Всего новостей: 2579266, выбрано 9 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Фридман Томас в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Фридман Томас в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2018 > № 2644557 Томас Фридман

Как Трамп пытается перестроить Америку на свой лад

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

Он хочет превратить ее в эгоистичную, нечестную страну без близких друзей, непредсказуемую, не придерживающуюся каких-либо ценностей, готовую нанести удар любому союзнику в твиттере, если тот не выполняет наших указаний. Такому государству куда комфортнее в обществе мафиозных диктаторов, чем избранных демократов.

Не дай Бог, чтобы мы стали Соединенными Штатами Трампа. Это угрожало бы будущему и стабильности в мире. Мир полагался на Америку, которая чаще всего готова была заплатить любую цену и нести любое бремя, чтобы делать, говорить, моделировать и выступать за правое дело — когда другие не желали или не могли этого сделать.

Все материальные и нематериальные выгоды, вытекающие из созданного американцами глобального порядка, помогли США стать богатейшей, самой безопасной и уважаемой страной в истории. Мы должны сделать это процветание всеобъемлющим, но превращаемся в уродливую Америку, и оказываемся только в большей опасности.

Я рад, что Трамп сел за стол переговоров с Ким Чен Ыном — ничто другое не сработало бы. Но Трамп нечестен: он гораздо лучше разбирается в том, как что-то сломать, чем построить, да еще и ведет себя как чурбан с каждым, кто чрезмерно хвалит его. Так что говорить о том, что именно будет реализовано после сингапурского броска — рано. Если это денуклеаризация Корейского полуострова, я лично присужу Трампу Нобелевскую премию. Но посмотрим.

На данный момент, я бы дал ему только Шнобелевскую премию. Ее вручают лидеру, который использует свои президентские прерогативы, чтобы подорвать личную безопасность своих граждан и ценности всей нации меньше чем за год, а это не удавалось ни одному лидеру до него.

Скажите, чувствуете ли вы себя увереннее сегодня?

Если вы американец, уже болеете и полагаетесь на Обамакэа, гарантирующее ваше лечение даже после смены страховки, кажется, к вам этот вопрос не относится. Но, постойте, возможно, за всей суматохой Трампа вы пропустили, что Министерство юстиции на прошлой неделе спокойно заявило, что не станет защищать основные части закона о доступном медицинском обслуживании. Протрамповские силы не смогли убить Обамакэа в Конгрессе и теперь делают это через суды низшей инстанции. Ах, да, это также касается условия, по которому страховые компании гарантировали непредвзятое покрытие расходов в отношении людей с ранее имеющимися заболеваниями.

Последствия? Сенатор Сьюзан Коллинз, республиканец штата Мэн, голосовавшая против отмены Обамакэа, отлично высказалась по этому поводу (в иске, поданном генеральным прокурором Техаса и 19 других штатов). По ее словам, отказ от защиты ключевых положений Обамакэа «создает дополнительную неопределенность и в итоге может привести к увеличению затрат миллионов американцев и подорвать существенные меры защиты людей с такими заболеваниями, как астма, рак, артрит и диабет».

Так вы чувствуете себя увереннее?

Трамп только что затеял ссору с ближайшими союзниками по НАТО, включая премьер-министра Канады Джастина Трюдо, — которому команда Трампа заявила, дескать, он «вонзил нож в спину» после того, как Трюдо в мягкой форме пытался защитить свою торговую политику по импорту молочных продуктов. И это в то время, как Трамп и слова осуждения не проронил в адрес президента России Владимира Путина за его самую большую кибератаку на американскую демократию.

А что, если произойдет еще одна трагедия, подобная 11 сентября, и понадобится помощь Канады для чего-то большего, чем просто покупка молока? Какая страна не хотела бы, чтобы Канада была ее соседом? Президент США не осудил Россию и при этом портит отношения со всеми союзниками, с которыми Америка боролась против нацизма, коммунизма и радикального исламизма последние 70 лет.

Вы чувствуете себя увереннее?

«Таймс» на прошлой неделе сообщила, что «Трамп — первый президент с 1941 года, который не назначил научного советника —должность, которую создали еще во время Второй мировой войны для того, чтобы в Овальном кабинете было на кого полагаться в технических вопросах — от ядерной войны до глобальных пандемий». Вместо этого Трамп полагается на свое «чутье», и оно подсказывает ему, что изменение климата — мистификация.

Итак, давайте представим: в ситуации с Северной Кореей, даже если бы в одном случае на миллион можно было предотвратить запуск ядерной ракеты Ким Чен Ыном на США, купив страховку, и Трампу пришлось бы заявить об этом, — мы просто не смогли бы этого сделать. Даже если бы это означало упреждение войны.

Но в случае изменения климата — когда подавляющее большинство ученых из собственного правительства Трампа заявляют, что вызванное деятельностью человека изменение климата на 100% реально, и нам необходимо присоединиться к другим крупным промышленным государства в Парижском климатическом соглашении, чтобы снизить выбросы углерода и избежать неуправляемых последствий и справиться с тем, на что еще можно повлиять — Трамп решает выйти из соглашения, забраковывает любую страховку и снова использует уголь.

Интересно, что Джим Бриденстайн, конгрессмен Оклахомы, которого Трамп назначил директором НАСА и который на момент вступления в должность был заядлым скептиком в отношении изменении климата, на первом общем собрании в прошлом месяце сказал своим сотрудникам: «Я полностью верю и знаю, что климат меняется. Как знаю и то, что, в основном, это происходит из-за деятельности человечества».

Вы чувствуете себя увереннее?

После того, как химические компании начали лоббировать свои интересы, Агентство по охране окружающей среды Трампа приняло решение не связывать риски для здоровья и безопасности с токсичными химическими веществами, используемыми в сухой химической чистке, удалении лакокрасочных покрытий и косметике.

«Такой подход означает, что удаление химических веществ, — приводящее, например, к загрязнению питьевой воды, — теперь не является решающим фактором в принятии решения об их запрете или ограничении», — сообщает «Таймс».

Вы чувствуете себя еще увереннее?

Согласно Бюджетному управлению Конгресса, сокращение корпоративного налога, которое пропустил Конгресс Трампа, а также расходы в размере 1,3 триллиона долларов, — в том числе, увеличение расходов на вооружения, — даже с более высоким экономическим ростом, добавят около 2,6 триллиона долларов к государственному долгу на будущее десятилетие.

Если процентные ставки будут расти даже умеренно, как и ожидается в ближайшие несколько лет, по словам бюджетных экспертов, дискреционные расходы на проценты по долгам практически не оставят нам средств на государственные программы здравоохранения и социального обеспечения — нам нечего будет инвестировать в ремонт мостов и дорог, научные исследования, новые системы вооружений, образовательные программы и жилищное строительство.

Обе стороны внесли свой вклад в эту проблему, но Трамп только резко усугубил ее — он не учел прогнозов Управления Конгресса США по бюджету.

Вы чувствуете себя увереннее?

Объедините все это — и получите президента, который за раз разрывает целый ряд давних договоренностей и отношений без каких-либо серьезных экспертных оснований — только для удовлетворения своих краткосрочных потребностей, основываясь на своих разбалансированных и неконтролируемых инстинктах или ненависти к предшественнику.

Вы чувствуете себя увереннее?

Конечно, если изменение климата окажется мистификацией, не имеет значения, что президент США совершенно не верит в науку. И конечно, если у нас несколько лет подряд будет исключительно высокий экономический рост без рецессии, возможно, мы перерастем значительное увеличение госдолга, которое вызвал Трамп сокращениями корпоративных налогов.

Возможно, Китай, Канада и европейские союзники покорятся американской воле в торговле, а выиграть сразу несколько торговых войн на самом деле — легко. Может быть, если еще одно 11 сентября или глобальный кризис, как в 2008, никогда не повторятся, и союзники не понадобятся Америке — так что правда можно набиваться в друзья Путину. И, конечно, если расходы на здравоохранение чудесным образом снизятся сами по себе, не имеет значения, что Трамп разрушил Обамакэа, не предложив ничего взамен и не оставив нам чего-то лучше и дешевле, как он поклялся.

Конечно. Ах да, и Джастифай, возможно, снова могут выиграть «Тройную корону».

Так вы все еще чувствуете себя увереннее?

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2018 > № 2644557 Томас Фридман


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505374 Томас Фридман

Что бы ни скрывал Трамп, это вредит всем нам сейчас

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

Президент Дональд Трамп либо достиг полного компромисса с россиянами, либо напыщенный дурак, либо и то, и другое. В любом случае, он показал, что у него нет то ли желания, то ли возможности защитить США от попыток России вмешиваться в американские дела и подрывать нашу демократию.

Возможно, бизнес-империя Трампа действительно получала огромные суммы денег от российских теневых олигархов, причастных к Кремлю — настолько большие, что россияне буквально держат Трампа в кармане. Или не слухи то, что Трамп действительно позволил себе некую сексуальную вольность, проводя в Москве конкурс Мисс Вселенная, и теперь у российской разведки есть тому подтверждение — запись, публикации которой Трамп очень не хочет. Или же несмотря на очевидные доказательства, собранные следователями ЦРУ, АНБ и ФБР, Трамп действительно верит Владимиру Путину, когда тот заверяет, что не виноват.

Итак, Трамп или тщательно скрывает какую-то страшную информацию о себе, или откровенно некомпетентен для должности главнокомандующего. Пока непонятно, какое объяснение правдиво, но существует вероятность, что именно один из этих сценариев объясняет отказ Трампа реагировать на прямую атаку России на американскую систему. Такая бездеятельность беспрецедентна для любого президента за всю историю США. Россия — не наш друг. Она ведет себя враждебно. А Трамп продолжает это игнорировать.

Пребывая в должности, Трамп постоянно пренебрегает нормами президентства. Сейчас его поведение можно приравнять к отказу выполнять присягу — защищать Конституцию. Приведу не идеальную, но все же подходящую аналогию. Это все равно если бы после трагедии 9/11 Джордж Буш сказал бы: «Ничего страшного. На этих выходных я буду играть в гольф во Флориде и сделаю несколько постов о том, что это все вина демократов — нечего собирать заседание Совета национальной безопасности».

В то время, когда специальный прокурор Роберт Мюллер, несколько лет проработавший на разведку ФБР, ЦРУ и АНБ, выдвинул обвинения 13 россяинам и трем российским организациям (которые так или иначе связаны с Кремлем) во вмешательстве в американские выборы 2016 года, Америка нуждается в президенте, который будет защищать нацию от нападений на целостность нашей выборной демократии.

Как это должно выглядеть? Президент должен разъяснить людям весь масштаб проблемы. Он мог бы собрать вместе все заинтересованные стороны — представителей как государственных, так и региональных избирательных властей, федерального правительства, обеих партий и владельцев социальных сетей, которыми в ходе своего вмешательства пользовались россияне — и развернуть кампанию на создание системы эффективной защиты. Он мог объединить возможности разведки и военных экспертов с целью расследовать злодеяния Путина — что и стало бы лучшим средством защиты.

Вместо этого у нас президент, который строчит вульгарные твиты о том, что россияне «лопнут от смеха в Москве» из-за наших расследований об их вмешательстве. Кроме того, он использует трагический инцидент со стрельбой во Флориде как повод позлорадствовать над ФБР, советуя потенциальным убийцам бросить всех сотрудников организации под автобус и таким образом создать повод для прекращения расследования Мюллера.

Только вдумайтесь, насколько сумасшедшим является его вчерашний ночной твит: «Весьма печально, что ФБР проигнорировало многочисленные сигналы от школьного стрелка во Флориде. Это неприемлемо. Они тратят слишком много времени, пытаясь доказать российский заговор с предвыборным штабом Трампа там, где его нет. Вернитесь к основам и заставьте нас гордиться вами!»

Но в действительности все наоборот. Мы гордимся замечательной работой наших ФБР, ЦРУ и АНБ. Они разоблачили план РФ разделить американцев и склонить нас отдать голос Трампу на выборах, а теперь этот же Трамп указывает им побыстрее взяться за поиск будущих школьных стрелков. Да, ФБР допустила ошибку во Флориде. Но они все равно действовали героически, расследуя историю с российским вмешательством. Что из перечисленного является более важным для защиты американской демократии?

Обсолютно очевидно, на что Трамп нацелился: американский президент или сопляк, или, что более вероятно, у россиян на него есть компромат. И тогда Трамп понимает, что чем дольше Мюллер расследует это дело, тем больше вероятность того, что последний таки достигнет цели и разоблачит его.

Дональд, если ты невиновен, почему идешь на такие экстраординарные меры, чтобы остановить Мюллера? И если ты действительно президент, а не руководитель «Организации Трампа», который превращается в президента только в полночь, почему бы в таком случае не только возглавить процесс создания надлежащей киберзащиты для выборов, но и принять меры в отношении Путина?

Путин использовал кибероружие с целью отравить американскую политику, распространить дезинформацию и помочь нам выбрать нелепого кандидата — одним словом, сделал все, чтобы ослабить нашу демократию. Теперь мы должны применить наши кибервозможности, чтобы рассказать правду о Путине — как о том, сколько денег он украл и сколько лжи распространил, так и о том, сколько конкурентов он посадил в тюрьму или обезвредил — одним словом, сделать все, чтобы ослабить его автократию. И это то, чем прямо сейчас должен заниматься настоящий президент.

Думаю, то, что Трамп так скрывает, связано с деньгами. Это какая-то информация о его финансовых связях с бизнес-элитами, близкими к Кремлю. Они могут обладать большой долей его бизнеса. Как тут не вспомнить, что в 2008 году сказал сын президента, Дональд Трамп-младший: «Россияне владеют непропорционально большой долей во многих наших активах». Может быть, у россиян большая доля как раз в его активах.

Но как бы там ни было, Трамп или очень сильно старается скрыть это, или настолько наивен в отношении России, что готов не только игнорировать запрос на усиление защиты демократии, но и подорвать репутацию наиболее важных организаций, ФБР и Министерства юстиции, чтобы скрыть этот компромат. И с этим нельзя мириться. Это красная линия. Наибольшая угроза целостности нашей демократии сегодня находится в Овальном кабинете.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505374 Томас Фридман


Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 ноября 2017 > № 2406853 Томас Фридман

«Арабская весна» наконец пришла в Саудовскую Аравию

Наследный принц всерьез намерен вернуть своему обществу былой уровень терпимости.

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США 

Эр-Риад — Я никогда не думал, что доживу до того времени, когда смогу написать эти строки: наиболее значимый процесс реформ, охвативший весь Ближний Восток, наблюдается сегодня в Саудовской Аравии. Да, вы не ослышались. Приехав сюда в самом начале саудовской зимы, я обнаружил, что страна переживает собственную «Арабскую весну».

В отличие от других вариаций «Арабской весны» — которые все, за исключением случая Туниса, осуществлялись снизу вверх и потерпели неудачу — эта проводится по инициативе 32-летнего наследного принца Мухаммеда бин Салмана сверху, и, если все пройдет успешно, она не только изменит характер Саудовской Аравии, но и задаст новый тон и направление исламу во всем мире. Только глупец возьмется прочить этим реформам успех — и вместе с тем только глупец не станет за них болеть.

Решив разобраться в происходящем, я прилетел в Эр-Риад, чтобы взять интервью у наследного принца, известного как «M.B.S.». Он еще не комментировал события чрезвычайного характера, имевшие место здесь в начале ноября, когда его правительство арестовало десятки саудовских принцев и бизнесменов по обвинению в коррупции и заключило их в импровизированную позолоченную тюрьму — отель Riyadh Ritz-Carlton — где они остаются до тех пор, пока не согласятся отказаться от своих нажитых нечестным путем богатств. Такое увидишь не каждый день.

Мы встретились ночью в богато украшенном фамильном дворце с глинобитными стенами в Оудже, к северу от Эр-Риада. Принц Мухаммед говорил по-английски, в то время как его брат, принц Халид, новый посол Саудовской Аравии в США, и несколько старших министров угощались разными блюдами из мяса ягненка и придавали беседе особый колорит. После почти четырехчасового интервью в 1:15 утра я наконец сдался, напомнив принцу, что ровно в два раза его старше. Уже очень, очень давно не обрушивался на меня столь неистовый поток новых идей по преобразованию страны, исходящий от кого-то из арабских лидеров.

Мы начали с очевидного вопроса: что происходит в Ritz? Пытается ли принц тем самым продемонстрировать свою силу, чтобы избавиться от соперников внутри семьи и частного сектора экономики до того, как больной отец, король Салман, передаст ему ключи от королевства?

«Нелепо», сказал он, предполагать, что эта антикоррупционная кампания была захватом власти. Принц отметил, что многие видные деятели среди задержанных в Ritz публично уже заявили о своей верности ему и его реформам и что «большинство членов королевской семьи» его поддерживает.

Вот что, по его словам, произошло: «С 1980-х годов по сегодняшний день наша страна серьезно страдает от коррупции. По подсчетам наших экспертов, каждый год примерно десять процентов государственных расходов разворовывается коррупционерами на всех уровнях власти. За это время правительство не раз объявляло «войну коррупции», и все эти попытки потерпели неудачу. Почему? Потому что все они начинались снизу».

Поэтому, когда его отец, который за почти 50-летний срок на посту губернатора Эр-Риада ни разу не был уличен в коррупции, поднялся на трон в 2015 году (в период падения цен на нефть), он поклялся положить всему этому конец. Принц сказал:

«Мой отец понимал, что мы не можем оставаться в „Большой двадцатке" и расти при таком уровне коррупции. В начале 2015 года одним из его первых приказов своей команде было собрать всю информацию о коррупции — наверху. На протяжении двух лет эта команда собирала самую точную информацию, чтобы затем представить список из примерно 200 имен».

По словам принца, когда все материалы были готовы, прокурор Сауд аль-Моджиб принял соответствующие меры. Подозреваемые миллиардеры или принцы были арестованы и поставлены перед выбором: «Мы показываем им все имеющиеся у нас документы, и после этого примерно 95% из них соглашаются на сделку», которая заключается в списании наличных или акций в государственную казну Саудовской Аравии.

«Около одного процента, — добавил он, — в состоянии доказать, что они чисты перед законом, и их дело закрывается на месте. Около 4% утверждают, что не замешаны в коррупции и со своими адвокатами намерены обратиться в суд. Согласно законодательству Саудовской Аравии прокурор является независимой фигурой. Мы не можем вмешиваться в его работу, король имеет право уволить прокурора, но ведет этот процесс именно он… У нас есть эксперты, которые следят за тем, чтобы в ходе этого процесса не обанкротится ни один бизнес» — дабы избежать безработицы.

«Сколько денег они возвращают?» — спросил я.

По словам прокурора, эта сумма по результатам сделок может составить «около ста миллиардов долларов», сообщил принц.

Он добавил, что искоренить всю коррупцию сверху донизу невозможно, «поэтому приходится отправлять сигналы, и нынешний сигнал звучит так: „Вам не скрыться". И результаты налицо», например, «когда люди пишут в соцсетях: я позвонил своему посреднику, а он не отвечает». Саудовские бизнесмены, которые платили взятки за услуги, оказываемые бюрократами, не привлекаются к ответственности, объяснил принц. «Это те, кто вытряхивал деньги из правительства» — путем завышения цен и получения откатов.

Ставки принца Мухаммеда в этой антикоррупционной кампании довольно высоки. Если общественность считает, что он действительно борется с подрывающей систему коррупцией, гарантирует прозрачность этого процесса и дает понять будущим саудовским и иностранным инвесторам, что верховенство закона будет преобладать, это значительно укрепит доверие к системе. Но если эта кампания в конечном итоге станет произвольной, непрозрачной и запугивающей, нацеленной скорее на консолидацию власти ради самой власти и не контролируемой никаким законом, она в конечном итоге отпугнет саудовских и иностранных инвесторов и лишит их решимости, а этого страна не может себе позволить.

Но одно я знаю точно: все без исключения саудовцы, с которыми мне довелось в эти дни беседовать, выражали горячую поддержки этой борьбе с коррупцией. Саудовское молчаливое большинство явно сыто по горло царящей несправедливостью, когда их страну как липку обдирает такое большое число принцев и миллиардеров. В то время как иностранцы, подобно мне, интересовались правовыми рамками этой операции, среди саудовцев, с которыми я разговаривал, царили такие настроения: «Просто переверните их всех вверх тормашками и трясите, пока из их карманов не высыпятся все деньги!»

Но знаете что? Эта антикоррупционная кампания является лишь второй по значимости инициативой принца. Первая заключается в том, чтобы вернуть саудовскому исламу более открытую и современную ориентацию — от которой он отошел в 1979 году. То есть возвращение к тому, что на проходившем здесь недавно мировом инвестиционном форуме принц Мухаммед определил как «умеренный, сбалансированный ислам, открытый миру, всем религиям и всем традициям и народам».

Я хорошо помню тот год. В 1979 году я начинал свою карьеру в качестве репортера на Ближнем Востоке в Бейруте, и регион, которым я с тех пор занимаюсь, в тот год был сформирован тремя крупными событиями: захватом Большой мечети в Мекке саудовскими пуританскими экстремистами — которые обвинили правящую семью Саудовской Аравии в коррупции и раболепстве перед западными ценностями; исламская революция в Иране; и советское вторжение в Афганистан.

Эти три события в то время не на шутку испугали правящую семью Саудовской Аравии и заставили ее попытаться укрепить собственную легитимность, разрешив своим ваххабитским священнослужителям навязывать обществу гораздо более строгий ислам, а также начав общемировое соперничество с аятоллами Ирана в том, кто из них способен экспортировать более фундаменталистский ислам. То, что США попытались взять эту тенденцию на вооружение, использовав против России в Афганистане исламистских бойцов, только усугубило ситуацию. В итоге, по всему миру ислам дал крен вправо и подготовил 9/11.

Адвокат по образованию, создавший фонд для поддержки образования и социального обеспечения, принц взял на себя задачу вернуть саудовский ислам в центр. Он не только запретил всемогущей религиозной полиции Саудовской Аравии отчитывать женщин за то, что они не покрывают каждый дюйм своей кожи, но и позволил женщинам сесть за руль. И в отличие от всех предыдущих лидеров Саудовской Аравии он критикует сторонников жесткой линии с идеологических позиций. Как сказала мне одна 28-летняя жительница Саудовской Аравии, получившая образование в США, принц Мухаммед «пользуется другим языком. Он говорит: „Мы намерены уничтожить экстремизм". Он не пытается ничего приукрасить. Это вселяет уверенность в реальность будущих перемен».

И действительно принц Мухаммед наставлял меня так: «Не пишите, что мы „переосмысливаем" ислам — мы „возвращаем" ислам к его истокам — и наши самые главные инструменты — это практики Пророка и [повседневная жизнь] в Саудовской Аравии до 1979 года». Во времена Пророка Мухаммада, утверждал он, существовали музыкальные театры, было смешанное общество из мужчин и женщин, в Аравии уважали христиан и евреев. «Первым судьей по торговым делам в Медине была женщина!» Поэтому, если Пророк все это принял, вопрошает принц: «Выходит, Пророк не был мусульманином?»

Потом один из его министров вынул свой мобильный телефон и показал мне фотографии и видеоролики на YouTube, снятые в Саудовской Аравии 1950-х годов: женщины с непокрытыми головами, в юбках, прогуливающиеся по улицам с мужчинами, а также концерты и кинотеатры. Это по-прежнему была традиционная и сдержанная страна, но не та, где развлечения объявляются вне закона, что и произошло после 1979 года.

Если Саудовской Аравии удастся победить этот вирус антиплюралистического, сексистского ислама, который вышел из Саудовской Аравии в 1979 году, в мусульманском мире распространятся умеренные воззрения, которые, безусловно, будут только приветствоваться в стране, где 65 процентов населения составляют люди моложе 30 лет.

Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 ноября 2017 > № 2406853 Томас Фридман


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 октября 2017 > № 2358886 Томас Фридман

Доктрина Трампа

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

Что же, понадобился почти год, и теперь, наконец, у нас есть «Доктрина Трампа». Она очень проста. И, как ожидалось, помещается в один твит. Почти по каждой важной проблеме позиция Трампа «Обама это построил. Я это сломал. Вы это исправите».

И это подводит нас к самому страшному явлению в президентстве Трампа. И речь не о подростковых твитах, и не о помощниках, которых вытолкнули из его клоунской машины на большой скорости, и не о лжи промышленных масштабов.

Речь — о стремлении Трампа развалить множество старых институтов и политических мер — от НАФТА до Obamacare, международного климатического соглашения, американской внутренней инициативы в сфере чистой энергетики, Тихоокеанского партнерства и ядерного соглашения с Ираном — без малейшей подготовки. Ни до, ни после.

Действительно, Трамп принял большую часть своих климатических, медицинских, энергетических и экономических решений, не посоветовавшись с учеными, не пригласив в Белый дом экспертов, не выдвинув альтернативу системе, которую он рушит, не собрав команду помощников или коалицию, способную реализовать какую-нибудь альтернативную программу и без стратегии, которая бы все объединила.

Короче говоря, предполагается, что мы просто примем на веру слова президента о том, что та или иная сделка — «самая худшая из всех, что были» без каких-либо аргументов или плана о том, как сделать лучше.

Я за модернизацию любого из этих институтов или соглашений. Я даже готов поверить, что перевернув все договоренности и выбросив штурвал, Трамп заставит людей улучшить договор с Ираном или Obamacare на чистой панике от того хаоса, которым все это может закончиться, если они этого не сделают.

Но точно так же готов поверить в то, что разрушение всех этих больших систем в один момент — здравоохранение, энергетика, геополитика — без четкого плана или команды, способно запустить цепные реакции, о которых Трамп не подумал. Более того, когда ломаются большие системы, которые, даже будучи несовершенными, стабилизировали регионы, процессы в окружающей среде или промышленности десятилетиями, их может быть уже очень сложно восстановить.

Вопрос. Госсекретарь США сказал нам, что ведет некую секретную коммуникацию с Северной Кореей, изучает возможности дипломатического решения, которое может резко сократить ядерный арсенал КНДР в обмен на обещания безопасности со стороны США. Если в то же время Трамп в одностороннем порядке выйдет из сделки, которую мы уже подписали с Ираном, чтобы помешать стране развивать свою ядерную программу — а Трамп движется в сторону принятия санкций — жители Северной Кореи могут получить только один месседж: любая сделка с США не стоит бумаги, на которой она подписана. Так что, может, было бы разумно держаться своей ядерной программы?

Вопрос. Иран контролирует десятки тысяч шиитских ополченцев в Ираке и Сирии, которые были нашими негласными союзниками в борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Тегеран также оказывает огромное влияние и на правительство Ирака, и на некоторые районы Афганистана. Можем ли мы стабилизировать Ирак, Сирию и Афганистан после победы над ИГ и продолжить обеспечивать безопасность нашего контингента без помощи Ирана? И согласится ли Иран помогать после того, как Трамп разорвет ядерное соглашение?

И поскольку наши европейские союзники, как и Россия, и Китай, указали на то, что они не поддержат выход США из договора с Ираном, как и в вопросе санкций, у страны будет моральное преимущество и необходимые деньги, тогда как Америка окажется в изоляции. США собираются ввести санкции на европейские банки за то, что те работают с Ираном?

Трамп занял пост, пообещав покончить с торговым дисбалансом с Китаем. И это достойная цель. И каким был его первый шаг? Разорвать Транстихоокеанское партнерство — торговое соглашение, способное поставить США во главе торгового блока из 12 стран, построенного согласно интересам и ценностям США. Потенциально это могло устранить порядка 18 тыс. тарифов на американские товары и дать контроль над 40% мирового ВВП. И Китая не было в этом блоке. Это называется рычагом.

Трамп разорвал Транстихоокеанское партнерство, чтобы «удовлетворить (избирательную) базу», и теперь ему осталось только выпрашивать у Китая какие-то торговые крохи. А поскольку ему нужна помощь Китая в деле Северной Кореи, он еще меньше может влиять на торговые вопросы.

Трамп вытащил США из Парижского климатического соглашения одновременно ограничив правительственное финансирование программ по контролю рождаемости внутри страны и за ее пределами.

Вопрос: что заставляет так много иммигрантов и беженцев из Африки, Ближнего Востока и Центральной Америки пытаться выбраться из хаоса их мира в мир порядка США и Европы?

Ответ: это коктейль из климатических изменений, деградации окружающей среды, демографических взрывов и неправильного управления в этих странах. Так что политика Трампа — выбросить все инструменты, которые есть у американцев по смягчению последствий изменений климата и роста населения, и попытаться построить вместо этого стену, параллельно запугав непопулярного президента Мексики торговыми концессиями, которые могли бы дестабилизировать экономику и помочь на местных выборах в следующем году радикальному популисту-преемнику с антиамериканской позицией.

И в то время, когда Китай полным ходом движется в сторону чистых технологий и электромобилей; когда все технологические гиганты строят необходимые им центры обработки данных, питаемые на 100% чистыми источниками энергии; когда энергия солнца и ветра становится все более серьезным конкурентом для горючих полезных ископаемых (и Америка все еще сохранила технологическое лидерство во многих сферах); когда климатические изменения могут привести к еще более разрушительным ураганам и лесным пожарам главная энергетическая инициатива Трампа — двигаться в обратном направлении от Обамы и вернуть угольную энергетику.

Точки не соединяются. И мы за это заплатим. Одержимость — отличный фильм. Но это ужасный принцип организации внешней и внутренней политики.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 октября 2017 > № 2358886 Томас Фридман


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350052 Томас Фридман

Из России с отравой

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

В мире информационных технологий существует непреходящее представление о том, что когда все люди и данные на нашей планете будут связаны воедино, жизнь на ней станет лучше. Возможно, это и так, но в процессе налаживания таких связей наша жизнь может превратиться в кошмар, и мы окажемся в такой ситуации, когда миллиарды людей будут связаны между собой, но у компаний и пользователей будет недостаточно правовых структур, систем защиты безопасности и нравственных убеждений, чтобы пользоваться всеми этими связями без злоупотреблений и нарушений закона.

В последнее время возникает такое ощущение, что все мы связаны единой сетью интернета, однако никто этим не руководит, и никто за это не отвечает.

Бюро кредитных историй Equifax блестяще научилось собирать все наши персональные данные о кредитовании, причем без нашего разрешения, и продавать их тем компаниям, которые хотят ссудить нам деньги. Однако оно допускало такие ляпы и послабления в обеспечении сохранности этих данных, что не удосужилось установить самые простые программы защиты. Поэтому хакеры получили возможность украсть номера социальных страховок и прочую персональную информацию o 146 миллионах американцев, то есть, почти о половине населения страны.

Но не волнуйтесь, Equifax уволило своего гендиректора Ричарда Смита (Richard Smith), «который в день расчета получил 90 миллионов долларов, то есть, по 63 цента на каждого клиента, чьи данные могли быть украдены во время последнего хакерского проникновения», сообщил журнал Fortune. Это станет ему уроком!

Смит и весь его совет директоров должны сидеть в тюрьме. Я согласен с сенатором Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), которая заявила CNBC: «Пока не существует личной ответственности в тех крупных компаниях, которые злоупотребляют доверием клиентов, допускают кражу их данных и обманывают их, в мире ничего не изменится».

На мой взгляд, Facebook, Google и Twitter отличаются друг от друга. Twitter привлек к глобальной дискуссии огромное количество людей. Facebook позволил огромному количеству людей связываться между собой и создавать сообщества. Google дал всем нам возможность эффективно и как никогда быстро находить информацию.

Все это хорошо. Но эта тройка компаний занимается коммерцией, а последние выборы свидетельствуют о том, что они связали и объединили такое количество людей, что управлять процессом им уже не по силам. Кроме того, они проявляют наивность, полагая, что в мире мало плохих парней, которые злоупотребляют их площадками.

Главный демократ в составе сенатского комитета по разведке Марк Уорнер (Mark Warner) сказал мне: «До сих пор эти компании не воспринимают всерьез ту угрозу, которую Россия и прочее зарубежные страны представляют для нашей системы. И они прилагают недостаточно усилий для разоблачения того, что на самом деле произошло в 2016 году, и того, что происходит в настоящее время».

В ноябре прошлого года руководитель Facebook Марк Цукерберг назвал «безумием» информацию о том, что при помощи его социальной сети люди создают фейковые новости, чтобы повлиять на американские выборы. На прошлой неделе, когда были раскрыты сотни связанных с Россией аккаунтов, в которых фиктивные люди представлялись американскими активистами и распространяли подстрекательскую информацию об иммиграции и оружии, а также резко критиковали Хиллари Клинтон и поддерживали Дональда Трампа, Цукерберг признался: «„Безумие" было слишком пренебрежительным словом, и я об этом сожалею».

Компания Facebook реагировала на происходящее слишком медленно по той причине, что в соответствии со своей бизнес-моделью она должна объединять на своей платформе всех читателей ведущих газет и журналов, и привлекать всех их рекламодателей, пользуясь при этом услугами минимального количества редакторов. Редактор — человек, и ему приходится платить, чтобы он выражал мнение редакции посредством размещения контента на вашем веб-сайте. Этот человек следит за тем, чтобы все точно соответствовало действительности, и вносит исправления, если есть ошибки. Но компании социальных сетей предпочитали использовать алгоритмы, а не редакторов, и поэтому их легко было ввести в заблуждение.

28 сентября комитеты по разведке из сената и палаты представителей организовали брифинг для руководства компании Twitter. Впоследствии газета New York Times сообщила: «Руководство Twitter заявило, что оно нашло около 200 аккаунтов, которые по всей видимости связаны с российской кампанией по оказанию влияния на президентские выборы 2016 года. Это лишь малая доля того, что нашли сторонние аналитики».

Как сказал сенатор Уорнер, презентация Twitter продемонстрировала «колоссальное непонимание со стороны руководства компании степени серьезности этой проблемы и той угрозы, которую она создает для демократических институтов». «Откровенно говоря, это руководство отреагировало неадекватно на всех уровнях», — подчеркнул он.

А в понедельник New York Times рассказала, как компания Google нашла свидетельства того, что русские потратили десятки тысяч долларов на покупку рекламных объявлений и на их размещение в ее «многочисленных сетях, пытаясь вмешаться в президентскую кампанию 2016 года».

С каждой неделей мы все больше убеждаемся в том, что не знаем в полной мере масштабы этой российской хакерской кампании. Но мы начинаем понимать, что ее участники люди невероятно изощренные и обладают огромным объемом информации не только о социальных сетях, но и о том, на какие избирательные округа и группы населения следует нацелить свою агитацию и пропаганду, и какие именно провокационные заявления следует распространять среди них.

Американская демократия строится на двух принципах: правда и доверие Мы верим в то, что наши выборы являются честными и справедливыми, и что они обеспечивают мирную передачу власти. Мы верим в то, что новости, которые мы получаем от ведущих средств массовой информации, правдивы, а если в них есть неправда, то редакция внесет свои исправления. И мы рассчитываем на то, что наш президент защищает правду и доверие. Но сегодня очень многие люди получают новостную информацию из социальных сетей, в которых легко могут разместить свою отраву русские и прочие хакеры, создающие фальшивые новости. А наш президент лжец, отказывающийся призвать Россию к ответу за что бы то ни было. Это ужасное сочетание.

Сейчас мы не можем призвать Трампа к порядку. Но может быть, Equifax и все эти крупные социальные сети занимают слишком большое место в нашей жизни и в нашей информационной среде, из-за чего последствия их провалов и неудач становятся чрезвычайно серьезными? Может быть, в связи с этим их нужно регулировать как-то по-новому? Я не знаю, но мне представляется, что настало время для проведения такой дискуссии, и она уже началась.

Вот что говорит сенатор от штата Миннесота Эми Клобучар (Amy Klobuchar): «Мы должны обновить наши законы, сделав так, чтобы при размещении политической рекламы в онлайне американцы знали, кто платит за нее».

Эти компании зарабатывают миллиарды, продавая наши данные, но брать на себя ответственность за свои действия они не очень-то хотят. По словам преподавателя политической философии из Гарварда Майкла Сэндела (Michael Sandel), они проявляют «двойственность в вопросе ответственности за использование своих платформ и злоупотребление ими». «Нельзя, чтобы они получали и вершки, и корешки. Если эти компании утверждают, что они нейтральны, как любая телефонная компания или электрическая компания, то их необходимо регулировать как предприятия коммунального хозяйства. Но если они претендуют на свободы, которыми обладают средства массовой информации, то они должны нести ответственность за распространение фальшивых новостей».

По словам Сэндела, в начале XX века, когда шел процесс укрепления монополий и концентрации экономической власти, «настала эра прогрессивных реформ, и были введены регулирующие нормы для железных дорог, банков и энергетических компаний. Сделано это было в интересах общества. Сегодня нам необходимо такое же стремление к реформам. Социальные сети занимают сегодня очень важное и даже господствующее положение. Мы уже не можем не пользоваться ими, как не можем отказаться от электрических проводов и телефонных линий. Но когда они позволяют красть наши персональные данные и оказывать влияние на наши выборы, мы ничего не можем с этим поделать».

«100 лет тому назад мы нашли возможность обуздать никому не подотчетную власть и силу промышленной революции, — сказал в заключение Сэндел. — Сегодня нам необходимо решить, как обуздать никому не подотчетную власть цифровой революции».

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350052 Томас Фридман


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332668 Томас Фридман

Народ, мы остались дома одни

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

Бывший госсекретарь США Дин Ачесон написал знаменитые мемуары «Присутствие при создании» (Present at the Creation) о рождении послевоенного мирового порядка — того, с которого начались шестьдесят лет безопасности и роста для множества людей. Сейчас американцы пришли к такому же моменту быстрых перемен — и внутри страны, и за ее пределами. Работу многих институтов нужно переосмыслить. Но сегодня любая книга о Вашингтоне получила бы название «Отсутствие при создании».

Разумеется, одним из наиболее циничных, безответственных актов правления в моей жизни была попытка президента Трампа и Республиканской партии пропихнуть трансформацию американской системы здравоохранения — без экспертных слушаний, независимого анализа затрат и прибыли и без подготовки общественности. Все что угодно — только бы стереть наследие Барака Обамы, чтобы удовлетворить нескольких доноров миллиардера и «базу» — до такой степени опьяненную Fox News, что ее члены даже не понимают, что в итоге пострадают больше всех.

Демократы — отнюдь не пожарный шланг, бьющий новыми идеями, но они уважают науку и достаточно ответственны, чтобы не играть с большими системами, не изучив их. Не как Трамп. Он вышел из Парижского климатического соглашения, не проконсультировавшись ни с кем из ученых — и никто из республиканцев не протестовал. Подумайте об этом.

Этот провал сейчас особенно актуален, потому что «изменения климата» — верная аналитическая основа для размышлений о том, как формировать сегодняшнюю политику. Почему? Потому что мы переживаем сразу три климатических изменения:

Мы переживаем изменения самого климата — разрушительные метеорологические явления постоянно усиливаются.

Мы переживаем изменения в «климате» глобализации — переход от взаимосвязанного мира к взаимозависимому, от мира стен до мира, где вы строите богатство на связях с потоками идей, новаторов и предпринимателей. В этом мире связи ведут к процветанию, а изоляция — к бедности. Мы разбогатели, будучи «Соединенными Штатами», а не «Америкой прежде всего».

Наконец, мы переживаем изменение «климата» технологий и работы. Мы переходим в мир, где компьютеры и алгоритмы могут анализировать (выявлять ранее скрытые шаблоны); оптимизировать (каждую милю указывать самолету на какой высоте лететь, чтобы максимально рационально использовать топливо); предрекать (сообщать вам, когда сломается лифт или что скорее всего возьмет ваш покупатель); настраивать (задавать параметры для любого продукта или сервиса только под вас); оцифровывать и автоматизировать все больше и больше продуктов и сервисов. Любая компания, которая не задействует все шесть элементов, столкнется с большими трудностями, и это меняет каждый вид работы и промышленности.

Что нужно делать, когда меняется климат? Адаптация — так ваши граждане могут получить максимум от этих перемен и смягчить последствия худшего. Адаптация должна произойти на индивидуальном, общинном и национальном уровнях.

На индивидуальном уровне единственным и важнейшим способом адаптации является пожизненное обучение — так вы сможете постоянно повышать свою ценность, независимо от того, что могут делать машины и алгоритмы.

«Когда работа была предсказуемой, а скорость изменений была относительно постоянной, подготовка к работе просто требовала упорядоченности и переноса существующих знаний и заданных навыков для создания стабильной готовой рабочей силы, — объясняет консультант по вопросам образования Хезер Макгоун. — Теперь, когда перемены происходят быстрее, из-за сочетания экспоненциального роста технологий и глобализации, обучение больше не может выглядеть как определенная доза образования, принятая в первую треть жизни». Во времена ускорения движения «новый набор навыков — гибкий разум, который ценит само изучение больше знания».

На уровне сообщества, процветающие американские общины строят то, что я называю сложным адаптивными коалициями. Туда входят местные предприятия, активно участвующие в формировании набора навыков, которым обучают в государственных школах и колледжах при поддержке групп филантропов, которые в свою очередь предоставляют дополнительные возможности для обучения и стажировки. Затем местные власти поддерживают эти коалиции и нанимают рекрутеров, чтобы те шли в мир и искали инвесторов для их местных активов.

Эти индивидуальные и общинные стратегии адаптации диктуют национальные программы, которые вы хотите: настолько мобильна система медицинской помощи, чтоб вы могли легко переходить с работы на работу; бесплатное или не облагаемое налогом обучение, чтобы люди могли себе позволить учиться всю жизнь; снижение налогов для корпораций и рабочих, чтобы стимулировать создание рабочих мест, полагаясь вместо этого на налоги на выбросы углекислого газа, который повышает доходы и смягчает дорогостоящие изменения климата; а также настолько открыты иммиграционная и торговая политика, потому что во времена ускорения самая открытая страна получит сигналы о переменах и привлечет самых умных предпринимателей, которые запустят новые компании.

Это было неудачное время выбрать президентом Дональда Трампа. Очень неудачное время заполучить как главу государства того, кто устраивает расистскую травлю, отрицает науку и разделяет нас. Его невозможно игнорировать, но при этом реагировать на его ежедневные выходки — глупо. От этого наше общество становится менее сосредоточенным на проблемах адаптации, а они уже на носу.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332668 Томас Фридман


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 марта 2017 > № 2114516 Томас Фридман

Обращение к «хорошим парням»

Сегодня мир чувствует, как теряет оптимистичную, свободную от предрассудков, щедрую Америку.

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

Мое обращение к министру обороны Джеймсу Мэттису, советнику по национальной безопасности Макмастеру, министру внутренней безопасности Джону Келли, директору ЦРУ Майку Помпео и государственному секретарю Рексу Тиллерсону.

Уважаемые господа, пишу вам, как самым честным взрослым в администрации Трампа. Мэттис, МакМастер и Келли, вы служили нашей стране боевыми генералами. Помпео, вы стали лучшим на своем курсе в Военной академии США и были офицером кавалерии. Тиллерсон, вы управляли одной из крупнейших кампаний в Америке.

Я пишу вам, поскольку уверен: вы — те последние «хорошие парни», которые могут остановить моральное разложение, инфицировавшее администрацию Трампа с верхушки.

В последнее время наша страна поражена раковой опухолью президентства. Сегодняшняя Республиканская партия — бледное подобие себя самой. Если не считать некоторые исключения, она продемонстрировала моральное банкротство и отказалась от ответственности за сдерживание президента Трампа.

Для начала, позвольте спросить вас, удостоивших нашу страну своей службой, как вы отреагировали бы, если бы командир обвинил своего предшественника в преступлении, а спустя несколько недель главный военный прокурор доказал ложность этого обвинения?

Секретарь Тиллерсон, что сделал бы ваш прежний корпоративный совет, если бы глава Exxon Mobil обвинил своего предшественника в серьезном должностном преступлении, а в ФБР сообщили, что это клевета?

Вы, военные, неужели просто сказали бы: «Простите, я ведь артиллерист» или «Я лишь соблюдаю инструкции?» Секретарь Тиллерсон, вы сказали бы «Я обычный дипломат?»

Зная вас, думаю, что нет. По крайней мере, надеюсь, что вы серьезно отнеслись бы к клятве соблюдать и защищать Конституцию или следовать самым высоким корпоративным стандартам, что почувствовали бы свою обязанность что-то сказать или сделать.

Ну так вот: ваш босс накинулся на своего предшественника. Но партия Трампа, его дочь, сыновья, зять, главный стратег и спикеры хотят, чтобы мы все просто жили дальше, сделали для него исключение, а военный прокурор оказался настолько прогнившим, что сам отказался от своих слов.

Поэтому я и обращаюсь к нескольким хорошим парням.

Я не прошу вас уволиться. Я прошу вас действовать: вместе или по одному прийти к президенту и объяснить, что он не может защищать национальную безопасность, пока не извинится перед президентом Обамой. И пока он не покажет свои налоговые декларации, чтобы снять все вопросы о восьмимесячном (как мы узнали) расследовании ФБР относительно возможного сговора между Кремлем и Трампом с целью повлиять на наши выборы.

Конечно, никто из вас не считает нормальным клеветать предшественника и настаивать на обвинениях, даже когда стало известно, что это ложь.

Сейчас я в Париже, затем лечу в Объединенные Арабские Эмираты. И должен сказать, что мир следит за происходящим.

Несколько молодых арабов уверены: если США позволяют своему лидеру безнаказанно врать, скрывать информацию и клеветать на прессу или политических оппонентов, они выдают индульгенцию и средневосточным лидерам, президентам Турции и России на то же самое. Они могут сказать: «Видите, американский президент тоже так себя ведет, так что нам мешает?».

Сегодня мир чувствует, как теряет оптимистичную, свободную от предрассудков, щедрую Америку, которой правит закон, и которой восхищались иностранцы. Опрос немецкой медиа группы ARD показал, что процент немцев, считающих США надежным союзником, за четыре месяца упал с 59% до 22%.

В наследство Трампу досталось немало проблем во внешней политике, но, к сожалению, «он лишь ухудшает ситуацию», как сказал Ричард Хаас, глава Совета по международным отношениям и автор новой полезной книги «Мир хаоса»: Американская внешняя политика и кризис старого порядка». Приверженность Трампа «протекционизму и враждебности к иммигрантам в то время, когда реальной причиной проблем являются новые технологии, стирающие существующие профессии, и образовательная система, не готовящая американцев к новым, его риторика и политика усиливают сомнения в благонадежности США. «Без срочной смены курса, — добавил Хаас, — мы можем прийти не к «Америке прежде всего», а к «Америка сама по себе».

Предотвратить это — задача для пятерых хороших парней. Я уверен, что никто из вас не позволил бы своим детям остаться безнаказанными после такого же нечестного поступка, как трамповский в отношении Обамы. Сделай вы так, думаю, вы почувствовали бы себя плохими родителями. То же сейчас касается вас как госслужащих.

Если вы ничего не делаете, когда лидер нации лжет о своем предшественнике и считает свою фантазию фактом, не только он больше никогда не сможет призывать другие страны следовать высочайшим стандартам верховенства права, демократии и защиты прав человека, но и вы тоже. Мы потеряем свое влияние, а мир станет более опасным местом.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 марта 2017 > № 2114516 Томас Фридман


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 февраля 2017 > № 2066968 Томас Фридман

Анализируя Трампа

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

С каждым днем поведение президента вызывает все большую тревогу. Сегодня он унижает бросившего ему вызов федерального судью; на следующий день бездоказательно обвиняет СМИ в сокрытии фактов незаконного голосования и террористических актов. Его неуважение к институтам и к правде демонстрируется так мощно, что начинаешь забывать, насколько безумным является такое поведение для любого взрослого человека, и уж тем более — для президента, и насколько все будет плохо, когда у нас возникнет настоящий кризис. А кризис неизбежен из-за бессвязности президентского мировоззрения.

Как так? Мир сегодня взаимосвязан и взаимозависим больше, чем когда-либо. Глобализация рынков, распространение сотовой связи, ускоренное развитие технологий и биологии, новые массовые перемещения мигрантов и изменения климата — все это взаимосвязано, и одно воздействует на другое. Поэтому нам нужен президент, способный составить целостную картину происходящего и проложить путь с учетом всех подводных камней, который защитит нас от худшего.

Но Трамп не соединяет разрозненные факты, а эксплуатирует их. Чтобы победить на выборах, он дал немало безрассудных и никак не связанных между собой обещаний, которые не длиннее записи в Твиттере. А теперь он отмечает галочкой каждое из них, не задумываясь ни о связях между ними, ни о последствиях второго порядка.

Так вполне можно снова сделать Америку слабой и изнуренной.

С чего начать? Трамп хочет проводить более жесткую политику в отношении Китая в вопросах торговли и безопасности. Здесь нет никакого безумия. Но как бы это сделал я? В противовес Пекину я бы создал торговый альянс из окружающих Китай тихоокеанских стран, и заключил с ними торговый договор, в котором предусмотрена поддержка власти закона по американскому образцу, расширение доступа к рынку для американской интеллектуальной собственности и продукции, а также защита американских ценностей. Я бы назвал его Транстихоокеанским партнерством, или сокращенно ТТП.

Погодите, президент Барак Обама уже делал это, а Трамп отменил ТТП в первый день своего президентства. При этом я уверен, что он даже не читал его. Теперь есть все основания полагать, что наши союзники из Азиатско-Тихоокеанского региона испытают на себе еще большее экономическое влияние Китая и действие его торговых «правил». Разумны ли такие действия?

Да, кстати, почему труд в Мексике дешевле, чем в Америке? Одна из причин состоит в том, что в Мексике хуже соблюдаются права трудящихся и нормы по охране окружающей среды. Давайте посмотрим… Что ТТП потребует от Мексики и других участников соглашения? Чтобы они строже соблюдали права трудящихся и нормы по охране окружающей среды, равняясь на нас.

Но вместо этого Трамп строит стену, чтобы не пускать мексиканских иммигрантов и заставить компании переехать в США. Давайте посмотрим… Что случилось после 11 сентября, когда в интересах безопасности были введены жесткие ограничения на пограничных переходах с Канадой и Мексикой? Это привело к закрытию некоторых сборочных линий на американских автомобильных заводах, скажем, компании Ford, потому что многие цепочки поставок простираются до Мексики и Канады. Дешевые работы производятся в Мексике, а более дорогостоящая работа с добавленной стоимостью по сборке и наладке — в Америке. Это позволяет нашим автоконцернам успешно конкурировать по цене в Европе, Японии и Китае.

Что же сделали США, Канада и Мексика после 11 сентября? Они создали североамериканскую систему комплексной безопасности, объясняет Сет Стоддер (Seth Stodder), работавший при Обаме заместителем министра внутренней безопасности. Так что если вы летите в Мехико или Торонто с Ближнего Востока, наше Министерство внутренней безопасности уже наверняка знает об этом.

«После 11 сентября мы работали вместе с мексиканскими и канадскими партнерами над обеспечением безопасности североамериканского периметра, делясь информацией о людях и товарах, прибывающих в наши страны, сопоставляя эту информацию с базами данных по террористам, и совместно выявляя потенциальных злоумышленников, пытающихся попасть в Северную Америку», — говорит Стоддер. Если мы построим стену на границе с Мексикой, а потом потребуем, чтобы она оплатила строительство, то как долго после этого продлится наше сотрудничество?

А если Трамп заставит все эти базирующиеся в США транснациональные корпорации перевести свои предприятия из Мексики обратно в США, то к чему это приведет? Это поможет потопить мексиканскую экономику, и тогда все больше мексиканцев будет пытаться проникнуть на север. А еще это увеличит издержки американских производителей. Что в таком случае сделают они? Переведут свои заводы и фабрики в США, но по максимуму заменят людей роботами, чтобы сдержать рост расходов.

По сообщениям ООН, сегодня 65 миллионов мигрантов и беженцев, в основном из развивающихся стран, пытаются попасть в безопасные места, такие как США и Европа. Почему? Из-за гражданских войн, несостоятельности государств, климатических стрессов и резкого увеличения численности населения. А что сделал Трамп в первую неделю своего президентства? Назначил на ключевые посты тех, кто отрицает факт климатических изменений, и запретил США оказывать помощь организациям здравоохранения, которые делают в развивающихся странах аборты, считая это одним из вариантов планирования семьи.

Трамп хочет сотрудничать с Владимиром Путиным, чтобы разгромить ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) в Сирии, и это достойное устремление. Но Путин не пытается разгромить ИГИЛ. Он пытается разгромить демократию в Сирии, сохранив у власти пророссийского диктатора, который проводит геноцид.

Это будет и наша цель? А кто союзники Путина в Сирии? Иран, «Хезболла» и шиитские наемники из Пакистана и Афганистана. Они будут и нашими союзниками? Нет, говорит Трамп. Нам будут помогать иракские и сирийские сунниты. Неужели? Но он только что запретил им въезжать в США. Пойдут ли они после этого на сотрудничество?

Кого еще он не пустит в Америку со своим запретом? Помните Стива Джобса? Его биологическим отцом был Абдулфаттах «Джон» Джандали. Он приехал в Америку в 1950-е годы учиться в Университете Висконсина. А родом он был из сирийского Хомса.

Поразительно, какую кашу можно заварить, когда не думаешь, а просто ставишь галочки.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 февраля 2017 > № 2066968 Томас Фридман


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 сентября 2016 > № 1905793 Томас Фридман

Два бывших шпиона и Дональд Трамп

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

Когда речь заходит об оценке президентской гонки, я предпочитаю послушать шпионов. Они крайне далеки от того, чтобы быть сентиментальными, они насквозь видят всякого рода вздор и во всем пытаются дойти до самой сути. И именно сейчас два самых известных в мире бывших руководителя шпионских ведомств направляют незашифрованные сообщения на тему о том, что будет означать для Америки и для западного альянса избрание Дональда Трампа президентом Соединенных Штатов.

Дамы и господа, представляю вам бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтса и его давнишнего непримиримого противника и бывшего агента КГБ Владимира Путина из России. Путин голосует за Трампа. Гейтс этого не делает.

В статье, опубликованной в газете Wall Street Journal, Гейтс, занимавший в администрации Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы еще и пост министра обороны, подверг критике и Хилари Клинтон, и Дональда Трампа за то, что они несерьезно воспринимают ту угрозу, которая исходит от путинской России. Однако Трамп, как отмечает Гейтс, позволил себе в отношении Путина такое, чего не должен делать ни один вероятный президент Соединенных Штатов. «Выражение восхищения со стороны г-на Трампа по отношению к этому человеку и его авторитарному режиму является наивным и безответственным», — подчеркнул Гейтс.

Да, у Клинтон есть свои проблемы с доверием в вопросах национальной безопасности, подчеркивает Гейтс, однако «Дональд Трамп — это совершенно другая история. Он поддерживает планы строительства стены между Соединенными Штатами и Мексикой, он выступает за применение пыток в отношении предполагаемых террористов, и также за убийство членов их семей; он поддерживает диктаторское лидерство г-на Путина и не существовавшие успехи Саддама Хусейна в борьбе против терроризма. Он также сказал, что выступает за использование расходов на оборону стран-членов НАТО в качестве лакмусовой бумажки при решении вопроса о выполнении обязательств Соединенных Штатов в отношении этих стран, и, кроме того, он выступает за вывод американских войск из Европы, Южной Кореи и Японии, а также за то, чтобы последние две страны разработали свое ядерное оружие — это весьма дестабилизирующая перспектива».

У Клинтон еще есть время для того, чтобы заняться своими суждениями, а также вопросом о доверии к ней и получить в итоге голоса таких людей, как я, сказал Гейтс. Но вот что Гейтс говорит о Трампе: «… что касается вопросов национальной безопасности, то (он) неисправим. Он упрямо продолжает оставаться неинформированным в отношении того, что происходит в мире и в отношении того, как нужно управлять нашей страной и правительством, а его темперамент не подходит для руководства нашими мужчинами и женщинами в униформе. Он не подготовлен к тому, чтобы стать главнокомандующим, и не подходит для выполнения этой роли».

Я восхищаюсь Гейтсом и его откровенными высказываниями. Недостаточно внимания уделяется последствиям в области национальной безопасности президентства Трампа. Я уверен в том, что военные и государственные чиновники подадут в отставку, если Трамп прикажет им подвергать пыткам захваченных террористов, обыскивать дом за домом для изгнания из страны нелегальных иммигрантов, а также начать торговую войну с Китаем и Мексикой или запретить въезд мусульманам. Трамп как хаотичный кандидат в ходе первичных выборов превращается в хаотичного кандидата в президенты, и можно быть уверенным в том, что он будет хаотичным президентом.

Быть непредсказуемым лидером не является проблемой, если вы знаете, куда вы идете, и для вас это средство, чтобы добраться до цели и вывести при этом врагов из состояния равновесия. Но быть непредсказуемым из-за отсутствия дисциплины, из-за того, что такие вопросы, как ИГИЛ (запрещенная в России организация), являются всего лишь тестом на проявление мужественности, из-за того, что вы не изучили должным образом соответствующие вопросы, и поэтому все что угодно может быть услышано из ваших уст, из-за вашего непонимания того, что наш возможный отказ защищать Японию, Южную Корею или наших союзников по НАТО от России или от Китая заставит их получить свои собственные ядерные бомбы, и это сделает мир еще более нестабильным — такого рода непредсказуемость раскалывает альянсы, разрушает порядок и приводит к развязыванию войн.

Вот почему Путин так хочет, чтобы Трамп оказался во власти. Неслучайно Путин сказал о нем: «Он — яркий очень человек, талантливый, без всяких сомнений». Неслучайно и то, что путинские киберагенты взломали электронную почту Национального комитета Демократической партии и кампании Клинтон — для создания неприятных утечек, — и при этом они игнорировали как Трампа, так и Республиканскую партию. Это происходит потому, что Путин знает то же самое, что знает и Гейтс: Трамп как президент будет держать Вашингтон и западный альянс в беспорядочном состоянии.

Более того, Трамп за последний год произнес большое количество откровенной лжи, и я не могу себе представить, что произойдет, если под его руководством Америка должна будет вступить в войну. Кто поверит в то, что он о чем-то говорит правду?

С учетом пренебрежительных высказываний Трампа в адрес наших союзников по НАТО, невозможно представить себе, чтобы он возглавил этот альянс — в частности, в том случае, если нам придется сдерживать дальнейшую российскую экспансию. И как именно Трамп собирается привлечь страны Персидского залива к борьбе против ИГИЛ или для создания противовеса Ирану, если он заявляет о том, что их гражданам мусульманской веры должен быть запрещен въезд в Соединенные Штаты?

Кто захочет с ним работать? Трамп постоянно делает какие-то экстремальные высказывания, а затем отказывается от своих слов или утверждает, что его неправильно поняли. Представьте себе то количество проблем, с которыми может столкнуться наша дипломатия.

Вот почему циничный Путин восхищается Трампом. Будучи нарциссом, Трамп полагает, что Путин, действительно, восторгается его лидерскими качествами. Нет, Дональд. Это происходит потому, что он сразу видит способного породить неразбериху человека, и мысль о том, что Америкой руководит президент, который будет непопулярен одновременно в Европе, Пекине, Южной Америке и в мусульманском мире, является для Путина воплощенной мечтой. Прежний КГБ никогда бы не смог добиться такого результата.

Поэтому, молодые люди, послушайте, что я вам скажу: Хиллари вас не вдохновляет? О’кей, я согласен, как кандидат она не лишена недостатков. Но она способна ответственно управлять государственными делами. Трамп неисправим, и он не просто воспламенит ваш энтузиазм — он сожжет до основания ваш дом. Спросите старых шпионов.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 сентября 2016 > № 1905793 Томас Фридман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter