Всего новостей: 2579266, выбрано 3 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Маккейн Джон в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Маккейн Джон в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
США. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 25 октября 2017 > № 2364414 Джон Маккейн

Джон Маккейн: "Я выбираю курдов"

Джон Маккейн | The New York Times

"Столкновения в этом месяце в районе Киркука между элементами иракских сил безопасности и курдскими бойцами глубоко тревожны, особенно из-за давней дружбы США с курдским народом", - пишет сенатор-республиканец от Аризоны Джон Маккейн в колонке для The New York Times. "Эти столкновения, - продолжат политик, - также являются символом более широкой тревожной реальности: помимо наших тактических успехов в борьбе с "Исламским государством"*, у США по-прежнему угрожающе отсутствует всеобъемлющая стратегия по остальному Ближнему Востоку со всеми его сложностями".

"Позвольте мне быть откровенным: если Багдад не может гарантировать курдскому народу в Ираке безопасность, свободу и те возможности, которые он хочет, и если США вынуждены выбирать между поддерживаемыми Ираном боевиками и нашими давними курдскими партнерами, то я выбираю курдов", - пишет Маккейн.

"Столкновения в Киркуке являются симптомом более глубокой проблемы, которую США не в состоянии решить много лет: как внутри стран, так и в их отношениях друг с другом региональный порядок на Ближнем Востоке стремительно рушится, - считает сенатор. - Власть и влияние США там уменьшаются - во многом потому, что за последние восемь лет США ушли из региона. Вызванный этим вакуум заполняется антиамериканскими силами".

"И за всем этим - тень путинской России, которая вновь утверждает себя как региональная влиятельная сила, активно враждебная американским интересам - и совершенно не озабоченная правами человека или жизнью мирных жителей", - пишет политик.

"Если мы продолжим идти как во сне по нашей нынешней траектории, мы можем проснуться в ближайшем будущем и обнаружить, что американское влияние вытеснено из одной из самых важных частей мира, - продолжает Маккейн. - Вот почему американцы должны быть озабочены тем, что происходит на Ближнем Востоке прямо сейчас. Вот почему мы должны оставаться с нашими подлинными друзьями, курдами. И вот почему теперь мы как никогда нуждаемся в стратегии, которая поднимет наши взоры над тактическим уровнем и отделит сиюминутное от истинно важного", - заключает сенатор.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

США. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 25 октября 2017 > № 2364414 Джон Маккейн


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июля 2017 > № 2245008 Джон Маккейн

Интервью сенатора Джона Маккейна телеканалу CBS

CBS, США

Находясь в Европе на саммите «Большой двадцатки», президент Трамп общался с некоторыми обеспокоенными союзниками США и впервые после своего вступления в должность встретился лицом к лицу с президентом России Владимиром Путиным.

В воскресенье в передаче Face the Nation принял участие сенатор-республиканец от штата Аризона, председатель Комитета по вооруженным силам Джон Маккейн. Он обсудил с ведущим проблемные точки и очаги напряженности, привлекающие внимание США, начиная с России и заканчивая Ближним Востоком.

Предлагаем вам текст интервью, вышедшего в эфире передачи Face the Nation 9 июля 2017 года.

Джон Дикерсон: Теперь мы обратимся к сенатору из штата Аризона, председателю Комитета Сената по вооруженным силам Джону Маккейну. Сенатор, мне бы хотелось здесь обсудить все мировые проблемы. Итак, давайте начнем.

Джон Маккейн: Мы могли бы многое обсудить.

— Да, действительно. У нас нет глобуса, но давайте начнем с России. Итак, постпред США при ООН, говоря о последствиях вмешательства России в выборы, сказала: «Не думайте, что на этом все закончилось». И она намекнула, что могут быть последствия. Но президент этим утром опубликовал комментарий в Twitter. И написал он следующее: «Теперь настало время двигаться вперед путем конструктивной работы с русскими». Похоже, эти слова не предполагают никаких последствий.

— Пока интересной особенностью всей этой проблемы является то, что мы знаем, что Россия пыталась повлиять на исход наших выборов в ноябре прошлого года. И у русских не получилось. Но предпринимались очень изощренные попытки сделать это. И за это они пока не понесли никакого наказания. Мы провели через Сенат очень хороший законопроект о санкциях, и у нас также есть другие предложения. Но если говорить о конкретном наказании за их действия, никакого наказания не было. Так что если бы вы были Владимиром Путиным, которого я знаю много лет, то вам бы сошло с рук то, что вы в буквальном смысле пытались изменить исход не только наших выборов. Выборы во Франции. Попытка свергнуть правительство Черногории, прекрасной маленькой страны. Я рекомендую, я выступаю за наказание. Но пока никакого наказания не последовало. Пора двигаться вперед. Да, двигаться вперед пора. Но есть цена, которую следует заплатить, за все надо расплачиваться.

— Почему же? Почему надо расплачиваться?

— Иначе он сочтет, что может делать это и дальше. Безусловно. Нет, разве кто-то сомневается в том, что он намерен поставить под сомнение американское превосходство, подорвать демократию, разрушить принципы свободы и все то, что символизирует Европу и мир после окончания Второй мировой войны? На протяжении 70 лет у нас существует новый мировой порядок. И он теперь подвергается серьезным испытаниям не только в Европе, но и во всем мире.

— Президент заявил, а Белый дом утверждает, что это является значительным достижением, успешным результатом их встречи. Президент опять же написал утром в Twitter: «Мы с Путиным обсудили вопрос создания «непроницаемого» подразделения по кибербезопасности, чтобы бороться с кибератаками и многими другими негативными вещами». Что вы…

— Я уверен, что Владимир Путин мог бы оказать огромную помощь в этой работе, поскольку он занимается хакерскими атаками. На самом деле, послушайте, я поддерживаю этого президента. Я его не поддерживал, так? Но он — президент. Я пытаюсь с ним работать по всем вопросам, где это возможно. По вооруженным силам мы в Комитете в установленном порядке приняли законопроект о санкционировании расходов на оборону, которым, возможно, мы займемся позже. Его поддержали все 27 представителей обеих партий, был проведен всеобъемлющий обмен мнениями. Мы рассмотрели более 200 поправок. Но все напрасно. И вместо этого мы в этом вопросе решаем навязать предложение республиканцев, многие пункты которого требуют 60 голосов. Я не понимаю этого. Что нам нужно делать сейчас? Вернуться к началу. Внести законопроект.

— Вы имеете в виду законопроект о здравоохранении?

— Внести законопроект, провести его, поставить его на голосование, проголосовать по нему. Это установленный порядок. И если игнорировать мнение противника или противоположной стороны, то в конечном итоге получится то же самое, что произошло с реформой Obamacare, когда они протолкнули ее 60-ю голосами. Только знаете что? У нас нет 60 голосов, Джон.

— Так что сейчас происходит со здравоохранением? На следующей неделе все возвращаются к работе.

— Думаю, что моя точка зрения состоит в том, что вероятно, он будет неудачным, но я был — и сейчас могу ошибаться. Я думал, что буду президентом Соединенных Штатов. Но думаю, я боюсь, что он обречен на провал. И тогда мы должны созвать конференцию республиканцев, и поставить вопрос: «Что делать дальше?». Внести законопроект. Сказать демократам: «Вот законопроект». Это не значит, что они не… что они его контролируют. Это означает, что их поправки могут быть рассмотрены. И даже когда они проиграют, они все равно будут участниками процесса. Именно в этом и заключается демократия.

— Позвольте мне вернуться к зарубежным вопросам.

— Разумеется.

— Хочу спросить вас о Сирии. Давайте послушаем то, что госсекретарь Тиллерсон сказал о русских, у которых есть свои интересы в Сирии, и о США. Давайте послушаем госсекретаря.

Рекс Тиллерсон: В общем и целом наши цели совершенно одинаковы. Как мы этих целей добиваемся — на это у каждого из нас своя точка зрения. И вполне возможно, что у них правильный подход, а у нас — неправильный подход.

Джон Дикерсон: У русских правильный подход?

Джон Маккейн: Здесь решить нельзя. Нельзя решить. Это те же люди, которые используют высокоточное оружие, чтобы наносить авиаудары по больницам в Алеппо, где находятся больные и раненые люди. Это просто… вы знаете, я готовил себя морально к выступлению в этой программе. Я сказал себе: «Джон, ты не будешь расстраиваться. Ты не будешь давать волю эмоциям». Но я знаю, кто такие герои, творящие такое добро. И я знаю, что такое массовое убийство. Я знаю, что русским было известно, что Башар Асад собирается применить химическое оружие. И говорить, что у нас, возможно, неправильный подход?

Послушайте, я долго мучился, пытаясь принять решение о том, поддерживать кандидатуру Тиллерсона на посту государственного секретаря или нет. Не то чтобы я не восхищался его успехом и всеми хорошими делами, которые он совершил. Дело в том, что он говорил в прошлом. Он отошел от основных принципов американской демократии. Причина, по которой мы являемся, как обычно говорил Рональд Рейган, «сияющим городом на холме», состоит в том, что на нас равняются, нас уважают за наши принципы и наши убеждения. И за то, что мы защищаем свободу — и пропагандируем свободу. Вот что такое Америка. И дело не в том, что они правы, а мы ошибаемся. Мы знаем, кто…

— Вы жалеете…

— Кто здесь прав и кто неправ.

— Вы жалеете, что проголосовали за Тиллерсона?

— Иногда жалею. Но меня сих пор терзает мысль о том, что американский народ выбрал этого президента. И ему пора бы уже создать свою команду. Когда Барак Обама победил в 2008 году, в 2009 году я голосовал за его команду, потому что, на мой взгляд, американский народ хотел, чтобы у него была эта команда. Но не думайте, что меня это не беспокоило. Очень беспокоило.

— Ну и вопрос в заключение. Совсем недавно вы были в Афганистане. Каково ваше ощущение по поводу происходящего в этой стране?

— У нас нет стратегии. И мы проигрываем. Когда вы не выигрываете, вы проигрываете. И АНА, Афганская национальная армия, несет недопустимые потери. Но мы собираемся разрабатывать новую стратегию. Знаете, они приходят к нам и просят предоставить дополнительные средства, прислать больше войск, просят дополнительных миссий.

Мы не будем этого делать, пока нам не предложат стратегию. Я спрашиваю генерала Мэттиса, которым я восхищаюсь, и генерала Макмастера, которым я тоже восхищаюсь: «Где стратегия? Где стратегия?» Тогда мы сможем проводить какую-то политику. Тогда мы санкционируем финансирование и отправку войск. Предоставление танков и пушек.

И, между прочим, мы все знаем, в чем проблема. Проблема — в Белом доме. Им надо сосредоточиться, выбрать стратегию. И это, кстати, должен сделать президент. И сказать американскому народу: «Мы должны там победить. Не забывайте о терактах 11 сентября. И вот что для этого нам необходимо сделать». К сожалению, Белый дом сейчас в замешательстве, там сплошной хаос. Но я уверен, Соединенные Штаты Америки, самая лучшая и самая сильная страна на земле, сможет это сделать.

— Хорошо. Сенатор Маккейн, большое спасибо за участие в нашей программе.

— Спасибо, Джон.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июля 2017 > № 2245008 Джон Маккейн


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 апреля 2014 > № 1070451 Джон МакКейн

ПОРА ЗАПАДУ НАУЧИТЬСЯ ОБХОДИТЬСЯ БЕЗ РОССИИ (" THE WASHINGTON POST ", США )

Джон МакКейн (John McCain), Джон Баррассо (John Barrasso), Джон Хувен (John Hoeven), Рон Джонсон

Мы недавно посетили Норвегию, Эстонию, Латвию, Литву и Молдову. И наши союзники во всех этих странах хотят увидеть немедленную и более решительную реакцию на аннексию Крыма Россией и ее непрекращающуюся подрывную деятельность на территории Украины. Они, также как и мы, считают, что недавние агрессивные действия со стороны президента России Владимира Путина требуют мощного стратегического ответа США, Европы и НАТО. Все должны понять, что путинская Россия встала на темную сторону. Восстановить эти отношения невозможно. Мы не можем возобновить работу с ней в обычном режиме.

Западные страны возлагали большие надежды на наши отношения с Россией после окончания холодной войны и действовали на основе этих надежд. Мы предоставили России миллиарды долларов, чтобы помочь ей совершить переход от коммунизма к демократии. Мы создали новые механизмы консультирования. Мы расширили торговлю. НАТО следовало своему обещанию не размещать значительный военный потенциал на территории новых членов альянса, несмотря на то, что он продолжал расширяться. Иными словами, Запад хотел интегрировать Россию в надежде получить целостную, свободную и мирную Европу - и мы до сих пор считаем, что такая Европа принесет пользу всем.

К сожалению, надежды на конструктивные отношения с путинской Россией рухнули. Дружелюбно настроенный конкурент превратился в лучшем случае в недружелюбного противника. Путин не откажется от своего стремления властвовать над своими суверенными соседями (он делает это в том числе и для того, чтобы укрепить свой коррумпированный и автократический режим у себя на родине). Возможно, время от времени он подыгрывает западным дипломатам, стремящимся избежать конфликта - об этом свидетельствуют недавние переговоры в Женеве - однако лишь в той мере, которая позволяет ему добиться своих целей, посеять разногласия между США и Европой, выиграть время и подготовиться к следующему шагу. Слабость Запада придает Путину сил. Единственное качество, которое он уважает и которое может изменить его планы, это еще большая сила.

И мы должны выстраивать свою политику именно на этом основании. В краткосрочной перспективе США должны расширить санкции в отношении ведущих российских банков, энергетических компаний и других секторов экономики России - таких как военная промышленность - которые служат инструментами внешней политики Путина. Мы также должны разоблачить вопиющую коррумпированность российских чиновников и перекрыть им, их деловым партнерам и родственникам доступ в западные страны и к их экономикам. Возможно, некоторые наши европейские союзники надеются избежать жестких санкций, однако половинчатые меры не смогут остановить Путина, и их цена со временем будет только расти.

Действия Путина на Украине требуют стратегического ответа. Это вовсе не означает, что мы стоим на пороге новой холодной войны. Однако это требует от нас признания геополитической угрозы со стороны Путина тому порядку, который сложился в Европе после окончания холодной войны, и подготовки к более состязательным отношениям с Россией.

НАТО должно вернуться к своим ключевым обязательствам по сдерживанию и обеспечению коллективной безопасности. А это потребует от альянса перебалансировки его силовых позиций и присутствия. Военный потенциал НАТО необходимо увеличить и равномерно распределить по всей территории государств-членов, обеспечив при этом постоянное и усиленное присутствие в странах Центральной Европы и Балтии. Некоторые шаги в этом направлении уже предпринимаются, и эти шаги должны быть последовательными и решительными.

Чтобы НАТО смогло защитить своих членов, последние должны более активно участвовать в этом процессе. США необходимо отказаться от вредоносной политики сокращения оборонного бюджета. А союзники НАТО должны выполнять свои обязательства и начать тратить на оборону, по крайней мере, 2% своего ВВП как можно скорее.

Более того, нам необходимо выработать трансатлантическую энергетическую стратегию. Европа остается зависимой от российского газа, а объемы добычи американского газа растут гораздо быстрее, чем наши возможности по его продаже (ежедневно только в одной Дакоте нам приходится избавляться - то есть попросту сжигать - от газа стоимостью до 1,5 миллионов долларов, потому что у нас нет возможности его транспортировать или переработать). Нам потребуются годы, чтобы европейский спрос и американское предложение сошлись в одной точке, но начинать нужно уже сейчас. Европейские страны должны вкладывать средства в инфраструктуру, чтобы получать газ из США - Литва уже это делает - и переправлять его всей территории Европы. С нашей стороны администрация Обамы должна снять все ограничения на торговлю сжиженным природным газом и обеспечить его быструю обработку, чтобы частный сектор мог выстроить новые мощности для его транспортировки и хранения. Эти меры помогут ослабить Путина, поддержать наших союзников, укрепить американскую экономику, увеличить доходы федерального бюджета и создать тысячи новых рабочих мест.

Во время нашей поездки по Европе мы неоднократно слышали о том, что Путин одерживает победу в войне идей среди русскоязычного населения бывших советских республик. Пропаганда Путина основана на лжи, тем не менее, она чрезвычайно эффективна, и ее очень трудно опровергнуть. Мы перестали сообщать правду - на русском языке - русскоязычному населению европейских стран. Это необходимо менять, и основным инструментом вовсе не обязательно должна быть привычная общественная дипломатия, осуществляемая государством. Частный сектор может сыграть не менее важную роль.

Наконец, Запад должен предоставить гораздо более существенную дипломатическую, экономическую и военную помощь Украине, Молдове, Грузии и другим европейским странам, которые стремятся стать частью нашего трансатлантического сообщества. Мы должны показать всем этим государствам, что, если они будут соответствовать оправданно высоким стандартам членства, двери НАТО и Евросоюза будут для них открыты, и они смогут самостоятельно принять решение, касающееся их будущей внешней политики.

США и Европа не хотели и не заслужили того, чтобы столкнуться с подобной угрозой со стороны путинской России. Тем не менее, мы должны ей противостоять. Судьба наших общих интересов и ценностей зависит от нашей решимости.

Республиканцы Джон МакКейн, Джон Баррассо, Джон Хувен, Рон Джонсон представляют в Сенате штаты Аризона, Вайоминг, Северная Дакота и Висконсин соответственно.

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 апреля 2014 > № 1070451 Джон МакКейн


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter