Всего новостей: 2577977, выбрано 3 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Катасонов Валентин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкивсе
Великобритания. США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > newizv.ru, 28 марта 2018 > № 2547019 Валентин Катасонов

Валентин Катасонов: "Тихие" санкции приведут к грабежу России"

После Второй мировой войны действовало неписанное правило, что международные активы Центробанков имеют самый высокий иммунитет от санкций любого рода. Сегодня это правило уже не действует. Российские деньги - под угрозой изъятия, считает известный экономист Валентин Катасонов.

Достаточно вспомнить замораживания международных активов центробанков Ирана и Ливии. А уж про замораживания, аресты и конфискации активов частных лиц и говорить не приходится. «Кремлевский доклад» — лишь первый шаг в формировании образа российского бизнеса как «бандитского». Через некоторые время может начаться процесс массовой «экспроприации экспроприаторов», т.е. лишения офшорной аристократии ее зарубежных активов.

Достаточно посмотреть на то, что происходит в Великобритании. В этом году там вступил закон о криминальных финансах. Закон «адресный», принят исключительно ради того, чтобы получить возможность накладывать аресты на банковские счета и другие активы российских беглецов, наивно воспринимавших Великобританию как «страну обетованную». Собственно, Западу не надо будет даже принимать какие-то специальные экономические санкции. Будет действовать рутинный механизм экспроприаций на основе «усовершенствованных» правовых норм. Это можно назвать «тихими» санкциями.

Видно невооруженным глазом, как Украина сегодня активно готовит почву для подобного рода «тихих» санкций. Через Стокгольмский арбитражный суд украинская компания «Нафтогаз» добилась решения о взыскании с российского «Газпрома» 4,63 млрд долл. якобы за нарушение условий контрактов по поставкам газа и его транзиту через территорию Украины. Решение весьма сомнительное. Чувствуется присутствие «субъективного» момента в данном решении. Вернее, его следует назвать «политическим» моментом. Не для кого нет сомнения, что за Киевом стоит Вашингтон. Именно он организует подобные иски и обеспечивает принятие «правильных» решений по ним.

Только что Верховная Рада приняла постановление о комплексе безотлагательных мер по практической реализации международно-правовой ответственности Российской Федерации за вооруженную агрессию против Украины. Одна из мер — создание межведомственного органа, ответственного за подготовку консолидированной претензии Украины как государства, подвергшегося агрессии, к России как государству-агрессору.

И этот орган должен досконально посчитать претензии Киева к Москве и по природному газу, и по «аннексированному» Крыму, и по «оккупированным» территориям Донецкой и Луганской областей и т. п. Я уже знакомился с набросками расчетов сумм претензий к России, который будет готовить указанный межведомственный орган. Общая сумма только по Крыму превышает 100 млрд долл. К чему, спрашивается, весь этот спектакль? А к тому, что Вашингтону нужно подготовить почву для проведения «тихих» санкций. Сценарий спектакля состоит из следующих действий (актов):

Акт 1. Межведомственный орган Украины готовит консолидированный иск в адрес России на сумму сопоставимую с ее зарубежными активами.

Акт 2. Киев направляет консолидированный иск во все международные «независимые» суды.

Акт 3. Суды принимают исковые заявления в работу и принимают по ним «положительные» (для Киева) решения.

Акт 4. Россия, естественно, отказывается от исполнения указанных решений, после чего Киев совместно с международными «независимыми» судами добиваются заморозки (ареста) российских активов.

Зарубежные активы России — как «белые», так и «серые» — оцениваются примерно в 3 трлн. долл. (то, что накоплено за последние четверть века). Конечно, ни правительство, ни Центробанк России такой статистики не имеют. Зато Запад имеет гораздо более полное и точное представление о том, что находится за пределами России и кому принадлежит. Взять ту же Финансовую разведку США. Она самым тесным образом связана с Федеральной резервной системой США входящими в нее частными банками. Все депозиты, принадлежащие нерезидентам, начиная от 50 тыс. долларов, фиксируются в базе данных Финансовой разведки США. Так что наши «партнеры» действовать будут прицельно.

Конечно даже консолидированное исковое требование Украины не сопоставимо с астрономической величиной зарубежных активов российского происхождения. Это не остановит Запад от 100-процентной экспроприации «русских» активов.

Во-первых, кроме Украины у Вашингтона еще есть на подхвате другие страны, которые занимаются таким же увлекательным делом — составлением исковых требований в адрес России как «оккупанта», «агрессора», «эксплуататора». Например, этим увлекательным делом заняты все прибалтийские республики, и в этом им моральную, политическую и даже финансовую помощь оказывает Вашингтон. Я об этом подробно пишу в своей книге «Россия в мире репараций» (М.: Кислород, 2015).

Во-вторых, сегодня уже на Западе не стесняясь могут арестовывать активы, которые в разы превышают максимальные исковые требования. В этом плане показательна история судебной тяжбы между молдавским бизнесменом Анатолием Стати и правительством Казахстана. Стати, который вел в свое время бизнес в Казахстане, выдвинул иск к правительству данной страны. Постепенно сумму иска он довел почти до 5 млрд долл. Опуская многие детали спора, скажу, что в октябре прошлого года голландский суд принял решение о заморозке средств Национального фонда Казахстана (НФК) на счетах голландского филиала американского банка Bank of New York Mellon. Самое удивительное в этой истории заключается в том, что заморозке подверглась сумма в 22 млрд долл. Это примерно 40% всех активов НФК. Эта история продемонстрировала: были бы активы (резервы), а нужное для их экспроприации судебное решение всегда найдется.

Одним словом, начинается время игры без правил. А в такой игре надо уметь защищаться и не подставляться. Еще раз повторю: в 2017 году вывод финансовых ресурсов из страны, согласно данным платежного баланса, оценивается в 106,6 млрд долл. Если экстраполировать показатели платежного баланса за первые два месяца на весь нынешний год, то 2018 год может существенно превзойти 2017 год по масштабам ограбления страны.

Статистика платежного баланса России показывает, что ни экономические санкции Запада, ни «кремлевский доклад» наших олигархов и чиновников в чувство не привели. Надо полагать, что в чувство они придут лишь тогда, когда начнутся массовые замораживания, аресты, конфискации и иные формы экспроприаций «русских» активов за рубежом.

Великобритания. США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > newizv.ru, 28 марта 2018 > № 2547019 Валентин Катасонов


США. Весь мир > Финансы, банки > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497954 Валентин Катасонов

ГРОМ

Сверкают первые молнии очередной грозы мирового финансового кризиса?

Гром - сильный грохот, раскаты, сопровождающие молнию во время грозы. Гремит гром. Гром среди ясного неба (о чём-нибудь неприятном и неожиданном). Гром не грянет, мужик не перекрестится (пословица о том, что спохватываются только тогда, когда приходит беда). Сильный шум, звуки ударов. Гром стоит кругом (всё грохочет). Громовые раскаты.

С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка.

Основные фондовые индексы США на торгах в понедельник, 5 февраля, снизились на 3,8-4,6%, сообщает РИА Новости.

Между тем обвал на фондовом рынке США вызвал цепную реакцию на мировых торговых площадках. Так, японский Nikkei потерял 4,73%, что стало худшим показателем за 18 лет. В Гонконге индекс Hang Seng опустился на 4,84%, китайский Shanghai Composite — на 3,35%.

Биржевые торги в Европе также начались с падения на 2,8% панъевропейского индекса EuroStoxx600. Немецкий DAX опустился на 2,06%, французский CAC 40 — на 2,17%, английский FTSE 100 — на 2,29%.

Во вторник основные фондовые индексы США на открытии торгов снова вошли в красную зону, однако вскоре перешли к росту и к закрытию бирж повысились на 1,8-2,3%.

В заявлении Белого дома подчеркивается, что Дональд Трамп сосредоточен на долговременном поддержании фундаментальных экономических показателей, а с ними все в порядке. «Рынки колеблются, но фундаментальные основы нашей экономики очень крепки, и мы движемся в правильном направлении», — заверил журналистов представитель Белого дома Радж Шах.

Экспертные оценки

Валентин Катасонов

В понедельник на биржах и основных новостных ресурсах началось что-то вроде паники. Типичные заголовки: «Мир ожидает нового 1929 года»; «Грядёт новый мировой кризис»… Американский миллиардер Карл Айкан убеждён в том, что обвал индексов предупреждает о будущих потрясениях, причём их последствия могут оказаться хуже, чем во времена Великой депрессии. Что же мы видим? Некие пузырьки, которые бывают на весенних лужах во время тёплого дождя, наполненные грязным, но неопасным спекулятивным воздухом, или действительно в мире надувается пузырь из ядовитого, взрывоопасного газа?

Никакой неожиданности в этом «чёрном понедельнике» нет, потому что его ожидали ещё в 2017 году. Более того, в прошлом году году ждали начала второй волны глобального финансового кризиса, первая волна которого проходила в период с 2007 по 2009 годы. Большинство аналитиков и экспертов говорили и продолжают говорить о том, что вторая волна глобального финансового кризиса будет намного более серьёзной, более разрушительной. И когда меня спрашивали: «Какие самые главные события ушедшего 2017 года?», — я говорил, что начну свой ответ с того, что назову то событие, которого ждали, а оно не произошло. А это именно вторая волна глобального финансового кризиса. И тогда я сказал, что скорее всего в 2018 году эта вторая волна и будет главным событием года.

Сказать, каким будет ли продолжение чёрного понедельника, я не берусь. Это примерно как раскаты грома. Мы можем ждать наступления грозы и молний в течение одной минуты, а может пройти ещё час, пока, наконец, не начнётся гроза с молниями, проливным дождём, ураганом и так далее. Это знает один Господь Бог. Но в целом, если судить по статистическим показателям, то сегодня ситуация даже более серьёзная, чем она была накануне первой грозы — я имею в виду первую волну глобального финансового кризиса. Такие показатели, как, скажем, капитализация рынков, сравнение капитализации отдельных компаний с прибылью, которую дают эти компании, такие показатели, как относительный уровень долга, не дают поводов для оптимизма. Сегодня относительный уровень долга в Соединённых Штатах, в Европейском Союзе, в Китае превысил 300% ВВП, а это больше, чем в 2007 году. Ну и разные показатели, которые используются в так называемом фундаментальном анализе (его обычно применяют те, кто работает на фондовых рынках), тоже сегодня превзошли уровень 2007 года.

То есть можно говорить, что пузыри надулись, можно сказать, что долговая пирамида выросла до небес, но когда конкретно, какого числа какого месяца обвалится пирамида и произойдёт схлопывание пузыря, я, конечно, сказать не могу. Но думаю, что это может произойти в 2018 году.

Предвестники новой волны кризиса проявлялись уже больше двух лет назад. В 2015 году произошла паника на фондовых площадках Китая. Тогда фондовые индексы упали в среднем на 1/3. Это потери, которые в абсолютном выражении измерялись сотнями миллиардов, даже фигурировала цифра два триллиона долларов — а это совокупная капитализация фондовых рынков нескольких средних стран. Тогда Китай, используя свои специфические административно-командные методы, сумел купировать дальнейшее развитие этого фондового кризиса. Но, тем не менее, налицо все признаки того, что гроза начинается.

Я могу, конечно, объяснить, почему именно 5 февраля возникла та ситуация, которую мы называем «чёрным понедельником». Дело в том, что Министерство торговли Соединённых Штатов опубликовало статистические показатели за январь, в том числе по занятости, по инфляции. И получилось, что за январь в экономике Соединённых Штатов возникло 200 тысяч рабочих мест — это даже больше, чем ожидалось. Дефляции никакой нет, а есть даже некоторые признаки слабой инфляции. Что это означает на языке тех, кто живёт и работает в мире финансов? Это означает: скорее всего Федеральная резервная система США в условиях относительной экономической стабилизации будет повышать ключевую ставку. И обратите внимание, что именно в понедельник, 5 февраля, был первый рабочий день нового председателя ФРС Джерома Пауэлла. Не знаю, случайно ли совпадение или это некий знак свыше? — но ни один из руководителей Федеральной резервной системы не стартовал, не начинал свою карьеру с такого события, которое произошло 5 февраля. Пауэллу не позавидуешь.

А на прошлой неделе, то есть буквально за несколько дней до «чёрного понедельника», два бывших руководителя ФРС — Гринспен и Йеллен — сделали громкие заявления о новом финансовом кризисе. Алан Гринспен обвинил Дональда Трампа в утаивании реального положения дел, сказал: «Убеждён, что ситуация будет только усугубляться, если ФРС продолжит повышать процентные ставки», и предупредил о двух пузырях — на фондовом рынке и рынке гособлигаций. А Джанет Йеллен, которая в пятницу последний день отработала на посту главы Федеральной резервной системы, также указала на опасность перегретого рынка, вот её слова: «Я не хочу называть то, что мы видим сейчас, пузырём, но я бы сказала, что в общем оценка активов завышена».

Таким образом, мы видим сплетение двух факторов? С одной стороны, есть объективные факторы, о которых я сказал вначале, а с другой стороны, есть субъективные факторы — мы видим некую информационную атаку?

Тут мы затронули очень серьёзную тему. Я могу сказать так: в принципе, любой кризис имеет относительно объективные причины, которые можно выразить с помощью каких-то статистических показателей. Но при этом спровоцировать кризис может некий субъективный фактор. И любой кризис обычно есть сочетание таких объективных и субъективных причин и факторов. Взять тот же самый обвал фондового рынка в октябре 1929 года — там было сочетание того и другого. Я даже объясню, почему так происходит. Потому что хозяева денег, как правило, не ждут, когда произойдёт самопроизвольный, стихийный обвал долговой пирамиды. Они к этому обвалу готовятся. И в какой-то момент времени они и организуют обвал. Так что здесь сочетание того и другого. Я не исключаю, что это может быть вызовом «глубинного государства» Трампу и его команде. Джером Пауэлл, конечно, человек Трамп, но при этом он очень осторожный, занимает срединную позицию. Но, тем не менее, такая осторожность и срединность не спасла Джерома Пауэлла от такого, можно сказать, шока. Формально, конечно, никто не будет приписывать Пауэллу «чёрный понедельник» — он не успел ещё даже сделать никаких громких заявлений. Но, тем не менее, это уже какие-то пятна на белом мундире нового председателя Федеральной резервной системы.

Эти американские игры могут коснуться и нас. В эти дни эксперты обсуждают последствия для России от нового витка кризиса. И аналитики разделились прямо как в анекдоте про пессимиста, который говорит, что хуже быть не может, и оптимиста, который утверждает: «Может, может, может!» Пессимисты говорят, что России ничего не грозит, потому что мы находимся на таком уровне падения, что и ожидать ничего хуже нам не приходится. Но мы помним, вообще-то, что и в 2008 году, и в 1998 году мы не были на вершине финансово-экономического успеха — тем не менее провалились и упали ещё ниже. Так правы оптимист или пессимист? Хуже быть может или хуже быть не может?

Конечно, может. Я помню: когда в Америке начался финансовый кризис, то Алексей Кудрин, тогдашний министр финансов, говорил о том, что у нас здесь в России «тихая заводь и нам ничего не грозит». Также он выражался: «Россия — остров стабильности». А потом начались обвалы на фондовом рынке. С мая по октябрь 2008 года капитализация на фондовом рынке финансовых инструментов, акций упала на один триллион долларов. Понятно, что это всё вроде бы виртуальные вещи, но за этими виртуальными вещами скрывались банкротства и увольнения десятков и сотен тысяч людей. Такая трагедия. Я думаю, что и сегодня кризис может ударить очень даже конкретно по многим отраслям, многим предприятиям и по гражданам, которые работают на этих предприятиях.

Механизм процессов заключается в том, что начинается бегство от акций. Почему всё-таки статистика Министерства торговли США оказала такой триггерный эффект на ситуацию на фондовом рынке? Да потому, что инвесторы быстро сообразили — ага, значит, будет повышение ключевых ставок. А если будет повышение ключевых ставок — значит, возрастёт доходность казначейских бумаг. По прогнозам, если будет ещё два пошаговых повышения ключевой ставки, то доходность десятилетних казначейских бумаг будет составлять 2,5% в год. Это вполне реальная доходность, причём по безрисковым бумагам, в отличие от каких-нибудь NASDAQовских бумаг, которые реально не обеспечивают такую доходность, а риски очень высокие. Грубо говоря, инвесторы начали перекладываться в государственные бумаги. И точно такой же механизм задействован и на фондовом рынке России — инвесторы начинают перекладываться в менее рисковые или безрисковые инструменты, в том числе и в казначейские бумаги Соединённых Штатов.

Когда Минфин РФ делает всё более объёмные и масштабные закупки валюты, это косвенный признак того, что рубль будет падать или обваливаться, а доллар будет расти. Вот так. Потому что если бы правительство верило в рубль, оно бы не делало таких закупок зелёной бумаги.

США. Весь мир > Финансы, банки > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497954 Валентин Катасонов


США. Россия > Финансы, банки > regnum.ru, 7 июня 2015 > № 1391946 Валентин Катасонов

29 мая 2015 года прошло годовое собрание акционеров главной кредитной организации России — Сбербанка. Герман Греф, руководитель Сбербанка, на этом собрании заявил, что указанная кредитная организация на территории Крыма и Севастополя не будет присутствовать. Мол, Вашингтон объявил санкции против России и запрещает любым коммерческим структурам работать на территории «аннексированного» полуострова.

Для некоторых неискушенных людей подобное заявление может показаться шокирующим. Ведь, в конце концов, это «родной» «Сбер», а не какой-нибудь «Годман Сакс». Граждане, даже далекие от мира финансов, полагают, что Сбербанк: а) организация российская; б) организация государственная; в) организация, которая подчиняется законам, распоряжениям и другим управляющим сигналам, исходящим от органов государственного управления России.

Однако тут не все так просто. Например, Сбербанк по недоразумению называют государственной кредитной организацией только потому, что главным (мажоритарным) акционером является Банк России. Чтобы не было никаких иллюзий, напомню, что в самом начале закона о Центральном банке говорится, что ЦБ не отвечает по обязательствам государства, а государство — по обязательствам ЦБ. О том, что среди миноритарных акционеров Сбербанка куча «нерезидентов», я уже молчу. Упомянутое выше заявление Грефа рушит привычные представления обывателя о том, как устроено государственное управление вообще и в России в частности. За последний год центр управления российскими банками явно переместился за пределы нашего отечества.

В качестве наглядного пособия для раскрытия данного тезиса можно рассмотреть всё тот же Сбербанк, на который приходится львиная доля депозитов и кредитов российской банковской системы. Летом прошлого года, когда на Украине началась активная фаза АТО («антитеррористической операции») против «сепаратистов» юго-востока страны, Минфин Украины решил оказать финансовую помощь «защитникам отечества». Были организованы выпуск и размещение так называемого Войскового займа для пополнения военного бюджета Украины. К размещению и покупке облигаций были привлечены ведущие банки страны, в том числе украинские «дочки» российских Сбербанка и ВТБ. Так что господин Греф может гордиться тем, что он внес свою лепту в «борьбу с терроризмом», а купленные на деньги Сбербанка снаряды унесли не одну жизнь на территории ДНР и ЛНР.

Господин Греф рьяно следил и продолжает следить за тем, чтобы «несознательные» граждане России не приложили своей руки к поддержке «смутьянов» в Малороссии. Как известно, наши «несознательные» соотечественники оказывали и продолжают оказывать посильную гуманитарную помощь мирному населению Новороссии, которое оказалось в блокадном кольце, организованном официальным Киевом. Одна из таких форм помощи — перечисление средств на счета российских банков для формирования различных фондов. Так вот, известно много случаев, когда в Сбербанке подобные счета блокировались по указаниям руководства банка.

Впрочем, было бы несправедливо все лавры «борьбы с терроризмом» на Украине приписывать Сбербанку и его руководителю Грефу. ВТБ также оказывает официальному Киеву посильную помощь в этом «благородном» деле. Еще в начале текущего года глава второго после Сбербанка банка — ВТБ — Андрей Костин сделал интересное заявление. Он решил докапитализировать две украинские «дочки» на общую сумму до 4 млрд украинских гривен (около $265 млн). Речь идет о ПАО «ВТБ Банк» (Киев) и АО «БМ БАНК». Примечательно, что заявление было сделано в то время, когда банковская система Украины уже шла под откос, когда в Верховной раде стали раздаваться громкие призывы к экспроприации российского имущества на территории «незалежной». Особый интерес украинские «экспроприаторы» проявляли и проявляют к активам российских банков.

Человеку даже очень далекому от «тонкостей» банковского дела заявления А. Костина о «докапитализации» должны показаться странными, просто подозрительными. Таковыми они показались и нашему премьер-министру Дмитрию Медведеву, которого в отсутствии либеральных взглядов на экономику трудно заподозрить. 20 января премьер на встрече с главой Минэнерго Александром Новаком и главой «Газпрома» Алексеем Миллером сказал следующее: «В том числе и наши банковские структуры продолжают работать на территории Украины. В частности, нашим банком ВТБ, крупнейшим государственным банком, было принято решение о докапитализации своих дочерних структур на территории Украины. Что это, как не форма поддержки украинской финансовой системы? И ВТБ такие решения принял, даже несмотря на то, что у нас, ну есть, скажем прямо, разные позиции по поводу того, какие решения принимать, а какие решения не принимать в отношении Украины».

Как можно интерпретировать ситуацию, связанную с «докапитализацией» «дочек» ВТБ на Украине? По-моему, как яркое проявление того, что наше правительство не в состоянии осуществлять «эффективное управление» деятельностью российских банков. Даже в случае, когда этого требует сложная международная обстановка, угрожающая безопасности России. Слова премьера не возымели никакого действия на руководителя ВТБ. Более того, в начале июня А. Костин уже обнародовал сумму «докапитализации», равную $600−800 млн (в 2,5−3 раза превышающую первоначально заявленную). Можно только догадываться, как в «незалежной» будут использованы эти деньги. Наверное, это те самые деньги, которые в начале года наше щедрое правительство раздавало банкам под видом «антикризисной программы». Напомню, что из двух с небольшим триллионов рублей более 1,5 триллиона рублей достались банкам. Между прочим, ВТБ оказался одним из главных «бенефициаров» антикризисной программы.

События на Украине стали той лакмусовой бумажкой, которая выявила истинную природу «российской» банковской системы. Одна из главных ее особенностей заключается в том, что она не подконтрольна правительству РФ. А кому же она подконтрольна? Может быть, Центральному банку Российской Федерации? — Может быть. Но вот ЦБ РФ является институтом, не подконтрольным ни исполнительной, ни законодательной, ни судебной власти Российской Федерации.

Нам внушают, что для успешной реализации денежно-кредитной политики Банку России необходим «независимый» статус. Как в физическом мире не существует абсолютного вакуума, так в социальном мире не бывает абсолютной независимости. Если говорить о Банке России, то он находится в полной зависимости от Федеральной резервной системы США. Никакой конспирологии тут нет. Банк России работает как «валютный обменник», его международные резервы сформированы за счет доллара США, который является продукцией «печатного станка» ФРС. А наш «национальный» рубль — лишь «зеленая» долларовая бумажка, перекрашенная в другие цвета.

О проблеме долларизации российской экономики сегодня знают все. Все понимают, что с ней надо бороться. Хотя бы для того, чтобы не допустить новых обвалов рубля, подобных тому, который произошел в декабре 2014 года. Наши чиновники об этом иногда говорят, но шепотом, в кулуарах. Вероятно, самые смелые из них оказались в такой организации, которая называется Совет национальной безопасности. 27 апреля 2015 года вопрос об угрозах долларизации экономики России и мерах по ограничению обращения и использования наличной иностранной валюты на территории страны был вынесен на Совет национальной безопасности. У Совета высокий статус и достаточные полномочия для того, чтобы добиваться выполнения принятых им решений. По итогам заседания Совета Центробанку и правительству порекомендовали расширить использование российской валюты в международных расчетах и постепенно снижать использование наличной иностранной валюты внутри России.

В свою очередь, чиновники ЦБ на протяжении многих лет повторяли и одну и ту же мантру: административные меры по ограничению оборота иностранной наличности внутри страны эффекта не дадут, а потому их введение нецелесообразно. Почему «не дадут» и почему «нецелесообразно», остается загадкой. Чиновники ЦБ не любят погружаться в детали и тонкости своей аргументации. Журналисты одного из электронных изданий попытались все-таки докопаться до этих деталей и тонкостей, понять до конца аргументацию ЦБ по вопросу столь либерального отношения к хождению инвалюты по стране. Тем более что рекомендации Совбеза были адресованы Центробанку.

И вот что ответил Центробанк: «Меры административного характера по ограничению использования иностранной валюты на территории Российской Федерации на заседании Межведомственной комиссии не рассматривались. Со своей стороны, Банк России исходит из нецелесообразности принятия подобных ограничительных мер». Мне лично подобные заявления чиновников ЦБ напоминают ответы официальной представительницы Госдепа США Дженнифер Псаки. Впрочем, определенные ассоциации у меня вызывает и само учреждение со странной вывеской «Банк России». Оно больше напоминает американское посольство или филиал Федеральной резервной системы США.

Впрочем, если еще недавно нити реального управления нашей банковской системой из-за океана (Федеральной резервной системы и Казначейства США) были не всем видны, то сейчас ситуация уже иная. Сегодня вожжей этого заокеанского управления может не видеть лишь слепой. Что я имею в виду? Я имею в виду американский закон FATCA, который можно перевести как «Акт по налогообложению иностранных счетов». Формально данный закон направлен на борьбу с теми физическими и юридическими лицами, которые обязаны платить налоги в казну США. Но механизм реализации FATCA предусматривает, что банки всех стран мира должны представлять информацию о подозрительных клиентах (тех, кто уклоняется от уплаты налогов в казну США) в американскую налоговую службу. Фактически выстраивается вертикаль прямого административного контроля над зарубежными банками из Вашингтона.

Это ярко выраженный закон экстерриториального действия. Многие страны успели заключить с США межгосударственные соглашения, которые предусматривают, что перед Вашингтоном будут отчитываться не сами банки, а соответствующие ведомства. В случае с Россией предполагается, что каждый банк будет отчитываться перед Вашингтоном индивидуально. Я не развиваю далее эту интересную историю. Читатель и сам понимает, что Россия окончательно теряет контроль над своей банковской системой, его перехватывают ФРС и государственные ведомства США. С учетом сказанного заявление руководителя Сбербанка Германа Грефа, сделанное на прошлой неделе, выглядит вполне закономерным.

Валентин Катасонов

США. Россия > Финансы, банки > regnum.ru, 7 июня 2015 > № 1391946 Валентин Катасонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter