Всего новостей: 2574070, выбрано 2 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бабицкий Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмЭкологияСМИ, ИТНедвижимость, строительствоАрмия, полициявсе
Россия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 22 ноября 2017 > № 2399950 Андрей Бабицкий

Обратный эффект: как новый статус в США может пойти на пользу RT

Борьба с популярностью Russia Today в США с помощью придания статусов – это использование микроскопа в качестве молотка, считает известный российский журналист Андрей Бабицкий

Алексей Стефанов

Журналиста Андрея Бабицкого трудно назвать "агентом Кремля". Он 15 лет проработал корреспондентом радио "Свобода", освещал события в Белом доме в 1991-м и 1993 годах, вел репортажи из "горячих точек", прошел обе чеченские войны, причем остро критиковал российские власти из Грозного, был арестован во время антитеррористической операции и обменян на трех пленных российских военных.

Однако в 2014 году Бабицкий поддержал возвращение Крыма в Россию, а за видеорепортаж из Донбасса об эксгумации тел местных жителей, расстрелянных бойцами украинского батальона "Айдар" в селе Новосветловка самопровозглашенной ЛНР, летом 2015 года был уволен из радиостанции "Свобода".

Сейчас Андрей Бабицкий живет в Донецке, где помогал запускать телевизионный канал самопровозглашенной ДНР, и удаленно пишет статьи в различные российские издания. Решение министерства юстиции США, которое внесло RT America в список иностранных агентов по закону от 1938 года, вызвало у Андрея Бабицкого острое возмущение.

Как человека, долгие годы работавшего на радиостанции, финансируемой Конгрессом США, Sputnik попросил его прокомментировать сложившуюся ситуацию.

- Андрей, как вы считаете, для чего все это было сделано?

- На Западе идет открытый и последовательный демонтаж того, что они объявили незыблемыми базовыми ценностями своего общественного устройства демократических институций. Фактическая отмена результатов референдума в Каталонии и покушение на то, что всегда было свято для американцев – на первую поправку к Конституции. Это как раз такой замечательный пример этого демонтажа. В течение последних лет запущены процессы, которые лишают властные элиты и западный истеблишмент возможности управлять собственными странами и обществами. И им приходится восстанавливать какие-то авторитарные элементы в структуре управления, для того чтобы справиться с ситуацией. Я думаю, объяснение кроется в этом.

- А чего американцы добьются или, может, уже добились, внесением RT в список иностранных агентов?

— Мне кажется, это ничего не даст, кроме того, что далеко не всем сотрудникам — американским гражданам, которые являются сотрудниками RT и Sputnik − будет приятно осознавать себя представителями то ли враждебной организации, то ли организации, которая помечена каким-то странным и малоприятным образом. Не будем забывать, что иностранный агент – это традиция конца тридцатых годов, статус нагружен очень плохой политической наследственностью. Поэтому я думаю, что прямых вредоносных последствий нет, но ощущение у людей, которые работают на иностранного агента, должны быть не самыми приятными. Ситуация психологически очень дискомфортная. И, кроме всего прочего, американские власти получили возможность детально знакомиться с бюджетом и тратами RT. Хотя непонятно, для чего им это нужно. Думаю, они и без этого статуса могли отслеживать деятельность RT. Я считаю, что это мера, скорее, психологического воздействия.

- Вы как-то сказали, что это может быть связано со слишком большой популярностью RT.

- Да, конечно. Показатели популярности RT зашкаливают, особенно в YouTube. Мы все это знаем. При том единообразии информационной ситуации в Америке – я неплохо знаю тему, поскольку много лет проработал в американском СМИ — жесткая линия, противодействующая каким-то общим выработанным либеральными элитами мифам, она, конечно, привлекает к себе внимание. Потому что не то, чтобы люди готовы следовать этой концептуальной линии, но им просто интересно знакомиться с альтернативной точкой рения. Они могут поправлять с ее помощью какие-то глухие заблуждения и стереотипы. Я думаю, что борьба с популярностью RT таким образом – это использование микроскопа в качестве молотка.

- И что, теперь люди будут бояться смотреть RT или, наоборот, это привлечет еще больше внимания к телеканалу?

— Бояться не будут. Осадок, конечно, появится не очень хороший – дурная наследственность у этого статуса иностранного агента, конечно, есть. Но вот наши отцы да и мы сами – те, кто успел пожить в советское время, слушали через все "глушилки", вылавливали вражеские радиоголоса, а статус у них тоже был не самый веселый – "вражий голос". Было понятно, что это наш враг, противник, но, тем не менее, весь образованный класс сидел и крутил ручки на своих приемниках. Мне кажется, что американские власти могут добиться похожего эффекта, заставив часть аудитории вылавливать информацию RT, не взирая ни на что.

- А зеркальные меры, которые сейчас применяются в России по отношению к американским СМИ, оправданы?

- Я считаю, что они бессмысленны – нам не стоило идти на это. Все-таки в России сейчас другая ситуация. Наоборот, еще с ельцинских времен это, может быть, единственное достижение: к СМИ относятся очень толерантно. Фактически та информационная свобода, которая установилась в России, сегодня на Западе не имеет примеров, образцов. И мне кажется, нам надо было наплевать на действия американских властей. Или ответить в каком-то ином ключе, не пытаясь ограничивать действия западных медиа. Тем более что "Радио Свобода" и "Голос Америки" имеют столь ничтожные аудитории и настолько маловлиятельны в России, что любые запреты никакого эффекта не дадут. А три остальные СМИ, попавшие под раздачу, включая CNN, российский медиарынок вообще не принимают во внимание, они на нем не работают, он для них никакого значения не имеет. Поэтому я считаю, что ответные меры не слишком разумны.

- Тем не менее бывший кандидат в президенты от республиканцев Джон Маккейн сделал целое заявление на эту тему, сказав, что западные СМИ "добиваются правды, развенчивают ложь и призывают правительства к ответу", а сотрудники телеканала Russia Today являются "пропагандистами, которые дезавуируют правду, распространяют ложь и пытаются подорвать демократические правительства с тем, чтобы продвигать повестку" Путина.

— Маккейну стоило бы, конечно, позаимствовать где-то на стороне немного вменяемости, понять, что не бывает так, что одни средства массовой информации, если они маркированы как российские — это безусловное зло, а другие, имеющие американскую маркировку, служат силам добра. Так не бывает. Но такой вот Маккейн.

Россия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 22 ноября 2017 > № 2399950 Андрей Бабицкий


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 декабря 2011 > № 463067 Андрей Бабицкий

Узнать в лицо

Андрей Бабицкий

Мир без паспорта и паролей ближе, чем кажется

Алессандро Акисти, ученый из Университета Карнеги — Меллона в Питтсбурге, провел недавно эксперимент: взял 35-долларовую вебкамеру и сфотографировал в кампусе 93 студентов. Затем загнал снимки в программу, которая в течение нескольких секунд сравнивала лица с профилями в Facebook и в результате опознала каждого третьего испытуемого. Еще большего успеха исследователь добился, используя выборку одиноких женщин, зарегистрированных на одном из сайтов знакомств. Ему не пришлось даже писать для этого специальный алгоритм: он воспользовался коммерчески доступной программой, которую вскоре после этого купил Google.

Председатель совета директоров Google Эрик Шмидт объяснял недавно, почему его компания перестала заниматься проблемой распознавания лиц. Технология, по его словам, развилась до такой степени, что создателям стало страшно. В переводе на человеческий язык это значит: технология стала работать.

Справедливости ради, работает она еще не настолько хорошо, чтобы оправдать противодействие со стороны защитников частной жизни. Пока что убедительные демонстрации распознавания лиц были проведены только в оранжерейных условиях: с четкими фотографиями, а не движущимися в толпе людьми. И тем не менее даже Facebook уже приходится давать объяснения регуляторам по поводу невинных технологий, которые они применяют, подсказывая людям, кто изображен на их фотографиях.

Бояться прихода Большого брата поздно: он уже здесь. Во-первых, те, кому очень хочется, уже сейчас могут купить программу вроде той, что использовали исследователи из Карнеги — Меллона, и распознавать людей сколько душе угодно. С тем, конечно, ограничением, что пока точность распознавания лиц в толпе неудовлетворительна. Опознать движущегося человека на ходу современные программы не могут. Во-вторых, если для тотальной слежки технология еще не годится, то для потребительских нужд она уже практически готова.

В реальном мире окончательным способом идентификации человека остается его лицо. Ни электронная подпись, ни ручательство двух свидетелей, ни девичья фамилия матери не могут сравниться по эффективности с паспортом или иным документом, «удостоверяющим личность», — то есть с подписанной фотографией.

По мере того как все большая часть человеческой жизни переезжает в сеть, возрастает необходимость в сетевой идентификации. И пароли — далеко не самое удобное средство защитить номера кредитных карточек, историю транзакций в банке и частную переписку. Пароль можно забыть, пароль можно украсть, а с лицом это сделать гораздо сложнее.

Конечно, невозможно полагаться на технологии, которые имеют разрешающую способность заметно меньше 100%. Но от мобильного телефона или компьютера, оснащенного камерой, не требуется опознавать бегущего человека, замотанного в шарф. Ему можно будет предъявить лицо в строго контролируемых условиях — на расстоянии тридцать сантиметров анфас.

Осталось совсем немного, чтобы научить мобильные телефоны узнавать лица людей. И тогда жизнь их хозяев станет удобнее в тысячу раз. Не надо будет вбивать пароли. Не надо будет ставить на устройство пин-код, опасаясь, что трехлетний ребенок купит себе тысячедолларовую игрушку «в один клик». Пароли будут автоматически включаться в тот момент, когда в окошке камеры появится незнакомое лицо, и вычислительному алгоритму не надо будет знакомиться для этого с трудами Чезаре Ломброзо. Наконец, телефон будет автоматически возвращаться к активному состоянию в присутствии хозяина, и тому не придется в который раз вспоминать пароль.

Эти удобства с лихвой компенсируют страх перед слежкой со стороны спецслужб и корпораций. Если они захотят за вами шпионить, они могут просто воспользоваться встроенным GPS.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 декабря 2011 > № 463067 Андрей Бабицкий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter