Всего новостей: 2579266, выбрано 1 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Калядин Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Калядин Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 14 июня 2016 > № 1788976 Александр Калядин

Реформа, которая поможет Совету Безопасности ООН

Александр Калядин, Главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор исторических наук

Дискуссия о реформе Совета Безопасности ООН продолжается весьма долго*. (*3 декабря 1993 г. Генеральная Ассамблея ООН на своей 48-й сессии приняла резолюцию А/RES/48/26 «Вопрос о справедливом представительстве в Совете Безопасности ООН и расширении его членского состава». В резолюции указывается на необходимость повышать эффективность Совета Безопасности. В соответствии с этой резолюцией учреждена Рабочая группа открытого состава для рассмотрения всех аспектов вопроса о расширении членского состава Совета Безопасности и других вопросов, касающихся Совета Безопасности.) Разные предложения по его адаптированию к реалиям ХХI века выдвинуты на юбилейной, 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Они стали предметом острых дебатов, в частности такие вопросы: в каких категориях расширять - постоянных или непостоянных, если в категориях постоянных, то какие страны добавлять, и т. д. К сожалению, радужных перспектив на ее успешное завершение пока не просматривается.

Изменения полезные и вредные

Значительные расхождения стран - членов ООН по этому вопросу выявились между теми, кто считает, что нельзя допускать создания новых постоянных мест (должно быть расширено количество непостоянных членов), и теми, кто выступает за то, чтобы среди тех мест, которые будут добавлять, обязательно должны быть постоянные члены (на такие места претендуют Германия, Бразилия, Индия и Япония).

Критерию эффективности не отвечают: резкое увеличение членов СБ, в том числе постоянных (это осложнит принятие решений, работу над текстами проектов резолюций, превратит СБ в аморфный и неработоспособный орган); изменение процедуры принятия решений: урезывание права вето существующих постоянных членов Совета* (*На 70-й сессии ГА ООН Франция и Мексика выдвинули идею ограничения права вето при рассмотрении ситуаций, которые имеют признаки преступлений против человечности, военных преступлений и геноцида.) и тем более отказ от института вето, являющегося главным гарантом обеспечения необходимых сдержек и противовесов.

Вместе с тем некоторые изменения назрели. Они могли бы способствовать повышению эффективности работы этой структуры. Например, важно покончить с недопредставленностью развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки в СБ ООН; удовлетворить разумные заявки стран этих континентов на членство в СБ на постоянной основе, в том числе обеспечить постоянное присутствие африканского континента и Латинской Америки в СБ.

Могут быть компромиссные решения. Например, предлагается создать новую категорию стран-членов и дать им право избираться на более длительный период - восемь-десять лет с возможностью немедленного переизбрания. Таким образом, при наличии хорошо поставленной работы с партнерами страна может быть представлена на постоянной основе в СБ.

Задача более полного учета реалий ХХI века, обеспечения адекватного представительства в СБ всех регионов, всех центров мирового развития могла бы быть решена посредством незначительного увеличения количественного состава СБ ООН (с 15 до примерно 20 мест). (Это тот предел, который позволил бы должным образом учесть расстановку сил в мире без ущерба для оперативности в работе СБ ООН.) Однако такие решения сыграли бы позитивную роль только при условии, если бы были приняты при достижении широкого согласия, в количестве значительно превышающем 2/3 членов Генеральной Ассамблеи ООН. (Формально решения могут быть приняты 2/3 голосов членов Генеральной Ассамблеи ООН.) Однако если бы они были приняты без учета позиций группы стран, вносящих значительный вклад в бюджет ООН и ее миротворческие операции, то это не прибавило бы легитимности СБ ООН.

На этом направлении мировой политики должен продолжаться терпеливый поиск общих знаменателей для достижения общеприемлемого результата.

Следует подчеркнуть, что и в своем нынешнем формате СБ ООН сохраняет жизнеспособность, его потенциал не исчерпан. Он имеет все необходимое, чтобы служить главным гарантом мирного развития человечества. СБ определенно не нуждается ни в получении дополнительных полномочий, ни в проведении принципиальных изменений своих механизмов.

СБ ООН остается уникальным ресурсом глобальной безопасности, правда недооцененным и недоиспользуемым мировым сообществом. Более того, это ключевой стратегический фактор становления безопасного и стабильного полицентричного мироустройства.

Механизмы СБ ООН вполне способны выдержать большую нагрузку, но при условии пользования ими в соответствии с нормами Устава ООН. Главное из таких требований - работать на коллективных основах, стремиться к достижению общего согласия всех пяти постоянных членов, надлежащему исполнению уставных обязанностей.

Недоиспользуемый ресурс

Совет Безопасности ООН - самый важный компонент системы глобального управления международной безопасностью, постоянный институт мирового сообщества по поддержанию международного мира и безопасности через согласование позиций государств, оказывающих определяющее воздействие на состояние мировой стабильности. Это главный ресурс глобальной безопасности, ключевой фактор становления стабильного полицентричного мироустройства.

Устав ООН (главы VI, VII, VIII и XII) наделил этот главный орган Всемирной организации (193 страны-члена) уникальным, мощным мандатом по регулированию военно-политических процессов на нашей планете. К его исключительной компетенции отнесено использование принудительных мер (санкционные механизмы и применение силы) в целях поддержания или восстановления международного мира и безопасности*. (*Совет Безопасности ООН состоит из 15 членов, из них пять постоянных (Великобритания, Китай, РФ, США и Франция) и 10 непостоянных, избираемых Генеральной Ассамблеей ООН на двухгодичный срок. Его решения по вопросам процедуры считаются принятыми, когда за них поданы голоса девяти членов Совета. По всем другим вопросам решения считаются принятыми, когда за них поданы голоса девяти членов, включая совпадающие голоса всех его постоянных членов (право вето постоянных членов СБ ООН). Возможности принятия решений без учета мнения каждого постоянного члена Устав ООН не предусматривает. Его решения носят обязательный характер для всех членов Организации (ст. 25 Устава ООН).

Действуя от имени всех членов ООН, он может принимать решения о мерах, связанных с осуществлением экономического, политического и других видов невоенного воздействия (ст. 41). Адекватной правовой основой для применения силы в условиях существования таких угроз, как международный терроризм и распространение ОМУ, являются ст. ст. 42 и 51 Устава ООН. Они предусматривают принятие Советом принудительных мер силового характера «для поддержания или восстановления международного мира и безопасности». Устав Организации Объединенных Наций и Статут Международного Суда / Организация Объединенных Наций. Управление общественной безопасности. Нью-Йорк, 2012.) Созданы органы для воплощения в жизнь данных задач (Военно-штабной комитет СБ ООН (ВШК), Контртеррористический комитет, (КТК), Комитет 1540 и др.). Следует подчеркнуть исключительную ответственность СБ в вопросах военно-политической безопасности, что делает крайне важным активное и по-настоящему партнерское взаимодействие государств на его площадке.

СБ ООН - главная составляющая в обеспечении международной безопасности. Он играет ведущую роль в определении наличия угрозы миру или акта агрессии. Призывает стороны в споре урегулировать его мирным путем, рекомендует методы или условия урегулирования. В некоторых случаях Совет Безопасности может прибегать к санкциям или даже санкционировать применение силы в целях поддержания или восстановления международного мира и безопасности.

Существенное преимущество СБ заключается в том, что он - постоянно действующий орган, удобная площадка для согласования позиций государств по вопросам миротворчества, разоружения и нераспространения.

Широчайшие полномочия Совета Безопасности как верховного регулятора международных отношений, его компактный состав, огромный накопленный опыт взаимодействия великих держав в данном формате позволяют этому главному органу ООН (при наличии твердой политической воли его членов) принимать и проводить в жизнь судьбоносные решения по самым сложным вопросам международной повестки дня, играть роль главного координирующего центра мирового сообщества по вопросам мировой стабильности. Это делает СБ ценнейшим ресурсом безопасности и стабильности, находящимся в распоряжении мирового сообщества.

Практика показала: когда государствам удавалось объединять усилия, вырабатывать общие подходы, взаимодействовать слаженно и целеустремленно в рамках СБ ООН, то международное воздействие давало позитивные результаты, в том числе позволяло решать дипломатическими средствами сложные разоруженческие, нераспространенческие и миротворческие задачи.

Наглядным подтверждением этому являются ликвидация арсенала химического оружия в Сирийской Арабской Республике, осуществленная в 2013-2014 годах при ведущей роли СБ ООН; договоренности по иранской ядерной программе (ИЯП), одобренные специальной резолюцией СБ ООН (предусматривают предотвращение ядерного вооружения Ирана). В ряду явлений, свидетельствующих о важности задействования формата СБ ООН в полицентричном мире, и показатели CБ ООН в миротворчестве и миростроительстве, а также в правозащитной сфере*. (*За последние семь десятилетий ООН создала и направила в «горячие точки» планеты 69 миссий по поддержанию мира и наблюдению. Благодаря этому была достигнута нормализация обстановки, что позволило многим странам преодолеть последствия конфликтов. В настоящее время в мире осуществляется 16 миротворческих операций, в которых участвуют около 125 тыс. мужчин и женщин из 120 стран мира. ООН сумела предотвратить многие потенциальные конфликты. Кроме того, осуществляемые ООН 11 миротворческих миссий на местах участвуют в урегулировании постконфликтных ситуаций и занимаются миростроительством. Важным инструментом международного сообщества для решения широких задач по обеспечению мира и безопасности является Комиссия по миростроительству, которая поддерживает усилия по установлению мира в странах, переживших конфликты. См.: www.un.org/un70/ru/content/70ways (accessed 10 Nov. 2015).)

Эти достижения, получившие широкое признание, достигнуты путем выстраивания подлинно консенсусных подходов на основании мандатов Совета Безопасности. Тем самым продемонстрирована незаменимость CБ в деле дипломатического урегулирования критических ситуаций, связанных с безопасностью человечества, его соответствие требованиям времени.

Накопленный позитивный опыт поучителен и востребован сегодня. Важно извлечь из него правильные выводы. С другой стороны, тот же опыт показывает, что в ряде случаев потенциал, широчайшие полномочия СБ не удалось задействовать в полной мере вследствие политических причин. Их суть - в расхождении внешнеполитических позиций постоянных членов СБ ООН, что или мешает принятию согласованных решений, или влечет за собой произвольную контрпродуктивную интерпретацию резолюций СБ и выдаваемых им мандатов.

Со взаимодействием в СБ далеко не все в порядке. Это, в частности, негативно сказалось на его эффективности. Например, роль СБ ООН остается в целом пассивной, а потому и практически безрезультатной в мирном урегулировании кризисов на Украине, в Ливии и Сирии.

Сегодня, к сожалению, Совет Безопасности ООН расколот: с одной стороны - Россия и Китай, с другой - США, Великобритания и Франция. Между ними - непостоянные члены, примыкающие то к одним, то к другим. Трудности достижения консенсуса между его постоянными членами порой весьма существенны. Механизм совместного решения проблем в СБ не всегда работает эффективно, не все его резолюции выполняются, возможности используются недостаточно.

Более того, предпринимаются попытки дискредитировать СБ ООН, отодвинуть его от выработки политики по главному вопросу его компетенции - поддержанию мира и безопасности, исключить из процесса поиска ключевых вопросов поддержания мировой стратегической стабильности, найти альтернативные источники «легитимного» применения силы. Но использование односторонних форматов, как показали случаи игнорирования прерогатив Совета Безопасности, силовые действия вне правового поля ООН, в обход СБ ООН, как правило, не приносят искомых результатов, а зачастую усугубляют трудности, подстегивают хаотизацию международных отношений, играют деструктивную роль. Например, военные операции против Югославии (1999 г.) и Ирака (2003 г.), проведенные без одобрения СБ ООН.

С точки зрения глобальной стабильности, поддержания международного порядка в формирующемся полицентричном мире и перспективы надежного решения долгосрочных проблем национальной безопасности - это сценарий будущего c растущими разнообразными рисками, расширением их зоны и глобализационной энтропией (об этом подробнее см. ниже).

Вызовы, с которыми можно совладать только

при опоре на потенциал СБ ООН

Серьезное ухудшение отношений между РФ, с одной стороны, и США и их союзниками - рядом государств Запада - с другой, произошедшее в последние годы в связи с кризисом на Украине, ослабило, а в ряде случаев подорвало управляемость международными рисками. Дальнейшая геополитическая конфронтация чревата срывом конструктивного взаимодействия великих держав в борьбе с распространением ОМУ и террористической угрозой, с другими вызовами региональной и глобальной стабильности, снижением управляемости международными рисками.

Жертвой противостояния может стать и взаимодействие государств в формате СБ ООН, что резко подорвало бы способность ООН оперативно реагировать на рост рисков для всего мира.

У этой сферы сегодня множество вызовов. Угрозы, с которыми сталкивается мировое сообщество, характеризуются все большей сложностью и взаимосвязанностью. Это распространение ОМУ, терроризма, инфекционных заболеваний, а также конфликты с эскалацией военных действий и полной дезорганизацией целых регионов в вопросах безопасности, угроза использования ядерных, биологических, химических или радиологических материалов, связанное с этими явлениями усиление нестабильности и кризисных явлений.

Нарастают риски потери контроля над процессами c ужасающим международным конфликтным потенциалом: чрезмерная нагрузка на биоресурсы (их «проедание»), дефицит питьевой воды, сокращение запасов плодородных земель и т. д. Сельскохозяйственных площадей на планете становится все меньше. Чуть больше 3% поверхности Земли подходит для того, чтобы выращивать сельскохозяйственную продукцию. Растущие города оставляют для этого все меньше территории. Коридор международных рисков могут расширить и другие надвигающиеся бедствия планетарных масштабов, например драматические климатические изменения, разрушение экосистемы и биосферы Земли как следствие чрезмерного влияния людей на их природное окружение.

Деструктивные процессы в мировой политике (на общем фоне указанных громадных экзистенциональных вызовов) чреваты разрушительными и необратимыми последствиями для людей и планеты - накоплением критической массы мирового беспорядка: порога, после которого произойдут катастрофические необратимые изменения (коллапс всей миросистемы, «ядерная зима», вымирание человечества).

Для успешного реагирования на общие вызовы требуется крупномасштабное международное вмешательство. Поэтому резко актуализируется вопрос о формировании настоящей альтернативы всему этому, о необходимости срочного наращивания скоординированных усилий мирового сообщества по противодействию кризисным и конфронтационным явлениям, угрожающим всему человечеству.

К сожалению, данные сюжеты все еще в большей мере находятся на периферии мирового общественного внимания и медийного пространства. Недостаточно осознаются масштабы и последствия упомянутых экзистенциальных рисков, как и то, что совладать с ними можно только сообща, совместными усилиями широкого круга государств при качественном прорыве в сфере глобальной безопасности в интересах всего мира. Тревожит отсутствие у многих мировых лидеров адекватного понимания недостижимости обеспечения национальных интересов, в том числе усиления внутренней безопасности, вне контекста урегулирования проблем всеобщей (глобальной) безопасности, для решения которых требуются невиданные прежде многосторонние усилия: сосредоточение усилий мирового сообщества на данном направлении - выработка коллективного ответа на общие вызовы, единой внятной стратегии продвижения в этой области, и в первую очередь эффективное задействование недоиспользуемых механизмов CБ ООН. Это острейший вопрос формирующегося полицентричного мироустройства.

Азимуты совершенствования

Укреплению центральной координирующей роли СБ ООН в управлении международной безопасностью могла бы способствовать продуманная реформа СБ ООН. В ее основу должна быть положена концепция совершенствования существующего инструментария Совета в ресурсном, организационном, оперативном отношениях, использования всего его потенциала. Надо исходить из того, что только в таком случае он обретет действенные рычаги воздействия на происходящие в мире конфликтогенные процессы и сможет более успешно справляться с глобальными и региональными кризисами безопасности. Речь идет о полноценном задействовании его уникальных правовых полномочий и организационных возможностей принуждения на основе единства в СБ для разрешения кризисов глобальной и региональной безопасности, о наращивании его потенциала по управлению международными рисками.

Работа на этом направлении должна быть поднята на принципиально новый уровень и стать приоритетом актуальной глобальной политической повестки дня государств и всего мирового сообщества. Нужна международная комплексная программа по задействованию правовых возможностей, предоставляемых Уставом ООН Совету Безопасности для решения острейших задач общей безопасности человечества.

Для устранения усиливающихся угроз международной стабильности (особенно исходящих от расползающегося по планете терроризма, религиозного фанатизма, ксенофобии и экстремизма, а также распространения ОМУ) требуются решения СБ ООН, активное освоение его соответствующих механизмов принуждения.

Нужно, быть может, в первую очередь рассмотреть и решить актуальные вопросы укрепления силовой составляющей ООН, оперативного задействования коллективного компонента принуждения. В их числе вопросы выделения в распоряжение СБ контингентов национальных сил, особенно мобильных сил быстрого реагирования, антитеррористических контингентов, проблемы реанимации Военно-штабного комитета СБ ООН, в том числе использования его экспертного потенциала, особенно в деле выявления зарождающихся угроз и конфликтов и их предотвращения. Возможно, потребуется наделить этот вспомогательный орган СБ дополнительными функциями в целях придания ему весомой роли в сфере поддержания глобальной стратегической стабильности.

Совету Безопасности должны быть выделены надлежащие ресурсы, средства обслуживания, достаточные для обеспечения необходимой поддержки и оснащения войск ООН, для эффективного реагирования на растущие террористические, распространенческие и другие вызовы, угрожающие всему мировому порядку.

Ответственным силам в составе мирового сообщества предстоит немало поработать, чтобы восстановить и придать ускорение динамике стратегического взаимодействия в формате СБ ООН, реализовать его потенциал главного гаранта международного порядка в полицентричном мире, в том числе в согласовании коллективных подходов по ключевым вопросам глобальной и региональной стабильности. Это позволило бы СБ укрепиться в роли главного гаранта мировой стабильности в полицентричном мире. Но для реализации этого сценария необходима прежде всего политическая воля лидеров государств - постоянных членов СБ ООН.

Мировой общественности пора прислушаться к инстинкту самосохранения, отвергнуть агрессивный национализм, начать движение от бездны вселенского хаоса, деградации и «ядерного суицида» к поиску общих точек соприкосновения, совместных подходов и проектов, согласованных стратегий, коллективных решений в рамках СБ ООН; придерживаться единообразно понимаемых принципов мироустройства и международных правил поведения в полицентричном мире, содержащихся в Уставе ООН; руководствоваться приоритетом задач общей безопасности перед другими интересами и мотивами. Нужно в полной мере осознать угрожающие масштабы недальновидности, необходимость разумного самоограничения; проникнуться общей ответственностью за состояние планеты; выработать современную общую концепцию взаимодействия мировых держав, устраивающую все стороны и включающую систему совмещения национальных и общечеловеческих интересов; на равноправной основе искать выходы и компромиссы, согласование интересов.

Если верх возьмет принцип «общего выигрыша»

Если Россия и США восстановят взаимное доверие и конструктивное взаимодействие, наладят отношения долговременного стратегического партнерства, проявят лидерство, то откроются серьезные перспективы и для качественного улучшения глобального управления международной безопасностью через задействование механизмов СБ ООН.

Воспользовавшись рычагами СБ ООН, мировое сообщество могло бы совершить рывок вперед в ряде областей обеспечения всеобщей безопасности, поставить и реализовать ключевые для человечества цели и задачи.

Прежде всего в осуществлении контртеррористической стратегии ООН - глобальной стратегии противодействия многоплановым угрозам мирового терроризма*. (*Глобальная контртеррористическая стратегия ООН, принятая ГА ООН в 2006 г., (резолюция 60/288 Генеральной Ассамблеи) - первый в истории случай, когда все страны выработали глобальный подход к борьбе с терроризмом. Принят также План действий. Под эгидой ООН были проведены переговоры, завершившиеся принятием 14 глобальных международно-правовых документов, в том числе заключением конвенций о борьбе с захватом заложников, угоном воздушных судов, бомбовым терроризмом, финансированием терроризма и о борьбе с ядерным терроризмом. Создана обширная международно-правовая база. Особо следует выделить Международную конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма (2005 г.). Проект конвенции выдвинут Россией. На формирование широкого партнерства государств по данному вопросу направлена Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма (ГИБАЯТ). В работе этой международной структуры принимают участие более 80 государств.

В рамках ГА ООН действует Специальный комитет, наделенный мандатом разработать проект Всеобъемлющей конвенции по борьбе с международным терроризмом. В процессе подготовительной работы не решен еще вопрос об определении терроризма, не определена сфера применения и т. д.

Важные задачи решает также Контртеррористический комитет Совета Безопасности ООН. Контртеррористический исполнительный директорат этого комитета большое внимание уделяет противодействию феномену иностранных террористов-боевиков, а также мониторингу выполнения соответствующих резолюций СБ ООН.

В феврале 2015 г. СБ ООН принял консенсусом (по инициативе РФ) резолюцию 2199, направленную на то, чтобы перекрыть источники финансирования террористических группировок за счет доходов от незаконной торговли нефтью. На 70-й сессии ГА ООН Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун представил План действий по предупреждению воинствующего экстремизма. Экспертным сообществом предложен ряд проектов по продвижению согласованных контртеррористических действий по линии организаций системы ООН. Их осуществление предоставит возможность принять дополнительные меры по противодействию терроризму.) Остро востребованы: объединение международных усилий в формате СБ ООН, укрепление нормативной базы для борьбы с терроризмом, формирование под эгидой ООН глобальной антитеррористической коалиции, создание контртеррористических контингентов ООН, задействование мандата СБ ООН на проведение силовых операций в целях подавления таких террористических группировок, как Исламский халифат (ИГ, или ИГИЛ, в арабском варианте - ДАИШ, организация запрещена в РФ), «Аль-Каида», «Джабхат ан-Нусра», и других террористических сетей, признанных таковыми ООН.

До сих пор в борьбе с мировым терроризмом мировому сообществу не удавалось воспользоваться должным образом рычагами, имеющимися в распоряжении ООН. Продвижению на контртеррористическом треке способствовала бы реализация предложения, выдвинутого Президентом РФ В.В.Путиным на 70-й сессии ГА ООН: ответить на растущую глобальную террористическую угрозу созданием по-настоящему широкой коалиции на основе международного права (по образцу антигитлеровского альянса времен Второй мировой войны). «Она могла бы, - подчеркнул в своей речи с высокой трибуны глава нашего государства, - сплотить в своих рядах самые разные силы, готовые решительно противостоять тем, кто, как и нацисты, сеет зло и человеконенавистничество»1. Российский президент предложил обсудить возможность согласования резолюции о координации действий всех сил, которые противостоят «Исламскому государству» и другим террористическим группировкам, на основе принципов Устава ООН2.

Следует отметить общий позитивный настрой выступления российского президента (акцентирование им важности осознания общей ответственности за будущее человечества, поисков и выработки компромиссов, учета разных мнений, выстраивания консенсуса; изъявление готовности России на основе широкого консенсуса работать по дальнейшему развитию ООН со всеми партнерами). Существенно то, что, руководствуясь государственной программой Российской Федерации «Внешнеполитическая деятельность», МИД РФ проводит внешнеполитический курс, нацеленный на «усиление центральной роли ООН и коллективных начал в мировой политике на основе соблюдения норм международного права и уважения принципа неделимости безопасности»3. Таким образом, «усиление центральной роли ООН» - это один из государственных приоритетов России. МИД РФ проявляет активность в этом процессе. Но востребованы новые инициативы на этом критически важном направлении мировой политики.

Россия в качестве председателя Совета Безопасности (в сентябре 2015 г.) созвала в рамках 70-й сессии ГА ООН министерское заседание для комплексного анализа террористических угроз, которые проистекают из региона Ближнего Востока и Севера Африки (то есть зоны наибольшего риска). К сожалению, согласовать итоговый проект резолюции, внесенный Россией 30 сентября 2015 года, не удалось.

Позитивным моментом стало согласование (после начала операции Воздушно-космических сил РФ в Сирии) военными ведомствами РФ и США вопросов недопущения инцидентов в ходе контртеррористических действий в небе над Сирией, чтобы устранить риск возможности столкновения между российскими и американскими самолетами. (Речь идет о создании прямых каналов оперативной связи, координации полетов российских и американских самолетов, наносящих удары по террористической группировке ИГ/ДАИШ).

Шагом на пути сближения позиций великих держав явилось принятие Советом Безопасности предложенной Францией резолюции 2249 по противодействию террористической угрозе на Ближнем Востоке.

Однако для победы над ИГ/ДАИШ этого недостаточно. Понадобятся спланированные и скоординированные действия в рамках широкой международной коалиции под эгидой ООН, общая основательная стратегия противодействия ИГ/ДАИШ. Важно, чтобы СБ ООН контролировал процесс.

Сохраняется и крайняя необходимость в выработке консенсусных решений, эффективном взаимодействии государств в формате СБ в интересах подавления угрозы терроризма, предотвращения ее расползания по миру. Мировые лидеры должны осознать всю серьезность подобной угрозы и действовать соответственно.

Еще один ключевой аспект возможного значимого прогресса в деле обеспечения глобальной безопасности - стабилизация режимов нераспространения оружия массового уничтожения через неукоснительное соблюдение соответствующих резолюций СБ ООН и повышение нераспространенческих стандартов*. (*В 1992 г. Совет Безопасности квалифицировал распространение всех видов оружия массового уничтожения как «угрозу международному миру и безопасности». В последующие годы он продолжает активно заниматься этим вопросом, неоднократно принимал принудительные меры по серьезным вызовам режимам нераспространения. В развернутой консенсусной резолюции 1887, принятой СБ 24 сентября 2009 г., предусмотрен комплекс мер укрепления режима Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Ключевым универсальным юридически обязывающим документом в области нераспространения ОМУ является резолюция 1540 СБ ООН от 28 апреля 2004 г. (принята при соавторстве России). Основная цель резолюции - создать на национальном уровне эффективные барьеры, предотвращающие попадание ОМУ и средств его доставки в руки негосударственных субъектов, в особенности террористов. Она содержит перечень комплексных мер, которые должны быть осуществлены всеми государствами - членами ООН по укреплению своей законодательной базы и правоприменительной практики в целях эффективного противодействия распространению ОМУ и средств его доставки. В целях реализации резолюции был создан - первоначально сроком на два года - вспомогательный орган СБ ООН (Комитет 1540), в состав которого вошли все члены СБ ООН. Россия выступает за сохранение центральной роли Комитета 1540 в вопросах выполнения резолюции, подключение региональных структур там, где это может принести реальный позитивный результат, не дублируя функции Комитета.

Ряд резолюций принят Советом Безопасности ООН по отдельным странам. По Ирану - резолюции: 1696 (2006 г.), 1737 (2006 г.), 1747 (2007 г.), 1803 (2008 г.), 1835 (2008 г.) и 1929 (2010 г.). По КНДР - резолюции: 825 (1993 г.), 1540 (2004 г.), 1695 (2006 г.), 1718 (2006 г.), 1874 (2009 г.) ,1887 (2009 г.), 2087 (2013 г.), 2094 (2013 г.).) Достижению этой цели способствовали бы новые действия по линии СБ ООН. Например, заблаговременная разработка набора принудительных мер, с тем чтобы у потенциальных пролифератов не возникало иллюзий безнаказанности, соблазняющих их на авантюристические поступки. Это будет служить сдерживающим фактором для тех, у кого появится намерение приобрести такое оружие, поскольку они будут определенно знать, что такие случаи не пройдут незамеченными и что международное сообщество привлечет виновных к ответственности.

Особенно важно заранее условиться о принудительных действиях в отношении государств, которые рассчитывают выйти из ДНЯО, находясь в состоянии нарушения своих международных нераспространенческих обязательств. В частности, следовало бы разработать эффективный механизм планирования на случай наихудшего развития ситуации (ядерного кризиса). Важным шагом в этом направлении могло бы стать принятие рамочной резолюции СБ ООН, которая содержала бы положения, касающиеся продолжительного периода упреждения, энергичного реагирования СБ ООН на действия государств и других образований, систематически нарушающих стандарты нераспространения ОМУ.

Необходимы заблаговременные договоренности о порядке реагирования в случаях обязательности незамедлительного пресечения дерзких акций пролифератов (террористов, фанатиков и других экстремистов), например в случае приобретения ими средств массового уничтожения. Резолюция СБ ООН по этому вопросу дала бы Объединенным Нациям существенные дополнительные рычаги воздействия на злоумышленников.

Кстати, главари террористической группировки ИГ/ДАИШ не скрывают намерений заполучить в свое распоряжение радиологическое («грязная бомба») и химическое оружие4. ИГ/ДАИШ набирает высококвалифицированных специалистов - физиков, химиков и программистов, способных изготовить смертоносное оружие. Cледующим шагом ИГ/ДАИШ может стать теракт с применением биологического, ядерного и химического оружия, в том числе самодельных взрывных устройств, содержащих опасные вещества. Подтверждены неединичные факты применения террористами в Сирии и Ираке токсичных химикатов и полноценных боевых отравляющих веществ (БОВ). Использование исламистами в ходе военных действий «химии» (иприта, зарина) приобрело масштабный, системный и трансграничный характер, это выходит на качественно более высокий технологический уровень с угрозой возможного широкого задействования полноценных БОВ. Об этом, в частности, свидетельствуют имеющиеся сведения о доступе ИГ/ДАИШ к научно-технической документации по производству химического оружия, захвате химпредприятий, привлечении игиловцами иностранных специалистов к деятельности по освоению синтеза БОВ5.

Все более реальной становится расползание ядерной угрозы. Согласно декабрьскому (2015 г.) докладу Европарламента, велика вероятность использования боевиками ИГ/ДАИШ ядерных веществ для будущих атак по европейским целям6.

РФ и США, как страны, обладающие самыми крупными запасами ядерных материалов, могли бы возглавить глобальную кампанию за заключение международного соглашения о предотвращении доступа террористических образований к материалам, которые могут быть задействованы в изготовлении радиологического и атомного оружия.

Первостепенное значение имело бы и расширение поддержки Советом Безопасности мер по укреплению способности Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), его функции мирового инспектора в ядерной области: расследовать возможную ядерную деятельность, имеющую военное измерение (например, право МАГАТЭ проводить интервью с соответствующими лицами, осуществлять жесткий контроль над экспортными поставками предметов двойного использования и т. д.).

Продуктивное взаимодействие пяти постоянных членов СБ ООН, и в первую очередь России, Китая и США, поставило бы в практическую плоскость цель формирования под эгидой СБ ООН действенного глобального механизма принуждения к нераспространению ОМУ, обеспечивающего как решительное пресечение распространенческой деятельности, так и гарантии безопасности государств, не обладающих этим оружием.

В полной мере задействуя прерогативы Совета Безопасности, мировое сообщество могло бы также серьезно продвинуться вперед и в сфере миротворчества и миростроительства, предотвращения и урегулирования вооруженных конфликтов, в том числе гражданских, таких как на Украине и в Сирии. Например, посредством наделения миротворческих миссий (и контингентов, направляемых в миротворческие операции) мощными мандатами, включающими и функции принуждения, внешнего управления в областях государственной администрации, обеспечения безопасности, правоохранения, проведения выборов под наблюдением ООН.

Конечно, могут потребоваться более значительные ресурсы, реформы в области проведения ооновских миротворческих операций, изменения их характера, функционального назначения, организации, структуры и подготовки. Укрепление учреждений ООН, участвующих в деле миротворчества и миростроительства (через увеличение ооновского потенциала принуждения к миру) сделает мир более безопасным.

Масштабность и многоаспектность угроз стратегической стабильности в обозримый период таковы, что с вызовами в данной сфере государства могут справиться только действуя сообща, при использовании всего потенциала ООН по управлению международной безопасностью. Также требуется углубление взаимодействия великих держав на уровне Совета Безопасности ООН.

При текущем тренде в мировой геополитике затруднено их сближение для того, чтобы использовать совбезовский формат действий по прямому назначению. Необходимые условия не созданы, но шанс еще не потерян. Остается потенциал для позитивных подвижек, создания условий для налаживания более продуктивной работы в формате СБ ООН, идет процесс осознания значимости этой опции, поиска компромисса.

Императивы устранения угрозы жизни человечества и формирования соответствующей политической воли возрастают в условиях расширения спектра вызовов человечеству и планете. Они подталкивают политиков к наращиванию коллективных усилий в направлении общей безопасности. Это серьезный мотиватор.

Здравый ум, инстинкт самосохранения, общечеловеческие ценности, прагматизм все настоятельнее диктуют необходимость противостоять угрозам, экзистенциальным вызовам безопасности коллективными усилиями разных стран, в первую очередь могущественных держав, требуют их сотрудничества, роста потенциала глобального управления международными рисками, и в первую очередь эффективного использования механизмов СБ ООН. Это дает надежду разблокировать процесс продуктивного многостороннего сотрудничества в данном формате, переломить ход мировых событий, направить их по маршруту, открывающему перспективу выживания и устойчивого развития человечества.

Умелое задействование пока недоиспользуемых уникальных правовых и организационных ресурсов СБ ООН даст шансы людям справиться с существующими и надвигающимися вызовами глобальной безопасности. Нужно постараться их не упустить и начать действовать на опережение, укреплять центральную роль СБ ООН в этом процессе.

Мир нуждается в этом более чем когда бы то ни было. Тем более что серьезной рациональной альтернативы данной опции не просматривается. Все больше фактов указывают на то, что лучший способ добиться прогресса на данном направлении - это попытаться сконцентрировать усилия на обеспечении общих интересов безопасности, в полной мере задействовать огромный потенциал СБ ООН в области принуждения к международному миру ради совместного блага. Окно возможностей открыто, и есть знание, что с этим делать.

1http://kremlin.ru/catalog/keywords/20/events/50385 (accessed 28 Sept. 2015).

2Ibid.

3Об основных итогах деятельности Министерства иностранных дел Российской Федерации в 2014 г. и задачах на среднесрочную перспективу // http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/1404057 (accessed 30 Nov. 2015).

4Независимая газета. НГ Дипкурьер. №17. 2 ноября 2015. С. 10.

5http://www.mid.ru/foreign_policy/international_safety/disarmament (accessed 6 Nov. 2015).

6ISIL/Da'esh and 'non-conventional' weapons of terror. Briefing. December 2015. European Parliament // http://www.europarl.europa.eu/RegData/etudes/BRIE/2015/572806/EPRS_BRI(2015)572806_EN.pdf (accessed 7 Dec. 2015).

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 14 июня 2016 > № 1788976 Александр Калядин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter