Всего новостей: 2574070, выбрано 3 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Адилов Серикжан в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиЭкологияОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромвсе
США. Весь мир > Агропром > camonitor.com, 4 марта 2016 > № 1673765 Серикжан Адилов

Доберется ли Monsanto до Казахстана?

Автор: Серикжан Адилов

Monsanto - это транснациональный гигант, который в течение последних сорока лет составляет для человечества меню завтрашнего дня с генномодифицированной начинкой. Несмотря на бушующие во всем мире скандалы, связанные с ее именем, компания продолжает проводить политику масштабной "оккупации", с каждым годом расширяя свое географическое присутствие, в том числе и на территории бывшего Союза. Россия и Украина уже стали "вотчинами" Monsanto. Похоже, на очереди Казахстан и Узбекистан.

"Еда Франкенштейна"

Имидж Monsanto, сфор­мированный более чем за вековую ее деятельность, не просто противоречив, как в случаях с другими мировыми конгломератами, он методично превращается в абсолютный негатив. Но это не мешает Monsanto считаться мировым лидером в биотехнологии растений и уверенно шагать по планете Земля, оставляя за собой выжженную пустыню.

Сегодня Monsanto, основной продукцией которой являются семена, в том числе с генно-инженерными признаками, гербициды, рекомбинантный гормон роста для животноводства и удобрения, - это оборот почти в 16 миллиардов долларов ежегодно, партнерство более чем с 160 странами мира, продажа 55 миллионов мешков семян в год и… скандалы, скандалы, скандалы.

"За последние десять лет Monsanto стала в массовой культуре воплощением страхов, лицом корпоративного зла", - констатирует журналист Лессли Андерсон, автор нью-йорк­ского издания Modern Farmer.

Общественное мнение уже давно окрестило генно-модифицированные продукты компании "едой Франкенштейна". И хотя совсем недавно, 19 февраля, известный американский деловой журнал FORTUNE в третий раз назвал компанию Mon­santo одной из самых уважаемых в мире по таким критериям, как инновационность, качество продукции, ответственность перед обществом и окружающей средой, изнанка деятельности этого гиганта продолжает просвечивать сквозь парадный прикид.

В середине 1970-х Monsanto приступила к реализации грандиозной программы, направленной на кардинальное изменение пищевой цепи планеты. В ее основу легла концепция глобального перехода от органической пищевой продукции к генетически модифицированным ее формам. Такой переход достигается повсеместным внедрением Roundup Ready System - системы многоуровневой адаптации зерновых культур к "Раундапу" (глифосату) - гербициду, используемому для борьбы с многолетними сорняками.

Monsanto постоянно заявляет: "Мы работаем над поиском надежных и экологически безопасных решений, способных накормить постоянно растущее население планеты". Но в это уже давно никто не верит. Конечно, генная инженерия может приносить пользу в разных сферах жизнедеятельности человека, в том числе и в сельском хозяйстве - повысить урожайность на скудных почвах или в неблагоприятных климатических условиях, сократить нагрузку на земельные угодья, снизить потребление воды и химикатов.

Но только не в случае с Monsanto, которая только рядится в образ Моисея, который, согласно библейской легенде, накормил целый народ всего сорока хлебами. Вся история развития Monsanto говорит о том, что экологическая безопасность, как, собственно, и здоровье, волновали компанию меньше всего.

Хроника смерти

Доктор Пушпа М. Бхаргава, основатель молекулярной биологии и биотехнологии в Индии, которую Monsanto давно превратила в свой испытательный полигон, написал свою хронику антидостижений Monsanto. Выглядит она так:

1969 год. Производство "оранжевого агента", использованного в качестве дефолианта правительством США во время войны во Вьетнаме. ("Оранжевый агент" содержал значительные концентрации диоксинов, которые вызывают рак и генетические мутации у соприкасающихся с ними людей - прим. ред.)

1976 год. Производство Cycle-Safe - первых в мире пластиковых бутылок для безалкогольных напитков. Выяснилось, что их использование может вызывать рак. Управление питания и лекарственных препаратов США запретило их производство.

1986 год. Компании предъявлено обвинение в халатности, приведшей к смертельному отравлению бензолом рабочего на фабрике "Шоколадный ручей" в Техасе. Она была вынуждена выплатить 100 миллионов долларов семье погибшего.

1990 год. Агентство по охране окружающей среды выявило фальсификации в исследованиях Monsanto 1979 года, якобы показавших, что загрязнение диоксинами не приводит к риску возникновения онкологических заболеваний. В тот же год компания потратила более 405 тысяч долларов на борьбу против законопроекта, направленного на поэтапное сокращение использования пестицидов, в том числе производимого Monsanto алахлора, который вызывает онкологические заболевания и способствует потеплению климата.

1991 год. Компания оштрафована на 1,2 млн долларов за попытку скрыть факт слива отходов в воды реки Мистик штата Коннектикут.

1997 год. Генеральный прокурор штата Нью-Йорк вынудил Monsanto изменить рекламу производимых ею глифосат- содержащих пестицидов (в первую очередь, "Раундап") как "вводящую в заблуждение".

2002 год. Суд штата Алабама установил, что завод компании осознанно сбрасывал токсичные отходы в реку, что повлекло массовые случаи смерти среди населения.

2005 год. Шесть ученых, работавших в правительстве Канады, сообщили Сенату, что Monsanto предлагала специалистам из Министерства здравоохранения взятки на сумму от 1 до 2 миллионов долларов за выдачу разрешения на коммерческое использование трансгенного бычьего гормона роста (запрещенного во многих странах) без проведения дополнительных исследований. В том же 2005 году Monsanto утаила данные исследования о безопасности трансгенной сои.

2009 год. Федеральный суд признал, что Департамент сельского хозяйства США нарушил федеральное законодательство, выдав Monsanto разрешение на коммерциализацию трансгенной сахарной свеклы.

2012 год. В немецком журнале "Архивы токсикологии" опубликовано исследование, выводы которого противоречат данным Monsanto о безопасности ее продукции. Ученые пришли к мнению, что растения, обработанные глифосатом, небезопасны для человека.

2015 год. Международное агентство по изучению рака опубликовало доклад, подготовленный на основании результатов исследования вещества глифосат ("Раундапа"). По оценкам специалистов, глифосат вызывает мутации ДНК и повреждение хромосом, увеличивая вероятность возникновения рака. А Массачусетский технологический институт пришел к выводу, что по вине Monsanto каждый второй ребенок к 2025 году будет аутистом…

Алга, Казахстан?

Компания с такой репутацией теперь активно "возделывает" просторы СНГ. К 1/6 части суши Monsanto питала интерес еще задолго до развала СССР. По некоторым данным, коммерческие связи с союзным правительством были налажены еще в конце 1950-х и поддерживались в течение длительного времени. Исторический факт: осенью 1987-го в научном центре Monsanto (Сент-Луис, Мис­сури) побывала делегация Госагропрома СССР.

Как сообщило советское телевидение, "…в настоящее время программы сотрудничества между фирмой Monsanto и Гос­агропромом Советского Союза внедряются на общей площади 30 тысяч гектаров в 13 различных местах 5 советских республик". Но вот подробности партнерства так и остались за кадром.

Многоговорящим фактом можно считать то, что свою деятельность в России Monsanto начала еще в далеком 1993-м, после чего активно наращивала свое присутствие. Российский офис компании заявил, что планирует в 2016 году утроить производство семян гибридов кукурузы. Кроме того, в ближайшей перспективе - строительство на территории РФ завода по производству семян. Аналогичный проект Monsanto намерена реализовать в Украине. Кроме того, по утверждениям СМИ, после смены власти в Киеве она активно скупает чернозем. С какой целью - вряд ли стоит гадать.

В меньшей степени компания проявляет свою активность в отношении Казахстана и Узбекистана, где имеет своих официальных представителей. Да, вы не ослышались: Monsanto тихой сапой до­бралась и до нашей страны.

В качестве партнера в Казахстане на официальном сайте Monsanto указано ТОО Rinda, расположенное в Алматы и имеющее представительства в Шымкенте, Таразе и Павлодаре. На интернет-ресурсе, посвященном 4-й международной выставке "Сельское хозяйство", говорится, что данное ТОО является представителем и дистрибьютором продуктов, изготовленных ведущими мировыми производителями, и называется имя - Mon­santo Seminis BV.

На официальном сайте самого ТОО уточняется: "Образование компании "Ринда" началось с поставки семян голландской компании Seminis (поглощенной в 2005 году Monsanto - прим. ред.) на рынок Казахстана. Сегодня тысячи фермеров Казахстана доверяют компании "Ринда" в выборе семян. Сотни тысяч тонн овощей, выращенных из семян концерна Seminis, поступает на рынки Казахстана. Мы предлагаем только лучшие семена, прошедшие испытания в европейских странах, в странах СНГ и Казахстане. Концерн Seminis занимает ведущую позицию по производству семян овощных культур в мире. Цель компании Seminis - выведение новых гибридов с отличными вкусовыми улучшенными питательными и другими качествами овощей".

Похоже, пока речь идет о забрасывании "про­б­­ных шаров". По край­ней мере, об этом говорят некоторые факты. В 2010-м "Зерновой союз Казахстана" выступал за принятие законопроекта, разрешающего внедрение ГМО в Казахстане. В 2014-м о перспективности развития генной инженерии в сельском хозяйстве говорил в своем послании глава государства.

Впрочем, учитывая, что никаких активных действий пока не последовало, следует предположить, что вопрос заморожен, продолжается взвешивание всех "за" и "против". А их, помимо угрозы здоровью и экологической безопасности, предостаточно.

Стоит ли овчинка выделки?

В последнее время ученые во всем мире все чаще говорят о несоответствии рисков, которые несет производство генно-модифицированных продуктов, экономической целесообразности. Отчасти потому, что фермеры, засевая поля семенами с ГМО, нередко попадают в самое натуральное рабство. Взять хотя бы пример Индии, где в 1998 году в рамках программы структурных преобразований МВФ для транснациональных корпораций был открыт зерновой рынок страны.

Как сообщают СМИ, Monsanto пришла в Индию первой, провела массированную рекламную кампанию, и десятки тысяч индийских фермеров доверчиво засеяли свои поля ГМ-зерном, адаптированным для Roundup Ready System. Речь идет о применении так называемого зерна "терминаторного типа", которое в результате генетических модификаций теряет способность к повторному плодоношению.

На практике это привело к тому, что собранный урожай совершенно не пригоден для использования в следующую посевную, и единственным выходом служат дополнительные закупки зерна у Monsanto, которая стала ежегодно повышать расценки на пестициды, что в итоге привело к разорению фермеров. И это далеко не единственный нюанс.

Оспаривается и, казалось бы, ставшее уже аксиомой утверждение о том, что ГМ-культуры позволяют фермерам получать более высокие урожаи с малым использованием химикатов. Исследования Северо-Западного научного центра экологической политики США доказали, что создание устойчивых к гербицидам сортов ГМ-растений только увеличивает расходы химикатов и обостряет проблему химического загрязнения окружающей среды.

К таким же выводам пришли и ученые в Вашингтоне. Проведенное в 2012 году университетом этого штата исследование показало, что в целом использование ГМО приводит к увеличению применения гербицидов.

Половина американ­ских фермеров борется с суперсорняками, которые являются устойчивыми к гербицидам "Раундап", выпускаемым Monsanto. Например, в Аргентине, которая активно выращивает ГМ-культуры, устойчивые к гербицидам, использование "Раундапа" за двадцать лет возросло в 70 раз - с 1 миллиона тонн до 70 миллионов тонн за сезон. Что же касается урожайности, то и тут учены в растерянности.

Исследователи университета штата Висконсин, финансируемого Министерством сельского хозяйства США, по существу, отрицают все аргументы в пользу увеличения урожая трансгенных продуктов. "Мы были удивлены, что не смогли найти действительно положительный эффект в урожайности трансгенных культур".

Еще один момент, на котором хотелось бы заострить внимание, - это интерес Monsanto к странам, традиционно славящимся производством зерна, хлопка, рапса и других культур, модифицированных компанией. Вряд ли его можно считать праздным. Скорее всего, в перспективе ставка будет сделана на ослабление конкурентных преимуществ стран, производящих орга­­нический, натуральный продукт отменного качества.

Впрочем, вряд ли нам решать, стоит овчинка выделки или нет. Мы вступили в ВТО, а одним из условий вхождения в эту организацию является открытие внутренних рынков для импорта генно-модифицированных посевных культур. Так что, скорее всего, о планах Monsanto относительно Казахстана мы все скоро услышим. Тем более что бизнес в России и Украине у компании идет не сов­сем гладко…

США. Весь мир > Агропром > camonitor.com, 4 марта 2016 > № 1673765 Серикжан Адилов


Казахстан. США > Финансы, банки > camonitor.com, 11 февраля 2016 > № 1644579 Серикжан Адилов

Возможна ли в Казахстане жизнь без доллара?

Автор: Серикжан Адилов

Сегодня вместе с экспертами мы пытаемся разобраться в том, насколько адекватны призывы власти к народу перестать думать о курсе доллара? Что даст решение указывать цены на недвижимость, автомобили, другие товары только в национальной валюте? Возможен ли какой-то эффект от этих мер и призывов?

При каких условиях возможна дедолларизация?

Мурат Темирханов, член правления АО «Halyk Finance»:

- Призывы не думать о курсе доллара, а также решение о том, что все должны указывать цены на недвижимость, автомобили, другие товары только в национальной валюте – всё это относится к мерам властей по борьбе с долларизацией экономики. Прежде всего, это касается долларизации депозитов в банках.

- А почему она происходит?

- В условиях ухудшающейся экономической ситуации перевод сбережений и свободных средств из тенге в доллары – это способ сохранить покупательскую способность своих денег. На конец прошлого года 79% всех депозитов населения составляли валютные. Для юридических лиц эта цифра составляла 62%.

- Зачем нужно бороться с долларизацией?

- С точки зрения стимулирования роста экономики в кризисное время такая борьба является важнейшей задачей. Это связано с тем, что очень высокая степень долларизации депозитов не дает правительству и Нацбанку возможность осуществлять общепринятую антикризисную контрциклическую политику.

Вместо, того чтобы стимулировать рост экономики в кризис путем смягчения монетарной и фискальной политики (увеличение государственных расходов и предоставление ликвидности в тенге под низкие процентные ставки), экономические власти, напротив, вынуждены ужесточать ее, поскольку население и бизнес убегают от тенге, покупая валюту.

В текущих условиях, как только правительство и Нацбанк начнут вливать в экономику дешевые средства в тенге, немедленно произойдет следующий виток девальвации и инфляции. То есть, вместо стимулирования роста экономики мы получим немедленное её ухудшение.

В целом, в снижении долларизации депозитов есть две стороны.

Первая - это то, что когда бизнес и население начнут переводить свои валютные средства в тенге, соответственно увеличится тенговая ликвидность в банковской системе. А чем больше предложение тенге на рынке, тем ниже процентные ставки. То есть, дедолларизация должна привести к росту кредитования экономики по более низким процентным ставкам.

Вторая сторона – это то, что низкий уровень долларизации означает повышение доверия к нацвалюте и к экономической политике властей. При наличии такого доверия у государства появляется возможность начать упомянутую контрциклическую политику, чтобы стимулировать рост экономики.

- Так все-таки возможен ли какой-то эффект от этих призывов и указания цен только в тенге?

- Если люди боятся потерять покупательскую способность своих денег, то никакие призывы и цены, указанные только в тенге, не заставят их отказаться от покупки валюты для сохранения своих сбережений. Единственный выход - снижение девальвационных, а также инфляционных ожиданий населения и бизнеса.

Снижению девальвационных ожиданий помогает то, что мы перешли к свободно плавающему курсу. Сейчас тенге может не только бесконечно девальвировать, но и укрепиться. История свободного плавания курса в Казахстане еще совсем короткая, но мы уже были свидетелями того, как при повышении цен на нефть тенге заметно усиливался – например, в 2005-06 годах.

Если предположить, что нефтяные цены сегодня достигли дна и завтра вернутся на уровень, скажем, 60 долларов за баррель, то при плавающем курсе наш тенге должен укрепиться до отметки менее чем 300 тенге за доллар. То есть все, кто покупал валюту по курсу выше этого уровня, могут потерять на большой курсовой разнице.

Таким образом, если у нас будет действительно свободно плавающий курс, и Нацбанк не станет вмешиваться, то такая ситуация может отбить у многих охоту переводить свои свободные средства из тенге в валюту.

Еще один важный момент связан с инфляционными ожиданиями. Если рост цен на товары и услуги будет оставаться на высоком уровне, то это приведет к падению покупательной способности тенге и сохранению привлекательности доллара. И даже если правительство и Нацбанк смогут приостановить темпы инфляции, то всё равно понадобится время, чтобы снизить инфляционные ожидания.

То есть, низкий уровень инфляции должен продержаться какое-то время, и в этот период властям нужно будет проводить очень понятную и адекватную экономическую политику. Только в таких условиях возможно снижение инфляционных ожиданий.

«Эффект самоисполняющегося пророчества»

Финансовый аналитик Данияр Куаншалиев в качестве ответа на наши вопросы предложил свой пост в «Фейсбуке». Нам его мнение показалось интересным:

«В марте прошлого года я записал интервью с одним из самых толковых финансистов, которых когда-либо встречал на своем жизненном пути, – Максатом Кабашевым. В ту пору он занимал пост главы Казахстанской фондовой биржи.

Во время разговора мой собеседник честно признал, что фактически KASE – это большой обменный пункт для Нацбанка. Свою позицию он аргументировал просто: на тот момент 72% всех операций на бирже составляли валютные операции.

Оглядываясь спустя год на эту интересную встречу, я понимаю, насколько прав был Максат Рахимжанович. Есть старая поговорка «Степь широка, да вот тропинка узкая». Для нашей страны это, можно сказать, аксиома. За последний год все население превратилось в валютных спекулянтов: от мала до велика.

Сводки по курсу доллара постят издания, газеты, журналы, ведутся онлайн-трансляции, а выступления официальных лиц относительно этой темы всегда набирают по несколько сотен тысяч просмотров.

Всеобщее, всепоглощающее долларовое безумие охватило нашу страну. Как эпидемия гриппа...

Достаточно взглянуть на статистику: за 2015 год обменные пункты продали американской валюты наличкой на $16,9 млрд.! Это около 1 000 долларов на каждого казахстанца! Если смотреть в разрезе ВВП (по предварительным оценкам, 38,4 трлн. тенге, в долларах по средневзвешенному курсу составит $173,5 млрд.), то это чуть менее 10%. Ужас! Честно признаться, боюсь открывать статистику объемов сделок на торгах с валютой за год на KASE. Не хочу портить настроение.

Самое обидное, что в прошлом году многие очень умные и талантливые финансовые эксперты во все горло орали, что надо решать ситуацию с валютным рынком. Руководству регулятора была представлена полномасштабная программа действий, которые должны были снизить ущерб от коллапса и позволить более мягко перейти в режим свободного плавания. Их послушали? No fucking way!

Нет пророка в своем отечестве, и Нацбанк фактически проигнорировал «красные огни»… Теперь очевидно, что для власти их игра в «девальвации не будет» аукнулась over 9000. Нечего обманывать народ!»

Далее Данияр Куаншалиев задается вопросом, что делать, и приходит к выводу о необходимости дедолларизации:

«Мы видим, что правительство пытается сделать это силовым методом - через запреты, законодательные нормы и так далее. По мне, это не лучшая тактика, но, видимо, они иначе не умеют. Однако это не значит, что они не правы. Нашей стране срочно нужно поломать этот тренд, иначе курс будет падать ниже и ниже, и так до бесконечности.

Необходимо, чтобы и банки, и население, и все прочие субъекты экономики перестали все больше и больше давить на курс, тем самым создавая «эффект самоисполняющегося пророчества»…

Понимаю, до жути обидно оттого, что власти нас продинамили, но если сейчас мы не сплотимся, если сейчас мы не откажемся от эгоизма в угоду общей цели – то нас ждут очень серьезные последствия. Боюсь даже вслух говорить о них».

«Не надо бояться курса тенге в 350 или 375 за доллар»

Сапарбай Жубаев, кандидат экономических наук, старший преподаватель ЕНУ им Л.Н.Гумилева:

- Каждая из суверенных стран или каждый союз стран имеет свою национальную валюту, которая, естественно, является гордостью народа и одним из главных атрибутов независимости. Основные денежные операции внутри страны, особенно платежи, осуществляются в национальной валюте. Это аксиома экономики.

Основной показатель экономического развития страны - ВВП - тоже рассчитывается на основе национальной валюты. Поэтому все взаиморасчеты в Казахстане должны производиться в тенге. Но по сложившейся традиции крупные денежные операции при купле-продаже недвижимости и транспортных средств население постсоветских стран привыкло осуществлять в иностранной резервной валюте.

Таких валют до 30 ноября 2015 года было всего четыре – доллар США, евро, фунт стерлингов и йена. Затем к ним присоединилась пятая – китайский юань. Они отличаются от всех других валют тем, что, во-первых, представляют крупные экономики мира, а во-вторых, и это главное, являются стабильными. Их обменный курс относительно доллара США если и меняется, то очень незначительно.

При переводе макроэкономических показателей, показателей суверенных резервов и показателей платежного баланса обычно применяют резервные валюты, что позволяет получить реальные цифры развития страны. Но многие показатели, такие, как объем золотовалютных резервов Национального банка, доходы и расходы Национального фонда, объемы экспорта и импорта, мы обязаны рассчитывать в долларах США.

Таким образом сравнивают уровень экономического развития разных стран. Поэтому все страны свои суверенные резервы держат в резервных валютах. Кстати, таковы и требования МВФ, членами которого мы стали в 1992 году.

Призывы руководителей отдельных стран перейти при взаиморасчетах за экспортные и импортные операции на национальные валюты можно понять, но осуществить это без потери одного из партнеров очень трудно. Я бы даже сказал: практически невозможно. Причина - изменение обменного курса любой валюты к доллару США.

В такой ситуации призыв к населению во время расчетов забыть базовые ориентиры и даже «думать» в национальной валюте может дать кратковременный эффект, но в долгосрочной перспективе приведет к потере ориентиров. Конечно, если я купил квартиру за 18,5 млн. тенге в 2014-м и продаю ее за 30 млн. тенге в 2016-м, то вроде моя прибыль - 11,5 млн. тенге. Но если мой мозг все эти показатели пересчитает в резервных валютах, то он зафиксирует потери.

Решение указывать цены на недвижимость, автомобили, другие товары только в национальной валюте тоже даст кратковременный эффект - повысится спрос на тенге в краткосрочной перспективе. Но в долгосрочной перспективе нам сложно будет обеспечить рост и развитие воспроизводственного процесса в целом.

Меры Национального банка по уменьшению вознаграждения за валютные вклады (депозиты) не решат проблему высокого спроса на резервные валюты. Нацбанку лучше подумать о мерах по «количественному смягчению», то есть активизировать свое участие, по примеру коллег из США и Евросоюза, на открытом рынке ценных бумаг и активнее регулировать денежную массу через ставки рефинансирования.

«Возможны ли эффективные меры по дедолларизации нашей экономической жизни?» Мой ответ: «Да». Для этого нужно уменьшить спрос на резервные валюты, то есть на доллары и евро в первую очередь. Больше экспортировать и поменьше импортировать. Особенно в сфере услуг. С товарами у нас положение более-менее нормальное. Даже сейчас, в кризисный период, торговый баланс – положительный. Объем экспорта товаров из Казахстана значительно превышает объем импорта.

Мы «проигрываем» в балансе услуг (транспорт, строительство, туризм, финансовые услуги и т.д.), и у нас огромные платежи по процентам за кредиты и по дивидендам привлеченных инвестиций. Например, в 2014 году экспорт услуг составлял около 6 млрд. долларов, а их импорт был почти в два раза больше - 12 млрд.

Огромные валютные ресурсы мы отдаем соседям, вместо того, чтобы они нам платили за транспортировку грузов через бескрайние просторы нашей Родины. Поэтому скорейшее осуществление программы «Нурлы жол», где первостепенное значение придается развитию инфраструктуры национальной экономики, должно стать задачей для всех. Особенно строго надо следить за госзакупками в квазигосударственных компаниях.

Они должны по максимуму, насколько это возможно, закупать собственное, казахстанское. Тогда спрос на доллары уменьшится, и покупательная способность тенге будет стабильной. Не надо бояться курса тенге в 350 или 375 за доллар. Важно, чтобы курс был стабильным. Тогда мы перестанем думать и делать расчеты в долларах.

«Призывы без реформ несостоятельны»

Макс Бокаев, гражданский активист:

- По поводу адекватности запрета судить не берусь, но напомню про эксперимент, проведенный психологом Дэниелом Вегнером. В ходе этого эксперимента одной группе людей запрещали думать о чем-либо, а другой разрешали (предметом запрета был белый медведь).

В той группе, где установили запрет, медведь всплывал в сознании людей примерно в два раза чаще, чем в контрольной группе, которой думать о нем не запрещали.

Когда же всем участникам эксперимента предписали думать о медведе, то испытуемые, которым раньше запрещали вспоминать про это животное, стали делать это еще чаще, чем в первом опыте.

Думаю, с гражданами РК произойдет то же самое - законы психологии универсальны.

Понятное дело, все призывы к дедолларизации экономики, к тому, чтобы цены указывались в тенге и т.д., делаются для того, чтобы усилить возможности правительства в проведении денежно-кредитной, бюджетной политики и, в конечном итоге, способствовать повышению экономической безопасности. Но не думаю, что все это сработает без политических и экономических реформ.

Дело привычки

Марат Шибутов, политолог:

- Вообще, указание цен на автомобили и квартиры в иностранной валюте было нарушением Гражданского кодекса и закона "О валютном регулировании и валютном контроле".

В статье 13 данного закона прописаны все случаи, когда граждане Казахстана могут торговать в валюте - это касается только магазинов дьюти-фри, покупок ценных бумаг и аффинированного золота. То, что было у нас в объявлениях, - это нарушение.

Правда, для физических лиц не влекущее особых последствий в виде ответственности.

Поскольку у нас заработные платы и налоги привязаны к тенге, а не к валюте, то такое указание цены является правильным.

А заодно многие люди избавятся от иллюзий. Все, старые добрые времена уже прошли, теперь все зарабатывают и тратят в тенге.

Постепенно все к этому привыкнут - как привыкли к запрету тонировки и пристегиванию ремнями в автомобиле.

Чиновники должны показать пример

Айгуль Омарова, независимый журналист:

- За долгие годы казахстанцы, как и жители других постсоветских стран, привыкли всё измерять в долларах. И поэтому призывы властей указывать цены в тенге не находят должного понимания у широких масс.

Впрочем, люди могут понять и принять такие призывы, если чиновники первыми покажут пример. Причём во всём.

Например, после того, как заявили о том, что надо одеваться во всё казахстанское, нужно было продолжить ряд: лечиться только в казахстанских больницах, отдыхать только в нашей стране и т.д.

А чтобы принимаемые меры оказались действенными, властям следовало бы спрашивать по всей строгости закона с тех, кто нарушает правила. Это первое.

Второе – рано или поздно Казахстан полностью откажется от долларовой привязки, и это надо понимать. Другое дело, что нельзя резать по живому. И властям следует не просто объявлять о тех или иных мерах, а тщательно продумывать механизм реализации ими же самими установленных правил.

Казахстан. США > Финансы, банки > camonitor.com, 11 февраля 2016 > № 1644579 Серикжан Адилов


Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2015 > № 1547749 Серикжан Адилов

Кайрат Умаров: титан казахской дипломатии

Серикжан АДИЛОВ

Все мы прекрасно знаем предание о титанах, держащих землю на своих плечах. Современных дипломатов вполне можно причислить к их потомкам. Удерживать на достойном уровне оси сотрудничества с мировыми державами под силу только истинно сильным политикам и профессионалам, о которых в будущем, не исключено, тоже будут слагать легенды. Чрезвычайный и полномочный посол Казахстана в США Кайрат Умаров - из их числа.

Решение направить Кайрата Умарова в Вашингтон президент страны принял в январе 2013 года. И теперь уже странно читать комментарии, в которых обыватели подвергают сомнению возможность Умарова курировать такое стратегически важное для нашей внешней политики направление, как взаимодействие с США, и безапелляционно заявляют о необходимости назначения на пост посла фигуры из числа зарекомендовавших себя политических тяжеловесов. Сегодня, по прошествии почти трех лет, очевидно, что это было грамотное и выверенное решение, способное вывести двусторонние отношения Казахстана и США на новый, более качественный уровень. Личность посла в этом процессе играет одну из ключевых ролей. И, как показало время, Кайрат Умаров оказался на своем месте.

Он возглавил посольскую миссию в период явного охлаждения взаимоотношений между нашими странами. После продуктивного официального визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в США в 2010 году встреч на высшем уровне больше не проводилось, да и политики из верхнего эшелона "звездно-полосатой" страны перестали наведываться в наш регион. Последний подобный визит совершила бывший госсекретарь Хилари Клинтон, и было это в том же 2010-м. Торгово-экономическое сотрудничество, можно сказать, замерло, равно как и объем привлечения американских инвестиций в Казахстан. Да, в зачет шла успешная реализация некоторых инвестиционных проектов, но в целом это больше напоминало разовые акции. К аналогичным выводам о возникшем охлаждении отношений пришли и американские аналитики. Исследование было проведено группой специалистов под эгидой Института Центральной Азии и Кавказа Университета Джонса Хопкинса. Эксперты сошлись во мнении, что в отношениях Казахстана и США в это время было "очень много разговоров и очень немного конкретики". Но сегодня "лед начал таять". И далеко не послед­нюю роль в наступлении этой оттепели сыграл посол Казахстана в США, которого за океаном воспринимают как грамотного и эффективного политика.

Базу под укрепление взаимодействия между двумя странами заложил еще Ерлан Идрисов, предшественник Кайрата Умарова на посту главы казахстанской дипломатической миссии в США, а ныне министр иностранных дел РК. При его непосредственном участии диалог между Казахстаном и США приобрел уникальный формат - двусторонней комиссии по стратегическому партнерству. Это сегодня председательство в комиссии осуществляют главы внешнеполитических ведомств Казахстана и США, а первоначально ответственность за работу с казахстанской стороны лежала на плечах Кайрата Умарова. Именно он, будучи вице-министром иностранных дел, закладывал камни в фундамент комиссии, демонстрирующей сегодня достаточно высокую эффективность свой деятельности. В течение двух лет Кайрат Умаров был непосредственным участником механизма ежегодных консультаций между Казахстаном и США, запущенного в марте 2010 года для институционализации казахстанско-американского диалога и обеспечения последовательности совместной работы по укреплению и углублению стратегического партнерства между двумя странами.

Будучи сопредседателем этой структуры, Умаров вместе со своим американским коллегой - помощником госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Робертом Блейком - работал по таким направлениям, как нераспространение оружия массового уничтожения, региональная безопасность, стабилизация ситуации в Афганистане, председательство РК в ОБСЕ, демократия и права человека, энергетика, военное, социально-экономическое и научно-техническое сотрудничество. Роберт Блейк тогда заявлял: "Казахстан - единственная страна в Центральной Азии, с которой у США такая обширная и насыщенная повестка двустороннего сотрудничества. Механизм двусторонних консультаций демонстрирует свою эффективность и способствует дальнейшему расширению и совершенствованию казахстанско-американского диалога".

Вообще же, Кайрата Умарова с полным правом можно назвать специалистом по США. Поэтому перед тем, как пройтись по граням таланта этого дипломата, позволим себе сделать несколько штрихов к его портрету.

Родился он в Фергане, учился в Алматы, но по специальности "преподаватель английского и французского языков" проработал всего год - после этого его карьера начинает делать кульбиты, что свойственно людям, способным выходить за горизонты среднестатистических возможностей. Сначала Кайрат Умаров занимается научной работой в Институте истории, этнографии и археологии Академии наук Казахстана, затем становится главным редактором переводов с английского языка главной редколлегии по художественному переводу при Союзе писателей РК. Независимость республики он встречает в качестве референта Казсовпрофа. Переломным в его карьере становится 1992 год. Молодому государству нужны профессионалы с незашоренным взглядом, смелые и знающие свое дело. Кайрат Умаров с лихвой продемонстрировал эти качества на посту сначала второго, затем первого секретаря, а потом и заведующего отделом Европы и Америки Министерства иностранных дел. Уж спустя два года после прихода в МИД он становится первым секретарем и советником посла РК в США. На тот момент дипмиссией руководил Тулеутай Сулейменов, прошедший школу МИД СССР и возглавлявший до своего отъезда в Вашингтон казахстан­ское внешнеполитическое ведомство. Работа под началом такого мастодонта дорогого стоит.

Хотя впоследствии Кайрат Умаров на некоторое время отошел от вопросов сотрудничества с США (работал в департаменте Европы МИД РК), американское направление уже стало его стихией. И когда в 1998 году Умарова назначили советником-посланником посольства РК в США, он оказался в своих санях. Стоит напомнить, что время это было сложнее. На родине в стане оппозиционеров, имевших доступ к международным трибунам, бушевала критика по поводу привлечения в Казахстан иностранных инвестиций, которые большей частью были представлены средствами американских компаний, и на фоне другого разгоравшегося скандала, получившего в мировой прессе название "Казахгейт", поддерживать реноме молодого независимого государства было непросто. Но работал Кайрат Умаров опять же в связке с такими опытнейшими дипломатами, как Канат Саудабаев и Болат Нургалиев, что позволяло наращивать потенциал и набираться знаний. С этой точки зрения в плюс пошла и работа в Индии и Шри-Ланке, где Кайрат Умаров в течение пяти лет был послом. А назначение его в сентябре 2009-го заместителем министра иностранных дел позволило ему выйти на новый уровень, проявить значительную степень самостоятельности и ответственности. Примечателен тот факт, что в 2012 году, в момент очередной пертурбации правительства, когда кресло главы МИД продолжительное время оставалось вакантным, Кайрат Умаров вместо министра возглавил нашу делегацию на Ассамблее ООН и с честью выдержал испытание "главной ролью".

Стоит также отметить, что Кайрат Умаров - блестящий переговорщик. В частности, он входил в состав оргкомитета по продвижению заявки города Астаны на право проведения выставки EXPO-2017. Кроме того, он имеет определенный политический вес на международной арене. В этом плане показателен тот факт, что еще будучи вице-министром иностранных дел, он, наряду с администратором Нацио­нальной администрации по ядерной безопасности (NNSA) Томом Д'Агостино стал в 2010 году лицом года по контролю за вооружениями (Arms Control Persons of the Year). Для справки: президентам США и России отвели в этой табели о рангах лишь третье место.

Поэтому вполне понятно, что американская сторона только приветствовала факт назначения послом Кайрата Умарова. Например, Ричард Вайц, старший научный сотрудник Хадсоновского института в Вашингтоне, писал: "За пять лет пребывания в Вашингтоне в качестве главного представителя Казахстана Ерлан Идрисов завоевал репутацию одного из самых влиятельных и видных иностранных дипломатов бывших советских республик. С момента своего прибытия в столицу Соединенных Штатов в начале января Кайрат Умаров столь же энергично принялся публично продвигать казахстан­ские интересы и выступать за расширение американо-казахстанских связей".

И, действительно, уже в марте 2013 года, практически сразу же после назначения, как сообщал ресурс EurasiaNet.org, он обозначил главные направления свой деятельности на посту посла. Первоочередное внимание уделялось задачам упрочения двустороннего сотрудничества в сфере торговли и инвестиций, сельского хозяйства, науки и техники, региональной безопасности (особенно применительно к Афганистану), межличностных контактов и ядерного нераспространения, учитывая роль Алматы в организации на своей территории переговоров по ядерной программе Ирана.

Не выпали из поля зрения Кайрата Умарова и вопросы формирования международного имиджа Казахстана. И тут его активность налицо - практически каждый месяц в СМИ появляются сообщения о визитах посла в различные штаты США, о проведении встреч с представителями американ­ского политического истеблишмента. Серьезное внимание Кайрат Умаров уделяет развитию культурных связей двух стран. В частности, на очень высоком уровне прошли Дни казахстанской культуры в США. Кроме того, посол прекрасно понимает и активно использует факт влияния переводной литературы на улучшение отношений между странами. Творчество казах­ских писателей и поэтов способно открыть всему миру душу казахского народа, позволяет понять его менталитет.

Особняком стоит работа дипломата по привлечению американских инвестиций и налаживанию связей с бизнесменами из США. Задача эта для Кайрата Умарова не новая. Он уже сопредседательствовал вместе с партнером аудиторской компании "Эрнст энд Янг" в группе по вопросам повышения инвестиционного имиджа, созданной при Совете иностранных инвесторов Казахстана, и прекрасно осведомлен обо всех тонкостях и подводных камнях этого процесса. И, как говорят факты, послу удалось серьезно укрепить это направление. Только в нынешнем году в Казахстане появилось 47 новых представительств и филиалов компаний США, а проведенный в июне с.г. в Астане первый американо-казахстанский бизнес-форум свидетельствует о том, что работа эта стала носить системный характер.

Успехи казахстанской дипломатии за последнее время получили достойную оценку со стороны американских экспертов. Председатель Института Центральной Азии и Кавказа при Университете Джонса Хопкинса Фред Старр считает, что "Казахстан смог добиться того, чего никакая страна не смогла сделать: развивать дружественные и сбалансированные отношения одновременно с Китаем, Россией и США". Другой эксперт, старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа Хадсонского института Ричард Вайтц, указывает на то, что "растущая роль Казахстана в регионе продвигает интересы США". На его взгляд, посредством "активного взаимодействия в Евразии, которое включает в себя прямые инвестиции и торговлю, а также поддержку растущей региональной коммерческой и транспортной инфраструктуры, Казахстан помогает трансформировать Центральную Азию и Каспийский регион в "дугу возможностей", а не в "дугу кризиса".

И ничуть неудивительно, что в Америке Кайрат Умаров был удостоен звания "Человек года" за вклад в укрепление связей между США и странами бывшего СССР.

Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2015 > № 1547749 Серикжан Адилов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter