Всего новостей: 2555036, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Полько Роман в отраслях: Армия, полициявсе
Полько Роман в отраслях: Армия, полициявсе
Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358855 Роман Полько

НАТО нужен новый план

Мариуш Каменецкий (Mariusz Kamieniecki), Nasz Dziennik, Польша

Интервью с бывшим заместителем директора Бюро национальной безопасности Польши генералом Романом Полько.

Nasz Dziennik: Россияне заявляют, что американцы вопреки предыдущими договоренностям разместили у их границ не бригаду, а дивизию. В ответ на это россияне направят в Калининградскую область дополнительные комплексы «Искандер».

Роман Полько (Roman Polko): Владимир Путин становится скучным, честно говоря, он бы мог сменить пластинку. Ложь в виде такого рода высказываний или карикатур, изображающих НАТО агрессором, который наращивает потенциал у границы с Россией на глазах невинного российского рабочего или крестьянина — это все грубые манипуляции. Такая сатира напоминает времена холодной войны, когда точно так же изображали западный империализм, а операции СССР, покорявшего очередные рубежи (например, в Германии), преподносились как исключительно мирные шаги. Я бы хотел обратить внимание, что американцы проводят совершенно прозрачную политику. Действия американской бронетанковой бригады, которая прибыла в Польшу в рамках операции Atlantic Resolve, с самого начала (то есть с момента высадки в Германии) и до этапов переброски и учений была совершенно прозрачной.

Так выглядит политика открытости, которая позволяет держать вооруженные силы под контролем. На этом фоне основанная на лжи (например, на противоречащих фактам заявлениях, будто в Польше находится американская дивизия) кагэбистская игра Путина — это та же самая риторика, которую мы слышали, когда нам рассказывали, что в Крыму и в Донбассе находятся не россияне, а «зеленые человечки». Путин демонстрирует невероятный уровень цинизма и лицемерия.

— О чем это говорит?

— В первую очередь, это показывает, что Путин — не тот партнер, с которым можно вести осмысленную дискуссию. Сложно подписывать соглашения или о чем-либо разговаривать с человеком, который обманывает, юлит, извращает факты и плетет интриги.

— На какую аудиторию ориентирована такая тактика: на внешнюю или на внутреннюю?

— В основном, на внутреннюю. Такая риторика призвана, во-первых, послужить доводом в пользу увеличения расходов на вооружения, и, во-вторых, объяснить причины экономического кризиса, который разразился, в частности, из-за западных санкций. Основная цель этих действий — поддержать процесс обновления российских вооруженных сил. Так я это понимаю.

— Так или иначе, Россия усомнилась в том, что американские войска находятся в Польше на ротационной основе. Увеличился ли в связи с этим риск российской агрессии?

— Опасения, конечно, существуют, их не может не быть, ведь за нашей восточной границей находится непредсказуемый партнер, который располагает ядерным арсеналом. Одного этого достаточно, чтобы продолжать держать руку на пульсе. Честно говоря, Россия — это для нас гораздо более опасный сосед, чем Северная Корея и режим Ким Чен Ына для Южной Кореи. Осознание этого факта порождает страх. Факты таковы, что наш восточный сосед непредсказуем, неизвестно, на какие шаги он еще пойдет. Это показали события, случившиеся совсем недавно.

Перспектива того, что Россия вторгнется в Грузию или на Украину, казалось невероятной, но это произошло. В связи с этим нам следует напоминать о действиях Путина на площадке Альянса, чтобы тот на самом деле решил нарастить свое присутствие на восточном фланге и разместить там не бригаду, а дивизию. Раз Путин утверждает, что такая дивизия там уже находится, нужно приложить все усилия к тому, чтобы она там действительно появилась. Российский президент стремится к эскалации и гонке вооружений, адекватной придуманным им самим угрозам, а в связи с этим собирается перевести дополнительные силы в Калининградскую область, но у НАТО есть сейчас потенциал, чтобы принять этот вызов. Путин должен понять, что СССР уже однажды проиграл гонку вооружений, а в итоге распался. Его действия — это провокация, он хочет проверить, отреагируем ли мы на нее.

— Как, по Вашему мнению, мы должны реагировать?

— Я считаю, что нам следует дать ответ хотя бы для того, чтобы Путин спустился с небес на землю. Это шанс продемонстрировать солидарность западных стран, ведь когда мы о ней громко заявляем (как это было, например, на саммите НАТО в Варшаве), даже российская пропаганда смягчается, становится бессильной.

— Вас пугает появление комплексов «Искандер» поблизости от нашей границы?

— Сейчас ракетные вооружения стали мобильными, это позволяет достаточно быстро перебрасывать их на большие расстояния. Честно говоря, меня одинаково пугают «Искандеры», которые находятся и вблизи польской границы, и под Москвой. Стоит, однако, отметить, что Россия не может перебросить все свои силы на запад, ведь у нее, например, есть проблемы с Китаем. Некоторые районы Сибири до сих пор имеют спорный статус, а, как мы знаем, китайцы тоже располагают опасным потенциалом и нуждаются в новых территориях. Российские интересы простираются и на другие регионы, в частности, на Ближний Восток, в связи с чем Россия не может позволить себе сконцентрировать все военные силы у восточного фланга НАТО. Если Путин решит пойти на такой шаг, это обрадует представителей разных этнических меньшинств, живущих на территории РФ: у них появится возможность нанести свой удар.

— Насколько вероятно, что Россия нарастит потенциал танковых войск и сконцентрирует их у нашей восточной границы? Может ли создаться ситуация, в которой перевес сил в этом регионе окажется на ее стороне?

— Сначала Москве нужно модернизировать свои танки. Появление новых моделей еще не говорит о том, что она располагает современным арсеналом. Судя по всему, у нее есть прототип, который находится на этапе тестирования. Во всем этом больше пропаганды и запугивания, чем фактов.

Между тем прошедшие недавно учения «Запад» показали, что россияне считают территорию Белоруссии своей собственной, а это с точки зрения нашей безопасности выглядит не очень хорошо, особенно, если Россия решит сконцентрировать там свои силы. После распада СССР сложилась выгодная для нас ситуация: угроза отодвинулась от наших границ. Теперь Украина и Белоруссия, которые служили своего рода буфером, в значительной мере находятся под контролем России, и это следует учитывать.

— Как выглядит сейчас расклад сил на линии НАТО-Россия в геополитическом плане?

— Если взглянуть на пропорции и современную специфику военных столкновений, в которых потенциал зависит не только от количества танков, но также от экономических и энергетических возможностей, наличия материальных резервов, можно сказать, что у России в открытой конфронтации с Западом, с НАТО нет шансов на победу. Более того, если европейские страны объединят свои усилия в сфере безопасности и обороны, они смогут успешно противостоять Москве даже без помощи США.

Путин это понимает, и поэтому старается посеять раздор между европейскими партнерами, разрушить их солидарность. Открытой конфронтации он, однако, избегает, предпочитая оставаться в «серой зоне». То, что мы называем гибридной войной — это как раз такая серая зона. Она позволяет Путину разными методами добиваться своих целей, в том числе, использовать войска, как мы видели и видим в Крыму и на Донбассе. Запад при этом может оставаться безучастным, поскольку по своему масштабу эти конфликты не подпадают под наше определение войны.

— Способен ли Запад в случае возникновения военного конфликта придти на помощь странам Балтии?

— Это прозвучит странно, но для таких государств, как Польша, Литва, Латвия и Эстония, лучше, чтобы разразился открытый конфликт, ведь тогда у союзников по НАТО не будет другого выхода, кроме как придти им на помощь. Гораздо более серьезную опасность представляют завуалированные операции, диверсии и дезинформация. Именно эти методы использует Путин, провоцируя конфликты внутри стран, которые входят в сферу его интересов. Позднее он получает предлог для вмешательства в суверенную политику этих государств под предлогом оказания гуманитарной помощи своим соотечественникам.

Я бы обратил внимание на слова Дональда Трампа, который призвал НАТО переосмыслить свою деятельность, сконцентрировав внимание на киберпространстве и упоминавшейся выше «серой зоне». Пятой статьи, на которой зиждился Альянс, уже недостаточно. Возможно, мы могли бы наполнить ее смыслом, начав дискуссию о ее возможных интерпретациях, особенно в сложных ситуациях, когда нужно определить, можно ли уже говорить о конфликте или еще нет.

— Кто должен инициировать такую дискуссию?

— НАТО проводит саммиты и заседания, у нас есть там свои представители, хотя, конечно, было бы лучше, если бы их стало больше. Стоит по мере возможности использовать тех людей, которые наладили в Альянсе контакты. Польша, будучи одной из самых больших стран региона Восточной и Центральной Европы, может вновь его возглавить и инициировать такого рода дискуссии, как это было при президенте Лехе Качиньском (Lech Kaczyński). Этот политик превратился в настоящего лидера во время конфликта в Грузии, а одновременно проявил себя в сфере энергетической безопасности. Когда Россия решила перекрыть нам газовый вентиль, он предпринял умелые дипломатические шаги, благодаря которым эту тему подняли на саммите НАТО.

— Пожалуй, наступил удачный момент, чтобы заняться укреплением польской безопасности, пользуясь благоприятной конъюнктурой и поддержкой со стороны президента Трампа.

— Именно так. Такая возможность есть, нужно только разработать, продумать и представить конкретный план. Следует отринуть комплексы, ведь мы уже показали собственные возможности. Сейчас мы способны сами внести вклад в обеспечение безопасности Польши и всего нашего региона. Возможно, какие-то переговоры, о которых мы не знаем, уже ведутся, ведь вся эта «кухня» секретна. Результаты мы видим: в нашей стране появились американские военные. Было бы хорошо, если бы нашим путем последовали другие европейские страны: Германия, Франция или Италия.

— Благодарю за беседу.

Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358855 Роман Полько


Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337106 Роман Полько

Уступки — путь в никуда

Мариуш Каменецкий (Mariusz Kamieniecki, Nasz Dziennik, Польша

Интервью с бывшим заместителем главы Бюро национальной безопасности Польши генералом Романом Полько.

Nasz Dziennik: Британский аналитический центр «Общество Генри Джексона» сообщает, что российская армия по приказу Владимира Путина восстанавливает базы, которые использовались в советские времена. Что это может означать?

Роман Полько (Roman Polko): Уже давно известно, что Путин стремится воссоздать российскую империю или, по крайней мере, считает, что этим занимается. Россия модернизирует вооруженные силы и наращивает их потенциал, но ее ограниченные финансовые возможности не позволяют ей оснастить армию новейшими системами вооружений. С другой стороны, Москва продолжает культивировать унаследованную от советской эпохи традицию использования агрессивных провокационных методов, которые подразумевают применение тактических ядерных вооружений.

Конечно, с польской точки зрения такие поползновения выглядят опасными. Нам нужно говорить об этих угрозах вслух и обсуждать их на площадке Североатлантического Альянса, чтобы действия России могли встретиться с адекватной реакцией. Не будет преувеличением сказать, что в первую очередь опасность угрожает Польше, Литве, Латвии, Эстонии и всему восточному флангу НАТО. У Путина нет тормозов, поэтому он продолжает вооружаться, и нам следует учитывать это, обозначая наши цели или планируя дальнейшие действия. Когда-то нам казалось, что Россия не нападет на Грузию, но это произошло. И на этом все не закончилось, ведь потом была Украина и, как говорил покойный президент Лех Качиньский (Lech Kaczyński), Польше следует готовиться ко всем возможным сценариям, даже к тем, которые многие эксперты называют невероятными. Жизнь опровергает их мнения.

— На действия Путина следует взглянуть шире — в геополитическом контексте, ведь мы уже давно видим, что россияне перебрасывают на север своей страны ракетные комплексы дальнего действия. Россия готовится к покорению Арктики?

— Все эти действия связаны со стремлением России подчинить себе новые регионы. Если наблюдать за ее шагами, учитывая политическую географию, можно понять, что за ними кроется. В значительной мере это также борьба за природные ресурсы, месторождения нефти и газа, за то, под чьим контролем они окажутся.

— На российском острове в Баренцевом море находится база с истребителями МиГ-31, россияне планируют разместить там также бомбардировщики Су-34, которые могут быть оснащены ядерным оружием…

— Путин, разумеется, ведет игру, рассчитывая на пропагандистский эффект. На мой взгляд, в первую очередь он пытается шантажировать Запад. Он подает сигнал: «Примите нас в свое сообщество, закройте глаза на произвол, который мы чиним на Украине, отмените эмбарго в отношении моей страны, иначе (а мы располагаем такими-то и такими-то средствами) мы станем еще более непредсказуемыми». Нужно признать, что Россия действительно обладает опасным потенциалом, она способна развязать войну, которая может выйти из-под контроля и уничтожить как страны Запада, так и (возможно, в еще большей степени) саму Россию. В этой ситуации, зная непредсказуемость противника, угрозу недооценивать нельзя.

Некоторое время назад казалось, что эпоха холодной войны, с ее запугиванием и взаимным сдерживанием при помощи ядерного потенциала, которое позволяло сохранить видимость относительного мира, ушла в прошлое. К сожалению, сейчас происходит возвращение к риторике тех лет и к тому, что тогда происходило: мы вновь слышим про самые страшные и опасные арсеналы. Путин не только ведет циничную игру, бряцая оружием, но и воспитывает новые кадры командного состава. Для этих людей такого рода методы — это уже не игра, а рутинные действия.

— Вы говорите, что Путин хочет усыпить бдительность Запада, надеясь вернуться в европейские салоны. Но неужели политики, особенно лидеры западноевропейских стран, этого не осознают?

— Западная Европа, к сожалению, демонстрирует, что она способна пойти на множество уступок, лишь бы на какое-то время избавиться от этой проблемы. Это близорукий и рискованный подход, который грозит привести к таким последствиям, которые мы видели в недавнем прошлом. О бывшем канцлере Герхарде Шредере, который с 2005 года связан с российским Газпромом, даже не хочется говорить, это ужасный позор для Германии. Его пример показывает, как человек, занимающий такой важный пост, может продаться российским корпорациям.

Напрашивается вопрос, насколько хорошо он выполнял свои должностные обязанности, и не появятся ли у него последователи. Нельзя исключать, что кто-то снова будет готов мириться с агрессивными шагами Путина только для того, чтобы извлечь личную выгоду, нанося при этом ущерб другим государствам или экономическим интересам своей страны. Я надеюсь, что действия России все же склонят членов НАТО и Европейского Союза сплотить свои ряды и сконцентрироваться на реальных, а не на воображаемых угрозах, идущих с восточного направления. Но сейчас ЕС, занятый множеством разных дел, обращает слишком мало внимания на то, что на самом деле представляет угрозу для его восточного фланга.

— Путин, как Вы верно отметили, интересуется арктическими месторождениями нефти и газа, но мы знаем, что кроме России на них претендуют такие страны, как США, Канада, Исландия, Норвегия, Швеция, Финляндия или Дания. Можно ли как-то примирить их интересы, или все будет развиваться по сценарию, которого придерживается Путин: «кто успел, тот и съел»?

— Политика свершившихся фактов — это то, что получается у Путина лучше всего. Запад, чей потенциал превосходит российский, во многих случаях реагирует слишком медленно. Кроме того, западные принципы политкорректности или, возможно, в большей степени медлительность, нерешительность и отсутствие последовательности в действиях позволяют Путину навязывать инициативу. И, судя по всему, у Запада не получается на это реагировать. В итоге Кремль в лучшем случае пойдет на небольшие уступки, но то, что он успел присвоить на данный момент, останется в его руках.

— Как долго можно продолжать эту политику уступок? Есть ли у нее какие-то границы?

— Казалось, что последним сигналом в адрес Путина, который покажет, что некоторые границы переходить нельзя, станет прошлогодний саммит НАТО, оказавшийся многообещающим в плане намеченных там целей и задач. К сожалению, после саммита в Европе вновь наметился раскол, а некоторые страны будто бы забыли о принятых там решениях и вновь начали относиться к политике Москвы снисходительно.

Достаточно привести пример Германии. Когда в Польшу начали прибывать военнослужащие американской танковой бригады, немцы стали говорить о том, что не стоит дразнить медведя такими действиями. Еще можно вспомнить, что произошло в Турции в 2015 году, когда сбили российский Су-24. Путин поставил ловушку и искусно использовал создавшуюся ситуацию в своих целях, спровоцировав обострение проблем внутри НАТО.

ЕС старается пережить Брексит, сейчас возникли сложности с Каталонией, а Путин только и ждет подходящего момента, он не прощает слабости. Когда он видит, что НАТО или Европа заняты решением внутренних проблем и при этом не могут действовать солидарно, он хладнокровно использует разногласия в собственных интересах. Ситуация останется такой до тех пор, пока Запад не проснется, не прозреет и не изберет в отношении империи Путина последовательную тактику. Реальность такова, что, с одной стороны, мы вроде бы вводим санкции, а с другой — оставляем лазейки, которые позволяют их обойти.

— Если главам государств Западной Европы недостает рассудительности, то президент Дональд Трамп, как кажется, осознает все угрозы. Но способен ли он создать сильную коалицию вокруг своей идеи, что в отношении путинской России следует вести жесткую политику?

— Остается надеяться, что ему это удастся. В этом контексте особенное значение имел визит Трампа в Польшу. Переговоры, которые состоялись в Варшаве, позволили лидеру крупнейшей мировой державы взглянуть на проблемы восточного фланга в новом, широком ракурсе. Честно говоря, больше всего сегодня мы можем рассчитывать именно на Соединенные Штаты, а наши ближайшие соседи, немцы или французы, не слишком заинтересованы этой темой. Не говоря уже об итальянцах или испанцах, которых восточный фланг волнует еще меньше.

— У итальянцев и испанцев есть свои проблемы…

— Конечно, но это не освобождает их от обязанности сохранять солидарность с другими членами НАТО. Нельзя смотреть на проблемы избирательно и руководствоваться только своими интересами, поскольку отсутствие симметрии в итоге вредит всем. У Путина, в свою очередь, появляется новая возможность вести игру против каждого государства по отдельности. Он действовал так всегда, и год от года перед ним открывается все больше возможностей. Напомню, что этот метод он использовал, например, когда вел переговоры с коалицией «Гражданской платформы» (PO) и Польской крестьянской партии (PSL) на тему возврата обломков президентского самолета.

Это особый метод, который позволяет Путину особенно успешно вести свою игру. Сила Польши заключается в том, чтобы выступать от имени НАТО и ЕС, говорить их голосом. Очень важно, чтобы в структурах Альянса и Евросоюза наконец занялись такой политикой, которая будет защищать каждое государство, а не концентрироваться на внутренних проблемах. К сожалению, все эти структуры (в первую очередь европейские) сильно забюрократизированы. Они сосредотачивают внимание на Брексите и тому подобных темах, но не могут выработать единую стратегию и поддерживать в соответствии с принципом межгосударственной солидарности каждого члена европейского сообщества или НАТО, особенно когда речь идет о столкновении с таким гигантом, как Россия.

Возьмем, допустим, близкий нам пример: энергетические вопросы. Вспомню еще раз о Лехе Качиньском. Когда россияне перекрыли нам газовый вентиль, он использовал подходящий момент, обратился к дипломатическим средствам и поднял энергетические вопросы на саммите НАТО. Это положительный пример солидарных действий. Но сейчас у нас есть газопровод «Северный поток», который идет по дну Балтийского моря, то есть проект, который противоречит идее ЕС. Конечно, все размахивают флагами с лозунгами о европейской солидарности, но когда дело доходит до бизнеса, каждый (читай: Германия) действует поодиночке, исходя из собственных интересов. Это печальный вывод, но это правда.

— Благодарю за беседу.

Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337106 Роман Полько


Польша. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 22 марта 2017 > № 2137250 Роман Полько

НАТО демонстрирует солидарность.

Nasz Dziennik, Польша

Интервью с генералом Романом Полько — бывшим командующим подразделения спецназа GROM, заместителем главы Бюро национальной безопасности Польши в 2006–2008 годах

Nasz Dziennik: В Эстонию уже прибыли первые военнослужащие из 5-го пехотного батальона Rifles. Вряд ли это сильно обрадовало Владимира Путина.

Роман Полько (Roman Polko): Размещение войск НАТО, которые на этот раз прибыли в Эстонию, показывает, что решения саммита Альянса в Варшаве претворяются в жизнь. Это в том числе наш успех. Несмотря на то, что многие предвещали провал этих инициатив, сильные американские подразделения появились в Польше, войска прибыли в страны Балтии, а восточный фланг занял в НАТО причитающееся ему место. То, что Путину это не придется по душе, было ожидаемо. Он понимает только язык силы и действий. Он не обращает внимания на ноты протеста, проявления недовольства и прочие дипломатические шаги. Поэтому пришло время перейти к конкретике: к появлению союзнических сил на восточном фланге.

- Имеют ли тактические подразделения, которые переводятся непосредственно к российской границе, военное значение?

— В плане боевой силы тактические подразделения имеют, скорее, символическое значение. К счастью, оно уже не настолько мало, как это было раньше, когда где-то появлялись отдельные взводы. Это оперативные объединения, которые способны проводить гораздо более масштабные операции. В первую очередь речь идет о том, чтобы продемонстрировать солидарность Альянса, и то, что решения варшавского саммита претворяются в жизнь. Присутствие этих тактических подразделений показывает, что НАТО, как этого требует Третья статья Вашингтонского договора, укрепляет свой потенциал, свою боеспособность. Если оно способно быстро и успешно перебросить из США танковую бригаду и подготовить ее к действиям здесь на месте, если военные ознакомятся с потенциальным театром военных действий, то в случае возникновения опасности Альянс сможет передислоцировать гораздо более масштабные силы. Но лучше, чтобы такой необходимости не возникло.

- Появляются мнения, что Россия отслеживает, где рядом с ее границей находятся натовские батальоны, и сможет уничтожить их одним ударом тактических ракет…

— Рассказывать можно всякое. Во-первых, батальоны войск НАТО — это маневренные, а отнюдь не стационарные, то есть рискующие попасть под удар подразделения. Во-вторых, они оснащены необходимой системой защиты. Еще до того, как эти войска прибыли в Польшу, я обращал внимание, что это будет не просто бригада: американцы привозят с собой технику для наблюдения, разведки и защиты от воздушных нападений. В свою очередь, Россия развертывает свои системы предупреждения.

Что касается мнений, которые вы упомянули, я считаю их, скорее, элементом пропагандистской информационной войны, которую ведут российские тролли, чтобы преуменьшить значение происходящего. Такая операция призвана ослабить или даже разрушить пронатовский подход, мышление категориями собственной безопасности. Короче говоря, они хотят создать впечатление, что любые наши действия не помогут нам в столкновении с российской мощью, а, значит, от них можно отказаться. Такая логика ошибочна.

- В Эстонии разместят военных из Великобритании, в Польше — американцев, в Литве — немцев, в Латвии — канадцев.

— Одновременно с размещением сил «рамочных» государств НАТО происходит распределение ответственности и назначение партнеров для сотрудничества с ними. Это показывает, что российский потенциал, как бы велик он ни был, не настолько страшен на фоне солидарности Альянса. Если учесть еще хотя бы тот факт, что России придется защищать куда большую территорию, чем один восточный фланг, действия НАТО можно признать эффективными. Играть мускулами, пугая Альянс, Путину в сегодняшней ситуации не выгодно, в любом случае он не сможет добиться того, чего бы ему хотелось.

- Какие войска будут использованы в случае потенциального конфликта: сухопутные или, может быть, ракетные?

— Сценарии возможного конфликта могут быть очень разными. Я бы сделал ставку на то, что в первую очередь будут использованы специальные подразделения. Я думаю, самый вероятный сценарий — это действия диверсионного плана, сопровождающиеся информационной войной и нацеленные на то, чтобы вызвать недовольство местного населения и создать на территории противника хаос. Напомню, что такой сценарий успешно использовался в Крыму и в Донбассе. В случае возникновения угрозы и начала военных действий мы будем, я полагаю, наблюдать не гениальную стратегию Путина, а действия такого рода. Конечно, на следующих этапах эта операция может стать, как в Донбассе, более масштабной. Тогда, как я надеюсь, НАТО предпримет действия, которые позволят дополнительно укрепить восточный фланг.

- Вы согласны с таким мнением, что Россия не собирается нападать на Европу, а, скорее, старается выдавить Соединенные Штаты из Старого Света, который Москва считает своей сферой влияния?

— Политика России нацелена на разрушение не только трансатлантических связей, но и в первую очередь связей внутри Европы. Если европейские страны не будут действовать солидарно и выступать как единое целое, они могут стать объектом манипуляций Москвы, которая только этого и ждет. К сожалению, после саммита НАТО произошел путч в Турции, а от таких инцидентов Россия только выигрывает. В свете таких событий, как история в Анкаре или Брексит, все конфликты и противоречия внутри Европейского союза опасны и губительны. На тему безопасности нам следует выступать единодушно.

- Значит, спать спокойно мы не можем?

— Древний латинский афоризм гласит: хочешь мира, готовься к войне. Поэтому мы обратились к шагам, направленным на укрепление еще одной опоры польской обороноспособности, занявшись не только флотом, военно-воздушными и сухопутными силами, но и территориальной обороной. Это верное направление действий в XXI веке. Войска территориальной обороны станут тем элементом, который укрепит моральный дух польского общества, а одновременно позволит реагировать на диверсионные операции, с которыми мы можем столкнуться в так называемой серой зоне перед тем, как начнется открытый военный конфликт.

- Командование вооруженными силами — это очень сложная сфера. Как на нашу безопасность влияют перестановки в высшем командирском составе?

— Смена высшего командования, тем более что она проходит настолько стремительно, влияет на уровень нашей безопасности негативно. Я говорю об этом открыто, потому что из армии уходит много командующих. Мы потеряли много высокопоставленных военных в 2008 году в катастрофе самолета CASA, еще больше — в 2010 году в Смоленске. Глава Генерального штаба генерал Франчишек Гонгор (Franciszek Gągor), командующий войсками специального назначения генерал Влодзимеж Потасиньский (Włodzimierz Potasiński), глава оперативного командования вооруженных сил генерал Бронислав Квятковский (Bronisław Kwiatkowski) — это люди, которые сформировались в новой действительности и могли с успехом занять ключевые должности в НАТО.

Сейчас мы, к сожалению, наблюдаем волну отставок. Если перестановки на определенных постах понять можно, то факт, что эти люди проваливаются в «черную дыру», а не становятся, например, кандидатами на места в штаб-квартире НАТО, вызывает тревогу. Я бы назвал это разбазариванием человеческого капитала. Генералы Мечислав Гоцул (Mieczysław Gocuł) или Марек Томашицкий (Marek Tomaszycki) обладали большой сетью контактов, в Североатлантическом альянсе они могли принести Польше много пользы.

Кроме того их совершенно зря обвиняют в том, что они начинали свою службу в Польской народной армии. Что с того? Я тоже там начинал, мы были тогда лейтенантами и 24 часа в сутки, семь дней в неделю видели окопы, бункеры и маневры. Это было лишь обучение военному искусству, а не идеологическая обработка. Сейчас эти люди, которые провели по 10 лет в польских и иностранных учебных заведениях, получили опыт уже в «настоящей» армии, в Ираке и Афганистане, внезапно подают в отставку. На их место приходят военные, у которых тоже есть опыт, и которые смогут принести армии пользу, но в свое время. Вооруженные силы обескровлены, они лишаются целого поколения, а это на фоне событий за нашей восточной границей выглядит тревожно. Можно вспомнить еще о Бартоломее Мисевиче (Bartłomiej Misiewicz) (глава политического кабинета министра обороны Польши, — прим. пер.): у этого человека есть только среднее образование, но говорят, что он умнее военных, которые много лет учились и получали опыт в ходе миссий в Ираке или Афганистане. Имидж польской армии не может от всего этого не пострадать.

- Благодарю за беседу.

Польша. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 22 марта 2017 > № 2137250 Роман Полько


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter