Всего новостей: 2579913, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сакс Джеффри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыАрмия, полициявсе
США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 февраля 2017 > № 2060919 Джеффри Сакс

Почему молодое поколение отвергнет Трампа

Джеффри Сакс (Jeffrey D. Sachs), Project Syndicate, США

Главный политический водораздел в США проходит не между партиями или штатами, а между поколениями. Молодое поколение (так называемые «миллениалс», то есть те, кому сейчас 18-35 лет) активно голосовало против Дональда Трампа, и именно оно станет основой сопротивления его политике. Хотя среди американцев постарше имеются разногласия, базой Трампа являются люди старше 45 лет. По всем вопросам молодые избиратели будут отвергать позицию Трампа, воспринимая его как политика прошлого, а не будущего.

Конечно, это всё усреднённые цифры, а не абсолютные. Тем не менее, они подтверждают факт разрыва поколений. По данным экзитполов, за Трампа проголосовали 53% избирателей старше 45 лет, 42% — в возрасте 30-44 лет и всего лишь 37% — в возрасте 18-29 лет. Согласно опросу 2014 года, 31% миллениалс называют себя либералами, в то время как у поколения бэби-бумеров (в момент опроса им было 50-68 лет) эта цифра равна 21%, а у так называемого «молчаливого поколения» (69 лет и старше) — 18%.

Смысл не в том, что сегодняшние юные либералы завтра станут старыми консерваторами. Поколение «миллениалс» намного либеральней, чем бэби-бумеры и молчаливое поколение в аналогичном юном возрасте. Это поколение также намного менее партийно и готово поддерживать политиков, которые будут соответствовать их ценностям и реагировать на их нужды, в том числе кандидатов, не связанных с двумя главными партиями.

Есть как минимум три большие разницы в политических взглядах молодых и старых. Во-первых, молодежь намного либеральней в социальном плане, чем старшее поколение. Для неё нарастающий расовый, религиозный и сексуальный плюрализм не является проблемой. Разношёрстное общество, состоящее из белых, афроамериканцев, латиноамериканцев и азиатов, а также из местных и приезжих, — это та страна, в которой они всё время живут, а не какое-то драматическое изменение по сравнению с прошлым. Они спокойно относятся к сексуальным и гендерным категориям (лесби, геи, транс, би, интер, пан и так далее), которые фактически являлись табу, или вообще были неизвестны, поколению их дедушек и бабушек, к которому относится Трамп.

Во-вторых, молодёжь сталкивается сейчас с беспрецедентными экономическими трудностями, связанными с информационной революцией. Молодые люди выходят на рынок труда в период, когда рыночная доходность быстро сдвигается от труда к капиталу — роботы, искусственный разум, вообще все умные (smart) машины. Напротив, престарелые богачи получают выгоду от бума на фондовом рынке, вызванного той же самой технологической революцией.

Трамп предлагает снизить налоги на корпорации и недвижимость, что принесёт ещё больше выгод престарелым богачам (которые в изобилии представлены в его правительстве) за счёт роста дефицита бюджета. Такая политика ещё больше увеличит бремя молодых. В реальности молодёжь нуждается в прямо противоположной политике: повышение налогов на богатства, накопленные старшим поколением, для финансирования высшего образования, профессиональной подготовки, инфраструктуры возобновляемой энергетики и тому подобных инвестиций в будущее Америки.

В-третьих, молодые люди намного лучше, чем их родители, дедушки и бабушки, осведомлены о ситуации с изменением климата и создаваемых ею угрозах. Трамп соблазняет старшее поколение лебединой песней ископаемого топлива, в то время как у молодого поколения ничего подобного не будет. Они хотят чистую энергетику и будут бороться против уничтожения Земли, которую им и их детям предстоит унаследовать.

Отчасти эти разногласия между поколениями по вопросу о глобальном потеплении вызваны абсолютным невежеством многих пожилых американцев, включая самого Трампа, в том, что касается изменения климата и его причин. Американцам постарше не рассказывали в школе об изменении климата. Их не знакомили с азами научных знаний о парниковых газах. И именно поэтому они готовы удовлетворять собственные краткосрочные финансовые интересы, игнорируя страшную опасность, которой они при этом подвергают поколение своих внуков.

В ходе проведённого в июне 2015 года опроса, 60% респондентов в возрасте 18-29 лет заявили, что деятельность человека является причиной глобального потепления, в то время как среди респондентов старше 65 лет так ответили лишь 31%. Как следует из данных опроса, опубликованного в январе этого года, 38% опрошенных американцев старше 65 лет приветствуют расширение добычи ископаемого топлива, а не мощностей возобновляемой энергетики, а среди респондентов в возрасте 18-29 лет так считают лишь 19%.

Экономическая политика Трампа заточена под этих «коренных» американцев, более старых и более белых. Он выступает за снижение налогов на пожилых богачей, что приведёт к увеличению долгового бремени молодёжи. Ему безразличен навес в размере $1 триллиона долларов по студенческим кредитам. Он устроил повтор дебатов 1990-х годов по поводу НАФТА и свободной торговли, вместо того, чтобы заняться намного более важными проблемами занятости в XXI веке, которые возникают из-за роботов и искусственного разума. Он охвачен желанием выжать ещё несколько прибыльных лет из американских угольных, нефтяных и газовых запасов, ценой которым станет будущая экологическая катастрофа.

Можно было бы объяснить ретроградный менталитет Трампа его возрастом. В 70 лет Трамп является самым старым человеком, который когда-либо становился президентом США (Рональд Рейган был немного моложе, когда вступил в эту должность в 1981 году). Тем не менее, возраст едва ли тут является причиной или даже вообще важным фактором. Берни Сандерсу, несомненному обладателю самых свежих мозгов из всех президентских кандидатов 2016 года и герою молодых избирателей, сейчас 75 лет. Молодёжь в восторге от папы Франциска, которому сейчас 80 лет, потому что он говорит о её проблемах (будь это бедность, трудности с работой, опасности глобального потепления) с моральной точки зрения, а не отмахивается от них с грубым цинизмом как Трамп и ему подобные.

Главная проблема здесь — менталитет и политическая ориентация, а не возраст. У Трампа самый короткий временной горизонт (и охват внимания) среди всех президентов на нашей исторической памяти. Он совершенно оторван от реальных проблем молодого поколения, которое пытается приноровиться к новым технологиям, меняющемуся рынку труда и огромному студенческому долгу. Торговая война с Мексикой и Китаем или трагически ошибочный запрет на въезд мигрантов-мусульман вряд ли помогут решить их реальные проблемы.

Политический успех Трампа — это всхлип, а не поворотный момент. Сегодняшнее молодое поколение с его перспективами, обращёнными в будущее, вскоре начнёт доминировать в американской политике. Америка будет многоэтничной, социально либеральной, климатически сознательной страной с намного более справедливой системой распределения экономических выгод, которые приносят новые технологии.

Слишком многие наблюдатели продолжают уделять слишком много внимания традиционным партийным разногласиям в конгрессе США, а не тем более глубоким демографическим изменениям, которые вскоре приобретут решающее значение. Сандерс чуть не стал президентским кандидатом от Демократической партии (и вполне мог бы победить с триумфом на всеобщих выборах), выступив с платформой, которая оказалась крайне привлекательной для миллениалс. Их время наступит, по всей видимости, с тем президентом, которого они поддержат в 2020 году.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 февраля 2017 > № 2060919 Джеффри Сакс


США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 14 января 2015 > № 1426485 Джеффри Сакс

Пол Кругман и восстановление экономики Бараком Обамой ("Project Syndicate", США)

Джеффри Девид Сакс (Jeffrey D. Sachs)

Нью-Йорк — В течение многих лет и зачастую по нескольку раз в месяц лауреат Нобелевской премии по экономике, колумнист и блоггер газеты New York Times Пол Кругман внушал своим преданным читателям одну главную мысль: политики, занятые сокращением дефицитов госбюджетов (он придумал для них специальный термин — austerians), действуют неправильно. Снижение госрасходов, когда частный спрос ослаб, может привести к хронически высокой безработице. И в самом деле, сокращение дефицита могло бы привести к повторению 1937 года, когда Франклин Рузвельт слишком рано снизил размеры стимулов «Нового курса» и, тем самым вновь поверг США в состояние рецессии.

Что ж, Конгресс и Белый дом действительно разыгрывают карту сокращения госрасходов с середины 2011 года. Дефицит федерального бюджета снизился с 8,4% ВВП в 2011 году до прогнозируемого уровня 2,9% ВВП в 2014-м. По данным Международного валютного фонда, структурный дефицит (его иногда называют «дефицит в условиях полной занятости»), позволяющий измерить объем фискальных стимулов, упал с 7,8% потенциального ВВП до 4% потенциального ВВП с 2011 по 2014 гг.

Кругман решительно заявлял, что сокращение дефицита привело к продлению и даже усилению того, что он неоднократно называл «депрессией» (или иногда «депрессией низкого уровня»). Только глупцы вроде руководителей Великобритании, напоминавшие Кругману героев сериала «Три балбеса» (Three Stooges), могли полагать иначе.

Однако вместо новой рецессии или продолжающейся депрессии мы видим, что уровень безработицы в США сократился с 8,6% в ноябре 2011 г. до 5,8% в ноябре 2014 г. Реальный экономический рост в 2011 году составил 1,6%, а в 2014 г., по прогнозам МВФ, он составит 2,2%. В третьем квартале 2014 года ВВП вырос на впечатляющие 5% в годовом исчислении, что позволяет прогнозировать совокупный рост на 2015 год на уровне выше 3%.

Совсем иными были прогнозы Кругмана. Ни в одной из его колонок в New York Times в первой половине 2013 года, когда начал проявляться эффект сокращения дефицита бюджета, не предсказывалось значительное снижение безработицы или восстановление экономического роста на высоком уровне. Наоборот, он утверждал, что «катастрофический разворот в сторону бюджетной экономии уничтожил миллионы рабочих мест и разрушил жизни многих людей», а Конгресс США подвергает американцев «неминуемой угрозе серьезных экономических потерь из-за краткосрочного сокращения госрасходов». Кругман предупреждал, что «перспектива полного восстановления экономики все еще выглядит очень-очень далекой. Я начинаю беспокоиться, что этого вообще никогда не произойдет».

Я привел эти цитаты, потому что Кругман объявил себя победителем в итоговой статье 2014 года «Восстановление экономики Обамой». Согласно Кругману, восстановление произошло не из-за сокращения расходов, против которого он выступает в течение многих лет, а потому что мы «похоже, перестали затягивать гайки: госрасходы не растут, но они, по крайней мере, перестали падать. В результате, экономика почувствовала себя намного лучше».

Это невероятное заявление. Дефицит бюджета резко сократился, и безработица упала. Однако Кругман теперь говорит, что всё происходит ровно так, как он предсказывал.

На самом деле, Кругман смешал две несвязанные идеи, представив обе в качестве компонентов «прогрессивного» мышления. С одной стороны, он обладает «сознанием либерала», совершенно верно фокусируясь на том, как власти борются с бедностью, плохой медициной, ухудшением экологической обстановки, растущим неравенством и другими социальными болезнями. Я восхищаюсь этой частью трудов Кругмана, и, как я уже писал в своей книге «Цена цивилизации», я с ним согласен.

С другой стороны, Кругман необъяснимым образом стал сторонником идеи управления совокупным спросом, представив поощрение больших бюджетных дефицитов в последние годы частью прогрессивной экономики. Взгляды Кругмана иногда называют кейнсианством, но Джон Мейнард Кейс знал намного лучше, чем Кругман, что нельзя механически регулировать уровень безработицы «мультипликаторами спроса». Кругман утверждал, что дефициты бюджетов были недостаточно увеличены в 2009 году, чтобы предотвратить рост безработицы, а после 2010 году их сокращали слишком быстро.

Очевидно, что последние тенденции — значительное снижение уровня безработицы и умеренно высокие, но ускоряющиеся темпы экономического роста — ставят под вопрос макроэкономические прогнозы Кругмана (но не его прогрессивные политические взгляды). Те же самые тенденции можно увидеть и в Великобритании, где правительство премьер-министра Дэвида Кэмерона сократило структурный дефицит бюджета с 8,4% потенциального ВВП в 2010 году до 4,1% в 2014-м, при этом уровень безработицы снизился с 7,9%, когда Кэмерон пришел к власти, до 6%, согласно самым последним данным (осень 2014 г).

Надо пояснить, что я уверен в необходимости увеличения государственных расходов (как доли ВВП) — на образование, инфраструктуру, низкоуглеродную энергетику и субсидии семья с низким уровнем доходов. Но эти расходы мы должны оплачивать с помощью возросшего налога на высокие доходы и крупные состояния, углеродного налога, будущих сборов за использование новой инфраструктуры. Нам нужно либеральное сознание, но не нужны хронические бюджетные дефициты.

Нет ничего прогрессивного в крупных дефицитах госбюджетов и в росте соотношения госдолга к ВВП. В конце концов, рост дефицита не обязательно приводит к уменьшению безработицы, а снижение дефицита может сочетаться с ростом уровня занятости.

Кругман — великий теоретик экономики и великий полемист. Но ему стоит отказаться от роли полемиста и заняться аналитикой, чтобы как следует обдумать недавние события: сокращение дефицита, сопровождаемое восстановлением экономики, созданием рабочих мест и снижением безработицы. Для него это будет хорошим поводом переосмыслить свою старую макроэкономическую мантру, вместо того чтобы выдумывать оправдания идеям, вступившим в явное противоречие с последними тенденциями.

США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 14 января 2015 > № 1426485 Джеффри Сакс


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter