Всего новостей: 2579266, выбрано 3 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Абакумова Мария в отраслях: Приватизация, инвестицииТранспортНедвижимость, строительствоМедицинавсе
США. Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 3 декабря 2011 > № 463066 Мария Абакумова

Опасная застройка

Мария Абакумова

В то время как в России активно осваивают пригороды, в США все громче звучат голоса противников «деурбанизации»

В России — бум строительства загородного жилья. Вот лишь две цифры: за последние 20 лет вокруг столицы построены и введены в эксплуатацию около ста коттеджных поселков, а сейчас на разных стадиях строительства (включая голое поле) — больше 600. Это не просто дачи: программы поддержки малоэтажного жилищного строительства принимаются одна за другой и на федеральном уровне, и в регионах. Если в 2001 году на индивидуальные жилые дома пришлось 41% площади вводимого жилья, то в 2009–2010 годах — уже 46–48%. На долю малоэтажных (1–3 этажа) домов, возведенных как индивидуальными, так и коммерческими застройщиками, в 2010 году пришлось больше половины нового жилья.

Преимущества малоэтажного жилья очевидны: улучшение качества жизни и удешевление строительства. Тем более что у всего мира перед глазами пример того, как полвека назад подобный путь прошла другая страна с большой территорией — США. Редкий продавец коттеджа в подмосковном поселке не вспомнит про уютные американские пригороды, символ зажиточности.

После Второй мировой войны автомобиль становился все более доступным, и американский средний класс принялся переселяться из переполненных городских коробок в опрятные пригороды, где можно было позволить себе отдельный дом с гаражом и лужайкой для барбекю. С 1945-го по 1960-й количество автомобилей в США увеличилось с 26 млн до 62 млн, а доля семей, владеющих автомобилем, выросла с 56% до 77%.

Рост благосостояния, увеличение количества автомобилей — это все как будто про нас. Но следует ли повторять эксперимент?

Не мечта, а кошмар

«Американский тип девелопмента не создает благосостояния — он производит иллюзию благосостояния… — формулирует в своем исследовании Curbside Chat основатель и идейный вдохновитель некоммерческой организации «Сильные города», обличающей экономическую неэффективность пригородов, американский инженер Чарльз Марон. — Идея процветающих пригородов замурована в наше коллективное подсознание как «американская мечта». Чем мы готовы пожертвовать, стараясь сохранить то, что сохранить невозможно?»

Марон настаивает, что низкая плотность застройки в долгосрочной перспективе порождает сложности, с которыми не справится ни один бюджет. В качестве примера он приводит такой факт. Учрежденный в 1956 году американский Федеральный дорожный фонд финансировался за счет налогов на бензин. Пока деньги, уплаченные с каждого галлона бензина, шли на строительство скоростных магистралей, соединяющих штаты между собой, все было хорошо. Как только система магистралей была построена и средства фонда стали расходоваться на ее содержание, денег фонду стало не хватать и правительству пришлось спешно спасать его от банкротства. Дело в том, что большая часть построенного прожила один жизненный цикл и требовала ремонта или замены.

По данным Американского общества инженеров (ASCE), дефицит в финансировании только крупных объектов инфраструктуры (без учета местных дорог, например) в стране составляет $2,2 трлн, хотя ежегодно на инфраструктуру выделяется больше $180 млрд. Проблема в том, что если строительство новых объектов зачастую берет на себя федеральное правительство или штат, то содержание объектов обычно возлагается на местные бюджеты. Кризис осложнил положение городов. В октябре город Гаррисберг, столица штата Пенсильвания, объявил о банкротстве, другие муниципалитеты вынуждены резко повышать ставки оплаты водоснабжения и другие платежи.

«Недостаточная продуктивность «пригородного» типа девелопмента привела к тому, что мы не можем больше позволить себе содержать все те дороги, улицы, канализацию и водопровод, которые мы понастроили», — резюмирует проживающий в пригородном доме Марон.

Сниженная плотность застройки, экстенсивное развитие территорий приводит к целому ряду трудностей, о которых не всегда задумываются. Вот несколько примеров.

Пригородные зоны: 
$3 млрд убытков

Эдмонтон, Канада

Один из крупнейших городов Канады, Эдмонтон, имеет население 730 000 человек, а вместе с пригородами — больше миллиона человек. Городу этого мало: вокруг него на разных стадиях строительства находится 40 пригородных районов. Хорошо это или плохо? В отчете «Расходы и доходы в освоении новых территорий» городские экономисты построили прогноз относительно 17 таких территорий и пришли к выводу, что только в ближайшие 30 лет затраты на $500 млн превысят доходы, которые те обеспечат за счет налогов. А в следующие 30 лет чистый убыток, принесенный городу новыми пригородами, превысит $3 млрд.

Чарльз Марон приводит несколько примеров из американской практики. Федеральное правительство в 1960-е профинансировало строительство, а в 1980-е — модернизацию канализационной системы в небольшом городке. Но через 30 лет система выработала свой ресурс, все механизмы нужно просто менять. Стоимость этого проекта $3,3 млн, или $27 000 в пересчете на одно домовладение. Таков же и среднегодовой доход каждого семейства — иными словами, муниципалитет не имеет никакой возможности собрать с жителей необходимые средства в виде налогов.

Другой пример. Зажиточные жители одного прибрежного пригорода предложили муниципалитету сделку: они на свои средства проведут к своему поселку дорогу, а муниципалитет возьмет на себя ее содержание и ремонт. Вроде бы выгодная сделка, однако, по подсчетам инженеров, содержание дороги даже до первого капитального ремонта обойдется в $154 000, а налогов с домовладельцев будет собрано только $79 000. Все дело в том, что, соглашаясь на бесконтрольное расширение территорий, которое на начальном этапе обходится недорого и даже сулит рост налоговых поступлений, город берет на себя долгосрочные обязательства — куда большие, чем кажется на первый взгляд. А если бы тот же самый поселок был застроен хотя бы трехэтажными многоквартирными домами, собранные налоги окупили бы содержание дороги.

Индустриальные парки: обманутые ожидания

Пеквот-Лейкс, 
Миннесота, США

В 1995 году федеральное правительство выделило городу Пеквот-Лейкс ссуду и грант на строительство к востоку от городской черты, в некотором удалении от дороги бизнес-парка стоимостью $1,54 млн. Городу оставалось просто содержать дороги и инфраструктуру. Федеральный грант и весь бизнес-парк политики Пеквот-Лейкс преподносили как большую удачу города. (Так же считают и организаторы многочисленных российских бизнес-парков вокруг крупных городов.)

Однако прошли годы, а частные инвестиции не устремились в бизнес-парк. Девелоперы старались застраивать побережье озера, а коммерческая недвижимость вытягивалась вдоль скоростной магистрали, проходящей через город. В результате из 29 участков девять по сей день не проданы, а самый крупный участок занимает баптистская церковь — у нее налоговые льготы.

Зависимость 
от автомобиля

Талса, Оклахома, США

Город Талса с населением около 400 000 человек столкнулся с проблемой: 98% людей старше 65 лет, проживающих в пригородах, не имеют удобного доступа к общественному транспорту. Под «удобным доступом» организация «Транспорт для Америки» (TFA), которая проводит подобные исследования, понимает наличие в зоне пешей доступности хотя бы одной остановки транспорта, который позволяет добраться до центра города. В самом городе ситуация другая: здесь вдалеке от остановок автобусов и трамваев проживает только 27% людей старше 65 лет.

Автомобильная зависимость — серьезная проблема для США. Отказ от автомобиля и отсутствие доступа к общественному транспорту серьезно сказывается на образе жизни пожилых людей, проживающих в пригородах. По данным исследовательницы Линды Бейли из Вашингтона, прекратив ездить на машине, пожилые американцы снижают частоту походов в магазины и кафе на 59%, на 65% реже встречаются с друзьями и на 15% уменьшают количество визитов к врачу. Некоммерческие организации бьют тревогу и призывают власти активнее инвестировать в расширение системы общественного транспорта, иначе к 2015 году, когда состарится поколение беби-бумеров, про прогнозам TFA, в стране будет 15,5 млн прикованных к дому пожилых людей.

США. Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 3 декабря 2011 > № 463066 Мария Абакумова


США. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 3 ноября 2011 > № 454548 Мария Абакумова

Как оживить парк

Мария Абакумова

Парки занимают около трети территории Москвы, но остаются неуютным местом. Forbes нашел несколько примеров творческого решения этой проблемы в развитых странах

Ортодоксальное градостроительство относится к местным открытым участкам поразительно не критически, обожествляет их и фетишизирует», — пишет в своей книге «Смерть и жизнь больших американских городов» известный ученый-урбанист Джейн Джекобс. Но это ничем не оправданно. По мысли Джекобс, залог успеха публичного пространства вроде парка, сквера или сада — заполненность его людьми разных возрастов и социальных групп, причем большую часть дня. Если в парке катаются на велосипедах тинейджеры, совершают пробежки взрослые, прогуливаются с колясками мамы и няни из близлежащих домов и любуются на птиц пенсионеры, то парк полон жизни.

Обеспечить притяжение публики — совсем непростая задача, решать которую нужно, например, путем создания интересного, неравномерного ландшафта в самом парке и строительства зданий неодинакового функционального назначения вокруг него. Тогда по вечерам здесь будут гулять жители окрестных микрорайонов, а днем — студенты близлежащих вузов и клерки (в обеденный перерыв). Если эту задачу не решить, парк пустеет и в нем начинают собираться асоциальные, а то и криминальные элементы. И вот уже местные жители обходят стороной парк, разбитый когда-то для них.

Обитатели некоторых восточных московских районов, граничащих с Измайловским парком, или люди, объединявшиеся в социальных сетях, чтобы поймать «битцевского маньяка», вполне согласятся с рассуждениями Джекобс. В столице 106 парков, и многие честнее было бы назвать опасными пустырями. Столичные чиновники признают, что материальная инфраструктура парков изношена, не хватает даже скамеек и урн. Вячеслав Король, директор Филевского парка, занимающего 280 га на западе Москвы, признал в интервью газете МК, что в парке освещена только одна аллея.

Новый мэр Москвы Сергей Собянин объявил, что займется столичными парками. Объем финансирования пятилетней программы «Развитие индустрии отдыха и туризма» превышает 125 млрд рублей. Пока опыт Москвы ограничивается Парком Горького. Роман Абрамович вызвался профинансировать реконструкцию павильона «Шестигранник», чтобы разместить там свой арт-центр «Гараж». Младший партнер Абрамовича Сергей Капков, который за год руководства ЦПКиО сумел организовать в парке бесплатный интернет, сделать вход свободным, убрать незаконные аттракционы и пивные ларьки, так впечатлил Сергея Собянина, что тот назначил его главой Департамента культуры.

А вот несколько зарубежных примеров того, как можно оживить пустующие городские парки.

Downsview Park, Торонто

Переделать ландшафт

На окраине крупнейшего города Канады с середины 1950-х годов были военная база и аэродром. В 1994 году власти Канады сочли, что 230 га городской земли можно использовать лучше, и решили разбить здесь парк. Десять лет понадобилось на окончательный вывод всех военных сооружений и рекультивацию почвы, в 2005 году часть территории была засажена лесом, но власти сочли, что успешный парк не должен быть плоским, как аэродром. Центральным пунктом нового ландшафта стало искусственное озеро площадью 3,6 га (примерно четыре футбольных поля) и глубиной 4 м, вдоль берега проложены прогулочные дорожки. 400 000 куб. м грунта, извлеченных при сооружении озера, пошли на строительство другого места прогулок — холма высотой 20 м. По всей этой пересеченной местности проложили пешеходные дорожки. В парке разбито несколько футбольных полей, есть площадка для хоккея с мячом. Бывший самолетный ангар переделали в спорткомплекс с полем для волейбола и футбола, оно сдается в аренду спортивным командам. Часть земли и помещений сдана в аренду в виде коммерческой недвижимости. Благодаря этому — и несмотря на то что работы по обустройству еще далеки от завершения, — в прошлом году парк выручил $13,2 млн, то есть окупил больше половины из $20 млн, затраченных на эксперименты с ландшафтом.

Ocean Park, Гонконг

Потратить деньги

В 2005 году крупнейший парк развлечений Гонконга Ocean Park, основанный в 1977 году, столкнулся с угрозой: по соседству открывался гонконгский Диснейленд. Именитый конкурент мог перетянуть к себе поток посетителей, и менеджмент Ocean Park, занимающего 87 га прибрежной земли, затеял масштабную реконструкцию. Удвоили число аттракционов — их стало 70. Построили аквариум емкостью 5 млн л на 5000 рыб, запустили новые водные шоу. За шесть лет в реконструкцию было вложено $705 млн, которые государственному парку выделили государственные банки в виде кредитов. Получается, что менеджмент во главе с ресторатором-миллионером Аланом Земаном (он уроженец Восточной Германии, сделавший состояние в Канаде и принявший китайское гражданство) ежегодно тратил больше $100 млн в год — примерно столько же, по словам Сергея Капкова, предстоит вкладывать и дирекции ЦПКиО. Результаты команды Земана впечатляют: число посетителей выросло на 8%, до 5,4 млн в год, а конкуренты из Диснейленда с трудом рефинансируют кредиты.

Dowden’s Ordinary Special Park, Кларксбург, США

Раскопать историю

Когда американский девелопер US Homes купил под застройку участок на окраине городка Кларксбург в Мэриленде, он решил на полутора гектарах бывшей фермерской земли разбить тематический парк. Оказалось, что именно на этом месте в XVIII веке находилась таверна, которая принадлежала семье крупных землевладельцев и героев американской революции Доуденов. Строители парка пригласили археологов и ученых, которые сумели проследить историю здания вплоть до сноса в 1924 году. Стальной каркас таверны в натуральную величину, так называемое здание-призрак, стал центральным сооружением в новом парке. Дорожки парка аккуратно обходят стороной площадки, где работают археологи, но все же позволяют посетителям наблюдать за ними. Пустые пространства засадили деревьями, которые росли здесь в XVIII веке, — канадской иргой и американским падубом. Для самых любознательных посетителей выстроили павильон, где можно найти исторические материалы о таверне, ее изображения и даже предположительное меню.

Marvin Gaye Park, Вашингтон

Вынести мусор

Небольшой Уотт-Брэнч Парк в северо-восточной части американской столицы долго имел неофициальное название «Парк Иглы»: он был местом паломничества наркоманов, героиновым рынком под открытым небом. Дело в том, что в 1970-е годы парк перевели с государственного финансирования на окружное, а денег на поддержание порядка у федерального округа Колумбия не было. Парк считался очень опасным местом, но в начале 2000-х инициативная группа жителей прилегающего к парку района создала общественную организацию Washington Parks & People (WPP), которой удалось наладить сотрудничество с властями округа и добиться закрытия расположенной по соседству метадоновой клиники. Окружная администрация выделила на обновление парка $10 млн. За пять лет 24 000 привлеченных WPP волонтеров вынесли из парка 1500 т мусора, в том числе больше 9000 шприцев и 3000 автомобильных покрышек. Расчистили берег ручья, пересадили больше 1000 деревьев. Наладили охрану и расставили по всей территории «тревожные кнопки». Сделали несколько детских площадок, а чтобы привлечь посетителей разных возрастов, организовали школу парикмахеров, школу вегетарианской кухни, скалодром. В 2006 году парк переименовали в Marvin Gaye Park в честь жившего по соседству музыканта. Наркоманы ушли, благодаря активности местных жителей парк удалось оживить.

США. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 3 ноября 2011 > № 454548 Мария Абакумова


Евросоюз. США. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 3 октября 2011 > № 427146 Мария Абакумова

Под солнцем

Мария Абакумова

Мировая мода на экологичные дома докатилась до России

Веб-дизайнер Корней с женой и тремя дочерьми целый год будет бесплатно жить в новеньком особняке в коттеджном поселке в 20 км от Москвы по Киевскому шоссе. Правда, ему придется выполнять несложную работу и регулярно терпеть нашествие зрителей, как участнику шоу «За стеклом». Корней выиграл конкурс, и теперь он с семьей — обитатели первого в России «активного дома».

Этот дом построил крупный подмосковный лендлорд Дмитрий Аксенов, который увидел такой же, путешествуя по Дании. Этот дом, способный самостоятельно открывать и закрывать окна и двери, не только разумно потреблял энергию, но и производил ее больше, чем требовалось для самообеспечения. Больше половины энергии приходится на солнечные панели, остальную дает геотермальный насос, использующий тепло грунта и грунтовых вод. Излишки энергии можно сбрасывать в местные сети.

Пригласив к сотрудничеству инженеров из датской Danfoss (производитель теплооборудования), английской Velux (оконные конструкции) и нескольких других фирм, Аксенов решил построить свой «Активный дом». Сразу же выяснилось, что продавать излишки энергии у нас невозможно — не позволяет законодательство. Но Аксенова это не остановило. Цифр затрат он не раскрывает, но, судя по всему, они достаточно высоки, чтобы не рассчитывать на запуск подобных домов в серию.

Ориентацию дома по сторонам света просчитывали с помощью специальной компьютерной модели. В доме 24 мансардных окна общей площадью 22,3 кв. м. Они расположены асимметрично и на разных уровнях — это позволяет максимально использовать солнечный свет. Издалека с окнами можно спутать 13 солнечных коллекторов (их площадь 15,3 кв. м). Они улавливают до 60% энергии, необходимой для получения горячей воды. Все окна подключены к интеллектуальной системе контроля микроклимата с погодной станцией. Станция замеряет температуру, скорость ветра, загазованность воздуха, а система сама открывает и закрывает окна для создания комфортного микроклимата без искусственной вентиляции.

Стены оклеивают специальной пароизоляционной пленкой: она защищает от конденсата, а еще удерживает внутри дома лишние 10% тепла. Создатели проекта надеются, что в результате дом будет потреблять в 10 раз меньше энергии, чем обычный.

Это точно не будет лишним. Больше 40% энергии в мире расходуется жилыми зданиями. Американский Forbes опубликовал в 2008 году рейтинг самых энергоэффективных государств, ранжируя их по тому, какое количество условных единиц энергии страна расходует на $1 ВВП. Лидером оказалась Япония с показателем 4500, дальше идут с близкими показателями Дания и Швейцария. Успехи США невелики — 6000 единиц энергии на доллар, Китая еще хуже — 35 000. «Но они далеко не худшие, — отмечают авторы. — На противоположном конце шкалы страны бывшего СССР: Россия, Казахстан, Узбекистан и Украина». Украина тратит 138 000 условных единиц энергии на $1 ВВП — в 30 раз больше, чем Япония.

А вот несколько примеров того, как массированное использование энергоэффективных технологий может изменить жизнь.

Сенигаллия, Италия

Солнечные панели

Небольшой городок Сенигаллия (население 45 000 человек) на берегу Адриатического моря в прошлом году получил почти 1 МВт энергии от 4000 кв. м солнечных панелей, установленных на крышах домов, общественных зданий, магазинов и складов. Это самый большой показатель среди малых и средних итальянских городов. Дело в том, что в Италии ежегодно проводится своеобразный чемпионат среди городов по внедрению солнечной энергетики. Всего в Италии установлено свыше 260 000 кв. м солнечных панелей, которые в год производят больше 2100 МВт, половина приходится на Монтальто-ди-Кастро, крупнейший завод по производству энергии из солнца. Это огромное построенное в чистом поле предприятие, а вот власти Сенигаллии, городка с тысячелетней историей, сумели добиться размещения панелей на двух городских стадионах, что наполовину обеспечило их энергией. Власти города при помощи налоговых методов принуждают девелоперов устанавливать солнечные панели на все новые строения начиная с 2008 года. Использование солнечной энергии позволило сократить вредные выбросы на 45 000 т.

Мальмё, Швеция

Район Во01

Мальмё — город на юге Швеции, третий в стране по численности населения. В XX веке это был серьезный центр кораблестроения, верфи Мальмё обслуживал самый крупный на тот момент портальный кран Kokcums высотой 138 м и грузоподъемностью 1500 т, своеобразная местная достопримечательность. Однако мир изменился, спрос на продукцию верфи упал, Kokcums за $1 купили и увезли к себе корейцы. Власти Мальмё задумались, что делать с оставшейся промзоной. В 1998 году здесь открылся университет, а сейчас на месте старого машиностроительного завода построен новый район с современным названием Bo01. Чем он примечателен? Более 600 домовладений, в которых живут около 3000 человек, и офисы и публичные здания на 100% обеспечены энергией из возобновляемых источников, произведенной в самом районе. Электроэнергию поставляет ветряная ферма и 120 кв. м поверхностей солнечных батарей, установленных на крышах домов. Еще 1400 кв. м солнечных коллекторов обеспечивают отопление. Кроме того, для отопления зимой и охлаждения летом используется естественный водный резервуар, расположенный на глубине 90 м под землей, который обеспечивает сезонное хранение тепла и холода. Наконец, еще одним источником тепла является биогаз, который производится из органических отходов. В оборудование инфраструктуры государство инвестировало 250 млн шведских крон (около $34 млн), €2 млн дал Евросоюз, остальное вкладывали девелоперы.

Кейп-Код, штат Массачусетс, США

Ветряная электростанция Кейп-Винд

С острова Нантакет в погоню за Моби Диком отправился знаменитый «Пекод». Сейчас в проливе Нантакет, который отделяет от острова материковый Кейп-Код, разворачивается грандиозное строительство. Энергетическая компания ENI собирается прямо в море, в пяти милях от побережья, возвести 130 ветрогенераторов — первую в США офшорную ветряную электростанцию. Стоимость сооружения превышает $700 млн, максимальная мощность — 468 МВт, при средней загрузке ветряная ферма сможет на 75% покрыть потребности Кейп-Кода и окрестностей в электричестве. Оператор проекта обещает, что экономический эффект от снижения цен на электричество для местных бюджетов превысит $25 млн в год. Все замечательно, однако до сих пор проект идет с проволочками.

Состоятельные жители Кейп-Кода, владеющие недвижимостью, особенно прибрежными виллами, выступают категорически против возведения по соседству с ними объекта новой энергетики. Они со свойственной потомкам китобоев энергией объединились в специальный «Альянс для защиты пролива Нантакет» и требуют остановки проектирования. Почему? Во-первых, строительство завода может нарушить экосистему пролива: например, ветряки могут встать на пути перелетных птиц. Во-вторых, есть риск, что нефтепродукты, которые будут по необходимости находиться на станции (около 1000 баррелей), в случае катастрофы смогут попасть в воду. В-третьих, National Grid, местная сетевая компания, подписала с Кейп-Виндом долгосрочный контракт, обязуясь закупать энергию по фиксированным ценам, что ограничит конкуренцию. И наконец в-четвертых, стометровые ветряки испортят вид на море, отчего может подешеветь недвижимость. Альянс не возражает против ветряной энергетики, но предлагает расположить ферму где-нибудь подальше от Кейп-Кода, например у западного побережья Великобритании.

Евросоюз. США. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 3 октября 2011 > № 427146 Мария Абакумова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter