Всего новостей: 2577977, выбрано 11 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Аскаров Тулеген в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиЭкологияСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
США. Евросоюз. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2490894 Тулеген Аскаров

Время для «Пояса и пути»

Затянувшееся молчание отечественного чиновничества и крупного бизнеса по поводу опубликованного властями США так называемого «Кремлевского доклада» и возможных последствий потенциальных новых санкций против России весьма напоминает не привычно равновекторную и равноудаленную, а, увы, страусиную позицию.

Тулеген АСКАРОВ

ОБ ЭТОМ ЕЩЕ КЛАССИКИ ПИСАЛИ…

Конечно, можно понять и официальную Астану, и организации, представляющие интересы казахстанского бизнеса, в первую очередь НПП «Атамекен». Ведь наш северный сосед давно находится под санкциями Запада – еще со времен аннексии Крыма. Понятна и политика развитых государств, в первую очередь США и Европейского союза, – они также следуют своей твердой санкционной линии. Можно понять и подчеркнутый нейтралитет Казахстана в этом затянувшемся противостоянии – для нашей страны его участники имеют статус стратегических партнеров. Однако было бы наивно отрицать, что антироссийские санкции Запада никоим образом не влияют на Казахстан, – ведь за минувшие годы даже рядовые соотечественники так или иначе почувствовали на себе экономические перемены, вызванные ими.

«Кремлевский доклад», подготовленный Казначейством (Минфином) США, хотя и не представляет собой санкционный список для немедленного применения, явно указывает на намерение Запада расширить диапазон давления на Москву. Ведь в список доклада включены не только российские олигархи, заработавшие свое состояние при помощи контактов с Кремлем, чего они сами особо и не скрывают, но и чиновники, потенциально участвующие в схеме обогащения избранных предпринимателей и получающих свои весомые дивиденды в разных формах. Показательно, что в «Кремлевском докладе» российских чиновников оказалось больше, чем олигархов – соответственно 114 и 96 человек. И это тоже вполне логично – ведь для того, чтобы конкретный предприниматель мог получить желаемый кусок экономического «пирога» в своем Отечестве и стабильно иметь с него дивиденды в течение длительного периода, делясь с властью, должны быть задействованы все ключевые лица государственной машины исполнительной и законодательной власти, а также правоохранительных органов. Конечно, в данном случае персонально никого из Вашингтона не обвиняют, но тут важен скорее системный подход к делу.

Ничего нового в этом нет – ведь еще в XIX веке классики дали определение государственно-монополистического капитализма, в котором силы капиталистических монополий соединяются с мощью государства! Более того, в какой-то момент над самими чиновниками и их кадровыми перестановками начинают довлеть интересы крупного бизнеса. В самих США эту схему давно описал Теодор Драйзер в легендарной трилогии романов «Финансист», «Титан» и «Стоик», главным героем которой стал богач Фрэнк Каупервуд. В первом из них так и говорилось: «…Для финансиста деньги – это средство контроля над распределением благ, средство к достижению почета, могущества, власти».

Так что если следовать этой логике, то вполне естественным образом в списке «Кремлевского доклада» оказались все члены российского правительства, начиная с недавно посетившего Алматы премьер-министра Дмитрия Медведева, сотрудники тамошней президентской администрации, мэр Москвы и губернатор Санкт-Петербурга – ключевых мегаполисов страны. Вряд ли стоит удивляться и тому, что в него вошли и спикеры обеих палат российского парламента, и даже глава президентского Совета по правам человека, не говоря уже о руководителях силовых министерств и ведомств, включая Службу внешней разведки с ГРУ.

Не стали исключением и главы контролируемых государством компаний – Газпрома, Роснефти, Сбербанка России, Банка ВТБ, Аэрофлота, Российских железных дорог и других.

Правда, столь показательно широкий охват вызвал недовольство некоторых соавторов доклада. К примеру, весьма известный экономист Андерс Ослунд заявил, что доклад был подменен в последний момент, а изначально должен был представлять собой список россиян, обогатившихся незаконным путем при помощи контактов в Кремле и посему обреченных на санкции. Он назвал список выдержками из телефонной книги Кремля и обвинил американский Минфин в том, что даже если санкции и будут применены, то это повлечет объединение российской элиты вокруг Кремля, а не ее раскол. Тем не менее все сходится к тому, что в Вашингтоне не столько хотели покарать кого-нибудь конкретно из россиян, сколько наметить широкий диапазон персональных целей на ближайшее будущее после предстоящих президентских выборов в этой стране.

Американский министр финансов Стивен Мнучин так и заявил, что секретная часть «Кремлевского доклада» как раз и ляжет в основу новых санкций. Выдержки же из этой части, опубликованные информационным агентством Bloomberg, показывают, что у США есть очень сильные рычаги для усиления давления на Кремль, – к примеру, санкции на новые выпуски государственных долговых обязательств России и связанные с ними производные инструменты. Тут стоит напомнить, что даже в советские времена жизни за «железным занавесом» тогдашние власти СССР занимали деньги за рубежом. С другой стороны, авторы «Кремлевского доклада» отдают себе отчет в том, что если такие санкции будут введены, то они повлекут негативные последствия для глобальных финансовых рынков, включая и сами США. Ведь Россия и после введения санкций против нее остается крупным заемщиком на внешнем и внутреннем рынках, привлекая международных инвесторов. Да и в другие страны из нее поступает немало денег. К примеру, советник российского президента Сергей Глазьев оценил отток средств из экономики России за последнее 30 лет более чем в триллион долларов!

БЕЗ ВОРОТ НА ВОСТОК НИКАК!

В любом случае вне зависимости от того, будут ли введены новые санкции США и Запада в целом против России или нет, Казахстану надо ускоренно определяться с вариантами экономического развития в условиях потенциально ограниченных возможностей сотрудничества с нашим северным соседом даже в рамках Евразийского экономического союза. Ведь Россия не только выступает ведущим торговым и инвестиционным партнером Казахстана – через ее территорию идет основной объем поставок нашей нефти на мировой рынок по системам Каспийского трубопроводного консорциума, нефтепроводу Атырау – Самара и другим. Напомним еще, что и сырой газ с Карачаганака перерабатывается в России. Тесно связаны наши энергетические системы, завязанные на взаимные поставки угля, продолжается активное сотрудничество в интеграции ядерно-промышленных комплексов. Стоит напомнить также и о космодроме Байконур.

Активно работают у нас и инвестируют в казахстанскую экономику практически все компании, владельцы и руководители которых представлены в «Кремлевском докладе», – Газпром, Лукойл, Роснефть, Банк ВТБ, Сбербанк России и другие. В Алматы находится штаб-квартира межгосударственного Евразийского банка развития, ключевым акционером которого выступает Россия. Напомним, что в предыдущем номере «ДК» были опубликованы комментарии двух казахстанских «дочек» ведущих российских банков – Сбербанка и Банка ВТБ. Их пресс-службы заверили своих клиентов в том, что ни на них, ни на этих дочерних банках публикация «Кремлевского доклада» никак не отразится.

Между тем стоит заметить, что у самого Казахстана с США не все обстоит так уж идеально и гладко. К примеру, там в отношении нашей страны по-прежнему действует поправка Джексона-Вэника, ограничивающая торговлю США с государствами, препятствующими эмиграции и нарушающими другие права человека. И это при том, что в отношении России действие этой поправки было отменено еще в 2012 году! А чего стоит недавняя история с заморозкой в американском Bank of New York Mellon денег нашего Национального фонда на сумму более $22 млрд! Конечно, вряд ли можно говорить о том, что в Вашингтоне вдруг появится на свет казахстанский доклад по аналогии с «Кремлевским», но все же, как говорится, береженого и Бог бережет!

Поэтому сейчас для нашей страны особую важность представляет развитие экономического сотрудничества в рамках «Экономического пояса Шелкового пути» с тем, чтобы использовать центральный транс-евразийский коридор, соединяющий Китай и Центральную Азию с выходом в Персидский залив и Средиземное море. А вместе с северным коридором «Пояса и пути», идущим из Китая через наш регион в Россию и Европу, эти два направления создадут прочную основу для доступа Казахстана к рынкам Юго-Восточной Азии и «Морскому Шелковому пути». Кстати, как выяснилось на днях, и россияне заинтересованы в новых возможностях, открывающихся в рамках «Пояса и пути». Они намерены построить на Хоргосе свой торговый комплекс и развивать транзитные перевозки с использованием потенциала СЭЗ «Хоргос – Восточные ворота». Это и неудивительно – ведь по сведениям китайского информагентства «Синьхуа», только за прошлый год через Синьцзян-Уйгурский автономный район проследовало в западном направлении более 2200 международных грузовых поездов, то есть примерно по 6 в день в среднем! Ими было доставлено более 1,1 млн тонн общей стоимостью $16,1 млрд. При этом через КПП Алашанькоу прошло 1970 поездов маршрута «Китай – Европа».

В общем, ситуация вполне ясная, хотя и не слишком приятная. Поэтому хотелось бы, чтобы наши чиновники, депутаты и бизнесмены не молчали сейчас, а спокойно обсудили создавшееся положение дел, сверив часы с быстро меняющейся международной обстановкой. И речь должна идти не только о санкциях, но и о следующем экономическом кризисе, который наступит неизбежно, если уже не начался!

США. Евросоюз. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2490894 Тулеген Аскаров


Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467132 Тулеген Аскаров

Высокий старт года

Даже для видавших виды ветеранов редакции «ДК» начало нового информационного года оказалось на удивление ударным, суля журналистам немало сюрпризов, а читателям – интересных новостных публикаций и аналитических материалов нашей газеты.

Тулеген АСКАРОВ

ВНУТРИ СТРАНЫ ЖИЗНЬ УЖЕ КИПИТ

О том, что первый месяц года будет «горячим», «ДК» не раз отмечал в прошлом году в связи с председательством Казахстана в Совете безопасности ООН. Но к внешнеполитической теме мы вернемся позже, а начать все же стоит с важных событий внутри нашей страны, задавших мощный импульс ее развитию на ближайшее будущее. Сразу же после православного Рождества информационный тонус все еще отдыхавших на редакционных каникулах «акул пера» резко поднял глава государства, выступивший с заявлением по своему новому Посланию народу Казахстана. Заявление оказалось коротким по времени – его текст зачитывался примерно 7 минут, и дельным по сути с четкими формулировками 10 основных задач, которые предстоит реализовать нашей стране.

А на следующий день был опубликован и полный текст Послания, посвященного новым возможностям развития в условиях четвертой промышленной революции. В нем напоминалось, что «все необходимые программы у нас есть» – Стратегия развития «Казахстан-2050», План нации «100 конкретных шагов», из которых 60 уже исполнены, и другие. А посему новое Послание оказалось вполне конкретным, ибо определяло задачи для «успешной навигации и адаптации в новом мире – мире Четвертой промышленной революции». Вопреки нынешним высоким ценам на углеводородное сырье, в этом документе констатировалось неизбежное – «Эпоха «нефтяного изобилия» практически подходит к концу. Стране требуется новое качество развития».

Упор делается на инновационную индустриализацию, для чего необходимо модернизировать и цифровизовать отечественные предприятия с ориентацией на экспорт продукции.

Поставлена задача «переосмыслить организацию сырьевых индустрий, подходы к управлению природными ресурсами» и довести долю альтернативной энергии в Казахстане до 30% к 2030 году. Агропромышленному комплексу предстоит перейти на «умные технологии», избавиться от неэффективных субсидий, резко увеличить производительность труда и экспорт переработанной сельхозпродукции.

Поставлены новые задачи по повышению эффективности транспортно-логистической инфраструктуры, внедрению современных технологий в строительстве и коммунальном секторе, созданию «умных» городов, «перезагрузке» финансового сектора, развитию человеческого капитала, государственного управления, борьбе с коррупцией и обеспечению верховенства закона.

Но, как известно, даже самые лучшие программы и стратегии остаются на бумаге, если для их реализации не подтянуты надлежащие кадровые «тылы». И, судя по последним перестановкам, процесс этот идет полным ходом. Напомним читателям, что в самом конце прошлого года нового руководителя – Ахметжана Есимова – получил ФНБ «Самрук-Казына», выступающий главной экономической опорой государства в реализации задач Послания. Прежний руководитель госхолдинга – Умирзак Шукеев – перешел в правительство, где занял кресло вице-премьера – министра сельского хозяйство. А последняя отрасль как раз является одной из приоритетных в упомянутом выше Послании. Кстати, в правительстве весьма адекватно отнеслись к этому документу – премьер-министр Бакытжан Сагинтаев расценил его как «последнее предупреждение для нас всех. В том числе и регионам»! Напомним, что в октябре прошлого года президент объявил выговор министру энергетики Канату Бозумбаеву. А в Послании еще и прямо говорится, что в вопросе о самозанятых «Министерство труда и социальной защиты населения проявило безответственность и поверхностность в этом деле». Ведь по этой причине пришлось передвинуть на два года начало работы обязательного медицинского страхования. Досталось в Послании и Нацбанку по причине вывода средств акционерами из банков в угоду аффилированным компаниям и лицам. «Национальный банк не должен быть созерцателем таких деяний, – считают в Акорде. – Иначе зачем нужен такой госорган?»

ОТ ВНУКОВ ДО ООН

А уже спустя неделю после публикации Послания всеобщее внимание переключилось на события в Новом Свете. В ночь с минувшего вторника на среду пошли прямые трансляции в Facebook из вашингтонского Белого дома, где его нынешний хозяин Дональд Трамп принимал главу нашего государства, прибывшего в Штаты с официальным визитом. Интересно, что и сам г-н Трамп делился в Twitter своими планами и впечатлениями от встречи с президентом Казахстана, ставшим первым его официальным гостем высокого уровня в начавшемся году. Судя по поведению лидеров наших стран после переговоров в узком кругу и их выступлениям на последовавшей пресс-конференции, она вполне удалась. Казахстанский президент напомнил, что «является другом Америки» все 26 лет своего независимого существования, а его американский визави расценил двусторонние экономические отношения как «потрясающие». Прозвучало и заявление о новой эре в отношениях наших стран, которые выходят на уровень расширенного стратегического партнерства.

По-человечески приятно было услышать, как казахстанский президент напомнил г-ну Трампу о безвизовом режиме для американских граждан в Казахстане и ожиданиях соответствующей ответной реакции властей США на этот дружественный шаг официальной Астаны. И закончилась пресс-конференция на доброй человеческой ноте – глава нашего государства поздравил г-на Трампа с рождением 9-го внука и заодно сообщил о своем 10-м внуке, родившемся в прошлом году.

Конечно, не обошлось и без традиционной встречи с представителями деловых кругов США – ведь эта страна занимает второе место по объемам прямых инвестиций в нашу экономику. От американских компаний во многом зависит не только «самочувствие» ключевых для настоящего и будущего Казахстана проектов на Кашагане, Карачаганаке и Тенгизе, но и реализация задач четвертой промышленной революции, поставленных в упомянутом выше Послании и других стратегических программах развития. В общей сложности в ходе этого официального визита было подписано более 20 коммерческих документов об инвестиционном и торгово-экономическом сотрудничестве, по проектам в области инфраструктурного развития на сумму примерно в $7 млрд.

А из Вашингтона казахстанский президент направился в Нью-Йорк, где как раз в канун выхода первого в этому году номера «ДК» запланировано его выступление в Совете безопасности ООН на тематическом брифинге высокого уровня, посвященном нераспространению оружия массового уничтожения. Напомним читателям, что непосредственно должность председателя Совбеза от нашей страны занимает казахстанский постпред в ООН Кайрат Умаров, который открывает и ведет совещания Совета, и подписывает официальные отчеты. Кроме тематического брифинга Казахстаном предложены еще две темы для основных заседаний Совбеза – министерские дебаты по построению регионального партнерства в Афганистане и Центральной Азии для обеспечения устойчивого развития, а также ситуация на Ближнем Востоке.

Вполне понятно, что председательство Казахстана в Совете безопасности ООН вызывает повышенное внимание авторитетных международных экспертов. К примеру, бывший посол Китая в нашей стране Яо Пэйшэн, ныне научный сотрудник Китайского фонда международных исследований и член Совета развития и обмена Азии и Африки при МИД КНР, полагает, что это председательство не только станет успешным, но и позволит повысить уровень координации дипломатической активности Казахстана с Китаем, Россией и другими мировыми державами. Другой известный у нас иностранный дипломат – бывший посол США в Казахстане Ричард Хогланд – выразил уверенность в том, что многие инициативы нашей страны найдут поддержку в ООН, а процесс «С5+1», включающий пять государств Центральной Азии и США, будет успешно продолжен. Он также подчеркнул, что президент Казахстана стал первым лидером стран нашего региона, посетившим Белый дом по приглашению г-н Трампа.

Откликнулись на визит в Штаты казахстанского лидера и в большом бизнесе США. В компании Chevron напомнили, что в этом году будут отмечать 25-летие своей деятельности в Казахстане. А из общей суммы инвестиций в программу капвложений и разведки на этот год в размере $18,3 млрд для нашей страны предназначаются $3,7 млн. Пресс-секретарь Chevron Салли Энн Джонс подчеркнула, что «для нас честь играть вспомогательную роль в трансформации Казахстана в страну глобального значения».

ВСЕ ПОЗНАЕТСЯ В СРАВНЕНИИ

Вернемся в заключение с американской земли на свою. Конечно, экономический позитив сейчас налицо. Наш фондовый рынок растет не хуже Уолл-стрит, а выросшие цены на нефть помогают тенге понемногу укрепляться против доллара. Нацбанк неожиданно для участников рынка и экспертов снизил свою базовую ставку. Заодно выяснилось, что и в декабре вслед за ноябрем регулятор не вмешивался в ситуацию на валютном рынке, где явно сошел на нет недавний ажиотажный спрос на инвалюту.

Статистики сообщили о росте краткосрочного экономического индикатора по итогам прошлого года на 5,2%, но рост ВВП, как уточнил министр национальной экономики Тимур Сулейменов, оказался ниже – 4% по предварительным данным. Тем не менее это гораздо выше, чем в соседней России, где по оценкам тамошнего Минэкономразвития ВВП увеличился на 1,4-1,7%. А в тех же Штатах по прогнозам ФРС США экономический рост ожидается на уровне 2,4%. При этом нельзя не согласиться с г-ном Сулейменовым в том, что экономический рост был в прошлом году сбалансированным. Ведь кроме промышленности, где объем производства вырос на 7,1%, в «плюсе» оказались сельское хозяйство (2,9%), транспорт (4,8%), связь (3,3%) и торговля (3,2%). Объем инвестиций в основной капитал увеличился на 5,5%, а внешнеторговый оборот за 11 месяцев – на 25,1%.

Впрочем, хватает еще и экономических проблем. Официальная статистика не скрывает факта значительного снижения реальных денежных доходов населения – на 8,2% в ноябре прошлого года по сравнению с тем же месяцем 2016 года. Уменьшились за этот период и среднедушевые номинальные денежные доходы населения – на 1,5% до 81 039 тенге (примерно $245). После двух последних девальваций невысокой по мировым меркам остается среднемесячная номинальная заработная плата казахстанца – в декабре она составила по оценке 168 220 тенге, или порядка $500. Хотя Нацбанку удалось удержать инфляцию в пределах официального коридора 6-8%, она все же остается высокой по сравнению не только с развитыми странами. К примеру, в России по итогам прошлого года инфляция составила 2,5% против 7,1% у нас, а в Китае – и вовсе 1,6%. Кстати, как раз в канун выхода этого номера «ДК» наш восточный сосед запускает на Шанхайской международной энергетической бирже фьючерсную торговлю нефтью за юани. Эксперты называют этот день судьбоносным для мировой экономики, ибо китайская новация окажет неминуемое влияние на доллар США, играющий главную роль в торговле нефтью.

Что ж, поскольку все познается в сравнении, то автору этих строк остается разве что вспомнить о другом историческом визите президента Казахстана в США, состоявшемся в ноябре 1997 года. Освещать его приходилось совсем в других условиях – ведь нефть стоила тогда примерно немыслимые сегодня $19 за баррель в среднем по году, среднедушевые номинальные денежные доходы населения – 2849 тенге ($37,8), среднемесячная номинальная зарплата одного казахстанского работника – ­

8541 тенге ($113). Впрочем, и на те скромные доходы купить тогда было в принципе нечего – ведь экономика лежала в руинах, не было даже современных гипер- и супер-маркетов! Да и условия для журналистского труда были не чета нынешним – ведь писать репортажи из Штатов приходилось от руки, а отсылать их в редакцию по факсу!

Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467132 Тулеген Аскаров


Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236740 Тулеген Аскаров

Тревожный Рамадан

До исламского саммита в Астане – 79 дней, а в Заливе неспокойно!

Тулеген АСКАРОВ

Смена наследника престола в Саудовской Аравии лишь добавила масла в огонь разгоревшегося конфликта между богатейшими арабскими государствами.

ИХ ВОДИЛА МОЛОДОСТЬ В КАТАРСКИЙ ПОХОД?

Напомним читателям, что практически сразу же после саммита «США – Исламский мир», состоявшегося в Эр-Рияде, о разрыве дипломатических отношений с Катаром и его изоляции заявила группа исламских стран во главе с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. Лидеры этих государств обвинили Катар в поддержке радикальных исламистов и Ирана. Президент США Дональд Трамп поддержал изоляцию Катара рядом арабских стран. Каплей, формально переполнившей чашу их терпения, стала выступление эмира Катара, появившееся на сайте новостного агентства QNA этого государства, в котором выражалась поддержка Ирану и движению ХАМАС. Ведь на саммите от имени всех его гостей саудовцы заклеймили Тегеран за его враждебную арабам политику в регионе, пригрозив заодно достойно ответить на этот вызов!

Безрезультатными оказались попытки катарцев оправдаться со ссылкой на результаты расследования сотрудников ФБР, приехавших в Доху, по информации телеканала CNN, и обнаруживших доказательства взлома сайта государственного информационного агентства. Официально об этом было заявлено на уровне министра иностранных дел Катара, по мнению которого разразившийся кризис в отношениях арабских государств основан на дезинформации. Говорилось тогда и о том, что американские следователи обнаружили следы российских хакеров в этом взломе. В ответ в Москве также на уровне МИД заявили, что на государственном уровне Россия к хакерству отношения не имеет и иметь не может. А во время встречи со своим катарским коллегой шеф российской дипломатии Сергей Лавров призвал участников этого конфликта разрешить противоречия за столом переговоров. С аналогичным предложением выступил и казахстанский МИД.

В Вашингтоне же хозяин Белого дома Дональд Трамп поддержал изоляцию Катара, напомнив заодно, что в Эр-Рияде он как раз и призывал лидеров арабских государств занять жесткую позицию в отношении источников финансирования терроризма. А одним из таких источников как раз и был обозначен Катар. С соответствующим заявлением выступил и Госдепартамент США. Тем временем список террористических группировок, в финансировании которых обвиняли Доху, разрастался с пугающей быстротой – в него включили «Братьев-мусульман», ИГИЛ, «Аль-Каиду», сирийские группы боевиков и другие. Внесла свою лепту в обвинительный хор даже британская деловая газета Financial Times, по данным которой внушительная сумма в $1 млрд, выплаченная Катаром за освобождение из плена в Ираке членов королевской семьи, захваченных там на соколиной охоте, досталась непосредственно шиитской военизированной группировке «Катаиб Хизбаллах», представителям сил безопасности Ирана и даже сирийским террористам из бывшей организации «Джебхат ан-Нусра», связанной с «Аль-Каидой». О том, что и ряд других арабских государств, прежде всего Саудовская Аравия, также был давно замечен в поддержке исламистов, как-то забылось в пылу страстей с разрывом дипломатических отношений и введением экономической блокады против Катара.

Нельзя не сказать и о том, с чего, точнее, с кого, начался этот материал – с наследников арабских монархий. Саудовский король на днях назначил наследным принцем своего 31-летнего сына. Нынешний эмир Катара старше всего на пять лет этого влиятельного наследника, контролирующего в Саудовской Аравии ее оборону, борьбу с терроризмом, а также нефтяную и экономическую сферы. Понятно, что эти два молодых правителя и являются главными фигурами в нынешнем противостоянии, внося в него присущую их возрасту агрессию. По данным западных СМИ, есть здесь еще и третья ключевая фигура, правда, возрастом постарше, – 56-летнего наследного принца Абу-Даби, заместителя верховного главнокомандующего вооруженными силами ОАЭ, верного союзника саудовского наследника.

ВОСТОК – ДЕЛО ТОНКОЕ

Как бы то ни было, уже почти три недели катарцы живут в условиях политической, экономической и транспортной изоляции со стороны своих влиятельных арабских соседей по региону. Им запрещено въезжать в бойкотирующие страны, которые не принимают катарские самолеты и морские суда, а заодно прекратили поставлять продукты питания в Катар. Руку помощи протянула ему Турция, откуда пошло продовольствие в местные супермаркеты, подключились Иран и Оман.

Включили, как говорится, «заднюю» и в Вашингтоне – госсекретарь США Рекс Тиллерсон призвал участников бойкота ослабить блокаду против Катара. Заодно в Госдепе высказали озабоченность тем, что бойкотирующие страны так и не представили публично детальные доказательства своих обвинений в адрес Дохи, из-за чего появляются сомнения в истинных причинах изоляции Катара. Министр иностранных дел Саудовской Аравии на личной встрече с г-ном Тиллерсоном заверил в готовности его страны предоставить в любой момент необходимое продовольствие и медицинскую помощь катарцам. Неделю спустя после начала блокады арабские государства Залива смягчили условия воздушной блокады, разрешив авиакомпаниям третьих стран летать через их территорию в Доху.

В общем, ситуация не из приятных. К тому же конфликт между ближайшими соседями, исповедующими одно течение в исламе, имеющими общий язык и культуру, пришелся на священный месяц Рамадан. Даже из светского Казахстана, географически далекого от Катара, это противостояние видится именно под таким углом. Кстати, и в самом Катаре наших соотечественников немало – по данным казахстанского посольства в Дохе, на консульском учете там состоят порядка 200 тысяч соотечественников!

Обсуждается активно эта тема казахстанцами в соцсетях, причем со знанием особенностей экономической жизни стран региона. К примеру, известный финансист Айдан Карибжанов напомнил, что от поставок катарского газа зависят ОАЭ, при этом последнее государство само и является главным акционером месторождения в бойкотируемой им стране! «На этом газе базируется инфраструктура Эмиратов, производство электроэнергии, как следствие, насосы аквапарков, искусственный снег лыжной трассы, кондиционирование торговых центров, отелей и жилых помещений, – констатирует блогер. – Сами эмиратовцы давно говорили о необходимости нарастить добычу собственного газа, но особо не спешили. Все-таки их главная специализация была на нефти. Жить на катарском газе было привычнее». Он же напомнил, что государственная корпорация «Qatar Petroleum» вопреки блокаде ее страны, трактуемой как форс-мажор и освобождающей от договорных обязательств, продолжает поставки газа в ОАЭ.

К Катару, как, впрочем, и к другим арабским государствам Залива, в Казахстане относятся с понятной симпатией. Ведь предыдущий эмир этого государства стал первым лидером арабского мира, совершившим визит в нашу страну. Произошло это почти 20 лет тому назад – весной 1999 года. Тогда высокий гость привез щедрый дар в виде гранта на $6,8 млн для строительства Исламского культурного центра «Нур-Астана» – белоснежной красивой мечети, украшающей левобережье столицы.

А в апреле этого года министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов был принят в Дохе нынешним молодым эмиром Катара. Последнему министр передал личное приглашение главы нашего государства принять участие в первом саммите Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям, который пройдет в Астане 10-11 сентября и совпадет с закрытием выставки ЭКСПО-2017.

Понятно, что Казахстан весьма заинтересован в разрешении нынешнего конфликта между вовлеченными в него влиятельными арабскими и другими мусульманскими государствами до начала саммита. Так что в принципе, с учетом уже накопленного опыта Астанинского процесса по урегулированию в Сирии, можно предложить нашу столицу как площадку для переговоров и по этому конфликту, благо вполне естественный повод для приезда в Астану у высоких гостей будет в течение всего лета благодаря ЭКСПО-2017.

Конечно, в первую очередь хотелось бы видеть в гостях упомянутых выше молодых правителей Катара и Саудовской Аравии, которым предстоит вершить судьбы не только своих стран и своего региона, но и определять основные направления мировой энергетической политики и безопасности. Ничего не поделаешь – мир меняется, уходят в прошлое прежние поколения королей, шейхов и эмиров, а молодым жителям богатых арабских стран становится тесновато жить в устоявшихся веками канонах, как и их сверстникам повсюду. И почему-то верится, что восточная мудрость возобладает в решении нынешней арабской проблемы, – может, оттого, что священный месяц Рамадан близится к концу, предвещая благословенный праздник Ораза Айт (Ид уль-Фитр)!

Катар. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236740 Тулеген Аскаров


Казахстан. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 25 мая 2017 > № 2188750 Тулеген Аскаров

VIP-weekend в Эр-Рияде

Вояж казахстанского лидера в Саудовскую Аравию менее чем неделю спустя после представительного международного форума «Пояса и пути» в Пекине стал весьма значимым вкладом в многовекторную внешнеполитическую «корзину» нашей страны.

Тулеген АСКАРОВ

ТРАМП «АРАВИЙСКИЙ» – ЧЕЛОВЕК ДЕЛА

Появление президента нашей страны в Эр-Рияде в минувшее воскресенье имело вескую причину – ведь именно там прошел саммит «США – Исламский мир» с участием американского президента Дональда Трампа и руководителей более 50 арабских и мусульманских государств. Кстати, для хозяина Белого дома этот зарубежный вояж стал первым, как и для истории президентства в США – ведь ранее дебютные визиты совершались его предшественниками в соседние страны Западного полушария или же в Европу. Надо сказать, что со стороны г-на Трампа такой шаг оказался неординарным – ведь первым пунктом для своей поездки по миру он выбрал Саудовскую Аравию – хранительницу главных мусульманских святынь. А это в свою очередь выглядело весьма неожиданно на фоне его антиисламской предвыборной риторики и попыток запретить въезд в Штаты для граждан государств, населенных в основном мусульманами.

Впрочем, в этом визите президента США хватало и других сюрпризов, включая и подчеркнуто семейный состав его делегации, в которую вошли помимо его супруги Мелании еще и дочь Иванка с зятем Джаредом Кушнером. Отметим также принципиально непокрытые головы этих и других американских дам вопреки жестким саудовским канонам, а также не особо удавшийся г-ну Трампу воинственный «танец с саблями» на пару с тамошним 81-летним королем, исполнявшим его весьма бодро, хотя на видео было заметно, как помощник поддерживает ему поднятую правую руку с мечом.

Тем не менее нельзя не согласиться с оценкой визита госсекретарем США Рексом Тиллерсоном, назвавшим его исторически важным и успешным в развитии стратегического и экономического сотрудничества двух стран. Новое соглашение о поставках американского вооружения из США в Саудовскую Аравию и услугах по его обслуживанию на сумму порядка $110 млрд позволит Эр-Рияду значительно укрепить как свою безопасность, так и в целом региона Персидского залива, и заодно в определенной степени снять нагрузку со стратегического союзника. Ведь в рамках соглашения предусматривается не только модернизация военно-морских и военно-воздушных сил саудовцев, но и их систем противовоздушной и противоракетной обороны за счет поставок ракет «Patriot» и систем «THAAD». Кроме того, вполне в духе времени Саудовская Аравия получит оборудование для повышения уровня кибербезопасности. А общая сумма соглашений, заключенных в ходе визита г-на Трампа в эту страну, по данным главы саудовского МИД Адель аль-Джубейра, достигает $380 млрд – это примерно втрое больше прошлогоднего ВВП Казахстана! Так что, как и следовало ожидать, нынешний американский президент показал себя прежде всего человеком большого бизнеса – ведь новые огромные заказы поддержат американскую экономику, ее фондовый рынок и доллар.

THE RIGHT MEN IN THE RIGHT PLACE

Саммит «США – Исламский мир», безусловно, стал важным событием не только для президента США и принимавших его саудовцев, но и для других его участников, получивших возможность как для первых контактов тет-а-тет с нынешним хозяином Белого дома, так и непосредственного обмена мнения между собой. Ведь многие из руководителей государств, приехавших в Эр-Рияд, включая и г-на Трампа, и саудовского короля, не участвовали в пекинском форуме «Пояса и пути», имевшем иную повестку дня. Казахстан же, активно участвующий в реализации этой китайской инициативы, удачно использовал свою внешнеполитическую многовекторность, получив шанс сверить часы не только с Белым домом, но и с ведущими странами исламского мира, а заодно – и с ключевыми игроками нефтяного рынка.

Первая при г-не Трампе казахстанско-американская встреча на высшем уровне, безусловно, удалась. Как сообщила пресс-служба Казахстана, лидеры двух стран обсудили основные направления двустороннего взаимодействия, включая перспективы углубления связей в торгово-экономической, политической и культурно-гуманитарной сферах, а также обменялись мнениями по ряду вопросов международной повестки дня. Кроме того, казахстанский президент встретился с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном – фото с этой встречи вызвало бурную реакцию в соцсетях, ибо на нем был запечатлен человек, снимавший их на свою сотку и весьма похожий на председателя КНБ Карима Масимова. Из представителей мусульманских государств встречи прошли с руководителями Кувейта, Катара, Бахрейна, ОАЭ, Йемена, Мавритании, Пакистана, а также с Генеральным секретарем Организации исламского сотрудничества. Напомним читателям «ДК», что 10-11 сентября в Астане пройдет первый саммит Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям, созываемый по инициативе президента Казахстана. Кроме того, арабским капиталам отводится важная роль в развитии Международного финансового центра «Астана», который создается по модели Дубайского аналога.

Естественно, не обошлось и без контактов с соседями по Центральной Азии, свидетельством чему стало фото смеющихся президентов Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, уместившихся втроем на небольшом диванчике. А уж кадр из видео, на котором казахстанский лидер энергично жестикулирует в беседе с азербайджанским визави Ильхамом Алиевым, и вовсе стал хитом соцсетей, ибо их пользователи в шутку предположили, что речь там могла идти о возврате пенсионных активов ЕНПФ из объявившего дефолт Международного банка Азербайджана.

Напомним также читателям «ДК», что саммит в Эр-Рияде прошел накануне встречи Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) в Вене. А как раз на днях, как передали информационные агентства, стало известно о том, что ОПЕК сомневается в достоверности данных о добыче нефти в Казахстане и выполнении нашей страной обязательств соглашения по сокращению ее объемов. Обсуждалась ли и эта тема на высшем уровне в Саудовской Аравии, которая является лидером ОПЕК, не сообщалось. Министр энергетики Канат Бозумбаев подтвердил свое участие в венской встрече, заявив также, что будет там защищать интересы нашей страны в этом деликатном вопросе.

Кстати, сразу же по возвращении в Астану глава нашего государства принял прибывшего туда министра иностранных дел ОАЭ, который отметил успешность саммита, прошедшего в Эр-Рияде. Как выяснилось из официальных сообщений на эту тему, между нашими странами вводится безвизовый режим, что по оценкам казахстанского МИД позволит сэкономить соотечественникам вполне приличную сумму примерно в $10 млн, расходуемую ежегодно на оформлении виз для посещения ОАЭ.

ОДНИМ – НЕФТЯНЫЕ ВЕРШКИ, ДРУГИМ – КОРЕШКИ…

Что ж, остается только порадоваться высочайшей внешнеполитической активности Казахстана и новым успехам нашей дипломатии. Но вот только в очередной раз увидев в теле– и фоторепортажах, как богато живут саудовцы благодаря нефтяным доходам, сохраняя при этом свою национальную самобытность, никак нельзя было не задуматься над тем, почему нашему государству приходится вводить новые налоги и сборы в поисках дополнительных доходов для казны и поступлений в пенсионную систему, даже когда нефтяные цены растут?

Другая примечательная загадка от Саудовской Аравии – давняя стабильность обменного курса ее национальной валюты, привязанной к доллару в режиме так называемого валютного совета (currency board). Почему-то у центрального банка этой страны не возникает необходимости экспериментировать со свободным плаванием курса или таргетировать инфляцию, обернувшимися для казахстанцев резкой девальвацией тенге и падением ВВП на душу населения!

Детям саудовцев гарантировано образование в лучших университетах мира, для чего государством аккумулируются заранее средства на банковских счетах из нефтяных доходов. Уж им ни в коем случае не придется заниматься малоквалифицированным трудом стоянщиков, тележечников или подсобных рабочих, как уготовано многим их казахстанским сверстникам.

Так что успокаиваться и почивать лишь на дипломатических лаврах, радуясь растущему признанию Казахстана за рубежом, нам еще рановато. Ссылки на юность нашей независимости теперь не слишком уместны, ибо она уже перевалила по возрасту за четверть века. В итоге остается лишь не расслабляться и не отставать от быстро меняющегося мира, в котором даже вчерашние лидеры на глазах одного-двух поколений скатываются в аутсайдеры. А поскольку как раз на этой неделе в Казахстане завершается очередной учебный год, то старый добрый лозунг «Учиться, учиться и учиться!» звучит как никогда актуально. И всем нам самое время вновь садиться за парту истории, чтобы продолжить построение современного образованного общества, претендующего на достойное место в «Топ-30» развитых стран мира!

Казахстан. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 25 мая 2017 > № 2188750 Тулеген Аскаров


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2146495 Тулеген Аскаров

Дух Мар-а-Лаго пока не чувствуется

Спустя неделю после американско-китайского саммита во Флориде, на котором впервые встретились нынешние лидеры двух крупнейших экономик мира, все еще сложно однозначно утверждать, как начавшаяся перезагрузка их отношений повлияет на глобальный расклад в мире, включая и Казахстан.

Тулеген АСКАРОВ

ЕСТЬ, ЧТО ТЕРЯТЬ!

Напомним читателям «ДК», что боевую повестку этого саммита и в целом отношений между США и Китаем задал президент Дональд Трамп еще в ходе своей избирательной кампании. Он выдвинул целый пакет обвинений в адрес официального Пекина, в который вошли, по его словам, нечестная торговая политика, манипулирование обменным курсом юаня к доллару, потеря рабочих мест американцами. В качестве защитной меры г-н Трамп даже предложил облагать специальными пошлинами импортируемые в США китайские товары. Такая агрессивная позиция в принципе не удивляет, если вспомнить о том, что символом республиканской партии США, которую представляет нынешний президент, является слон и какие взгляды озвучивали его предшественники-однопартийцы. В ответ из Поднебесной спокойно поясняли, что там как раз таки намерены увеличивать закупки американских товаров наряду с высокими технологиями при наращивании инвестиций в американскую экономику, чтобы снизить дефицит внешнеторгового баланса США. Напомним, что в последнем более половины общего «минуса» приходится на Китай. Из Пекина также прозвучали заверения в отсутствии намерений стимулировать экспорт путем занижения обменного курса юаня к доллару.

Китайско-американское сотрудничество в торгово-экономической сфере в Пекине расценивают как беспроигрышную игру. Там напоминают Вашингтону, что это деловое партнерство не только стабилизирует двусторонние отношения, но и имеет огромное значение для глобальной стабильности и процветания. По данным китайской торговой статистики, которые привело «Синьхуа» в канун саммита, с 1979 года, на который пришлось взаимное дипломатическое признание двух государств, внешнеторговый оборот между ними вырос почти в 207 раз до $519,6 млрд по итогам прошлого года. На Китай приходится более четверти экспортируемых из США самолетов «Boeing», туда поставляется более половины вывозимых за рубеж американских соевых бобов, 16% автомобилей, 15% интегральных схем и сельскохозяйственной продукции.

Cтатистики Поднебесной подсчитали также, что примерно 40% положительного сальдо торгового баланса образуется у этой страны за счет американских компаний, работающих там. Каждая американская семья за счет торговли с Китаем ежегодно экономит в среднем $850 при том, что в 2015 году за счет двусторонней торговли и взаимных инвестиций было создано 2,6 млн рабочих мест для США.

Есть у официального Пекина и другие экономические контраргументы на обвинения г-на Трампа. К примеру, за истекшее десятилетие американский экспорт в Китай в среднем ежегодно увеличивался на 11%, тогда как поставки китайских товаров в обратном направлении – на 6,6%. В секторе же услуг профицит складывается в пользу Штатов. По данным Американско-китайского делового совета к концу прошлого года компании США инвестировали порядка $80 млрд в реализацию 67 тыс. проектов в Китае. В Пекине заверяют, что инвестиционная среда для иностранного бизнеса будет в дальнейшем совершенствоваться, а посему и американским компаниям будет предоставлено больше благоприятных шансов на китайском рынке. Вполне неплохо чувствуют себя и китайские инвесторы в Штатах, свидетельством чему стал быстрый рост их вложений в американскую экономику. К примеру, в позапрошлом году они сумели опередить американцев по объему инвестиций, а в прошлом году даже утроили свое достижение и намерены достичь к 2020 году $200-миллиардного рубежа.

В вопросах глобальной политики китайцам не раз доставалось от г-на Трампа за недостаточно эффективное сдерживание Северной Кореи, разрабатывающей ядерное оружие и уже обладающей средствами его доставки. Ответные заявления напоминали о настойчивых претензиях Китая по поводу его территориальных интересов и значительно изменившегося статуса в мире. Кроме того, в Пекине не раз давали понять, что не имеют сильных рычагов для влияния на руководство КНДР. А в канун инаугурации нынешнего американского президента председатель КНР Си Цзиньпин заявил в женевском офисе ООН о стремлении создать новую модель отношений с США при всестороннем стратегическом взаимодействии и партнерстве с Россией. Дабы нейтрализовать критику со стороны Белого дома по поводу нарушения прав человека в Китае и его экспансионистских устремлений, г-н Цзиньпин пояснил, что права и интересы людей всегда ставятся официальным Пекином «превыше всего» и заверил об отсутствии каких-либо гегемонистских планов или намерения формировать сферы влияния в мире.

Ближе к саммиту тон китайских заявлений по поводу состояния и перспектив двусторонних отношений стал подчеркнуто дружественным. К примеру, агентство «Синьхуа» распространило заявление официального представителя Минобороны КНР У Цяня о том, что развитие межармейских связей с США отвечает общим интересам стран и способствует миру и стабильности как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и во всем мире. С его слов выяснилось, что в этом году партнеры планируют активизировать военные обмены, включая контакты на высоком уровне, визиты боевых кораблей, совместные учения и тренировки.

ДО ГАМБУРГЕРОВ ДЕЛО НЕ ДОШЛО, НО ЗАТО БЫЛИ РАКЕТЫ

В конечном итоге встреча лидеров Китая и США прошла в довольно дружественной атмосфере, причем не в Вашингтоне, а в частном поместье Мар-а-Лаго г-на Трампа. Во Флориду г-н Цзиньпин прилетел из Финляндии 6 апреля, когда с учетом разницы во времени предыдущий номер «ДК» вышел в печать. Саммит начался с первого совместного ужина двух лидеров далеко не в полном официальном формате с участием первых леди и приглашенных гостей. Вопреки обещаниям г-на Трампа двухлетней давности потчевать высокого гостя исключительно двойным гамбургером «Big Mac», меню ужина выглядело вполне добротным с гастрономической точки зрения, хотя и не претендовало на статус высокого кулинарного искусства, особенно в китайском его понимании. Были поданы салат «Цезарь», стейк «Нью-Йорк» или тушеная камбала по выбору в качестве основного блюда, картошка и овощи, а на десерт – шоколадный торт и сорбет. Винная карта также не поражала воображение – в ней значились калифорнийское белое и красное вино. Зато явным сюрпризом к ужину стал удар американскими крылатыми ракетами по авиабазе в Сирии в ответ на химическую атаку в провинции Идлиб, жертвами которой стали и дети. О своем приказе по этому поводу г-н Трамп заявил журналистам в том же поместье Мар-а-Лаго, призвав все цивилизованные нации присоединиться к США «в стремлении покончить с резней и кровопролитием в Сирии». Своему китайскому гостю об этом приказе г-н Трамп сообщил персонально, что подтвердил журналистам его пресс-секретарь Шон Спайсер. По его данным, «томагавки» подлетали к целям в Сирии как раз в тот момент, когда кортеж автомобилей китайского гостя готовился покинуть поместье после ужина. А перед ужином лидеры двух стран успели провести переговоры, но не сделали конкретных заявлений об их результатах для прессы. Кстати, саммит проходил практически в закрытом формате.

На следующий день, 7 апреля, саммит перешел в рабочую фазу. Главы обоих государств провели длительную встречу по обсуждению широкого спектра тем. На этот раз информации для прессы было больше, но и она звучала довольно расплывчато. Так, г-н Цзиньпин заявил о намерении совместно с хозяином Белого дома «содействовать дальнейшему продвижению китайско-американских связей с новой отправной точки». По его мнению, сотрудничество является единственно правильным выбором для обеих стран, и на следующем этапе необходимо спланировать и наладить контакты на высшем уровне, для чего он и пригласил г-на Трампа нанести государственный визит в Китай в этом году.

В ответ г-н Трамп подчеркнул, что с радостью принимает приглашение нанести визит в Китай и надеется посетить эту страну как можно скорее, дабы установить хорошие рабочие связи со своим визави и содействовать достижению более значительного развития американско китайских отношений. Кстати, немногочисленные журналисты, которым разрешили присутствовать лишь несколько минут, обратили внимание на то, что хозяин саммита вел себя максимально деликатно в рамках протокола, тщательно подбирая слова и избегая каких-либо импровизаций, могущих поставить в неловкое положение его гостя. Г-н Трамп оценил отношения между ними как выдающиеся, сообщив журналистам, что ему удалось добиться значительного прогресса в отношениях с Китаем. Затем лидеры прогулялись по поместью, после чего последовал рабочий ланч, завершивший саммит. А потом кортеж гостя покинул поместье.

Тем не менее и при таком скудном информировании аналитикам удалось вычленить главные достижения саммита. Так, ими отмечено принятие «Плана 100 дней» в сфере экономического сотрудничества, согласно которому должен быть подготовлен список мер по устранению дисбалансов в двусторонней торговле. А механизм постоянно действующего стратегического диалога на высшем уровне, созданный 8 лет тому назад, теперь расширен по проблематике, охватывая дипломатию и безопасность, экономику, кибербезопасность, культурные и гуманитарные связи. В целом же, по мнению экспертов, в результате саммита китайско-американские отношения стали более дружественными, а опасения по поводу напряженности в них заметно снизились.

ПОД ЛЕЖАЧИЙ КАМЕНЬ ВОДА НЕ ТЕЧЕТ

А на следующий день после саммита в Нью-Йорке прошло заседание Совета безопасности ООН, посвященное ракетному удару США по Сирии. Напомним, что Казахстан является членом этого Совета. Срочного его созыва запросила Боливия. Ранее Россия заблокировала резолюцию Совбеза по химической атаке в Сирии, проект которой был подготовлен США, Францией и Сирией. И на этот раз реакция России была вполне предсказуемой – в Москве расценили действия США как акт агрессии и приостановили действие меморандума о предотвращении инцидентов в Сирии. Столь же предсказуемо большинство стран Запада поддержали действия США, к ним присоединились также Турция и Саудовская Аравия. Выразил серьезную обеспокоенность официальной Астаны и наш МИД. В его заявлении категорически осуждается любое применение оружия массового уничтожения как аморальное, бесчеловечное и противоречащее принципам гуманности. Казахстан настаивает на проведении всестороннего объективного и беспристрастного международного расследования данного факта под эгидой ООН для привлечения к ответу виновных. А решать внутрисирийский конфликт возможно только мирным путем диалога и примирения, включая продолжение прямых переговоров между сирийским правительством и оппозиционными группировками по соблюдению перемирия в рамках Астанинского процесса.

Тем временем через два дня после саммита ударная группировка американского флота во главе с атомным авианосцем «Карл Винсон», направлявшаяся в Австралию, получила приказ изменить курс и направилась в сторону Корейского полуострова. По некоторым данным в ее составе есть и атомная подводная лодка, несущая более 150 крылатых ракет «Томагавк». В общем, пока что вряд ли можно уверенно говорить о позитивном влиянии встречи в Мар-а-Лаго на снижение напряженности в «горячих» регионах мира.

На экономическом «фронте» аналитики также отмечают нервозную реакцию финансовых и товарных рынков на действия Белого дома. Не добавило оптимизма и сообщение агентства Reuters о том, что власти США и Японии сейчас координируют усилия с тем, чтобы обанкротившаяся «дочка» компании «Toshiba» – американская «Westinghouse Electric Co» – не досталась китайским инвесторам вместе с технологическими секретами и инфраструктурой. Внесен в Конгресс США законопроект о введении новых санкций против России. В этом пакете предлагаются финансовые санкции в части покупки российского суверенного долга, то есть ценных бумаг правительства этой страны, а также участия в приватизации ее компаний. Затрагивают они также производство нефти и природного газа наряду со строительством нефтепроводов. В общем, стабильности не хватает.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2146495 Тулеген Аскаров


США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062687 Тулеген Аскаров

Новая «метла» в Вашингтоне уже метёт, и еще как!

Если бы Дональд Трамп не существовал, его следовало бы выдумать! Так можно перефразировать известное изречение французского философа-просветителя Вольтера применительно к новому президенту США, взявшемуся изменить, казалось бы, надолго установившийся миропорядок.

Тулеген АСКАРОВ

Трампономика становится реальностью

Ведь уже к концу «нулевых» годов этого столетия появились сигналы, противоречащие господствовавшим трендам к глобальной интеграции и объединению во всевозможные союзы. Пока лидеры одних стран пожимали друг другу руки на саммитах и форумах, подписывая интеграционные соглашения, их оппоненты не теряли времени даром, объясняя своим избирателям, что можно и нужно жить по-другому, ставя выше всего национальные интересы в политике и экономике. В Старом Свете британец Найджел Фардж, француженка Марин Ле Пен, голландец Герт Вилдерс и другие политики, вчера еще выглядевшие одиозно, перетянули на свою сторону значительную часть избирателей, сомневающихся в пользе единой Европы для их блага. Первым большим историческим достижением этого контр-интеграционного курса стал прошлогодний референдум в Британии, где большинство проголосовало за Brexit – выход этой страны из Европейского союза. А победа Дональда Трампа на президентских выборах в США и вовсе стала апофеозом VIP-анти-глобалистов, придав ему в обеспечение всю экономическую мощь единственной сверхдержавы мира.

Более того, г-н Трамп сразу же после своего избрания ясно продемонстрировал, что его администрация начнет проводить свой курс в жизнь, не откладывая предвыборные обещания в долгий ящик. В прошлую пятницу в своей инаугурационной речи он вновь повторил главные экономические тезисы своей избирательной программы: «Америка прежде всего», «Каждое решение по торговле, по налогам, по иммиграции, по иностранным делам будет приниматься в интересах американских рабочих и американских семей», «Мы должны защитить наши границы от разрушительного воздействия других стран, которые производят нашу продукцию, крадут наши компании и уничтожают наши рабочие места», «Мы будем строить новые дороги, шоссе, мосты, тоннели, аэропорты, железные дороги по всей нашей прекрасной стране. Мы освободим наших людей от социальных пособий и вернем им работу», «Мы будем следовать двум простым правилам: покупать американское и давать работу американцам».

К этому моменту аналитики уже сформулировали основные направления экономической политики новой администрации США, названной Трампономикой. В принципе, она включает в себя давно известные рецепты из той же рейганомики и даже кейнсианства, с помощью которых Штаты выбирались из тяжелых экономических испытаний. Более того, в чем-то Трампономика схожа и с антикризисными подходами, реализуемыми в Казахстане, – это относится, к примеру, к масштабным государственным инвестициям в инфраструктуру. Из рейганомики заимствована идея снижения налогов на бизнес и население, туда же можно отнести и отмену реформы здравоохранения, названной «ObamaCare» в честь предшественника г-на Трампа в Белом доме, наряду с замедлением роста правительственных расходов. Практиковались ранее и отмена чрезмерного регулирования в финансовой сфере, и сокращение расходов на внешнюю помощь и финансирование международных организаций. А главное отличие от прежних времен заключается в том, что все эти испытанные методы будут применены не во время кризиса, а в период бурного роста американской экономики, когда биржевые индексы на Уолл-стрит бьют новые рекорды. Отсюда легко сделать вывод о том, что г-н Трамп и его администрация намерены значительно увеличить отрыв Штатов от ближайших глобальных конкурентов, в первую очередь Китая и ЕС, по уровню экономической мощи.

Впрочем, по прошествии первых дней работы нового президента США и его команды уже можно говорить не о намерениях, а о вполне конкретных результатах. В минувший понедельник были подписаны президентские указы о выходе США из Транстихоокеанского партнерства, опирающегося на торговое соглашение между 12-ю странами Азиатско-Тихоокеанского региона, включающее устранение тарифных барьеров между ними. Начата работа по пересмотру Североамериканского соглашения о торговом партнерстве (NAFTA). Объявлен мораторий на прием новых сотрудников в государственные структуры. Во вторник г-н Трамп подписал два исполнительных указа по повышению безопасности границ США, ужесточению пограничного контроля и депортации нелегальных иммигрантов. Праздник пришел и на улицу американских нефтяников – Белый дом принял решение о возобновлении строительства стратегически важных нефтепроводов Dakota Access Pipeline и Keystone XL.

По первому из них сланцевая нефть пойдет из Северной Дакоты в Иллинойс, а по второму для переработки на американских НПЗ придет канадское «черное золото» с нефтеносных песков. Понятно, что в результате не только увеличится выпуск моторного топлива в США, но и снизится зависимость этой страны от импорта нефти.

A la guerre comme a la guerre

В отличие от Наполеона, больше боявшегося трех газет, чем ста штыков, и своих предшественников в Белом доме, памятовавших о том, как репортеры столичной газеты «The Washington Post» довели до импичмента президента Никсона в результате Уотергейтского скандала, г-н Трамп вступил в открытое противостояние с «традиционными» американскими СМИ – газетами и телевидением. После пикировок с журналистами во время избирательной кампании уже на следующий день после инаугурации новый президент заявил о том, что у него идет сейчас «настоящая война с масс-медиа», где работают «самые бесчестные люди в мире». Примечательно, что это было сказано не где-нибудь, а в штаб-квартире ЦРУ на встрече с представителями американского разведывательного сообщества.

До этого на первой после избрания пресс-конференции г-на Трамп несколько раз демонстративно отказал корреспонденту телеканала «CNN», пытавшемуся задать вопрос. Ранее он не раз клеймил этот канал как «Clinton News Network» за выраженную поддержку Хиллари Клинтон на выборах. Изрядно досталось от него и газете «The New York Times». Кстати, на той же пресс-конференции г-н Трамп поблагодарил те СМИ, которые не стали поддерживать волну компромата, запущенную этими каналом и газетой, опубликовавшими ссылки на некое досье, собранное бывшим агентом британской разведки. Впрочем, перепало и «новым» медиа в лице портала Buzzfeed, где было выложено досье полностью, – его президент США окрестил «никчемной кучей мусора» и поставщиком «fake news» (поддельных новостей).

Вслед за своим шефом пригрозили американским СМИ и его подчиненные. Глава аппарата Белого дома Райнс Прибус обвинил медийщиков в том, что они «любыми способами пытаются лишить президента легитимности» или, проще говоря, «завалить» г-на Трампа. В Белом доме не собираются терпеть такое давление и готовы бороться с прессой всеми доступными методами. Пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер заявил журналистам, что они понесут ответственность за непроверенные и не соответствующие действительности материалы. А на днях стало известно, что ряд государственных ведомств США получил указание из Белого дома ограничить общение их сотрудников с прессой, не публиковать пресс-релизы и не размещать посты в социальных сетях.

Неудивительно, что американские «акулы пера» возвестили приход нелегких для них времен по части давления на прессу со стороны Белого дома, пытающегося «строить» журналистов методами, схожими с исповедуемыми в России и других странах СНГ авторитарными режимами. А методы эти просты и хорошо известны казахстанским журналистам. Сначала СМИ делят на особо приближенные к власти и остальные, потом из числа первых формируют президентский и прочие «паркетные» пулы, приглашая только их представителей на брифинги для избранных и в пресс-туры вместе с высокими чинами. А на вторых в лучшем случае власть просто «забивает», не давая их журналистам аккредитацию, в худшем – всячески дискредитирует репутацию независимых СМИ, насылая на них налоговиков и силовиков, а потом подводя их под суд и отзыв регистрационного свидетельства.

В общем, пока даже осторожно оптимистичных сигналов для Казахстана из Вашингтона нет и вряд ли предвидится в ближайшем будущем. После выхода США из Транстихоокеанского партнерства для нас и других членов Евразийского экономического союза теряет смысл соглашение с Вьетнамом о зоне свободной торговли как эффективного «окна» в Азиатско-Тихоокеанский регион, включая и американскую экономику. Намерение г-на Трампа вернуть отечественные компании обратно в Штаты наверняка затронет и Казахстан, для которого США выступают одним из крупнейших инвесторов. Весьма призрачны пока и надежды на отмену санкций против России вместе с улучшением российско-американских отношений по всему их спектру. Добавим также, что официальная Астана не спешит с назначением нового казахстанского посла в США. Поэтому единственным светлым пятном в этом пока еще темном туннеле в будущее и гарантом прочности отношений нашей страны со Штатами выглядят разве что нефтяные месторождения Тенгиз и Кашаган, где качают главное богатство наших недр американские гиганты Chevron и ExxonMobil. При прежних хозяевах Белого дома «нефтянка» не подводила, будем надеяться, что и на этот раз она не подкачает!

США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062687 Тулеген Аскаров


США. Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 24 ноября 2016 > № 1980894 Тулеген Аскаров

Лима зовет Казахстан к Тихому океану

В бурном новостном потоке минувшей недели тема неформального саммита лидеров стран АТЭС, прошедшего в далекой от Казахстана перуанской столице, безусловно, стоит особняком.

Тулеген АСКАРОВ

Трамп – подарок для Поднебесной

Это и не удивительно – ведь АТЭС (Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество или на английском APEC, Asia-Pacific Economic Cooperation) представляет собой форум, на участников которого приходится более половины мирового ВВП и немногим меньше половины глобальной торговли. В странах, участвующих в этом форуме (всего их 21), проживает примерно 40% населения нашей планеты. Впрочем, внимание мира к нынешнему форуму было привлечено не столько весом стран АТЭС в мировой экономике, сколько интригой, которую задал недавно избранный президентом США Дональд Трамп своим первым видео-обращением после победы на выборах. Ведь он заявил, что первым его решением после вступления в должность президента США станет выход этой страны из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП или Trans Pacific Partnership, TPP), в котором должны были участвовать 12 стран региона.

В соглашении об учреждении ТТП, подписанном в 2005 году Брунеем, Новой Зеландией, Сингапуром и Чили и вступившем в силу в следующем году, говорилось, что его участники создали зону свободной торговли в соответствии с нормами ВТО. В США власти заинтересовались этим проектом в 2008 году, а после победы на президентских выборах в том же году Барака Обамы этот проект стал ключевым для него во внешней политике. По мнению ряда экспертов, в Вашингтоне к тому времени сочли, что АТЭС не особо помогает продвижению американских интересов в Азии, к тому же в деятельности этого форума США приходилось считаться с влиянием Китая и России.

Как бы то ни было, в Лиме случилось «очевидное – невероятное». Ведь отказ г-на Трампа от соглашения по ТТП означал добровольную сдачу американских позиций в Азии в пользу Китая, продвигающего свой вариант создания зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе – FTAAP. Основывается этот вариант на механизмах Всестороннего регионального экономического партнерства (ВРЭП или Regional Comprehensive Economic Partnership, RCEP), не предъявляющего в отличие от ТТП жесткие требования к участникам в части трудовых и экологических стандартов, охраны интеллектуальной собственности и ограничений государственного регулирования. Понятно, что по этим причинам во ВРЭП не предполагается участие США. А поскольку завершающему свое правление действующему президенту США Бараку Обаме после заявления г-на Трампа не осталось никакого смысла в отстаивании идеи ТТП, то принятая участниками саммита АТЭС Лимская декларация вполне логично приобрела выраженное звучание в пользу китайского варианта создания зоны свободной торговли в этом регионе. Кстати, соответствующее предложение было озвучено в 2006 году на саммите АТЭС в Ханое, а в 2014 году на встрече лидеров стран этого форума в Пекине было достигнуто взаимопонимание о дорожной карте продвижения по созданию такой зоны. Согласно же Богорской декларации, принятой еще в 1994 году, ее создание запланировано к 2020 году.

Ну, а поскольку азиатским странам нет особого экономического смысла ждать, пока г-н Трамп окончательно определится со своей внутренней и внешней экономической политикой, то освободившееся место экономического лидера региона автоматически перешло в Лиме к Китаю, точнее, к председателю КНР Си Цзиньпину. К тому же г-н Трамп, судя по его заявлениям, намерен проводить в жизнь протекционистскую политику, нацеленную прежде всего против Китая, и не содействовать международной экономической интеграции и развитию свободной торговли. Кстати, по иронии судьбы в Лиме лидеры стран АТЭС подтвердили свою решимость бороться с любыми проявлениями протекционизма и сохранять открытость национальных экономик, а также поддерживать любые варианты региональной интеграции, включая ТТП и ВРЭП.

Вторая торговая революция не ждет!

Для Казахстана же итоги саммита в Лиме, безусловно, стали звонком к решительному выходу в Азиатско-Тихоокеанский регион по аналогии с историческим броском, который нашей стране в 90-х годах прошлого века пришлось совершить к Черному морю, чтобы доставить через него в Атлантику нефтяные богатства Тенгиза и других месторождений. Правда, тогда все приходилось делать впервые, преодолевая к тому же сопротивление нашего северного соседа и естественного конкурента в нефтяном бизнесе – России.

Сегодня же для выхода к Тихому океану у нас есть естественный торговый партнер в лице восточного соседа – Китая. К тому же его лидер вполне логично напомнил в Лиме о необходимости состыковки своей инициативы «Пояс и путь» со стратегиями развития и инициативами заинтересованных сторон. Что особенно важно для Казахстана, не имеющего выхода к морям и океанам, эта инициатива включает наряду с Экономическим поясом Шелкового пути, проходящим по евразийскому континенту, еще и Морской Шелковый путь XXI века.

Но, как известно, под лежачий камень вода не течет. Поэтому официальной Астане необходимо в срочном порядке внести коррективы в свою внешнеэкономическую политику, чтобы масштабный прорыв в Азиатско-Тихоокеанский район стал главной целью казахстанской дипломатии на ближайшее будущее. И не только дипломатии, но и всего правительства, Национального банка, крупного, малого и среднего бизнеса вместе с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен» и отраслевых ассоциаций. Конечно, не обойтись и без подготовки соответствующих кадров, поскольку для продвижения в этот регион одного английского языка недостаточно. Для успешной работы там нужны еще знание китайского, корейского, японского и других местных языков, не говоря уже о знании культур стран этого региона и особенностей их национальных экономик.

Надо тормошить и отечественный МСБ, представители которого в «лихие» 90-е годы прошлого века смело открывали для себя и клиентов новые страны и бизнес-направления, насыщая наш опустевший внутренний рынок потребительскими товарами. Ведь сегодня для малых предпринимателей открываются новые возможности для ведения бизнеса и продвижения товаров через проекты «Пояса и пути», для которых в Казахстане развиваются «сухие» порты и новые транспортные пути. К тому же в странах АТР довольно сильно развит малый и средний бизнес, открытый к сотрудничеству с иностранными партнерами и умеющий работать с небольшими бюджетами заказчиков.

По сути дела, сейчас наши предприниматели стоят на пороге второй торговой революции, когда им открывается прямой доступ к азиатским производителям качественной и недорогой продукции, которой так не хватает на нашем рынке. Ведь закупая товары на том же бишкекском Дордое, сейчас им приходится иметь дело в основном с посредниками, либо с полукустарными производителями. Заодно в Азии открываются и совершенно новые перспективы для отечественного бизнеса. К примеру, если взять импортные медикаменты западного производства, которые дорожают у нас не по дням, а по часам, то азиатские фармацевты могут предложить вполне качественные аналоги – дженерики. К тому же там меньше используют химические продукты для профилактики и лечения болезней, предпочитая им природные средства, основанные на индийской Аюрведе, традиционной китайской медицине и других местных направлениях. В общем, труба зовет!

США. Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 24 ноября 2016 > № 1980894 Тулеген Аскаров


Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 16 ноября 2016 > № 1969699 Тулеген Аскаров

Почему нам придется полюбить Дональда Трампа?

Автор: Тулеген Аскаров

С каждым новым президентом США цена лояльности Казахстана к правителю единственной сверхдержавы мира становится дороже, ибо за последнее десятилетие прямые инвестиции ее бизнеса в нашу экономику росли в среднем на $2,3 млрд. ежегодно.

На кону – более $20 миллиардов

Как следует из статистики, которую публикует Нацбанк, за последнее десятилетие пик таких инвестиций пришелся на позапрошлый год, составив $4,1 млрд. А в 2015-м, хотя и произошло падение почти в полтора раза, был показан второй по величине результат - почти в $2,8 млрд. В итоге, как нетрудно подсчитать, на последние два года пришлась почти треть (точнее, 30,5%) от общего объема валовых прямых американских инвестиций в Казахстан за последнее десятилетие. Это придает особую историческую роль в отношениях между нашими странами второму президентскому сроку Барака Обамы.

А поскольку для официальной Астаны объем привлеченных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) служит одной из «священных коров» привлекательности казахстанской экономики, то вполне понятно, почему наши власти издавна связывают особые отношения и с американским крупным бизнесом, и с хозяевами Белого дома, избирательные фонды которых пополняются корпорациями США.

В целом же из данных Нацбанка следует, что на конец прошлого года прямые инвестиции США в нашу страну составили $20 млрд. 964,8 млн., тогда как из Казахстана в Штаты было прямо инвестировано $670,8 млн. По этому показателю США занимают второе место вслед за Нидерландами, откуда объем прямых инвестиций оценивался в $60 млрд. 22,1 млн. против $13 млрд. 558,4 млн. в обратном направлении.

Для сравнения: из Китая было инвестировано прямых вложений в Казахстан на $2 млрд. 846,0 млн., из России - $3 млрд. 215,8 млн. Общий же объем прямых инвестиций в нашу страну на конец прошлого года оценивался в $119 млрд. 833 млн. Если учесть результат занимающей третье место Франции с $12 млрд. 78,5 млн., то легко сделать вывод о том, что наиболее важными в инвестиционной сфере для Казахстана являются отношения с Западом, а не с Россией или Китаем.

Без «ножек Буша», американских самолетов и тепловозов прожить в принципе можно

В торговле с Казахстаном позиции США не настолько весомы, чтобы они могли служить таким же сильным рычагом, как инвестиции. Согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики, по итогам прошлого года доля Штатов во внешнеторговом обороте нашей страны составила 2,4% при объеме казахстанского экспорта в США в $434,4 млрд. тенге, а импорта оттуда – почти в $1 млрд. 410 млн. В общем объеме поставок товаров за рубеж из нашей страны доля США составила скромные 1%, а в импорте в Казахстан – 4,7%.

В этом году, судя по данным отечественных статистиков за 8 месяцев, доля США во внешней торговле Казахстана немного увеличилась, составив 2,8%. В общем объеме экспорта из Казахстана доля Штатов поднялась до 1,3%, а в импорте в нашу страну – до 5,1%. В абсолютном выражении в США было поставлено казахстанских товаров на $302,5 млн., тогда как американские поставки в Казахстан составили $781,1 млн. В общем, особо значимых изменений здесь по итогам текущего года не предвидится. Показательно и то, что официальные американские данные на эту тему заметно расходятся с выкладками казахстанских статистиков.

На сайте Бюро переписей США (US Census Bureau) указывается, что в январе-сентябре из этой страны было поставлено товаров в Казахстан на $648,5 млн., то есть меньше, чем за 8 месяцев по данным нашей официальной статистики! Поставки же казахстанских товаров в США за январь-сентябрь оцениваются в $589,7 млн. И если сопоставить эти выкладки американских статистиков с данными их казахстанских коллег, то получается, что за первый месяц осени наш экспорт в Штаты увеличился почти вдвое! Кстати, не «бьют» и данные за прошлый год, поскольку Бюро переписей США оценило экспорт из этой страны в Казахстан в $510,5 млн., а объем импорта казахстанских товаров – в $816,1 млн.

Торговля США товарами с Казахстаном в 2016 году, млн. долларов

 Источник: Бюро переписей США (US Census Bureau).

Структура взаимной торговли наших стран также вполне предсказуема. Согласно сведениям за 2013 год, опубликованным на сайтах управления торгового представителя США и посольства РК в этой стране, в экспорте из Казахстана значительную долю занимают сырьевые товары, среди которых на первом месте идут нефтепродукты (на них пришлось $1 млрд. из общего объема в $1,4 млрд.), чугун и сталь, обогащенный уран и урановые руды, тантал. А из США в Казахстан поставлялись техника, в том числе самолет, электрооборудование, транспортные средства, комплектующие к железнодорожным локомотивам, мясо птицы. Общий объем импорта из США оценивался тогда в $1,1 млрд.

По оценкам управления торгового представителя США, на тот момент Казахстан занимал 76-е место среди торговых партнеров этой страны. Среди экспортных рынков для американских товаров Казахстану отводилось 74-е место, а среди поставщиков импортной продукции в США – 70-е. В 2014 году по оценкам, приведенным на сайте Госдепартамента США, эта расстановка изменилась соответственно на 83-е и 69-е места. В общем, можно утверждать, что даже в случае резкого падения взаимной торговли на экономиках наших стран такой крутой поворот вряд ли скажется серьезным образом.

Пора готовиться к «разборам полетов»

Между тем вполне очевидно, что с приходом в Белый дом команды Дональда Трампа, недавно избранного президентом США, серьезному пересмотру подвергнутся как раз таки торговые отношения этой страны с другими партнерами. В своей программной речи в Геттисберге 22 октября г-н Трамп заявил вполне ясно: «Посмотрите на Китай, на любую страну — наши торговые соглашения с ними просто чудовищны. Позор, что наши власти это допустили. Это плохие сделки, о чем властям было прекрасно известно. Они неспроста затеяли все это, но, поверьте мне, мы это быстро отменим».

Впрочем, не слишком радует и его намерение изменить инвестиционные потоки из США для того, чтобы создать 25 млн. рабочих мест в своей стране в ближайшее десятилетие: «Сейчас наши рабочие места уходят из страны. Они уходят в Мексику, в другие страны. Это одностороннее движение. Они получают работу, заводы, деньги, а нам остаются наркотики и безработица. Пора это изменить — и поверьте мне, это изменится».

Ничего хорошего не сулит Казахстану и 100-дневный план нового президента США «по возвращению американского величия» наряду с планируемыми им семью мерами по защите американских работников. Ведь в перечне последних значатся объявление Китая валютным манипулятором, выявление всех несправедливых иностранных торговых практик, вредящих американским работникам, снятие ограничений на разработку американских энергоресурсных резервов, включая сланцы, нефть, газ и уголь. Понятно, что итогом снятия таких ограничений станет очередное падение цен на энергетическое сырье.

По оценкам экспертов, планируемый г-ном Трампом закон о налоговых льготах и упрощенном налогообложении для среднего класса наряду с масштабным снижением и упрощением налоговой системы США в сочетании с торговой реформой, ослаблением регулирования и снятием ограничений на американскую энергетику неизбежно повлекут рост инфляции в этой стране.

В ответ ее центральный банк - ФРС США – будет вынужден поднимать свою учетную ставку, вырастет и доходность по казначейским облигациям, размещаемым министерством финансов. А это, в свою очередь, повлечет мощный отток средств с развивающихся рынков, включая и Казахстан, не говоря уже об удорожании заимствований на международных рынках, играющих сейчас ключевую роль в сдерживании дефицита бюджета нашей страны.

Впрочем, уже в первые дни после победы г-на Трампа на выборах инвесторы приступили к активной распродаже активов на развивающихся рынках, выводя свои средства оттуда, дабы вложить в казначейские облигации США, доходность по которым заметно повысилась. К тому же пошли вверх и акции американских компаний, что вывело индекс Dow Jones на новую рекордную высоту.

Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 16 ноября 2016 > № 1969699 Тулеген Аскаров


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dknews.kz, 10 ноября 2016 > № 1964381 Тулеген Аскаров

Зарубки на память

Президентские выборы в США, увенчавшиеся сенсационным триумфом Дональда Трампа, не только доказали, что американская демократия находится в неплохой форме. Они еще убедительно подтвердили великую общественную роль и силу так называемых традиционных или «старых» СМИ, которые у нас многие так недальновидно спешат похоронить.

Тулеген АСКАРОВ

Деньги любят счет даже на выборах

Дело даже не в том, на чьей стороне стояли ведущие американские газеты и телеканалы, а в суммах, потраченных кандидатами в президенты на размещение рекламы в этих СМИ, ставшей наиболее крупной статьей расходов в их кампаниях. Согласно подсчетам информационного агентства Bloomberg, Хиллари Клинтон и г-н Трамп вместе израсходовали на рекламу за избирательную кампанию более $300 млн, что, конечно же, стало мощным импульсом для медийного бизнеса. Если же добавить затраты на онлайн-рекламу и производство медиа-продукции, то общая величина всех таких расходов приближается к $400 млн.

Для сравнения: трем кандидатам в президенты Казахстана на досрочных выборах, прошедших весной прошлого года, по решению ЦИК размер расходов на выступление в СМИ, покрываемых из бюджета, составил 5,25 млн тенге на 15-минутную презентацию с программой по телевидению, 200 тысяч тенге – для 10-минутного спича на радио и 810 тысяч тенге – на публикацию двух статей в печатных изданиях. Итого на предвыборную агитацию каждый кандидат получил из казны около 6,3 млн тенге, что при тогдашнем обменном курсе в 185,5 тенге за доллар дает примерно $34 тысяч или же $100 тысяч на троих. И хотя ограничений на платную рекламу за счет избирательных фондов кандидатов закон не устанавливает, особого импульса для СМИ и эти средства не дали. Ведь поступило в эти фонды в общей сложности 925 млн тенге, тогда как в первом полугодии прошлого года по данным статистиков объем рынка рекламы достиг почти 25 млрд тенге. Добавим попутно, что и годовой объем госзаказа для казахстанских СМИ уступает по размеру общим расходам кандидатов в президенты США на рекламу, продвижение в интернете и производство медиа-продукции. В прошлом году на госзаказ было выделено 43 млрд тенге, что при средневзвешенном обменном курсе тенге в 222,6 тенге дает немногим более $190 млн.

Впрочем, дело не только в цифрах, но и в разнице в подходах к размещению предвыборной рекламы в СМИ в Штатах и у нас. Там за расходы на эти цели избирательные штабы кандидатов в президенты отчитываются оперативно и прозрачно, тогда как в Казахстане публикуются лишь общие суммы поступлений в их избирательные фонды без расшифровки потраченных сумм по статьям затрат. Так что если и делать первую зарубку на память о прошедших в Штатах президентских выборах, то можно предложить уже сегодня внести поправки в наше законодательство о выборах в пользу значительного повышения потолка агитационных расходов кандидатов и политических партий за счет бюджета. А в отчетности о затратах из их избирательных фондов следовало бы ввести их расшифровку, в том числе по расходам на рекламу в СМИ с разбивкой на «старые» и «новые», а также на производство медиа-продукции.

Связанные одной информационной «цепью»

Другое дело, что г-н Трамп, не раз обвинявший ведущие американские газеты и телеканалы в субъективном отношении к нему и контроле над ними со стороны истэблишмента, в своей избирательной кампании сделал выраженную ставку на продвижение своей программы в социальных сетях. По данным Bloomberg, у него и в самом деле расходы на рекламу в СМИ и на онлайн-рекламу оказались практически равны, составив соответственно $68 млн и $58,6 млн. Что правда, то правда – во время избирательной кампании у него явно не сложились (мягко выражаясь!) отношения с традиционными американскими СМИ. То он требовал от телеканала Fox News убрать из эфира телеведущую Меган Келли, то назвал «бесчестной» газету The Washington Post, отказав ей в аккредитации на своих предвыборных мероприятиях. Впрочем, досталось от него и популярным онлайн-медиа – «The Huffington Post» и BuzzFeed.

Тем не менее сразу же после выборов г-н Трамп, как это и положено, спокойно предстал перед теле- и фотокамерами нелюбимых им телеканалов и газет, не требуя убрать из зала их журналистов. Не стал он предъявлять претензии СМИ и в своей первой речи после победы на выборах, поскольку придраться к ее освещению было практически невозможно. Ведь свой профессиональный долг американские журналисты исполнили как положено, показав зрителям и читателям каждый шаг будущего президента к его триумфу. Да что там американские СМИ! Даже наши российские коллеги, давно третирующие Штаты в прямом эфире и на страницах газет, не стесняясь при этом в выражениях, на удивление объективно и профессионально, с нескрываемым удовольствием освещали американские выборы. Видимо, дело в том, что и россияне устали от растущей напряженности в отношениях двух великих стран, желая скорейшего «потепления» в них.

Поэтому можно не сомневаться, что, вступив на пост президента США в январе следующего года, г-н Трамп, как и его предшественники, будет также регулярно появляться на пресс-конференциях перед журналистами тех же телеканалов и газет. Наверняка сохранится и другая медийная традиция – ежегодный прием Ассоциации корреспондентов Белого дома, на котором принято подшучивать над президентом, получая взамен от него остроты и колкости. Кстати, на последний такой прием от имени Барака Обамы как действующего президента г-н Трамп не пришел. А г-н Обама тогда предположил в шутку, что его ужин оказался слишком дешев для миллиардера, который, по всей видимости, остался дома за трамп-стейками и Твиттером. Припомнил он г-ну Трампу и конкурсы «Мисс Вселенная», пошутив, что у этого кандидата в президенты есть опыт общения с лидерами всего мира в лице «Мисс Швеция», «Мисс Азербайджан» и другими.

Впрочем, в своей первой речи после победы г-на Трампа на выборах Барак Обама уже не шутил, а был вполне вежлив и учтив, напирая на тему единства нации, уважения демократических принципов и терпимости. Так что и нам стоит сделать и здесь зарубку на память по части не только необходимости цивилизованного отношения власти к прессе и свободе слова, но и взаимного уважения чиновников, политиков и «акул пера», независимо от того, каким партиям и политическим доктринам они симпатизируют. Кстати, это касается и так называемых президентского, премьерского, парламентского и прочих журналистских пулов – в них должны входить не только государственные и лояльные к власти СМИ, но и более широкий круг медийщиков, включая деловые издания страны.

А еще одну зарубку стоит сделать по поводу того, что слухи о кончине демократии под давлением тотальной власти «Большого брата» и правящих элит развитых стран явно преувеличены. Ведь в этом году нас удивили не только Штаты, но и Великобритания, где референдум на тему Brexit завершился победой сторонников ее выхода из Европейского союза. И что? А ничего – ведь мы все убедились, что мир человеческий продолжает двигаться и развиваться, поскольку новое поколение людей хочет жить по-другому, да и старшее уже не желает жить по старинке. Выборы и референдумы все так же остаются непростым испытанием для избирателей, а демократия в каждой стране по-прежнему остается несовершенной. С другой стороны, после тяжелых избирательных кампаний, волн «черного» пиара и взаимных оскорблений наступает та самая удивительная пора, когда хотя бы на время дышится легче, ибо появляются новые надежды и планы на будущее!

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dknews.kz, 10 ноября 2016 > № 1964381 Тулеген Аскаров


Казахстан. США > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 13 июля 2016 > № 1822120 Тулеген Аскаров

Тенгиз тревоги нашей: подарок или проклятие?

Автор: Тулеген Аскаров

«Подарок в 36,8 млрд. долларов США» - под таким несвойственным госорганам по-детски радостным заголовком в канун минувшего Дня столицы Министерство энергетики выдало новость о принятии окончательного решения по расширению производственных мощностей Тенгизского месторождения.

Дорога ложка к обеду и для странового PR

Слово «подарок» явно адресовалось не столько Астане, сколько президенту Казахстана, отмечавшему свой 76-й день рождения и, как известно, поддерживающему давние добрые отношения с американской компанией «Chevron», которая работает на Тенгизе. Подарком эта новость стала и для свежеиспеченного министра энергетики Каната Бозумбаева, не говоря уже о премьер-министре и правительстве в целом, на счету которых давно уже не было сделок такого исторического масштаба. Правда, в приливе радости чиновники позабыли о своей борьбе с долларизацией и принятом ими же требовании указывать все расценки только в тенге, но это, как говорится, к слову.

Как следовало из официального пресс-релиза, размещенного на сайте министерства, объявление об этом историческом решении оно сделало совместно с ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО). Речь идет о финансировании Проекта будущего расширения и Проекта управления устьевым давлением (ПБР-ПУУД), который станет следующим этапом расширения производственных мощностей Тенгизского месторождения.

Стоимость работ этого этапа оценивается в уже упомянутые $36,8 млрд. с учетом резерва на непредвиденные расходы и увеличения, а получение первой нефти запланировано на 2022 год. Производственные мощности по добыче сырой нефти на Тенгизе увеличатся примерно на 12 млн. тонн в год (260 тыс. баррелей в сутки) и достигнут около 39 млн. тонн в год (850 тыс. баррелей в сутки), при этом в период максимальной добычи ожидается превышение уровня в 900 тыс. баррелей в сутки. По оценкам экспертов, такой скачок равносилен появлению на мировом нефтяном рынке нового небольшого государства-производителя, сопоставимого с Ливией, а Казахстану он сулит шансы обойти по объемам добычи Норвегию.

В общей сложности объем дополнительно добытой нефти до окончания действия контракта по Тенгизу в 2033 году составит более 250 млн. Но эффект от расширения мощностей продолжится и в последующие годы, что может довести общий объем дополнительной добычи до 420 млн. тонн. В большом выигрыше окажется и казна, так как, по оценке г-на Бозумбаева, до 2033 года Казахстан получит налогов от участников консорциума ТШО на общую сумму в $120 млрд., правда, только в случае, «если с ценами на нефть будет все более или менее нормально».

В пресс-релизе сообщалось также, что в разгар строительства на ПБР будет создано примерно 20 тыс. рабочих мест, а к настоящему времени более 1 600 казахстанских компаний прошли через процедуру предварительного отбора для выполнения работ по проектированию, закупкам и изготовлению модулей. Завершены работы по эскизному проектированию, выполнено более половины объёма детального проектирования, идет закуп оборудования с длительными сроками поставок, начались ранние работы по строительству основной инфраструктуры проекта на объектах Тенгиза. В общем, все выглядит так, что от слов участники проекта уже перешли к делу, и очередной проект века имеет шансы не остаться на бумаге, как это случалось уже не раз, а быть воплощенным в реальности.

Показательно и то, что решение о расширении мощностей Тенгиза было анонсировано ведущими деловыми СМИ Запада, включая информационные агентства «Bloomberg», «Reuters» и газету «Financial Times». Такой позитив оказался весьма кстати для официальной Астаны после недавних драматических событий в Актобе, вызвавших переполох в стане иностранных инвесторов, которые потребовали дополнительных гарантий безопасности для своих вложений в Казахстане.

Напомним, что эта тревожная тема даже обсуждалась на заседании правительства 14 июня, где были даны поручения по мерам усиления безопасности и внесению корректив во внешнюю информационную работу государства – чтобы, как отметил премьер-министр, «целенаправленно таргетировать инвесторов в связи с нынешней ситуацией». На это же обстоятельство обратила внимание и «Financial Times» в своей статье, опубликованной 6 июля.

В ней приводится весьма симптоматичное высказывание Доминика Люэнца, управляющего директора консалтинговой фирмы «Frontier Advisory», эксперта по энергетической сфере Центральной Азии: «Назарбаеву нужно что-то, чтобы показать. Он всегда стоял за «Chevron», теперь они должны постоять за него» («Nazarbayev needs something to point to. He’s always stood by Chevron; they’ve got to stand by him»).

Ему вторит Мэтью Сэйджиз, старший директор по энергетике России и Каспия из компании «IHS»: «Казахи отчаянно нуждаются в чем-нибудь успешном» («The Kazakhs are desperate for something to be successful»). С другой стороны, западные СМИ указывают, что и «Chevron» нуждается в Тенгизе как никогда ранее, - ведь только в прошлом году полученная от этого месторождения прибыль в $1,9 млрд. составила более 40% от общего финансового результата корпорации!

Это и неудивительно, если учесть, что себестоимость добычи тенгизской нефти оценивается всего лишь в $4,32 за баррель – вчетверо ниже, чем на американских месторождениях. Г-н Люэнц иронично, но вполне справедливо отмечает по этому поводу, что Тенгиз для «Chevron» стал «огромной дойной коровой наличности» («a huge cash cow»). Кроме того, Тенгиз обеспечивает 27% суммарных нефтяных и 8% газовых резервов корпорации, а в общем объеме добычи ею углеводородов доля казахстанского месторождения оценивается в 13%.

Сомненья гложут, цифры смущают – ведь бесплатный сыр бывает только в мышеловке

Увы, но сразу же после Дня столицы стало ясно, что преподнесенный чиновниками и нефтяниками «подарок» на самом деле таковым не является и даже наносит серьезный ущерб участникам проекта расширения мощностей Тенгиза. Так, аналитики рейтингового агентства «Fitch Ratings» заявили 7 июля, что реализация этого проекта сократит в среднесрочной перспективе дивидендный поток нацкомпании «КазМунайГаз», владеющей 20% в «ТШО». А поступления этих дивидендов (порядка $3,1 млрд. в 2013-2015 годах) служили важным источником «кэша» для «КМГ», обремененной долгами.

Напомним, что в прошлом году на выручку нацкомпании был призван даже Нацбанк! Напоминают в «Fitch» и о том, что резкая девальвация тенге также помогла участникам консорциума «ТШО», поскольку некоторые из их расходов по проекту финансируются в казахстанской валюте. Говорится и о необходимости привлечения значительных долговых обязательств для финансирования ПБР-ПУУД с последующими масштабными выплатами по ним, что тоже скажется не в пользу «КМГ». По информации «Reuters», из «ТШО» уже направлены кредиторам необходимые документы для получения займа на $3 млрд. сроком на 5-7 лет.

Неудивительно, что другое международное агентство, «Standard & Poor’s», дало негативный прогноз по рейтингу «ТШО», присвоив его на уровне «ВВВ». Аналогичную оценку получили и облигации консорциума на сумму в $1 млрд., которые будут размещаться под его гарантии финансовой «дочкой» «Tengizchevroil Finance International Ltd.».

Аналитики «S&P» указывают, что реализация ПБР-ПУУД повлечет высокое отрицательное значение свободного денежного потока от операционной деятельности «ТШО» в ближайшие несколько лет. А общий объем заемных средств для финансирования этого масштабного проекта оценивается ими в $21,5 млрд., включая выпуски облигаций, кредиты коммерческих банков, приоритетные кредиты партнеров и денежный поток от операционной деятельности.

Среди других негативных факторов в «S&P» отмечают подверженность «ТШО» высоким страновым рискам ведения операционной деятельности в Казахстане, где расположены все активы компании, ограниченную диверсификацию продуктовой линейки и географии присутствия, зависимость компании от использования трубопровода Каспийского трубопроводного консорциума и риск значительного роста затрат в случае перерыва в работе этой «трубы».

Западные аналитики напоминают также, что проект расширения Тенгиза никак не вписывается в грустную глобальную картину состояния дел в нефтегазовой сфере, где общий объем инвестиций сократился более чем на $1 трлн., а сотни тысяч буровиков, инженеров и геологов остались без работы. К тому же, по их мнению, этот проект опирается на явно «бычьи» прогнозы роста спроса на нефть в ближайшие десятилетия при сохранении хотя бы нынешнего ценового уровня на нее. Они напоминают и о решении «Chevron» сократить расходы корпорации более чем на четверть в 2017-2018 годах на общую сумму порядка $35-45 млрд.

Масла в огонь скептических суждений аналитиков подлил и глава «Chevron» Джон Уотсон, который во время встречи с ними заявил, что его компания в своей стратегии решила делать ставку на меньшие по масштабу проекты, способные обеспечивать быструю отдачу добываемой нефти от вложенных инвестиций. Каким образом в таком случае вписывается в новую стратегию проект расширения Тенгиза, остается непонятным, если не считать объяснения, что из правил всегда бывают исключения.

Усомнились в эффективности этого проекта и отечественные аналитики, напомнившие о том, что еще недавно стоимость проекта была примерно в полтора раза ниже – примерно $24 млрд. Более того, скептики полагают, что и нынешняя сумма в $36,8 млрд. не является окончательной и может вырасти по мере реализации ПБР-ПУУД, как это обычно и происходит. А такой значительный рост стоимости явно не вписывается в текущие кризисные тенденции, когда вслед за падением нефтяных цен снизилась конъюнктура и в смежных отраслях - у поставщиков нефтяного оборудования, строителей, сервисных компаний и прочих партнеров нефтяников.

Напоминают эксперты и о значительной девальвации тенге, которая обеспечивает большую экономию долларовых средств при оплате расходов в национальной валюте, и о том, что сегодня Тенгиз и Атырауская область в целом уже не представляют собой «голое поле», поскольку за годы независимости Казахстана там сложилась развитая инфраструктура нефтегазовой отрасли.

И, наконец, эксперты с тревогой говорят о том, что расширение мощностей Тенгиза поставит крест на попытках диверсификации отечественной экономики и сделает непреодолимой ее зависимость от «нефтяного проклятия». Как говорят в народе в таких случаях, за что боролись, на то и напоролись.

Казахстан. США > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 13 июля 2016 > № 1822120 Тулеген Аскаров


Казахстан. США > Финансы, банки > camonitor.com, 19 января 2016 > № 1615060 Тулеген Аскаров

На кону - большие деньги нефтедолларовой «кубышки»

Автор: Тулеген Аскаров

Громкий скандал международного масштаба вокруг заявлений Берика Отемурата, теперь уже бывшего главы одной из многочисленных «дочек» Нацбанка - АО «Национальная инвестиционная корпорация НБК» (НИК), явно не прибавил позитива инвестиционному имиджу Казахстана и состоянию его макроэкономической статистики.

Резать правду-матку лучше на Западе

Сразу же после новогодних праздников, точнее, 8 января, в двух влиятельных международных газетах – американской The Wall Street Journal и британской Financial Times - появилось интервью г-на Отемурата. Он вполне ясно заявил, что в нынешней тяжелой ситуации с падающими ценами на нефть денег Национального фонда, в котором аккумулируются доходы от экспорта «черного золота», надолго не хватит. По его оценке, они закончатся в этой виртуальной структуре через 6-7 лет.

При этом в своих подсчетах г-н Отемурат исходил из вполне объективных официальных данных. Согласно им, объем активов Национального фонда снизился на 17% с пикового уровня в августе 2014 года, когда в нем было $77 млрд. А поскольку правительство ежегодно расходует из этой структуры по $9,5 млрд., то и получилась прогнозная оценка опустошения фонда за 6-7 лет.

Надо отдать должное г-ну Отемурату за его неожиданную и мощную информационную атаку через западные СМИ, аргументированную к тому же статистическими выкладками. Более того, он пошел дальше и публично обвинил с Запада нового председателя Нацбанка Данияра Акишева в том, что последний занят другими вопросами и не уделяет должного внимания деятельности «НИК» и перестройке деятельности этой инвестиционной «дочки». К такому выводу г-н Отемурат пришел после встречи с г-ном Акишевым в ноябре, когда последний был назначен на пост главы Нацбанка.

Напомним, что «НИК» была создана во время второго правления Григория Марченко в Нацбанке. Это АО получило госрегистрацию 23 июня 2012 года, а его единственным акционером является Нацбанк. «НИК» должна была специализироваться на управлении частью золотовалютных резервов центрального банка и других активов с целью увеличения доходности по ним в долгосрочном периоде.

Создание такой отдельной структуры, как отмечалось тогда, произошло по личной инициативе г-на Марченко, согласованной с президентом Казахстана. Помимо традиционных активов, «НИК» должна была осуществлять инвестиции и в альтернативные активы на международных финансовых рынках с горизонтом инвестиций 10-20 лет. А первым председателем правления «НИК» стал выходец из Нацбанка Есжан Биртанов.

Но после того, как Нацбанк возглавил Кайрат Келимбетов, приведший за собой из Астаны команду своих сподвижников, в начале марта 2014 года полномочия г-на Биртанова были досрочно прекращены, и его кресло занял г-н Отемурат. Он также вошел в совет директоров «НИК» наряду с председателем этой руководящей структуры Нурланом Кусаиновым, теперь уже бывшим зампредом Нацбанка, профессором Ван де Путт Александр и Жасланом Мадиевым, а также независимыми директорами – Арчером Девоном, Байрамом Валиевым, Ульфом Вокуркой и Мирасом Мами.

Под непосредственным началом г-на Отемурата трудились два его заместителя – Темирлан Муханбетжанов и Ернур Рысмагамбетов.

Тем не менее, и во время правления г-на Келимбетова «НИК» явно не процветала. Хотя, по словам г-на Отемурата, в 2013 году ей было выделено Нацбанком для инвестирования $2 млрд. из резервов Нацбанка, уже через год последний отозвал обратно $1,2 млрд., чтобы пополнить их.

Поэтому инвестиционный пакет «НИК» выглядел по объемам достаточно скромным. По данным «The Wall Street Journal», ссылающейся на отчетность «НИК», $150 млн. было вложено в чикагскую компанию «Grosvenor Capital Management LP», управляющую хедж-фондами, $225 млн. - в Hamilton Lane (штат Пенсильвания), занимающуюся управлением прямыми инвестициями, а более $100 млн. разделены между тремя компаниям – Blackstone Group LP, Warburg Pincus LLC и Advent International Corp.

Американская газета также сообщила, что в сентябре прошлого года г-н Отемурат участвовал в организации ужина в Нью-Йорке, где прошла встреча президента Казахстана с руководителями ведущих компаний с Уолл-стрит, - KKR & Co., Blackstone Group LP, Carlyle Group, TPG и других. Одним из спикеров там был и экс-председатель ФРС США Бен Бернанке.

В целом же доходность по активам Национального фонда сложилась за последние пять лет на весьма скромном уровне в 1,96% в среднем за год, тогда как по данным The Wall Street Journal суверенные фонды Норвегии, Сингапура и Южной Кореи заработали примерно по 9,6%. Объясняется такая картина крайне консервативной стратегией казахстанского фонда, основная часть активов которого (порядка 90%) вложена в низкодоходные облигации.

Выходом из создавшегося тупика, по мнению г-на Отемурата, должно стать вложение средств Национального фонда в высокодоходные активы наряду с сокращением расходов правительством и Нацбанком вместе с увеличением налоговых поступлений. По его словам, правительство Казахстана получило бы значительную финансовую поддержку в виде прибыли в размере $5-6 млрд. в год из расчета на инвестированные $100 млрд. активов.

Но для этого необходимо раскрыть всю информацию о том, как инвестируются эти активы, кто ими управляет, сведения о доходах и убытках, притоке и оттоке капитала, соглашения о разделе прибыли по крупнейшим нефтяным месторождениям. Кстати, этого же давно требуют от правительства и Нацбанка эксперты и общественность Казахстана. О том, что время не ждет и нужно действовать быстро, заявил и представитель МВФ Майкл Папайоанноу, консультирующий власти Казахстана по вопросам управления резервами Национального фонда.

Кому верить?

Поскольку в нашей бюрократической системе такие информационные выпады не прощаются, руководитель «НИК» заявил иностранным журналистам, что вполне реально может потерять работу. Так оно и произошло, правда, при весьма странных обстоятельствах.

Хотя после назначения г-на Акишева председателем Нацбанка там, по неофициальным сведениям, началась очередная «зачистка», жертвами которой стали теперь сподвижники г-на Келимбетова, и поэтому г-н Отемурат был заведомо обречен на отставку, свое скандальное интервью международным изданиям он дал все же в ранге главы «НИК».

Но 13 января на сайте «НИК» появился пресс-релиз, из которого следовало, что решением единственного акционера этого АО, то есть Нацбанка, от 8 января полномочия г-на Отемурата досрочно прекращены. Иначе говоря, Нацбанк попытался дезавуировать интервью г-на Отемурата сугубо бюрократическими методами, так как формально получилось, что к моменту встречи с журналистами он уже не занимал свой пост.

А в кресло руководителя «НИК» вновь вернулся Есжан Биртанов, почему-то избранный 11 января. При этом ни г-н Биртанов, ни Нацбанк не дали каких-либо комментариев по поводу причин увольнения г-на Отемурата и достоверности шокирующих фактов, которые он сообщил зарубежным СМИ. Зато ситуацию прокомментировали «The Wall Street Journal» в статье по этому поводу, а также пользователи социальных сетей.

К примеру, известный финансист Айдан Карибжанов, возглавляющий «Visor Holding», отметил, что в нынешние кризисные времена на фоне крепнущего доллара и падения сырьевых рынков инвестиционный консерватизм уже не кажется близоруким, а инвестиции Национального фонда в американские государственные облигации – бестолковыми и беззубыми.

Он также признал, что в Казахстане сегодня в финансовом секторе нет экспертизы, необходимой для управления большими деньгами, а государственные менеджеры не мотивированы находить оптимальное соотношение между риском и доходом и поэтому занимают сверхконсервативную позицию.

По поводу демарша экс-главы «НИК» г-н Карибжанов заметил, что «столь яркое общение с собственным руководством через WSJ, Bloomberg и FT запоминается, но вряд ли может считаться корректным с точки зрения корпоративной этики».

Дальше – больше. Примерно в те же дни в казахстанских СМИ появились публикации с содержанием интервью г-на Акишева телеканалу «Россия 24», которое в новогодние праздники не успело привлечь к себе особого внимания из-за традиционной суеты и хлопот. Председатель Нацбанка заявил, что международные резервы Казахстана по отношению к ВВП намного выше, чем у России, - соответственно 50% против 30%.

В абсолютном выражении г-н Акишев говорил о сумме более $90 млрд., из которых на конец ноября в Национальном фонде было $63-64 млрд., а у Нацбанка - $28,6 млрд. Такие резервы, по мнению г-на Акишева, позволяют спокойно глядеть в любое будущее. Отсюда логически следовало, что скорбный диагноз г-на Отемурата об истощении денег Национального фонда в ближайшие годы является явным преувеличением.

Но уже на следующий день после публикации пресс-релиза об увольнении г-на Отемурата всех шокировал своим заявлением средний зять главы государства Тимур Кулибаев, миллиардер по версии журнала Forbes. На встрече с дирекцией и членами регионального совета палаты предпринимателей Алматы 14 января, куда он прибыл в качестве председателя президиума НПП «Атамекен», г-н Кулибаев заявил, что Казахстан может лишиться своих международных резервов за три года!

Произойдет это, по его мнению, в том случае, если средства Национального фонда будут тратиться на искусственное поддержание курса казахстанской валюты. Отсюда следовало, во-первых, что Нацбанк по-прежнему продолжает «палить» резервы для защиты курса, а, во-вторых, что на самом деле доллар реально стоит гораздо выше нынешнего уровня в 360 тенге с «хвостиком». Напомним читателям, что эксперты уже прогнозируют достижение долларом рубежа в 400 тенге к концу первого квартала начавшегося года, планки в 500 тенге – к началу следующего года, а 560 тенге – к 2018 году.

Что касается исторического примера «паления» резервов, то можно сослаться на заявление главы государства в августе прошлого года, когда он обвинил Нацбанк в растрате $28 млрд. в 2014-2015 годах из денег Национального фонда на поддержание курса тенге.

Успокаивать шокированную общественность вместе с экспертами и инвесторами взялся министр финансов Бахыт Султанов, выступивший на днях вместе с другими членами правительства на брифинге в СЦК по итогам минувшего года. Он заявил, что «опасений «проедания» и признаков «проедания» Нацфонда сегодня нет.

Есть четкая работающая концепция управления Нацфондом. Есть определенные ограничения и лимиты, которых мы строго придерживаемся». Г-н Султанов пояснил, что за прошлый год в фонд поступило 1,8 трлн. тенге, которые были использованы на гарантированный трансферт в республиканский бюджет. А на реализацию программы «Нурлы жол» пошли деньги за счет целевого трансферта из фонда.

Гигантская сумма в 3,8 трлн. тенге через облигационные заимствования направлена в качестве долгосрочных активов в проекты, реализуемые национальными компаниями по строительству СЭЗ, железных и автомобильных дорог, на подготовку к «ЭКСПО-2017», строительство газохимического проекта в Западно-Казахстанской области. Кроме того, министр отметил, что даже если поступления в Нацфонд снизятся до нуля, то его деньги не будут «проедены» совсем уж быстро.

Со слов г-на Султанова, «перед нами поставлена задача пересмотреть подходы к использованию средств Нацфонда» для сохранения резервов, включая сокращение дефицита бюджета, отказ от так называемого правила «плюс 15%» и изъятие лишь $8 млрд. в качестве гарантированного трансферта.

Считать приходится самим

В общем, оценки состояния и динамики активов Национального фонда получились довольно противоречивыми. Поэтому пришлось вооружиться калькулятором, чтобы выяснить, кто прав в этой дискуссии. Как видно из данных Нацбанка, приведенных в таблице 1, еще в конце второго правления г-на Марченко в Нацбанке происходил довольно быстрый рост денег Национального фонда.

К моменту его отставки и назначения г-на Келимбетова на пост председателя центрального банка 1 октября 2013 года активы этой структуры достигли $66 млрд. 617 млн. Исторический максимум в $77 млрд. 236 млн. был зафиксирован 1 сентября 2014 года, после чего началось снижение его активов. К моменту освобождения г-на Келимбетова с должности и назначения г-на Акишева 2 ноября прошлого года фонд «похудел» по сравнению с максимумом на 17,3% до $63 млрд. 882 млн., а в абсолютном выражении – на $13 млрд. 354 млн.

Так что глава государства был прав, когда потребовал в прошлом году от Нацбанка прекратить «палить» резервы Национального фонда для поддержания курса тенге. С другой стороны, стоит вспомнить и о том, что часть денег фонда «палилась» путем выделения гарантированного и специального трансфертов. К тому же по международным резервам самого центрального банка динамика сложилась иная. Их рост продолжался и после того, как цены на нефть начали быстро снижаться осенью позапрошлого года.

К началу же года минувшего они достигли максимума в $29 млрд. 209 млн., после чего началось их кратковременное снижение, завершившееся в марте. В апреле и мае наблюдалось сокращение резервов, тогда как все лето они вновь увеличивались. На момент смещения г-на Келимбетова с поста председателя Нацбанка его международные резервы составляли $28 млрд. 473 млн. со снижением с начала прошлого года всего лишь на 2,52%, тогда как в 2014 году сложился их рост на 18,18%.

Таблица 1. Международные резервы Национального банка и активы Национального Фонда РК, млн. долларов США (на конец периода)

Источник: Национальный Банк РК.

Более детальная статистика движения средств Национального фонда содержится у их формального владельца – Минфина. Согласно данным на сайте этого министерства (см. таблицу 2), на начало прошлого года в фонде было 16 трлн. 429,3 млрд. тенге.

Отчет о поступлениях и использовании Национального фонда РК на 1 декабря 2015 года

Примечание: * С учетом инвестиционного дохода за 1 полугодие 2015 года, согласно утвержденного отчета Национального банка РК за 2 квартал 2015 год по доверительному управлению Национальным фондом.

Источник: Министерство финансов РК.

Поступления в Национальный фонд за 11 месяцев составили 1 трлн. 710,8 млрд. тенге, основная их часть пришлась на прямые налоги, выплаченные компаниями нефтяного сектора – 1 трлн. 512,4 млрд. тенге. Вторыми по величине поступлений стали инвестиционные доходы от управления фондом в сумме 182,2 млрд. тенге. Использовано же было к 1 декабря 2 трлн. 106,2 млрд. тенге, то есть на 23,1% больше по сравнению с поступлениями.

В результате объем денег Национального фонда на 1 декабря составил 16 трлн. 33,9 млрд. тенге со снижением с начала прошлого года всего на 2,4%. Таким образом, г-н Султанов был прав, когда призывал не беспокоиться за «проедание» средств фонда. Но если учесть, что правительству по финансам очень помогла глубокая девальвация тенге, то получается, что правы и г-да Отемурат и Кулибаев, поскольку в долларовом выражении деньги Национального фонда уменьшаются более быстрыми темпами.

Таким образом, угроза «проедания» денег фонда все же реально существует. Но утверждения о том, что все эти деньги могут быть «проедены» до нуля, на чем настаивают г-да Отемурат и Кулибаев, весьма далеки от истины, так как действующая Концепция формирования и использования средств Национального фонда РК просто не допускает такого варианта развития событий. Напомним, что этот программный документ был утвержден указом главы государства 2 апреля 2010 года за номером 962, то есть спустя год после завершения предыдущего кризиса, когда цены на сырьевые товары также резко упали.

Так что кризисный опыт был учтен в новой схеме управления деньгами фонда для того, чтобы максимизировать сохранность его средств для будущих поколений. Так, был введен фиксированный объем гарантированного трансферта в республиканский бюджет в размере $8 млрд. наряду с установлением неснижаемого остатка денег фонда и отмены ограничений на их максимальный размер. Тогда же было введено правило, согласно которому размер гарантированного трансферта мог увеличиваться или уменьшаться до 15% в диапазоне от $6,8 млрд. до $9,2 млрд.

Концепция содержит запрет на финансирование из Национального фонда других видов расходов - приобретение казахстанских ценных бумаг субъектов государственного, квазигосударственного и частного секторов, покупку пакетов акций, долей участия казахстанских компаний, фондирование банков второго уровня, кредитование юридических и физических лиц, использование активов в качестве обеспечения исполнения обязательств. Исключение составляют только целевые трансферты из фонда в республиканский бюджет на цели, определяемые главой государства.

Для выполнения сберегательной функции Национального фонда устанавливается неснижаемый остаток в размере 30% от прогнозного значения ВВП на конец соответствующего финансового года. Таким образом, даже теоретически фонд не может быть «проеден». К тому же если его средств не будет хватать для осуществления гарантированного и/или целевого трансферта в республиканский бюджет, то размер таких трансфертов будет просто уменьшен на соответствующую величину.

Тогда же было определено, что в целом политика управления активами Национального фонда останется консервативной. В целях предотвращения замещения средств фонда правительственным заимствованием были введены следующие ограничения:

1) ежегодные расходы на обслуживание правительственного долга не должны превышать ежегодный условный фиксированный инвестиционный доход Национального фонда в 4,5%;

2) расходы на обслуживание и погашение этого долга не должны превышать 15% от доходов республиканского бюджета, включая трансферты из Национального фонда.

Казахстан. США > Финансы, банки > camonitor.com, 19 января 2016 > № 1615060 Тулеген Аскаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter