Всего новостей: 2553973, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Маурер Петер в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМедицинавсе
Маурер Петер в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМедицинавсе
Швейцария. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044791 Петер Маурер

Накануне встречи по Сирии в Астане 23 января президент Международного комитета Красного Креста Питер Маурер рассказал в интервью руководителю представительства МИА "Россия сегодня" Елизавете Исаковой о критике России в отношении гуманитарных организаций, будущем сирийского Дер эз-Зора и ситуации на Украине.

- В Давосе вы встречались со спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой. О чем шла речь на встрече?

— Очевидно, и мы всегда говорим это, что сирийский кризис нуждается в политическом решении. И поэтому спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и я встречаемся регулярно. Потому что это один из наших ключевых интересов. Мы также постоянно обсуждаем перспективы политического урегулирования. Все знают, что следующий важный шаг, перекресток, будет в Астане, и я думаю, что все рассчитывают увидеть, что процесс продолжается и приведет к прекращению огня, которое будет устойчивым. И тот процесс, который будет идти в Астане, имеет тесную связь со всеми усилиями ООН по поиску мира для Сирии.

Так что мы обсудили эти вопросы и я ему рассказал о своей недавней поездке в регион.

- В Астане 23 января будут обсуждать перспективы установления режима прекращения огня в Сирии, что тесно связано с возможностью осуществлять гуманитарные операции в стране. Вы были приглашены в Астану или общались с теми, кто будет участвовать во встрече, чтобы что-то посоветовать как представитель гуманитарной организации?

— Нет, мы не были приглашены. Вопрос о прекращении боевых действий, как все знают, является высоко политизированной темой. Мы надеемся, что те, кто отвечают за эту тему, найдут способ для достижения режима прекращения огня, который будет соблюдаться. Но мы не являемся участниками этих переговоров.

- Россия в последнее время выступала с резкой критикой международных гуманитарных организаций и ООН из-за того, что они не оказывают помощь на должном уровне жителям освобожденного Алеппо. Считаете ли вы, что МККК делает все для помощи жителям города, или этого недостаточно?

— За последние 4,5 года я постоянно говорю, что нам надо делать больше в Сирии, потому что есть разрыв между тем, что делают гуманитарные организации, и тем, в чем нуждаются люди в Сирии. И это остается верным для Алеппо и сегодня.

МККК в последние недели не только помогал осуществлять эвакуацию из Алеппо, но и оказывал гуманитарную помощь в большом количестве для всех тех, к кому мы могли добраться в районе Алеппо и вне его. Мы делаем все, на что способны. Сирия является нашей самой большой гуманитарной операцией.

Все знают проблемы, которые возникают при доставке гуманитарной помощи. Иногда они бюрократические, иногда это вопрос безопасности, иногда это объективные проблемы с доступом к районам из-за неразорвавшихся снарядов на месте операции. Много факторов, которые подрывают или откладывают гуманитарную помощь. Говоря это, мы в то же время оказываем поддержку десяткам тысяч людей в Алеппо, и мы продолжим оказывать эту помощь. Но я говорю только за себя, а не за ООН.

- На этой неделе усилились бои в сирийском Дер эз-Зоре, который фактически был разделен надвое, а Минобороны РФ заявило, что в городе может произойти геноцид мирного населения. Готовы ли в МККК к подобному развитию событий?

— Вы знаете, что нашей заботой в Сирии уже много лет остаются осажденные и труднодоступные районы. Они заселены людьми, которые иногда больше симпатизируют правительству, а иногда оппозиции. Совершенно ясно, что наш постоянный подход заключается в том, что в первую очередь гуманитарным игрокам необходимо предоставить доступ в эти районы, а во вторую — гражданское население должно иметь возможность покинуть осажденные территории, если они хотят это сделать, а также получить безопасность в других частях Сирии.

То, что мы видим сегодня в Сирии — это обоюдный захват в заложники осажденных районов, что должно обсуждаться с использованием более принципиального и прагматичного подхода. Это касается и Дер эз-Зора, и других мест в Сирии.

Мы стараемся добраться до осажденных районов, предоставить гуманитарное решение, говорить с участниками боев и напоминать им об их юридических обязательствах.

- В Алеппо МККК способствовал проведению переговоров между вооруженной оппозицией и российскими и сирийскими военными. Готов ли комитет выполнить аналогичную роль в Дер эз-Зоре?

— Мы постоянно говорим об этом, и это действительно для Сирии и других конфликтов — МККК всегда готов, когда готовы стороны конфликта, сыграть свою роль и способствовать обмену позициями, чтобы гуманитарное решение было найдено.

- Так у МККК уже были контакты со сторонами на эту тему?

— Я могу только повторить, что МККК всегда готов быть взаимным посредником между воюющими сторонами для поиска конкретных решений.

- Полагаете ли вы, что в Дер эз-Зоре может повториться ситуация с эвакуацией боевиков, как это было в Алеппо?

— Я не делаю предположений о будущем Дер эз-Зора или будущем Сирии. Я сказал уже, что в Сирии десятки труднодоступных и осажденных районов. И мы полагаем, что в них должен быть осуществлен доступ для гуманитарных организаций, а мирные граждане должны иметь возможность их покинуть.

- Вы собираетесь привлекать новых инвесторов с учетом того, что конфликты, подобные сирийскому, пока не заканчиваются? Кто это может быть?

— Я бы не назвал их инвесторами. То, что мы хотим видеть для Сирии, — это больше новых доноров. Потому что, во-первых, в таких конфликтах, как Сирия, Ирак, Йемен, Украина, во многих из них поддержка должна исходить от правительства. Это операции по оказанию срочной гуманитарной помощи, которые нуждаются в публичном финансировании со стороны правительства. И мы призываем и просим оказывать финансовую поддержку этих операций со стороны всех участников женевских конвенций. Только перед Рождеством я подписал письмо для 194 стран мира с нашим бюджетом на 2017 год, в котором мы просим о добровольных пожертвованиях. Вы знаете, что МККК зависит от желания каждой страны вносить вклад в наши операции.

Мы полагаем, что МККК представляет ту форму гуманитарной деятельности, которая нужна сегодня, потому что мы достойны доверия и одновременно независимый и беспристрастный гуманитарный игрок. Мы думаем, что нас нужно щедро финансировать, и мы думаем, что нам не хватает финансирования на 2017 год.

- В Гамбии произошло свержение действующего правительства. Полагаете ли вы, что эта страна превратится в новую горячую точку в Африке?

— Всегда, когда есть внезапная смена правительства, госпереворот или другие потрясения, мы в первую очередь надеемся, что ситуация не будет ухудшаться, но и готовимся к тому, что она будет ухудшаться. Этот регион МККК знает как регион политического напряжения. Мы приняли во внимание последние события. И вы можете рассчитывать на МККК, если ситуация ухудшится. Мы готовимся к тому, что конфликт может ухудшиться.

- В Давосе вы встречались с делегацией Украины во главе с президентом Петром Порошенко. Что вы обсуждали?

— Мы поговорили о нашей гуманитарной программе. Я поделился своей оценкой ситуации с украинской делегацией, как я сделал это с руководством России в конце ноября, когда я был в Москве, — с вице-премьером, премьером и главой МИД.

По нашей оценке, ситуация в Донецке с гуманитарной точки зрения очень тяжелая, мы не можем делать столько, сколько хотели бы делать. И нам нужна лучшая политическая динамика, которая поддерживает осуществление гуманитарных операций на линии фронта между территориями, которые контролируют Донецк, Луганск и Киев.

Мы, безусловно, призываем обе стороны не блокировать взаимно эти темы.

У нас есть практические решения по другим вопросам, которые движутся в правильном направлении. Но, к сожалению, мы до сих пор видим, что наши программы в Донецке и Луганске имеют очень низкий уровень реализации. Ниже, чем другие программы по всему миру, что является показателем присутствия административных и юридических препятствий. Это с точки зрения оказания помощи.

Что касается защиты, вы знаете, что мы хотим добиться посещения заключенных, которые были захвачены во время военных действий, и мы все еще надеемся, что обязательства "нормандской четверки" и поддержка минской группы по доступу МККК ко всем заключенным на территории Украины в конце концов материализуются и МККК будет предоставлен этот доступ.

Мы будем призывать все стороны искать шаги, которые будут способствовать позитивному развитию в этом направлении.

Что касается заключенных, у МККК есть мандат проверять, чтобы с заключенными обходились гуманно. В то же время, как переговорщик, которого приняли обе стороны, мы готовы, если все стороны этого хотят, предложить свои решения по обмену или освобождению заключенных или помочь реализовать соглашение, которое заключат стороны. По моей оценке, сегодня до сих пор есть препятствия для освобождения заключенных и для доступа к ним МККК, и мы думаем, что их срочно необходимо снять.

Швейцария. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 января 2017 > № 2044791 Петер Маурер


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter