Всего новостей: 2572920, выбрано 5 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ивашов Леонид в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыАрмия, полициявсе
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580279 Леонид Ивашов

РЫЧАГИ

Трамп грозит Путину за «химатаку» в Думе, Израиль бомбит войска Асада, Россия держит паузу

Рычаги - от рычаг: жердь, шесть, для подъёма тяжести, на упорной точке; подъём. Рычаг подводят под тяжесть, упирают во что, поближе к тому же концу, а за другой нагнетают его; или подводят глубже, упирают концом в землю, повыше этого в кромку тяжести, и вздымают другой конец. Языком, что рычагом. Рычаг: мысленная черта, в которой отличают точки упора, силы и сопротивленья; в сем значении большая часть машинного строенья приводится к началам рычага; и колесо рычаг.

В. И. Даль. Толковый словарь живаго великорусского языка.

Дональд Трамп на своей странице в соцсети Twitter написал 8 апреля: «Многие погибли, включая женщин и детей, в бездумной химической атаке в Сирии. Зона поражения оцеплена и окружена армией Сирии, которая делает ее совершенно недоступной извне. Президент Путин, Россия и Иран ответственны в поддержке животного Асада. Придется заплатить большую цену».

9 апреля Министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что не исключает «никаких действий» против Сирии из-за сообщений о применении химического оружия в населенном пункте Дума, передаёт телеканал CNN. «Я ничего не исключаю на данный момент», — сказал Мэттис, отвечая на вопрос, исключает ли он возможность нанесения «удара по Асаду». «Первое, на что мы должны обратить внимание, — почему химическое оружие все еще используется, когда Россия была гарантом ликвидации всего химического оружия в Сирии», — добавил министр.

«Сообщения из Думы, подвергшейся атаке и бомбардировкам силами режима и его союзниками, свидетельствуют о том, что большое количество гражданских лиц было убито вчера вечером, включая семьи, которые погибли в укрытиях, где они прятались», — передаёт ТАСС текст заявления внешнеполитической службы ЕС.

9 апреля специалисты арабского «Красного полумесяца» сообщили, что не нашли никаких следов применения отравляющих веществ в городе Дума. Более того, по словам врача организации Мохаммеда Аднан Тбанга, за время его работы, с 2012 по 2018 годы, никаких доказательств применения отравляющих веществ в Сирии не было.

В ночь на понедельник, 9 апреля, израильские ВВС атаковали авиабазу Тифор. По данным российского Минобороны, удар нанесли два истребителя F-15. Погибли сирийские и иранские военные. Российские советники при атаке не пострадали. Израильские военные эту информацию комментировать отказались. В Кремле заявили, что Россия обсудила с Израилем этот инцидент «по соответствующим каналам».

Иллюстрация: Владимир Стенберг.

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Если американцы что-то запланировали — а именно они спланировали и даже частично профинансировали уничтожение очередного арабского государства, близкого к России, — то они это сделают. Причём работают они, не мудрствуя лукаво — как прошло у них с пробиркой с отравляющими веществами, которую госсекретарь США Колин Пауэлл демонстрировал в Генеральной Ассамблее ООН. И уничтожили государство Ирак. С тех пор фальшивое химическое оружие стало реальным политическим оружием. Как только они говорят о применении химоружия — значит, считай, что будут бомбить. Они ничего доказывать не собираются, они считают себя господами. И ничего в поведении Запада не изменилось. Они просто какое-то время, когда Советский Союз был силён, учитывали нашу силу, говорили о «демократии», «сдерживании коммунизма». Но те же фашистские методы, которые всемирные ростовщики породили в Германии, в Италии, сегодня опять востребованы, применяются. И делается это лишь потому, что, во-первых, никто не даёт отпор, и, во-вторых, Россия действует непоследовательно. Противник понимает, что наша элита вся в у них петле со своими вкладами, недвижимостью и так далее.

Поэтому мне пришлось говорить 17-го февраля на Общероссийском офицерском собрании именно о таком варианте: они не изменят своим планам. Дали России немножко порезвиться, дали Путину высказаться в отношении своих современных, перспективных вооружений. Но, тем не менее, своего добиваются: реализуют план по расчленению Сирийской Арабской Республики, не уходят с территории Сирии. Не исключено, что добьют президента Башара Асада и поставят марионеточное правительство. Или в провинциях будет несколько правительств, как, например, в Ливии.

А мы на словах грозные, но когда дело касается действительно реального отпора по любому поводу — по поводу Скрипаля, по поводу химического оружия в Сирии и так далее, — всего лишь ограничиваемся заявлением Марии Захаровой. И западники этим пользуются. Первым британский министр иностранных дел Борис Джонсон заявил, что, «если мы обнаружим в Сирии химическое оружие — нанесём удар». Трамп взял на себя миссию развития провокации, заявил, что «асадовцы применили газовую атаку в 30-ти километрах от Дамаска». Это сумасшествие: если оно так было, любой ветерок — и смертоносное облако пошло на Дамаск. Но им не нужно правдоподобия. Израиль взял на себя бомбардировки. Трамп заявляет, Израиль бьёт, и сейчас мы увидим, что те же англичане — возможно, и французы, ещё кто-то — начнут уничтожать те результаты, которых добилась сирийская армия при поддержке российских ВКС.

И следующее, о чём я говорю: обязательно вспыхнет Донбасс. Порошенко подсохнет немножко — и обязательно начнёт эту атаку. Потому что наша власть двуликая. С одной стороны, громкие пафосные речи, президент апеллирует к тому, что у нас есть грозное оружие. А когда приходится давать какой-то отпор и отстаивать свои интересы и интересы наших союзников, мы ограничиваемся или молчанием, или овечьим блеянием в виде протестов, неудовольствий и так далее.

У меня есть обратный пример, как мы отвечали (Министерство обороны) на каждый шаг Запада, когда начали бомбить Союзную Республику Югославию. Первое — выставили все натовские структуры, которые были в России. Второе — запретили военным атташе посещать любой орган Министерства обороны, мы нигде их не принимали. Отозвали всех наших военнослужащих, которые были на учёбе в западных странах, в командировках, на конференциях, и даже представительство в НАТО. Всё отозвали, кроме разведки, из этих стран. И вообще никакого общения не стало. И плюс действовали в соответствии с нормами международного права — правом на коллективную и индивидуальную оборону. Нужно было — бросили батальон на Приштину, нужно было — выдвинули войска к определённым местам, задействовали спецназ, корабли. И тогда американцы стали трезветь. И Клинтон звонил Ельцину — «надо, чтобы военные встречались где-то», и Олбрайт попросила включить переговорный процесс. Наше условие было — прекращение бомбардировок, только потом садимся за стол переговоров.

А сегодня мы заявлять заявляем — и депутаты, и члены правительства, и МИД, и президент, — а делать ничего не делаем. Где реализация заявления, что мы будем сбивать ракеты? Американцы, как и все западники, как Израиль, сейчас просто отстреливают свои старые боеприпасы, старые «Томагавки». Поэтому не нужно радоваться, что многие ракеты не долетают до целей. Их так утилизируют, отстрелять по чужой территории дешевле — вот и всё.

Сейчас мы отступаем. Во всех армиях есть принцип— если противник отступает, то нужно наращивать усилия, его нужно преследовать, его нужно давить, бросать в бой новые силы. Что мы и наблюдаем сегодня на военно-политическом фронте.

А с чисто военной точки зрения можно ли было защитить сирийский аэродром, который сегодняшней ночью был подвергнут атаке? Конечно. Первое — нужно прогнозировать вероятные действия противника. Для этого существует разведка, существуют аналитические структуры, существуют штабы. Нужно понять, что будет делать противник, на каких направлениях, по каким объектам бить. Потом штабы планируют отпор. Плюс всегда нужно иметь в виду, что бить нужно не только по летящим на объект целям, а и по тем государствам, которые предпринимают этот акт агрессии. Вот Израиль атаковал Сирию. А что, у нас нет рычагов для давления? Даже если боятся бить «своих» под Тель-Авивом, посмотрите, какие у нас рычаги: немедленно прекратить безвизовый режим, выставить отсюда израильского посла, отозвать своего посла оттуда, прекратить всякие контакты. И в конечном счёте можно было нанести ответный удар по тем целям, с которых были запущены «Томагавки» и самолёты-бомбардировщики. То есть рычагов много, желая реального ответа, всегда реагируют комплексно. Политически — созыв Совет безопасности ООН, дипломатически — разрыв отношений и ограничения отношений со странами-агрессорами. Нужно смотреть, чем ответить экономически. И, конечно, реагировать военным путём. Вот тогда нас бы уважали, нас бы слушали. А агрессоры уверены, что, пока у наших депутатов, членов правительства, президентских структур есть недвижимость, огромные счета и в Израиле, и на Западе — ответа с нашей стороны не будет.

Иногда кажется, что мы сталкиваемся не с реальной холодной войной, перерастающей в горячую, а с каким-то грандиозным спектаклем. Не исключено, что представители высших властей России могут встречаться за чаепитием или коньякопитием с представителями так называемого Запада и хохотать над лохами, которых они развели. Западным обывателям втемяшивается в головы, что полковник Кошкина сбежала в «Новичком» в зубах из дома Скрипалей и отравила в Гуте миллиарды мирных сирийцев, перед этим потравив всю Англию, и вообще Россия — это Мордор и империя зла. Нам же внушают, что на нас ополчился прогнивший Запад (который, впрочем, слаб и скоро самоликвидируется), а мстит он нам за то, что мы «встали с колен». Результат на самом деле виден один — обнищание масс. Возможно, со временем по обе стороны, но пока особенно в России. Потому что какой-нибудь Греф, который служит непонятно какому лагерю, руководит банком, часть которого принадлежит как бы России, а часть JP Morgan Chase. И этот самый Греф всё время отчитывается перед президентом о рекордных прибылях. За чей счёт и кому — прибыли? Силуанов и Набиуллина отправляют из-за бюджетного правила в те же Штаты гигантские деньги. И как прикажете это понимать? Разве не как спектакль?

Мы с вами прекрасно знаем, что если страна вывешивает белый флаг, то победившая страна ставит свою администрацию. И если мы в 1991 году вывесили белый флаг, то поставлена была именно проамериканская администрация. И она находится под жёстким контролем хозяев. И если Путин пытается проявить какую-то самостоятельность, то ему просто не позволяют, если он хочет честно отстоять наши интересы. Посмотрите, президент правительству поручает, приказывает — правительство делает наоборот, потому что начальство Медведева и всей шайки, которая сидит в Белом доме на Краснопресненской набережной, находится не в Кремле, не Путин начальство. Начальство сидит в Белом доме на Потомаке. И «наши» министры безропотно выполняют указания оттуда.

У меня остаётся только один вопрос: Путин действительно хочет помочь России или он в этом спектакле также играет определённую роль? Роль как бы прикрытия — говорит добрые и красивые слова, обещает что-то. А мы видим, куда валится страна и как с ней поступают. И никакой адекватной реакции нет.

Посмотрите, задерживают самолёты Аэрофлота в Лондоне. Почему не арестовать немедленно пять британских самолётов в Москве? Почему высылают наших дипломатов, а мы ходим на рауты, на приёмы в западных посольствах? Почему не ввести жёсткие контроль, наружную слежку за западными дипломатами — и никаких контактов с ними не поддерживать!? Мы этого ничего не сделали. Если сегодня не реагируем, когда враги бьют по Дамаску, по Хомсу, завтра они приучат нас, что мы не будем реагировать, даже если начнут бить по Кремлю. Будет Мария Захарова заявлять протесты — и на этом всё закончится.

Эта власть продажная. Она была поставлена ещё при алкоголике Ельцине и продолжает наследовать ту традицию.

В этом же ряду история с керченскими рыбаками. Реального ответа России ведь так и не было. Люди страдают, люди мучаются в плену — а МИД «выражает беспокойство». А зачем тогда нам мощные вооружённые силы, спецназ, спецслужбы? Да уже бы три или пять украинских судёнышек стояли под арестом, если бы была воля, если бы власть действительно защищала национальные интересы, а не интересы американских банков. Мы вспомнили Грефа, а посмотрите на «Газпром», «национальное достояние». 27% акций принадлежат Bank of New York, а остальные, которые считаются государственными, расхватало питерское окружение президента. А мы причитаем — «национальное достояние»! Пока будет терпеть — с нами так и будут поступать. По многим направлениям мы оккупированная страна.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580279 Леонид Ивашов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580821 Леонид Ивашов

Гибридные войны

геополитика современного миропорядка и мобилизационный проект для России

Цивилизационная многополярность, предсказанная Н.Я. Данилевским ещё в 1869 году, сейчас, через полторы сотни лет, проявляется со всей очевидностью. Китай, Индия проявляют себя не только как динамично развивающиеся государства, но прежде всего — как мировые цивилизации. Чрезвычайно важный процесс трансформации происходит в России. Идёт формирование "центра силы" в Латинской Америке, в стадии переосмысления и поиска своей цивилизационной идентичности находится исламский мир. Как и прогнозировалось, не складывается строительство единой евроцивилизации — в силу кардинальных политических, культурных, религиозных, духовно-ценностных различий между странами, входящими в ЕС. Британия, также живущая своей колониальной рентой, уже попыталась выйти из Евросоюза.

Сегодня мы можем констатировать, что эпоха всемирно-исторического лидерства Запада завершается — вопрос только в том, чем именно она завершится: сменой лидера, или же попыткой сдающего лидера уничтожить всё человечество. Похоже, что такая попытка обязательно последует, поскольку она запрограммирована всей предшествующей историей "западной" цивилизации. И, в первую очередь, эта попытка будет направлена против нашей страны, что вызвано не только актуальными финансово-экономическими, политическими или военно-стратегическими, но и, что главное, системно-геополитическими причинами, исходя из которых "западная" цивилизация всегда обязана вести войну с Россией и стремиться к её подчинению и уничтожению.

Теории и стратегии западной геополитики

Для практической реализации законов и закономерностей геополитики лучшие умы отрабатывали теории, стратегии и доктрины. Остановлюсь лишь на некоторых, действие которых продолжается и сегодня. Начну с теории "хартленда" британца Х. Маккиндера. Рассматривая географию нашей планеты, он сделал вывод (1904 г.) о том, что центральным регионом мира является Евразия, Мировой остров, в центре которого находится "сердце мира", "хартленд" — самый выгодный для контроля над миром регион планеты. И отсюда следовала стратегическая установка, или формула мирового господства: "Кто контролирует Восточную Европу, доминирует над хартлендом; тот, кто доминирует над хартлендом, доминирует над Мировым островом; кто доминирует над Мировым островом, доминирует над миром". Итак, только контроль над Россией (ибо "хартленд" — это и есть Россия) даёт англосаксам контроль над Евразией и над всем миром. Потому-то Збигнев Бжезинский и объявил после крушения СССР, что "Евразия — приз победителю в холодной войне". То есть — добыча. Но вот проблема, которую "западники" пытались решить со второй половины ХIХ столетия: как установить контроль над российским континентом, "огромной континентальной массой" по выражению американского адмирала Альфреда Мэхэна. Некоторые пытались решать её методом военного вторжения, но с печальным для себя результатом.

Мэхэн предложил в 1890 году иную стратегию овладения Россией: "петлю анаконды", суть которой заключалась в блокаде российской территории, воспрещении выхода в мировой океан и к теплым морям, ограничении торговли, отхватывания ее прибрежных территорий и т.д. А конечную цель этой стратегии адмирал видел так: "Приступить к овладению всею полосой южной Азии между 30-м и 40-м градусами северной широты, и с этой базы постепенно оттеснять русский народ к северу. Так как, по обязательным для всего живущего законам природы, с прекращением роста начинается упадок и медленное умирание, то и наглухо запертый в своих северных широтах русский народ не избегнет своей участи". Очень гуманно, не правда ли? Но разве сегодня, или еще когда-либо, они нам другое предлагали?

Суть германской геополитики (основатель — Ф. Рацель): государство — живой организм, который, по мере своего развития, требует всё большего жизненного пространства, Lebensraum. Обретается это дополнительное пространство за счёт территорий "менее удачливых соседей". Гитлер в своей политике исходил именно из этой стратегической концепции, пытаясь захватить Lebensraum военным путём. Нынешнее руководство Германии делает то же самое, но с помощью "мягкой силы": покоряя пространство Европы экономическими методами. К России оно пока относится осторожно, памятуя уроки истории. Но сегодня складывается ситуация, для которой характерно наступление континентальных держав, прежде всего — Китая, ШОС и БРИКС, и заката США, Британии и Запада в целом.

Приход к власти в США Дональда Трампа как раз и стал попыткой отсрочить уход Запада во главе с Соединёнными Штатами с лидирующих позиций, но не более того. Это, прежде всего, внутриамериканский конфликт за право распоряжаться миропорядком и глобальными ресурсами. Схватились две глобальные силы: транснациональный финансовый капитал и национальная элита Америки, что сулит ряд глобальных потрясений и, возможно, переформатирование мирового политико-экономического пространства.

Приход в Белый дом Трампа, его предвыборные тезисы и первые президентские действия, говорят о том, что США примут и будут реализовывать новую геополитическую доктрину, опять же — с целью остановить развитие Востока, на стороне которого выступает сегодня и Россия. Но эта доктрина будет строиться на прежних теориях и принципах англосаксонской геополитики. Главной её целью, опять же, будет "сжатие в кольцах анаконды" и разрушение России. Санкции, информационные атаки, демонизация российской политики и руководства, лишение России внешнего и внутреннего пространства безопасности, включение Евразии в зону "жизненно важных интересов" Америки с назначением Центрального военного командования США ответственным за евразийский регион, — всё это и есть реализация классических американских геополитических теорий, концепций и доктрин. Альтернатив у них в этом отношении нет, и пока не предвидится.

Место и роль России в современном мире

Наиболее слабым звеном современной России является её система социального управления. Правящая "элита" неспособна выявить и определить адекватное и естественное целеполагание для нашего общества, а тем более — предложить обоснованную и эффективную методологию его достижения. Именно по этим причинам, Россия находится вне процесса культурно-цивилизационного созидания. Более того, из трёх матриц, синтезирующих русскую цивилизацию, одна, "советская", уже почти полностью разрушена, а две остальные: православно–славянская и евразийская (русско–тюрская), — активно разрушаются. Среди бывших постсоветских республик Центральной Азии и Кавказа растёт разочарование поведением российских властей и бизнеса, Россия не предложила развёрнутой взаимовыгодной геополитической концепции формирования будущего евразийского пространства. Православно–славянский ареал также не имеет ясной перспективы, кроме конфликта с Украиной и трагедии Донбасса. Единственный союзник на Балканах — Сербия движется в сторону ЕС и НАТО. В целом нынешняя власть РФ проиграла в процессе цивилизационного строительства всё, что могла. Наши надежды на формирование Евразийского союза, как культурно–цивилизационного фундамента, развитие ШОС, как регионально-политического образования, БРИКС — как объединения цивилизаций не-Запада и модели будущего мироустройства, — пока не оправдываются. Похоже, идёт искусственное торможение этого процесса. По крайней мере, Россия на этих направлениях утратила активность и наступательность, а культурно-цивилизационное строительство замещается попытками обыденной экономической выгоды, причём — на китайских условиях.

Гибридная война, как главный феномен ХХI века

Усложнение современного миропорядка затронуло и такую сферу как война. Из сферы традиционного вооруженного насилия, война перешла в новое, более сложное и многомерное пространство. Сначала такой переход обозначался термином "холодная война", сейчас — "гибридная война". Но ясной государственной теории, раскрывающей сущность этого явления, в России нет. В Академии геополитических проблем лет десять назад исследовались изменения в понятии "война". Ввели термин "геополитические операции". Предложили проект геополитической доктрины, направили в Совбез РФ. Но в беседе с одним из сотрудников аппарата Совбеза, услышав его понимание геополитики, как науки о фашизме, прекратили общение. Тем не менее, мы эти исследования продолжаем. Руководитель Уральского отделения Академии геополитических проблем, доктор политических наук Н.А. Комлева пишет: "Гибридная война представляет собой исключительно геополитическое явление, в своём полном объёме не определяемое в иных исследовательских парадигмах.

Гибридная война — это совокупность действий, направленных на разрушение всех основных геополитических пространств общества-соперника, то есть на его абсолютное сокрушение. При этом агрессия во всех основных типах геополитических пространств осуществляется одновременно.

Основными геополитическими пространствами автор… полагает следующие: географическое, экономическое, информационно-идеологическое и информационно-кибернетическое. В каждом типе геополитического пространства способы ведения гибридной войны различаются в соответствии с природой данного типа пространства.

Основные способы ведения гибридной войны в географическом пространстве:

1) локальные "традиционные" войны в ресурсных регионах страны–объекта агрессии, вовлечение данной страны в серию "конфликтов малой интенсивности" по периметру её границ; 2) "цветные революции", то есть государственные перевороты в стране–объекте агрессии и в государствах, являющихся её геополитическими союзниками; 3) поощрение сепаратизма в стране–объекте агрессии.

Все перечисленные технологии применяются против современной России. В конце 90-х—начале 2000-х гг. страны Запада и их союзники, включая страны Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Иордания, ОАЭ), спонсировали террористическую войну на российском Северном Кавказе в финансовом отношении, поставляли в регион наёмников, военных советников, современное вооружение. Террористическая война была составной частью сепаратизма так называемой Республики Ичкерия, образованной на большей части Чеченской Республики в составе России, а также определенных сил в Республиках Ингушетия, Кабардино-Балкария, Дагестан (проект "Лакской республики"). Попытки осуществить "ромашковую революцию" в Российской Федерации наблюдались в 2003–2008 гг., а также в 2012 г. ("белоленточное движение"). "Цветные революции" прошли по Сербии, Украине (дважды), Грузии, Киргизии.

Основные способы ведения гибридной войны в экономическом пространстве:

1) санкции против отдельных отраслей экономики страны-объекта агрессии, в том числе — закрытие для неё международных рынков (или отдельных их сегментов) и блокирование доступа к определённым технологиям;

2) санкции против всех отраслей экономики страны-объекта агрессии в совокупности (экономическая блокада);

3) санкции против ключевых персоналий, определяющих содержание и ход экономических процессов в стране-объекте агрессии".

Дополню данные тезисы уважаемой Натальи Александровны. Гибридная война — это сочетание "мягкой силы", применяемой во всех жизненно важных сферах государства-объекта агрессии, с жёстким военным давлением и ограниченными военными действиями, операциями спецслужб и мощным информационным подавлением воли к сопротивлению.

Против России операция "гибридная война" ведётся на плановой основе. Она была запущена с момента введения санкций в 2014 г., 2 августа 2017 г. план операции был утвержден окончательно, с 2018 г. начинается активная фаза её реализации.

Замысел операции противника я бы сформулировал так: "Используя экономическую слабость России и отсутствие устойчивой системы государственного управления, полномасштабную многоуровневую коррумпированность органов государственной власти, самый высокий в мире разрыв доходов населения, разобщённость и апатию офицерского корпуса, склонность большого числа офицеров и чиновников высокого ранга к услужению кому угодно ради денег, комфорта и удовольствий, — осуществить наступательную операцию гибридного типа с целью ликвидации российской государственности и приведению остатков Российской Федерации под полный контроль правительства, Конгресса и Федеральной резервной системы США, главный удар нанести по системе госуправления, производственному сектору экономики и финансовой системе государства".

Цель — паралич управленческой деятельности, производства товаров и военной продукции, финансовых операций. Другими направлениями ударов (и здесь основной ударной силой будет выступать главное киберкомандование Пентагона) должны стать дезорганизация работы транспорта, связи, платёжной системы, медицинских учреждений, что должно вызвать массовые протесты среди населения, силовые захваты банков, учреждений, торговых сетей и т.д. И затем — организация всероссийского бунта с целью разрушения государства и организация вооружённой междоусобицы. После чего — в "благих целях" — взятие российского ядерного оружия под "международный" (читай — американский) контроль. Затем — "игрушечный" президент, и такое же, как сейчас, "либеральное" правительство. Попытки отдельных лиц и разрозненных организаций сопротивляться будут жестоко подавляться, как это было в 90-е годы. И всё это будет происходить на фоне усиления военной активности США и НАТО, включая непосредственное боевое соприкосновение и военные действия против российской военной группировки в Сирии. Весьма вероятно развёртывание широкомасштабного наступления украинских войск на позиции Донбасса и Луганска с целью их полного окружения. и уничтожения

Готова ли наша страна к отражению такой системной угрозы? Полагаю, что нет. Прежде всего — поскольку у нас нет теоретической основы для создания стратегии гибридной обороны, нет собственного Генерального штаба (не путать с Генштабом Вооруженных сил РФ — это другое), нет планов отражения гибридной агрессии.

Чем отвечать России?

Предоставим слово Н.А.Комлевой, предлагающей "контргибридный" ответ: "Для победы в гибридной войне, по нашему мнению, прежде всего, необходим "большой проект", то есть концептуально-системное изложение основ нового миропорядка, построенного на иных принципах, чем ныне существующий "однополярный" мир. Однако самого по себе глобального проекта, альтернативного существующему, недостаточно, даже если проект детально разработан. Необходим в той же мере проработанный механизм его реализации: ресурсы, акторы, технологии. Системная угроза требует и системного ответа.

Находясь внутри чужого глобального проекта, Россия так и будет оставаться "страной-мишенью", реагирующей на угрозы и вызовы в режиме "постфактум".

Какие системные геополитические выводы отсюда можно сформулировать сегодня? Они, на мой взгляд, примерно таковы:

— западная "постиндустриальная" модель развития человечества привела к глобальным, планетарного масштаба экологическому и нравственному кризисам;

— завершается фаза западного цикла истории человечества, начавшаяся в ХV веке Ренессансом, эпохой Великих географических открытий (колониальных захватов европейских держав) и последовавшим за ними индустриальным взрывом;

— глубочайшей геополитической ошибкой американских стратегов стала идея "конца истории" (Ф. Фукуяма);

— вестернизация превратилась в американизацию, а затем в глобальную диктатуру банков и финансового капитала, наступило тотальное разочарование в этом "образе будущего" и "дорожной карты" к нему в виде "вашингтонского консенсуса" со стороны подавляющего большинства народов и государств современного мира;

— возникло и усиливается тотальное сопротивление политике США, и прежде всего в культурно–цивилизационной среде (духовно–нравственной сфере);

— существует тенденция возврата глобального миропорядка к фундаментальной биполярности по оси Запад—не-Запад (Запад—Восток);

— ценностная система Востока характеризуется тремя основными идеями развития человечества: а) экологической, возвращающей человека и человечество к природе и космосу; б) глобальной постэкономической равновесности; в) нравственно-религиозного фундаментализма.

"Коллективный Запад" с удовольствием увидел бы на месте России свободную от любого государственного суверенитета (а в идеале — и от любого постоянного населения) "ресурсную территорию" типа севера нынешней Канады. "Коллективный Запад" будет всеми силами противодействовать любым попыткам усиления российского государства, под какими бы идеологическими лозунгами (или вообще без лозунгов) те ни происходили.

"Коллективный Запад" никогда не признает руководителей российского государства "своими" и не инкорпорирует их в свою глобальную систему управления на правах даже операторов среднего уровня (максимум здесь — судьба бывшего политического лидера мощнейшего советского геополитического блока, занимавшего добрую треть планеты, М.С.Горбачёва, которому за сдачу этого блока разрешили пожить и доверили рекламу пиццы с кожизделиями фирмы Louis Vuitton).

Всё это, вместе взятое, должно определять как главные задачи, так и фундаментальные параметры мобилизационного проекта для современной России, в рамках которого глобальный "коллективный Запад" является одновременно и основным противником, и "целью номер один".

Леонид Ивашов

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580821 Леонид Ивашов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 1 ноября 2017 > № 2480284 Леонид Ивашов

БЕГСТВО

США включили в санкционный список 33 оборонных предприятия РФ; на очереди — олигархи

Бегство - уход, отъезд кого-либо куда-либо (обычно поспешный, неожиданный). Тайный самовольный уход, исчезновение кого-либо; побег. Быстрое беспорядочное отступление (о войсках). Уход, отстранение от чего-либо (обычно неприятного, мучительного).

Т. Ф. Ефремова Толковый словарь русского языка.

В четверг, 26 октября, госсекретарь США Рекс Тиллерсон утвердил список лиц и организаций, связанных с российским оборонно-промышленным комплексом и разведкой, против которых могут ввести санкции. Перечень не опубликован, поскольку он носит закрытый характер. Однако уже утром пятницы, ссылаясь на документ, направленный госдепартаментом в конгресс, газета New York Times сообщила, что обновленный список включает ФСБ, СВР и ГРУ, а также 33 оборонных предприятия, передает РИА Новости.

Среди предприятий, концернов и организаций, включенных в список: «Рособоронэкспорт», «Ижмаш», «Калашников», «Ростех», «МИГ», «Сухой», «Туполев», АНО «ПО КСИ» (производство микроэлектроники), Специальный технологический центр, компания «Цифровое оружие и защита» (ЦОР), «Адмиралтейские верфи», «Алмаз-Антей», Долгопрудненское научно-производственное предприятие, Федеральный научно-производственный центр «Титан-Баррикады», АО «Ижевский механический завод», машиностроительный завод имени М. И. Калинина, Конструкторское бюро приборостроения, АО корпорация «Тактическое ракетное вооружение», ООО «Молот-Оружие», Мытищинский машиностроительный завод, ОКБ «Новатор», НПО «Высокоточные комплексы», НПО «Сплав», «Оборонпром» концерн «Радиоэлектронные технологии», ОАО «Концерн «Радиотехнические и Информационные системы», корпорация «Уралвагонзавод».

В списке также значатся АО «Вертолеты России», концерн «Созвездие», АО НПО «Базальт», научно-исследовательский институт приборостроения имени В. В. Тихомирова, Объединенная авиастроительная корпорация, Объединенная двигателестроительная корпорация, Объединенная приборостроительная корпорация, Объединенная судостроительная корпорация.

Тем временем, глава министерства промышленности и торговли России Денис Мантуров, выступая на встрече годового собрания делового совета США-Россия в Нью-Йорке, отметил, что последствия американских санкций наиболее остро испытали зарубежные компании, а не российские. «Не наша страна стала инициатором санкций… Но именно зарубежный бизнес наиболее остро испытывает их последствия», — сказал он.

В кулуарах собрания делового совета глава Минпромторга также заявил: «Знаете, постоянно заботиться об ответных мерах — это не самое благодарное занятие. Мы в первую очередь заинтересованы в развитии отношений и бизнеса».

По словам Мантурова, Москва не может запретить новые санкции в отношении российских компаний, однако рассчитывает на разумный подход Вашингтона. «Мы рассчитываем, что это будет разумный подход. Соответственно, это не должно повлиять на бизнес», — подчеркнул он.

Кроме того, министр обратил внимание, что, по данным Банка России, за первый квартал этого года приток прямых американских инвестиций в экономику России составил 335 млн долларов, при том что за весь прошлый год их было чуть более 400 млн долларов.

«Средства компаний из США вложены в основном в обрабатывающие производства, добычу полезных ископаемых, оптовую и розничную торговлю, ремонт автотранспортных средств, транспорт и связь, финансовую деятельность, операции с недвижимым имуществом, аренду и предоставление услуг», — сказал министр, передает ТАСС.

Между тем, из США приходят известия о том, что Госсекретарь Рекс Тиллерсон упразднил аппарат по координированию санкционной политики, который входил в Госдепартамент США. Об этом сообщает Foreign Policy со ссылкой на источники в конгрессе и экс-дипломатов. По их словам, департамент координатора санкционной политики было решено распустить в связи с тем, что он не успел к 1 октября «применить новые меры против России, одобренные конгрессом в августе».

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Надо иметь в виду, что американский закон о санкциях — это действительно мощный системный удар по России. Это тесно увязывается и со Стратегией национальной безопасности США, где Россия обозначена как главный противник Америки и даже как угроза всему человечеству. И закон о санкциях то же самое подтверждает. Но если Стратегия нацбезопасности просто фиксирует, что Россия — сегодня главный объект для сосредоточения усилий США и в том числе для военного удара, то в законе уже отрабатывается стратегия: как нанести огромный, системный ущерб России. И она, как мы видим, реализуется. Речь в законе о санкциях идёт не только об американских поставках, об американских компаниях, которым запрещено работать с Россией, с российскими предприятиями, учреждениями и другими структурами. Но США обязывают и третьи страны не торговать с Россией, не поставлять в Россию продукцию для тех предприятий, которые сейчас указаны, как подвергшиеся санкциям. Да, конечно, США не остановят Китай. Возможно, Япония будет проявлять определённую самостоятельность. Но многие страны действительно не будут нам поставлять продукцию для наших оборонных предприятий. И будут весьма осторожны в приобретении российской оборонной, да и не только оборонной, продукции.

Всё это приурочивается, конечно, к президентским выборам в России. Будет однозначная поддержка оппозиционных сил, раскрутка их, активизация пятой колонны. Плюс мы видим военные приготовления и у российских границ, и шире — сейчас американцы стратегическую авиацию срочно и модернизируют, и проверяют боевую готовность. Так что полагаю: всё серьёзно.

Не будем забывать, насколько сильно зависит наша оборонная промышленность от западных электронных программных составляющих. Бравые заявления наших чиновников, что мы успешно решаем проблему импортозамещения — они не более чем работа на публику для успокоение общественного мнения. Но в действительности ещё при Горбачёве мы стали гасить свои высокотехнологичные отрасли и направления. А затем, в 90-е годы, мы вообще их уничтожали. И у нас электронная промышленность переместилась с предприятий, институтов, КБ на Митинский и Черкизовский рынки. Там даже оборонщики закупали что-то для своих изделий. Сегодня мы чуть-чуть поддерживаем авионику, но и она в основном провалена, как и вообще вся электронная промышленность у нас разрушена. Мы разрушили станкостроение. Сейчас для того, чтобы что-то восстанавливать, а тем более наращивать мобилизационные мощности, нужны станки. Вот американцы как раз по этим направлениям будут бить. Есть отрасли и технологические направления, которые лежат в основе развития, в основе наращивания производственных мощностей. Это электроника. Это станкостроение. Это металлургия, потому нужны именно новые виды и металлов, и полимерных изделий. Всё это у нас в глубоком кризисе. Поэтому быстро перейти на отечественные аналоги не удастся. Частная собственность, а тем более в высокотехнологичных отраслях, вряд ли будет жертвовать своими прибылями, ради безопасности страны. К тому же нужно иметь в виду, что частные предприятия ещё более завязаны на импорт, чем государственные.

И не зря США создали несколько лет назад Главное киберкомандование в Пентагоне. Не департамент какой-то, не ещё какие-то обеспечивающие структуры — а ударное командование. 12 мая происходили кибератаки. Это просто тренировка, и не нужно списывать их на каких-то отдельных хакеров. Это государственные спецоперации. Поэтому будут подавлять нашу систему управления войсками, вооружёнными силами, а также бортовые системы управления. Ситуация почти критическая. Да, у нас за последние годы восстановили производство придуманных в СССР высокоточных ракет — дальнобойных, красивых и так далее. Но если придётся их, не дай бог, применять уже не только против террористов — обеспечит ли промышленность их поставку для противостояния в серьёзном вооружённом конфликте? Ведь они изготавливаются сегодня не серийно, а штучно.

Поразил своей реакцией на новые санкции министр Мантуров: «Постоянно заботиться об ответных мерах — это не самое благодарное занятие. Мы в первую очередь заинтересованы в развитии отношений и бизнеса... Москва не может запретить новые санкции в отношении российских компаний, но мы рассчитываем, что это будет разумный подход. Соответственно, это не должно повлиять на бизнес». Что за этим: идиотизм или боязнь 2-го февраля, боязнь того, что начнётся конфискация личных сбережений наших высших чиновников и олигархата?

Здесь, наверное, присутствует и то, и другое. С одной стороны, действительно Мантуров как бы клянётся в лояльности, в верности США, пытается смягчить реальную картину российско-американских отношений. А с другой стороны, он зарабатывает очки, чтобы что-то ему, наверное, простили — я не знаю, в личном ли плане или нет, но он вымаливает прощение.

Сегодня мы должны понять, что произошло в США. Мы видим союз финансовых сионистов с бешеными генералами. Они в администрации Трампа занимают ключевые позиции. И они будут делать всё, чтобы балансировать на грани войны или развязывать войны. Программа, с которой шёл Трамп: «Уйти из горячих точек, не разворачивать новых конфликтов» — всё это отменено. И тот лозунг, который провозгласил начальник избирательного штаба, потом глава аппарата Трампа Стив Бэннон: «Сделаем Америку снова великой» — сегодня заменён девизом «Израиль превыше всего». Это не скрывается, открыто публикуется в американской прессе. И Стив удалён, и все национал-экономисты удалены, а пришла такая хунта, которая ограничила поступление реальной информации Трампу, и от имени Трампа уже делает официальные заявления.

На Валдайском форуме из уст Путина звучала однозначная защита Трампа и не акцентировались последние американские провокации. То есть очевидно, что Путин продолжает рассчитывать на какую-то личную симпатию между президентами, и эта симпатия, по мнению нашего президента должна отвести все угрозы. Это промах — или разумная, сознательная политика, которая может привести к положительным результатам?

Здесь, скорее всего, сделан неправильный вывод о положении Трампа. Он обнулён. Он не самостоятельная фигура. Он ничего не может принять в пользу России, а только против России. Вот так ограничили его права. Не было в истории США такой ситуации, как сегодня, когда в течение восьми месяцев команда, с которой президент пришёл, по сути дела изгнана.

А что у нас? Произошло оскорбление государственного флага России, когда захватили наши учреждения в США, сняли флаги, изъяли документы — это же уже акт войны, по сути дела! Государственные институты жалобно мычат — и не более того. А это акт серьёзнейший. Есть закон о государственном флаге, где прописано, что российское государство будет защищать его. А беззубая реакция власти говорит о том, что мы уже сдаёмся под давлением этих санкций, этих бесчинств. Власть, по крайней мере, сдаётся, а народ молчит.

Трамп остался в одиночестве. Мне кажется, что и Путин тоже движется сейчас к такому состоянию. И американцы это, наверное, рассматривают как важную операцию против России. Олигархический клан (на который Путин сделал основную опору в экономике и даже во внешней политике, защищая их интересы и в Сирии, и в других странах, находясь там с визитами) сейчас от президента, похоже, будет удаляться, если уже не удалился. Ведь давайте признаем, что многие чиновники, правительство наше — это представители олигархических компаний и вообще крупного капитала. Если шеф представителей отдаляется от президента — значит, и представители будут отдаляться. Вплоть до крысиного бегства с корабля.

Посмотрим в целом на правительство: чьи интересы оно защищает?

Давайте возьмём вот такой факт. В офшорах лежит не менее одного триллиона долларов наших, российских денег. Некоторые специалисты от экономики говорят: там порядка 3 триллионов долларов. Президент в своём послании, в ряде других обращений ставит задачу: провести деофшоризацию. Анализирует, что происходит в этой сфере, и какой ущерб наносится, и что это принесёт стране, если мы эти деньги вернём в российскую экономику. А что принимает правительство после аплодисментов и депутатов и министров словам президента? Правительство принимает решение не выполнять указания президента, поскольку это снизит конкурентоспособность наших олигархических структур. Вот и всё. Поэтому сегодня мы видим, что президент наш становится в чём-то похожим на Трампа.

Кризис наш системный. Ответ на него тоже должен быть системным: нам нужно отработать теорию будущего России. Ту модель, которой должна соответствовать России. Мы что-то строим, а никто не знает — что. Куда мы движемся? Единственное, что мы делаем — лезем добывать, выкачивать, высасывать, чтобы ничего для нашего потомства не осталось. Первое — определиться. Я утверждаю, что мир пойдёт по пути социализма. По-иному не выживем. Мы видим, что нынешний путь не только тупиковый — он катастрофичен. Это какая-то мешанина дикого капитализма, феодализма, коррупции. И рынка никакого нет, и судебная система, как и вся правоохранительная, вразнос идёт, работает против человека, против народа. Вот мы и должны определиться: по какому пути пойдём? И здесь главное: каким будет тип власти? Или эта власть будет служить своему народу — или, как сегодня, будет обслуживать крупный капитал. Вот в чём нужно определиться. И это нужно делать нашей интеллигенции, общественным организациям, включая Изборский клуб и другие.

Дальше уже — развивать стратегию. Понимаете, в теории есть неплохие исследования у наших экономистов, политологов и так далее. Но они разобщены, и это не проект. Это некие рассуждения и выкладки. Нам нужно делать проект и стратегию реализации этого проекта. Сергей Юрьевич Глазьев говорит: ЧТО нужно делать. Но сегодня главный вопрос: КАК это делать? То есть стратегия. Россия должна заявить, какой мир мы хотим видеть, как мы будем участвовать в его строительстве и кем мы в этом миропорядке станем. Нужны не просто лозунги «Мы будем хорошими, будем бороться против плохого», а чёткое указание места и геополитических функций России в новом строящемся мире. Так что многое нужно сегодня делать. И первое из того, что нужно делать — понять, что власть не наша. Эта власть, обслуживающая собственные интересы и интересы тех, кто грабит Россию и ворует из России.

Россия должна поставить задачу — стать ведущей нравственно-интеллектуальной державой мира. Дальше уже и модель строится под эту осевую линию, и теория отрабатывается.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 1 ноября 2017 > № 2480284 Леонид Ивашов


Сирия. США. РФ > Армия, полиция > portal-kultura.ru, 3 ноября 2016 > № 1959378 Леонид Ивашов

Леонид Ивашов: «Исключаю возможность ядерной войны из-за Сирии»

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Весь мир следит за событиями на Ближнем Востоке, за тем, как Москва и Вашингтон словно балансируют на грани прямого столкновения. Усиливается напряженность и в других точках планеты. Непростую геополитическую ситуацию анализирует известный военный эксперт генерал-полковник Леонид Ивашов.

культура: Удастся ли сирийской армии при поддержке наших ВКС освободить Алеппо?

Ивашов: Я полагаю, да. Но только если мы не будем надеяться на американцев, на то, что они нам помогут. США сделают все, чтобы противоборствовать успехам сирийской армии. И то, что происходит в Алеппо, тесно связано с положением вокруг иракского Мосула. Там Вашингтон проводит операцию, у которой очевидна следующая задача: выбить оттуда боевиков, чтобы затем убедить их идти в Сирию на Алеппо. Сражения предстоят очень трудные, объявленная Россией гуманитарная пауза срывается. Боевики устанавливают заградотряды и обстреливают мирных граждан, пытающихся выйти из города. Так что ситуация сложная.

культура: К берегам Сирии подошел авианосец «Адмирал Кузнецов»…

Ивашов: Да, наше военное присутствие усиливается. Но для того, чтобы взять город, авиации недостаточно. Ее применять там непросто, она малоэффективна для таких задач, когда часть населения выйдет, а часть останется. Нужны наземные силы. А их-то у правительственных войск и всего сирийского государства как раз не хватает. И есть проблема со специалистами по боям в городе — их тоже крайне недостаточно.

культура: Но русские сухопутные силы не будут участвовать в зачистке Алеппо от террористов?

Ивашов: Пока мы воздерживаемся от этого, поскольку участие наземных частей в столкновениях может привести к высоким потерям. Алеппо все-таки сирийский город, пусть сирийцы и усиливают свою группировку.

культура: Бои за Алеппо некоторые эксперты называют своего рода «Бородинским сражением», где решается судьба войны. Вы согласны с такой трактовкой?

Ивашов: Это ключевой город, который удерживают боевики. Второй по значимости для Сирии после Дамаска. Его, конечно, следует брать. Это узловой пункт обороны террористических организаций. Их нужно выдавить оттуда, освободить Алеппо, и тогда боевикам будет перерезана дорога на юг страны. Начнется дезорганизация террористических групп. Так что это действительно принципиально важно — и для правительственных вооруженных сил, и для тех, кто воюет против сирийского государства. Совсем неудивительно, что за город ведется такая ожесточенная борьба.

культура: Соединенные Штаты, развязав войну в Сирии, не решили своей задачи по свержению Башара Асада. Чего еще ждать от них?

Ивашов: Ни о чем договариваться с нами они пока не будут. Любые договоренности и совместные действия против террористов шли бы вразрез с целями, которые США поставили перед собой. Они развязали эту войну, создали террористические структуры, раскрутили их как элемент собственной политики. В военно-стратегических целях они нам будут во всем только противодействовать. Штаты не хотят отдавать победу России, Асаду, Ирану — это нужно четко понимать.

культура: Возможно ли достижение мира в регионе — пусть через какие-то взаимные компромиссы, уступки?

Ивашов: Движение в сторону мира будет лишь тогда, когда соотношение сил на сирийском фронте и на всем Ближнем Востоке изменится не в пользу США и их союзников, а в пользу тех, кто хочет стабильности и благополучия для этого региона. Такой процесс уже идет. Сегодня Штаты не являются главным игроком на Ближнем Востоке. Их начинают недолюбливать, а где-то и ненавидеть, даже их союзники, например Саудовская Аравия. Мы знаем, что орды экстремистов, которых они приласкали, действуют уже против них самих. Турция тоже начинает выступать порой против США. На Ближнем Востоке мощно играют Россия и Иран. Китай также втягивается в эту коллизию. Соотношение сил меняется. Когда оно изменится кардинально, тогда можно надеяться, что этому организованному глобальному терроризму придет конец.

культура: В Сирии мы увидели, какова она — новая русская армия. Как Вы оцениваете достижения по оснащению вооруженных сил современной техникой?

Ивашов: Наши армия и военная промышленность многое показали: новые приемы ведения боевых действий, образцы вооружений. Но нужно понимать, что они пока еще не встали на поток. Это всего лишь испытания и эксперименты. Сейчас конструкторы будут дорабатывать то, что применялось. Надо начинать массовое производство. И следить за развитием военного дела. Американцы в рамках стратегии «Быстрого глобального удара» продвигают совершенно новую отрасль — беспилотные летающие объекты. Они активно запускают различные дроны, от микроскопических до крупных. Это становится новым направлением развития военной техники. И крайне опасным — оно приобретает черты оружия массового уничтожения.

культура: Не является ли Сирия своеобразным полигоном, где доводят перспективные образцы вооружений?

Ивашов: Разумеется. Работая там, нужно думать о будущем военном противостоянии. Когда я говорю о стаях этих дронов, способных повредить корабль, уничтожить бронетанковую технику, помешать полетам авиации, то имею в виду, что и нам тоже следует на этом направлении сосредоточить усилия. Необходимы исследования, создание опытных образцов, проверка в реальных боевых условиях. А там уж как Бог даст…

культура: А прямое столкновение между Россией и США возможно в Сирии?

Ивашов: Строго говоря, прямые столкновения уже есть. Работают радиотехнические средства друг против друга, противовоздушная оборона. Возможность ядерной войны я исключаю. Но война обычными средствами, которые принимают характер оружия массового поражения, в том числе и с участием беспилотников различных типов и модификаций, все это может иметь место…

культура: Для чего США разжигают этот конфликт?

Ивашов: Война на Ближнем Востоке — это борьба за мировое господство, за власть, за то, чтобы Америка оставалась мировым шерифом и жандармом. Чтобы она устанавливала правила для всех других народов. Контролировала все мировое пространство, включая нефть и газ. В центре тех сил, которые ей противостоят, находится Россия. США хотят вновь поставить нашу страну в подчиненное положение. Для этого дестабилизируются ключевые регионы: Балканы, Центральная Азия, Ближний Восток. Под прицелом — Закавказье и Черноморская зона.

культура: Появляется информация, что Россия тоже планирует расширять свое военное присутствие в мире, создавать военные базы, в том числе в Египте и на Кубе. Это правильные действия?

Ивашов: По всему миру нам базы не нужны. Но там, где они будут работать на оборону, на безопасность, на защиту интересов государства, — такие базы необходимы. Однако этот вопрос не ко мне, а к руководству страны и Министерства обороны.

культура: Мы видим, что Россия готова отстаивать свои геополитические интересы на дальних рубежах. Но достаточно ли для этого сил?

Ивашов: На международной арене наша страна проводит самостоятельную внешнюю политику. А вот во внутренней мы по-прежнему стоим шатко и ждем иностранных инвестиций, в том числе в стратегические отрасли нашей экономики. Мы стоим, как на растяжке, — все чувствуют это противоречие. Очень много вопросов к финансово-экономическому блоку правительства. Порой его действия, на мой взгляд, снижают эффективность внешней политики в глазах населения. Без материальной основы, без сильной экономики внешняя политика успешной быть не может. Противники наши, скорее всего, используют эти противоречия: расслоение между богатыми и бедными, снижение реальных доходов населения — они обязательно попробуют сыграть на этом. И по мере того как они будут раскачивать внутреннюю ситуацию, мы будем сталкиваться и с внешним военным давлением на нашу страну. Эти опасности нужно осознавать.

Сирия. США. РФ > Армия, полиция > portal-kultura.ru, 3 ноября 2016 > № 1959378 Леонид Ивашов


США. Россия > Армия, полиция > mirnov.ru, 6 сентября 2016 > № 1889053 Леонид Ивашов

На американский гиперзвук у нас есть свой «Калибр»

Сегодня все чаще всплывает тема возможного нанесения Америкой военного молниеносного удара по России. Причем новым видом вооружений - гиперзвуковым. О чем идет речь? Об этом «Миру Новостей» рассказал президент Центра геополитического анализа генерал-полковник Леонид Ивашов.

- В январе 2004 года Буш подписал директиву о концепции быстрого глобального удара, что означало коренное изменение американской военной стратегии, - говорит наш собеседник. - Главная задача США - одновременно с ударами по нашим пунктам управления вывести из строя до 70% наших стратегических ядерных сил. Туда входят средства наземного базирования, подвижные грунтовые комплексы, авиация и атомные подлодки, находящиеся на поверхности и в пунктах базирования.

В основе американской военной стратегии против России и других стран лежат быстрый - в течение нескольких часов - удар и принуждение к вывешиванию белого флага. Если мы отказываемся, удар повторяется. Если же после нанесения удара мы решим нанести ответный или ответно-встречный удар (военная доктрина России это предусматривает), они будут защищаться при помощи уже существующей системы глобальной противоракетной обороны. Речь идет в основном о перехвате наших ракет силами 90 кораблей, каждый из которых оснащен сотней противоракетных установок.

- За изменениями в военной стратегии наверняка последовали и новые решения, связанные с оружием, которым должен будет наноситься глобальный удар?

- До принятия директивы-2004 основную ставку американцы делали на превентивный ядерный удар, но теперь стратегическим ядерным силам придали функцию сдерживания и вывели их на второй план. Основным же ударным компонентом стало высокоточное оружие различных видов базирования - морского (крылатые ракеты), воздушного (авиационные средства поражения) и космического. План быстрого глобального удара предполагает удар по ключевым объектам России сразу несколькими тысячами высокоточных крылатых ракет, в том числе гиперзвуковыми, находящимися на кораблях и авиационных носителях. В ближайшие годы Америка планирует разместить на своих подлодках порядка 30 тыс. таких ракет. Провокационный повод для нанесения удара найдут. Когда турки сбили наш самолет, США ждали, что мы нанесем ответный удар по турецким аэродромам. Мы пока сохраняем выдержку, но учитывая, что любая военная машина работает в автоматическом режиме, любой прецедент-провокация с кораблем или самолетом может вылиться в конфликт.

- Звучит жутковато... Если удар будет нанесен, мы готовы его парировать и нанести ответный?

- У нас еще недостаточно средств не только для поражения гиперзвукового оружия, но и для его обнаружения. С-300 и другие аналогичные им комплексы могут, конечно, поразить такие высокоточные ракеты, но только при наличии сплошного радиолокационного поля. Его у нас нет - Северное арктическое поле и другие направления разрушались десятилетиями. Задача перехвата в основном возложена на средства подвижного морского базирования и воздушно-космическую оборону, но последняя только сейчас получила развитие, а радиолокационное поле восстановить в короткие сроки невозможно.

- Нельзя же просто сидеть и ждать, когда нас атакуют.

- Сегодня важно сделать правильный стратегический выбор: строить сплошное радиолокационное поле или найти другие способы нейтрализации угрозы. Гораздо правильнее, с моей точки зрения, было бы взять под прицел территорию США и важные американские военные объекты. Для этого надо работать над увеличением скрытности и защиты наших субмарин, находящихся в поле досягаемости Америки, и оснастить их дополнительным числом ударных крылатых высокоточных ракет типа «Калибр». Это можно сделать быстро и менее затратно по сравнению с выстраиванием защитного поля от американских крылатых ракет. Удары «Калибрами» по боевикам в Сирии продемонстрировали их возможности, и теперь мы должны дать понять Штатам, что в случае агрессии эти ракеты могут полететь и в их сторону. Такие противоходы могут сдержать планы США по осуществлению быстрого глобального удара по России.

Гиперзвуковое оружие - это крылатая ракета, которая идет на сверхзвуковой скорости, имеет дальность полета до 6 тыс. км и способна огибать местность.

Елена Хакимова

США. Россия > Армия, полиция > mirnov.ru, 6 сентября 2016 > № 1889053 Леонид Ивашов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter