Всего новостей: 2574070, выбрано 3 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Жирар Рено в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаЭлектроэнергетикаАрмия, полициявсе
США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 января 2018 > № 2458594 Рено Жирар

Губительные последствия американского одностороннего подхода

Рено Жирар | Le Figaro

Вместо дипломатии консенсуса Дональд Трамп навязывает дипломатию ультиматумов, требуя для Америки всех прав при отсутствии всяких обязательств, пишет обозреватель Le Figaro Рено Жирар.

В сфере международных отношений два мандата президента Обамы были отмечены поиском консенсуса. Это позволило осуществить большие дипломатические подвижки, такие как подписание соглашения по иранской ядерной программе (СВПД, Совместный всеобъемлющий план действий, июль 2015 года) или Парижское соглашение по ограничению глобального потепления, связанного с деятельностью человека (декабрь 2015 года), говорится в статье.

После года деятельности администрации Трампа становится ясно, что американская дипломатия избрала совершенно иной путь. От многостороннего подхода к большим международным целям и задачам она перешла к одностороннему. И предала забвению дипломатию консенсуса, предпочтя ей дипломатию ультиматумов. Последний ультиматум прозвучал 12 января 2018 года. Он адресован трем европейским державам, подписавшим СВПД: Франции, Великобритании и Германии. У них остается 120 дней, чтобы "устранить катастрофические изъяны", от которых страдает данное соглашение в глазах Трампа, отмечает обозреватель.

Постоянная эскалация напряженности в отношении страны, которая в американской психике вот уже в течение 38 лет возведена в ранг врага, без труда будет принята республиканским и даже демократическим электоратом, неизменно склонным к равнению на Израиль в ближневосточной политике США. Однако Трамп не соизволил проинформировать своих сограждан о двух ключевых фактах, поясняет автор.

Во-первых, СВПД учреждает самую усиленную систему международной инспекции за всю историю после подписания в 1968 году Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), говорится в статье.

Во-вторых, европейцы уже сказали, что не исправят ни строчки в столь сложном и ценном соглашении, по которому велись переговоры более двух лет. Даже если бы они захотели это сделать, ничего бы не изменилось, так как, помимо Ирана, Китай и Россия (тоже подписанты СВПД) и слышать не желают о новых переговорах с целью пересмотра соглашения. "Если бы Америка захотела ослабить лагерь реформаторов в Иране и подтолкнуть Стражей исламской революции к возвращению к курсу на атомную бомбу, она не смогла бы придумать ничего лучшего!" - уверен Жирар.

После окончания Второй мировой войны США вели внешнюю политику, отмеченную преемственностью: отдельные президенты могли вводить новшества, но они никогда не уничтожали то, что было очерчено их предшественниками, напоминает автор. Трамп покончил с принципом преемственности.

Односторонний подход Трампа приводит к губительным последствиям. Он требует для Америки всех прав и не признает никаких обязательств. Он не следует понятию "суверенной облигации". В Европе он вызвал недоверие (своим выходом из Парижского соглашения и расплывчатостью суждений об условиях обороны, предусмотренных статьей 5 хартии НАТО). В Латинской Америке он породил недоверие (своим отказом от многостороннего подхода к миграционным проблемам). В арабо-мусульманском мире и в Африке он вызвал ненависть тем, что заклеймил отдельные народы и отказался от традиционной американской нейтральности по израильско-палестинскому досье. В Азии он, сам того не желая, усилил китайские гегемонистские устремления (выходя из ТТП, Транс-Тихоокеанского торгового партнерства, подписанного в Окленде в феврале 2016 года), комментирует Жирар.

Со времен Рузвельта все привыкли к тому, что Америка задает тон в международных отношениях (чаще к лучшему, чем к худшему). Сегодня это не так, заключает обозреватель.

США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 января 2018 > № 2458594 Рено Жирар


США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421056 Рено Жирар

Рено Жирар: «США утратили роль арбитра на Ближнем Востоке»

Признав Иерусалим столицей Израиля, Трамп разрушил нанес вред переговорам об арабо-израильском мирном договоре, гарантом которого с самого начала были Соединенные Штаты.

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

Почему признание Иерусалима столицей Израиля президентом США 6 декабря 2017 года вызвало столько эмоций не только во всем арабо-мусульманском мире, но и в Европе? В конце концов, прошло почти 70 лет с тех пор, как Кнессет и премьер-министр Израиля обосновались в Иерусалиме. В конце концов, Иерусалим был уже столицей еврейского государства при царе Соломоне 3 000 лет тому назад. Там он построил большой храм, от которого осталась лишь западная стена, знаменитая Стена Плача. В таком случае, может быть, Дональд Трамп всего лишь признал истинное положение дел? Именно это он и утверждает, и его аргумент вполне приемлем.

Но решение перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, отвечающее инициативе Конгресса двадцатилетней давности, создает две серьезные дипломатические проблемы.

Во-первых, это противоречит всем документам ООН, подписанным до настоящего времени Соединенными Штатами. План раздела Палестины в 1947 году (после прекращения британского мандата) предусматривал создание еврейского и арабского государств, а также международный статус Иерусалима как священного города трех великих монотеистических религий — иудаизма, христианства и ислама. Евреи унаследовали 58% территории Палестины, а арабы — 42%. Этому плану не суждено было осуществиться. Как только последний британский солдат покинул эти земли в мае 1948 года, и Дэвид Бен-Гурион провозгласил независимость, арабские государства (Египет, Ливан, Сирия, Иордания, Ирак) напали на совсем молодое еврейское государство. После того, как они проиграли войну, государство Израиль расширило свою территорию до 78 % Палестины, остальные 22 % остались под контролем иорданской армии. В 1967 году, благодаря своей победе в Шестидневной войне, Израиль завоевал Восточный Иерусалим (вместе со Стеной Плача), Западный берег реки Иордан, сектор Газа, Синайский полуостров и сирийские Голанские высоты. Резолюция 242 Совета Безопасности ООН призвала тогда израильтян уйти с оккупированных территорий в обмен на мир со всеми арабскими государствами. Таким образом, «зеленая линия» (линия прекращения огня в феврале 1949 года) стала признанной мировым сообществом границей государства Израиль. Но эта резолюция никогда не была применена. Согласно Кэмп-Дэвидским мирным соглашениям (сентябрь 1978 года) Израиль вернул Синайский полуостров Египту. В мирном договоре с Израилем, подписанном в октябре 1994 года, Иордания отказалась от всех претензий на Западный берег, который должен был стать территорией будущего Палестинского государства в соответствии с условиями соглашений между Рабином и Арафатом в сентябре 1993 года (тайно обсуждались в Осло прежде чем были подписаны на лужайке перед Белым домом). Но соглашения Осло были сорваны из-за серии атак ХАМАСа и неготовности Ликуда. Вот почему по-прежнему нет мира на Ближнем Востоке.

Окончательный статус Иерусалима должен был стать одним из элементов арабо-израильского мирного договора под защитой ООН. Своим, по меньшей мере, поспешным решением, Трамп нанес вред переговорам, которые США поддерживали с самого начала.

Вторая проблема заключается в том, что своим решением Трамп лишил Америку ее способности играть роль арбитра в арабо-израильском конфликте. До сих пор, будучи гарантом Израиля с 1948 года, США всегда стремились сохранить сбалансированную позицию, что позволяло им стать реальным «честным посредником». В ноябре 1956 года именно Вашингтон заставил англичан и французов, союзников Израиля, положить конец Суэцкой войне против Насера. В октябре 1973 года Киссинджер убедил израильтян ослабить кольцо вокруг окруженной египетской третьей армии. В октябре 1991 года президент Джордж Буш инициировал проведение Мадридской мирной конференции, пригласив туда палестинскую делегацию, несмотря на яростное сопротивление стороны Израиля.

Все геополитики знают, какое решение для Иерусалима было бы разумным. Его западная часть должна оставаться столицей государства Израиль, а его арабский квартал мог бы стать под именем аль-Кудс будущей столицей Палестинского государства. Стена Плача, конечно же, должна стать окончательно израильской. С другой стороны, было бы нормально, если бы две святые мечети стали частью палестинской территории.

Когда израильско-палестинская территориальная проблема была просто политической, она казалась вполне решаемой. Теперь, когда все большее число людей с обеих сторон примешивают к этому религию, решение кажется почти нереальным. И еще одна плохая новость: Америка больше не играет роли потенциального арбитра в этом бесконечном конфликте.

США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421056 Рено Жирар


США. КНДР > Армия, полиция > inopressa.ru, 26 сентября 2017 > № 2325056 Рено Жирар

Какова американская стратегия в отношении Северной Кореи?

Рено Жирар | Le Figaro

Когда в геополитике переходят от стадии конфронтации с военными маневрами к стадии обмена косвенными оскорблениями в ООН, это значит, что напряженность начитает снижаться, пишет международный обозреватель Le Figaro Рено Жирар.

8 августа 2017 года Дональд Трамп пообещал "огонь и ярость" Северной Корее, в случае если она продолжит свою программу по вооружению ядерными баллистическими ракетами. 29 августа молодой северокорейский диктатор Ким Чен Ын приказал запустить баллистическую ракету межконтинентальной дальности, которая упала где-то в Тихом океане, пролетев над японским архипелагом и не подвергшись перехвату. Во избежание усиления эскалации Китай и Россия призывают США возобновить дипломатический диалог с маленькой сталинистской и воинственной страной (25 млн жителей, территория - четверть французской), говорится в статье.

Пекин и Москва предлагают следующую сделку: прекращение Пхеньяном ядерных и баллистических испытаний в обмен на приостановку американских маневров. Но Вашингтон отказывается, указывает автор.

Сегодня кажется очевидным, что США не станут вести превентивную войну против Северной Кореи: обжегшись на молоке, дуют на воду, пишет Жирар. США сдерживают себя после катастрофы, которой стала их последняя превентивная война - вторжение в Ирак в марте 2003 года. Что еще хуже, американские односторонние действия могут спровоцировать северокорейские карательные операции против Сеула с десятками тысяч жертв.

Столь же очевидным сегодня представляется тот факт, что Северная Корея в 2003 году вышла из ДНЯО (Договора о нераспространении ядерного оружия, применение которого контролируется МАГАТЭ), намереваясь стать признанной ядерной державой, наряду с Индией и Пакистаном, отмечает обозреватель.

Большая стратегическая ошибка восходит к эпохе администрации Джорджа Буша-младшего, считает автор. В 2002 году он поставил Северную Корею в один ряд с Ираком и Ираном, провозгласив "ось зла". Но затем Вашингтон ошибся с выбором мишени: во имя борьбы с "оружием массового уничтожения" неоконсерваторы воевали с Ираком, у которого его не было, вместо того чтобы заняться Северной Кореей. Сегодня, когда Пхеньян располагает бомбой, уже поздно действовать военными методами.

Но Америка еще не сказала последнего слова, пишет автор, прогнозируя "двойное гибкое реагирование". С одной стороны, она будет действовать через Китай. Ей достаточно будет применить финансовую угрозу против китайских компаний, издав указ о том, что всем, кто продолжит торговать с Северной Кореей, будет запрещено вести дела с Америкой и проводить транзакции в долларах. С другой стороны, США запустят знаменитую "звездную войну", дорогую сердцу покойного президента Рональда Рейгана. С тех пор лазерные технологии сильно продвинулись вперед. Легко представить, как с геостационарного спутника над северокорейской территорией пролетает система, способная дезориентировать наведение любой ракеты в фазе взлета, пишет Жирар.

Однако, предостерегает обозреватель, тут существует еще больший стратегический риск: подобный технический прогресс запустит новую нежелательную гонку вооружений между Вашингтоном, Пекином и Москвой.

США. КНДР > Армия, полиция > inopressa.ru, 26 сентября 2017 > № 2325056 Рено Жирар


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter