Всего новостей: 2556939, выбрано 8 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670485 Леонид Бершидский

Россия должна признать, что использует наемников

Солдаты удачи больше не молчат о своей службе на Украине, в Сирии и других странах.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Кремль не смог скрыть использование наемников в ходе своих военных интервенций, потому что предоставляющие многих солдат по найму крайние националисты открыто обсуждают их роль. Благодаря этому и другим соображениям Россия, вероятно, в конечном итоге признает, что прибегает к помощи частных войск.

5-го июля Евгений Шабаев, крайне левый националистический активист и атаман московского казачьего общества, потребовал, чтобы бойцы частной военной компании, участвующие в операциях в Сирии, Центральноафриканской Республике, Судане, Йемене и Ливии были официально признаны ветеранами. На данный момент российское правительство не признает даже существование вышеозначенных компаний.

В заявлении, подписанном Шабаевым и двумя другими националистическими деятелями — отставным генералом Леонидом Ивашовым и отставным полковником Владимиром Петровым, — утверждалось, что «руководители частных военных компаний („Патриот", „Вагнер" и другие) получают государственные награды лично из рук президента России». Но даже несмотря на то, что Кремль обеспечивает компаниям выгодные коммерческие уступки в странах дислокации, их бойцы в случае боевых ранений от правительства никакой помощи не получают. Вместо этого, утверждается в заявлении, за ними следит полиция и внутренние контрразведывательные службы, а семьи погибших бойцов вынуждают молчать.

Шабаев, один из нескольких националистических активистов, сообщивших о гибели множества российских наемников в февральском столкновении с американскими войсками в Сирии, заявил, что ближайшее окружение президента Владимира Путина учреждает военные компании для личной выгоды, но для вооружения и обучения солдат использует ресурсы российской армии и правоохранительных органов.

Российские националисты представляют собой основной источник добровольцев для частных военных компаний и неофициальных подразделений, воюющих на востоке Украины под небрежным контролем Кремля. Многие националисты имеют боевой опыт или, по крайней мере, служили в армии; воюют они не только за деньги, но и из соображений поддержки политики России. Кремль это вполне устраивает: для военных авантюр ему нужно самоотверженное пушечное мясо. Единственная загвоздка в том, что националисты истинными поклонниками Путина не являются, считая его режим чересчур продажным и трусливым в плане защиты национальных интересов страны. Именно поэтому они не могут помалкивать о том, что делают в тех странах, где российских войск быть не должно.

У Кремля есть, конечно, еще один важный источник человеческих ресурсов для своих операций: военнослужащих отправляют в неофициальные театры военных действий на время «отпуска». Эти люди не склонны жаловаться, поскольку, будучи солдатами, имеют право на достойное медицинское обслуживание и другие льготы. Но они — как и семьи погибших в войнах — тоже необязательно станут держать язык за зубами.

После первоначального этапа отрицания на могилах убитых на Украине российских десантников появились надгробия с фотографиями в униформе и с указанием дат, однозначно указывающих на то, где именно они погибли. 4-го июля офицер Олег Леонтьев, которого судят за халатность, повлекшую за собой смерть военнослужащего, попросил снисхождения на том основании, что принимал участие в боевых действиях «на территории соседней страны, где нас якобы не было».

Российский опыт ведения войн с участием нерегулярных формирований и «находящихся в отпуске» военнослужащих показывает, что отрицание не имеет ничего общего с реальностью. Рано или поздно причастность к данному вопросу правительства всплывает на поверхность. И когда это происходит, все вовлеченные в конфликт российские силы сваливают, как правило, в одну кучу. США, например, предполагают, что все россияне в зоне боевых действий принадлежат российской армии, хотя официально американские военные заявлять подобное не станут.

В Сирии американские войска продолжают время от времени сталкиваться с силами, не поддающимся, по их словам, идентификации. В подобных случаях с целью исключения конфликтных ситуаций они обращаются к российскому военному командованию.

В интересах Путина было бы прекратить попытки хранить уже разоблаченные секреты и признать существование частных военных компаний. Недвусмысленное отделение их от официальных вооруженных формирований может принести пользу в контексте разрешения конфликтных ситуаций. Также это создало бы новую возможность правдоподобно отрицать свое участие — грань между частной инициативой и государственными интересами в тех областях, где данное различие носит малопонятный характер. Даже Америка свои частные военные компании скрывать не пытается.

6-го июля пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков заявил, что в случае поступления в Кремль официального обращения о необходимости признания бойцов частных военных компаний ветеранами, он передаст его Министерству обороны «для проработки и выработки каких-то основополагающих подходов». До официального признания по-прежнему далеко, поскольку для подготовки новых правил необходимо будет внести изменения в российский закон, приписывающий наемному труду криминальный характер. Однако Кремль, как представляется, не настаивает на продолжении отрицания важной части своей военной стратегии.

Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670485 Леонид Бершидский


Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568233 Леонид Бершидский

Трамп и Путин: турнир двух мачо

«Российская» линия администрации Трампа вовсе не стала враждебной в одночасье из-за Сирии. Давайте признаем, они с самого начала вели себя как «ястребы».

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Майк Помпео (Mike Pompeo), избранный в госсекретари лично президентом Дональдом Трампом, заявил, что «мягкой политике» по отношению к России «пришел конец». Слово «пришел» вызывает некоторое недоумение.

Ошибочная риторика, распространяющаяся по всей Америке, гласит, будто жесткую позицию по России Трамп занял лишь недавно. На самом же деле, достаточно одного взгляда на долгий список враждебных заявлений и поступков его администрации против путинской России, чтобы ее опровергнуть.

Начать можно с выдвижений таких «ястребов» как представитель США при ООН Никки Хейли (Nikki Haley) и директор ЦРУ Помпео. Затем перейти к первому ракетному удару США по военной базе путинского союзника в Сирии Башара Асада в апреле 2017. В августе неожиданно закрылись три дипломатических представительства России в США — шаг, охарактеризованный Москвой как «откровенно враждебный». В декабре было принято решение о поставке на Украину смертоносных вооружений. В феврале были атакованы российские наемники в Сирии, что привело к летальным исходам. Гленн Гринвальд (Glenn Greenwald), который, как и я, давно опровергает любые утверждения, будто Трамп — «российская марионетка», в своей колонке в «Интерсепт» (The Intercept), привел слегка иной список антикремлевских действий его администрации.

Почитай «Твиттер» Трампа, выходит, что у него семь пятниц на неделе. За одну только среду он сперва угрожал России «прекрасными, новыми и «умными» ракетами», а потом заявил, что американо-российским отношениям вовсе не обязательно быть настолько плохими, как сейчас. Американцам давно пора привыкнуть к тому, как мало веса Трамп вкладывает в свои слова. Он, подобно заядлому пользователю соцсетей, давит больше на эмоции и четко излагать мысли не склонен.

Его «Твит» про ракеты как бы говорит «Ах, как я зол!», а дальнейшие, кажущиеся примирительными сообщения — «Ну вот, я расстроился». В случае с Трампом куда важнее его поступки или даже сделки. И вот тут уже его никак нельзя назвать пророссийским президентом — им он не был с самого начала, вопреки голословным утверждениям, будто Кремль имеет над ним тайную власть.

Недавние же шаги — крупнейшая за всю историю высылка российских дипломатов в ответ на отравление бывшего российского двойного агента, жесточайшие за всю историю санкции против российского миллиардера и алюминиевого магната Олега Дерипаски, вереница антироссийских карьерных назначений (перевод Помпео в госдепартамент и повышение Джона Болтона до уровня национального советника по безопасности) — лишь продолжают эту цепочку. Это лишь эскалация, а никак не смена политического курса.

Помпео заявил, что «мягкая» российская политика времен Обамы закончилась с избранием Трампа. И в самом деле: Обама ото всех враждебных шагов, предпринятых Трампом, последовательно воздерживался. Разве что тоже выдвигал «ястребов» на ключевые посты, но ни к чему, кроме разочарования, это не привело. То «сейчас», о котором говорит Помпео, началось гораздо раньше, с самого прихода Трампа.

Антикремлевскую риторику трамповского президентства нередко приписывают республиканскому истеблишменту и наущению «опытных советчиков» из его администрации. Но, как отметил мой коллега по «Блумбергу» и выдающийся трамповед Тим О'Брайен (Tim O'Brien), Трамп редко когда сам спрашивает советов и еще реже прислушивается к тем из них, что дадены по собственному почину. Поэтому его российская политика никак не продиктована снаружи.

Президент США хочет громких побед. Однако добиваться их втихую он не собирается. Он требует, чтобы их ему поднесли на блюде, потому что человеку, наделенному высшей властью, они полагаются по статусу. Путин как-то назвал Трампа «ярким» и «талантливым». Это неверно перевели как «выдающийся», и с тех самых пор Трамп полагал, что Путин как политик окажется куда более податлив. «Хорошее начало положено, — заявил Трамп еще во время своей президентской кампании, — он уже признал, что Трамп — гений».

Однако подарков и легких побед от Путина ждать не пришлось. Если ему и была интересна победа Трампа, то сугубо ради смуты в правящих кругах США. И он тоже всегда ведет переговоры с позиции силы, даже если эта сила напускная и по сути всего лишь камуфляж.

Для Трампа и бизнес, и политика — это турнир самцов. Это особенно бросилось в глаза, когда он во время своей кампании всеми силами утверждал свое превосходство над соперниками. Он отпускал снисходительные комментарии, давал им унизительные клички и всячески заострял внимание на их якобы недостатке мужественности. Таким же образом он повел себя с северокорейским лидером Ким Чен-Ыном. То же самое он сейчас пытается провернуть и с Путиным. «Российская экономика нуждается в нашей помощи, и она бы не составила нам особого труда» — «твитнул» Трамп в среду, намереваясь задеть одной этой фразой.

Мачизм Трампа удачно вписывается в воинственную линию республиканцев по отношению к России. Трамп ей подпевает более чем охотно. И вовсе не из-за расследования под руководством спецпрокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller). До сих пор на сговор с Россией следователи не обнаружили ни единого намека, но Трамп прекрасно понимает, что расследование никуда не денется, сколько ни бомби Сирию и ни высылай дипломатов. Трамп пыжится доказать, что 400-килограммовая горилла и альфа-самец здесь он, а не Путин.

Логика самцового противостояния такова, что оно неизбежно выливается в драку, если, конечно, одна из сторон не решит уступить. У Путина же талант затягивать те конфликты, которые он не может выиграть тотчас же. Он будет раздувать враждебность, чтобы не прослыть «подстреленной уткой», ведь по конституции, ему остался последний срок на посту российского президента. Кроме того, это противостояние может помочь его давнишней мечте вернуть домой часть утекшего за границу капитала. Его преимущество в том, что он автоматически пересидит Трампа, если того не переизберут в 2020.

Сейчас США и России больше чем когда бы то ни было со времен распада Советского Союза нужно сесть и договориться о правилах своего единоборства. Тлеющее выяснение отношений двух самцов неизбежно приведет лишь к новым столкновениям. Будущее зависит от того, есть ли в командных пунктах Москвы и Вашингтона по-настоящему взрослые люди. И еще — скоординировали ли США и союзники свои действия против Асада с российскими военными, подобно тому, как было сделано в прошлом году? Будем надеяться, что да.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции или владельцев «Блумберга».

Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568233 Леонид Бершидский


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502243 Леонид Бершидский

Путин пытается не смешивать свои войны

Тех людей, которые погибли в Сирии, называют наемниками, а не героями. Согласятся ли с этим россияне?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Поздним вечером 7 февраля и ранним утром 8 февраля американские силы в Сирии, судя по всему, убили самое большое количество русских с момента окончания холодной войны — более 200 солдат. Однако в данном случае не будет никаких международных последствий, и никто из россиян не получит посмертно награды, как Роман Филипов, боевой пилот, сбитый в небе над Сирией ранее в этом году — он вступил в бой с боевиками, которые пытались взять его в плен, а затем подорвал себя гранатой.

Причина того, что даже точное число убитых никогда не будет официально подтверждено, состоит в том, что эти россияне были наемниками, а не официальными военнослужащими, а их задача, вероятно, не имела ничего общего с геополитическими целями России в Сирии. Они пытались захватить нефтеперерабатывающий завод на нефтегазовом месторождении Аль-Исба в нефтеносной провинции Дэйр-эз-Зор, которое ранее обеспечивало большую часть доходов «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) в Сирии.

В заявлении по поводу этого инцидента российское Министерство обороны назвало их «членами сирийского ополчения», которые участвовали в проведении «операции против спящих ячеек Исламского государства». Поэтому вполне вероятно, что они выполняли задачи коммерческого характера в интересах режима сирийского президента Башара Асада, которому нужен доступ в нефти для восстановления контролируемых им территорий — вероятно, в обмен на долю в нефтяном бизнесе.

Сегодня россияне вовлечены в две войны. Одна ведется регулярными войсками за геополитические приоритеты Кремля. В другой участвуют наемники, которые пытаются получить коммерческую прибыль. Разделительная линия между этими войнами не столь расплывчатая, как это может показаться. Однако время от времени они немного пересекаются.

Сирийская кампания предоставила на данный момент самый ясный пример того, как это работает. Существуют официальные российские вооруженные силы, которые уже заявили о своей победе и хвастаются полученным ими боевым опытом. Их цель состояла в том, чтобы спасти режим Асада, потеряв при этом как можно меньше российских солдат (пока сообщалось о гибели всего 44 российских военнослужащих), обеспечить расширенное присутствие России на Ближнем Востоке, а также сделать страну важным игроком при разрешении многочисленных кризисов в этом регионе.

Помимо этого, существует частная военная компания Вагнера, базирующаяся на юге России. Она набирает в свои ряды физически крепких мужчин, часто из числа бывших военных, которые могут использоваться непосредственно на земле, но наличие связей с которыми при необходимости можно отрицать. Оплата их работы часто может превышать те деньги, которые получают военнослужащие регулярной армии, однако они не обладают самым современным оружием и не могут рассчитывать на официальную поддержку государства, которая предоставляется регулярным частям.

Вознаграждение может выплачиваться российским правительством, а также в результате реализации таких побочных проектов, как захват нефтяных объектов для Асада.

Регулярные подразделения и члены частной армии Вагнера должны воевать на одной стороне — это помогает продвигать вперед геополитическую повестку. Однако степень координации между ними часто бывает низкой. В Сирии, если говорить обо всех намерениях и целях, Вагнер работает на Асада, а не на Россию («Члены сирийского ополчения»). Разделительная линия между этими двумя войнами проходит там как в случае поражения, так и в случае победы. Во время попытки захвата нефтеперерабатывающего завода победу праздновал бы только Асад.

Причина того, что информация о потерях Вагнера просочилась и получает теперь подтверждение из многочисленных источников, состоит в том, что многие люди, воюющие в Сирии, были задействованы раньше на востоке Украины. Вот почему Игорь Гиркин, бывший командующий вооруженными силами так называемой Донецкой Народной Республики, получает сообщения о гибели своих товарищей. И поэтому любители, проводящие расследование и следящие за российским участием в украинском конфликте — такие как Группа по расследованию вооруженных конфликтов (Conflict Intelligence Team) или украинская организация «Миротворец» — подтверждают фамилии некоторых убитых людей.

Ситуация на востоке Украины похожа на ситуацию в Сирии, однако там больше пересечений между российскими регулярными и нерегулярными войсками. Кремль имеет ясные геополитические интересы в этом районе — дестабилизация Украины, — однако они не могут открыто обсуждаться. Президент Владимир Путин был весьма осторожен в своем единственном комментарии по этому вопросу, а произошло это во время пресс-конференции в 2015 году. «Мы никогда не говорили, что там нет людей, которые занимаются там решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере. Но это не значит, что там присутствуют регулярные войска», — сказал он.

Россия никогда не подтверждала то, что она направляла регулярные войска в ключевые моменты войны на востоке Украины, хотя эти операции хорошо задокументированы. Там присутствуют люди Вагнера, а также другие члены нерегулярных формирований из числа местных жителей, которые воюют, исходя из своих националистических убеждений, с одной стороны, а также в расчете на долю при дележе полезных ископаемых этого региона.

Как и в Сирии, геополитические интересы Кремля и коммерческие интересы нерегулярных частей не совпадают на 100%. Однако члены нерегулярных формирований не могут сделать чего-то в ущерб повестке Путина, не получив за это серьезного наказания.

Повышенная роль наемников в российских конфликтах связана не только с тем, что от связей с ними можно отказаться. По сути, подобные формирования являются продолжением культуры «фрилансеров» или «внештатных сотрудников», которая процветает в путинской России в правоохранительных органах — спецслужбы используют бандитов, а также нанимают «черных хакеров» (black-hat hackers) для выполнения специфических заданий, обещающих получение побочной прибыли. Однако для официального Кремля — для стороны, которая ведет геополитические войны — возможность отрицать свою причастность является наиболее важным вопросом. Однако в случае с инцидентом в Дэйр-эз-Зоре сделать это крайне сложно по причине большего количества погибших.

Этот случай показывает, что вовлечение в конфликты нерегулярных российских формирований, способных оказать помощь в реализации повестки Путина, может оказаться рискованным делом. Григорий Явлинский, либерал, участвующий в российских мнимых президентских выборах, требует, чтобы Путин сообщил о погибших российских гражданах. Еще более важно то, что новости о похоронах и скорбящих семьях будут распространяться в социальных сетях — и многих россиян не будет волновать частный статус этих бойцов. Они будут, как это делает Гиркин и его националистические союзники, привлекать внимание общества к неспособности Путина дать достойный ответ на жестокое убийство российских граждан, организованное Соединенными Штатами — страной, которая сегодня в России считается самым главным врагом.

Кроме того, возвращающиеся наемники будут рассказывать истории о безразличии официальных инстанций — я сомневаюсь, что они полностью понимают то, насколько слабыми являются связи между ними и регулярными российскими военными. На самом деле, им, вероятно, приятно думать, что они принимают участие в той войне, которую ведет Россия, а не какая-то частная фирма. Хотя это всего лишь иллюзия, она будет способствовать медленному росту недовольства по поводу режима, который разделяет людей, выполняющих для него грязную работу, на представителей первого и второго класса. По сути, это еще один пример того, как пекущийся только о своих интересах путинский режим обманывает ожидания простых россиян.

Высказанные в этой статье взгляды не обязательно отражают мнение реакционной коллегии, компании «Блумберг Эл-Пи» или ее владельцев.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502243 Леонид Бершидский


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488343 Леонид Бершидский

Путин хочет, чтобы переговоры по Сирии продолжались вечно

Это единственный способ, каким Россия может обеспечить себе долгосрочное военное присутствие на Ближнем Востоке.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Группа сирийской оппозиции, которая на этой неделе прибыла на российский курорт Сочи, чтобы принять участие в конференции по мирному урегулированию, увидев логотип конгресса — флаг правительства президента Башара Аль-Асада, развевающийся между крыльями голубя — развернулась и полетела обратно в Анкару, даже не пройдя паспортный контроль. Это наверняка пришлось по душе русским, которые на самом деле не горели желанием принимать у себя противников Асада.

Таков самый недавний пример игры, которую Россия ведет в Сирии: она не заинтересована в каком бы то ни было разрешении конфликта, даже если и подыгрывает мирному процессу.

Официальная позиция России заключается в том, чтобы отстаивать территориальную целостность Сирии и поддерживать выдвинутое Организацией Объединенных Наций политическое решение прекратить гражданскую войну в стране. Организованный в Сочи «Конгресс национального диалога Сирии» якобы служил этим целям. Но Россия знала заранее, что признаваемые ООН участники переговоров со стороны сирийской оппозиции не приедут, и организаторы сделали все возможное, чтобы отвадить каждого, кто намеревался высказаться против Асада. Это им удалось не вполне — так, во время открытия конференции предпринимались попытки сорвать выступление министра иностранных дел Сергея Лаврова — но в целом мероприятие позволило делегатам, поддерживающим Асада, неплохо поесть и запастись сувенирами.

На самом деле Сочи были нужны России, чтобы устроить представление для Специального посланника ООН по Сирии Стеффана де Мистуры, который изначально беспокоился, что Россия, Турция и Иран — три страны-инициатора конгресса — попытаются предложить альтернативу официальным переговорам по Сирии, которые проходили в Женеве. Сочинский конгресс официально решил поручить процесс переговоров по новой конституции новому комитету в Женеве, представляющему все стороны конфликта. Де Мистура был, по крайней мере с виду, удовлетворен и поблагодарил делегатов и организаторов за поддержку процесса под руководством ООН. С его стороны было бы контрпродуктивным отказаться от заверений сторонников Асада в том, что они открыты для посредничества.

Но де Мистура, вероятно, не удивится, если вопрос с новым комитетом сразу же зайдет в тупик. Российское правительство расстилает красную ковровую дорожку для сторонников Асада не потому, что хочет направить их Женеву. Скорее, оно хочет, чтобы они чувствовали себя ценными долгосрочными союзниками.

В июле 2017 года российский парламент ратифицировал соглашение с правительством Асада, разрешающее России сохранить за собой военно-воздушную базу в Хмеймиме на срок не менее 49 лет с последующими продлениями каждые 25 лет. Аналогичная сделка была также заключена в отношении военно-морской базы в Тартусе, которая была не более чем скромным объектом снабжения, но за время сирийской войны успела значительно разрастись и продолжает расширяться. Президент России Владимир Путин явно сожалеет о своих прежних шагах по сокращению военного присутствия России за рубежом, и две сирийские базы ценны для него как единственные опорные пункты России на Ближнем Востоке.

Однако Путину едва ли удастся сохранить эти базы, если будет реализован план, подобный тому, что был предложен США, Великобританией, Францией, Саудовской Аравией и Иорданией, представители которых встретились с признанными ООН сирийскими повстанцами в Вене на прошлой неделе. Идея этого плана состоит в том, чтобы передать большую часть полномочий Асада парламенту и регионам. Между тем у этих переговорщиков мало причин для того, чтобы признать действительными соглашения Асада с Кремлем. На самом деле, никто, кроме Асада и его лоялистов, не питает особого интереса к сохранению этих договоренностей. И единственный способ для Асада и его верноподданных удержать сильную власть в своих руках заключается в том, чтобы оставить Сирию разделенной на территории, в военном отношении фактически подконтрольные вмешивающимся иностранным державам.

Что бы российские чиновники, включая Путина, ни говорили о политическом решении, в действительности они хотят, чтобы переговоры по сирийской конституции продолжались еще 49 лет, а потом еще 25.

Соединенные Штаты находятся в совершенно ином положении в Сирии, где расположен двухтысячный контингент американских войск. Хотя его присутствие там характеризуется как бессрочное и сосредоточенное на исходящей от Ирана «стратегической угрозе», а также противодействии террористическим группам, у США уже есть достаточно баз на Ближнем Востоке. Политическое решение в Сирии, особенно в рамках венских договоренностей, ослабит эти угрозы. США может быть достаточно того, чтобы сохранять присутствие в соседнем Ираке.

Точно так же Турция участвует в сирийских делах лишь до тех пор, пока тамошний хаос представляет угрозу для ее границ. Но турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, похоже, не верит в прочное политическое решение и высоко ценит согласие России на его действия против сирийских курдов.

Фактическая раздробленность и полузамороженный конфликт (в котором, как и в Восточной Украине, каждый день будут погибать люди, но никаких крупных военных действий идти не будет) являются единственным жизнеспособным вариантом для России, лучшим вариантом для Ирана, поскольку он сохранит влияние над Асадом, вторым приемлемым сценарием для Турции и по сути ненужной помехой для США. Но поскольку Россия вряд ли поверит Западу с его гарантиями сохранить российские базы на неопределенный срок в рамках любых альтернативных договоренностей, ни один из этих вариантов не осуществим.

Эта ситуация не оставляет выбора де Мистуре. Ему придется принимать участие в организуемых Россией цирковых шоу в то время, как сторонники Асада будут заводить дальнейшие переговоры в тупик.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488343 Леонид Бершидский


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 января 2018 > № 2446163 Леонид Бершидский

Цели Путина в Сирии не ограничивались спасением Асада

Как рассказал в своем интервью глава генштаба ВС России, Москва воспользовалась сирийским конфликтом, чтобы испытать оружие и получить боевой опыт

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Министерство обороны России отрицает достоверность сообщения ведущей московской газеты о том, что семь российских военных самолетов были уничтожены в результате атаки на авиабазу Хмеймим в Сирии, совершенной радикальными исламистами 31 декабря. По данным министерства, в результате той атаки погибли двое российских военнослужащих. Очевидно, для России боевые действия в Сирии еще не окончены, несмотря на взаимные поздравления президента России Владимира Путина и его сирийского союзника Башара аль-Асада.

Между тем недавно генерал Валерий Герасимов, глава генштаба вооруженных сил РФ, дал интервью, в котором он подробно рассказал о сирийской операции России, раскрыв ее военные приоритеты в Сирии и ее убежденность в том, что любой конфликт, в котором она принимает участие, — это опосредованная война против США. И эта война не закончится даже тогда, когда в Сирии будет восстановлен мир.

В своем интервью, которое он дал прокремлевскому изданию «Комсомольская правда», Герасимов объяснил, на чем было основано заявление Путина о победе над ИГИЛ (запрещена в РФ, ред.). Разумеется, оно противоречит заявлениям американского президента Дональда Трампа, который настаивает на том, что победа принадлежит США, и заявлениям бывшего министра обороны США Эша Картера (Ash Carter), который в своих мемуарах написал, что Россия стала просто «спойлером» в победной стратегии, разработанной Картером.

Хотя ни Россия, ни США не могут претендовать на полноценную победу, нынешняя карта Сирии указывает на то, что российская версия является более правдоподобной: в настоящий момент режим Асада контролирует большую часть территории страны — потрясающее достижение, учитывая то, что летом 2015 года его войска контролировали всего 10% территорий страны.

И Россия, и США следовали примерно одинаковым стратегиям: они не стали вводить свои сухопутные войска на территорию Сирии, переложив ответственность за ведение боевых действий на местные силы. «Окончательное поражение требовало, чтобы мы позволили местным силам отвоевать территории у ИГИЛ и удержать их, а не пытались сделать всю работу за них, — написал Картер. — Это значило, что американские военные должны были взять на себя подготовку, вооружение, обеспечение и зачастую сопровождение повстанческих сил». Это принесло США лишь частичный успех — в том смысле, что это помогло курдским боевикам, которые теперь контролируют северные и северо-восточные территории Сирии.

Между тем, по словам Герасимова, Россия сосредоточилась на том, чтобы оказать поддержку деморализованной, истощенной сирийской армии: «Мы им помогли, отремонтировали технику на месте… Сегодня сирийская армия способна выполнять задачи по защите своей территории».

И Россия, и США настаивали на том, что в Сирии они боролись против ИГИЛ и не преследовали никаких политических целей. Однако американские чиновники уже долгое время говорят о том, что российские самолеты гораздо чаще бомбили позиции антиасадовских группировок, а вовсе не позиции террористов ИГИЛ. В своем интервью Герасимов опровергает эти заявления, приводя конкретные цифры:

Вот посмотрите, количество ударов международной коалиции все это время составляло 8-10 в день. Наша авиация довольно незначительными силами наносила 60-70 ударов ежедневно по боевикам, по инфраструктуре, по их базам. А в периоды наивысшего напряжения — порядка 120-140 ударов в сутки. Только такими методами можно было сломать хребет международному терроризму на территории Сирии. А 8-10 ударов в день… Ну видимо цели у коалиции были другие. Цель-то ими в основном ставилась — борьба с Асадом, а не с ИГИЛ.

Однако на самом деле было бы гораздо справедливее сказать, что и Россия, и США преследовали в Сирии множество целей. На финальном этапе конфликта для США стало гораздо важнее разгромить ИГИЛ, нежели сместить Асада, поскольку терроризм снова стал одной из главных тем на американской внутриполитической арене из-за терактов в Европе и США. Что касается России, то оказание помощи сирийскому диктатору с целью сохранить в его лице надежного союзника на Ближнем Востоке, а также разгром ИГИЛ оказались скорее второстепенными целями по сравнению с необходимостью проверить в бою недавно реформированную российскую армию, получившую новое оружие. Интервью Герасимова отчетливо указывает на стремление российского руководства испытать в этом конфликте как можно больше оружия и людей.

По словам Герасимова, прежде России выпал всего один шанс перебросить свои войска на территорию другого государства, которое не граничит с ней — это случилось в 1962 году на Кубе — поэтому Москве было крайне важно проверить свои возможности. По словам генерала, через сирийскую военную кампанию прошло около 48 тысяч военнослужащих. «Самое-то главное — обкатать командиров, офицеров, — добавил Герасимов. — Командующие войсками округов — все там побывали, и в течение длительного времени. Все командовали группировкой».

Это объясняет, почему Россия так часто меняла командующих сирийской операцией: с сентября 2015 по конец 2017 года этой военной операцией командовали пять генералов. По словам Герасимова, командные структуры 90% российских дивизий и более половины полков и бригад тоже получили боевой опыт. Офицеры отправлялись в Сирию на срок в три месяца, и Герасимов высоко оценил качество их работы.

«Это значит, что вся система боевой подготовки войск и органов управления работает, люди готовы к выполнению задач, а там они на практике это показывают», — сказал он.

Россия также сумела испытать более 200 видов оружия, которое недавно поступило на вооружение в российскую армию или скоро поступит. Разработчики оружия тоже ездили в Сирию, чтобы посмотреть, как их оружие показывает себя на поле боя. Среди прочего сирийский конфликт предоставил России чрезвычайно удобную возможность испытать в боевых условиях свои беспилотники — по словам Герасимова, ежедневно в воздухе находилось до 60 дронов.

«Сейчас абсолютное большинство этих недостатков устранено, — сказал Герасимов. — То, что мы проверили технику и оружие в боевых условиях — это огромное дело. Теперь мы уверены в своем оружии».

Однако Герасимов не упоминает о том, что в Сирии Россия также испытала бойцов частной военной компании «Вагнер», которая обеспечила крайне необходимую поддержку наземных войск Асада и, согласно результатам независимого исследования, понесла больше всего потерь. Эти наемники не получили приглашение в Кремль для вручения медалей за сирийскую операцию, однако они являются главной опорой современной военной стратегии России и огромным подспорьем в предотвращении негативных политических последствий, которые обычно сопровождают серьезные людские потери на поле боя.

Есть еще одна причина, по которой испытательный аспект этой кампании оказался таким важным для России: российские военные убеждены, что они ведут борьбу с Западом. На церемонии вручения наград в Кремле майор Максим Маколкин — летчик, получивший Орден Мужества — с гордостью сказал Путину: «Встречаясь в воздухе с нашими партнерами по западной коалиции, мы всегда оказывались у них на хвосте, что означает победу в реальном бою».

В своем интервью Герасимов подробно описал незначительный инцидент с участием американского и двух российских самолетов, который произошел в зоне разграничения действия авиации российских ВКС и международной коалиции. Он обвинил США в нежелании сотрудничать с Россией даже ради ускорения разгрома ИГИЛ — в своих мемуарах Картер открыто подтвердил это его заявление.

Герасимов обвинил США в том, что теперь они используют базы на территории Сирии для того, чтобы «перекрашивать» бывших боевиков ИГИЛ в антиасадовских повстанцев, чтобы «дестабилизировать ситуацию». И одной из причин, по которой Россия сохраняет свое военное присутствие в Сирии, несмотря на заявления Путина о выводе войск, является необходимость противостоять этой «дестабилизации». Все военные решения, которые Россия сегодня принимает, принимаются с оглядкой на ее плохо скрываемый конфликт с США. Точно так же Кремль и российские генералы рассматривают конфликт на востоке Украины, в котором скоро может появиться американское и — по большому счету — сирийское оружие.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 января 2018 > № 2446163 Леонид Бершидский


Россия. Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449442 Леонид Бершидский

Цели Путина в Сирии идут дальше спасения Асада

Леонид Бершидский | BloombergView

Российское Министерство обороны опровергает репортаж ведущей московской газеты о том, что семь российских военных самолетов были уничтожены в ходе атаки 31 декабря на авиабазу Хмеймим в Сирии. Очевидно, война в Сирии для России еще не закончена, несмотря на самодовольные беседы президента Владимира Путина с его сирийским союзником Башаром Асадом, пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Тем не менее, недавно генерал Валерий Герасимов, начальник российского Генштаба, опубликовал заключительный анализ сирийской операции, сообщив о военных приоритетах России в Сирии и о ее убежденности в том, что каждый конфликт, в котором она участвует, является опосредованной войной с США, отмечает автор со ссылкой на интервью генерала "Комсомольской правде". "Эта война не закончится, даже когда насилие в Сирии прекратится", - говорится в статье.

Бершидский сопоставляет кампании России и США в Сирии. "Обе великие военные державы использовали похожие стратегии, отказываясь от значительного размещения войск на местах и рассчитывая, в основном, на местные силы", - пишет он.

"И Россия, и США утверждают, что они боролись с ИГИЛ*, а не преследовали политические цели", - говорится в статье.

"Впрочем, в реальности будет справедливее сказать, что и Россия, и США преследовали в Сирии многочисленные цели. На последнем этапе конфликта для США стало важнее победить ИГИЛ*, а не сместить Асада; это было важным внутриполитическим вопросом из-за вдохновленных ИГИЛ* терактов в Европе и в самих США. Для России и защита сирийского диктатора как надежного союзника, и разгром ИГИЛ*, очевидно, были на втором месте после цели испытать в бою ее недавно реформированную и перевооруженную армию. Интервью Герасимова обнаруживает стремление испытать как можно больше людей и систем в этом конкретном конфликте", - рассуждает Бершидский.

Герасимов упомянул, что в последний раз российские войска и техника отправлялись на такие большие расстояния в 1962 году - на Кубу, так что было важно испытать этот потенциал российской армии. Генерал также отметил, что в Сирии были использованы 200 видов российских вооружений, в особенности дроны, и многочисленные солдаты и офицеры были дислоцированы туда и назад в Россию, что стало показателем повышенной мобильности армии.

"Что Герасимов не упомянул, так это то, что Россия также испытала частную военную компанию, расположенную на юге России, под названием "Вагнер", которая оказала важнейшую поддержку на местах войскам Асада и, согласно независимым исследованиям, понесла основные потери. Наемников не пригласили в Кремль для вручения медалей за Сирию, но они являются основой современной военной стратегии России и большой помощью в смягчении политических последствий, которые обычно влекут за собой военные жертвы", - говорится в статье.

"Вторая причина того, что тестовый аспект кампании был настолько важен для России, заключается в том, что в сознании российского руководства их солдаты выступили против Запада", - отмечает автор.

"Любые военные решения, которые принимаются в России сейчас, принимаются с учетом едва скрытого конфликта с США. Именно так Кремль и российские генералы видят конфликт на Восточной Украине, в котором скоро, возможно, будет использовано американское вооружение, - и, в значительной степени, сирийский конфликт", - заключает журналист.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449442 Леонид Бершидский


Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 декабря 2017 > № 2434282 Леонид Бершидский

Путин хочет победить, но не любой ценой

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Россия пытается убедить весь мир в том, что ее военная мощь растет, но при этом она скрывает свои расходы с точки зрения потерь и затрат. Однако опубликованные недавно статистические данные демонстрируют удивительно низкий уровень потерь, несмотря на участие России в вооруженных конфликтах в Крыму, на востоке Украины и в Сирии.

Это стало еще одним свидетельством того, что военная стратегия Владимира Путина является намного более продуманной, чем стратегии его предшественников, которые хотели победить любой ценой. Поражение Бориса Ельцина в Чечне лишило его поддержки общества, а дорогостоящая и провальная авантюра Советского Союза в Афганистане ускорила разрушение империи. Позиция Путина намного более безопасна, что значительно усложняет попытки объяснить его подход к войне.

Россия не сообщает о своих боевых потерях с 2010 года, и это не происходило даже в тот момент, когда она расширила свои военные операции на нескольких фронтах. В 2015 году Путина обвинили в попытке скрыть потери в восточной Украине (хотя вовлеченность в конфликт там Россия упрямо отрицает), и сделано это было за счет признания секретными данных о потерях «в мирное время в период проведения военных операций».

На этой неделе ежедневная газета «Ведомости» обнаружила данные о потерях на сайте российского правительства, посвященном закупкам. В октябре страховая компания «Согаз», владельцами которой являются несколько близких к Путину инвесторов, выиграла тендер на страхование российских военнослужащих на случай смерти и ранений. Все находящиеся на действительной службе застрахованы. Это призывники, профессиональные контрактники, офицеры. В 2016 году общее количество застрахованных составило 1191085 человек.

Помимо требований и таблиц вероятности, Министерство обороны, организовавшее этот тендер, опубликовало данные о количестве заявлений о выплате страхового возмещения за период с 2012-го по 2016 годы. Из этих заявлений 3198 имели отношение к гибели военнослужащих. Смерть людей необязательно приходится на тот же год, когда было подано требование, однако их число должно быть близким к истинному количеству потерь.

Эти цифры оказались ниже предыдущих показателей. Так, например, в 2000 году, согласно официальным статистическим данным, российские военные потеряли в Чечне 1310 человек.

В 2014 году Украина обвинила Россию в отправке своих солдат для того, чтобы не дать Киеву разгромить две пророссийские сепаратистские «народные республики» в восточной части страны. Судя по всему, регулярные российские войска действительно появлялись на востоке Украины в критические моменты этого конфликта, в том числе во время окружения украинских военных под Иловайском в августе и в сентябре 2014 года, а также во время их разгрома в Дебальцево в январе и в феврале 2015 года. По данным Министерства обороны Украины, в этих двух сражениях украинская сторона потеряла 432 солдат. Если небольшое увеличение числа погибших россиян в 2014 году касается Иловайска и если считать 650 смертей в год в 2012 году и в 2013 году стандартными потерями в мирное время, то в таком случае Россия во время событий в Иловайске потеряла около 170 человек. Потери в Дебальцево были ничтожно малы с точки зрения статистики.

Столь же незначительными оказались и военные потери в Сирии, где Россия в сентябре 2015 года начала проводить, в основном, воздушные операции в поддержку президента Башара аль-Асада.

Когда Путин пришел на помощь Асаду, многие россияне — включая некоторых сторонников Путина — опасались того, что он может увязнуть там, как это произошло с СССР в Афганистане в 1980-е годы. Потери Советского Союза составили более 15 тысяч человек за 10 лет военных действий — достаточно для того, чтобы их заметили большинство россиян. Лауреат Нобелевской премии Светлана Алексиевич описала эту скорбь и этот гнев в своей книге «Цинковые мальчики». Однако с точки зрения военных потерь сирийская кампания Путина мало чего стоила его режиму, а теперь, когда бои почти закончились, какой-либо ущерб его репутации внутри страны представляется весьма маловероятным.

Российская военная традиция — по крайней мере, в войнах 20-го столетия — была направлена не на сохранение живыми солдат, а на достижение поставленных целей любой ценой. Приведенные данные свидетельствуют об изменении — но, возможно, оно не является полностью позитивным. При Путине Россия ведет войны по-другому.

На Украине на сепаратистские силы, состоящие из украинцев, националистически настроенных российских добровольцев и наемников, приходится основное количество потерь в войне, жертвами которой стали уже более 10 тысяч человек. В Сирии русские сапоги на земле — в отличие от самолетов в небе — это, в основном, не регулярные военнослужащие, в бойцы «Группы Вагнера» — частной военной компании, возглавляемой Дмитрием Уткиным, бывшим подполковником российской военной разведки. По имеющимся данным, его подразделение в составе 6 тысяч наемников, среди которых не все — россияне, принимало также участие в вооруженном конфликте на Украине, в том числе во время захвата Крыма. Официальной информации относительно потерь «Группы Вагнера» нет, хотя эти сведения, конечно же, гораздо менее важны с политической точки зрения.

В то время как Путин занимался увеличением и переоснащением российской армии, он также стал использовать концепцию гибридной войны, переместив значительную часть бремени на плечи нерегулярных формирований. Частично благодаря этому сдвигу российские военные потери в 2014 году — они были самыми большими за последние пять лет — составили всего 68,8 на 100 тысяч военных. Это значительно ниже показателя 88,1 на 100 тысяч военных: таковы американские потери в 2010 году. Это последние имеющиеся данные, обнародованные Службой анализа потерь Министерства обороны США.

Вопреки существующей практике, российское Министерство обороны не попыталось опровергнуть информацию, полученную газетой «Ведомости» на основе документации о проведении тендеров. Поэтому данная утечка, возможно, не была случайной — Путин готовится объявить о том, что он в четвертый раз будет претендовать на пост президента страны, и относительно небольшие потери могут помочь ему подчеркнуть свой профессионализм в качестве главнокомандующего. Однако они не смогут оправдать участие России в действиях на Украине, как и человеческую, экономическую и дипломатическую цену, которую России пришлось заплатить в результате этого катастрофического решения Путина.

Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 декабря 2017 > № 2434282 Леонид Бершидский


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 ноября 2015 > № 1550085 Леонид Бершидский

Пока в Сирии война, все мы в опасности ("Bloomberg", США)

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky)

Хотя многие детали терактов, унесших жизни более 120 человек в Париже в пятницу, 13 ноября, остаются неизвестными, ответственность за них взяло на себя Исламское государство. Франция и другие страны, принимающие участие в сирийском конфликте, не должны забывать об опыте России, столкнувшейся с подобной разновидностью терроризма: теракты не прекратятся, пока не будет уничтожен их эпицентр.

Утром в субботу, 14 ноября, президент Франции Франсуа Олланд заявил, что эти атаки стали «актом войны», осуществленным «армией» джихадистов. В определенном смысле это может быть правдой, даже если выяснится, что некоторые из нападавших не имели специальной подготовки или были французскими гражданами (свидетели событий, видевшие нападавших, которые открыли огонь в концертном зале «Батаклан», утверждают, что те говорили на французском языке без всякого акцента).

Четверо из восьми известных нападавших — трое в непосредственной близости от стадиона «Стад де Франс», где французская команда играла с Германией, и один на бульваре Вольтера — взорвали себя, не сумев причинить окружающим никакого серьезного вреда. В результате этих взрывов пострадал только один человек.

Другим террористам удалось убить более 120 человек, одновременно открыв огонь в концертном зале «Батаклан» и по клиентам оживленного кафе. Такая синхронность усилила эффект от этих терактов, которые произошли спустя менее года после атаки на редакцию Charlie Hebdo, в ходе которой погибло 17 человек. И эти схемы хорошо знакомы всем россиянам.

В 2004 году Россию потрясла серия терактов. Вторая чеченская война между российскими спецслужбами и сепаратистскими повстанцами на Кавказе шла уже более пяти лет, когда в феврале 2004 года террорист-смертник взорвал поезд московского метро, в результате чего погибло 42 человека. В июне 10 человек погибли в результате взрыва на оживленном рынке Самары, и вскоре после этого нападению подверглись сразу несколько участков правоохранительных органов в Республике Ингушетия — тогда пострадали сотни людей. В августе камикадзе взорвали два пассажирских самолета, унеся жизни 90 человек, а еще одна смертница привела в действие взрывное устройство у входа в метро, в результате чего погибло 10 человек (жертв было бы больше, если бы ей удалось спуститься в метро, но ее остановил бдительный полицейский).

Наконец, в начале сентября банда чеченцев захватила 1 128 заложников в школе Беслана, Северная Осетия: 334 человека, в том числе 186 детей погибли в ходе трехдневной осады. Все закончилось после того, как бойцы спецназа взяли здание штурмом и убили 31 террориста.

С тех страшных времен в России произошло еще несколько терактов, однако подобной серии больше не было. В 2005 году президент Владимир Путин выбрал сына бывшего влиятельного религиозного деятеля Ахмада Кадырова — убитого в ходе одного из терактов в 2004 году — чтобы тот управлял Чечней от его имени. Рамзан Кадыров, которому тогда было 29 лет, хотел отомстить за смерть своего отца, а поскольку Кадыровы некогда сами были сепаратистами, у него имелась отличная агентурная сеть в этом разоренном войной регионе.

Кадыров получил от Путина щедрое финансирование, а также разрешение игнорировать федеральные законы и уничтожать всех, кого он считает врагами. Кадырову потребовалось немногим более трех лет, чтобы закончить войну и сделать заговоры с целью совершения терактов в российских городах бессмысленными. Та кампания была — Олланд использовал этот эпитет в контексте Исламского государства — «безжалостной». Несколько атак, которые последовали за ней, оказались лишь слабым эхом некогда мощного наступления.

В 2004 году основная война велась в горах Чечни, и теракты в Москве и других мирных городах были тем способом, при помощи которого исламистские повстанцы пытались внушить страх простым россиянам, увеличив, таким образом, цену этой войны для правительства.

Возможно, парижские террористы руководствовались теми же мотивами. Сегодня основная война идет на территории Сирии. В субботу, 13 ноября, Исламское государство взяло на себя ответственность за теракты в Париже, а также за атаки смертников в Бейруте в четверг, 11 ноября, в результате которых погибли 43 человека. Сейчас кажется все более правдоподобной версия о том, что именно боевики Исламского государства взорвали российский самолет над Египтом в октябре, убив при этом 224 человека — в отместку за российскую бомбовую кампанию в Сирии. Теперь эта группировка, по всей видимости, отомстила французам, которые расширили границы своих авиаударов против ИГИЛ, включив в них Сирию. 5 ноября Франция объявила о том, что она направляет свой авианосец в Средиземное море, чтобы поддержать свою кампанию. Подобно чеченским террористам в 2004 году, террористы Исламского государства пытаются сделать военные действия против него чрезвычайно затратными для государств, которые их ведут.

Франция усилила меры безопасности внутри своих границ после теракта в редакции Charlie Hebdo. Французское правительство увеличило число сотрудников антитеррористических структур более чем на 2500 человек. Службы разведки постоянно ведут наблюдение за теми 1500 боевиками, которые сражались на стороне джихадистов в Сирии и Ираке, а теперь у них появился список из 11 тысяч человек, которые считаются опасными радикалами. Барьеры для масштабного и постоянного наблюдения падают. Новый закон о слежке, принятый после терактов Charlie, позволяет премьер-министру давать разрешение на мониторинг электронной коммуникации в режиме реального времени, на физическую слежку и прослушку домов с целью предотвращения террористических угроз — уже без соответствующего разрешения суда.

Франция почти перестала принимать беженцев из Сирии, избавив свои спецслужбы от необходимости проверять сотни тысяч людей на предмет их связей с террористическими группировками.

Однако ни одна из этих мер не поможет предотвратить новые теракты — точно так же, как мощные, ни перед кем не отчитывающиеся правоохранительные органы Путина не смогли остановить ужас 2004 года. У них тоже были списки подозреваемых и практически неограниченные полномочия в наблюдении и прослушке. Иногда им удавалось опережать террористов на несколько шагов, однако подобные усилия не могут быть успешными на 100%. Исламистские группировки умело привлекают новых рекрутов, а чтобы организовать теракт, не нужно много времени.

Путин вторгся в Сирию отчасти потому, что он хорошо помнит Чечню, а также потому, что тысячи террористов, сражавшихся против него там, теперь вступили в ряды Исламского государства и сирийской ветви «Аль-Каиды», «Фронта ан-Нусра». Эти люди представляют собой такую угрозу, с которой Россия столкнулась в 2004 году, потому что новая война несет в себе новую цель и новые источники финансирования.

В Сирии Путин действует точно так же, как он действовал в Чечне: он помогает безжалостному местному лидеру Башару аль-Асаду идти войной на всех, кто берет в руки оружие, будь то исламист, террорист или сепаратист.

Франция и другие страны, вошедшие в американскую коалицию, теперь должны понять, что они являются потенциальными мишенями для террористов. Им необходимо решить, готовы ли они воспользоваться путинским методом борьбы с терроризмом. Его метод оказался довольно эффективным в Чечне, хотя даже Путин сейчас не знает, сработает ли он в Сирии. Ясно одно: пока сирийский конфликт не будет урегулирован и пока не будет уничтожен его эпицентр, то есть Исламское государство, ни одна страна не может чувствовать себя в безопасности и быть уверенной, что на ее территории не произойдут теракты, подобные тем, которые произошли в Париже в пятницу, 13 ноября.

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 ноября 2015 > № 1550085 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter