Всего новостей: 2578755, выбрано 3 за 0.035 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Крейчи Оскар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Крейчи Оскар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555945 Оскар Крейчи

Москва и Запад ведут боксерский поединок — никакого дзюдо

Časopis argument, Чехия

Интервью с политологом Оскаром Крейчи о нынешнем дипломатическом конфликте между Западом и Россией, о российской реакции и о текущем кризисе дипломатии.

Časopis Argument: В ответ на высылку российских дипломатов из 27 стран Россия объявила персонами нон-грата такое же количество дипломатических работников, какое высылали эти государства. Уже выслано 60 американских дипломатов, и по результатам народного голосования было принято решение о закрытии Генерального консульства США в Санкт-Петербурге. Вы считаете подобные действия адекватными?

Оскар Крейчи: Это логично и традиционно. Вопрос только в том, что за этим последует. Стремительность и решительность поступков западных стран говорит о том, что сценарий действий был заранее подготовлен, и он, несомненно, предполагал зеркальную российскую реакцию в духе ветхозаветного «око за око».

— Вы говорите о вероятном сценарии. Но у него должна быть некая цель.

— Да, хотя современная политика иррациональна…

— И тем не менее какой могла быть эта цель?

— Давно очевидны антироссийские усилия, направленные на две вещи. Первое — помешать проведению чемпионата мира по футболу в России. С середины 2015 года ясно, что за футбольное поле ведется жестокая гибридная война. И второе — заблокировать достройку «Северного потока — 2». Сокращение поставок российского газа в Европейский Союз — предпосылка для закупки дорогого американского газа. Кроме того, нужно удержать в игре Киев, обезопасить политические и финансовые инвестиции США на Украине, а значит, шантажировать Россию с помощью транзитных стран — не только политически выгодное, но иногда и просто привлекательное занятие.

— Если я правильно Вас понимаю, вы не считаете ответную высылку дипломатов из России единственно возможной реакцией. Были другие варианты? Вы полагаете, что Москва должна была ответить в духе библейского принципа «Если враг твой голоден, накорми его»?

— До сих пор дипломатический конфликт больше походил на боксерский поединок, когда за сильным ударом следует такой же в ответ. Но с давних пор каждый военачальник, который хотел победить в бою, старался сам выбирать поле битвы. В политике успех очень часто зависит от того, чтобы не позволить противнику навязать свои правила. Другое дело — дзюдо. В боксе даже удар в защиту помогает атакующему сохранить стабильность. В дзюдо же нужно отклонить удар противника так, чтобы отклонилась его ось и энергией его удара можно было воспользоваться себе на пользу.

— Хорошо, но каково значение этих наблюдений в контексте сложившейся ситуации?

— Дипломатия — инструмент для взаимодействия государств, поэтому в период кризиса ее важность возрастает. Но сегодня мы являемся свидетелями того, что в ходе текущего кризиса дипломатию целенаправленно уничтожают. Дипломатия деградировала до уровня слуги пропаганды. Спорно, стоит ли отвечать в аналогичной форме, если за этим последует очередной прогнозируемый деструктивный удар для реализации задуманного сценария. Намного эффективнее было бы смириться с тем фактом, что инструменты традиционной дипломатии сегодня играют намного меньшую роль, чем в прошлом. Следовало бы принять во внимание наглость западных послов, которые игнорируют вызов в Министерство иностранных дел, и просто их не приглашать. Стоило бы ограничить политическую деятельность дипломатов, взаимодействующих с Западом, до протокольного минимума, и приглашать западных дипломатов только в случае острой необходимости, причем наименее влиятельных и низкого ранга. Нужно было бы ограничить собственное политико-дипломатическое и военно-дипломатическое постоянное присутствие на Западе и сделать акцент на экономической дипломатии. Времена изменились: прямая связь между политическими центрами и высшим руководством стран заставила дипломатическую деятельность принять новые формы. В отличие от Ренессанса, когда появились постоянные представительские миссии, изменилось содержание работы аккредитованных дипломатов.

— То есть, по-Вашему, высылать дипломатов неправильно?

— Это крайняя мера, к которой стоит прибегать (если мы не движемся к глубокому кризису) в случае конкретного доказанного нарушения Венской конвенции. Но сегодня дипломаты превратились просто в игрушку в масштабной политической игре за влияние. В сложившейся ситуации новое правительство, которое будет создано после инаугурации президента Владимира Путина, должно оценить рентабельность существующей дипломатии. Нужно ли России дипломатическое представительство в Европейском Союзе? Есть ли у ЕС какая-то внешняя политика? Отличается ли эта политика от Вашингтона и НАТО? Не достаточно ли одного торгового представительства в ЕС? Для чего на данном этапе отношений нужно постоянное представительство в НАТО, если Брюссель относится к российским военным дипломатам, как к заложникам? Существуют ли какие-то проблемы, которые не решить высылкой дипломатов, и которые требуют переговоров, например, на уровне начальников генеральных штабов или глав спецслужб в условиях, когда отношения не удается наладить с помощью постоянных представительских миссий?

— Это звучит прямо-таки радикально!

— Так только кажется. Саммиты Россия — ЕС уже не проводятся, да и, кстати сказать, результаты тех, которые были проведены, стремятся к нулю. Только потраченные деньги, время и силы. Кроме того, совещания послов стран-членов ЕС в Москве очень часто используются для усугубления антироссийских настроений, и это происходит уже довольно давно. Другой пример. В четверг по каналу «Евроньюс» показывали карту, где были отмечены места запланированного укрепления шенгенских границ. Среди них — Финляндия, страны Прибалтики и Польша, то есть речь идет не о защите от нынешней нежелательной миграции с юга, а об обороне от России. Договор с ЕС невозможен без договора с НАТО, а договор с НАТО невозможен без смены политики США. Дипломатическое искусство обретает новые формы.

Мы живем во времена, когда функцию советников президента, которую когда-то выполняли такие исполины, как Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский, на себя взял Джаред Кушнер. Знания — необходимое бремя, а опыт — тормоз. Британского министра иностранных дел можно одеть во фрак и бабочку, но он все равно не поймет важности дипломатии в традиционном смысле. Ему будет не хватать благородства, искусства ведения переговоров и стремления решать проблемы. На данном этапе кризиса отношений России и Запада понятно, что нет иного инструмента для решения проблем, как только прямые переговоры Владимира Путина и Дональда Трампа. Искусство дипломатии предполагает способность ждать. В политике ничто не вечно.

— Как Вы полагаете, после взаимной высылки дипломатов чешско-российские отношения ухудшатся?

— Теперь в Москве, вероятно, зададутся вопросом об их функциональности. Сегодня Чехия представляет собой геополитический минимум государственности. Посмотрите на карту: Чехия — это котловина между Берлином и Веной. Все значимые геополитические оси обходят Чехию. В Китае приблизительно 15 городов, в которых больше жителей, чем во всей Чехии, а в столичном регионе Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй проживает в десять раз больше народу, чем в Чехии. Тогда зачем возиться с Чехией? Заявления нашего премьера в условиях текущего кризиса подтверждают, что внешняя политика является лишь инструментом для саморекламы некоторых людей, средством для решения собственных внутриполитических проблем, а также методом постоянного убеждения западных держав в своей лояльности. Большая часть заявлений, сделанных чешскими политиками на ТВ, подтверждает, что вести с ними диалог — значит просто тратить время. Недавно мы это уже наблюдали. Это политики, которые до последней капли крови отстаивали тезис о том, что строительство американской военной базы — наша единственная возможность спастись от ракет, надвигающихся из Ирана и Северной Кореи, пока Вашингтон не заявил о закрытии проекта радара в Чехии. Все так происходит еще и потому, что определять и отстаивать национальные интересы намного труднее, чем заискивать перед сильными мира сего. Да еще и рискованнее. Политическая и военная дипломатия в такой стране выполняет только формально-представительские функции, и по сути это лишь разбазаривание средств.

— Однако в докладах Службы информации и безопасности (BIS) нас предупреждают о масштабной разведывательной деятельности России и Китая у нас. Многие политики недавно обращали внимание на этот факт. Возможно, Вы недооцениваете опасность?

— Разведывательные службы, в том числе, являются бюрократическими организациями. У них как таковых есть чувство самосохранения и желание расти. Если бы они написали, что все в порядке, то их штат мог бы сократиться. Кроме того, мы ходим по кругу: задачи перед разведкой ставятся сообразно идеологическим и союзническим приоритетам. В нынешней атмосфере вопрос российского дипломата об условиях достройки АЭС будет выдаваться за шпионаж. В особенности, когда существуют конкурентные интересы Большого брата. К сожалению, я вынужден констатировать, что в такой стране, как Чехия, никакой по-настоящему ценной стратегической информации ни одна разведка получить не может. Таких данных тут просто нет.

— Но говорят о том, что Москва старается через такие страны, как Чешская Республика, внести раскол в Европейский Союз.

— И как она это делает? Вы действительно думаете, что кто-то в Брюсселе воспринимает нас всерьез? Наш премьер-министр на ужине во время саммита сказал несколько слов, а потом дома похвалился этим перед журналистами, и чего он добился? Такие маленькие страны, как Чехия и Словакия, могут договариваться о названиях сыра, но их не пригласят к обсуждению, например, проблемы Косово, они не смогут заблокировать бессмысленные миграционные квоты или остановить санкционную политику против России. Не думаю, что в Москве этого не понимают.

— То есть Вы предполагаете, что в этом дипломатическом конфликте Москва еще не сказала свое последнее слово?

— То, что я говорю, является лишь теоретической моделью на момент, когда стремительно меняется понимание дипломатии и ее инструменты. Но такие державы, как Россия, слишком часто стараются «сохранить лицо» и ведут себя стереотипно, чтобы всем все сразу было понятно. Хотя иногда все же появляются политики, которым нравится дзюдо.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555945 Оскар Крейчи


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491785 Оскар Крейчи

Война с Россией? Запуганными людьми легче управлять

Оскар Крейчи (Oskar Krejčí), Časopis argument, Чехия

Чешский политолог и специалист по международным отношениям Оскар Крейчи в интервью изданию Časopis argument рассуждает о вероятности войны между США и Россией и о нынешней волне вооружения.

Časopis argument: В последнее время часто обсуждают бюджет Министерства обороны США на 2019 год. Предположительно, его расходы возрастут до 716 миллиардов долларов. На «зарубежные чрезвычайные операции» (Overseas Contingency Operations) планируется выделить более 90 миллиардов. В новой ядерной доктрине США говорится о разработке и производстве ядерного оружия малой мощности, которое можно было бы применить против России. Неужели Россия действительно представляет собой такую большую опасность?

Оскар Крейчи: Сначала скажу несколько слов о логике увеличения американского оборонного бюджета. Если ориентироваться на неизменные цены (доллар в 2009 году), то рост военных расходов США начался после холодной войны при Билле Клинтоне. В бюджете на 2000 год военные расходы достигли 407,7 миллиардов долларов. Во время первого президентского срока Джорджа Буша-младшего эти расходы превысили военные бюджеты Рейгана, самые большие за всю историю холодной войны. В бюджете на 2005 год расходы на оборону составляли 550,7 миллиардов долларов. Самое интересное тут то, что резкий рост произошел тогда, когда о китайской или российской угрозе еще никто и не говорил. Также оказалось, что не холодная война способствовала увеличению военных расходов США, а сама суть американского капитализма, которая на данном этапе истории требует абсурдно высоких оборонных расходов.

— Но Россия и Китай тоже увеличивают расходы на оборону!

— Российская программа модернизации вооружений была принята в 2010 году. Последние данные Стокгольмского института исследования проблем мира (СИИПМ) за 2016 год свидетельствуют о том, что российский оборонный бюджет не превышает 70 миллиардов долларов. Если составить рейтинг стран сообразно размеру их военного бюджета, то США окажутся на первом месте, и их бюджет больше, чем у восьми следующих за ними стран вместе взятых. Я повторю, что логика военных расходов США преимущественно не зависит от расходов других стран. Вспомните рассекреченное на прошлой неделе краткое содержание новой Оборонной стратегии США (2018 National Defense Strategy), которую представил министр обороны Джеймс Мэттис. Никаких сюрпризов эта стратегия не преподнесла. В СМИ большой акцент делался на то, что конфронтации с государствами в стратегии отдается преимущество перед конфронтацией с неправительственными террористическими организациями, однако это изменение еще времен Барака Обамы. Если быть точнее, оно появилось в Стратегии национальной обороны США (National Military Strategy of the United States of America) 2015 года. Наиболее интересным местом в новой Оборонной стратегии является пассаж об изменениях в области международной безопасности. Согласно документу, «на протяжении десятилетий Соединенные Штаты пользовались бесспорным и доминирующим приоритетом во всех сферах. Мы без труда могли направить наши силы повсюду, куда хотели, сосредоточить их там, где хотели, и применить так, как мы хотели. Теперь каждая сфера под сомнением: воздух, суша, море, космос и киберпространство». Вашингтон боится не военной угрозы от России или Китая — он боится потерять возможность своевольно решать судьбу остальных.

— Вы утверждаете, что огромные оборонные расходы США избыточны. Вероятно, доказать это математически нетрудно. Но как возможно, чтобы таким опасным образом деньги транжирились на протяжении десятилетий в демократической стране?

— В этой связи стоит постоянно напоминать слова нацистского военного преступника Германа Геринга, которого цитирует Густав Гилберт в своей известной книге «Нюрнбергский дневник»: «…Люди не хотят войны. Зачем какому-нибудь бедняге на ферме хотеть рисковать своей жизнью на войне, когда лучшее, что он может получить в ее конце, —вернуться на свою ферму целым? Естественно, простые люди не хотят войны; ни в России, ни в Англии, ни в Америке, ни в данном случае в Германии… Людей всегда можно заставить слушаться вождей. Это легко. Все, что вам нужно сделать, это сказать им, что они подвергаются нападению, и осудить пацифистов в отсутствии патриотизма, и в том, что они подвергают страну опасности. Это работает одинаково — в любой стране».

Посмотрите, что за последние годы произошло в нашей стране. Просвещенное восприятие войны как сбоя в политическом процессе вытеснила ветхозаветная идея о вечных войнах и оправдание убийств представителей неизбранных народов. Вместо оптимистических утопий в моду вошли пессимистические антиутопии, картины мрачного будущего человечества. На недавних президентских выборах в Чехии друг другу противостояли два непримиримых лагеря. Для одного характерна боязнь Москвы, а для второго — боязнь исламизации Европы и глупости Брюсселя. Трудно найти кого-то, кто боится и того, и другого одновременно, и это подсказывает нам, что происхождение этого «предвыборного» страха носит преимущественно идеологический, неаналитический характер, и что сформировался он под воздействием средств массовой информации. Вообще, запуганными людьми легче управлять.

— Но давайте вернемся к России. В книге «Геополитика России», рассуждая о грузино-российской войне, десятую годовщину которой мы отметим в этом году, вы не слишком высоко оцениваете боеспособность российской армии.

— На первый взгляд, та российская операция по принуждению к миру кажется большим военным успехом. Через два дня после начала боев грузинской армией российские вооруженные силы перешли в неотвратимое стратегическое наступление, и через четыре дня войны грузинские силы были фактически разгромлены. Но последующие российские анализы обнаружили большие проблемы. Например, по мнению Анатолия Цыганка (руководитель российского Центра военного прогнозирования — прим.ред.), российские потери людьми (74 солдата было убито) и техникой по сравнению с американской интервенцией в Ирак (три недели боев, 137 военнослужащих США убито) были «чрезвычайно велики». Также в американских экспертных оценках говорится о том, что дала о себе знать проблема плохой координации между отдельными родами российских войск, не было дронов, космическая система ГЛОНАСС не работала (американская GPS во время войны для российских военных была отключена). Многие единицы военной техники были еще советскими и устаревшими, даже если сравнивать с некоторыми грузинскими подразделениями, которые были оснащены оружием, поставленным с Запада. У россиян не было управляемых бомб, современной амуниции и так далее. Все это положило конец продолжительной дискуссии о необходимости изменений, поэтому уже в том же 2008 году началась реформа российской армии.

Результаты реформы показала сирийская операция. Это первая операция российской армии со времен Второй мировой войны, когда в боях участвовали все рода войск: сухопутные, морские и авиационные силы, а также новые подразделения космических войск и сил кибернетической защиты. По информации, поступившей на этой неделе, в боях было испытано 215 видов нового оружия. Ключевую роль играют Воздушно-космические силы (ВКС): российские самолеты взлетают с базы в Сирии, а дальние бомбардировщики летают через Ирак и Иран, а также вокруг западного побережья Европы. Крылатые ракеты, выпущенные с кораблей в Каспийском море, а также с подводных лодок и фрегатов в Средиземном море, поразили намеченные цели. Также были испытаны новейшие зенитно-ракетные системы, в том числе С-400. Хорошо себя зарекомендовала система космической навигации ГЛОНАСС. В боях применяются управляемые ракеты и бомбы, а также дроны. Проверку боем прошел авианесущий крейсер и его сопровождение. Спецподразделения выполняют поставленные задачи. Новый опыт получили также саперные отряды и военная полиция.

Сегодня 59,5% вооружения в российской армии новое. И это оружие стало пользоваться спросом на экспортном рынке. Правда, на этой неделе Владимир Путин предупредил производителей оружия, что со временем внутренний российский спрос уменьшится, и призвал к развитию гражданской промышленности. В том числе, он говорил о гражданской версии современного сверхзвукового стратегического бомбардировщика.

— Не очень утешительная информация: если все вооружаются и руководствуются страхом, значит, угроза войны растет?

— Вы правы. Иррациональность в политике крайне опасна. И ведь ясно: в современном мире силой ничего не изменить. По данным Arms Control Association, а это неправительственная организация, работающая в Вашингтоне, в начале этого года у России и Соединенных Штатов было по полторы тысячи единиц стратегического ядерного оружия. Если добавить малые боезаряды, то получится около семи тысяч в арсенале каждого из этих государств. Новая ядерная стратегия США не может изменить этого равновесия. Ни одно из этих государств не может себе позволить начать войну против другого, не рискуя собственным уничтожением. Несколько дней назад журналисты заметили, что на борту самолета, летящего регулярным рейсом из Москвы в Нью-Йорк, находился Сергей Нарышкин, глава Службы внешней разведки Российской Федерации (российский аналог ЦРУ). Впоследствии визит подтвердил посол РФ в Вашингтоне. Несмотря на царящую ныне русофобию рабочие контакты не прерваны. Вопрос только в том, когда партнеры начнут друг другу доверять, и кто победит: сама себя оправдывающая истерия или здравый смысл.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491785 Оскар Крейчи


США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205423 Оскар Крейчи

Оскар Крейчи: «Трамп торгует смертью»

Оскар Крейчи (Oskar Krejčí), Prvnizpravy.cz, Чехия

Разумных причин для того, чтобы европейские члены НАТО повышали расходы на оборону, не существует. Тем не менее, судя по всему, бюджеты возрастут, поскольку подобный подход, полный лжи и коррупции, считается правильным — ведь он в достаточной мере антироссийский. Так считает политолог Оскар Крейчи.

První zprávy: В четверг в клубе «Нового слова» в Братиславе Вы прокомментировали визит президента США Дональда Трампа на Ближний Восток и в Европу. Если подытожить кратко, одним предложением, то какая тема была самой важной в ходе этого визита?

Оскар Крейчи: Продажа оружия.

— В случае Эр-Рияда в Саудовской Аравии это понятно, но в Европе?

— Если вкратце, то в Европе Трамп потребовал, чтобы расходы НАТО достигли 57% от общемировых оборонных расходов. Согласно решению, принятому на саммите в Уэльсе в 2014 году, 20% этих средств должно выделяться на закупку и разработку новых видов оружия. Преимущественно американского.

— То есть Вы имеете в виду требование повысить расходы членов НАТО до двух процентов ВВП?

— Вся шумиха вокруг планов по повышению оборонных расходов НАТО до двух процентов ВВП вызвана прежде всего желанием продать оружие. Все это абсурд, который можно навязать только благодаря безответственности и некомпетентности европейских политиков, а также благодаря преданности крупнейших западных СМИ воинственным лозунгам. Милитаризм выдают за защиту безопасности.

— Кто-то может возразить, что Ваши слова звучат очень агрессивно и предвзято. Есть ли у Вас доказательства для подобных утверждений?

— Например, вспомним исследование, опубликованное Стокгольмским институтом исследования проблем мира (SIPRI) за месяц до того саммита НАТО, в котором впервые участие принял Дональд Трамп. SIPRI — безусловно, один из самых авторитетных центров, который занимается исследованиями в области вооружений. Опубликованный материал касается уже упомянутых двух процентов ВВП, и в исследовании на основе данных о прошлогодних военных расходах подсчитаны предполагаемые изменения. Согласно этому анализу, если все страны-члены альянса будут выделять на оборону два процента ВВП, то это повлечет за собой сокращение бюджета НАТО с 881 миллиарда долларов до 722 миллиардов. Таким образом, оборонный бюджет НАТО сократится на 159 миллиардов долларов, то есть на 18%…

— Звучит странно. Трамп действительно требовал именно этого? Как институт SIPRI мог прийти к таким цифрам?

— Фокус в том, что в прошлом году военные расходы Соединенных Штатов достигли 3,3% ВВП. Эти траты в размере 611 миллиардов долларов патологически велики. При переходе США к двум процентам ВВП расходы сократятся на 240 миллиардов, то есть на 39%.

Многие забывают, что вооруженные силы США и европейские армии предназначаются для разных целей. Достаточно вспомнить те действия, которые сейчас Пентагон предпринимает в западной части Тихого океана. Я имею в виду Японию, Корею и американские провокации в Южно-Китайском море. Зачем европейским странам брать на себя часть ответственности за эту политику Вашингтона?

Немного отклонюсь от темы, чтобы вы лучше меня понимали. В середине прошлого года центр RAND Corporation опубликовал анализ возможных вариантов войны между США и Китаем. RAND — это авторитетный исследовательский центр в Калифорнии, где занимаются политической и военной аналитикой. Из упомянутого анализа следует, что традиционная война между Соединенными Штатами и Китаем, начнись она в 2015 году, через год боев привела бы к снижению американского ВВП на 10%, а китайского — на 35%. Но если бы война началась в 2025 году, то обе стороны понесли бы одинаковые экономические потери. «В 2025 году Соединенные Штаты не смогут получить решающее военно-операционное преимущество, даже если бои затянутся», — говорится в этом исследовании. Многие политики могут расценить эту информацию как знак свыше: мол, когда, если не сейчас? Стоит добавить, что, согласно упомянутому исследованию RAND Corporation, уже сегодня ядерная война между США и Китаем уничтожила бы обе страны. Я не говорю уже о том, что, скорее всего, эта война приняла бы мировой масштаб, и в конфликт была бы втянута и Чехия.

— Давайте вернемся к тому парадоксальному расчету, согласно которому расходы в размере двух процентов ВВП привели бы к снижению бюджета НАТО. Наверное, в Брюсселе Трамп все-таки не этого добивался. Тогда в чем его цель?

— Даже в институте SIPRI не верят, что оборонные расходы США сократятся до двух процентов ВВП. Расчет, который считают реальным, показывает, что если Соединенные Штаты оставят свои оборонные расходы на современном уровне, а расходы других стран-членов альянса достигнут двух процентов ВВП, то общий бюджет НАТО вырастет с прошлогоднего 881 миллиарда до 962 миллиардов в год.

— Это как раз те самые 57% мировых расходов на оборону, о которых Вы говорили в начале интервью?

— Да. Если мечта о двух процентах ВВП сбудется, то бюджет альянса достигнет 57% от мировых расходов на оборону. Таким образом, 28 западных демократических стран будут выделять на оборону больше, чем остальные 170 государств мира. Вам это кажется разумным?

— А какими конкретно будут изменения в европейских странах-членах НАТО?

— Специалисты SIPRI подсчитали изменения военных расходов европейских стран-членов альянса в связи с переходом к требуемым двум процентам ВВП и получили данные о значительном росте: европейские траты увеличились бы с 254 миллиардов до 320 миллиардов в год. То есть расходы возрастут на 66 миллиардов или на 26%. Подобные требования — абсурд.

— Но в Брюсселе говорят о растущей угрозе, к примеру, в лице России.

— По данным SIPRI, в прошлом году оборонный бюджет Российской Федерации составил 69,2 миллиарда. Я повторюсь: в то же время общий бюджет НАТО достиг 881 миллиарда, из которых 254 миллиарда долларов приходятся на европейские страны-члены альянса. Только благодаря пропаганде, которая ослепляет и отупляет, кто-то еще может рассуждать о необходимости дальнейшего повышения военных расходов из-за «российской опасности». Лучше бы подумали о рационализации расходов. Ведь деньги транжирят не только в США, но и в европейских вооруженных силах. Это происходит из-за глупости, коррупции, а также — и это главное — из-за отсутствия разумной военно-политической стратегии.

— Я отметил, что даже Берлин не испытывает восторга по поводу требований повысить расходы до двух процентов ВВП.

— Для Германии это требование означает расходы в размере 69 миллиардов долларов в год (против прежнего 41,1 миллиарда). Если составить рейтинг стран мира, которые больше всех тратят на оборону, то в новых условиях Германия с девятого места переместится на четвертое. Некоторые немецкие экономисты, а также аналитики в области безопасности считают, что рост расходов слишком велик, да и не обоснован. Я тоже так думаю. Кроме того, Германия опять может превратиться в военную проблему для Европы.

— Министр обороны Чехии, а также другие чешские политики пообещали повысить военные расходы до двух процентов ВВП. К чему это приведет, по версии SIPRI?

— Чешские расходы на оборону возрастут с двух до 3,9 миллиардов долларов, и Чехия переместится с 60 места в упомянутом рейтинге на 47 место. Что касается Словакии, то там военный бюджет увеличится с одного миллиарда до 1,8 миллиардов долларов, и страна с 67 места переместится на 62. Я повторю, что это может произойти без предварительных анализов угроз и рисков, без общественной дискуссии — только потому, что кто-то что-то кому-то пообещал. И это называется демократией!

— Давайте вернемся к тому, о чем речь шла в Эр-Рияде. Почему те договоренности напоминают Вам решения в рамках НАТО?

— Дональд Трамп подписал контракт на поставку оружия в Саудовскую Аравию на сумму 110 миллиардов долларов, а в ближайшие десять лет туда направят вооружений еще на 350 миллиардов. Белый дом назвал эти договоренности «взаимным расширением… отношений в сфере безопасности». Однако Соединенные Штаты продавали Саудовской Аравии оружие на миллиарды долларов еще при президенте Бараке Обаме. По имеющимся данным, с 2013 года Агентство национальной безопасности (NSA) (это спецслужба Министерства обороны США, о которой мы с вами говорили на прошлой неделе) оказывает Эр-Рияду «непосредственную аналитическую и техническую поддержку» в интересах «внутренней безопасности». Еще продолжительнее сотрудничество саудовцев с ЦРУ. Кстати, близкие отношения Вашингтона и Эр-Рияда берут начало в феврале 1945 года, когда сразу после Ялтинской конференции президент Франклин Рузвельт встретился с саудовским королем на военном корабле США, бросившем якорь в Суэцком канале.

Существует две причины для особых отношений Вашингтона и Эр-Рияда. Во-первых, это нефть, а во-вторых, вашингтонские комплексы в отношении Ирана, от которых Белый дом никак не может избавиться со времен свержения шаха Резы Пехлеви в 1979 году. Эр-Рияд, в свою очередь, воспринимает Тегеран как неизбежного конкурента. Ведь в Иране — персы, а не арабы, шииты, а не сунниты, и исламская демократия вместо монархии.

— Свою роль играет и воинственная политика Ирана в отношении Израиля.

— Это отдельный разговор. Саудовская армия «тренируется» сейчас в Йемене. По некоторым данным, с 2015 года в местной «гражданской» войне, незаметной для Запада, было убито почти восемь, а по другим данным 16, тысяч человек. С кем саудовская армия будет воевать, когда пройдет «подготовку» и получит новое оружие за 400 миллиардов? Будет ли Израиль в безопасности?

По данным SIPRI, в прошлом году Саудовская Аравия выделила на оборону 10,4% своего ВВП. Однако идеальным партнером Пентагона и примером для Европы является Оман: его военные расходы в прошлом году достигли рекордных 16,7% ВВП.

— Небольшой Оман?

— Он перераспределяет оружие и боеприпасы сообразно интересам арабских суннитских монархий и, конечно, по договоренности с США. Точно так же Вашингтон пытается сделать из НАТО свою «торговую резидентуру». В этой связи я хотел бы напомнить слова недавно ушедшего от нас Збигнева Бжезинского, который сказал, что оружие существует для того, чтобы его применять.

— То есть, судя по всему, войны на Ближнем Востоке не закончатся никогда? Вы считаете, что в этом и есть замысел Вашингтона?

— Что значит замысел? Военные и ученые должны учитывать все сценарии, но политики решают все. Они принимают решения непосредственно о том, чего хотят добиться, и косвенно о том, к чему приведет тот хаос, который они сеют.

В четверг в Братиславе мы обсуждали ту депрессивную безнадежность, которой веет от выше приведенных цифр. Простые рациональные подсчеты доказывают, что все разговоры о российской или китайской угрозе — это ерунда. Разумных причин для повышения оборонных расходов европейских стран НАТО нет. И, тем не менее, эти расходы, скорее всего, будут увеличены.

— По-Вашему, разве все это никак нельзя объяснить?

— Кому? Министрам обороны, которые вышли из среды, далекой от реального мира? Продажа оружия — не спектакль, а торговля человеческой смертью. Или вы хотите показать эти цифры из SIPRI брюссельским генералам? Не стоит, им они известны. Просто некоторые считают подобный подход, полный лжи и коррупции, правильным, ведь он в достаточной мере антироссийский. А остальные? Представьте себе человека, который сменил офис в Праге на место в Брюсселе.

Большинство помнит о своих благих намерениях до того момента, как получит первую зарплату. Речь — о таких суммах, которые простому чешскому генералу даже не снились. И тогда эти люди понимают, что изменить они ничего не могут, но зато могут жить припеваючи. То же происходит с «нашими» представителями в Европейской комиссии и Европейском парламенте.

В капиталистической системе военные расходы не являются предметом академической дискуссии. Главное — интересы. Вам не убедить премьеров и министров, которые клянутся повысить военные расходы до двух процентов ВВП, в том, что все это опасная глупость. Таких политиков нужно просто заменять, иначе они так и будут вооружаться, вооружаться и вооружаться — вплоть до трагической развязки.

США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205423 Оскар Крейчи


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter