Всего новостей: 2556514, выбрано 1 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

аль-Башир Омар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
аль-Башир Омар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Судан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 апреля 2016 > № 1714394 Омар аль-Башир

В регионе Дарфур на западе Судана 11-13 апреля пройдет референдум по определению административного статуса. В Дарфуре с 2003 года время от времени возникает вооруженное противостояние между правительством Судана и повстанческими сепаратистскими группировками. Президент Судана Омар аль-Башир, единственный действующий глава государства, находящийся в розыске Международного уголовного суда (МУС), рассказал в интервью РИА Новости о ходе переговоров с группировками Дарфура, угрозе со стороны "Исламского государства" и возможности привлечения российской военной помощи для борьбы с террористами, а также о том, какие шаги предпринимает Хартум, чтобы остановить поток мигрантов в Европу, и о своем отношении к обвинениям МУС.

— Сейчас в Судане близок к завершению национальный диалог, который длится уже почти два с половиной года. Каковы гарантии успешной имплементации результатов этого диалога, учитывая, что в стране есть вооруженные группировки, которые отказываются принять участие в диалоге, тем самым продолжая войну?

— Цель нашего призыва к национальному диалогу — прекращение общественных конфликтов, политической вражды и вооруженных противостояний для того, чтобы все элементы государства внесли свой вклад в возвращение страны на путь восстановления и возрождения. Пока все или большинство элементов общества не осознают необходимость доминанты общественных интересов над интересами партии или племени, общество не придет к миру, который является основным гарантом завершения проектов, обеспечивающих благополучие гражданам Судана.

Многие из вооруженных движений уже приняли эту общественно полезную точку зрения и присоединились к участникам инициативы национального диалога. Мы пригласили к участию в диалоге все вооруженные формирования, при этом наше приглашение действительно для всех людей, ратующих за всеобщие национальные интересы.

Параллельно с диалогом, ведущимся с партиями и группировками, желающими установления мира, идет диалог с элементами гражданского общества, высказывающими свое мнение по всем проблемам страны в сферах экономики, самоидентификации, мира, вопросах управления, а также внешних отношений. Мы полагаемся на то, как граждане осознают проблемы страны, и надеемся, что они не позволят выступающим против диалога торговаться проблемами граждан.

Таким образом, первый гарант имплементации результатов диалога — это сам гражданин Судана, затем — воля государства и взаимодействие его институтов. Это заложено в основу новой конституции страны.

— Вы требуете на переговорах с Народным движением Северного Судана и группировками Дарфура полного прекращения войны. За прошедшие пять лет состоялось уже десять раундов переговоров; учитывая это, в случае если вам не удастся достичь этой договоренности, каким будет единственный вариант для вас, с помощью которого вы остановите войну и восстановите безопасность и стабильность в стране?

— Мы хотим, чтобы вооруженные движения разорвали контакты с иностранными силами, не желающими мира в Судане. Надо учитывать, что эти движения называются народными, однако связаны с соседней страной и названия пока не поменяли. Мы хотим возвращения всех вооруженных группировок за стол переговоров без предварительных условий, затрудняющих ход переговоров. Сейчас наблюдается повышенный интерес к этой проблеме со стороны Африканского Союза. В случае если Народное движение Северного Судана и другие вооруженные группировки будут упорно настаивать на продолжении войны и использовать в качестве предмета торга проблемы страны, у нас не будет иного выхода, кроме как скоординироваться с силами безопасности Африканского союза и ЛАГ, чтобы силой установить безопасность в регионе. Мир в регионе является составной частью мира на всей планете.

Необходимо положить конец источникам терроризма во всех странах региона во избежание образования лакун безопасности, которыми могут воспользоваться в своих целях террористы и тем самым усугубить страдания народов региона и всего мира.

— Отношения между Суданом и РФ активизировались в последние годы благодаря началу деятельности межправительственной комиссии. Каковы ваши ожидания от развития отношений между странами в будущем, особенно в политическом и экономическом аспектах?

— Мы рассчитываем на отношения с Россией, в этих отношениях не было какой-либо напряженности за долгую их историю. Мы полагаем, что наши политические взгляды на Ближний Восток должны совпадать с российскими, так как Россия — это держава, у которой с нами ряд общих интересов в будущем. Россия была опорой для Африки и арабского мира, когда они противостояли серьезным вызовам в прошлом, и в будущем ее роль не изменится.

— В Москве в конце минувшего года состоялась встреча министров иностранных дел Судана и Южного Судана с целью сближения позиций двух государств на основе соглашения о сотрудничестве, подписанного странами в 2012 году. Согласно заявлениям двух министров, заседание увенчалось полным взаимопониманием. Однако один из ваших последних указов — об отношении к жителям Южного Судана как к иностранцам, свидетельствует о возможном возобновлении напряженности между двумя странами. Что стоит за этим решением?

— Мы всегда стремимся к отношениям с соседними странами, которые, согласно нашему видению, для блага стран региона должны быть стратегическими.

Мы стремимся открыть наши границы с государством Южный Судан для того, чтобы облегчить прохождение товаров и людей, тем самым облегчив жизнь граждан двух стран, проживающих в приграничных районах. Однако с противоположной стороны были допущены нарушения, угрожающие нашей безопасности, поэтому и были предприняты меры с целью наведения порядка. Причиной стало несоблюдение Джубой условия не укрывать у себя мятежные группировки, не вооружать их и не поддерживать их действия против правительства. Однако, несмотря на это, мы будем продолжать стремиться устранить разногласия с Джубой при помощи Африканского союза либо тех усилий, что были предприняты ранее Москвой, чтобы достичь примирения.

— Террористическая организация ИГ (запрещенная в России) активизирует свою деятельность в Африке. Считается ли угроза, исходящая от этой организации, актуальной для Судана? Может ли Судан самостоятельно противостоять этой угрозе? Или понадобится помощь извне? Может ли понадобиться помощь, в том числе военная, со стороны России?

— Судан принимает меры, обеспечивая охрану своих границ, особенно западных, чтобы террористические группировки не смогли воспользоваться вакуумом безопасности в ряде приграничных районов соседних государств. Вооруженные группировки действуют в этих районах, занимаются контрабандой оружия.

Терроризм — это вопрос региональный и международный, у него нет определенной религии или национальности. Это не проблема, касающаяся отдельного государства, поэтому создаются межгосударственные коалиции для обеспечения безопасности и защиты граждан.

После решения проблемы мятежа в Йемене (суданские вооруженные силы участвуют в арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией — ред.), мы также участвуем в контингенте Африканского Союза в Восточной Африке. Можно будет использовать эти силы для подавления терроризма.

Мы не исключаем, что некоторые неарабские государства, желающие обеспечить свои интересы в регионе, примут участие в поддержании мира и безопасности.

— Насколько достоверна информация о том, что Судан поставляет оружие в Ливию?

— У нас протяженные границы с соседними государствами. Государства с большой территорией не могут контролировать свои границы в полной мере. То, что происходит сейчас, это контрабанда оружия из неспокойной в плане безопасности Ливии в Судан. Этим пользуются вооруженные и террористические группировки по обе стороны границы.

На самом деле оружие поступает из Ливии для подпитки террористических группировок. Мы договорились с Чадом и Центральноафриканской Республикой создать совместные силы для противодействия потокам оружия, прекращения контрабанды и незаконной миграции.

— Большое число беженцев, направляющихся в Европу, прибывают из Судана. В чем, по вашему мнению, причина этого? Какие шаги предпринимает Хартум, чтобы остановить миграцию? Существует ли статистика, данные по числу беженцев?

— Судан — большая страна, которая принимает миллионы беженцев из соседних государств, дает им убежище на годы. Большинство отправляющихся в западные государства говорят, что они из Судана. Что касается гуманитарной деятельности, то у нас есть управление, которое регулирует эту работу.

У Судана есть четкая стратегия по борьбе с незаконной миграцией, особенно в той ее части, которая связана с торговлей людьми.

— Правда ли, что Хартум возражал против назначения на пост генсека ЛАГ Ахмеда Абу аль-Гейта? Почему?

— Мы не выступали против персоны Абу аль-Гейта, но были против выбора генсека мнением большинства. Это противоречит уставу ЛАГ, где говорится, что выбор генсека должны одобрить все единогласно. Известно было, что есть другие страны, которые возражали против Абу аль-Гейта, а что касается Судана, то он считал, что их нужно убедить, чтобы достичь полного согласия в ЛАГ, несмотря на возникшие оговорки.

— Международный уголовный суд выдал уже два ордера на ваш арест. Насколько это мешает вашей работе, зарубежным визитам, встречам с коллегами? И готовы ли вы в какой-то мере сотрудничать с МУС — например, ответить на вопросы представителей суда, если они прибудут в Хартум?

— Мы никогда не прекращали выезжать, мы принимаем все приглашения и посещаем как страны, которые признают МУС, так и те, которые его не признают. Мы в Судане, например как и в США, не признаем деятельность этого избирательного суда. Его представителям стоит приехать во многие страны мира, начиная с тех, которые занимались колонизацией, оккупацией, устраивали расправы над африканцами, жителями стран третьего мира, Ирака и так далее.

Этот суд и его спонсоры имеют политическую направленность, ясную из их агитационных кампаний, которые вы видите. Однако люди сплотились вокруг нас. Вы были сейчас в Дарфуре, российское агентство Sputnik посетило все уголки Дарфура, и вы видели толпы людей, которые тепло встречали президента. Будь обвинения справедливыми, зачем стали бы они меня встречать такой толпой?

Мы хотим, чтобы СМИ были честными в передаче настоящей картины в нашей стране, а не как это произошло с информационной атакой на Ирак, когда его обвиняли в обладании ядерным оружием, пока весь мир не поверил этому вранью и дело не закончилось оккупацией и уничтожением страны.

Судан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 апреля 2016 > № 1714394 Омар аль-Башир


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter