Всего новостей: 2605577, выбрано 54 за 0.116 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Украина. Сингапур. Вьетнам > Алкоголь > ukragroconsult.com, 16 мая 2018 > № 2606493 Евгений Шевченко

Львовское пиво начали продавать в Сингапуре и Вьетнаме — гендиректор Carlsberg Украина

Евгений Шевченко, генеральный директор Carlsberg Украина, рассказал Delo.UA, что происходило с рынком пива в прошлом году, чего стоит ждать от акцизной политики 2019 года и как они будут реагировать на объединение двух пивных гигантов — InBev и Efes

Евгений, начнем с общих вопросов. Происходят ли какие-то изменения на отечественном рынке пива?

В 2017 году рынок нас приятно удивил — он впервые за 10 лет не просел. И это уже хорошие новости. Продажи в натуральном выражении выросли на 0,1%. Правда, ростом это особо не назовешь. Скорее, рынок остался на уровне прошлого года.

Почему продажи не упали? У потребителей появилось больше денег на алкоголь?

Думаю, основная причина в цене. Благодаря разумному росту акцизов, цены на продукцию выросли в среднем на уровень инфляции. То есть, пиво сохранило свою относительную доступность для покупателей. Это как раз и позволило рынку не упасть.

В этом году правительство и Верховная рада сделали большой подарок для вас…

О да, наши акцизы не трогали (широко улыбается — ред.).

Как оцениваете такой шаг?

Это прекрасное решение, а самое главное — взвешенное. И цифры только доказывают это. Несмотря на то, что ставка не была увеличена, налоговые сборы в бюджет за первый квартал увеличились на 11,2%. Эта цифра говорит о том, что для бюджета это решение очень правильное, и оно уже работает. При этом важно отметить, что в феврале отчисления в бюджет от акциза на пиво выросли на 39%, а меньшая общая итоговая цифра связанна с рекордно низкой температурой в марте. То есть, в марте мы банально продали мало пива из-за погодных условий.

Мы ожидаем, что рынок начнет расти, хотя бы на несколько процентов. Это уже было бы хорошо.

Чего ожидать от акцизной политики на 2019 год?

Хороший вопрос. Сами бы хотели получить на него ответ. Но мы не можем знать, как поведет себя Минфин и налоговый комитет ВР, ведь неоднократно наблюдали их непредсказуемость в прошлые годы. Можно привести несколько примеров — это и 2014, и 2016 год, когда акциз, по сути, подняли в 2 раза. Конечно, это были необходимые меры, бюджету нужны были деньги на оборону. Но мы надеемся, что ситуация будет стабильной, а государство продолжит свою взвешенную политику.

Сейчас Минфин подготовил законопроект о пересмотре ставок акциза, сборов и рентных платежей, и на алкоголь предлагается поднять ставку на уровень инфляции — 9%. Мы поддерживаем такой подход, так как он соответствует налоговому законодательству и является прозрачным.

Продолжая разговор о результатах 2017, как изменилась ваша доля на рынке за год?

По нашим внутренним данным, отчасти основанным на аналитике агентства Nielsen, мы — лидеры на рынке по итогам 2017 года. У нас 31,1%. Это на 0,3 п.п. больше, чем в 2016 году.

Как думаете, как повлияет на украинский рынок пива слияние ваших конкурентов Anheuser-Busch InBev и Anadolu Efes?

Очень интересный вопрос, поскольку в Украине объединение InBev и Efes — это А + неизвестное. Ведь Efes в 2015 году практически полностью исчез с украинских полок из-за оккупации Донецка, где находился их завод. Им просто не повезло. В связи с этим мы не знаем, какую стратегию они выберут: что из портфеля Efes компания InBev начнет выпускать и продавать в Украине. Конечно, мы строим прогнозы и планы, ставим себя на их место и пытаемся предугадать, как будет выглядеть их портфель. Пока это только предположения. Но мы знаем точно, что InBev — сильный игрок на рынке, с очень развитой дистрибуцией и большой рыночной силой. Так что, безусловно, у них появится возможность стать сильнее, а мы будем пытаться этого не допустить.

Выпуском новых продуктов?

Да, абсолютно верно. Мы приготовили несколько интересных "ответов".

Сколько новинок будет в 2018 году?

Если считать во всех наших категориях: пиво, квас и сидр, то новинок будет около 20. Мы уже запустили несколько новых напитков в разных категориях. Это Robert Doms Golden Ale, Сидр с базиликовым вкусом, "Львівське Кнайпа", Lwiwske Eksportowe, Baltika Мягкое Полутемное и S&R Garage Granny's Anti-Compote.

Вернемся к вашим результатам. За счет чего вы нарастили долю в 2017 году?

Сыграла роль сила бренда, поскольку новинок в прошлом году у нас было не так уж много. Больше того, в 2017 году у нас был провальный запуск Robert Doms American style Ale. И хотя это пиво собрало несколько профессиональных дегустационных призов, да и крафтовые пивовары отзывались о нем положительно, покупателю оно не понравилось: оказалось слишком горьким. Кстати, на этом примере хорошо просматривается вопрос о так называемой "крафтовой революции". Массовый потребитель не воспринимает такое нишевое пиво.

Вы сняли его с производства?

Конечно. Мы заменили его другим элем — Robert Doms Golden Ale. Пока из розницы мы получаем только положительные отзывы, новинка "пошла".

Сколько позиций пива вы сняли с производства в 2017 году?

Семь. Мы это делаем регулярно, два раза в год. Смотрим на продажи всего ассортимента и те позиции, которые негативно влияют на нашу прибыльность, безжалостно убираем. По результатам 2017 года мы сняли "Львівське Міцне", "Robert Doms Богемський", "Robert Doms American style Ale".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Топ-5 самых доходных пивоваренных компаний Украины

Самым болезненным для нас было снятие с производства "того самого" синего "Славутича". Потребитель просто перестал его воспринимать, наверное, из-за того, что после 2014 года, ностальгирующих по СССР стало куда меньше. Линейка была снята с производства в 2015 году.

Увеличилась ли загрузка мощностей в Украине?

Текущая загрузка составляет примерно 60-70% и поводов увеличивать ее, к сожалению, у нас нет. Да и в целом по рынку наблюдается избыток мощностей, и вряд ли кто-то собирается их наращивать.

А что с продажами, они выросли?

Да, если считать в литрах, то продажи выросли на 3% — было реализовано 667,3 млн бутылок.

Через какие каналы продаж вы реализовываете свое пиво?

На HoReCa (рестораны, кафе, гостиницы — ред.) приходится 10% наших продаж, на сети — где-то 40% и еще 50% — на канал, который мы называем традиционная торговля.

Причем очень быстро растут продажи через сети супермаркетов. И драйвер этого роста — АТБ.

В пивной категории они занимают, наверное, половину всех продаж. Постепенно наращивает свою долю и HoReCa. Это выглядит немного странным на фоне общей экономической ситуации: кажется, что люди должны пить пиво дома перед телевизором из ПЭТ-упаковки, в надежде сэкономить. Но нет.

Тогда, какое пиво преимущественно покупали украинцы?

Как обычно, люди покупают пиво низкого и среднего ценового сегмента, преимущественно в ПЭТ упаковке. В целом, на ПЭТ приходится порядка половины всех продаж.

Если говорить о премиальных сортах и импорте, то, как ни странно, их доля в продажах растет. Те категории людей, которые могут себе позволить хорошее пиво, продолжают его покупать, а вот часть потребителей из эконом-сегмента мигрировали в крепкий алкоголь, и, скорее всего, в нелегальный. У него есть сильное ценовое преимущество в отношении пива.

Нарастили ли вы экспорт на внешние рынки?

В 2017 году по сравнению с 2016 мы нарастили отгрузки за границу на 5% за счет расширения географии. Но это небольшие объемы, так как активных экспортных продаж у нас нет. Скорее, это пассивные продажи, когда к нам обращаются заинтересованные компании. Мы согласовываем этот экспорт с нашим центральным офисом, поскольку у нас есть глобальный экспортный департамент, и начинаем отгрузки.

В какие новые страны и какое пиво начали продавать?

Начали поставлять в Сингапур, Вьетнам, Исландию. По-прежнему в тройку лидеров входит Германия, Израиль и Китай. Что касается брендов, то в основном мы экспортируем локальные марки, преимущественно "Львовское" и "Квас Тарас".

Сколько всего стран покупает "Львовское"?

Начиная с 2014 года "Львовское" экспортируется в больше, чем 20 стран. За последний год география поставок составила 15 стран. Кроме тех рынков, которые я уже перечислил, украинский бренд едет в Мексику, Польшу, Канаду, Австралию и другие страны. В основном, в дальнем зарубежье. Его пьют украинцы, которые там живут. В Канаде, например, живет около 2 млн украинцев.

Меня всегда интересовал вопрос, почему "Львовское" активно продается на китайском рынке?

Ответ вас удивит (улыбается — ред.). Для китайцев, что кириллица, что латиница выглядит одинаково. Но если на упаковке буквы похожие на европейские, у них срабатывает стереотип, что это качественное пиво из Европы. Пробуя его, они получают европейское пиво, только чуть дешевле. Так что тут нам подыграли европейцы и особенность китайского восприятия.

Что происходит с вашей долей на рынке сидра?

Рынок сидра продолжает расти бешеными темпами и становится все привлекательней. На нем все больше и больше игроков. Абсолютно закономерно и то, что наша доля снижается. Если пару лет назад у нас была доля в 75%, то сейчас уже 60%. И для нас в этом нет ничего страшного, пока растет рынок. Когда рынок перестанет расти, мы начнем сражаться за долю.

А что с квасом?

В прошлом году рынок кваса упал довольно заметно, по нашей внутренней аналитике на 6%. Связано это было с дождливыми выходными в течение двух летних месяцев. В свое время, я считаю, что мы этот рынок вернули к росту, толчком стал "Квас Тарас Белый", который запустили в 2015 году. Но с тех пор белый квас есть у всех, черный квас есть у всех. Поэтому рынок кваса опять скатился в то, что мы называем коммодитиз, то есть покупателю торговая марка производителя особо не важна.

В этом году мы хотим попробовать немного расшевелить рынок. Чем именно — пока не могу сказать, поскольку продукт еще не на полке.

Если рассматривать ваш портфель брендов, то какие из них самые прибыльные?

Первый, безусловно, "Львовское", на втором месте Baltika, на третьем — "Арсенал", на четвертом — S&R Garage, на пятом — "Квас Тарас".

Украина. Сингапур. Вьетнам > Алкоголь > ukragroconsult.com, 16 мая 2018 > № 2606493 Евгений Шевченко


Россия > Алкоголь. Медицина > gazeta.ru, 30 января 2018 > № 2477087 Дарья Халтурина

«Эффект от сухого закона Горбачева был потрясающим»

Эксперт опроверг данные о снижении на 80% потребления алкоголя в России

Павел Котляр

Насколько в России снизилось потребление алкоголя, какие меры к этому привели и сколько жизней сберег горбачевский сухой закон, «Газете.Ru» рассказала заведующая отделением профилактики рисков ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России Дарья Халтурина.

— Не так давно СМИ со ссылкой на главу Минздрава Веронику Скворцову сообщили, что за последние пять-семь лет потребление алкоголя в России снизилось на 80%. Насколько это лукавые цифры?

— Министра неправильно поняли, в реальности потребление алкоголя к настоящему моменты снизилось до уровня 80% от показателей 2010 года.

То есть снижение составило около 20%, что само по себе является очень крупным достижением, поскольку для этого должны произойти серьезные социальные изменения.

На 28% с 2010 по 2017 год снизилась смертность от алкогольных отравлений, снижается заболеваемость наркологическими заболеваниями, такими как алкоголизм, алкогольные психозы, при этом снижается первичная заболеваемость, число состоящих на учете в наркологических диспансерах, заболеваемость среди взрослых и подростков. По сути, наблюдается определенный перелом.

Его частично можно объяснить популярностью частной наркологии, однако алкогольные психозы — это яркое состояние, лечить которое частные наркологи обычно не берутся, и эти случаи попадают в государственную статистику.

Снижается и тяжесть социальных бед, связанных с алкоголем. Это убийства и самоубийства, снижается также количество новых детей-сирот, поступающих в детские дома — это довольно-таки алкоголезависимый параметр.

При этом снижение алкогольной смертности в последние годы наблюдается больше всего там, где сильнее страдали от алкоголя -- это Север, Сибирь, Дальний Восток, село. В непьющих регионах, например, Северном Кавказе, совершенно другая динамика.

Европа, в целом, самый пьющий регион мира. А этнографически, культурно и генетически большинство народов России, включая русских, относятся, без сомнения, к европейским. Про некоторые восточные народы говорят, что они не могут усваивать алкоголь, на самом деле «мутантами» являются европейцы, у которых есть мутация, позволяющая пить много и без последствий. Кстати, у многих народов Крайнего Севера, например, чукчей, вопреки слухам, распространенность генов, отвечающих за метаболизм алкоголя, такая же как у европейцев, а вот у народов Восточной Азии, Ближнего Востока, Африки — нет.

Надо сказать, что наши тувинцы и буряты как раз имеют «восточные» частоты генов, такие же как у китайцев, с которыми не стоило бы много пить. Сочетание такой генетики населения и водочной модели потребления особенно опасно.

— Какие основные меры привели к позитивным результатам?

— Эффективность мер антиалкогольной политики изучена, имеется достаточного количество исследований, обзоров, метаобзоров. Лучшие результаты показало снижение ценовой доступности — как легального алкоголя (на который уплачены акцизы), так и нелегального. В России такие меры принимались рывками: в 2012-2014 гг. состоялось весьма заметное повышение акцизов на алкоголь, а с 2016 г. внедрение ЕГАИС на уровне розницы --системы, которая не дает магазинам продавать нелегальную дешевую водку, с которой не уплачен акциз.

Кроме того, хорошо показали себя противосуррогатные меры, как в 2006 г., так и в 2017 г. В итоге и легальный, и нелегальный алкоголь стали несколько менее доступными для россиян. Прекрасно, что в России с 2011 г. существует общенациональный запрет на торговлю алкоголем после 23 часов, кроме того, во многих регионах есть дополнительные запреты — где с 21, где с 22 часов.

В таких регионах в большей мере снизилось число ДТП, то есть эти меры оказывают свое влияние.

Эффективной мерой является ограничение территориальной доступности алкоголя, то есть ограничение числа точек продажи на определенное количество населения. У нас же еще в 1990-е годы спирт Royal продавался в ларьках, потом в 1995 году в ларьках запретили продавать крепкие напитки и вино, потом в 2013 году и пиво…

— Однако, несмотря на все меры, совсем недавно произошла печально известная история с «Боярышником»...

— Да, и в ответ на эту историю Роспотребнадзор принял постановление о приостановлении розничной торговли спиртосодержащей непищевой продукцией, спиртосодержащими пищевыми добавками и ароматизаторами, фактически всеми суррогатами алкоголя, кроме аптечных.

Это тоже оказало влияние на снижение смертности от внешних причин — она снизилась на 9% за 11 месяцев 2017 года (пока нет данных за весь год). Ведь люди, страдающие алкоголизмом, перестали иметь доступ к сверхдешевым спиртосодержащим продуктам.

Потребовалась трагедия, чтобы государство взялось за ум.

— У нас часто принято говорят о сухом законе. Однако вокруг практики сухих законов сложилось устойчивое мнение об их бесполезности и вреде. Так ли это?

— Это не так, сухой закон — мера конечно жесткая и, возможно, избыточная, однако эффективная. Во время Первой мировой войны была целая волна сухих законов, тогда были опасения, что будет разруха и хлеба не будет хватать на питание. Тогда ряд стран и Россия в том числе ввели сухой закон, продажа водки была запрещена, а на пиво повышены акцизы. В России большевики не отменяли сухой закон до 1925 года, когда Сталин заявил, что «надо выбирать между кабалой и водкой, и люди, которые думают, что можно строить социализм в белых перчатках, жестоко ошибаются».

Тогда продажа водки была разрешена по фискальным соображениям.

Эффект от сухих законов тогда был прекрасный везде, в том числе в России. За годы закона в России было заметное снижение потребления алкоголя. В 1913 году среднедушевое потребление составляло 3,7 литра этанола. Тогда около половины населения составляли дети, и в пересчете на взрослое население получается довольно много, хоть и меньше, чем сейчас. В 1915 году потребление составляло уже 0,2 литра, а в 1925 году, к моменту отмены сухого закона – около литра на душу населения в год.

Этот длительный сухой закон приучил советских граждан к трезвости — к 1940 году потребление составляло около двух литров.

Надо понимать, что это было очень голодное время. Украинцы называют голод 1932-1933 годов Голодомором и считают его национальным геноцидом, однако этот голод оставил весьма похожие страшные «зарубки» на демографических пирамидах и РСФСР, и УССР, то есть голод был общий. В такой ситуации конечно было не до водки.

В годы сухого закона в России снизилось число случаев «белой горячки» с 10 тыс. в 1913 году до единичных случаев в 1920-е годы. В постсоветские годы, когда к водке появился доступ, их число доходило до 90 тыс., однако и доступность психиатрической помощи в наши дни выше, поэтому сравнивать сложно.

В 1913 году среди поступавших в психиатрические больницы было 20% страдавших алкоголизмом, в 20-е годы — около 2%. Число прогулов снизилось на 30-40%. Производительность труда выросла на 9-13%.

Вклад сухого закона в снижение смертности в России в те годы вычислить трудно. Времена были тяжелые? и надо понимать, что тогда около 400 тыс. человек в год умирало из-за инфекционных заболеваний. Плюс ко всему была война, поэтому смертность из-за алкоголя вычленить довольно сложно. Мы даже не представляем себе, насколько плохо и голодно жили еще совсем недавно наши предки, при этом не только в России. Вспомните — у профессора Преображенского на голодающих немецких детей собирали…

— Но водочка в графине стояла… В каких странах тогда еще ввели сухие законы?

Все северные страны начинали с такой же модели потребления, как и СССР — с водочной, именно там и принимались сухие законы.

В Норвегии сухой закон был введен в 1916-1927 годы, в Финляндии в 1914-1932, в Исландии в 1915-1935, в США — в 1920-1932 годы, в Швеции с 1914 по 1955 гг. водку выдавали по талонам. Были подобные законы и в некоторых провинциях Канады. В Дании не стали вводить сухой закон, а в 10 раз подняли цены на водку в 1917 году, и страна из водочной превратилась в пивную.

В странах Европы наблюдались примерно такие же положительные эффекты, как и в России, и неспроста эти законы не отменялись довольно долго. Исключением из общей картины стали США, поскольку мало кто представляет, какой слабой в те годы там была центральная власть.

Там была слабой полиция, она была выборной, а значит — коррумпируемой. Тем не менее продолжительность жизни после отмены сухого закона в США упала, хотя этот эффект трудно отделить от воздействия Великой депрессии. Есть отдельные исследования, показывающие, например, снижение смертности детей от внешних причин в результате сухого закона в США, так что не факт, что он был провальным.

— В сугубо отрицательном ключе принято вспоминать горбачевский сухой закон, который привел к вырубленным виноградникам и самогоноварению. А что говорит про него статистика?

— В целом эффекты антиалкогольной кампании Горбачева были на самом деле потрясающими. Снизилась смертность, при этом не только от алкогольных отравлений, травматизма и убийств, но и от сердечно-сосудистых заболеваний — ишемической болезни сердца, гипертонии, инфарктов, геморрагических инсультов.

Смертность среди мужчин трудоспособного возраста снизилась примерно на 25%.

А всего по подсчетам ученых за годы антиалкогольной кампании не умерло 1,38 млн человек — это колоссальное количество спасенных жизней. Западные ученые очень удивились, так как считалось, что алкоголь имеет кардиопротективные свойства. Однако обнаружилось, что большие дозы алкоголя имеют кардиотоксичные свойства. Снизилась смертность от пневмонии, оказалось, что пневмония — болезнь, в том числе алкоголиков, так как, видимо, пьянство подрывает иммунитет и увеличивает риски умереть от пневмонии.

Кроме того, закон совпал с действием более ранних эффективных мер по поддержке рождаемости (ясли, садики, гибкие графики для матерей, социальные алименты), поэтому в 1987 г. было повышение рождаемости до уровня 2,2 ребенка на женщину.

К этому привели не только эти меры, но и тот факт, что папы перестали пить, и от супругов, партнеров стало не так страшно рожать.

Наличие надежного партнера, безусловно, фактор количества детей у женщины. Да, стали гнать самогон, но это не компенсировало положительного эффекта от снижения доступности легального алкоголя. А насчет виноградников — дело не в Горбачеве. Виноградники сами вымерзли в холодную зиму 1984-1985 гг., проблема в том, что из-за горбачевской кампании их не высадили заново.

— Закон был отменен в 1988 году, как это отразилось на демографии?

— После отмены смертность пошла резко вверх, а потом были реформы, в рамках которых Егор Гайдар не придумал ничего лучше, как при гиперинфляции заморозить цену на водку, поэтому я не могу разделить восторгов по поводу вклада этого человека в историю.

И тогда смертность побила все рекорды — общая выросла в полтора раза в сравнении с 1985 годом. Пошел алкогольный мор, плюс некоторые организации беспошлинно завезли спирт Royal.

Главный эффект от сухих законов — снижение смертности, преступности и так далее. Ту же горбачевскую кампанию можно было организованнее провести и не создавать очереди. Можно было просто больше повысить цены на водку. Ведь почему при Брежневе спился советский народ? Доходы граждан росли, а цены на водку нет.

— Ваш коллега Андрей Коротаев положительно высказывается за идею монополизации. Какие еще меры в России могут оказаться востребованы?

— Действительно неплохой мерой может стать госмонополия на розничную торговлю алкоголем, так как там, где эти монополии есть, обычно они подчиняются Минздравам. Можно в качестве пилотного проекта ввести монополию в отдельных регионах. В половине штатов США распространена интересная мера -- ответственность продавца за продажу алкоголя пьяному человеку, если с ним что-то случилось. Оказывается, это очень организует барменов и продавцов.

Если говорить о нелегальном алкоголе, то надо запретить вакханалию с продажей самогонных аппаратов. Самогон может содержать метанол. Раньше считалось, что отравления метанолом случались из-за утечек метанола в промышленности. Но оказывается, при самогоноварении, если размножаются не те дрожжи, которые надо, может получиться самогон с высоким содержанием метанола, поэтому не рекомендую его употреблять. Кстати, так довольно часто гибнут туристы в Юго-Восточной Азии.

И очень важно пресечь аптечные продажи этилового спирта, интернет-продажу, фанфурики, лосьон «Боярышник» для ванн.

Парфюмерно-косметический «боярышник» уже попал под запрет, но надо усиливать наказание за нарушения закона. У нас очень слабые штрафы, и необходимы очень высокие объемы продаж нелегального алкоголя, чтобы это стало уголовным преступлением.

Следует вспомнить, что в России среди девочек-подростков лет 13 популяризировалась такая субкультура, как «винишко-тян». В ней требуется пить вино, хотя бы дешевый портвейн, так что сторонники популяризации «культуры пития» могут радоваться.

--Насколько нынешний рост продолжительности жизни в России до 72 лет связан с антиалкогольной политикой?

— Заметно связан. Конечно это не единственная причина — снижается потребление табака и улучшается медицина, например, мы наблюдаем снижение младенческой смертности. Однако без антиалкогольных мер рекордных для России показателей продолжительности жизни не было бы.

— Наверное играет роль и низкий старт, есть ли у нас потенциал для дальнейшего снижения потребления?

— Еще какой есть, как говорится, выйду на улицу — гляну на село… Недавно зашла в магазин, там двое мужчин покупают бутылку водки 0,75. Предупредила их, что похмелье на утро будет, а они мне — да мы уже вторую берем!

Россия > Алкоголь. Медицина > gazeta.ru, 30 января 2018 > № 2477087 Дарья Халтурина


Россия. ЮФО > Алкоголь. СМИ, ИТ > agronews.ru, 13 января 2018 > № 2466370 Сергей Козловский

Полусладкая жизнь крымских виноделов.

Известные винодельческие предприятия Крыма в последние годы пережили немало потрясений. Историк Сергей Козловский, исследующий винодельческую отрасль полуострова, рассказал в интервью ПРОВЭД о том, что сейчас происходит с крымскими винзаводами.

Винные активы

– Расскажите об основных винодельческих предприятиях Крыма. Чем разные крымские марки отличаются друг от друга?

– В 30-е годы винодельческие предприятия в Крыму создавались на базе старых, насчитывающих сотни лет винодельческих хозяйств, в том числе принадлежавших царской семье. Можно уверенно сказать, что на всем постсоветском пространстве крымские винзаводы – старейшие и самые традиционные.

Самый известный из них – объединение «Массандра». При своем создании оно включило в себя много маленьких частных виноделен. До сих пор филиалы «Массандры» визуально напоминают старые французские винодельческие хозяйства: старые бочки, подвалы начала XIX века, собственные энотеки (коллекции вин – прим. ред.).

Массандра – это район Ялты, бывшее имение князя Воронцова, ставшее затем царским владением. Особый статус винзавод приобрел в 1936-м, когда Анастас Микоян провозгласил, что советские трудящиеся должны пить не водку, а хорошие, выдержанные вина. Тогда в Массандре стали делать качественные вина, но в массовом объеме. В советские годы даже коллекционные массандровские вина в запыленных бутылках продавались в магазинах по довольно демократичным ценам. Трудно поверить, но уже в украинский период жители Крыма могли купить такие вина, как, например, великолепный портвейн урожая 1945 года.

Другой легендарный центр виноделия – «Солнечная долина» в окрестностях Судака, бывшая винодельня князя Горчакова. Раньше она входила в структуру «Массандры», но сейчас является отдельным предприятием. «Солнечная долина» интересна тем, что там растут уникальные автохтонные сорта крымского винограда. Сорт винограда кефесия был известен уже в XV веке. Это до сих пор живой и здравствующий сорт, хотя сегодня объемы производства не позволяют его массово экспортировать.

Был период в 2013 году, когда вина «Солнечная долина» появились в каждом российском магазине. Предприятие тогда находилось в сложной ситуации и было вынуждено распродавать коллекции по смешным ценам. Тогда они пустили в свободную продажу огромную партию портвейна урожая 1991 года, он продавался по всей России по 200 рублей за бутылку. Причем люди его не брали – думали, что их обманывают.

Из других старых предприятий стоит отметить «Новый свет», бывшее имение Льва Голицына, основателя российской винодельческой школы. Это родина советского шампанского. «Новый свет» недавно продали банку «Россия» братьев Ротенбергов. Это был первый российский банк, попавший под санкции. Может быть, поэтому он получил один из самых «вкусных» активов в Крыму.

Нельзя не упомянуть и завод «Коктебель». Самое известное из его продукции – коктебельский коньяк и коктебельская мадера. Эта мадера делается из местных сортов винограда и больше других качественных крымских вин похожа на настоящую.

Существуют в Крыму и мелкие винодельческие фермы, например, хозяйство Павла Швеца. В Петербурге и Москве есть рестораны, которые работают с этими винами.

Россия. ЮФО > Алкоголь. СМИ, ИТ > agronews.ru, 13 января 2018 > № 2466370 Сергей Козловский


Россия > Алкоголь. СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 декабря 2017 > № 2439656 Екатерина Еременко

Теневая торговля алкоголем в интернете приносит 1,7 млрд рублей в год

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Легализацию торговли алкоголем через интернет давно обсуждают в правительстве, но Минздрав выступает против внесения поправок в закон. При этом в сети ведутся нелегальные продажи контрафактной продукции

Ежегодный доход теневого рынка алкогольной продукции в интернете в 1,7 млрд рублей, следует из исследования компании Group-IB, специализирующейся на предотвращении кибератак. Эксперты направления Brand Protection Group-IB зафиксировали более 3 000 интернет-магазинов, действующих в обход российского законодательства о запрете дистанционных розничных продаж алкоголя, и более 100 сайтов, распространяющих оптом подделки спиртных напитков.

«Соответствующие сайты создаются как перекупщиками, которые перепродают напитки из крупных розничных сетей, так и мошенниками, реализующими контрафакт. Как правило, низкие цены на продукцию объясняются доставкой алкоголя из соседних стран (Казахстана, Белоруссии, Украины) и экономией на акцизных сборах», — отмечается в исследовании, поступившем в Forbes.

Руководитель направления Андрей Бусаргин отмечает, что розничная продажа алкоголя дистанционным способом запрещена, поэтому официальные производители не могут законно распространять алкоголь через интернет, поэтому в сети зачастую торгуют контрафактом. «Это опасная тенденция, которая влечет за собой высокий риск не только для покупателя, который нередко не осознает, что приобретает низкокачественный контрафакт, употребление которого может привести к серьезным проблемам со здоровьем вплоть до летального исхода, но и для брендов алкогольных производителей. Подделка их продукции может обернуться серьезными репутационными рисками», — поясняет он.

Согласно исследованию, средняя посещаемость сайта, реализующего алкоголь в розницу с доставкой, составляет 199 пользователей в сутки. В месяц это 5 970 человек. По данным Data Insight, конверсия в интернет-магазинах в категории «алкоголь», рассчитанная как соотношение числа заказов в месяц к количеству посетителей, равна 0,6%. При средней стоимости одной покупки в 1 000 рублей, ежемесячно 3 000 розничных онлайн-магазинов приблизительно зарабатывают от 107,5 млн рублей.

Ящики алкоголя к Новому году

Кроме того, специалисты зафиксировали более 100 ресурсов, реализующих оптовые поставки дубликатов (фальсификатов) известных марок, о чем открыто заявляется на их сайтах. Минимальный заказ на таких онлайн-площадках — один ящик на шесть и более бутылок. Как правило, один покупатель приобретает от 5 до 10 ящиков. Средняя стоимость одного ящика — 2500 рублей, что в 10 раз ниже цены на оригинальную продукцию. В среднем посещаемость сайтов с подделками составляет 141 посетитель в день или 4 230 в месяц. При конверсии 0,6% и среднем объеме заказа в 5 ящиков, доход оптовых продавцов дубликатов алкоголя составляет 31,7 млн рублей ежемесячно. Таким образом, по самым минимальным подсчетам доходы розничных и оптовых нелегальных продавцов в интернете составляют 139,2 млн рублей в месяц или 1,7 млрд рублей в год.

Бусаргин отмечает, что фактически цифры по нелегальным продажам алкоголя могут быть значительно выше, чем указано в исследовании.

«Во-первых, для того, чтобы найти интернет-магазин, торгующий фальсификатом ящиками, пользователи вводят целенаправленный поисковый запрос, например, «купить дубликат алкоголя», а значит конверсия (соотношение зашедших на сайт и купивших товар) гораздо выше, чем 0,6%. Во-вторых, на продажи влияет сезонность: и по розничным, и по оптовым продажам в канун новогодних праздников спрос на алкоголь значительно выше. Соответствующие запросы в поисковиках в этот месяц ежегодно достигают пика. Активность пользователей на 50% выше, чем в среднем в течение года. Алкоголь покупают к праздничному столу, для личных и корпоративных подарков», — подчеркивает он.

Реализуют алкоголь не только на сайтах, но и через социальные сети и доски объявлений. На этих площадках Group-IB ежемесячно фиксирует сотни новых предложений: перед праздниками их количество возрастает в 1,5 раза.

Помимо предложений готовой поддельной алко-продукции, в интернете доступны объявления о продаже всех необходимых составляющих для производства контрафакта. Например, стоимость одного, так называемого, «водочного комплекта» с бутылкой, этикеткой, пробкой и фирменной коробкой составляет от 38,5 рубля. Акцизная марка доступна в продаже по цене 3,5 рубля за единицу. Стоимость литра этилового спирта — от 80 рублей, метилового — от 17 рублей. С учетом того, что литр чистого спирта разводится примерно в 2 раза, затраты на изготовление одной бутылки водки объемом 0,5 литра составят 62 рубля, если используется этанол, и 46 рублей, если — метанол. Стоимость аналогичного напитка на сайте, реализующем дубликаты — 80 рублей, в розничных интернет-магазинах с доставкой — 320 рублей.

Попытки легализовать

Минфин и Минэкономразвития уже давно предлагают разрешить дистанционную продажу слабоалкогольных напитков, а после анализа правоприменительной практики, возможно, и расширить перечень разрешенной к продаже через интернет продукции. Соответствующий законопроект был еще в августе опубликован на портале проектов нормативных правовых актов. Предполагалось, что документ вступил в силу в 2018 году, но до 1 января 2019 года будет разрешена дистанционная продажа только вина с защищенным географическим указанием, с защищенным наименованием места происхождения, пива и пивных напитков, сидра, пуаре, медовухи.

В первой версии проекта закона было указано, что продавать алкоголь через интернет можно будет только после получения специальной лицензии. Выдавать лицензию могло бы Росалкорегулирование. Кроме того, если компания, индивидуальный предприниматель или сельхозпроизводитель вина захочет продавать алкогольную продукцию через интернет, необходимо будет подтвердить наличие складских мощностей минимум на год вперед, отмечается в поправках. Также на торговлю алкоголем через интернет будет распространяться запрет на продажу в ночные часы.

Однако такие поправки в закон не понравились Минздраву. В итоге документ несколько раз дорабатывали, но законопроект так и не был одобрен. Как указывается в отзыве замглавы Минздрава Дмитрия Костенникова, мешающие дистанционной продаже алкоголя пункты внесены были «недавно», а именно в конце марта 2017 года.

«Существует вероятность, что деятельность интернет-магазинов, осуществляющих розничную продажу алкогольной продукции дистанционным способом, будет сопровождаться нарушением целого ряда требований, установленных федеральным законом № 171-ФЗ, таких как запрет продажи алкогольной продукции в ночное время и несовершеннолетним, запрет продажи вне стационарных объектов», — пояснялось в сообщении пресс-службы Минздрава.

Обновленная концепция закона о дистанционной торговле алкоголем была представлена Минфином в конце сентября. Ведомство отказалось от поэтапного введения легализации онлайн-торговли и предложило разрешить со следующего года торговлю в интернете любым алкоголем независимо от крепости напитка для оптовых продавцов, тогда как розничную продажу алкоголя через интернет планировалось легализовать с 2021 года. Тем не менее документ все равно не был согласован даже в обновленной версии.

Россия > Алкоголь. СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 декабря 2017 > № 2439656 Екатерина Еременко


Казахстан > Медицина. Алкоголь > camonitor.com, 29 сентября 2017 > № 2329668 Салтанат Мукашева

Пить – здоровью вредить

Мы все небезгрешны и не считаем особой бедой пропустить рюмку-другую на торжествах или просто во время застолья. Но малая беда влечет за собою беду большую. А коли спутницею человека становится «злодейка с наклейкой», коли в жизнь его вторгся «зеленый змий», они разрушат его психику, подорвут здоровье, поставят крест на карьере, могут лишить семьи, сделать несчастными детей и близких… Мы беседуем с заместителем директора по профилактическим программам Национального центра проблем формирования здорового образа жизни Министерства здравоохранения РК Салтанат Мукашевой.

– Какие меры у нас в Казахстане принимаются, чтобы человек мог избежать алкогольной зависимости? А если беда уже произошла, то как вызволить из нее человека?

– Государственная программа развития здравоохранения «Саламатты Қазақстан», а это 2011-2015 годы, и нынешняя гос­программа «Денсаулық», рассчитанная на период до 2019 года включительно, предусматривают мероприятия, направленные, прежде всего, на снижение потребления алкоголя.

Начнем с того, что в республике ежегодно организуется Национальный день отказа от употребления алкоголя. День этот открывает декаду трезвости. Казалось бы, разовое мероприятие, но в его рамках проводится широкомасштабная информационно-разъяснительная работа со всеми группами населения – с подростками, молодежью, родителями, педагогами, работодателями всех форм собственности. Конференции, «круглые столы», дни открытых дверей, семинары, тренинги, конкурсы, спортивные соревнования… Организаторами всего этого на местах являются региональные центры здорового образа жизни и пункты медико-санитарной помощи (поликлиники).

В 2016 году было проведено более 25 тысяч подобных мероприятий. Приплюсуем сюда родительские собрания в школах, классные часы, конкурсы рисунков, диктанты. Оформлялись стенды, пропагандирующие основы здорового образа жизни и профилактику употребления алкоголя. Транслировались аудио- видеоролики о негативном воздействии алкоголя на организм, они были показаны почти сорок тысяч раз в общественном транспорте, в аэропортах, на автобусных и железнодорожных вокзалах, в кинотеатрах. Причем на государственном и русском языках с последующим размещением их в формате баннерной рекламы на интернет-порталах, на телевидении и радиостанциях, в местах массового скопления населения. А это ЦОНы, площади, торгово-развлекательные центры и супермаркеты. Было распространено более двухсот тысяч информационно-образовательных материалов на эту тему.

Скептики могут возразить: это, мол, сотрясение воздуха. Но – вода камень точит, а все это вместе взятое заставляет человека осознать свою личную ответственность за тот образ жизни, который он ведет.

– Что чаще всего является причиной пристрастия к спиртному: наследственный фактор, среда обитания, социальное неблагополучие или просто случайность?

– Тут могут быть самые разные факторы. Какого-либо одного доминирующего фактора риска нет, однако чем больше «слабых мест» характерно для человека, тем выше вероятность того, что в результате употребления алкоголя у него разовьются проблемы, связанные с этим злом. Особое внимание мы должны уделять молодежи. Здесь четко прослеживается взаимосвязь между пристрастием к алкоголю, табаку и наркотикам. Вообще, употребление алкоголя подростками является одной из основных проблем общественного здравоохранения во многих странах. Конечно, взрослые служат молодежи примером для подражания. К сожалению, во многих культурах подростки воспринимают употребление алкоголя как нормальную составляющую взрослой жизни и используют его для улучшения взаимоотношений со сверстниками, для обретения новых контактов, наконец, как свою готовность к взрослой жизни.

– Назовите наиболее вероятные причины алкоголизма у подростков?

– Это, прежде всего, желание самоутвердиться, не опозориться перед сверстниками, не стать предметом насмешек и презрения. Это стремление «влиться в компанию» – подростки очень мнительны и боятся, что друзья отвернутся от них, если они откажутся разделить их увлечение. Далее, это нехватка родительского внимания, частые ссоры с родителями, попытки привлечь к себе внимание. Ну и, разумеется, крайне тревожно для подростка проживание в неблагополучной семье, где отец или мать собственноручно наливает ребенку спиртное или своим примером толкает его к пьянству. Что еще? Безделье, скука, избыток свободного времени и карманных денег, отсутствие родительского контроля. Интенсивное влияние алкоголя на гормональный фон растущего организма становится причиной различных изменений в поведении и психике. В первую очередь при систематическом употреблении спиртного отмечаются повышение агрессивности, снижение концентрации внимания и повышение самомнения подростка. Происходят также снижение эмоциональной устойчивости и резкие перепады настроения, от восторженности до апатии. Учтем при этом, что молодежь очень уязвима и подвержена негативному физическому, эмоциональному и социальному воздействию, а оно является прямым следствием потребления алкоголя. Существует тесная взаимосвязь между высокой степенью риска, обусловленной потреблением алкоголя, насилием, нездоровым сексуальным поведением, дорожно-транспортными и другими несчастными случаями. Все это необходимо знать каждому из нас, чтобы быть готовым противостоять этой беде.

– Что уже конкретно сделано для продвижения госпрограммы по борьбе с алкоголем?

– В республике действуют меры, определенные Кодексом РК «О здоровье народа и системе здравоохранения в Республике Казахстан». Они общеизвестны. Запрещена продажа алкоголя лицам, не достигшим 21 года. Ограничено время продажи винно-водочных изделий. Повышены цены на спиртное. Возросли размеры штрафов за нарушение антиалкогольного законодательства. Ужесточаются меры наказания в отношении лиц, управляющих транспортом в состоянии опьянения. Продолжается процесс поэтапного повышения акцизов на алкогольную продукцию.

– Дают ли эти запреты нужные результаты?

– А как же! Согласно результатам последнего Национального социологического исследования, потребление алкоголя снизилось с 55 процентов в 1998 году до 24,2 процента в 2015 году, а злоупотребление алкоголем уменьшилось с 5 процентов в 2012 году до 4,1 процента в 2015-м. Проблема эта требует неустанного внимания, здесь необходимо тесное взаимодействие между различными секторами и заинтересованными ведомствами. Крайне важна и помощь полиции, а также местных сообществ и просто коллег по работе.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > Медицина. Алкоголь > camonitor.com, 29 сентября 2017 > № 2329668 Салтанат Мукашева


Россия. ДФО > Медицина. Алкоголь > mirnov.ru, 6 сентября 2017 > № 2501421 Вероника Скворцова

МИНЗДРАВ НАЗВАЛ РЕГИОНЫ, ГДЕ ВОДКУ ПЬЮТ КАК ВОДУ

Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова сообщила, что уровень алкоголизации жителей Дальнего Востока вдвое выше среднего по стране, а на Чукотке этот показатель больше в пять раз.

На площадке Восточного экономического форума-2017 Скворцова отметила, что в целом в Российской Федерации наблюдается положительная динамика. Однако если сегодня в среднероссийский показатель хронического алкоголизма и алкогольных психозов составляет 60 человек на 100 тысяч, то на Дальнем Востоке картина вырисовывается безрадостная - в регионе планка держится на уровне более 120 человек на 100 тысяч. На Чукотке и того хуже - 330 на 100 тысяч.

Министр заявила, что 70 % смертей (в первую очередь мужчин) моложе 35 лет напрямую связаны с «передозом» - повышенным содержанием алкоголя в крови.

Дабы переломить ситуацию, Министерство здравоохранения РФ разработало специальную комплексную программу.

Вера Сергеева

Россия. ДФО > Медицина. Алкоголь > mirnov.ru, 6 сентября 2017 > № 2501421 Вероника Скворцова


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Алкоголь > mirnov.ru, 1 сентября 2017 > № 2501424 Сергей Фургал

ДЕПУТАТЫ ВЫСТУПАЮТ ПРОТИВ РЕКЛАМЫ БЕЗАЛКОГОЛЬНОГО ПИВА

Заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Фургал и президент межрегиональной общественной организации «Коллективная защита» Марат Аманлиев внесут на рассмотрение российского парламента проект закона, запрещающего рекламу безалкогольного пива.

Разработчики документа убеждены, что из-за создающейся иллюзии безопасности реклама этого напитка оказывает более пагубное влияние на потребителей. Тем более, что большая часть аудитории такой рекламы - это молодые люди и подростки.

Сергей Фургал утверждает, что реклама безалкогольного пива на подсознательном уровне ассоциируется у потребителей с традиционным пивом. Поэтому необходимо «категорически» и как можно скорее запретить такой вид продвижения этой продукции.

В случае одобрения проекта закона депутатами, в законе «О рекламе» появится пункт, запрещающий рекламировать продукцию с содержанием этилового спирта ниже 0,5 градусов.

Федор Карпов

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Алкоголь > mirnov.ru, 1 сентября 2017 > № 2501424 Сергей Фургал


Россия > Алкоголь. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 августа 2017 > № 2279215 Алексей Сазанов

«Серый» рынок алкоголя в России составляет 20–30%.

Директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Алексей Сазанов — о том, сколько бюджет может получить от вывода экономики из тени и что Минфин для этого делает

Несмотря на принятое решение не менять систему налогообложения до 2019 года, Минфин не остановил работу по ее донастройке, которая уже позволила увеличить поступления в бюджет. Прежде всего ведомство ищет способы вывести из тени нелегальные сектора экономики. Как рассказал в интервью «Известиям» директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Алексей Сазанов, дальнейшее обеление только бензинового и табачного рынка позволит бюджету получать дополнительно до 65 млрд рублей акцизных платежей в год. Алкогольный рынок, теневая часть которого составляет до 30%, имеет колоссальный потенциал для увеличения поступлений, считают в Минфине. Также Алексей Сазанов рассказал подробности о реформе налогообложения ТЭКа и ее влиянии на бюджет и высказал собственную точку зрения по поводу того, нужна ли в России минимальная розничная цена на пиво.

— После получения в свое ведение Росалкогольрегулирования Минфин активно занимается обелением рынка и повышением акцизных сборов. Каких результатов удалось добиться?

— Действительно, с момента передачи Росалкогольрегулирования в ведение Минфина в прошлом году мы проделали серьезную работу по совершенствованию регулирования рынка алкогольной продукции. Мы уже сейчас видим результаты этой деятельности. Собираемость акцизов на алкогольную продукцию в 2016 году по сравнению с 2015-м увеличилась на 27%, а за первые четыре месяца 2017 года — еще на 36% к уровню 2016-го. Основная причина — повсеместное внедрение ЕГАИС. Раньше система существовала только на этапах производства и опта, а с этого года ЕГАИС была введена и на этапе розничной продажи, что позволило проследить движение алкогольной продукции на всех этапах. Результаты внедрения цифровых технологий налицо: 36% — это феноменальный рост поступлений по акцизам.

— За счет чего можно еще улучшить собираемость?

— По различным оценкам, легальный рынок алкоголя, особенно крепкой алкогольной продукции, составляет 70–80%. В «серой» зоне находятся оставшиеся 20–30%, которые необходимо вовлекать в «белый» оборот. Мы планируем внести определенные изменения в Налоговый кодекс, которые коснутся порядка обложения акцизами производителей парфюмерно-косметической продукции и бытовой химии. Для добросовестных производителей порядок обложения акцизами этилового спирта, который они закупают, не изменится. Кроме того, только что, в июле, был принят ряд законов по ужесточению уголовной и административной ответственности за незаконную продажу алкогольной продукции и оборот поддельных федеральных специальных марок, что тоже должно дать свои плоды в будущем. …

Россия > Алкоголь. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 августа 2017 > № 2279215 Алексей Сазанов


Россия > Медицина. Алкоголь > mirnov.ru, 24 июля 2017 > № 2509553 Дмитрий Костенников

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ВЫСТУПАЕТ ПРОТИВ ПРОДАЖИ «ЧЕКУШЕК» И «ШКАЛИКОВ»

Заместитель министра здравоохранения России Дмитрий Костенников заявил, что в ведомстве считают необходимым запретить продажу спиртного в мелкой таре на кассах супермаркетов.

Одним из аргументов в пользу этого запрета представитель Минздрава назвал то, что он снизит доступность алкоголя.

Инициатива запретить продавать «чекушки» и «шкалики» на кассах продуктовых магазинов принадлежит Межрегиональной правозащитной организации «Коллективная защита». Правозащитники убеждены, что такая выкладка недорого алкоголя (между конфетками и жвачками) провоцирует потребителей на спонтанную покупку.

Вера Сергеева

Россия > Медицина. Алкоголь > mirnov.ru, 24 июля 2017 > № 2509553 Дмитрий Костенников


Франция > Алкоголь > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243534 Анатолий Корнеев

Шампань, Бургундия, Эльзас. Винная карта мира с женщинами в главной роли

Анатолий Корнеев

Основатель и вице-президент группы компаний Simple

Основатель и вице-президент Simple убежден, что, когда виноделием занимаются женщины, напитки становятся еще прекраснее

Осмелюсь напомнить: вино – продукт крестьянский и делается, как нетрудно догадаться, из винограда. Работа по уходу за виноградником каторжная. Со мной согласятся все, кто хотя бы единожды собирал виноград, согбенно стоя на крутых склонах в позе буквы «Г» рано поутру, когда в морозном осеннем воздухе пальцы примерзают к секатору. А потом днем — все в той же позе, на том же склоне с нескончаемыми рядами лоз, когда обливаешься потом от нещадного солнца. Согласятся и те, кто понимает, что на сборе урожая тяжелая физическая работа на винограднике не прекращается. Подрезка, прививки, подвязка, зеленый сбор. Каждый божий день, в любой сезон, при любой погоде. А далее за этим всем стоит не менее тяжкий и ответственный труд по управлению предприятием, где и команду нужно собирать, и руководить процессами, а также сбыт, покупка у разных поставщиков комплектующих, договоренности с властями… Не каждому мужчине такое по плечу, да и по вкусу. Тем более вызывает оторопь и удивление, смешанное с восторгом и неподдельным уважением, знание того, что и женщинам не чуждо виноделие — это историческая реальность. Женщины, пьющие вино, профессионально оценивающие его свойства и продающие — это нисколько не странно, если принимать во внимание биологическую подоплеку, — женщины лучше различают ароматы, чем мужчины, а значит, в теории, часто подтвержденной практикой, вина, сделанные ими, могут быть тоньше, чище и изящнее, чем вина, сделанные мужчинами. Но вот руководить сельскохозяйственным предприятием и делать это часто эффективнее многих мужчин? Здесь какая-то тайна.

Но так ли просто пришлось женщинам виноделам в мире вина? Давайте посмотрим на винную карту мира и отметим флажками места, где женщины сказали свое действительное веское слово.

Шампань и Камилла Ольри-Рёдерер

Шампани пару веков на редкость не везло, во многом из-за расположения на карте Франции. Через регион прокатывались многочисленные войны, которые страна вела в разные времена. Мужчины часто покидали свои дома, уходя в армию, и… больше не возвращались. Немудрено, что впервые всерьез о женской роли в виноделии заговорили именно здесь. Мы помним про Николь-Барб Клико-Понсарден и прочих «вдовах», в середине XIX века вставших у руля пострадавшего от наполеоновских войн региона. Ясно, что неотвратимость судьбы, ее безразличие к горестям и лишениям семей, сделавшие женщин тверже камня, спасли Шампань, с завидной и пугающей регулярностью становившуюся полем битвы.

«Век вдов» не закончился с окончанием XIX столетия, XX век выдался еще более чудовищным, пожирающим десятки миллионов человеческих жизней. Ведение хозяйства снова легло на плечи женщин, например таких, как Камилла Ольри-Рёдерер, унаследовавшей дом Champagne Louis Roederer по смерти мужа. По окончании первой мировой их компания, процветавшая за счет поставок шампанского российскому императорскому двору, неожиданно лишилась своего главного рынка сбыта. 1917-й катком прошелся и по торговым связям, и по тем, кто ранее пил этот продукт, навсегда лишив тогдашних собственников марки малейшей надежды на возврат хотя бы мало-мальских объемов поставок. Кое-как перенеся центр тяжести продаж на новый рынок, перенявший моду на шампанское русских царей, и только начав поправлять свои дела, семейство столкнулось с новым поражением. Великая депрессия разрушила все планы на выход из кризиса. И снова поиски решения. В этот самый момент в 1932 году умирает глава семьи.

По смерти мужа Камилле удается поправить дела и вновь, словно раскаты грома…Вторая мировая. Стойкая вдова провела хозяйство через непростые военные годы, не продав ни одного гектара ценных земель. Более того, она расширила площади виноградников дома, поэтому сегодня Louis Roederer большую часть вин производит из собственного винограда — что редкость для Шампани, где основу производства составляют предприятия, покупающие чужое сырье у сторонник виноградарей. Кроме того, Камилла фактически вернула Cristal в мир больших шампанских игр.

Бургундия и Лалу Биз-Леруа

Не менее примечательна судьба другого культового винного хозяйства — Domaine Leroy. Его возглавляет мадам Лалу Биз-Леруа. Кто она — женщина со сложным характером или символ новой, перфекционистской Бургундии? И то и другое. Сегодня Лалу символизирует собой элиту Бургундии. Чего же ей это стоило?

Сама он делится такими воспоминаниями о событиях, оказавших неоспоримое влияние на формирование ее собственного характера и на поведение, как самой владелицы дома, так и ее вин: «В детстве я все время проводила в погребе, помогала работавшим там взрослым мужчинам. Мама иногда буквально вытаскивала меня за уши оттуда, чтобы я поиграла с друзьями, как нормальная девочка». В разгар второй мировой ее отец Анри Леруа, бургундский негоциант, купил половину акций легендарного и сегодня самого дорогого в мире хозяйства Domaine de la Romanee-Conti, владельцем второй половины стало семейство де Вилен. Собственную же фирму со штаб-квартирой в Мерсо он полностью передал в управление дочери. Случилось это в 1955 году, Лалу на тот момент исполнилось 23 года.

Годы шли, девушка становилась на ноги, крепла и совершенствовалась в непростом деле управления семейным предприятием не последней величины в регионе. В 1974 году она стала соуправляющей DRC, не забывая при этом о собственном видении идеальной Бургундии. С конца 80-х она собирала и складывала в мозаику личного владения даже самые крохотные кусочки знаменитых бургундских крю, выставлявшихся на продажу. Кропотливая работа завершилась созданием собственного хозяйства с высочайшей репутацией — Domaine Leroy. Правда, ради воплощения собственных амбиций ей пришлось покинуть DRC, с винами которого она уже оказалась в состоянии соперничать на равных.

Методы Leroy уникальны: вина могут выдерживаться в погребах крайне длительное время, и при этом, разумеется, они полны жизни и обоснованно претендуют на самые высокие рейтинги. Одна из причин их удивительного состояния — биодинамика. Лалу первой в Бургундии решила, что землю исторических виноградников пора спасать от засилья неорганических удобрений и химикатов. «Биодинамика — способ вернуть земле и лозе жизненные силы, витальность, энергию. Земля — живой организм. Например, собака любит, чтобы ее гладили. Земля тоже нуждается в таком теплом участии и с благодарностью каждый год дает все лучший урожай».

Бордо и Корин Менцелопулос

Одним из четырех самых дорогих и престижных замков, получивших высшую классификацию первого среди равных еще в 1855 году стал Chateau Margaux. Его сегодняшний владелец – Корин Менцелопулос. Ее отец, Андре Менцелопулос, французский бизнесмен греческого происхождения сколотил себе состояние на Ближнем Востоке в 40-х и 50-х годах прошлого века. Со своей женой Лаурой Андре познакомился в швейцарских Альпах, а затем перебрался в Париж. Когда в 70-х легендарнейшее Шато Марго было выставлено на продажу, никто не проявил к нему подобающего интереса. Кроме Андре. После своей смерти в 1980 году он оставил огромное состояние. Château Margaux, купленное в 1977 году за 72 млн франков (около 14 млн евро по сегодняшнему курсу), было лишь малой частицей империи. После того как Лаура, вдова Андре, вышла замуж в 1985 году, сама империя перешла в руки 35-летней Корин, поначалу решившей, что ей не справиться со всем этим в одиночку.

Корин объединила активы с семьей Аньелли (FIAT), но всегда мечтала вернуть Château Margaux в личную собственность. В 2003 году Аньелли решили продать свою долю, выставили шато на продажу, Корин оказалась первой в списке претендентов на покупку. Семья единодушно поддержала ее. Сегодня Натали (1982 года рождения) — старшая дочь Корин — живет в Лондоне и не связана с виноделием, сын от второго брака Алексис (1993) учится в Париже. Зато средняя дочь Александра Пти-Менцелопулос (1985) присоединилась к Château Margaux в возрасте 27 лет и тем самым положила основу семейной династии женщин-виноделов. Алекс стажировалась в Christie’s, работала в Berry Brothers & Rudd, старейшей британской виноторговой компании. Она тоже живет в Лондоне и представляет интересы Марго на британском рынке, кроме того, она работала над разработкой концепции и выводом на рынок «третьего вина» дома, Margaux de Château Margaux. «Мама никогда не настаивала на том, чтобы я выбрала вино своей профессией, но я просто не смогла устоять, ведь это лучшая работа в мире!» — часто повторяет Алекс Пти-Менцелопулос.

Франция > Алкоголь > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243534 Анатолий Корнеев


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 23 июня 2017 > № 2224175 Игорь Сердюк

«Балк» как предчувствие: о новом фетише индустриального виноделия

Игорь Сердюк

Винный критик

Что такое «флекси-танки» и как они меняют индустрию

Айсберг, о который может разбиться веками выстраданная система качественного виноделия, называется коротким англоязычным словом bulk. Применительно к винному бизнесу это слово означает перевоз вина или виноматериалов большими объемами — «наливом», с ударением на первый слог, выражаясь профессиональным жаргоном по-русски. Согласно определению академического словаря, это «бестарная перевозка жидкого груза в цистернах». Большими объемами вино перевозили во все времена, а размер тары и материал, из которого она производилась, менялся в соответствии с уровнем технического прогресса.

Глиняные амфоры античности были хрупки и недостаточно гигиеничны, поэтому дубовые бочки (небьющиеся и обладающие антисептическими свойствами древесины) в свое время их вытеснили. А на смену дубовым «баррикам» в эпоху индустриализации пришли цистерны, позволявшие сохранить качество вина при перевозке, — сначала эмалированные, а потом и сделанные из нержавеющей стали. Два главных мотива — желание донести качественный продукт до потребителя и стремление сделать транспортировку менее затратной — заставляли лучшие умы без устали работать над совершенствованием винной логистики.

Около ста лет назад группа пионеров качественного виноделия из числа владельцев бордоских «шато» провозгласила приоритет первого над вторым. Чтобы гарантировать аутентичность своих вин, такие винные хозяйства, как Chateau Mouton-Rothschild, Chateau Haut-Brion и еще несколько производителей, прекратили отгружать свои вина бочками, стали сами их бутилировать и выпускать под оригинальными этикетками. После этого виноторговцы, продававшие «Латур» и «Лафит» под марками своих торговых домов и время от времени грешившие опытами в области миксологии, были вынуждены пересмотреть бизнес-модель.

На пути подделок был поставлен барьер. И с тех пор надпись на этикетке, подтверждающая, что розлив производился на месте производства (в бордоском варианте: «Mis en Bouteilles au Chateau»), считается дополнительной гарантией качества. Однако то, на что хватило ума и характера у наиболее прозорливых виноделов Бордо, еще долго оставалось неочевидным для остальной части винного мира. Винные негоцианты Западной Европы не хотели сдавать своих позиций и переходить на новые принципы логистики.

«Саперави, отправленный цистерной из точки А в точку Б, менял свои органолептические свойства, несмотря на гарантии Самтреста. Наследие этой эпохи до сих пор тяжким бременем висит на репутации российского виноделия»

Винная промышленность молодого советского государства наращивала обороты в условиях революционной индустриализации. Выстроенная в СССР модель вертикальной интеграции винного производства, при которой в винодельческих регионах развивались предприятия первичной переработки винограда, а выдержка и розлив осуществлялись в крупных городах (то есть ближе к конечному потребителю), была, по сути, не так уж плоха и, кажется, просто опередила время. С одной стороны, технология тогда еще не гарантировала сохранность виноматериалов при перевозке. А с другой — сознательность строителей социалистической индустрии была сильно переоценена.

Так или иначе, но саперави, отправленный цистерной из точки А в точку Б, менял свои органолептические свойства, несмотря на гарантии Самтреста. И с другими марками советской эпохи дело обстояло не лучше. Наследие этой сложной эпохи до сих пор тяжким бременем висит на репутации российского виноделия. Но опыт поставок виноматериалов «наливом» по-прежнему активно используется в России. Только сырьевым источником теперь служат все больше не бывшие союзные республики, а Испания, ЮАР и прочие страны, переживающие последствия мирового кризиса винного перепроизводства. И в точном соответствии с законом сообщающихся сосудов по миру потекли кризисные реки «балка».

В это время в арсенале виноторговцев появилось прекрасное техническое подспорье под названием Flexi-Tank — эластичная пластиковая емкость, заменяющая собой цистерну. Более легкая, более прочная, гигиеничная и не позволяющая вину окислиться при транспортировке. Этакий большой-большой, вместимостью до 24 т, bag-in-box.

Винный мир живо подхватил идею использования «флекси-танков». Желание избавиться от балласта стеклянной тары оказалось сильнее, чем старый добрый миф о гарантии качества при розливе вина на месте его производства. Профессиональные винные журналы запестрели статьями о многочисленных преимуществах «балкономики»: это и оптимизация расходов на транспорт, таможенное оформление, трейд-маркетинг, и (куда же без этого?) сокращение выбросов CO2. Скептики обращали внимание на то, что технологическое совершенство тары вовсе не исключает контрафакта и разного рода манипуляций с виноматериалами, а импорт дешевого сырья неизбежно приведет к застою любой национальной агрикультуры, но эти слабые возражения пока не были услышаны.

Напротив, транснациональные алкогольные корпорации, в портфеле которых есть винные бренды, начали анонсировать создание «межконтинентальных» вин с «невиданным ранее стабильным качеством» и «наконец-то» ощутимым эффектом economy of scales…

У индустриального виноделия появился новый фетиш, сравнимый разве что с гигантской пластиковой женщиной для безопасного секса с многомиллионным составом участников.

Неунывающие энтузиасты винного мира пока стараются не поддаваться кошмарным предчувствиям глобализации. Они говорят, что качественное виноделие прекрасно в своем многообразии и что унификация вкусов быстро надоест постоянно ищущему потребителю новейшего времени, а значит, не приживется…

Но первые диссертации по логистике «балка» в институте Masters of Wine, который всегда считался святилищем элитарного виноделия, уже были успешно защищены.

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 23 июня 2017 > № 2224175 Игорь Сердюк


Казахстан. Испания > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209668 Шухрат Хакимов

Винодел Шухрат Хакимов: наш человек в Испании

Автор: Сара Садык

«В Казахстане гораздо легче открыть свое дело, чем в Европе, потому что у нас меньше бумажной волокиты и бюрократии», – утверждает наш соотечественник Шухрат Хакимов, соучредитель и генеральный директор компании WINEX FOOD, работающей на Пиренейском полуострове.

За место под солнцем

– Компании пошел уже 6-й год, но я все еще чувствую себя новичком в сфере, связанной с производством и экспортом вина, – признается Шухрат. – У меня не хватает навыков, времени и опыта, и я как заведенный бегаю с утра до вечера, чтобы решить вопросы, возникающие по ходу.

29-летний бизнесмен родился в интернациональной семье: отец – уйгур, мать – узбечка. Все его детские воспоминания связаны с Темиртау. Учился в лучшей школе этого города – гимназии имени Тохтара Аубакирова. Потом изучал науки в Карагандинском экономическом университете (бывшем кооперативном институте). Оттуда пытался уехать учиться по «Болашаку» за границу. Три раза отправлял документы, но по каким-то причинам не проходил.

– Дальше было проще, – продолжает Шухрат. – Окончил университет и, выиграв стажировку в онлайн-игре, поступил на работу в один из алматинских банков. Но стремление продолжить свое образование оставалось, и я параллельно искал по всему миру такой университет, куда можно поступить на грант. Когда почти одновременно пришли приглашения из России и Франции, выбрал Европу. Так я стал изучать основы виноградарства и виноделия в аграрной школе в городе Анже. Окончив ее, работал в компании, которая занимается продвижением французских вин в других странах. А поскольку я выходец из постсоветской страны, то мне досталась Россия. Через год решил открыть свое дело и уехал в Испанию. Почему туда? Потому что во Франции заниматься сегодня бизнесом равносильно самоубийству: очень высокие налоги – они могут в совокупности доходить до 60%.

Испания тоже не самая лучшая страна в мире, проблем у нее хватает. В 2007-2012 годах безработица здесь доходила до 24%. Посчитав это единственным выходом из экономического коллапса, правительство ввело политику максимального экспорта, и все, что было связано с этим и созданием рабочих мест, поощрялось. После долгих переговоров с местными инвесторами весной 2012 года был составлен бизнес-план и открыта совместная компания. Вначале мы планировали заниматься, помимо вина, пива и крепкого алкоголя, еще и производством и экспортом продуктов питания, но не было (и нет до сих пор) ресурсов – ни человеческих, ни финансовых.

На сегодняшний день компания уже не убыточная, но все доходы мы вкладываем в развитие. У нас работают всего 10 человек, при этом адвокаты, маркетологи и дизайнеры, являясь частными предпринимателями, – по аутсорсингу. Это оправданный шаг. Когда у тебя изначально ограниченные ресурсы, самый лучший вариант – иметь квалифицированных работников за корректные деньги. Потом, когда такие мини-компании, как наша, выходят на собственные оборотные средства, можно позволить иметь своих специалистов, если, конечно, в этом возникнет необходимость. Чтобы сэкономить, стараемся не тратить деньги на производственные мощности. В Испании в докризисное время построили очень много виноделен. Часть их постоянно перепродается или сдается в аренду. Работая на минимальных маржах, стремимся, чтобы наш продукт был доступен потребителю на рынках тех стран, где покупательская способность низкая. Средняя цена закупа там в два-три раза меньше, чем, например, в Сингапуре, Таиланде, Тайване, Корее, Японии и даже Европе, где это вино производится.

Бюрократия в Европе – та еще

– Каково это – открыть иностранцу свое дело в чужой стране?

– Сказать, что Испания, Англия или Франция – лучшие страны в мире для ведения бизнеса, нельзя. Там, где независимость насчитывает не 25 лет, а гораздо больше, та еще бюрократия. Чтобы иностранец мог работать как частный предприниматель или наемный работник, необходимо иметь вид на жительство с разрешением на работу в конкретной зоне и именно в том рабочем секторе, куда планируешь вкладывать свой труд. А чтобы получить вид на жительство, нужно пройти очень много процедур. В первую очередь – в стране, гражданином которой являешься.

А в Казахстане просят документы, которые необходимо получить в Испании. Этот двойной бюрократизм не облегчает жизнь начинающим бизнесменам.

– Словом, получить вид на жительство с разрешением на работу суперсложно?

– Я вам честно скажу: это настолько тяжело, что даже вспоминать не хочется. Так меня это достало! Вся молодежь, которая, отучившись в Европе, осталась там, знакома с этим. Плюс рабочую визу дают только на год, и то лишь в том случае, если сможешь подтвердить свою нужность этой стране. Поэтому я и не понимаю людей, которые срываются и едут в чужую страну в поисках лучшей жизни. Среди них есть такие, которые плохо живут на родине, но, напрягаясь изо всех сил, копят деньги, приезжают, к примеру, в Испанию и живут еще хуже, чем дома.

Так вот, вид на жительство с разрешением на работу бывает разных категорий, и в каждой провинции свои правила. Общепринятым является лишь то, что социальные службы в первую очередь трудоустраивают испанцев, и только после того, как не найдут среди них кандидатов на свободную вакансию, приглашается иностранный работник. Я имею в виду квалифицированный труд – учителей, медиков, инженеров, банковских работников и т.д. Есть адвокаты, которые занимаются этим вопросом, но я сам легально прошел все процедуры. Правда, потратил очень много времени – год, если не больше.

Но получение вида на жительство с разрешением на работу – еще не все. Теперь компания, которую ты сам создал, должна нанять тебя на работу. В связи с тем, что в Испании высокий уровень безработицы, необходимо три месяца подряд выставлять на бирже труда все вакансии. Это несмотря на то, что ты уже давно знаешь, кого возьмешь на работу. В нашей компании работа с бумагами заняла два года.

Я все это рассказываю опять же к тому, что многие наши, уехав, начинают говорить, что в Казахстане все было плохо. На самом деле это не так. Документы на ведение бизнеса куда легче получить у нас. Сейчас меня наверняка спросят: почему в таком случае я здесь, в Испании, а не дома?

– Да, кстати, почему?

– Когда я начинал, мне нужно было набраться опыта. А испанские вина достаточно хорошо чувствуют себя на мировом рынке. С ними могут конкурировать разве что итальянские и французские. С тех пор прошло пять лет, а мне все еще надо учиться и учиться технологическим процессам. Да, сегодня я произвожу вино, но рядом со мной всегда консультант-технолог, который контролирует его качество.

В Казахстане вино тоже можно делать, но чтобы продвинуть его на рынок, кроме четкого плана, терпения, поддержки государства, нужно еще убедить местных дистрибьюторов проявить лояльность к отечественному продукту, выделив квоту на его реализацию на местном рынке. Если этого не будет, то заниматься экспортом нереально. В той же Испании приезжающие на отдых иностранцы видят, что 40-50% испанских вин, которые стоят на прилавках любых винных магазинов мира, имеют локальное потребление.

…У меня есть много друзей-казахстанцев, которые, получив образование за границей, вернулись домой. Большинство из них – «болашаковцы». Все они говорят, что есть проблема реинтеграции. То есть ты приезжаешь весь такой образованный, хочешь развивать все вокруг, но получается далеко не всегда. Хотя сейчас, говорят, стало намного легче, потому что выпускники этой стипендиальной программы, повзрослев, сформировали свой круг и теперь пытаются совместно вносить свой вклад в развитие общества. А у меня получилось так: моя работа связана с Испанией, но я считаю себя казахстанцем.

Если придется когда-нибудь менять гражданство (во-первых, в связи с тем, что я женат на испанке, а во-вторых, в силу коммерческих интересов), это не изменит моих патриотических чувств. Да, в Казахстане есть такие проблемы, как безответственность, недообразованность, но я поработал и в Италии, и во Франции, и в России, и если сравнивать с тем, что видел там, то у нас и не хуже, и не лучше. Поэтому наша компания начала с Казахстана, а не с России, хотя в первом рынок значительно меньше: для нас он не столько стратегический, сколько имиджевый.

Да, в Казахстане очень тяжело с логистикой. Например, отправка 20-тонного контейнера с вином из Испании в Китай стоит 1200 евро. А чтобы отправить этот же контейнер машиной в Казахстан, потребуется минимум 7,5 тысячи. Плюс к этому надо добавить расходы таможенные и дистрибьюторов. Наши люди, накладывая 100-300-процентную маржинальность, не думают о потребителе. Делают они это не от жадности. Просто наша азиатская система ведения бизнеса предполагает какие-то уникальные условия. Например, продавая товар, нужно вкладываться еще, назовем это так, в маркетинг.

Листинг вместо взяток и откатов

– Вы имеете в виду банальные взятки?

– Нет, их время уже прошло. Теперь, если у вас что-то просят, то для «коммерческих целей», а не для своих личных нужд. Например, если нужно продать товар, то просят на развитие бренда, иначе говоря, на организацию мероприятий по его продвижению. К сожалению, эта схема присуща не только Казахстану. Просто слово «взятка» поменяли вначале на «откат», а «откат» – на «листинг», определенные ритейлером правила и требования для допуска товара к продаже в торговой точке. Хотите с нами работать – значит, поставляя товар, вы еще должны заплатить за это согласно официально существующему прайсу – листингу. Но что касается нашей компании, то поскольку мы работаем с минимальной маржой, то договариваемся без него. Объясняем, что даем хорошую цену и качество, а коль маржинальность ниже, чем у конкурентов, то на этом можно больше заработать и стать лидером на рынке.

– А на испанке вы женились до открытия своего бизнеса или после?

– Мы учились вместе во Франции, то есть познакомились задолго до того, как я открыл компанию, – в 2009 году. Это сейчас я хорошо говорю на испанском, а тогда, взяв в руки официальный документ на испанском, я не мог понять, что и в какие сроки от меня требуется. Дана мне очень много помогала, да и сейчас помогает с их оформлением, хотя у нее есть свое небольшое дело – она поставляет в рестораны кондитерские изделия собственной выпечки. Детей у нас с ней пока нет. Мне самому интересно, что получится в нашем с ней союзе. Смесь, думаю, будет сильной.

– В Казахстане сейчас у многих чемоданные настроения. Люди уезжают из страны, в том числе и в Испанию. Что вы им посоветуете?

– Если есть деньги, то хорошо жить можно везде. Я могу еще оправдать пенсионный переезд – это когда люди доживают жизнь в теплом месте. Но просто так взять и переехать в зрелом возрасте и начинать все с нуля в 35-40 – тяжело. По крайней мере, в первые пять лет свою жизнь в чужой стране точно не улучшишь. Интеграция, поиск себя, непонятно, как сложится ситуация с документами… Судить и осуждать не буду, но, на мой взгляд, переезд без четкого плана – несколько безответственный поступок перед семьей и самим собой.

Я поехал за границу с конкретной целью – не эмигрировать и не искать свою идентичность, а учиться. И я остался работать, нет, даже не остался, а приехал работать в Испанию, уже понимая, что буду здесь делать. Мне кажется, что любой человек должен выехать из своей страны как минимум на год. Это поможет понять, что происходит в мире, сравнить и стать более открытым. Те же мало путешествующие испанцы, французы, итальянцы, россияне гораздо более консервативны, чем мы, казахстанцы. Сам я, отучившись во Франции, поработав в Италии, России и Испании, сейчас могу работать где угодно. Правда, в родном Темиртау было бы уже тяжело из-за ограниченности в действиях, но если обстоятельства сложатся так, что нужно будет уехать туда, то могу жить и там. Мне многого не нужно, самое главное – заниматься любимым делом. Кстати, не исключено, что я вернусь домой, в Казахстан. Я хочу, чтобы мои будущие дети понимали, что это моя родина, что там живет вся моя семья. Что скрывать – мне хочется видеть родных почаще, а не раз в год. Моим родителям нравится родина моей жены, они здесь любят отдыхать, но вопрос переезда сюда они не рассматривают. К слову, родители жены ничем не отличаются от моих. Так же хотят, чтобы в стране все было стабильно и спокойно. Поэтому Казахстан в этом плане счастливая страна.

– Это правда, что испанцы по своей натуре ленивы?

– Я первое время тоже так думал. Скажу другое: здесь очень много праздников, что лично меня напрягает. А в смысле трудолюбия все зависит от зоны и человека. Например, жители севера Испании, согласно официальной статистике, по продуктивности не хуже немцев. Но если сравнить нашего постсоветского работника и испанца, то, например, мой отец-металлург будет работать лучше и продуктивнее раза в два любого испанца, потому что у него ментальность такая – не уходить, пока не закончил работу. А здесь неважно, закончена она или нет, но прошло 6 часов – и до свидания. То, что у местных прав много, а обязанностей поменьше, для меня как для работодателя является проблемой. Все-таки я плачу за труд, который должен быть выполнен. И тем не менее, я не считаю, что испанцы ленивые. Если бы это было так, то Испания не была бы 12-й экономикой в мире и 6-й в Европе.

Казахстан. Испания > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209668 Шухрат Хакимов


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 14 июня 2017 > № 2208911 Сергей Лебедев

Ликбез для винодела: подводные камни и перспективы бизнеса

Сергей Лебедев

Генеральный директор группы компаний Inkerman International

Быть виноделом значит жить в окрестностях Тосканы и потягивать вино на террасе с видом на свои владения? Увы, в реальности это тяжелый труд, хотя и не без романтики.

Если вы решили начать винодельческий бизнес, запаситесь терпением и настройтесь играть вдолгую. Свою первую бутылку вина после высадки виноградника вы сможете получить не ранее, чем через пять лет. Кроме того, от вас потребуются серьезные вложения при нулевой прибыли на протяжении всего этого времени.

Ситуация в отрасли

Масштабное падение виноделия началось с 1985 года, во время проведения в СССР антиалкогольной кампании площади виноградников в стране сократились более чем на четверть. Виноградарство было переориентировано на другие цели и объемы в ущерб качеству производимого продукта. В тот же период постепенно стала исчезать сама культура производства и потребления вина, что в свою очередь повлияло и на репутацию российского виноделия на многие годы вперед. Российское вино стало непрестижно производить и потреблять, и этот стереотип, к сожалению, очень трудно разрушить и по сей день.

Начало 1990-х ознаменовалось повсеместным распространением тренда на западные продукты, который вскоре захватил и рынок вина. Изначально эта тенденция была характерна только для премиального потребительского сегмента, но постепенно распространилась и на массового покупателя. В итоге невысокий спрос на отечественные вина и вовсе упал до минимума. Парадоксально, но потребитель, который толком не разбирался ни в итальянских, ни во французских винах, тем не менее, предпочитал производителей именно этих стран. Престиж отечественного виноделия был подорван, а импортное стало синонимом качественного. Кроме того, было не так много крупных компаний и виноделов-энтузиастов, стремящихся возродить энокультуру в стране, а сделать это можно было только совместными усилиями всех представителей отрасли и государства. Таким образом, за последующие 25 лет площадь виноградников в России сократилась на 60%.

Потенциал отечественных вин сегодня

В последние годы ситуация стала меняться. Отчасти это связано с тенденцией на импортозамещение. С другой стороны, появился настоящей интерес к эногастрономической культуре. Современный потребитель пресытился знакомыми винными странами, постепенно начал расширять свой кругозор и периодически отклоняться от любимой «Италии», «Испании» или «Франции» в сторону вин менее знакомых регионов. Как ни странно, но к последним, наравне с Австрией или Германией, относятся и российские вина. Дополнительным стимулом стало активное участие, поддержка и реальная заинтересованность государства в развитии отечественного виноделия.

Однако это только старт, и пока виноделие в России находится в стадии зародыша. В общей сложности в стране потенциально пригодно для виноделия порядка 300–350 тысяч га земель, а на 2015 год было занято всего 85,1 тысяч. Сегодня есть достаточно большой выбор земель, пригодных под виноградники. Другой вопрос: в каком они состоянии и насколько региональные власти готовы отдавать эти земли инвесторам.

На 2015 год лицензиями на производство вина обладало около 200 компаний, многие из которых работают на закупочном виноматериале и используют производственные мощности партнеров. В индустрии чувствуется жесткая нехватка виноматериалов (виноградников, пригодных для производства вина). С введением новой государственной концепции по поддержке отрасли, мы надеемся, интерес к бизнесу вырастет и появятся виноделы-энтузиастов, готовые к развитию серьезного производства с полным циклом.

Готовьтесь к серьезным вложениям

Если вы до сих пор не отказались от идеи стать виноделом, то самое время подумать о финансах. Закладка виноградников и производство вина – это действительно дорого. Хорошо, если у вас есть собственные средства на развитие или сторонние инвесторы, готовые поучаствовать в проекте. Государством также предусмотрены субсидии на высадку виноградников и уход за ними, но это лишь компенсация расходов: сначала придется получить кредит в банке под залог, а уже после вы сможете покрыть затраты.

К тому же, если вы не являетесь потомственным виноделом и не были ранее знакомы с этим сегментом, то перед выбором земель для закладки виноградников стоит обратиться к консультантам и энологам. В России пока слабо развита профессия винного консультанта. Многие специалисты исчезли вместе с упадком отрасли в советские годы, но и те, кто остались работать на действующих предприятиях и не спешат делиться своим опытом. Поэтому остается только одно — найти западных экспертов. Наша группа компаний, например, несмотря на большой опыт в отрасли и сохранение традиций крымского виноделия, тоже периодически обращается за международной экспертизой. Несколько лет мы работали с представителем известной династии виноделов и консультантов Жаком Люртоном и техническим директором хозяйств Domaines Barons de Rothschild в Новом Свете Оливье Трегуа. Также мы продолжаем многолетнее сотрудничество с итальянской компанией Giotto Consulting.

Главный ресурс — люди

В виноделии человеческий фактор играет первостепенную роль. Многое зависит не только от опытных энологов, технологов и виноделов, но и от виноградарей, которые целый год заботятся о лозах. Сегодня отрасль чувствует серьезную нехватку таких кадров. При том, что престиж профессии упал, и никто не стремиться стать простым рабочим. Это касается и производства - специалисты, получившие профильное образование, не хотят работать на заводах, отдавая предпочтение офисным позициям в мегаполисах. Поэтому так важно популяризировать подобные профессии, и здесь требуется поддержка со стороны государства. Новая концепция развития отрасли подразумевает и это направление, но на это потребуется время. А пока будьте готовы , что рабочих вам придется искать в других регионах.

Как выбрать сорт

Прежде чем выбрать земли для закладки виноградников, стоит определиться, какое вино вы собираетесь производить, на какие сорта вы ориентируетесь. Эксплуатация виноградников рассчитывается на 20–30 и более лет. И, разумеется, от выбора участка и того, как будет выполнена закладка виноградника, зависит его производительность и исходное качество вина. Важно определить реальную целесообразность высадки сорта на конкретном участке земли, провести предварительный анализ почвы, учесть климатические особенности региона – есть морозостойкие сорта и более подверженные холоду. От рельефа местности и суммы активных температур будут зависеть система орошения, сорт и способы ведения культуры.

Производство по международным стандартам

На этапе самого производства и розлива вина вам потребуется высокотехнологичное производство, если вы стремитесь производить продукт по международным стандартам. Современное оборудование (если еще и сама производственная площадка расположена на виноградниках) позволяет существенно сократить контакт виноматериала с внешней средой и вовлеченность человеческого ресурса в процесс производства, способствует высокому качеству продукта и ускорению многих процессов. Также вам потребуется установить на производстве дорогостоящую систему ЕГАИС, которая осуществляет контроль за объемом производства и оборота этилового спирта. Помните, что господдержка невозможна без государственного регулирования. Если российские виноделы хотят получать помощь от государства, то должны быть готовы к контролю и проверкам.

Кто будет продавать

После того как первая бутылка под вашим брендом произведена, встает вопрос распространения. Небольшому производителю не нужны крупные сети, лучше сделать фокус на ресторанах и специализированных магазинах. Будете ли вы это делать сами или воспользуетесь услугами дистрибьютора, решать вам. В любом случае (особенно на первом этапе) важно найти хороших партнеров, заинтересованных в культуре вина. Вино – тот продукт, который должны делать и продавать исключительно специалисты.

В сухом остатке

Учитывая все сложности, многие виноделы не хотят сильно рисковать и ввязываться в дело с собственными виноградниками, к тому же они не готовы работать несколько лет без реальной прибыли. Но если вы готовы пройти этот сложный путь от начала до конца, проявить стойкость и терпение, – результат будет того стоить, а инвестиции окупятся.

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 14 июня 2017 > № 2208911 Сергей Лебедев


Франция > Алкоголь > forbes.ru, 28 апреля 2017 > № 2165294 Игорь Сердюк

Год винного оптимизма: в Бордо собрали «урожай века»

Игорь Сердюк

Винный критик

Под чьей этикеткой искать лучшее вино 2016 года

Вот, наконец, и на улицы Бордо пришел праздник. Ежегодная кампания фьючерсных продаж En Primeur, посвященная новому урожаю (пока хранящемуся в бочках и только готовящемуся к выходу в свет урожаю 2016 года), судя по всему, пройдет в мажорной тональности. Согласно первым, пока еще осторожным оценкам, качество красных вин — основного ресурса бордоского благополучия — в 2016 году можно оценить на отлично. И впервые в XXI столетии авторитетный британский винный журнал Decanter написал в своем обзоре про «урожай века».

Столь откровенного оптимизма перед началом кампании En Primeur виноделы Бордо не выказывали уже несколько лет. Долгие четыре года — 2011, 2012, 2013 и 2014 — региону не везло не только с погодными условиями, но и с конъюнктурой рынка. Урожай 2015 года был в целом неплох, но сентябрьские дожди, пролившиеся на «левом берегу» над частью виноградников полуострова Медок, подпортили общую картину и дали наиболее суровым критикам повод понизить рейтинговые оценки. Тем не менее по итогам кампании цены на бордоские «голубые фишки» в 2015 году поднялись примерно на 20–25% по сравнению с урожаем 2014-го.

Здесь надо напомнить, что фьючерсная цена на вина ведущих замков Бордо начинает формироваться почти сразу после сбора урожая, по итогам первых профессиональных прогнозов. А в конце марта — начале апреля в Бордо на традиционную неделю дегустаций En Primeur съезжается элита мировой винной критики и винной торговли. На мнениях представителей этой элиты, высказанных в печати, в блогах и рейтингах, формируются цены. Винные шато озвучивают их с мая по июнь, а потом в течение лета и осени они корректируют их в зависимости от спроса. Само вино во время фьючерсного ралли находится на выдержке в бочках, которая у лучших шато длится от 18 до 24 месяцев. За два года может многое произойти и в жизни каждого отдельного вина, и на рынке вообще — поэтому цены могут как взлететь, так и рухнуть.

Но на этот раз причин для беспокойства у виноделов Бордо вроде бы мало. Лето было теплым и сухим, жаркий август создал все условия для обязательного (в случае с красными винами) «водного стресса», а сухой сентябрь позволил довести фенольную зрелость винограда до идеального баланса. Сорт «мерло», который хорошо вызрел и в 2015 году, на этот раз оценивается просто выше всяких похвал, но и «каберне-совиньон», доля которого во многих виноградниках «левого берега» выше, чем доля «мерло», получил возможность полноценно дополнить палитру лучших вин Медока и Грава.

На одной из первых пресс-конференций по поводу «примёров», которую недавно дали в Лондоне представители Château Lascombes (одного из топовых замков «левобережного» субрегиона Марго) главный винодел замка Доминик Фебв сказал, ссылаясь и на свое личное мнение, и на звездного консультанта Мишеля Роллана, что Château Lascombes 2016 «определенно лучше, чем образец 2010 года». Дидье Кювелье, совладелец замка Château Léoville Poyferré (еще одного знаменитого «левобережного» замка), был пока менее категоричен, но отметил в своем вине 2016 года «очарование текстуры, плодовую глубину и ароматическое богатство». Энолог этого же замка более откровенно сказал, что «надо ждать исключительного винтажа».

Еще один очень высоко котируемый винный замок, «правобережный» Château La Conseillante, также ожидает от 2016 года триумфа. Директор хозяйства Жан-Вальми Николя накануне недели «примёров» заявил, что лучше, чем в 2016 году, вино от La Conseillante «еще никогда не было».

Среди отличительных качеств вин 2016 года энологи отмечают их органолептическую сбалансированность. Вопреки жаркому лету они не очень спиртуозны. Содержание алкоголя и в Lascombes, и в La Conseillante не превышает 13%, тогда как в успешные 2009 и 2010 годы алкоголь в красном бордо часто зашкаливал за 14%.

Помешать успешному старту нового урожая может, пожалуй, только какое-то рыночное потрясение. В недавней истории таким сдерживающим фактором служило замедление роста Китая, а с лета 2016 года к этому добавились тревожные ожидания Brexit. Как известно, Китай все еще держит мировую экономику в напряжении, а британские негоцианты по-прежнему в растерянности, не понимая, какие налоги им придется платить за французское вино через два года.

Насколько этих или других угроз будет достаточно, чтобы приглушить жажду к «урожаю столетия», мы узнаем уже совсем скоро. Желание обладать вечными ценностями, на причисление к которым претендуют великие вина Бордо 2016 года, часто оказывалось сильнее бытовых страхов.

Франция > Алкоголь > forbes.ru, 28 апреля 2017 > № 2165294 Игорь Сердюк


Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 26 апреля 2017 > № 2154550 Андрей Мацол

Собственник "Першої приватної броварні": "Нам не трудно конкурировать с транснациональными компаниями и это доказывают наши продажи"

Эксклюзивное интервью собственника и CEO компании "Перша приватна броварня" Андрея Мацолы агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Андрей Николаевич, производство пива – это дело вашей жизни, или вы, как бизнесмен, готовы инвестировать и в другие направления?

Ответ: Я считаю, что каждый должен заниматься тем, что у него получается лучше всего. Если ты умеешь варить пиво – вари пиво. В мире есть компании, которые варят пиво уже более ста лет и ничем другим не занимаются. Они очень успешны, мы берем их практику для себя как пример.

Вопрос: Как вы попали в пивоваренную отрасль?

Ответ: Сначала я занимался дистрибуцией крепких алкогольных напитков, в 1998 году началось развитие пивного производства в Украине. Мы попробовали себя в дистрибуции пива, и у нас получилось. До 2003 года мы продавали на западной Украине продукцию компании BBH (Baltic Beverages Holding). В 2003 году я решил создать собственный экспериментальный пивзавод для Львова. Очень скоро появился спрос на нашу продукцию и в других западных областях, и мы стали наращивать мощности. В 2007 году наша компания приняла участие в проекте по энергосбережению для малого и среднего бизнеса UKEEP от ЕБРР и получила кредит в $17,6 млн. А уже в 2011 году мы совместно приобрели завод в Житомирской области.

Вопрос: Каким вы видите развитие рынка пива в Украине, начал ли он восстановление после резкого сокращения в 2015-2016 годах?

Ответ: В прошлом году рынок потерял 7,5%, за три месяца этого года – еще 5%, а с учетом погоды в апреле, я думаю, что падение будет еще большим, и уже по итогам четырех месяцев мы получим совсем другую картину. Первый квартал для нас не объемный по продажам, но показательный. На рынок пива влияет и экономическая составляющая, он не может показывать чудо на фоне сложной ситуации в экономике.

Кроме этого, стоит вопрос в создании культуры потребления пива, ведь у нас к пиву относятся как к безликой жидкости с определенным процентом алкоголя. Производители-гиганты предлагают потребителю в изобилии пластиковую тару больших емкостей по низким ценам. Создается впечатление, что продукт под названием "пиво" нужен только для одного – наполнить организм покупателя желаемым количеством алкоголя. Образно говоря, происходит перерасчет имеющихся в кошельке денег на необходимое состояние опьянения. На основе этого принимается решение – купить бутылку чего-нибудь покрепче или пластиковый бутыль дешевого пива. Конечно, продавая большие объемы, нанятые менеджеры больших компаний выполняют свои тактические задачи, но на стратегическом уровне они убивают рынок. Еще раз повторю, что потребление пива должно иметь свою культуру так, как это есть во всей Европе. Нужно уважать продукт, который производишь, и тогда можно рассчитывать на уважение со стороны потребителей.

Вопрос: Сидры и хард-лимонад сейчас вытесняют традиционное пиво?

Ответ: Частично. Даже не столько вытесняют пиво, сколько заменяют категорию слабоалкогольных напитков, с которой пиво тоже конкурирует.

Вопрос: В Украине на рынке пива конкурируют в основном четыре крупные компании – две транснациональные и две с украинским капиталом. Насколько вам трудно работать на рынке с международными игроками?

Ответ: Совершенно не трудно, и это доказывают наши показатели. За 14 лет нашего существования мы ни разу не упали ни в объеме, ни в доле рынка. Сегодня наша доля на рынке пива около 15%.

Вопрос: Вы планируете и далее ее наращивать?

Ответ: Мы планируем, и будем наращивать долю. К примеру, у каждого из наших основных конкурентов количество холодильного оборудования в торговых точках составляет около 100 тыс. единиц. Из них активно используются около 70 тыс. У нас пока установлено и активно используется 30 тыс. ед. холодильного оборудования – вот и посчитайте.

Вопрос: Вы с UBC Group сотрудничаете по закупке холодильников?

Ответ: В этом году нет. По итогам тендера мы заключили контракт с компанией Klimasan.

Вопрос: Объемы производства компании за 2016 по сравнению с 2015 годом?

Ответ: В 2015 году мы изготовили 1,75 млн гл, в 2016 – 2 млн гл пива и кваса.

Вопрос: Какова структура собственности вашей компании?

Ответ: Мне принадлежит самый большой пакет акций в нашей компании. Партнерами в уставном капитале являются Европейский банк реконструкции и развития, компания OeTTINGER – производитель пива №1 в Германии, и физические лица – граждане США, Израиля, Бельгии, Великобритании.

Вопрос: У вас два завода – во Львове и в Радомышле. Во Львове вам приходится конкурировать с Carlsberg?

Ответ: Нам по всей Украине приходится конкурировать с ними, мы – национальный производитель. У нас особые отношения со "Львовским" во Львове. У них сейчас там доля рынка примерно 38%, у нас – около 30%. Как только мы станем во Львове №1, то мы точно об этом напишем, и они это понимают. Мы делаем свою работу планомерно, системно, и не ставим цели любым способом достигать лидерских позиций. По сегодняшней динамике рынка, если ничего не изменится, в ближайшее время мы будем конкурировать с компанией Carlsberg, не только во Львове, но и по всей Украине.

Вопрос: Ваша компания также производит квас, насколько привлекательна эта категория для инвестиций?

Ответ: С квасом все просто: экономика растет – категория кваса растет, экономика в минус – квас тоже. Этот продукт покупают в основном женщины, а они обычно более бережливы, чем мужчины. Наша доля рынка 18-20%. Мы делаем квас по классической технологии на нашей производственной площадке во Львове.

Вопрос: Вы продаете пиво ресторанам в бочках? Насколько интересен этот сегмент?

Ответ: Он очень упал, начиная с 2014 года. Мы развиваемся в нем стабильно, но пока не ставим цели наращивать там долю. Сегодня продажи в этом сегменте – в районе 10% общего объема рынка.

Вопрос: Насколько загружены были ваши заводы в 2016 году?

Ответ: У нас в 2016 году, так же как и в предыдущие годы, мощности загружены практически на 100%. Каждый год мы растем. В прошлом году мощности нашего завода во Львове выросли на 30%, в этом году мы планируем добавить еще 15%. В результате общая мощность заводов компании составит 2,5 млн гл в год.

Вопрос: Это будут новые линии, на каких предприятиях?

Ответ: В прошлом году мы купили у немецкой компании KHS оборудование, и теперь будем разливать нашу продукцию в банку 0,44 и 0,5 литра. Рынок пива в банке в Украине составляет всего 6% общего объема. Мы оцениваем нашу долю на нем в 10%, так как работаем в верхнем мейнстриме и премиум-классе. Мы давно хотели поставить баночную линию, но раньше этот проект был бы крайне нерентабельным. Сейчас уже время пришло.

Кроме этого, мы запускаем производство хард-лимонада в Радомышле и заходим в категорию сидров. Также в этом году мы получили лицензию от концерна Heineken на производство Krusovice и через месяц начнем выпуск этого легендарного чешского пива.

Вопрос: Насколько продолжительным являлся процесс получения лицензии на производство пива от Heineken для вашей компании?

Ответ: Обычно процесс занимает от трех до пяти лет. Мы с ними начали общаться в 2012 году и в конце 2015 года – начале 2016 запустили производство пива Heineken по лицензии в Украине, и это еще очень быстро. Вице-президент Heineken прилетал лично с проверкой. Проверялась вся структура: от хед-офиса, торгового персонала, атмосферы и политики компании до тестирования производственных мощностей. В 2015 году компания "Перша приватна броварня" стала четвертой компанией в мире, которая получила такую лицензию от Heineken, и при этом не являясь собственностью данного концерна. Отмечу, что в США, например, до сих пор Heineken возят из Голландии.

Вопрос: Один или оба ваших завода получили лицензию на производство пива Heineken?

Ответ: Один. На два завода нет смысла ее получать, объем производства не столь велик. Heineken – это категория суперпремиум, бренд имеет на сегодня долю менее 1% рынка. Я думаю, возможно, при хорошей экономической ситуации его доля поднимется до 2%.

Вопрос: Heineken не планирует заходить на украинский рынок в условиях свободных мощностей, которые сейчас есть?

Ответ: А зачем? Им комфортно и так. Мы с ними составили долгосрочный договор, выполняем все их требования и пожелания, они как компания присутствуют в Украине.

Вопрос: Как вы считаете, новые инвесторы придут на украинский пивной рынок в ближайшие несколько лет?

Ответ: Я не вижу на сегодняшний день, чтобы кто-то из транснациональных компаний имел желание заходить в Украину. Почему? Потому что в покупке любого предприятия, загруженного на 50%, нет экономики.

Вопрос: Вашей компании – 14 лет, сколько за это время компания инвестировала в развитие?

Ответ: Для полноценного запуска завода с мощностью производства 1 млн гл в год со всем необходимым оборудованием (включая трейд-маркетинговое) необходимы инвестиции около $100 млн. Мощности нашего завода в Радомышле – 1,1 млн гл, львовского завода в этом году достигнут 1,4 млн гл.

Вопрос: Наличие ЕБРР в составе акционеров упрощает вам доступ к получению кредитных ресурсов? Каков ваш кредитный портфель?

Ответ: ЕБРР – это бренд. Все понимают, что мы прозрачная компания, которая ежегодно проходит аудит со стороны большой четверки. Нам очень просто общаться с банками. 75% нашего кредитного портфеля находится в Укрэксимбанке, потому, что мы продаем пиво в гривнях и прибыль получаем также в гривнях. Наш кредитный портфель в зависимости от сезона колеблется в пределах 1 млрд грн. Когда мы хотим инвестировать в новое направление или оборудование, мы приходим в банк, показываем свою долю на рынке, свой потенциал и просто реструктуризируем выплату кредита. Это абсолютно нормальная практика, и банки идут нам на встречу с удовольствием, потому что выдавать новый кредит банку сложнее.

Вопрос: Какая доля экспорта в общей структуре ваших продаж, и в какие страны вы поставляете свою продукцию?

Ответ: Экспорт составляет 1% наших продаж. Мы экспортируем свое пиво в около 10 стран мира – это США, Польша, Германия, Великобритания и др. Наш продукт за границей в 9-ти случаях из 10-ти потребляют украинцы, которые находятся там на заработках или эмигрировали.

Также раньше по лицензии наше пиво производилось в России. Договор был подписан в 2012 году, но мы досрочно расторгли это соглашение из-за нарушения лицензиатом правил территориальности продаж. Он продавал пиво в Крыму, а это территория Украины. Наверное, мы первая украинская компания, которая решила досрочно расторгнуть такой договор в одностороннем порядке.

Вопрос: Возможность разлива в Беларуси не рассматривали?

Ответ: У белорусов есть лицензия на "Бочкове" и "Свіжий розлив”. Также мы экспортируем туда наши эксклюзивные темные сорта пива. Этот рынок небольшой.

Наша стратегия – работать на украинском рынке, и она однозначно выигрышная.

Вопрос: В вашем ассортименте есть импортные бренды?

Ответ: Мы намерены усилить свой портфель импортными марками пива, надеемся завершить переговоры с рядом очень интересных брендов уже в этом году. При этом обязательно нужно учитывать риски, поскольку мы покупаем пиво за валюту, а супермаркет с нами рассчитывается через 120 дней в гривнях.

Вопрос: Вы используете только украинское сырье для производства пива?

Ответ: Хмель мы закупаем у немецких компаний "Хопштайнер" и "Джон Барт". В 2005-2006 годах мы пробовали работать с украинскими поставщиками хмеля, но это постоянная нестабильность качества: то у тебя горечь 15 единиц, то 22. Поэтому отказались. Все остальное – это украинское сырье.

Вопрос: Вы принимаете участие в обсуждении вопроса о повышении акцизных ставок на пиво в 2018 году? Какой размер ставок ожидается на следующий год?

Ответ: Мы не принимаем участия в обсуждениях с ГФС и Минфином. Мы общаемся только с налоговым комитетом Нины Южаниной. По моему мнению, под ее управлением это лучший комитет за все время существования украинского парламента, с ним можно вести диалог. У руководителя комитета очень высокий уровень профессионализма. Решение о повышении акциза на уровень инфляции в 2017 году абсолютно адекватное, и, если в следующем году будет принято аналогичное решение – по моему мнению, для пивоваров оно будет приемлемым.

Вопрос: Насколько выросла стоимость бутылки пива с начала 2017 года?

Ответ: На уровень акциза – это 3-4%, и вот недавно еще на 7%, поскольку выросли цены на сырье.

Вопрос: Как вы оцениваете расширение полномочий местных органов власти и их решение ограничивать продажи алкоголя после 23:00? Это отображается на уровне продаж алкогольных компаний?

Ответ: Нужно сначала спросить потребителей: насколько для них комфортно ограничение продаж, например, в Киеве в ночное время. Власть занимается не тем, чем должна заниматься, и борется с ветряными мельницами. Киевская власть, я слышал, думает о том, чтобы отменить этот запрет. Чем больше людям что-то запрещать, тем большим будет спрос. Нужно создавать новые рабочие места, привлекать инвестиции, ведь когда человек будет знать, что ему на 6:00 на работу, то он точно не будет пить после 23:00.

Вопрос: Сейчас утилизация мусора, в том числе пластиковых бутылок, является топ-темой в Украине. Как решить, по вашему мнению, этот вопрос?

Ответ: Я считаю, что строительство заводов по утилизации мусора нужно отдавать на аутсорс. Никакие дополнительные налоги на упаковку, средства от которых возможно будут направлены на ее утилизацию, не помогут. Даже воздух можно обложить налогами, но что это изменит? В Украине есть люди, которые готовы инвестировать в переработку отходов, нужно просто предоставить им гарантии для того, чтобы они смогли зайти на этот рынок. Культура сортировки мусора строится годами, я уверен, что украинцы в скором времени к этому также придут.

Вопрос: Какой процент оборачиваемости вашей стеклянной тары?

Ответ: От 50 до 60%.

Вопрос: Вы инвестируете средства в социальные проекты? Какого рода это инвестиции?

Ответ: В первую очередь это проекты "Вірні збірній", "Переможці", "AXIOS". В прошлом году мы открыли Центр практической помощи защитникам Украины "AXIOS", который обеспечивает психологическую реабилитацию, а также трудоустройство ветеранов АТО. Мы уверенны, что социальная реинтеграция бывших воинов возможна благодаря поддержке семьи и занятию любимым делом. К нам обращаются люди из зоны АТО за психологической реабилитацией, у нас есть соглашение с Генштабом, наших специалистов привлекают для реабилитации бывших пленных. Имея большой круг знакомств и контактов, мы можем общаться с компаниями и рекомендовать на работу этих людей. Основная преграда со стороны работодателя – это страх, что человек придет психически неуравновешенным. Мы, как центр "AXIOS", берем на себя ответственность за этих людей. Многие из них хотят пройти переквалификацию, закончить IT-курсы или выучить английский язык, мы им в этом помогаем.

В этом году мы присоединились к мультимедийному проекту "Переможці 2". 19 апреля вместе с организаторами презентовали обновленную выставку на НСК "Олимпийский", а дальше поедем в выставочный тур по всей Украине и не только. Героев проекта возим на матчи украинской сборной за границу, недавно одному из участников проекта – Александру Бабченко – презентовали протез для занятий кроссфитом.

Вопрос: В 2017 году ваша компания стала новым спонсором сборной Украины по футболу? Какие преимущества открывает перед компанией спонсорство и насколько это затратное направление для компании?

Ответ: Во второй половине 2016 года наша компания получила предложение от Федерации футбола Украины принять участие в тендере. А у меня давно родилась идея по формированию футбольной фан-культуры в нашей стране, я даже пробовал ее реализовать на локальном уровне во Львове. В 2008 году мы были одновременно спонсорами двух львовских команд – ФК "Карпаты" и ФК "Львов". Я предложил свою модель – быть активными в формировании культуры болельщиков. На европейских футбольных матчах я видел врачей, менеджеров среднего класса, учителей, в общем, обычных людей, которые идут на стадион после работы. Там нет фанов с фаерами, болельщики – обычные люди, которые пришли получить удовольствие от футбола и которые 90 минут поют, независимо от того, как их команда играет.

Нам интересно принимать участие в создании фан-движения, потому что, к сожалению, сегодня в нашей стране нет достаточно достижений, чтобы представить себя на международной арене. Там знают, что у нас коррупция, война, девушки красивые и больше ничего. После матча в Хорватии и первого выезда участников фан-движения "Вірні збірній", после их колоссальной и яркой поддержки нашей команды, несмотря на результат игры, хорватское газеты писали, что украинцы – это европейская, культурная, открытая нация. Поэтому "Вірні збірній" – наш социальный проект.

Вопрос: Поддержка украинской сборной, по вашему мнению, как-то повлияет на капитализацию бренда "Перша приватна броварня" и в какой перспективе?

Ответ: Без сомнения футбол – это спорт номер один в нашей стране и тот, кто поддерживает его, имеет большие шансы в ближайшем будущем бороться за позицию номер один на рынке. Я думаю, что капитализация бренда точно увеличится в ближайшие несколько лет.

Вопрос: Вы будете участвовать в следующем тендере на спонсорство украинской футбольной сборной?

Ответ: Мы будем подавать заявку обязательно. И наша задача получить поддержку не только Федерации футбола Украины, но и всего украинского народа.

Вопрос: Ваш брат – депутат Верховной Рады. Как часто вы общаетесь и следите за его политической карьерой?

Ответ: Да, мой брат – член комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. Раньше мы общались значительно чаще, сейчас встречаемся в основном на праздники. Он мажоритарщик, прошел по округу с поддержкой в 30,18%, сейчас у него поддержка в 52%. Он постоянно ездит в села, общается с людьми, он этим живет. В округе Роман (брат - Роман Мацола) постоянно организовывает какие-то программы помощи, гранты на поддержку региона. Кстати, в феврале он возглавил рейтинг депутатской активности по результатам мониторингового проекта гражданской сети ОПОРА. Он на своем месте, и, если бы такой уровень желания работать был у всех депутатов, то в Украине многое бы изменилось в лучшую сторону значительно быстрее.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 26 апреля 2017 > № 2154550 Андрей Мацол


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Агропром. Алкоголь > lgz.ru, 29 марта 2017 > № 2493262 Виктор Хмарин

Кому достанется крымская земля

Шумейко Игорь

За счёт чего можно повысить эффективность использования земельного фонда полуострова?

Процесс вхождения Крыма в российские реалии непрост – и в законодательной сфере, и в ментальной, и в экономической. Одна из болевых точек – «земельный вопрос». Во времена Украины было множество криминальных историй вокруг незаконного завладения «золотой» крымской землёй, а что происходит сегодня?

Наш собеседник – Виктор Хмарин, бизнесмен, общественный деятель, с 2011 года – председатель попечительского совета некоммерческой организации «Союз землеустроителей России» («Росземпроект»), участвовал в реализации проекта «Дальневосточный гектар – каждому россиянину», является экспертом по земельным вопросам.

– Что представляет собой крымская земля – в цифрах?

– Земельный фонд Крыма – это 2,6 млн. га, из них 1,6 млн. (63%) – сельхозугодья. Виноградники и сады на 1990 год – 140 тыс. га, из них особо ценные виноградники – 54 тыс. га. После украинского «хозяйствования» от них осталась лишь четверть (14 тыс. га). А ведь почвенно-климатические условия Крыма позволяют выращивать виноград более чем на 140 тыс. га. Сопоставьте: сегодня площадь всех плодоносящих виноградников России (краснодарские, ставропольские, северокавказские) – около 85 тыс. га.

– А какова сейчас доля нашего вина на рынке?

– Около 40%, остальное – привозное. Рынок этот с учётом снижения потребления водки, пива и плодово-ягодных вин быстро растёт. Госпрограмма РФ по развитию виноградарства предполагает к 2025 году довести площадь виноградников до 125 тыс. га. Специалисты понимают: это «опасливый» план, пока нелегко даже подступиться к большому земельному фонду Крыма, выведенному из оборота по политико-коррупционным причинам. Но решив эту задачу, дополнительно получим примерно 100 тыс. га виноградников. Это на 80% обеспечит внутренние потребности России. Станет возможен даже экспорт виноматериалов и высококачественных вин.

Южный берег Крыма – от Алупки до Феодосии – может претендовать на самый доходный бизнес, выросший на базе виноградников «Шато», – это сочетание виноделия и аграрного, гастрономического, оздоровительного туризма. Тут есть опыт. Особенно во Франции и США. Миллионы людей посещают мини-гостиницы, дегустируют, увозят продукцию именно этого «Шато».

– Насколько знаю, беда ещё в том, что высаживать нечего.

– Саженцы стоят 7–10 евро за экземпляр. В советские времена в Крыму было 50 крупных питомников, теперь осталось всего два. Но главное всё же – земля. «Необременённой» в Крыму как бы и нет.

Попутно замечу, что наш «Росземпроект» знаком со всеми видами земельно-коррупционных фокусов. Над законом об изъятии сельхозземель, используемых не по назначению, мы работали три года, теперь он принят Госдумой, с 2017 года вступил в силу.

Так вот в Крыму, как мы убедились, налицо чуть иная окраска земельных фокусов: вы подбираете неиспользуемый участок, затем чиновники успевают задним числом сдать его в аренду без конкурса, переоформив «украинское право».

– То есть в «спящем режиме» лежат украинские договоры аренды и никаких хозяйственных действий и платежей за землю нет?.. А кто же собственники этих «спящих ресурсов»?

– Практика показала, что по целому ряду участков через длинную цепочку компаний можно выйти или на бывших высших чиновников и партийных деятелей Украины времён Януковича или на так называемых украинских олигархов.

– Наверное, с этой проблемой связано недавнее решение Сергея Аксёнова по запрету на оформление существующих и строительство новых объектов недвижимости в Приморском парке Ялты? Глава Крыма сформулировал причину: «На данный момент собственники объектов не несут никакой социальной нагрузки, не пополняют городской бюджет. Уровень уплаты налогов с построенных объектов в Приморском парке: 50 000 руб. Проверка показала, что границы Приморского парка не установлены, виды разрешённого использования также не установлены…»

– Наши выводы просты. Сдерживающий фактор развития прибрежных территорий Крыма – низкая контролируемость процесса переоформления земельных прав, полученных в украинских условиях, в соответствии с требованиями российского законодательства.

Сплошь и рядом сталкиваемся, что переоформление прав в пользу иностранных компаний не сопровождается установлением конкретных требований к иностранному арендатору по определению размеров инвестиций и сроков их реализации, количеству рабочих мест и объёму налоговых отчислений. А всё это предусмотрено нашими законами.

Прошло три года после возвращения Крыма. И что же? Половина прав на землю сохраняется за украинскими правообладателями. Эту временную «дыру» нередко по-своему используют некоторые крымские чиновники.

Положение тревожное. Украинские псевдоинвесторы и арендаторы фактически сдерживают инвестиционную деятельность российского бизнеса, исключают из реального оборота и использования в интересах Крыма значительные массивы ценных земельных угодий. Пытаются легализовать и перевести в разряд собственности и неиспользуемые земли, добиваются правдами и неправдами получения российских свидетельств о собственности или переоформления договоров аренды земли.

– Местные чиновники недорабатывают?

– Сложилась патовая ситуация со многими госсовхозами, которые были национализированы и теперь находятся в собственности РК. Они в банкротном состоянии. Для возвращения к жизни мы выбрали несколько подходящих по почвенным характеристикам ГУПов. И что? Все – банкроты. Объединив их в кооперации со знаменитым институтом «Магарач», можно закрыть проблему саженцев, запустив, кроме питомников, ещё и крупное винодельческое производство.

В любом случае с землёй надо без задержек разбираться. Также важно принять единый архитектурный план. Действовавший служил лишь «освоением бюджета»: заказали его фирме с тремя сотрудниками, то есть распасовали по субподрядам, получили лоскутное одеяло... Но проблема-то отсутствия единого генплана осталась... Панельные или монолитные дома-«свечки» – это резкое снижение туристического статуса Крыма. А тут ещё и полулегальные самострои, сбрасывающие фекальные воды… «Расшивка» очередей ветхожилищников, льготников требует нового типа строительства соцжилья. И для этого есть самые современные технологии, позволяющие уложиться в отпущенные государством 37 000 руб./кв. метр.

Нынешнее положение в Крыму кто-то пытается объяснить тем, что были-де «завышенные ожидания после референдума о возвращении в Россию». Так нужно не ожидания «опустить», нужно экономические реалии и всю управленческую работу подтянуть к ним.

Беседу вёл Игорь Шумейко

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Агропром. Алкоголь > lgz.ru, 29 марта 2017 > № 2493262 Виктор Хмарин


Армения > Алкоголь > agronews.ru, 4 марта 2017 > № 2121245 Артур Саркисян

Армянский Вайоц Дзор может стать новой Бургундией.

У виноделия в Армении очень большие перспективы развития, а винодельческий район Вайоц Дзор вполне может стать новой Бургундией для мирового рынка, сказал в интервью Sputnik Армения глава Союза сомелье и экспертов России Артур Саркисян.

— Артур Георгиевич, какое место занимает армянское вино на российском рынке на данный момент? — На данный момент Армения не воспринимается на российском рынке как винная страна. Каждый раз, когда я провожу мероприятия, дегустации, люди удивляются и в то же время радуются тому, что, оказывается, Армения производит не только коньяк и плодовые вина, но и качественные виноградные вина мирового уровня, на которые стоит обратить внимание. Создание имиджа винной страны — это огромная работа, в которой должны быть задействованы не только сами виноделы, но и правительство Армении. Необходима и финансовая, и информационная поддержка на государственном уровне. Начинать надо с продвижения национального виноделия в самой Армении, на внутреннем рынке. К сожалению, лишь немногие в Армении знают, что в стране производятся отличные вина. Хотя для распространения информации имеются абсолютно все возможности, в отличие от России, например, где любая реклама алкоголя строго запрещена.

К моему большому сожалению, на российском рынке сегодня присутствует некачественный продукт, который, я считаю, позорит Армению. Представьте, человек никогда не пил армянское вино и, открыв бутылку с надписью «Сделано в Армении», понимает, что это некачественный напиток…Такой продукт наносит огромный вред, «ломает» будущий рынок, который сейчас можно и необходимо развивать. Я считаю, что Россия — один из самых перспективных рынков для вин из Армении. Это видно по реакции людей на лучшие вина страны, собранные в портфеле «Новой винной компании». К сожалению, без поддержки на национальном уровне, в ситуации информационного вакуума процесс продвижения вин Армении на российском рынке идет медленно, хотя потенциал виден, и объемы экспорта качественных вин из Армении постепенно растут. Я надеюсь, что эту проблему удастся обсудить на встрече с министром сельского хозяйства Армении, которая планируется в ближайшее время. …

Армения > Алкоголь > agronews.ru, 4 марта 2017 > № 2121245 Артур Саркисян


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 1 февраля 2017 > № 2057826 Александр Мечетин

Пещеры Али-Бабы. Как пополнить бюджет на 300 млрд рублей за счет борьбы с нелегальным алкоголем

Александр Мечетин

Forbes Contributor

Председатель правления ПАО «Синергия»

Главным резервом повышения доходов бюджета является улучшение администрирования налогов

Алкогольная отрасль всегда была важной частью экономики России. Это неудивительно, ведь она была исправным поставщиком бюджетных доходов все это время. В сегодняшних условиях, когда страна находится под давлением международных санкций и ее экономика стагнирует, повышение эффективности администрирования налогов становится ключевой задачей бюджетной политики. Какие меры нужно предпринять в первую очередь?

Одна из основных характеристик алкогольной индустрии — это высокое налоговое бремя. Помимо акцизных платежей в размере 100 рублей с одной бутылки водки емкостью 0,5 л, на каждые из этих 100 рублей приходится налог добавленной стоимости в размере 18%. Отрасль вносит значительные суммы, исчисляемые десятками миллиардов рублей, как в федеральный, так и в региональные бюджеты в пропорции 60/40%.

В 2015 году легальные производители выпустили около 650 млн литров водки, бюджетные поступления составили около 130 млрд рублей. На первый взгляд цифра не маленькая, но соответствует ли размер выплаченного размеру выпитого? Если основываться на разных источниках по потреблению, то не соответствует примерно в два раза. Действительно, за последние 10 лет легальный рынок стремительно уменьшился примерно в два раза, со 140 млн дал (дал = 10 литрам) до 65 млн дал. Стали ли россияне пить в два раза меньше? Верится с трудом. Цифры сопредельных государств и независимых агентств подтверждают: потребление крепких напитков можно оценить в объеме более 10 литров на человека, или примерно 150 млн дал по России.

Таким образом, потенциальный размер ежегодных акцизных платежей с крепкого алкоголя без учета налога на добавленную стоимость может составлять 300 млрд рублей, примерно половина этих денег собирается сейчас. Следует отметить, что потенциал роста поступлений в полной мере понимает Минфин, который проводит как никогда ранее эффективную политику по улучшению администрирования. Благодаря этим усилиям в 2016 году за период с января по август государство получило 98 млрд рублей, на 24% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Однако для прихода к заветной цифре 300 млрд рублей этого, видимо, недостаточно, нужно реализовать комплекс мероприятий по трем направлениям, можно сказать, вскрыть три пещеры Али-Бабы.

Пещера первая

Нелегальная продукция в легальной рознице

Это покажется удивительным, однако данные Росстата демонстрируют объем продаж в легальной рознице около 90 млн дал в 2015 году, и это при 65 млн дал легального производства, то есть каждая третья бутылка, которая продана в магазине с государственной лицензией, на которую нанесена акцизная марка, фактически является нелегальной (с нее не заплачены налоги). Эта возможность для пополнения бюджета наиболее легко реализуема, собираемость по этому каналу должна приближаться к 100%.

В 2016 году в розничное звено была внедрена единая государственная автоматизированная информационная система учета алкогольной продукции (ЕГАИС). Теперь важно научиться пользоваться этой системой и на основе ее данных принимать меры по проверке конкретных налогоплательщиков. Целесообразно, чтобы система работала как база с открытым доступом, чтобы любые заинтересованные государственные органы или профессиональные участники рынка могли иметь к ней доступ и получать информацию в удобном формате. Минфину необходимо продолжить политику по привязке акцизной марки к размеру уплаченных налогов. Размер сокровищ в этой пещере — 70 млрд рублей в год дополнительных поступлений.

Пещера вторая.

Розница без ЕГАИС и лицензий

Говоря о полноценном использовании ЕГАИС в рознице, нужно отметить, что, по экспертным данным, сегодня около 20% торговых точек к ней не подключено. Фактически они годами работают без лицензий, продавая 15–20 млн декалитров алкогольной продукции, на чем государство теряет еще 40 млрд рублей акцизных сборов. Оставшийся вне системы контроля канал сбыта является источником серьезных опасностей. И в первую очередь для здоровья потребителей.

Потенциально видится два инструмента для решения этой проблемы: первый — повышение мотивации региональных властей, второй — либерализация условий работы розницы. Основным стимулом для региональных властей при активизации борьбы с нелегальной торговлей может стать перенос региональной части акцизов с места производства на потребление. По принципу: у кого больше легальный рынок, тот и получает основные средства. В такой ситуации каждый регион будет в состоянии собственными силами повлиять на рост собираемости акцизов и размер своей доли в региональном акцизе. В данном направлении Минфин уже сделал первые шаги, выйдя с предложениями об изменении Налогового кодекса, поправки будут тестировать ситуацию в этой области через перенос первых 10% налога на потребление.

Другим важным решением, которое могло бы способствовать как легализации российского рынка, так и повышению сбора акцизов, может стать либерализация торговых условий. Сегодня существуют временные ограничения на продажу алкоголя, это создает в ночное время уникальную торговую монополию для нелегальных производителей. Фактически ограничение работает только для законопослушных точек.

То же самое можно сказать про дистанционные ограничения для розничных точек, торгующих алкоголем. Их удаленность от образовательных, медицинских, социальных учреждений в среднем должна составлять не менее 100 м. Суть этого ограничения также не очевидна. Полагаю, что для посетителя поликлиники или школьника близость или удаленность торговой точки с алкоголем не является мотивирующим фактором для его приобретения. Тем более что существуют правила продажи алкоголя, и продавец в сомнительном случае обязан попросить документ о возрасте покупателя. Идея такого дистанционного ограничения абсолютно популистская и при отсутствии эффективного контроля приводит к снижению конкуренции, возникновению новых нелицензированных точек.

Еще один пример из этой области — ограничение минимальной торговой площади в 50 кв. м для получения лицензии на продажу спиртного. Почему семья, которая является субъектом малого бизнеса, о развитии которого мы все так много говорим, не может открыть торговую точку размером 30 кв. м при наличии ЕГАИС и уплате всех налогов, не понятно.

Резюмируя, скажу, что одновременно с переносом региональной части акциза на потребление необходимо разрешить ночную торговлю алкоголем, дистанционно не ограничивать местонахождение магазинов и их площадь, разрешить интернет-торговлю. Это позволит добраться до сокровищ во второй пещере и увеличить поступления в бюджет примерно на 40 млрд рублей ежегодно.

Пещера третья.

Самая закрытая. Боярышник

Следующая существенная возможность увеличить собираемость акцизов на 60 млрд рублей — жесткая регуляция оборота спиртосодержащей продукции двойного назначения.

Это прежде всего суррогатный алкоголь, медицинские настойки, различные технологические присадки на основе этилового спирта, продающиеся в хозяйственных магазинах. Вся эта продукция сегодня находится вне акцизной составляющей благодаря различным формулировкам в описании товара, а объем ее продаж достигает 30 млн декалитров в год.

Главная сложность в решении означенной проблемы заключается в том, что этот потребитель на ежедневной основе покупает большое количество подобного товара по низкой цене. Вполне возможно, что государство, ограничив продажу суррогатов, спровоцирует переход этого бюджетного, мягко говоря, потребителя на еще более вредные, откровенно угрожающие его здоровью спиртосодержащие жидкости. Здесь возможны два пути. Первый — из разряда радикальных и маловероятных: снизить ставку акциза как минимум в два раза, что позволит малообеспеченному слою переключиться на легальную продукцию. Второй заключается в методичной и постепенной легализации этого рынка путем ограничения продаж спиртосодержащих жидкостей. Необходимо выведение их из списка лекарственных препаратов, запуск системы ЕГАИС на спиртовых заводах, которые производят спирт для медицинских целей. Запрет на производство продукции потенциально двойного назначения.

Назрело повышение уголовной ответственности и расширение правоприменительной практики за подделку акцизной марки, за нелегальное производство и дистрибуцию спиртных напитков. Следовательно, здесь требуются совместные усилия Мин­здрава, Росалкоголя, МВД и Министерства финансов.

Часть мероприятий, описанных в данной статье, уже реализуется Минфином, и необходимо отметить, что достаточно успешно. В январе — августе 2016 года сбор акцизов вырос на 19,1 млрд рублей, и, опираясь на эту положительную динамику, представляется вполне реальным поэтапно, в течение нескольких лет поднять уровень легализации рынка с текущих 45% по итогам 2015 года до примерно 90% в 2017–2020 годах.

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 1 февраля 2017 > № 2057826 Александр Мечетин


Россия > Медицина. Алкоголь > mirnov.ru, 20 января 2017 > № 2512072 Николай Герасименко

ЗАСТАВЬ ПРОДАВЦОВ БОГУ МОЛИТЬСЯ

Минздрав по поручению президента подготовил список спиртосодержащих препаратов, которые скоро будут продавать по рецепту.

Не дожидаясь формальностей, некоторые аптеки уже убрали с прилавков популярные в народе корвалол и валокордин, а часть магазинов - лосьоны после бритья.

После трагедии в Иркутске, где от отравления жидкостью для ванн «Боярышник» погибли 76 человек, Минздраву поручено в течение января подготовить перечень медицинских препаратов, которые будут отпускаться только по рецепту.

На днях депутат Госдумы Николай Герасименко сообщил о том, что Минздравом подготовлено целых два списка (на выбор). Всего в черные списки попало 40 спиртосодержащих препаратов, продающихся в аптеках. В их числе настойка боярышника (не путать со средством для мытья ванн), валокордин, корвалол в жидких формах.

Сам же Герасименко выступает категорически против введения подобных ограничений:

«У нас переводят стрелки на аптеки. Препаратами из аптек ни один человек не отравился! Ни один! Введем рецепты - статистика не изменится. Потому что не аптеки виноваты».

На Западе - даже там, где большинство лекарств отпускают только по рецепту, - валокордин продается свободно, отмечает депутат. Причем значительная часть валокордина в российских аптеках импортного производства. А потому искать в пузырьках валокордина метанол более чем странно, считает Николай Герасименко.

Его коллега по Госдуме Александр Петров напоминает: из 100 спиртосодержащих аптечных препаратов российские любители выпить употребляют всего четыре - настойки пустырника, боярышника, дуба и чистый спирт. (Правда, последний - для протирки - давно уже днем с огнем не сыщешь.)

«Неужели Минздрав не знает, что мужики наши пьют?» - удивляется депутат.

Против излишнего рвения в создании запретов выступил даже Минюст. Хотя ряд членов Общественной палаты РФ были бы вовсе не против таких мер. По словам Султана Хамзаева из ОП РФ, «поручение президента пытаются замылить».

«Если мы запретим корвалол и валокордин, тогда нам надо думать, чем мы обеспечим людей», - отмечает Николай Герасименко. Введение рецептов он называет «благими намерениями, которыми сами знаете, куда выложена дорога».

По его словам, государству надо думать не о корвалоле, а об обеспечении лекарствами онкобольных - на данный момент это указание президента выполнено всего на 30%.

Анна Александрова

Россия > Медицина. Алкоголь > mirnov.ru, 20 января 2017 > № 2512072 Николай Герасименко


Россия > Алкоголь. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 9 января 2017 > № 2030310 Денис Мантуров

Денис Мантуров: Решение о торговле спиртным в интернете будет принято в 2017 году.

О мерах поддержки российской промышленности в новом году, дополнительном пакете решений для увеличения спроса на отечественную продукцию, прогнозе по индексу промпроизводства на 2017-й, поддержке сотрудников ведомства и промпредприятий путем предоставления квартир, а также о том, когда будет разрешена торговля алкоголем в интернете, рассказал в интервью корреспонденту «Известий» Виктору Жирову министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров.

— Удалось ли договориться с Минфином о финансировании на 2017 год в желаемом объеме?

— Все направления по линии Минпромторга на 2017 год мы согласовали с Министерством финансов. Коллеги нас поддержали. Я не помню ни одного года, когда бы мы не находили компромиссное решение, которое, с одной стороны, обеспечивает поддержку промышленности, а с другой — предусматривает развитие. Ну и по каким-то проектам это развитие продолжается.

Помимо средств, предусмотренных на поддержку отраслей промышленности в федеральном бюджете, существуют также отдельно принятые решения президента и председателя правительства в части дополнительной поддержки спроса, например, по автомобилям, сельхозмашиностроению и ряду других отраслей промышленности.

Бюджет у нас делится на несколько составляющих. Во-первых, бюджет развития в части НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. — «Известия») по широкому направлению отраслей промышленности. Второе направление — это компенсация затрат по процентам на создание и модернизацию мощностей. Третье — продвижение продукции за счет компенсаций по скидкам. Последнее касается как внутреннего спроса, так и отдельного пакета решений по экспорту, который был принят правительством на трехлетний период и подтвержден на 2017 год. Меры поддержки распространяются и на компенсацию процентов по кредитам, и на часть затрат, которые предприятия несут по доставке своей продукции в части логистики.

Новая мера, которую мы опробовали на автопроме и сельхозмашиностроении, — сертификация и омологация продукции, которая будет поставляться на внешние рынки тех стран, где выставляют отдельные требования. Эта мера теперь будет распространяться и на другие отрасли. В целом могу сказать, что мы удовлетворяем запросы, которые были и есть у промышленных предприятий тех отраслей, где есть необходимость в государственной поддержке.

— Какой объем средств будет выделен на развитие и поддержку промышленности в следующем году?

— Что касается нашего бюджета, лимиты составят около 250 млрд рублей. Это то, о чем я рассказывал, — где есть составляющая НИОКР и модернизации. Кроме того, запланирован отдельный пакет решений в объеме 107,5 млрд рублей, который будет приниматься в 2017 году. Здесь речь идет как раз о дополнительной поддержке спроса по отраслям промышленности — в первую очередь это автопром, сельхозмашиностроение, дорожно-строительная техника и легкая промышленность.

Отдельной мерой, впервые примененной в 2016 году, является компенсация скидок, которые предприятия будут предоставлять по пилотным партиям для потребителей в рамках импортозамещения — это касается прежде всего инвестиционного машиностроения.

Названные меры применимы к продукции, которая только выходит на рынок, и здесь мы в том числе учитываем интересы потребителей. Это новый механизм, который будет использоваться для пилотных партий, а затем продукция будет реализовываться уже на рыночных условиях. В этом основной смысл субсидии — помочь сделать первый шаг на рынок.

— Когда будет принято окончательное решение о выделении дополнительных средств в объеме 100 млрд рублей?

— Окончательное решение уже принято. Надо только дождаться выхода акта правительства, в котором будут предусмотрены эти мероприятия.

— Как изменится сумма поддержки по сравнению с 2016 годом?

— Изменения будут несущественные, объем средств практически сохранится на уровне 2016 года. Но, как показала практика, в течение года всё равно происходит определенная коррекция. Мы перераспределяем объем средств где-то внутри программ, где-то перебрасываем средства между ними. Этот процесс всегда происходит оперативно, здесь правительство идет нам навстречу.

— Каков прогноз министерства по промпроизводству на 2016 и 2017 годы?

— Что касается индексов промышленного производства, здесь мы согласимся с мнением экспертов и Минэкономразвития в том, что в 2016 году будет около 0,5% роста. Что же касается обрабатывающих отраслей промышленности — тут ожидается значительное улучшение по сравнению с 2015 годом (в 2015 году — 94,6%, прогноз на 2016 год — 99,6%). Это будет хороший результат с учетом принятых мер поддержки. Притом общее снижение по обработке произошло в основном за счет металлургии и легковых автомобилей, которые достаточно серьезно влияют на общие индикаторы.

В 2017 году, я уверен, по обработке у нас будет плюс. Боимся загадывать, но по нашим предположениям будет рост от 1 до 2%, исходя из индекса PMI (показатель спроса на продукцию инвестиционного машиностроения), который растет с июля. Сейчас индекс PMI находится на уровне 54%, что позволяет нам ожидать по итогам 2017 года оптимистичного сценария, если не произойдет никаких экономических коллапсов.

В целом я думаю, что в следующем году мы будем близки к общим индикаторам по промпроизводству на уровне 1,1–1,6%.

— После начала действия программы импортозамещения в каких отраслях вы видите наибольший потенциал?

— Это, в частности, фармацевтика. Мы начали заниматься этой отраслью еще в конце 2007 года и активно продолжили с 2009 года. Все плановые мероприятия (стратегии, программы) реализуются и дают те плоды, которые мы с вами видим. По результатам декабря 2016 года мы вышли на показатель более 76% по списку жизненно важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) российского производства — это более 500 международных непатентованных наименований лекарств. Мы исходим из того, что к 2018 году мы должны достичь 90% от перечня ЖНВЛП, что абсолютно реально.

Обязательно нужно сказать о том, что мы далеко продвинулись по гражданскому авиа- и судостроению, по радиоэлектронике. По нефтегазовому машиностроению у нас просто колоссальный рывок. В этом году на газовом форуме в Санкт-Петербурге мы вместе с Алексеем Борисовичем Миллером (председатель правления ПАО «Газпром». — «Известия») и Виктором Алексеевичем Зубковым (специальный представитель президента России по взаимодействию с Форумом стан — экспортеров газа. — «Известия») проходили по номенклатуре, которую сегодня заместили наши предприятия, — мы идем с существенным опережением за счет командной работы, производителей, потребителей, науки. Только комплексный подход по всем направлениям плана по импортозамещению позволил достичь таких результатов.

Также следует отметить сельхозмашиностроение, где на протяжении последних трех лет по зерно- и кормоуборочным комбайнам, навесному оборудованию и энергонасыщенной технике — тракторам — в 2016 году был рост на 68%. Это небывалый результат: мы закрыли больше 50% рынка своей техникой. Такого не было никогда. Мы начинали с доли рынка в 18% в 2007–2008 годах, а сегодня заняли уже 54%.

Все отрасли показывают позитивную динамику за исключением, к сожалению, автопрома. В 2016 году здесь всё равно будет снижение по сравнению с 2015 годом в пределах 9–10%. Весь автопром тянет вниз, конечно, легковой транспорт — минус 11%. А если брать сегмент грузовиков, автобусов и легкого коммерческого транспорта, все они в существенном плюсе. В частности, по автобусам зафиксирован рост более чем на 14% по результатам 2016 года. Но если мы говорим о рынке и общем объеме производства (с учетом того, что мы хотим выйти в 2016 году на 1,3 млн единиц), конечно, легковой транспорт исчисляется сотнями тысяч, и это существенно влияет на общие показатели.

При этом, надо отметить, всё чаще используются российские комплектующие и автокомпоненты, начиная от материалов и заканчивая запчастями и агрегатами. Этот локомотив тянет за собой и химическую отрасль — полимеры и пластики, а также кожу.

Так, например, сейчас активно развивается кожевенный завод в Рязани — с учетом модернизации и запуска новых направлений за счет предоставления льготного займа от Фонда развития промышленности. Заводу были также компенсированы проценты по «оборотке» (кредитам на пополнение оборотных средств. — «Известия»), а предприятия автопрома и авиапрома сделали целевые заказы. Ряд авиакомпаний, в частности S7, закупают российскую кожу для интерьера самолетов. Развитию способствует и специальное решение правительства на запрет вывоза сырых шкур, поскольку у нас образовался дефицит сырья. В целом в 2016 году объем производства кожи вырос на 6%.

— Какие меры поддержки экспорта российской металлургической продукции сейчас рассматриваются?

— Относительно поддержки экспорта могу сказать, что по глубоким переделам мы действительно готовы поддерживать металлургическую продукцию, где формируется существенная добавленная стоимость. Это все те меры, которые сегодня «зашиты» в проект программы «Промышленная кооперация» и которыми занимается Российский экспортный центр.

Кроме того, наша функция — давать импульс импортозамещающим и экспортно ориентированным проектам, направленным на создание добавленной стоимости в России. То есть не ограничиваться ролью поставщика ресурсов, а выстраивать производственные цепочки полного цикла — от подготовки сырья до выпуска конечной продукции. В этой логике Фонд развития промышленности уже профинансировал создание 16 новых производств в сфере металлургии и металлообработки на сумму 3,6 млрд рублей.

Помимо финансовых, есть еще и административные меры — продвижение продукции наших предприятий, в том числе и металлургических, за счет участия в межправкомиссиях, торговых представительствах и бизнес-миссиях. Поэтому металлурги могут рассчитывать на все меры поддержки, которые адресованы широкому спектру отраслей именно в сфере глубоких переделов с высокой добавленной стоимостью.

— На каком этапе сейчас находится оформление госсубсидий для «Мечела»?

— О субсидиях речь не идет. Имеется в виду предоставление льготных займов от Фонда развития промышленности, которые запрашивала компания. Один заем на сумму 255 млн рублей они уже получили — для Белорецкого металлургического комбината, который входит в состав «Мечела». Также подана заявка на второй заем, и она рассматривается в фонде.

Здесь подразумевается расширение ассортимента рельсовой продукции на Челябинском металлургическом комбинате. Если заявка будет удовлетворять критериям и задачам фонда, то она будет рассмотрена экспертным советом фонда. Речь идет о льготном займе под 5% по максимальной планке для ФРП — 300 млн рублей.

— Ваше ведомство занялось написанием стратегии развития электронной торговли. Какой результат вы ожидаете, чего хотите достичь в этой области?

— Мы стали активно заниматься этим вопросом, поскольку электронная торговля имеет тенденцию к существенному ежегодному росту: в 2016 году в России он составил 30% по отношению к 2015 году.

В данном случае мы не отделяем внутреннюю электронную торговлю от внешней. Мы готовим комплексный документ для двух направлений. Наша задача в части развития экспортных электронных площадок — увеличить к 2018 году количество участников этой торговли как минимум до 5 тыс. Сейчас это пока менее 150 компаний, но на следующий год мы ставим задачу удвоить, а потом кратно увеличивать эту цифру, используя через РЭЦ все доступные механизмы, которые уже заложены. Естественно, это в основном малые и средние предприятия.

С этими компаниями мы должны выстроить нормальный оперативный режим взаимодействия, чтобы они не стучались в закрытую дверь и знали, как и какими инструментами можно воспользоваться. Для этого в РЭЦ будет создана сеть территориальных органов по стране.

Исходя из мирового опыта планируется создание внутри страны разветвленной сети территориальных подразделений экспортного ведомства, которая бы обеспечивала режим одного окна для компаний.

— В декабре у вице-премьера Игоря Шувалова прошло совещание по приватизации. Какие у вашего ведомства планы в этой программе?

— Я не могу сказать, что у нас широкий перечень предприятий на 2017 год. Массовый этап отчуждения и приватизации уже был реализован в предыдущие годы. Всё это происходило на фоне формирования глобальных интегрированных структур, в частности госкорпорации «Ростех», куда было включено огромное количество предприятий — на моей памяти их было более 600. В будущем мы продолжим практику укрупнения интегрированных структур, в том числе будем вносить активы в «Ростех». Однако пока ничего глобального в новом году с нашей стороны не планируется.

Что касается имущества, не используемого нашими подведомственными ФГУПами, есть договоренность с корпорацией АИЖК: это имущество мы будем передавать им, чтобы они уже использовали его в хозяйственном обороте. Речь идет либо непосредственно о помещениях и землях для строительства жилых комплексов, либо об использовании средств от продажи имущества на приобретение квартир для сотрудников наших предприятий, нашего ведомства и коллег из других ведомств. Здесь мы используем свои возможности, чтобы мотивировать работников предприятий и ведомств предоставлением квартир — где-то в качестве служебного жилья, где-то в собственность.

— Какие меры рассматривает ваше ведомство в части контроля за оборотом этилового спирта в связи с недавними отравлениями в Иркутске?

— Сейчас действуют четыре предприятия, которые относятся к нашему ведомству и производят спирт для медицинских целей. Все они частные. В свое время было принято постановление правительства с переходным периодом, который как раз закончился 1 января 2017 года. С этой даты на предприятиях, которые производят медицинский этиловый спирт, будет внедрена система ЕГАИС. Как раз недавно мне доложили, что на всех линиях этих предприятий система уже установлена. Поэтому здесь я не вижу повода для опасений с точки зрения исполнения требования правительства добросовестными производителями.

Что касается метилового спирта — это сильнодействующее отравляющее вещество, яд. У нас в нормативных актах четко сформулированы цели, для которых используется метиловый спирт. За иное, не указанное в законе применение этого вещества наступает уголовная ответственность.

— Когда будет разрешена продажа алкоголя в интернете?

— В целом мы уже провели работу в части укрупнения интегрированных структур, и я не вижу серьезных противоречий с коллегами из других ведомств, у которых были более жесткие требования в этой части. Сегодня практически все пришли к единому мнению, что нужно допустить алкогольную продукцию в электронную торговлю, но при этом сформировать правильные механизмы ее контроля. Я думаю, что в 2017 году решение будет принято.

Россия > Алкоголь. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 9 января 2017 > № 2030310 Денис Мантуров


Россия > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2023933 Олег Фомичев

Олег Фомичев: минимальная розничная цена на водку должна быть в пределах 120–130 рублей.

Россияне стали покупать меньше алкоголя в 2016 году по сравнению с прошлым годом. По данным Росстата, падение коснулось практически всех спиртных напитков — водки, ликеров, коньяков, бренди, вина, шампанского и пива. По мнению экспертов, это связано с тем, что за счет демографической ямы, в которую Россия провалилась в 1990 году, за последние 10 лет потребителей алкоголя стало меньше на 8–9 млн человек. Иркутская трагедия, унесшая жизни десятков человек из-за отравления суррогатами, доказала, что проблема алкоголизации в РФ присутствует, и регулирование этого рынка требует более пристального внимания. В преддверии Нового года, когда продажи спиртного в стране традиционно растут, мы побеседовали с замминистра экономического развития РФ Олегом Фомичевым.

— На протяжении года активно обсуждалась тема регулирования алкогольного рынка. Недавно рабочая группа при Минэкономразвития сошлась во мнении, что регулировать рынки пива, вина и крепких напитков надо раздельно. Когда эти поправки могут быть разработаны и приняты? И какие технологические сложности в этом есть?

— Это задача нетривиальная, но я надеюсь, что за следующий год совместными усилиями мы такие поправки подготовим. Действующее законодательство базируется на общем понятии алкогольной продукции, к которой применяется унифицированное регулирование. Понятие алкогольной продукции уравнивает пиво, вино и крепкие напитки, хотя между ними множество различий, начиная от производства и заканчивая моделью потребления.

Пытаясь решать задачу, в первую очередь связанную с водкой, мы, к сожалению, очень негативно повлияли на рынки пива и вина, в связи с чем недавно и началась дискуссия об отдельном регулировании оборота и производства пива. Однако после обсуждения все заинтересованные участники рабочей группы, включая производителей пива, вина и крепкого алкоголя, пришли к выводу, что не нужно выделять в отдельное законодательство отдельные сегменты. Надо регулирование выстраивать так, чтобы учитывать особенности этих трех крупных сегментов. И это требует не просто поправок в 171-й закон (Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» №171-ФЗ. — Прим. ТАСС), это требует фактически его новой концептуальной редакции. Будет часть с общими положениями и, условно, еще три главы — по вину, пиву и крепкому алкоголю.

— А успеете за год проделать такую большую работу — полностью переписать закон?

— Мы на это рассчитываем. Принять до конца следующего года, я практически уверен, не получится, а разработать должны успеть. Сложности добавляет факт, что разработка законопроекта — «очень межведомственная» задача. Минэкономразвития выступает в роли координатора, поскольку разные ведомства являются головными по разным разделам этого закона. Основным регулированием занимается Минфин, в меньшей степени — Минпромторг и Минсельхоз. Минпромторг отвечает за всю торговлю, а вопрос оборота занимает один из самых существенных блоков в регулировании. Минсельхоз отвечает за виноделие как за отрасль сельского хозяйства, а также за составляющие элементы производства пива, то есть за хмель и солод.

Все эти «Боярышники», лосьоны, ароматические кондитерские добавки с 40-процентным содержанием спирта и прочее надо постараться выровнять по цене с легальным алкоголем, чтобы они были менее привлекательны для граждан с точки зрения их употребления.

Но при всей сложности задачи мы будем стараться внести законопроект в правительство до конца следующего года. По крайней мере на заседаниях рабочей группы мы будем стимулировать и мотивировать всех участников процесса к более быстрому написанию проекта закона. Участники рынка сильно заинтересованы в этом новшестве, и мы надеемся на их активную позицию и помощь.

Россия > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2023933 Олег Фомичев


Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2022380 Янина Павленко

Цель «Массандры» – 40 млн бутылок в год из собственного винограда.

«Массандра» — это 8 винодельческих хозяйств и тысячи гектаров виноградников, растянувшихся цепью вдоль Южного берега Крыма — от Фороса до Судака. После воссоединения Крыма с Россией компания получила статус федерального предприятия, ее курирует Управление делами президента России. О новой винодельне в Гурзуфе, перспективных сортах вин и расширении сети фирменных магазинов «Деловому Крыму» рассказала генеральный директор «Массандры» Янина Павленко.

Господдержка и новые виноградники

— Как сегодня работает «Массандра»?

— Предприятие сегодня динамично развивается, мы выходим из достаточно сложного периода. Ведь в последние украинские годы агротехнические мероприятия на виноградниках не выполнялись в полном объёме, парк сельхозтехники не обновлялся. Износ только тракторного парка составлял 98%. Поэтому «наследство» оказалось непростым. В этом году нам оказали огромную поддержку – управляющий делами президента России Александр Сергеевич Колпаков по поручению Владимира Владимировича Путина передал «Массандре» целый автопарк — всего 41 единицу техники, плюс предприятием были куплены 10 тракторов. Постепенно наращиваем объемы производства. За январь-сентябрь 2016 года произведено 6,7 миллионов бутылок винодельческой продукции. Рост составил 116%. Реализация за 9 месяцев составила почти 6,8 миллионов бутылок. К прошлому году рост 130%. «Массандра» — крупнейшее в Крыму предприятие винодельческой отрасли, которое производит вино исключительно из своего винограда. За прошлый год мы перечислили в бюджеты всех уровней 987 миллионов рублей. Основной коллектив – 2,5 тысячи человек, в сезон сбора и переработки винограда мы привлекаем до тысячи дополнительных работников.

— Как планируется развивать предприятие?

— Сегодня в зависимости от урожая мы можем выпускать до 15 миллионов бутылок в год. Глобальная задача – увеличить производство до 40 миллионов бутылок в год. Это возможно исходя из всех производственных мощностей предприятия. Но на это потребуется до 10 лет. Для этого нам нужно повышать спрос на продукцию и высаживать виноград, параллельно перезакладывая существующие виноградники с низкой урожайностью.

— Сколько винограда собираете сейчас?

— Последние два года были засушливыми, это привело к снижению валового сбора. Кроме того, в августе этого года градом был поврежден урожай в филиале «Алушта» на площади 52 га, уже в сентябре от града пострадали 110 га виноградников филиалов «Морское» и «Судак». Мы планировали собрать более 15 тыс. тонн, но собрали меньше, чем планировали. На объемы производства вина это не повлияет. Ведь «Массандра» часть винограда технических сортов продает в свежем виде. За счет уменьшения объема их реализации план переработки филиалы выполнят.

— А сколько всего виноградников у «Массандры»?

— Мы провели инвентаризацию пригодных для виноградарства земель и теперь знаем точную цифру: 3 912 гектаров под виноградниками и еще 1,5 тысячи гектаров свободных земель, на которых будем постепенно высаживать новые лозы. Параллельно нужно повышать урожайность на существующих виноградниках. Дело в том, что 53% лоз — старше 20 лет, есть посадки возрастом старше 35 лет – их 276 гектаров. А продуктивность лозы с возрастом снижается. К тому же в украинский период многие виноградники высаживались без шпалеры – лоза просто лежала на земле. Зачем высаживать виноград и не ухаживать за ним – для меня загадка. Такие посадки сложно обработать, куст не формируется, их продуктивность минимальна. Поэтому первое, с чего мы начали – привели в порядок 86 гектаров виноградников, которые без шпалеры успели вступить в плодоношение. Сейчас они успешно формируются. Динамика высадки винограда на сегодня такая: 11 га в 2014 году,18 га — в 2015 году, и 45 га – в 2016 году. Приживаемость весенней посадки этого года составила 98% — это хороший показатель. Сорта универсальные, которые идут на производство как крепленых, так и сухих вин. Есть планы значительно ускорить эту работу. Государство оказывает поддержку, дают деньги – только сажайте виноградники. В Крыму можно возместить до 80% затрат. Для этого нужно иметь статус сельхозтоваропроизводителя.

— У «Массандры» его нет?

— К огромному сожалению. И это проблема не только «Массандры», но и «Солнечной долины», «Коктебеля». Получается, что фактически мы и есть сельхозтоваропроизводитель. Мы не отходим от земли — выращиваем виноградники, получаем высококачественные плоды винограда, из него делаем вино, признанное во всем мире, но формально не имеем статуса, поскольку крепим его этиловым спиртом. Не крепили бы – имели бы статус. Но это была бы не «Массандра». Ведь применяемая заводом технология производства сложилась с XIX века, со времен князя Голицына. Это наша, русская школа крепления вина и у него есть свой потребитель, огромное число наград на международных конкурсах и менять ее нельзя, это будет другой продукт.

— Пытаетесь донести свою позицию до властей?

— Разумеется. Мы предлагаем внести изменения в постановление правительства РФ и включить в перечень сельхозпродукции всю винодельческую продукцию с защищенным географическим указанием (ЗГУ) – лицензию на вина с ЗГУ мы получили первыми в России. Параллельно предпринят ряд мер для возможности получения субсидий в рамках региональной подпрограммы по развитию сельского хозяйства Крыма. Мы очень благодарны, что нас слышат как на крымском, так и на федеральном уровне – есть поддержка и Управделами России, в ведении которого мы находимся, и правительства РФ, и правительства Республики.

— На первом месте в России — Вы упомянули спрос, он недостаточный? — — Недостаточный – это не совсем верно. Существующий уровень спроса позволяет нормально работать в нынешнем режиме. Но мы планируем увеличить производство – а для этого нужно учитывать предпочтения потребителей. Дело в том, что за 25 лет после развала СССР стала утрачиваться культура потребления вин, крепленых этиловым спиртом, которые производятся в Крыму, в «Массандре» и некоторых других предприятиях. Российский потребитель за эти годы отвык от наших вин. Сегодня покупатели нашей продукции – это в основном люди, которые помнят «Массандру» еще со времен СССР. В прошлом году в России крепленые вина составляли всего 4% от рынка продаж. Все остальное – сухие, игристые, полусладкие вина.

— А какова доля «Массандры» в этих 4%?

— Больше половины — 55%. Мы по-прежнему на первом месте по продажам крепленых вин среди всех российских производителей. Основные продажи — в крупных городах России, лидер среди регионов – Москва и Московская область. На крымском рынке мы продаем примерно одинаковый объем сухих и крепленых вин, поскольку на полуострове лучше развита культура потребления крепленого вина. В целом по России соотношение примерно 60% на 40% и спрос на сухие вина растет. «Массандра», конечно, реагирует на изменение спроса и будет расширять производство сухих вин. Мы обязаны учитывать веления времени. Мы открыли новый современный цех в Гурзуфе, где делаем сухие вина. Винодельня небольшая – мощность 10 тысяч декалитров в год, но мы планируем ее повысить. Оборудование современное, французское, компании «Bucher», все закуплено за средства предприятия. Именно на этой винодельне мы проводим экспериментальные работы, используя виноград, выращенный в разных агроклиматических зонах. Ведь массандровские виноградники уникальны — они протянулись вдоль берега на 180 километров. Из одного сорта винограда, выращенного в разных терруарах, получаются разные вина. В прошлом году мы сделали 17 новых марок сухих вин, в этом году запланировали испытания новых – сухих, полусладких и даже игристых. Сейчас мы планируем в «Гурзуфе» розлив нескольких марок прошлогодних красных вин, выдержанных в дубе. Это «Кефесия» (вино из автохтонного сорта винограда), «Сира», «Санджовезе». Кроме того, к розливу готовится «Мускат позднего сбора» — ягоду для этого вина собирают в октябре. Это вино успело получить «золото» на двух международных конкурсах. Год был жарким, ягода набрала 38-40% сахара, получилось натуральное сладкое вино с сахаристостью около 200 г/л. Знаменитые эксперты, признанные в мире – французы и итальянцы — в восторге от качества полученного вина. Оно еще не разлито по бутылкам, не прошло дополнительную выдержку, но эксперты просто не верят, что это вина, рожденные в Крыму и на виноградниках «Массандры», предприятия, где сухие вина почти не производились.

Фирменная сеть и партнеры в регионах

— Какова стратегия развития сбыта?

— Конъюнктура рынка для нас резко изменилась. Ранее 60% продукции продавались на Украине и Крыму, а 40% шли на экспорт — это порядка 4 миллионов бутылок в год. На тот момент основным направлением экспорта была Россия. Причем в основном на экспорт шли крепленые вина. Сегодня объем экспорта пока небольшой, хотя есть рост. Практически весь объем производства мы продаем на внутреннем российском рынке. Порядка 20% продукции реализуется в фирменных магазинах, они в основном расположены рядом с дегустационными залами и подвалами. Напомню, что в украинский период розничных продаж по сути не было – продукция реализовывалась через посредническую структуру. Российской «Массандрой» уже открыто 15 магазинов собственной розницы и 8 производственно-дегустационных комплексов. Мы работаем над созданием сети фирменных магазинов в регионах, крупных городах России. Это сложная, но важная составляющая, которая быстро окупит себя. Система прямых продаж в регионы еще не выстроена. Россия – огромная страна и нужно до каждой торговой точки донести нашу продукцию. Это для нас одна из главных задач — создать сеть прямых региональных продаж, наладить работу с торговыми сетями. Ресторанный и отельный сегмент нами тоже пока напрямую не охвачен.

— Что мешает наладить такие системные дилерские связи? — Первые и главные задачи, которые нам пришлось срочно решать – налаживание производства и сохранение виноградарства. На момент моего прихода на должность гендиректора у нас не было даже лицензии на право производства алкогольной продукции. Надо было запускать завод с нуля. Производство запустили, но скажу честно — проблемы, которые нам достались из «прошлой жизни», еще не решены. Подается много судебных исков от бывших фирм-«присосок» «Массандры», в отношении земли, объектов недвижимости, финансовых вопросов… Чтобы завершить эти процессы, понадобятся годы. А пока реагируем на самые острые и срочные вопросы. Гасим, где горит. Вот один из примеров. В 2011 году у НИИ винограда и вина «Магарач» волюнтаристским решением отобрали и сравняли с землей винный подвал в селе Отрадное. А «Магарачу» в качестве компенсации решением Кабмина Украины передали все объекты недвижимости винзавода «Ливадия» — это старейшее винодельческое предприятие в составе «Массандры». Таким образом, историческая винодельня, с которой, можно сказать, начиналась «Массандра», объединению уже не принадлежит. Мы надеемся на скорейшее решение этого вопроса, поскольку весь виноград с виноградников в районе Ялты перерабатывается именно на этом заводе.

Поставки в Китай и розлив для туристов

— Как идут поставки вин за рубеж: в какие страны, какие объемы? Есть ли прогресс?

— На Восточном экономическом форуме мы заключили очередной контракт на 585 миллионов рублей на отправку нашей продукции в Китай. В Китай по данным на середину октября отправлены уже 60 тысяч бутылок. Кроме того, мы отправляем продукцию в страны СНГ – партиями по 15 тысяч бутылок. В Беларусь отправили три контейнера (всего 45 тысяч бутылок), готовим две партии в Казахстан. Один из факторов, сдерживающих развитие экспорта — это то, что наши крепленые вина называются «винным напитком». Причина все в том же способе крепления…

— Российские нормы, как и в Западной Европе, запрещают называть вином продукты, крепленые этиловым спиртом из пищевого сырья. Но ведь эта проблема будет решена, когда «Массандра» начнет выпускать вино с защищенным географическим указанием (ЗГУ)?

— Да, очень скоро мы сможем, наконец, называть наше вино вином и на этикетках, а не «винным напитком». И сможем продавать вино на розлив.

— Чем будут отличаться этикетки первого в России вина с ЗГУ?

— Внешний вид этикетки — вопрос маркетинга, но на них точно будет напечатано крупными буквами — «Вино с защищенным географическим указанием «КРЫМ». Акцизные марки тоже будут особыми, они уже заказаны для печати в Госзнаке. Введение защищенных географических указаний – это большой шаг вперед для российского виноделия. Чтобы получить лицензию ЗГУ, производитель должен вырастить виноград в Крыму, или купить выращенный здесь виноград, здесь же его переработать и разлить вино по бутылкам. К сожалению, 85% продукции, на этикетках которой написано «Вина России», на самом деле производится из импортных виноматериалов. И лишь 15% вин — из винограда, выращенного в РФ. В Крыму как раз лучше, чем в других регионах, сохранилась традиция производства вина из местного винограда. Хотя выращивать виноград в Крыму дороже, чем закупить виноматериал за границей. И сейчас крайне важно, чтобы Крым не стал регионом–»разливайкой».

— Что для этого делается?

— Любой инвестпроект в винодельческой области должен предусматривать закладку собственных виноградников — такова позиция Главы Республики Крым. И, конечно, если компания претендует на господдержку, статус резидента СЭЗ, она должна производить вино из собственного винограда. Кроме того, широко обсуждается идея, которую озвучил здесь, в Крыму, Александр Николаевич Ткачев (министр сельского хозяйства РФ, — «ДК») — о поэтапном повышении пошлин на импортные виноматериалы. Это правильно, так создаются условия для развития виноградарства.

— Вы сказали, что ЗГУ позволит восстановить продажу вина на разлив…

— Да, мы ждем особые акцизные марки, которые буду размещаться на кегах. Со дня на день акцизная марка будет получена, и мы начнем продажу разливного вина в магазинах собственной розницы. Для нас это дополнительные продажи, а главное — расширение круга потребителей. Туристам, приезжающим в Крым, будет проще познакомиться с различными сортами вина, выбрать по вкусу.

Дегустации эффективнее рекламы

— Какие планы по развитию винного туризма?

— Это очень эффективное направление работы. Когда человек погружается в атмосферу уникального производства и хранения нашей продукции, а потом дегустирует вино — то в 99% случаев он становится стойким поклонником нашей продукции. Потом люди рассказывают своим близким — и результат получается лучше, чем от любой рекламы. У нас работают дегустационные залы практически по всему побережью, не только на головном предприятии, но и в Алупке, Гурзуфе, Кипарисном, Алуште, Морском, Малореченском, Судаке. В самой «Массандре» открыты пять дегустационных залов, постоянно проходят экскурсии в винные подвалы. Мы также открыли новый вид винного тура – «Окунись в виноделие». На винодельне в Гурзуфе желающие работают на виноградниках, перебирают ягоды, делают вино. Можно приехать, пожить в осеннем Крыму, мы обеспечим размещение, питание.

— Каково будущее винной коллекции «Массандры»?

— Во-первых, мы разработали новую методику оценки коллекционных вин — так что уникальная коллекция, крупнейшая в мире, больше не будет продаваться за бесценок. За первое полугодие мы реализовали 7,5 тыс. бутылок коллекционного вина, которое было оценено по новой методике на общую сумму 42,7 млн руб. В этом году в коллекцию будут заложены порядка 12 наименований вина. В ниши для хранения уже отправлены «Мадера Массандра» урожая 2010 года, автохтонное вино «Кефесия» 2015 года, «Портвейн красный Ливадия» 2012 года. Отправятся в энотеку также две марки вина, которые не закладывались туда уже много лет — это «Марсала Массандра» (с 1918 года) и «Малага Массандра» — на сегодня в коллекции есть только урожай 1914 и 1915 годов. Всего в этом году мы планируем заложить в коллекцию порядка 25 тысяч бутылок. Это намного больше, чем будет продано за год. Наша задача не только сохранить энотеку для следующих поколений, но и приумножить ее, как сокровищницу великой винодельческой страны.

Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2022380 Янина Павленко


Россия. ЦФО > Медицина. Алкоголь > mos.ru, 29 декабря 2016 > № 2026493 Евгений Брюн

Главный нарколог столицы рассказал о том, почему горожане всё чаще отказываются от спиртного в зимние каникулы и как не стать жертвой похмелья после новогодней ночи.

Евгений Брюн, главный психиатр-нарколог Департамента здравоохранения города Москвы

В преддверии Нового года москвичи готовятся к обильному застолью. Главный психиатр-нарколог Департамента здравоохранения города Москвы, директор Московского научно-практического центра наркологии Евгений Брюн рассказал в интервью mos.ru, как сохранить трезвую голову в новогодние праздники.

— Евгений Алексеевич, много ли в новогодние каникулы поступает обращений от тех, кто усиленно отметил праздник?

— Могу сказать уверенно, все объективные и косвенные данные говорят о том, что пить в Москве стали меньше. В том числе и в Новый год. До 2014 года после больших праздников в городе на 15–20 процентов традиционно росло количество обращений к наркологам и госпитализаций из-за злоупотребления алкоголем (по сравнению со среднегодовыми показателями. — Прим. mos.ru). А последние три года число обращений в праздничные дни растёт лишь на пять процентов.

Город в новогодние каникулы предлагает всё больше мест для интересного досуга и развлечений. У людей нет желания сидеть все праздники дома и пить алкоголь

— Люди более ответственно стали подходить к употреблению алкоголя? Или такой эффект дали ограничительные меры по продаже спиртного?

— К такому эффекту привели и ответственное отношение потребителей, и более строгое регулирование алкогольного рынка. Но за последние годы сама Москва преобразилась. Город в новогодние каникулы предлагает всё больше мест для интересного досуга и развлечений. У людей нет желания сидеть все праздники дома и пить алкоголь, когда столько мест для прогулок в парках и в центре города, когда открыты катки, снежные горки, лыжные трассы. Горожанам есть, где потратить своё время с пользой, получить новые впечатления. Я всегда призываю людей отдавать предпочтение радостям и удовольствиям, которые можно получать без стимуляторов, не химическим путём. И похоже, у москвичей это получается.

— Можно ли рассчитать, какое количество спиртного не навредит человеку в праздничный вечер?

— Никак не рассчитать, во всяком случае, я не смогу. Это очень индивидуальная цифра, и у каждого она своя. Некоторым людям, в том числе больным алкоголизмом, достаточно очень небольшой дозы, чтобы опьянеть или отравиться. Всё зависит от активности ферментативной системы, работы печени и почек. Но есть общие правила, которые полезно соблюдать всем. Если вы решили пить алкоголь, то отдавайте предпочтение небольшим порциям и пейте как можно реже. Тогда организм успеет переработать спиртное. Также лучше не сидеть долго за праздничным столом, а выйти на прогулку в новогоднюю ночь.

— Что вы думаете о народных средствах от похмелья: выпить побольше воды на ночь или утром выпить ещё порцию спиртного?

— Нет-нет, не нужно пить на ночь после застолья много воды, это может вызвать отёк мозга. Алкоголь — и вообще любые спирты — задерживает воду в организме. Просто нужно полежать, поспать и уже утром выпить кефир, лимонад или морс. Этого вполне достаточно. И ни в коем случае не употреблять алкоголь снова утром. Не лечить подобное подобным. То, что мы в повседневной жизни называем похмельем, — это воздействие на организм не переработанного за ночь алкоголя, остаточная интоксикация. Если утром человек добавляет ещё, то он только усугубляет плохое самочувствие. Остаточную интоксикацию алкоголем лечить нельзя! Её вообще лечить необязательно, она сама проходит, нужно лишь время.

Утверждение, что русские пьют больше всех, — это миф

— Есть ли статистика о том, какой процент жителей Москвы злоупотребляет алкоголем?

— В Москве 80 тысяч человек больны алкоголизмом — это меньше сотой доли процента. Мы говорим о пациентах с выявленным диагнозом, которые стоят на учёте. Во всех странах мира, где есть свободная продажа спиртного, наблюдается примерно одинаковое распределение: два процента населения страдают алкоголизмом с психическими расстройствами, 10 процентов — алкоголизмом с соматическими расстройствами (то есть алкоголь стал причиной хронических заболеваний. — Прим. mos.ru) и ещё 10–20 процентов населения относятся к категории злоупотребляющих алкоголем.

В последнюю категорию входят все, кто с определённой регулярностью не ограничивает себя в потреблении спиртных напитков, однако существенный вред здоровью пока не нанесён. Но именно из третьей категории со временем люди переходят во вторую и в первую, если не прекращают пить. В России за год совершеннолетний гражданин выпивает примерно 12,8 литра алкоголя. Это уровень потребления, сопоставимый с Европой, Америкой, Австралией. Мы ничем не отличаемся. И утверждение, что русские пьют больше всех, — это миф.

— А с какими проблемами чаще всего обращаются горожане к наркологам в праздники?

— Основная причина обращений — алкогольная интоксикация. То есть, как правило, люди пьют качественный легальный алкоголь, но не всегда в праздники могут ограничить его количество.

— Столичные наркологи в Новый год и Рождество планируют работать по особому графику?

— Нет, вся работа будет идти в штатном режиме. По вызовам к пациентам будет выезжать скорая помощь. При госпитализации наши пациенты смогут бесплатно получать в полном объёме всю необходимую помощь.

Есть определённые стандарты лечения при алкогольных отравлениях. К примеру, желудок промывать к времени госпитализации пациента уже поздно. Когда больной поступает в стационар, ему вводят жидкости через капельницы, дают мочегонные препараты. Всё это нужно, чтобы быстрее шлаки вышли из организма. Также пациенту при необходимости дают успокаивающие, сердечные препараты, потому что основной причиной смерти при алкогольных отравлениях является остановка сердца.

— Как понять за праздничным столом, например, что гость получил алкогольное отравление и ему нужна медпомощь?

— Человек теряет сознание, у него начинается усиленное сердцебиение, возникает одышка, может быть рвота. Могут быть эпилептические припадки на фоне употребления спиртного. В таких ситуациях требуется срочный вызов скорой помощи.

— Евгений Алексеевич, как в будущем году в Москве будут развивать профилактику алкоголизма?

— У нас разработана и действует система профилактики, лечения и реабилитации. Так, например, работа по профилактике алкоголизма ведётся среди учащихся в школах, колледжах и вузах. Начат эксперимент в московских поликлиниках, когда врачи, лечащие заболевания внутренних органов, вызванные алкоголем, рекомендуют пациентам пройти лечение от зависимости.

Россия. ЦФО > Медицина. Алкоголь > mos.ru, 29 декабря 2016 > № 2026493 Евгений Брюн


Россия > Алкоголь > economy.gov.ru, 28 декабря 2016 > № 2044090 Олег Фомичев

Олег Фомичев: минимальная розничная цена на водку должна быть в пределах 120–130 рублей

Россияне стали покупать меньше алкоголя в 2016 году по сравнению с прошлым годом. По данным Росстата, падение коснулось практически всех спиртных напитков — водки, ликеров, коньяков, бренди, вина, шампанского и пива. По мнению экспертов, это связано с тем, что за счет демографической ямы, в которую Россия провалилась в 1990 году, за последние 10 лет потребителей алкоголя стало меньше на 8–9 млн человек. Иркутская трагедия, унесшая жизни десятков человек из-за отравления суррогатами, доказала, что проблема алкоголизации в РФ присутствует, и регулирование этого рынка требует более пристального внимания. В преддверии Нового года, когда продажи спиртного в стране традиционно растут, мы побеседовали с замминистра экономического развития РФ Олегом Фомичевым.

— На протяжении года активно обсуждалась тема регулирования алкогольного рынка. Недавно рабочая группа при Минэкономразвития сошлась во мнении, что регулировать рынки пива, вина и крепких напитков надо раздельно. Когда эти поправки могут быть разработаны и приняты? И какие технологические сложности в этом есть?

— Это задача нетривиальная, но я надеюсь, что за следующий год совместными усилиями мы такие поправки подготовим. Действующее законодательство базируется на общем понятии алкогольной продукции, к которой применяется унифицированное регулирование. Понятие алкогольной продукции уравнивает пиво, вино и крепкие напитки, хотя между ними множество различий, начиная от производства и заканчивая моделью потребления.

Пытаясь решать задачу, в первую очередь связанную с водкой, мы, к сожалению, очень негативно повлияли на рынки пива и вина, в связи с чем недавно и началась дискуссия об отдельном регулировании оборота и производства пива. Однако после обсуждения все заинтересованные участники рабочей группы, включая производителей пива, вина и крепкого алкоголя, пришли к выводу, что не нужно выделять в отдельное законодательство отдельные сегменты. Надо регулирование выстраивать так, чтобы учитывать особенности этих трех крупных сегментов. И это требует не просто поправок в 171-й закон (Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" №171-ФЗ". — Прим. ТАСС), это требует фактически его новой концептуальной редакции. Будет часть с общими положениями и, условно, еще три главы — по вину, пиву и крепкому алкоголю.

— А успеете за год проделать такую большую работу — полностью переписать закон?

— Мы на это рассчитываем. Принять до конца следующего года, я практически уверен, не получится, а разработать должны успеть. Сложности добавляет факт, что разработка законопроекта — "очень межведомственная" задача. Минэкономразвития выступает в роли координатора, поскольку разные ведомства являются головными по разным разделам этого закона. Основным регулированием занимается Минфин, в меньшей степени — Минпромторг и Минсельхоз. Минпромторг отвечает за всю торговлю, а вопрос оборота занимает один из самых существенных блоков в регулировании. Минсельхоз отвечает за виноделие как за отрасль сельского хозяйства, а также за составляющие элементы производства пива, то есть за хмель и солод.

Но при всей сложности задачи мы будем стараться внести законопроект в правительство до конца следующего года. По крайней мере на заседаниях рабочей группы мы будем стимулировать и мотивировать всех участников процесса к более быстрому написанию проекта закона. Участники рынка сильно заинтересованы в этом новшестве, и мы надеемся на их активную позицию и помощь.

— Кстати, какова судьба законопроекта, разрешающего продавать алкогольные напитки через интернет? Сообщалось, что он разрабатывается в Минпромторге и что основная загвоздка — в механизме контроля над возрастом покупателя и временем покупки в связи с ограничениями.

— Законопроект разрабатывается, и нам действительно нужно договориться, каким образом контролировать время покупки, возраст покупателя и легальность продукции с отображением ее в ЕГАИС. Как только мы договоримся, а по формированию модели мы должны решить достаточно быстро, потому что уже в начале следующего года в правительстве состоится совещание, останется доработать только законодательную технику. То есть можно сказать, что первые модели продажи алкоголя через интернет будут озвучены в начале следующего года на совещании в правительстве.

— За прошедший год озвучивалось много предложений по изменению акцизной политики, некоторые изменения были приняты. Трагические события в Иркутске, где суррогатом с метиловым спиртом отравилось уже более 70 человек, усилили дискуссию. Минфин предлагает обложить акцизами все, что пьют люди, включая лосьоны и кондитерские добавки. Роспотребнадзор временно приостановил продажи спиртосодержащей бытовой продукции. Как вы оцениваете эти действия? Поможет ли это в борьбе с алкоголизмом?

— Иркутская трагедия имеет две составляющие. Первая — ценовая, так как стоимость суррогатов гораздо ниже стоимости легального алкоголя. А вторая связана с тем, что этот случай вообще не подпадает ни под какое регулирование, потому что был добавлен метанол, а не этанол. Отследить это было практически невозможно, потому что метиловый спирт не подпадает под регулирование, поскольку никогда не предполагалось, что даже теоретически он может использоваться в пищевых целях. И даже для косметических целей, например, как добавка для ванной. Мне трудно себе представить, чтобы люди садились в ванну с метиловым спиртом. На мой взгляд, это чистая уголовщина, и пытаться из-за этого кардинально менять регулирование, мне кажется, не совсем правильно, потому что всегда будут происходить какие-то из ряда вон выходящие события, и вместо метанола можно и какой-нибудь другой яд добавить с небольшим количеством спирта для запаха. На мой взгляд, это нужно расценивать как отравление граждан.

Для борьбы с потреблением суррогатов существуют два решения. Первое, которое нам кажется возможным в краткосрочном периоде, — это постараться под нынешний достаточно высокий уровень цен за единицу легальной алкогольной продукции подтянуть весь существующий на рынке суррогат, который не подпадает под регулирование. То есть все эти "Боярышники", лосьоны, ароматические кондитерские добавки с 40-процентным содержанием спирта и прочее надо постараться выравнять по цене с легальным алкоголем, чтобы они были менее привлекательны для граждан с точки зрения их употребления.

— И какой второй путь решения проблемы?

— Второй путь — это ужесточение регулирования, повышение акцизов. Сейчас встают вопросы в отношении парфюмерно-косметической продукции, касающиеся объема тары, времени и места продаж и прочего. Нам кажется, что это направление тупиковое. Оно не решает одну главную проблему: не дает гражданам с низким уровнем дохода возможности приобрести легальный алкоголь по доступной цене.

За такие рассуждения часто клеймят и нас, и ФАС, и Минпромторг, что мы якобы хотим споить население, лоббируем интересы водочных компаний и добиваемся низких цен на водку. На самом деле это не так. Мы хотим, чтобы базовый алкоголь, та же самая водка, не была избыточно дешевой, но при этом была бы доступна для большей части здорового взрослого населения. Альтернатива здесь простая: либо люди будут пить качественный недорогой продукт, либо они будут травиться суррогатами если не с метанолом, то с чем-нибудь другим.

— Сколько, по вашему мнению, должна стоить бутылка водки, чтобы сократилось количество отравлений суррогатами?

— Оценки здесь абсолютно разные. Сегодня минимальная цена за бутылку водки — 190 рублей. На наш взгляд, цена в пределах 120–130 рублей сильно улучшила бы ситуацию. Ниже нее, нам кажется, делать нельзя, потому что это уже может привести к избыточному потреблению алкоголя по причине дешевизны. А этого делать не хочется, потому что цели антиалкогольной политики — уменьшение, скажем так, избыточного, чрезмерного, неправильного потребления алкоголя. Наши люди должны пить меньше, а если пить, то делать это цивилизованно и не в таких больших объемах. А еще желательно пить то, что условно более полезно с учетом предостережений медиков о том, что полезного алкоголя не существует. По крайней мере сухое вино из винограда, пиво в определенных количествах не оказывают такого серьезного негативного влияния на здоровье, как чрезмерное потребление водки, и тем более суррогатов. Нам необходимо менять модель потребления алкоголя, наша политика, в том числе акцизная, должна этому способствовать.

— А считаете ли вы целесообразным установить минимальную розничную цену на вино?

— Это несколько раз обсуждалось, и представители алкогольной отрасли нас к этому несколько раз призывали. С одной стороны, акцизы в сфере виноделия есть, и это уже формирует минимальный уровень себестоимости бутылки вина. Однако, на наш взгляд, введение минимальной розничной цены на вино — пагубная идея.

Минимальную стоимость водки мы задавали для снижения чрезмерного потребления, а под минимальной розничной ценой на вино подразумевается получение некого конкурентного преимущества. То есть ставится цель получить гарантированную цену, куда можно заложить все свои издержки и продавать потребителю. Это совсем другая логика, она не регуляторная, а, скорее, логика получения рыночных преимуществ, поскольку есть добросовестные производители вина из винограда, а есть производители, мешающие спирт с разными химическими продуктами. И у добросовестного производителя себестоимость бутылки выходит не ниже 300 рублей, а у недобросовестного, соответственно, гораздо дешевле.

Решение этой проблемы заключается в том, чтобы наша система контроля и регулирования обеспечивала соблюдение требований при производстве вина. А дальше, если вино произведено в соответствии с требованиями, пусть уже потребитель решает, какое вино ему больше нравится — подороже или подешевле. Но путем минимальных цен здесь регулировать рынок, мы считаем, неправильно.

— Посоветуйте, пожалуйста, нашим читателям, как правильно выбрать напитки на новогодний стол.

— Есть очень простые способы определения качества и легальности крепкого алкоголя. Это называется органолептический способ, когда вы капаете чуть-чуть соответствующего напитка себе на руку и затем очень сильно растираете. Если это коньяк — должен остаться запах винограда, если это водка — должно пахнуть хлебом, если это виски — должно пахнуть зерном. То есть тем, из чего сделан напиток. Объяснение очень простое: при растирании уходят летучие фракции и остается запах той основы, из которой сделан напиток. Так можно легко определить, водка или виски сделаны из хлеба и зерна, или же из чего-то другого.

Что касается слабых алкогольных напитков, здесь просто надо брать продукцию известных компаний, которые дорожат своей репутацией. Есть хорошие российские компании, производящие вино и шампанское. Конечно, это будет не самая дешевая продукция, но лучше чуть-чуть переплатить и получить больше удовольствия и меньше головной боли, чем испортить себе Новый год — самый любимый праздник — некачественным алкоголем.

Россия > Алкоголь > economy.gov.ru, 28 декабря 2016 > № 2044090 Олег Фомичев


Россия. СФО > Медицина. Алкоголь > premier.gov.ru, 23 декабря 2016 > № 2016666 Анна Попова

Встреча Дмитрия Медведева с руководителем Роспотребнадзора Анной Поповой.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Анна Юрьевна, хочу вернуться к трагическим событиям последних дней, связанным с употреблением спиртосодержащих жидкостей, – к тому, что произошло в Иркутске. Это не единственное место, где подобные события происходили, но здесь, к сожалению, речь идёт о массовом отравлении такого рода спиртосодержащими жидкостями с примесями ядовитых веществ, в частности метанола, которые и повлекли массовую гибель людей.

Я давал поручение Правительству подготовить предложения о том, чтобы были разработаны меры, направленные на регулирование оборота подобного рода жидкостей и недопущение их использования в пищевых целях. Если это препараты, которые создаются для химических и бытовых дел, они так и должны использоваться; если это какие-либо добавки, которые используются в соответствующем бизнесе, это так и должно происходить. Они не должны реализовываться как суррогат алкогольной продукции, который свободно распространяется по территории страны. Такое поручение есть, целый ряд мер сейчас готовится. Этот вопрос на контроле у Президента.

В то же время есть необходимость принять оперативные меры, направленные на то, чтобы подобного рода спиртосодержащие жидкости, суррогаты в настоящий период, до момента решения этих вопросов на общем уровне, вообще не продавались или находились под жёстким контролем у государства. Знаю, что у Роспотребнадзора есть определённые предложения на сей счёт, особенно в преддверии длинных праздников, которые будут в нашей стране, и имея в виду подготовку системных мер, направленных на ограничение оборота подобных препаратов. Какие это меры? Что вы предлагаете?

А.Попова: Мы по поручению Правительства проводим ряд мероприятий по проверкам. На сегодняшний день уже более 12 тонн такой продукции должны были снять в легальном обороте, который мы контролируем. По разным регионам это разная продукция. В связи с этим следующее предложение: приостановить реализацию непищевой алкогольной продукции, содержащей спирт в объёме более 25%, в целом по стране на срок до 30 дней, исключив отсюда парфюмерную продукцию и стеклоомывающую жидкость, за которыми необходимо на этот период и в дальнейшем усилить контроль. А в это время приостановив, – разобраться, какого качества и насколько безопасна эта продукция, и разработать ряд дополнительных мероприятий.

Д.Медведев: Я надеюсь, что вы просчитали все последствия такого решения. Надо посмотреть, какие дополнительные меры потом надо будет принять. Сейчас готовятся системные меры, направленные на упорядочение оборота спиртосодержащих жидкостей в целом. Если вы считаете такого рода решение сейчас оправданным, тогда надо будет принять постановление по линии Роспотребнадзора, по линии санитарно-эпидемиологического надзора и следить, каким образом оно реализуется на территории всей страны, особенно в преддверии больших новогодних праздников.

Россия. СФО > Медицина. Алкоголь > premier.gov.ru, 23 декабря 2016 > № 2016666 Анна Попова


Россия. СФО > Алкоголь. Медицина > zavtra.ru, 23 декабря 2016 > № 2015765 Михаил Хазин

 Невозможно совместить разные модели

люди, которые продавали в Иркутске «боярышник», безусловно, продавали его как питьевую жидкость

Михаил Хазин

Давайте смотреть правде в глаза: люди, которые продавали в Иркутске «боярышник», безусловно, продавали его как питьевую жидкость. Вместе с тем производителю формально предъявить претензию нельзя: он продавал жидкость, которая не была предназначена для употребления внутрь.

С точки зрения государства, мы попадаем в достаточно неприятную ситуацию. Дело в том, что государство может регулировать ограниченное число сфер деятельности. В противном случае требуется увеличение количества контролеров и начинается сумасшедший дом.

Во времена СССР были случаи отравления некачественным алкоголем, в том числе метиловым спиртом, но они никогда не приобретали массового характера, потому что всякий раз это была инициатива индивидуальных лиц.

Предположить, что такого рода вещи могут продаваться в магазинах, было невозможно. Современное же государство решает две задачи одновременно. С одной стороны, оно пытается максимально увеличить налогообложение всего и вся, то есть делает легальный алкоголь неподъемным, с другой стороны, оно оставляет некоторые лазейки. Один из таких примеров — продавать под видом непищевого напитка то, что на самом деле предполагается употреблять внутрь.

Мы должны определить для себя, какая у нас модель государства. Если у нас модель патерналистская, как это было во времена СССР, тогда ситуация решается очень просто: государство очень тщательно контролирует все происходящие процессы. А для того, чтобы их легко было контролировать, они максимально ограничиваются.

Иными словам, невозможно было появление на прилавках государственных или даже кооперативных магазинов продукции, изготовленной непонятно кем и непонятно как. Да, это ограничивало свободу предпринимательства, но уж если в магазинах что-то продавалось, оно было точно не опасно для здоровья и жизни.

Второй путь: действовать в модели свободного рынка. Иными словами, каждый, кто хочет, выставляет что угодно в магазине, а граждане сами решают, что им покупать. Но такая модель предполагает, что государство не вмешивается в деятельность граждан или вмешивается минимально.

Это принципиально разные модели, совместить их нельзя. Если мы попытаемся их совместить и установить социалистическую систему контроля за частным предпринимательством, это будет стоить невероятных денег и не даст никакого эффекта.

Сегодня вы запретите боярышник, а завтра появится другая настройка (например, черемуха), от которой будут умирать. И что вы будете делать? Пока мы пытаемся совместить худшие стороны обеих моделей.

Россия. СФО > Алкоголь. Медицина > zavtra.ru, 23 декабря 2016 > № 2015765 Михаил Хазин


Россия > Алкоголь > snob.ru, 15 ноября 2016 > № 1968545 Александр Мечетин

Александр Мечетин: Алкоголь — это естественный бизнес

Ксения Собчак поговорила с Александром Мечетиным, создателем и совладельцем ПАО «Синергия» — одного из лидеров алкогольного рынка России, о том, хорошо ли спаивать русскую нацию, как накопить денег на свой первый завод и можно ли отличить водку Beluga от «Русского стандарта» в слепой дегустации

Раз уж мы взялись за масштабную задачу создания энциклопедии российского бизнеса, невозможно упустить из виду ту отрасль, которую многие в мире считают российским бизнесом par excellence. Разумеется, я имею в виду производство водки. Кажется, никакая другая отрасль не рождала такую плеяду ярких, порой даже эксцентричных персонажей. Неистовый Юрий Шефлер, харизматичный Владимир Брынцалов, амбициозный Владимир Довгань, застенчивый Марк Кауфман, блистательный Рустам Тарико когда-то ярко вспыхнули, а некоторые и поныне продолжают светить, на нашем небосклоне.

Однако времена менялись, и водочные полки в супермаркетах менялись вместе с ними. Где теперь та «Довгань», занимавшая целые стеллажи в «Елисеевском», где отыскать суперпремиальный Kauffmann? Пришли новые бренды, а вместе с ними и новые бизнесмены. Яркость и эксцентрика сегодня уже практически не востребованы — куда современнее выглядят твердые моральные ценности, маркетинговая хватка и деловые навыки.

Потому, задумав встретиться с представителем современного водочного истеблишмента, я позвонила Александру Мечетину, создателю ПАО «Синергия». Вы можете не знать Мечетина — он, в отличие от уважаемого Владимира Алексеевича Брынцалова, никогда не украшал фасады зданий своими портретами и афоризмами, да и в телевизоре его видно нечасто. Но вы уж точно знаете водку Beluga, лидера российского экспорта в премиальном сегменте. А жители Дальнего Востока могут знать Мечетина и по другим его делам — например, как создателя центра современного искусства «Заря» во Владивостоке, чем-то напоминающего одновременно и московский «Винзавод», и проект Гельмана в Черногории. Одним словом, Александр оказался тем самым человеком, которого мне захотелось расспросить о том, как изменился алкогольный бизнес, какие проблемы сейчас перед ним стоят и куда российская водка, а вместе с ней и все мы, ее соотечественники, движемся.

Мораль и закон

Собчак: Александр, как вы объясняете вашим детям, чем вы занимаетесь? Наверняка же им кто-то в школе говорит: «Твой папа спаивает население водкой», а они приходят к вам, спрашивают. Что вы им отвечаете?

Мечетин: У меня 5 дочерей. Я всегда говорю им, что алкоголь — это естественный бизнес. Люди всегда употребляли алкоголь — вино, пиво, дистиллированные напитки или что-то другое. Вспомним Библию: Иисус в свой последний вечер с апостолами разделил хлеб и вино. Что может быть радостнее для человека, чем после достойной работы, устав от трудов, в кругу семьи или друзей выпить бокал вина или более крепкий напиток? Поэтому я, честно говоря, не нахожу ничего зазорного в том, что я занимаюсь алкоголем.

Собчак: Некоторые считают, что алкогольный бизнес нужно жестко регулировать, потому что люди не знают меры и от них надо прятать спиртное, как конфеты от детей. Другая позиция — взрослый человек может сам определить, выпить ли рюмку водки, пойти ли в казино. Вы — крупнейший производитель водки в России. Какая позиция вам ближе?

Мечетин: Есть расхожее мнение, будто страна спивается. Но я хотел бы начать с того, что Россия не является самой пьющей нацией: в рейтинге потребления алкоголя мы пропускаем вперед и Германию, и Францию, и тем более мирового лидера — Чехию.

Другое дело, что исторически в России пьют больше крепкого алкоголя. По потреблению водки мы действительно занимаем первое место в мире. Для этого есть свои основания. У нас холодный климат, нет традиции употребления алкоголя на верандах, в ресторанах, как в Италии или Франции. У нас все пьют дома. Мы же страна и люди со сломанной судьбой: после распада Советского Союза времени прошло немного, население бедное, традиции употребления алкоголя вне дома еще не сложились. Хотя последние годы Россия идет в правильном направлении — стала расти доля потребления вина, в крупных городах появились бары. И конечно, государство должно регулировать алкогольную отрасль — например, жестко контролировать и пресекать употребление алкоголя подростками и детьми.

Собчак: Это даже не обсуждается. Но нужно ли вводить, например, дополнительные ограничения по времени продажи алкоголя? Как в Финляндии, где после шести вечера спиртное нигде не продают.

Мечетин: Я думаю, такие меры контрпродуктивны. При недостаточно эффективной государственной машине они приводят к увеличению самогоноварения и появлению нелегальной торговли. Сейчас в 10-11 часов вечера прекращается продажа алкоголя в крупных супермаркетах, но все знают, где «на районе» можно купить водку, — это магазины небольших предпринимателей, которые «договорились» с полицией. Получается, что государство промотирует черный бизнес, поощряет коррупцию и само создает нелегальный рынок алкоголя, где отсутствует контроль качества.

Собчак: Введение минимальной цены бутылки не избавило от нелегального рынка водки?

Мечетин: Не избавило. Каков масштаб проблемы? В прошлом году легальные заводы в России произвели примерно 65 миллионов декалитров. Декалитр — это, грубо говоря, ящик на 20 бутылок-поллитровок. Другими словами, легальные заводы произвели 1,3 млрд бутылок водки. В то же время данные Росстата показывают, что в России продано водки и ликероводочных изделий порядка 100 миллионов декалитров. Это значит, что легальные магазины, имеющие лицензию на торговлю алкоголем, откуда-то взяли еще 35 миллионов декалитров водки. Добавьте к этому еще около 750 миллионов литров контрафакта, самогона, аптечных настоек, одеколона и прочих суррогатов. Сейчас мы говорим о том, что нужно легализовать минимум еще треть рынка. И это достижимо. Частично проблему решает появление в магазинах ЕГАИС, которая в онлайн-режиме подкачивает информацию в регулирующие органы.

Собчак: Может быть, как многие предлагают, нужно возродить госмонополию на спирт, как это было в СССР, и контролировать весь рынок?

Мечетин: В России и так уже есть госмонополия по спирту. Это не до конца осознается, но основной производитель спирта в России — государственная компания «Росспиртпром». Второй крупный производитель — «Татспиртпром», принадлежащий правительству Татарстана. Есть 10% частных производителей, но они играют незначительную роль. Де-факто мы уже имеем госмонополию на спирт.

Премиум и минимум

Собчак: Упомянутый вами «Татспиртпром» и загадочная компания «Статус-групп», которую связывают с бизнесменом Василием Анисимовым, сейчас практически захватили рынок дешевой водки. Как им это удалось?

Мечетин: Это вопрос ценовой политики и возможных дотаций от государства. Я надеюсь, что мы придем к ситуации, когда система взимания акцизов с производителей алкоголя будет прозрачной, справедливой и равной для всех. Тогда такие стремительные взлеты новым производителям будут даваться тяжелее.

Собчак: Почему вы с ними не конкурируете в сегменте водки по минимальной цене?

Мечетин: У нас не получается.

Собчак: Почему не получается?

Мечетин: Давайте возьмем водку за 250 рублей, это самая продаваемая ценовая категория. Себестоимость бутылки водки, куда входят спирт, вода, сама бутылка, этикетка, расходы на зарплату персоналу и другие производственные расходы — 40 рублей, из которых спирт составляет 15 рублей. Акциз и налоги составляют около 120 рублей. Чистая себестоимость получается минимум 160 рублей. Но еще мы не учли расходы на маркетинг, офис — это составляет около 30 рублей. 15-20% — наценка дистрибьютора и транспортные расходы. Итого магазин получает водку по цене 215 рублей, добавляет к ней свою наценку около 15%, и на полке цена бутылки составляет наши 250 рублей. Заметьте, при этом расчете производитель вообще не получает прибыли.

Собчак: И как тогда можно уложиться в минимальную цену — 185 рублей?

Мечетин: При дотациях, преференциях, особых соглашениях с ритейлом. Хотя ритейл тоже не стремится развивать продукцию, на которую снижена маржа. Что касается «Татспиртпрома», это государственная компания: для нее чистая прибыль менее важна, потому что часть акцизов от производства водки поступает в бюджет Татарстана, который владеет предприятием. Они могут работать с минимальной прибылью, потому что деньги все равно поступают в республику.

Собчак: Насколько я знаю, вы пытались бороться с торговыми сетями. У вас был скандал с крупной сетью «Дикси», и некоторое время ваша продукция вообще там не продавалась.

Мечетин: Я бы не назвал это скандалом. Это рабочая ситуация, пусть и с несколько негативным окрасом, тем не менее, характерная для рынка. В нашем расчете наценка розницы составляла 15%, а в реальной жизни, если говорить о крепком алкоголе, она составит около 50%. Из них примерно 25% — сама наценка, а 20-30% — ретробонусы, «плата за аналитику» и другие платежи. Последние 5-7 лет розница получала все большее и большее влияние на производителей, побеждала в любом споре. Розничному торговцу легче отказаться от производителя, нежели производителю от розницы. Именно поэтому, кстати, во многих странах отношениям «розница — производитель» уделяется большое внимание, государство пытается их урегулировать. К сожалению, в России такая попытка была формальной. Ограничили размер ретробонусов десятью процентами, но этот ретробонус стал называться «платой за объем». Розница говорила: 10% мы берем по закону, вы не платите ретробонус, и кроме этого мы хотим, чтобы вы заплатили нам 20% на основании каких-то там причин, которые мы в состоянии выдумать: маркетинг, которого не существует, аналитика, промо или что-то еще.

Собчак: И производителям некуда деться.

Мечетин: Да. Поэтому, конечно, у всех были конфликты с ритейлом. Но в результате тех изменений, которые появились в законе, эти отношения, мы считаем, стали более прозрачными по сравнению с тем, что было.

Собчак: Давайте поговорим о вашей премиальной водке Beluga, которая в магазинах стоит около 1000 рублей. Можно ли сказать, что ее себестоимость та же, просто добавляются большие расходы на маркетинг и прибыль производителя?

Мечетин: Вы же покупаете сумку Hermes, хотя в соседнем киоске продается точно такая же сумка, — просто вам нужна хорошая. Почему водку мы отделяем от других видов товаров? Человек всегда платит за излишнее больше, чем за необходимое. Человек так создан, ему нравится переплачивать. Это красота, это имидж, это высокое качество.

Собчак: Но отличить дешевую водку от дорогой на вкус достаточно сложно.

Мечетин: Наверное, водку Beluga проще отличить, потому что мы ее делаем из солодового спирта. Сам принцип производства спирта отличается. Качество высокое, хотя и имиджевая составляющая большая. Я не являюсь суперэкспертом, но, наверное, отличу.

Собчак: Тогда ловлю вас на слове. У нас в этой рубрике часто бывает так называемый «рояль в кустах». С Галицким мы заезжали в районный «Магнит», с Тиньковым посмотрели, как работают его коллекторы. А вам мы сейчас принесем три стопки водки с цветными стикерами — попробовать. Ваша задача — узнать водку Beluga среди других.

Дегустация

(Мечетин нюхает первую стопку)

Собчак: Вы что, собираетесь прямо по запаху определять? А попробовать?

Мечетин: Ну извините, что не узнал нашу недорогую водку, — мне показалось, что она импортная. Она достаточно жесткая, а иностранцы часто жестче делают.

Собчак: Свою узнали, слушайте, круто! Но все-таки вы еще раз подтвердили, что ценовую категорию узнать на вкус практически невозможно.

Бренды и имиджи

Собчак: В любом бизнесе бренды — это про миф, про создание некой сказки, которую человек покупает. В вашем случае вы купили уже готовый, хотя и малоизвестный бренд Beluga у томского предпринимателя Владимира Большанина, который разливал эту водку в небольших объемах. Почему вы решили именно купить бренд, а не разработать самостоятельно? Что такого ценного было в этом бренде?

Мечетин: Мы действительно купили этот бренд 8-9 лет назад. Там была целая группа людей, талантливых в дизайне, в понимании брендинга. У нас Сибирь в состоянии рождать собственных маркетинговых Платонов. Как мне кажется, здесь сыграла роль совокупность качеств бренда. Любой бренд должен создавать определенную связь с более сильной, уже сформированной идеей. Почему Grey Goose — мегауспешный проект на американском рынке? У Grey Goose сформирована связь с Францией. Почему с Францией? Франция — это коньяк, более премиальная категория. Это позиционирование, может быть, выражено не очень явно, но оно есть. Каждый продукт побуждает потребителя задуматься о чем-то, у него возникают какие-то эмоции.

Собчак: Интересно, какие эмоции у Александра Мамута вызывает водка Snow Leopard, которую он все время носит с собой...

Мечетин: Что-то она ему напоминает. Может быть, чистоту швейцарских гор. Это вопрос к нему.

Собчак: Но почему надо было покупать бренд, а не создать, условно говоря, свой «Русский стандарт»?

Мечетин: Уже был разработан дизайн продукции, он себя зарекомендовал позитивно на тестовых продажах. Мы понимали, что если мы расширим это с помощью нашей дистрибьюции, если мы продолжим его продвигать, то получим эффект. В принципе, эффект мы получили очень хороший. На сегодняшний день Beluga — это четвертая водка по объему в своей категории. Нас обгоняют три водки, которыми владеют крупнейшие глобальные компании: французская Grey Goose, польская Belvedere Vodka и Ciroc.

Собчак: Сколько вы заплатили?

Мечетин: Миллионы долларов заплатили.

Собчак: На тот момент вы наверняка следили за «Русским стандартом» — что вы можете о нем сказать? Люди создали бренд сами, с нуля, не думали ли вы поступить так же, прежде чем купить бренд?

Мечетин: Я думаю, что у «Русского стандарта» было видение развития русской водки как водки экспортной, и они сделали большую работу для всей индустрии. Нам, конечно, после них было гораздо легче. Поэтому спасибо нашим коллегам по цеху! Они конкуренты, но мы относимся к ним спокойно и с уважением.

Собчак: Вы испытываете гордость, что обогнали их?

Мечетин: Обогнали в чем? С точки зрения объемов они значительно больше нас. У них другая категория. Они являются лидерами в своей категории премиальной водки, мы являемся лидерами в своей категории суперпремиальной водки.

Собчак: С точки зрения маркетинга обогнали, визуально оттеснили их. Раньше образ был такой: светская жизнь, тусовка, яхты, миллионер Рустам Тарико с девушками на пляже. И вдруг вы, бизнесмен с Дальнего Востока, примерный семьянин. При этом создали бренд, который как бы занял эту нишу.

Мечетин: Может быть, их коммуникация корректна в своей ценовой категории. Наша маркетинговая коммуникация более спокойная, она корректна для нашей аудитории.

Собчак: Вам не кажется, что образ жизни человека, который с этим ассоциируется, тоже очень важен? Я очень хорошо знаю Рустама, он очень органичен в своей концепции водки. Вы, как я понимаю, совсем другой человек. Не было ли у вас имиджмейкера, который сказал: «Вам, Саша, тоже надо где-то для проформы появиться с моделями, купить огромную лодку — в общем, вести себя как водочный миллионер, чтобы у людей было к доверие к продукту»?

Мечетин: За доверие к продукту отвечает моя супруга, она бренд-директор.

Собчак: То есть вряд ли можно уговорить ее…

Мечетин: …на маркетинг с моделями.

Собчак: Что такое вообще сильный водочный бренд, можете сформулировать? 10 лет назад лидером в этой отрасли была водка «Пять озер», и для меня это абсолютная загадка: простая этикетка, не самая низкая цена — почему им удавалось держать лидерство?

Мечетин: Как мы говорили, всегда должна быть связь с более сильным мотиватором. В данном случае они играют на истории, связанной с экологией и чистотой. Возьмем три водки-лидера в среднеценовом сегменте. «Пять озер»: эту водку позиционируют как экологичную, что находит отклик в голове у любого потребителя. «Зеленая марка»: выстраивает связь с советским прошлым, какой-то Главспирттрест, кепки 60-х. Третья водка, лидер в этой ценовой категории — водка «Беленькая», которая принадлежит нам. Мы делаем ставку на позиционирование по качеству. Мы пишем на ней, что государственный стандарт разрешает, например, 5,0 мг/дм3 примесей сивушных масел, а у нас 1,6.

Собчак: В прошлом году вы начали производить в России, совместно с издательским домом Conde Nast, шампанское Vogue. Почему вы решили этим заняться?

Мечетин: Мы еще находимся в процессе запуска. Мы решили этим заняться, потому что в последние годы потребители уходят от водки к другим напиткам. Динамика по всем категориям, кроме водки, позитивная, и это нормально. Рынок виски вырос настолько, что в 2015 году в России выпили столько же виски, сколько и в Великобритании. Мы являемся экспертами в дистрибьюции, в маркетинге, и для нас важно предложить потребителю все категории продуктов.

Собчак: А шампанское — это была ваша идея или Conde Nast?

Мечетин: Идея возникла у нас. Vogue, безусловно, сильный бренд. Если уж мы говорим о том, что важно посылать продуктом какой-то месседж, то здесь он очевиден.

Собчак: Почему вы считаете, что это будет успешно в России?

Мечетин: Мы смотрим на верхнюю ценовую категорию российского игристого вина. Фактически лидер в этом сегменте — «Абрау Дюрсо». Мы будем дороже, чем «Абрау Дюрсо», но дешевле, чем итальянское игристое Asti Martini, Mondoro. И конечно, в 6 раз дешевле, чем шампанское. Если мы обеспечим хорошее качество и будем правильно работать с брендингом, то я думаю, бренд может быть вполне успешным. Думаю, к концу года все увидят это шампанское.

Собчак: Как отразилась на алкогольном рынке общая экономическая ситуация, девальвация рубля?

Мечетин: С одной стороны, потребитель начинает опускаться вниз со своей линейки и покупать менее дорогие продукты. С другой стороны, с алкоголем любопытная ситуация: в результате девальвации импортные продукты стали дороже, и мы увидели за прошлый год падение импорта примерно на 25%. И этот потребитель отчасти переключился на водку Beluga, на другие премиальные отечественные продукты, поэтому мы увидели, как ни странно, рост наших продаж в суперпремиальном сегменте. Но в то же время среднеценовой портфель оказался самым сложным, потому что средний класс пострадал. Вот такие разнонаправленные тенденции.

Собчак: Сейчас многие поехали в Крым осваивать крымские просторы для виноделия. Почему вы до сих пор так за это и не взялись?

Мечетин: Когда потребители выбирают вино, они больше ориентируются не на название, а на категорию или географическое происхождение. Что будем пить, красное или белое? Если красное, то, наверное, бордо или бургундию. За последние полвека фактически новых общеизвестных брендов создать не удалось. Поэтому этот бизнес, как ни странно, стоит достаточно далеко от брендов крепкого алкоголя. Между ними находится как раз бизнес, связанный с игристыми винами. Поэтому самое простое и естественное для нас — сначала освоиться в этой категории.

История вопроса

Собчак: Когда вы, первый из алкогольных производителей в России, проводили IPO, «Синергии» пришлось раскрыть своих владельцев, среди которых оказался тогдашний сенатор от Саратовской области, а до этого топ-менеджер РАО ЕЭС Валентин Завадников. Вы были знакомы по Находке или познакомились уже в Москве?

Мечетин: Мы знакомы были по Находке. В Находке не так много людей, которые что-то делают. Город небольшой, всего 150 тысяч человек, поэтому у нас были какие-то общие друзья, знакомые. У нас с Валентином были товарищеские отношения. Сейчас основа команды «Синергии» — это менеджеры, проработавшие со мной более 15 лет. Многие выходцы с Дальнего Востока и из Находки. Большая часть из них — миноритарные акционеры компании, нас всех связывает дальневосточное прошлое.

Собчак: В начале 1990-х годов Завадников был вице-мэром города, потом финансовым директором особой экономической зоны «Находка», которая получала из федерального бюджета деньги на создание новых производств. Ваши нынешние партнеры Николай Мягков и Николай Белокопытов тоже сперва были чиновниками, а один из них — Сергей Молчанов — работал в администрации особой экономической зоны. Так вы и познакомились с Завадниковым?

Мечетин: Не совсем так. И Белокопытов, и Молчанов — мои партнеры. Один отвечает за операционный бизнес, другой — за финансовый блок. Фактически мои сокурсники и товарищи молодости. Если у них и есть послеуниверситетский период работы в администрациях, то очень краткосрочный, себя они реализовали как профессионалы уже в «Синергии». Они и еще несколько старожилов — как раз тот круг, который вместе со мной построил компанию.

Собчак: Вы в интервью рассказываете прямо американскую историю успеха, но мы понимаем, что в 1990-х годах время было совсем другим. Расскажите, как на самом деле происходили покупки ваших первых заводов?

Мечетин: Я вам честно скажу, первых денег было около $30 000, и мы решили: мы ужасно богаты, давайте что-нибудь сделаем!

Собчак: А откуда в Находке 1998 года появились $30 000?

Мечетин: У родственников занял, у семьи. Тогда создалась уникальная ситуация. После кризиса 1998 года друг на друга наложились три вещи: первая — низкая экономическая культура советского директорского корпуса, вторая — приватизация фактически еще не закончилась, то есть акции, которые попали на рынок, стоили копейки. Я, начиная со студенчества, покупал и продавал ваучеры, чем-то торговал и так далее. То есть каким-то образом был вовлечен в финансы. И третья, в 1998 году случился кризис, и то, что стоило дешево, стало стоить очень дешево. Поэтому задача была простая — найти где-то минимальные деньги и купить что-то, что можно потом заложить в банке, взять еще денег, еще что-то купить, и так далее. И мы с ближайшими товарищами занимались тем, что покупали все подряд, что плохо лежало. Мясокомбинаты, молочные заводы, магазины, цементный завод, и так далее, и тому подобное.

Собчак: Какая была первая покупка, что на них купили?

Мечетин: Мы купили в рассрочку завод по производству крабовых палочек. Он был на стадии закрытия. Это был наш первый проект в 1999 году. Дальше мы достаточно быстро решили проблемы, заложили завод, взяли кредит в банке под 75% годовых и приобрели на эти деньги мясокомбинат в Находке. Инфляция была дикая, но тогда все начали покупать отечественные продукты, поэтому мы быстро возвращали деньги. После мы приобрели два молочных завода — в Уссурийске и Комсомольске-на-Амуре.

Собчак: Приморье в конце 1990-х было, мягко выражаясь, достаточно криминальным краем. Я читала в газетах, что в Находке была сильная банда Вэпса, в Комсомольске-на-Амуре — банда «Общак», которая, кстати, контролировала тамошний молокозавод. Наверняка вам приходилось сталкиваться с бандитами.

Мечетин: Неизбежно приходилось сталкиваться с разными людьми, с охраной ездить. Но все-таки я стартовал в поздних 90-х, и эта волна уже пошла на спад. До каких-то перестрелок дело не дошло, скажем так.

Собчак: А деньги платить приходилось?

Мечетин: Нет, я никогда ничего не платил.

Собчак: Потом у вас случился неожиданный поворот: вы купили цементный завод в Еврейской автономии, один из двух на Дальнем Востоке, и стали партнером Игоря Пушкарева, который потом был мэром Владивостока, а в прошлом году был арестован по подозрению в создании преференций для своих заводов.

Мечетин: Я не был его партнером, мы с ним конкурировали. У нас был Теплоозерский цементный завод, а второй — Спасский цементный завод — принадлежал как раз Пушкареву. Потом мы продали наш завод инвестфонду Baring Vostok Capital Partners, а фонд продал ему, и он стал цементным королем Дальнего Востока. Пушкарев — талантливый предприниматель, но вот черт его дернул пойти в госуправление.

Собчак: Почему после всех этих перипетий с крабовыми палочками и цементом вы решили сконцентрироваться именно на алкогольном бизнесе?

Мечетин: Мы говорим о 2000-х годах, когда было понятно, что нужно выстраивать какой-то федеральный бизнес. Я понимал, что это должен быть бизнес в потребительской сфере. Не нужно было иметь какой-то серьезный административный ресурс, чтобы заниматься, например, мясным бизнесом. А дальше выбор был невелик. Производством молока было заниматься тяжело — к тому времени был уже сформирован «Вимм-Билль-Данн» и другие крупные молочные игроки. Колбаса — скоропортящийся продукт, и выстраивать федеральную компанию с таким продуктом тяжело. Тогда у нас еще был ликероводочный завод «Уссурийский бальзам».

В 2000-х годах алкогольный бизнес отличался низкой консолидацией — были сотни заводов с долей рынка около 1%, которые редко продавали водку за пределами своего региона. Сначала мы так же, как и другие заводы, приобрели «Уссурийский бальзам», а потом, когда немножко разобрались в алкогольном бизнесе, поняли, что можно этот опыт масштабировать и выводить на федеральный уровень.

Свой стакан

Собчак: В 2006 году вы некоторое время входили в совет директоров энергокомпании Виктора Вексельберга «Т Плюс», которую тогда возглавлял Михаил Слободин. Как вы там вообще оказались?

Мечетин: Не совсем корректная информация. В «Т Плюс» я никогда не входил, я недолго был приглашенным независимым членом совета директором одной из дочерних компаний РАО ЕЭС России.

Собчак: То есть вам это ни за чем не надо было?

Мечетин: Ни за чем не надо. Я не принимал участия, к радости или к сожалению, в энергетическом бизнесе.

Собчак: Почему? Многие же ходят по госкомпаниям и мечтают создать или возглавить какую-нибудь дочернюю компанию.

Мечетин: Слушайте, лучше маленький стакан, но свой стакан. Работа наемным менеджером или чиновником меня никогда не прельщала.

Собчак: Вы производите впечатление человека, который в достаточно раннем возрасте понял, что политика — дело грязное и туда лучше не соваться. Но весной этого года было объявлено, что вы вошли в генсовет Партии роста Бориса Титова. Почему вы решили изменить своим принципам, которые прослеживались столько лет? И почему при этом не стали участвовать в выборах?

Мечетин: Я принципы не менял. Генсовет — это консультативный орган, члены генсовета не являлись даже членами партии.

Собчак: Зачем вам это было нужно?

Мечетин: Я считаю, что Борис Титов действительно порядочный человек…

Собчак: Завтра к вам придет порядочный человек и скажет: «Вступи в общество рыбаков». Придет порядочный Норштейн и скажет: «Вступи в общество поддержки мультфильмов».

Мечетин: Вот с Норштейном с большим удовольствием вступлю в общество поддержки мультфильмов, на самом деле! А Партия роста — на сегодняшний день это такая зачаточная политическая история, но личность Бориса такова, что те люди, которые его знают, хотят ему подставить плечо. Он просто сказал: «Друзья, кто может, вступите…»

Собчак: Голосовать ходили?

Мечетин: Я проголосовал за Партию роста, и там, кстати, ваша же коллега и подруга Ксения Соколова баллотировалась по моему участку. Поэтому все сложилось.

Блиц

Собчак: Назовите трех самых талантливых бизнесменов в России, причем одного из них — из вашей отрасли.

Мечетин: Галицкий, наверное. Все сходятся во мнении, что это человек неординарный и достоин восхищения. Несмотря на то что как ритейлер он стоял на другой стороне баррикад — на стороне людей, которые изымают у нас средства.

Я бы назвал человека талантливого во всех областях, вызывающего у меня большую личную симпатию, — это Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко, Ростик, который создал сеть «Ростикс», «Планета суши» и многое другое. Он не просто построил успешный бизнес, ему не пришлось в процессе пожертвовать своей семьей. Я говорю ему: «Ростик, давай вечером сходим поужинать». И в ответ слышу: «Я не могу, потому что я всегда ужинаю дома. Я слишком много времени провел вне семьи и сейчас хочу наверстать».

А с точки зрения отрасли это, безусловно, Рустам Тарико. Он много сделал для продвижения русской водки вне России. Талантливый бизнесмен.

Собчак: Вы бы могли дружить с таким человеком?

Мечетин: Мы друг друга знаем, хотя и не близко. Все-таки дружат не по принципу отрасли или достижений, а по каким-то другим основаниям.

Собчак: Вы не осуждаете его образ жизни, его имидж?

Мечетин: Каждый должен искать себя там, где он считает, что может найти. И дай бог, чтобы мы все нашли.

Собчак: Если бы у вас был только один миллион долларов, в какой новый бизнес вы бы сейчас его вложили?

Мечетин: Я не специалист в интернете, но мы видим, насколько сейчас интернет меняет все области жизни, начиная от СМИ, когда один блогер становится более влиятельным, чем кнопка на телевизоре. Поэтому в интернет, безусловно. За интернетом будущее.

Собчак: Представьте, что у вас есть волшебная палочка, дающая возможность изменить любые три закона в России. Что это будут за законы? Наверное, чтобы разрешили рекламу алкоголя?

Мечетин: Нет, чтобы разрешили усыновлять детей. На мой взгляд, это важно.

Собчак: Значит, разрешить иностранное усыновление.

Мечетин: Второе — вернуть рекламу. А третье? Мне кажется, очень важно каким-то образом повысить роль самоуправления в России, чтобы люди несли ответственность за свою жизнь, за свой город, за свой дом, за свой регион, за свою страну.

Собчак: Если бы была возможность сделать так, чтобы какого-то одного бренда вообще не существовало, какой бренд вы бы уничтожили? Кто ваш главный конкурент? «Русский стандарт»?

Мечетин: Ну, на самом деле, это не важно. Абсолютно не важно!

Собчак: Хорошо, не будем никого убивать, просто давайте его обозначим.

Мечетин: Grey Goose. Но не будет Grey Goose — будет же кто-то другой. Здесь важно уметь побеждать в конкуренции.

Россия > Алкоголь > snob.ru, 15 ноября 2016 > № 1968545 Александр Мечетин


Грузия > Алкоголь > dknews.kz, 29 сентября 2016 > № 1919080 Давид Абзианидзе

Бизнес столетней выдержки, или Семейная история

Недавно на одном из сайтов встретился интересный материал, в котором перечисляются пять потерянных брендов Алматы – АХБК, ковровая фабрика, производственное объединение по переработке пластмасс Кызыл-ту, машиностроительный завод и АДК. Большинство из них в 90-е годы постигла печальная участь – производства остановились, а тысячи людей остались без работы. После развала СССР такая картина наблюдалась во всех республиках бывшего союза и практически во всех городах. Не исключением был и Тбилиси.

Марина ТЮЛЕНЕВА,

Алматы – Тбилиси

Столица Грузии в советские времена славилась винодельческой отраслью, которая в период перестройки и борьбы с алкоголизмом, а затем массовой приватизации была полностью уничтожена. То, что осталось от винзаводов, нередко приватизировали случайные люди, оборудование перепродавалось, мастера-виноделы с огромным опытом оставались не у дел, известные бренды переставали существовать. В непростой ситуации оказался тогда и Тбилисский коньячный завод, продукция которого была своеобразной визитной карточкой Грузии – в СССР «Грузинский коньяк» был известен практически повсюду.

В отличие от предприятий, которые не смогли благополучно перейти на рыночную экономику и просто перестали существовать, Тбилисскому коньячному заводу повезло – в 1994 году его приватизировал Элгуджа Бубутеишвили. Химик и строитель, за плечами которого богатый опыт руководства крупными предприятиями и желание возродить производство, вернув при этом заводу забытое имя его основателя – известного грузинского предпринимателя, мецената и государственного деятеля еще царской России Давида Сараджишвили.

Все это новому хозяину завода и его сыну Зурабу удалось сделать. Бережно сохранив французскую технологию, сегодня завод производит 1,2 миллиона литров коньяка в год и экспортирует свою продукцию в 21 страну мира. Годовой оборот компании составляет на сегодняшний день порядка 30 миллионов долларов. Коньяк «Сараджишвили» и «Грузинский коньяк» знаком и казахстанским потребителям.

Перед праздником сбора винограда Ртвели, который отмечается в Грузии в сентябре и октябре, руководители завода гостеприимно встретили группу казахстанских журналистов.

Ученик Камю, или окно в Европу

Коньячный завод Сараджишвили – предприятие с богатой историей, которая стала уже частью истории самой Грузии. Этот коньячный завод был первым на территории Российской империи. Основал его Давид Сараджишвили в 1884 году. Продукция завода получала золотые медали на международных выставках в Париже, Брюсселе, Чикаго и других городов мира. В 1911 году завод приобрел статус официального поставщика двора Его Императорского Величества. Именно тогда слава о коньяках Сараджишвили вышла за пределы Российской империи.

С чего все началось, как в Грузии 19-го века появился коньячный завод – рассказал нам Давид Абзианидзе, директор по качеству и главный технолог компании JSC Sarajishvili, доктор технических наук и Действительный член Международной академии винограда и вина, проработавший на предприятии 33 года.

– Все началось с одной очень правильной инвестиции, которую сделала еще во второй половине 19 века состоятельная тифлисская семья Сараджишвили, вложив немалые средства в образование сына Давида. О европейском образовании в Грузии тогда еще не знали. Виноделие здесь существовало на кустарном уровне, не было даже стекольной промышленности и вина разливали в глиняные кувшины. Но зато в Грузии был прекрасный виноград – свыше 500 сортов. Из него готовили в основном сухое вино и крепкий напиток – чачу.

После окончания гимназии в Тбилиси Давида отправили в Санкт-Петербуржский университет. Проучившись там два года, он перевелся на учебу в Германию, в центр Европы, где в Мюнхене стал доктором химии и затем в Хайдельберге – доктором философии. Здесь он познакомился с широчайшим ассортиментом крепких напитков – коньяком, виски, бренди, джином, различными абсентами. Тогда Давид понял, что это очень выгодный бизнес для Грузии, и решил заняться этим делом на родине. Надо сказать, что он думал о своей стране прежде всего с государственной точки зрения. Он начал изучать производство этих напитков и открыл для себя очень интересную вещь: из всего огромного ассортимента крепких напитков только единственный – коньяк – является виноградным продуктом, и решил, что именно его производство и нужно развивать в Грузии.

Но оказалось, что производство коньяка – это французская тема и абсолютно закрытая. До сих пор считается, что коньяк можно готовить только в одном департаменте Франции и всего из трех сортов винограда – Фоль Бланж, Коломбар и Уньи Блан. Никакой другой продукт больше не может быть коньяком. Весь мир об этом знал и принимал это как должное. Давид Сараджишвили в силу своего неординарного мышления и присущего ему азарта решил разрушить этот стереотип. Он задался вопросом, что же такого особенного должно быть в этих трех сортах винограда, чтобы только из них можно было производить коньяк, неужели этих качеств нет в пятистах сортах винограда, произрастающих в Грузии.

Он бросает все свои дела, едет во Францию, там проходит полный курс виноделия. Далось ему это легко, помогло знание языков, в том числе и французского, и образование химика, полученное в Германии. Давид подружился и очень сблизился с Жаном Батистом Камю – основателем известной коньячной компании во Франции, которая и сегодня входит в пятерку лучших коньячных компаний мира. Два с половиной года он был в самом процессе коньячного производства. В 1880 году у него скончался отец, из-за этого печального события Давид вынужден был покинуть Францию и возвратиться в Грузию.

Давид Сараджишвили уже тогда был большим человеком – советником российского императора по коммерции и использовал это для осуществления своей идеи. В то время Камю и многие другие французские производители искали пути на российский рынок. Сараджишвили помог Камю зайти со своей продукцией в Россию. А Камю в свою очередь помог ему за 4 года – с 1880 по 1884 год – выстроить французский коньячный завод в центре Тбилиси.

В 1887 году под контролем известного французского технолога Жердона, которого прислал Камю, была выпущена первая очень качественная продукция из местного винограда. Жердон наладил производство на заводе и обучил персонал. Кроме того, Сараджишвили финансировал обучение своих технологов во Франции. Таким образом, в центре Грузии появился настоящий французский коньячный завод с прекрасным французским оборудованием и с обученными технологами, который стал производить коньяк, ничем не уступающий французскому, но у которого было преимущество – он был значительно дешевле.

– Выходит, что Давид Сараджишвили был прав, когда засомневался, что коньяк можно делать только из трех сортов винограда?

– На самом деле в Грузии оказались сорта винограда не хуже французских. Сараджишвили районировал Грузию: в ней очень разные почвенно-климатические зоны, соответственно, в разных зонах получается разный виноград, разный виноматериал и разные спирты, а это очень хорошо для разнообразия конечного продукта. Надо сказать, на нашем заводе до сих пор хранится уникальная коллекция спиртов, среди которых есть и спирт, выкуренный самим Давидом Сараджишвили еще в 1893 году. А всего за годы существования Тбилисского коньячного заводы была собрана огромная коллекция спиртов – 3 миллиона литров, которые выдерживаются в 16 тысячах дубовых бочек. Все эти спирты, выкуренные в разные годы, мы и сегодня используем для купажа элитных сортов коньяка «Сараджишвили».

Кстати, в 2003 году к 155-летию Давида Сараджишвили мы выпустили лимитированную серию коньяка «Сараджишвили Юбилейный», созданную путем купажа двух видов спирта, и в среднем получили коньяк столетней выдержки. Каждая бутылка была пронумерована и выполнена из чешского хрусталя. Конечно, это был очень дорогой коньяк. Но помимо того, что он высочайшего качества, у него была лирическая нагрузка – Сараджишвили на свое 155-летие сам себе сделал подарок.

Сейчас же основная наша продукция – это линейка коньяков из спиртов выдержки от 3 до 30 лет.

Так вот в России появился конкурент французскому коньяку – «Кавказский натуральный коньяк», именно так было написано на этикетке. Тогда еще французы не успели запатентовать название «Коньяк», первый декрет французского правительства, запрещающий применение этого слова производителям вне Франции, был издан только в 1909 году.

– Как же сейчас называется продукция завода?..

– Сейчас для продажи на постсоветском пространстве – в Казахстане, Украине, Беларуси мы пишем на этикетках «Коньяк». На экспорт же могут отправляться бутылки с надписью Georgian wine brandy. Под термином бренди продается огромное количество не очень качественных напитков, и так называть нашу продукцию жалко. Тогда наши маркетологи нашли хорошее решение – мы не пишем ни коньяк, ни бренди, а лишь ставим логотип компании, и признанную во всем мире французскую аббревиатуру, обозначающую выдержку коньяка, например, VS, VSOP, XO. Благодаря этому всем становится ясно, что на самом деле находится в бутылке.

– На сегодняшний день заводу более 130 лет. Трудности, которые завод пережил после развала СССР, скорее всего не единственные в его истории…

– Да, непростых периодов в его истории было немало. В 1911 году скончался Давид Сараджишвили, прямых наследников у него не было, его дела продолжили жена и главный технолог Вахтанг Титишвили. Фирма продолжала работать очень активно. Но в 1914 году началасьПервая мировая война и в Российской империи вышел строжайший закон, предписывающий ликвидацию заводов, производящих алкоголь. На самом деле так и случилось, многие компании были ликвидированы. Но соратники Сараджишвили продолжали получать виноград, готовить вино, выкуривать спирты, купажировать коньяк, но – они ничего не продавали. Они думали прагматически: действие закона не могло длиться бесконечно и хотели быть готовыми к моменту его отмены. К сожалению, так не получилось – вскоре началась революция, затем в 1921 году Грузию ввели в состав Советского Союза. В результате советское государство получило готовую отрасль в виде коньячного завода Сараджишвили с обученными кадрами, французским оборудованием, который имел немалые запасы коньячных спиртов и готовой продукции. Надо отметить, что никого из сотрудников завода не тронули. Завод был национализирован, все сотрудники работали, и грузинский коньяк в советское время добился больших успехов.

Конечно, завод был небольшим, мощностей со временем стало не хватать, приходилось арендовать складские помещения для хранения коньячного спирта по всему городу. И вот в 1939 году началось строительство уже нынешнего завода, который был запущен в 1954 году. Строительство шло долго, так как была война, потом послевоенное восстановление экономики, когда было не до коньяка. На новом заводе, который действует и по сей день, были собраны все спирты, и сегодня у нас здесь находится уникальнейшая коллекция коньячных спиртов.

90-е годы для Грузии были очень страшными для виноделия. Но благодаря семье Бубутеишвили наш завод не только сохранился, но и развился. 10 лет исполнительным директором компании JSC Sarajishvili является сын Элгуджи Бубутеишвили – Зураб.

Из прошлого в будущее

Не всегда наследники продолжают бизнес родителей. Но перед Зурабом Бубутеишвили вопрос быть или не быть, а точнее, принять на себя управление компанией или нет, не стоял.

– Нас в семье трое: сестра на год старше меня и младший брат. В то время брат был еще маленьким, а я был как бы в центре и начал работать здесь с 1998 года, с 20 лет. До 2006 года, пока не закрылся рынок России, компанией руководил отец. С закрытием российского рынка компания испытывала большие трудности и надо было полностью перестраивать ее работу. Тогда так получилось, что во главе компании встал я. Никаких сомнений – работать здесь или нет у меня не было. В то время мне было 28 лет. Конечно, со стороны отца это был большой риск и мне брать на себя такие обязательства было нелегко, но другого выхода не было. Компания нуждалась в кардинальной маркетинговой перестройке. Без конфликтов с сотрудниками, проработавшими здесь много лет, не обошлось. Не все верили, что у нас что-то получится.

Завод в советское время выпускал известные марки коньяка. А с закрытием российского рынка нам нужно было придумать другие названия, с которыми можно было выйти на европейский рынок, на Америку, Китай… Тогда у нас появились новые марки – Сараджишвили VS, VSOP, XO. Технологию производства мы, конечно же, сохранили неизменной. Также мы сохранили и все спирты, которые были выкурены начиная с 1893 года. В то же время мы поняли, что, производя только коньяк, сохранить компанию невозможно, и тогда мы начали разливать другие крепкие напитки, например, водку. В бизнес по производству водки мы зашли в 2010 году и в 2011 году, мы стали на рынке Грузии вторыми игроками по этому напитку.

За эти годы было построено очень серьезное предприятие. Мы создали в Грузии свою дегустационную компанию, открыли свои офисы во всех крупных городах Грузии. Кроме продажи своей продукции мы занимаемся дистрибуцией других известных грузинских продуктов, например, мы продаем шампанское Багратиони, различные соки, а также украинскую водку. Но основная наша деятельность – это производство коньяка. На заводе работают две линии розлива производительностью 3 тысячи бутылок в час каждая.

– Какое место занимает ваша компания по экспорту коньяков на казахстанский рынок?

– В Казахстане мы вторые. Первое место у нашего основного конкурента – армянского бренда Арарат. У них очень низкая цена, поэтому они первые по объему экспорта в Казахстан. Наши коньяки на полках Астаны процентов на 40 дороже. Мы, конечно же, хотим стать первыми, но не за счет демпинга цен. Сейчас наше основное направление – это выпуск дорогих коньяков, и у нас есть все предпосылки для того, чтобы позиционировать себя как компанию, выпускающую премиальные напитки.

Вообще Казахстан по объему экспорта занимает первое место в нашей компании.

В Казахстане у нас очень хороший и серьезный партнер – компания «Алком-Плюс». В прошлом году мы поставили в Казахстан примерно 200 тысяч литров, из-за девальвации объемы немного упали. В лучшие годы поставляли по 250 тысяч литров. Сейчас мы поставляем в вашу страну две линии коньяков – «Сараджишвили» и «Грузинский коньяк».

– Понятно, что технология производства коньяка – это константа, которой ваша компания придерживалась всегда. Но вот изменилось ли что-то за последние годы в самой организации производства?

– Мы сторонники замкнутого цикла производства, а потому в 2014 году у нас появились собственные виноградники, которые сейчас занимают площадь в 120 га. До недавнего времени коньячные спирты выкуривались на арендованных заводах, но в этом году компания построила свой завод в Кахетии, в местечке Греми, где установлено французское оборудование.

– Какой вы видите свою компанию в будущем?

– В этом году мы разработали амбициозный стратегический план развития компании до 2025 года. Мы собираемся увеличить площадь виноградников до 300 га, увеличить продажи коньяка до 4 миллионов литров в год, производить другие крепкие напитки, выйти на новые рынки сбыта. К тому же, планируем освоить на своем производстве новую технологию, которая раньше использовалась грузинским народом для производства лечебного напитка из перегородок грецкого ореха. Она заключается в том, что из грецких орехов вынимаются перегородки и настаиваются на спиртах. Полученный напиток значительно повышает иммунитет.

Но главное в наших планах – продолжать развивать производство элитных коньяков трех линеек – классической, винтажной и Юник-лайн. Для купажа классических коньяков VS, VSOP и ХО мы используем спирты, выдержанные от 3 до 30 лет. Недавно мы начали производство коньяков винтажной линии, здесь мы будем использовать спирты, выкуренные начиная с 1940 года по 1980 год. Пока мы сделали только три вида винтажного коньяка, купажированные спиртами 1941, 1945 и 1955 годов. Конечно, это дорогие напитки. Сейчас самый ценный коньяк от Сараджишвили стоит около $ 1,5 тысячи.

В линии Юник лайн у нас будет самый старый коньяк, купажированный на сто процентов из спирта, выкуренного в 1893 году еще при жизни самого Давида Сараджишвили. В год мы будем делать всего 10 таких бутылок. И каждый год этот коньяк будет все старше, а значит, ценнее. Бутылка самого дорогого коньяка будет стоить примерно $ 40 тысяч. У нас есть еще один уникальный напиток – сделанный из спиртов трех регионов Грузии, выкуренных в 19, 20 и 21 веках.

Конечно, продавать элитную продукцию в супермаркетах не совсем правильно. Поэтому мы планируем создать сеть своих бутиков Сараджишвили.

Возродить бренд, строго следовать столетним технологиям и при этом быть открытыми к инновациям, наверное, не очень просто. И профессионализм тут не самое главное. История завода Сараджишвили – это, по сути, история двух семей, одна из которых еще в позапрошлом веке дала импульс новому тогда делу, а вторая подхватила его в непростое время века прошлого. Виноград – душа Грузии. Здесь так было и будет всегда.

P.S. В этом году компания JSC Sarajishvili второй раз стала спонсором благотворительного грузинского вечера клуба Ротари Алматы, средства от которого пошли на обустройство реабилитационного центра для детей и подростков с синдромом Дауна.

Грузия > Алкоголь > dknews.kz, 29 сентября 2016 > № 1919080 Давид Абзианидзе


Грузия > Алкоголь > dknews.kz, 3 сентября 2016 > № 1881497 Зураб Маргвелашвили

Виноградную косточку в теплую землю зарою…

…И лозу поцелую, и спелые гроздья сорву

Только побывав в Грузии, можно понять, на сколько точно Булат Окуджава передал этими словами совершенно особенное, трепетное отношение грузин к своим традициям и, конечно же к винограду, с которым у каждого грузина так или иначе связана вся жизнь.

С чем в первую очередь ассоциируется Грузия? Наверное, с многоголосым пением кавказцев, от которого захватывает дух, с плавными и зажигательными танцами, с мудростью тостов, с красивыми традициями, которыми богата эта страна и, конечно же, с вином.

Грузия – одно из древнейших мест на Земле, где появилась винодельческая культура. И не зря эту страну называют родиной виноделия. Об этом свидетельствуют и археологические находки. В Национальном музее в Тбилиси хранится большой древний кувшин, некое подобие древней амфоры, подтверждающий, что еще 8 тысяч лет назад в Грузии культивировали виноградную лозу – в кувшине были найдены кристаллы вина и виноградные косточки.

И все эти 8 тысяч лет процесс производства вина в Грузии не прекращался. В экспозиции музея есть еще один удивительный экспонат – виноградные лозы, которые как великая ценность были помещены в серебряные трубочки. Побродив по залам золотого фонда музея, можно увидеть и еще много чего интересного, что так или иначе связано с главным и самым старейшим видом деятельности этой страны, благодаря которому Грузию знают практически во всех уголках мира – фигурки тамады, ювелирные украшения с виноградной тематикой, оружие c выгравированными листьями и гроздьями винограда…

В Грузии обнаружены древнейшие винные погреба, многочисленные сосуды для хранения вина, которые датируются возрастом 6-7 тысяч лет. Об идущей из глубины веков традиции винодельческой культуры свидетельствует грузинский фольклор, орнаменты церквей, украшенных виноградной лозой. Существует историческое предание о великой просветительнице святой Нино, которая принесла и проповедовала в Грузии христианство с крестом из лозы. К виноделию в стране причастны практически все.

Поэтому не удивительно, что главный праздник всех грузин – Ртвели, праздник сбора урожая. Он не привязан к какой-то определенной дате, а отмечается в разных регионах Грузии в зависимости от того, как поспевает урожай и начинается его сбор.

В восточной Грузии это происходит в середине сентября, а западной – в середине октября. Этот семейный праздник продолжается обычно несколько дней, пока не будет собран весь виноград. На него съезжаются родственники винодела, ягоды собирают с утра до вечера, потом давят ногами в больших чанах или в специальных давилках, а сок сливают в огромные керамические кувшины, закопанные в землю – квевры. Каждый вечер этого праздника не перестают звучать песни, тосты, прошлогоднее вино льется рекой, чтобы освободить квевры для сока нового урожая.

Конечно, речь идет не о промышленном производстве, где ногами виноград уже давно никто не давит, но вот традиция делать вино в квеврах в промышленных масштабах вновь возрождается. И, в том числе, благодаря двум людям – братьям Зурабу и Георгию Маргвелашвили, сегодняшним владельцам завода с многолетней историей «Тбилвино», которые гостеприимно встретили нескольких казахстанских журналистов примерно за месяц до наступления Ртвели. В Казахстане продукция компании известна с 2002 года под маркой «Долины Грузии» и под одноименной маркой «Тбилвино». Ежегодно компания поставляет к нам более миллиона бутылок вина, что составляет почти четверть годового объема ее производства. С завода «Тбилвино» продукция компании попадает в Казахстан, пройдя длинный путь – сначала по железной дороге до Бакинского морского порта, затем на пароме до Актау, потом снова по железной дороге приходит в Алматы.

Но главная заслуга братьев Маргвелашвили – возрождение самого завода, который с 1962 года был известен во всем советском союзе – каждая десятая бутылка грузинского вина на прилавках в СССР была произведена на заводе «Тбилвино». В 90-е годы, когда предприятия переходили с плановой экономики на рыночную, завод пришел в упадок. К тому времени Зураб Маргвелашвили, с детства мечтавший стать виноделом, окончил Грузинский аграрный университет, прошел стажировку в Калифорнийской винной компании, вернулся в Грузию и решил внедрить западные модели производства и стандарты качества на отечественном производстве. Отец помог купить 9 процентов акций убыточного завода «Тбилвино» и вдвоем с братом Георгием, который к тому времени завершил учебу, получил степень МВА и работал во Всемирном Банке над проектами по реабилитации простаивающих предприятий, Зурабу удалось сделать компанию лидером современного грузинского виноделия. На сегодняшний день компания производит более ста вин под несколькими торговыми марками, у компании самая широкая география продаж среди грузинских производителей – весь ассортимент продукции «Тбилвино» успешно экспортируется примерно в 30 стран мира. За последние 9 лет вина компании награждались золотыми, серебряными и бронзовыми медалями престижных международных конкурсов – Decanter и IWSC в Лондоне, семь раз становились обладателями титула “Золотой Бренд”.

ДК: Почему вы решили вложиться именно в «Тбилвино»?

Зураб: Сегодня мы бы этого не сделали: получив опыт, сейчас мы понимаем, что проще было бы начать все с нуля. В советское время завод «Тбилвино» был лидером грузинского виноделия. Тогда мы считали, что это хорошая марка и верили, что «Тбилвино» – это не только очень известная, большая, но и очень сильная компания. Но когда мы начали работать, мы поняли, что ее сила и репутация – в прошлом, а действительное положение дел было таким же, как и во всем Советском Союзе того времени. Это был завод, который простаивал уже несколько лет, так как не мог трансформироваться от плановой экономики советского времени на рыночную.

Сейчас нам трудно повторить то, что мы тогда сделали. Мы рисковали везде. В силу отсутствия опыта не могли все реально оценить. Но самое главное, что у нас было и что нам помогло в конечном итоге добиться успеха – это огромное желание работать и делать высококачественное вино.

Мы начали работу с убытками. Потребовались немалые инвестиции для обновления оборудования, создания новых технологий, нужно было коренным образом изменить систему управления. Плюс – мы были людьми молодого поколения, а на заводе работали люди намного старше нас, с которыми мы разговаривали на разных языках. К реструктуризации компании и ко всем переменам, связанным с переходом на рыночную экономику, они относились по-другому. Переубедить их было сложно, поэтому мы решили просто действовать по-своему, внедрять те процессы, которые с нашей точки зрения могли помочь компании выйти из кризиса.

Интересно будет сказать, что советское виноделие разделялось на первичные и вторичные заводы. Первичные заводы были ответственны за переработку винограда и получение виноматериала. А вторичные заводы получали в плановом порядке виноматериал от первичных заводов, обрабатывали его, получали вино, разливали и отправляли в торговлю. Когда мы начали реструктуризацию завода с помощью иностранных экспертов, они нам сказали: ребята, вы никогда не будете успешными, если будете зависеть от первичных заводов. Сегодня у них хорошее вино, завтра – плохое. Сегодня их цена для вас приемлема, а завтра они могут цену поднять. Поэтому вы должны иметь собственные виноградники и закупать виноград дополнительно. И вот с 1999 года мы начали закупать виноград у фермеров. Когда мы начали работать по новой схеме, большинство руководителей заводских подразделений старой закалки с нами были не согласны и стали относиться к нам скептически, если не сказать – враждебно. Большинство из них тоже были акционерами ««Тбилвино»» и начали судиться с нами. Нас поддержали только несколько человек. Судебные тяжбы закончились в 2005 году тем, что мы стали обладателями 100 % акций компании. Но замечу – обиженных не осталось.

ДК: Когда у вас появились собственные виноградники?

Зураб: В 2013 году. Мы купили просто землю и посадили саженцы. Для нас это лучше, чем покупка готовых виноградников, так как высаженные сегодня лозы, еще очень долго будут приносить нам урожай. В результате мы будем получать более качественный виноград и иметь возможность контролировать его количество. Саженцы мы покупаем только у сертифицированных по международным стандартам производителей. В прошлом году мы собрали совсем маленький урожай, а этот год у нас знаменательный – ожидаем первый полноценный урожай. Через два –три года виноградники будут все более зрелыми и урожаи будут более масштабными. Сегодня у нас 159 гектара собственных виноградников, причем во всех сделана система капельного орошения, что положительно сказывается на качестве винограда и производимого нами продукта. Со следующего года мы планируем увеличить количество виноградников.

ДК: Какие сорта винограда вы выращиваете и какие сорта используете в производстве?

Зураб: Доказано, что в Грузии исконно произрастало больше 500 сортов винограда, сейчас возделывается только несколько десятков. Мы хотим научно выяснить, какие из этих древних сортов наиболее интересны и начать их возрождение. Нас привлекает идея предоставить людям возможность продегустировать вина из древнейших сортов винограда, которые в далекие времена выращивали наши предки. Для этого у нас в стране при поддержке государства работает научно-исследовательский центр, который занимается изучением таких сортов. Результатами их исследований мы и собираемся воспользоваться. А пока в наших виноградниках, а они еще очень молодые, растет только один сорт – саперави, из которого производится красное вино. Вообще мы используем для производства 10 сортов винограда, закупаем их у фермеров. С 2017-18 годов мы будем выращивать белые сорта винограда – ркацители, киси, хихви.

ДК: Как у вас, братьев, распределяются роли в производстве?

Георгий: Наша структура позволяет на сегодняшний день каждому из нас участвовать во всех важных направлениях предприятия. У нас сейчас новая структура управления, над которой мы работали почти год. Основные направления – это производство, продажи, экспорт, контроль за качеством и финансы. Руководящий орган компании – исполнительный совет. Еженедельно мы собираемся и обсуждаем все важные вопросы. У каждого из нас есть возможность во всем этом участвовать. Но, учитывая наше образование, Зураб более компетентен в производстве, в технологических процессах. В мою компетенцию больше входят вопросы продаж и международных отношений.

ДК: Есть плюсы и минусы ведения бизнеса с братом?

Георгий: Наверное, здесь как у аккумулятора – есть плюс и минус. Самый большой плюс – это доверие и ответственность друг перед другом. Они превосходят все наши минусы, которые есть в характере и психологии каждого человека. Доверие и ответственность – это главный двигатель всего того, к чему мы идем. Все остальное – несущественные мелочи. Речь идет о доверии деловом. Доверие человеческое у нас было, есть и будет.

ДК: Как вы считаете, на сколько ваша родственная связь помогла вашему бизнесу, в который вы вошли в конце 90-х?

Зураб: Это было данностью того времени. Мы должны были отталкиваться от той действительности, которая в то время существовала. Для того, чтобы быть успешными, мы должны были быть вместе. Тем более своих средств у нас тогда не было. Мне было 25 года, Георгию – 24. Мы использовали семейные финансы, которые потом вернули семье. Плюс у нас были банковские кредиты.

ДК: А какова сегодняшняя ситуация?

Георгий: Сегодня мы занимаемся только грузинскими сортами винограда, у нас два завода: в Тбилиси и в Кахетии. Завод в Кахетии новый, он был нами построен и запущен в сентябре 2012 года совместно с Международной Финансовой Корпорацией IFC. Он оснащен самым современным оборудованием. Там же, в Кахетии, у нас находятся виноградники, там же начинаются технологические процессы.

В начале сбора урожая, в сентябре, мы принимаем виноград на кахетинском заводе, где он перерабатывается, проходит первый этап ферментации, то есть, создается первоначальный виноматериал, который потом поступает на завод в Тбилиси. Все последующие процессы происходят уже тут. Здесь мы принимаем вина, храним, купажируем. Все вина проходят через так называемую холодную стабилизацию, чтобы, попав в бутылку, вино оставалось стабильным и не меняло своих вкусовых качеств. Здесь же вина проходят сложные этапы фильтрации, после чего мы их разливаем и складируем, а потом отправляем готовую продукцию заказчикам.

ДК: Поделитесь винодельческими секретами: какие именно технологические этапы проходят вина, чтобы сохранилось их качество?

Георгий: Все вина до розлива проходят холодную стабилизацию. Это означает, что жидкость определенное время должна простоять при критически низкой температуре до -4 градусов. Это делается для того, чтобы после розлива в бутылки в жидкости не остались вещества, которые могут нарушить ее структуру и выпасть в виде осадка.

Пройдя через теплообменники и охладившись, вино переходит в цистерны-холодильники. Все цистерны соединены между собой и в них циркулирует охлаждающая жидкость гликол. Но при этом в каждой цистерне можно индивидуально регулировать температуру. В цехе есть дисплей с электронным табло, на котором видна температура и состояние каждой цистерны.

У нас есть лаборатория, которая каждый день берет анализ из цистерн и определяет, стабилизировалось вино или еще нет. Время стабилизации зависит от сорта вина и от состояния жидкости. Стабилизации подвергаются и белые, и красные вина.

После стабилизации вино подвергается четырем этапам фильтрации. У нас есть очень высокотехнологичные фильтры, которые мы первыми начали использовать в нашем регионе. Первый этап фильтрации – с помощью картонных фильтров. Это базовая фильтрация. Второй этап фильтрации – кизельгуровая фильтрация. Ее принцип заключается в том, что вино проходит через несколько слоев различной искусственной почвы. Но самый высокотехнологичный вид фильтрации – это так называемый кросс флоу фильтр. Заключается он в следующем: в колонах-емкостях помещено большое количество искусственных нитей, через которые вино проходит под огромным давлением. В результате в волокнах остаются все нежелательные микробы и бактерии. Эти фильтры немецкого производства. И последний этап фильтрации – мембранная фильтрация. Здесь используется американское оборудование. В итоге после стабилизации и фильтрации вино выходит абсолютно очищенным, оно уже не будет портится, и его можно отправлять на розлив.

ДК: Все сорта вин проходят такую сложную фильтрацию?

Георгий: Нет, такую фильтрацию проходят только вина, которые мы производим в очень большом количестве и мы не знаем, сколько времени и в каких условиях они будут храниться. Премиальные сорта вина – Special Reserve не проходят столько ступеней фильтрации, чтобы в них максимально сохранились все изначальные вкусовые свойства винограда, которыми они и ценны.

После того как вина стабилизируются, фильтруются, проходят тесты и лаборатория дает разрешение на розлив, вина из погребов поднимаются наверх, проходят через два мембранных фильтра – 0,80 микрон и 0,45 микрон. И только после этого вина поступают на разливочную линию.

Разливочная линия перед каждым разливом тоже проходит обработку – моется водой, которая также проходит мембранную фильтрацию, и обрабатывается паром температурой 100 градусов с помощью парогенератора. После каждой обработки лаборатория проводит микробиологический анализ и если линия чиста в этом отношении, то дается разрешение на розлив. Бутылки также промываются водой, пройденной мембранную обработку и обогащенной сернистым ангидридом. Производительность разливочной линии – 3 тысячи бутылок в час. Бутылки закупориваются натуральными пробками, которые тоже проходят микробиологические тесты и специальную обработку. Затем продукция уходит на склад.

На складе готовой продукции у нас в данное время хранится полтора миллиона бутылок в основном урожая 2015 года. Есть небольшое количество бутылок предыдущих лет, но не старше 2012 года. Сейчас мы готовимся к новому урожаю и поэтому должны максимально опустошить все емкости. 90% всего произведенного вина одного урожая мы продаем обычно за год.

ДК: Когда пробуешь вино, трудно себе представить, на сколько сложен процесс его производства. Здесь, наверное, нужен жесткий контроль. Кто занимается этим?

Георгий: Во многих этапах нашего производственного процесса участвует лаборатория. Она проверяет вино на стабильность, дает разрешение на розлив. Все произведенное вино одного урожая не может быть враз разлито по бутылкам, это невозможно физически и нерентабельно. Поэтому не разлитое вино хранится в цистернах, количество которых превышает 100 штук. Раз в месяц из каждой цистерны берутся пробы для анализа, так как вино в течение года может менять свои химические параметры. Все это отслеживается и регистрируется. Здесь же, в лаборатории вино из каждой цистерны ежемесячно дегустируется – это так называемые органолептические пробы.

Кроме того, у нас есть и внешний контроль. В 2009 году менеджмент нашего предприятия получил международный сертификат ISO 9001 и сертификат стандарта ISO 22000 – это стандарт относится непосредственно к производству вина. Такие сертификаты есть у всех крупных производителей вин в мире. Нас ежегодно проверяет внешний аудит, швейцарская компания SGS, у нас есть также внутренний аудит, который проверяет раз в шесть месяцев. Кроме того, каждая экспортная партия получает свой сертификат качества, проходит проверку независимой лаборатории, результаты тестов передаются в наш регулирующий орган – Национальное Агентство Вина, которое находится в минсельхозе Грузии.

ДК: Давайте поговорим о марках вина. В Казахстан кроме вин основных марок вы поставляете премиальные марки вин серии Special Reserve. Вы уже сказали, что в них сохраняются изначальные вкусовые свойства винограда, а в чем еще их особенность?

Зураб: Для производства вин Special Reserve используется только отборный, самый лучший виноград. В нашей премиальной линейке четыре вина: два белых Цинандали и Киси и два красных – Саперави и Мукузани. В отличие от стандартных вин, это вино в течение соответственно 5, 10 и 15 месяцев выдерживается во французских дубовых бочках (кроме Киси Special Reserve).

ДК: Какое вино ценится больше – произведенное в дубовых бочках или в глиняных кувшинах?

Зураб: В дубовых бочках или цистернах вино производится во всем мире, а вот в кувшинах – квеври, – это исконно грузинский, кахетинский метод виноделия. Он сильно отличается от общеизвестных методов. На нашем заводе в Кахетии он тоже применяется.

ДК: В чем его секрет?

Зураб: Обычно при производстве белого вина виноград принимается в бункеры, там попадает под шнек, где отделяются косточки, веточки и кожура. Сок попадает в большие цистерны, ферментируется, туда добавляются культурные сорта дрожжей и вино начинает бродить . В кахетинском методе, когда виноград проходит через шнек, сок остается вместе с мезгой – кожурой, косточками и веточками, помещается в огромный (500-2000 литров) глиняный сосуд в форме амфоры – квеври, закопанный по горлышко в землю и там начинается процесс ферментации. После этого вино настаивается на кожуре еще примерно 5 месяцев. Земля помогает поддерживать натуральную температуру вина во время брожения и хранения. В итоге получается вино более темного, янтарного цвета и более богатого вкуса. Это тоже премиальное вино и его производится не много. В небольших количествах такое вино – Квеврис Ркацители – мы поставляем и в Казахстан. В советские времена этот метод был практически забыт, но вот сейчас он вновь возрождается.

ДК: Есть вина сортовые, а есть апелясьонные. Объясните, что это за градация?

Зураб: Сортовые вина могут быть произведены из винограда, выращенного в любом месте Кахетии. Пример такого вина – Ркацители. А вот апелясьонные вина могут быть сделаны только из сортов винограда, которые выращены в определенной местности. Например, вино Цинандали. Его название происходит от местности, где выращен виноград, то есть виноградники находятся в определенной апелясьонной микрозоне Цинандали. По другому называют это вином, контролируемым по месту происхождения. Это помогает потребителю найти самое любимое вино. Апелясьонные вина выше по категории и по цене. Но качество вин обеих категорий одинаково высокое.

ДК: На дегустационных картах рядом с названием вина можно увидеть надпись – природно-сладкое вино. Что это означает?

Зураб: Это означает, что вино произведено по специальной технологии. Сама культура производства полусладких вин идет с северо-западной Грузии. Из-за особенностей климата виноград там созревал позже, крестьяне собирали ягоды, бросали их в квеври для брожения – тогда это был единственный винодельческий метод. Квеври находились под открытым небом. Брожение продолжалось 10-14 дней. В это время под конец брожения из-за близости Кавказского хребта могли ударить заморозки. Холод останавливал брожение, не позволяя вину вину стать сухим, и оно оставалось полусладким. Так и получилось, что природа сама создала продукт, о котором люди даже и не предполагали.

Эту технологию мы применяем и сейчас, только с использованием современного оборудования. Так мы производим, например, Твиши, Хванчкару, Киндзмараули, Оджалеши.

ДК: Вы производите вино, но тем не менее вы остаетесь такими же его потребителями, как и все мы. Расскажите, какому вину отдаете предпочтение вы?

Георгий: Я люблю вино из квеври.

Зураб: Я люблю все наши вина. Мне очень нравится, например, Ркацители. Оно одно из самых простых и вин, но я нахожу в нем самое большое количество молодых ароматов. Особенно я люблю пить Ркацители последнего урожая. То есть в 2016 году я люблю пить Ркацители 2015-го года. В 2017 году, слава Богу, мне будет нравится пить Ркацители 2016-го года. У нас еще есть Квеврис Ркацители, которое, наоборот, любит выдержку. Сегодня, например, очень хорошо пить Квеврис Ркацители 13-го года.

ДК: Вы планируете сделать компанию семейной, передать ее своим детям?

Зураб: – Мы сами пока еще дети. В Грузии говорят, пока живы твои родители, ты всегда остаешься для них ребенком. А если серьезно, то – конечно. Сейчас дочерям Георгия и моему сыну по 16 лет и они в этом году были на своей первой практике на заводе, Георгий был их руководителем, передавал им знания. Сын работал в погребах вместе с виноделами, а девочки в отделе продаж – в экспортном и в местном. Им здесь очень нравится.

ДК: В винодельческом бизнесе вы уже почти 20 лет. Чем за это время стало для вас виноделие?

Зураб: С каждым годом у нас появляется больше знаний и понимания. Наша работа становится уже стилем жизни. Очень много времени мы проводим, думая о вине, соприкасаясь с этим продуктом и с людьми, которые тоже работают в этой отрасли. Мы много путешествуем, у нас много рабочих поездок, мы участвуем на разных международных выставках. И если мы раньше относились к вину как к части народной культуры Грузии, то сейчас вино имеет для нас гораздо большую ценность и стало частью нашей жизни. Для нас вино – это не только коммерция. В Грузии производить качественный виноград и вино всегда было делом чести.

Каждый год мы стараемся производить более качественный напиток, усовершенствуя санитарию и гигиену производства, технологические процессы. Высшей планки качества вина нет, совершенствоваться можно бесконечно. Надо любить вино, его производство. Это очень трудный, но очень интересный процесс. Но когда это любишь, то осознаешь, что все остальное – это суета.

ДК: Спасибо за беседу и с наступющим праздником Ртвели!

P.S. Совсем скоро поучаствовать в красивом грузинском празднике сбора винограда Ртвели, послушать грузинские песни, попробовать вина, о которых шла речь с братьями Маргвелашвили, и даже подавить виноградный сок в специальной бочке, смогут и казахстанцы. 10 сентября в отеле Итенконтиненталь ( Анкара) Клуб Ротари Алматы проводит второй благотворительный вечер, посвященный этому празднику. А собранные средства будут направлены на обустройство реабилитационного центра для детей и подростков с синдромом Дауна.

Марина ТЮЛЕНЕВА, Алматы-Тбилиси

Грузия > Алкоголь > dknews.kz, 3 сентября 2016 > № 1881497 Зураб Маргвелашвили


Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 13 июля 2016 > № 1824393 Ольга Ивушкина

Гендиректор "Истерн Беверидж Трейдинг": Теневой оборот водки к концу года может составить 60%

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" генерального директора "Истерн Беверидж Трейдинг" Ольги Ивушкиной

Вопрос: Наиболее болезненной темой для отрасли сейчас является пересмотр минимальных розничных цен на водку. Ряд производителей через суды питаются вообще их отменить, какая ваша позиция по этому вопросу?

Ответ: Институт минимальных розничных цен (МРЦ) всегда являлся действенным инструментом по борьбе с теневым рынком. Минимальная розничная цена рассчитывается с учетом всех затрат на производство и уплаты налогов в полном объеме с произведенной продукции. МРЦ создает барьер для входа в розницу нелегального продукта. Чем быстрее пересматривается минимальная розничная цена после увеличения ставок акцизного сбора, тем меньше шансов у нелегального производителя расширить реализацию своей продукции. На текущий момент уровень минимальных цен на алкогольные напитки, с учетом отмены Постановления КМУ от 17 июня 2015 г. №426, составляет 39,9 грн за одну бутылку 0,5 л, хотя только величина налогов с одной бутылки составляет 30 грн. И это, мягко говоря, не может не беспокоить производителей. В перспективе необходимо законодательно предусмотреть обязательный пересмотр правительством минимальных цен в течение месяца с момента повышения ставок акцизного сбора. Это выглядит логично и обоснованно. Однако, по-видимому, кому-то остается интересным наличие процесса рассмотрения бесчисленных ходатайств отрасли, проведения совещаний на эту тему. Бюрократическая и коррупционные машины в нашей стране пока, к сожалению, непреодолимы.

Вопрос: Какой сейчас в рознице должна быть стоимость бутылки водки по вашим оценкам?

Ответ: Учитывая текущий уровень цен на спирт и энергоресурсы, а также размер акцизного налога, минимальные розничные цены не могут быть ниже 70 грн за 1 бутылку водки 0,5 л.

Вопрос: Насколько с начала года выросла себестоимость производства бутылки водки, учитывая рост акцизов и стоимости спирта?

Ответ: В среднем себестоимость выросла на 30%.

Вопрос: ГФС постоянно отчитывается в пресечении случаев нелегального производства спирта и ликероводочных изделий. Производители видят реальные результаты работы налоговиков?

Ответ: С удовольствием ознакомилась бы с таким отчетом…

Давайте попытаемся найти подтверждение подобным заявлениям на реальных цифрах.

Исторически рынок водки составлял около 40 млн дал в год. В 2008 году легальное производство водки в Украине (без учета АРК) составляло 41 млн дал, а по итогам 2015 года цифра сократилась до 18 млн дал. Это официальные статистические данные. Потребление крепкого алкоголя в нашей стране – условно-постоянная величина и тот факт, что легальное производство снижается, прямо указывает на рост теневого рынка. По нашим оценкам, рынок нелегальной водки на текущий момент составляет не менее 50%.

В 2016 году в результате агрессивного повышения ставок акцизного сбора прогноз падения легального рынка составляет от 25% до 30%. И если "пресечение случаев нелегального производства" будет продолжаться таким же образом, как сейчас, то доля теневого оборота водки на конец года составит более 60%.

Вопрос: То есть реальной борьбы с "теневым рынком" бизнес не видит?

Ответ: Давайте посмотрим правде в глаза: никакой борьбы с теневым обращением спирта нет. В моем кабинете стоит образец водки в 10-литровом бумажном пакете. Я нашла контакты продавца в интернете, заказала эту продукцию онлайн, мне ее привез курьер буквально через полчаса. Стоит подобное изделие от 200 до 340 грн. На этом напитке нет акцизной марки, он изготовлен на основе нелегального спирта, разлит в Украине, название производителя указано на веб-странице продавца. Мы неоднократно привозили подобные пакеты с контрафактом в Минфин и ГФС. Все знают об этой продукции - и участники рынка, и чиновники, и сотрудники контролирующих органов, однако никаких действий не происходит. Интернет пестрит подобными объявлениями. География продаж – вся Украина.

Я даже не буду поднимать вопрос качества подобных напитков. Никто не проверяет, насколько жидкость в этих бумажных пакетах безопасна для потребителя, в каких условиях разливается эта смесь (водкой я это назвать не рискну). Вы знаете, сколько в год умирает украинцев от отравления алкоголем? Примерно 8 тыс. чел. Это страшная цифра. Государство обязано нести ответственность, в том числе, и за здоровье нации.

Вопрос: Тогда какой выход из ситуации видите?

Ответ: Выход только один: наличие политической воли. Нужно буквально физически закрыть нелегальные пункты розлива контрафактных алкогольных напитков и привлечь к уголовной ответственности нелегальных производителей. Государство может бесконечно повышать акцизные сборы, увеличивая налоговую нагрузку на легальных производителей, но пока будет существовать теневой рынок, легальное производство алкогольных напитков будет только снижаться. А это значит, что страна не получит ожидаемых от повышения акцизов средств, будут уменьшаться размеры налогов и отчислений в бюджеты всех уровней, сокращаться рабочие места. Кроме того, уменьшение легального производства влечет за собой убытки наших партнеров и поставщиков - производителей бутылок, тары, перевозчиков и т.д. Отказываясь бороться с нелегальными производителями спиртного, государство не только не получает ожидаемые средства, но и уничтожает сразу несколько отраслей. И это реальность.

Потери государственного бюджета от роста теневого рынка очевидны и заключаются в отсутствии обложения налогами оборота в размере 20-25 млн декалитров водки. По расчетам аналитиков нашей компании, в 2016 году сумма потерь от неуплаты основных налогов с теневого обращения алкоголя составит более 10 млрд грн.

Государство, получается, не заинтересовано в дополнительных 10 млрд грн. Более того, именно государство сегодня создает условия, когда теневым водочным бизнесом заниматься выгоднее, чем легальным. Чем больше стоимость акциза в цене бутылки водки, тем нелегальный бизнес становится выгоднее. У нелегальных производителей фантастический уровень доходов при минимальных затратах. Зачастую они даже не тратятся на поддельную акцизную марку. Они просто не платят налоги. Никакие.

Вопрос: Насколько вероятен сценарий повышения акцизов с 2017 года?

Ответ: Акцизы повысят точно. До сих пор законодательно закреплен принцип индексации акцизов в соответствии с индексом инфляции. Очень хочется верить, что только на этот процент они и будут повышены. Агрессивная налоговая политика государства прямо приводит к сокращению легального производства и росту нелегального. Так, в 2015 году рост ставок акцизного налога на 25% не привел к увеличению мобилизации средств госбюджета. Доходы от акцизного сбора с ликеро-водочной продукции в 2014 году составляли 5,4 млрд грн, в 2015 году – 5,3 млрд грн. Причина – уменьшение легального производства. По итогам прошлого года легальное производство водки сократилось на 15%. При этом, поскольку потребление алкоголя не уменьшилось, на лицо перераспределение потоков в пользу теневого обращения спирта. В результате за 2015 год доля теневого рынка выросла и на конец года составляла около 54% общего оборота водки.

Вопрос: Хочется уточнить вопрос с электронной акцизной маркой, на которую так надеются Минфин и ГФС. Для представителей алкогольной отрасли она актуальна?

Ответ: Моя личная позиция: это еще один инструмент давления на легальный бизнес. Чиновники могут заставить производителя оплатить и повесить на бутылку водки хоть несколько марок (как бумажных, так и электронных), но пока государство не начнет реально бороться с теневым рынком спиртного, эффекта не будет.

Вопрос: Сейчас активно обсуждаются модели приватизации спиртзаводов "Укрспирта". Ваша компания будет готова принимать участие в процессе приватизации или для вас это неинтересно?

Ответ: Мы все понимаем, что привлечь деньги в Украину от иностранных инвесторов, а наша компания является собственностью иностранного инвестора (английского финансиста Нила Смита - ИФ), мы сможем лишь тогда, когда обеспечим гарантии нормального функционирования экономики, конкуренции и защиту этих инвестиций. В противном случае какой смысл инвестировать в рынок, где доля теневого оборота составляет более 50%?

В целом приватизацию мы поддерживаем. Если у спиртзавода будет частный собственник, он будет заинтересован в производстве качественного продукта, в снижении себестоимости спирта, будет ориентироваться на то, чтобы расширять рынок сбыта своей продукции. Я уверена, что мы найдем качественный спирт для производства наших напитков, даже если заводы будут приватизированы. Сейчас же на рынке спирта нет здоровой конкуренции, цена на спирт устанавливается монопольно. Считаю, что все нерыночные механизмы нужно убирать и минимизировать влияние государства на отрасль.

Вопрос: По вашим оценкам, на какой показатель по производству водки может выйти отрасль в 2016 году?

Ответ: В первом квартале этого года падения производства алкогольных напитков не произошло, потому что акцизы повысились с 1 марта и все производители пытались нарастить объемы производства, сделать товарные запасы до этой даты. Именно поэтому за пять месяцев года легальное производство водки для внутреннего рынка сохранилось на уровне прошлого года и составило около 7 млн дал.

К концу 2016 года производство алкоголя в стране будет снижаться. Мы прогнозируем падение легального производства за год не менее чем на 25%.

В целом ситуация на рынке водки очень сложная. С одной стороны, мы имеем давление нелегалов и отсутствие актуальных минимальных розничных цен, с другой – рынок является высоко конкурентным и чувствительным к цене. Демпинговые войны лидеров рынка приводят к сокращению долей (соответственно, и объемов производства) других производителей.

Мы в демпинговых играх не участвуем. Когда производитель в попытке увеличить объемы продаж снижает цену, то, как правило, жертвует какими-то другими характеристиками, одновременно нанося ущерб бренду, обесценивая его в глазах потребителя. Наша компания индексировала цену на водку в соответствии со стоимостью акцизов и спирта.

Вопрос: Какова сейчас стоимость бутылка Medoff в рознице?

Ответ: Мы обновили дизайн продукции Medoff и таким образом говорим потребителю, что это достойный, качественный напиток. Да, в силу экономической ситуации бутылка Medoff емкостью 0,5 л стоит порядка 70 грн, но это качественная водка с проверенной репутацией. Именно благодаря великолепному качеству на последнем конкурсе в США "San Francisco World Spirits Competition" Medoff был отмечен медалью Double Gold.

В то же время мы понимаем: наш покупатель не становится богаче, поэтому предлагаем несколько водок по более доступной цене. Например, последняя новинка - Medoff Original - будет стоить в рознице на 5 грн дешевле, но ни по органолептическим свойствам, ни по внешнему виду этот напиток не уступает основной линейке. Ту же концепцию имеет водка "Наша марка калиновая", которая показывает очень хорошие показатели продаж в низко-ценовом сегменте. Это дает возможность потребителю оставаться с любимыми брендами.

Вопрос: В 2014 году вашей компании трудно было перенести бизнес из Крыма на территорию материковой Украины? Была ли какая-то льготная программа от государства для таких компаний?

Ответ: Мы перерегистрировали предприятие в Украине, заново получили свидетельства плательщиков НДС на все торговые филиалы. Трудоустроили в Украине более 1 тыс. сотрудников, организовали производство. Только акцизов в бюджет уплатили 1,3 млрд грн с момента переноса производства на материковую часть. Это был колоссальный труд, поскольку со стороны государства не было никакой поддержки или льготной процедуры оформления документов. По сути, нам пришлось своими силами организовать бизнес заново: государство не было заинтересовано в переносе крупной компании-налогоплательщика с территории аннексированного Крыма в Украину.

Вопрос: Где компания разливает свою продукцию сейчас?

Ответ: Мы используем несколько площадок для производства продукции: водка разливается в Запорожье на производственных мощностях холдинга Global Spirits; вина, коньяки, шампанское и САН в стеклянной бутылке - в Одесском регионе, САН в жестяной банке - в Черкассах.

Наш штаб производства расположен в Запорожье, центральный офис "Истерн Беверидж Трейдинг" находится в Киеве, в регионах у нас торговые представительства. Компания сохранила и активно развивает собственную систему дистрибуции – это наше конкурентное преимущество.

Вопрос: Многие компании после ухудшения экономической ситуации в 2014 году прошли процесс реструктуризации своих кредитных задолженностей. Перед вашей компанией стоял такой вызов?

Ответ: Мы не обременены кредитами и у нас несущественная долговая нагрузка. Это принципиальная позиция нашего акционера.

Вопрос: Как компания вышла из ситуации после закрытия поставок виноматериалов из полуострова Крым?

Ответ: Сейчас все производственные процессы уже отлажены: вина "Коктебель" успешно разливаются в Одесской области. Конечно, пришлось потратить некоторое время на поиск качественных виноматериалов, тем более, что прошлый год был сложным по количеству и качеству сырья - был определенный дефицит, росла цена. Мы работаем только с качественным сырьем, поэтому покупаем виноматериалы не только в Украине, но и в Молдове. По вину у "Коктебеля" сейчас доля небольшая - около 1,3%, это связано со сложностями переноса производства на материковую часть Украины. Однако мы нацелены возобновить свои продажи и нарастить долю на рынке.

Вопрос: Учитывая подписание Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС и ежегодное снижение импортных ставок на европейскую продукцию, насколько конкурентным на полке будет украинское вино?

Ответ: По цене отечественное вино все равно будет оставаться привлекательным, поскольку даже если пошлины обнулятся, валютная составляющая останется. Но выиграет однозначно тот, кто производит качественное вино. Украинское вино может быть качественным. Я горжусь, что даже среди небольших отечественных производителей есть те, качество которых не уступает итальянской продукции.

Вопрос: Как оцениваете перспективы экспорта украинского вина? Для каких иностранных потребителей оно может быть интересным?

Ответ: Нужно понимать, что любая экспортированная бутылка вина – это хороший вклад в развитие компании. Когда идем разговаривать с импортерами, мы показываем им весь портфель. Сейчас мы экспортировали первую партию коньяка "Коктебель" в Израиль, ведем переговоры о поставках вин и шампанского "Коктебель". Хочется верить, что Украина начнет массово экспортировать свои вина, но в ближайшем будущем это вряд ли произойдет. По водке ситуация гораздо лучше: украинская водка ценится в мире, она качественная, это уже своего рода международный бренд.

Вопрос: В какие страны экспортирует водку ваша компания?

Ответ: До недавнего времени экспортные продажи нашей водки ориентировались на страны СНГ, меньшая часть шла в страны ЕС и на азиатские рынки. Сейчас, поскольку в странах СНГ произошли такие же девальвационные процессы, как и в Украине, этот рынок сузился. Поэтому для нас очень важными стают рынки ЕС и Азии. В настоящее время продукция наших торговых марок экспортируется более чем в 20 стран.

Вопрос: Ввиду того, что у компании нет собственных площадок по розливу, вы не рассматривали возможность их приобретения? Тем более, что, по вашим словам, на рынке есть избыток площадок.

Ответ: Пока не произойдет детенизация рынка, пока мы не будем уверены, что водочный рынок – легальный, смысла вкладываться в производственный актив я лично не вижу.

Вопрос: Насколько актуальным для производителей алкоголя является вопрос оплаты за товар торговыми сетями?

Ответ: Конечно, сети задерживают выплаты, срок выплат иногда составляет до 120 дней. Это очень больной вопрос для производителей. Отрасль всегда испытывает дефицит оборотных средств, потому что производители оплачивают акциз и стоимость спирта авансом. Мы вынуждены иметь очень качественную систему прогнозирования денежных потоков и сценариев развития ситуации на рынке.

Вопрос: "Истерн Беверидж Трейдинг" планирует расширять ассортимент производимой продукции?

Ответ: У нас много идей, которые доведены до состояния готового продукта и ждут своего часа для выхода на рынок. Практически в каждой категории у нас готовятся новинки. В декабре прошлого года компания запустила производство шампанского "Коктебель". Сегодня выпускаем три вкуса: брют, полусладкое и мускат. Бутылка в рознице - около 70-75 грн. Это направление считаем очень перспективным. Сейчас очень сильно растет сегмент недорогого шампанского, в более дорогом сегменте и конкуренция жестче, и рост продаж не такой. Но мы принципиально не работаем с шампанским "Коктебель" в низкоценовом сегменте, поскольку наш напиток - качественный и вкусный.

Кроме этого, потребитель сейчас очень активно интересуется напитками в меньших упаковках. Такой вид упаковки показывает хорошие продажи. Наша новинка – вино в маленькой упаковке. В этом направлении мы ставим две цели: дать возможность потребителю попробовать наш продукт в меньшем объеме. Кроме того, мы сторонники культурного потребления алкоголя, поэтому такая упаковка может быть интересна молодежи категории ready to drink и стать альтернативой пиву.

Вопрос: Ваш акционер Нил Смит принимает активное участие в управлении компанией?

Ответ: Наш акционер абсолютно владеет ситуацией на рынке и в компании. Он часто посещает Киев с рабочими визитами. Он – успешный финансист с международным опытом, поэтому его мнение и рекомендации очень важны для оперативного управления компанией.

Вопрос: Какая сейчас ваша доля на рынке крепкого алкоголя? Насколько она может вырасти (сохранится) в 2016 году?

Ответ: Сейчас "Истерн Беверидж Трейдинг" занимает 4-е место среди производителей водки. Мы не намерены уступать долю рынка, ну, а насколько нам удастся ее нарастить, обсудим по итогам 2016 года.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 13 июля 2016 > № 1824393 Ольга Ивушкина


Россия > Алкоголь. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 2 июня 2016 > № 1780369 Игорь Бухаров

Федерация рестораторов и отельеров: Медведеву не писали о проблемах ЕГАИС

О том, что федерация обратилась к главе правительства, сообщила газета «Коммерсантъ». Президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров прояснил ситуацию в беседе с Business FM

Рестораторы и отельеры не писали письмо премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой решить проблему с ЕГАИС, возникшую в отрасли. Об этом Business FM сказал президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров.

Ранее газета «Коммерсантъ» написала, что федерация обратилась к главе правительства, указав на ряд проблем. В частности, речь шла о том, что с введением учета продаж алкоголя рестораторы и отельеры перестали продавать спиртное через мини-бары. Однако не только это беспокоит сегодня отрасль, подчеркнул Бухаров.

Игорь Бухаров

президент Федерации Рестораторов и Отельеров России

«Мини-бары сегодня имеют проблему только одну: как это разместить в гостинице и как завести эту информацию в ЕГАИС. Действительно, сегодня, с точки зрения обслуживания этих маленьких бутылочек, которые вы хотите положить в мини-бары, конечно, достаточно дорого по сравнению вообще со стоимостью этого алкоголя, например, в большой бутылке, поэтому многие просто от этого отказываются. Вопрос заключается в том, нужно ли сегодня гостю это или нет? Некоторые говорят, что нужно, это стандарт обслуживания. Это проблема не столь глобальная, хотя иностранцы, приезжающие из-за границы сюда, для них есть некий стандарт, который они должны получить в гостиницах, которые есть. Есть еще проблема, о которой мы говорили. Это касается 171-го закона о разделении лицензий на розничные предприятия и предприятия, оказывающие услуги общественного питания. Пока лицензия у нас одна, и, когда говорят о том, что у нас есть лицензия на розничную продажу и есть на розничную продажу при оказании услуг, это все равно одна лицензия. Поэтому любой магазин маленький сегодня рассказывает о том, что он — предприятие питания, и начинает торговать вечером до какого-то времени, просто открывая бутылку. А это все лишь только по одному, потому что лицензия одна. Лицензия должна быть разделена. Это самая главная проблема, которая там существует на сегодняшний день. Плюс есть еще проблема, что там большинство предприятий, которые находятся в провинции, им алкоголь поставщики в малых количествах не везут. В больших количествах они закупаться не могут, потому что это замораживание средств. Поэтому они вынуждены идти в магазин, покупать это. И мы просили, чтобы нам можно было после того, как в магазине куплена эта бутылка, выводиться уже из системы ЕГАИС, а завести как ее опять туда, они не знают, а мы завести ее не можем, и если у нас эту бутылку в предприятии питания обнаружат, она будет контрафактом. А за контрафактом следуют санкции, штрафы, закрытие и так далее».

По словам главы Федерации рестораторов и отельеров, проблема находится на стадии обсуждения, ей занимаются в Госдуме, в Росалкоголе, обсуждают на площадках «Деловой России» и Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Но, как сказал Бухаров, пока она решается с трудом.

Россия > Алкоголь. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 2 июня 2016 > № 1780369 Игорь Бухаров


Украина. Швеция > Алкоголь > interfax.com.ua, 28 апреля 2016 > № 1746275 Анна Горкун

Гендиректор ТД "Инкерман": Украинским виноделам сложно конкурировать по цене с европейским импортом

Интервью генерального директора ТД "Инкерман" Анны Горкун агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Все мощности группы компаний Inkerman International были расположены в Крыму. Расскажите, с какими проблемами в правовом поле столкнулась ваша компания? Как проходил процесс перерегистрации в Украине?

Ответ: Да, до 2014 года все наши производственные мощности действительно находились только в Крыму. Но в 2014 году холдинг Inkerman International AB (Швеция) зарегистрировал дочернюю компанию ООО "Торговый дом "Инкерман" с головным офисом в Киеве и перенес розлив тихих вин в Херсонскую область. Игристые же вина, как разливались, так и продолжают разливаться в Одессе. Сложностей с регистрацией компании не было, вся ее деятельность ведется в рамках украинского законодательства. За 2015 год мы уплатили в украинский бюджет более 25 млн грн налогов. С появлением ООО "Торговый дом "Инкерман" холдинг разделился на две независимые бизнес единицы – крымскую и материковую. По законодательству Украины у нас нет возможности взаимодействовать с родным крымским активом, куда акционерами было вложено более EUR40 млн инвестиций. Более 2000 наших сотрудников также осталось в Крыму. Понятно, что мы в ответе и за свое детище, и инвестиции акционеров, и за рабочий коллектив. Поэтому завод в Крыму продолжает работать и реализовывает свою продукцию на полуострове, в России и Китае. Он не является ни контрагентом, ни собственностью компании в Украине и остается отдельной структурной единицей в холдинге.

Вопрос: На каких мощностях вы разливаете свои тихие вина с переносом их производства на материковую Украину? Почему были выбраны именно эти мощности?

Ответ: С августа 2014 года мы производим наши тихие вина на базе предприятия Дома марочных коньяков "Таврия" в Новой Каховке в Херсонской области. Эти мощности были выбраны по причине их месторасположения вблизи виноградных хозяйств, чей виноград мы используем для производства наших вин, а также уровня их технологических возможностей. Перед нами стояла достаточно сложная задача найти надежного партнера в ситуации, когда ты приходишь в чужой дом со своим самоваром. Обязательным требованием для нас была не только хорошая репутация и единое с нами виденье виноделия, но и их открытость для того, чтобы мы смогли 24 часа в сутки и семь дней в неделю находиться на предприятии и контролировать весь процесс производства. На такое условие идут далеко не все. Что касается игристых вин, то их розлив как был изначально, так и остается в Одессе на мощностях "Одессавинпрома".

Вопрос: Как вы контролируете качество своей продукции, ведь на этих заводах розлив продукции осуществляет не только ваша компания?

Ответ: В Новой Каховке у нас находится свой винодел-технолог, в Одессе – директор по качеству. Каждый из них постоянно посещает площадки друг друга, чтобы соблюдать свою зону ответственности во всем процессе – от приемки винограда до розлива вина в бутылку. А так как никто так хорошо не знает, каким должен быть продукт, как его создатели, наш винодел и директор по качеству переехали из Крыма. Стабильность не только качества, но и стиля наших вин мы обеспечиваем тем, что та команда, которая работала над созданием линеек TM INKERMAN на заводе в Крыму, занимается теперь этим для Торгового дома.

Сырье отбирается нашими специалистами и только потом согласовывается по параметрам качества специалистами площадки розлива. Какие-то нюансы по пробке, по бутылке у нас тоже свои. Все бутылки у нас уникальные и производятся специально под заказ.

Вопрос: Откуда компания берет сырье, и ощущался ли его дефицит в Украине в связи с невозможностью поставок сырья с Крыма?

Ответ: Да, дефицит ощущается. После того, как Крым был аннексирован, не сразу действовал запрет на перемещение товаров между Крымом и материковой частью Украины. До того часа, пока запрета не было, мы постарались максимально обеспечить себя крымским сырьем и завести его на производственные площадки на материке. Дефицит начал ощущаться в 2015 году, когда из 60 тыс. га виноградников Украины 30 тыс. га осталось в Крыму. Поэтому, если сравнить цены на украинское сырье в 2014-м, 2015-м и в 2016 гг., то они отличаются в два раза. Нам, как компании, которая дорожит своей репутацией, пришлось искать пути решения, чтобы политические турбулентности не повлияли на качество нашего продукта. В первую очередь мы покупаем виноград, выращенный на украинской земле руками украинских виноградарей в Одесской, Николаевской и Херсонской областях. Но когда нам не хватает хорошего сырья в Украине (а вы наверно знаете, что прошлый год был не очень урожайным), мы не идем на компромисс с качеством. Вино – продукт честный и не терпит каких-то уловок. Поэтому мы платим высокую цену и закупаем дефицитное сырье за границей. Мы работаем с Молдовой, ведем переговоры с Македонией. Именно эти факторы и объясняют периодический рост цен на нашу продукцию на полке.

Вопрос: Многие потребители до сих пор ассоциируют ТМ "INKERMAN" исключительно с Крымом. Как изменится стратегия позиционирования продукции на украинских полках в связи с тем, что для украинского рынка ваше вино производится из украинского сырья и на украинских мощностях?

Ответ: Да, вы правы. Многие до сих пор продолжают ассоциировать ТМ "INKERMAN" с Крымом, и мы этим гордимся. Значит, у нас получилось достичь цели и при всех ограничениях сохранить привычный и любимый для потребителя стиль нашего вина, аналогов которому на рынке нет. Мы гордимся тем, что Крым – часть нашей истории, которую мы будем все вместе писать еще много десятилетий, а то и столетий. Искусство виноделия не знает границ и политических красок. По стилю (органолептике) наше вино осталось таким, как и пять лет тому назад. И это вполне легко объясняется. Как я уже говорила, команда экспертов осталась прежней, вино по-прежнему продолжает производиться по классической технологии. Наши специалисты управляют процессом производства и контролем качества вина на каждом этапе – от виноградной лозы до розлива в бутылку. Если же говорить об информированности потребителя, то мы даем полную информацию о том, где произведен продукт, и какое сырье в нем используется, на контрэтикетке на каждой своей бутылке. Если Вы возьмете в руки любую бутылку нашего вина, то увидите, что там местом производства указана Новая Каховка или Одесса.

Вопрос: Сократилась ли доля компании на рынке Украины? Если да, с чем это связано?

Ответ: Если сравнивать 2013-й и 2015 год, то наша доля рынка в Украине увеличилась с 12,7% до 16%. Это связано с уходом крымского вина и с подорожанием импортных вин. Нам также удалось нарастить долю благодаря грамотной ассортиментной политике, поскольку в нашем портфеле присутствуют вина как среднего ценового сегмента, так и более высокого. Что показательно, в структуре наших продаж 48% припадает на ценовой сегмент 60-80 грн за бутылку, и еще 28% – на сегмент 40-50 грн. В 2015 году ООО "Торговый дом "Инкерман" реализовал на рынке Украины 864,5 тыс. дал тихих вин и 123,58 тыс. дал игристых. Увеличение продаж игристых вин составило 52% по сравнению с 2014 годом.

Вопрос: Планируете ли вы увеличение производства игристых вин на 2016 год?

Ответ: Да, мы планируем увеличить объемы производства игристых вин по сравнению с прошлым годом с 800 тыс. бутылок до 2,2 млн. Такие амбициозные цели считаем выполнимыми: спрос на нашу продукцию высокий. У нас четыре позиции игристого, и понятно, что при планах производства 2,2 млн бутылок нелегко было найти качественное сырье. Как мне кажется, мы скупили все качественное, что было в Украине, и докупили великолепные сорта в Молдавии, которые, к сожалению, на украинском рынке просто отсутствовали.

Вопрос: Какие новые рынки были открыты за последние два года для поставок?

Ответ: Если говорить в разрезе всего холдинга, то был открыт рынок Китая. Если говорить конкретно о Торговом доме "Инкерман", то производство в Херсонской и Одесской областях дало нам возможность рассматривать поставки вина на рынок Европы. Собственно, сделать из локальной торговой марки интернациональную – бизнес-стратегия, которую акционеры не меняют вопреки сложностям. Мы склонны расценивать события последних двух лет как обстоятельства, которые ускорили этот процесс. Появление ТД "Инкерман" на материковой Украине – лишь этап на пути достижения поставленной цели сделать нашу марку известной во многих странах. На сегодняшний день наша задача №1 – укрепить свою позицию лидера на украинском рынке. Мы видим для себя возможность для еще большего укрупнения. А когда нам через год-два станет тесно у себя дома, тогда мы начнем двигаться в Европу. И сделаем это красиво и эффектно, так, чтобы запомниться и полюбиться.

Вопрос: Вы рассматриваете возможность розлива продукции под своей торговой маркой не в Украине?

Ответ: Торговый дом "Инкерман" входит в группу компаний Inkerman International, которая основана в Швеции. Рынок, который мы завоевали в Украине, никогда не был самоцелью холдинга, как я говорила ранее. Мы изначально были ориентированы на развитие вширь по всему континенту. Торговый дом "Инкерман" – это отправная точка реализации европейских перспектив. Розлив в ЕС вполне вероятен с учетом того, что там виноделие ценят и по достоинству относятся к нему. Но прежде нужно обеспечить себе надежный тыл дома.

Вопрос: Что ожидает украинский рынок вина в связи с подписанием зоны свободной торговли с ЕС?

Ответ: Конечно же, это новые возможности, но в то же время и новые сложности и вызовы. Перспективы экспорта в Европу заставят задуматься многих крупных украинских производителей над вопросом качества своей продукции, чтобы быть конкурентными не только у себя дома, но и на европейских рынках, где история виноделия превосходит нашу. Но, как вы понимаете, у каждой медали всегда есть две стороны. Единственное, о чем хотелось бы прокричать так, чтобы услышали наши парламентарии, – поддерживайте в первую очередь отечественных производителей и не забывайте, что именно благодаря им генерируются рабочие места, уплачиваются налоги и развивается независимое государство.

Вопрос: Что вы подразумеваете, говоря о поддержке государства? Речь идет о возвращении виноградарям 1,5%-ного сбора?

Ответ: Полуторапроцентный сбор – это только один из элементов того необходимого, что надо сделать. Помимо этого, необходимо поддержать аграриев в развитии собственной сырьевой базы, ведь это довольно долгая инвестиция по своей отдаче, и без поддержки со стороны правительства является практически неподъемной задачей. Например, в Испании виноградари получают от государства 50% возврата инвестиций в посадку виноградников. На сегодняшний день в законопроектах и подзаконных актах Украины нет ничего, чтобы решить проблему, возникшую с потерей территории Крыма как сырьевой базы. Министерство агрополитики и Кабмин вообще никак не защитили винодельческую отрасль. К тому же на сегодняшний день по украинскому законодательству виноградник считается биологическим активом, а не объектом недвижимого имущества. Поэтому для банков он не интересен, и привлечь кредитные средства под него невозможно.

Когда органы власти говорят нам, что мы идем в Европу, мы целиком поддерживаем эту стратегию. Но мы хотим, чтобы за этим последовали правильные действия. Например, в европейском законодательстве нет запрета на рекламу вина, и миллионные бюджеты выделяются на поддержку отрасли. У нас же нет механизма продвижения отечественного вина на рынке. Налоговая политика Украины сейчас вообще никакой критике не подлежит. За последний год были повышены акцизы, налог на землю увеличили практически в 2,5 раза. В ЕС же вообще нет акциза на вино, и у них оно считается продуктом питания.

Поверх всего этого в Украине с каждым годом в рамках договора о зоне свободной торговли либерализируют импортную пошлину для вин из ЕС. Кроме того, импортная пошлина на ввоз готовой продукции ниже, чем пошлина на ввоз сырья. Таким образом, создаются преференции для ввоза готовой импортной продукции.

Что же получается? Мало того, что у нас нет своего сырья в достаточном объеме, так при полном отсутствии поддержки со стороны правительства мы способствуем открытию дверей для иностранных производителей. Нам сложно конкурировать в цене с европейским импортом - в Европе для производителей вина есть существенные государственные льготы, дотации и маркетинговые бюджеты, которые покрываются за счет государственных программ, направленных на поддержку отрасли. Украинский же производитель предоставлен полностью сам себе. Удерживать низкую цену при таких обстоятельствах невозможно. В итоге мы вынуждены поднимать цену и надеяться на то, что наш потребитель не только патриот, который будет отдавать предпочтение отечественному вину, но и понимает, что цена оправдывает качество. В таких условиях необходимо защитить внутренний рынок. Например, даже членство в ВТО дает возможность пользоваться механизмами поддержки отрасли в кризисные периоды, а значит, мы можем говорить о том, что хотя бы у импорта и внутреннего продукта должны быть равные возможности. Почему бы не предусмотреть в торговых точках обязательную представленность товаров в пропорции 50/50.

Вопрос: Ваша компания рассматривает возможность инвестировать в высадку новых виноградников?

Ответ: Я бы сказала, что при действующей политике государства в отношении отрасли это бессмысленно. Но учитывая, что мы свой бизнес делали более 55 лет и не собираемся его продавать, а хотим развивать, радовать своего потребителя качественным продуктом, и делать это во все больших масштабах, то, конечно, вопрос сырьевой площадки актуален для нас. Это не вопрос, хотим ли мы этого, а вопрос, когда мы это сделаем. А сделаем мы это тогда, когда государство повернется к нам лицом.

Вопрос: Как вы считаете, в среднесрочной перспективе в Украине малые виноделы смогут составить конкуренцию крупным?

Ответ: Я не считаю, что они могут составить конкуренцию, но думаю, что они могут создать очень благоприятную среду для украинского виноделия. Чем больше будет мелких производителей вина, тем лучше. Мы все отстаиваем интересы мелких виноделов. Без них нет рынка как такового. Не может быть рынок трех-пяти производителей, во Франции их тысячи. Мелким виноделам очень тяжело начинать сейчас работать в этой отрасли. Что им надо пройти, чтобы запустить производственную площадку, купить лицензию на оптовую торговлю в 500 тыс. грн? Это все увеличивает окупаемость инвестиций, которая и так на сегодняшний момент составляет пять-восемь лет.

Вопрос: Вы поддерживаете необходимость отмены лицензии на оптовую торговлю для крупных виноделов?

Ответ: Сейчас активно лоббируется идея об отмене лицензии на оптовую продажу. Торговый дом "Инкерман" за то, чтобы эту лицензию отменить, но против того, чтобы ее отменили по той редакции законопроекта, которая внесена в парламент. Согласно этому документу, отмена лицензии предусмотрена только для мелких производителей, которые производят свою продукцию из 100% собственного сырья. Во-первых, в Украине отсутствует процедура контроля, действительно ли ты производишь только из собственного сырья. Лицензия должна быть отменена для всех. И то, через что проходят мелкие предприятия, крупные тоже проходили, и им руку помощи никто не протягивал.

Вопрос: Сравните ставки акцизов на российском и украинском рынках? В какой законодательной системе проще работать?

Ответ: В каждой законодательной системе есть свои нюансы, поэтому однозначно здесь ответить нельзя. Дело в другом. Нашим кредо всегда было и остается развитие виноделия, которому на наших предприятиях посвятило жизнь не одно поколение виноградарей и виноделов. И никакие геополитические события не повлияют на наше стремление следовать своему кредо. Инкерманский завод марочных вин был создан еще в 1961 году. С тех пор многое менялось, и власть в том числе. Нашим государством же всегда оставался винодельческий рынок, нашим правительством – наши технологи и эксперты с различных уголков мира. Наш парламент – это наша международная команда менеджмента.

Если же вам интересно сравнить акцизы российского рынка с украинскими, то в России с 1 января по 31 декабря 2016 года включительно акциз на 1 литр тихого вина будет составлять 9 руб., на 1 литр игристого вина – 26 руб. В Украине в 2016 году эти цифры – 5 коп. и 7,29 грн на 1 литр соответственно.

Вопрос: Какие планы на 2016 год? Планируете запускать новые продукты? В каких категориях?

Ответ: New Product Development является центральной частью нашей стратегии. Исторически Inkerman всегда был маркет-ориентированной компанией. Конечно, нестабильная макросреда последних двух лет внесла корректировки в наши планы и заставила в значительной степени пересмотреть нашу портфельную стратегию и быть очень осторожными с изменениями. Но мы по-прежнему смотрим на рынок "глазами потребителя" и надеемся в ближайшее время приятно удивить не только лояльных потребителей нашей марки, но и любителей вина в целом.

Вопрос: Кто является акционером компании? Изменились ли их доля за последние два года?

Ответ: За последние два года ничего не менялось. Акционерами холдинга Inkerman International AB являются инвестиционный фонд HTT BWH Holding Ltd (Финляндия, 40%), EKSEN INVESTMENTS LIMITED (Кипр, 40%), пакетом акций которой управляет председатель совета директоров Валерий Шамотий, и LORIMER VENTURES LIMITED (Кипр, 20%), акциями которой управляет американский инвестиционный фонд Horizon Capital.

Украина. Швеция > Алкоголь > interfax.com.ua, 28 апреля 2016 > № 1746275 Анна Горкун


Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 19 марта 2016 > № 1690829 Александр Майстренко

Мнение. Хорошее вино не может стоить в России меньше 500 рублей за литр.

Хорошее вино отечественного или зарубежного производства не может стоить для потребителей меньше 500 рублей за литр. Такое мнение высказал директор Всероссийского научно-исследовательского института виноградарства и виноделия имени Потапенко Александр Майстренко.

«Мы сдаем виноград на винзавод по 25 рублей за килограмм. А чтобы сделать литр вина, нужно 2 килограмма винограда. Получается, что только виноград выходит 50 рублей. А с ним еще надо работать: хранение, упаковка, бутылка, этикетка, пробка, акцизы, налоги. Получается, что стоимость бутылки нормального настоящего вина получается минимум 150-200 рублей. Чтобы производитель получил какую-то прибыль, хорошее вино должно стоить от 500 рублей», — подчеркнул Александр Майстренко.

По его словам, если вино на прилавке стоит дешевле 300 рублей, потребителю нужно задуматься, настоящее ли оно и что он покупает. Это же правило применимо и к зарубежной продукции. «Хорошее вино и за границей дорого стоит. Его нужно привезти, растаможить, поработать с ним и разлить. Соответственно, себестоимость будет высокая», — считает ученый.

Для справки: Всероссийский НИИ виноградарства и виноделия имени Потапенко находится в Новочеркасске Ростовской области. Учреждение было основано в 1915 году и сейчас является ведущим научно-исследовательским центром виноградарство-винодельческой отрасли России. Основная цель института — научное обеспечение виноградарство-винодельческой отрасли и продвижение культуры промышленного винограда на север и восток страны. Сотрудники занимаются селекцией винограда и вывели несколько гибридных морозоустойчивых сортов: Каберне Северный, Цветочный, Степняк, Платов.

Законодательство нужно совершенствовать

России необходим отдельный закон о развитии виноградарства и виноделия, чтобы эти отрасли могли успешно развиваться и конкурировать с зарубежной продукцией. Действующий закон не учитывает специфику винодельческого ремесла, сообщил директор Всероссийского научно- исследовательского института виноградарства и виноделия имени Потапенко Александр Майстренко.

«Все, что содержит спирт, в том числе и технический, например, парфюмерия, загнали в федеральный закон №171 («О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции»). В результате он очень громоздкий, с ним тяжело работать. Пока найдешь нужную статью, потратишь полдня», — сказал Майстренко.

«В странах, где развито виноградарство и виноделие, есть закон именно об этом. Такие законы есть на Украине, в Молдавии, Болгарии, Узбекистане. В РФ такого нет. Виноград и вино — это специфический продукт и требует специфического законодательства», — отметил собеседник агентства.

По его словам, из-за нечеткого регулирования российские потребители зачастую получают фальсифицированную продукцию. В качестве примера он привел «виноматериалы». «Есть крупный бизнес, который закупает за границей вино танкерами в огромных количествах и далеко не лучшего качества. Здесь (в России) разливает под своей маркой. Получается фальсификат, так как они не пишут, откуда это вино, и выдают его за свое», — пояснил ученый.

«В законе прописано, что, если налито в больших объемах — это «виноматериал», а когда его налили в бутылку — это стало вино. Глупость самая настоящая, но она узаконена. И там много вопросов, с которыми мы пытаемся бороться, чтобы не обманывали потребителя», — добавил Майстренко.

В конце февраля прошлого года министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев заявил о намерении запретить импорт виноматериалов в РФ через 3-5 лет. Сейчас в Россию завозится около 30% виноматериалов из Аргентины, Чили и ЮАР. Данная мера призвана стимулировать собственное производство винограда на юге России.

Что должно быть в законе

По словам ученого, адаптированный к России закон может называться «О развитии виноградарства и виноделия в РФ». Этим законом должны регламентироваться правила закладки виноградников и их ассортимент.

«Сорта, завозимые из-за границы, должны быть апробированы в специализированных учреждениях, а уже они (учреждения) давать рекомендации по использованию в России. В законе должны быть требования к вину — химические показатели, говорящие о качестве вина. Чтобы не было ляпсусов с «виноматериалом», должна быть четко прописана терминология. Нужно написать, что должно быть на этикетке», — считает Майстренко.

По его словам, именно в законе необходимо прописать общие положения, в подзаконных актах — детали. «Необходимо принять регламент для производства конкретной винодельческой продукции — вино десертное, сухое, игристое. И производители должны этого придерживаться. В законе или в регламентах должны быть детализированы правила получения лицензии. Все эти нюансы должны быть законодательно закреплены», — добавил директор института.

Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 19 марта 2016 > № 1690829 Александр Майстренко


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 4 декабря 2015 > № 1572037 Вадим Радаев

Вадим Радаев о революции пива и снижении цен на водку

Даниил Антонов, видеоредактор Forbes.ru

Проректор ВШЭ Вадим Радаев об экономике запретов на примере регулирования оборота алкоголя в России

Расшифровка лекции Вадима Радаева

Вадим Радаев: Я благодарю за возможность рассказать вам свою историю. Она будет про алкоголь. Потребление алкоголя. Я увлекся этой темой в последние годы. Более того, пытаюсь втянуть в это дело своих коллег, иногда успешно. Кроме того, что тема интересная, должен сказать, что сегодня происходят довольно важные события. Некоторые мы замечаем, некоторые нет. Но они существенно изменяют и скоро сильно изменят наши представления и об алкоголе, и об употребляющей его стране. Скоро мы обнаружим, что становимся другой страной. Об этом я попытаюсь рассказать.

Начну с фрагмента весьма прозаического. Ровно неделю назад правительством РФ была принята дорожная карта (сейчас все любят принимать дорожные карты) про стабилизацию алкогольного рынка. Ну, и еще что-то там, развитие конкуренции. Чего хотят уважаемые джентльмены? Они хотят, во-первых, чтобы употребление алкоголя в России продолжало снижаться. И в то же время хотят, чтобы росли поступления в государственный бюджет от продажи алкоголя. И выросли в ближайшие годы примерно на 20%. Вы спросите, как это возможно? В первую очередь, как предполагается, за счет сокращения теневого оборота алкоголя. И об этом вся эта история. Весь текст, кстати, действительно, выполнен в терминологии запретов. Но запреты касаются не алкоголя как такового, а всяких нехороших, неблаговидных, незаконных действий, связанных с его производством, хранением, распространением и так далее. Речь в нем идет про пресечение, введение ответственности, усиление ответственности, и так далее. А в частности, что сейчас активно обсуждается, кажется, окончательно собираются запретить продажу алкоголя через интернет. А также экзотическая часть – запретить продажу сухого алкоголя. Не знаю, пробовали ли вы сухой алкоголь. Есть советский старый анекдот, когда мужчину, естественно, пьющего, крепко пьющего, как положено, спрашивают: «Зачем вы пьете водку?» Он говорит: «Если бы она была сухая, я бы ее грыз». Так вот тогда не знали еще о том, что это свершится, и сухой, порошковый алкоголь появится. Так вот, грызть мы не будем, потому что это будет запрещено.

Важное ли это событие – принятие дорожной карты? Я не думаю. Но важно понимать, что существует цепь мелких событий, из которых складывается канва этой истории. Важно, отойти чуть-чуть и увидеть картину чуть более общим планом, посмотреть и понять, что мы находимся в центре событий и довольно крупных тенденций. Об этом я и собираюсь сегодня рассказать.

Где мы стоим на карте мира? Да, мы по-прежнему, пьющая страна. Достаточно крепко пьющая, мы занимаем 4-е место (2013 год) в мире по уровню душевого потребления. Впереди нас только страны СНГ, наши братья. Душевое потребление в России при этом более чем в два раза выше, чем среднегодовое. Мы занимаем 2-е место по доле расходов на алкоголь в общих потребительских расходах. Впереди нас только Эстония, тоже наши братья бывшие. Что важно? Россия характеризуется как страна с так называемым нордическим или северным стилем потребления. Это означает, что у нас высока доля крепких спиртных напитков, которая раза в три превышает некую идеальную общемировую структуру. Считается, что доля должна составлять примерно процентов 15%, а она у нас даже сейчас более 40%. У нас распространено так называемое чрезмерное, тяжелое потребление, выше нормы. И велика доля разного рода не регистрируемого алкоголя, о котором мы тоже сегодня поговорим. Его доля оценивается тоже по-разному. Всемирная организация здравоохранения оценивает ее где-то на уровне ¼, мы здесь никак не выделяемся. Но если смотреть на другие оценки, то нелегального алкоголя, не регистрируемого в РФ, побольше. По моим данным - около 40%. Называют даже и до 60%. Но до 60% - это уже, наверное, было бы чересчур.

Что происходит сегодня? На что я намекал в начале своего разговора? Во-первых, в России сейчас проводится, видимо, самая длительная и, вероятно, наиболее широкая антиалкогольная реформа. По крайней мере, в новой истории. Мы о горбачевской реформе тоже поговорим. Она была, конечно, очень резкая, но была в то же время и короткая. В следующем году мы отпразднуем десятилетнюю годовщину некоторых системных действий в этой области. Второе. Происходят широкомасштабные сдвиги в том, что люди потребляют у нас в стране. То есть меняется структура потребления, композиция алкогольных рынков. Причем это началось до этой алкогольной реформы. Конечно, последние годы, последнее пятилетие на всю эту историю, на всю эту реформу, на все эти сдвиги, непонятные пока, наслаивается кризис, рецессия, которая опять переходит в кризис, опять в рецессию и так далее. Основные вопросы, о которых я собираюсь сегодня говорить, в какой степени этот северный стиль потребления является нашей судьбой. А можно как-то чуть-чуть это прибить, как-то ограничить, запретить что-нибудь, но фундаментальных изменений здесь не будет. Или все-таки что-то меняется? А если меняется, то что все-таки меняется с течением времени, в какой-то длинной перспективе, в короткой перспективе? Что влияет на это? Влияет ли на это экономический кризис, политические кампании, которые начинаются и заканчиваются, какие-то законы, которые принимают и вводят какие-то очередные запреты? Есть ли какие-то культурные сдвиги, которые мы непосредственно не видим, не ощущаем, а которые потом начинают проявляться. Другая важная тема - как соотносятся рынки легального алкоголя, нелегального, не регистрируемого. Мы сосредоточимся на наших днях. Но небольшой экскурс в историю здесь необходим.

Первое, что нужно сказать, историки утверждают, что исконная традиция пьянства среди русского населения отсутствовала. Любые традиции, обычаи или стили – например, северный стиль потребления, - он возник, значит, не исключено, что когда-нибудь он и завершится. Что же касается относительно древних времен, то пили-то удивительно мало, даже по европейским меркам того времени. В Европе, в Германии, например, или южнее, люди за едой ежедневно употребляли: севернее – пиво, южнее – вино. У людей просто был дефицит хорошей воды. Вода была источником всякой заразы. Люди пили алкоголь как замену воды. У славян такой проблемы не было. С водой. И пили не так много. Пили, что называется, слабоградусные напитки. Это медовуха, пиво варили, виноградное вино появилось в X веке. Водки не было. Водка начала появляться к концу XV века, в XVI веке. «Злые языки» утверждают, что это была не экономика запретов, но экономика наслаждения. Водка, на самом деле, активно вводилась, чуть ли не насаждалась государством через государевы питейные дома, они же кабаки, и так далее. Новая культура вводилась довольно активно. Зачем? Алкоголь с тех времен и по сей день является хорошим источником для пополнения государственной казны. И фискальные интересы государства всегда присутствуют во всех реформах, антиреформах и так далее. Да, речь шла о водке. И именно поэтому в первую очередь водка была государевым делом, поэтому водка стоила дорого. Высокие цены дожили до революционных дней. До Первой мировой войны.

Где у нас пьют? Пьют у нас на селе – есть такой стереотип. Тогда такого не было. Если где и пили, то пили в городе.

Итак, дорогая водка приводит к тому, что появляется самогоноварение – наша, как мы считаем, исконная традиция. Она появляется не сразу. В первой половине XX века потребление тоже находилось на невысоком уровне, пили мало. Это 3-4 л в пересчете на чистый алкоголь на душу населения. Сейчас - около 14 л. Что сдерживало? 10 лет «сухого закона», который был принят еще при царском режиме, продлился при большевистском правительстве. Это военные потрясения. А в период войн, как демонстрирует история, алкоголизация и вообще потребление алкоголя снижается. Как и вообще в трудные времена. То, что в трудные времена люди пьют больше, это всего лишь предположения. На самом деле, когда наступают трудные времена, люди пьют меньше. А времена, повторяю, были трудные, и уровень материального благосостояния населения оставлял желать лучшего. Была высока доля домашнего алкоголя, самогона, в первую очередь, на протяжении этого периода. Но сколько было на самом деле, мы не знаем. Потому что нормальной статистики никакой не было. Есть какие-то оценки, что самогона было в 4-5 раз больше, чем водки. Но правда это или нет, мы в точности не знаем.

Итак, все было на минимальном уровне, пока не наступило послевоенное время. В послевоенное время как раз начинает складываться то, что можно назвать советской моделью, советской культурой, советской структурой потребления. В это время, в 60-е годы, как раз благосостояние начинает расти и вместе с ним начинает расти и потребление алкоголя, легального алкоголя, обычного алкоголя. Кстати, это происходит везде или почти везде, в европейских странах тоже. Уровень потребления алкоголя растет вместе с уровнем жизни. И с 60-х годов за пару десятилетий вырастает в два, потом в три раза. И к 80-м годам мы вышли на уровень 14 л. В это время водка, легальная водка, становится основным алкогольным напитком. Это не означает, что все пьют одну только водку, но, тем не менее, более половины потребления уходит на это. Кстати, советские люди пили довольно много вина. Не могу сказать, что была развита какая-то винная культура, но, вина советские люди пили в несколько раз больше, чем мы пьем сейчас. Вино было очень разное. Если качество водки все-таки на выходе оказывалось довольно высоким, вино, конечно, было очень разное по качеству, начиная с действительно хороших вин, кончая жуткими– «огнетушители» их называли, «бормотуха» и так далее. Это 0,7 или 0,5 л, которые стоили 1.2-1.12 рубля, что было в пять раз дешевле, чем бутылка водки. Что касается пива, мы не были пивной страной, если сравнивать с другими. Потребление пива по международным меркам было умеренным. Многие помнят, что это было за пиво, это же кошмар какой-то. Импортного было очень мало, а отечественное оставляло желать лучшего. Водка была дорога. Бутылка водки, вы знаете примерно соотношение, если здесь пьющий народ, ну, и в магазины ходите, наверное. Бутылка водки стоила примерно столько же, сколько 4 бутылки вина и раз в 15 дороже, чем бутылка пива. И поскольку водка была дорогая, практики самогоноварения, конечно, довольно сильно развивались.

Итак, вот эта структура росла в 70-е, 80-е годы, пока не произошел двойной слом этой модели. Первый надлом – это горбачевская антиалкогольная реформа, начавшаяся в 1985 году. Второе – это либерально-экономическая реформа, которая сильно смешала карты. Горбачевская реформа была довольно резкой, пытались запретить все подряд. Занялись вырубанием виноградников, уничтожением хмельных полей и так далее. Но в результате всех этих мер, достаточно жестких, потребление легального алкоголя упало довольно быстро почти наполовину. Эффект был очень велик. Правда, почти половина этого падения была замещена так же быстро потреблением самогона. И, соответственно, падение было не столь драматичным. Что пострадало очень сильно и пострадало на долгие годы вперед? Резко упало производство вина. В несколько раз. В 1987 году поняли, что так больше нельзя, народ раздражен, и, к тому же, нужно собирать деньги в бюджет. Запреты были сняты, фактически реформа была свернута, и легальный алкоголь начал расти. Но он начал расти в первую очередь за счет крепкого алкоголя – за счет водки. Почему? Потому что водочное производство легче всего восстановить, оно меньше всего пострадало. Попробуй восстанови культуру винного производства. С пивом у нас и так было не очень хорошо.

Важный второй шок – это либерализация 1992 года, когда мы имеем либерализацию торговли. В этот период, когда снимаются, разово были сняты всевозможные по длинному списку запреты, то произошел как раз резкий рост производства, импорта алкоголя. В первую очередь, опять-таки, крепкого алкоголя. Это сопровождалось массовым заходом и ввозом алкоголя импортного, включая чистый спирт и напитки сомнительного качества, включая прямой фальсификат, разного рода контрафактные изделия. Везде стояла водка «Абсолют» шведская, которая производилась в Польше. В киосках на улицах днем и ночью можно было купить бутылки чистого спирта, спирт «Рояль», качество, которого было не всегда понятно. В это же время начинает распространяться употребление алкогольных суррогатов. Возник еще один рынок – это спиртосодержащие жидкости, которые делятся на три категории: лекарственные препараты, продающиеся в аптеках и содержащие спирт, парфюмерные изделия, содержащие спирт, и бытовая химия – жидкости для мойки стекол и так далее.

В 90-е годы начался резкий рост смертности среди населения, в первую очередь, среди мужского населения. Сначала некоторые «горячие головы» бросились обвинять реформаторов в этом, указывая, что люди мрут, потому что они шокированы радикальными реформами. Но вскоре нашлись нормальные экономисты, которые показали тесные корреляции между динамикой смертности и динамикой потребления алкоголя, в первую очередь, крепких спиртных напитков – водка, спирт и так далее. И все встало на свои места.

С 1995 года начинается светлая эпоха, которую можно назвать десятилетней пивной революцией. Когда потребление пива увеличивается в разы. Что, собственно, происходит? Именно в это время вводятся запреты на рекламу водки на телевидении, а пиво остается. Был массированный шквал рекламы в прайм-тайм пивных продуктов. Но главное другое. В это время в Россию приходят глобальные производители, начинают инвестировать в производство пива. В итоге они приобрели все наши лучшие предприятия, сейчас основная часть производства принадлежит глобальным компаниям. Они ставят сюда импортное оборудование и начинают производить нормальный продукт, который мы имеем сегодня. В советское время это называлось пивом, и сейчас это называется пивом, но, конечно, разница между двумя этими продуктами колоссальная, просто два разных напитка. 1998 год тоже способствует локализации, потому что рубль упал в четыре раза сразу, поэтому импорт на какое-то время, 2-3 года, стал относительно невыгоден, начали переносить мощности сюда и делать из отечественного сырья, и базироваться здесь. Это тоже изменило ситуацию. Потребление водки падало, снижалось с середины 90-х. А потребление пива резко выросло, потом оно стабилизировалось. Потребление вина тоже устойчиво росло, но до определенного времени. Складывается новая структура потребления. С одной стороны, растут продажи легального алкоголя в 2000-е. Почему? Растут реальные доходы населения. Это период с 1999 по 2007 год – период довольно устойчивого экономического роста и довольно быстрого роста реальных располагаемых доходов населения. Вместе с ними растет и потребление алкоголя. Появляется новая тенденция, возникшая еще в 90-х, заимствованная из 90-х, наблюдается снижение потребления крепких алкогольных напитков. То, что у нас называется ликеро-водочные. При этом все не так плохо обстоит с более экзотичными напитками, такими как виски и сопряженные. Уровень их потребления растет. Даже в кризисное время. Но пока объемы не очень велики, поэтому нельзя сказать, что мы бросили пить водку и начали пить виски. Что важно. В определенный момент в 2000-е годы мы становимся пивной страной. Доля потребителей пива пересекает кривую и опережает долю потребителей водки. Этот процесс необратим.

Многие говорят, что у нас легальный алкоголь дорог. Водка дешевеет, но уровень потребления все равно падает. По сравнению с советским временем, водка подешевела в несколько раз относительно покупательных способностей населения и относительно других алкогольных напитков. Даже в 1991 году можно было 14-15 бутылок пива купить вместо 1 бутылки водки, а к концу десятилетия только четыре. В 2000-е уже 4-5, но сейчас чуть больше. Значит, на среднюю заработную плату можно было купить 50-51 бутылку водки к концу 90-х, а сейчас 189 бутылок. Ну, и на пенсию можно купить чуть ли не в 4-5 раз больше. Водка реально дешевеет по отношению к чему хотите, и потребление ее все равно падает. То есть она более доступна, а потребление падает.

Следующая история касается не регистрируемого, нелегального алкоголя. Самогон - это только часть истории. Принято выделять как минимум пять рынков. Есть домашний алкоголь – тот самый самогон. Есть контрафактные продукты, то есть алкоголь, в котором подделываются торговые марки – польский «Абсолют», грузинские вина, которые продавались в большим количестве здесь, когда, на самом деле, они не ввозились, и в количествах, превышающих производство Грузии. Есть недекларируемый алкоголь фабричного производства – это нормальные ликеро-водочные заводы в третью-четвертую смену делают ту же самую водку, подделывают акцизные марки и продают. Алкоголь, импортируемый физическими лицами. Это не запрещено в рамках квот, но не учитывается, то, что мы с вами из duty-free возим, хотя эта доля у нас, может быть, не очень велика. Здесь более важен контрабандный алкоголь, который ввозится организациями. Ну, и наконец-то, упомянутый выше суррогатный алкоголь, спиртосодержащие жидкости, то есть официально продающийся а) в аптеках, б) в магазинах бытовой химии, парфюма и так далее, который, тем не менее, не предназначен для потребления, и, следовательно, не учитывается в алкогольном потреблении. Что с этим происходило? С данными было плохо. Государство это вообще не учитывало. Со временем стало известно, что Госкомстат, ныне Росстат, скрыто в 80-е годы начал рассчитывать как-то потребление самогона. Как они это делали, толком не известно, но известно, что в конце 80-х они это дело бросили. Опять же, у нас ничего нет. Здесь используются данные Владимира Тремла, который в тяжелое советское время, находясь за пределами этой родины, пытался что-то исчислить. В 60-е-70-е годы жизнь, в целом, становится веселее, потребление легального алкоголя растет, самогона, соответственно, снижается, и стабилизируется. Дальше начинается самое интересное, - горбачевская реформа, стремительно падает уровень потребления легального алкоголя, это компенсируется ростом потребления самогона – примерно пополам. До 2000 года доля потребителей водки снижается. И она отчасти компенсируется повышением потребления и увеличением числа потребителей самогона. А в 2000 этот тренд ломается, и они начинают снижаться – и то, и другое, и легальный, и домашний. Начинается снижение потребления крепких спиртных напитков. Отчасти они замещаются пивом и вином. Про самогон. Самогон-то вообще у нас сейчас легален или нет?

Долгое время и производство, и потребление, даже в домашних условиях, было не просто нелегально, но и предметом уголовной ответственности. И в послевоенное время можно было схлопотать. Если ты произвел и продал, можно было схлопотать до 7 лет. В горбачевское время, в конце 80-х, уголовная ответственность была заменена административной. А затем – важный момент – в 2001 году производство самогона было легализовано, нельзя только продавать, продажа является по-прежнему нелегальной. А если ты произвел и выпил сам, то все хорошо. Данные 2014 года - группа потребителей довольно значительная. Домашний алкоголь пьют 10% - не вообще всего взрослого населения, а 10% тех, кто потребляет алкоголь, а потребляет алкоголь 2/3 населения. Домашний алкоголь составляет около 10% объема потребления. Примерно 6-7% домохозяйств занимается производством в каких-то объемах домашнего алкоголя. И примерно 6% тех, кто покупает алкоголь, покупает на нелегальном рынке. Вроде не очень много, но, с другой стороны, рынки есть – это значительная величина. Важно то, что самогонные аппараты можно приобретать в России и реализовывать – этот бизнес совершенно легален. Через интернет, это не запрещено. И, кстати, не дорого, есть предложение очень большое, с этим нет проблем.

Все говорят «самогон, самогон, самогон, Россия – это самогон», а мы взяли в 2012 году вставили отдельные вопросы про домашнее вино. До этого про брагу спрашивали, но брага – это доли процента, тем более, что брага большей частью используется как ингредиент для домашнего самогона. Мы начали спрашивать про домашнее вино. Выяснилось, что, действительно, в самом деле, домашнее вино существует, а не только самогон. Посмотрите, что мы получили. Я взял последние данные, 2014 года, в 2012 году примерно то же. Если брать по объему потребления в литрах, пересчитанные в чистый алкоголь, в чистый спирт, то, конечно, самогон составляет большую часть, вино где-то относительно, ну, и брага в районе 1%. Оказывается, что доля, количество потребителей домашнего вина не меньше, чем потребителей самогона. Эти группы равнозначны фактически. Начали чуть-чуть копать туда, оказывается, это совершенно две разные группы, они почти не пересекаются. То есть люди пьют либо одно, либо другое. И вообще группы разные. Среди потребителей самогона больше сельских жителей, больше мужчин. Вообще это в сильной степени мужская тема. Разница между потреблением мужчин и женщин – в разы. Тем не менее, женщины пьют больше вина. И вообще параметры групп разные. Совершенно две разные истории, две культуры разные.

И наконец, еще одна тема. Называется «возрождение нелегального заводского алкоголя». Это всегда было. Про это есть масса спекуляций. Но нет надежных данных. Есть данные косвенные. Что значит косвенные? Количество алкогольной продукции – водка, спирт и так далее, которое изъято в ходе проверок доблестными органами в связи с незаконным производственным оборотом. Мы видим, что когда-то это было очень много, по крайней мере, ловили много. Затем это все снизилось – либо они перестали работать, либо этого стало меньше. Но, вы понимаете, тут тоже ничего просто так не бывает. И вдруг в последние годы все начало расти, и довольно стремительно расти. И это, конечно, вызывает определенные вопросы. Например, почему растет? Во-первых, начали уделять больше внимания – Росалкорегулирование, специальная политика, с 2009 года начали как-то за этим следить и, может быть, выявлять больше. Второе – 2010 год. Началось повышение розничных цен. В результате началась активная фаза алкогольных реформ. То есть начали повышать акцизы, налоги, начали расти цены, соответственно, это стимулирует замещение легального алкоголя нелегальным. Затем в 2011 году создали Единый таможенный союз – ура! – с Белоруссией и Казахстаном. С другой стороны, из Казахстана преимущественно, не из Белоруссии, к нам пошел возрастающий приток нелегального алкоголя во всех видах. Объемы неизвестны, но эта история важная, нарастающая. Ну, наконец, с 2012 года у нас, как ни крути, рецессия, переходящая в кризис и обратно. Перестали расти ранее растущие реально располагаемые доходы населения, люди ищут более дешевые варианты, и, как водится в таких случаях, повышаются риски покупки чего-то недоброкачественного. То есть это тяжелый период раздолья для контрафакта и прочего нелегального, более дешевого продукта.

Теперь последний сюжет на сегодня – это антиалкогольная реформа как раз, новая алкогольная политика, о которой я говорил в самом начале. Действительно, это дело уже такое длинное, и с историей, и каких только запретов оно ни касалось. Началось условно в 2006 году – ввели акцизные марки, электронные системы учета пытались тогда ввести. 2009 – создание Росалкогольрегулирования, специального органа, занимающегося алкогольной политикой. Затем, важно, с 2010 года в фискальных интересах начинается ускоренный рост индексации акцизов, и повышается так называемая минимальная розничная цена на водку, ниже которой продавать нельзя. Дальше вводится, вы видите, еще куча всяких вещей – где нельзя продавать, нужно удаляться от спортивных культурных учреждений, от детский садов и так далее. Затем ограничивают время продаж, как мы знаем. Это тоже относительно недавно произошло. Как в советское время, кстати. Запрет продажи пива в киосках – пошло, поехало. Вытесняли постепенно рекламу. Помните историю с пивом? Сначала вытеснили из прайм-тайма, потом нельзя людей использовать – начали животные говорить человеческими голосами, убрали животных, ну, и так далее. Какая была цель, кстати, этой реформы, сейчас уже многие не помнят. Когда это вводилось, было сказано: к 2020 году сократить потребление в этой стране – внимание – в 2 раза. Ну, в общем, будь здоров. Не знаю, влияние это реформы, или это просто кризис ударил, но пока это отчасти, по крайней мере, выполняется. Что произошло? Вокруг сразу поднялся шум. Вы повышаете акцизы, налоги – следовательно, а) вырастут цены на легальный алкоголь, б) упадет потребление легального алкоголя, потому что он будет дорог, и) легальный алкоголь будет вымещаться самогоном и всякой прочей нелегальщиной. Давайте посмотрим, правда ли это, оправдались ли эти опасения. Прежде всего, вы видите, как это рвануло. Акцизы на алкогольную продукцию, минимальная розничная цена на водку – до этого периода они номинально тоже росли, но, если пересчитать на индекс потребительских цен, они, на самом деле, снижались, о чем производитель не любит сейчас говорить. Но здесь они начали расти во всех смыслах, и довольно быстро. И на пиво, и на вино – все начало расти. Действительно ли это привело к росту цен? Невооруженным глазом, без всяких статистических видно, что да, цены просто в параллель идут с повышением налогов и минимальной розничной ценой. Статистически связь железная просто. И, действительно, цены начали быстро расти. Вы посмотрите некоторые вещи. Всего там 4 года – цена водки средняя – акцизы выросли в 2,5 раза, и в 2 раза и более на вино и пиво. Минимальная розничная цена выросла в 2,5 раза. И вслед за этим в 2,5 раза выросла средняя цена на водку, на другие поменьше. В это время, заметьте, реально располагаемые доходы выросли всего на 7%, то есть легальный алкоголь становится реально дороже. Именно в эти годы, в самые последние годы, в которые мы сейчас живем. То есть связь самая тесная. Теперь второй вопрос. Падает ли от этого потребление легального алкоголя. Смотрим приросты: да, падает. Да, мы видим, даже в мину уходит, ну, с некоторыми колебаниями. Да, вроде бы так. Но. Возникает вопрос. Это следствие роста цен, или еще здесь есть какие-то причины? Добавляем рост цен. И так кажется что они вроде как-то связаны между собой, но статистически когда считаешь, связь оказывается незначимой. То есть цены, может быть, как-то и влияют, но так не прямо, и все оказывается сложнее. Хорошо, а что тогда влияет? Убираем цены, добавляем динамику реальных доходов наших с вами и динамику оборота розничной торговли. И эти три графика идут, как зайки, все вместе. И статистические показатели коррелируют между собой с высоким уровнем значимости. То есть с ценами не очень понятная история. А вот с тем, что снижаются сначала темпы роста, а потом на ноль выходят реальные доходы население – это как раз оказывает на потребление непосредственное воздействие. И так было всегда-не всегда, но по большей части, и не только в нашей стране. Снижаются доходы – снижается потребление алкоголя. Теперь. Я приближаюсь уже к концу. Значит, увидев это, вокруг, повторяю, много шума, немного напугались, и возникли некоторые даже признаки притормаживания. Ну, признаки, конечно, не конец алкогольной реформы. Какие тут признаки? Российскому правительству объяснили: смотрите, поступления в бюджет начали снижаться – вот, что главное, вот предмет для беспокойства. И поэтому, вместо того, чтобы еще на треть повысить налоги, акцизы на алкоголь, на самом деле, на 2015-2016 год обнулили, то есть отказались от роста. Минимальная рыночная цена на водку в 2015 году декретом президента была снижена – впервые в истории вообще с момента ее существования. Ее уменьшили на 16%, это тоже некоторое событие. Ну, и наконец, начали потихоньку возвращать рекламу. Вино – но только отечественное! отечественное вино теперь возрождается – и пиво на телевидении, имея в виду, что у нас намечается чемпионат по футболу, а без этого там нельзя уже никак. Это все обосновывается тем, что, да, легальный алкоголь падает, и он замещается алкоголем нелегальным, поэтому и падают поступления в бюджет, а люди травятся. Вот такая легенда. Но на самом деле, должен сказать, да, есть некоторые свидетельства, косвенные, того, что это происходит. Но в каких масштабах, мы точно сказать не можем. И в общем могу сказать, что эти телодвижения в политике на надежные данные, честно говоря, не опираются, а скорее, на какие-то лоббистские истории. Так или не так, мы до конца сказать не можем. И последний слайд. Почему все-таки водка уходит? Ну, не совсем уходит, но почему она падает так устойчиво? Вроде и дешевеет – что это? Влияние антиалкогольной кампании? Нет. Потому что, вы видели, она начала падать задолго до начала антиалкогольной кампании. Из-за того что она дорогая, и растут цены на нее? Цены растут только в последние 3-4 года, до этого они удельно в относительном выражении снижались. Значит, влияет рецессия и торможение реальных доходов населения? Да, да, влияет, я об этом уже говорил, действительно. Замещается ли водка самогоном? Да, есть некоторые свидетельства: поговаривают, что оживился рынок продажи самогонных аппаратов. То есть у них растут продажи, следовательно, наверное, скоро мы вправе ожидать и поступлений. Но это не трагическая история. Вы видели раньше, там было видно, что затормозилось снижение самогона, и несколько лет мы видим, что оно не уменьшается. Но это 5-6% всего, понимаете. Это погоды не делает, это не переворот, это не замещение. Поэтому нет, как было в 80-е годы, в горбачевскую реформу, этого нет. Самогон все-таки отодвинут, он замещается другими напитками. Замещение легальной водки нелегальной – да. это происходит. И, в общем, главные поставщики нелегального алкоголя – это, конечно, совершенно легальные предприятия крупные, которые просто штампуют это, а дальше пускают в обход, оптимизируя налоговые отчисления. Но. Мы оцениваем эту историю в 1/4 рынка, что, кстати, много, реально много. Но, понимаете, еще какая вещь. Ведь мы опрашивали людей. То есть мы опрашиваем население, население говорит, пили они или не пили водку в последние 30 дней – вот так, если конкретно. Не вообще в жизни, а последние 30 дней. И доля их снижается. Ведь люди не знают, они купили бутылку водки с настоящей или с поддельной акцизной маркой, уплачены налоги с нее или нет – люди не могут различить легальный и нелегальный алкоголь. И доля их снижается. Следовательно, снижается все равно все, доля все равно падает. Возникает вопрос: может быть, еще какие-то есть крупные сдвиги? Есть основания считать, что, да, пришло новое поколение, его называют Миллениум – это те, кто родился в 1982 году и позже, те, которые вошли, следовательно, во взрослую жизнь в 2000 году и позже. Они, действительно, выглядят иначе в части интересующей нас истории. Я вам не скажу, что они пьют реже ил и меньше. Даже, может быть, они пьют и чаще. Но они пьют другое. И они пьют иначе. Они пьют другое и иначе. Раньше как пили? Советские люди, я помню, пили не очень часто, но зато как следует, с целью напиться. Напиться – это было нормально совершенно, мужское население в первую очередь. Сейчас они пьют чаще, но зато не с целью напиться, а просто зачем-то – непонятно зачем. И они заметно пьют меньше водки. Они минимально или вообще не пьют самогона. Они значительно больше пьют пива, они значительно больше пьют вина, они пьют такие экзотические вещи, как алкоголесодержащие коктейли. Старшее поколение до сих пор вообще не знает, что это такое. Вот статистически – там просто нули стоят. Если их спросить, они вообще не в курсе. И это продукты, которые, на самом деле, сделаны были для этого поколения, они ориентированы были на это поколение. Поэтому здесь, действительно, эта вещь не связана непосредственно с реформами, с рецессиями и так далее. Происходят изменения. Это поколение, которое не просто молодое, а оно вступило во взрослую жизнь в других условиях. Это другой стиль жизнь, это другие стили потребления. Это другая страна. И поэтому я говорю, назад уже прежняя модель… да, может быть, подтянется вино и так далее, еще что-то, но прежняя структура уже не вернется. Эти вещи с приходом молодых поколений будут сдвигаться и сдвигаться. Ну, а рецессии там, реформы, они будут на это влиять как-то, но, видимо, все-таки это временные вещи и не главные. Я вроде уложился в положенное время. Говорят, у вас вопросы задают.

Вопрос: Очевидно, что одна из сторон антиалкогольной реформы – отложенный эффект, то есть, когда мы говорим о воздействии на демографию. Получается так, что, как только реформа начинает действовать, у нас повышается теневой алкоголь, он выходит на рынок, становится более явным игроком, и государство или правительство тут же пугается и решает, как поступили сейчас притормозить. Есть ли какая-то универсальная формула, или можно ли подогнать реформу так, чтобы теневой бизнес алкогольный после запрета не рос по графику (не рос активно, я имею в виду, понятно, что он будет расти), но при этом эффект, который имеет антиалкогольная реформа через 10 лет, через 15 – он был, а не так как реформа была в течение всего лишь нескольких лет, и, по сути, ее результат, такой долгоиграющий нивелирован?

Вадим Радаев: Во-первых, вопрос об отложенных эффектах. Да, такого рода вмешательство – запреты или не запреты – имеют отложенные эффекты. Когда я пытался посмотреть, как влияет на изменение структуры потребления, в частности, того же самогона, в первые годы ничего особенного так и не выясняется, четкой закономерности не видно. Но это не значит, что реформа не влияет ни на что. На самом деле, огромное количество вот этих запретов введено. Это не только цены, но и ограничение доступности. Мы не говорили об этой теме сегодня, но это очень важно. Это влияет, может быть, даже больше, чем цены – ограничение доступности разных видов алкоголя, которые со временем производят и более системные такие сдвиги. Когда люди приучаются к некоторому другому укладу. Поэтому, я думаю, что нынешняя реформа – сейчас, может быть, мы не видим сильных эффектов, но, если она будет продолжаться в тех или иных видах, она свою роль сыграет в ограничении потребления и изменении структуры потребления. Теперь по поводу реформ, вторая часть. В нашей стране, конечно, эти реформы алкогольные всегда характеризовались фундаментальным таким противоречием, когда хотелось сразу две вещи. Популистская часть (может быть, в хорошем смысле слова) – позаботиться о здоровье нации, и в этом смысле снижать потребление алкоголя, особенно всяких крепких спиртных напитков, и прочее, прочее. А с другой стороны, хочется денег в бюджет. А сразу это сделать трудно. И поэтому попытка какой-то компромисс найти очень часто заканчивалась и заканчивается сейчас в пользу дохода, поступления в госбюджет. Вот когда приходится выбирать, все-таки раз-раз отступают. А были времена, когда просто делали вид, что боролись с пьянством, а, на самом деле, это просто было важным источником. В этом смысле, конечно, эти реформы не вполне последовательны. Последняя часть вашего вопроса: как бы сделать так, чтобы ограничить то, что надо, а то, что хорошо, продолжало бы потребляться. Ну, конечно, хотелось бы, да. Я разговаривал с многими людьми, читал много, в том числе грамотных наркологов, медиков. Сейчас же люди у нас и не у нас не утверждают же, что алкоголь вреден. Вредны две вещи. Первое – это чрезмерное потребление, особенно разовое, как принято было в советское время. Сесть так и сразу накатить. А второе – это потребление недоброкачественных продуктов, от которых есть и смертельные исходы, но, даже если их нет, все равно это вредно для здоровья. Вот это и пытаются сейчас сделать. Дорожная карта, с которой мы начали, фактически ориентирована на это – попытка придавить эту нелегальную теневую часть. Но вообще, конечно, это довольно сложно. Особенно в нашей стране, где есть традиции такого рода, где это все схвачено, где есть области южные, где это производится в промышленных масштабах, есть каналы поставок спирта на легальные вполне заводы, или нелегальные. Машина работает. Можно ли это остановить или прибить? Да, можно. Но совсем, конечно, я понимаю, что это непростая задача.

Вопрос: Первый вопрос про вино. До падения курса рубля вино, в основном, у нас было импортное. Но если сравнивать цену одной и той же бутылки где-то в Европе, взять Францию или Испанию, и у нас – разница есть. То есть транспортная составляющая или налоги вряд ли бы такую долю составляли. Где-то я прочитал, что всего восемь концернов импортировали вино. Вот, может быть, это бы повлияло и на статистику, если бы рынок был более конкурентный? Как вы могли бы это прокомментировать? А второй вопрос. Ольга Голодец заявила, что повышение смертности среди молодого населения вызвано только алкоголем. У меня возникли сомнения. То есть я бы мог списать это на военные конфликты, которые происходят у нас тоже. Есть ли у вас какая-то информация, как бы вы прокомментировали?

Вадим Радаев: Сейчас, конечно, делаются попытки увеличить долю вина в потреблении, имея в виду, что это более здоровая структура потребления, во-первых, а во-вторых, пытаются возродить отечественное виноделие. Ну, и Крым наш, и так далее. Во-первых, дело это непростое – это же не ликеро-водочные заводы. Нет это тоже технология, но все-таки выясняется очень быстро, и люди, которые занимаются этим, знают прекрасно, что дело это очень тонкое и деликатное. И так вот – захотели сразу, или даже импорт, предположим, стал дорог, или его закрыли – и сразу у нас поперло отечественное вино. Ну, вот не получается так. Идет борьба за то, чтобы вину дать какие-то преференции отечественному, это уже чуть-чуть упоминали. Идет борьба отдельная за легализацию так называемых гаражных вин – ну, вот мы говорили, домашнее вино, сейчас это домашнее вино просто статистически люди сами потребляют, оно на рынке фактически не появляется. Есть гаражные вина – Краснодар и так далее – когда люди готовы их также и продавать. Сейчас они могут продавать их только туристам, в рамках некого турпакета. Уже четыре года пытаются это легализовать, сделать так, как во Франции. Не знаю, получится или нет. Но вино, видимо, будет подниматься, но медленно. Здесь подрубить это можно быстро, а зародить медленно. Импорт. Действительно, и в лучшие времена вино стоило у нас относительно дорого здесь, надо это признать. И дорого, относительно нашей прошлой истории, советского времени, и дорого по отношению к другим продуктам. Помните, да, можно было несколько бутылок вина купить на бутылку водки, даже импортного можно было пару-тройку купить. Сейчас бутылка импортного вина стоит дороже, чем бутылка водки, ну так, в среднем. Да, упрекают импортеров в том, что маржа их слишком высока. И разница в ценах завоза. И боюсь, что да, они тут же ссылаются, да, транспорт, да, налоги, да, логистика плохая. И все это правда. Но и маржа у них, видимо, тоже немаленькая. И это, конечно, сдерживает. Тем более сейчас у людей денег становится меньше, а вина становятся дороже. И, конечно, винная культура будет развиваться тут с большим трудом в такой ситуации. Да, конкуренция всегда такому делу благоприятствует, несомненно, здесь даже вопросов нет. Что касается смертности, мне, конечно, нужно посмотреть, что Голодец имела в виду, я не знаю контекста. Но вот так вот, что смертность молодежная у нас определяется сейчас алкоголем, я бы не сказал. Тем более, что, повторяю, плюс-минус чрезмерное потребление у молодежи становится меньше, чем в старших возрастах, меньше пьют крепкого и так далее. И поэтому нет. Вообще, еще одну деталь, из разговоров с людьми, которые с медицинской точки зрения заходят, знают эту историю по смертности, от чего люди умирают – алкоголь или не алкоголь. Там очень сложно все. Статистика эта крайне не совершенно. Как они это фиксируют – от чего человек умер. Большей частью у нас пишут, что от сердечной недостаточности. Что означает сердечная недостаточность – это значит, пишут, «мы не знаем, от чего человек умер». И на самом деле, это означает, что статистика может быть занижена: человек реально отравился или чрезмерное употребление алкоголя было, а написали сердечная недостаточность. А может быть и наоборот. Данные здесь такое очень не надежные. Но по существу, я бы сказал, что это некоторое преувеличение. Наверное, это все-таки один из факторов какой-то, но явно не решающий в наше время.

Вопрос: Есть ли какая-то статистика по потреблению других крепких напитков, таких, как виски, ром, текила? И, если есть, то, пожалуйста, прокомментируйте, какую долю занимают эти напитки?

Вадим Радаев: Да, растут ваши напитки вместе с увеличением доли вашего поколения в нашем населении. Растут. Был какой-то 2013 или 2014 год, смотришь статистику за какой-то период – все упало, а виски – плюс. Но это доли пока маленькие, конечно. Ну, кто потребляет, вы сами понимаете, это все-таки более обеспеченная часть населения. Это не столько возрастная история, сколько вещи, связанные с доходом. Поэтому, да, виски, коньяки, бренди, прочие вот эти текилы будут замещать отчасти падающее потребление водки. Будет некоторый иной баланс. Но они никогда не вырастут до таких высок. Все-таки северный стиль потребления, видимо, потихоньку уходит. И, кстати, еще одна вещь, о которой я не сказал, это, между прочим, соответствует глобальным трендам, которые демонстрируют. Такая странная вещь. Вы объясните мне, почему это происходит. Происходит такая глобальная конвергенция того, как люди пьют в разных странах. То есть нордические страны – наши братья финны, шведы и прочие северные – они пьют все меньше и меньше крепких спиртных напитков. При этом до этого там пытались по-всякому запреты вводить, они пили и пили. Сейчас пошло вниз. Южные страны пьют все меньше вина – Франция, Италия пьют все меньше вина. И по чуть-чуть у них растет доля потребления крепких напитков. Ну и мы здесь тоже как-то вместе со всеми. Это статистически видно, только непонятно, почему это происходит. То есть всеобщая глобализация, мы становимся все похожи друг на друга что ли? Или берем друг у друга лучшее? Или что? Как, почему? Вот таких объяснений нормальных научных я пока не видел, вот это интересно.

Вопрос: У меня, пожалуй, даже не вопрос, а ремарка. Дело в том, что само по себе употребление алкоголя, именно употребление, никакого вреда не несет. Вред несет злоупотребление – употребление чрезмерное, употребление, когда этого не надо делать. Например, перед тем, как сесть за руль, и так далее. Соответственно, проблемы, вызываемые именно злоупотреблением, как медицинские, так и социальные. Насколько я вижу, как по нынешней антиалкогольной программе, так и по всем предыдущим, вместо злоупотребления подменяют цель и борются с употреблением вообще. Во-первых, тут вопрос – насколько хороша статистика именно по изменению последствий злоупотребления, и насколько ей можно верить. По медицинской тут очень вкратце было сказано, но есть как бы очевидные вещи – смертность от ДТП, несчастных случаев, обусловленных именно злоупотреблением. Есть там перечень явно вызванных злоупотреблением болезней – тот же цирроз. Есть статистика наркологов. То есть насколько эти цифры адекватны, насколько их можно использовать для того, чтобы понимать, что вообще происходит, и какой эффект именно на эти цифры дают проводимые меры. Это с одной стороны. А с другой стороны, очень много внешних факторов, влияющих и на употребление, и на злоупотребление алкоголем, которые совершенно не учитываются в программах, что в нынешней, что в предшествующих, которые были у нас в стране, что в практике других стран. Вот явный тренд, который происходил совершенно одновременно с описанными вами процессами в 2000-е годы – это автомобилизация. То есть если человек приехал на работу, возвращается с работы за рулем, скорее всего, он не будет пропускать привычный стаканчик с сослуживцами, потому что ему за руль. И дело даже не в штрафе, а побитая машина обойдется гораздо дороже, чем та же самая бутылка водки. Вот у меня такие ремарки. Спасибо. Если прокомментируете, буду очень благодарен.

Вадим Радаев: Да, спасибо вам. Одно из самых любимых моих высказываний звучит так: алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах. Кто это сказал? Конечно, это Михаил Жванецкий. Великий Жванецкий, как всегда. Теперь серьезно на эту тему. Действительно, и в иных странах люди, которые занимаются профессионально исследованием этой темы, алкогольной политикой, говорят, что главное зло – это то, что они называют «опасное потребление», то есть чрезмерное потребление в больших количествах и особенно разовое потребление большого количества алкоголя. Кстати говоря, известно также, что в нашей стране основное количество летальных исходов, связанных с алкоголем, причиной его является не паленая водка, как считается, и не самогон, тем более. Потому что самогон, он тоже разный, конечно, бывает – на продажу одно, для себя другое, но в целом люди не самогоном травятся. Основная причина летальных исходов в этой стране в 90-е годы и сейчас – это чрезмерное потребление в один присест. И это, действительно, вещь, которая и на мировом уровне признается как некое главное что ли зло, объект для работы и так далее. У нас пока я не знаю, в какой степени это осознано, но это требует некоторой специальной работы – и исследовательской, и такой вот с точки зрения наркологии и так далее. Статистика, действительно, есть, но она, повторяю, все-таки не совершенна. Через смертности медицинские, через ДТП и так далее. В принципе, конечно, нужны опросные данные. Здесь у нас кое-что есть. Мы пытаемся вычислять по определенной методике чрезмерное потребление алкоголя – для мужчин одна планка, для женщин другая. Но все-таки это требует специальных таких вещей. Но и здесь возникают трудности. Понимаете, опросные данные для чего-то хороши, а для чего-то не очень. Например, когда мы говорим о долях потребления, я этому, в принципе, верю. Почему? Да потому что ну что им врать – за 30 дней ты пил или не пил. Во-первых, это трудно забыть – просто сам факт, пил или не пил. Во-вторых, ну что тут скрывать – ну, пил ты пиво. Или не пил. Это не настолько сенситивный вопрос, чтобы «ой, нет, я не пью ничего». Ты же не с гаишником разговариваешь. Но когда речь заходит об объемах, а здесь речь об объемах 0 ты же не просто пьешь, а… там, во-первых кучу вопросов надо задавать, во-вторых, возникают сомнения в получаемых данных, потому что люди начинают ошибаться, им трудно посчитать, они начинают стесняться иногда, а иногда, наоборот, преувеличивать «вот, я там!». И если данные по фактам самим мне кажутся очень достоверными, по объему – к ним надо относится очень сдержано. Поэтому здесь объективные трудности. Ну а что касается вещей, связанных вообще с улучшением жизни, то они влияют различно. То есть существует такое представление, что, если люди начинают лучше жить, то они меньше пьют. И вообще что пьют бедные. Это заблуждение. Пример европейский стран показывает, что, чем лучше люди живут, тем больше они потребляют алкоголь. Нравится, не нравится – вот такая история. Но определенные элементы там, во-первых, по-разному пьют, извините – культура может быть разная. Во-вторых, есть разные элементы, которые по-разному влияют. А автомобилизация, конечно, влияет на умеренное потребление, в этом нет никаких сомнений. И у нас тоже, несомненно. За рулем не все, увы, но вот эта часть, да, они, конечно, потребляют, но они отходят к более таким культурным формам. Это правильное наблюдение.

Вопрос: Наша встреча обозначена как экономика запретов. Я услышал, что у нас были не только запреты, но еще и поощрения, начиная с Василия или Алексея Михайловича и заканчивая Владимиром Владимировичем. Здесь есть некая нестыковка. А кроме того, хотелось бы услышать о влиянии, собственно, на экономику. Кроме литров и возможных смертей. Например, изменение структуры занятости, возможные миграционные потоки, которые возникали, особенно в винодельческих районах, возможный передел рынка и какие-то другие вещи, которые больше связаны с экономикой.

Вадим Радаев: Это большой и сложный вопрос. Существует некоторое количество работ, показывающих, что чрезмерное потребление ведет к эксцессам на производстве, падение производительности и так далее. В нашей стране работ таких достаточно. То есть существуют определенные негативы, и я бы не стал их отрицать. С другой стороны, я не стал бы драматизировать и преувеличивать влияние этого фактора на экономику в целом. Я имею в виду само потребление: вот люди пьют больше, люди пьют меньше, стали пить меньше, и производительность труда рванула вверх, и всем стало хорошо. Я не думаю, что эта связь такая прямая. А вот еще один сюжет, который мы тоже обсуждали здесь, что политика экономическая. Это то, что это рассматривается как некоторый ресурс, как важный источник поступлений денежек в казну. Конечно, эта фундаментальная противоречивость этой политики – это интересная отдельная тема. Но, опять-таки, это же, понимаете, с доходами от поступлений нефти мы же это не сопоставим. Ну, важная вещь, да. Снизились доходы – люди забеспокоились, начали эту дорожную карту писать, все прочее. Но не так, что все рухнет от этого. Иначе говоря, подчеркивая всю важность этой темы, я бы не стал драматизировать, как это бывает, знаете, что все пропало в ту или другую сторону.

Вопрос: Я бы хотел два вопроса обозначить. Один, наверное, такой, грубо говоря, теория заговора, немножко смешно, но, тем не менее, хотелось бы ваше мнение услышать. Мы имеем такую ситуацию. Была Российская империя, которая ввела сухой закон в 1914 году, а в 1917 году не стало Российской империи. Мы имеем ситуацию, когда Советский Союз на своем взлете вводит сухой закон, и его, в общем-то тоже, нет. Это что? Это какие-то последние конвульсии, когда власть не знает, что делать, и для сохранения своего режима ничего не находит лучше? Или, собственно, это последняя капля, после которой рушится все? Это социальный аспект. А второй момент тоже социальный. Это влияние вот этих запретов на нелегальный теневой сектор. То есть мы знаем, что в США сухой закон привел к тому, что просто мафия и коррупция развились до каких-то немыслимых пределов. Есть мнение, что в Советском Союзе сухой закон привел к тому, что теневой сектор тоже расширился, и в значительной степени за счет этого захватил достаточно мощные позиции в 90-х годах.

Вадим Радаев: Нет, я бы не стал говорить о том, что запрет употребления алкоголя приводит к смене режимов. Наверное, это чересчур. Все-таки в 1914 году ввели не ввиду угрозы приближающейся Октябрьской революции, а война все-таки, военное время наступило. Что касается горбачевской реформы, там были причины немножко другие. Да, я думаю, что они не знали, что делать, по большому счету. Потому что понимали, что система идет… доходы снижаются, все снижается, замедляется, застаивается. А как это ускорить – вот он вышел со своей концепцией ускорения – а как ускорить было непонятно. Поэтому подсовывались такого рода идеи, что давайте, значит, сейчас запретим потребление алкоголя, и станет лучше жить. Во-первых, лучше жить не стало, во-вторых, запретить не удалось. Потому что запретили, а потом начались процессы, которых сами же испугались, очень быстро испугались. Да, в этом смысле, я думаю, что это были определенные метания в этом отношении, не очень последовательные. Но не думаю, завершая эту часть, это доконало режим. Ну, да, был еще один повод для раздражения дополнительный. Вообще более общий ваш вопрос о влияние запретов. Да, вообще, и у нас и не у нас введение запретов приводит к активизации нелегального сектора, несомненно. Вопрос не в этом, это общая закономерность. Вопрос в том, в каких формах это происходит и в каких масштабах. Я закончил некоторую работу на эту тему, которая показывает, что в разные периоды эти запреты приводили к росту разных нелегальных рынков. Вот в поствоенный период запрещали-запрещали, а рос, предположим, самогон. Потом запрещали что-то другое, разрешали третье после горбачевской реформы, самогон начал падать, а выросла нелегальщина другая – всякий контрафакт и прочее. Это побороли по ряду причин, 2000-е, стали жить получше, культура потребления и так далее, потом опять начались некоторые трудности – запреты, реформа и так далее. Нелегальный алкоголь опять попер, но уже в другой форме, в виде заводского не регистрируемого. То есть рынки подвижны, композиция их меняется. Но в целом, конечно, да, запреты всегда являются палкой о двух концах, они всегда производят вот эти нежелательные, негативные последствия. Это точно.

Вопрос: Надо понимать, что 14 литров на одного человека на душу – это средняя температура по больнице. Это и младенцы, и старики, и все остальные. Производилась ли какая-то селекция по социальным группам? Кто пьет больше, кто пьет меньше? Например, есть доля исламского населения или вообще группы, которые не пьют. Замещение потребления алкоголя легкими, средними и тяжелыми наркотиками. И второй вопрос – в политическом контексте достаточно часто алкоголь рассматривается не как поступление налога, а как некоторый коэффициент группового конформизма. Были ли там какие-то корреляции? Можно их?

Вадим Радаев: Какие корреляции, еще раз?

Вопрос: Внушаемость повышается при употреблении алкоголя, при злоупотреблении. Можно ли говорить или фиксировать какие-то корреляции социально-экономические изменения с резким изменением доли потребления алкоголя на душу населения. Благодарю.

Вадим Радаев: Ну, смотрите. Да, конечно, мы говорили в большинстве случаев о средней температуре по больнице, а дальше там целый мир из разных групп, слоев. Есть вещи очевидные. Вот, скажем, вы одну упомянули значительную вещь, что мусульмане пьют значительно меньше или вообще не пьют. То есть есть разные этнические различия. Я упоминал другое различие, очень важное для нашей страны и не только – гендерное. То, что различие между мужчинами и женщинами просто в разы. Кстати говоря, что с этим происходит, мне тоже это любопытно, я следующую работу буду делать про поколения. Но у меня такое ощущение уже существует, что разница между употреблением мужчин и женщин не растет, а уменьшается. То есть мужчин чуть меньше становится, а женщин больше. Но они пьют не те, они пьют другое. Но этот разрыв немножко так сходится. Как в свое время, кстати, произошло с курением. Есть работы, показывающие, что в какой-то момент мужчины начали чуть меньше, а у женщин начался стремительный рост. Поэтому вещи это не то что связанные, но они часто повторяют друг друга. Следующий важный вопрос, который вы задали, про связь с наркотиками. Должен сказать, что я выступал пару раз на международных конференциях, и один из первых вопросов, который задают люди, а изучаете ли вы это в связи с употреблением наркотиков, как это связано. Я вынужден сказать, что, нет, у нас, в данном случае, это целая отдельная история, специальные исследования. Нет, мы конкретно в рамках этого проекта не изучаем, к сожалению. Хотя, на самом деле, тема очень интересная и важная. Потому что табакокурение, алкоголь, наркотики – эти вещи не то что линейно связаны, но некоторым образом они должны рассматриваться в комплексе. Теперь вопрос про внушаемость. Это перекликается с одним из предыдущих вопросов. эта тема часто поднимается, и там очень много спекулятивного. Особенно когда готовилась горбачевская реформа, там был вброс, я помню хорошо, был вброс разного рода материалов про спаивание русского народа. И сейчас еще есть выбросы такие, что большевики сознательно спаивали народ, поскольку человек пьющий более покладист и идеологически лоялен, ну, или просто не думает ни о чем. Я не уверен, что такого рода заговор существовал, и что идеологическая установка была напоить, чтобы люди были счастливы. Я думаю, все было примитивнее. Использовали алкоголь как средство пополнение бюджета. Ну, и заодно, да, заодно. Ведь, на самом деле пугаются, я неправильно, не совсем точно сказал. Когда начинаются антиалкогольные меры, пугаются не только падения доходов в бюджет, пугаются еще и реакции населения. Потому что население не всегда счастливо, и начинают говорить, как сейчас вот, бывает такое, типа, и так все плохо, вы что, нам теперь еще и выпить не дадите? В этом духе. Поэтому я в такие теории идеологической диверсии – большевики спаивали народ, царь спаивал народ, я что-то не очень верю.

Модератор: Давайте поблагодарим Вадима Радаева. И слово Вадиму Новикову.

Вадим Новиков: Дорогие друзья, на сегодняшней лекции мы обнаружили, что исторически быстро, на протяжении жизни всего одного поколения, мы увидели, как Россия превратилась из страны, которая пьет преимущественно водку в страну, которая преимущественно пьет пиво. Это превращение оказалось настолько быстрым, что за ним не поспевают даже авторы учебников русского языка для иностранцев. Стереотипное традиционное Russians drink vodka все еще не изменилось на теперь уже более корректное Russians drink beer. В этих переменах есть, по крайней мере, одна приятная для всех сторона. Эта сторона состоит в том, что мы видим, что культура для любой страны оставляет открытыми много разных возможностей.

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 4 декабря 2015 > № 1572037 Вадим Радаев


Украина. Франция > Алкоголь > interfax.com.ua, 20 ноября 2015 > № 1557860 Жан-Ноэль Рейно

Украине необходимо обеспечить верховенство права, чтобы иностранные инвесторы чувствовали себя в безопасности - Жан-Ноэль Рейно

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" генерального директора французской компании “Мари Бризар Уайн енд Спиритс” (ТМ Sobieski и др.) Жан-Ноэль Рейно

Вопрос: На каком этапе ход судовых разбирательств по продаже корпоративных прав? Когда, по вашим оценкам, завершатся суды и компания сможет сконцентрироваться на текущих задачах по развитию бизнеса в Украине?

Ответ: В настоящее время мы ожидаем от Высшего хозяйственного суда назначения слушаний по кассационной жалобе наших оппонентов в деле о банкротстве "Бельведер-Украина". Высший хозяйственный суд примет окончательное решение о статусе аукционной продажи корпоративных прав (которую мы считаем нарушением Закона Украины "О банкротстве"). Кроме того, мы подали кассационную жалобу в Высший специализированный суд по делу ООО "Бельведер Украина" против Олега Тарана, Александры Владимирской и Марины Синициной о признании корпоративных прав и возвращения имущества из чужого незаконного владения. Этот случай касается перепродажи наших корпоративных прав ООО "Авигаль" после незаконного аукциона, в то время как кассационная жалоба касается решения Апелляционного суда, который отказал компании Belvedere S.A. в участии в судебных слушаниях в качестве стороны конфликта. Государственный ликвидатор Щербань А.M., представляющий ООО "Бельведер Украина", фактически выступил против интересов компании и отозвал жалобу во время последних слушаний дела, поэтому мы хотим равной возможности изложить свои доводы.

К сожалению, сейчас трудно прогнозировать результаты судебного разбирательства, но мы надеемся, что спор будет решен как можно скорее, так что мы сможем возобновить производственный процесс и продолжить инвестировать в Украину.

Вопрос: Какие ваши дальнейшие планы по развитию производства?

Ответ: Я думаю, что сейчас слишком рано говорить о дальнейших планах – сначала мы должны восстановить контроль над нашими активами в Украине и полностью возобновить производство. Другими словами, прежде чем выделять дополнительные инвестиции, мы должны убедиться, начала ли Украина трансформироваться в европейское государство или все еще она остается дикими джунглями, где не действуют законы. Конечно, мы надеемся, что справедливость восторжествует и мы возобновим нормальную работу в ближайшее время. Тем не менее, в связи с огромным политическим давлением от покровителя наших оппонентов – народного депутата от партии премьера Украины – мы не можем предсказать исход дела, хотя мы действуем в соответствии с законодательством Украины. Все, что я могу сказать, это то, что мы организовали производство нашего премиум-бренда – водки Sobieski – в Украине, а также у нас были планы по организации местного разлива шотландского виски и плодово-ягодных вин.

Вопрос: Сейчас компания импортирует свою продукцию в Украину? Из какой страны? В каких объемах?

Ответ: Нет, наша бизнес-модель основана на местном производстве и дистрибуции. Мы в настоящее время не импортируем продукцию в Украину, и таких планов у нас нет.

Иногда в Украине можно найти водку под брендом Sobieski местного производства, но это контрафактный продукт, что является еще одной причиной, почему мы хотим решить правовой спор как можно скорее и защитить репутацию нашего международного бренда.

Вопрос: Насколько перспективен рынок Украины для инвестирования в нынешних реалиях?

Ответ: Украина является многонаселенной страной с высоким уровнем образования и с евроинтеграционными стремлениями. С этой точки зрения, она является идеальным рынком для нас, у нее невероятный потенциал.

Тем не менее, Украине необходимо обеспечить верховенство права, так чтобы иностранные инвесторы, так же как мы, чувствовали, что их местные активы находятся в безопасности. И если это не удастся сделать, её потенциал как рынка будет существенным образом потрачен впустую.

Вопрос: Какие продукты планируете выпускать на заводе в Черкассах?

Ответ: До возникновения спорной ситуации мы производили премиум-водку Sobieski, а также были планы по внедрению местного разлива шотландского виски и плодовых вин в ассортименте.

Вопрос: Сколько инвестиций требует, по вашим оценкам, запуск производства?

Ответ: Мы уже вложили десятки миллионов евро в создание самого современного производства в Черкасской области. В настоящее время мы не имеем доступа к нашим активам и не знаем об их статусе. Весьма вероятно, что сейчас, когда мы беседуем, производственные мощности разбирают для дальнейшей продажи. Таким образом, мы не можем сейчас давать оценку. Даже если мы восстановим контроль над своими активами, нам все равно придется заново выстраивать свою дистрибьюторскую сеть с нуля. Тем не менее, мы в MBWS готовы продолжать инвестировать в дальнейшее развитие завода.

Вопрос: Насколько конкурентен в Украине рынок алкогольных изделий? На какого потребителя будет ориентирована ваша продукция?

Ответ: Это высоко конкурентный рынок, но также это – большой рынок с великолепными возможностями для развития.

Наши премиум-бренды созданы для премиум-сегмента, в то время как плодовые вина позиционируются для массового сегмента.

Украина. Франция > Алкоголь > interfax.com.ua, 20 ноября 2015 > № 1557860 Жан-Ноэль Рейно


Россия > Алкоголь > rosbalt.ru, 27 октября 2015 > № 1532553 Леонид Попович

Развитие виноградарства и виноделия входит в число важных государственных задач — особенно "в аспекте импортозамещения" — и даже обсуждалось на днях на президиуме Российской академии наук. Как было отмечено в высоком собрании, "потенциал почвенно-климатических условий России для возделывания винограда" используется пока всего на 35%. О проблемах отрасли рассуждает президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович.

— Леонид Львович, сколько и какого вина в настоящее время производится в нашей стране?

— Мы в России выпиваем примерно 1 млрд литров вина в год. В том числе, около 250-270 млн литров игристого вина, остальное — "тихого". Красные и белые вина употребляются примерно пополам, причем в разные годы бывают небольшие колебания то в "красную", то в "белую" сторону. У нас очень любят вина полусладкие, поэтому на их долю приходится 60-65% "тихих" столовых вин. Остальные — сухие.

Из этого миллиарда 250-260 млн литров составляют бутилированные вина, импортируемые из-за рубежа. Остальное производится на российских заводах. Но из этих примерно 750 млн литров лишь около половины делается из винограда, выращенного в России. Вторая половина — это вина из Франции, Испании, Италии, Аргентины Чили, Словении и других стран, в том числе с Украины, которые ввозятся в емкостях и здесь разливаются по бутылкам. Можно добавить еще порядка 100 млн литров коньяка.

Много это или мало? Посчитаем: в 1980-е годы мы выпивали 22 литра в год на душу населения. Сейчас еле-еле дотягиваем до 7,5 литра. Имея в РСФСР более 200 тыс га виноградника в 1979 году, мы в прошлом году имели всего 62 тыс га. Правда, это — без учета Крыма. С Крымом площади наших виноградников выросли примерно до 90 тыс га.

— Что само по себе прекрасно. Только вот какая штука: ценители вина жалуются на подорожание тех самых крымских вин. "Массандра" и другие вина, которые стоили 300-400 рублей за бутылку, теперь — до 800.

— Я бы сказал так: крымские вина действительно подорожали где-то вдвое. Из этих 100% подорожания 70% приходится "на кризис" — ведь многие продукты в Москве и Петербурге подскочили в цене эдак на 70%. Так и вино, которое тоже продукт. Плюс еще 30% — плата за возвращение Крыма и за наш собственный административный пресс.

Мы вино покупали в другой стране, в которой были "другие расклады". Приходится признать, что там не было того гигантского административного давления, которое имеет место у нас и стоит очень больших денег. А теперь крымчане стали Россией и покупают все в России. В том числе, все необходимое для производства.

Кроме винограда, который свой, есть еще список различных компонентов, который состоит примерно из 800 позиций. И на первом месте — электричество, которое для Крыма стало втрое дороже, потому что Крым теперь фактически — не полуостров, а остров. Плюс к тому весь подорожавший импорт коснулся их в той же мере, что и остальных россиян.

— Кстати, ведь и импортные вина тоже подорожали: любители жалуются, как раз в этом месяце "исчез тот сектор вин среднего диапазона", который еще в сентябре стоил те же 300-400 рублей и пользовался очень большим спросом.

— Придется огорчить: к настоящему моменту дораспроданы старые остатки вин, закупленных до падения рубля. Этих остатков было очень много, повезло тем потребителям, кто раскупил — а оптовиков в это время трясло, среди них банкротства пошли. Но теперь все, остатки кончились. Дешевого вина больше не будет — импортное в 2-2,5 раза дороже.

— Печально. А на чем все успокоится — какие цены можно признать справедливыми? Если, например, кизлярский коньяк и крымское сухое попали в одну ценовую категорию…

— Мы все-таки живем при капитализме, и справедливая цена — та, которую покупатель готов платить производителю. Если цена названа, но товар не покупается, производитель исчезает. Ожидать цен надо самых разных. Вино — не водка. Что будет дальше, никто не знает, курс доллара не спрогнозировать.

— В таком случае, как водится, встает вопрос об импортозамещении. Какой сектор вин у нас "выпадает" по причине кризиса, может быть, санкций? И сможет ли Россия их "заместить"?

— Мир вина так разнообразен, что при любой погоде каждый год огромное количество вин "выпадает" и заменяется другими. Но возможности у нашей страны огромные. Мой прогноз: если будут выполнены те обещания, которые дает нашей отрасли государство, то к 2030 году мы 75% винодельческой продукции, включая коньяки и ликеры, будем из своего винограда делать в России.

— А винограда хватит?

— Сейчас — нет, не хватает. Нужно сажать, сажать и сажать. Вот когда будет 300 тыс. га — я скажу: все, давайте остановимся. Пора подумать над экспортом. И если он наладится, сажать и дальше.

— Все-таки, мы в большинстве своем живем в широтах, где виноград не вызревает...

— Знаете, "не вызревает" ничего в тундре, которой у нас действительно покрыта треть страны. Но страна очень большая. И земель, пригодных для винограда, у нас примерно столько же, сколько во Франции. Весь Северный Кавказ, где зародился виноград, так что Россия — родина слонов и винограда. Дагестан, Кабардино-Балкария, Чечня.

— Ну, в Чечне-то Рамзан Ахматович вряд ли согласится на виноделие.

— Зато есть очень серьезная программа развития столового винограда в Чеченской Республике. Теперь — Ставропольский край, Ростовская область. А 500 лет назад по велению царя виноград выращивался в Астраханской области. Так вот, сейчас об этом вспомнили. В Астраханской и Волгоградской областях начали сажать виноградники. И я ожидаю в скором времени получения первой лицензии на производство вина из своего винограда в Волгоградской области.

Добавьте сюда изменение климата, глобальное потепление. Плюс мастерство наших виноградарей, которые умеют вести краевую культуру, когда виноградник на зиму закапывается. Немножко отпустите нас из административной удавки и чуть-чуть помогите — и мы виноградом и вином завалим не только свою страну, но и все соседние.

— Что же для этого нужно со стороны государства?

— Нам нужно уменьшение административного давления — и прежде всего, 171-го федерального закона. Который написан для регулирования водки, а регулирует вино. Закон писался в 1995 году, когда в стране царствовал "левый" спирт и "левая" водка, и ФЗ-171 наводил порядок на этом рынке. До сих пор его нормы предусматривают прежде всего наведение порядка с водкой. А что хорошо для водки, то плохо для вина.

Да, водка должна производиться на крупных заводах — там она легче учитывается, и скоро у нас останется десятка полтора ликеро-водочных заводов на всю страну. Но вино-то во всем мире 80% — с предприятий размером в 3-10 га. А закон — для предприятий размером с нашу знаменитую питерскую "Ладогу". Водочный спирт горит, и некоторые водки горят — поэтому требования к пожарной безопасности на водочном заводе должны быть очень серьезные. А вином можно пожар тушить, но требования-то те же. И вот так каждая деталь.

Почему, спрашивается, к нам иностранные инвесторы не идут? Да потому что иностранцы — нормальные люди, а не сумасшедшие. При нашем административном давлении на производство винодельческой продукции, туда сегодня идут или меценаты, или сумасшедшие. "Денег на нефти много заработали, деть некуда, хочется делать вино", — это нам говорили наши. А иностранцы считают прибыль, расходы, давление. При том давлении, которое оказывается на наше производство, к нам иностранцы не придут никогда.

У нас замечательное оборудование, которое мы покупаем во всем мире, кроме России. Те слабенькие предприятия, которые делали оборудование для нас, умерли: когда площади виноградников сокращается, теряется смысл развивать сопровождающую индустрию. У нас замечательные виноградные сорта — опять же, "частная инициатива поперек всех правил", и сейчас наши лучшие виноградники растут из лучших сортов мира. За эту инициативу мы все страдаем: по правилам, написанным еще в советское время, нам говорят, что мы преступники.

— Есть ли какие-то перспективы на ближайшее время?

— Недавние изменения, внесенные в закон, пока не работают, потому что нет достаточного количества подзаконных актов, и мы еще не поняли толком, что в этих изменениях написали. Как эти документы будут между собой сочетаться, мы не знаем. Однако будем надеяться, что к концу года все документы появятся и начнут работать.

Беседовал Леонид Смирнов

Россия > Алкоголь > rosbalt.ru, 27 октября 2015 > № 1532553 Леонид Попович


Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 12 августа 2015 > № 1454529 Игорь Булах

Гендиректор "Оболони": "В июле мы потеряли 1,5% годовых продаж со вступлением в силу антипивных законов"

Эксклюзивное интервью генерального директора корпорации "Оболонь" Игоря Булаха агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как "Оболонь" чувствует себя после вступления в силу с 1 июля "пивных законов"?

Ответ: Учитывая изменения, принятые в конце прошлого года, в отрасли сложилась критическая ситуация. По итогам первого полугодия на рынке пива, а также других рынках, на которых мы представлены, наблюдается падение, которое в процентном соотношении измеряется двузначными цифрами: от 15% до 24%.

Падение общего производства пива в первом полугодии, по данным Госстата, составило 24%, в частности производство на внутренний рынок упало на 21,5%. В натуральных величинах за шесть месяцев 2014 года произведено 123,8 млн дал, за аналогичный период этого года – немногим более 97 млн дал. То есть, в физическом выражении падение превысило 26 млн дал. Для понимания: по оценкам отраслевых экспертов, 20% падения производства в 2015 году чревато потерей около 30 тыс. рабочих мест в пивоваренной и сопутствующих отраслях.

К сожалению, инициативы, которые были законодательно закреплены с 1 июля, уже существенно сказались на показателях этого месяца. Мы наблюдаем падение около 30% по отношению к июлю прошлого года. Если же учитывать, что июль – основной месяц для продаж пива, то "благодаря" изменениям в законодательстве мы потеряли 1,5% наших годовых продаж.

На протяжении последнего полугодия большинство игроков отрасли пытались смягчить изменения в законодательство, но пока смогли добиться лишь голосования в первом чтении законопроекта №2971-д, судьба которого решится не ранее середины сентября и неизвестно в каком варианте. До этого времени производство упадет еще на несколько процентов и, учитывая приближение конца сезона, кризис углубится. О таком сценарии событий мы предупреждали, но, судя по всему, в правительстве экономическим расчетам не доверяют или же сознательно уничтожают пивоварение в Украине.

Вопрос: Только ли законодательные изменения являются причиной падения рынка?

Ответ: Не совсем так, они лишь усугубили падение. В целом можно выделить три основные причины. Первая – это искусственное сокращение территории из-за оккупации Крыма и части Донбасса, вследствие которого уменьшилось количество потребителей. По оценкам экспертов, потеря продаж составила 10-15%. Кроме того, с 15 августа прошлого года был введен необоснованный запрет на экспорт нашего пива на территорию РФ, что составляло более 10% от общих объемов производства корпорации.

Вторая причина – это снижение покупательной способности населения. Мы производим пиво, которое не относится к категории продуктов первой необходимости. Соответственно, по мере снижения реальных доходов граждан и ухудшения их благосостояния сокращается и потребление.

И третья – это, собственно, вступившие в силу с 1 июля законодательные изменения, ставшие катализатором падения рынка.

Вопрос: Как компания готовилась к новым законодательным изменениям?

Ответ: Подготовку мы начали сразу же после их принятия парламентом в конце 2014 года. Я не могу сказать, что технически у компании возникли трудности, но, как часто бывает в нашей стране, мы столкнулись с рядом бюрократических сложностей. Принятые поправки в Налоговый кодекс не были своевременно приведены в соответствие с другими нормативными актами, а некоторые из них приводились в соответствие уже после вступления их в силу.

Возьмем, к примеру, лицензию на экспорт. Все знали, что она необходима с 1 июля, но к этому времени ее ни у кого не было, ни у одного из производителей, потому что даже форма лицензии была разработана после 1 июля. Это свидетельствует о том, что не пивовары, а чиновники оказались не готовы к инициированным ими же изменениям правил игры. Поправки в Налоговый кодекс были приняты исходя не из экономических расчетов и прогнозов, а на волне растущего популизма и ввиду банальной необходимости латания бюджетных дыр на фоне имитации реформирования экономики.

Исправить ситуацию можно было до 1 июля, а не ждать, чем закончится эксперимент с 11 тысячами пивоваров, которые дают работу 160 тысячам украинцев и наполняют бюджет более чем на 3 млрд грн в год. А теперь неизвестно, когда будут приняты поправки в законодательство, но тянуть с этим нельзя, потому что для отрасли это будет иметь крайне негативные последствия.

Вопрос: Насколько критичным для крупных компаний является приобретение лицензии на оптовую продажу пива за 0,5 млн грн?

Ответ: На мой взгляд, для крупных игроков эта сумма не является критичной. У нас, например, была лицензия на торговлю алкоголем ввиду наличия в портфеле слабоалкогольных напитков, туда внесли и пиво. В то же время, в структуре корпорации "Оболонь" есть небольшие заводы, для которых стоимость лицензии была ощутимой. В целом, хочу отметить, что мы столкнулись с привычным явлением - организационными проблемами при получении лицензии, созданными госорганизациями.

Вопрос: Каковы позиции компании на рынке пива на данный момент?

Ответ: "Оболони" в первом полугодии удалось нарастить долю на 1,7 п.п. и сейчас она составляет 27%. Следует отметить, что из-за ведения военных действий на востоке Украины один из игроков рынка был вынужден приостановить свою деятельность. Высвободившуюся долю рынка разделили существующие игроки.

Вопрос: Насколько загружены мощности пивзаводов в пик сезона продаж?

Ответ: Загруженность пивзаводов в среднем составляет 50-55%. В период, когда рынок рос, мы постоянно испытывали нехватку мощностей и расширяли производство. Сейчас оборудование, которое мы закупили в период интенсивного роста рынка, оказалось невостребованным. Таким образом, исходя из динамики падения производства пива в Украине, у каждого крупного игрока в структуре бизнеса есть избыточные мощности. Если ситуация будет ухудшаться, не исключаю закрытия некоторых заводов в ближайшем будущем.

Вопрос: Насколько выросли цены на пиво с начала 2015 г. и существует ли предел их росту на этот год?

Ответ: Все производители поднимают цены по понятным причинам. Однако ни один производитель не может себе позволить, чтобы за один день цена продукции выросла в два раза – рынок этого не воспримет. Поэтому у нас есть некоторый лаг от увеличения себестоимости до подорожания пива на полке. В течение этого года цены уже выросли в среднем на 30-40%. И я не исключаю дальнейшего их роста, потому что есть и курсовая нестабильность, и ряд других факторов.

Вопрос: Каков ваш прогноз относительно доли импортного пива на украинских полках?

Ответ: В первом полугодии доля импорта сократилась на 9%. В то же время недавно "Эфес" начал производство своих марок в Молдове и начнет импортировать их из этой страны. Поэтому доля импорта будет корректироваться.

Вопрос: Как компания работает над диверсификацией экспортных поставок после потери российского рынка?

Ответ: Потеря российского рынка для нас остается ощутимой. Доля "Оболони" среди импортного пива в России составляла около 60%. В отдельные периоды наша доля доходила до 2,2% российского рынка в целом и 7% - рынка Москвы. Это очень существенные показатели. Но мы не останавливаемся и работаем со всеми возможными рынками. С одной стороны, это приближенные к Украине страны – Молдова, Беларусь, страны Балтии, Кавказа. С другой - мы увеличили количество партнеров в Юго-Восточной Азии (Китай, Южная Корея), в прошлом году открыли рынки Австралии, стран Южной Америки, Африки. Понятно, что для того, чтобы полноценно заменить российский рынок, понадобится несколько лет, но мы надеемся когда-нибудь на него вернуться. Для того, чтобы не потерять наших потребителей на этом рынке, мы начали лицензионное производство в России.

Новым для нас экспортным товаром стал солод, мы развиваем это направление.

Вопрос: Какие перспективы открыл для пивной отрасли договор об ассоциации с ЕС?

Ответ: Договор об ассоциации с ЕС существенного толчка для отрасли не дал, потому что пошлины на пиво и так не было. Сближение с ЕС дает иного рода преимущества. В Украине большинство госстандартов родом из Советского Союза, необходимость их изменения уже давно созрела. Сближение же с ЕС способствует скорейшему согласованию европейских стандартов в сфере пивоварения и сопутствующих отраслях. К сожалению, когда речь заходит о внедрении европейских стандартов, в некоторых случаях правительство искаженно подходит к их реализации, создавая все новые проблемы для отрасли. Например, сейчас рассматривается обновление регламента по использованию стеклянной тары. В Европе большинство стран пропагандирует повторное ее использование. Это связано как с улучшением экономической ситуации, так и оправдано с экологической точки зрения. В Украине эту идею пытаются исказить и запретить повторное использование стеклотары, тем самым создавая новые проблемы для производителей пива.

Вопрос: Как обстоят дела в остальных категориях напитков в первом полугодии?

Ответ: Несмотря на то, что эти категории не так жестко регулируются государством, как пиво, потребление все же уменьшается из-за факторов, о которых шла речь выше. Падение производства слабоалкогольных напитков в январе-июне составило 15%, минеральной воды – 13%, безалкогольных напитков - 14%. В категории безалкогольных напитков в первом полугодии доля компании выросла на 0,4 п. п. и составляет 15,1%.

Вопрос: Есть ли потенциал роста у безалкогольной продукции в Украине?

Ответ: Этот рынок имеет потенциал хотя бы потому, что не является подакцизным. Все указывает на то, что кризисные явления на нем обусловлены, в первую очередь, макроэкономическими факторами. Конкуренция на рынке безалкогольных напитков достаточно высокая. Если сравнивать с пивным рынком, 90% которого контролируют четыре игрока, ситуация отличается большим количеством региональных игроков и марок, которые занимают 45% данной категории. 55% рынка контролируют три больших игрока.

Вопрос: Как развивался рынок слабоалкогольной продукции?

Ответ: Рынок САН в последние годы демонстрировал стабильность, не было ни резких падений, ни роста. Но в этом году мы прогнозируем его сокращение на 15%, обусловленное тем, что категория лиц, потребляющих слабоалкогольную продукцию, больше всего пострадала от экономического кризиса. Сейчас "Оболонь" занимает на нем одну треть.

Вопрос: Компания запустила сидр под ТМ Ciber. Какую долю планируете занять в этой категории?

Ответ: Сидр как категория не нова, она пользуется возрастающим интересом у потребителя и обладает хорошим потенциалом для роста. Хотелось бы занять в ней долю рынка, соизмеримую с нашим пивным портфелем – 25-30%. Прогнозировать более конкретно сегодня сложно. Запуск ТМ Ciber компания готовила более года, он был осуществлен после введения ограничительных мер 1 июля, что значительно усложняет его коммуникацию. Поэтому для его продвижения мы будем применять доступные инструменты.

Вопрос: Какие еще новации присутствовали в этом сезоне?

Ответ: Мы постоянно работаем над здоровьем наших брендов. Недавно провели ребрендинг нашего основного бренда - ТМ "Оболонь", работаем над обновлением других позиций. В текущем сезоне корпорация выпустила ряд инноваций во всех категориях. Кроме сидра, это ряд пивных новинок ("Героям Слава"), решили продолжить успешный проект "Единая страна" с лимитированной партией пива "Оболонь Светлое" с синими и желтыми этикетками. В категории безалкогольных напитков мы начали производство "Живчика" в https://admin.interfax.kiev.ua/cms_public/add.php?lang=rus§ion=3упаковке 0,33 л, а также представили серию классических вкусов под новой торговой маркой. В сегменте минеральных вод "Оболонь" начала производство лечебной воды "Збручанська-77", вывела в подкатегории "вода+" инновационные позиции "Оболонська зі смаком лимона та апельсина" и "Прозора с екстрактом зеленого чаю та смаком персика".

Вопрос: Какие инвестиции запланированы на текущий год?

Ответ: Мы сейчас не планируем активных инвестиций. Все затраты в текущем году будут направлены на оптимизацию существующих процессов. В 2014 году мы достигли максимального показателя безотходности производства. Компания сэкономила почти 300 млн литров воды благодаря ее повторному использованию в технологических процессах. Сегодня компания реализует, перерабатывает и повторно использует 96% отходов собственного производства, в частности, пивную дробину, дрожжевые и зерновые остатки, пластик. Еще 1,9% использованных материалов (макулатура, отработанные шины, стеклобой, металлический лом, люминесцентные лампы) передаем на переработку партнерам.

Ввиду сложившейся ситуации в энергетике приоритетным для нас является внедрение энергосберегающих технологий. В первую очередь, это различные варианты использования альтернативных источников энергии. В частности, у нас есть положительный опыт перехода на альтернативное топливо на одном из предприятий. Сейчас компания рассматривает возможность установки таких котлов на всех заводах, что позволит сократить потребление газа.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 12 августа 2015 > № 1454529 Игорь Булах


Россия > Алкоголь > agronews.ru, 16 июля 2015 > № 1431066 Евгений Арсюхин

Комментарий. Под маской импортозамещения: новые наклейки на алкоголь

Алкогольную продукцию, произведенную в России, пометят особыми наклейками. Чтобы отличить ее от буржуазной, чуждой и, скорее всего, просто вредной для русского желудка. Импортозамещение оказалось прекрасной идеей для чиновников и отраслевых лоббистов: им можно замаскировать что угодно. А что маскируют в данном случае?

Ну что. Во-первых, конечно, марка будет стоить денег, есть компании, которые выиграли производство марок в тяжелой борьбе с другими прекрасными компаниями, и это «производство» - особый, невидимый миру бизнес. В свое время при раннем Рейгане шутили, что единственная процветающая отрасль США – это производство флагов. Страна переживала кризис (из которого ее и вытащил Рейган), а вместе с ним и всплеск патриотизма, навсегда оставшийся в истории шоубизнеса фильмом «Рокки». Что-то похожее происходит и в России.

Но это было «во-первых», а есть же и «во-вторых». Производителям российского алкоголя будут положены льготы (иначе зачем отделять агнцев от козлищ), и тут-то начнется интересное. Превращение нероссийского в российское, например. Деньги, за которые будут драться производители. А обострение конфликта водочников и пивняков? О, это уж как пить дать. Все будет у них, как всегда. Поддельные «исследования», заказанные «институтам» где-нибудь в глуши, у которых нет ничего, кроме зарегистрированного ООО, даже офиса. Хотите, мы зарегистрируем «ООО Институт прикладных междисциплинарных исследования рынка и трендов» (простите, если такой уже есть, я вот совсем не удивлюсь). И будем бегать по производителям и торговать тем, что от имени «института» готовы прокомментировать любую ересь. Будут чемоданы денег в газеты-журналы, и, конечно, депутатам, куда без депутатов. Впрочем, водочники и пивняки и так рано или поздно сцепятся (они это делают не реже раза в год), так что это так, к слову.

Наблюдаю за алкогольными реформами (склады такие, склады сякие, марки с голограммой, без голограммы) уже лет 15, и что могу сказать. То, что народ вроде бы массово прекратил травиться, это вовсе не заслуга реформаторов, а скорее работа сетевых магазинов. Я знаю людей, которые очень здорово поднялись на этих реформах, и конвертировали полученный капитал кто как, но как правило вне питейной сферы, потому что долго в ней оставаться невозможно. Прихлопнут. Я знаю предприятия, которые могли бы работать, но разорились, и никакая реформа им не помогла выжить, даже, скорее, прикончила их бытие. Что еще? Может, прекрасные российские вина (а не винный материал из остатков молдавского пиршества, наскоро перелицованный под российский бренд)? Нет. Может, недорогая и действительно качественная русская водка? В принципе тоже нет, но, если вина нет вообще, то с водкой дела, конечно, немного получше, хотя по большому счету отрава и есть отрава. Пиво? О, какая прекрасная тема. Убитые бренды. Пойло как национальная идея. Деньги, сделанные не на качественном продукте, а на сознательной деградации технологии. С пивом вообще прекрасно все.

Вот и от этой инициативы я не жду ничего хорошего. Потому что я с крайним скепсисом смотрю на современную экономическую политику и полагаю, что закончится она большим конфузом.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Алкоголь > agronews.ru, 16 июля 2015 > № 1431066 Евгений Арсюхин


Россия > Алкоголь > oilru.com, 1 июля 2015 > № 1456586 Вадим Дробиз

"У нас безумно дорогой даже самый дешевый алкоголь".

Росалкогольрегулирование выступило против повышения акцизов на водку. Такая информация содержится в докладе ведомства. На прошлой неделе Минфин предложил повысить акцизы на крепкий алкоголь в 2017 и 2018 годах. Директор Центра исследований федерального и регионального рынка алкоголя Вадим Дробиз ответил на вопросы ведущей "Коммерсантъ FM" Светланы Токаревой.

В Росалкогольрегулировании проанализировали итоги акцизной политики государства за последние годы и пришли к выводу, что "повышение ставок акциза не влечет за собой пропорционального увеличения сумм начислений и поступлений в бюджеты всех уровней". Скорее, высокие акцизы стимулируют развитие нелегального сегмента, отметили в ведомстве.

— Вы какой позиции придерживаетесь: повышать или нет?

— Я полностью поддерживаю рост алкогольного регулирования. Чтобы было понятно, о чем идет речь: рост ставки акцизов составлял 10% на протяжении периода свыше десяти лет. Примерно с 2000 по 2011 год. Государство решило ускорить темпы роста. С 2000 по 2011 была некая гармония между нелегальным рынком, суррогатным рынком и легальным рынком, прежде всего, крепкого алкоголя. По крайней мере, в легальной рознице легальной водки было 70%, 30% было нелегальной. Никуда от этого не денешься. С 2012 года рост ставки в год утроился до 30%. В результате, в 2014 году относительно 2010 года в розничной продаже минимальная цена бутылки водки выросла практически в 2,5 раза. Население отказалось и перешло на партизанскую войну с легальным рынком. Резко упало и производство, и потребление легальной продукции.

Мало того, в 2014 году по итогам первого полугодия рост ставки составлял 25%. Теоретически, государство должно было собрать и денег на 25% больше, а собрало на 10% больше с крепкого алкоголя. Автоматически можно даже просто арифметическим действием понять, что на 15% сократился легальный рынок в 2014 году в первом полугодии. По итогам этих данных было признано, что акцизная реформа, условно говоря, провалилась в тартарары. Поэтому ставка акциза на 2015-2016 годы не повышалась. Фактически по уровню ставки 2014 года мы сразу шагнули в 2020 год. Мы сегодня по уровню ставки находимся, если бы она росла, как и ранее — по 10% в год — в 2020 году.

— Это не предел, по мнению Минфина, видите, вновь хотят повысить акцизы. Их, наверное, нельзя в этом упрекнуть.

— Они очень политически хитро делают это. В 2017 году плюс 5% и в 2018 плюс 5% — это не плюс 30%, которые были с 2012 по 2014, это даже не плюс 10%, которые были раньше. Я понимаю Минфин — их не поймут, если они не будут повышать ставку акциза за такой долгий период — пять лет до 2018 года, поэтому есть такое политически компромиссное решение. Хотя надо понимать, что относительно минимальных средних зарплат сегодня алкоголь для нашего населения примерно в пять-восемь раз дороже, чем для жителей Западной Европы, США и других цивилизованных стран. У нас безумно дорогой даже самый дешевый алкоголь.

— Чем закончится это противостояние, на ваш взгляд?

— Противостояние пока такое мощное, я бы не сказал, что есть. Дело в том, что, во-первых, ставки акцизов корректируются на ближайшие три года ежегодно, поэтому еще есть 2015-й, в 2016 будут корректировать эти ставки. Я думаю, что разум победит, потому что сегодня есть масса нелегальной суррогатной продукции на рынке, с которой ничего не можем сделать. Я не зря сказал, что это партизанская война населения — именно так. Это население голосует кошельком против высоких цен в легальной рознице. И с ним не поспоришь, когда не менее 30 млн человек у нас сегодня употребляют нелегальную суррогатную крепкую алкогольную продукцию.

— А победа разума — это оставить акцизы на существующем уровне?

— Скорее всего. Это было бы разумнее, по крайней мере, но это тоже не решит проблему, точнее, она в принципе не имеет сегодня решения, во-первых, и денег государство больше не соберет, если мы повысим, потому что и легальный рынок опять немножко сократится. У нас кризис, в кризис растет потребление алкоголя, кстати, так же отзывается население в любой стране мира, потребность в алкоголе стала больше, финансовые возможности населения реально сократились, цена достаточно высокая, поэтому население предпочитает пользоваться совсем другими каналами продаж — нелегального и суррогатного алкоголя.

Россия > Алкоголь > oilru.com, 1 июля 2015 > № 1456586 Вадим Дробиз


Россия > Алкоголь > mvd.ru, 11 июня 2015 > № 1578896 Олег Калинкин

Суррогат - угроза национальной безопасности.

О том, какая работа проводится органами внутренних дел и представителями общественных организаций по декриминализации алкогольного рынка, рассказывают заместитель начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России полковник полиции Олег КАЛИНКИН.

Hесмотря на положительную динамику в работе, проводимой органами внутренних дел по декриминализации алкогольного рынка, ситуация с незаконным оборотом алкогольной продукции в стране остаётся напряжённой.

Происходит увеличение теневого производства и оборота контрафактной и не отвечающей требованиям безопасности спиртосодержащей продукции в связи с их высокой доходностью, так как себестоимость производства одной бутылки водки составляет порядка 20 рублей, остальное – акцизные сборы. Средняя стоимость нелегальной бутылки водки на оптовых базах варьируется от 30 до 40 рублей, в зависимости от качества и сложности производства тары.

За последние три года в рамках борьбы с алкоголизацией населения акциз на алкоголь вырос на 116,4 процентов – с 231 до 500 рублей за 1 литр безводного спирта, в результате стоимость бутылки водки объёмом 0,5 литра выросла с 98 до 220 рублей в 2014 году, то есть на 215 процентов. С 1 февраля 2015 года минимальная цена бутылки водки установлена в 185 рублей, виски, бренди, рома – в 293 рубля, коньяка – не менее 322 рублей.

По данным Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя легальная водка стала недоступной для значительной части граждан России. В 2009 году объём рынка суррогата составил около 450-500 миллионов литров, в 2013 году – уже 800 миллионов, а в 2014 году около 1 миллиарда литров!

По мнению Союза производителей алкогольной продукции, если стоимость легально произведённой водки будет увеличиваться прежними темпами, к концу этого года количество контрафактной и некачественной продукции на рынке может превысить 50-60 процентов, что является угрозой национальной безопасности.

Так, Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным в конце прошлого года было отмечено, что рост цен на алкоголь ведёт лишь к обратному результату – увеличению рынка суррогатной продукции.

Кроме того, значительное повышение суммы акцизных сборов и сложности процедурных вопросов при выдаче лицензий Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка спровоцировали его участников, в основном мелких и средних легальных производителей, к переходу на подпольные формы деятельности.

Непростая ситуация сложилась в Северо-Кавказском регионе, на территории которого функционировало множество предприятий по производству алкогольной продукции, которые по различным причинам лишились соответствующей лицензии, но периодически возобновляют свою незаконную деятельность. Одна из крупнейших операций по декриминализации рынка алкогольной продукции, а также ликвидации каналов финансирования подпольных бандформирований, была проведена здесь сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России в мае прошлого года. Оперативным путём удалось установить, что масштабное производство этилового спирта организовано на территории Кабардино-Балкарской Республики, а алкогольной продукции – на предприятиях, расположенных в Республике Северная Осетия - Алания. Фальсификат под видом оригинальной продукции известных отечественных и зарубежных производителей направлялся на реализацию в различные регионы России.

Так, в ходе рейдов на территории крупного спиртового завода в городе Нарткала оперативники обнаружили более двух миллионов литров неучтённого в Единой государственной автоматизированной информационной системе спирта. Такого количества хватило бы на 30 железнодорожных шестидесятитонных цистерн! А в городе Беслане выявили два нелегальных предприятия, занятых производством крепких спиртных напитков.

В проводимой операции приняли участие СЭБ ФСБ России УЭБ и ПК МВД по РСО – Алания, а также бойцы отрядов спецназа ФСБ России по РСО-Алания и КБР, осуществлявшие силовую поддержку. В итоге была пресечена деятельность четырёх подпольных заводов. Полицейскими обнаружено более 340 тысяч бутылок фальсифицированного алкоголя, поддельные федеральные марки общим количеством 720 тысяч штук, 56 тысяч литров купажа, свыше 2 миллионов тонн спирта, тара и этикетки различных торговых брендов, а также черновая бухгалтерия, записи и документы, подтверждающие противоправную деятельность.

Вся незаконно произведённая продукция общей стоимостью более 6,5 миллиардов рублей изъята из оборота. По предварительным подсчётам, ущерб государству в виде неуплаченного акцизного сбора составляет около миллиона рублей.

В августе 2014 года сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России и УЭБ и ПК ГУ МВД России по Волгоградской области проведена масштабная совместная операция по пресечению незаконного оборота немаркированной алкогольной продукции. В ходе рейда подтвердилась полученная ранее оперативная информация о том, что в магазинах одной из известных розничных торговых сетей Волгограда реализовываются спиртосодержащие напитки различных наименований с поддельными федеральными специальными марками акцизного сбора.

Оперативники провели обыски в семи магазинах, в офисе и на складе. Изъяли бухгалтерскую документацию, информацию на электронных носителях и другие вещественные доказательства, свидетельствующие об объёмах поставок и последующей розничной продаже фальсификата. По предварительной информации, ритейлером реализовано свыше 58 тысяч бутылок поддельного алкоголя. Образцы изъятой продукции переданы на экспертизу на предмет безопасности для жизни и здоровья потребителей. Всего из незаконного оборота изъято более 500 тонн несертифицированной алкогольной продукции.

Стоит отметить, что нелегальный алкоголь распространяется по всей территории Российской Федерации большей частью через перевалочные базы Московского региона, через который проходят все транспортные артерии страны.

В связи с предпринимаемыми подразделениями МВД России мерами по декриминализации алкогольного рынка доставка нелегальной продукции из регионов Северного Кавказа становится для злоумышленников всё сложнее, что заставляет их переносить подпольные производства непосредственно на территорию Московского региона, а также Ленинградской области.

Так, в марте текущего года сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России проведена операция на территории одной из промзон Мытищинского района Московской области. Здесь был выявлен крупный перевалочный пункт, куда поступали фальсифицированные спиртосодержащие напитки различных наименований. Они сортировались, а затем поставлялись в розничную сеть по всей стране.

Сотрудники полиции в складских помещениях базы обнаружили свыше 430 тысяч бутылок поддельных алкогольных напитков (более 20 видов) под марками известных отечественных и зарубежных производителей. Из тайников изъяты рулоны с фальшивыми федеральными специальными марками общим количеством более 200 тысяч штук, стеклотара, этикетки, пробки и упаковочные материалы.

Вся контрафактная продукция изъята из оборота, часть направлена на экспертизу по установлению степени вреда для здоровья человека.

По результатам мероприятий возбуждено два уголовных дела по признакам преступления, предусмотренного статьёй 327 УК Российской Федерации «Изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия либо их использование» УК Российской Федерации.

В апреле 2015 года сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России на территории Всеволожского района Ленинградской области пресечена незаконная деятельность по промышленному производству алкогольной продукции. Обнаружены и изъяты две линии розлива, более 250 тысяч бутылок готовых алкогольных напитков, около 250 тонн спиртосодержащей жидкости, поддельные акцизные марки и федеральные специальные марки в количестве более 600 тысяч штук. Возбуждено уголовное дело.

По данным ФКУ «ГИАЦ МВД России» в 2014 году проведено почти 175 тысяч проверок, в ходе которых выявлено более 108 тысяч правонарушений. Возбуждено более 6 тысяч уголовных дел и составлено 97,5 тысяч протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП Российской Федерации. По выявленным правонарушениям внесено 210 представлений на приостановление действий лицензий, в том числе приостановлено – 40, аннулировано – 13.

Пресечена деятельность 145 подпольных производств по изготовлению алкогольной продукции, а также 16 организованных групп, совершивших правонарушения в данной сфере. Из незаконного оборота изъято свыше 740 тысяч декалитров этилового спирта, порядка 2,8 миллионов декалитров спиртосодержащих напитков.

ГУЭБ и ПК МВД России на постоянной основе проводится комплекс организационных и практических мероприятий, направленных на пресечение незаконного оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции. К примеру, в качестве предупредительной меры ежегодно на территории Российской Федерации ГУЭБ и ПК МВД России организует и проводит оперативно-профилактическое мероприятие «Алкоголь», в рамках которого осуществляются проверки нелицензированных субъектов предпринимательской деятельности с целью пресечения фактов незаконного производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции. Выявляются правонарушения, связанные с отсутствием лицензий, продажей товаров, свободная реализация которых запрещена или ограничена, незаконным использованием товарного знака, нарушением правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также пива и напитков, изготавливаемых на его основе.

Но одними лишь профилактическими и дисциплинарными мерами МВД России повлиять на ситуацию не способно.

По прогнозам Росалкогольрегулирования повышение ставок акциза на алкогольную продукцию без одновременного усиления контроля за её производством и оборотом, а также отсутствие единых ставок акциза на алкогольную продукцию на территории стран Таможенного союза, может привести к увеличению бесконтрольного ввоза на территорию России немаркированной алкогольной продукции, произведенной в государствах – участниках Таможенного союза.

Эта тенденция повлечёт сокращение налогооблагаемой базы, снижение поступлений в бюджет Российской Федерации, ухудшение качества реализуемой на розничном рынке алкогольной продукции, а также негативные социально-экономические последствия, связанные с увеличением объёмов потребления суррогатного алкоголя, а также сокращение рабочих мест на легальных предприятиях.

Государство недополучит более 150 миллиардов рублей акцизов и других налогов, будет нанесён существенный ущерб здоровью населения из-за повышения потребления нелегального алкоголя, резко возрастут и составят около 100 миллиардов рублей в год доходы теневых структур.

Данная ситуация складывается в основном, из-за существенного различия в ставках акциза на крепкую алкогольную продукцию в странах Таможенного союза. По данным Минфина России ставки акцизов на крепкую алкогольную продукцию в Республике Беларусь составляют примерно 80-90 процентов от уровня ставок в России, а в Республике Казахстан ниже российских примерно в 4 раза (ставка акциза на водку составляет 109 рублей или 2,2 евро, в Российской Федерации – 500 рублей или 10 евро за 1 литр безводного спирта). Исходя из этого, водка, приобретённая физическими лицами в Республике Казахстан по цене в среднем в 3 раза ниже российской, ввозится в нашу страну без уплаты налогов и маркировки для продажи. Объём ввоза, по данным агентства по статистике Республики Казахстан и ФТС России, принимает промышленные масштабы.

В целях выработки мер по совершенствованию экономических методов регулирования производства и оборота алкоголя, правовых и рыночных механизмов развития конкуренции в данной сфере, по противодействию нелегальному производству и обороту этилового спирта, и спиртосодержащей продукции, образована Правительственная комиссия по повышению конкурентоспособности и регулированию алкогольного рынка. При этой комиссии сформирована рабочая группа по профилактике правонарушений в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. В её состав включён представитель МВД России.

В целях повышения эффективности межведомственного взаимодействия при планировании и проведении совместных мероприятий по проверке имеющейся информации о нарушениях законодательства в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции действует межведомственная рабочая группа, созданная в 2012 году.

В её рамках осуществляется обмен информацией о фактах незаконного производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Росалкогольрегулирование направляет в адрес ГУЭБ и ПК МВД России информацию о производителях спирта и водки, утративших лицензии и фактически продолжающих осуществлять их нелегальное производство. При этом в целях подтверждения имеющейся информации проверочные мероприятия Росалкогольрегулированием проводятся совместно с ОАО «Навигационно-информационные системы» (ГЛОНАСС), которое осуществляет спутниковый мониторинг объектов, представляющих оперативный интерес.

Кроме этого, ГУЭБ и ПК МВД России и Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка предпринимаются совместные усилия по разработке нормативных правовых актов, регулирующих сферу производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, в том числе направленные на декриминализацию данной сферы.

По результатам совместной нормотворческой деятельности принят Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления мер противодействия обороту контрафактной продукции и контрабанде алкогольной продукции и табачных изделий», направленный на усиление ответственности за нарушения в сфере оборота алкогольной продукции.

Так, в УК Российской Федерации введена статья 200.2, предусматривающая уголовную ответственность за контрабанду алкогольной продукции и табачных изделий через таможенную границу Таможенного союза, значительно снижены суммы крупного и особо крупного размеров для целей статей 171.1 «Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством Российской Федерации» (крупный размер снижен с 1,5 миллионов до 100 тысяч рублей, особо крупный – с 6 до 1 миллиона) и 180 «Незаконное использование товарного знака» (крупный размер снижен с 1,5 миллионов до 250 тысяч рублей) УК Российской Федерации, увеличены санкции за правонарушения, предусмотренные статьями 14.7 «Обман потребителей», 14.10 «Незаконное использование товарного знака», 15.12 «Производство или продажа товаров и продукции, в отношении которых установлены требования по маркировке и (или) нанесению информации, без соответствующей маркировки и (или) информации, а также с нарушением установленного порядка нанесения такой маркировки и (или) информации» КоАП Российской Федерации.

Россия > Алкоголь > mvd.ru, 11 июня 2015 > № 1578896 Олег Калинкин


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 18 мая 2015 > № 1382666 Юрий Шефлер

Как водочный магнат Юрий Шефлер потерял Россию и завоевал мир

Галина Зинченко

корреспондент Forbes

За 12 лет вынужденной эмиграции владелец S.P.I. Group закрепился на международном рынке, увеличил состояние до $1,75 млрд и сохранил добрые отношения с половиной списка Forbes

За поросшими травой дюнами видно Балтийское море и безлюдный пляж. «Здесь потрясающая природа, посмотрите, какой сегодня прекрасный закат! А вчера было настоящее северное сияние!» — восклицает владелец S.P.I. Group Юрий Шефлер, взбираясь на песчаную гору. По ходу он задает вопросы о том, что «происходит в столице нашей Родины». Бизнесмен не был в Москве почти 13 лет — обвиненный в присвоении бывших советских алкогольных брендов, он был вынужден уехать из России. Потеряв часть своего бизнеса, Шефлер судился за права на торговые марки во многих странах. Разбирательства до сих пор не завершены, S.P.I. Group недавно проиграла суд в Нидерландах. Но ее владелец выглядит довольным — компания c чистой годовой выручкой $500 млн расширяется, производит водку и вино, шампанское и бальзамы. На очереди ром и виски. Как предприниматель, все еще числящийся в международном розыске, строит бизнес за пределами России?

Источник состояния

В одном из цехов завода Latvijas Balzams стоит сладкий запах ванили. Но производят здесь не кондитерские изделия, а ароматизированную водку Stoli. На этот раз ванильную. На территорию завода ведет тупиковая ветвь железной дороги. Сюда из Тамбова приходят поезда со спиртом, изготовленным на принадлежащем S.P.I. Group предприятии «Талвис». А уже в Риге, разбавляя спирт водой из скважины, делают водку. Ряды высоких узких бутылок плывут по конвейерной ленте в соседнее помещение, где их пакуют в коробки и готовят к экспорту в Америку. S.P.I. Group поставляет в США около 20 млн бутылок Stoli в год — в 5,5 раза больше, чем было продано «Столичной» в 1979 году, когда она стала самой востребованной импортной водкой в Соединенных Штатах.

«Шефлер — счастливчик! Заполучив этот бизнес, он даже не понимал, что за сокровище ему достается», — восклицает бывший топ-менеджер завода, разливавшего водку «Столичная» в начале 1990-х. Владелец S.P.I. Group начинал с того же, что и многие миллиардеры: продавал компьютеры, скупал ваучеры. Одновременно учился в Экономической академии им. Плеханова. В 1993 году, договорившись со швейцарской Hopf, создал торговый дом «Садко-Аркада». Затем с другими партнерами приобрел блокпакет АО «Внуковские авиалинии», а также акции ГУМа и ЦУМа.

Дипломную работу в 1996 году он писал о собственном управленческом опыте, за что неожиданно для себя удостоился похвалы от профессоров, знавших капитализм лишь в теории.

«Я сам тогда не понимал, какая отрасль мне нравится, где смогу найти себе применение, поэтому пробовал все подряд», — признается Шефлер.

Один из партнеров познакомил его с Владимиром Ямниковым, генеральным директором ликеро-водочного завода «Кристалл».

Ямников уговорил молодого предпринимателя заняться скупкой акций ВАО «Союзплодоимпорт», ожидавшего восстановления своих прав на ряд водочных марок — «Московскую», «Пшеничную», «Русскую», «Столичную» и др. В 1991 году Госпатент СССР лишил их правовой охраны на территории Советского Союза, признав общеизвестными. Наравне с «Кристаллом» и предприятиями, прежде разливавшими водки по лицензии, выпускать «Московскую» и «Столичную» могли все ЛВЗ. Гендиректор «Союзплодоимпорта» Евгений Сорочкин и Владимир Ямников («Кристалл» владел долей в ВАО) добились отмены решения Госпатента.

Однако марки вернули «Союзплодоимпорту» (правовая охрана должна была возобновиться в 1997 году), хотя Ямников хотел оформить их на «Кристалл» как старейшего производителя «Столичной» и «Московской». Недовольный Ямников попытался поставлять в Америку водку Stolichnaya Cristall, но натолкнулся на судебные иски со стороны корпорации PepsiCo, продвигавшей Stolichnaya в США по договору с «Союзплодоимпортом» с 1972 года и потратившей на маркетинг около $100 млн.

Встретив Шефлера, гендиректор «Кристалла» нашел союзника, вдохновив его идеей построить международный бизнес. В 2000 году заканчивалось соглашение «Союзплодоимпорта» с PepsiCo. Сорочкин, как рассказывает его знакомый, мечтал о том, как заключит новый контракт на более выгодных условиях и сможет получать часть той прибыли, что оседала у PepsiCo. И не уследил, что теряет власть. К 1997 году Шефлер консолидировал 80% акций ВАО «Союзплодоимпорт» и на собрании совета директоров сместил Сорочкина (увы, Ямников не смог отпраздновать победу — в январе 1997-го он умер вследствие болезни).

Пробовавший все подряд бизнесмен сделал выбор. Юрий Шефлер продал Сулейману Керимову свои доли во «Внуковских авиалиниях» и «Нафта-Москва». Расстался с акциями ГУМа и ЦУМа. Вышел из учредителей «Садко-Аркада» (рестораны, супермаркеты, магазины модной одежды). Зато расплатился по долгам «Союзплодоимпорта», перенес производство водки в Калининград на «Росвесталко» и принялся бороться с контрафактной продукцией заводов, игнорировавших тот факт, что марки перестали быть «общеизвестными».

Обнаружив, что во многих странах, например в Австралии, Испании, Аргентине, права на бренды уже не принадлежат «Союзплодоимпорту», Шефлер потратил более $45 млн на их выкуп и перерегистрацию. В 1998 году он вместо ВАО создал ЗАО (из названия компании при этом пропала одна буква «о» — «Союзплодимпорт») и продал права на торговые марки своей нидерландской фирме Spirits International. Бизнес и юридически стал международным.

«Мы зарабатывали деньги на Западе и должны были продавать валютную выручку, — объясняет Шефлер. — Но чтобы иметь возможность тратить ее на продвижение брендов за рубежом, провели реструктуризацию группы». Новую группу компаний назвали S.P.I. Group.

Удар навылет

«Эти деятели провели приватизацию безобразно и юридически ущербно», — сетовал в интервью Forbes Юрий Жижин, бывший (до 1987 года) глава «Союзплодоимпорта», подразумевая события 1990 года. Когда советское внешнеэкономическое общество преобразовывалось в акционерное, Евгений Сорочкин не стал создавать комиссию для оценки активов. Переуступка права на 43 водочные марки обошлась Spirits International в 1,7 млн деноминированных рублей — такова, по словам Юрия Шефлера, была их балансовая стоимость.

До поры до времени огрехи в приватизации советских брендов российские власти не волновали. В борьбе с контрафактом ЗАО «Союзплодимпорт» («СПИ») поддерживала Генпрокуратура, а Высший арбитражный суд регулярно присуждал компании выплачивать долги своей предшественницы. Говоря о тех событиях, владелец S.P.I. Group и сейчас не вдается в подробности. Все началось с визита представителя ГУБЭП, пожелавшего ознакомиться с экспортными документами.

«Приходили, проверяли, изымали документы, потом захотели, чтобы мы продали марки», — говорит Шефлер.

За 1999 год в «СПИ» прошло 28 обысков. После чего к исполняющему обязанности президента России Владимиру Путину пришли письма от министра внутренних дел Владимира Рушайло и генпрокурора Владимира Устинова. Чиновники обращали внимание на то, что товарные знаки, бывшие национальным достоянием, оказались в частных руках. В марте 2000 года (как ни странно, накануне выборов) Путин поручил разобраться с этим и принять меры по защите прав государства. Компанией Шефлера занялась Счетная палата, в ноябре 2000-го вынесшая вердикт: приватизация проведена с ошибками. Потому не может считаться состоявшейся.

Аудиторы предлагали лишить «СПИ» прав на советские знаки и передать их в управление «Росспиртпрому», консолидировавшему доли государства в ликеро-водочных предприятиях. Высший арбитражный суд в октябре 2001 года поддержал позицию Счетной палаты. «Шефлер знал, что Сорочкин незаконно получил товарные знаки», — настаивает бывший топ-менеджер завода, выпускавшего «Столичную». Юрий Шефлер утверждает: если приватизация и была проведена с нарушениями, он не мог об этом знать, так как скупал акции ВАО спустя много лет после акционирования.

Через две недели после вердикта ВАС, следуя требованию замминистра сельского хозяйства Владимира Логинова, Роспатент переоформил 43 водочные марки на Минсельхоз. Впрочем, 26 из них вскоре вернул — они были зарегистрированы после распада СССР (разновидности основных брендов — вроде Stoli Persik). Юрий Шефлер подавал апелляции, но безуспешно. В 2002 году марки передали в ведение специально созданного федерального казенного предприятия «Союзплодоимпорт», которое возглавил Логинов.

«Это был первый случай открытой деприватизации. Уже тогда было совершенно очевидно, что если пришли за мной, то смогут прийти и за нефтяниками, и за металлургами», — рассуждает Шефлер. «Никто к нему не цеплялся, ведь он не был политической фигурой, — уверяет представитель водочного рынка, близкий к ФКП «Союзплодоимпорт». — Просто ему повезло получить ценнейшие марки, созданные в советское время трудом бессребреников». Владимир Логинов, ныне глава Агентства по инновациям и развитию Воронежской области, на запрос Forbes не ответил.

На Юрия Шефлера и гендиректора S.P.I. Group Андрея Скурихина возбудили уголовные дела по ст. 180 УК РФ («Незаконное использование товарного знака» — до шести лет лишения свободы в случае совершения преступления группой лиц по сговору). Предпринимателю вменили еще и угрозу убийством — якобы в разговоре с Логиновым по телефону. Но взять под арест не успели. «В июле 2002 года мой высокопоставленный знакомый сказал: уезжай. Я немедля поехал в аэропорт. И вот с тех пор уже 13 лет не был в России», — с чуть заметной ностальгией произносит Шефлер.

Рынок для эмигранта

У владельца S.P.I. Group есть жилье по всему миру: дома в Лондоне и Майами, вилла на Лазурном Берегу, два особняка в Юрмале — бывшая резиденция наместника российского императора в Латвии и современный дом из дерева, стекла и бетона, построенный вокруг столетней сосны. Юрий Шефлер — непременный гость юрмальского фестиваля «Новая волна», на котором регулярно бывают миллиардеры Михаил Фридман, Петр Авен, Олег Бойко, Николай Саркисов, Давид Якобашвили.

Генеральный спонсор «Новой волны» — Latvijas Balzams. Контрольный пакет производителя знаменитого «Рижского черного бальзама» Юрий Шефлер выкупил в 2001 году у бывшего премьер-министра Латвии Андриса Шкеле. А незадолго до бегства из России он наладил производство «Столичной» в Риге. «Я сосредоточился на алкогольном бизнесе, наконец понял: это именно то, что мне нравится, — улыбаясь, говорит бизнесмен. — Он интересный, динамичный, живой, креативный».

Лишившись российского рынка, Шефлер сохранил американский. В 2000 году он подписал десятилетний контракт на продажи Stoli в США с компанией Allied Domecq — по цене поставки более чем вдвое выше прежней. Хотя Stoli уступила лидерство Smirnoff, второе место среди импортных водок в США она удерживала прочно. В середине 1990-х ее продвижением занимался маркетолог Мишель Ру, раскрутивший Absolut на мировом рынке. Для Stoli он придумал рекламную кампанию в духе соцреализма («Freedom of vodka!») и предложил идею ароматизированных водок для коктейлей (S.P.I. Group выпустила их первой в мире, и сейчас на ароматизированные варианты приходится 40% продаж Stoli в США).

Allied Domecq попыталась сделать Stoli еще более модной. Рекламная кампания охватила более десятка самых популярных глянцевых журналов, в их числе Vanity Fair, GQ, Vogue, Interview. Если в 2000 году продажи Stoli в США измерялись миллионами долларов, то спустя два года — десятками миллионов.

В 2003 году S.P.I. Group вывела на рынок суперпремиальную водку Elit by Stolichnaya (около $60 за бутылку). Этикетку — язычок пламени, заключенный в треугольную льдинку, — Юрий Шефлер нарисовал сам, рецептуру придумала одна из опытнейших сотрудниц Latvijas Balzams. Презентацию водки в дружеском кругу бизнесмен провел в сентябре 2002 года на Сардинии. Несмотря на статус «беглого», его двухдневную вечеринку Sardinia Russian Party и Stolichnaya Elit Opohmel Party посетили Михаил Прохоров, Роман Абрамович, Андрей Мельниченко, Александр Мамут и другие известные предприниматели, финансисты, артисты.

Артем Кузнецов, совладелец группы «Гута», давно знакомый с Юрием Шефлером, характеризует его как «прекрасного менеджера, с отъездом которого из страны российский бизнес многое потерял».

«Думаю, что половина списка Forbes может сказать о нем только хорошее, а вторая половина просто с ним не знакома», — замечает он.

Один из миллиардеров из первой половины списка на вопрос Forbes ответил: «Шефлер — смелый парень, вовсе не аферист».

Помимо многочисленных друзей в России у Юрия Шефлера остались активы — например, 32% акций в ОАО «Москва-Сити». Но управлять ими из-за границы было проблематично, поэтому алкогольный магнат распродал их, оставив лишь производителя спирта — тамбовский «Талвис». Партнерством с дистрибьютором в США он остался доволен и заключил в 2004 году с Allied Domecq соглашение о продаже Stoli в других странах — крупных алкогольных рынках.

В 2006 году, числясь формально в розыске (по линии и Генпрокуратуры, и Интерпола), Шефлер прикупил пермский ЛВЗ «Пермалко». «Он как неуловимый Джо, которого на самом деле никто не ловит, — иронизирует источник Forbes на водочном рынке. — Отрасль зарегулированная, чуть что — лицензии отбирают, а у него заводы работают, спирт делают. С ним сражается только «Союзплодоимпорт», да и то за границей».

Проигранная ставка

ФКП «Союзплодоимпорт» ни дня не расслаблялось с момента отъезда своего противника. Пока S.P.I. Group и Allied Domecq старались удивить западных потребителей, «Союзплодоимпорт» инициировало судебные разбирательства за права на торговые марки за границей — всего в 40 странах на всех континентах (разумеется, кроме Антарктиды).

Как уверяют в ФКП, государство не финансирует суды с S.P.I. Group — «Союзплодоимпорт» тратит то, что зарабатывает на продажах водок в России и экспорте в 15 стран. Часть издержек оплачивают дистрибьюторы алкоголя, которым обещаны договоры на эксклюзивные продажи в случае удачного решения спора. В некоторых странах государственное предприятие денег вообще не тратит — юристы работают за процент от потенциального будущего выигрыша. Как уверяют в «Союзплодоимпорте», за десять с лишним лет судебные издержки, оплаченные предприятием, составили всего 173 млн рублей.

Юрий Шефлер признает, что на суды во всех странах потратил уже около $200 млн, в том числе $80 млн в США, где реальные затраты оппонента он оценивает в $40–50 млн. Несмотря на тяжбы, влиявшие на репутацию бизнеса, дела у S.P.I. Group шли неплохо — в 2004 году ее оборот составил $600 млн (львиную долю принесла Stolichnaya во всех вариантах).

«Мне всегда хотелось владеть глобальной компанией», — уверяет Шефлер.

Во второй половине 2000-х ему представился шанс стать совладельцем очень большого международного бизнеса.

Весной 2005 года французская алкогольная корпорация Pernod Ricard и американская Fortune Brands объявили о приобретении Allied Domecq и разделе ее портфеля брендов. Глобальную дистрибуцию Stolichnaya и всех остальных брендов S.P.I. захотела взять себе Pernod Ricard. Согласно отчету Pernod Ricard за 2006 год, компания согласилась заплатить S.P.I. Group $155 млн за эксклюзивные права на дистрибуцию и право выкупа бренда Stolichnaya, если Шефлер решит его продать.

Французы претендовали даже на большее — хотели урегулировать конфликт с «Союзплодоимпортом», чтобы продавать «Столичную» еще и в России. «Покойный Патрик Рикар сказал, что договоренности с российской стороной меня заботить не должны: президентом Франции становился Николя Саркози, и Патрик попросил его обсудить на встрече с Владимиром Путиным возможность урегулирования проблемы», — объясняет Шефлер. Сам Рикар, бывший председателем совета директоров Pernod Ricard, в интервью «Коммерсанту» в 2008 году упоминал, что вопрос о Stolichnaya затрагивался в разговоре Саркози и Путина.

Как уверяет Шефлер, возможной сделке дали добро. S.P.I. Group и «Союзплодоимпорт» на год приостановили все судебные разбирательства, и Pernod Ricard села за стол переговоров с обеими сторонами. «Переговоры велись полтора года, в том числе и на самом высоком государственном уровне», — говорит Игорь Алешин, нынешний генеральный директор ФКП «Союзплодоимпорт», не раскрывая деталей.

Пока Pernod Ricard пыталась добиться своего в России, проблемы возникли на американском рынке. Рустам Тарико, продвигая свои водки Imperia и Russian Standard, рекламировал их как единственные настоящие русские водки в США. Pernod Ricard через суд добилась запрещения рекламной кампании. Тарико же обратился с ответным иском, требуя от S.P.I. Group раскрыть, где и как она производит водку, которую называет русской. Лишь в 2010 году Pernod Ricard и группа Roust подписали мировое соглашение, отказавшись от взаимных претензий.

Чем закончились переговоры в России? «Союзплодимпорту» предлагалось создать совместное предприятие с Pernod Ricard, которое бы владело и управляло водочными марками по всему миру. Юрий Шефлер, по его словам, мог стать акционером Pernod Ricard, получив 12% акций (оценивались почти в $2,5 млрд) и около $1 млрд наличными. При этом он пытался договориться о конвертации наличных в акции, чтобы приобрести еще 8% Pernod Ricard.

Сделка сорвалась. Шведское правительство в 2007 году выставило на продажу Absolut — водочный бренд №2 в мире. Французы решили, что лучше потратить время и силы на покупку Absolut. Возможно, была и другая подоплека: гендиректор S.P.I. Group Андрей Скурихин тогда публично заявил, что Владимир Логинов из «Союзплодоимпорта» обещал снять все иски, если будут учтены «его интересы». Его слова подтверждает и Шефлер (сам Скурихин отказался от комментариев, пояснив, что «ни S.P.I. Group, ни алкогольный бизнес в целом уже давно не входит в сферу его интересов»). Знакомый Логинова утверждает, что тот перед поездкой на переговоры с S.P.I. предупреждал правоохранительные органы о возможных провокациях в своей адрес.

Джек Шиа, вице-президент по коммуникациям Pernod Ricard US, ответил Forbes, что компания «никогда не комментирует слухи о возможных сделках по слияниям и поглощениям». В самом «Союзплодоимпорте» на вопрос о причине срыва сделки говорят, что это всем известно и широко растиражировано прессой — конечно же, из-за Absolut.

Вслед за покупкой Absolut французы расторгли с S.P.I. Group дистрибьюторский контракт. Как говорит Шефлер, Pernod Ricard выплатила ему $80 млн неустойки. Он попытался вести переговоры об эксклюзивной дистрибуции и даже продаже бренда с Fortune Brands, но тех отпугнул конфликт с российскими чиновниками и неясная судьба бренда. Переговоры с другими международными игроками тоже не задались.

Stolichnaya осталась без глобального дистрибьютора, а Шефлер и его менеджеры были вынуждены быстро искать партнеров во всех странах, куда прежде поставляли водку. «Тогда я понял, что до тех пор, пока будут проблемы с Россией, бизнес я не продам, — вздыхает алкогольный магнат. — Что ж, надо работать дальше, искать варианты».

Ни тоски, ни жалости

Наслаждаясь за ужином в своем юрмальском доме бокалом итальянского Ornellaia, Юрий Шефлер с нескрываемым удовольствием рассказывает о сделке 2006 года, когда стал совладельцем винного дома Tenute di Toscana, принадлежавшего семье маркиза Фрескобальди. За 25,8% он заплатил около €34 млн. «Виноград выращивается многими поколениями, и чем он старше, тем вино лучше. Поэтому купить компании такого уровня очень сложно, — подчеркивает он. — За последние 600 лет я был первым иностранцем, который приобрел долю в винном хозяйстве в Тоскане».

На Villa Collazi, принадлежащей Tenute di Toscana и, по легенде, построенной Микеланджело Буанаротти, дочь Шефлера Лада два года назад выходила замуж. Ее отец к тому моменту обзавелся долей в аргентинской винодельне Achaval Ferrer, а недавно за €13,5 млн полностью выкупил испанское хозяйство Arinzano. Винный бизнес — пока что небольшая часть холдинга Шефлера, но он готов за пять-шесть лет потратить $300-400 млн на приобретение других хозяйств. Вино не приносит больших денег, замечает предприниматель, зато добавляет капитализации, к тому же это «приятные люди, красивейшие места».

После развода с Pernod Ricard дистрибуцией Stoli на американском рынке занималась шотландская William Grant & Sons. А в 2012 году Шефлер решил, что S.P.I. Group самостоятельно будет продавать свою водку в США. На получение лицензий, создание компании Stoli Group, налаживание сбытовых связей ушло чуть более года и около $200 млн.

Рынок США для Stoli, как и много лет назад, основной, на него приходится до 70% прибыли S.P.I. Сейчас водка, потерявшая после очередного иска «Союзплодоимпорта» в 2011 году право называться «русской», позиционируется как «импортированная». Половина продаж приходится на бары и рестораны, поэтому Stoli изо всех сил старается завладеть вниманием барменов (для них придумали программу обучения) и посетителей — например, выпустила водку с этикеткой, светящейся в лучах ультрафиолета.

Как признается владелец S.P.I. Group, в операционную деятельность компании он не погружен — менеджеры понимают в этом больше.

«Но в креативной части я активно участвую. Вот осенью запустим рестайлинг, новые этикетки — просто чудо какое-то!» — восклицает предприниматель.

За последние три года Шефлер успел поучаствовать в консорциуме инвесторов во главе с А1, желавших приобрести алкогольный холдинг CEDC, и присматривался к выставленному на продажу производителю виски Whyte & Mackay. Обе сделки по разным причинам не состоялись. Сейчас на примете у Шефлера есть «хорошие бренды рома и бурбона», с производителями ведутся переговоры. S.P.I. Group превращается в диверсифицированный холдинг? Бизнесмен кивает, но оговаривает: «Мы не хотим набрать всего подряд — крепкие напитки в премиальном сегменте, которые могут полюбить те же потребители, что любят и Stolichnaya. Это очень важно».

Хотя суды за бывшие советские бренды продолжаются, с Шефлера сняты почти все обвинения — в незаконном предпринимательстве, организации преступного сообщества, легализации незаконно нажитых средств, угрозе убийством. Осталось только дело по статье 180 о торговых знаках, что не мешает Шефлеру спокойно путешествовать по миру на своей яхте Serene.

Когда закончатся разбирательства с брендами? В «Союзплодоимпорте» дают осторожный прогноз: на европейском рынке — в ближайшие три-четыре года. Владелец S.P.I. Group кратко отвечает: «Не знаю». «Если бы тогда мне удалось стать совладельцем Pernod... — задумывается он на минуту. — Но этого не случилось, и я не жалею».

— При участии Елены Березанской

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 18 мая 2015 > № 1382666 Юрий Шефлер


Белоруссия > Алкоголь > belta.by, 10 марта 2015 > № 1379763 Александр Цвень

Белорусские предприятия способны выпускать продукцию мирового уровня, превосходящую по качеству зарубежные аналоги. Об этом заявил во время круглого стола "Выход на внешние рынки: формула успеха" в пресс-центре БЕЛТА заместитель директора по технологиям Брестского филиала ЗАО "Минский завод виноградных вин" Александр Цвень.

По мнению эксперта, который 12 лет проработал в известной в мире компании Nemiroff, отвечая за вопросы технологии и качества, производимая белорусским предприятием ликеро-водочная продукция ничем не уступает украинской "горилке". "Скажу больше: сегодня мы смогли произвести алкогольные напитки на уровень выше по своим качествам аналогичной зарубежной продукции", - убежден он.

В этой связи Александр Цвень упомянул линейку торговой марки "Сваяк PRO": Frozen со вкусом освежающей мяты, Strong с имбирным тоном, Export с ароматом граната и Light. "Я считаю, что у этой продукции очень большое будущее не только на внутреннем рынке, но и огромный потенциал на внешних рынках", - отметил эксперт.

С 1 марта брестский завод начал выпускать ликеро-водочную продукцию с использованием настоев из натурального растительного сырья: почек березы, цветков липы, имбиря, коры дуба и др. Для этого на заводе запущен новый цех по производству настоев и ароматных спиртов. "Таким образом, предприятие переходит на качественно новый уровень: используя только натуральные вкусовые добавки, мы создаем завершенный цикл производства, на всех этапах которого обеспечивается высокое качество", - подчеркнул Александр Цвень.

По его мнению, именно благодаря высокому качеству, отвечающему строгим отечественным стандартам, белорусская продукция востребована за рубежом.

Белоруссия > Алкоголь > belta.by, 10 марта 2015 > № 1379763 Александр Цвень


Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 27 января 2015 > № 1361533 Сергей Величко

Гендиректор алкогольного холдинга "Баядера Групп" Сергей Величко: В 2015 г мы ставим перед собой задачи нарастить объемы продаж

Интервью с генеральным директором компании "Баядера Групп" Сергеем Величко

Вопрос: С какими производственными результатами закончила алкогольная отрасль 2014 год? Насколько сократились объемы производства и с чем это связано?

Ответ: В целом объемы производства снизились достаточно серьезно - где-то порядка 20% согласно данным Госстата. По рынку мы наблюдали снижение и в объемах производства, и в продажах. Это вызвано рядом проблем, связанных не только с рынком, но и с глобальной ситуацией в стране. Часть аннексированных территорий не учитывалась, снижение покупательской способности - тоже ни для кого не секрет. Рынок уменьшался, падало и производство крупнейших игроков. По сравнению с остальными в производстве мы просели незначительно, более того: в 2014 году нарастили свою долю в продажах. Холдинг за 2014 год произвел 6,022 млн дал водочной продукции и является лидером рынка с долей в 26,8%. По данным аналитического исследования RTRI, за октябрь-ноябрь прошлого года наша компания была единственной из ТОП-5 крупнейших украинских производителей, которая увеличила долю рынка в абсолютных продажах. Согласно их исследованиям, самой популярной водкой в Украине остается наш "Хлібний Дар". За 12 месяцев бренд нарастил долю с 15,6% до 21,3% общего рынка Украины.

Вопрос: В каких реалиях будут работать алкогольные компании в 2015 году? Сократится ли импорт алкоголя? Вырастет ли доля отечественной продукции на рынке?

Ответ: Нам предстоит не простой, но очень важный год. Надеемся, что рынок стабилизируется и прекратит падение. Главное условие - акцизы не должны повышаться, потому что и сегодняшний уровень цен неподъемный для потребителя. Если же государство решит дополнительно увеличить акцизы, то очевидно, что рынок рухнет еще сильнее. Дальнейшее повышение акцизов может быть губительным для большинства отечественных предприятий не только алкогольной отрасли - пострадают производители стекла и других комплектующих, отразится это на производителях зерна и спирта.

Прошлый год был очень тяжелый, мы вряд ли можем рассчитывать на повышение покупательской способности. Скорее всего, этого не произойдет, она останется на прежнем уровне или снизится. Относительно цены на алкоголь, то она даже без учета акцизов продолжает расти. Это связано со значительной девальвацией гривни и курсом иностранных валют. Практически все предприятия, производящие колпачки, привязаны к валюте, предприятия стекольной отрасли также повышают цену на свою продукцию. Тара подорожала на 10-12% в зависимости от покупателя и производителя. То есть, учитывая все эти факторы, маржинальность балансирует на грани нуля для всех производителей.

Вопрос: Насколько ваша компания нарастила или сократила импорт алкогольной продукции? Какая ситуация в целом по Украине?

Ответ: Здесь нет однозначного ответа. Мы продолжаем оставаться лидерами по импорту и в целом нарастили объемы ввоза иностранного алкоголя, в основном, за счет подписания новых контрактов. Летом мы заключили контракт с одним из крупнейших мировых производителей – французской компанией Louis Vuitton Moët Hennessy.

В то же время в общем по рынку тенденция, к сожалению, неутешительная. В деньгах можно говорить, что рынок несколько вырос, но только за счет того, что продукция дорожает галопирующими темпами из-за прямой связи с курсом иностранных валют. В литрах же рынок сокращается, импортная продукция остается недоступной для украинского потребителя. Этот рынок всегда был достаточно узким - всего 5-10% объема рынка в целом, поэтому каких-либо заметных скачков из-за перераспределения или импортозамещения не стоит ожидать. Но то, что импортную продукцию ждут еще более тяжелые времена, это точно. По итогам года падение на рынке импорта оказалось на уровне 25-30%.

Вопрос: Насколько может подорожать импортная продукция на полках украинских магазинов?

Ответ: Она подорожает прямо пропорционально девальвации гривни. Если мы, как и раньше, платили два доллара за бутылку иностранным партнерам, то подорожание будет зависеть от роста курса доллара. Кроме того, следует учитывать и тот факт, что между импортером и потребителем есть еще ритейл, а это - отсрочки платежей и дополнительные риски в отношении курсов валют.

Вопрос: Чего ожидает отрасль от парламента в текущем году? Каких законодательных инициатив?

Ответ: Мы ожидаем две основные инициативы. Во-первых, ждем, что акциз повышать не будут, сейчас этого категорически нельзя делать. Плюс хотим, чтобы были приняты адекватные меры по борьбе с теневым рынком. Для реализации этого пункта основным остается желание. Нужно, наконец, навести порядок в "Укрспирте", всех нелегальных производителей найти можно, для этого нужно политическое желание их на самом деле закрыть, а не "крышевать".

Вопрос: Алкогольные компании выступают за приватизацию спиртзаводов "Укрспирта"? Сколько отрасли реально нужно работающих спиртзаводов?

Ответ: Реально нам нужны 10-15 спиртзаводов, которые могут обеспечить весь необходимый объем, а с учетом модернизации и вложений - может быть, даже меньше. Реально никто приватизацией не занимается. Все говорят, что нужно что-то делать, но всегда находится тот, кому выгодно, чтобы спиртзаводы оставались у государства.

Вопрос: Табачные производители говорят о невозможности контролировать нелегальные поставки сигарет из-за ситуации в восточных регионах. Алкогольные компании встречались с такой проблемой?

Ответ: Массово мы не видим, чтобы с указанной территории что-то к нам завозили. Что на самом деле там сейчас происходит, никто не возьмется судить.

Вопрос: Недавно "Баядера Групп" запустила производство коньяка. Как продается этот продукт и есть ли уже какие-то промежуточные результаты по этому сегменту?

Ответ: В конце ноября – начале декабря мы осуществили первые поставки. Давать какие-то оценки пока еще рано. Сейчас мы продаем около 250-300 тыс. бутылок в месяц объемом 0,5 л. Примерно на эти объемы мы и рассчитывали при старте. Нужно хотя бы полгода-год, чтобы говорить о более конкретных результатах.

Вопрос: "Баядера Групп" экспортирует свою продукцию в другие страны. Насколько успешным является ваш опыт в этом направлении? Какие новые рынки намерены осваивать в этом году?

Ответ: Мы активно работаем в этом направлении. Сейчас экспортные рынки приобретают все больший интерес. Продажа за границу в валюте в условиях ее резкого повышения в цене делает это направление все более привлекательным. В прошлом году мы достаточно серьезно нарастили объем и увеличили экспортные поставки на 32%. Без учета РФ продали почти полмиллиона кейсов (кейс = 9 л). В 2015 году планируем, как минимум, на 20-25% увеличить эту цифру за счет расширения ассортимента. Самые серьезные ожидания - от азиатского и тихоокеанского регионов. Там быстрорастущие рынки, которые демонстрируют хороший спрос на нашу продукцию уже сегодня. Динамично там растет и население, и потребление. Продолжаем активно работать со странами СНГ. На 2015 год у нас большие и амбициозные планы, которые вполне реализуемы.

Вопрос: Какие новые страны вы открыли по итогам 2014 года для поставок?

Ответ: Мы уже представлены более чем в 40 странах мира. В 2014 году холдинг открыл для себя шесть новых рынков - Армения, Казахстан, Узбекистан, Япония, Молдова и Польша.

Вопрос: Вы сказали, что собираетесь увеличивать экспорт. Какие новые продукты и в каких категориях планируете запустить?

Ответ: Практически по всем своим основным торговым маркам мы планируем редизайн. Будем менять внешний вид, что даст свежее восприятие у потребителя и толчок к продвижению. Кроме того, у нас в планах - запуск еще одной марки водки на украинском рынке, что должно обеспечить существующий уровень объемов производства в условиях падающего рынка.

Вопрос: Какие инвестиции и по каким направлениям запланированы в текущем году?

Ответ: Мы планируем расширять мощности коньячного производства. Рассчитываем увеличить возможности производства коньячных спиртов. Порядка 15-20 млн грн планируем вложить в это направление.

Вопрос: Ввиду нестабильной экономической ситуации в стране как справляетесь с долговой нагрузкой и есть ли у компании кредиты в валюте?

Ответ: Нет, все валютные кредиты, которые у нас были, мы перевели в гривню. Решили, что будем брать кредиты в той валюте, с которой работаем.

Вопрос: Можете более подробно рассказать о структуре холдинга?

Ответ: У нас есть производственные предприятия, по сути их три. Это - водочная площадка в Черкассах, винный завод "Коблево" и коньячный завод в Николаевской области. Эти предприятия обеспечивают ассортиментом компанию "Баядера Логистик", которая является дистрибьютором всех отечественных марок. Кроме того, есть компания "Баядера Элит", которая занимается импортом продукции и является эксклюзивным импортером брендов LVMH (Hennessy, Glenmorangie, Moët & Chandon, Dom Pérignon, Veuve Clicquot, Krug и Ardbeg), Diageo (Johnnie Walker, Bushmills, Captain Morgan, Baileys), Remy Cointreau (Rémy Martin, Cointreau), ТМ Jagermeister. В России и Беларуси есть отдельные подразделения компании, которые ведут самостоятельную коммерческую деятельность в этих странах.

Вопрос: Во сколько оцениваете долю компании сейчас на рынке, как она может измениться в разных категориях?

Ответ: Продолжаем лидировать на основных алкогольных рынках. На водочном рынке – это порядка 27-30%, на рынке вина – порядка 14%, на рынке вермутов занимаем около 50%, на рынке коньяка мы пока новички. В 2015 году мы ставим перед собой задачу не потерять продажи в объемах, а это значит, нарастить долю в денежном выражении.

Вопрос: Как происходит сотрудничество с торговыми сетями? Насколько важно для вас принятие закона "О внутренней торговле"?

Ответ: Для нас очень важно иметь прозрачные правила игры с торговыми сетями, поскольку они занимают все большую и большую долю в продажах алкоголя. Закон все проблемы не решит. Тут следует учесть, что работают не договора, а люди. Порядочные предприниматели и сегодня работают на нормальных условиях. Следует обратить внимание не столько на наличие закона, сколько на стабильность рынка. Меньше банкротств, меньше переделов собственности – это нормальное будущее, в котором все будут чувствовать себя хорошо и защищенно.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 27 января 2015 > № 1361533 Сергей Величко


Греция. Украина > Алкоголь > az-ua.com, 19 января 2015 > № 1276941 Георгиос Георгунтзос

Георгиос Георгунтзос: «В мире греческое вино славится не столь количеством, как качеством»

Бывший посол Греции в Украине Георгиос Георгунтзос (2009-2013 гг.) рассказал о греческих винах, сырах и оливковом масле.

Вопрос: Ваше государство занимает одно из ведущих мест в мире по производству вина. В каких регионах Греции делают самое качественное вино?

Ответ: Греческое вино — один из важнейших сельскохозяйственных продуктов нашей страны. В мире оно славится не столь количеством, как качеством. И не случайно, ведь греки занимаются виноделием и культивируют сугубо греческие сорта вин, начиная с античных времен. Еще у Гомера, Пиндара, Страбона и других древних авторов можно найти упоминания о виноделии в Греции. Благодаря особому климату, виноделие развито по всей Греции: на Пелопоннесе (Немея, Мантинея, Ахайя), в Македонии (Наусса, Гуменисса, Аминдео, Халкидики), на островах Эгейского моря (Крит, Санторини, Родос, Лимнос, Самос, Парос), на островах Ионического моря, в Эпире, Фессалии и Центральной Греции. Каждый регион имеет свои традиции виноделия, многие из которых восходят к эпохе, когда сбор винограда и изготовление вина сопровождались праздниками в честь Диониса — греческого бога вина, виноградарства и виноделия.

В: Больше производится вин белого или красного сортов? Есть ли в Греции так называемое коллекционное вино?

О: В Греции производится больше красных вин, чем белых. Это связано с традицией, особенностями производства и климатом каждого конкретного винодельческого района. Что касается зрелости греческого вина, оно не выигрывает значительно от многолетней выдержки, поскольку, по сути, не нуждается в ней. Наша страна расположена в зоне средиземноморского климата, и виноград, в основном, созревает и приобретает свои характерные качества без необходимости в этих многолетних процессах. Это, скорее, преимущество, чем недостаток, так как можно раньше отведать вино и насладиться им. Но существуют и греческие выдержанные вина, например, «Мандиларья» — пять лет, «Агиоргитико» и «Ксиномавро» — десять лет.

В: Насколько вина доступны по цене для самих греков?

О: Цены на греческое вино доступны и конкурентны в каждой категории. Простое столовое вино стоит от двух евро, достаточно хорошее вино можно приобрести за €5-6, а вино свыше десяти евро уже считается высшего качества.

В: Греческие вина малознакомы украинскому потребителю. Почему?

О: Греческие фирмы и посольство, в сотрудничестве с греческим государством и Европейским союзом (ЕС), прилагают все усилия, чтобы максимально приблизить греческое вино к украинскому потребителю. И некоторые греческие вина я уже видел в украинских супермаркетах. В течение трех последних лет были организованы четыре дегустации греческих вин в Киеве. Вино не числится среди приоритетов в привычках питания среднего украинца. Но думаю, с увеличением туристического потока в Грецию, украинский турист лучше узнает греческое вино и оценит его высокое качество.

В: Какие из марок, заслуживают особого внимания?

О: Я хотел бы сослаться на опубликованную в 2012 году в «Нью-Йорк Таймс» статью. В ней известный пишущий о винах журналист Эрик Азимов назвал лучшими греческими красными винами Argyros Santorini Atlantis, Kir-Yianni Naoussa, Biblia Chora Kavala, Katogi Averoff Epirus, Thymiopoulos Naoussa, Gerovassiliou Epanomi Avaton, Porto Carras Côtes de Meliton, Gaia Estate Nemea, Tsantali Nemea и Dio Fili Macedonia.

В: Среди греческих вин особую нишу занимают критские. В чем их «изюминка»?

О: У Гомера сказано: «Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный…», и из его произведений мы узнаем, что критские вина славились во всем мире еще в ту эпоху. Именно на Крите, острове с 4000-летней традицией виноделия, была обнаружена древнейшая давильня винограда, созданная более 3500 лет назад. К сожалению, традиция виноделия на Крите не была беспрерывной, но обладающие особыми достоинствами сорта винограда, которым угрожало исчезновение, были спасены и высажены в подходящих виноградных долинах, где виноградари возделывают их вручную.

Особенность вин Крита — в местных сортах, которых не найти больше нигде ни в стране и мире. Из красных вин я бы выделил «Котсифали», «Мандилари» и «Лиатико», а из белых — «Видиано», «Вилана», «Трапсафири», «Дафни» и «Плито».

Хочу еще сослаться на статью в «Файнэншл Таймс». В ней Дженкис Робинсон, которую во всем мире считают одним из ведущих пишущих о вине журналистов и авторитетом в этой области, из 10 тыс. красных вин, которые она дегустировала в 2012 г., выделяет 25 марок. И на второе место ставит «Мирабело» 2010 г. урожая, выращенное в винной долине Пеза на Крите.

В: Ваша страна производит игристые вина? В каких регионах?

О: Греция производит белые и розовые игристые и полуигристые вина очень хорошего качества. Традиционными районами являются Аминдео и Зитса, а также Родос и Мантинея в Аркадии, получившие с конца 2011 года право на производство игристых вин с наименованием по происхождению.

В: Ранее вина бутилировали вручную. Сейчас эта традиция сохраняется на производстве дорогих элитных вин?

Сегодня немногие производители бутилируют вино вручную, это происходит в небольших количествах и не для широкого распространения. Чаще бутилирование вручную применяют мелкие производители, которые изготавливают свое вино для друзей и знакомых. Бóльшая часть продукции бутилируется автоматически — в соответствии предписаниям, действующим в Евросоюзе.

В: Виноделие в Греции – частная или государственная сфера?

О: В Греции виноделие — одна из наиболее развитых отраслей частного сельскохозяйственного производства. Государство выполняет свою роль, которая заключается в контроле над соблюдением жестких внутренних и европейских требований, в поддержке и продвижении продукции.

В: Какое вино является национальной гордостью греков?

О: В стране, где производятся десятки (а то и сотни) местных сортов, нереально выделить одного производителя или марку. Мы гордимся, что такие вина как Агиоргитико, Афири, Асиртико, Лимнио, Малагузия, Мавродафни, Мосхато, Мосхофилеро, Ксиномавро, Робола и Савватьяно (широкого потребления и редкие), получают признание за границей. За пределы Греции экспортируются все наши вина: от скромной рецины до категории Гранд Резерв.

В: На постсоветском пространстве хорошо известен греческий бренди «Metaxa». Он так же популярен и на родине?

О: «Metaxa», кроме стран бывшего СССР, идет на экспорт еще в 120 стран. Согласно статистике компании, каждую минуту в мире потребляется тысяча порций «Metaxa» и эта торговая марка является №1 по продажам в сети Duty Free во всем мире. Недавно компания отмечала 130 лет производства этого напитка. «Metaxa» очень популярен и в нашей стране, где его впервые начали использовать и как ингредиент для приготовления разных коктейлей. Еще у нас есть известная марка бренди «Botrys» (с древнегреческого «виноград»), но в Украину его поставок нет.

В: Какие еще греческие напитки снискали популярность на международном рынке?

О: Здесь можно выделить узо, так называемую «греческую водку». Это спиртной напиток из винограда, с 40-50° содержания алкоголя, который традиционно сопровождает греческие закуски: жареные продукты, мясо, морепродукты, салаты. Характерным для него является беловатый оттенок, получаемый в результате добавления воды (льда), из-за содержания в нем аниса. Похожими греческими напитками по вкусу и типу потребления, но с совершенно другим способом производства, являются «ципура», «раки» и «цикудья».

В: На какие винные фестивали и праздники в Греции могут попасть туристы?

О: Винных фестивалей в Греции десятки. Каждый винный регион проводит один или несколько фестивалей вина. Обычно проведение фестивалей совпадает со временем сбора урожая, который приходится на август и сентябрь. Они проводятся на открытом воздухе и требуют хорошей погоды. Но для тех, кто любит греческое вино, и хочет больше о нем узнать, предложу альтернативу — маршрут «Дороги вина». Они есть в большинстве винодельческих регионов Греции. Это организованные поездки на винные заводы в определенные районы, где любители вина могут попробовать вина и закуски, узнать об истории вина данного региона, посетить места производства местных продуктов и насладиться тамошними достопримечательностями.

В: Мало кто знает, что Греция еще и производитель пива. Расскажите о крупных национальных пивоварнях и пивоваренных компаниях. Поставляется Ваша пивная продукция на украинский рынок и, продается ли украинское пиво в Греции?

О: Действительно, Греция производит пиво. В 50-60-е гг. ХХ века отмечено значительное производство греческого пива, которое постепенно вытеснилось импортными брендами. С середины 90-х гг. производство пива начало возобновляться, но до сих пор составляет небольшой процент. К сожалению, в Греции мы не смогли отведать украинское пиво, которое мне посчастливилось попробовать и некоторые сорта оказались особенно хорошими, также как в и Украине нет возможности отведать греческое.

В: Греческую кухню невозможно представить без оливок и сыра фета. В каких регионах страны лучшие оливки и самая вкусная фета? Какими сырами еще гордится Греция?

Сейчас в Украине потребитель может без труда найти греческое оливковое масло и оливки. Греческое оливковое масло обладает самой низкой кислотностью, среди всего мирового производства. Я горжусь тем, что родился в городе Каламата, в регионе которого производят всемирно известные оливки сорта Kalamata olives и одно из лучших оливковых масел в Греции.

Говоря о греческой фете, хотел бы обратить внимание украинского потребителя, что в последнее время появилось много сыров, незаконно носящих название «фета». Согласно европейскому законодательству, настоящая фета производится из козьего молока и только в Греции. Поддельную фету готовят из коровьего молока, за пределами нашей страны на предприятиях, не владеющих технологией.

В Греции фета в основном производится в Эпире, Македонии, Фракии, Фессалии, Центральной Греции, на Пелопоннесе и Лесбосе. Кроме феты у нас есть различные белые и желтые сыры: «касери», «кефалогравьера», «критская гравьера», а также «манури», «галотири», «ладотири», «мизитра» и многие другие.

В: Греция славится своей природой и историческим наследием. Какой регион страны наиболее богат достопримечательностями?

О: Что касается природных ландшафтов, я предложил бы посетить Метеору в Калабаке, Национальный парк деревни Викос, селенья Загорохорья на Эпире, Самарийское ущелье на Крите, кальдеру на Санторине, пещерное озеро Мелиссани на Кефалонье, гору богов Олимп, озеро Таигетос в Мессине, деревушку Стемнитса в Аркадии, Долину бабочек на Родосе. С точки зрения истории – Акрополь с Парфеноном и все археологические места Афин; деревню Вергина возле Салоник с дворцом царя Филиппа II, деревню Олимпия – родину Олимпийских игр, Дельфийский оракул, античный театр в Эпидавре, Кносский дворец в Ираклионе, остров Делос, Белую Башню в Салониках, тысячи византийских церквей, разбросанных по Македонии и всей стране, средневековые замки на Додеканесе и Пелопоннесе, десятки археологических, византийских и этнографических музеев по всей Греции и многое другое.

В: Какие виды туризма предлагает Греция?

О: Многие уже отдыхали на полуострове Халкидика и на островах Эгейского и Ионического морей. Начали знакомиться с паломническим туризмом: посещение горы Афон и монастырского ансамбля Метеор. Не все еще побывали на острове Патмос – там написан Апокалипсис, или на острове Тинос, чтобы поклониться чудотворной иконе Богородицы, немногие прошли путем апостола Павла по Греции. Следует также посетить десятки исторических монастырей и реликвий по всей стране. Греция может предложить и большее. Например, регион Мессения, моя родина, имеет девственные побережья, где можно купаться почти в одиночестве. Зимой у нас функционируют пять крупнейших горнолыжных курортов. Развит агротуризм с «Дорогами Оливы», которые проходят по местам производства оливок и оливкового масла, а также экологический туризм, с десятью национальными лесами, двумя морскими парками, множеством национальных парков и водных угодий.

Греция. Украина > Алкоголь > az-ua.com, 19 января 2015 > № 1276941 Георгиос Георгунтзос


Чехия. Украина > Алкоголь > az-ua.com, 14 января 2015 > № 1274615 Иван Почух

Иван Почух: «Не все пиво, произведенное в Чехии, вправе именоваться чешским»

Посол Чешской Республики в Украине Иван Почух рассказал о пиве, вине, крепких напитках, еде, горнолыжных курортах и гольфе на своей родине.

Вопрос: Чешское пиво имеет высокую репутацию в мире. Назовите самые популярные марки пива в Чехии.

Ответ: Это традиционные марки, такие как Pilsner Urquell, Budvar, Gambrinus, Staropramen, Radegast, Krušovice и Velkopopovický Kozel. Стали популярными небольшие пивоварни и пивные заводы, например, Bernard, Svijany (один из старейших заводов в Чехии), Lobkowicz.

В: Вы покупаете чешское пиво в украинских магазинах?

О: Да. Некоторое чешское пиво производится за пределами нашей страны, в частности, Staropramen, Velkopopovický Kozel — в Украине. Не согласен с теми, кто говорит, что Staropramen украинского производства хуже того, что выпускается в Чехии. Сегодня известные чешские пивоварни входят в состав всемирных пивоваренных концернов: Pilsner Urquell, Radegast и Velkopopovický Kozel — собственность южноафриканской группы SAB Miller, Staropramen (вторая по величине чешская пивоварня) принадлежит североамериканской группе Volosom Coors Brewing, а Krušovice, Zlatopramen, Starobrno — часть группы Heineken. Лишь Budvar неизменно остается в государственной собственности Чешской Республики (ЧР).

В: Каждое ли пиво, производимое на территории ЧР, имеет право называться «чешским»?

О: Существует защищенное географическое обозначение «чешское пиво», зарегистрированное соответствующим постановлением Европейского Союза (ЕС) в 2008 г. Целью этой меры является охрана исторических традиций чешского пивоварения, технологии производства, качественной рецептуры и предотвращение подделок. Не все пиво, произведенное в ЧР, вправе именоваться чешским пивом. Если пиво сделано нетрадиционным методом в Чехии либо традиционным методом за рубежом (без лицензии), оно не считается чешским.

Существует особенная спецификация, которая обуславливает это понятие. Наряду с традиционными видами пива (лагерные, специальные, плзеньские), под влиянием современных трендов, появляются некоторые виды пива с фруктовым вкусом. Свое место на рынке занимают безалкогольное пиво, ставшее весьма популярным среди чехов, и диапиво (для диабетиков). В рамках основных пивных групп на рынке ЧР продают практически все виды: светлые, темные (из темного или карамелевого солода), полутемные и смешанные.

В: Какова роль пива в жизни чехов?

О: Пиво — часть чешской истории. Наша страна по употреблению пива занимает одно из лидирующих мест в мире. Этот напиток увековечен в чешской литературе. Известный чешский писатель Богумил Грабал всегда посещал один из пражских пивных ресторанов, где находил интересные темы для своих произведений. Сейчас в Праге и других городах огромное количество таких заведений.

В: Как чехи относятся к конкурентной продукции: немецкому, ирландскому пиву?

О: Тоже употребляют. Довольно обширно представлено немецкое пиво и Guinness, но объемы его продаж не выше отечественной продукции. Наше пиво не уступает ни в качестве, ни в разнообразии. Чешский рынок насыщен своей пивной продукцией, которая вполне конкурентоспособна.

В: Хотя Чехия славится своим пивом, на юге страны развито виноделие. В частности, в Моравии, которая известна своими белыми винами, и в Центральной Богемии. Насколько обширны виноградные угодья в Моравии?

О: Природные условия и исторические традиции в некоторых областях Чехии (Мнелницко) и Южной Моравии (область между горами Зноймо и Угерске Градиште), позволяют выводить разнообразные сорта качественного винограда и осуществлять производство качественных марок вин. История производства вина в Моравии уходит в XIV-XVI вв. Моравия занимает приблизительно 96% территории зарегистрированных виноградников по всей ЧР, причем общая площадь виноградников составляет около 17000 га.

В: Где расположены самые известные винные хозяйства?

О: В Чехии имеется широкая база данных винных погребов, винотек и виноделов. К наиболее известным винодельным областям в ЧР принадлежат Мнелницко, в Южной Моравии — Зноемская, Микуловская, Велкопавловская и Словацкая области.

В: Какие сорта белых и красных вин пользуются неизменным успехом у чехов?

О: Самые выращиваемые белые сорта: Muller Thurgau, Велтлинский зеленый, Влашский рислинг, Неубургский, а красные — Сватовавржинецкий, Франковка и Руландский синий. Популярны также сорта Совиньон, Шардонэ, Руландский серый, Синий Португал. В общем потреблении вина, мы пока уступаем традиционным странам (Франции, Италии), с потреблением около 20 л/год на душу населения. Однако в последние годы культура потребления вина значительно возросла. Современная тенденция потребления повышает объем белого вина и розовых сортов в ущерб красным. На красные приходится около 1/3 потребления.

В: Можно найти моравские вина в Украине?

О: Я не видел их на украинских прилавках. Но некоторые представители чешского бизнеса сейчас рассматривают возможности реализации моравского вина в Украине.

В: Расскажите подробнее о чешских игристых винах.

О: Игристые вина очень популярны у чехов во время праздников и торжеств. Крупнейший их производитель — завод Bohemia Sekt, который основан в 1942 г. и находится в г.Старый Плзенец. Поставки продукции идут в семнадцать стран мира.

В: Существуют ли в Чехии фестивали пива и вина?

О: У нас существует много праздников вина и пива. Популярностью пользуются национальный Чешский пивной фестиваль в Праге. Крупнейшим является оломоуцкий Beerfest, знаменит Pilsner Fest. Фестивали вина проходят ежегодно, в период сбора винограда, в отдельных регионах (Южной Моравии, Западной Словакии). Посвящены главному покровителю виноделов — святому Вацлаву. Эти мероприятия комбинируют гастрономическую часть (дегустации) с общественно-культурной частью (концерты, выставки, парады). Самые известные праздники «винобрани» (сбора винограда) проходят в Кутной Горе, крепости Карлштейн, городе Зноймо.

В: В Чехии распространено употребление крепких спиртных напитков, в частности, сливовицы. В чем особенность ее изготовления?

О: Традиционно производимым алкогольным напитком, прежде всего, в Моравии (регион Валашско), являются разные дистилляты, в частности, сливовице. Она изготовляется с помощью перегонки сливового кваса. Также популярны грушковице, меруньковице (абрикосовка), яблоковице. Эти дистилляты содержат 45-55% алкоголя. Употребляется до и после еды, но в идеале — во время трапезы. В Чехии делают «белую» (пятилетней) и «золотую» (десятилетней выдержки) сливовице. Постепенно становится популярной пивовице (водка из пива), не имеющая аналогов в мире. Ведущий экспортер этих дистиллятов — известная фирма «Rudolf Jelinek», она уже начинает свою деятельность в Украине.

В: Мировой известностью пользуются чешские ликеры: Fernet и Becherovka. Чем они отличаются от подобной продукции?

О: Фернет имеет выразительно горьковатый вкус, а бехеровка – сладко-горький. Оба принадлежат к травяным алкогольным напиткам и т.н. «желудочным ликерам». Их производство концентрируется на смеси соответствующих трав, рецептура которых строго охраняется. Рецепт бехеровского ликера знают лишь два человека. Известно, что травы вымачивают в спирте, потом они созревают в соответствующих деревянных бочках или цистернах. Бехеровка была введена на рынок в начале XIX века. Основатель – Ян Бехер, в честь которого она и названа. Сейчас ее производит компания Pernod Ricard.

В: Расскажите о нюансах употребления бехеровки и ее сортах.

О: Фернет и бехеровка пьются сильно охлажденными, как в чистом виде (как аперитив или дижестив), так и в составе разных коктейлей. Известным в Украине является так называемый «Бетон» (бехеровка с тоником). Существует Becherovka Lemond, с типично фруктовым оттенком. Надеюсь, что вскоре ее можно будет приобрести в украинских магазинах.

В: Какие иностранные спиртные напитки востребованы среди чехов? Их процент в общем объеме продаж?

О: Доля заграничных марок в общих продажах алкогольных напитков оценивается приблизительно в 30%, а у вин – 50%. Спросом пользуются популярные марки водки производства Польши, Финляндии, Швеции, Дании и России, виски (шотландский, ирландский, американский), коньяк (французский, армянский, грузинский), испанский бренди, вино (французское, итальянское, испанское, австралийское, аргентинское, чилийское, южноафриканское), французское шампанское, игристые вина Испании и Италии. К сожалению, с украинской спиртовой продукцией чехи не очень знакомы.

В: Чешская кухня отличается сытными блюдами. Что обязательно должен попробовать турист, оказавшись в Вашей стране?

О: Чешская кухня близка к украинской, особенно по разнообразию мясных позиций, блюд из птицы. Но у нас нет традиции холодных закусок и салатов, не так часто употребляется рыба. Обед состоит из супа и главного блюда либо десерта. Сейчас чехи все больше употребляют овощей и фруктов, но мясо (свинина, птица и телятина) остаются традиционными. Типично чешским блюдом является Vepřo-Knedlo-Zelo (запеченная свинина с тушеной капустой и кнедликами). Это угощение можно найти в меню любого чешского ресторана.

В: Распространены ли по стране гастрономические фестивали?

О: Есть целый ряд гастрономических фестивалей, в том числе, региональных: Grand restaurant festival, Prague food festival, которые включают в себя дегустации, демонстрации приготовления еды и сервирования, конкурсы, гастрономические воркшопы. За рубежом, под патронатом агентства Czech Tourism, организовываются Дни чешской кухни (в Украине проходили уже несколько раз).

В: Весомую нишу в чешской экономике занимает туризм. Но не все знают о чешской горнолыжной индустрии. Расскажите об этом.

О: Горнолыжный спорт весьма популярен среди чехов. В нашей стране нет высоких гор. Самая высокая вершина Чехии — гора Снежка (1602 м). Крупнейший и дорогостоящий горнолыжный курорт — Шпиндлерув Млын в Крконошских горах (известен с XIX века). В этом регионе популярны также Пец-под-Снежкоу и Бедржихов. Туристы очень часто приезжают в горы Шумава с известными центрами Задов, Шпичак и Железна Руда, в Есеникы (где также находится первый в мире бальнеологический курорт). Крупные лыжные центры находятся в Орлицких, Езерских и Крушных горах. Везде есть спуски разной сложности, беговые трассы для лыжников и сноубордистов. Аренда снаряжения стоит около €30 в день. Чехи ездят и на заграничные горнолыжные трассы, например, в Австрию. Но к нам тоже приезжает много иностранцев, особенно немцев, голландцев, датчан, россиян и украинцев.

В: У Вас в стране есть места с необычными названиями: Чешская Швейцария, Чешский рай. Что скрывается за такими аллегориями? О: Чешская Швейцария — один из четырех национальных заповедников, открытый в 2000 году, на границе с Германией. Образовалась несколько тысячелетий назад. Ее площадь — около 80 кв. км. Уникальна своими песчаниковыми образованиями (башни, ворота, стены), которые создают целый город. Самое известное изваяние — Правчицкие ворота — крупнейшие естественные ворота из скального массива на нашем континенте. Геопарк «Чешский рай» расположился в 50 км от Праги. Это целая область, в которую входит много деревень и малых городов. Там соединяются природные ландшафты с древними замками, крепостями и народной архитектурой.

В: Мир усиленно борется с курением. В Украине действует Закон о запрете на курение в общественных местах. Как в Чехии решается этот вопрос?

О: Ряд международных директив и других законодательных постановлений, например, в рамках ЕС, применяют строгие ограничения и запреты, касающиеся употребления табачных изделий в заведениях общественного питания и т.д. В Чехии существует подобный закон. Но в отличие от других стран Евросоюза, он применяет комбинацию запретов и разных ограничений, касающихся курения в общественных местах. В ресторанах должны быть выделены отдельные места и часы для курильщиков. В некоторых общественных местах применен запрет, например, на остановках общественного транспорта, в школах и здравоохранительных заведениях.

Татьяна Омельченко, Экономические известия

Чехия. Украина > Алкоголь > az-ua.com, 14 января 2015 > № 1274615 Иван Почух


Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 5 сентября 2014 > № 1167527 Михаил Лабутин

Гендиректор Лабутин: "Укрспирт" через год может стоить $10 млрд

Эксклюзивное генерального директора Государственного предприятия спиртовой и ликеро-водочной промышленности "Укрспирт" Михаила Лабутина агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Правительство, как известно, инициирует приватизацию ГП "Укрспирт". Сотрудники "Укрспирта" выступили против. Каковы Ваши аргументы в пользу сохранения структуры в госсобственности?

Ответ: Сегодня рассматривать вопросы приватизации нереально, и причину мы все знаем. Что приватизировать? Структуру, которая, мягко говоря, пока в разваленном состоянии, и которую мы только начали собирать воедино? В таком случае актуальная рыночная стоимость всего этого "железа" будет мизерной. Мы считаем, что производство спирта должно остаться в государственном управлении. Но даже если и примут решение о приватизации, то сначала "Укрспирт" должен стать акционерным обществом. Реорганизация госконцерна "Укрспирт" в ГП "Укрспирт" до конца не завершена, и если сейчас, как предлагает Минфин, вернуть обратно госконценрн "Укрспирт", то придется вернуть и юридические лица, и все это выльется в более чем 1,2 млрд грн сомнительных долгов. И, как следствие, заводы, из-за этих же долгов, просто заберут за копейки, а проиграет в этом случае исключительно государство. Мы предлагаем закончить реорганизацию, собрать все воедино. Этот очень прибыльный и перспективный государственный бизнес. По нашим оценкам, после завершения этого процесса стоимость компании, которая будет выставляться на приватизацию, составит около $10 млрд.

Вопрос: Сколько времени понадобится для того чтобы завершить реорганизацию "Укрспирта"? И почему она до сих пор не была завершена?

Ответ: Я думаю, не более года. До этого никому не было интересно довести реорганизацию до конца. Все наши заводы находятся в разных регионах. И раньше в каждом регионе завод, до начала реорганизации в 2010 году, контролировался той или иной группой заинтересованных лиц- депутатов, местных чиновников и т.д. Все считают, что спирт – суперрентабельное производство, но как только оно станет частным, конкуренция будет такая, что спирт снова обесценится, как было раньше при концерне. При концерне все заводы были отдельными юридическими структурами и просто между собой демпинговали. Не было единой государственной политики. Водочники до такой степени загнали "Укрспирт", что заводы не только были вынуждены работать в ноль или даже в минус, но еще и директора платили "откаты". Это был неконтролируемый хаос. После того, как начали реорганизацию, предприятие стало прибыльным, очень прибыльным. Но менеджмент, который был раньше, просто эту прибыль выводил. Сегодня у нас уже есть решение суда, которое доказывает, что лишь за период 2012-2013 годы было выведено 3,4 млрд грн.

Вопрос: Какова сейчас рентабельность производства спирта?

Ответ: При сегодняшних ценах на энергоносители, сырье и учитывая курс валют – не более 15%. Если взять этот же период за прошлый год, то мы на 40% увеличили уплату налогов, тогда как из-за Крыма, Донецкой и Луганской областей падение реализации более чем внушительное. Все кричат, что "Укрспирт" поднимает цены. Стоимость спирта в бутылке водки не превышает 8% - все остальное это акцизы, другие налоги. Также стоит учитывать, что самую большую выгоду получает реализатор, а не производитель водки. Хотя все реализаторы, по большому счету, это и есть производители. У каждой мощной водочной корпорации есть своя оптовая сеть, и вся прибыль оседает там.

Вопрос: Как, по Вашему мнению, следовало бы распределить доли в акционерном капитале "Укрспирта"?

Ответ: Я считаю, что в идеале "Укрспирт" должен остаться полностью государственным. Непонятна позиция наших чиновников, которые считают, что государственные предприятия и государственные менеджеры не могут быть эффективными. Лично я, вообще думаю, что стоило бы на государственном уровне учредить определенный процент от прибыли в качестве вознаграждения менеджменту, и тогда, думаю, намного больше талантливых людей пойдет на государственную службу, что даст свой положительный результат.

Акции "Укрспирта" со временем можно было бы выводить на IPO. Корпорация сама по себе будет стоить очень серьезных денег, и приносить крупную прибыль. До $10 млрд ее стоимость дойдет уже через год, если, конечно, не случится никаких катаклизмов.

Вопрос: Кому была бы интересна покупка активов "Укрспирта" сейчас, при действующей организационной структуре компании?

Ответ: Безусловно, это водочники. Но их цель купить не для того, чтобы производить спирт, а для того, чтобы "порезать", потому что сегодня у каждого из них фактически стоит собственный спиртзавод, просто незапущенный. На что тоже, кстати, фискальная служба не обращает внимания. Эти спиртзаводы производят якобы другую продукцию, но на самом деле обеспечивают рынок нелегальным спиртом. Хоть мы сейчас с этим и боремся, но существует два рынка: реальный и теневой, где тот же акцизный сбор не платится. Акцизного сбора в бутылке 14 грн, ради этого все и затевается.

Водочники строят предприятия более современные, затраты и себестоимость у них намного ниже. У нас же оборудование 50-х годов, естественно, мы понемногу пытаемся все это модернизировать. Если у нас на заводе, который, условно говоря, делает 30 тонн спирта в сутки, работает 100 человек, то там, на заводе, который будет делать 100 тонн спирта, будет работать 30 человек. И нам придется выкинуть тысяч 10 человек на улицу.

Вопрос: Какой объем инвестиций необходим для модернизации спиртовой отрасли Украины? Каковы приоритетные направления развития?

Ответ: Прежде всего, нужно начинать с сокращения энергозатрат, чтобы уменьшить себестоимость, ну а дальше уже внедрять новые технологи. Скажем, за последние три года полностью "убит" внутренний рынок омывателей, хотя два-три завода спокойно могут обеспечивать производство, а мы почему-то завозим омыватели для стекол из Польши, Чехии, Германии. Проблема с рынком растворителей. Уксус вообще не производится, хотя тоже один-два завода могли бы производить уксусную кислоту. Направлений много. Те же корма: если сделать глубокую переработку сырья – кукурузы, пшеницы – получаем корм с 23% белка, то есть, очень качественный, хороший корм. Это те деньги, которые до сегодняшнего дня выбрасывались просто на поля.

Вопрос: Каково на сегодняшний день соотношение производства спирта пищевого и технического?

Ответ: На сегодняшний день, где-то 80 на 20. То есть 80% - пищевого, 20% - технического. Хотя могло бы быть практически наоборот, если нарастить мощности. Потребность в этаноле очень большая.

Вопрос: То есть, к таким цифрам и нужно стремиться?

Ответ: Мы к этому и стремимся. Часть заводов уже готовим к запуску. "Укрспирт" также планирует стать производителем ликеро-водочной продукции. Сейчас на три месяца на один из своих заводов закупили акцизные марки, будем производить водку. Нелогично делать только сырье и не делать конечный продукт.

Вопрос: А ликероводочная продукция этого завода уже есть на рынке? О начале производства на Луцком заводе "Укрспирта" было заявлено еще в июле.

Ответ: Он проработал определенное время, но сейчас остановился. Мы попали на излом акциза и кучу разных санкций налоговых. Вскоре завод запустится, и я думаю, что до конца сентября снова будет выпускать продукцию.

Вопрос: Какие позиции планируете завоевать на украинском рынке ликеро-водочных изделий?

Ответ: По плану мы рассчитываем на 30-40% общего рынка ликероводочной продукции после того, как проведут акционирование. На пяти спиртзаводах оборудованы цеха по производству ликеро-водочных изделий. Оборудование рабочее, нормальное, но его тоже нужно обновлять, технологии же уходят вперед. Кроме того, мы видим потенциал в экспорте этилового спирта. С 2001 по 2009 год экспортировалось от 8 до 10 млн декалитров в год. Пришедшее потом руководство эту работу "похоронило".

Вопрос: У каких товарных групп больше всего перспектив на внешних рынках?

Ответ: Скорее всего, у биоэтанола и спирта. Ликеро-водочный рынок мы пока изучаем.

Вопрос: Сколько в этом году планируете экспортировать спирта?

Ответ: До конца года планируем продать на экспорт где-то 2 млн дал спирта пищевого. Биоэтанол сейчас необходим для внутренних потребностей страны. Мы боремся за что? За энергонезависимость. Но одновременно себя же душим, и не даем возможности производить.

Вопрос: Сколько будет произведено биоэтанола на предприятиях "Укспирта" в этом году?

Ответ: Мы ничего сейчас не производим. Налоговая преграждает своими машинами выезд бензовозов, не дают вывозить продукцию. Сегодня у нас все заводы заполнены "под завязку". Около 5 тыс. тонн у нас на складах, но мы не можем его реализовать. Кроме того, 5 тыс. тонн уже находится во фрахте.

Вопрос: Есть ли сейчас спрос в Украине на биоэтанол, компоненты биотоплива?

Ответ: Стоит очередь. Все готовы брать. Но мы не можем ничего дать, потому что налоговики насчитывают акциз такой же, как и на водку. Мало того, в ГФС почти на 400 млн грн нам насчитали штрафов по акцизам, так они еще и не совсем законным путем взяли образцы с завода. Чтобы легче было считать, они просто смотрят по самому большому содержанию продукта. То есть считают, что это не топливный этанол, а спирт.

Вопрос: Сколько биоэтанола необходимо для потребностей внутреннего рынка?

Ответ: По биоэтанолу есть два момента. Первый: есть закон, который не работает, о 5%-й добавке биоэтанола в бензин. Второй момент, который мы ввели в свое время, еще в 2005 году, - это новое топливо с содержанием этанола более 30%. Раньше это было альтернативное топливо, и безакцизное, сейчас на него ввели акциз 99 евро, но, тем не менее, оно конкурентоспособно. Вот это два рынка, которые могут быть. То есть 5%-я добавка - это где-то 200 тыс. тонн в год, если взять потребление Украины, все остальное – это альтернативное топливо, то есть, кто, сколько захочет его купить, столько и будет произведено. За последние несколько лет альтернативное топливо себя проявило очень неплохо, реализовывалось, и достаточно успешно. Другое дело, что оно было подконтрольно только одному человеку.

Вопрос: "Укрспирт" заявил о планах увеличить чистую прибыль в 2014 году в шесть раз, почти до 160 млн грн. За счет чего это станет возможным?

Ответ: Ну, во-первых, финансовые расчеты делаются исходя из возможностей реального производства. Второе, мы подсчитываем, какие области и сколько потребляют, где какие производители, и из этих цифр вывели ту прибыль, которую предполагаем. Хотя объективно мы думаем, что она будет даже больше, учитывая, что за весь прошлый год прибыль составила 26 млн грн, а мы только за один квартал 2014 года дали 46 млн грн.

Вопрос: Как Вы планируете в дальнейшем строить взаимоотношения с Государственной фискальной службой, учитывая конфликты в вопросах налогообложения, выдачи лицензии на торговлю спиртом? Удалось ли найти взаимопонимание?

Ответ: Главная проблема в ситуации с ГФС – полная непредсказуемость их действий. Здравый смысл подсказывает, что все должно было разрешиться еще несколько месяцев назад, без протестов, переговоров и безосновательных обвинений с их стороны. По природе своей мы партнеры, ибо обе наши структуры действуют на благо государства, но похоже, что осознаем это только мы.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 5 сентября 2014 > № 1167527 Михаил Лабутин


Казахстан > Алкоголь > kursiv.kz, 31 июля 2014 > № 1149573 Виктор Семак

«Теперь мы не можем рекламировать даже безалкогольный продукт»

Автор: Марина ЖИГУНОВА

С начала июля в Казахстане запретили рекламировать и безалкогольное пиво, если его название совпадает с брендом алкогольного. В то же время Россия пошла на некоторые рекламные поблажки пивоварам, связанные со спортивными мероприятиями. Пивовары обижены, а сам пивной рынок в последние годы в Казахстане стагнирует . Об этом «Къ» рассказал президент Carlsberg Kazakhstan Виктор Семак.

- Виктор, Вы можете уже озвучить итоги первого полугодия для пивного рынка?

– К сожалению, до публикации официальных данных по группе Carlsberg, мы не можем комментировать свои результаты первого полугодия в цифрах. Хоть мы и начали 2014 год с далеко не оптимистичных показателей, начиная с апреля Carlsberg Kazakhstan преломил негативный тренд продаж.

В целом рынок пива в Казахстане вот уже несколько лет показывает снижение. Так, по нашим внутренним оценкам, в прошлом году он упал на 5% по сравнению с 2012 г. Прошлый год был не самым легким и для нашей компании, но тем не менее нам удалось достичь достаточно неплохих результатов.

На рынке по-прежнему лидируют два игрока. Общая доля компаний Carlsberg Kazakhstan и «Эфес» в 2013 году составила порядка 70%. На этом рынке работают также другие небольшие локальные компании, такие как Caspian Beverage Holding (CBH), «Арасан», «Рудный», «Шымкентпиво». Кроме того, на рынок Казахстана в 2012 году вошел серьезный российский игрок – «Московская пивоваренная компания» (МПК), которая очень активно наращивает свою долю.

- В июле в Казахстане вступили в силу изменения в законодательстве, затрагивающие пивной рынок. Как они изменят этот бизнес?

- После вступивших в силу в июле 2014 года поправок в ряд законопроектов по обороту алкогольной продукции, казахстанский рынок пива оказался в состоянии полного запрета рекламы. Безусловно, на нас негативно влияет запрет рекламы безалкогольного пива, т.к. теперь мы не можем рекламировать на массовом уровне потребителю даже безалкогольный продукт, если его название совпадает с брендом алкогольного сорта.

В Казахстане и так один из самых маленьких по сравнению с Европой уровней потребления пива (порядка 30 литров в год на человека), а с такими запретами он станет еще меньше. В целом, нам кажется, что правительство Казахстана основывает свою политику в алкогольной отрасли на уже устаревших данных исследования ВОЗ 2010 года. Даже то исследование показало, что к 2010 году потребление чистого алкоголя в Казахстане упало до 10,3 л (в пересчете на содержание чистого спирта) на человека, т.е. ниже среднеевропейского уровня (10,9 л на человека).

Наши исследования также убедительно говорят о том, что в последние несколько лет молодежь Казахстана потребляет меньше алкоголя. Это глобальный тренд, связанный с популярностью здорового образа жизни и распространением альтернативных развлечений как, например, социальные сети. В Казахстане дополнительно накладывается религиозный фактор.

Главная проблема государства, на наш взгляд, в том, что до сих пор неестественно большую долю в структуре потребления казахстанцев занимает крепкий алкоголь, и здесь как раз пиво может помочь, переключив потребителей на напитки с гораздо меньшим содержанием алкоголя. Об этом, кстати, уже говорил президент Казахстана, который в 2013 году призвал к снижению цен и налогов на слабоалкогольные напитки: пиво и вино, для снижения доступности крепкого алкоголя и переориентации в структуре потребления алкоголя гражданами страны.

К слову сказать, наши ближайшие соседи, россияне, отыграли аналогичный запрет рекламы назад. Буквально на днях российское правительство разрешило отечественным пивоварам рекламу алкогольного пива на спортивных стадионах, в печатных изданиях, во время телетрансляций спортивных матчей. Я считаю, что это позитивный момент не только для производителей пива. Многие виды спорта (особенно футбол, хоккей) смогут развиваться не только за счет госбюджета и бюджета олигархов, но, как и в странах с давней историей взаимоотношений пива и спорта, в большей мере получать поддержку спонсоров (как известно, пивоваренные компании традиционно являются одними из главных спонсоров в мире спорта, в том числе таких крупных мероприятий, как Лига чемпионов по футболу).

Если же подобный запрет будет отменен в Казахстане, то рынок пива сможет развиваться позитивно и цивилизованно. Пивной бизнес является чрезвычайно трудоемким и с точки зрения производства самого напитка, и с точки зрения подготовки необходимых ингредиентов - это и выращивание ячменя и хмеля, производство солода, тары, транспортировка, и наконец дистрибьюция и реклама. В нем задействованы, помимо пивоваров, и аграрии, и производители солода, тары, и работники сферы услуг. Мы, производители пива, даем людям тысячи рабочих мест в Казахстане: в среднем на 1 работника пивоваренной отрасли приходится 10 работников в смежных отраслях. Вы когда-нибудь слышали о фактах выявления контрафактного пива? Например, я за весь свой богатый опыт работы ни разу не сталкивался с такими случаями.

Я сам несколько лет назад работал в крупнейшей российской компании-производителе водки и знаю не понаслышке о том, каков процент поддельной или безакцизной водки в наших странах, в пивном бизнесе этого просто не может быть. Хотя казахстанские власти аргументируют последовательное ужесточение оборота алкоголя, в том числе и пива, именно с целью пресечь нелегальную продажу контрафактного алкоголя. Здесь было бы более справедливо разделить регулирование крепкого алкоголя и пива, это общепринятая практика многих стран Европы, хотя нам в Казахстане, да и в целом в странах СНГ пока остается об этом только мечтать.

В целом мы наблюдаем последовательное ужесточение оборота алкогольной продукции со стороны государства по целому ряду направлений (акцизы, лицензирование, реклама, время и места продажи). При этом все эти ужесточения, направленные, в первую очередь, как нам кажется, все-таки против крепкого алкоголя, который пока преобладает в структуре потребления среднестатистического казахстанца, рикошетом ударяют и по пиву. Так, с 2016 года нам придется установить на наших пивоваренных производствах счетчики учета готовой продукции, по аналогии с теми, которые были введены ранее для крепкого алкоголя. Мы считаем эту меру излишней, так как пивоваренная отрасль в силу своей специфики является прозрачным производством, и необходимости в счетчиках для отслеживания возможной контрафактной продукции нет, с этим успешно справляются другие инструменты отчетности.

С другой стороны, специфика производства пива значительно отличается от производства крепкого алкоголя, так как пиво заливается в тару под давлением и на стадии розлива имеют место потери, вызванные тем, что тара иногда не выдерживает давления и лопается. Получается, что все эти потери теперь не будут учитываться, то есть фактически необоснованно облагаться налогом. Здесь же показателен опыт России, где такие счетчики с начала 2013 года уже пытались внедрить для пивоваров, и вот уже второй год они продолжают работать в тестовом режиме, так как их работы вызывает целый ряд нареканий как со стороны производителей, и так и стороны госрегулятора.

Также мы прогнозируем, что ввод ежегодной оплаты лицензии на оптовую и розничную продажу алкоголя, скорее всего, заставит закрыться часть небольших торговых точек. 100 МРП – приличная сумма для маленького магазина. Некоторые из них предпочтут уйти с рынка.

- На рынке циркулируют слухи, что акцизы на пиво поднимут в 2015 году. Вам что-то об этом известно?

- Внутренне мы понимаем, что если подняли акцизы на крепкий алкоголь, то с большой вероятностью можно ожидать в недалеком будущем рост акцизов и на пиво, особенно учитывая, что ставка акцизов на пиво не менялась уже несколько лет. К тому же у Казахстана здесь есть определенные обязательства по гармонизации акциза в рамках ТС, и, скорее всего, нам придется повышать свою ставку, это более реалистичный прогноз по сравнению со сценарием, когда Россия, где уровень акциза гораздо выше, снизит свой.

Вопрос только в том, какой рост нас ожидает. Конечно, наша позиция как производителя – рост должен быть поэтапным. Сценарий одномоментной гармонизации крайне нежелателен, учитывая, что сейчас уровень акциза на пиво в России почти в три с половиной раза выше казахстанского. Такое резкое повышение, естественно, может негативно сказаться на отечественном пивоваренном рынке, вплоть до его серьезного обрушения. С ростом в два раза акциз на крепкий алкоголь в 2014 году нам только-только удалось уйти от абсурдной ситуации, когда в пересчете на содержание чистого спирта акциз на пиво в Казахстане был выше акциза на водку. И теперь, если акциз на пиво вырастет значительно, мы вновь вернемся к такому положению дел, когда ценовая доступность крепкого алкоголя делает его более привлекательным напитком в глазах казахстанских потребителей.

- Можете дать прогнозы по итогам этого года? Как меняется рынок? В частности, как меняются потребительские предпочтения?

- Пока еще рано давать оценку тому, вырастет или упадет в этом году казахстанский рынок пива. Думаю, что он может показать незначительный рост за счет увеличения продаж в сегменте фасованного пива, это тренд, который мы наблюдаем с начала года.

Потребители становятся более разборчивы, и мифы о том, что покупая пиво на розлив, когда вам наливают его в пластиковую бутылку (очень часто в антисанитарных условиях), вы получаете свежий и качественный продукт, так называемое живое пиво, начинают себя изживать.

Если говорить об общих вкусовых трендах, то казахстанцы предпочитают лагер – светлое легкопиткое пиво, неплотное, с пониженным содержанием алкоголя, без ярко выраженной хмелевой горчинки.

Довольно популярно в Казахстане импортное пиво по причине присущему нашему потребителю недоверия к качеству отечественного продукта.

Со своей стороны мы постоянно боремся с этим предрассудком. Со всей уверенностью могу заявить, что местное казахстанское пиво ни в чем не уступает зарубежному и соответствует всем международным стандартам качества. Это подтверждают и международные награды наших брендов, и результаты регулярных независимых экспертиз, когда наше пиво покупают в торговой точке и отсылают для анализов в зарубежную лабораторию. По результатам этих тестов наш продукт занимает в последнее время самые высокие места среди предприятий группы Carlsberg региона Восточная Европа.

Интересный международный тренд последних лет – крафтовое пивоварение, т.е., когда пивовары варят пиво по традиционной технологии, по авторским рецептам, небольшими партиями на малых пивоварнях. И если за рубежом или в той же России мы наблюдаем последние несколько лет рост интереса к крафтовому пиву, то в Казахстане пока сложно говорить о подобном тренде.

Еще одним фактором роста для пивного рынка может стать ощутимое (в 2 раза) увеличение в начале 2014 года акцизов на крепкий алкоголь и рост минимальных цен на этот вид товара, который увеличил конечную цену крепкого алкоголя для отечественного потребителя.

Общие условия конкуренции на пивоваренном рынке Казахстана определяет сейчас тренд падающего рынка. В таких непростых условиях борьба между производителями становится еще более агрессивной: крупные компании становятся еще сильнее, более мелкие теряют свои позиции. Мы ожидаем еще большего усиления конкуренции, возможно, в этом году изменится расстановка сил на пивоваренном рынке страны, во всяком случае, уже начались процессы, способствующие таким серьезным изменениям.

–А что сейчас происходит с бизнесом Carlsberg в России и на Украине?

- Для начала уточню, что помимо России, Украины и Казахстана, у Группы Carlsberg есть свои заводы в Узбекистане и Азербайджане.

Бизнес Carlsberg в России – это компания «Балтика», лидер российского пивоваренного рынка (38,6% по итогам 2013 года, по данным компании AC Nielsen), которому удается удерживать свой №1 с 1996 года. «Балтике» принадлежат 10 заводов в России и широкий портфель локальных и зарубежных брендов. Кроме того, «Балтика» — ведущий экспортер российского пива: продукция «Балтики» представлена в более чем 75 странах мира, на долю компании приходится 70% всех экспортных поставок российского пива. Бренд «Балтика» занимает первое место по продажам в Европе (данные Euromonitor).

Несмотря на то что рынок пива в России за последние несколько лет довольно сильно просел (минус 8% в 2013 году), «Балтике» удается показывать хорошие результаты, нарастив в 2013 году свою долю на рынке в денежном и объемном выражении.

На Украине в составе группы Carlsberg работает компания CarlsbergUkraine, заводы которой расположены в Киеве, во Львове и Запорожье. Эта компания №2 на украинском рынке, с долей рынка порядка 28% (за 2013 г., по данным компании AC Nielsen). Рынок пива на Украине также уже на протяжении нескольких лет находится в падающем тренде (положение дел, характерное для многих рынков стран СНГ), понятно, что в связи с политическими событиями в стране текущая ситуация там далеко не простая. Но заводы продолжают работать, при этом приоритетом компании является, конечно, безопасность сотрудников.

- Какие вещи лоббирует для пивной отрасли сейчас Союз пивоваров, Национальная палата предпринимателей РК. Работает ли с этими организациями Carlsberg и насколько плотно?

- Да, Carlsberg вместе с компаниями «Эфес» и CaspianBeverageHolding входит в Союз пивоваров Казахстана. К сожалению, несмотря на то что производителей пива на рынке гораздо больше, Союз пивоваров держится пока только на этих трех компаниях. Национальная палата предпринимателей работает только первый год, и пока нам не довелось с ней сотрудничать и, соответственно, оценить результаты ее работы. В составе же Союза пивоваров мы уже не первый год работаем над защитой интересов пивной отрасли, активно участвовали и в работе над принятыми поправками в законопроекты, регулирующие оборот алкогольной продукции. Так, например, нам удалось отстоять, чтобы ограничение по времени продажи пива осталось на прежнем уровне, не было увеличено, как это произошло с крепким алкоголем. Также мы считаем своей победой, что удалось предотвратить норму о запрете продажи пива в мелких магазинах формата «у дома», так как это бы очень больно ударило по малому предпринимательству в Казахстане.

Можно сказать, что основные игроки в нашей отрасли довольно консолидированы по ключевым для нас вопросам, потому что мы понимаем, что более эффективно отстаивать право на свободу бизнеса для пивоваров можно только вместе.

Наш основной вопрос, стоящий сегодня на повестке дня – сохранение конкурентоспособности пива по сравнению крепким алкоголем путем сдерживания акцизов на пиво или путем реализации сценария их поэтапного повышения.

- Как падают доходы в отрасли и у CarlsbergKazakhstan, в частности? Как компания намерена повышать свою маржинальность?

- Доходы отрасли в целом падают в соответствии с падением объемов рынка – на ту же величину. Доходы компании Carlsberg Kazakhstan растут против прошлого года.

Что касается планов по повышению маржинальности, то мы планируем продолжать работу над ростом выручки за счет увеличения объемов продаж, улучшения микса по брендам.

Мы сейчас выпускаем довольно много сортов – порядка 27. У нашего основного конкурента их на порядок меньше. Возможно, мы также будем оптимизировать наш портфель брендов, оставляя только самые продаваемые хиты.

Кроме того, мы будем делать упор на инновации в тех сегментах, которые показывают рост, в частности, для фасованного пива, предлагая нашим потребителям новые, более удобные форматы упаковки.

Казахстан > Алкоголь > kursiv.kz, 31 июля 2014 > № 1149573 Виктор Семак


Франция > Алкоголь > rusmonaco.fr, 18 марта 2014 > № 1153222 Пьер Ришар

Высокий блондин с «Красным носом»

Пьер Ришар, отмечающий в этом году свой восьмидесятилетний юбилей, как и все французы, обожает вино. Пропустить одну-две бутылки за ужином, как раньше, он не рискует, зато всецело отдается винопроизводству, и здесь умудряясь пошутить.

Красное, выпускаемое ограниченным тиражом, у него называется ни много ни мало Petrus (так как Petrus в переводе с латинского означает «Пьер»). А вино с эпическим названием «Мой нос» в красном и «Мой нос» в розовом цвете - заставляет улыбнуться всех.

С Пьером Ришаром встретилась сомелье винного дома Kurkoff Юлия Курченкова и поговорила о «маленьком производстве высокого блондина».

У французов есть культура вина, они впитывают это с молоком матери...

О, это со временем все менее и менее становится верным! Верно лишь то, что французы очень много внимания уделяют еде и вину. И я не исключение. Отчасти поэтому я и сделал вино направлением своей профессиональной деятельности.

Исходя из опыта Вашего общения с русскими, можете ли вы сказать, что у русских есть культура потребления вина?

Я надеюсь, что у русских она есть. Я тоже сложа руки не сижу - со своей стороны пытаюсь объяснить и показать, что вино - это продукт более натуральный, чем любой другой алкоголь. Уже всем известно, что если употреблять его в умеренных количествах - это будет отличным антиоксидантом. А уж сочетание еды и вина дают бесконечные возможности для игры со вкусом!

Наш винный ресторан Kurkoff имеет образовательную концепцию: любое вино, будь то Petrus, Cheval Blanc, вино от Пьера Ришара можно купить на разлив, по бокалам. Как вы думаете, это полезно для культурного развития?

Да, это отличная концепция, которая позволяет клиенту без ограничения открывать для себя новые вина. А отбор, селекция вин, то есть что предлагать или не предлагать клиентам, всегда остается за вами, за ресторатором и профессиональным сомелье. То есть вы можете воспитывать вкус своим клиентам! Уверен, клиент оценит.

Какие блюда сочетаются с винами от Пьера Ришара?

У меня есть и красные, и белые, и розовые вина - на любой вкус! К красным, выдержанным в дубовых бочках, хорошим аккомпанементом служит сырое мясо (карпаччо или тартар) и жареное мясо с соусом. Рыба хороша с Chateau Bel Eveque из дубовых бочек. А я люблю с ним и шоколад! Пряные, пикантные, кисло-сладкие блюда хорошо подходят к вину, которое, наоборот, не хранилось в бочках, такому как Petrus Ricardus, Le Demon Tradition. Все мои розовые идеальны к сложным салатам, мясу на гриле, к аперитивам. Demon Blanc сам может выступать в качестве аперитива или может быть достойным аккомпанементом к рыбе. Мой личный выбор вина всегда зависит от времени года и от еды, которая сопровождает вина.

Любите ли Вы блюда русской кухни?

Да, я много раз пробовал блюда русской кухни и больше всего я люблю борщ. Я думаю, он хорошо будет сочетаться с «Ma cuvee personnelle» из стопроцентного шираза. Но вообще все мои вина должны сочетаться с русской кухней. Все они терпкие, ароматные, немного танинные, с ярко выраженным характером и теплом, - все как у русского народа.

В январе Вы открыли первый фирменный бутик вин от Пьера Ришара в Париже. Где будет следующий?

Я не планирую сеть бутиков, это будет единственный. Он же по совместительству является и моим офисом. Открыть этот магазинчик в Париже - идея моей сестры Виктории. С ней вместе мы занимаемся винами, это семейное предприятие. Сегодня вечером, например, мы здесь, чтобы пообщаться и стать ближе к моим гостям и клиентам. Кстати, вы заметили, что 80 % гостей – русские?

В России Вас все знают и очень любят! Вы занимаетесь распространением ваших вин в России?

В России, как и в других странах, мы доверяем наших импортерам распространять мои вина. Сейчас оно продается в Швейцарии, Бельгии, Чехии, в России и на Украине.

Почему Вы выбрали именно регион Лангдок-Русийон на юге Франции для покупки виноградников?

Как это часто бывает, влюбился в это место. Двадцать гектаров моих собственных виноградников - это моя страсть и любовь.

Принимаете ли Вы участие в сборе урожая?

Да, но только символически. Это очень тяжелый труд. Оставаться на виноградниках день напролет под обжигающим солнцем, на жаре - непросто. Усложняется дело тем, что сбор винограда у нас всегда происходит вручную, виноградина за виноградиной. Это гарантия качества, которая позволяет нам выбирать виноград оптимальной зрелости, (что хорошо сказывается на обогащении вина вкусом) и оставлять на месте виноград, который может быть поврежден (это гарантия здоровья). А вот assemblage (рус. - «смешивание разных сортов винограда») и дегустация получившегося - на мне. Это я делаю вместе с моим энологом, но я сам задаю направление в нашем виноградорстве. Я очень требователен во всем, что касается качества моего вина и на всех этапах контролирую его... Нет, на своих виноградниках я не работаю, а скорее отдыхаю душой и телом.

Франция > Алкоголь > rusmonaco.fr, 18 марта 2014 > № 1153222 Пьер Ришар


Россия > Алкоголь > forbes.ru, 26 декабря 2013 > № 974860 Рустам Тарико

Космополит года. Рустам Тарико

Кирилл Горский, заместитель главного редактора журнала Forbes

Владелец «Русского стандарта» в уходящем году добился значительных успехов за пределами России

Пушнина, икра, нефть, водка, космос, самодержавие и КГБ — вот набор доставшихся нам от Российской империи и СССР признанных в мире символов. Каждый позволяет создать глобальный бренд или глобальный бизнес, право на существование которого трудно опровергнуть: против первого человека в космосе возразить нечего. И бренды такие есть: Роскосмос в орбитальных перевозках, «Роснефть» и «Газпром» в добыче углеводородов, Евгений Касперский, завоевавший доверие сотен миллионов пользователей компьютеров во всем мире, указав в рекламе, что он программист в погонах из советской госбезопасности.

Претенденты

Юрий Мильнер

Фонд DST Global II и сам Мильнер вкладывают в основном в американские и китайские проекты. Самый известный технологический инвестор из России, Мильнер значительную часть времени проводит за пределами страны. В Кремниевой долине у него есть роскошный особняк стоимостью $50 млн.

Олег Бойко

В 2013 году инвестиционный холдинг Finstar Олега Бойко стал совладельцем компании Fashion TV, управляющей 13 одноименными телеканалами в разных странах. Кроме того, он выступил продюсером режиссерского дебюта Скарлетт Йоханссон.

Пушнина и икра — рынки маленькие, да и запасы оскудели. Вопрос самодержавия в России стал слишком актуальным, чтобы придавать ему коммерческую окраску.

Остается водка.

Потеря Россией в конце XX века первого места в ее производстве — не крупнейшая геополитическая катастрофа этого богатого на несчастья века, но обидная.

Восстанавливать справедливость взялся Рустам Тарико. Превращение уроженца городка Мензелинска в Татарской АССР во владельца крупнейшей алкогольной компании в Восточной Европе могло показаться чудом, если бы не упорство, с которым Тарико 25 лет строил бизнес буквально своими руками. Буквально — хотя бы потому, что машины с Martini, вермутом, принесшим ему первые деньги в начале 1990-х, Тарико разгружал собственноручно.

В «Золотой сотне» Forbes (Тарико занимает в ней 60-е место с состоянием $1,75 млрд) немало предпринимателей, работавших на рубеже 1990-х руками или ногами — кто красил джинсы, кто возил через границу компьютеры. Но мало кто так последовательно занимался своим главным делом, не распыляясь на то, что входило в моду: слияния, залоговые аукционы, недвижимость, ГКО и, наконец, политику. Главное дело состояло из двух частей — алкоголь и банк — объединенных названием «Русский стандарт», и Тарико с упорством искал на рынке пустующие ниши и строил на их месте масштабные бизнесы.

Начало 1990-х. Никому не известный предприниматель делает Martini самым продаваемым иностранным алкогольным брендом в России. 1998 год. Тарико становится монополистом по поставкам в страну культовых у среднего класса Johnnie Walker, Bacardi, Baileys и запускает производство «Русского стандарта», первой российской премиальной водки, обошедшей Absolut и Smirnoff.

В 2010 году владелец «Русского стандарта» покупает за €100 млн итальянский винный дом Gancia. И наконец, затяжная война за международную группу CEDC с выручкой в 2007 году $1,2 млрд, владеющую крупнейшими водочными заводами в Венгрии и в Польше — втором в мире водочном рынке. Потратив около $420 млн, Тарико стал владельцем 100% CEDC, переиграв российских водочных королей Марка Кауфмана, Юрия Шефлера, а заодно и «Альфа-Групп».

День, когда крупнейшим в мире продавцом водки станет россиянин, возможно, уже близок:

компании Тарико по объемам продаж отстают от лидера, британской Diageo, меньше чем на треть. Да и сам он в это верит, заявляя: «Стать глобальным лидером на алкогольном рынке по другим категориям тяжело, по водке же реально». Хотя и банк «Русский стандарт», и алкогольный бизнес Тарико по-прежнему большую часть выручки приносят в России, он говорит о намерении построить глобальную компанию. У отлично владеющего итальянским 51-летнего водочного короля, прославившегося громкими вечеринками и упорством в достижении целей, все впереди.

Россия > Алкоголь > forbes.ru, 26 декабря 2013 > № 974860 Рустам Тарико


Россия. Украина > Алкоголь > forbes.ru, 23 декабря 2013 > № 974850 Яков Грибов

Почему Nemiroff больше не украинский бренд

Ирина Скрынник, корреспондент Forbes

Совладелец водочной компании о негласных договоренностях, акционерном конфликте и Таможенном союзе

В акционерном конфликте водочной компании Nemiroff, за которую еще два года назад владелец корпорации «Русский стандарт» Рустам Тарико готов был выложить $350 млн, поставлена если не окончательная точка, то жирная запятая. Лондонский суд в ноябре признал несостоятельным иск Степана Глуся, миноритарного партнера компании, к партнерам Якову Грибову и Анатолию Кипишу и обязал его выплатить ответчикам почти $6 млн понесенных судебных издержек.

В интервью Forbes один из основных акционеров Nemiroff Яков Грибов рассказал, каково это — вести бизнес в период акционерной войны. 

— Что вам дает этот выигрыш?

— Мы получили по нему решение на компенсацию первых $6 млн, выиграв суд в Лондоне, который инициировала, замечу, другая сторона. Теперь мы с удовольствием ждем, когда они придут на наш счет. Срок выплаты истек 11 декабря, но денег пока нет. Хотя нам это даже на руку: с 12 декабря мы зарабатываем, потому что на эту сумму начали расти проценты, примерно 8% годовых в валюте. Нормальная консервативная ставка, меня устраивает.

— Если та сторона не заплатит, какова процедура взыскания долга?

— Компания-истец находится на Британских Виргинских островах. Решение Лондонского суда теперь должно быть признано государственным судом на BVI, на это уходит обычно от одного до трех месяцев. После этого – процедура принудительного исполнения, она может растянуться еще на 1-3 месяца. Итого максимум через полгода, если деньги не поступят – а по моим сведениям на счетах компаний семьи Глусь, против которых принято решение и которые в группе владеют 25,04% пакетом акций, денег нет, – принудительное исполнение в нашем понимании предполагает выставить эту долю на аукцион. Если ее приобретет третье лицо, то оно обязано с нами рассчитаться. Если ее никто не купит и другая сторона не заплатит, пакет отойдет к нам.

— Это единственный долг семьи Глусь перед вами и вашими партнерами, признанный судом?

— Нет. В конце ноября вступило в силу решение украинского суда, по которому они должны нам выплатить $19 млн в качестве роялти. Два завода компании на Украине по-прежнему находятся под управлением семьи Глусь и продолжают выпускать продукцию без разрешения от нас как единственного владельца торговой марки Nemiroff. На какое-то время они останавливали выпуск, но сейчас, по моим данным, возобновили производство в небольших объемах.

За весь период конфликта мы с ними прошли более 80 судов, из которых наша сторона подала к ним единственный иск о выплате роялти за пользование брендом. При этом у нас лежат готовые иски к их компании более чем на $100 млн. Но подавать иски можно только к тем, кто платежеспособен. Иначе тратиться на юристов я не вижу смысла. Поэтому пусть сначала расплатятся по имеющимся долгам.

— Как Глусь стал вашим партнером?

— Степан возглавлял государственный спиртзавод в городе Немиров Винницкой области. В начале 1990-х годов несколько частных инвесторов на его базе построили маленький ликероводочный цех. Когда через несколько лет сладкое время теневого бизнеса закончилось, владельцы предприятия захотели уйти. Степан пришел ко мне и предложил выкупить их долю. Мы с партнером Анатолием Кипишем выкупили долю трех инвесторов, а потом и долю спиртзавода, то есть государства. Пакет 20% подарили Степану, как сейчас принято говорить в виде опциона, взамен он должен был контролировать производство. Точнее, этот опцион до 2005 года оставался на словах, потому что 100% акций были оформлены на меня, в том числе акции моего партнера. В те неспокойные годы мы решили, что будет лучше, чтобы владельцем всех акций считался я. В 2005 году уже стало модно быть открытым собственником. Тогда ко мне пришел Анатолий и говорит: «Яш, наверное, пришло время реализовать [договоренности]». Я говорю, иди, открывай визу. Он открыл визу, и через неделю-две мы улетели в Лихтенштейн, где я переоформил на него 40% и 20% на Степана.

— Но его структуры владеют пакетом 25,04%. Откуда еще 5,04%?

— 5,04% ему продал Анатолий. У меня с ним был отдельный бизнес по переработке пластика, которым мы владели на паритетных началах. В какой-то момент я решил из бизнеса выйти, и Анатолий покупал мою долю. Ему не хватало денег для выкупа, и он предложил рассчитаться 5% акций Nemiroff. Я отказался, попросив расплатиться деньгами. Тогда он эти 5% предложил купить Глусю. Степан же поставил условие: я куплю, но если ты продашь 25,04%. Наверное, он считал, что таким образом он получает блокпакет и его никто не сможет сменить. Нас с партнером такое условие очень удивило, но возражать не стали, так как по акционерному соглашению для принятия основных решений достаточно квалифицированного большинства, то есть 66,66% голосов, и оно у нас после этой продажи все равно оставалось.

— В конце 2011 года по решению российского суда вы восстановили контроль над российским подразделением, а через год Nemiroff начал разливаться на мощностях ОАО «Башспирт». Чего удалось достичь за первый год работы?

— 2013 год не был полноценным для бизнеса, мы только в апреле сформировали ассортимент. А в рознице мы до сих пор представлены только на 40% дистрибуции, хотя раньше этот показатель доходил до 80%. Что не помешало компании вернуть свои 2,2% российского рынка крепкого алкоголя, произведя для российского и внешнего рынков по предварительным итогам года около 2,2 млн дал продукции примерно на $224 млн (по итогам 2010 года весь объем продаж компании составлял $473,6 млн). Это восстановление происходит как на фоне повышения акцизов и роста теневого сектора, так и на фоне продолжающихся внутрикорпоративных проблем.

Сейчас бизнес Nemiroff напоминает строительство дома под артобстрелом. Мы строим дом, а в нас летят снаряды - судебные иски.

— На Украину наладили поставки?

— До конца года с российских и белорусских заводов поставим продукции примерно на $44 млн (в 2010-м продажи Nemiroff на украинском рынке составили $221,5 млн). На Украине мы создали новую компанию, которая продает нашу водку Nemiroff законно с разрешения правообладателя.

— Как потребители обеих стран восприняли украинский бренд российского розлива?

— Nemiroff не является украинским или российским, он давно стал международным брендом. Наши компетенции достигли такого уровня, что мы можем где угодно найти предприятие и произвести на нем продукцию с требуемым качеством.

Нам все равно, в какой точке мира производить водку. Главное, чтобы там было хорошее сырье. К тому же потребителя уже давно не интересует, где именно произведен Nemiroff, он уверен в качестве продукции под этой маркой.

— Во сколько компании обходится контроль за качеством продукции?

— Мне сложно назвать конкретные цифры, мы содержим большой штат сотрудников. Однако я компенсирую эти затраты на логистике. В России и Белоруссии мы имеем существенную экономию. А если сравнить Белоруссию и Украину, то здесь мы дополнительно зарабатываем на разнице цены на спирт - в Белоруссии он почти в два раза дешевле. Зарабатывать в секторе все сложнее, поэтому постоянно нужно искать экономию при условии сохранения качества.

Следующим этапом, возможно, станет покупка собственного спиртового производства в России. Для нас качество спирта – самый важный показатель. Не могу сказать, что решение принято окончательно, но такая идея есть. Прикрыв тылы по сырью, мы бы чувствовали себя комфортнее.

— Кроме спиртзавода планируете что-то еще?

— В апреле-мае планируем вывести на рынок новый продукт в сегменте крепкого алкоголя, но это будет не водка. Массово в этом сегменте никто в России еще не работал. Лабораторные образцы мы уже показали нескольким специалистам, они удивились, а офис вообще уже неделю в приподнятом настроении. Сейчас адаптируем новый продукт к промышленному производству.

— Сколько водки планируете продать в 2014 году?

— Мы планируем увеличить объем продаж в три раза по сравнению с 2013 годом и увеличить выручку компании в 5 раз, до $1 млрд, из которых половина будет заработана на украинском рынке.

— Эта стратегия предполагает возврат украинских заводов?

— Она предполагает прекращение выпуска незаконной продукции.

— Вы сможете завести в Украину такие объемы?

— Почему нет? Мы только до конца этого года завезем туда около 600 000 дал (на 1 декабря отгружено 320 000 дал). Ни в России, ни за ее пределами России никогда не было проблем с производственными мощностями. Собственно говоря, управление сбытом, создание брендов и вкусов – это и есть наш бизнес. Что касается завода, если восстановим над ним контроль, потратим время на запуск и будем там разливать, не восстановим – будем продолжать производить на внешних площадках.

— Как вы будете бороться с тем, чтобы несанкционированная продукция не поступала с украинских заводов на рынок?

— Нам удалось локализовать место распространения этой несанкционированной продукции. Теперь это одно государство — Украина. Во всех остальных государствах они свою продукцию продавать не могут, потому что в других странах действуют законы, по которым Nemiroff продается только через законного обладателя прав на торговую марку, «Немирофф водка рус» и NIPE.

Следующий наш шаг — объяснить поставщикам и потребителям, то есть дистрибьюторам и розничным сетям, что торговать винницкой продукцией опасно, так как все незаконно реализованные объемы мы выставим торгующим компаниям в виде штрафов. Мы уже подали иски к первым дистрибьюторам, чтобы объяснить всему рынку, что закон на нашей стороне. Эти и другие компании и будут наказаны за торговлю нелегальной продукцией. То же самое ждет одну из украинских розничных сетей. Уверен, что в ближайшие месяцы эта история закончится.

— Три года назад вы с партнером изъявили желание продать компанию. Этот вариант вы по-прежнему рассматриваете?

— Мы получаем предложения о покупке практически с первого дня конфликта. Сейчас особенно много, когда компания находится в завершающей стадии противостояния. На месте интересантов, я поступил бы точно также. Потому что это абсолютно логичное и правильное предложение. Компания находится внизу по стоимости, ее потенциал роста высок, ниже она не упадет, она будет только расти. Я бы сам купил такую компанию. Поэтому ни я, ни мой партнер не собираемся ничего продавать, ведь у компании иного пути, кроме роста, нет.

— Как вы восприняли события последних недель на Украине?

— Я был и остаюсь приверженцем тесных торгово-экономических и культурных связей между Россией и Украиной. Для Nemiroff выгоды Таможенного союза очевидны. На мой взгляд, сегодня на Майдане выясняются не отношения Россия – Украина – ЕС, а накопившиеся у достаточно большой части населения претензии к действующей власти и энергия этой неудовлетворенности как раз направлена против дружеских и взаимовыгодных отношений между Россией и Украиной. На самом деле, когда есть определенная экономическая неудовлетворенность или социальная несправедливость, эту энергию легче всего превратить в протестные выступления. Надеюсь, власть ответит корректировкой необходимых вопросов, и мир быстро восстановится. Украина не настолько богатая страна, чтобы нести расходы за происходящее сегодня.

Семья Глусь с высказываниями Грибова не согласна. 25 декабря эта сторона конфликта распространила заявление о том, что судебные разбирательства до сих не завершены. В частности, по иску семьи Глусь решением арбитражного суда Москвы, вступившим 18 декабря 2013 года в законную силу, Глусь восстановил контроль над российским подразделением Nemiroff. «Фактически это позволяет оперативно возобновить поставки оригинальной продукции Nemiroff на российский рынок», — говорится в заявлении (представитель Грибова утверждает, что решение обжаловано в кассации). Также семья Глусь настаивает на продолжении судебных разбирательств в Лондоне и расценивает «публичные заявления Якова Грибова о якобы обязательстве выплатить порядка $6 млн ему и Анатолию Кипишу исключительно как манипуляцию». Это же касается и заявлений о выплате роялти на $19 млн. Однако это решение украинского суда, опубликованное в базе суда, уже вступило в силу. 

Россия. Украина > Алкоголь > forbes.ru, 23 декабря 2013 > № 974850 Яков Грибов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter