Всего новостей: 2553973, выбрано 4 за 0.040 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Косырев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
США. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 апреля 2016 > № 1715760 Дмитрий Косырев

Кто-нибудь когда-нибудь видел "эгиду ООН"? Какая она — розовая, пушистая, симпатичная? Вообще-то ответ на этот вопрос есть, с учетом того что именно под этой самой эгидой возобновляются на следующей неделе переговоры по Сирии в Женеве. Более того, есть человек, который эти переговоры, а то и саму эгиду, олицетворяет. А по-настоящему интересные люди — это всегда увлекательно.

Мир, который нам нравится

Переговоры важны для России потому, что именно ради этого, в частности, Москва перебрасывала в Сирию свои так успешно выступившие там Воздушно-космические силы. Прежде всего, напомним, они оказались в Сирии потому, что некому больше оказалось противостоять угрозе "Исламского государства" (запрещенного в РФ).

На втором же по важности месте для нас стояло принципиальное соображение: в нашем мире лидеров не провозглашают легитимными или нелегитимными из-за пределов страны. Начатые же при участии внешних сил гражданские войны, особенно если они переходят в региональный конфликт, следует заканчивать в полном соответствии с международным правом. А именно — при ключевой роли ООН, поскольку международное право формируется прежде всего в этой организации.

То есть Россия хотела, чтобы в Сирии был создан прецедент юридически безупречного, правильного разрешения ситуации из числа тех, что в последнее время создаются слишком часто и разрешаются как угодно. Мы, по сути, пытаемся — иногда успешно — создать правильный мир вместо того, что есть.

И вот — Женева, где почти все стороны сирийского конфликта приступают к следующему этапу выработки документа по урегулированию. С предыдущего этапа они разошлись, имея на руках "двенадцать пунктов Стаффана де Мистура".

Фактический председатель переговоров, арбитр, организатор процесса — спецпосланник ООН по Сирии — составил список пунктов, по которым, на его взгляд, все участники прежнего раунда (начался 14 марта) уже согласились. Выдал эти пункты всем, делающим вид, что они друг с другом договариваются, для изучения.

А кто такой де Мистура, чтобы давать домашнее задание Дамаску и нескольким фракциям сирийской оппозиции? С одной стороны, они ему никак не подчиняются. Но с другой стороны, кто-то ведь должен стоять если не совсем над, то рядом со всеми договаривающимися сторонами и явочным порядком брать на себя роль арбитра в любых спорах. И при этом быть таким арбитром, чье мнение по каким-то причинам для всех собравшихся весьма важно. Важно просто потому, что такой человек должен быть. И вот он есть.

То есть мы говорим даже не только о личности, а о функции, роли надгосударственного дипломата высокого уровня, идеально нейтрального переговорщика, способного найти компромисс между людьми, которые только что стреляли друг в друга и до сих пор не садятся за один стол, а располагаются в разных комнатах одного и того же здания. Соберутся вместе — переругаются.

Каким надо быть человеком, чтобы играть подобную роль? Что за феномен этот Стаффан де Мистура?

Из породы разумных птиц

Алан Коул и Крис Банч, авторы космических боевиков из серии "Стэн", изобрели планету, населенную манаби — это не люди, а разумные птицы. Когда обитатели галактики хотят договориться между собой о мире или чем-то подобном, они приглашают организовать и провести переговоры кого-то из манаби, несмотря на заоблачные цены их услуг.

Манаби, генетические мастера дипломатии, имеют репутацию абсолютно нейтральных персонажей уже хотя бы потому, что они не люди.

Если вернуться на нашу землю, то Коул и Банч откуда-то ведь брали свою идею. Есть минимум две национальные школы дипломатии — египетская и итальянская, которые предоставляют иногда другим странам профессионалов для посредничества.

Стаффан де Мистура — не египтянин, у него сложная национальность. Он с двойным гражданством, сын шведки и итальянца, но не просто итальянца, а родившегося на территории современной Хорватии. Почти космополит. Но все-таки скорее итальянец, да еще и внешне похожий не только на разумную птицу, но на старого римлянина — героя фильма "Великая красота" Паоло Соррентино. И еще, что важно для его рода занятий, он маркиз. В дипломатии такие вещи помогают. Так же, как и знание, кроме двух родных языков, английского, немецкого, испанского и арабского. И возраст (69 лет), внушающий уважение.

Биография интересная. Кроме должности заместителя министра иностранных дел Италии, де Мистура в основном работал в ООН и прочих международных организациях. В том числе представлял Генерального секретаря ООН в Ливане, Ираке и Афганистане среди войн, конфликтов и развала государств.

Что интересно, очень трудно назвать какие-то ярко выраженные дипломатические "победы" де Мистуры. В том числе и потому, что в дипломатии понятие "победа" весьма сомнительное, здесь иногда важен просто сам факт идущих переговоров вместо войны. А где на самом деле лежат симпатии переговорщика, лучше не показывать вообще никогда. Или не иметь их.

При любом другом подходе наш герой не смог бы так, как он это делал накануне нынешнего раунда переговоров, объехать за последние пару недель все столицы, с их разным отношениям к сирийскому урегулированию — Дамаск, Тегеран, Эр-Рияд… И Москву.

В Москве к де Мистуре относятся с уважением, но прохладным. Дипломатические источники называют его "бюрократом", лишенным эмоций, и говорят, что с его предшественниками на посту переговорщиков по Сирии, вот хоть с бывшим генсеком ООН Кофи Аннаном, было больше тепла и понимания.

Но не потому ли Кофи Аннан ушел с этого поста, пробыв на нем лишь несколько месяцев 2012 года, то есть попросту провалился? Дело в том, что сегодня, если ты нравишься кому-то в Москве или Пекине, то тебе не дадут работать люди из Вашингтона или Лондона. И, соответственно, не будет сирийского урегулирования.

Сейчас, кстати, начинается сложная процедура выбора нового Генерального секретаря ООН на место Пан Ги Муна. И стоит только одной державе обозначить свои симпатии к какому-то кандидату, как его подвергнет своему вето другая держава.

А это значит, что и ООН в итоге возглавит очередной манаби — прохладный "почти инопланетянин", вызывающий уважение своей биографией и аристократической отстраненностью от того, чем занят. Живое воплощение той самой "эгиды".

Еще это значит, что при хорошем повороте событий в мире успокаивать его и приводить в порядок будут вот такие люди, стоящие над схваткой, над нациями и идеологиями, зато верно служащие своей благородной профессии.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 апреля 2016 > № 1715760 Дмитрий Косырев


Индонезия. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 декабря 2015 > № 1573546 Дмитрий Косырев

Поразительный факт нашего времени: в пропагандистской битве против идеологии терроризма успеха может добиться скорее мусульманская Индонезия, чем Америка и другие страны Запада. Почему это происходит и где в этой истории Россия — сложный вопрос. Но по крайней мере, в самих западных обществах вокруг него идет вполне серьезная дискуссия.

Почему не Запад

Начнем издалека, географически даже очень издалека — с Индонезии. В американских СМИ промелькнул подробный, обстоятельный материал о том, что в этой стране началась неожиданно масштабная и успешная пропагандистская кампания против идеологии "Исламского государства", оно же ДАИШ (деятельность этой организации запрещена в РФ). Надо учитывать, что именно Индонезия — самое большое мусульманское государство мира: 190 миллионов мусульман.

Как эта пропаганда ведется? Зеркальным образом, то есть имитируется технология мощной и эффективной пропаганды ДАИШ. Выпускаются видеоклипы, но есть и фильмы побольше, которые буквально заполоняют информационное пространство, прежде всего социальные сети.

В них проводится простая и понятная мысль: идеология террористов — не ислам (что просто факт). Это искажение, упрощение ислама, сектантская схизма, уничтожающая ислам изнутри. Настоящий ислам — свободная, терпимая, плюралистская идеология.

Ведется эта кампания хотя и при поддержке государства, но неправительственной мусульманской организацией "Нахдатул улама", в которой состоит 50 миллионов человек. Помнится, в 70-е — 80-е годы индонезисты вели серьезные споры насчет этой силы, изображая ее чуть не как оплот мракобесия, захлестывающего местную политическую арену. Как видим, сегодня все воспринимается по-другому.

"Почему Индонезия" — хороший вопрос. Так же как и "почему Малайзия", соседнее государство, известное недавним запуском всемирного "движения умеренных", слегка отличающегося от того, что мы наблюдаем в Индонезии. Вообще-то всегда ощущалось напряжение между мусульманами прежде всего Саудовской Аравии и их собратьями из весьма далекой Юго-Восточной Азии: ближневосточники в удивлении морщили нос, размышляя, как это так — весьма далекие собратья учат их тому, что такое ислам. Где ислам родился, в конце концов? Сейчас мы видим, что внутри мусульманских обществ и вправду есть линии разлома, и излечение от радикализма может прийти в них и с востока.

Вдобавок понятно, почему это необходимо Индонезии, или Малайзии, или мусульманским южным провинциям Таиланда. Считается, что не менее 800 индонезийцев отправились воевать на захваченные территории Сирии и Ирака, не забудем также серию терактов, происшедших в Индонезии в последние годы (на острове Бали, в столице Джакарте и т.д.). Так что, начиная пропаганду против экстремизма, эти общества бьются прежде всего за себя.

Но есть вопрос не менее интересный, чем "почему Индонезия": а именно, почему не США, почему не Европа, не Запад в целом. И его более чем всерьез обсуждают сейчас американцы и европейцы, они признают идеологический провал своих элит в пропагандистской борьбе с ДАИШ, фактически списывают в архив эти элиты (например, уходящую администрацию Барка Обамы). И говорят, что для победы над ДАИШ западной цивилизации предстоит серьезно измениться.

Запутались в ценностях

Первое, что в этой дискуссии очевидно — в ней честно признается идейная победа ДАИШ. Вот один из американских материалов на эту тему, в нем повествуется, как команда независимых экспертов проанализировала усилия госдепартамента США по пропагандистской борьбе с экстремизмом. Один из результатов в том, что американское государство намерено отказаться от прямого участия в этом деле, вести пропаганду не от своего имени. Имя не то, мягко говоря.

К этому можно добавить, что именно в пропагандисткой сфере в администрации США в последнее время происходила кадровая чехарда, если не идейная лихорадка. Получается, они не знают, что делать. И признают, опять же во множестве материалов в СМИ, что пропагандистская армия ДАИШ даже сильнее, чем военное его "крыло", что она работает предельно эффективно и побеждает. Числом (до 2,8 миллиона твиттерных сообщений в день!), но и умением. Идеями.

Это что же получается — возникла международная тоталитарная секта, отвергающая ценности нескольких цивилизаций, насаждающая культ смерти и самоубийств, уничтожающая личность людей, попавших под ее власть — и западная цивилизация ничего не может ей противопоставить? А ведь это так и есть. Не может как на территории самих мусульманских государств, так и на территории своей — Европы и США, где идет активная вербовка молодых людей далеко не только мусульманской веры. Скорее Индонезия добьется тут успеха, чем Америка. И далеко не только из-за провальных войн США в Ираке или Ливии.

На скучном языке философов это называется кризисом системы ценностей. Вот что говорит британский философ Джон Грей в New Statesman: грандиозные теории "прав человека" утвердили жесткие ограничения на права государств, однако возникшая в результате анархия может стать куда худшим препятствием для человеческого существования, чем какой угодно деспотизм.

Это он вот о чем: рушили, одно за другим, государства на Ближнем Востоке, считая это борьбой с деспотизмом. Более того, продолжают это делать, считая сирийского президента Асада худшим злом, чем ДАИШ. Иначе просто не могут, искренне полагая, что расчищают арабам поле для либерального рая, который не может не быть привлекательным. Вот и получили. В том числе на своей территории.

Еще одна мысль Грея: мы часто судим фанатиков по себе, думая, что они — отклонение, рано или поздно придут к нашим ценностям. Но история человечества полна примеров масс людей, готовых умереть за свои безумные идеи. Вообще-то у Грея еще много мыслей, но сводятся они к одному: Западу придется сильно измениться, чтобы выжить. Если успеет, конечно.

Есть также его французский коллега Анри Поль Хьюд, находящийся сейчас в Москве с лекциями на тему "Кризис международной и оборонной политики Франции как кризис ценностей". И множество людей в прочих странах Запада, которых объединяет одно: еще лет десять назад они считались консервативными маргиналами, а сейчас их идеи побеждают, в том числе на недавних местных выборах во Франции и не только там.

В порядке послесловия — насчет того, где в этой борьбе находится Россия и ее многонациональное общество. Можно утешиться тем, что мы — не Запад, поэтому у нас больше шансов. Но чтобы бороться с идеологией ДАИШ, для начала надо ее хорошо понимать, вести о ней как можно больше дискуссий.

Что интересно, западники, уже понявшие, что дело — дрянь, это делают. Вот британская Guardian публикует захваченные недавно ключевые идеологические и прочие документы ДАИШ, чтобы было что анализировать. Борьба ценностей ведь предполагает, для начала, их знание и осознание.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Индонезия. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 декабря 2015 > № 1573546 Дмитрий Косырев


США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 23 ноября 2015 > № 1559122 Дмитрий Косырев

Первое: очень серьезный скандал разразился в США насчет того, кто виноват в военной катастрофе Америки на Ближнем Востоке. Второе: выяснение (опять же в США) того, почему террористы и экстремисты из "Исламского государства" выигрывают у сверхдержавы пропагандистскую войну. Вот что стоит за вроде как бодрыми и уверенными выступлениями президента Барака Обамы по сирийско-иракской тематике на саммитах в Азии.

Это уже не псакинг, это хуже

В Куала-Лумпуре, как и ранее в Маниле, Обама был в отличной боевой форме и активно высказывался перед несколькими аудиториями.

Здесь надо сказать, что после сложного саммита "Группы двадцати" в Анталье (Турция) мировая политика высшего уровня переместилась в две столицы Юго-Восточной Азии, Манилу и Куала-Лумпур, где США перешли в наступление, прежде всего против Китая. Что вписывается в прежнюю (и явно провалившуюся) американскую политику — уйти с Ближнего Востока, сосредоточиться на Азии.

В столице Филиппин был саммит АТЭС, а в столице Малайзии было десять саммитов подряд (мировой рекорд). Сначала встречались лидеры стран АСЕАН (ассоциация объединяет все государства Юго-Восточной Азии), потом они же устраивали встречи на высшем уровне с партнерами по диалогу — включая США, Китай, Россию, Индию и других. Произносились речи, в том числе, конечно, о борьбе с терроризмом.

Вот там и произошли два не очень различимых на общем фоне события. Первое: США обязались помогать стране-хозяйке встречи, Малайзии, управлять только что открытым региональным центром коммуникаций — по сути, пропагандистской конторой, которая будет бороться за умы мусульман, противостоя пропаганде "Исламского государства" и прочих экстремистов.

И второе событие: в Малайзии же Обама настойчиво, если не сказать — агрессивно, повторил все то, над чем в последнее время мир смеется. А именно: что российские авиаудары в Сирии только помогли террористам; что России следует "внести стратегические корректировки", которые позволят ей стать "эффективным партнером для нас и 65 государств, уже участвующих в кампании против ИГ".

Ну и в тот же день Обаме ответили, фактически одновременно, российский премьер Дмитрий Медведев (тоже находившийся в Куала-Лумпуре) и президент Сирии Башар Асад из Дамаска. Медведев сказал, что "ответственность за усиление ИГ лежит в том числе и на США, которые вместо борьбы с террористами начали бороться за уход президента Сирии Башара Асада". А Асад еще раз напомнил, что российская авиация за два месяца добилась больших успехов в борьбе с ИГ, чем все упомянутые Обамой "65 государств" за год.

Но их ответы как раз из серии очевидного, а вот что это за феномен — заявления Обамы, вопреки фактам продолжающего изрекать, мягко говоря, очевидные для всех неадекватные вещи? Это ведь уже не псакинг, когда выводят на трибуну неграмотную девочку, с которой и спорить смешно. Это, наверное, обаминг. Как его понять?

Понять вообще-то можно, если внимательно посмотреть на то, что происходит сейчас в США по части анализа ошибок того же Обамы и не только его. Это очень серьезный процесс, и касается он обоих куала-лумпурских событий — и открытия пропагандистского центра, и странных высказываний президента США.

Работа над ошибками

Вообще-то речь идет о серьезном скандале, который New York Times в минувшее воскресенье сделал темой своего главного (и громадного) материала. Он рассказывает, как Пентагон ведет внутреннее расследование того, что за документы поступали к министру обороны полтора года назад от Центрального командования (или Сенткома, ответственного за ближневосточный театр боевых действий).

Полтора года назад — это когда родилось ИГ, каким мы его сегодня знаем. Началось оно (в качестве не подпольной группировки, а как нечто, владеющее немалой территорией) с захвата второго в Ираке города — Мосула, вместе с поступившими из США арсеналами иракской армии. А что делала сама иракская армия, подготовленная американцами? Изначальные шифровки для Пентагона сообщали, что армия отступила. Затем кто-то из сенткомовцев уровнем выше отредактировал текст, написав "перегруппировалась". А сегодня, пишет газета, расследователи Пентагона изъяли у Сенткома множество документов и анализируют их. В частности, отмечают, что иракские солдаты даже не перегруппировались — они просто перешли на сторону нападавших.

Это вовсе не изолированная публикация, а один материал из большой серии. И ссылается эта серия на идущие в конгрессе слушания, где подробно выясняется, кто кому врал и кто что знал.

Читаешь эти материалы — и понимаешь, что в США очень много людей отлично понимают, что в куала-лумпурской перепалке между Обамой и Медведевым с Асадом прав отнюдь не Обама. Да, они все знают о мосульском провале, знают о том, что 75% американских самолетов, вылетающих бомбить ИГ, возвращаются с несброшенными бомбами и незапущенными ракетами (не знают, что бомбить?), и еще многое другое.

Теперь о пропаганде. Здесь тоже провал. Но в данном случае аналогичную серию громадных материалов (на темы об идеях, ценностях, социальных сетях) ведет другая мега-газета, Washington Post. Вот свежая ее публикация о том, что пропагандистская армия "халифата" куда сильнее и важнее его военного крыла, о том, как ежедневно по всей его захваченной территории разъезжают команды профессионалов с видеокамерами, как обрабатываются их материалы, как распространяются в социальных сетях, как работают вербовщики.

Будьте уверены, в этих публикациях никакого псакинга нет, тут все серьезно, помещаются карты, на которых обозначаются территории, кроме Ирака и Сирии, где ИГ ведет активные боевые действия — Ливия, Египет, Йемен, Пакистан, — и территории, где ведется пропаганда, — полмира.

И, как и в предыдущем случае, это вовсе не расследование журналиста-одиночки. Перед нами результат работы множества американских ведомств и институтов, которые расспрашивают перебежчиков из ИГ, анализируют интернет, изучают провалы официальных ведомств.

Кстати, решение помочь контрпропагандистскому центру в Малайзии — вполне разумное. Малайзия, с ее мусульманским большинством — лидер "движения умеренных", то есть очевидная идейная альтернатива экстремизму, разваливающему ислам изнутри. Ей есть что сказать. Такому процессу помогать можно и нужно.

Итак, Америка всерьез работает над ошибками и отлично понимает свой иракско-сирийский провал. А несчастный Обама, которому осталось досидеть год с лишним, тем временем занимается обамингом.

Это, кстати, очень американский феномен — массированное вранье — как в международных конфликтных ситуациях, так и во внутренних лоббистских войнах за умы потребителей. По американским правилам не принято говорить "мы врали". Надо продолжать нести чушь, пока не уйдешь в отставку.

Когда-нибудь кто-нибудь займется работой и над этими странностями американской цивилизации.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 23 ноября 2015 > № 1559122 Дмитрий Косырев


США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 11 сентября 2014 > № 1173568 Дмитрий Косырев

Бомбить можно кого угодно и когда угодно - Обама разрешил

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Если свести к одной фразе выступление президента Барака Обамы минувшей ночью, то получается так: будем бомбить территорию Сирии, не спрашивая у Дамаска, потому что иначе — никак. Конечно, ситуация попросту смешная, ведь наносить воздушные удары будут по врагам прежде всего президента Сирии Башара Асада, а уж потом это враги Барака Обамы и многих, многих других людей.

Но признать, что США оказались фактически союзниками Сирии (и ее союзника Ирана), Обама не может. И здесь, наверное, выявилась главная слабость Америки — идеологическая: она считает себя вправе делать что угодно, но не может произнести очевидные вещи вслух.

Враг моего врага мне не друг

Из полного текста президентского выступления можно увидеть что угодно, кроме того, откуда пошла эта война, которая сейчас привела к захвату больших территорий Ирака экстремистской армией IS ("исламского государства").

Эту историю начали друзья и союзники США, Саудовская Аравия, Катар и прочие монархии Ближнего Востока — сначала в виде подстрекательства революций по всему региону, а потом дошло дело до переворотов и войн. США в этом деле участвовали в лучшем случае вяло и без желания, но дальше монархии начали втягивать их в полномасштабную войну, и прежде всего с ненавидимой ими Сирией. Сегодня картина в регионе чрезвычайно усложнилась, подстрекатели переворотов переругались между собой… но ничего этого вслух президент Обама не произносит. У него другая проблема.

Она в том, что создание на территории двух государств — Ирака и Сирии — террористического государства, куда как на сафари повадились ездить повоевать мусульмане из Европы и даже США, терпеть невозможно. США были просто вынуждены помочь правительству Ирака ударами с воздуха, что немного отодвинуло фронт от столицы. Но дело в том, что IS базируется в Сирии, на территории другого суверенного государства, оттуда террористы IS и пришли в Ирак — раз уж не смогли победить правительство Асада. И если не "достать" этих людей там, в Сирии, победить их будет невозможно.

В экспертных кругах уже несколько месяцев пишут, что Америка оказалась в смешной ситуации. Враг ее врага оказался ее врагом. Наметился полноценный боевой союз США с Сирией и Ираном. Которые и были мишенями всей операции бывших друзей США, ближневосточных монархий, под названием "арабская весна". И почему бы не признать, что такова новая реальность, мы, Америка, теперь дружим с Тегераном и Дамаском, потому что у нас общая — и действительно страшная — угроза?

Но Обаме проще бомбить территорию суверенного государства, чем ломать идеологические модели, созданные даже не им.

А что, за пределами США кто-то есть?

Самое интересное в его выступлении не то, что он сказал, а что он старательно обходит. Насчет Сирии: в этой войне "мы не можем полагаться на режим Асада, который терроризирует свой собственный народ — на режим, который никогда не вернет легитимности, которую он потерял". И, фактически, все.

Минуточку, а кого там Асад терроризирует — да как раз тех самых IS, которые захватили сначала две трети его страны (зверствуя там точно так же, как они это делают сейчас в Ираке), а потом были отбиты на ее северо-восток и оттуда, раз уже не получается взять Дамаск, пошли на Ирак.

Обама в своем выступлении сказал, что будет помогать "третьей силе" в Сирии, чтобы она в итоге победила всех, и Асада, и IS. Как будто уже не помогали. Но на самом деле Америке сейчас просто не до Сирии. Разбомбят IS на сирийской территории, помогая этим Асаду вернуть свои захваченные земли? Но это ведь будет только завтра, и тем временем что-то придумается. Будет шанс свергнуть правительство в Дамаске — свергнут.

И ведь всего-то было надо проявить уважение к международному праву и позвонить Башару Асаду: можно нам уничтожить вашего врага на вашей территории? Он бы, наверное, не возражал.

Так вот, во всей речи Обамы вообще нет практически ничего насчет международного права, суверенитета. Не считая того самого упоминания о легитимности сирийского режима. Но ведь не США определяют, кто легитимен, а кто нет. Дальше, конечно, где-то в ООН Америка что-то скажет, но уже как бы для порядка. А может, и не скажет.

И что у нас в таком случае получается: допустим, России неприятен Уругвай. Нет, на самом деле он нам очень даже приятен, но просто для примера: какая-то банда захватила часть Уругвая и вторглась в Бразилию, Россия хочет помочь Бразилии и начинает бомбить Уругвай, приговаривая при этом: а он нелегитимен, что хотим, то и делаем. Хотя — почему только Россия? Кто угодно может бомбить кого угодно, Обама разрешил. Ведь международное право одно для всех.

И самое, наверное, интересное, что не только президент США обходит правовой аспект дела, а и все остальные в Америке. В первых американских откликах на его речь — практически никаких размышлений на эту тему.

Вот "юридическая консультация" в Washington Post. Эксперт размышляет на одну лишь тему — а имеет ли Обама право наносить удары по Сирии, да еще заявляя, что ему не нужно в этой ситуации спрашивать разрешения у Конгресса. Но речь, как выясняется, только об одном — об этом самом разрешении! Эксперт находит даже оправдание президенту, акт Конгресса от 2002 года — перед войной в Ираке времен Джорджа Буша, тщательно анализирует его… Про мир за пределами США — ни слова.

А вот оценки внутриамериканской ситуации с этой войной: если год назад общественное мнение США было резко против агрессии против Сирии, то сейчас поддержка бомбежек вдвое больше: 71% за удары по IS на территории Ирака и 65% за такие же удары на территории Сирии…

А насчет суверенитета, международного права и т.д. — ни-че-го! Нет, есть одна забавная публикация в New York Times. Здесь особый жанр — искусство диалога, блеск злословия двух интеллектуалов, начинают они с того, кто и зачем читал Диккенса, со вздохом переходят к Обаме — и тут один из собеседников говорит: самое сложное — объяснить американскому народу, что такое международная система. Вы ее еле видите или чувствуете. Хотя она создает "подсознательный фон поведения для всех, для хороших парней и плохих тоже".

Да нет никакой "международной системы", и права тоже нет. И правил поведения. Вот только пусть кто-то о таковых в следующий раз упомянет, и мы вместе посмеемся и заговорим о Диккенсе.

США. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 11 сентября 2014 > № 1173568 Дмитрий Косырев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter