамаса в Дивеево.

Полагаю, что здесь тоже необходима какая–то синхронизация с федеральным центром, потому что мы планируем за счёт регионального бюджета пока по той программе, которую мы создали, где–то более двух миллиардов рублей, 2,5 миллиарда рублей вложить. Но некоторые объекты просто невозможно реализовать за счёт регионального бюджета, поэтому будем просить по этому поводу поддержку.

Владимир Владимирович, в рамках национальных проектов будем развивать социальную сферу, естественно, материально-техническую базу социальной сферы, это будем делать системно. Но есть некоторые вопросы, которые могут быть решены быстро, связанные с оборудованием нашего реабилитационного центра, а также с развитием системы «поездов здоровья», которые мы уже запустили.

Два «поезда здоровья» сейчас запустили – огромный спрос и положительные отзывы, тысячи человек на госпитализацию, на дообследование, выявлены онкологические заболевания на ранней стадии.

Хотели бы эту тему развить, подготовили на Ваше имя обращение. Будем признательны, если Вы сможете принять положительное решение по этим учреждениям.

В.Путин: Хорошо.

Глеб Сергеевич, почти год Вы работали в должности исполняющего обязанности губернатора. Как сами оцениваете, что в течение этого года Вам удалось, где чувствуете, что получили удовлетворение от достижения поставленных Вами же перед собой задач?

И на что нужно было бы обратить дополнительное внимание, больше приложить усилий – из того, что Вы считаете важным, и пока ещё в этих сферах не достигнуты нужные результаты?

Г.Никитин: Владимир Владимирович, что касается результатов, то все серьёзные точки, которые я для себя ставил, пройдены в графике. Очень серьёзно концентрировались на достойнейшем проведении чемпионата мира, там тоже требовалось множество усилий.

В.Путин: Конечно.

Г.Никитин: И они все были предприняты. Мне кажется, результат неплохой.

Некоторые вещи я Вам доложил, которыми я действительно, если хотите, горжусь. Например, тем, как мы справились с производительностью труда, как мы организовали эту работу.

Есть ещё один очень важный момент, о котором я не рассказал и которым в принципе горжусь, – это создание HR–портала, управления жизненным циклом карьеры государственного служащего.

Мы сделали такой портал, он называется «Команда правительства», на нём уже зарегистрировано 10 тысяч пользователей, которые прошли анкетирование.

Мы туда предлагаем зайти всем муниципальным служащим, всем государственным служащим и людям, которые хотят попасть в управленческий резерв. Эта система мне нравится.

На что хотелось бы обратить более серьёзное внимание? Это на самом деле на развитие материально-технической базы социальной сферы и вообще социальной сферы как таковой. Не хочу говорить таких слов, как «оптимизация», на самом деле в первую очередь это развитие.

Вы об этом говорили и в Послании, и в Указе, то есть это справедливость, адресность при осуществлении социальной поддержки, это повышение качества медицинского обслуживания – постоянно люди жалуются на проблемы в медицинских учреждениях. В первую очередь, конечно, это, в моём представлении, накопленный недоремонт, то есть здания, сооружения.

В.Путин: Давайте посмотрим.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 августа 2018 > № 2699738 Глеб Никитин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 11 августа 2018 > № 2700362 Андрей Колесников

«Бюджетобесие в плохом смысле». Зачем помощник президента захотел раскулачить олигархов

Андрей Колесников, Ирина Тумакова

Из администрации президента в прессу утёк очень интересный документ. Его подлинность уже подтвердили в Кремле. В шести колонках таблицы указаны выручка, налоговая нагрузка и рентабельность 22 ведущих российских предприятий нефтегазовой отрасли, металлургической промышленности и химической. Начиная с девятой строчки, там, где заканчивается нефтегаз и начинаются металлурги, заполнена последняя колонка, озаглавленная так: «Возможные изъятия».

Исчисляются в миллиардах рублей. Касаются они сплошь предприятий, с владельцами которых у нас привыкли связывать слово олигарх. Напротив каждого с точностью до сотых долей указано, сколько с него можно «изъять» денег.

Автор идеи – помощник президента по экономике Андрей Белоусов. В общей сложности он придумал собрать для бюджета с олигархов-металлургов и олигархов-химиков 513,66 миллиарда рублей. Нефтяников трогать он не планирует, они, мол, и так много налогов платят.

Зачем нужно такое масштабное мероприятие, каким способом его можно осуществить, какой эффект это даст экономике и, главное, как сильно обрадуются владельцы предприятий из списка – «Фонтанке» объясняет руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников.

- Андрей Владимирович, какую вы видите логику в предложении Андрея Белоусова? Почему он предложил именно такой способ наполнения бюджета – изъять деньги у бизнеса?

– У нас вся политика сводится к тому, что деньги изымаются на выполнение «майского указа». Мы забираем деньги из экономики, а потом их даём электорату, чтобы купить его лояльность. Это единственный смысл, который содержится в «майском указе» номер 204. В этой логике строится и повышение НДС, и это предложение Белоусова. То есть это экспроприация в чистом виде. Вместо того чтобы отпустить экономику на свободу, из неё вытрясают последнее. Как в старом анекдоте про алкоголиков, которые окунули кошку в водку, а потом выжимают из неё «ещё капельку». Это катастрофическая логика.

- Фактически деньги берут у населения, чтобы потом дать деньги населению.

– Да, чтобы ему же и возвращать.

- А нельзя сначала не брать, а потом не давать? Так на так и выйдет.

– Вот об этом-то и речь. В указе номер 204 выражена вся логика засилья государства в экономике, государственных интервенций в экономику. Это бюджетобесие – в самом плохом смысле: когда бюджет используется не как инструмент для ускорения роста экономики или разумного балансирования каких-то индикаторов, а как способ поддержания экономики на плаву. А в рыночной экономике так не бывает. В рыночной экономике государственный бюджет – это всего лишь кубышка, инструмент точечного улучшения положения каких-то групп.

- Как же в рыночной экономике решаются социальные задачи, кроме как за счёт бюджета?

– Эти задачи сам рынок и решает, их решает экономическая свобода. А «майский указ» – это не про экономику и не про конкуренцию. Не про экономическую свободу и не про развитие. Он не способен сделать даже то, на что направлен: улучшить эти самые социальные показатели.

- Потому что он – про инфраструктурные проекты и стратегические задачи. Очень важно для экономики.

– Да-да, вот до этого мы и должны были дойти: до строительства моста на Сахалин. Без него никак нельзя. Это то, от чего отказывалась даже советская власть при всём её мегаломаническом безумии. Это просто уже последняя стадия «загнивания империализма» на нашей российской почве.

- А зачем это всё? Президента уже выбрали, у него, как мы знаем, последний срок. Зачем тратить деньги на лояльность?

– Лояльность нужна, потому что доверие, рейтинги одобрения – это вещь очень хрупкая. Причём не только Путина, а рейтинги всей власти. Но они-то как раз и падают ровно потому, что власть не занимается той сферой, на которую существует спрос. Уже сто раз социологи сказали, что внешнеполитические амбиции больше не оказывают того мобилизующего воздействия, как раньше. Оно не исчезло, но очень ослабло. И разнообразные патриотические начинания уже несильно мобилизуют людей. Надо заниматься внутренними делами, а государство привыкло думать, оно – главный игрок в экономике, оно всё тут решает. Вместо того чтобы отпустить экономику, оно всё больше её зажимает. Поэтому вынуждено собирать деньги – и тратить, тратить, тратить.

- Так оно же, государство-то, видит, что траты неэффективны. Ладно – экономика, но ведь и на рейтинг уже влияют слабо. Наверное, надо поднимать его какими-то новыми способами?

– К сожалению, набор инструментов остался прежним, ничего нового пока не придумано, кроме как расходовать бюджет на те участки, которые с точки зрения власти способны поддержать её рейтинг. В сфере идеологической мобилизации ведь тоже нет ничего нового. Чем запомнился Путин в последнее время? Принимал военно-морской парад в Петербурге, отмечал 1030-летие принятия православия с иерархами РПЦ и встречался с футболистами. Военные победы, история, православие и спорт – это инструменты, которые есть у него в руках.

- Наговариваете вы на правительство. Инструмент, предложенный Белоусовым, называется экспроприацией экспроприаторов. Он, конечно, не новый, зато когда-то был очень эффективным. Самое время вспомнить.

– Он был эффективным очень недолго.

- Зато какой эффект!

– Сегодня такой эффект закончится ещё быстрее. Его и измерить сегодня трудно, мы можем только следить за рейтингами власти. Даже не за экономическими индикаторами, которые тоже не блестящи. И прогнозы не блестящи. И то, чем всё время хвастались, например – низкая инфляция, как выясняется, не более чем стечение обстоятельств. Инфляционные риски никуда не делись. Даже Минэкономразвития признаёт, что повышение НДС несёт в себе инфляционные риски и риски замедления роста ВВП. Это логика существования авторитарного государства. Это не экономика, а в большей степени политика.

- Андрей Белоусов всё-таки экономист, он не может не понимать, какой результат даст экономике его идея. Может, этот список – просто элемент пиара, он нужен, чтобы обрадовать людей? Население любит, когда раскулачивают олигархов.

– Нет, конспирологии здесь, я думаю, нет. Это действительно судорожный поиск денег на реализацию «майского указа» – и больше ничего. Помощник президента – человек влиятельный, он имеет право предлагать какие-то… Неординарные шаги. И куда ему ещё обратить взор, кроме как на олигархов? Все эти металлурги-химики – это всё олигархический сектор. Монополизированная экономика сильно зависит от государства. И государство время от времени может призвать своих олигархов к социальной ответственности. Снимать с них сверхприбыль.

- Каким способом это могут делать? Судя по таблице Белоусова, всё рассчитано очень точно по каждому предприятию. Они просто придут к владельцам «Уралкалия» и потребуют 40,78 миллиарда рублей? А на «Евразе» – всего 5,49 миллиарда?

– В том-то и дело, что механизма нет. Но сказано – снимут.

- Здрасьте, мы ваша «крыша»?

– Да, когда кто-то приходит на предприятие и говорит: ты должен мне столько-то, потому что это справедливо, а я тут главный. Я – государство, я устанавливаю правила. В этой логике Белоусов и предлагает действовать. Он квалифицированный экономист, но он – дирижист: человек, считающий, что государство в экономике важнее всего, что оно вправе экономикой управлять. Он математический экономист. Это такой чисто математический подход к экономике. Не имеющий отношения к её развитию, к стимулам для бизнеса.

- Посмотрите на этот список: «Северсталь», «Норникель», «Алроса», «Сибур»… Если ко всем этим собственникам придёт некая условная «крыша», они же могут скооперироваться и оказать сопротивление хоть кому?

– Нет, они этого не могут. Справедливость вашего вопроса в том, что впервые в настолько открытой форме государство говорит: мы вас считаем олигархами, будем с вас снимать деньги. Но устроить бунт эти люди не могут, они слишком сильно от государства зависят. Они, по сути, своим благосостоянием обязаны государству. И сами они, я думаю, понимают логику Белоусова. И наверняка даже готовы на эту тему разговаривать всерьёз. Они тоже играют в этой системе, они такая же её часть, как Белоусов. Как и сам Путин.

- Вы хотите сказать, что свистнут – и прибежит условный Алексей Мордашов, неся в зубах ровненько 43,31 миллиарда рублей?

– Он поспорит, он попытается снизить цену, понимая, что коридор возможностей у него очень узкий, что совсем отказаться он не может. Он – в сделке, он со всеми этими людьми за одним ломберным столом. С представителями администрации, с силовиками. Он не уверен в том, что товарищи по цеху его поддержат. Не уверен, что будет какая-то солидарная защита олигархов. Когда брали Ходорковского, было письмо в его защиту, оно появилось после встречи других олигархов в гостинице «Балчуг». Но письмо это писал Чубайс, он тогда отличался чрезвычайной смелостью. Остальные поддержали, но вяло. И дальше с солидарностью олигархов всё было очень тухло. Они готовы секретно, между собой, ругать власть, но не готовы сопротивляться.

- Почему? Они же всё это друг про друга понимают?

– Это вопрос к ним. Но система взаимного недоверия достаточно крепка. Трусостью это назвать сложно, потому что они сами построили эту систему. В каком-то смысле они сами привели к этому ситуацию.

- Слушайте, но тогда всё просто классно: вот уже и полтриллиона для бюджета найдено. Почему тогда пресс-секретарь Путина говорит, что президенту идея не нравится?

– Сначала была информация, что идея президенту нравится, что он поставил резолюцию «согласен».

- Видимо, разонравилась. Песков так сказал.

– Разонравилась? Ну, очевидно, следили за реакцией экспертов-экономистов. А может, у предприятий этого уровня есть собственные лоббистские возможности, сопоставимые с возможностями Белоусова. Может, кто-то встретился с Путиным и убедил его, что сейчас так делать неправильно, что как-нибудь в другой раз, не у всех сразу…

- По очереди?

– Базовая проблема в том, что Белоусов как человек в какой-то степени простодушный позволил этому стать публичным. Он сделал это как чиновник: считая, что так правильно, и действуя открыто. А любая бюрократическая бумага может утечь.

- Ага, то есть дальше можно ждать, что тех же олигархов из той же таблицы будут отлавливать тихо и поодиночке?

– Возможно, и так. Или станут действовать в соответствии с тотальными договорённостями, которые устроят всех игроков.

- А вот мы, население то есть, уже можем обрадоваться, что взялись за олигархов, а с нас, кроме НДС, пенсионного возраста и новых пошлин, больше ничего не возьмут?

– Это очень правильный вопрос, потому что социологически значимое большинство людей, конечно, считает, что олигархов надо раскулачивать, что у них неправедно нажитые богатства, что с них и надо брать, а не с нас. Популярность идеи об экспроприации никуда не исчезала. Но на эти деньги живёт вся элита. Система действительно построена так, что существует за счёт государственных олигархов. И люди считают, что в этом смысле Путин представляет интересы олигархов. Но он же, по представлениям людей, представляет интересы силовиков и бюрократии. А здесь сошлись две силы: олигархи и бюрократия. Путин должен выступить арбитром, но он колеблется.

- Не может выбрать, кого обидеть, чтобы народ сделал правильные выводы?

– Да, в буквальном смысле.

- Вот они тут получат эти полтриллиона, плюс 600 миллиардов – от повышения НДС, плюс сколько-то от пенсионного возраста, причём не в один год. Но этого же на «майский указ» не хватит? Где возьмут остальное?

– Это никому не известно. Есть поручение президента: найти источники дополнительных доходов в кратчайшие сроки, за полтора месяца. Что это невыполнимо – это было известно заранее. Но бюрократия действует по совершенно другим принципам. Выполнимо, невыполнимо – надо найти объяснимые, мотивированные источники денег. Вот они и ищут.

- И нас могут ждать другие интересные идеи из правительства или администрации президента?

– Непременно. Очевидно, истерика дошла до того, что помощник президента вынужден был прибегнуть к крайнему средству: посчитать олигархов и их сверхдоходы с точностью до сотых. Это наверняка было очень интересное математическое упражнение. Даже в некотором смысле выдающееся.

Фонтанка.Ру

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 11 августа 2018 > № 2700362 Андрей Колесников


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699230 Дмитрий Медведев, Александр Козлов

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

В повестке: о задачах по достижению значений показателей социально-экономического развития регионов Дальнего Востока выше среднероссийского уровня, о реализации крупных инвестиционных проектов, о создании инфраструктуры для экспорта товаров, о развитии экологического туризма.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы проводим большое заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Место проведения выбрано мной не случайно, поскольку мы должны обсуждать развитие Дальнего Востока и Байкальского региона не только находясь в Москве, а периодически посещая регионы, которые и составляют Дальний Восток и Байкальский регион. Здесь многое можно посмотреть, но мы с вами сегодня прежде всего остановимся на основной проблематике.

Сегодня мы с вами встречаемся в обновлённом составе. Неделю назад я утвердил новый состав комиссии. Здесь присутствуют и новые члены Правительства – кабинета министров, и временно исполняющие обязанности руководителей регионов, для которых подобного рода комиссия тоже проходит в первый раз.

Мы сегодня с вами обсудим четыре темы. Во-первых, дальнейшие планы работы в экономике и социальной сфере. Во-вторых, реализацию крупных инвестиционных проектов. В-третьих, создание инфраструктуры для экспорта товаров. В-четвёртых, вопросы экологического туризма.

Я начну с первой темы, она, по сути, самая важная. На ближайшие шесть лет перед нами стоят весьма серьёзные задачи развития. Они определены майским указом Президента №204, другими программными документами. И все заданные национальные ориентиры в экономике, социальной сфере должны быть достигнуты в том числе и на Дальнем Востоке. Я прекрасно понимаю, что эта задача труднее, чем во многих других регионах нашей страны. Здесь нам придётся приложить немалые усилия. Конечно, главная цель – ликвидировать отставание Дальнего Востока в уровне жизни, социальном развитии от среднероссийского. Если здесь будут нормальные больницы, школы, дороги, жильё, работа, конечно, условия для бизнеса, то и люди с большей охотой поедут в этот уникальный макрорегион.

Мы за последние годы приняли целый комплекс мер, которые направлены на развитие Дальнего Востока и Байкальского региона. Это и территории опережающего развития, и свободный порт – модель свободного порта, и программа дальневосточного гектара. На 10 лет закрепили неизменность налоговых условий для проектов в ТОР и свободном порту. Сохранили, также на 10 лет, сниженные тарифы страховых взносов для компаний, которые станут резидентами территории опережающего развития до конца 2025 года, – то есть 7,6% вместо 30%. Распространили механизм электронной визы на международные аэропорты Дальнего Востока, хотя это только начало происходить.

Здесь есть и вполне ощутимые результаты, о них надо помнить, не стесняться о них говорить. В прошлом году на Дальнем Востоке, по данным Росстата, зафиксирован рекордный прирост инвестиций – более 17%. В этом году двузначный темп роста также сохраняется. Доля иностранных инвестиций, которые приходятся на этот большой макрорегион, достигла практически трети от общероссийского объёма. Ещё совсем недавно таких результатов и близко не было. Этому способствовали разные факторы, тем не менее это надо помнить. В территориях опережающего развития и свободном порту заработали почти полторы сотни новых предприятий, это сотни миллиардов рублей инвестиций, почти 12 тыс. новых рабочих мест.

Недавно, в июне, мы запустили программу строительства и модернизации социальной инфраструктуры на Дальнем Востоке. До 2020 года на эти цели будет направлено более 50 млрд рублей. Планируется построить и реконструировать 32 школы и детских сада, 20 больниц, 26 спортивных объектов, 7 центров культуры. Это важное направление, поэтому обращаюсь к Минвостокразвития, к губернаторам: надо обеспечить самый строгий контроль за расходованием денег и проследить за тем, чтобы все объекты были введены в срок.

Все эти решения – хорошая основа для дальнейшего развития, но этого недостаточно. Поэтому сейчас мы активно формируем национальные проекты, там должны быть учтены и отражены потребности территорий, которые находятся в поле нашего особого внимания, – это Дальний Восток, Байкальский регион. Причём достигнуть необходимых показателей – универсальных или обобщающих показателей, таких как продолжительность жизни, – можно, только если заниматься решением проблем в конкретном регионе. Это невозможно сделать в среднем по стране или в среднем даже по округу. Все знают свои проблемы, надо признаться, это действительно трудная задача на Дальнем Востоке. У министерств есть предложения на этот счёт, мы их обсудим.

Вторая тема касается инвестиционных проектов. Сейчас на Дальнем Востоке реализуется несколько десятков крупных инвестпроектов, более 30, это газовый и нефтехимический комплексы, крупнейшая судостроительная верфь, золоторудные и угольные месторождения, животноводческие комбинаты, перегрузочные хабы. По сути, некоторые из этих проектов закладывают сейчас новые отрасли в экономике региона. Мы все понимаем специфику развития бизнеса на Дальнем Востоке – это огромные расстояния, тяжёлые климатические условия, недостаточно развитые энергетические сети. Поэтому бизнесу здесь необходима поддержка государства, в том числе в подготовительной работе – по созданию инфраструктуры, по выделению земли, по подводке мощностей.

Сегодня утром я проводил совещание по созданию морского комплекса для перевалки СПГ на восточном побережье Камчатки, на подходе некоторые другие проекты. Сейчас какие-то объекты уже готовы к работе, какие-то только строятся. Понятно, что с учётом масштаба и сложности строек на любой стадии проекта могут возникнуть вопросы, которые требуют внимания и поддержки. Если у присутствующих здесь представителей компаний есть пожелания по этому поводу, давайте их рассмотрим.

Понятно, что любая поддержка государства должна быть точечной, государство не может и не должно страховать бизнес, брать на себя его риски. За этими большими стройками, мегастройками, нельзя забывать о небольших компаниях, которые заняты в сфере торговли или услуг. Задача губернаторов и Минвостокразвития – оказывать малому и среднему бизнесу всю необходимую помощь.

Третья тема – повышение конкурентоспособности российских товаров и экспорт продукции с Дальнего Востока в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Главное, чего сейчас требуют растущие потребности экспорта, – это достаточное количество современных пунктов пропуска через государственную границу. Причём всех типов – и автомобильных, и железнодорожных, и морских. Любые задержки, трудности с провозом товаров чреваты убытком для компаний, чего нельзя допускать.

Нужны удобные, технологичные терминалы, которые оснащены оборудованием, с хорошей навигацией, специалистами. А работа по реконструкции пунктов пропуска должна быть синхронизирована со строительством подъездных дорог и экспортными планами предприятий. Это, к сожалению, не так во многих случаях. И мы не должны допустить ситуаций, когда тот или иной инфраструктурный объект построен, а из-за отсутствия пункта пропуска по нему нет никакого движения. Люди этого не поймут. Я уж не говорю о том, что в этом случае бездарно растрачиваются средства.

На предыдущем заседании правительственной комиссии я давал ряд поручений. Хотел бы сегодня услышать, что сделано.

Четвёртый вопрос повестки – развитие экологического туризма.

Перед началом заседания я встретился с сотрудниками уникального Кроноцкого государственного заповедника, одного из старейших в нашей стране. Людей, которые работают там, конечно, волнуют и вопросы развития экологического туризма, посещаемости. А в том, что у нас есть что посмотреть, все убедились. Я думаю, даже в этом смысле очень важно, чтобы мы периодически проводили такого рода выездные мероприятия, чтобы понять проблемы, связанные с развитием отдельных отраслей.

Готовность туристической инфраструктуры, скажем прямо, пока слабая. На Камчатке сейчас пик туристического сезона. И практически все места в гостиницах заполнены. Поэтому даже отдельным участникам совещания, тем, кто занимался подготовкой, пришлось в палатках ночевать. На самом деле, это не шутка. Это означает, что у нас, несмотря на то что Камчатка, например, очень красивый, особый регион, тем не менее мест не хватает.

Хорошо, что люди едут. Это признак того, что интерес к Дальнему Востоку стал очень высоким. Но очевидно, что ситуация требует дополнительных решений.

Вот основной набор вопросов. Давайте приступим к работе. Начнём с доклада Министра по развитию Дальнего Востока – о задачах федеральных органов исполнительной власти по достижению показателей социально-экономического развития регионов Дальнего Востока выше среднероссийского уровня.

Пожалуйста, Александр Александрович (обращаясь к А.Козлову).

А.Козлов: Цели и стратегические задачи развития Российской Федерации до 2024 года определены Указом Президента №204. Каждое направление – это не просто цель, за ней стоят тысячи людей, их комфортное жильё, их будущие дети, достойная старость, возможность получать своевременно медицинские услуги, заниматься спортом в современных залах и, как ни странно, в XXI веке звонить по мобильному телефону и выходить без проблем в интернет.

Конкретизировать каждую цель по всем дальневосточным регионам должны национальные федеральные проекты.

Подготовка к реализации указа уже ведётся. В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, разработана «дорожная карта», определены ключевые сроки и ответственные органы в рамках этой «дорожной карты».

На первом этапе мы совместно с командами дальневосточных губернаторов и коллегами из Минстроя, Минздрава, Минкультуры и Минтруда определили показатели и мероприятия, которые необходимы для воплощения указа. Все наши предложения мы представили в федеральные ведомства. Мы понимаем, что команды профильных министерств лучше знают, что конкретно и как надо сделать для достижения определённых целей. Цифры, которые приведены, также подлежат корректировке.

Отмечу, что по многим позициям Дальний Восток сильно отстаёт от среднероссийских показателей. Это отставание невозможно ликвидировать без специальных мер. Поэтому просим профильные министерства оценить, чего не хватает, или предложить более эффективные меры, чтобы Дальний Восток не просто достиг всех показателей, а превысил их.

Я бы хотел остановиться более подробно именно на ключевых отставаниях в рамках поставленных целей.

Цель – обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Дальнего Востока. Численность населения Дальнего Востока продолжает сокращаться. Естественная убыль и миграционный отток формируют отрицательную динамику. Две основные составляющие естественного прироста – это рождаемость и смертность.

Давно обсуждается необходимость реализации специальных мер государственной поддержки рождаемости для Дальнего Востока, направленных на улучшение демографической ситуации в округе.

Ещё в августе 2016 года было дано поручение Президента Российской Федерации за номером Пр-1658 (ответственные – Минтруд России, Минздрав), но до сих пор специальных мер для Дальнего Востока не предусмотрено. Считаем, что они должны быть, и в качестве специальных мер поддержки семей с детьми предлагаем предусмотреть: единовременную выплату при рождении первого ребёнка в размере 150 тыс. рублей, доплату к материнскому капиталу в размере 30%, пониженную ставку ипотечного кредита при рождении ребёнка.

Хоть дальневосточный коэффициент выше среднероссийского, но за три года мы потеряли 11700 детей.

Также Дальний Восток нуждается в ясельных группах – для детей от двух месяцев до трёх лет. Причём места должны даваться не за пять-шесть кварталов от дома, а в том районе, где комфортно родителям малышей.

Нам также необходимо построить и реконструировать 345 объектов спорта, оснастить их современным оборудованием и инвентарём. Хочу обратить внимание, что, по статистике, на Дальнем Востоке уровень обеспеченности спортивной инфраструктурой соответствует среднероссийскому значению. Однако при неплохой средней обеспеченности, как правило, остаются не охваченными сельские территории и малочисленные населённые пункты, жители которых не могут воспользоваться созданной инфраструктурой из-за транспортной отдалённости. Проблема характерна также для всех направлений социальной сферы. Эту специфику Дальнего Востока надо учитывать.

У нас есть посёлок Новобурейский в Амурской области, в котором построен единственный круглогодичный каток, и его ездят посещать дети из Еврейской автономной области, потому что у них нет никакой инфраструктуры. Автобус сопровождает полиция, предаёт полиции Еврейской области, принимает ГИБДД, везут детей, катаются, и два часа обратно в Облученский район возвращаются. Есть и такие примеры, к сожалению.

Следующая наша задача – это снижение смертности. Это вторая важная составляющая естественного прироста. Сегодня ожидаемая продолжительность жизни на Дальнем Востоке существенно ниже среднероссийского значения – на 2,6 года. По ДФО – 71, по России – 72,7. Национальная цель – 78 лет к 2024 году.

Две ключевые проблемы: запредельная смертность населения в трудоспособном возрасте и высокая младенческая смертность. Мы считаем, что необходимо принять срочные меры по изменению ситуации. Требуется строительство более 300 ФАПов и врачебных амбулаторий в труднодоступных и сельских территориях. Это первичное звено медико-санитарной помощи, на формирование которого ориентирует нас Минздрав России.

Актуальными остаются вопросы санитарной авиации. Вместе с коллегами – министрами здравоохранения регионов посчитали: больше 4 тыс. дополнительных вылетов нужно. Приобретение мобильных и медицинских комплексов.

И конечно, кадры. Квалифицированные медицинские кадры – дефицит (особенно по узким специальностям – стоматологи, детские педиатры, гинекологи), который особо сильно испытывают сельские удалённые территории.

Чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие, областные больницы организуют выездные бригады, но это не выход, когда врач приезжает раз в две недели. Люди не могут болеть по расписанию.

Хочу обратить внимание, что в национальном проекте «Здоровье» отсутствует капитальный ремонт. Его основное преимущество – бюджетная эффективность. Зачем строить, если можно привести в порядок имеющиеся учреждения? Там, где здание находится в ветхом, аварийном состоянии, конечно, не обойтись без строительства и реконструкции.

Важным является вопрос оснащения специализированных учреждений здравоохранения, особенно детских больниц, сердечно-сосудистых и онкологических центров.

Отдельная задача – снижение смертности на дорогах. Из 924 случаев гибели людей на транспорте в ДФО в 2017 году 904 приходится на автотранспорт. Основная причина – низкое качество автомобильных дорог. Из-за отсутствия дорог с твёрдым покрытием около 1400 населённых пунктов в весенне-осенний период остаются отрезанными от транспортных коммуникаций. Практически половина автодорог в округе – грунтовые и сезонные.

Не завершено формирование опорной сети автомобильных дорог в первую очередь в северных регионах: Якутия, Магадан, Чукотка. По этим причинам уровень смертности от ДТП на Дальнем Востоке выше среднего по стране – 14,7 человека на 100 тысяч населения. По России – 13 человек. К 2024 году необходимо снизить целевой показатель до 4 человек. Для выполнения требуется привести в нормативное состояние региональные и муниципальные дороги. Это очень важно и для оперативной работы скорой помощи – от «золотого часа» зачастую зависит жизнь человека.

В национальном проекте акцент сделан на региональных дорогах, в то время как 70% ДТП и 40% погибших приходится на муниципальные дороги.

Мы находимся на Камчатке. Здесь за прошлый год на федеральных дорогах погибло 16 человек, на муниципальных – 20. Якутия: на федеральных дорогах в прошлом году погибло 44 человека, на муниципальных – 51. Хабаровский край: на федеральных дорогах погибло 23 человека, на муниципальных – 70.

Предусмотрена поддержка городских дорог для агломераций с численностью жителей больше 500 тысяч. Это всего два города Дальнего Востока: Владивосток и Хабаровск.

Мы знаем, что у Министерства транспорта есть предложение понизить до 100 тысяч человек и включить в проект все столицы. Есть ещё два города – две столицы на Дальнем Востоке, которые, к сожалению, не попадут под эту часть. Хотелось бы также обратить внимание, что у нас малая населённость, протяжённость дорог. И мы хотели бы, чтобы это предложение распространялось в национальном проекте на все дальневосточные городские округа и административные центры муниципальных районов вне зависимости от численности проживающих.

Отдельный вопрос – текущее недофинансирование системы здравоохранения. Основным источником финансирования учреждений здравоохранения является Федеральный фонд обязательного медицинского страхования. В соответствии с действующей методикой объём субвенций регионам определяется с применением показателя индекса бюджетных расходов. Он отражает затратность оказания государственных услуг в каждом конкретном регионе с учётом его специфики, включая районные коэффициенты и северные гарантии работников бюджетной сферы, транспортную доступность, стоимость жилищно-коммунальных услуг. Однако данный показатель применяется федеральным фондом в размере не менее 1 и не более 3. При этом отмечу, что индекс бюджетных расходов по правилам Минфина при расчёте дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности применяется в полном объёме. В результате пять регионов страны – Ненецкий округ и четыре дальневосточных (Саха, Камчатский край, Магаданская область и Чукотский автономный округ), у которых значение индекса бюджетных расходов более 3, невольно дотируют другие регионы, имеющие значение индекса менее 1, то есть 59 субъектов страны. Из-за такого ограничительного подхода наши четыре региона ежегодно недополучают больше 13 млрд рублей, или 24%, по оценке регионов. Индекс составляет: по Чукотке – 12, по Магадану – 4,7, по Камчатке – 5,3, по Республике Саха – 4,5.

Есть два выхода из этой ситуации: либо добавить этим регионам деньги, либо их перераспределить. Я прошу поддержать применение единого подхода и учесть индекс бюджетных расходов в полном объёме. Для этого надо внести изменение в постановление Правительства №462 от 2012 года в редакции от 6 декабря 2017 года о порядке предоставления и распределения. К сожалению, в проекте протокола этого пункта нет, и, если он войдёт в протокол, это будет важно.

Обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования – вхождение в мировую десятку. Можно формировать современные школы, но, к сожалению, есть на Дальнем Востоке здания школ, которые находятся в аварийном состоянии. По данным регионов, таких зданий 133. 723 требуется капитальный ремонт, в 221 школе туалет находится на улице. То есть мы говорим о качестве образования, о внедрении современных технологий, а тысячи ребят на Дальнем Востоке в тридцатиградусный мороз ходят в уличный туалет. Мы считаем, эту ситуацию надо тоже держать на контроле.

Не лучшая ситуация и в профессиональном образовании. Также хотелось бы обратить внимание на то, что рабочим специальностям, которые сегодня так нужны региону, обучают на оборудовании из прошлого века. Например, будущие дорожники в глаза не видели современных катков, аграрии не знают, как подступиться к новым комбайнам.

Я прекрасно понимаю, что в статистических данных этих цифр нет. Мы с регионами выверяли по каждому учебному учреждению, вся эта информация поступила в рамках формирования национальных проектов в профильные ФОИВ.

Улучшение жилищных условий. В рамках национальной цели по улучшению жилищных условий принципиально важно ликвидировать на Дальнем Востоке аварийное жильё. 3,2 млн кв. м – из них 2,2 млн кв. м уже стоят на учёте как аварийные. А 1 млн кв. м – это прогноз прироста аварийного фонда с учётом его износа. Это стоит 236 млрд рублей. В федеральном проекте Минстроя пока заложено, к сожалению, только 37. То есть уже сегодня понятно, что эта цель не будет достигнута.

Есть ещё вторая тематика. Считаем, что при оценке потребности дальневосточных регионов в средствах на реализацию указа стоит брать реальную цену квадратного метра по данным Росстата. В настоящее время фактическая стоимость 1 кв. м жилья в регионах Дальнего Востока, по данным Росстата, значительно превышает норматив, установленный Минстроем. Это приводит к тому, что недофинансируются федеральные жилищные программы на территории Дальнего Востока. По этой причине – отсутствие заявок на установленную цену квадратного метра, сорвалась реализация программы «Жильё для российской семьи» в Комсомольске-на-Амуре.

Президент поставил задачу в полтора раза увеличить объём жилищного строительства. Когда мы вместе с коллегами из Минстроя оценили решение задачи на нашей встрече в Хабаровске, столкнулись с тем, что в регионах Дальнего Востока практически отсутствуют площадки с инфраструктурой для комплексной застройки. Если стоимость инфраструктуры войдёт в стоимость квадратного метра, он будет стоить ещё дороже, чем я сейчас сказал.

Считаем, что в этой связи Минстрою России совместно с регионами необходимо будет предусмотреть эффективные механизмы финансирования инженерной инфраструктуры.

И конечно, нельзя умолчать, что на обеспечение жильём льготных категорий граждан – это порядка 86 тысяч человек – в соответствии с действующим федеральным законодательством требуется 259 млрд рублей. Из них 66 тысяч – это выезжающие с Крайнего Севера, 16 тысяч детей-сирот и 3,2 тысячи – инвалиды и ветераны боевых действий.

Ввиду низкой плотности населения округа и транспортной доступности вопрос обеспечения качественной связью дальневосточников стоит очень остро. На сегодня имеющаяся инфраструктура связи не позволяет в полной мере его решить. Это касается как магистральных каналов связи с выходом в единую сеть страны, так и телекоммуникационной инфраструктуры населённых пунктов. В результате 10% населения региона не имеет качественной устойчивой связи. В её отсутствие вынуждены оплачивать высокую стоимость спутниковой связи.

К примеру, стоимость услуг связи и доступа в интернет по спутниковой связи при скорости 1 Мбит на Курильских островах составляет 40 тыс. рублей в месяц.

Дальнему Востоку достаточно сложно конкурировать в развитии высоких технологий с Центральной Россией, где базируется вся информационная инфраструктура, образовательные и исследовательские центры, где тарифы интернет-сетей в разы доступнее дальневосточных. Например, тариф для юридических лиц со скоростью доступа 100 Мбит в секунду в Якутии в 2 раза, а на Камчатке в 2,7 раза дороже, чем в Москве. Необходимо в первую очередь обеспечить качественной связью образовательные и медицинские учреждения, увеличить долю домохозяйств, имеющих широкополосный доступ к сети Интернет, до 97% к 2024 году.

Отдельного внимания заслуживает вопрос покрытия сетями федеральных и региональных дорог. В зимний период возможность экстренного вызова – это уже вопрос жизни.

Отмечу, что все предложения – это результат совместной работы с регионами. За каждым мероприятием стоит целевой показатель указа, а за ним – люди. Понимаем, что на Дальнем Востоке достижение каждой единицы целевого показателя дороже в силу его специфики. Но мы не должны допустить того, что средний показатель по стране будет выполнен за счёт других регионов, а население Дальнего Востока так и останется с теми проблемами, которые, к сожалению, сегодня ещё сохранились. Прошу нас поддержать и довести до конца принципиальное решение о достижении среднероссийского уровня во всех регионах Дальнего Востока.

Учитывая сжатые сроки, просим дать соответствующие поручения профильным федеральным органам исполнительной власти, ответственным за разработку национальных проектов.

Первое. Федеральным органам исполнительной власти в срок до 15 августа представить в Правительство предложения по включению в национальные и федеральные проекты перечня мероприятий, обеспечивающих выполнение стратегических задач указа и достижение значений показателей социально-экономического развития выше среднероссийского уровня по каждому региону, с указанием необходимых объёмов финансирования по годам реализации.

Второе. Определить источники их финансирования по каждому дальневосточному региону.

Третье. При распределении субсидий и иных межбюджетных трансфертов учитывать отклонение показателей социально-экономического развития регионов от среднероссийского уровня, имея в виду необходимость увеличения финансирования отстающих регионов за счёт перераспределения средств с регионов, имеющих показатели выше среднероссийского уровня.

Д.Медведев: Спасибо, Александр Александрович.

Доклад достаточно содержательный, даже местами острый. В чём невозможно не поддержать докладчика, так это по ожидаемой продолжительности жизни. Если посмотреть цифры в Дальневосточном округе, они, мягко говоря, не лучшие по отношению даже к среднероссийским. Но самое главное, что эта ожидаемая продолжительность жизни по-хорошему должна быть достигнута в каждом субъекте Федерации. И не путём каких-то удивительных манипуляций, когда берётся продолжительность жизни на Северном Кавказе, складывается с продолжительностью жизни в Дальневосточном округе и в результате показатель выглядит вполне оптимистически. Это не то, к чему мы стремимся, это просто обман. Исходя из этого и нужно готовить предложения.

Я сейчас попрошу высказаться коротко руководителей субъектов Федерации. Если вы хотите специально что-то отметить именно по этому вопросу, каким образом всего этого можно достигнуть.

В.Илюхин: Конечно, для нас вопрос продолжительности жизни очень важен. Мы сегодня говорили об отдельной категории проживающих на Камчатке – представителях коренных малочисленных народов Севера. И безусловно, нужно выполнить очень большой объём работы, чтобы выйти на показатели, которые обозначены известным указом.

Мы сегодня плотно работаем с министерством, чтобы понять этот путь, понять, какова будет «дорожная карта». Но на этом пути очень много трудностей. Не выполнить эти показатели мы не можем, но нет и ясного представления, каким образом мы можем этого достичь.

А.Цыденов: Доклад – всё в тему. Хотелось бы добавить, что Байкальский регион здесь не упоминался, но ситуация в нём такая же, по некоторым аспектам даже хуже. Это касается очередей в детские сады (мы сейчас от двух месяцев даже не обсуждаем, обсуждаем от трёх до семи лет), третьей смены в школах.

Есть предложение либо добавить в проект протокольного решения Байкальский регион, либо провести заседание комиссии по Байкальскому региону отдельно и создать при Минэке рабочую группу для подготовки такой же программы по Байкальскому региону. Поскольку в рамках Министерства по развитию Дальнего Востока – своё направление.

С.Носов: За счёт чего мы можем попытаться достичь среднероссийских показателей – с учётом отставания, которое у нас есть? Мне кажется, за счёт использования самых последних разработок и технологий, которые применяются на территории Российской Федерации.

Интернет, цифровизация экономики – это залог успеха, наш рычаг и, если хотите, то, от чего мы можем оттолкнуться. Без телемедицины сегодня трудно представить, что мы можем сделать в условиях нехватки квалифицированных кадров, в условиях тех проблем, которые накопились. И с этого нужно начинать.

А проблемы существуют очень серьёзные.

У нас, например, в Магаданской области шесть из девяти районных центров не имеют интернета, а если через спутник, то это очень дорого и медленно. Это первое.

Второе. Каждое направление, каждая национальная программа так или иначе влияет на главный результат, если мы говорим о продолжительности жизни, привлекательности жизни на Дальнем Востоке. А на данный момент я говорю не просто о Дальнем Востоке, но о территориях Крайнего Севера.

Здесь поднималась проблема дорог в муниципалитетах. Но если у нас в регионе сегодня доля дорог, федеральных трасс в том числе, с гравийно-песчаным покрытием – 79% при среднероссийском показателе 7%, то это сказывается на всём: на качестве жизни, качестве обеспечения продуктами питания, здравоохранении. И для того, чтобы хотя бы приблизиться к среднероссийскому уровню (мы считали, в том числе со специалистами Росавтодора), примерно 65 км дорог нужно делать ежегодно. А насколько нам известно, в программе Росавтодора заложено на пять лет всего 80 км. В среднем, значит, на уровне 15–17 км. Уже сегодня закладывается отставание, и я считаю, что это серьёзно.

Один вопрос, который не попал в программы, но я хотел бы, Дмитрий Анатольевич, чтобы Вы об этом знали.

Сегодня на приём приходит очень много людей. Магаданская область – это территория Крайнего Севера. Жилищные сертификаты когда-то были или должны были стать одним из преимуществ, обеспечивающих привлекательность районов Дальнего Востока и Крайнего Севера. Но на данный момент сложилась следующая ситуация: задолженность – 17 млрд рублей. Ежегодно из федерального бюджета приходит 150 млн рублей – меньше 1%. При этом стоимость квадратного метра жилья возрастает ежегодно примерно на 12%. И уже к 2025 году эта задолженность, по прогнозам, будет 26 млрд рублей. После принятия поправок к закону о наследовании задолженности эта цифра переходит в бесконечность. И здесь необходимо, на мой взгляд, принимать какие-то решения и находить новые подходы к этой ситуации.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699230 Дмитрий Медведев, Александр Козлов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699228 Владимир Илюхин

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Камчатского края Владимиром Илюхиным.

Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития края. В частности, глава региона доложил Председателю Правительства о ходе путины в этом году, а также о выполнении программы по сейсмоусилению и строительству нового сейсмостойкого жилья.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Владимир Иванович, я хотел в развитие нашего разговора, который состоялся, пока мы добирались до места проведения совещания, вернуться к некоторым вопросам, актуальным для Камчатки, в частности, связанным с рыбой. Как обстоят дела с путиной в этом году? Есть результаты? Какие сложности существуют?

В.Илюхин: Камчатка динамично, стабильно развивается на протяжении уже нескольких лет по всем основным социально-экономическим показателям. Основой экономики являлась и является рыбная промышленность, рыбопромышленный комплекс. Сегодня идёт путина, красная путина, основная для нас. На сегодняшнее утро наши рыбаки добыли более 280 тыс. т лосося. Побиты практически все рекорды, которые до этого были достигнуты. Путина продолжается.

Камчатка уже в течение 10 лет является лидером по добыче водных биологических ресурсов, и не только в Дальневосточном бассейне, где мы занимаем порядка 38–40%, но и в Российской Федерации. 25%, четверть всех уловов приходится на рыбаков Камчатки.

Наша рыбная промышленность является и лидером в инвестициях в инфраструктуру. За последние годы более 30 млрд рублей вложено в берег, в создание новой инфраструктуры. Построено 20 новых современных рыбоперерабатывающих производств, выпускающих качественную, рентабельную продукцию, которая пользуется спросом. Эти заводы отвечают практически всем современным требованиям. У нас на некоторых заводах суточная производительность достигает 400 т. Сегодня созданы все необходимые условия для хранения – холодильные мощности до 35–40 тыс. т. Перспективы развития рыбопромышленного комплекса очень хороши. В своё время закрытие дрифтерного лова внесло лепту в те объёмы, которые вылавливают наши рыбаки.

Положительную роль играют новые механизмы, которые применяются на Дальнем Востоке. Это территории опережающего развития, СПВ (свободный порт Владивосток). У нас порядка 170 резидентов ТОР, многие из них имеют отношение к рыбопромышленному комплексу, что даёт им преференции, и отрасль очень активно развивается.

Хотел бы доложить о ситуации, связанной с выполнением программы по сейсмоусилению и строительству нового сейсмостойкого жилья. Это выполнялось по Вашему поручению.

Д.Медведев: Мы совещание проводили пять лет назад.

В.Илюхин: Да, совещание было в 2013 году. На Камчатке за это время сейсмоусилено 45 жилых домов, 13 социальных объектов общей площадью около 126 тыс. кв. м. Построено 35 новых жилых домов площадью около 140 тыс. кв. м. С учётом софинансирования мы на эти цели использовали более 8 млрд рублей. Было построено новое, современное, отвечающее всем требованиям жильё. Переселено более 1,7 тысячи семей в эти новые квартиры. Конечно, мы надеемся, что программа будет продолжать работать. По этому году у нас средства в объёме 630 млн рублей зарезервированы под строительство 10 новых жилых домов. Проектная документация на новое жильё сегодня выполнена в объёме 4,4 млрд рублей. Мы готовы эту программу продолжать, если такие решения будут приняты.

Хотел бы ещё остановиться на миграционной составляющей. Впервые за 27 лет у нас наблюдается рост населения. Да, он небольшой, по итогам 2017 года примерно 800 человек, но это уже рост. Данные по первому полугодию 2018 года говорят о том, что мы закрепились в этой ситуации. В этой доле прироста порядка 70% – это миграция, наша территория всегда была транзитная. Но то, что люди стали приезжать и оставаться, для нас очень важно.

Что касается социальной составляющей, мы по итогам первого полугодия выполнили все показатели майского указа Президента. У нас рост заработной платы в целом в экономике значительный, где-то 70 250 рублей. Значительный рост в здравоохранении, образовании, культуре. Эту работу продолжаем.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699228 Владимир Илюхин


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699226 Игорь Шувалов

Брифинг председателя Внешэкономбанка Игоря Шувалова по завершении заседания.

Из стенограммы:

И.Шувалов: Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев, являясь председателем Наблюдательного совета Внешэкономбанка, провёл заседание совета по 21 вопросу. Все вопросы были рассмотрены, были приняты решения, в предварительном порядке согласованные с рабочей группой Правительства, которую возглавляет Максим Акимов.

Мы представили отчёт о работе Внешэкономбанка за 2017 год. Во вступительном слове Дмитрий Анатольевич параметры этого отчёта назвал. Мы сегодня в том числе поговорили по тем негативным проявлениям, которые обозначились в течение работы за 2017 год. В прессе отмечалось, что был зафиксирован убыток в 200 млрд рублей. Должен сказать, что это не убыток, означающий плохую работу руководства Внешэкономбанка, этот убыток – следствие создания резервов по проблемным активам. Это совершенно правильная работа, которую проделал Горьков (С.Горьков) и его команда, поскольку необходимо было очистить баланс организации и таким образом продемонстрировать, в том числе потенциальным инвесторам, что руководство банка проводит прозрачную и ответственную политику.

По вопросам, которые вызвали обсуждение, пожалуй, самый серьёзный вопрос – это КТЗ, концерн «Тракторные заводы», поскольку банк занимается КТЗ много лет. Впервые в орбиту влияния, или ответственности, Внешэкономбанка КТЗ попал в 2008 году, когда разворачивался международный финансовый кризис. С тех пор КТЗ является клиентом Внешэкономбанка. Сегодня принято ключевое решение: долг КТЗ перед Внешэкономбанком оценивается по рынку. Таким образом, законно появляется дисконт, по соответствующей стоимости этот совокупный долг передаётся государственной корпорации «Ростех». Затем «Ростех» определит частного инвестора для гражданского дивизиона концерна «Тракторные заводы». Военным подразделением будет заниматься самостоятельно, тем подразделением, которое участвует в обеспечении гособоронзаказа и по другим проектам. Таким образом, сегодня состоялось важное решение о том, что концерн будет продолжать развиваться. Он будет развиваться теперь уже не как одно большое объединение, а с ответственностью двух лиц – государственной корпорации и частного инвестора. Люди будут успокоены, появятся дополнительные возможности для рабочих мест. Произойдёт финансовое оздоровление группы, будут реструктуризированы все долги. Таким образом, это теперь хороший пример того, как может после очистки работать такой сложный актив.

Мы также сегодня обсуждали вопросы переуступки прав требования по кредиту, который когда-то предоставлялся аэропорту Шереметьево, когда был высокий риск и этот риск взял на себя Внешэкономбанк. Теперь терминал D работает – это действующий, хороший объект. И этим заинтересовался Сбербанк, он хочет приобрести этот кредит у Внешэкономбанка. Мы считаем, что в данном случае Внешэкономбанк свою роль как институт развития выполнил в полном объёме, хотя нам жалко, что мы теряем процентный доход от хорошего клиента. Тем не менее мы должны выйти из этого проекта и направить средства уже для другого проекта, который нужно поддержать за счёт института развития.

Мы обсуждали технические вопросы, связанные с объединением двух коммерческих банков, которые являются дочерними по отношению к Внешэкономбанку, – это Связь-банк и «Глобэкс». Они переходят на одну акцию. Мы, завершив эту операцию, затем предложим наиболее подходящему инвестору на рынке этот банк. Внешэкономбанк из этого актива выйдет, это не наша работа. Будем работать вместе с Центральным банком, Министерством финансов, Министерством экономического развития, чтобы понять, кто этот лучший инвестор, предлагающий лучшие условия Внешэкономбанку.

По другим вопросам мы также провели обсуждение, все решения были приняты. Так что в этой части наша работа, я считаю, является успешной. Договорились, что следующее заседание Наблюдательного совета состоится через несколько недель. Мы уже готовим некоторые вопросы по одобрению новых сделок.

Вопрос: Частный инвестор будет определён «Ростехом» для КТЗ?

И.Шувалов: Для гражданского сектора.

Вопрос: Вы сказали, по рынку будет оценён. Будет оценён или уже оценён?

И.Шувалов: Уже оценён. По рынку оценён этот актив. Была проведена независимая оценка – компанией, которая известна на рынке. Больше того, по запросу рабочей группы относительно этой оценки мы получили мнение саморегулируемой организации. Было подтверждено, что все методики выполнены в полном объёме и данная оценка является совершенно адекватной.

Вопрос: И КТЗ вместе с долгом перейдёт в «Ростех»?

И.Шувалов: Мы передаём «Ростеху» все права требования, которые есть у Внешэкономбанка, и затем уже сам «Ростех» будет определять судьбу активов, которые входят в группу КТЗ.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699226 Игорь Шувалов


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699225 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

В повестке: об итогах работы Внешэкономбанка за 2017 год, о финансируемых банком инвестиционных проектах.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня подведём итоги работы Внешэкономбанка в прошлом году, обсудим проекты, которые предлагается поддержать средствами ВЭБа, а также ряд вопросов, которые касаются корпоративного управления и текущей деятельности.

За последнее время мы приняли целый комплекс решений по серьёзному обновлению и модернизации всей группы ВЭБа. Банк сейчас проходит этап трансформации, формирует контуры оптимальной бизнес-модели, которая позволит ему активно участвовать в исполнении наших стратегических задач, в частности, Указа Президента №204 от 7 мая. Совместно с другими институтами развития финансировать проекты, которые имеют первостепенное значение для нашей страны, прежде всего в сфере инфраструктуры и цифрового развития.

Государство оказывает банку постоянную и весьма существенную поддержку. Напомню, что недавно мы запустили на базе ВЭБа новый инвестиционный механизм – фабрику проектного финансирования. Этот механизм ориентирован на тех инвесторов, которые готовы работать в реальном секторе, вкладывать деньги в современное производство, создание перспективных высокотехнологичных продуктов и услуг, причём не только для российского рынка. Такие проекты пройдут тщательный отбор и получат государственные гарантии. Необходимые для этого деньги мы уже предусмотрели в федеральном бюджете, это довольно значительные ресурсы. Мы рассчитываем на соответствующий результат. Я подписал распоряжение Правительства 7 августа о предоставлении государственной гарантии Российской Федерации по облигационным займам, которые привлекаются обществом с ограниченной ответственностью «Специализированное общество проектного финансирования "Фабрика проектного финансирования"». Предусматривается предоставление в 2018 году госгарантий на сумму 294 млрд рублей сроком действия по 31 декабря 2040 года. Такого рода решение, надеюсь, будет способствовать работе в рамках фабрики проектного финансирования.

Теперь несколько слов об итогах прошлого года. В целом показатели, которые были определены для банка в стратегии развития, выполнены. Запущено семь новых инвестиционных проектов, суммарный объём их финансирования превышает 220 млрд рублей. Среди них поставка по лизингу для «Аэрофлота» 20 новых самолётов «Сухой Суперджет», проекты в сфере транспорта, глубокой переработки минерального сырья, целый ряд других проектов. Растёт кредитная и гарантийная поддержка промышленного экспорта, хотя, конечно, и не так быстро, как нам бы этого хотелось.

И ещё одно направление, по которому банк работает, – это управление пенсионными накоплениями. В прошлом году не только была обеспечена их абсолютная сохранность, что естественно, но и доходность от их инвестирования ВЭБом была почти в 3,5 раза выше годовой инфляции. Это неплохой результат.

Одной из основных задач банка остаётся участие в проектах по развитию цифровых технологий. Мы относительно недавно говорили об этом с председателем банка Игорем Ивановичем Шуваловым. А сегодня мы рассмотрим возможность финансирования за счёт средств ВЭБа одного из таких проектов. Речь идёт о создании новых орбитальных спутников связи и телерадиовещания на базе предприятия «Космическая связь». Все мы понимаем, какая конкуренция в этой сфере, насколько быстро здесь развиваются технологии. И чтобы не отстать, нашим компаниям нужно по этому треку быстро двигаться. Заменять устаревшие космические аппараты более мощными, более современными, более высокотехнологичными. Финансирование со стороны ВЭБа позволит укрепить позиции наших операторов на глобальном рынке связи и поддержит российские предприятия оборонно-промышленного комплекса, которые будут участвовать в этом проекте.

Следующий вопрос касается участия ВЭБа в финансировании новых объектов в аэропорту Шереметьево. Здесь банк сработал как эффективный и надёжный институт развития, поддержал проект в самом начале, когда были высокие риски и было трудно привлечь качественного долгосрочного инвестора. Сейчас ситуация другая. Все включённые в проект объекты введены в эксплуатацию и показывают достаточно высокую рентабельность. Погашение кредита идёт без задержек. Поэтому и рынок проявляет к этому проекту заметный интерес. Сегодня рассмотрим его перспективы.

И целый блок вопросов связан с управлением дочерними и зависимыми обществами группы ВЭБа. В частности, речь идёт о трансформации двух дочерних банков – Глобэксбанка и Связь-банка. Напомню, что ранее, в апреле, мы с вами приняли решение об их объединении – исходя из того, что коммерческие банки должны постепенно уходить из структуры группы. Сегодня рассмотрим конкретные параметры того, что необходимо в этом направлении сделать.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699225 Дмитрий Медведев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 августа 2018 > № 2699217 Вячеслав Битаров

Рабочая встреча с Главой Северной Осетии – Алании Вячеславом Битаровым.

Владимир Путин обсудил с Главой Республики Северная Осетия – Алания Вячеславом Битаровым вопросы социально-экономического развития региона.

В.Битаров: Хотел прежде всего Вас поблагодарить за те поручения, которые Вами были даны, когда мы встречались в прошлом году, потому что исполнение этих поручений совместно республиканской властью и федеральным центром позволили положительно повлиять на общественно-политическую ситуацию, на социально-экономическое развитие республики.

Со своей стороны мы, республиканская власть, все органы власти республики, принимаем все меры для того, чтобы развивать республику и соблюдать спокойствие в республике.

В связи с этим была проделана большая работа. За прошедшие два года мы на 40 процентов увеличили собственные доходы – доходы в бюджет республики. Полтора года вели работу над анализом внутренних ресурсов республики, целевых ресурсов. Совместно с Леонтьевским центром Санкт-Петербурга создали рабочую группу с правительством республики, провели анализ и разработали стратегию социально-экономического развития республики до 2030 года.

Мы ставим амбициозную задачу – до 2030 года, в течение 10 лет, ликвидировать дотационность республики. Положительная динамика уже есть: на 5 процентов мы снизили дотационность республики, и уже в 2018 году эта положительная динамика продолжается.

Мы понимаем: чтобы решить эти вопросы, нужно создавать все условия для инвестиций в республику. Такую работу мы также ведём. По результатам прошлых 2017 и 2016 годов в рейтинге Агентства стратегических инициатив республика поднялась по инвестиционной привлекательности на 10 пунктов. В этом году такая же динамика продолжается.

В республику приходят международные компании, которые открывают свои представительства, создаются новые рабочие места. Ведём работу и с федеральными структурами, в частности, с «Русгидро» совместно отработали два года. И к началу 2019 года ждём открытия Зарамагской ГЭС. Начало стройки – 1980-е годы, долгие годы была заморожена. Порядка 49 миллиардов в этот объект будет вложено. По высоте падения воды на турбины это будет крупнейшая в Европе гидроэлектростанция. Это позволит обеспечить более 70 процентов республики ресурсами энергетики. Помимо этого, будет возможность дальше развивать этот проект во второй очереди каскада ГЭС.

Также ведём работу с Министерством обороны и КамАЗом. Сейчас передали в безвозмездное пользование бывшее предприятие военно-промышленного комплекса, которое в последнее время было в запустении.

В.Путин: КамАЗу передаёте?

В.Битаров: Да, в безвозмездное пользование. Они будут заниматься ремонтом военной техники в республике. Это более 500 рабочих мест. Это позволит также пополнить бюджет республики и, что самое важное, создать рабочие места.

Работа такая и впредь будет продолжаться. Мы будем, как я уже сказал, исполнять стратегию, которую разработали. Под это мы создали Агентство развития республики: стратегией поставлены задачи, и теперь механизм реализации этих задач мы решаем через Агентство развития республики, где созданы рабочие группы по отраслям, и пишем отраслевые программы. К 1 января 2019 года мы должны сделать так, чтобы республика жила по отраслевым программам. Это позволит нам решить амбициозные задачи.

Уже большинство программ написано. Работа активно ведётся. Я сам лично руковожу Агентством развития. Еженедельно собираемся, отчитываются, и эту работу будем вести также дальше.

В этих программах мы обозначили те задачи, которые Вы поставили. Предыдущие Ваши майские указы полностью в республике исполнены благодаря собственным доходам, помощи федерального центра. А сейчас уже ведётся работа, как я уже сказал, всё учтено в нашей стратегии и в государственных программах республики, куда будет объединяться федеральная помощь и средства республиканского бюджета для того, чтобы решать эти вопросы.

В.Путин: Вячеслав Зелимханович, как у Вас в социальной сфере: в здравоохранении, в образовании, как там уровень заработной платы?

В.Битаров: Как Вы поставили задачу по майским указам. После Ставропольского края по Северо-Кавказскому региону мы вторые по уровню заработных плат. Эту работу и дальше будем вести.

В.Путин: Состояние школ к 1 сентября?

В.Битаров: Мы это также контролируем, ведём ремонтные работы. Как я уже сказал, Ваши поручения, которые были даны в прошлом году, и по Моздокскому району, по республике, выполняются.

Сейчас мы ведём ремонт четырёх больниц, это крупные больницы, районные больницы; завершаем строительство туберкулёзной больницы. Я в прошлом году докладывал Вам, что это было одной из проблем в республике – туберкулёз. Тогда дали поручение. 1 января заканчиваем строительство больницы, около двух миллиардов рублей мы полностью осваиваем и запускаем с 1 января туберкулёзную больницу, переселяем из старой больницы туда больных. Такая работа ведётся по всем остальным учреждениям здравоохранения.

И школы: мы в прошлом году построили, запустили одну школу в сельском районе, современную школу. В этом году 1 сентября мы открываем в другом сельском населённом пункте, районном центре другую школу: тоже современную школу построили. Открываем сейчас четыре детских сада – порядка тысячи детей пойдут в новые детские сады. Строятся ещё два детских сада, которые мы в следующем году будем запускать.

То есть более 50 объектов социальной сферы в прошлом году были построены и успешно сданы. Все деньги, которые были выделены по федеральным целевым программам, были освоены полностью, сам лично контролировал качество выполняемых работ. В этом году тоже порядка 55 объектов, которые по федеральной целевой программе реализуются в республике, в том числе, как Вы сказали, объекты здравоохранения, объекты образования, – мы также к 1 января все деньги освоим, и качественные объекты будут сданы в эксплуатацию.

В.Путин: 10 лет со времени тяжёлых событий в Республике Южная Осетия. Как у вас взаимоотношения с соседями складываются?

В.Битаров: Мы – один народ, культура одна, язык. Правительства двух республик помогают друг другу, и все вопросы выстраиваются так, чтобы работа строилась во взаимопонимании и взаимопомощи.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 августа 2018 > № 2699217 Вячеслав Битаров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698750 Константин Корищенко

Сила нерезидента: почему иностранцы избавляются от госдолга и чем это грозит рублю

Константин Корищенко

Зампред ЦБ в 2002-2008 гг., профессор, завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС

Продажи нерезидентами ОФЗ составили $6 млрд во II квартале: столь последовательный выход из российского госдолга наблюдается впервые с 2017 года. Чем такая распродажа обернется для курса рубля?

Оттоки и притоки капитала в российскую экономику — это то, за чем следят даже те люди, которые по роду своей деятельности далеки от финансовых рынков. И такой интерес понятен: в истории современной России движение капитала во многом определяло курс рубля, который, в свою очередь, остается одним из ключевых факторов, влияющих на нашу повседневную жизнь. Достаточно посмотреть на график притока и оттока капитала, чтобы убедиться в этом: в 2006–2007 годах наблюдался большой приток капитала и шло укрепление рубля, а в 2008–2009 и 2014–2015 годах, наоборот, последовал драматический отток капитала и произошло существенное падение курса рубля.

Если долгие годы мы говорили о влиянии растущих/падающих цен на нефть и притоках/оттоках иностранных инвестиций как главных «драйверах» курса рубля, то после кризиса 2014 года и введения санкций, казалось бы, курс должен определяться только перипетиями на нефтяном рынке. Однако это не так: есть еще один важный рынок — ОФЗ, на котором присутствие иностранного капитала весьма значительно, и как следствие, приход и уход этих денег существенно влияет на курс национальной валюты.

На графике можно видеть, что периоды стабильно растущей доли нерезидентов на рынке ОФЗ совпадают с периодами достаточно стабильного рубля (2012–2013, 2016–2017) и «уход нерезидентов» совпадает с ослаблением рубля (2014–2015 годы и II квартал 2018 года).

Что же происходит сейчас на рынке госдолга, насколько «опасен» отток средств иностранцев и куда это может привести курс рубля?

Как и во многих других случаях, возникшая ситуация является во многом «делом наших собственных рук».

Еще в конце 2011 года, когда был принят закон «О центральном депозитарии», вместе с ним был также принят так называемый закон-спутник, вступивший в силу с 1 июля 2012 года, который разрешил открытие счетов иностранным депозитариям в нашем центральном депозитарии, и во многом рост доли нерезидентов в 2012 году является «выводом» ценных бумаг, принадлежащих иностранцам, из российской учетной системы и переводом этих бумаг на хранение в Euroclear и Clearstream.

Следующий приход иностранных инвесторов на рынок российского госдолга совпадает с переходом к плавающему курсу рубля и переходом к политике инфляционного таргетирования (2015–2018). Привлекательность российских ОФЗ была связана с высокими процентными ставками, установленными Банком России, и начавшейся в 2016 году стабилизации российского рубля, отражающей начавшееся восстановление нефтяного рынка. Иностранцы смогли нарастить объемы своих вложений в ОФЗ до уровня примерно 2,5 трлн рублей в 2018 году по сравнению с 1 трлн рублей в 2016 году.

Вопрос начала оттока все же оставался лишь делом времени. Либо ставки в России упадут до «непривлекательного» уровня, либо ставки в США вырастут достаточно, либо санкции покажутся достаточно угрожающими — один из этих факторов либо их совокупность должны были вызвать «выход» иностранных инвесторов из ОФЗ и, как следствие, ослабление рубля.

В конце концов это случилось во втором квартале 2018 года. Спред ОФЗ к ставке ФРС сократился, первоначальный «фальстарт» санкций против ОФЗ (когда было сделано соответствующее заявление министра финансов США Стивена Мнучина) все же сменился ожиданиями, что санкции могут быть введены: Россия то ли вывела деньги из американских облигаций, то ли перевела бумаги в другое место — в любом случае carry trade на российские ОФЗ, пожалуй, подошел к завершению.

Возникает вопрос: насколько это опасно? Судя по небольшой реакции курса (5-7% за три месяца) и избыточной ликвидности в российской банковской системе, превышающий по объему все вложения иностранцев в ОФЗ (2 трлн рублей), никаких катаклизмов ни на рынке госдолга, ни на рынке рубля ожидать не следует.

А что касается оттока капитала, то он имеет технический характер и во многом формируется самими российскими экспортерами, которые получают значительную валютную выручку от выросших цен на нефть (профицит текущего счета в первой половине 2018 года превысил $53 млрд) и далеко не всю ее репатриируют домой.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698750 Константин Корищенко


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694675 Василий Орлов

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Амурской области Василием Орловым.

Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития области, а также ход ликвидации последствий паводка, произошедшего в июле текущего года.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Василий Александрович, давайте начнём с проблем, которые были в вашем регионе, а также в некоторых сопредельных регионах. Я имею в виду большое количество осадков, дождей, соответственно, подтопления. Как сейчас обстоят дела, какова ситуация, какие меры были приняты?

В.Орлов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, во-первых, я хотел поблагодарить Вас за очень существенную своевременную помощь, которая была оказана Правительством в ходе ликвидации последствий паводка 2018 года.

У нас в регионе был дислоцирован региональный поисково-спасательный отряд, прилетал министр по чрезвычайным ситуациям Евгений Николаевич Зиничев. Мы были готовы к более тяжёлому развитию ситуации, были созданы соответствующие эвакуационные пункты, для того чтобы избежать таких последствий. К счастью, обошлось без эвакуации населения. Конечно, пострадали дороги, пострадало сельское хозяйство. Ущерб по дорожному хозяйству предварительно составляет порядка 500 млн рублей, по сельскому хозяйству – 1,2 млрд.

Мы сегодня актируем этот ущерб и работаем с соответствующими министерствами в Правительстве. Я очень попросил бы Вас дать соответствующие поручения, чтобы нам оказали поддержку.

Д.Медведев: Понятно. Но нужно окончательно разобраться с объёмами бедствия. Поручения я, конечно, дам – и в адрес Минфина, и в адрес других ведомств, которые этим занимаются.

В целом как развитие? Вы уже несколько месяцев работаете исполняющим обязанности губернатора. Как дела, каковы успехи?

В.Орлов: Ситуация в регионе прогнозируемая, стабильная, экономика растёт – в этом году рост составит 4,6%. Валовый региональный продукт вырастет, более того, мы видим похожую динамику в горизонте ближайших шести лет. А в некоторые годы рост экономики составит до 15% в год.

Это связано с реализацией очень крупных инвестиционных проектов на территории региона. В первую очередь это проект «Сила Сибири», Амурский газоперерабатывающий завод, строительство космодрома. Мы с большой надеждой ждём, что к нам придёт «Сибур» с инвестициями 555 млрд рублей. Вторая очередь космодрома. Всё это в совокупности создаст порядка 13 тыс. рабочих мест и позволит решить главную задачу – сохранения и приумножения населения на Дальнем Востоке, потому что именно высококвалифицированные, высокооплачиваемые рабочие места удерживают население в регионе.

Конечно, это отразится и на бюджетной составляющей. Средства, которые бюджет дополнительно получит, будут направлены на развитие социальной сферы в регионе.

Д.Медведев: Хорошо. Давайте тогда обсудим более конкретные вещи.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694675 Василий Орлов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694674 Дмитрий Медведев

О расходах федерального бюджета на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов в части жилищно-коммунального хозяйства и строительства.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы сегодня начинаем серию отраслевых совещаний по основным направлениям расходов федерального бюджета на следующие три года.

Общие подходы к формированию бюджета мы обсуждали на заседании комиссии по бюджетным проектировкам. В ближайшее время определим объёмы бюджетных денег, которые будут выделены для развития науки, здравоохранения, образования, других секторов социальной сферы, для поддержки важнейших отраслей, я имею в виду промышленность, энергетику, транспорт, сельское хозяйство и строительство, а также для того, чтобы обеспечить сбалансированность региональных бюджетов.

Минфин уже довёл до главных распорядителей бюджетных средств соответствующие лимиты. У министерств и ведомств, естественно, как всегда и бывает, есть встречные предложения. Чтобы согласовать подходы (ещё раз хотел бы обратиться к моим заместителям, каждого по своим вопросам это касается), нужно оперативно провести дополнительные совещания с коллегами.

Цель всей этой работы – выйти на взвешенные и сбалансированные решения, которые станут основой нового федерального бюджета. Мы рассмотрим его на заседании Правительства, а затем, соответственно, направим в Государственную Думу. Напомню, что это нужно сделать до 1 октября. Времени не так много, поэтому это нужно иметь в виду.

В новом бюджетном цикле мы прежде всего должны сосредоточиться на достижении основных целей национального развития, которые сформулированы в майском Указе Президента №204, предусмотреть все необходимые для этого средства. Конечно, не забывая о традиционных для нашей современной бюджетной политики задачах – об обеспечении макроэкономической стабильности и выполнении социальных обязательств.

Чтобы сконцентрировать ресурсы именно на этих важнейших направлениях, получить на выходе конкретный результат, мы занимаемся подготовкой национальных проектов. По каждому определяем контрольные точки и показатели, а также объёмы необходимых финансовых ресурсов. Только вчера, например, на заседании президиума Совета по стратегическому развитию мы обсудили предложения по проектам «Жильё и городская среда» и «Экология».

Сегодня мы продолжим тему жилищно-коммунального хозяйства и строительства, но уже с точки зрения бюджетного финансирования – в узком смысле.

Все последние годы мы много занимаемся этими вопросами. Стараемся сделать рынок строительных и коммунальных услуг более современным, более прозрачным. Расселяем аварийное жильё, ветхое жильё, создаём условия для того, чтобы ипотечные кредиты становились всё более доступными как можно большему числу людей. Помогаем регионам со строительством необходимой инфраструктуры.

Вчера на заседании президиума мы говорили о задачах, которые связаны с увеличением темпов жилищного строительства, о дальнейших мерах по снижению ставок по ипотечным кредитам, замещении аварийного и ветхого жилья, модернизации всей строительной отрасли. В результате всех этих мер порядка 5 миллионов семей должны улучшать свои жилищные условия каждый год.

Есть и ещё один важный момент, на который я хочу обратить особое внимание. Я имею в виду обязательства государства по обеспечению жильём некоторых категорий наших граждан. Речь идёт о ветеранах и некоторых других категориях.

Мы также много в последние годы стараемся делать для того, чтобы у молодых семей была возможность улучшить свои жилищные условия. Эта программа становится всё более востребованной, а стало быть, мы будем её продолжать. Нужно ещё раз проанализировать, какие деньги на все эти направления мы можем выделить. Рассчитываю сейчас услышать конкретные соображения на сей счёт. Знаю, что у Минстроя есть предложения по дополнительному финансированию некоторых мероприятий, есть своя позиция и у Минфина. Сегодня мы послушаем и ту и другую сторону, но хочу сразу всех предупредить, что предложения по дополнительным бюджетным ассигнованиям должны быть обоснованы предельно чётко. Надо реально оценивать наши ресурсы, которые мы имеем. Все мероприятия, а значит, и деньги, которые мы под них выделяем, должны быть увязаны в единую систему.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694674 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 августа 2018 > № 2694672 Александр Гусев

Встреча с временно исполняющим обязанности губернатора Воронежской области Александром Гусевым.

Обсуждался вопрос создания на территории Воронежской области особой экономической зоны.

А.Гусев: Хотел бы доложить о социально-экономическом положении в области.

В.Путин: Это в принципе необходимо делать.

Но Вы мне скажите, что Вы хотели бы обсудить, какие вопросы есть, проблемы.

А.Гусев: У нас все показатели превышают и общероссийские, и показатели прошедшего года за исключением одного, он на грани: это привлечение инвестиций. Это объективная ситуация. У нас закончился крупный инвестпроект, связанный со строительством двух новых блоков на атомной станции в Нововоронеже, инвестировалось по 40–45 миллиардов рублей в год. И конечно, мы сейчас предпринимаем все усилия для того, чтобы заместить эти выпадающие инвестиции. Поддерживать удаётся, но нам хотелось бы какой-то дополнительный импульс получить в этом. И мы просили бы Вас помочь нам, чтобы Правительство выпустило распоряжение о возможности создания особой экономической зоны на территории Воронежской области.

В.Путин: А на что Вы рассчитываете, какой Вы ожидаете результат в случае создания?

А.Гусев: В Липецке есть особая экономическая зона, и мы посмотрели, какими производствами она занята. Конечно, нам нет смысла дублировать то, что есть у них. Мы хотели бы в несколько иные отрасли уйти: это всё, что связано с радиоэлектроникой. У нас большой концерн, расположенный на территории области, концерн «Созвездие», который занимается сейчас оснащением армии. Безусловно, они уходят и в гражданскую продукцию и всё равно будут искать площадку для размещения. Мы могли бы вместе с ними этим заниматься – всё, что связано с возможностью производства комплектующих для атомной промышленности, поскольку компетенции такие у нас присутствуют. Мы просчитали: мы могли бы в ближайшие четыре-пять лет до 15 предприятий разместить там с общим объёмом инвестиций более 30 миллиардов рублей, соответственно появятся новые рабочие места. Конечно, для нас это очень важно.

В.Путин: И, как Вы думаете, сколько рабочих мест?

А.Гусев: Мы считали, около 3 тысяч рабочих мест мы могли бы там создать.

В.Путин: Резиденты есть предполагаемые?

А.Гусев: Да, мы уже обсуждаем сейчас с предполагаемыми резидентами, я уже двух из них назвал. Есть где-то пять-шесть компаний, которые ведут с нами переговоры о потенциальной возможности размещения.

У нас преимущество ещё в том, что мы предполагаем земельные участки, на которых расположатся особая экономическая зона, выделить рядом с уже имеющимся нашим индустриальным парком. И у нас частично инженерная инфраструктура уже там есть. Это позволило бы фактически не ждать, пока появится такая инфраструктура, а уже запускать буквально через два года.

В.Путин: Да, действительно, некоторое время назад было принято решение не открывать новые свободные экономические зоны, но у вас всё-таки особая ситуация, проект продуман, хорошо подготовлен и действительно может дать весьма заметный, позитивный эффект для экономики региона. Поэтому я, конечно, Ваше предложение поддержу.

А.Гусев: Владимир Владимирович, спасибо большое.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 августа 2018 > № 2694672 Александр Гусев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 августа 2018 > № 2698784 Виктор Вексельберг

«Нельзя быть все время успешным». Правила бизнеса Виктора Вексельберга

Анастасия Куц Forbes Contributor, Алексей Пастушин Forbes Staff

Бывший ученый, занимавшийся разработкой насосов для нефтедобычи, а потом ставший владельцем самих месторождений и одним из богатейших людей России, об отношении к деньгам, источнике удовольствия и справедливости

Свой путь в бизнес Виктор Вексельберг F 9 начал уже состоявшимся ученым в конце 1980-х. В конструкторском бюро «Коннас» он занимался разработкой насосов для выкачивания нефти из скважин. Этот опыт помог ему в будущем. В то время нефтяные поля были завалены использованными силовыми кабелями, применявшимися при работе насосов. При помощи разработанного своими силами оборудования Вексельберг с коллегами извлекали из проводов медную жилу, которую затем отправляли на экспорт. При себестоимости в $300 за тонну, за рубежом медь продавалась по $2300 за тонну. В итоге уже через год после создания компании «Ренова», в 1991 году вчерашний завлаб стал миллионером.

А уже в 1997 году вместе с Альфа-банком «Ренова» приватизировала госпакет акций Тюменской нефтяной компании. Из этой компании вырос нефтяной гигант ТНК-BP, от продажи которого «Роснефти» в 2013 году $7 млрд достались Вексельбергу. Сделка оказалась своевременной — через год цены на нефть рухнули, а Россия попала под секторальные санкции со стороны западных стран. Избежать санкций Вексельбергу, впрочем, не удалось — они настигли его в апреле 2018 года. «Нас осталось мало: мы да наша боль», — печально цитировал миллиардер песню Булата Окуджавы спустя пару месяцев на Петербургском международном экономическом форуме. Forbes вспомнил и другие высказывания Вексельберга.

Для меня быть богатым — это в первую очередь быть ответственным. Деньги трудно заработать, но еще труднее ими правильно распорядиться.

Мы живем в материальном мире, и каждый стремится к росту своего благосостояния. Богатство — это и критерий социального успеха человека, и, косвенно, отображение его способностей, отчасти везения.

Не врать и не бояться. Обманывать вообще нехорошо, а уж себя самого — подавно: надо в любой ситуации сохранять верность своим принципам и убеждениям. И никогда нельзя бояться ставить перед собой амбициозные задачи, нельзя опускать руки перед проблемой из страха ошибиться при ее решении.

Хороший совет дал мне один из институтских преподавателей: «Лидеры в жизни меняются редко — берегите лидерские позиции».

Нельзя быть все время успешным.

Действительно значимые перемены всегда начинаются практически с нуля, а точнее, с зазора между реальностью и представлениями о ней. Изменение окружающей действительности, собственно, и есть содержание предпринимательской деятельности. Сначала ты убеждаешь себя, ставишь амбициозную задачу, а в итоге появляется то, что за короткое время начинает казаться обыденным, незыблемым и существовавшим всегда. Вспомните хотя бы, как в нашу жизнь входили мобильные телефоны.

Если ваши представления не совпадают с действительностью, то меняйте представления.

Сидеть в кеше — это не бизнес, это глупо.

Преодоление препятствий всегда делает человека немного сильнее, немного упрямее. И за каждой покоренной вершиной открываются новые, непокоренные.

В определенный момент коммерческий успех уже не может занимать тебя полностью. Я к этому пришел уже достаточно давно, и в моей жизни появились новые интересы и приятные обязанности, связанные с компенсацией всего того, что было разбазарено, разворовано, упущено.

У меня, как у нормального человека, наверное, достаточно много врагов и конкурентов. Было бы странно, если бы их не было.

Все мое материальное благополучие связано с успешной сделкой с ТНК-ВP, которая дала мне возможность получить достаточно крупные финансовые ресурсы.

Русский или российский олигарх — это сегодня такой бизнесмен с сомнительной репутацией, ориентированный на дискуссию по поводу длины яхты, отдыха на французском берегу.

Я гражданин великой и прекрасной страны под названием Россия, я законопослушный гражданин.

Я считаю, что бизнес должен отвечать за бизнес. То есть его ответственность — эффективно управлять теми активами, которые оказались под его управлением.

У каждого человека свое представление о справедливости.

Я скорее не очень хочу, чтобы мои дети принимали от меня какие-то бразды правления курными корпорациями. Я хочу и об этом уже говорил, чтобы они были свободны в своем выборе. Чтобы их ничего не толкало к этому. Если они предназначены для этого, здорово.

Я по своей природе такой трудоголик и не умею получать удовольствие пока за пределами офиса.

Я, честно говоря, сколько ни пытался делать прогнозы, никогда не попадал.

Слово «репутация» у нас вообще отсутствует. Может быть, оно есть где-то внутри бизнеса или при человеческом общении (я с этим буду иметь дело, а с этим не буду), но не на национальном уровне, а это же гораздо важнее.

У нас все замечательно в нынешних условиях: падаем вместе со всеми, но не так сильно.

При подготовке статьи использовались материалы «Ведомостей», Forbes, «Эхо Москвы», «Известий», RUNYweb

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 августа 2018 > № 2698784 Виктор Вексельберг


Россия > Транспорт. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 августа 2018 > № 2698780 Максим Артемьев

Конец великой стройки. Почему Россия отстает в развитии инфраструктуры

Максим Артемьев

Историк, журналист

Экономическое развитие страны определяется не только индексами свободы предпринимательства от Heritage Foundation и Wall Street Journal, а также Doing Business Report и прочими показателями. Важную роль играет инфраструктура — она необходима сама по себе и выполняет роль локомотива роста как экономики, так и новейших технологий

Вековой спор между монетаристами и кейнсианцами о том, что первично — рыночная активность или создание потребительского спроса, в общем-то бессмыслен, как любой схоластический спор, особенно когда стороны не желают слышать друг друга. Одно зависит от другого и ничто не является первичным или вторичным. Промышленная революция в Англии в конце XVIII века стала одновременно достижением и свободы предпринимательства, и научно-технического прогресса. Железные дороги и современные шоссе с каналами в Британии шли в ногу с предпринимательской активностью капиталистов. Преобразование Парижа при бароне Османе и строительство в те же годы Суэцкого канала — два крупнейших инфраструктурных проекта XIX века — точно так же отражали не только laissez-faire Наполеона III, но и были условием успехов Франции.

В истории XX века крупнейшими технологическими прорывами, повлекшими за собой революцию в науке и технике, стали два финансируемых государством проекта — Манхэттенский по созданию атомного оружия и программа «Аполлон» по пилотируемому полету на Луну стоимостью $22 млрд и $107 млрд в современных деньгах. Не следует думать, что в цифровую эпоху что-то меняется принципиально. Только недавно завершились два грандиозных проекта по расширению Суэцкого (в 2015 году) и Панамского (2016 году) каналов. Для Египта и Панамы они стали национальными программами, с которыми связываются серьезные экономические ожидания.

И в старой доброй Европе вовсе не забыли про грандиозные начинания. За туннелем под Ла-Маншем последовал подземный транспортный проект в Лондоне Crossrail. В Швейцарии прорыли самый большой в мире Готардский базисный туннель, а также второй по протяженности туннель Лёчберг. Во Франции возводят Международный экспериментальный термоядерный реактор (ITER), а на границе с ней, в той же Швейцарии построили Большой адронный коллайдер. Все это проекты стоимостью в десятки миллиардов долларов.

Их значение определяется не только прямым предназначением, не только заказами для компаний-подрядчиков (и строительных, и проектировщиков, и поставщиков оборудования, что дает работу в итоге десятками десяткам тысяч людей), но и тем, что во время их реализации повышается планка технических требований, разрабатываются и внедряются новые технологии. И неважно, идет ли речь о туннеле или о реакторе.

А что же Россия? Как ее руководство планирует не отставать от конкурентов в XXI веке? Из последнего, что мы слышали, речь может идти о дороге Джубга — Сочи ценой 1,2–1,6 млрд рублей и о мосте на Сахалин за 600 млрд рублей. Надо заметить, что России нечем особенно похвастать в инженерном плане за последние десятилетия. Единственным исключением является вантовый мост на остров Русский во Владивостоке — самый протяженный в своем классе. Крымский же мост ничем не выделяется на фоне, например, последних строительных проектов в Китае. (Крупнейшим отечественным строителем мостов, в том числе на остров Русский, и туннелей было НПО «Мостовик». И где оно сейчас? Не существует. Тогда как крупнейший строительный гигант Америки «Бектел» работает уже более ста лет и является национальной гордостью.)

Китай вообще лидирует в мире по сооружению мостов, эстакад и виадуков. Взять, например, мост в Циндао через залив, эстакаду длиной 164 км на скоростной железной дороге между Пекином и Шанхаем или комплекс мостов, подводных туннелей и искусственных островов Макао — Гонконг. Сразу понятно, у кого в экономике бум.

Но у китайцев при громадной численности и плотности населения эти проекты чрезвычайно востребованы. У нас же можно еще объяснить мост в Крым, поскольку на полуострове проживает более 2,5 млн человек и его посещают свыше 5 млн отдыхающих. Но для чего строить мост на Сахалин? Его население всего 493 000. Большинство ориентировано на полеты в Москву и Центральную Россию. На материковом побережье Татарского пролива населения практически нет. До первого крупного города Хабаровска по прямой от места возможного строительства моста — более 600 км по тайге и горам. До Владивостока — 1300 км. Но и на самом Сахалине население крайне разряжено, и до Южно-Сахалинска придется строить нормальную дорогу длиной 600 км по тем же болотам, тайге и горам. А добыча нефти и газа на острове ведется на севере, это 200 км в другую сторону. То есть во всех смыслах сахалинский мост смысла не имеет никакого.

Что касается сочинской дороги за астрономическую сумму, то она упирается в тупик, то есть в Абхазию, являющуюся «серой зоной». Стимулом для развития Сочи (в который и так уже были вложены сотни миллиардов в связи с Олимпиадой) она вряд ли может стать. Население города еще меньше, чем на Сахалине, — 429 000. И даже с учетом туристов, которые сезонны, этого совершенно недостаточно. Трасса должна быть не конечной, а транзитной, то есть вести в Абхазию и далее, в Грузию. А, желательно, и в Турцию. Только при таком интенсивном трафике она может быть оправданной.

В связи с гигантскими эстакадами нельзя не сказать и о том, что Китай обладает самой протяженной в мире сетью высокоскоростных железных дорог (ВЖД), превышающей европейские и японские вместе взятые, и продолжает их интенсивно развивать. Именно они являются транспортом XXI века.

А что Россия? В ней нет ни километра ВЖД. Все планы их строительства между Москвой и Санкт-Петербургом, например, так и остаются планами уже почти три десятилетия. «Сапсаны», напомним, передвигаются по железнодорожным путям общего назначения. Конечно, низкая плотность населения и огромные расстояния препятствуют развитию этого транспорта, но факт остается фактом — Россия выпадает из мировых тенденций. А ведь тот же Китай старается идти впереди глобальных трендов и в Шанхае построена единственная на планете линия скоростного транспорта на магнитной подушке (Маглев). А это значит, что все революционные открытия в транспорте будут свершаться и тестироваться на китайской земле.

Но отвлечемся от нужд земных. Изучение неба также способно быть, как выражается офисный планктон, «драйвером прогресса». И речь даже не о полетах в космос, не о том, что Россия не запускает станций к другим планетам, а строительство небольшого космодрома в Амурской области оказалось невероятно затянутым. У американцев все космические проекты были невероятно амбициозны и прорывны. «Аполлон» означал создание уникальных ЖРД, «Спейс шаттл» — многоразовых технологий, «Вояджер» и «Викинг» — систем энергопитания и связи, «Хаббл» — прорыв в оптике и т.д.

Возьмем астрономию, которая давно уже стала очень затратным и высокотехнологичным делом. Когда-то СССР гордился самым крупным телескопом и радиотелескопом в мире — БТА и РАТАН-600. Но с тех прошло уже 40 лет, и мир сделал большой скачок вперед. Наш шестиметровый БТА превзошли уже почти два десятка телескопов с диаметром зеркал почти до 10,5 м, например Большой Канарский. А ведь каждый такой телескоп это не просто шедевр оптики и точной механики, это еще огромная обсерватория со сложнейшим управлением. Китайцы же сделали ставку на радиотелескопию. Их FAST, законченный в 2016-м, стал самым большим в мире радиотелескопом с заполненной апертурой диаметром 500 м. Почему Россия не участвует в этой гонке оптических и радиотелескопов? Ведь это бы означало загрузку десятков и сотен НИИ, КБ, заводов, строительных организаций. Сегодня средняя обсерватория обходится примерно в $150 млн.

И если заканчивать тему сравнения России и Китая, то нельзя не коснуться ГЭС. В советское время мы привыкли гордиться нашими ГЭС. Но сегодня все крупнейшие и технологически сложнейшие гидроэлектростанции строятся в Китае — «Три ущелья», Байхэтань, Силоду. В России же после распада СССР достроены всего лишь Богучанская и Бурейская ГЭС, совсем небольшие на фоне китайских. А с Загорской ГАЭС-2 даже не смогли справиться, законсервировав. А ведь в партнере по БРИКС — Бразилии, строится ГЭС Белу Монти, в два раза превосходящую нашу Саяно-Шушенскую. Более того, в Эфиопии строят ГЭС Хидасэ, которая будет больше любой российской.

Даже в гражданском строительстве ситуация в России неоднозначна. С одной стороны наблюдается явный прогресс — в любом областном центре как грибы растут многоэтажки и в 20, и в 25 этажей, о которых прежде не могли думать. Но я уже писал, что само по себе строительство жилья — плохая тенденция. Жилье должно быть малоэтажным. Это, во-первых. Во-вторых, достаточно посмотреть на Москву. Это по-прежнему не город небоскребов. Сити составляет ничтожную долю от всей городской площади, и имеет всего несколько зданий. И это притом что не существует угрозы землетрясений. В столице нет амбициозных строительных проектов.

Да, строится довольно быстрыми темпами метро, да, на хорошем уровне работает наземный общественный транспорт, запущены и Третье транспортное кольцо, и Московское центральное кольцо, расширяются существующие трассы. Но это все не представляет собой настоящего технологического прорыва. Аэропорт Шереметьево находится на 50-м месте в мире.

А такая маленькая страна (и по площади, и по населению), как ОАЭ, стала мировым лидером в гражданском строительстве. Там самое высокое здание в мире, одни из крупнейших торговых центров, аквапарков, искусственных островов и т.д. И вся эта архитектура становится сама по себе центром притяжения для миллионов туристов, благодаря чему аэропорт Дубая первый в мире по числу иностранных пассажиров. А там еще строятся новые аэропорты.

И, последнее об инфраструктуре России. Альтернативная энергетика — важное направление сегодня. Возможно, и не стоит строить новые ГЭС, АЭС, ТЭС. Но если Европа вся покрыта ветряками, то в России бума ветро-и-солнечной энергетики не наблюдается, и это тоже вопрос ее технологического и инфраструктурного развития. Однако в 2014 году в ее состав вошел Крым, где к тому времени было построено и успешно функционировало пять солнечных электростанций в Крыму, в том числе одни из крупнейших в Европе, и несколько ветряных. На полуострове имеется уникальное соотношение солнечных дней и постоянно дующих ветров.

Казалось бы это достояние и надо всячески развивать и приумножать. Однако все свелось к строительству энергомоста, а про солнечную и ветряную энергетику забыли. Не могут даже достроить начатую еще при Украине СЭС Владиславовка, несмотря на обещания. При Украине существовали специальные дотации на солнечную электроэнергию, что стимулировало строительство СЭС. Российские власти поступают не по-государственному, не рационально. Крым мог бы стать полигоном по отработке и внедрению новейших технологий в энергетике, нужны только побуждающие к тому законы.

Россия > Транспорт. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 августа 2018 > № 2698780 Максим Артемьев


Саудовская Аравия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 августа 2018 > № 2694330 Дмитрий Фроловский

Испытание переменами. Сможет ли Саудовская Аравия выдержать реформы

Дмитрий Фроловский

Безусловно, королевство не застраховано от массовых протестов и социально-экономических кризисов. Но едва ли они приведут к каким-то серьезным переменам внутри страны. Важнейшим фактором стабильности Саудовской Аравии остаются ее союзнические отношения с США. И даже если реформы провалятся, а социальное недовольство перерастет в полноценные стычки между населением и властями, Эр-Рияд не останется без внешней поддержки

Саудовская Аравия пользуется репутацией одного из самых богатых и стабильных государств Ближнего Востока, но на деле масштабы социально-экономических проблем королевства выходят далеко за пределы нефтяной зависимости. Массовая бедность, высокий уровень безработицы среди молодежи, противостояние суннитской и шиитской общин – все это создает серьезные сомнения в том, насколько устойчив и долговечен саудовский режим. Молодой наследный принц Мухаммед бин Салман (или коротко МБС) обещает радикальные реформы, но попытка модернизировать закостеневшее королевство связана с немалыми рисками. Перемены, которые неизбежно кому-то покажутся слишком быстрыми, а кому-то слишком медленными, могут выпустить наружу давно копившееся социальное недовольство.

Саудовская молодежь

Главные сторонники перемен – это молодое поколение саудовцев, потому что сейчас положение большинства из них далеко не завидное. За последние десятилетия королевство пережило настоящий бум рождаемости: население выросло с пяти миллионов в 1960-х годах почти до 30 миллионов сегодня, причем более 60% – это люди моложе 30 лет. Уровень безработицы среди саудовской молодежи составляет 32,6%, и ожидается, что этот угрожающий показатель в лучшем случае останется неизменным, а то и незначительно вырастет к 2030 году.

В королевстве не ведется достоверных социологических исследований, но социальные сети могут многое рассказать о настроениях среди молодых людей. Запущенная в 2013 году в Саудовской Аравии твиттер-кампания #??????_??????_?????? («мне не хватает зарплаты») за короткое время набрала миллионы репостов и получила большой отклик внутри страны. Перспективы исправить это положение пока не просматриваются, потому что молодое поколение саудовцев, несмотря на недовольство собственной зарплатой, предпочитает изучать в вузах культуру и религию, а не более практичные дисциплины, из-за чего еще больше отдаляется от реалий современного рынка труда.

Если раньше власти королевства могли полагаться на субсидии, бесплатное образование и здравоохранение как основные инструменты поддержания стабильности, то теперь падение доходов от продажи нефти заставляет сокращать социальные расходы. Саудовское руководство осознает опасность нынешнего момента, поэтому МБС так рьяно взялся за реформы.

Когда общаешься с саудовской молодежью, в голове невольно начинает звучать песня Scorpions «Wind of Change» – настолько сильно в Саудовской Аравии чувствуется жажда перемен. Очень многие молодые саудовцы получили образование на Западе, говорят на английском языке лучше, чем на арабском, и открыто симпатизируют западным ценностям. Они жаждут перемен, хотят быть более открытыми внешнему миру, готовы пересмотреть жесткие религиозные нормы общественной морали и измучены повсеместной коррупцией. Поэтому прошлогодние аресты политиков и бизнесменов, пусть и с заточением в пятизвездочных отелях вместо тюремных камер, были восприняты с энтузиазмом как знак того, что система наконец-то начинает меняться. Поддержка действий МБС превратилась в королевстве практически в молодежную субкультуру.

Впрочем, высокие ожидания связаны и с серьезными рисками. Запустив реформы, МБС отрезал себе дорогу назад, и от успеха его программы «Видение-2030» будет зависеть отношение населения ко всей правящей династии Саудов. Пока что масштабные планы и многочисленные обещания МБС вызывают скорее скепсис из-за своей чрезмерной амбициозности.

Ситуация усугубляется тем, что саудовский политический истеблишмент остается весьма консервативным. Внешним наблюдателям местные политики во всеуслышание заявляют о наступлении новой эры открытости, но внутри мало что меняется – ваххабитские каноны вместе с бедуинскими нравами никуда не исчезают.

Бедность и приезжие

Еще один источник социального напряжения – бедность. Любой, кому довелось побывать в этой стране, видел, что бедных в Саудовской Аравии куда больше, чем ожидаешь от богатого нефтяного королевства. Стоит немного отъехать от городского центра Эр-Рияда в сторону южных окраин, как сразу замечаешь резкий контраст между роскошными торговыми центрами и нищими трущобами, о которых не принято говорить вслух.

Бедных коренных саудовцев, с ежемесячным уровнем дохода около $480 на человека, насчитывается от двух до трех миллионов человек. Большинство среди них составляют женщины, люди с ограниченными возможностями, которых немало из-за распространенности близкородственных браков, и жители сельских районов. Впрочем, их низкий, по местным стандартам, уровень жизни все равно остается недостижимой мечтой для очень многих.

По официальной статистике, около трети населения и половину рабочей силы в Саудовской Аравии составляют мигранты. Большинство из них зарабатывает в несколько раз меньше прожиточного минимума, и многим приходится жить на улице. Нередки случаи, когда женщины, приехавшие с семьей из других стран, остаются без мужа и вынуждены жить в подворотнях вместе с детьми.

Еще один источник пополнения числа бездомных – массовые побеги иностранных рабочих, часто связанные с побоями на работе. По данным за 2015 год, от местных работодателей в среднем в день сбегали около 880 человек. За 2017 год было выявлено более 670 тысяч случаев нарушения миграционного законодательства. Сбежав, человек, как правило, оказывается на улице, пополняя ряды местных попрошаек.

Тем не менее это еще не означает, что саудовских бездомных мигрантов можно автоматически записывать в революционеры. Уровень жизни в королевстве все равно существенно выше, чем в тех странах, откуда приезжают иностранные рабочие. Многим из них нелегальное положение в Саудовской Аравии кажется более привлекательным, чем возвращение на родину. Соответственно, большинство мигрантов намного лояльнее саудовским властям, чем коренные саудовцы, и вряд ли отважатся на политический протест.

Религиозная разобщенность

Особое место в жизни Саудовской Аравии занимает суннитско-шиитское противостояние. По данным многих исследований, саудовские шииты получают более низкую зарплату, чаще оказываются без работы, а их карьерные перспективы жестко ограничены. Шииты составляют всего 10–15% населения страны, но большинство живет в восточной провинции Эш-Шаркия, где сосредоточены основные нефтяные запасы.

В свое время арест и казнь шиитского проповедника Нимра Бакр аль-Нимра, уроженца города эль-Авамии в провинции Эш-Шаркия, привели к массовым акциям протеста, не на шутку напугавшим саудовские власти. Проповедник резко критиковал политику Эр-Рияда во время вторжения в Бахрейн и призывал саудовских шиитов к отделению.

То, что МБС с большевистской решительностью взялся за борьбу с религиозными консерваторами и даже пытается реформировать ваххабизм, дает надежду, что со временем это улучшит положение и шиитов. Например, саудовские власти могли бы признать джафаритский мазхаб – школу шиитского права – и разрешить назначать шиитов в Совет улемов, высший религиозный орган, где сегодня представлены все четыре правовые школы суннитского ислама, но нет ни одного шиита.

Впрочем, пока послаблений для саудовских шиитов ждать не приходится. В условиях блокады Катара, регионального противостояния с Ираном и нескончаемой войны в Йемене местные политики по-прежнему предпочитают искать внутренних врагов и решать шиитский вопрос с помощью репрессий и агрессивной пропаганды.

Каждую пятницу саудовцы продолжают слушать проповеди о «враждебности персов». С Ираном связана и агитация против местных шиитов, которая стала неотъемлемой частью саудовской политики. После исламской революции 1979 года в Иране в Эр-Рияде начали всерьез опасаться ее распространения на другие страны и запустили активную кампанию по дискредитации шиитского направления ислама.

Поэтому о возможных шиитских волнениях в Саудовской Аравии говорить не приходится. Жестокость, с которой армия Эр-Рияда в свое время подавила шиитские демонстрации в Бахрейне, и репрессии против религиозных активистов внутри королевства показывают, что власти всерьез озабочены проблемой и любой ценой не допустят расползания протестных настроений. Шиитских проповедников, критикующих власть, пропаганда и дальше будет представлять шпионами Ирана и «пятой колонной», спонсируемой враждебным Катаром.

Перспективы выживания

Как показывает саудовская история, политический режим в Эр-Рияде обладает высокой устойчивостью и способен преодолевать тяжелые кризисы. Саудовскую монархию уже не первое десятилетие критикуют за излишний консерватизм и отсутствие реформ, но королевство благополучно пережило многих из этих критиков. Несмотря на мрачные пророчества, иностранные инвесторы со всего мира продолжают делать долгосрочные вложения в Саудовскую Аравию, рассчитывая окупаемость на десятилетия вперед.

Безусловно, королевство не застраховано от массовых протестов и социально-экономических кризисов. Но едва ли они приведут к каким-то серьезным переменам внутри страны. Важнейшим фактором стабильности Саудовской Аравии остаются ее союзнические отношения с США. И даже если реформы МБС провалятся, а социальное недовольство перерастет в полноценные стычки между населением и властями, Эр-Рияд не останется без внешней поддержки. А это значит, что нынешний саудовский режим продолжит свое существование в более или менее привычном консервативном формате.

Саудовская Аравия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 августа 2018 > № 2694330 Дмитрий Фроловский


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > interfax.com.ua, 6 августа 2018 > № 2694307 Светлана Панаиотиди

Госуполномоченный АМКУ: "Предмет закупки будет формироваться по принципу "один препарат - один лот"

Эксклюзивное интервью государственного уполномоченного АМКУ, члена постоянно действующей административной коллегии по рассмотрению жалоб о нарушении законодательства в сфере публичных закупок Светланы Панаиотиди

- Как АМКУ планирует урегулировать ситуацию с бюджетными закупками лекарственных средств?

- АМКУ дал рекомендации МОЗ и МЭРТ относительно порядка формирования предмета закупки. Речь идет о том, чтобы закупки проводились по принципу: один МНН (международное непатентованное название – ИФ) – один лот. Недавно прошла рабочая встреча, на которой в очень широком кругу представителей фармрынка, мы обсуждали совместный проект Методических рекомендаций МОЗ и МЭРТ, которые были разработаны в исполнение рекомендаций АМКУ. Я ожидаю, что их принятие внесет достаточно существенные и позитивные изменения в региональных закупках лекарственных средств.

- Можно ли ожидать, что новые Методические рекомендации будут направлены против участия в закупках дистрибьюторов, которые могли объединить в один лот разные препараты, разные дозировки и формы выпуска?

- Ни в коем случае. При подготовке рекомендаций мы учли, в том числе, предложения дистрибьюторов. Как бы странно не звучало, дистрибьюторы при закупках тоже подают жалобы на объединение в один лот большого количества лекарственных средств. Мы считаем, что изменения позволят участвовать в торгах и конкурировать всем, кто и сейчас участвует в торгах. Наверное, вряд ли все 100% производителей будут выходить на торги, но активные будут, и будут конкурировать друг с другом и с дистрибьюторами. Я ожидаю, что изменения приведут к снижению стоимости в региональных закупках - к ним я отношу все закупки, которые осуществляются не через международные организации: департаменты охраны здоровья, институты, медучреждения и т.д. На самом деле только централизованные закупки, которые осуществляет Минздрав через международные организации за средства госбюджета, формируются по принципу "один МНН – один лот", остальные, в большинстве своем региональные, в настоящее время объединяют все в один лот, даже лекарства c наркотиками, хотя для торговли ими требуется специальная лицензия. Все это очень сокращает количество потенциальных участников торгов.

Отдельным пунктом так же не рекомендуется устанавливать в тендерной документации требование гарантийного письма от производителя, в котором указано название конкретного участника, номер процедуры, объем, и "как бы" гарантию поставки. Они широко применяются в действующей практике закупок и еще больше сужают круг потенциальных участников. Производитель ведь может кому-то дать такое письмо, а кому-то нет. А по сути, письмо никоим образом не гарантирует заказчику поставку продукции, гарантировать поставку ему будет победитель торгов, заключая договор и принимая на себя обязательства.

Если проанализировать некоторые закупки лекарственных средств в системе ProZorro, то можно увидеть, что есть закупщики, которые все закупают полотово, без искусственного объединения. Например, так начал проводить закупки Национальный институт рака - и по некоторым препаратам цена падает в два раза, в торгах участвуют пять участников, а не два, к чему все уже привыкли. Я вижу, что желающих принимать участие становится все больше, и думаю, что изменив подход, мы расширим конкуренцию и снизим цены.

- Почему было принято решение об изменении подхода к формированию лота?

- Накопилась критическая масса проблем, которые получили широкий резонанс. В конце прошлого года в АМКУ начали поступать много жалоб. Жалобы по тендерам как раз касались объединения большого количества препаратов в один лот, того, что компании, даже предложив более низкую цену, не могу выйти на торги, если у них, например, в ассортименте только один онко-препарат, а объединенный лот должен включать 20 наименований разных нозологий. Если мы говорим о дорогостоящих препаратах, то экономия может составить до 20%. Это действительно большие деньги, на которые можно купить больше лекарств.

- И все-таки, такой подход не сделает бюджетные закупки невыполнимыми для дистрибьюторов?

- У дистрибьюторов все равно будет возможность принимать участие в торгах. И они не откажутся от тендеров, поскольку все равно покупают лекарственные средства и заинтересованы их реализовать.

- Они же не будут работать себе в убыток?

- Ни в коем случае. Я не верю, что кто-то в этой стране будет работать себе в ущерб. Но давайте смотреть на торги не с точки зрения субъекта хозяйствования, а с точки зрения государства: государство хочет купить лекарства дешевле.

- Участники закупок рассказывали, что в первое время работы системы ProZorro цены упали, торги стали прозрачными и все стало хорошо. Но примерно через полгода все поняли, как работает ProZorro, и начались системные нарушения, связанные с тем, что условия торгов были прописаны под одного поставщика. Как с этим бороться?

- Наши новые рекомендации - это как раз и есть способ борьбы с этим. Но я бы хотела озвучить наш принцип: если кто-то из участников видит, что тендерная документация прописана под кого-то конкретно, необходимо подавать жалобу. Всегда нужно пользоваться своим правом оспаривания условий тендерной документации, аргументировать, почему они дискриминационные. Я вам точно могу сказать, что если мы определяем, что условия дискриминационные, мы обязываем заказчика внести изменения в тендерную документацию. Внесет он изменения или нет, это уже его выбор и ответственность, к сожалению, у нас нет механизма влияния за невыполнение решений коллегии (Коллегия АМКУ – отдельный орган, уполномоченный рассматривать жалобы по тендерам). Есть единичные случаи, когда заказчик злостно не выполняет наши решения, но в большинстве случаев преимущественно наблюдается уважение к органу обжалования АМКУ и заказчики с большой ответственностью относятся к рекомендациям. К сожалению, у нас пока мало кто привык отстаивать свои права - есть активные жалобщики, но есть и те, которым это не нужно. Но возможность цивилизованно отстоять свои права на самом деле стимулирует прозрачность закупок.

Сейчас вся информация о закупке есть в системе, можно собрать аналитику, поэтому я точно убеждена, что система ProZorro - это к лучшему. То, что будет сопротивление, будут попытки обойти систему, это понятно. Всегда кто-то будет говорить, что система сложная, неудобная, что они так не привили. Но должен быть более прозрачный, более экономный для государства механизм закупки лекарственных средств. Это социальный товар.

- То есть вы уверены, что новые рекомендации будут полезны для бюджета?

- На 100%. Я уверена, что учреждения здравоохранения в какой-то момент времени поймут, что такой механизм позволяет им экономить и больше закупать, и, как следствие, лечить большее количество людей.

- Нужно ли ожидать, что на рынке уменьшиться количество игроков?

- Наверняка, основные участники останутся на рынке. Очевидно, что никто не исчезнет, возможно, появятся новые. Иногда компании заявляют об уходе с рынка из-за каких-то проблем, но пока никто не ушел. Это я говорю обо всех участниках – и производителях и дистрибьюторах. Лекарства нужны постоянно, население не становится здоровее, поэтому никто никуда не уходит. Если же будут появляться новые схемы, будем с ними бороться.

- Ранее на местах выступали против принципа "один препарат – один лот", мол, очень много бумажной работы, документов, а в клиниках этим некому заниматься…

- У больших закупщиков, в том числе у местных департаментов здравоохранения, клиник всегда есть какой-то человек, который занимается тендерами. Закупать эффективно и результативно должен человек, который в этом компетентен и который будет добросовестно делать эту работу не в качестве дополнительной нагрузки. Если для торгов будет определен отдельный человек, не будет никаких жалоб и проблем с подписанием договоров или формулировкой условий закупки. Если просчитать экономию и возможность закупать больше лекарств, то можно найти второго человека, который будет заниматься этим направлением. А когда клиники будут автономизированы, будет возможность и зарабатывать и выделять необходимое количество людей.

- Давайте вернемся к методическим рекомендациям. Что это будет за документ?

- Это общий приказ Минздрава и МЭРТ об утверждении методических рекомендаций. Он будет рекомендовать закупать лекарства по принципу "один препарат – один лот". Приказ будет подписан и.о. министра здравоохранения Уляной Супрун и министром экономического развития и торговли Степаном Кубивым. Я буду делать максимально для того, чтобы этот документ вышел уже в ближайшее время.

- То есть это будут не обязательные для выполнения требования, а только рекомендации?

- Пока это будут методические рекомендации. Но, как правило, закупщики побаиваются, что в случае проверки их спросят, почему они не учли рекомендации и почему в учреждениях, которые закупают полотово, препарат получился дешевле. В настоящее время такие закупки уже проводят, например, Днепропетровская ОДА, Национальный институт рака и др.

- Гослекслужба обнародовала проект нового порядка получения сертификата GMP, который вызвал широкую дискуссию. АМКУ и участники рынка высказали к нему ряд серьезных замечаний. Однако Гослекслужба не согласилось с критикой, заявив, что это был просто рабочий документ. Удалось ли достичь взаимопонимания в вопросе усовершенствования порядка получения сертификата GMP?

- Гослекслужба просто у себя на сайте обнародовала проект нового порядка, а не для общественного обсуждения. И поскольку участники рынка неоднократно высказывали замечания к действующим процедурам, мы созвали рабочую встречу, чтобы проанализировать обнародованный документ и понять мнение участников рынка. В ходе этой встречи мы поняли, что данный проект не только не решает существующие проблемы - непрозрачная ситуация по срокам, дополнительные экспертизы, привлечение экспертов и т.дю, но и создает новые.

Я предложила Гослекслужбе и Минздраву обнародовать этот документа в порядке, предусмотренном для общественного обсуждения и провести полноценное обсуждение. Сейчас ожидаю реакцию от Минздрава относительно официальной публикации этого проекта, и если она будет, АМКУ сможет вносить свои предложения и замечания. В порядке инициативы они были направлены и в адрес Гослекслужбы, и МОЗ. Если официального обнародования проекта в ближайшее время не будет, то я вижу только одно решение – предложить Кабмину дать какие-то рекомендации Гослекслужбе по регулированию проблем с получением сертификата GMP.

- В чем заключается главный вопрос к Гослекслужбе в отношении этого документа?

В проекте остаются те же проблемы, которые есть сегодня, только все полномочия по сертификации передаются госпредприятию "УФИЯ". Порядок остается непрозрачным.

На самом деле, это очень важный вопрос, так как от этого зависит доступ лекарств на рынок, поэтому я, как государственный уполномоченный, отвечающий за фармацевтический рынок, обязана принять участие в его решении. И если я вижу, что создаются какие-то административные барьеры для производителей, отечественных или иностранных, я буду бороться за создание прозрачных правил игры. Чтобы производители понимали, что нужно делать, каким образом привлекаются эксперты, в какие сроки и т.д.

- По вашему мнению, готовы ли госорганы, Гослекслужба предоставить такие прозрачные правила игры?

- Я надеюсь, что все госорганы, в том числе Гослекслужба, АМКУ и Минздрав нацелены на то, чтобы создать в государстве прозрачные условия. И такая позиция должна быть у всех госучреждений.

- Гослекслужба сейчас отвечает на ваши письма?

- Мне показалось, что Гослекслужбе не понравилось, что я "залезла на их территорию", но, надеюсь, это просто трудности перевода и коммуникаций. Со стороны АМКУ была просто инициатива помочь в подготовке эффективного нормативно-правового акта, тем более, что это в рамках наших полномочий, равно как и обязанность, чтобы нормативно-правовые акты органов власти не вредили конкуренции или не создавали барьеры для входа на рынок.

- А Минздрав, что говорит?

- Минздрав пока молчит, но после завершения отпускного периода я будут инициировать встречу, чтобы понять, на какой стадии находится процесс и будут ли вноситься изменения или останется старый порядок. Даже если будет принята тактика "ничего не менять", АМКУ будет вносить предложения по изменениям. У нас есть поддержка всего рынка, всех ведущих ассоциаций и производителей, причем, как иностранных, так и отечественных. Все участники рынка идут на встречу, обращают внимание, вносят предложения, инициируют обсуждения. Откровенно говоря, я не вижу оснований, почему этот вопрос не решается. Я не медик, не фармацевт, я – юрист, и как юрист и госуполномоченный я вижу, что влияет на сроки выхода лекарственных средств на рынок и на их стоимость.

- Вы могли бы прокомментировать некоторые корпоративные кейсы, например, расследование в отношении компаний "Санофи", "Сервье" и их дистрибьюторов?

- Я люблю говорить о победах. Относительно "Сервье" вы знаете, что АМКУ выиграл в Верховном суде дело по иску фармдистрибьютора БаДМ. Это было дело о согласованных действиях с компанией "Сервье", оно касалось как раз контракта фармпроизводителя с дистрибьютором, в котором была совокупность условий, ведущих к антиконкурентным согласованным действиям. Это так называемые известные фармацевтические дела. Теперь по этому делу БАдМ должен заплатить суммарно почти 1,8 млн грн - 902 тыс. штрафа и почти столько же будет начислено пени. Дистрибьютор отказался заплатить штраф и пеню добровольно и это придется делать в принудительном порядке, что продлит срок взыскания денег в бюджет.

У меня в расследовании есть еще несколько аналогичных дел. Вот как раз 2 августа было вынесено решение по антиконкурентным согласованным действиям между "Рош Украина" и дистрибьюторами - БаДМ, "Бизнес-центр Фармация" и "Альба Украина", которая уже в стадии прекращения. Еще есть несколько дел, которые завершаются и вскоре будут вынесены на рассмотрение АМКУ.

По компании "Санофи" мы судимся сейчас в первой инстанции. Для меня очень важно, чтобы мы это решение отстояли в суде, потому что это решение, которое может изменить правила игры на рынке. "Санофи" - специфический кейс, поскольку, на мой взгляд, договор между "Санофи" и дистрибьютором был прописан таким образом, что способствовал вытеснению и недопущению с рынка генериков. На самом деле по некоторым препаратам компании патентная защита истекла 20 лет назад, но условия продажи были таковы, что стимулировали дистрибьютора закупать именно оригинальный препарат. Мы сейчас говорим о бонусах, скидках, о том, что должно способствовать снижению стоимости лекарственного средства для конечного потребителя, но на самом деле оседает между производителем и дистрибьютором как дополнительная маржа. Посмотрим, что скажет суд. Это важный кейс, я вижу влияние этих дел на ситуацию на рынке. Когда рынок меняется в лучшую сторону, это хорошо. Раньше это была удобная тихая гавань, где все живут по каким-то установленными самими же участниками рынка правилам игры, которые иногда называли "правилами делового оборота на фармрынке", говорили что "мы так привыкли". На самом деле, ретро-бонусы появились примерно в 2008 году, не так уж давно. Они не являются плохими или хорошими, вопрос в том, как их используют, для чего и к чему это приводит.

- Если объяснять простым языком, получается, что фармпроизводитель выплачивал бонусы дистрибьютору за то, что дистрибьютор представлял на рынке оригинальный препарата, а не генерик?

- Что касается "Санофи", то да. Что же касается "Сервье", ретробонусов, то речь шла о том, что производитель и дистрибьюторы договорились, кто из них и на каком рынке представляет товар. Только он и больше никто. Такие договоренности в соответствии с нашим законодательством являются антиконкурентыми. Только сейчас, после наших расследований, от этих практик начинают отходить. Многие считают, что они вправе нарушать, если не наступает наказание, но когда за нарушением следует наказание, компании начинают работать более дисциплинированно. Более того, рынок меняется еще и потому, что участники начинают обращаться за рекомендационными разъяснениями по контрактам, чтобы понять, может это привести к нарушению конкуренции или нет.

- Есть ли основания предполагать наличие сговора между дистрибьюторами?

- Если бы у меня были обращения относительно горизонтальной договоренности, мы бы уже начинали расследование. И сразу же возникнет вопрос: по каким препаратам?

- Разве можно такие контракты производителя с дистрибьюторами реализовывать без подобных договоренностей?

- Это вертикальные договоренности, крупные дистрибьюторы реализовывают приблизительно те же препараты. Например, у меня есть заявление народного депутата о сговоре между двумя дистрибьюторами по программе "Доступные лекарства", я сейчас это исследую. Участникам рынка направлены требования, некоторым это очень не понравилось, но мы проанализируем в любом случае, необходимо иметь безупречные доказательства того, что они согласовывают какое-то поведение на рынке относительно какого-то либо каких-то препаратов.

- Кейс с "Санофи" и ее дистрибьюторами может привести к каким-то изменениям на фармрынке?

- Изменения уже происходят. Дистрибьюторы начинают думать над условиями контракта и их последствиями. Сейчас, после наших расследований и публикаций о них, я вижу, что они меняют ситуацию. Поэтому я планирую вынести совместные рекомендации всему рынку - и дистрибьюторам, и производителям.

- Когда это может быть?

- У меня еще три расследования. Думаю, до конца года мы их вынесем на комитет, поэтому рекомендации могут появиться в следующем году. Слушание дела - не очень быстрый процесс, может длиться несколько месяцев.

В следующем году ситуация с закупками лекарств может серьезно измениться. Будут рекомендации относительно внедрения принципа "один препарат – один лот", будут судебные решения по делам, будут разъяснения компаниям о применении наших рекомендаций. В своей совокупности это приведет к снижению стоимости единицы лекарственного средства, которое будет покупать государство, и того, что будет идти на так называемый внутренний рынок, в аптечный сегмент.

- Как ваше расследование восприняли дистрибьюторы?

- Ненормально, равно как и производители.

- На вас пытались давить?

- Давление было. Я не буду говорить как, в каких обстоятельствах, и кто давил, но было очень сильное сопротивление с разных сторон. Поэтому я очень ждала и вынесения решения комитетом и судебных решений.

- Насколько суды поддерживают вашу позицию?

- По всем делам каждый ответчик подает отдельный иск. По иску БАдМа по контракту с "Сервье" мы выиграли Верховный суд, по иску "Сервье" мы выиграли апелляцию, будет Верховный суд и, надеюсь, он нас поддержит.

По "Санофи" ситуация интересная – "Оптима" и "БАдМ" выиграли первую инстанцию за одно заседание. Это очень сильно меня удивило, потому что там дела очень объемные, их нужно долго изучать. Но суд принял такое решение - принимаем. Мы подали апелляцию. Я не могу представить ситуацию, в которой мы не будем судиться. Судебные разбирательства, скорее всего, продляться долго, но я надеюсь, что в следующем году будет финал. В любом случае, я готова судиться и в Верховном Суде. Я туда хожу сама и защищаю свои расследования.

- А ваши оппоненты готовы?

- У них сильные наемные юристы, которые, безусловно, отстаивают свою позицию. Для этих фармкомпаний это, в том числе, репутационные дела, потому что они проходят комплаенс и для них важно, чтобы не было оговорок о штрафах, расследованиях, поэтому они будут нанимать лучших и сильных юристов. От нас в суды будут ходить исполнители, участвовавшие в расследовании дел, юристы и я.

- Когда АМКУ доберется до отечественных производителей? Или к ним нет замечаний?

- У меня в работе есть расследование против одной отечественной компании, в ближайшее время мы будем выносить его на комитет. У отечественных компаний несколько другие практики, и их также нужно исследовать, насколько они конкурентны.

Есть дело о злоупотреблении монопольным положением одной отечественной компании. В ближайшее время оно будет вынесено на рассмотрение комитета, я завершила расследование.

- Когда оно будет вынесено?

- Полагаю, осенью.

- Вы принимаете участие в работе по созданию национального закупочного агентства?

- Да. Мне предлагали принять участие в конкурсе на главу этого агентства, когда он будет объявлен, но согласиться я не смогу. Во-первых, здесь у меня контракт с государством на семь лет, и у меня очень ограниченный перечень оснований, по которым я могу уволиться, да и процедура моего увольнения сложная, так же, как и назначения.

А во-вторых, эти три года были непростыми. Ко второму такому кейсу, боюсь, я уже не готова. Здесь - это год за два, а то и три. Если говорить о работе в Коллегии по обжалованию госзакупок, например, то бывают дни, когда мы принимаем сто решений по жалобам суммарно миллиардов на пять, например. Это очень большая ответственность и большая моральная и физическая нагрузка. Короткие сроки, большое количество жалоб, огромный массив документов. А ведь есть еще моя работа как государственного уполномоченного, отвечающего за фармацевтические рынки: расследования, сговоры, антиконкурентные действия органов власти.

Человеку, который придет возглавлять Национальное закупочное агентство, нужно иметь крепкие нервы, и нужно быть сильным, чтобы противостоять внешнему давлению, поскольку в некоторых случаях нужно будет очень радикально все менять.

Если говорить о назначении министра здравоохранения, то ведь всегда была борьба за одну вещь - за закупки. Никого ранее не интересовали изменения, реформы. Когда обсуждали, кто будет министром здравоохранения, всегда обсуждали, кто будет закупать. Я лично считаю, что Минздрав не должен закупать, потому что это внутренний конфликт интересов. Поэтому то, что сейчас этого напрямую не делается, хорошо.

- И все-таки - будет создано это агентство или нет?

- Я думаю, будет создано, даже надеюсь, что в ближайшее время.

- Участники рынка говорят, что нам не были нужны международные закупки, что все можно закупать через систему ProZorro...

- Все можно, наверное. Но давайте сделаем срез того, что было до международных закупок, до 2014 года, когда завалили закупки, и сколько времени пришлось все это разгребать. И кто ответил за это? Никто.

Сейчас международные закупки догнали все сроки, вошли в нормальный ритм, несмотря на сопротивление и информационные войны. Вот это важно. Весь наработанный международными закупками опыт должен быть передан Национальному агентству. Это очень сильный вызов, давление на него со всех сторон будет огромное. Агентство должно будет собрать хороших экспертов, будут анализировать все, что касается эффективности препарата, людей, которые смогут сформировать разумную номенклатуру и корректно собрать потребность. Во главе агентства должен стоять хороший менеджер, который будет принимать трудные решения. Об этом неудобно говорить, но если в стране на закупку лекарств есть сумма, а лекарства нужно купить на 2Х, то чья-то потребность не будет удовлетворена. Поэтому решения закупочного агентства должны быть очень взвешенными и обоснованными. Нужна и команда и поддержка. Надеюсь, это будет.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > interfax.com.ua, 6 августа 2018 > № 2694307 Светлана Панаиотиди


Россия > Экология. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693781 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам.

О национальных проектах «Жильё и городская среда» и «Экология».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы продолжаем проработку предложений по национальным проектам, которые готовятся в рамках выполнения майского Указа Президента №204. Сегодня обсудим две темы – по жилью и городской среде и по экологии.

Начнём с проекта «Жильё и городская среда». Этой сферой мы традиционно много занимаемся. Это одна из тех отраслей, от которой напрямую зависит позитивная динамика смежных секторов промышленности, сферы услуг и, конечно, комфортная жизнь миллионов семей.

Задачи, поставленные в указе, очень масштабны. Нужно добиться того, чтобы ежегодно 5 миллионов семей улучшали свои жилищные условия. Предстоит существенно увеличить объём ввода жилья. И сделать это в условиях перехода на новую модель финансирования жилищного строительства. Законодательная база для этих целей создана. Важно синхронизировать систему банковского регулирования с этими новыми подходами, обеспечив бесперебойное финансирование отрасли.

Нельзя забывать и про ещё один важнейший ресурс – я имею в виду землю. Значительный резерв для развития национального проекта можно найти в повышении эффективности её использования как на федеральном, так и на региональном уровне. Необходимо на системной основе этим вопросом заниматься.

Но нужно, конечно, не только строить больше. Важно поддерживать спрос. А значит, как минимум необходимо добиться дальнейшего снижения ставок по ипотечным займам. У нас здесь в целом результаты неплохие. Но есть и другие возможности для того, чтобы сделать ипотеку ещё доступнее. Нужно развивать рынок ипотечных ценных бумаг. Здесь, понятно, одну из ведущих ролей должен играть Банк России.

У нас уже действует механизм расселения аварийного жилья, но нам нужно двигаться дальше, создавать новые инструменты, чтобы обеспечить устойчивое сокращение непригодного для проживания жилья и заместить его новыми, современными домами и квартирами.

Ещё один важный момент – это доверие людей. Чтобы они не опасались вкладывать деньги в недвижимость, понимали, что их деньги не пропадут из-за каких-то мошенников. Нередко это сбережения не только конкретной семьи, но и родителей, близких родственников. Поэтому нужно модернизировать и саму строительную отрасль, снижать долю устаревших технологий, максимально внедрять передовые решения – и в проектировании, и в материалах. И, конечно, уменьшать административную нагрузку на бизнес.

Но комфорт нужен людям не только в пределах нескольких десятков квадратных метров своей квартиры. Удобно должно быть и в общественных пространствах – на набережных, центральных площадях, в городских парках, на стадионах. Чтобы рядом с домом были благоустроенные дворы и скверы, детские и спортивные площадки. Люди сами должны принимать решение, в какой городской среде они хотят жить и как они хотят проводить своё свободное время.

Мы эту работу тоже начали. У нас есть предложения по этому поводу, которые подготовлены Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Подробнее доложит министр.

Коротко скажу, что в рамках национального проекта предполагается реализовать четыре федеральных проекта. Они охватывают все ключевые направления – от развития ипотеки до сокращения аварийного жилья.

Второй национальный проект, предложения по которому мы обсудим, направлен на то, чтобы кардинально улучшить экологическую обстановку в нашей стране. Сейчас во многих регионах, скажем прямо, она оставляет желать лучшего, часто негативно влияет на жизнь и здоровье людей, прежде всего в крупных городах, и, конечно, может помешать достижению показателей, которые мы запланировали в рамках национального проекта «Здравоохранение». Напомню, мы в начале июля его обсуждали на президиуме.

Проект «Экология» позволит комплексно подойти к решению проблем окружающей среды, сократить объёмы вредных выбросов на крупных предприятиях, ликвидировать целый ряд свалок и особо опасных загрязнённых зон. Но не только.

По сути, мы начинаем создание новой индустрии, которая занимается переработкой твёрдых бытовых отходов, их обращением и последующей утилизацией. Конечно, к этому нужно подключать бизнес, а также сформировать запрос на профильных специалистов, оборудование, комплектующие и различные исследования.

Также мы ожидаем улучшений в других сферах. Например, для туризма – благодаря планируемым работам по развитию профильной инфраструктуры в национальных парках, по оздоровлению уникальных озёр, таких как Байкал или Телецкое озеро. Мы на заседании Правительства в пятницу уже приняли решение выделить первый транш денег, чтобы привести в порядок часть береговой линии этого озера.

У нас есть предложения по национальному проекту, которые подготовило Министерство природных ресурсов и экологии. Подробнее доложит Министр природных ресурсов. В проект включены 10 федеральных проектов, которые охватывают многие сферы этой работы.

Давайте перейдём к обсуждению двух этих вопросов.

Россия > Экология. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693781 Дмитрий Медведев


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > kremlin.ru, 6 августа 2018 > № 2693779 Александр Моор

Встреча с врио главы Тюменской области Александром Моором.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Тюменской области Александром Моором. Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития региона. Глава государства, в частности, подробно интересовался процессом строительства крупного медицинского центра в области.

В.Путин: Александр Викторович, как ваш медицинский город?

А.Моор: Наш медицинский город, я Вам отдельно презентацию покажу, развивается, строим.

В.Путин: Вы его строите с 2007 года?

А.Моор: С 2007 года, двигаемся.

(Демонстрирует презентацию.)

Здесь у нас и федеральные, и областные деньги. Это все здания, расположенные на едином земельном участке, комплексно связанные единой инфраструктурой.

Часть из них уже построена: шесть объектов построены в разные годы, в том числе федеральный центр нейрохирургии, который за федеральные деньги построен; областная больница, которую мы модернизировали; медсанчасть «Нефтяник», в которой в этом году закончен комплексный капитальный ремонт и завезено новое оборудование (там делаем роботизированные операции); радиологический центр, морфологический центр…

В.Путин: У вас шесть объектов построено и ещё два строятся?

А.Моор: Да. У нас в этом же проекте реализуется частный проект – центр «Мать и дитя». И мы построили три дома, где будет предоставляться жильё для работников: врачей и среднего медицинского персонала. Вот, соответственно, строящийся центр «Мать и дитя» и дома, уже заканчивается работа, вводим в эксплуатацию и будем людям предоставлять.

И, соответственно, у нас есть два объекта, которыми мы должны закончить проект, – это онкологический центр и областная детская больница. По областной детской больнице мы сейчас активно работаем с Минздравом с включением в национальный проект, а по онкологическому центру – история вопроса имеет четырёхлетнее движение.

Я бы просил Вас о помощи. В 2014 году вместе с Минздравом и Минфином отрабатывалось кредитование по этому проекту через Международный банк реконструкции и развития.

Мы прошли все этапы, была полностью согласована концепция, потом в силу объективных причин она не состоялась. И после Вашего Послания Федеральному Собранию Минфин сам на нас вышел, поскольку стоит задача по онкологии, а наш проект в высокой степени готовности.

В.Путин: Источники надо поискать… Объект надо заканчивать – это совершенно точно.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > kremlin.ru, 6 августа 2018 > № 2693779 Александр Моор


Абхазия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2695989 Адгур Ардзинба:

Адгур Ардзинба: Абхазии все тяжелее бороться за туриста

Десять лет назад Абхазия восстановила полный контроль над своей территорией, вытеснив грузинские войска из Кодорского ущелья. Вскоре Абхазия и Южная Осетия были признаны Россией. Это открыло путь для масштабного сотрудничества этих республик с РФ в экономической сфере. Министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба рассказал об успехах Сухума за последние годы, а также о том, сможет ли когда-нибудь республика жить без дотаций из российского бюджета.

- Как бы вы оценили развитие экономики Абхазии за последние 10 лет?

— Как известно, в тяжелое послевоенное время до 2000 года Абхазия фактически находилась в состоянии блокады. Страны СНГ по инициативе Грузии ввели экономические ограничения в отношении Абхазии, которые поддержало, в том числе, и тогдашнее руководство Российской Федерации. С приходом к власти нового президента России отношение к Абхазии стало меняться. С этого времени после снятия блокады началось восстановление Абхазии, в котором большую роль и поддержку оказывала Россия. Между нашими странами стали выстраиваться прочные стратегические отношения, основанные на традициях дружбы между нашими народами.

Экономика Абхазии развивалась медленно, потому что остро ощущался недостаток финансовых средств и трудовых ресурсов. В условиях практически полностью уничтоженной во время войны 1992-1993 годов инфраструктуры ожидать резкого скачка не приходилось. Все изменилось в 2008 году, когда волевым решением руководство Российской Федерации во главе с президентом Дмитрием Медведевым признало независимость Республики Абхазия. В соответствии с заключенными договоренностями Россия стала оказывать ежегодную финансовую помощь нашей республике, которая направлялась на восстановление инфраструктуры и социальных объектов. Благодаря этому и нашим собственным внутренним возможностям, потихонечку стала развиваться и экономика. С каждым годом стал возрастать туристический поток в республику, который преимущественно состоит из граждан России. Государство и предприниматели начали восстанавливать и агропромышленный комплекс. Именно туризм и агропромышленный комплекс являются основными локомотивами и движущей силой экономики Абхазии.

- Есть ли перспективы у Абхазии жить когда-нибудь без дотаций России? Какой процент в бюджете Абхазии сейчас составляют трансферты из России?

— Вскоре после международного признания мы подписали с РФ Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Для более эффективной финансовой помощи из России была создана "Инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия", которая формировалась Межправительственной комиссией и принималась на три года. В первые годы ее реализации уклон делался в сторону социальных объектов и инфраструктуры. В дальнейшем, уже при президентстве Рауля Джумковича Хаджимба, в программу стали включаться и объекты реального сектора экономики, которые должны приносить прибыль.

В 2015 году Рауль Джумкович поставил перед государством цель увеличить собственные доходы бюджета. И уже к 2016 году рост собственной доходной части государственного бюджета увеличился почти в два раза. Это стало возможным благодаря повышению эффективности налогового и таможенного администрирования, выведению из тени налогооблагаемой базы, оздоровлению сферы налоговых правоотношений. Поэтому в перспективе мы надеемся выйти на приемлемый уровень самофинансирования. Сейчас за счет российской финансовой помощи формируется около 50% госбюджета, тогда как, например, еще в 2013 году ее доля составляла около 75%.

- Каков сейчас размер бюджета Абхазии, за счет каких отраслей он формируется? Есть ли какая-то динамика в развитии отдельных отраслей экономики Абхазии?

— Основная бюджетообразующая отрасль — это, конечно, туризм и все, что с ним связано. Абхазия позиционирует себя как курортная страна и постепенно увеличивает качество предоставляемых туристических услуг. В условиях глобальной конкуренции бороться за туриста становится все тяжелее. Тем не менее, нам есть что предложить гостям, и ежегодно увеличивающееся число людей, приезжающих в Абхазию на отдых, подтверждает это. Если сравнивать с тем, что было десять лет назад, то эта сфера существенно развилась.

Признание дало нам возможность развивать международную торговлю, в первую очередь, с субъектами Российской Федерации. За прошедшее время подписаны десятки соглашений с регионами России, которые наполнились реальными делами. Каждый год растут показатели внешнеэкономической деятельности. За десять лет объем внешней торговли увеличился в разы. Экспорт товаров из Абхазии, 70% которого приходится на Российскую Федерацию, с 2014 года по 2016 год вырос на 89%. Абхазия входит в пятерку стран-лидеров по поставкам винодельческой продукции на российский рынок, которые в 2017 году покрыли 75% всего экспорта. Только за 2017 и 2016 годы из Абхазии в Россию было экспортировано винодельческой продукции на сумму 2,7 и 2,5 миллиарда рублей соответственно.

В 2017 году исполнение основных параметров государственного бюджета республики составило чуть больше 10 миллиардов рублей, на 2018 год запланировано 9,5 миллиарда рублей. Небольшое уменьшение связано с особенностями "Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия", которая реализуется в течение трех лет.

- Какие главные успехи абхазской экономики вы видите за последние 10 лет?

— Как я говорил выше, за этот период времени рост наблюдается повсеместно. По данным Управления государственной статистики из года в год стабильно растет объем валового внутреннего продукта. Помимо развития туристической отрасли и строительства новых объектов размещения, в последние годы появляется много новых предприятий и в сельскохозяйственной отрасли. Что особенно важно, увеличивается число экспортоориентированных предприятий.

Благодаря программе льготного кредитования среднего и крупного бизнеса, реализованной совместно с ООО "Инвестиционное агентство" удалось создать восемь крупных по меркам Абхазии проектов с общим объемом инвестиций более одного миллиарда рублей. Это предприятия по выращиванию и переработке фруктов и овощей, хлебобулочных и макаронных изделий, мясоперерабатывающий завод, гостиничные комплексы и другие. От этой масштабной программы мы ожидаем в перспективе создание более 400 рабочих мест и налоговые поступления более 150 миллионов рублей в год.

Несмотря на положительную тенденцию развития практически во всех отраслях, очевидно, что уровень жизни населения пока еще неудовлетворительный. Сегодня уровень жизни в Абхазии значительно ниже той же Российской Федерации. Если брать ВВП на душу населения, то у нас этот показатель примерно в 4 раза меньше, чем в России. Есть к чему стремиться.

- Насколько защищены, по вашей оценке, иностранные инвестиции в Абхазии? В прессе появлялись сообщения о рейдерских захватах цехов, построенных российскими инвесторами. Готовятся ли какие-то новые законопроекты по защите иностранных инвестиций?

— В области безопасности иностранных инвестиций государство в лице власти выступает в роли гаранта. Также на территории Абхазии действует абхазо-российский информационно-координационный центр при МВД.

Что касается поддержки и поощрения инвестиций в Абхазию, то у нас одни из лучших правовых условий для привлечения инвестора. Два года назад было создано Государственное инвестиционное агентство, которое призвано оказывать поддержку инвесторам с самого момента зарождения идеи о создании бизнеса на территории республики. Госинвестагентство уже успешно ведет около десятка крупных инвестиционных проектов по всей Абхазии.

В соответствии с законом "Об инвестиционной деятельности" для крупных инвесторов существует ряд преференций и послаблений. Например, инвестпроекты, соответствующие определенным законом требованиям, могут быть освобождены полностью или частично от налога на прибыль и налога на имущество. Это так называемые "налоговые каникулы", предоставляемые государством на срок до 8 лет.

Для инвесторов также действует программа поддержки экспортоориентированных предприятий, в рамках которой предусмотрены меры финансовой поддержки, направленные на возмещение организациям-экспортерам затрат, связанных с производством и продвижением продукции.

- Какова судьба российского комплексного плана по вложениям 10,8 миллиарда рублей в инфраструктуру Абхазии в 2013-16 годах? Имел ли он эффект? Довольны ли вы им? Все ли удалось воплотить? Был ли он продолжен в каком-то виде? Если да, то в каком объеме?

— Как я уже сказал ранее, инвестпрограмма направлена в первую очередь на восстановление объектов социальной сферы, дорог и объектов инфраструктуры. Значительная часть средств за этот период была направлена на восстановление и модернизацию энергетического хозяйства республики, которое находится в критическом состоянии. Также в программу были включены и объекты реального сектора экономики, в основном сельскохозяйственной направленности.

Это, безусловно, большое подспорье для нашего государства. Благодаря российской помощи мы восстанавливаем больницы, образовательные учреждения, объекты культуры. Все мероприятия, предусмотренные программой, выполнялись в срок, либо корректировались абхазо-российской межправительственной комиссией. За годы ее реализации уже выработался четкий подход, обеспечивающий прозрачность осуществления всех мероприятий.

Сейчас в реализации следующая программа, рассчитанная до 2019 года, и уже ведется работа по разработке программы на следующие три года. Это уже зарекомендовавший себя механизм поддержки Республики Абхазия, который за прошедшие годы продемонстрировал свою эффективность.

Абхазия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 5 августа 2018 > № 2695989 Адгур Ардзинба:


Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 3 августа 2018 > № 2703429 Ольга Заводянская

Центр языкового тестирования ТПП РФ готов работать в технопарках.

27 июня 2018 президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации»

Ранее Федеральный закон был принят Государственной Думой 5 июня и одобрен Советом Федерации 20 июня.

Как сообщается на официальном сайте Кремля, в Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации» вносятся отдельные изменения, касающиеся промышленных технопарков и применения к ним и управляющим компаниям промышленных технопарков мер стимулирования деятельности в сфере промышленности. В рамках деловой программы ВЭФ, который пройдет во Владивостоке с 11-13 сентября 2018 г. включены вопросы поддержки Территории опережающего социально-экономического развития (ТОР), на которые планируется активнее привлекать зарубежных инвесторов с передовыми технологиями.

О возможностях Центра языкового тестирования и содействия миграционной политике АНО ДПО «МИМОП» ТПП РФ в создании на базе системы ТПП механизма проведения тестирования иностранных резидентов технопарков, зон свободной торговли, территорий опережающего развития, комментирует директор центра Ольга Заводянская.

Сегодня только в новой Москве насчитывается 20 перспективных площадок под технопарки. Очевидно, что при поставленных правительством страны задачах на цифровизацию экономики, эта тенденция будет только расти.

Привлечение на площадки технопарков иностранных резидентов, резидентов из стран партнеров по ЕАЭС ставит перед руководством технопарков, в том числе и выстраивание системы тестирования и сдачи экзаменов по русскому языку непосредственно на территории самих технопарков.

И здесь территориальные ТПП и Центр языкового тестирования готовы открыть свои центры на базе технопарков.

Уже сегодня МИМОП совместно с региональными и муниципальными ТПП создал сеть уникальных тестирующих центров, нами заключены соглашения о проведении тестирования с 55 территориальными ТПП.

В 25 региональных и муниципальных ТПП РФ уже приступили к фактическому оказанию услуг.

Специалисты нашего центра осуществляют тестирование по всем уровням: иностранные работники (патент, разрешение на работу), разрешение на временное пребывание, вид на жительство, гражданство РФ. Таким образом, имея большой опыт, наработки, опираясь на систему ТПП в регионах, мы готовы непосредственно на территории технопарков проводить тестирование с выдачей соответствующих документов.

Несомненно, такая оперативная и удобная для иностранных резидентов форма тестирования будет способствовать привлечению новых компаний и успешной работе тех, кто уже пришел на территорию технопарков. Для самих технопарков – это также станет одной из новых опций, которые будут способствовать успешной деятельности по привлечению новых резидентов.

Стоит отметить, что Центром языкового тестирования и содействия миграционной политики МИМОП ТПП РФ в 2015 г. был заключен договор с Государственным институтом русского языка им. А.С. Пушкина по оказанию услуг по тестированию и методическому обеспечению тестирования с целью определения уровня владения иностранными гражданами русским языком, объемом знаний по истории России и основам законодательства Российской Федерации в соответствии с требованиями к минимальному уровню знаний, необходимых для сдачи экзамена для получения разрешения на работу или патента, разрешения на временное проживание, вида на жительство в РФ, гражданства РФ с выдачей сертификатов государственного образца.

Эксперт: Ольга Заводянская

Источник: http://www.iimba.ru/news/tsentr-yazykovogo-testirovaniya-tpp-rf-gotov-rabotat-v-tekhnoparkakh/

Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 3 августа 2018 > № 2703429 Ольга Заводянская


Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698786 Вячеслав Кантор

«Надо жестко отстаивать свои интересы». Правила бизнеса Вячеслава Кантора

Анастасия Куц Forbes Contributor, Алексей Пастушин Forbes Staff

Совладелец производителя минеральных удобрений «Акрон» Вячеслав Кантор о взаимоотношениях с подчиненными, любви к детям и искусству

Половину своей жизни выпускник Московского авиационного института и будущий миллиардер Вячеслав Кантор F 29 занимался наукой. Одним из его проектов был солнечный отражатель, который, по задумке создателей, должен был освещать Землю даже ночью. «Солнце светит ночью» — так называлась посвященная этому проекту статья в газете «Правда», которую Кантор опубликовал в 1981 году вместе с Жоресом Алферовым. Научная карьера Кантора закончилась в середине 1980-х, когда его уволили из лаборатории по проектированию межорбитальных космических аппаратов в МАИ из-за скандала о продаже западным странам секретных разработок.

Покинув стены лаборатории, Кантор занялся частным бизнесом. В 1989 году он возглавил советско-американскую компанию «Интелмас», которая вскоре была привлечена к мониторингу одного из крупнейших химических предприятий СССР — «Азота» в Великом Новгороде — и успешно его приватизировала. На его базе Кантор построил химический холдинг «Акрон», который и привел его в список богатейших предпринимателей России. Сам же Кантор предпочитает утверждать, что его основное занятие — общественная деятельность. Он создал и возглавил Европейский еврейский фонд, кроме того Кантор — президент московского Музея искусства авангарда. Forbes вспомнил наиболее яркие высказывания бизнесмена.

Мы пришли в бизнес бедными как церковные мыши. У нас не было ни политической поддержки, ни опыта коммерческой деятельности... Был только жизненный опыт, опыт выживания в извращенной бюрократической среде. Он оказался полезным.

Я очень любил брать высокий риск, но только не криминальный. Этим я отличался от многих своих коллег: я никогда не брал то, чего нельзя брать по закону. И даже несмотря на то, что очень многое было можно, я себя ограничивал. Потому что надо мной довлел страх, что все вернется. Но мне некуда было отступать, мне нечего было терять. Поэтому я принимал высокие риски, и мы очень быстро развивались.

Самое ценное — это человеческий ресурс, который у России всегда был.

Евреи всегда хвалят правительство. Это же один из принципов выживания.

Мы евреями являемся только в России, во всем остальном мире мы русские, и мы никогда этого не изменим.

Мы должны заботиться (я говорю это без иронии) о стране, в которой находимся. Потому что если мы этого не сделаем, она тогда о нас позаботится. Мы должны быть лояльными к той земле, на которой мы зарабатываем деньги.

Вот что такое правильно ощущать себя российским бизнесменом: все время жить с оглядкой, что ты живешь не в среде, где только надо брать, — надо и давать.

Детям чем меньше передашь, тем они здоровее будут.

Я опираюсь на исторический опыт. В Талмуде сказано: нет ничего вреднее, чем золото родителей, для детей. Это очень важная тема.

Я очень поддерживаю, когда меня критикуют в глаза.

Заходим мы в зал Серова, а там висят две его работы на одну и ту же тему, и тот мой приятель говорит, что одна из них продается и даже есть некая конкуренция. Вы можете себе представить, как устроен бизнесмен. Когда что-то никому не нужно, то и ему тоже. Но когда появляется конкуренция — другое дело.

У меня нет желания хвастаться коллекцией, я считаю, что ничем сакраментальным хвастаться нельзя, поскольку это то, что обращено только к тебе.

Надо жестко отстаивать свои интересы, но цивилизованно. Наш мир — не благодушная любовь к коллегам, а колоссальный опыт войны, который показал, что лучше существовать в сбалансированной ситуации и бороться с общими проблемами и конкурировать, не переходя определенные рамки.

Менеджмент компании мне ближе, чем многие из моих родственников, потому что мы проводим с этими людьми жизнь.

Если в семье родился лидер, способный взять на себя важные функции, честь ему и слава. Кому же, как не своему сыну или дочери доверить это?

Мы-то воспитанники уличного капитализма, мы все этапы прошли от копеечных сделок до крупных. А знаете, как это развращает, когда рождаешься с золотой ложкой во рту?

Первые десять лет своей карьеры я занимался строительством спутников. И горжусь тем, что по моим разработкам один из спутников летал. Так что эта моя мечта была реализована, но надо было семью кормить.

Увлекаюсь кунг-фу, занятие занимает час. С лошадьми так не получается: надо доехать, почистить, заседлать, поездить, расседлать, почистить, поставить в стойло сухую лошадь. Это три часа. У меня нет столько времени,

Чем больше мы удаляемся от катастрофы, которую называем Второй мировой войной, тем больше базовые ценности уступают место прагматичным. И в некоторых плохо помнящих историю головах возникает идея, что можно с помощью насилия решать свои экономические проблемы.

У еврейского народа есть талмудическое правило. Закон страны — закон. Я этот принцип исповедую, я в нем живу и работаю во многих странах, для меня нормативная база в любой стране — это закон из законов, я никому из своих сотрудников не позволяю никаких никогда компромиссов.

Все, чем я занимаюсь в этой жизни, это для души. Это желание созидать. Я в этом смысле счастливый человек. Я даже детей рожаю для души.

Даже в ситуации, когда, казалось бы, безнадежный проект, надо всегда стараться добиваться, используя все возможности. Потому что если там решат, что ты сделал достаточно усилий, то фортуна к тебе повернется.

При подготовке статьи использовались материалы «Коммерсанта», «Ведомостей», РИА «Новости», Forbes, «Эксперта»

Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698786 Вячеслав Кантор


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698785 Юрий Лобунов

Пенсионные варианты. Что скрывает государство

Юрий Лобунов

аналитик консалтинговой компании Gulf State Analytics

Повышения пенсионного возраста можно избежать — конкретные варианты того, как это сделать, уже предлагал Международный валютный фонд. Вот только правительству России предъявлять эти расчеты широкой общественности невыгодно

Сторонники повышения пенсионного возраста озвучивают общественности весьма обобщенные аргументы в пользу реформы. Это вызывает, в свою очередь, обвинения в отсутствие у властей прогнозных расчетов. Между тем такие расчеты на самом деле были проведены, а у пенсионной реформы есть три вполне конкретные альтернативы, представленные МВФ.

Не секретный секрет

Проблемы Пенсионного фонда России (ПФР), ради которого все затевается, — явление временное. Устойчивость пенсионной системы зависит не только от такого неизбежного и слабо поддающегося корректировке фактора, как динамика демографических процессов, но и от законов, принимаемых депутатами. Эти выводы содержатся в анализе макроэкономических эффектов задуманной пенсионной реформы.

Нужно напомнить, что повышение пенсионного возраста в России еще с 90-х годов прошлого века рекомендовал Международный валютный фонд (МВФ). Власти страны согласились на предложенную пенсионную реформу в 2012 году, а в 2015-м повышение пенсионного возраста — пока на стадии «прощупывания» готовности общества к этой мере — появилось в документе (с. 33), подписанном председателем правительства.

МВФ весьма серьезно проанализировал предстоящие изменения в пенсионном обеспечении россиян. И вполне вероятно, правительство России не предъявляет широкой общественности эти расчеты, разве что из идеологических соображений и возможных репутационных издержек. Открыто сослаться на рекомендации МВФ на фоне патриотической риторики власти — далеко не лучший способ получить массовую поддержку. Второй причиной избегания обсуждения расчетов может быть небезальтернативность повышения пенсионного возраста. Повышению пенсионного возраста существуют как минимум три альтернативы.

Есть и еще одно веское основание исключить ссылку на расчеты. Дело в том, что данные международных аналитиков из авторитетной организации зачастую противоречат цифрам, озвучиваемым российскими политиками. Но в отличие от российских властей МВФ открыто публикует важные для России и россиян документы, и с анализом пенсионной проблемы может ознакомиться каждый желающий. Все расчеты изложены в «Докладе МВФ по стране №08/308», опубликованном в 2008 году.

Игра на страхе

20 июля 2018 года президент России Владимир Путин, рассуждая о пенсионном возрасте, сообщил: «В 1970 году, по-моему, на одного пенсионера приходилось 3,7 работающих граждан (пусть вас не смущают десятые доли в отношении людей, это статистические данные). Сегодня уже на одного пенсионера — два работающих».

Впрочем, стратегия запугивания общественности демографической ямой и тяготами содержания старшего поколения не нова. В далеком 2001 году Валентина Матвиенко, занимавшая в те времена пост вице-премьера правительства России, утверждала, что ситуация гораздо хуже: на одного пенсионера приходится 1,8 работающих, а через 10-15 лет количество пенсионеров будет равно количеству работающего населения. В 2006 году Центр развития информационного общества сообщал, что на одного пенсионера приходится 1,7 работающего, а к 2015-му соотношение изменится до один к одному. В 2012 году Минэкономразвития рассчитало, что на одного пенсионера уже приходится лишь 1,18 работающего, а к 2015 году соотношение упадет до 1,23.

Однако прежние мрачные прогнозы не оправдались, а по данным МВФ, ситуация оказывается гораздо лучше: в 2008 году доля населения старше пенсионного возраста составляла 20%, а ее увеличение до 30% предсказывалось к 2050 году. Следствием же старения населения, той самой проблемой, которую предлагается решить с помощью увеличения возраста выхода на пенсию, является прогнозируемое падение коэффициента замещения доходов. Коэффициент снизится примерно с 26% в 2007 году до 17% в 2027-м, но это временное явление, так как затем отношение средних пенсий к средним зарплатам начнет расти и достигнет к 2050 году уровня в 22%.

Кстати, одной из причин ожидаемого падения коэффициента замещения доходов аналитики МВФ назвали отрицательную реальную норму прибыли ПФР при управлении накоплениями. Проще говоря, его инвестирование собранных с работающего населения денег приносило не прибыли, а убытки.

Три пути обхода

Предпочтительной политикой стабилизации коэффициента замещения МВФ назвал постепенное повышение пенсионного возраста. Однако указывает и альтернативное решение — увеличение федерального трансферта в Пенсионный фонд на сумму в пределах 3% ВВП примерно на период до 2030 года.

Где взять такие деньги? Международный валютный фонд указывает возможные источники, которые стали бы альтернативой изъятию денег из карманов пенсионеров. Причем имитационные расчеты предусматривают рост коэффициента замещения доходов на 8 процентных пунктов — до 30%.

Самый очевидный способ решения временной пенсионной проблемы — увеличение госдолга до 60% ВВП к концу 2030-х годов. «Такой уровень долга, как представляется, является экономически приемлемым», — констатируют специалисты МВФ, но указывают на «неразрешимую проблему», которая не позволит решить пенсионную проблему: долговое финансирование будет несовместимо с лимитом заимствований, установленным в бюджетном кодексе. То есть препятствием являются не объективно неустранимые причины, а лишь прописанные депутатами условные требования.

Второе решение, которое позволит оставить пенсионеров в покое, да еще и добавить им пенсии, — плавное повышение НДС на 9 п. п. к 2030 году с последующим снижением. Причем точкой отсчета МВФ считает не 18%, а 12% — именно такова эффективная ставка НДС. То есть шесть из девяти процентных пунктов повышения можно получить путем расширения налоговой базы, а законодательно НДС поднимется на 3%.

Третий вариант финансирования — постепенное сокращение государственного потребления на 4 п. п. к 2030 году.

Аналитики МВФ рассматривали каждый путь финансирования повышения пенсий как единственный. Если же применить все три варианта, но с меньшим размахом, то их минусы станут менее значительными. Например, немного вырастет госдолг, слегка повысится НДС (что уже сделано), чуть меньше станет мегапроектов, финансируемых государством. Результатом же такой политики может быть сохранение нынешнего пенсионного возраста при росте пенсий и коэффициента замещения доходов.

Однако и правительство, и депутатский корпус не стали вникать в предложенные МВФ альтернативы, а приняли наипервейшее и наипростешее указание — для решения временной проблемы навсегда поднять пенсионный возраст.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698785 Юрий Лобунов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 августа 2018 > № 2692746 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: проекты федеральных законов, бюджетные ассигнования.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Есть предложение освободить от ответственности всех налоговых агентов, которые самостоятельно до обнаружения налоговой инспекцией факта неперечисления (или неполного перечисления) платежей уплатили налоги и соответствующие пени. Сейчас, если такая компания, такой налоговый агент погасил всю задолженность, но не представил уточнённую декларацию, его штрафуют задним числом. Это неправильно и несправедливо, поскольку фактически все обязательства перед государством были исполнены. Теперь мы эту коллизию устраняем.

Ещё один вопрос касается повышения безопасности на дорогах. Речь идёт о техническом осмотре. Подготовлен пакет законопроектов, который поможет бороться с выдачей так называемых серых диагностических карт состояния автомобиля. По сути, конечно, это просто фальшивки. Зачастую их выдают компании, которые вообще ничем подобным не занимаются, ничего не осматривают. Понятно, что в итоге повышается риск для всех участников движения – и для водителей, и для пассажиров, и для пешеходов. Чтобы эту практику прекратить, предлагается откорректировать нормы закона о техосмотре транспортных средств и внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс.

Что там меняется?

Во-первых, процедура техосмотра будет фиксироваться на фото и видео, а диагностическая карта должна оформляться как полноценный электронный документ, который подписан электронной подписью.

Во-вторых, вводится перечень новых требований к месту, где проводятся техосмотры. В том числе мы должны учитывать пропускную способность таких пунктов.

В-третьих, за правонарушения при проведении техосмотра все участники – водители, эксперты, компании-операторы – будут нести административную или уголовную ответственность. Кроме того, для водителей, которые управляют автомобилем без нормально оформленной диагностической карты, возрастает размер штрафа. Технического эксперта, если он делает что-то противоправное – выдаёт такого рода разрешения или без должных оснований, или с нарушениями, – могут дисквалифицировать. Операторы же будут нести административную ответственность за нарушение порядка ведения реестра. А за проведение техосмотра без аккредитации оператор будет нести уголовную ответственность. Контролировать соблюдение правил будет Министерство внутренних дел.

Мы также выделяем ряду регионов деньги из резервного фонда на строительство школ и детских садов. Сегодня на эти цели распределяется более чем 1 млрд рублей в рамках госпрограммы «Развитие образования».

Кроме того, из резервов Правительства мы выделим ещё почти 450 млн рублей Северной Осетии на строительство детских садов. Хотя проблему с местами в детских садах для детей в возрасте от трёх до семи лет мы практически закрыли, ряд территорий всё-таки остаётся с определёнными проблемами. Республика пока отстаёт по этому показателю. Рассчитываем, что с этой государственной поддержкой в следующем году там будут открыты ещё три новых детских сада.

Ещё 104,5 млн рублей из резервного фонда Правительства направляется на оздоровление Телецкого озера. Деньги пойдут на благоустройство набережных в двух сёлах Республики Алтай. В нормальное состояние будет приведено определённое количество километров береговой линии. Эти набережные важны и для жителей, и для туристов.

Но это лишь первый этап. Предстоит ещё много работы. Вопросы, которые касаются оздоровления Телецкого озера – а это действительно жемчужина и Республики Алтай, и вообще всей нашей страны, – мы будем решать в рамках национального проекта «Экология». Поговорим об этом подробнее в понедельник на заседании президиума Совета по стратегическому развитию.

Я на совещании давал поручение компенсировать часть затрат сельхозпроизводителей в связи с ростом цен на горюче-смазочные материалы. Мы говорили об этом на селекторе. Сегодня обсудим выделение 5 млрд рублей из резервного фонда Правительства. Деньги поступят в бюджеты регионов, и это позволит закупить не менее 90 тыс. т дизельного топлива в этом году. Необходимо перечислить деньги как можно скорее, поскольку уборочная кампания уже идёт, аграрии этих денег ждут. Обращаю на это внимание Министерства сельского хозяйства и Министерства финансов.

Мы рассмотрим вопрос о выделении денег Якутии для ликвидации последствий паводка, который случился в мае. Речь идёт о 1,5 тыс. домов и более чем 3 тыс. приусадебных участков. Размыты дороги, пострадала инфраструктура, и есть целый ряд других проблем.

Ещё один вопрос – о дотациях регионам для стимулирования их налогового потенциала. Общий объём средств превысит 30 млрд рублей. Они будут распределены между регионами, которые в прошлом году обеспечили положительный прирост поступлений по налогу на прибыль. Напомню, это своего рода премия, поощрение за улучшение бюджетных показателей, за результативную работу. И одновременно – стимул к дальнейшему увеличению собственных доходов, увеличению доходной базы регионов. Такого рода дотации в этом году получат 63 региона, у которых есть определённая позитивная динамика. Они смогут этими деньгами распорядиться по собственному усмотрению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 августа 2018 > № 2692746 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 августа 2018 > № 2692745 Сергей Носов

Рабочая встреча с врио губернатора Магаданской области Сергеем Носовым.

Владимир Путин обсудил с временно исполняющим обязанности губернатора Магаданской области Сергеем Носовым вопросы социально-экономического развития региона.

В.Путин: Сергей Константинович, как у вас дела?

С.Носов: Нормально. Регион большой, приходится перемещаться по региону для того, чтобы не просто познакомиться со статистикой, а в некоторых вещах убедиться, самостоятельно посмотреть. Очень ценно здесь общение с людьми, которое происходит на местах. Оно ценно и важно ещё и для того, чтобы, с одной стороны, услышать то, что наболело, накипело, а с другой стороны – объяснить, что мы собираемся делать исходя из тех поручений, которые Вы дали, исходя из трендов и приоритетов развития Дальнего Востока. Думаю, следующий шаг будет не просто убедить на словах, но и показать на деле, что мы собираемся заниматься этим серьёзно.

В.Путин: Вы сказали о своем собственном перемещении. Но это проблема и для жителей: расстояния огромные. У вас своя малая авиация есть? Как организована эта работа?

С.Носов: Вы знаете, многие направления выживали, субсидировались и так далее. Собственной авиации нет, но я считаю, что для Магаданской области, наверное, как и для всего Дальнего Востока, с такой территорией, она жизненно необходима. Потому что одно дело – дороги (здесь ещё многое предстоит делать и на федеральных трассах, и на региональных трассах), это большого количества времени требует. А вот перемещение самолётами – я на себе это испытал: или ехать пять часов автомобилем по грунтовой дороге, или всё-таки полтора часа или час лёту на самолётах малой авиации.

В.Путин: У вас компании есть местные?

С.Носов: Местной компании нет – есть компания, которая работает на несколько регионов, «Сила» называется. Я с ними общался, встречался, тоже сделал определённые выводы.

Хотел к Вам обратиться, кстати, за поддержкой, с идеями, основанными на экономии бюджета. Если позволите, я бы их огласил.

В.Путин: Да, хорошо, сейчас посмотрим.

С.Носов: Но в целом что хочу сказать: есть положительная динамика. Допустим, за 2017 год по отношению к 2016-му индекс производства увеличился на 6,9 процента, увеличились на 4,7 процента инвестиции в основной капитал, в действующие предприятия. Рост внутреннего регионального продукта, индекс на 3 процента увеличился. Реальная начисленная зарплата увеличилась тоже на 5 процентов. Это та положительная динамика, от которой можно отталкиваться. И, кстати, она получилась благодаря тем усилиям, которые были предприняты в предыдущие годы, и благодаря Вашим поручениям.

Одно из важнейших решений, обеспечивающих, в общем-то, эту позитивную динамику, внушающую оптимизм, – это то, что было принято решение по выравниванию тарифов. Очень сложная ситуация, я понимаю, но эта вынужденная мера всё-таки еще раз продемонстрировала правильность решений, которые были сделаны. Хотя не все негативные тенденции на данный момент удалось преодолеть. В частности, продолжился отток населения, и в 2017 году численность населения Магаданской области уменьшилась на 1 процент примерно. Но есть над чем работать.

В.Путин: Но темпы сократились?

С.Носов: Темпы сократились. Я ещё раз хочу сказать, что усилия, которые были предприняты, дали положительный результат.

Но мы ставку делаем, очень активно сейчас работаем, готовимся к выполнению майского Указа, 204-го. Сейчас в рамках рабочей группы по подготовке к Госсовету идёт активная работа. Мы оцифровали на данный момент все мероприятия, которые, по нашему мнению, обеспечат выполнение параметров Указа. Мы согласовываем сейчас эти вещи с федеральными министерствами, прежде всего мероприятия, их количество, необходимость, целесообразность. И в течение месяца мы закончим эту работу, Владимир Владимирович, и будем готовы Вам доложить на Госсовете в рамках Восточного экономического форума. Эта работа сейчас идёт.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 августа 2018 > № 2692745 Сергей Носов


Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 3 августа 2018 > № 2692635 Джеймс Браун

Что будет со сближением России и Японии после премьерства Абэ

Джеймс Браун

Годы премьерства Синдзо Абэ благодаря его личной и семейной симпатии к России создали реальную возможность навсегда трансформировать отношения между двумя странами. Но теперь, когда правление Абэ подходит к концу, двусторонние отношения, скорее всего, вернутся к прежней холодности и регулярным кризисам. Кажется, российская сторона полностью оценит возможности, которые открывало премьерство Абэ только тогда, когда оно уже закончится

Многолетнее премьерство Синдзо Абэ в Японии оказалось на редкость позитивным для России. Абэ сделал улучшение связей с Москвой приоритетом своей внешней политики, заявив, что «отношения между Японией и Россией имеют наибольший потенциал по сравнению с любыми другими двусторонними отношениями».

В рамках «нового подхода» к России Абэ предложил план экономического сотрудничества и создал новую должность министра по делам сотрудничества с Россией в области экономики. Также Абэ семь раз посетил Россию после возвращения к власти в декабре 2012 года. Под его руководством Япония дистанцировалась от антироссийских шагов Запада и не критиковала Москву ни за Украину, ни за Скрипалей, ни за малайзийский «боинг». Санкции, введенные Японией против России, были минимальными и принимались под сильным давлением Запада.

Однако чем дальше, тем более актуальным становится вопрос, что стоит за этим сближением: долгосрочный сдвиг в японской внешней политике или личные пристрастия премьера Абэ? Потому что срок полномочий Абэ не безграничен: он и так занимает пост премьера второй раз и почти шесть лет подряд, что большая редкость для Японии, где премьеры обычно меняются ежегодно. В сентябре пройдут выборы президента правящей Либерально-демократической партии (ЛДП). Скорее всего, Абэ их выиграет, но серия коррупционных скандалов серьезно подорвала его популярность, и в любом случае уже в 2021 году ему наверняка придется уйти.

Конечно, у стремления Японии улучшить отношения с Россией есть объективные, никак не связанные с личностью Абэ причины. Во-первых, японское правительство хочет диверсифицировать свой импорт энергоносителей, потому что сейчас на Ближний Восток приходится целых 87% импортируемой Японией нефти и 22,5% сжиженного природного газа. Во-вторых, Япония стремится сохранять дружеские отношения с Россией, чтобы Москва оставалась нейтральной и не поддерживала Пекин в случае возможного обострения между Японией и Китаем.

Этих причин достаточно, чтобы любой разумный японский лидер старался избежать ненужной конфронтации с Россией. Но их явно мало для того, чтобы объяснить то огромное внимание, которое нынешнее правительство Японии уделяет отношениям с Россией, и большое количество встреч (всего 21) между Абэ и Путиным. Поэтому трудно отрицать личный вклад Абэ в нынешнее сближение.

Это личное

У особого отношения Абэ к России есть две главные причины. Во-первых, по сравнению с большинством его послевоенных предшественников Абэ – необычайно амбициозный японский лидер, который намерен использовать свой срок полномочий, чтобы пересмотреть место Японии в мире. За годы премьерства Абэ пытался решить все самые сложные внешнеполитические проблемы: разобраться с конституционной поправкой о вооруженных силах, урегулировать с Южной Кореей вопрос так называемых женщин для утешения, выработать стабильный компромисс с Китаем по спорным островам Сэнкаку.

К этому списку можно добавить и территориальный спор с Россией из-за Южных Курил, который уже больше 70 лет мешает странам заключить мирный договор. Если Абэ сможет урегулировать спор и подписать мирный договор, то войдет в историю как один из самых выдающихся японских премьеров. Для такого амбициозного политика, как Абэ, это очень привлекательная цель.

Во-вторых, помимо исторических амбиций, у Абэ есть еще и семейные связи с Россией. Его отец Синтаро Абэ был министром иностранных дел Японии в 1982–1986 годах и генеральным секретарем правящей ЛДП с 1987 по 1989 год. На этих постах он активно добивался прорыва в отношениях с Москвой и даже после того, как ушел из политики из-за финансового скандала, продолжал работать над этим вопросом.

В январе 1990 года во время поездки в Москву Синтаро Абэ заявил: «Горбачевская эра – это шанс для японско-советского мирного договора. Даже если это будет стоить мне жизни, я хочу добиться этого». Это были не просто слова – Синтаро Абэ тогда умирал от рака. В апреле 1991 года Синтаро Абэ покинул больницу, чтобы встретиться с Горбачевым и сделать последнюю попытку урегулировать спор двух стран. Но это не помогло, через три недели Синтаро Абэ умер, а мирный договор не заключен до сих пор.

Эта семейная история сильно влияет на подход нынешнего премьера Синдзо Абэ к России. Он часто говорит, что хочет завершить работу своего отца, и в интервью в мае 2018 года заявил, что благодаря своему отцу позитивно относится к России и русским: «Когда я слышу слова «Россия» или «русские люди», то первое, что приходит на ум, – это образ очень терпеливого и чрезвычайно волевого народа. Первый опыт личного общения с русскими у меня был, когда я посетил вашу страну вместе с моим отцом. ...Накануне той поездки он сказал мне, что русские ценят дружбу и искренность, а еще они обязательно держат свое слово».

В политике Синдзо Абэ в отношении России также заметно влияние его отца. Так же, как его отец подчеркивал важность личных связей с Горбачевым, Синдзо Абэ пытается выстроить личные доверительные отношения с Путиным, которого он описывает как человека, «который держит слово». Kак и отец, Абэ избегает громких требований о возвращении четырех спорных островов, предпочитая постепенное развитие сотрудничества в самых разных областях (экономике, политике, культуре) для прогресса в разрешении территориального спора. Даже план экономического сотрудничества из восьми пунктов, который Абэ представил в 2016 году, заимствован непосредственно у его отца, который в свое время тоже предложил Горбачеву свой собственный план сотрудничества из восьми пунктов.

После Абэ

Маловероятно, что следующий премьер Японии будет придавать отношениям с Россией такое же огромное значение, как Абэ. Таких склонностей не заметно ни у одного из трех наиболее вероятных кандидатов на премьерский пост.

Фаворитом считается Сигэру Исиба, который проиграл Абэ выборы на пост президента ЛДП в 2012 году, хотя набрал больше голосов в первом туре голосования. Исиба по-прежнему популярен в японском обществе, а по некоторым недавним опросам, даже популярнее, чем Абэ.

Исиба – бывший министр обороны и известен как большой любитель всего военного. Если он станет премьером, то, скорее всего, сделает главным приоритетом углубление военного союза с США. Исиба активно поддерживает идею развертывания дополнительных систем американской ПРО в Японии, включая вызывающие особое возражение комплексы, такие как спорный комплекс Aegis Ashore. Исиба также позитивно относится к ядерному оружию. Он заявлял, что Япония должна сохранить способность разрабатывать свое ядерное оружие и подумать о том, чтобы США развернули свои ядерные ракеты на японской территории.

На российском направлении Исиба критиковал политику Абэ, уверяя, что экономическое сотрудничество не приведет к прогрессу в разрешении территориального спора. Также у Исибы нет особой личной привязанности к России. Тем не менее в начале 2000-х годов, когда Исиба был генеральным директором Японского агентства обороны, говорили, что он проработал две ночи без сна, чтобы успеть собрать пластиковую модель российского авианосца «Адмирал Кузнецов» к приезду тогда еще министра обороны РФ Сергея Иванова.

Второй вероятный кандидат на премьерский пост – это бывший министр иностранных дел Фумио Кисида. Он не так харизматичен и популярен у избирателей, как Исиба, но зато возглавляет одну из основных фракций ЛДП. Влияние всех этих фракций сейчас стало куда слабее, чем раньше, но они продолжают играть важную роль в выборе президента партии.

Фракция Кисиды называется Кочикай и в целом известна как группа, поддерживающая мягкую внешнюю политику в отношении стран, с которыми у Японии традиционно сложные отношения – сюда входит Китай, Корея, Россия. Несмотря на это, сам Кисида не проявляет большого энтузиазма по поводу отношений с Россией. На посту министра иностранных дел (2012–2017) Кисида реализовывал внешнюю политику премьера Абэ, но не демонстрировал личного интереса к отношениям с Россией. Например, он много раз встречался с Сергеем Лавровым, но незаметно, чтобы между ними наладились теплые отношения.

Сейчас Кисида решил не выставлять свою кандидатуру против Абэ на выборах президента ЛДП. Скорее всего, в обмен он надеется на то, что в 2012 году Абэ назовет его своим преемником. Но такое преемничество совсем не означает, что Кисида будет продолжать пророссийскую политику Абэ.

Третий претендент – это Синдзиро Коидзуми. Ему всего 37 лет, и у него мало политического опыта. Сейчас он занимает пост первого зама генерального секретаря ЛДП и еще никогда не был министром. Тем не менее его шансы стать премьером в будущем очень высоки, потому что он сын Дзюнъитиро Коидзуми, популярного японского премьера в 2001–2006 годах. Синдзиро Коидзуми, как и его отец, полагается на эффектную внешность и ораторские таланты.

Политические взгляды Синдзиро Коидзуми тоже близки к взглядам его отца. Во-первых, он позитивно относится к Соединенным Штатам. Получил степень магистра в Колумбийском университете в Нью-Йорке и год проработал в Центре стратегических и международных исследований (CSIS), одном из ведущих аналитических центров в Вашингтоне. Как и отец, Коидзуми придерживается консервативных взглядов на историю и регулярно посещает скандально известный храм Ясукуни, который ассоциируется с японским милитаризмом из-за того, что там поклоняются душам погибших за Японскую империю, включая 14 военных преступников класса «А».

Что касается России, то Коидзуми-отец во время своего премьерства занял жесткую позицию и прекратил мягкую политику своего предшественника Ёсиро Мори, которого называли другом России. Дзюнъитиро Коидзуми также отказался от поиска компромисса в территориальном споре, а в 2004 году он осмотрел острова с борта корабля, хотя и не покидал японские воды. Таким образом, если младший Коидзуми станет премьер-министром и добросовестно последует примеру своего отца, вполне вероятно, что нынешняя позитивная динамика в отношениях между Японией и Россией закончится.

Упущенная возможность

Российские дипломаты могут гордиться тем, каких успехов им удалось добиться в отношениях с Японией за последние годы. Они действительно смогли использовать личный интерес Абэ к России для радикального улучшения двусторонних отношений. Однако за эти годы Москва так и не смогла предложить Токио реалистичный компромисс по территориальному спору. Присутствие российских военных на Курильских островах, наоборот, расширяется.

А в том, что касается совместных экономических проектов на спорных островах, которые Абэ сделал главным пунктом своей политики в отношении России, российское руководство говорит, что любые проекты должны проводиться в соответствии с российским законодательством, а не в рамках специальной правовой базы, как это предлагает Абэ.

В краткосрочной перспективе отношения России с Японией выглядят хорошо, но маловероятно, что такая ситуация сохранится надолго. Вероятные преемники Абэ не просто не разделяют его интереса к России – они будут исходить из его негативного опыта, когда дружественный подход, предложения экономического сотрудничества и отказ от критики России не принесли Японии никаких реальных выгод. Поэтому, скорее всего, они придут к выводу, что российское руководство уважает только силу и что Японии нужно проводить более жесткую политику.

Годы премьерства Синдзо Абэ создали реальную возможность навсегда трансформировать отношения между Россией и Японией. Но теперь, когда правление Абэ подходит к концу, двусторонние отношения, скорее всего, вернутся к прежней холодности и регулярным кризисам. Кажется, российская сторона полностью оценит премьерство Абэ только тогда, когда оно уже закончится.

Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 3 августа 2018 > № 2692635 Джеймс Браун


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692632 Айман Турсынкан

Сможет ли Казахстан хотя бы частично решить проблему зависимости от импорта?

Страна, обладающая богатыми природными ресурсами, наверное, может позволить себе завозить все необходимые товары из-за рубежа. Но тем самым она подвергает себя импортозависимости, лишается экономической самостоятельности и, соответственно, не может претендовать на статус развитой. Ведь чтобы получить такой статус, нужно иметь не столько деньги, сколько высокий уровень жизни населения и большой запас производственного капитала – недаром подобные страны называют индустриально развитыми.

В этой связи у наших граждан часто возникает вопрос: а что вообще производит сегодня Казахстан, и достаточно ли этого, чтобы попасть в «топ-30»? Да, на прилавках наших магазинов появляется все больше недорогих и качественных отечественных товаров, и это не может не радовать население, которому в условиях снижения реальных доходов уже не до импортного шика. Однако то, какими темпами это происходит и в каких объемах, порождает серьезные сомнения в том, что в обозримой перспективе мы сможем покрывать хотя бы минимальные свои потребности, не говоря уже производстве какой-то сложной технологической продукции...

Проанализировать производственный потенциал Казахстана мы попросили директора форсайт-агентства EXIMAR Айман Турсынкан.

– Простейшей задачей для любого государства является обеспечение своих граждан товарами первой необходимости за счет собственного производства. Чем в этом плане может похвастать Казахстан?

– Базовыми перерабатывающими отраслями Казахстана являются ресурсоемкие производства, связанные с наличием основного сырья, – металлообработка, тяжелое машиностроение, приборостроение, производство строительных материалов и кабельной электротехнической продукции, химическое минеральное производство, текстильная, целлюлозная промышленность, пищевая индустрия.

Из готовой продукции экспортными являются:

– в металлообработке – производство строительных металлоконструкций, рельсовое производство, емкостное оборудование, метизы, арматурная продукция, шарикоподшипниковая продукция;

– в машиностроении – локомотивы, вагоны, тракторы, навесная сельхозтехника, грузовой и коммерческий транспорт, легковые автомобили (сборка), буровое проходческое оборудование, турбинное оборудование для гидротехнических сооружений, высоковольтное электротехническое оборудование;

– в приборостроении – метрическое оборудование, насосная продукция, черная и белая техника, печатные материнские платы, ИКТ-аппаратура, сервера и средства связи;

– в кабельно-проводниковом производстве – медные и алюминиевые провода, включая оптоволокно для передачи данных;

– в строительных материалах – цемент, сухие строительные смеси, лакокрасочная продукция, клеевая продукция, сэндвич панели, готовые двери и окна, железобетонные конструкции для технологии быстровозводимых зданий, каменная продукция (брусчатка, гравий, сникерс и пр.).

– В химической отрасли сильными позициями остаются секторы, связанные с металлургией,– производство серы, а также с минералами – агрохимия. Новым и быстро развивающимся направлением является фармация, в том числе на основе извлекаемых при мясопереработке эндокринных материалов.

– В текстиле, несмотря на разрушение ключевых комбинатов советского периода, развивается производство готовой одежды, в кожевенном производстве восстанавливается производство обуви.

– В переработке сельхозпродукции торгующими на экспорт секторами является мукомольное производство, макаронные изделия, мясопереработка, производство напитков и соков.

В целом общий объем валового производства в обрабатывающей промышленности Казахстана составил в 2017 году 5,8 трлн. тенге, или 11% от ВВП страны методом производства. За десять последних лет в денежном выражении он вырос в три раза, однако при этом с 2000 года его доля в ВВП страны сократилась с 16% до 11%. А доля полностью готовой продукции в казахстанском экспорте уменьшилась за этот же период с 68% до 3%.

– В чем причина такого сокращения?

– Имеет место тенденция к замыканию на внутреннем рынке сбыта – импортозамещение, а не экспортная ориентация перерабатывающей промышленности. При этом в силу недостаточно скоординированной работы по регулированию торговой политики и развитию производств во всех отраслях (от аграрной до тяжелого машиностроения) ситуация с торгово-экономическими соглашениями негативно повлияла на выпуск продукции массового потребления. Казахстан не расширил рынки сбыта, а, напротив, уступил внутренний рынок под экспансию стран – торговых партнеров. Отсутствие четкого торгового регулирования по ввозным пошлинам с необходимыми изъятиями из соглашений Таможенного союза и ВТО привело к тому, что производителям в РК стало выгоднее продавать на внешние рынки сырье и полуфабрикаты, чем готовые изделия.

Простой пример. Ввозная пошлина на муку из Казахстана в Китай составляет 37%, ввозная пошлина на готовые продукты питания из КНР в РК – 5%. Ввозная пошлина на любое сырье в Китай – 0%, а на готовую продукцию – вплоть до 140%. Возмещения по НДС среди казахстанских производителей адресно получают только крупные горнодобывающие и нефтегазовые компании, и лишь в малой степени – производители готовой к употреблению продукции.

Огромное влияние на торговый баланс и соответственно на доступ к рынкам сбыта оказывают так называемые нетарифные меры регулирования – технические стандарты и сертификация, квотирование объемов поставок. А с этим в правительстве РК беда – нет координации и согласования между ведомствами по комплексной политике.

В первую очередь это касается как раз таки производства товаров народного потребления – FMCG (быстро оборачиваемые потребительские товары). Мы зависим от импорта одежды на 99%, продуктов питания – на 40%, бытовых товаров, за исключением мебели, – на 100%. Хотя все это можно производить и у нас.

– Что этому мешает?

– По теории индекса сложности экономики на основе базовых индустрий, с опорой на сырьевые и иные ресурсы, вдоль цепочки добавления стоимости и поставок происходит развитие смежных отраслей и секторов в зависимости от размера базовой индустрии. В Казахстане состоявшимся классическим примером усложнения было развитие тяжелого машиностроения (проходческое и буровое оборудование) и геодезического инжиниринга в рамках поставок для нефтегазовой отрасли. Развитие химических отраслей происходило вокруг металлургии. Текущее развитие машиностроения идет в ногу с АПК.

Для сравнения. В Южной Корее на трансформацию экономики от рисовых плантаций до самых передовых в мире технологий потребовалось менее 30 лет. Тогда как Казахстан за 28 лет независимости, напротив, утратил диверсифицированную сложную экономику советского времени, упростив свою экспортную корзину до предела.

В числе основных причин этого можно назвать следующие: во-первых, кризис банковской системы с сокращением доступа бизнеса к финансированию, неразвитость альтернативных банковским займам инструментов финансирования;

во-вторых, нестимулирующий характер налогообложения, увеличивающий нагрузку на массового плательщика и не препятствующий выводу капитала из страны в результате агрессивной налоговой политики крупных корпораций, включая национальные;

в-третьих, замкнутость и розничный характер экономической модели, ставящий бизнес любого размера в полную зависимость от покупательской способности массового потребителя внутри страны.

– Какие товары потенциально мог бы производить Казахстан? И что может стать к этому толчком?

– Имея все необходимые сырьевые ресурсы и развитый человеческий капитал, Казахстан мог бы производить все – от белья до гражданских самолетов. Но нужны не госпрограммы развития отраслей, такие, как ФИИР, достаточно решить только три вопроса: адекватная торговая политика, налоговое стимулирование, доступ к финансовым средствам с широким развитием лизинга и торгово-экспортного финансирования.

Все средства, которые правительство тратит на прямое субсидирование, нужно было направлять на инфраструктуру и создание нормальных условий для ведения бизнеса. Точечно обеспечивая мерами господдержки и финансированием малоуспешных игроков, правительство добилось лишь повторение дефолтов одних и тех же «участников» ФИИР. При этом была обойдена стороной основная масса производителей, работающих в приоритетных отраслях.

Что касается готовой продукции, то наиболее перспективные для нас ниши – это пищевая индустрия, производство продукции для телекоммуникационного сектора, приборостроение и машиностроение. Интересным направлением становится массовый рынок альтернативной энергетики – от малогабаритных мусоросжигающих установок до солнечных панелей, которые можно изготавливать полностью из казахстанских комплектующих и сырья.

Идей по отраслям для каждого региона много. Согласно результатам опроса представителей бизнеса, 48% всех субъектов МСБ хотят работать в легкой промышленности, производстве оборудования и строительных материалов.

КОММЕНТАРИЙ В ТЕМУ:

Айдар Алибаев, председатель Союза потребителей финансовых услуг «Финпотребсоюз»:

«Начинать придется с нуля»

– Я не отношусь к категории экспертов, специализирующихся на подобных вопросах, но чисто как обыватель, покупатель, гражданин могу уверенно констатировать: к сожалению, то, что сегодня производит Казахстан, неспособно покрыть даже минимальные потребности населения. Ну, выпускаем мы какие-то отдельные виды пищевой продукции – молочной, мясной, мучной… Но если говорить о продукции второго, третьего, четвертого переделов, то ее исключительно мало.

За последние годы мы пережили громадье планов, прямо-таки «наполеоновских», касающихся строительства всевозможных предприятий. Но, увы, все они так и остались на уровне воткнутой в землю лопаты. А тем, кто реально хочет развивать производство, всячески мешают это делать. К примеру, один мой знакомый несколько лет назад занялся овоще водством, а другой (кстати, иностранец) вложил деньги в создание небольшой птицефабрики. Однако как только их бизнес начал приносить доход, он сразу же подвергся рейдерскому захвату…

При этом мы растеряли то, что имели. Взять, к примеру, кондитерскую фабрику «Рахат», продукцию которой хоть немного, но знали в мире, – сейчас она нам уже не принадлежит… Вряд ли у нас есть другие национальные продукты, которые известны за рубежом. Мы даже стали с завистью смотреть на наших соседей-киргизов, которые в условиях полного отсутствия каких-либо ископаемых сумели, по крайней мере, одеть себя и всю Центральную Азию.

В этом смысле мне, конечно же, очень хотелось бы похвастать каким-нибудь казахстанским брендом, но таковых у нас практически нет. А говорить о серьезных технологически продвинутых промышленных изделиях вообще не приходится…

В наследство от СССР Казахстан получил три преимущества: хорошую промышленную инфраструктуру, высокий кадрово-интеллектуальный потенциал и природные богатства. Если бы мы толково и эффективно распорядились этим наследием, то могли бы вывести республику на очень серьезные позиции по экономическому развитию и соответственно качеству жизни. К сожалению, безалаберное управление этими ресурсами на протяжении более двух десятков лет привело к тому, что мы фактически лишились их. Кто-то возразит: мол, все эти заводы, фабрики, цеха и без того устарели бы. Но посмотрите на Узбекистан, который умудряется многое производить как раз таки на «старом» советском оборудовании…

А вспомните, какое место в советском обществе занимал инженер – он был чуть ли не его основой. Сейчас же эта профессия превратилась в какой-то реликт. У нас полно юристов, экономистов, менеджеров, маркетологов, но практически нет квалифицированных «технарей». Даже при решении простейших задач в той же строительной сфере доходит до абсурда – не могут найти толковых сварщиков, сантехников, электриков. Такие специалисты сегодня на вес золота.

То есть, прежде чем что-то выпускать, мы должны сначала подготовить собственные кадры и возродить техническую и технологическую базу. А значит, начинать придется фактически с нуля. К тому же рынок ВТО, членом которого является Казахстан, уже перенасыщен любыми видами товаров, и пробиться туда со своей продукцией очень сложно. Поэтому не может быть даже речи о том, чтобы замахиваться на что-то технически сложное.

Да, в свое время наши чиновники кричали и о собственных самолетах-вертолетах, и о планшетах-компьютерах, но время показало, что это были лишь безответственные заявления с единственной целью – удержаться в кресле. А реально все это можно делать только силами зарубежных специалистов и на зарубежном оборудовании. Но это, во-первых, очень дорого, а, во-вторых, никто к нам уже и не приедет по причине отсутствия адекватного налогового законодательства, гарантий сохранности личной собственности и нормального бизнес-климата.

Соответственно начинать нужно хотя бы с того, чтобы удовлетворять элементарные потребности населения в еде, одежде, бытовых предметах, простейших строительных материалах…

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692632 Айман Турсынкан


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 2 августа 2018 > № 2696445 Леонид Костин

Комментарий. Сельское поселение сегодня — основа местного самоуправления в России.

Когда-то в прежние времена сельское общество само решало многие вопросы: когда ловить рыбу (и даже в это время запрещали колокольный бой), когда начинать сенокос. То есть сельское общество было главным фактором принятия каких-то решений. А вот интересно, как обстоят дела сейчас, многое ли изменилось и в какую сторону?

Эти и другие вопросы обсудили издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и Леонид КОСТИН, Председатель Палаты сельских поселений Общероссийского конгресса муниципальных образований.

— Леонид Владимирович, с чего это вдруг у нас как бы ниоткуда взялся Конгресс муниципальных образований, всероссийский причем? Откуда это пошло и что это за организация?

— Думаю, эта организация знакома всем муниципалам, она все-таки не взялась из ниоткуда, заняла лидирующие позиции как одно из объединений муниципальных образований. В свое их время их было несколько, и сейчас сохраняется несколько. Но все-таки Конгресс муниципальных образований занял лидирующие позиции, именно на него делается ставка со стороны органов государственной власти. И объединяет он на сегодняшний день, я думаю, все муниципалитеты страны…

— А сколько их всего?

— Входят в состав именно Конгресса не сами муниципальные образования, а их объединения на уровне регионов либо межмуниципальные образования, в которые непосредственно входят сами муниципальные образования. В каждом субъекте Российской Федерации такой союз существует, и уже из них формируется Конгресс. Органы управления Конгрессом формируются уже самими членами. Это руководитель, президент. Существует исполнительная дирекция. И рабочими органами являются как раз палаты, комитеты. Вот палаты формируются по принципу конкретного вида того или иного муниципального образования.

Есть один из видов муниципальных образований на сегодняшний день, самый многочисленный. Это отвечая на ваш вопрос. Порядка 20 тысяч муниципалитетов, но самые многочисленные, объединяющие почти 30% населения нашей страны – как раз сельские поселения. Палату сельских поселений в Конгрессе я и возглавляю, являюсь сам руководителем администрации сельского поселения в Тверской области.

— Как называется ваше поселение?

— Михайловское сельское поселение, расположено в Калининском районе под Тверью.

— Что оно собой представляет?

— Это 314 квадратных километров территории, что в два раза больше Твери. Надо понимать, что сельские территории все-таки больше…

— Это все, что вокруг Твери?

— Это не все, что вокруг Твери. Вокруг Твери полностью находится Калининский район, который состоит из 18 муниципальных образований – из 15 сельских поселений и 3 городских поселений. Вот я возглавляю одно из таких сельских поселений. 23 населенных пункта, более 4 тысяч жителей постоянного проживания, зарегистрированных именно по месту жительства. Но надо понимать специфику районов, которые находятся при областных центрах, да и в целом районов при городах. Это, конечно, рекреационная зона. И, конечно, население не соответствует официально зарегистрированному по своему количеству, потому что это дачная зона.

— Многие живут там постоянно, но они не зарегистрированные.

— Конечно, многие живут постоянно, не регистрируясь, понимая или считая, что регистрация в городе им принесет какие-то дополнительные блага. Но я могу вам сказать, что, несмотря на тенденцию в целом по стране сокращения сельского населения, территория, например, Михайловского сельского поселения, которое я возглавляю, прибавляет в количестве регистрируемых жителей примерно по 10% в год. То есть идет рост за счет прибывающих, за счет тех, кто регистрируется по месту жительства, потому что развитие идет. И на сегодняшний день нельзя говорить, что все плохо. Да, сложно, да, тяжело. Но говорить, что все плохо, совершенно невозможно.

— Думаю, что вам нужно проводить водопровод, канализацию, газ тянуть, дороги мостить, школы ремонтировать, больницы подлатать, детский транспорт организовать в школы … Правильно?

— Не совсем так. Вопросами здравоохранения и медицины занимаются сейчас другие уровни власти.

— Какие доходы у муниципалитета?

— Основная доходная часть бюджета – земельный налог и налог на имущество физических лиц. Налог на имущество юридических лиц к нам не относится. Это те налоги, которые являются на 100% местными и поступают на 100% в местный бюджет. Также есть небольшая, совсем незначительная сумма налога на доходы физических лиц, но, к сожалению, она сокращается.

— Это индивидуальные предприниматели, которые у вас зарегистрированы?

— И не только индивидуальные предприниматели, а юридические лица, индивидуальные предприниматели, уплачивающие налог на доходы физических лиц. Соответственно, часть этого налога (на текущий момент в Тверской области это 2%) перечисляется в доход бюджета сельского поселения. Ранее это было 10%, и это для нас было более финансово заметно. Но если говорить в целом по стране, для сельских поселений все-таки НДФЛ является бюджетообразующим налогом. Но сейчас в связи с усилением кадастровой политики, с ростом закадастрированных земель, регистрации недвижимого имущества доля земельного налога и налога на имущество физических лиц в доходной части возрастает. У меня на сегодняшний день в бюджете она все-таки является преимущественной.

— Я постоянно слышу, что муниципалитетам не хватает денег, что весь бюджет «высасывается» федералами, а потом этот бюджет, как опавшие осенние листочки, падает вниз. Что-то долетает, так ведь? Или у вас есть какой-то свой кусок бюджета, на который вы, собственно, и можете рассчитывать, как на свою зарплату, например?

— На сегодняшний день у каждого муниципалитета есть свой определенный «кусок» из бюджета, который, безусловно, гарантированно поступает в бюджет. За исключением некоторой доли, регулируемой субъектом федерации, бывают регулируемые налоги, но в любом случае есть свой объем. Я не знаю ни одного муниципалитета в Российской Федерации, которому хватало бы денежных средств. Безусловно, бюджета для всех недостаточно.

Надо понимать, что у нас на сегодняшний день муниципалитетам досталась самая трудная доля в части бюджета. Муниципалитет все-таки самый близкий к населению орган власти. И даже самый высший чиновник является жителем какого-то из муниципалитетов.

Мы это все прекрасно понимаем. И вот здесь вся инфраструктура, которая есть — это жилищно-коммунальное и дорожное хозяйство — являются на сегодняшний день самыми финансово затратными. Они были переданы в муниципалитеты без достаточного финансирования и в достаточно плачевном состоянии, я бы сказал. Все-таки период, когда этим никто практически не занимался ввиду отсутствия денежных средств на государственном уровне, реально был, и ущерб определенный он реально нанес.

Мы все прекрасно знаем, что у нас и жилой фонд в состоянии, требующем капитального ремонта, а иногда и просто требующий сноса из-за ветхости и аварийности. Это та проблема, которая пока еще в России не решена до конца. Соответственно, и проблема капитального ремонта тоже. Все это очень финансово затратные отрасли, которые остались на плечах муниципалитетов и с которыми сами муниципалитеты при том финансовом размере средств, который они имеют, просто не в состоянии справиться. Это факт, и из-за этого есть трудности.

— Но вот в муниципалитетах количество налогов, как вы сказали, все-таки уменьшается. Если раньше НДФЛ был 10%, то сейчас 2%. То есть произошло уменьшение в пять раз. Я правильно понял вас, не ошибаюсь?

— Нет, не ошибаетесь. Именно по этому налогу – да, произошло сокращение в 5 раз.

— Есть два мнения. Одно — нужно расширять деятельность муниципалитетов и их дробление, то есть муниципалитеты довести до села. Скажем, раньше сельсовет был. Потом их начали укрупнять. Потом появилось слово «муниципалитет». Но сначала-то это был сельсовет в селе. Уже ближе-то некуда, роднее некуда. Все друг друга знают.

А есть мнение, что это плодит количество чиновников, и нужно эти муниципалитеты укрупнять, допустим, до уровня района, как в Московской области сейчас делается: есть район, а все, что ниже, не нужно. И тогда консолидированный бюджет мы направляем туда, куда надо, ну, как при добром Советском Союзе. Надо – каналы строим, надо – дорогу построим, надо – еще что-нибудь возведем. А вот нужды мелкого жителя как-то властям были и неинтересны. То есть рецепторы, нервная система власти уничтожается таким образом, на мой взгляд. Я прав или нет, как вы считаете?

— На мой взгляд, вы совершенно правы. Потому что на сегодняшний день, действительно, существует мнение, и оно, надо сказать, достаточно аргументированное – не просто укрупнение сельских поселений, а полная ликвидация такого вида муниципального образования, как сельское поселение, и превращение его в округа, как действительно сделано в Московской области и еще в ряде регионов Российской Федерации. Но, вы знаете, на сегодняшний день уже можно сделать анализ. А анализ-то показывает, что ничего хорошего в этом нет.

И основной аргумент – сокращение финансирования именно на аппараты, которые содержатся в этих мелких сельских поселениях. Укрупнение высвобождает определенные денежные средства. Но это не совсем так. Действительно, определенные денежные средства высвобождаются, но в то же время возрастает объем содержания этих денежных средств у района или у того самого округа, который на месте сельских поселений, поскольку все равно этими поселениями руководить необходимо, в этих поселениях все равно будут определенные формы присутствия региональных властей, но это уже будет не власть населения. Хозяина как такового на месте уже не будет.

На его месте появляется чиновник, который говорит: «Дорогие друзья, я ни за что не отвечаю. Идите вот туда». И мы с вами получаем минусов намного больше, чем плюсов. На самом деле плюсы тоже есть. Конечно, безусловно, есть аргументы, которые говорят о том, что не нужно будет тратить денежные средства на выборы представительных органов власти. Не нужно будет разбирать склоки, которые происходят между исполнительными и представительными органами власти в этих 20 тысячах муниципальных образований. Управляемость территориями повысится, поскольку усилится вертикаль власти. И это на самом деле так, это правда.

— Так лучше всего, знаете, что сделать? В областях сделать органы власти, а в районах уже не надо.

— А здесь мы возвращаемся к Конституции Российской Федерации, по которой мы работаем, и которая предусматривает поселения именно как вид муниципального образования, который должен находиться и работать в Российской Федерации. Если мы подписали Хартию о местном самоуправлении, если говорим о том, что местное самоуправление в Российской Федерации есть, то оно и должно быть. И сельское поселение на сегодняшний день, на мой взгляд, это основа местного самоуправления в России. Поскольку в городах, особенно в крупных, та или иная форма взаимодействия с субъектом более сильна, то на селе более тесной связи с населением нет.

Когда есть денежные средства, исполнять свои обязанности, причем достаточно серьезные, сложно. У очень многое и с деньгами не получается, а без денег это еще сложнее. Тем не менее, сельские поселения, при том, что на них свален достаточно серьезный объем полномочий при отсутствии финансирования, со многим справляются. За последние десятилетия, когда работает закон «О местном самоуправлении», наработан положительный опыт. Ведь вы посмотрите – сельские клубы восстанавливаются, возвращается медицина, возвращаются даже те же вопросы школьного и дошкольного образования, которые хоть и не входят в компетенцию сельских поселений, но они снизу как бы «подталкиваются» населением. Есть люди, которые от имени населения не выполняют указания сверху, а подталкиваются снизу: «Ребята, давайте. Нам нужна школа. Нам нужен детский сад. Нам нужно их увеличивать. Нужна нам больница», – и так далее и тому подобное.

— А вот скажите, Леонид Владимирович… Говорят, что наша страна генетически не предрасположена к демократии. Как вы считаете, мнение людей как-то учитывается, вот вами в частности?

— Безусловно.

— А как оно учитывается, как люди выражают свое мнение? Приходят к вам, стоят на площади и ругаются, или, может, вы референдумы проводите?

— Нет, референдумы мы не проводим, но сходы граждан проводим регулярно. Референдум – это все-таки одна из форм прямого волеизъявления граждан, которая требует определенной бюрократии и финансовых затрат. Зачем? Просто сходы граждан. И то, о чем вы говорите, даже та же ругань – она тоже может быть положена в основу. Но как она может быть положена?

— А есть какие-то принципиальные моменты, которые вы учитываете в своей работе? Вот какая-нибудь баба Фрося выходит и говорит: «Слушай, Леонид Владимирович, вот тут неправ». Признаете, или, наоборот, скажите: «Баба Фрося, сиди там за печкой, темнота некультурная, мы сами тут решим»?

— Если неправ, то это надо признавать. А как иначе-то? Ведь, поймите, в чем сегодня специфика сельских поселений, которые сформировались. В большинстве своем руководят ими те люди, которые живут там.

— Вы за то, чтобы еще добавить власти сельсоветам, или это уже лишнее?

— Сельсовет в свое время был прообразом сельского поселения.

Он включал в себя несколько деревень, несколько населенных пунктов, сел, как и сейчас сельские поселения. Поэтому, конечно, я как председатель Палаты сельских поселений отстаиваю то, чтобы данный институт был создан правильно…

— То есть вы готовы делегировать власть дальше, глубже в народ?

— А этим и надо заниматься. Вопрос – в какой форме. И на сегодняшний день таких форм несколько: это товарищества собственников жилья, территориальное общественное самоуправление, институт старост. И без этого никак. Вот если этими институтами не пользоваться, то руководить невозможно, тогда отрыв населения от власти полный. Большинство чиновников считают, что они знают лучше, что для того или иного населенного пункта будет хорошо, а что – плохо; где нужна дорога, а где – колодец. Ведь мы на самом деле поставлены перед таким выбором, и мы иногда такой выбор должны сделать при отсутствии финансовых средств. Что важнее для села – отремонтировать дорогу или вырыть новый колодец? Сделать и то, и другое зачастую невозможно.

И вот есть целый ряд чиновников, которые считают, что они знают, они решат все за население, с ним не советуясь. Но мы уже видим и положительные примеры: в Ленинградской области – институт старост, в Центральной России – институт Программы поддержки местных инициатив. А ведь она завязана не только на участие населения, а иногда даже на софинансирование населением определенных проектов, когда незначительная часть софинансирования, участие трудом населения создает определенные объекты и дает возможность привлечь достаточно серьезные финансовые средства из субъектов федерации. Вы понимаете? И при этом создаются объекты, возрождаются объекты благоустройства, инфраструктуры, которые необходимы в первую очередь.

— То есть «нервная система» таким образом восстанавливается?

— Совершенно правильно. Но нужно учитывать современные реалии.

Проблема не в том, что в свое время колхозы перешли в частный бизнес, а земля, в принципе, растворилась. Вернуть бизнес под руководство власти, в том числе на селе, и вообще в стране невозможно. Я думаю, в Российской Федерации это уже процесс необратимый. Вопрос в том, что сделать для того, чтобы новые формы хозяйствования получили развитие, экономическую эффективность, чтобы шел прирост рабочих мест. Но в сельском хозяйстве сегодня сокращаются рабочие места не только потому, что сокращается количество колхозов, а благодаря автоматизации труда, новым технологиям, умной технике.

— Ну, что же, пожелать вам успеха и вашему Конгрессу, который… Я так и не понял, кто же все-таки его создал.

— Его создали сами муниципалы, но, безусловно, при взаимодействии с органами государственной власти.

— Ну, очень хорошо. Надеюсь, это будет хорошим противовесом тем, кто считает, что власть на селе должна быть только государственной.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 2 августа 2018 > № 2696445 Леонид Костин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 1 августа 2018 > № 2693701 Сергей Катырин

Торгово-промышленная палата приветствует инициативу Минтруда по самозанятым.

Торгово-промышленная палата России последовательно выступает за снижение бюрократических барьеров. С этой точки зрения инициативу Минтруда о выведении деятельности самозанятых граждан из сферы трудового законодательства можно только приветствовать.

В Торгово-промышленной палате (ТПП) также отмечают, что работодатели обычно не используют труд самозанятых с целью извлечения прибыли, а отношения между ними зачастую не носят системного характера.

"Давайте будем реалистами. Рассчитывать на то, что хозяева, пригласившие помощницу сделать уборку после ремонта квартиры, потом потратят несколько дней для того, чтобы документально оформить этот факт, по меньшей мере, неразумно", - считает президент ТПП Сергей Катырин.

По расчетам экспертов самозанятых в России – несколько миллионов человек. Однако официальная статистика дает совсем другие цифры. По данным Федеральной налоговой службы в стране зарегистрирован 1661 самозанятый гражданин, осуществляющий деятельность по оказанию услуг физическому лицу. Одна из главных причин такой диспропорции – нежелание самозанятых проходить многочисленные бюрократические процедуры и опасения того, что после завершения в 2019 году налоговых каникул, финансовые требования к ним со стороны государства возрастут. Поэтому любые шаги власти навстречу этой категории участников экономической деятельности могут дать ощутимые результаты.

В ТПП предлагают не забывать еще об одном важном аспекте инициативы Минтруда. Трудовое законодательство не только налагает определенные обязанности на работников, но и дает гарантии защиты их интересов . "Мы считаем, что простого выведения деятельности самозанятых граждан из сферы трудового законодательства недостаточно. Это решение должно сопровождаться мерами, которые защитят их права", - убежден Сергей Катырин.

Источник: Новые Известия

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 1 августа 2018 > № 2693701 Сергей Катырин


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 1 августа 2018 > № 2691529 Бахытжан Наурзбеков

У производителей Алматы есть все необходимое для успеха

Как государство и акимат помогают промышленникам города расти Kapital.kz рассказал руководитель Управления предпринимательства Бахытжан Наурзбеков

Есть такая хорошая программа «Алматы-2020», которую еще в 2015 году общественности презентовал аким города Бауыржан Байбек. По планам разработчиков — международной консалтинговой фирмы МcKinsey & Company — она поможет городу догнать в экономическом развитии крупнейшие мегаполисы мира. Цели удастся достичь благодаря развитию промышленности, МСБ и торговли, указано в документе. Конечно же, большой упор делается на экспортно-ориентированные компании. Каких результатов удалось достичь за те 2,5 года, которые прошли с момента презентации программы? Об этом Kapital.kz поговорил с руководителем Управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития Бахытжаном Наурзбековым.

— Что делает городской акимат для того, чтобы бизнесмены из Алматы стали конкурентоспособными?

— В первую очередь хочется заметить, что в госпрограмме индустриально-инновационного развития есть механизмы поддержки отечественных товаропроизводителей. Первый — индустриальная зона, созданная в Алатауском районе Алматы с площадью 490 га. Алматы и действующая в рамках «Дорожной карты бизнеса — 2020». На сегодняшний день она включает в себя 41 проект общей стоимостью 155 млрд. тенге с созданием более 5000 рабочих мест. Из них экспортно-ориентированными являются 13 компаний, с иностранным капиталом — 8 предприятий.

— Все эти проекты действующие?

— По факту запущено 4 предприятия. Одно из них на слуху — ТОО BRB APK, создало тепличный комплекс площадью 17 га по производству помидоров и огурцов. Проектная мощность теплицы составляет более 5 тыс. тонн овощей в год. Есть так же предприятие ТОО Almapack по производству мешков для сухих смесей. Есть компания, выпускающая картриджи ТОО DOC Ltd и ТОО Токи роуп по производству габионной сетки. В нынешнем году мы планируем поэтапно запустить 9 предприятий в индустриальной зоне.

— Насколько удобно компаниям работать в индустриальной зоне?

— Прежде всего, это земельный участок, который производитель получает в пользование на арендной основе. Вся территории Индустриальной зоны за счет государства оснащена всей необходимой инфраструктурой. После запуска производства компания может выкупить эту землю по кадастровой стоимости.

— Индустриальная зона ведь не единственный способ для производителей расти?

— Следующий механизм, который акимат Алматы использует для обеспечения конкурентоспособности местных компаний — Карта поддержки предпринимательства. Она разработана и используется в рамках программы индустриально-инновационного развития на 2015−2019 годы, утвержденной указом главы государства. На сегодняшний день в карту включено 109 предприятий, где общее количество рабочих мест составляет 12,2 единиц. С 2015 по 2018 год мы реализовали 45 проектов. Основным критерием при отборе проектов, которые будут включены в Карту поддержки предпринимательства, является расширение производства. То есть тех, кто просто работает, мы не можем в нее добавить, а включаем только предприятия, которые планируют или проводят модернизацию.

— Какую пользу приносит Карта предпринимателю?

— Карта позволяет совместно с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен» сопровождать инвестиционные проекты в период реализации оказывать содействие в преодоление административных барьеров и т. д. К примеру, предприятие проводит модернизацию, то увеличивает свои производственные мощности, следовательно, у него возрастают запросы по объему потребляемого электричества, газа и мы оказываем ему содействие в ускорение решения данных вопросов.

Среди включенных в Карту поддержки предпринимателей 109 компаний, есть средние и крупные. Половина из них являются экспортно-ориентированными, а вторая половина работает на местный рынок.

— Что еще у вас есть для бизнеса?

— Следующий инструмент — «Дорожная карта бизнеса — 2020», которую акимат Алматы реализует совместно с Фондом развития предпринимательства «Даму». Согласно условиям, предприятие-участник может получить субсидии от государства по взятому в коммерческом банке кредиту для развития своего бизнеса.

Вообще, мы ведем большую работу. Создана комиссия по поручение премьер-министра совместно с НПП «Атамекен» по поддержке местных товаропроизводителей. Работа комиссии заключается не только в содействии по преодолению административных барьеров, но и в дозагрузке производственных мощностей.

Мы создаем площадку для того, чтобы компании могли встретиться и провести переговоры. Затем они представляют свои коммерческие предложения потенциальным партнерам и уже в этот Процесс Управление предпринимательства не Вмешивается.

— А почему компании не налаживают контакты без участия горакимата? Алматы ведь не такой большой город.

— Они ведут эту работу. Мы им помогаем. Хочу так же отметить, что в этом году Управление предпринимательства утвердило Дорожную карту по развитию экспорта. Мы проводим много мероприятий в рамках этого направления. В ближайшее время повезем наших производителей в Узбекистан.

— Почему именно в Узбекистан?

— Мы сделали рассылку по компаниям с вопросом, куда бы они хотел поехать в целях налаживания партнерских связей и на основании ответов мы сформировали список:

Узбекистан, КНР, Азербайджан, Грузия, Россия, Кыргызстан. Да данный момент отрабатываем Узбекистан. Туда едут производители из пищевой отрасли, химической промышленности, машиностроения. Кроме того, в целях загрузки мощностей наших производителей мы ведем работу по регионам. Вот планируем поездку в Шымкент.

— Зачем?

— Наши производители легкой промышленности едут в Шымкент покупать ткань, нити, пуговицы. Это называется межрегиональная кооперация — сегодня мы продали, завтра нам продадут. Так же и с Узбекистаном. Есть алматинские компании, которые готовы покупать их овощи. Например, компания «Цинказ» хочет приобретать узбекистанские помидоры и обратилась к нам с просьбой помочь наладить деловые связи с производителями. Таким образом, мы оказываем содействие бизнесу для того, чтобы он становился конкурентоспособным не только внутри страны, но и за ее пределами.

При этом предприятия могут воспользоваться всеми перечисленными инструментами. У нас нет ограничений. Компания можете получить и участок на территории индустриальной зоны, и субсидии по ДКБ, и войти в Карту поддержки предпринимательства.

— Кроме НПП «Атамекен» кто-то еще помогает вам в вашей работе?

— Правительство. Но по большому счету это мы должны помогать.

— В «Фейсбуке» перманентно появляются посты о том, что бизнес в стране чувствует себя все хуже и хуже. Чтобы вы могли на это ответить?

— Я не могу говорить обо всем казахстанском бизнесе, но могу сказать про промышленные компании Алматы. Так, по итогам первого полугодия 2018 года объем производства в сравнении с аналогичным периодом прошлого года вырос. Произведено продукции на 429,2 млрд. тенге с ростом на 4,4%. Вклад обрабатывающей промышленности в эту сумму оценивается 69,9%. Рост обрабатывающей промышленности составил 5,7%, из них металлургическая 18,9%, фармацевтическая 40,5% и стройиндустрия 6,5%.

— Чему же промышленность обязана своим ростом в этом году?

— В первую очередь совместной работе акимата, НПП «Атамекен» и бизнесменов. Наши предприятия становятся конкурентоспособными. Их продукция становится интересной для населения — горожане стали чаще покупать отечественную продукцию. Плюс, к ней появился интерес в других регионах.

— Какие компании-производители поедут с вами в Ташкент?

— Производители алюминиевых радиаторов, лакокрасочной продукции, кабелей, безалкогольных напитков, кондитерских изделий, светодиодной и швейной продукции, металлоперерабатывающие компании. Большинство из них планирует расширить свой рынок сбыта.

— Сложно представить, что в Узбекистане заинтересуются нашим печеньем, у них своих продуктов питания полно…

— У потребителя должно быть право выбора. На каждую продукцию найдется покупатель. И потом, мы ведь едем не только покупать, но и налаживать сотрудничество, возможно привезти технологии в Алматы.

— Куда еще в этом году планируются поездки помимо Узбекистана?

— СУАР, Екатеринбург, Ханчжоу. Предприятия сами оплачивают расходы на поездки.

— В чем в таком случае заключается роль горакимата?

— Мы связались с хокиматом Ташкента, сообщили им, какие узбекистанские компании интересует наших производителей и уже на базе хокимата будем устраивать реальную встречу B2B. Благодаря нашему посредничеству компании экономят на посредниках в этом процессе.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 1 августа 2018 > № 2691529 Бахытжан Наурзбеков


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 августа 2018 > № 2690852 Роман Копин

Рабочая встреча с губернатором Чукотского автономного округа Романом Копиным.

Глава Чукотского автономного округа информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

Р.Копин: Владимир Владимирович, прежде всего хотел доложить об обстановке, о социально-экономическом развитии.

В.Путин: Пожалуйста.

Р.Копин: Могу сказать, что за последние пять лет правительству региона удалось удержать основные макроэкономические показатели региона под контролем. ВРП региона вырос в 1,5 раза и составил более 1 миллиона 300 тысяч рублей на одного жителя.

Среднегодовая добыча золота составляет около 28 тонн. Можно говорить на сегодняшний день, что на Чукотке добывается около 10 процентов золота страны. Благодаря этому увеличен налоговый потенциал региона, собственные доходы увеличились практически в три раза, а государственный долг перед федеральным бюджетом сократился на 28 процентов. За это время было создано около 2 тысяч рабочих мест.

Надо сказать, что недропользование позволило на 53 процента увеличить финансирование отраслей экономики, традиционных для Чукотки: это оленеводство и морской зверобойный промысел. Считаю, что важно повысить доходы коренных жителей.

Кроме того, мы занимались, безусловно, вопросами жилищного строительства. Удалось увеличить финансирование социальной инфраструктуры: школ, детских садов, системы здравоохранения. Занялись обустройством сёл, не только больших городов, таких как Анадырь или Певек, например, но и малых, таких как Уэлен, Лорино, Амгуэма, Лаврентия.

Сейчас наша цель состоит в том, чтобы снизить монозависимость (всё-таки доминирующую роль играет золотой) и таким образом повысить устойчивость экономики региона. Работаем над привлечением инвестиций.

В.Путин: В какие направления Вы думаете реализовать эти вложения, эти планы?

Р.Копин: Часть проектов уже реализуется. Развиваются угольные проекты в районе Беринговского. В ТОРе «Беринговском» действует австралийская компания «Тайгерс», которая с прошлого года начала добычу и уже экспорт угля в страны Тихоокеанского региона: это Япония, Корея, Тайвань.

Видим большую перспективу в медном направлении. Здесь речь идёт об освоении месторождения Баимской рудной зоны. Это одна из крупных медно-порфировых минерализаций. Считаю, что этот проект имеет стратегическое значение и для Дальнего Востока, и для Арктической зоны Российской Федерации.

В.Путин: Как Вы ситуацию оцениваете в здравоохранении, в образовании?

Р.Копин: Если говорить о состоянии инфраструктуры, то она у нас стабильно хорошая. Если говорить о здравоохранении, то медицинское присутствие сохранено в каждом населённом пункте региона. Это может быть больница, ФАП, амбулатория, но в принципе в каждом населённом пункте это есть. Обеспеченность врачами – одна из самых высоких в стране. Вакансий не так много, около 12 процентов. Есть проблема с узкими специалистами, и мы работаем над тем, чтобы их привлечь. За последние пять лет приехал в округ 91 специалист в сфере здравоохранения.

В.Путин: Средняя заработная плата в этом сегменте сколько?

Р.Копин: Она зависит, конечно, от того, как чувствуют себя экономика, и экономика нам задаёт высокую планку. Если средняя зарплата по экономике превышает 90 тысяч, соответственно у врача она 180–186 тысяч.

В.Путин: А в школах?

Р.Копин: В школах она соответствует средней по экономике, около 100 процентов.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 августа 2018 > № 2690852 Роман Копин


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 31 июля 2018 > № 2689966 Дмитрий Артюхов

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Артюховым.

Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития округа, в том числе реализация программы расселения аварийного и ветхого жилья.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Дмитрий Андреевич, я так понимаю, что Вы уже полностью вошли в курс дела – имею в виду относительно недавно состоявшееся Ваше назначение на должность исполняющего обязанности руководителя региона.

Вкратце охарактеризуйте экономическую ситуацию. Каковы производственные успехи? Как вообще развивается экономика Ямало-Ненецкого округа? А потом поговорим по некоторым другим вопросам.

Д.Артюхов: У нас хорошие базовые показатели в экономике благодаря реализации крупных проектов. В прошлом году рост промышленности составил 9%, а по первому полугодию этого года видим уже двузначную цифру – 12%.

Д.Медведев: Это за счёт крупных проектов?

Д.Артюхов: В первую очередь. «Ямал СПГ», Мессояхская группа дают серьёзные вложения. Второй год держим символическую планку по инвестициям в основной капитал – свыше триллиона рублей ежегодно. Очень высокая планка, и, конечно, это создаёт хороший фундамент для развития всех отраслей, в том числе социальных, и даёт уверенность населению.

У нас очень хорошие демографические показатели. Мы традиционно входим в пятёрку регионов страны по естественному приросту населения, и, что нас особенно радует, всё больше семей заводят вторых и последующих детей. 70% новорождённых у нас относятся ко вторым и последующим. За последние годы удвоилось количество многодетных семей. Учитывая, что это постоянное население Российской Арктики, конечно, это решение государственной задачи – что оно прибывает и уверенно себя чувствует.

Д.Медведев: Свои региональные программы вы для этого используете, помимо того, что есть в масштабах страны, типа материнского капитала?

Д.Артюхов: Да, у нас есть доплаты на третьего ребёнка и последующих детей – региональный семейный капитал. И всевозможные механизмы поддержки, касающиеся и земельных участков, и предоставления жилья.

Демография создаёт приятные хлопоты: необходимо строить большую сопутствующую социальную инфраструктуру. С учётом задач, которые сформулированы в указе, посчитали, что нужно примерно 50 новых дошкольных и школьных объектов. 6 тыс. мест надо создать в дошкольных учреждениях и порядка 10 тыс. мест – в школьной системе, чтобы мы всех прибывающих детей однозначно направляли учиться в одну смену.

Вот такой блок задач предстоит решить по садам к 2021 году, по школам нужно будет сделать задел, чтобы к 2024 году всё было решено. Этим будем сейчас активно заниматься.

Д.Медведев: Производственные успехи, успехи в экономике нужны для того, чтобы делать жизнь людей лучше, комфортнее. На Севере традиционно, к сожалению, очень высок процент ветхого жилья. Я недавно с некоторыми Вашими коллегами встречался, мы об этом говорили. Как у вас с этим обстоят дела?

Д.Артюхов: Дмитрий Анатольевич, абсолютно справедливо. Многие наши города лишь недавно отметили сорокалетние юбилеи – у нас молодой округ, но в своё время всё делалось ради промысла, ради производства и строились быстровозводимые дома, которые спустя эти десятилетия приходят в негодность.

В округе реализовывалась большая программа. Мы за последние семь лет переселили 22 тысячи семей – это полноценный северный город. Это порядка 1,8 млн кв. м жилья. И конечно, учитывая задачу, которая перед нами поставлена, мы будем не снижать, а только увеличивать этот темп.

Ищем новые, современные механизмы. Это касается и льготных ставок – по линии «Дом.рф», вместе с ними работаем. И большой потенциал видим в арендном жилье. Север должен быть мобильным, люди должны быть способны перемещаться. Задачи бывают разные. У нас в последнее время внутри крупных компаний развивается ротация персонала: сегодня он работает в Новом Уренгое, завтра в другом городе… Поэтому в арендном жилье видим большой потенциал. Этому будем уделять особое внимание.

Д.Медведев: Хорошо. Надо продолжить обязательно все программы по ветхому жилью. Эта задача в любом случае должна быть решена.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 31 июля 2018 > № 2689966 Дмитрий Артюхов


Россия > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > oilcapital.ru, 31 июля 2018 > № 2689722 Анатолий Голомолзин

Анатолий Голомолзин: От плавающих акцизов выиграют и нефтяники, и экономика.

От акцизов, привязанных к рыночной конъюнктуре, выиграют все нефтяники и экономика в целом.

В июле Госдума рассмотрела и приняла в трех чтениях с короткими временными промежутками законопроект о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли, который в числе прочих мер предусматривает введение гибкой системы пошлин на нефть и акцизов на нефтепродукты. Но, судя по всему, дискуссии по проблеме завершения налогового маневра еще не закрыты.

Так, глава Комитета ГД по энергетике Павел Завальный заявил, что у депутатов еще немало вопросов. «В весеннюю сессию были приняты поправки в налоговое законодательство, призванные стабилизировать ситуацию, но насколько они эффективны, насколько они будут способствовать рыночному ценообразованию на топливном рынке в действующей системе налогообложения?» – отметил он, добавив о планах обсудить с игроками рынка в октябре на парламентских слушаниях, что еще предпринять, «чтобы цены не росли выше инфляции».

В разгар рассмотрения поправок Госдумой заместитель руководителя ФАС России Анатолий Голомолзин в интервью «НиК» рассказал о сути гибких акцизов на нефтепродукты.

«НиК»: Анатолий Николаевич, именно ФАС принадлежит инициатива введения гибкого («плавающего») акциза на нефтепродукты. Пожалуй, это самый обсуждаемый аспект завершающего этапа налогового маневра. Чем вызвана его необходимость?

– Суть проблемы состоит в том, что топливные акцизы у нас не меняются гибко, в зависимости от конъюнктуры нефтяного рынка. Это создает сложности, аналогичные тем, которые были, например, в мае этого года. Когда уровень акциза – при сложившемся на тот момент уровне мировых цен – приводил к существенному увеличению цен на внутреннем рынке. Вследствие чего было принято решение по снижению акцизов с 1 июня. А с 1 июля 2018 года было принято решение отказаться от планировавшегося очередного повышения акцизов.

Мы говорили и продолжаем настаивать на том, что механизм установления акцизов не может быть спонтанным, он должен быть встроен в налоговую систему. И этот механизм должен быть аналогичным механизмам изменения НДПИ и пошлин, которые привязаны к конъюнктуре внешнего рынка. Только акциз на нефтепродукты не зависит от изменения мировых цен на нефть. Поэтому и обсуждался вопрос, каким образом внедрить этот инструмент в законопроект о завершении налогового маневра.

«НиК»: Каким будет механизм применения акциза?

– Механизм такой: если, например, уровень мировых цен высокий и их эквивалент по нетбэку внутреннего рынка тоже высокий, то это означает, что акциз должен снижаться. Низкие цены – акциз может повышаться. Например, тот акциз, который действовал и должен был применяться с 1 июля 2018 года, был принят в условиях, когда это соответствовало параметрам примерно $50 за баррель. Соответственно, когда нефть стоит $75, то акциз должен быть существенным образом снижен.

Проблема мая 2018 года вообще не возникла бы, если наше много лет обсуждаемое предложение по гибкому акцизу уже было бы внедрено. В этом и состоит механизм гибкого акциза – в необходимости изменения его ставки в зависимости от конъюнктуры.

Механизм будет работать точно так же, как сейчас отслеживается конъюнктура в рамках действующего налогового кодекса, без участия, кстати, ФАС России. В этом смысле ничего не меняется. Те же самые параметры, только применительно еще к акцизу на нефтепродукты. Точно так же сейчас проводится мониторинг по данным информационно-аналитических агентств, с их учетом публикуются окончательные ставки по налогам.

Впрочем, в ближайшем будущем мы надеемся, что на смену котировкам мировых информационных агентств придут биржевые котировки экспортных контрактов на российскую нефть. Работа по их формированию ведется в рамках поручения президентской комиссии по ТЭК, это мероприятие закреплено как одно из основных направлений конкурентной политики, утвержденных указом президента РФ в конце прошлого года.

«НиК»: То есть правительство просто должно получить право менять ставку акцизов достаточно часто, по мере изменения цены на нефть?

– В настоящее время НДПИ и экспортные пошлины меняются раз в месяц. Акциз меняется, как правило, раз в год (иногда раз в полугодие). А нужно, чтобы он так же, как НДПИ и пошлина, менялся раз в месяц в привязке и с учетом конъюнктуры рынка.

Механизм гибкости налогообложения (установления пошлин) должен быть аналогичным по отношению к каждому из этих платежей. В рамках налогового маневра поэтапно снижали таможенные пошлины, соответственно, НДПИ возрастал, акциз также должен был снижаться, но вместо этого возрос. Учитывая, что доля акциза в настоящее время составляет уже примерно 30% в общей налоговой нагрузке, то, конечно, у этого налога должна быть точно такая же регуляторная функция, как и у двух других платежей.

Раньше доля акциза в налоговой нагрузке находилась на уровне 10%, а основные объемы доходов в бюджет поступали от экспортных пошлин и НДПИ. Сейчас на долю акциза приходится 30%. Это означает, что акциз стал существенным фактором влияния на цену нефтепродуктов. И если раньше акцизный платеж мог и не быть гибким – потому что он был менее значимым по сравнению с экспортными пошлинами, – то в ситуации снижения пошлин и роста акцизов последние становятся все более значимыми, а их влияние на уровень и динамику цен становится решающим. Что и подтвердила ситуация в мае этого года.

Если налоги и другие обязательные платежи на волатильных рынках нефти и нефтепродуктов не меняются в соответствии с адекватными гибкими механизмами, это создает проблемы для внутреннего рынка. Именно поэтому необходимо, чтобы основные налоги и другие обязательные платежи менялись в увязке с конъюнктурой рынка.

«НиК»: Помимо динамики цен, какие другие факторы будут учитываться при пересмотре ставки акцизов?

– Кроме цен, большое влияние на наш внутренний рынок оказывает курс рубля. Например, ситуация двухлетней давности: курс рубля менялся в динамике, противоположной динамике цен на нефть. Сейчас курс рубля «отвязался» от этой динамики и гораздо меньше зависит от конъюнктуры нефтяных цен. И если раньше решению таких задач, как гибкость налогообложения и защита внутреннего рынка, способствовал плавающий курс рубля, то сегодня этого нет. Поэтому значение гибких акцизов и любых других налоговых механизмов возрастает.

Таким образом, главными с точки зрения регулирования налоговой нагрузки стоит считать именно эти два фактора: конъюнктуру цен на нефть и динамику курса рубля. Их влияние на уровень и динамику цен внутреннего рынка было и будет оставаться наиболее существенным.

Также акцизы могут устанавливаться дифференцированно, стимулируя выпуск той или иной продукции. Так, понижение ставки акцизов на топливо высокого класса экологичности и увеличение ставки акциза на топливо низкого класса экологичности способствовали проведению модернизации НПЗ. Сниженные по сравнению с бензином ставки акциза на дизельное топливо стимулируют потребление этого избыточно производимого у нас в стране топлива (в отличие от бензина).

Понятно, что свое влияние оказывают и другие факторы, такие как сезонный спрос, ремонты НПЗ, достаточность предложения топлива в биржевом и внебиржевом сегментах, условия конкуренции во всех сегментах рынка нефти и нефтепродуктов и многое другое.

«НиК»: Предусмотрены ли какие-то новые функции или дополнительные полномочия ФАС, например, для совершенствования системы мониторинга рынка и более оперативного реагирования?

– Что касается мониторингов, они и сейчас у нас хорошо организованы и проводятся регулярно. Также на регулярной основе публикуются все котировки – биржевые, внебиржевые, параметры нетбэк. В этом смысле основная функция мониторинга нами вполне обеспечена в рамках работы Биржевого комитета.

Кроме этого, мы мониторим и контролируем вопросы исполнения четырехсторонних соглашений с нефтяными компаниями. Будет ли этот механизм работать в прежнем режиме или контроль исполнения соглашений будет обеспечен каким-то иным образом, пока однозначно нельзя сказать.

Мы инициировали заключение четырехсторонних соглашений тогда, когда возникла проблема дефицита топлива на внутреннем рынке. Вы, наверное, помните период, когда вводились новые требования регламента: от внеклассового топлива и топлива второго класса мы переходили на пятый класс экологичности. И когда этот переход начал осуществляться, возникали проблемы с достаточностью предложения моторного топлива требуемого класса экологичности на внутреннем рынке. А эти проблемы, в свою очередь, возникали в связи с неурегулированностью вопросов модернизации НПЗ. В этой ситуации мы вынуждены были подписать четырехсторонние соглашения (ФАС, Ростехнадзор, Ростехрегулирование и компания), чтобы иметь гарантии, что топлива будет достаточно и дефицита на рынке не будет.

Сейчас наполнение этих соглашений, в нашем понимании, должно быть более широким – чтобы они отвечали проблематике развития топливного рынка в гораздо более широком ключе, учитывая задачи создания и развития современного производства.

Программа-минимум, которую мы решили и решаем, касалась в первую очередь проблемы достаточности предложения топлива на рынке. Но по большому счету в рамках соглашений с компаниями должна быть программа, которая направлена на расширение ассортимента выпускаемой продукции, на повышение ее качества, на обеспечение структурных реформ, на создание новых производств, на развитие нефтехимии и многих других направлений, которые создают значительные объемы добавленной стоимости на следующих этапах переработки. Это уже гораздо более широкая задача, чем та, которую мы вынуждены были решать в экстренном порядке во время бензиновых кризисов. Поэтому в дальнейшем мы, возможно, будем также участвовать в четырехсторонних соглашениях (или их модификациях), но, скорее всего, это участие будет наряду с другими ведомствами.

«НиК»: Сегодня на топливном рынке работают порядка десяти крупных игроков, из них три мейджора – «Роснефть», «Газпром нефть» и ЛУКОЙЛ. В какой мере они пострадают или выиграют?

– От плавающих акцизов выигрывают все компании и экономика в целом.

Потому что плавающие акцизы на параметры налогового маневра – с точки зрения объемов поступления доходов в бюджет и, соответственно, расходов компаний – не влияют.

Они влияют на обеспечение устойчивости ситуации на рынке. А устойчивая ситуация на рынке означает нормальное эффективное функционирование и развитие бизнеса в целом. Поэтому подобного рода налоговые механизмы выгодны в равной степени всем – и крупным, и мелким игрокам.

У нас, в принципе, нет особых разночтений на этот счет с бизнесом. Сложности возникают скорее технического характера. Например, как вписать новый механизм в систему действующего налогового правила и конструкцию обсуждаемого законопроекта о налоговом маневре. Это задача Минфина.

«НиК»: Какая роль в проведении акцизных новаций отводится биржевой торговле?

– Биржевая торговля позволяет, во-первых, получать реальные и надежные рыночные индикаторы цен. А с другой стороны, это инструмент хеджирования рисков, механизм управления рисками в условиях существенного колебания цен. Поэтому механизм биржевой торговли является не менее важным для рынка. И здесь важно еще отметить, что рынки наличного товара развиваются совместно с финансовыми рынками, рынками производных инструментов.

Развитие биржевой торговли на внутреннем и на экспортном рынках нефтепродуктов как раз и позволяет заводить на российские рынки дополнительную ликвидность, обеспечивать перелив капитала из финансового сектора в реальный сектор и наоборот, обеспечивать устойчивый механизм их работы и тем самым способствовать созданию в России одного из мировых финансовых центров.

Мы традиционно играем значимую роль в мире как страна с развитым топливно-энергетическим сектором. И мы являемся крупным игроком на мировых рынках. Но при этом наши базовые топливно-энергетические активы используются не в полной мере. Основные обороты финансовых рынков, генерируемых на топливно-энергетических базовых активах, осуществляются сегодня не на наших площадках. И это тоже создает проблемы. То есть фактически мы являемся значимым игроком мировых рынков только в одной компоненте – сырьевой или в лучшем случае нефтепродуктовой. Но мы должны стать столь же значимым игроком и в формировании бенчмарков.

Сейчас идет речь о необходимости создания в России как крупнейшем мировом экспортере экспортных бенчмарков на нефть марок Urals, VSTO.

Такую же задачу ставит перед собой и Китай, продвигая свой бенчмарк. Как крупнейшая в мире страна-импортер, Китай также считает, что по определению должен участвовать в формировании мировых цен.

Вторая важная задача с точки зрения развития биржевой торговли состоит в том, чтобы создать оптимальные условия для привлечения той ликвидности, которая имеется на мировых рынках, на российские площадки. И чтобы при этом вся заведенная в страну ликвидность имела возможность быть востребованной здесь же. Для этого сегодня есть все предпосылки. И это тоже серьезная и масштабная задача, которая нам была поставлена решением президентской комиссии по ТЭК, и мы активно ведем такую работу. В том числе в рамках Биржевого комитета, в сотрудничестве с Центробанком, Федеральной налоговой службой, Минфином, Минэнерго. Все компании нефтегазового, угольного и других секторов экономики наряду с игроками финансового рынка (банками, брокерами и т. д.) сегодня вовлечены в эту работу.

«НиК»: Существует ли мировой опыт по применению плавающего акциза в нефтяной отрасли?

– Дело в том, что в других странах к моторному топливу в принципе относятся несколько по-другому, чем в России. Например, в США цены в рознице меняются примерно теми же темпами, как и цены оптового рынка. То есть на американском рынке волатильны не только оптовые, но и розничные цены на топливо.

В РФ ситуация другая. В оптовом звене цены могут меняться достаточно волатильно, отражая в целом конъюнктуру нефтяного рынка, сезонные условия и т. д. Но в розничном сегменте подобная волатильность не может проявиться в связи со спросовыми ограничениями. Российские потребители не получают таких доходов, которые позволяют им платить за топливо с таким разбегом, как на оптовом рынке. В этом и есть главное отличие системы и условий ценообразования на российском рынке нефтепродуктов и, скажем, на американском.

Поэтому мы вынуждены сегодня использовать совокупность механизмов, чтобы оказывать регуляторное воздействие на цены. Включая в том числе гибкий механизм налогообложения.

Далеко не во всех странах он есть, поэтому не так много в мире примеров, когда применяется подобного рода привязка налогов к изменению конъюнктуры, хотя развитой является система дифференциации налогов, особенно в нефтедобыче. У нас актуальной является проблематика изъятия и природной ренты, и ренты конъюнктурной. Плюс ко всему эта регуляторная мера позволяет обеспечить устойчивость ситуации на внутреннем рынке.

И кстати, многие зарубежные коллеги говорят, что при мировых кризисах российская система налогообложения гораздо надежнее защищает внутренний рынок. Именно благодаря такому гибкому ее устройству. В то время как многие другие страны испытывают гораздо больше потрясений.

Периоды благополучия сменяются периодами кризисов для экономик, которые не имеют достаточно надежных механизмов, учитывающих смену конъюнктуры в процессах регулирования. В России такие гибкие механизмы уже показали свою эффективную работу на протяжении порядка 15 лет, если говорить о пошлинах и НДПИ. Лишь топливный акциз таким гибким образом до сих пор не менялся.

Во многих государствах применяются аналоги нашим акцизам – это так называемые «топливные» налоги. Как правило, от их величины зависит уровень цен на топливо. В США налоги ниже всех – там и цены ниже всех (примерно на уровне России), но меняются очень значительно. В ЕС топливные налоги высокие, соответственно, высокие и цены на топливо (в 2-2,5 раза выше, чем в России). Но по этим же основаниям не очень высокая волатильность розничных цен.

Во многих странах в условиях существенных изменений конъюнктуры и разного рода кризисов вынуждены предпринимать разовые действия по корректировке акцизов.

России с учетом низкой транспортной доступности нужно иметь приемлемый уровень цен на топливо и механизмы, которые бы обеспечивали плавное их изменение в зависимости от конъюнктуры. Последние 8-10 лет нам это удавалось делать: при диапазоне изменения цен мировых рынков от $40 до $140 за баррель цены на внутреннем рынке менялись темпами, близкими к темпам инфляции, когда-то опережая, когда-то отставая от нее.

Тот механизм «плавающего акциза», о котором мы сегодня говорим, позволяет бизнесу заблаговременно понимать, какие решения по налогам будут приниматься в той или иной меняющейся макроэкономической ситуации. Таким образом, государственная налоговая политика становится прогнозируемой. И это, конечно, существенно повышает эффективность принятия компаниями долгосрочных решений. Когда у нас налоги в течение пяти лет, в том числе в части акцизов, менялись многие десятки раз, то и нефтяные компании примерно столько же раз вынуждены были корректировать свою инвестиционную стратегию.

Ситуация в других добывающих странах с точки зрения обеспечения инвестиционного процесса формируется в других условиях. Там другие процентные ставки, другие возможности финансового обеспечения, в том числе по современным проектам в добыче и нефтепереработке. В этом смысле Россия всегда находится в более сложных условиях. Поэтому мы вынуждены свою систему экономического регулирования делать гораздо более эффективной.

«НиК»: Можно ли говорить о том, что предлагаемая модель налогового маневра в нефтяной отрасли, и прежде всего идея плавающего акциза, – это в своем роде уникальный формат налогового регулирования, разработанный специально под российскую специфику?

– Да, пожалуй, можно так сказать. Хотя в предлагаемых налоговых изменениях есть, конечно, общие черты и стандартные подходы, а накопленный опыт применения гибкой системы налогообложения в нефтяной сфере и гибкого установления пошлин на нефть и нефтепродукты – многолетний, но в целом эта система действительно уникальна. Но где еще в других странах мира, за редким исключением, такую роль играли бы налоги на нефть и ее производные, как в Российской Федерации?

Справка «НиК»

Налоговый маневр предусматривает постепенное снижение ставки экспортной пошлины на нефть с 30% до 0% в течение 6 лет, начиная с 1 января 2019 года. Равномерно будет повышаться НДПИ (льготы сохраняются). Установлены вычеты по акцизам для высокооктанового бензина пятого класса и дизтоплива. Ставка акциза на прямогонный бензин, бензол, параксилол, ортоксилол, используемые в нефтехимии, будет устанавливаться с учетом коэффициента, который постепенно будет увеличивать ставку на величину снижения ставки пошлины на нефть. В 2021 году ставки акцизов будут индексированы на инфляцию.

Беседовала Ирина Роговая

Россия > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > oilcapital.ru, 31 июля 2018 > № 2689722 Анатолий Голомолзин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 июля 2018 > № 2689501 Александр Цыбульский

Встреча с врио главы Ненецкого автономного округа Александром Цыбульским.

Социально-экономическое положение в Ненецком автономном округе Владимир Путин обсудил с временно исполняющим обязанности губернатора региона Александром Цыбульским.

В.Путин: Александр Витальевич, как Вы ситуацию оцениваете, каковы прогнозы?

А.Цыбульский: Вы знаете, 2015-й, 2016 годы при изменённой конъюнктуре на нефтяном рынке ознаменовались падением доходов бюджета.

Сейчас, мне кажется, нам удалось серьёзно выправить ситуацию, причём и в части бюджета, и в части возобновления инициатив по росту экономики, и по возврату некоторых социальных выплат для особо нуждающихся категорий, которые, к сожалению, в силу бюджетных ограничений в своё время были приостановлены.

Думаю, мы вышли на хорошую устойчивую траекторию экономического роста и будем в этом направлении продолжать двигаться.

Если позволите, скажу несколько слов о том, какие проблемы перед нами стояли, куда мы сейчас собираемся продолжать развиваться.

Первое, конечно, что удалось восстановить, и восстановить хорошим темпом, – это строительство жилья в округе. Эта проблема стоит крайне остро.

Действительно, больше 100 тысяч квадратных метров признаны ветхим и аварийным жильём. Довольно большие очереди, поэтому мы сейчас серьёзно наращиваем темпы жилищного строительства.

В прошлом году ввели порядка 15 тысяч квадратных метров, в этом году ввели уже 12,5. Думаю, что к концу года выйдем на цифру 23. Со следующего года планируем уже перейти на устойчивые 25 тысяч квадратных метров в год и в дальнейшем, если будет позволять бюджет, будем наращивать эти темпы.

Кроме того, у нас есть определённые проблемы с социальной инфраструктурой. Здесь тоже мы в этом направлении двигаемся. Мы, с одной стороны, возобновили строительство так называемых объектов-долгостроев, которые в округе тоже присутствовали. В этом году в столице округа, в городе Нарьян-Маре, мы возобновляем строительство молодёжного центра.

Казалось бы, может быть, это не очень значительный на федеральном уровне объект, тем не менее для города, для округа это действительно значимое мероприятие, поскольку для молодёжи не так много сегодня мест, где они могут проводить время с комфортом и, главное, получать современные условия свободного времени.

Мы возобновили этот объект, он был заморожен, и, думаем, в следующем году уже сможем ввести его в эксплуатацию. Возобновили также строительство нескольких школ, которые у нас стояли и тоже были в непонятном статусе.

Мы тоже эту ситуацию расшили, нашли юридические решения, как можно продолжить строительство, нашли финансирование и продолжили тоже.

Надеюсь, что в следующем году у нас будет ввод нескольких новых объектов. Это в первую очередь касается сельских поселений, где этот вопрос стоит особо остро.

В.Путин: Как здравоохранение?

А.Цыбульский: Со здравоохранением мы продолжаем программу по строительству ФАПов в сельских населённых пунктах. К сожалению, у нас есть проблемы с нашим главным медицинским учреждением – с Ненецкой окружной больницей.

Хотел здесь в том числе обратиться к Вам за поддержкой. У нас, действительно, единственное центральное медицинское учреждение, которое должно выполнять основную функцию первичного медицинского звена и, самое главное, диагностического центра.

В силу малочисленности населения нам, наверное, нет ни экономического, ни социального смысла у себя делать серьёзный, высокотехнологический центр медицинской помощи.

Нам лучше направлять людей, действительно, в те центры, где сконцентрированы лучшие компетенции в стране. И мы можем себе позволить, в том числе взять на себя расходы по транспортировке и по отправке таких больных.

Но нам крайне важно, конечно, у себя развить именно компетенции по диагностике, потому что в первую очередь люди должны получать хорошую диагностическую помощь.

И здесь мы хотели бы обратиться к Вам за поддержкой, может быть, с федерального уровня, помочь нам достроить нашу Ненецкую окружную больницу, а также инфекционное отделение.

Они у нас, честно говоря, находятся в плачевном состоянии. Степень износа уже 100 процентов, мы стоим перед необходимостью строить заново.

Мы, конечно, будем это делать средствами окружного бюджета, но с учётом тех возможностей, которые у нас есть, эта стройка может растянуться на более долгое время.

А здесь, конечно, мне кажется, нам необходим прорыв, поскольку медицинская помощь – это основа качества жизни человека, которую мы должны обеспечить.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 июля 2018 > № 2689501 Александр Цыбульский


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 июля 2018 > № 2699312 Владимир Мау

Подстегнуть рост. Как модернизировать социальное государство после кризиса

Владимир Мау

Ректор Академии Народного хозяйства при правительстве РФ

При перенастройке социального государства необходимо прорабатывать способы компенсации тем, кто несет от глобализации существенные потери

Вот уже 10 лет мир живет в условиях структурного кризиса. Этот кризис не описывается лишь колебаниями в выпуске, макроэкономическими дисбалансами или политической нестабильностью. Суть его в глубокой трансформации, охватывающей разные стороны жизни ведущих стран мира, как развитых, так и развивающихся. На протяжении кризисного десятилетия наблюдаются эпизоды подъема и спада, ускорения и торможения. Однако ключевой особенностью этого периода является общая неустойчивость всех трендов, прежде всего экономического роста, и резко усилившаяся неопределенность последствий технологических инноваций и экономической политики.

К 2018 году сформировалось оптимистическое представление о состоянии и краткосрочных перспективах социально-экономической динамики. Глобальный рост оценивается как достаточно высокий и безынфляционный. Прогноз МВФ на 2018–2019 годы дает темп 3,9% (против 3,2% в 2016-м и 3,7% в 2017 году), что соответствует и экспертному консенсусу. Анализ глобального роста позволяет сделать ряд общих выводов относительно текущих проблем мировой экономики.

Во-первых, не оправдались ожидания 2008–2010 годов, что на сей раз локомотивом выхода из кризиса станут ведущие развивающиеся экономики, прежде всего Китай. Эту роль вновь играет американская экономика. Во-вторых, наметившийся рост примерно соответствует усредненным темпам последних 50 лет (после 1965 года), что означает выход его на устойчивую траекторию. Тем самым можно считать завершенной дискуссию о «долгосрочной стагнации». В-третьих, посткризисный рост происходит без V-образного «посткризисного отскока», характерного для многих прошлых кризисов, что может свидетельствовать о неустойчивости его темпов. Отсутствие такого отскока является, по нашему мнению, прямым следствием успешной антикризисной политики последнего десятилетия.

Мир научился справляться с кризисами: уроки усвоены, и в начале XXI века, несмотря на исключительную тяжесть и новизну обрушившихся на мир проблем, кризис оказался гораздо мягче, чем в прошлом столетии. Однако за социальную стабильность пришлось заплатить отказом от «созидательного разрушения», что негативно сказалось на посткризисной динамике. В-четвертых, ситуация остается противоречивой. С одной стороны, ускоряется глобальный рост, сокращается «разрыв роста», при этом инфляция для такой экономической ситуации необычно низкая. С другой стороны, остается невысоким рост производительности, растет неравенство и обостряются социальные проблемы, связанные с глубокой трансформацией рынка труда под воздействием технологических сдвигов.

На этой основе в ведущих странах мира формируются тренды и вызовы социально-экономического развития, которые будут характерны для 2018–2019 годов.

Прежде всего начинается нормализация денежной политики. Ключевым вызовом сейчас будет способность денежных властей найти оптимальное решение задачи стимулирования роста и недопущения инфляционного скачка. Эта задача теоретически простая, но политически очень сложная. Ужесточение денежной политики необходимо, но оно всегда будет сталкиваться с политическим противодействием — денежные власти будут обвинять в торможении роста.

Экономический рост и так не вполне устойчив, а потому любое его торможение будут объяснять, главным образом, политикой денежных властей. Ситуация усугубляется и тем, что почти четыре десятилетия (примерно с начала 1980-х) инфляция находилась на периферии внимания развитых стран, а затем именно дефляция стала восприниматься как основная угроза. Общественное мнение и политики утратили иммунитет к инфляционным болезням (в отличие от большинства посткоммунистических стран). Торможение же денежной нормализации может обернуться срывом в высокую инфляцию, как бы странно в настоящее время это ни звучало. Нормализация денежной политики несет с собой еще один риск, связанный с резко возросшей ролью финансовых рынков и, в частности, зависимости от них реального сектора.

Действительно, по данным Банка международных расчетов, совокупные активы ФРС США, ЕЦБ и Банка Японии выросли на $8,3 млн, тогда как прирост номинального ВВП в этих странах составил $2,1 трлн. Тем самым разница в $6,2 млрд представляет собой ликвидность, позволяющую оценить «финансовый пузырь» глобальных активов. Сдувание этого «пузыря» может обернуться потрясениями не только для отдельных фирм, но и для некоторых стран. Важным вопросом будет бюджетная и налоговая политика развитых стран. Отрасли человеческого капитала и инфраструктуры являются несомненными бюджетными приоритетами, что в минувшие годы находило отражение во всех предвыборных дискуссиях в разных странах. Но здесь проявляется конфликт между необходимостью наращивать бюджетные расходы и возможностями их финансирования.

Повышение налогов чревато торможением роста, а перераспределение расходов в пользу приоритетных отраслей политически ограничено оборонными секторами. В пользу наращивания заимствований говорят беспрецедентно низкие процентные ставки (то есть дешевизна долга), а против — высокий уровень бюджетной задолженности многих государств и риски полномасштабного бюджетного кризиса в результате нормализации денежной политики и роста процентных ставок.

Сложной проблемой, сочетающей макроэкономические и структурные вызовы, является формирование новой модели социального государства, отвечающего современным технологическим, демографическим и социальным реалиям. Все более очевидным становится кризис традиционных, сформированных индустриальной системой ХХ века систем государственного пенсионного обеспечения, здравоохранения, образования, а также регулирования рынка труда. Здесь пока не удается найти баланс эффективности, надежности и финансовой приемлемости. Частные модели последних десятилетий также не могут обеспечить адекватного решения названной триединой задачи. Социальные программы и услуги становятся все дороже, что ведет или к вытеснению финансирования других программ (инфраструктурных, например), или к росту налогов, или к сокращению реальных расходов на эти отрасли. Тем самым формируется экономико-политический конфликт: все эти варианты финансирования неприемлемы с точки зрения задач устойчивого роста, но именно отрасли человеческого капитала являются в настоящее время приоритетами государства для обеспечения этого роста.

Реформирование социального государства требует скоординированных действий в структурной, фискальной и финансовой сферах, не говоря уже о необходимом для этих реформ политическом консенсусе (или политической воле). Кризис глобализации также ставит новые задачи перед социальным государством. В 2016–2017 годах все большее признание у экономистов получает тезис о конфликте между экономическими и социально-политическими последствиями глобализации. С экономической точки зрения свобода торговли ведет к росту общего благосостояния, и в этом отношении выводы классической экономики XVIII–XIX веков подтверждались дальнейшим ходом истории, в том числе и последних десятилетий. Однако политические последствия были неоднозначными, что приводило на определенных этапах к росту неравенства и, соответственно, социальным конфликтам.

На смену вере в то, что глобализация, обеспечивая рост, приносит выгоды всем, приходит понимание, что выигрывают конкретные люди и конкретные сферы деятельности. То есть у глобализации есть победители и проигравшие. Отсюда рост популизма, особенно в развитых странах. Впрочем, из этого не следует, что отказ от глобализации обеспечит политическую стабилизацию (снижение конфликтности) и нормализацию (спад популизма). Напротив, глобализация важна как источник роста. Но при перенастройке социального государства необходимо прорабатывать также и способы компенсации тем, кто несет от глобализации существенные потери.

Модернизация социального государства непосредственно влияет и на перспективы роста производительности. Ее торможение в значительной мере отражает состояние человеческого капитала: профессиональные навыки и квалификации отстают от быстрых технологических изменений, радикально трансформирующих требования к трудовым ресурсам. Налицо структурные дисбалансы рынка труда — спрос на квалификации не соответствует предложению.

Правительства могут содействовать сглаживанию дисбалансов двумя способами, которые не исключают друг друга: активно инвестировать в образование (переподготовку кадров) и усиливать перераспределение ресурсов от более успешных к «жертвам» глобализации и технического прогресса. Первый путь является предпочтительным, но и более сложным для реализации. Второй создает риски усиления иждивенческих настроений — смягчая остроту социальных проблем, он не дает долгосрочных решений.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 июля 2018 > № 2699312 Владимир Мау


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 июля 2018 > № 2699296 Евсей Гурвич

Экономический тупик: почему нужно повышать пенсионный возраст

Евсей Гурвич

Руководитель Экономической экспертной группы

Повышение пенсионного возраста вызывает острые споры экспертов и недовольство граждан. Можно ли обойтись без реформы или провести ее, не меняя возраст выхода на пенсию?

Прежде всего нужно понять, в чем состоит источник проблемы. Вопреки распространенному мнению, дело не в желании правительства сэкономить на пенсионерах, а в объективных трудностях, которые, как ни парадоксально, возникают в результате абсолютно позитивной тенденции увеличения длительности жизни. Только за последние 10 лет ожидаемая продолжительность жизни выросла в России у мужчин на целых 6 лет, у женщин — на 3,5 года. Это бесценное благо – дополнительные годы жизни – дается не даром. С одной стороны, оно базируется на улучшении системы здравоохранения, формировании более здорового образа жизни и т. д. С другой стороны, старение населения вызывает комплекс экономических проблем: рост расходов на выплату пенсий и здравоохранение увеличивает нагрузку на бюджет (а значит, требует дополнительных налогов), сокращение доли трудоспособного населения вызывает нехватку рабочей силы и тормозит рост экономики. Таким образом, общество, создавая условия для увеличения жизни, в качестве побочного эффекта сталкивается с серьезными проблемами.

Самой уязвимой к старению населения составляющей экономики является пенсионная система, поскольку на каждого работника приходится все больше пенсионеров. В России их число ежегодно растет на 600 000 человек, и на пенсии приходится выделять все больше средств. Оппоненты реформы нередко указывают, где можно взять деньги, позволяющие сохранить нынешний пенсионный возраст. К сожалению, все такие предложения в лучшем случае дают возможность законсервировать ситуацию еще на несколько лет, пенсионная же система должна планироваться в расчете на десятилетия — ведь нынешние работники должны быть уверены, что, завершив трудовую деятельность (через 20, 30 или 40 лет), они будут обеспечены по крайней мере не хуже нынешних пенсионеров. При этом тенденция увеличения продолжительности жизни в ближайшие десятилетия продолжится: Росстат ожидает, что к 2035 году продолжительность жизни мужчин и женщин вырастет еще на 7 и 5 лет соответственно. Таким образом, необходимо обсуждать не способы прожить еще пару лет без повышения пенсионного возраста, а варианты долгосрочной пенсионной политики.

Не следует думать, что рассматриваемые проблемы носят специфически российский характер — напротив, процесс старения населения идет по всему миру и сходные проблемы рано или поздно приходится решать всем странам. Экономический анализ, подкрепленный международным опытом, показывает, что в условиях старения населения по большому счету есть только три варианта действий в пенсионной сфере: из года в год наращивать ее финансирование, пойти на значительное увеличение разрыва между размерами пенсий и зарплаты (стабильное соотношение между ними традиционно считается признаком здоровья пенсионной системы) или повысить пенсионный возраст.

Последние 10 лет Россия двигалась по первому пути: за это время расходы на выплату пенсий выросли в полтора раза как по своему удельному весу (достигнув четверти всех расходов государства), так и в процентах от ВВП. Если взять за основу 2006 год (когда впервые стали рассчитываться общие расходы бюджетной системы с учетом внебюджетных фондов), то весь прирост расходов, измеренных в процентах ВВП, ушел за это время на социальную политику (прежде всего на пенсионную систему). Фактически социальная политика выступала как единственный приоритет бюджета, в остальном можно говорить лишь о временных колебаниях структуры расходов. Если бы уровень пенсионных расходов оставался неизменным, это дало бы возможность почти удвоить расходы на здравоохранение, качество которого критически важно и для пенсионеров, и для остальных граждан.

Продолжение данного пути бесперспективно, фактически ведет в тупик. Во-первых, оно возможно лишь за счет повышения налоговой нагрузки, что означает замедление экономического роста. Во-вторых, блокируются возможности увеличения расходов, работающих на развитие (на образование, здравоохранение, инфраструктуру). В-третьих, такая ситуация делает российскую экономику все менее привлекательной для инвесторов, поскольку создает ожидания будущего перманентного повышения налоговой нагрузки для финансирования пенсий. В конечном итоге в проигрыше окажутся все — и работники, и пенсионеры, и бизнес.

Другой путь — снижение коэффициента замещения (пропорции между уровнем пенсий и зарплаты). Этот вариант технически возможен за счет снижения стоимости пенсионных баллов и минимальной индексации уже назначенных пенсий, однако вряд ли приемлем как по соображениям справедливости, так и в силу высокого влияния пенсионеров как многочисленной (более 42%) и сплоченной группы электората.

Наконец, наиболее распространенным в мире способом реакции на старение населения служит повышение пенсионного возраста. По данным Международной организации труда, только за 2010-2016 годы в 72 странах проходило (или было объявлено и ожидалось) повышение пенсионного возраста, еще в 31 стране тем или иным образом усиливались стимулы для более позднего оформления пенсии. В результате благодаря вовлечению в производство дополнительной рабочей силы ускоряется рост экономики и обеспечивается устойчивость пенсионной системы за счет увеличения ее доходов и стабилизации числа пенсионеров. Несмотря на то что повышение пенсионного возраста нигде не встречается населением с восторгом, фактически оно стало почти рутинной мерой настройки пенсионных систем. Более того, все большее число стран переводит его в автоматический режим, вводя правила регулярной индексации пенсионного возраста по мере роста продолжительности жизни.

Экономическое моделирование дает однозначный вывод о том, что именно повышение пенсионного возраста служит лучшим среди возможных вариантов реакции на старение населения. Применительно к России можно привести еще один аргумент в пользу такого решения. Бюджетные расходы нашей страны на пенсии (около 9% ВВП) близки к среднему уровню таких расходов по странам ОЭСР – элите мировой экономики. При этом наши пенсионные расходы (выраженные в процентах ВВП) более чем вдвое превышают средние расходы стран с формирующимися рынками, входящих в «двадцатку» (так, Китай тратит на пенсии 4%, Южная Корея — 2,6%, Мексика — 1,8% ВВП). По величине коэффициента замещения Россия находится на уровне несколько ниже среднего (правда, имеет близкий к стопроцентному охват старшего поколения пенсиями, не типичный для формирующихся рынков, среди которых можно встретить уровень охвата 25% в Мексике или 20% в Турции). Параметр пенсионной системы, по которому наша страна резко выделяется из обычных стандартов, – это соотношение числа наемных работников, на чьи взносы финансируются пенсии, и пенсионеров. В нашей стране оно ниже единицы (на 46 млн пенсионеров приходится 44,5 млн работников, за которых платятся взносы), тогда как в других странах этот показатель, как правило, лежит в диапазоне 1,5-2. Представляется логичным не увеличивать объем пенсионных расходов (где мы и так намного опережаем страны нашей категории) и не снижать коэффициент замещения (который и так не слишком высок), а подтягивать к обычным значениям рекордно низкую пропорцию между числом работников и пенсионеров. Именно такой эффект будет иметь повышение пенсионного возраста.

Повышение пенсионного возраста иногда сдерживается опасениями резкого подъема безработицы. В России нет оснований ожидать таких проблем по нескольким причинам. Во-первых, наша страна вошла в период длительного падения численности рабочей силы (так, в прошлом году потери составили 0,5 млн человек). Во-вторых, безработица находится сегодня на исторически минимальном уровне. В итоге повышение пенсионного возраста даже поможет избежать торможения российской экономики в условиях начавшейся «демографической ямы».

Наконец, нередко высказывается мнение, что повысить пенсионный возраст в настоящий момент невозможно из-за плохого состояния здоровья и низкой продолжительности жизни работников старшего возраста. К счастью, на самом деле жизнь в основном прирастает полноценными трудоспособными годами. На это указывает динамика рассчитываемого Всемирной организацией здравоохранения показателя здоровой жизни. Только между 2000 и 2016 годом этот показатель вырос для России на 5,5 лет, сохраняя прежнее соотношение с общей продолжительностью жизни. Поэтому в целом повышение пенсионного возраста – это тяжелое, но необходимое и назревшее решение. Которое, разумеется, требует серьезной проработки в части дополняющих и поддерживающих мер, но не имеет серьезной альтернативы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 июля 2018 > № 2699296 Евсей Гурвич


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > snob.ru, 30 июля 2018 > № 2694338 Владислав Иноземцев

(Ир)рациональность налоговых реформ

Владислав Иноземцев

Повышение пенсионного возраста и НДС принесут в казну только в первый год около триллиона рублей. Власти уверяют, что эти деньги будут потрачены на социальные проекты. Экономист Владислав Иноземцев попытался разобраться в том, куда на самом деле пойдут эти финансовые потоки

Успешно пережив в начале 2018 года очередной плебисцит о доверии «национальному лидеру», российский политический класс озвучил ту повестку дня, в реализацию которой не вполне верили даже его последовательные критики. Увеличение срока выхода на пенсию, повышение налога на добавленную стоимость, стимулирующий рост цен на топливо «налоговый маневр» в нефтяной отрасли, возможное введение прогрессивной ставки подоходного налога и никто не знает, что еще, — такое фронтальное «выжимание» денег в пользу казны и внебюджетных фондов вызывает сегодня в обществе практически единодушное осуждение.

Я не хотел бы повторять наиболее распространенные аргументы критиков. Отмечу лишь, что, помимо указания на нарушение «социального контракта», лежавшего в основании пресловутой «стабильности», чаще всего говорится о том, что изменения в налоговой политике будут разгонять инфляцию, снизят реальные располагаемые доходы населения и уровень жизни, что в свою очередь сократит спрос и заметно затруднит жизнь предпринимателям. Все это, уверены практически все неангажированные эксперты, приведет к замедлению хозяйственного роста и с высокой вероятностью запустит новую рецессию уже в ближайшие годы.

Между тем я хотел бы обратить внимание на один из аспектов «новой экономической политики», который в последнее время обычно остается в тени. Например, послание президента, оглашенное 1 марта, запомнилось всем не пожалевшим времени на его просмотр акцентом на теме обеспечения обороноспособности, однако в ближайшие годы никакого роста затрат на оборону бюджетные проектировки не предполагают — на 2019 год, наоборот, намечено их сокращение. Вскоре после своей инаугурации Владимир Путин проехал по Крымскому мосту, однако на недавней рабочей встрече с губернатором Сахалина президент ограничился довольно абстрактным замечанием о том, что вопрос о строительстве еще одной гигантской «скрепы» «он поручил правительству проработать», а там «посмотрим». Космическая программа, одна из «визитных карточек» столь ныне почитаемого Советского Союза, тоже не рассчитывает пока на мощное дополнительное финансирование.

И у меня возникает резонный вопрос: на что правительство намеревается потратить те 600+ млрд рублей, которые оно предполагает получить от повышения НДС? Куда пойдут 350–400 млрд рублей, сэкономленные в первый год на повышении пенсионного возраста (не надо рассказывать о «дополнительной» 1000 рублей к пенсиям — ее «съедят» утраченные льготы)? Как распорядятся средствами от других «реформ», которых, судя по всему, не придется долго ждать?

Ответ на этот вопрос властями уже дан — и, я должен заметить, он звучит как минимум неожиданно. Оказывается, существует практический консенсус по направлению дополнительных средств в «новые нацпроекты». Озвучено, к примеру, что более 3,5 трлн рублей пойдут до 2024 года на улучшение демографической ситуации в стране, около 1,5 трлн — на поддержку здравоохранения, 1,3 трлн — на развитие интернета и связи, почти 800 млрд — на образование и т. д. Не кажется ли, что все статьи, по которым предполагается резкое увеличение расходов, что-то сближает?

Сближает их, на мой взгляд, одно очевидное обстоятельство: все, что правительство снова «заворачивает» в обертку нацпроектов, граждане… могут (и даже были бы рады) с удовольствием сделать сами. В рамках этих стратегий высказывается намерение увеличивать поддержку семьям с детьми, способствовать «активному долголетию» граждан, повышать долю тех, кто регулярно занимается спортом.

Все это, рискну предположить, не более чем пустые слова. Чтобы у людей было время для занятия спортом, они должны меньше работать — но в условиях, когда все вокруг будет ускоренно дорожать из-за повышения НДС, им, скорее, придется искать приработку. Средний класс и предприниматели были бы рады тратить больше денег на те же фитнес-клубы, но, вероятно, будут больше отдавать времени бизнесу. Что касается не вышедших на пенсию лиц старшего возраста, то тут и говорить нечего — они как раз будут сбивать зарплаты тех, кому сейчас относительно несложно найти хорошую работу в условиях дефицита на рынке труда. Как будет идти процесс вовлечения граждан в спорт, мы можем догадаться: ценники на спортивные сооружения (в среднем в 2,5 раза превышающие европейские) мы уже видели на примере чемпионата мира.

В здравоохранении все обстоит еще более очевидно: сегодня рынок поделен между фармкомпаниями и перепродавцами лекарств. Например, в Москве «Фармстандарт» контролирует почти 40% всех централизованных закупок лекарств, а «Биокад» близок к полной монополии на поставку противоопухолевых препаратов, причем в последнем случае они оцениваются почти в 2 (!) раза выше, чем продаются в рознице (и этот показатель во многих хорошо известных случаях еще выше). Столь же немалыми будут ценники на строительство детсадов и домов престарелых. В Москве содержание одного ребенка в государственном детском саду обходится в 13–14 тыс. рублей в месяц, в то время как дотация для частных детских садов не превышает 4,5 тыс. рублей. Однако это не предел «наценки»: содержание одного пациента в доме престарелых стоит до 80 тыс. рублей в месяц), что почти в семь раз превышает величину прожиточного минимума пенсионера в Москве.

Все это означает лишь одно: правительство осознанно увеличивает «социальные» расходы именно потому, что на этой «поляне» нарисовалась самая роскошная «кормушка» в условиях, когда повышать военные расходы или ассигнования на «общегосударственные нужды» уже затруднительно. Ошибка многих критиков власти заключается сегодня в том, что они акцентируют внимание на «революционных» изменениях в методах собирания налогов, почти не замечая не менее революционных перемен в сфере расходования народных средств.

Налоговая реформа, проводимая ныне властями, задумана очень просто и реализуется в интересах понятных групп лиц. Власти не лукавят: все или почти все, что дополнительно получит бюджет, государство направит на социальные программы. Проблема состоит в том, что эти деньги, пока (и если) они дойдут до получателей, проследуют по всей цепочке бюджетных счетов и частично прилипнут к рукам посредников, что и является основной задачей российского чиновничества (не случайно воровство на закупках увеличилось за последние десять лет почти вдвое — с 1 трлн до 1,9 трлн рублей). Развитие «социалки» выгодно всем: допущенные будут зарабатывать, завышая по согласованию с чиновниками цены на товары и услуги, более мелкие «винтики» в системе станут вымогать у граждан взятки и благодарности за распределение формально бесплатных услуг, и наконец, «силовики» не останутся в стороне, пресекая «спекуляции» в сумме нескольких тысяч рублей.

Как показывает опыт большинства рыночных экономик, экономический рост стимулирует прежде всего снижение налогов, а не их повышение (это идеально подтверждается даже ситуацией, складывающейся сегодня в США, где реформы Дональда Трампа поддержали рост ВВП, продолжающийся уже девятый год). Повышение налогов имеет смысл только в том случае, если дополнительное средства в первую очередь инвестируются в критически важные «точки роста», способные обеспечить мультипликационный эффект. Однако эффект Сколково, космических программ, строительства высокоскоростных железнодорожных магистралей и прочих «мегапроектов» в России известен. И именно поэтому, мне кажется, сейчас предпринимается попытка сместить акценты в пользу повседневного и долгосрочного бизнеса, состоящего в методичном изъятии у граждан денег, которые могли бы пойти на рыночные покупки, ради настырного навязывания людям нерыночно оцениваемых товаров и услуг — с «монетизацией» маржи в карманах заинтересованных чиновников и приближенных к ним лиц.

И если понять государство, которое помогает гражданам обороняться от внешних врагов или развивать далекие окраины страны, еще можно, то государство, помогающее людям неэффективно обеспечить их нужды, отнимая для этого деньги, которые они годами эффективно тратили каждый день, выглядит каким-то изощренным издевательством над здравым смыслом.

Подводя итог, я повторю еще раз: в условиях нестабильной экономической ситуации бессмысленно и вредно забирать деньги у населения — и особенно странно объяснять это изъятие необходимостью повышения социальных расходов, как сегодня делают власти. Просто потому, что из кармана потребителей финансируются наиболее эффективные предприятия; распределение этих денег в наибольшей степени стимулирует конкуренцию; и наконец, именно эти расходы производятся в стране наиболее экономно.

Сегодня нет более эффективного инструмента запуска в России экономического роста, чем снижение налогов, повышение денежных доходов низкообеспеченным категориям населения и максимальное ограничение деятельности любых коммерческих посредников. И если ни одна из этих мер не находится в списке приоритетов наших властей, сложно не прийти к выводу, что их интересы расходятся с интересами граждан. Причем правительство понимает это гораздо отчетливее, чем его подданные, и потому его действия могут казаться иррациональными лишь непосвященным.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > snob.ru, 30 июля 2018 > № 2694338 Владислав Иноземцев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 30 июля 2018 > № 2693700 Сергей Катырин

В ТПП РФ предложили способ смягчения пенсионной реформы.

Именно материальные стимулы для работодателя способны снизить возрастную дискриминацию работников, которая предсказуемо возрастет в связи с пенсионной реформой, считает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Сергей Катырин.

Людям старше 45 лет и сегодня непросто найти работу, а после повышения пенсионного возраста до 63 и 65 для женщин и мужчин соответственно проблема только обострится, убежден он. Причем, считает глава предпринимательского объединения, предлагаемые меры противодействия этому — увеличение ответственности работодателя, вплоть до уголовной — за увольнение людей предпенсионного возраста мало что дадут.

«Способов избавиться от неугодного или, по мнению руководителя, уже ненужного работника множество, и мы все это прекрасно знаем и понимаем. Вместо кнута нужен пряник. Что, если снизить затраты работодателя? Пусть за «возрастных» сотрудников он меньше отчисляет денег на их обязательное пенсионное страхование. Сегодня это 22 процента от фонда оплаты труда, и снижение этих выплат может реально заинтересовать работодателя в сохранении контракта с работниками предпенсионного возраста», — подчеркнул Сергей Катырин.

Глава федеральной палаты добавляет, что надо тщательно просчитать, с какого возраста начинать платить меньше и насколько меньше.

«Я лично рискнул бы утверждать, что суммы можно снизить и наполовину, скажем, начиная с 58 лет для мужчин и, соответственно, несколько раньше для женщин. Это поможет избежать огромного количества человеческих трагедий из-за потери работы, значительно снизит расходы на безработицу, позволит сохранить кадры и, главное, сделает неизбежную пенсионную реформу менее болезненной и более приемлемой для людей», — убежден президент ТПП РФ.

Источник: REGNUM

Россия > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 30 июля 2018 > № 2693700 Сергей Катырин


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 30 июля 2018 > № 2689964 Сергей Аксенов

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Крым Сергеем Аксёновым.

Обсуждались, в частности, вопросы развития туризма в Крыму.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сергей Валерьевич, мы только что на совещании обсуждали, как исполняется ФЦП по основным структурам, которые этим занимаются, имея в виду ту роль, которую играет руководство Республики Крым, ваши органы управления.

Сейчас я хотел бы обратиться к одной очень важной, особенно в курортный сезон, теме. Этот год очень знаменательный – начал свою работу мост. И мост, конечно, создаёт совершенно другую ситуацию. Я не буду её специально анализировать, но очевидно, что через мост едет большой поток туристов, и это очень хорошо для Республики Крым и Севастополя.

Какие здесь открываются перспективы? Какие задачи Вы считаете правильным решать с учётом появления новой и самой лучшей коммуникации, которая связывает полуостров и остальную часть Российской Федерации?

С.Аксёнов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, строительство и ввод в эксплуатацию автодорожной части моста дали развитию полуострова значительный толчок. У нас на сегодняшний день в рамках курортного сезона отдохнуло 3,82 миллиона человек. По сравнению с прошлым годом рост численности – более чем на 25%. При этом прямые поступления от коллективных средств размещения в этом году в бюджет Республики Крым – 1,17 млрд рублей, что на 26% больше, чем в прошлом году. Из 750 коллективных средств размещения на сегодняшний день загружены практически все. Средняя загрузка составляет 80%, в прошлом году эта цифра была 66%. При этом начали подтягиваться такие районы, как Черноморский и Ленинский, которые не были загружены в предыдущие периоды. В этих районах предварительно загрузка коллективных средств размещения составляет 77 и 78% соответственно. В Феодосии – 95%, в Судаке – 91%. Это традиционные курортные регионы, которые всегда принимали туристов.

Выросло количество событийных мероприятий, событийный туризм. На территории Республики Крым проходит очень много фестивалей, конкурсов. Развивается направление, связанное с отдыхом в автокемпингах. С учётом ввода в эксплуатацию моста, я думаю, поедут более активно. Через мост уже проехало в ту и другую сторону 1,14 млн автомобилей и 12 тыс. автобусов. Такого потока транспортных средств никогда не было. Рекорды ставит и аэропорт Симферополь – новый терминал. 2,5 миллиона уже перевалили мы, при этом более 2 миллионов (уже в течение двух дней буквально) примет только новый терминал. Это колоссальное достижение. Спасибо огромное Вам, Правительству Российской Федерации. Помощь оказывалась по всем направлениям. Уверен, что такие меры поддержки позволят нам создать комфортную среду.

И в энергетике при поддержке Президента и Вашей сделаны конкретные шаги. Энергомост работает. В этом курортном сезоне нет дефицита электроэнергии. В принципе у нас режимов нет, отключений электроэнергии нет, то есть обеспечены в полном объёме. Эти меры, конечно, дали возможность увеличить приток туристов.

Сейчас боремся за то, чтобы количественные изменения перешли в качественные. Повышаем уровень культуры обслуживающего персонала. В общем крымчане настроены очень доброжелательно к тем, кто приезжает. В основном это наш, российский турист. И мы благодарны этим людям, которые, наверное, из патриотических чувств приезжают в Крым.

Д.Медведев: Не только исходя из этих чувств. Они любят Крым, поэтому и приезжают. Их же никто не гонит сюда, они сами приезжают.

Это действительно очень благоприятные изменения. Они связаны с решением важнейших инфраструктурных задач, с появлением новых транспортных узлов – я имею в виду и аэропорт, и движение по мосту. И это открывает принципиально новые возможности. Я думаю, что в дальнейшем мы увидим ещё более значительные изменения, особенно с учётом того, что в настоящий момент строится железнодорожная ветка. Она позволит решить целый ряд не менее важных задач, которые ещё стоят перед Республикой Крым, перед полуостровом. Поздравляю с таким удачным курортным сезоном!

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 30 июля 2018 > № 2689964 Сергей Аксенов


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 июля 2018 > № 2689963 Дмитрий Овсянников

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Севастополя Дмитрием Овсянниковым.

Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития города.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Дмитрий Владимирович, мы только что провели совещание, которое было посвящено выполнению ФЦП по развитию Крымского полуострова в целом. У всех свои задачи. Как Вы оцениваете ситуацию? Каковы основные проекты, которые ведутся у вас в Севастополе в настоящий момент? Я вижу позитивные изменения. Проехал по городу – качество дорог становится лучше, есть целый ряд новых социальных объектов. Тем не менее ещё очень многое предстоит сделать. На что хотите обратить внимание?

Д.Овсянников: Дмитрий Анатольевич, спасибо за Вашу поддержку и контроль. Хотел бы обратить внимание, что самым негативным моментом является график финансирования.

Мы к концу 2016 года и в 2017 году провели большое количество проектно-изыскательских работ и впервые сдали 18 новых объектов. Спасибо, что есть возможность включения дополнительных объектов. Это всё заставляет правительство города повышать качество работы.

Направления, на которых мы в последнее время сконцентрировали усилия, – это благоустройство города, строительство дорог, новых социальных объектов. Сейчас одномоментно в строительстве находятся три школы и три детских сада. Мы вскоре приступим к ремонту и реконструкции нашего причального фронта, он достаточно большой в городе. Мы получили поддержку для того, чтобы обосновать включение дополнительных мероприятий по созданию парковых пространств, этого пока нет в ФЦП. Мы согласуем, и я надеюсь, что Вы поддержите. В Севастополе создание комфортной городской среды для жителей города и туристов, которые посещают город, – это важно. Мы через некоторое время готовы выйти с предложениями о включении этих объектов в ФЦП. На этом мы сейчас и концентрируем работу.

Д.Медведев: Вы сказали про финансирование, тут основная проблема не в финансировании – финансирование есть, а именно в кассовом исполнении тех затрат, тех финансовых проектов, которые существуют. Я обязательно обращу на это внимание и федеральных органов, потому что среди них хватает отстающих. Придётся сделать некоторые выводы по поводу того, как целый ряд проектов финансируется. Но и Вас просил бы на это обратить внимание, потому что мы с Вами понимаем, далеко не всё можно перетаскивать на следующий год, хотя такая практика у нас по ряду направлений существует, – очень важно всё делать в срок. Так что для этого нужно будет предпринять определённые организационные усилия. Я знаю, что у Вас есть ряд идей, в том числе о развитии учебного процесса в городе. Каковы они?

Д.Овсянников: Если позволите, я хотел бы обратиться с вопросом о поддержке нашей совместной работы с министром Котюковым Михаилом Михайловичем по превращению Севастопольского государственного университета в мощный образовательный центр, который, как предполагает национальный проект, будет конкурировать не только с вузами Российской Федерации, но и на международном уровне. Мы это обсуждали. Программа развития всех ГУ утверждена Правительством Российской Федерации. Мероприятия включены для финансирования в ФЦП. Вуз, безусловно, обладает теми конкурентными направлениями в области морских технологий, приборостроения, ядерных технологий, которые позволят нам претендовать на создание такого мощного образовательного центра. Я понимаю, что это будет конкурсная процедура. Мы к этому готовы. Министерство считает, что из 15 НОЦ (научно-образовательные центры) именно в Севастополе должен быть один. Мы готовы участвовать в конкурсе и готовы это развивать.

Д.Медведев: Если готовы участвовать в конкурсе и готовы развивать, то давайте Ваше предложение, я дам поручение министру Котюкову, чтобы он вместе с Вами всё это отработал. Если получится хороший проект, мы все будем рады.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 июля 2018 > № 2689963 Дмитрий Овсянников


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > premier.gov.ru, 30 июля 2018 > № 2689962 Дмитрий Медведев

О социально-экономическом развитии Республики Крым и Севастополя.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев принял участие в церемонии открытия регулярного движения скоростного морского пассажирского судна на подводных крыльях «Комета 120М».

Проект организации регулярных морских скоростных пассажирских перевозок в Азово-Черноморском бассейне осуществляется концерном «Калашников» совместно с судостроительным заводом «Вымпел» во исполнение поручения Президента России.

Для реализации проекта Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях имени Р.Е.Алексеева спроектировало новое судно «Комета 120М» (СПК). Торжественный спуск на воду первого СПК состоялся 20 октября 2017 года на заводе «Вымпел». Планируется, что судно будет работать на регулярной линии Севастополь – Ялта – Севастополь.

Судно создано на базе судов на подводных крыльях проектов «Комета», «Колхида», «Катран» и предназначено для перевозки пассажиров в прибрежной морской зоне. Пассажировместимость судна – 120 человек (бизнес-класс – 22 человека, экономкласс – 98 человек), максимальная скорость хода – 35 узлов (65 км/ч) .

Основным отличием судна от ранее эксплуатируемых проектов стало улучшение комфорта пассажиров и экипажа, в частности, за счёт применения автоматической системы снижения качки и перегрузки, использования систем кондиционирования воздуха, применения современных вибропоглощающих материалов.

Совещание о социально-экономическом развитии Республики Крым и Севастополя

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня наше совещание посвящено текущему положению дел в сфере социального и экономического развития Крыма, города Севастополя. Обсудим, как идёт исполнение федеральной целевой программы, есть ли потребность в каких-то дополнительных проектах, в какой срок их надо подготовить и реализовать. И – в этом контексте – нужно ли продление программы в целом. Также в повестке ещё один важный вопрос – борьба с последствиями продолжительной засухи в регионе.

В Крым за прошлые годы мы вложили немало сил и средств. Стояла беспрецедентная по трудности и масштабам задача – в кратчайшие сроки интегрировать полуостров в правовое, инфраструктурное, экономическое пространство Российской Федерации. Подобного опыта нет практически ни у одной страны. Мы приняли десятки нестандартных решений по энергоснабжению, водоснабжению, обеспечению газом, транспорту. В прошлом регион десятилетиями недофинансировался, инженерный и коммунальный комплексы полностью выработали свой ресурс, дорожный фонд не обновлялся с советских времён. И на это накладывалась непростая внешнеполитическая обстановка.

Сегодня можно сказать, что наиболее трудный этап пройден. Мы вошли в режим более спокойной, плановой работы. Наша главная цель – создать на полуострове совершенно иные стандарты жизни, отдыха, новую социальную среду, превратить Крым в динамично развивающийся регион. Мы уже завершили более трети всех объектов и мероприятий в рамках действующей ФЦП. Ещё более половины находятся в работе. Прежде всего это строительство дорог (тут ещё много чего предстоит сделать) и социальных объектов, энергетический комплекс, инженерная инфраструктура.

Тем не менее уже сейчас Крым заметно отличается от того, каким он был четыре года назад. Это все отлично знают. Это видно и по уровню жизни людей, и по отдельным инфраструктурным решениям. Ликвидирован дефицит электроэнергии. В этот курортный сезон люди впервые смогли приехать в Крым по новому мосту. Это уникальное инженерное сооружение, где запущено движение по автодорожной части. Сейчас в разгаре работы по строительству железнодорожной ветки. Работает аэровокзальный комплекс аэропорта Симферополь. И ведётся целый ряд других крупных инфраструктурных проектов.

В социальной сфере: к 2019 году будет сдано 36 дошкольных учреждений и 13 школ. Они в значительной мере позволят решить проблему второй смены в школах и проблему очередей в детские сады.

Мы прекрасно понимаем, как они важны, как ждут крымчане и эти детские сады, и школы, и поликлиники, и культурные центры. Ждут обновления автобусного и троллейбусного парка. Мы сейчас ехали – посмотрели на новые автобусы, которые закуплены и стоят здесь, в Севастополе. Но в любом случае этот парк нужно обновлять и довести его обновление до необходимого разумного уровня. Предприятия нуждаются в сетевых комплексах, газопроводах, снабжении водой. Поэтому все сроки, обязательства, которые заложены в утверждённый план-график строительства, должны строго соблюдаться.

К сожалению, не всё строится с такой скоростью, как мы планировали. Где-то затягиваются сроки подготовки конкурсной документации, где-то возникают проблемы с площадками. Это требует организационной и бюджетной дисциплины, более тщательной работы с заказчиками. Местным властям нужно держать ситуацию на постоянном контроле – на это я обращаю особое внимание.

Ещё одна задача, которую мы решаем в Крыму, – это улучшение инвестиционного климата и развитие предпринимательства.

Сейчас мы активно готовим новый национальный проект в сфере малого и среднего бизнеса. В нём будут содержаться и конкретные целевые ориентиры, и планы нашей дальнейшей работы. При этом, конечно, мы будем принимать и индивидуальные решения, если в них есть потребность.

Есть предложение о докапитализации государственной микрофинансовой и региональной гарантийной организации в Крыму на полмиллиарда рублей. Я думаю, это идея интересная, давайте её обсудим и рассмотрим. Доступные кредиты должны оживить деловую активность, упростить старт бизнеса для тех, кто только хочет открыть своё дело. Помочь модернизировать уже действующие компании за счёт пополнения оборотного капитала.

И ещё одна тема, которую я хотел бы затронуть на сегодняшнем совещании. В начале июня на всей территории Крыма был введён режим чрезвычайной ситуации из-за засухи. Сельхозпредприятия несут ущерб из-за гибели посевов, недобора урожая. Сегодня обсудим, что мы сможем сделать: сможем ли покрыть недостающую потребность в зерне из запасов, требуются ли здесь какие-либо решения из федерального центра. И ряд других вопросов рассмотрим.

М.Орешкин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Действительно, катастрофическая недофинансированность инфраструктуры Крыма в постсоветский период де-факто потребовала реализации комплексной программы по созданию нового инфраструктурного каркаса полуострова. Основные ресурсы в последние годы и сейчас направляются на создание транспортной, энергетической, инженерной, жилищно-коммунальной инфраструктуры. Общий объём финансирования программы, которая была запущена в 2015 году на пятилетний срок, составляет более 800 млрд рублей, из которых 790 млрд приходится на средства федерального бюджета. Помимо этих ресурсов в инфраструктуру региона активно инвестируются сотни миллиардов рублей средств государственных компаний – по разного рода проектам.

К настоящему моменту завершено создание трети запланированного – это 214 объектов. Ещё порядка 350 находятся на этапе реализации. Наиболее важные объекты инфраструктуры известны всей стране: электросетевой энергомост, мост через Керченский пролив, новый аэропортовый комплекс. Сейчас в заключительной стадии находится строительство новых теплоэлектростанций, объектов инженерной инфраструктуры, что позволит обеспечивать водой Восточный Крым, и, конечно, строительство трассы «Таврида», которая свяжет восток и запад полуострова.

С точки зрения эффекта на экономику, на развитие региона реализация программы обеспечивает прирост пассажиропотока на воздушном транспорте более чем на 1 миллион человек ежегодно, на железнодорожном транспорте – почти на 4 миллиона. И, что очень важно, прирост объёма перевозок грузов – до 13 млн т.

С точки зрения социальной сферы – растёт количество высокотехнологичных мест в объектах здравоохранения (на 10%), создаётся 11 тыс. мест в учреждениях общего образования и более 20 тыс. мест в детских садах. Во многом эти инвестиции помогают решить проблему второй смены в школах и серьёзно сократить очереди в детских садах.

Программа задумывалась на пять лет, но уже есть определённый объём накопленных поручений по новым объектам. Поэтому мы подготовили предложение по продлению программы до 2022 года с увеличением её финансирования. Как минимум, те объекты, которые сейчас есть, – это объекты на 37 млрд рублей: 85 объектов по Республике Крым и 55 объектов по Севастополю.

Вы упомянули управленческую дисциплину с точки зрения реализации программы. У нас на текущую дату реализация 501 объекта и мероприятия (это примерно 80%) осуществляется в соответствии со сроками плана-графика и взятыми обязательствами. По 120 объектам есть отставание. Если посмотреть по ведомствам, ответственным за объекты, хуже всего ситуация у Минобрнауки – 15 объектов (33% от общего количества), Росжелдор – 3 объектов (75%), Республика Крым – 72 объекта (16%), город Севастополь – 20 объектов (22%).

С точки зрения кассового исполнения. В прошлом году у нас кассовое исполнение составило практически 93% по программе, в этом году на 20 июля – практически 50 млрд рублей (31% годового объёма). Если сравнивать это с 2017 годом, у нас здесь ситуация улучшилась на 10 процентных пунктов, то есть исполнительская дисциплина поднимается. Но при этом есть ряд заказчиков, где кассовое исполнение составляет менее 10%. Это Минкультуры – 1% всего, Минэнерго – 5%, Росморречфлот – 8%, и низкий процент исполнения за первое полугодие зафиксирован в городе Севастополе – всего лишь 5% от предусмотренных на 2018 год средств. По Севастополю ситуацию, конечно же, нужно исправлять, потому что, с одной стороны, поступают предложения по расширению действующей программы, с другой стороны, те объекты, которые есть, не всегда финансируются, и зачастую исполнители сталкиваются с проблемами при их реализации.

Вы правильно отметили, что вопрос предпринимательской активности на полуострове очень важен. Здесь важно понимать, что 62% занятости в регионе обеспечивается как раз малыми и средними предпринимателями.

Реализация крупных инфраструктурных проектов будет улучшать логистическую связанность полуострова с остальной частью России, позволит сокращать стоимость, сроки поставок товаров, повысит доступность полуострова для туристов. Всё это, конечно, будет способствовать улучшению инвестиционного климата. Но одна из проблем, довольно серьёзная для развития предпринимательства, это неразвитая система финансирования по вполне понятным ограничениям, которые есть на полуострове. Поэтому, если будет принято решение о докапитализации микрофинансовой организации, она, конечно же, повысит капитализацию фонда Крыма более чем в два раза относительно текущих уровней. Это будет очень хороший, позитивный толчок для создания новых бизнесов и развития уже имеющихся. С начала деятельности фонда, который был создан в 2014 году, выдано более 540 займов на общую сумму 640 млн рублей. Средняя ставка 9,5% – это то, что действительно привлекает серьёзный спрос. Все мы прекрасно знаем, что микрофинансовая организация в Крыму сейчас не в состоянии удовлетворить все заявки, которые поступают со стороны предпринимателей.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > premier.gov.ru, 30 июля 2018 > № 2689962 Дмитрий Медведев


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 30 июля 2018 > № 2689500 Александр Усс

Встреча с врио губернатора Красноярского края Александром Уссом.

Президент провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Красноярского края Александром Уссом.

В.Путин: Александр Викторович, добрый день. Как дела у вас?

А.Усс: Владимир Владимирович, во-первых, спасибо за возможность встретиться второй раз за полгода и за поддержку. Дела, думаю, как и во всей стране.

В.Путин: То, о чём договаривались с Вами, когда я у вас был, – там что-то двигается?

А.Усс: Владимир Владимирович, сразу об этом.

Прежде всего по «Енисейской Сибири». Без общих слов могу сказать, что этот проект приобретает всё большую популярность в качестве зонтичного бренда. Когда я Вам докладывал о том, что мы готовы его реализовывать как комплексный межтерриториальный проект, объём предполагаемых инвестиций составлял порядка 500 миллиардов. На сегодня заявители уже говорят о триллионе. Причём появились нефтяники, та же «Независимая нефтегазовая компания». Думаю, что если в течение трёх месяцев там подтвердятся прогнозы, то, вообще говоря, это просто новая жизнь для Таймыра и для Севера.

У нас была, и остаётся, в общем-то, серьёзная проблема по лесной отрасли – отсутствие современной лесохимии: это «тромб» нашей лесной отрасли – отсутствие современного ЦБК. Сегодня есть уже три инициативные группы, и, скорее всего, решение по строительству ЦБК в течение второго полугодия этого года будет принято. Соответственно объём инвестиций, а это масштабные вещи, от 1,5 до 2 миллиардов долларов. Есть ещё темы, которые позволяют нам выходить на эту цифру.

Очень активно идёт работа по организационной схеме сопровождения этого комплексного инвестиционного проекта. До 15 августа мы должны подготовить вместе с федеральными коллегами проект распоряжения Правительства. То есть мы считаем, что проект зазвучит, и, действительно, он может стать основным драйвером того, что мы называем восточным вектором.

Есть пара вопросов, которые я хотел бы согласовать, получить совет или одобрение. Первое. Учитывая межрегиональный характер (проект уже вошёл в Стратегию пространственного развития страны) – мы получили по этому поводу информацию, и – учитывая, что Хакасия, Тыва и Красноярский край традиционно были единым экономическим районом, – начинаются какие-то разговоры о целесообразности или нецелесообразности создания координирующего органа по линии управления. Мне кажется, это пока преждевременно. И мы ориентируемся на то, что всё-таки «Енисейская Сибирь» – это главным образом портфель инвестиционных проектов, чисто экономическая реалия.

В.Путин: Я об этом ничего не слышал. Это вы там, на месте, должны определить: если нужен какой-то координирующий орган – пожалуйста. Если пока нет, то и не надо.

А.Усс: Я думаю, что пока нет.

И второй вопрос. Я хотел бы как раз получить Вашу поддержку. Учитывая, что Красноярский край, сам Красноярск – это природоресурсное ядро всей страны, мы сейчас предпринимаем некоторые шаги в том, чтобы где-то получить дополнительные компетенции в области природоресурсного блока либо их удержать.

Что я имею в виду? Как Вы знаете, в Красноярске находится Красноярский завод цветных металлов, самое крупное аффинажное производство России, а по многим показателям одно из самых крупных в мире. По аффинажу мы [производим] где-то 75 процентов всего золота соответственно и по платине – более 85. Учитывая то, что у нас есть неприватизированные предприятия в стране, в частности Московский завод по обработке специальных сплавов и Приокский завод цветных металлов, они несопоставимы по объёму цветмета, я обратился к Дмитрию Анатольевичу с инициативой о возможности создания под управлением именно «Красцветмета» российского холдинга, поскольку центр компетенции, безусловно, находится в Красноярске: во-первых, сам завод; во-вторых, Сибирский федеральный университет с очень мощным Институтом цветных металлов и материаловедения (мы ежегодно проводим мировые конгрессы с числом иностранных участников до 500 человек).

Поэтому, учитывая, повторяю, особый статус Красноярского края и в свете этого комплексного инвестиционного проекта, хотел бы получить Вашу поддержку в таком направлении – определённое, так скажем, сосредоточение компетенций природоресурсного блока там, где это производство сосредоточено.

В.Путин: Я ничего против не имею, но всё равно нужно это проработать на правительственном уровне.

А.Усс: Безусловно. Мы через Правительство и зашли, что называется. [Министр промышленности и торговли] Мантуров, [Первый заместитель Председателя Правительства – Министр финансов] Силуанов – все в курсе.

В.Путин: Хотел бы вернуть к тому, с чего начал. Когда я у вас был, говорили по некоторым направлениям, которые чрезвычайно чувствительны для людей, в том числе по экологии, некоторым другим проектам.

А.Усс: Да.

В.Путин: Договаривались о том, что нужно вместе сделать, как усилия объединить бизнеса, региональных властей, федеральных.

А.Усс: Что касается крупного бизнеса, то у них действительно есть свои программы. Я подтверждаю те планы, которые они докладывали Вам, это действительно серьёзные вещи.

Но вот городская среда – это тема сложная, комплексная. В соответствии с Вашим поручением мы подготовили соответствующий комплексный план. Но учитывая то, что в национальные приоритеты попали ещё 11 городов (наряду с Норильском и Красноярском), срок подписания этих документов уходит на сентябрь. Хотя, откровенно говоря, нам хотелось бы получить эксклюзив, коль скоро мы были первыми, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Объём средств, которые необходимо использовать для этого, достаточно велик, но, естественно, по линии Минфина, как обычно, происходят соответствующие корректировки. Но я считаю, что это самый серьёзный вызов – наряду с универсиадой, о чём я тоже хочу сказать, – который мы, я имею в виду краевое руководство, должны реализовать. Людям это обещано, они это чётко запоминают, и на самом деле, на мой взгляд, это одна из наиболее действительно чувствительных проблем для Красноярского края.

В этой связи, если позволите, Владимир Владимирович, о теме метро. Учитывая, что тема финансовоёмкая, – естественно, она просто уходит. Я опасаюсь, что она может уйти в никуда. Я отдаю себе отчёт, что на самом деле 65 миллиардов – это серьёзная сумма. Мне кажется, мы могли бы к этому подойти, может быть, с иных позиций – комплексное решение по скоростным видам городского транспорта (где-то электричка, где-то есть новые скоростные трамваи), с тем чтобы это не стало домашним заданием чисто Красноярского края.

В.Путин: Давайте про это ещё подумаем. Эта тема не должна умереть. Давайте к ней вернёмся. Подъезжайте, мы поговорим с участием Правительства, Минфина, со всеми коллегами, которые занимаются пространственным развитием, о котором Вы говорили, о чём я говорил в Послании. Здесь есть о чём поговорить. Там средства выделяются, конечно, на всю страну, но выделяются на всю страну не теоретически, а в преломлении к каким-то регионам. Давайте обязательно к этому вернёмся.

А.Усс: Тем более что, как я и докладывал, Владимир Владимирович, Красноярск может за пять лет стать совершенно другим городом, и он будет им.

Если позволите, по универсиаде. Хотел бы особо на этой теме заострить внимание. Дело в том, что, действительно, планка спортивных международных мероприятий Вами задана невероятно высокая: это и Сочи, и Казань, и, естественно, чемпионат – без комментариев, прорыв во всех отношениях. И в этой связи мы не можем Вас подвести по Красноярску.

Что касается спортивных объектов, есть проблемы, их довольно много, но мы знаем, как их решать: там и грубые ошибки в проектах, и прочее, – мы их решим. 35-й объект под названием «Город», Вы сами его видели. Мы обратились тогда к Вам с двумя просьбами. Первая – это на благоустройство города выделить определённую сумму, 5 миллиардов рублей. Была положительная резолюция (и отдельной строкой, кстати говоря, и в связи с экологией). Вы спросили о сумме, которая требуется для сноса ветхого и аварийного жилья, имея в виду, что часть этого надо освоить в этом году, чтобы эти убогие строения снести сейчас. Итог: после того как визит состоялся, буквально через неделю мы инициировали совещание [в Администрации Президента], всё как бы было одобрено, к нам приезжали представители и Минфина, и Минспорта, и Минтранса – все виды работ подтвердили в рамках 5 миллиардов. Мы считали, что перед строительным сезоном деньги получим. Тем не менее по ветхому и аварийному жилью на сегодня просто ноль. Относительно 5 миллиардов процесс запущен через корректировку бюджета, и сумма уменьшена в два раза, несмотря на то, что все виды работ были подтверждены. Учитывая то, что это пошло через корректировку, то реально до края сегодня тоже не дошло ни копейки.

В.Путин: У Вас тут это есть в бумагах? Давайте поработаем над этим.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 30 июля 2018 > № 2689500 Александр Усс


Китай. Азия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 25 июля 2018 > № 2691881 Владимир Падалко

Промышленность перейдет на “цифру”?

Фантасты и футурологи рисуют картину будущего из автономного производства, самоуправляемых машин с искусственным интеллектом, где человек будет занимать место оператора.

Такое далекое будущее становится все более реальным. Цифровизация производства уже наступает.

О том, каким будет будущее промышленности мы поговорили с вице-президентом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (ТПП РФ) Владимиром Падалко на международной выставке ИННОПРОМ-2018.

Промышленность через 30 лет

Владимир Иванович, расскажите, каким Вы видите будущее промышленности?

— Могу сказать совершенно точно, что переход промышленности на цифру неизбежен. Уже сейчас видно, как активно внедряются технические разработки. Важное место в будущем займут вопросы автоматизации. И к этому надо готовиться.

Как Вы лично оценивает этот необратимый процесс внедрения технических новинок? Стоит ли чего-то опасаться?

— Понимаете, внедрять технологические новинки нужно с умом. Преждевременный переход на что-то новое может привести к остановке развития, как такового, и промышленность не исключение. Смотрите, если сейчас все активно займутся развитием альтернативных источников энергии, то в проигрышном положении может оказаться весь нефтегазовый комплекс. Этого нельзя допустить. Все должно быть в разумной динамике. И прибыли от нового не должны сопровождаться существенными потерями.

А насколько переход промышленности на цифру изменит человеческий труд? Не останется человек без работы? И запрос на какие специальности ожидается?

— Задача перед промышленниками сейчас стоит жесткая — у нас теперь на одной производственной линии 90% должно занимать точное высококлассное оборудование, которое работает на цифре. Этим сейчас все должны заниматься. Именно такой и и будет промышленность в дальнейшем, независимо от своей специфики.

Но надо понимать, что изделие, приготовленное сегодня на промышленных 3D-принтерах по качеству ни в какое сравнение не идет с тем, что делается сейчас нашими токарями на глаз или с помощью полуавтоматов. Поэтому сейчас нам нужно думать о новых кадрах и об освобождающихся рабочих местах, которые неизбежны в будущем.

В рамках темы этого номера журнала мы забегаем даже на сто лет вперед. Вы, когда говорите о переходе промышленности на цифру, подразумеваете какой временной период? Через сколько лет это уже может стать реальностью?

— В течении ближайших 20-30 лет завершится промышленная цифровизация. И в этой связи очень своевременной стала идея именно на базе выставки ИННОПРОМ-2018 сфокусировать разговор на теме цифрового производства.

“Плюсы” и “минусы” выставки ИННОПРОМ-2018 в Екатеринбурге

Владимир Иванович, расскажите о своих впечатлениях с выставки ИННОПРОМ? Нам известно, что Вы пробыли на выставке вплоть до самого ее закрытия. Что хотели бы отметить в первую очередь?

— ИННОПРОМ развивается как информационно, так и в содержательном качестве. Заметным стал рост числа инновационных предпринимателей. Презентации передовых предприятий и тут же интервью, встречи, переговоры — все очень динамично. Прекрасные выставки сделала Корейская народная республика. Хороший павильон №3, например, стенд Торгово-промышленной палаты России (ТПП РФ) и регионального представительства. Также успешны были стенды наших дочерних структур и Экспоцентра, Центра международной торговли, где яблоку негде упасть было в любое время суток из-за большого интереса посетителей. В целом ИННОПРОМ-2018 заслужил по пятибалльной шкале твердое “четыре с плюсом”, но “пятерку” пока ставить рано.

Скажите, а что недоработали организаторы выставки ИННОПРОМ-2018, что мешает поставить этой выставке “отлично”?

— Одним из недостатков нынешней выставки было то, что ряд компаний представляли пищевую продукцию. Нужно предъявлять более жесткие требования не только нашим предприятиям, но и иностранным. Выставлялись готовые изделия из пластмассы, но они не несут в себе никакого инновационного значения. Нам нужно сделать так, чтобы на подобные выставки приезжали те компании, которые имеют реальные достижения и могли бы продемонстрировать то новое, готовое к повсеместному внедрению. Пусть выставка будет от этого чуть меньше по своим площадям, но зато выглядеть она будет более значительно.

Насколько успешной для Торгово-промышленной палаты РФ стал этот ИННОПРОМ?

— По нашим данным, китайских предпринимателей через наши стенды прошло более тысячи. 11 июня мы провели переговоры с провинцией Хэйлунцзян (северо-восток Китая), со стороны которых было сто предприятий. Встреча около двух сотен компаний с той и с другой стороны проходила в главном конгрессном-зале. Грубый подсчет только можем вести, но с корейской стороной мы заключили за время выставки более 30 договоров коммерческого характера о намерениях или соглашениях о сотрудничестве, с китайской стороной — порядка 60-ти. ТПП РФ и Китайский комитет содействия развитию международной торговли (ТПП Китая) условились кратно повысить информационный обмен коммерческими проектами, поднять вопросы арбитража и тем самым показать предпринимателям, что их интересы в обязательном порядке будут защищены, если партнер не выполняет свои контрактных обязательств. Еще договорились об упорядочении наших торгово-экономических бонусов, которые мы делаем в ту и другую стороны. Особо уделили внимание выставке ИННОПРОМ-2019 и договорились о российско-китайском ЭКСПО, которое в следующем году пройдет в Харбине. Там мы планируем точечно работать.

Выставка ИННОПРОМ проходит в Екатеринбурге с 2010 года. Как Вы считаете, какую роль с этого момента стал играть Средний Урал для иностранных инвесторов, которых ранее можно было встретить в таком количестве только в Москве?

— Екатеринбург сегодня — это такой центральный хаб: с точки зрении промышленности, и логистики, который очень хорошо вплетается в китайскую доктрину “Один пояс — один путь” с выходом на китайскую территорию в Харбин. Очень правильным стало решение организаторов промышленной выставки на два последних дня широко открыть двери для предпринимателей всей Свердловской области. Потому что у выставки ИННОПРОМ и ТПП РФ общая задача — вывезти на взаимовыгодное сотрудничество предпринимателей, прежде всего малый бизнес.

Какие еще регионы отличились на ИННОПРОМ-2018, кроме принимающей стороны?

— Были прекрасные стенды у Ростовской области и Москвы, а некоторые себя не проявили.

Открытая Азия

Владимир Иванович, Вы за годы своей работы представляли на протяжении 6-7 лет ТПП РФ в Шанхае и Пекине, владеете китайским языком, скажите, в чем разница между китайскими и корейскими партнерами?

— С южнокорейскими компаниями у нас разные целеполагающие задачи. Мы раскручиваем их на предмет привлечения в страну корейских технологий. На корейском направлении у нас точечные разговоры по привлечению корейских компаний в конкретные российские проекты. Недавно мы закрыли 9 направлений, которые определил южнокорейский президент Мун Чжэ Инна встрече с Владимиром Путиным и при встрече с бизнесом буквально несколько недель назад. Это “9 мостов сотрудничества” по следующим направлениям: железные дороги, электроэнергия, газ и другие. Я был участником переговоров автомобилистов между собой, которые хотели бы здесь легализовать производство запасных частей, используемых сегодня при сборке автомобилей корейского производства. Для этого нужно соответствующее оборудование. Пока что мы только налаживаем сотрудничество с ним, а вот китайцы с удовольствием уже идут на переговоры об участии и создании совместных площадок, приграничных на российских территориях.

Значит китайские партнеры становятся для нас самыми надежными азиатскими партнерами?

— На самом деле с китайскими партнерами у нас сложилась очень широкая палитра взаимоотношений. Но мы все уперлись в подсчет тех крупных проектов, которые идут на уровне крупных государственных корпораций, от которых сейчас и зависит наш общий товарооборот. Товарооборот растет, это несомненно нас радует, — больше $84 млрд по прошлому году. В этом году стоит задача увеличить этот показатель до $100 млрд. Недаром на ИННОПРОМ-2018 были подписаны несколько договоров между нашими вузовскими объединениями в области высоких технологий, между сельскохозяйственными предприятиями по продукции АПК, между машиностроителями по покупке в Китае технологических линий для производства отдельных элементов, необходимых для выполнения программы импортозамещения. Есть и проблемы, но, как мне кажется, плюсы уравновешивают ситуацию и в целом это гармоничное сотрудничество.

А что мешает развивать российско-китайские коммерческие отношения?

— До сих пор существует масса барьеров, которые не позволяют в полной мере предпринимателям реализовать свои планы. На практике китайские партнеры опасаются размещать инвестиции в наш строительный комплекс и ЖКХ, потому что это длинные деньги, которые могут окупиться через 8-10 лет, а это рискованно. С нашей стороны, конечно, отмечается удорожание китайской продукции в связи с тем, что дорожает юань. Более того, до сих пор не достигнут компромисс по поводу взаимного расширения по сельскохозяйственной продукции.

Подготовила Ксения Ширяева

Источник: Регионы OnLine

Китай. Азия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 25 июля 2018 > № 2691881 Владимир Падалко


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 25 июля 2018 > № 2689602 Иван Любимов, Владимир Назаров

Что не так с аргументами противников пенсионной реформы

Иван Любимов, Владимир Назаров

Никакие дополнительные источники пополнения пенсионных доходов, даже если мы сумеем их получить, не устранят пенсионный дефицит. Экономия на досрочных пенсиях, оптимизация природной ренты и снижение коррупции, вместе взятые, дадут лишь небольшую часть суммы, необходимой для поддержания нынешнего соотношения зарплат и пенсий на горизонте 2030 года. Речь может идти лишь о более плавном повышении пенсионного возраста, но не об отказе от него

Публикация планов правительства повысить пенсионный возраст до 65 лет для мужчин и 63 для женщин вызвала в российском обществе почти всеобщее недовольство. Негативно о грядущей реформе отзываются не только те, кто редко сталкивается с деталями демографических и макроэкономических прогнозов, но и многие экономисты. При этом о необходимости увеличения пенсионного возраста говорили давно – и не только российские власти и эксперты, но и международные финансовые организации. Насколько справедлива критика предлагаемых изменений? И насколько сильны аргументы сторонников реформы?

Повышение возраста выхода на пенсию затрагивает бюджет двух уровней – личный бюджет пенсионеров и напрямую связанный с этим бюджет государства. Очевидно, что дисбаланс между ними нарастает и устранить его другими мерами, так, чтобы от повышения пенсионного возраста можно было вообще отказаться, скорее всего, не получится.

К 2030 году на пенсионное обеспечение граждан при среднем уровне пенсий 40% от средней заработной платы (этого требует конвенция Международной организации труда. и этот же показатель заложен в Стратегию развития пенсионной системы России) потребуется 16,7 трлн рублей, или 9% прогнозируемого уровня ВВП (и это без военных пенсионеров и расходов на государственное пенсионное обеспечение). При этом страховые взносы в Пенсионный фонд составят к тому времени всего 8,8 трлн рублей, то есть около 53% необходимых расходов. Таким образом, придется повышать или ставку страховых взносов, или возраст выхода на пенсию.

Если не сделать ни того ни другого, то к 2030 году на фоне стареющего населения средний размер пенсий по старости неминуемо упадет до 22% от средней зарплаты. Этот показатель будет выше, если использовать для расчета не средние, а медианные значения. Последний подход предпочтительнее: медианная и средняя пенсии близки, и обе неплохо отражают доходы пенсионеров, а вот медианная и средняя зарплаты довольно сильно отличаются, из-за того что на среднюю зарплату влияют высокие зарплаты высшего управленческого персонала. Но и в случае с медианными показателями коэффициент замещения уменьшится с текущего уровня 48% до 38%.

Льготники и досрочники

Некоторые эксперты отмечают, что изменение пенсионного возраста многих категорий работников, например полицейских, шахтеров, пожарных или депутатов, не предусмотрено первоначальным планом реформы – возможно, тем самым не учтен важный резерв для пополнения доходов Пенсионного фонда. Проблема большого числа досрочников в России действительно есть, но здесь надо учитывать два момента. Во-первых, правительство уже приняло меры по выравниванию условий выхода на пенсию. Во-вторых, высвобождающихся таким образом ресурсов очевидно недостаточно для отказа от повышения общеустановленного пенсионного возраста. Кратко проиллюстрируем оба тезиса.

Правительство в значительной степени уже использует резервы досрочных пенсий для повышения устойчивости и обеспечения справедливости пенсионной системы. В отношении льготников, занятых на вредном для здоровья производстве, введены дополнительные тарифы отчислений для работодателей в Пенсионный фонд в размере от 2% до 8% с заработной платы работника.

Раньше работодатель не был заинтересован в снижении вредности производства. Более того, он еще и записывал весь свой персонал, включая офисных работников, во «вредники» и экономил на повышении зарплаты – роль прибавки играла ранняя пенсия, оформив которую сотрудники продолжали работать на тех же рабочих местах. По сути, безответственность отдельных предпринимателей оплачивалась за счет всего общества. Теперь у работодателя есть прямой стимул провести аттестацию рабочих мест, вывести разнообразных секретарей из разряда «вредников», а также инвестировать средства в модернизацию производства и снижение его вредности для работников. На деле это и происходит, число вредных рабочих мест активно сокращается.

В отношении учителей, врачей, работников Крайнего Севера нынешний законопроект предусматривает сохранение права на досрочную пенсию при выработке специального стажа, но право это возникает не сразу, оно немного откладывается. Насколько? Ровно настолько, насколько повышается общеустановленный пенсионный возраст. Здесь полностью обеспечивается симметричность изменения пенсионного возраста относительно разных категорий граждан.

Единственная значимая и незатронутая реформой когорта досрочников – силовики. Но поможет ли возможная экономия за счет увеличения их пенсионного возраста сбалансировать систему так, чтобы можно было отказаться от повышения пенсионного возраста для всех категорий граждан?

В среднесрочной перспективе пересмотр досрочных пенсий силовиков означает дополнительные инвестиции в их переобучение и медицинскую реабилитацию. Тут можно возразить, что это дискриминационная мера, потому что представители других профессий могут не получить такой поддержки. Возможно, это так, но подобная дискриминация не лишена общественной выгоды: всем будет лучше, если бывшие силовики получат новую гражданскую профессию и стабильный доход. Но даже если отказаться от расходов на переобучение силовиков, то сэкономленные средства не помогут избежать повышения пенсионного возраста для всех.

На досрочные пенсии сотрудникам силовых структур сейчас тратится 0,7% ВВП в год (около 700 млрд рублей). Кажется, что это много, но общие расходы на выплату пенсий составляют 9% ВВП, то есть доля силовиков здесь менее 10%. Точных данных по пенсионному возрасту досрочников нет, но предположим для простоты, что все силовики выходят на пенсию в 40 лет. Следовательно, 20 лет они получают выплаты досрочно, а потом еще в среднем 14 лет – после достижения общеустановленного возраста.

Если поднять пенсионный возраст силовиков до общеустановленного, то можно получить 0,4% ВВП экономии. Дальше надо разбить достижение этого уровня, 0,4% ВВП, минимум на 20 лет переходного периода, пока пенсионный возраст силовиков будут поднимать с 40 до 60 (это вдвое быстрее, чем выравнивание пенсионного возраста для учителей и врачей до общепринятого). В итоге получаем, что в первый год объем экономии составит около 0,02% ВВП и будет постепенно нарастать. Но даже к 2030 году это будет лишь 0,2% ВВП.

Такой экономии явно недостаточно для отмены общего повышения пенсионного возраста. При этом военный заключает с государством контракт, который требует от него рисковать жизнью, поэтому он должен быть уверен, что после службы его не бросят на обочине жизни. Поэтому пересмотр контракта с силовиками – это вообще не про «найти денег на выплату пенсий другим категориям пенсионеров», это про то, сколько нам нужно сотрудников силовых структур и как должен выглядеть их эффективный контракт.

Рента и борьба с коррупцией

Можно ли найти другие способы финансирования пенсий? Например, сократив уровень коррупции? Или используя доходы от природной ренты? Конечно, можно. Но не надо переоценивать эти ресурсы.

Во-первых, следует понимать, что объем дополнительной природной ренты, которую можно изъять, например, в виде дивидендов у государственных сырьевых компаний, в значительной степени совпадает с оценками их неэффективных закупок и инвестиций (ряд экспертов и общественных деятелей употребляют здесь слово «коррупция», но без детальных исследований на эту тему мы ограничимся предположением о неэффективности ряда инвестиционных проектов).

Если бы этих неэффективных проектов не было, прибыль была бы выше и в бюджет поступило больше дивидендов. Следовательно, в значительной мере оценки экспертов по поводу дополнительной природной ренты и «неэффективности» государственных компаний – это оценка одного и того же явления с разных сторон. Складывать эти цифры нельзя.

Во-вторых, предположим, что при нынешних очень высоких ценах на энергоносители в 2019 году в казну можно будет забрать 1 трлн рублей дополнительных дивидендов (очень оптимистичное предположение, но такую сумму часто приводят критики реформы, поэтому допустим). Закладывать дальнейший рост цены на нефть или значительный рост добычи – значит уйти из области сверхоптимизма в область сказок и басен. Так что сохраним наш и без того щедрый прогноз по изъятию 1 трлн рублей дополнительных средств ежегодно до 2030 года. Получаем 11 трлн рублей.

При этом для поддержания соотношения пенсий и заработных плат на стабильном уровне нам за этот период понадобится 55 трлн рублей. То есть в долгосрочной перспективе дополнительной сырьевой ренты и устранения коррупции, которая во многом существует за счет этой сырьевой ренты, явно недостаточно для устранения разрыва между грядущими пенсионными расходами и доходами.

Сырьевые доходы можно также вкладывать в портфели активов на мировом рынке и зарабатывать на процентах. Но сырьевые доходы используются для самых разных целей, в том числе не менее важных в глазах общества, чем выплата пенсий: расходы на здравоохранение, образование, поддержка семей с детьми, снижение налоговой нагрузки и так далее. Причем траты такого рода неизбежны при любом правительстве.

Следовательно, никакой уверенности в том, что сырьевые доходы удастся сохранять именно для целей пенсионного обеспечения, быть не может. Кроме того, собственно сырьевые доходы крайне нестабильны, и нельзя доходы сверхоптимистичного сценария закладывать как источник финансирования пенсий. Это все равно что планировать покрытие ипотечных платежей выигрышем в лотерею.

Пресечение злоупотреблений в сфере госзакупок – еще один потенциальный источник дополнительных денег для пенсионеров. Но установить размеры таких злоупотреблений довольно сложно. Кроме того, даже в случае проведения идеальной антикоррупционной кампании для целей пенсионного обеспечения удастся использовать лишь часть сэкономленных денег, потому что власти захотят профинансировать и другие важные расходы.

В некоторых случаях это будут те же расходы, которые удалось избавить от коррупционной составляющей. Например, если раньше при строительстве дороги воровали и работу выполняли плохо, то теперь за те же деньги дорогу построят качественно. Вместо текущей экономии мы получим долгосрочную экономию за счет снижения расходов на ремонт. Важно также и то, что антикоррупционная кампания – очень непростая задача. И нет гарантий, что она пройдет успешно.

Таким образом, никакие дополнительные источники пополнения пенсионных доходов, даже если мы сумеем их получить, не устранят пенсионный дефицит: все вместе, за счет экономии на досрочных пенсиях, оптимизации природной ренты и снижения коррупции, они едва ли дадут 13 трлн рублей на горизонте 2030 года при потребности 55 трлн рублей, необходимых для поддержания коэффициента замещения. Речь может идти лишь о более плавном повышении пенсионного возраста, но не об отказе от повышения как такового.

Рынок труда и безработица

Если пенсионная реформа неизбежна, то стоит рассмотреть и ее возможные последствия. Наиболее опасное из них – возможный рост безработицы среди людей предпенсионного возраста. Сегодня человек из этой возрастной группы, лишившись работы, сравнительно быстро получает некоторую компенсацию в виде пенсии, но при увеличении возраста выхода на пенсию компенсации ему придется ждать несколько лет. И если такой человек не накопил достаточных сбережений, все это время он будет с трудом сводить концы с концами.

Безработица среди людей предпенсионного возраста, очевидно, будет выше в одних отраслях и ниже в других. В сфере простых услуг риск потерять работу с возрастом значительно увеличивается. У работодателя существуют стимулы побыстрее заменить сравнительно пожилого водителя на более молодого: последний сильнее и выносливее, может работать больше.

Но далеко не во всех отраслях работникам приходится интенсивно конкурировать с более молодыми коллегами, есть немало профессий, где ценится опыт и квалификация. По прогнозам, в среднем спрос на труд в России будет высоким, а значит, проблема доходов людей предпенсионного возраста может решаться за счет рынка труда.

К 2030 году численность рабочей силы в России может сократиться на 5,1 млн человек, или на 7% от уровня 2017 года. При этом спрос на рынке труда сохранится даже при отсутствии роста в экономике, поэтому вырастет дефицит рабочей силы. К 2030 году, как показывают расчеты, он будет составлять 3,8 млн человек.

Эту тенденцию не способны сломить самые жесткие сценарии повышения пенсионного возраста: даже если выход на пенсию мужчин и женщин полностью прекратится на весь период реформы, численность экономического населения все равно будет уменьшаться, хоть и более медленными темпами, в результате чего дефицит составит 2,1 млн человек.

Тем не менее для минимизации рисков роста безработицы необходим тщательный контроль ситуации на рынке труда в разбивке по отраслям, регионам и отдельным населенным пунктам. Властям следует быть готовыми к проблемам там, где уже сейчас сравнительно высок риск потерять работу и не найти новую.

Пенсионные накопления

Долгосрочным выходом из проблемы пенсионного обеспечения часто называют развитие системы пенсионных накоплений. При этом подразумевается, что плодами накопительной системы смогут воспользоваться главным образом те, кто сегодня молод, у кого впереди достаточно лет трудовой жизни, чтобы накопить себе на сравнительно высокую пенсию. Однако есть все основания назвать такой взгляд упрощенным.

Во-первых, он не учитывает неравенство доходов внутри молодого поколения. Как быть тем молодым домохозяйствам, чей доход сегодня недостаточно высок, чтобы регулярно сберегать средства для будущей пенсии? Может ли семья с уровнем доходов 10–20 тысяч рублей на человека в месяц делать серьезные пенсионные сбережения?

Во-вторых, как именно должна быть устроена накопительная система? Граждане будут управлять своей пенсией полностью самостоятельно? Но тогда есть риск, что из-за недостатка дисциплины некоторые домохозяйства не смогут накопить себе на пенсию, даже если в молодости их доходы вполне позволяют это сделать, – на этот счет существует немало эмпирических свидетельств.

В-третьих, часть граждан наверняка лишится пенсионных сбережений из-за неудачных вложений в рисковые активы, не важно, по своей вине или нет, – в стране с недостаточно развитым финансовым рынком успешные массовые долгосрочные вложения маловероятны.

Наконец, массовые пенсионные сбережения на международном рынке также связаны с трудностями. В текущей российской ситуации нет полной уверенности, что эти накопления не попадут под санкции, и политически непросто будет объяснить, почему власти полностью отказались от идеи «длинных денег» для национальной экономики в пользу инвестирования в глобальный индекс акций, облигаций, недвижимости и других активов.

К тому же этот индекс нужно формировать с учетом жизненного цикла человека: более рисковые инвестиции в молодом возрасте с переходом к более консервативному портфелю по мере приближения к пенсионному возрасту. Иные подходы к инвестированию чреваты чрезмерными рисками и плохим сочетанием доходности и издержек от управления активами на длинных временных интервалах. Это вполне решаемая, хотя и непростая задача.

Таким образом, в результате использования системы, в которой граждане сами решают, сколько и каким образом сберегать для накопления пенсии, возникнет довольно внушительная когорта тех, кто по тем или иным причинам останется без достаточных сбережений на старость. По всей видимости, схема накопительной пенсионной системы должна быть достаточно сложной, но и в этом случае она все равно не сможет полностью обеспечить пенсионные доходы даже для будущих поколений. Нужна комбинированная пенсионная система, которая финансируется и за счет накоплений, и за счет пенсионных отчислений.

Что в итоге

Найти альтернативу повышению пенсионного возраста практически невозможно. Однако параметры пенсионной реформы могут быть смягчены. В частности, ни к чему так взвинчивать темпы перехода к более позднему возрасту выхода на пенсию. И не обязательно сразу пугать общество слишком высокими показателями, вполне можно ограничиться повышением пенсионного возраста до 60 лет для женщин и до 63 лет для мужчин к 2030 году.

Экономический эффект от такого повышения на горизонте до 2030 года почти не будет отличаться от показателей правительственного проекта. Но зато такое решение позволит вернуться к вопросу о дальнейшем повышении возраста до 63 лет женщинам и 65 лет мужчинам лишь после того, как будет достигнут еще больший прогресс в росте продолжительности жизни, а также когда общество увидит, что повышение возраста ведет к росту пенсий, а не безработицы.

Пенсионный возраст можно было бы в большей мере выровнять среди представителей разных профессий – в восприятии граждан это повысило бы справедливость реформы. Борьба с коррупцией и вложение сырьевых доходов в портфели на международном финансовом рынке также могли бы принести дополнительные доходы для финансирования пенсионных расходов. Все это позволит сделать повышение пенсионного возраста менее болезненным, но никак не сможет заменить его полностью.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 25 июля 2018 > № 2689602 Иван Любимов, Владимир Назаров


Россия. ЦФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 июля 2018 > № 2685441 Андрей Воробьев

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым.

Обсуждались, в частности, вопросы развития здравоохранения, а также возможность создания в регионе особых экономических зон.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Юрьевич, мы с Вами встречаемся в специализированном учреждении, которое занимается лечением онкологических заболеваний, в том числе радиологическими направлениями. Посмотрели, всё это выглядит очень достойно, сейчас говорили на совещании об этом. Хорошо, что такие объекты появляются, в том числе в рамках государственно-частного партнёрства.

Но я, естественно, понимаю, что развитие здравоохранения в Московской области не исчерпывается только такими центрами. Что сделано? Какие задачи Вы в настоящий момент решаете?

А.Воробьёв: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за возможность обсудить здесь, в нашем онкологическом диспансере, актуальные темы.

У нас большая программа. Мы очень надеемся войти в национальные проекты и дальше расширять здесь хирургический корпус и приобретать самое высокотехнологичное оборудование для лечения.

Благодаря федеральной программе мы в прошлом году перинатальный центр сдали, и смертность у нас в два раза упала – сейчас она одна из самых низких в мире при родовспоможении. Того же самого, уверен, мы и в онкологии добьёмся.

Большое внимание уделяем первичному звену. Жители требуют от нас, чтобы поликлиники работали безупречно, чтобы врачи были общей направленности и узких специальностей. Мы предусматриваем разные программы поддержки врачей, дополнительные средства выделяем на это. В частности, для терапевтов и педиатров мы доплачиваем 32 тыс. В общем, здравоохранение в фокусе нашего внимания, и мы проводим большую работу.

Конечно, это было бы невозможно без успехов в экономике, потому что на всё нужны деньги. И наша стратегическая задача – думать о бюджете, о создании рабочих мест. У нас успешно работают индустриальные парки, экономические зоны.

Одно из обращений, которое я хотел бы сегодня Вам адресовать, связано с открытием двух особых экономических зон. Хотел бы с Вами этот вопрос обсудить. Одна из них может быть в Кашире, а другая, совместно с банком ВТБ, – мы хотели бы обсудить возможность её открытия в Домодедове.

Д.Медведев: Об этой идее я знаю, она уже достаточно давно анализируется. Я так понимаю, что сейчас Вы хотите вернуться к ней вместе с ВТБ.

А.Воробьёв: Да, причём нам от Правительства не нужны деньги на создание инфраструктуры. Инфраструктура там есть.

Таможенных и налоговых льгот достаточно для того, чтобы приходили инвесторы и создавались новые предприятия.

Мы в этом году неплохо идём в части наполнения бюджета, растём на уровне 9–10%. Экономика показывает рост 3,6%. Конечно, хотелось бы больше, хочется прорыва. Поэтому очень активно поддерживаем бизнес, снижаем административные барьеры. Это в свою очередь нам позволяет различные социальные программы реализовывать, мы с Москвой очень тесно работаем по агломерации. В частности, с 1 августа ввели дополнительные льготы на проезд на железнодорожном транспорте для всех наших пенсионеров. С сентября тоже нашли возможности поддержать старшее поколение в части проезда на общественном транспорте. У нас работают различные другие социальные программы.

В общем, держим постоянную связь с жителями, стараемся максимально быстро реагировать на их запросы.

Россия. ЦФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 июля 2018 > № 2685441 Андрей Воробьев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 июля 2018 > № 2685425 Вячеслав Шпорт

Рабочая встреча с губернатором Хабаровского края Вячеславом Шпортом.

Социально-экономическое положение в Хабаровском крае Владимир Путин обсудил в ходе рабочей встречи в Кремле с главой региона Вячеславом Шпортом.

В.Путин: Вячеслав Иванович, вопросы понятные, как обычно, рабочие. Давайте по ситуации в Хабаровском крае.

В.Шпорт: Владимир Владимирович, первое. Хочу от имени болельщиков Хабаровского края передать слова благодарности за то, что Вы стояли у истоков, мы это помним, завоевали право провести чемпионат [мира по футболу], потом его отстаивать надо было.

И провели на высоком уровне. Самое главное, первый гол забил герой Юрий Газинский из Комсомольска-на-Амуре, воспитанник нашей команды. Мы все болели за него.

В Хабаровском крае сегодня благодаря поддержке, которая Вами оказывается Дальнему Востоку, промышленность работает на полную катушку. Авиастроение сегодня загружено, выполняет заказы как оборонные, так и гражданские. Судостроительные заводы работают, то же самое – с гражданскими и военными заказами.

Начали в этом году работать по полной программе на заводе «Амурсталь». На следующий год планируем выплавить миллион тонн стали. Вы знаете, он много лет стоял, я к Вам обращался за помощью. Сегодня завод работает, это очень важно.

В природоресурсном комплексе мы добыли в прошлом году 23 тонны золота – это рекорд Хабаровского края, то есть там тоже всё работает.

Переработка леса сегодня в пределах 46 процентов, именно переработка. В 2008 году было 14 процентов. Наращиваем. То есть система, и этот комплекс стабильно работает.

Сегодня занимаемся вплотную экспортом продукции. В прошлом году экспорт вырос у нас где-то процентов на 40: 2,1 миллиарда долларов – экспорт из Хабаровского края. Доля несырьевого экспорта (и неэнергетического) – 63 процента.

В.Путин: Промышленное производство подросло прилично, минимум 25,5 процента.

В.Шпорт: Да. И это как раз даёт нам возможность сегодня на этой платформе реализовать новую экономическую политику на Дальнем Востоке, которую Вы определили, – создавать новые территории опережающего развития. Потому что они же сегодня создаются, и пять лет мы их освобождаем от налогов, но для этого должна быть база. То есть базовые предприятия все работают.

Сегодня на территории края три крупные территории опережающего развития (Хабаровск, Комсомольск и Николаевск-на-Амуре), 56 резидентов. Из них сегодня уже заявлено на 113 миллиардов рублей инвестиций и примерно девять миллиардов уже вложено, 18 проектов реализуются на территории края. То есть проекты по территориям опережающего развития работают тоже по полной программе.

Хорошо себя показал «дальневосточный гектар». Практически 17,5 тысячи заявок сегодня в крае, из них на восемь тысяч уже выдано регистрационных удостоверений, из них 1700 – это не жители Хабаровского края, а те, кто приезжают к нам за гектаром.

И мы уже провели законом: впервые создаём новое село, оно уже практически есть, на глобусе появилось, называется село Дальневосточное. Там 97 гектарщиков на 300 человек. Проводим сейчас инфраструктуру – дорогу, электросети, то есть это будет совершенно новый населённый пункт и созданный для активных граждан. Эта тема тоже сегодня очень хорошо прижилась и работает на территории нашего края.

Приступили к реализации 204-го Указа Президента, майского.

Хочу сказать, что прежние указы от 2012 года по всем параметрам на территории Хабаровского края полностью реализованы. Средняя заработная плата сегодня по краю 45 тысяч: у преподавателей, учительского состава, у педагогов – 45,4 тысячи, чуть повыше, чем в среднем по экономике; у врачей – 81 тысяча, как положено, 200 процентов. Детские сады построены.

В.Путин: Вячеслав Иванович, важно, чтобы эта планка не опускалась, а наоборот, поднималась. Реальная заработная плата в целом по краю растёт?

В.Шпорт: Подросла где-то на девять процентов, именно реальная. Впервые, кстати, в прошлом году. Обычно она где-то падала немножко. То есть процесс этот пошёл.

В.Путин: Чтобы про учителей, врачей тоже не забывали, и в соответствии с ростом средней заработной платы по региону у них тоже уровень зарплаты подрастал.

В.Шпорт: Мы подтягиваем, контролируем это по всем параметрам, и не только это.

В.Путин: Вячеслав Иванович, что считаете на данный момент наиболее важным, интересным, перспективным? Может быть, нужна поддержка федерального центра.

В.Шпорт: Сегодня считаем наиболее важным – это поддержка здоровья граждан. Мы сегодня мощную программу у себя разработали по развитию медицинских направлений. Требуется поднимать и прожиточный минимум, и уровень жизни, и все остальные параметры. Для этого необходимо внедрять определённые технологии, строить новые медицинские учреждения. У нас есть предложения по этому поводу.

В.Путин: Вы с Минздравом отрабатывайте, потому что средства мы сейчас выделяем, ритмично средства идут, предусмотренные на программы развития здравоохранения. Надо вписаться во все эти программы.

В.Шпорт: Да, хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 июля 2018 > № 2685425 Вячеслав Шпорт


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 июля 2018 > № 2685421 Александр Цыбульский

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Ненецкого автономного округа Александром Цыбульским.

Рассматривались актуальные вопросы социально-экономического развития региона, в частности, подходы к решению проблемы расселения ветхого и аварийного жилья.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Витальевич, Вы уже вошли в курс дела, знаете все проблемы и перспективы развития Ненецкого автономного округа. Одной из проблемных точек (во время посещения округа мне это показывали) является ветхое и аварийное жильё, доставшееся в наследство с периода Советского Союза. Как Вы предполагаете эту проблему решать?

А.Цыбульский: Вы совершенно верно заметили, у нас в округе это проблема, и с точки зрения качества жизни людей – номер один. Сегодня мы находимся на пике износа инфраструктуры, в первую очередь жилищной, поэтому принимаем определённые меры, чтобы эту ситуацию исправить. Первое – мы увеличиваем темпы жилищного строительства, чтобы выйти на 25 тыс. кв. м в год. Думаю, со следующего года мы эту планку зафиксируем.

Кроме того, рассмотрим дополнительные механизмы, которые могли бы быть альтернативными и максимально ускорить возможность для людей, не дожидаясь строительства, решить свои жилищные проблемы. В условиях Крайнего Севера у нас период строительства растягивается минимум на два года. Мы задействовали два механизма, которые, как нам кажется, помогут людям решить эту проблему.

Первое – мы ввели механизм однопроцентной ипотеки. Мы сегодня субсидируем процентную ставку банков людям, чтобы они могли брать ипотечные кредиты под 1%. Сегодня эта программа активно заработала, уже выдано кредитов на 350 млн рублей – это 124 кредита. Где-то 25 млн в региональном бюджете мы запланировали, чтобы эту ставку субсидировать. Это пользуется высоким спросом и, как нам кажется, помогает людям решать их жилищные проблемы.

Второй альтернативный вариант, по которому мы находимся на финальной стадии обсуждения, – это возможность выкупа у людей аварийного жилья по среднерыночной стоимости, определённой Минстроем у нас в регионе, чтобы они могли получить деньги и купить себе жильё на вторичном рынке. Либо в нашем, либо в соседних регионах, поскольку программа переселения людей с Крайнего Севера остаётся актуальной. Мы разговаривали с жителями, это пользуется большим спросом и вызывает интерес. Здесь мы тоже заложили определённую сумму в бюджет, с этого года запустим программу, чтобы люди могли покупать жильё и либо оставаться в округе, если у них есть желание, либо переезжать. Мы хотим зафиксировать верхнюю ставку на уровне 72–74 тыс. рублей за кв. м. Если они могут купить жильё дешевле этой стоимости в других регионах, мы будем предоставлять эти деньги, но верхняя планка стоимости в округе будет и верхней планкой стоимости в любом регионе России. Понятно, что мы не можем субсидировать покупку жилья в Москве или других дорогих регионах. Это из насущных вопросов.

Д.Медведев: На самом деле это, наверное, самая насущная проблема для жителей округа. Что ещё считаете нужным сообщить, каковы успехи в текущем году?

А.Цыбульский: У нас был серьёзный провал по бюджету в 2015–2016 годах. И это связано, Вы прекрасно это знаете, с тем, что бюджет Ненецкого автономного округа очень сильно зависит от конъюнктуры цен на нефть. Мы бóльшую часть дохода, почти 80%, конечно, получаем от нефтедобычи – налога на имущество и налога на прибыль нефтяных компаний, крупных компаний недропользователей, которые работают в округе, также это прямые поступления от соглашений о разделе продукции на Харьягинском месторождении.

Провели большую работу. В целом мы смогли уйти полностью от коммерческих кредитов. В 2017 году, когда я пришёл работать в регион, у нас был уровень коммерческого долга 3,6 млрд. Сегодня мы полностью ушли от коммерческого кредитования, выплатили все долги перед банками и 2 млрд заменили на долгосрочные облигации. Это тоже очень хороший инструмент, который нам, с одной стороны, даёт рассрочку платежей, с другой стороны, с учётом того, что мы неплохо отторговались (на уровне 7–8%), это нам даёт сегодня экономию по сравнению с предыдущими кредитами больше 100 млн по году на обслуживание этого долгового обязательства.

У нас бюджет в целом выравнялся, это нам позволило в том числе вернуться к выплате некоторых социальных обязательств, которые были приостановлены в связи с падением бюджета. Я имею в виду региональные обязательства перед нашими жителями, которые у нас были определены нашими нормативными актами. Мы исходили исключительно из подходов адресности, нуждаемости. Тем категориям граждан, которые особо в этом нуждаются (это в первую очередь многодетные семьи, ветераны Великой Отечественной войны, труженики тыла, семьи, усыновившие детей), мы постарались вернуть, даже немного проиндексировать эти выплаты, тем самым, мне кажется, восстановили в определённой мере справедливость.

Кроме того, задача нашего округа – максимально диверсифицировать экономику и уйти от зависимости от цен на нефть. Здесь мы ставим перед собой задачу активизировать малое и среднее предпринимательство. Задача непростая с учётом малонаселённости нашего региона. У нас внутренний рынок очень небольшой, есть и другие ограничения, но нам под силу эти проблемы решить. Основная из них – это, конечно, стоимость тарифов на электроэнергию. Сегодня в округе экономически обоснованный тариф, особенно в сельских населённых пунктах, больше 40 рублей за кВт. Это является абсолютно заградительным тарифом для ведения любой предпринимательской деятельности. И мы в этом году приняли решение, что для сельхозпроизводителей и для субъектов малого и среднего предпринимательства будем со стороны округа субсидировать этот тариф и доведём его ставку до 18 рублей за кВт. Это тоже довольно много, тем не менее это в два раза дешевле, чем сегодня платят наши предприниматели.

Д.Медведев: Это позволит решить и целый ряд социальных задач, так что, наверное, это правильное направление.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 июля 2018 > № 2685421 Александр Цыбульский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter