Всего новостей: 2652691, выбрано 5 за 0.036 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Сигов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Туркмения > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 13 августа 2018 > № 2700372 Юрий Сигов

В туркменском зазеркалье

Чем больше страна закрывается от внешнего мира, тем больше разных небылиц и откровенного вранья о ней распространяется

Юрий Сигов, Вашингтон

Нынешний до безобразия глобализированный мир, кажется, уже не оставил ничего святого, добропорядочного и мало-мальски уважаемого. Все кругом обо всем - и все знают, стоит кому-то где-то и что-то сказать- тут же десяток раз перевранные слова разлетаются по всему свету со скоростью звука. А уж если кому захочется поехать-посмотреть даже самый дальний уголок нашей планеты - так кликни в Интернете на один из сотен сайтов - и будет тебе все на информационном блюдечке с электронной каемочкой.Но вот ведь незадача. Сохраняются на карте нашей планеты по-прежнему всего несколько стран, о которых информации либо вовсе не найдешь никакой, либо вся она - слово от слова натуральное вранье и ложь несусветная. Причем проблема не столько в тех, кто пишет и информирует (якобы) о той или иной стране, никогда там не бывав и понятия ни о чем не имея. Но, как ни странно, подобному положению дел явно способствуют и власти самой такой страны. Потому как чем больше они по жизни «информационно окапываются», тем больше небылиц и стопроцентной лжи об этих государствах сообщается.

В конце 80-х годов мне довелось одним из первых в тогдашнем СССР посетить Южно-Африканскую Республику. Так вот главным посылом приглашения в ту поездку (а тогда у СССР с ЮАР вообще не было никаких отношений) был изложенный мне тогдашним министром иностранных дел страны Питером Ботой. А именно: в ЮАР из-за санкций никто не приезжает, но зато все про нас только и пишут: мы - расисты, убиваем черных, эксплуатируем рабский труд местного населения и так далее. Вот и посмотрите своими глазами - соответствует ли что-то тому, что вы о нас можете сегодня узнать из обычных западных газет и телепередач.

На сегодня же к таким «черным информационным дырам» можно смело отнести примерно с десяток стран, в том числе - одну на постсоветском пространстве и расположенную в Центральной Азии. Поскольку мне в ней доводилось бывать не раз в уже ее независимые времена, то до сих пор поражает полнейшая ахинея и вранье, которую об этой республике распространяют все без исключения мировые СМИ - от российских до американских. Хотя вряд ли кто-то в этом виноват больше, чем само правительство независимого, нейтрального и ни к кому не присоединяющегося Туркменистана.

Да нет там никакого железного занавеса. Просто посторонним тамошние власти не особенно рады

Если сравнить Туркменистан с любой соседней республикой Центральной Азии, то его так называемый внешний имидж на самом деле хуже некуда. Чего только с 1992 года о Туркменистане за время его независимого развития не писалось. И про прошлого президента-самодура, отменявшего балет и оперу, и возводившего золотые памятники себе любимому везде, где только для этого находили подходящее место. И про его сменщика не менее «лестные» пассажи можно встретить чуть ли не в любой, даже самой «демократически» ориентированной газете или журнале что в Европе, что в Америке.

В Туркменистане нет никаких зарубежных корреспондентов, туда не пускают (без особой надобности) журналистов-одиночек, которые, даже просочившись в виде туристов, так или иначе, остаются на туркменской территории под негласным контролем. Само же туркменское руководство совершенно не горит желанием каким-то образом тот имидж, который создан вокруг республики, якобы прячущейся за железным занавесом, менять.

Почему так происходит? Дело в том, что основа государственной политики Туркменистана что при прежнем президенте, что при нынешнем - это привлечение иностранных инвестиций и технологий. Потому как они могут помочь стране (а точнее - ее верхнему руководству) зарабатывать еще больше на продаже за рубежом природных ископаемых, и прежде всего природного газа. Разного же рода «побочные продукты» типа туризма и даже просто обычных поездок тех же бизнесменов из-за границы не просто не приветствуются властями, а по-максимуму пресекаются.

К тому же в Туркменистане все, что связано так или иначе с заграницей и иностранцами как таковыми, находится под полным контролем государства. Выдача паспортов, гражданства, обмен валюты, любые контакты с приезжими в Ашхабаде немцами или китайцами жестко регламентируется для любого туркменского гражданина, включая и вполне с виду лояльных сотрудников госаппарата или спецслужб. Но что тут такого невероятного? Такова система, и никто ее в ближайшее время вроде как менять не намеревается.

Что же касается экономического положения в стране, то здесь опять-таки почти на сто процентов имеющаяся у той же западной и российской прессы по этому поводу информация - это перетертые через сто базарных посиделок слухи. Почему? Потому что толком никто ведь ничего достоверно не знает о реальном состоянии туркменской экономики, ее реальных доходах от контрактов по газу с теми же Китаем и Ираном. И уж тем более никому неведомо по поводу того, сколько и каких денежных знаков вывез сам туркменский президент и его родственники за границу «на крайний случай».

Так вот в этой ситуации любые ссылки на любые (подчеркиваю это слово) западные издания, пишущие о том, что Туркменистан якобы переживает тяжелейший со времени обретения независимости экономический кризис - не более чем высосанная из пальца псевдоинформация. А уж ссылаться при этом на британские и немецкие издания, которые, в свою очередь, цитируют так называемых экспертов, никогда в Туркменистане не бывавших и понятия не имеющих, что там на самом деле происходит - так и вовсе смысла никакого не имеет.

К примеру, те же британские издания таинственно сообщают, что якобы правительство Туркменистана препятствует выезду своих граждан моложе 40 лет за границу. Но это полный бред. Ездят туркмены - что молодые, что постарше (особенно много их сейчас в Турции - самой близкой родственной по языку стране, и в той же Сирии, хотя там и идет война, и в Иордании, и все больше в Азербайджане).

Конечно, Туркменистан мог бы теоретически озолотиться на тех газовых богатствах, которые ему достались от бывшего Советского Союза. И вместо роскошных мраморных дворцов в Ашхабаде обеспечить вполне приличный уровень жизни каждому своему гражданину. Но при чем здесь именно Туркменистан? Точно так же можно говорить и о России, и о Казахстане, и об Азербайджане. Нефть и газ, конечно же, могли бы, но пока не смогли помочь жить лучше всем рядовым гражданам. Но это ведь отнюдь не означает, что Туркменистан по этой причине - самый «такой-сякой» во всей Центральной Азии.

Кто газ покупает, тому и продаем. А от России будем подальше - иначе быстро станем ее регионом

Ни для кого не секрет, что основа независимости любой из постсоветских стран - это как можно дальше «отпочковаться» от России и всего того, что некогда объединяло эти республики в единое государство. И Туркменистан в этом плане - не исключение. Отношений с Россией Ашхабад практически не поддерживает (кроме церемониальных с расшаркиванием визитов то руководства аппарата СНГ, то членов парламентов - как правило, за наградами, щедро раздариваемыми туркменским президентом российской властной верхушке). А то, что не поставляет через Россию свой газ в Европу - так посчитали, что лучше (пусть и менее финансово выгодно) продавать его Китаю.

Китай не планирует каким-то образом политически контролировать Туркменистан. Китайцы сами трубы проложили, да и контракты с Пекином подписаны долгосрочные (да, с определенными финансовыми потерями для Ашхабада, но все лучше, как считают там, чем иметь дело с Москвой или с вечно находящимся под санкциями американцев Ираном).

Богатеет ли туркменская верхушка при таком скрытом от посторонних лиц газовом сотрудничестве с Китаем? Естественно. А что - российские власти от продажи нефти и газа «коллективному Западу» не становятся почти поголовно миллионерами? А в Азербайджане? Подобная ситуация наблюдается ведь везде, где есть избыток природных ресурсов (возьмите те же африканские государства) - и где первые лица прежде всего стремятся накопленные от подобной торговли средства разместить в банках на личных счетах «комфортных для жизни стран» - по типу Германии, Швейцарии, Люксембурга или Великобритании.

Любимое занятие так называемых зарубежных экспертов по Туркменистану -критиковать Ашхабад за высокий уровень коррупции. Интересно только, а у них в странах нет ли чего-то подобного? В том числе - и среди тамошних первых лиц? Полиция, пишут, в Туркменистане сплошь продажная и штрафует всех подряд, чтобы хотя бы как-то «подкормиться». Ну, точно так же себя ведет полиция-милиция в любой постсоветской стране - да и не только там.

Или в той же Америке принят закон, который уже два года запрещает закупку хлопка из Узбекистана и Туркменистана (в списке еще Бангладеш и Мали), мотивируя это тем, что на хлопковых полях этих двух республик используется детский труд. Многочисленные правозащитники засыпают своих конгрессменов письмами-протестами, в которых рассказывается об ужасах полевых работ 10-летних детишек, которые вместо школьных уроков пашут по 12 часов под раскаленным солнцем, убирая «белое золото» с полей.

Ради любопытства поинтересовался: а бывал ли хотя бы один из этих «экспертов-критиков» в Туркменистане? Откуда у них столь детальная «информация», будто там чуть ли не средневековое рабство и принудительный детский труд? И выяснилось, что ни один из них не только не был никогда в республике, но и всю информацию черпают эти люди от туркменских диссидентов, проживающих в Скандинавии. А те им что-то рассказывают, ссылаясь на таинственные телефонные звонки из Ашхабада и Дошогуза от неназванных родственников и знакомых.

Туркменистан ко всем нейтрален. У него нет союзников и друзей, а есть только «добрые соседи»

Еще одна дежурная тема тех, кто пишет о Туркменистане, - это якобы невозможность получить туда визу. И отказать могут в ней без объяснения причин (так точно, правда, поступают и правительства еще как минимум 50 стран мира, но волнует этот вопрос именно тех, кто по каким-то причинам не был допущен в Туркменистан), и ждать ее долго, и стоит она недешево. Ну, так не езжайте туда- чего же столько желающих попасть именно в Туркменистан, куда не пускают, или куда не попасть столь же свободно, как на те же Сейшелы или Маврикий, где визу вообще никто не спрашивает?

Особенно удивляют, если не сказать жестче, рассуждения о том, что происходит в Туркменистане, российских экспертов, которые не только никогда не бывали в Туркменистане, но регулярно пользуются все теми же «западного разлива» слухами о республике, считая себя тем не менее вполне информированными. Опять идут ссылки на анонимных ашхабадцев, которые стоят часами в очередях за хлебом, не имеют возможности отправить детей в школу, потому что все стало очень дорого. И в больницах нет якобы никаких лекарств, что грозит туркменскому народу самой настоящей демографической катастрофой.

Меня, к примеру, весьма умиляет и постоянное муссирование иностранными СМИ стремление президента Туркменистана Г. Бердымухамедова что-то «замутить» вместе с народом, станцевать, спеть, выйти на берег Каспия вместе со своим внуком в национальной одежде. Интересно, а что тут такого «диктаторского» или так уж необычного по сравнению с другими лидерами постсоветских стран? А что делает в этом же «разрезе» президент Белоруссии вместе с сыном? А президент России делал в ходе чемпионата мира по футболу? А что делают все остальные? Так чем туркменский-то президент так уж «возмутителен» в своем подобном поведении?

Я бы не стал так уж огульно критиковать и простой туркменский народ, который якобы от раздражения подобной ситуацией (хлеба вроде как нет, а президент на яхте по волнам Каспийского моря гоняет!) места себе не находит. Раздражены своими властями, по моим наблюдениям, все абсолютно в той или иной степени народы постсоветских стран, а вовсе не только Туркменистана. Другие вопросы: как подобное раздражение властями контролируется, каким образом снимается, и насколько некий средний уровень снабжения и комфорта жизни именно первыми лицами государств обеспечивается для рядовых своих подданных.

При этом почему-то считается, что если Туркменистан наладит отношения с Россией (а почему не с США?), то экономическая ситуация в республике якобы сразу же станет поприличнее. Не думаю, что нынешний туркменский президент пойдет на какое-либо реальное сближение с Москвой, потому как его она просто «проглотит». И при всей своей псевдонезависимости Туркменистан де-факто станет просто еще одним регионом Российской Федерации. Оно Г. Бердымухамедову надо?

В то же время совершенно непонятно - причем никому - ни американцам, ни российским властям- что же делается реально на афганско-туркменской границе? При той полной информационной закупорке, которая существует вокруг любых вопросов, связанных с безопасностью и внешней политикой Туркменистана, понять, насколько на самом деле велика угроза тех же исламистов из Афганистана, просто нельзя. Верить же сообщениям никому неизвестных анонимных источников или тех, «кому кто-то позвонил из Ашхабада» насчет полчищ талибов, уже перешедших туркменскую границу, я бы точно не стал.

Очень сомнительно и то, что будет с двумя газовыми проектами, в которых Туркменистан вроде бы участвует - и в то же время не пойми что с этого может получить (да и получит ли что-то вовсе). Речь идет и о Транскаспийском газопроводе (который ни Иран, ни Россия Ашхабаду на самом деле построить при любой внешней помощи не позволят), и о газопроводе ТАПИ, по которому туркменский газ планируется экспортировать в Индию и Пакистан через территорию вечно воюющего и раздираемого междоусобицами Афганистана.

И уж совсем нелепо выглядят предсказания что западных, что российских «экспертов» насчет якобы подготовленного пути «почетного бегства» Г. Бердымухамедова из Ашхабада, если талибы вторгнутся в Туркменистан, либо сам туркменский народ «сбросит ненавистную тиранию». Подобные прогнозы - натуральная маниловщина тех, кто понятия не имеет, что и как функционирует в республике и насколько первое лицо там «в теме» по всем тем вопросам, где хотя бы минимально могла бы возникнуть угроза и его личным интересам, и его ближайшего окружения.

Поэтому, если называть вещи своими именами, то о том, что на самом деле происходит в Туркменистане, как живет его верхушка и что дальше светит рядовым гражданам, доподлинно неизвестно никому. И уж тем более тем, кто в Туркменистане никогда не был, но числится «экспертом» по этой стране и периодически высказывает о ней свое мнение. Хотя сохранению такого «специфического имиджа» фактически напрямую как раз и содействует само руководство Туркменистана, по-прежнему держащее республику в максимальной информационной заморозке.

Туркмения > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 13 августа 2018 > № 2700372 Юрий Сигов


Иран. Казахстан. Туркмения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология > dn.kz, 4 декабря 2017 > № 2411897 Юрий Сигов

Делят­поделят?

Можно ли провести границу по морю-озеру, которого на всех желающих все-таки явно не хватает?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Много каких проблем самого разного порядка создал в свое время распад СССР. Какие-то по прошествии четверти века более или менее оказались решенными, какие-то привели к настоящим региональным военным конфликтам (и еще приведут к более жестоким и кровопролитным). А какие-то пришлось попросту заморозить - отложить на "потом", думая, что уже новое поколение политиков сможет их разрешить в интересах и самих себя, и подчиненных им народов.

Одной из таких все еще нерешенных и пока явно нерешаемых проблем остается раздел Каспийского моря-озера, который некогда принадлежал всего двум странам. А нынче - не только пяти независимым государствам, но к процессу этому постоянно "подвязывается" еще как минимум с дюжину "посторонних". Которые хотели бы и позиции свои на Каспии и вокруг него укрепить, и если получится- проложить по его дну магистральные трубопроводы по доставке прежде всего энергоресурсов из приграничных с Каспием государств на рынки далеко отсюда географически расположенных покупателей.

Показательно, что дележкой Каспия правительства пяти прибрежных государств вроде бы активно занимались все эти годы, но так ни до чего путного договориться не смогли. Почему? С одной стороны, каждому вновь независимому на Каспии хотелось бы получить для себя побольше, а соседям чтобы досталось поменьше. С другой стороны, есть некие дипломатические переговоры-церемониальные заверения в своем высочайшем к другим почтении. А есть еще и реалии на водной местности. То есть кто сильный- того и песочница. А всем остальным- что останется.

И вот недавно раздались (в который уже раз) заверения из высоких президентских кабинетов, будто каспийская проблема дележки акватории вот-вот может быть решена. То бишь вроде как произошли никому пока неведомые "подвижки" в позициях некоторых стран. А другим "некоторым странам", которых попросту перед этими "подвижками" поставят как уже свершившимися фактами, ничего другого не останется, как согласиться. Но так ли это на самом деле?

Море для всех, только по кусочку каждому, или оставить все, как было?

Так уж сложилось, что море - не суша, и разными пограничными столбами-земельными межами не делится. Если кто на что в водном пространстве претендует, то надо либо военной силой вершки-корешки отмечать (то бишь посылать на охрану своего сектора военные корабли с пушками-ракетами), либо ссылаться на некие международные законы, которые определяют так называемые территориальные воды. А они уже на том или ином расстоянии обрисуют, кому они могут (или должны) принадлежать.

Нечто подобное после распада СССР произошло и на Каспии. Здесь фактически три варианта дележа акватории моря-озера были предложены. Но что показательно - ни один из них так на деле и не заработал. Первый из них - оставить все Каспийское море свободным, независимым и принадлежащим всем, кто вокруг него географически расположен. Идея эта здравая, но она может быть осуществленной в жизни обычных людей, но никак не политиков и управляемых ими государств.

К тому же Каспию "не повезло" тем, что он расположен на стратегическом пересечении возможных магистральных маршрутов для доставки энергоресурсов с одного берега на другой. А далее - к рынкам тех стран, которые в этих самых энергоресурсах "альтернативных российским" нуждаются. Соответственно, дело уже не только в общем пользовании водах моря, но и в том, что под ним можно при развитии современных технологий проложить-построить.

Второй вариант - соблюдение так называемой медианной, срединной линии, которая бы проводилась по морским просторам на равном удалении от берегов всех пяти прибрежных государств. Затея эта довольно мутная, потому как одних оставляет фактически "ни с чем", а других ни с того ни с сего превращает в очень даже богатых и здоровых. Причем и в плане наличия рыбных ресурсов Каспия, и в плане находящихся под его водами залежей энергоресурсов.

Третий вариант - банально поделить море на пять якобы равных частей. Но дело в том, что части эти могут быть равными только на бумаге, но отнюдь не по залежам что морских ресурсов, что энергетических под каспийскими водами. И в этом случае опять-таки одним достанется кусок каспийского "пирога" побольше да послаще, а другим - объедки с барского "дележного стола".

Что же тогда делать? А переговариваться, и пытаться искать какие-то компромиссы. Которых при прежней принадлежности моря-озера двум странам никогда не было. Хозяином на Каспии был СССР, а Ирану кое-что разрешили "по мелочи" держать в южной части моря. Но при этом строго под советским "братским присмотром"(так уж завелось по результатам Второй мировой войны).

Теперь же и Иран на Каспии, что называется, расправил плечи. И голос у Тегерана по каспийским делам более чем прорезался. Еще более весомыми стали претензии трех бывших советских республик - Туркменистана, Казахстана и Азербайджана, которые нынче, согласно международным правилам-законам, точно такие же важные игроки и заинтересованные лица, как та же Россия. При этом, хотя ее мнение вроде бы в каспийских делах весомо, не меньший вес в своих позициях в регионе регулярно демонстрируют все остальные "четверо смелых" на Каспии.

А что же тогда с договоренностями по Каспию? А все еще ничего, но, как говорится, могут быть варианты. Так неожиданно российский и иранский лидеры намекнули, что вроде как договоренности по Каспию могут быть подписаны (кем, на каких условиях?) в "самое ближайшее время". Причем речь шла о том, что якобы "окончательно по Каспию" договорились только первые лица России, Ирана и Азербайджана. Про Казахстан и Туркменистан ничего слышно не было, но, видимо, их попросту поставят перед свершившимся фактом и попросят особо таким соглашениям не препятствовать.

Здесь опять-таки пошли ссылки на якобы каких-то экспертов, которые все это время не покладая рук на компьютерной клавиатуре работали. И осталось там вроде как что-то совсем "немного" согласовать - и дело будет сделано. А поскольку явно туманно(как обычно) эти якобы имеющиеся договоренности прокомментировал и иранский президент Рухани, то все решили, будто Тегеран пошел-таки на какие-то уступки, чтобы только "закрыть окончательно" вопрос дележа каспийских вод. Хотя ничего подобного не было на самом деле, и вряд ли произойдет.

При этом стоит подчеркнуть, что руководство Казахстана и Туркменистана настаивает (кстати, вместе с Азербайджаном) на разделе Каспия именно по срединной линии. То есть на равном удалении от берегов этих государств. Но в этом случае меньше всего (примерно 14%) достается Ирану, а больше всего от такого раздела выиграет как раз Казахстан (30% акватории). Россия получила бы 19%, что ее, как сильнейшую в регионе страну, явно не устроит. И что же тогда дальше делать?

Чем больше и громче сделанных "прорывных" заявлений, тем дальше решение Каспийской "дележной проблемы"

Как известно, разного рода "прорывных" обещаний решить проблему в ближайшее время за прошедшие годы раздавалось немало. Да, можно сказать, что периодически "боевой настрой" первые лица прикаспийских стран действительно посещает. И теоретически вопрос о разделе и правовом статусе Каспия можно было бы давно решить. Но так на самом деле кажется только на первый взгляд.

Прежде всего, этот регион - не только сплошная экономика, но и не менее жесткая геополитика. "Просто так", сев за круглый или квадратный стол лидеры прикаспийских государств ничего по своему желанию сделать не могут. Интересы при этом у всех геополитические в регионе разные, а уж когда все касается экономики, то они и вовсе на деле противоположные. Никто (раз уж Каспий оказался во владении всей пятерки государств) не намерен поступаться своими, прежде всего денежными доходами от подобного процесса дележки каспийской акватории и ее недр.

Помимо этого, даже принятые геополитические решения вроде как всей пятеркой прибрежных государств ровным счетом не снимают вокруг этого региона потенциального напряжения. Потому как Каспий важен и для тех, кто к нему не имеет никакого отношения - а это США, Евросоюз, Турция, Китай и ряд других государств. Да, принято было решение о недопущении военных флотов третьих стран в Каспийское море. То есть решено, скажем, что запрещено открывать условную военную базу на Каспии на территории того же Азербайджана или Казахстана с Туркменистаном американцами. Но можно ведь тем же американцам действовать и по-другому (что они и делают).

Так, американская сторона уже неоднократно предлагала трем странам Каспия создать (естественно, при американском участии) некие "антитеррористические полицейские силы", которые должны защитить якобы прикаспийские коммуникации от таинственных вредителей-террористов из ИГИЛ. Но если с Россией и Ираном у Соединенных Штатов отношения на уровне заклятых врагов, то с оставшейся каспийской тройкой государств - полное взаимопонимание и тесное сотрудничество, в том числе и по военной линии.

И еще. Появились явно умышленные вбросы о том, что якобы Иран свою позицию по разделу Каспия поменял и готов от своих прежних требований вроде бы отказаться. Сначала, кстати, иранцы предлагали совместное экономическое использование Каспия всей прибрежной пятеркой государств. Затем - поделить его на пять равных частей. А сейчас, видимо, Россия так сильно на Тегеран надавила, что тот вроде бы пошел на попятную. Но вряд ли люди, знающие Иран и принципы деятельности руководящей "машины" этого государства, подобное от официального Тегерана могут ожидать.

И решать проблему Каспия вроде надо, но и своими интересами никто поступаться не намерен

Почему-то принято считать, что нерешенность правового статуса Каспия все эти годы наносила ущерб самим прибрежным государствам. А сейчас, когда в регион намерен по-серьезному заявиться Китай со своим глобальным проектом "Шелкового пути", транзитные маршруты через Каспий должны вроде как сами собой быть созданы. Возможны и новые транспортные коридоры, по которым грузы могут отправляться как по направлению Юг-Север (из Ирана через Азербайджан в Россию и далее в Европу), так и Восток-Запад - через Центральную Азию, Иран, Турцию - и далее в те же европейские страны.

В этой связи есть предложение, что каждая из прикаспийских стран может получить какой-то кусок акватории для собственного экономического использования. А вся остальная часть моря-озера может быть использавана всей прикаспийской пятеркой совместно. Таким "национальным куском" акватории может быть, скажем, 20-мильная экономическая зона. Но тут возникает очень много дополнительных проблем, которые просто неизбежны с учетом того, каким геополитическим статусом обладает Россия, и насколько "расправил плечи" в регионе за последние годы Иран.

Россия наверняка при любых каспийских дележках - что по срединной линии, что по прибрежным зонам - останется проигравшей стороной, будучи в то же время сильнейшей в регионе в военном плане. Плюс Каспий (как показали сирийские события) - удобная территория для использования и авиации, и крылатых ракет, которые полетят отсюда в любом направлении без разницы, кто там и как Каспий решится поделить.

Соответственно, "западные партнеры" России, которых сегодня - вагон и маленькая тележка во главе с США, к любому подобному российскому ходу соответствующим образом отнесутся. Аналогичную позицию занимает и Иран, который именно в военном плане может совместно с Россией именно отсюда дать отпор "третьим странам", вводящим и против Москвы, и Тегерана разные санкции и угрожающие им настоящей, а не опереточной войной.

Посему стоило бы учесть и тот факт, что при всех ведущихся переговорах и неоднократных громких заявлениях даже из уст первых лиц прикаспийских государств, по большому счету, ни у кого из них подписывать какую-то окончательную, повязывающую их по рукам и ногам конвенцию с определением правового статуса Каспия, желания нет и не предвидится. Опять-таки с точки зрения чисто государственной прагматики ни Москве, ни Тегерану решить "каспийский вопрос", грубо говоря, на данном этапе явно "не горит".

Плюс учтите, что для той же России Каспий все-таки больше региональная геополитика, нежели критический источник нефти-газа. Аналогичная ситуация и у Ирана - его нефтегазовые месторождения лежат в прибрежных водах Персидского (Арабского) залива. И ему Каспий тоже больше выгоден с точки зрения его политического блокирования тех же возможных трубопроводов из Центральной Азии через Азербайджан и Турцию в направлении Европы.

С другой стороны, раздел по любым линиям и секторам на Каспии выгоден Азербайджану, Казахстану и Туркменистану. Но у них нет ни военной, ни политической мощи тягаться с Россией и Ираном. Соответственно, сами они ничего в регионе не смогут сделать насчет "справедливого раздела Каспия", если в дело не вмешаются "западные партнеры" Тегерана и Москвы. А такое вмешательство вполне реально, если с этими самыми "партнерами" российское руководство будет и дальше продолжать повсеместно заигрывать (Иран в этом плане давно понял, что к чему, и занимает в отношениях с западным миром довольно жесткую позицию).

Да и все больше настоящие специалисты в области энергетики подвергают сомнению такие уж несметные якобы нефтяные и газовые богатства Каспия. Тот же "контракт века" по добыче нефти британской "Бритиш Петролеум", который заключил в свое время Азербайджан, на самом деле приносит существенную прибыль Баку, но в мировом энергетическом раскладе отнюдь не является чем-то гигантским. То же касается и месторождения Кашаган в казахстанском секторе Каспия, разработка которого стоит миллиарды долларов, но не факт, что промышленная добыча нефти там покроет все имеющиеся издержки.

Поэтому существует очень большая вероятность того, что если раздел Каспия когда-нибудь реально и произойдет, то только исходя из политических интересов России и Ирана. А вся экономика моря-озера будет и дальше подчиняться прежде всего большой геополитике. И в том, что касается добычи энергоресурсов в акватории Каспия, и в том, что касается сооружения под ним (если до этого вообще когда-нибудь дойдет) любых трубопроводов - и в любом направлении.

Иран. Казахстан. Туркмения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология > dn.kz, 4 декабря 2017 > № 2411897 Юрий Сигов


Туркмения. Таджикистан. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780198 Юрий Сигов

Вот, новый разворот

Какова судьба новых энергетических проектов, в которые втягивают страны Центральной Азии?

Юрий Сигов, Вашингтон

Как только Советский Союз распался, все без исключения страны Центральной Азии оказались поставлены в весьма непростое положение. С одной стороны, им волей-неволей, но приходилось сохранять тесные связи с Россией. А с другой - все они максимально пытались установить отношения с другими государствами, в том числе - и в сфере энергетики. Началось сооружение многочисленных трубопроводов по доставке нефти и газа в обход некогда единой союзной территории. А там, где соответствующая инфраструктура уже существовала, ее просто разворачивали на юг, запад и восток и по минимуму загружали в северном (российском) направлении.

Коснулось это прежде всего богатых энергетически Казахстана и Туркменистана, чуть позднее - Узбекистана. Таджикистан и Кыргызстан не имеют на своей территории нефти и газа (а то, что есть, самим себе бы оставить, куда уж тут думать об экспорте). Но зато у них есть в достатке главное богатство для всего региона- вода. Поэтому для этих двух республик ключевым стала идея по доставке вырабатываемой электроэнергии на внешние рынки, тем более что в этом энергосырье потребность ничуть не меньше, чем в нефти-газе.

Показательно, что сооружение тем же Казахстаном новых нефтяных трубопроводов в сторону Китая было вызвано реальными экономическими интересами именно этих двух стран. Аналогичная ситуация и с газопроводами из Туркменистана и Узбекистана в китайском направлении. Это было выгодно и нужно именно этим государствам, и вполне естественно, что они решили взаимодействовать напрямую, договариваться, как это лучше сделать, и, что важно - трубы эти успешно уже не первый год работают.

Иная ситуация с теми проектами в области энергетики региона, которые насквозь проникнуты-пропитаны «большой политикой». Здесь экономическая выгода- явление исключительно опосредованное и совсем даже не главное. На первом месте здесь идут внешнеполитические расчеты, навязывание «своего мнения» третьими сторонами. А сами участники подобных проектов оказываются в весьма непростом положении еще до начала инженерных и строительных работ.

ТАПИ-сказка давно сказывается, но пока остается явно не осуществимой

Посмотрим на два проекта, которые нынче «вроде как запустили» в области энергетики и в которых участвуют Туркменистан, Таджикистан и Кыргызстан. Умышленно не буду напоминать о проекте «Набукко», который десятки раз то полностью признавался нерентабельным и финансово неосуществимым (по доставке туркменского газа под дном Каспия через Азербайджан и Турцию на европейские рынки). Как и нет смысла, думаю, говорить нынче о том, что «когда с Ирана снимут санкции», то он станет главным потребителем центральноазиатских энергетических ресурсов- и для себя, и для транзита другим покупателям.

Так вот, речь пойдет о проекте ТАПИ по доставке туркменского газа в Индию и Пакистан через афганскую территорию и проекте еще более мифическом - КАСА-1000, согласно которому уже электроэнергия из Таджикистана и Кыргызстана пойдет опять-таки через Афганистан в Пакистан, а если получится- то и в северные районы Индии.

Прежде всего замечу, что оба проекта- чисто политические, финансовая составляющая и экономические подсчеты выгод здесь делались и делаются исключительно по политическим мотивам, потому что «так надо», а не потому, что это имеет хотя бы какой-то реальный экономический смысл. Так, для осуществления проекта ТАПИ нужно самое главное - нормальная, спокойная обстановка по всей трассе маршрута. И реальная, а не мнимая выгода тому же Туркменистану поставлять газ туда, куда он при нынешней международной конъюнктуре (включая вопросы безопасности) вообще никогда не попадет.

На сегодня Туркменистан продает - и успешно - свой газ в Китай и Иран, причем поставки эти можно постепенно увеличивать, по сути дела, до любых объемов, лишь бы туркмены имели в наличии то, что они хотят своим ближайшим соседям продать. Плюс трубопроводы строят эти сами китайцы и иранцы, проходят они через спокойные и стабильные территории. И никаких внешних угроз (за исключением страшилок о предстоящих военных походах талибов чуть ли не до российского Урала) для этих трубопроводов фактически не существует.

По ТАПИ все по-прежнему остается непонятным, нереальным и настолько политически ангажированным, что ни один трезвомыслящий специалист в подобную затею ни за что не поверит. Начнем с того, что идея ТАПИ - американская, и к четырем странам, которые в проект вовлечены, никакого отношения не имеющая. Для США же выгодно, чтобы Туркменистан торговал своим газом не с Россией, Китаем и Ираном, которых американцы считают своими «почти врагами», а развивал некую транспортную инфраструктуру Афганистана. То, что газ пойдет из Туркменистана в Пакистан и Индию, в Вашингтоне считают «нормальным» и национальным интересам Соединенных Штатов совсем даже не угрожающим.

Афганистан же надо развивать для того, чтобы он побыстрее как-то нормализовал свою жизнь, чтобы оттуда можно было увести оставшиеся войска (не все, а какую-то часть хотя бы), а само афганское правительство перестало жить только за счет внешней помощи и доходов от наркоторговли. Вот только реалии на афганской земле таковы, что никакого ТАПИ через Афганистан не может быть на обозримую перспективу, сколько бы раз президенты стран-участниц проекта ни встречались между собой и сколько бы раз торжественно ни запускали заведомо безнадежный проект.

Именно политический хаос в Афганистане - главное препятствие любому проекту, который будет связан с разворотом центральноазиатской энергетики в сторону южных и западных рынков. По последним оценкам американских разведведомств, власть в Афганистане может смениться уже в этом году, причем «ребята из Талибана» наведут в стране такой «порядок», что вкладывать сейчас деньги в трубы из Туркменистана к афганской границе - натуральное палево больших денег. А посему проект ТАПИ, несмотря на его с помпой обставленный запуск, совершенно нереален к осуществлению в ближайшие несколько лет как минимум.

К тому же проект этот не просто не нужен, но и существенно мешает таким важным игрокам, как Китай, Турция, страны Персидского (Арабского) залива и многим другим. Им меньше всего(пусть и по разным причинам) хотелось бы, чтобы туркменский газ уплывал куда-то не пойми в каком направлении. В то время как имеются уже и трубопроводы, и возможности доставлять его без каких-либо рисков к вполне вменяемым и кредитоспособным клиентам.

Попадут ли энергоресурсы Таджикистана и Кыргызстана в Пакистан?

Другой так же по политическим соображениям разрекламированный проект региона - доставка «избыточной эдектроэнергии» из Таджикистана и Кыргызстана - и вновь через афганскую территорию в Пакистан. Опускаем уже сказанное насчет полнейшей нестабильности в Афганистане и невозможности что-либо там сооружать, инвестировать в инфраструктуру и многое другое. Посмотрим на то, как подобный проект обставлен внешне, и что на самом деле происходит в энергетической сфере что Таджикистана, что Кыргызстана.

Начнем с того, что снабжение этих двух республик электроэнергией (прежде чем думать об экспорте «лишних» киловатт) связано напрямую с сооружением двух крупнейших для региона энергетических объектов - Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане и Рогунской ГЭС в Таджикистане. Так вот, ни той, ни другой ГЭС как не было, так, скорее всего, никогда и не будет.

Внешнего финансирования на эти грандиозные объекты никто не дает, собственных денег на подобные «стройки века» ни у Душанбе, ни у Бишкека не имеется. А если даже кто-то и попытается инвесторов найти, то сразу же в процесс вмешается «большая политика». А точнее - соседние с этими республиками Казахстан и Узбекистан, для которых сооружение подобных гигантских электростанций - реальная угроза нарушения всего энергетического баланса Центральной Азии.

Тот же Рогун таджикам не первый год не дают строить узбеки (методов, как этому помешать много - от блокирования железнодорожного движения на узбекскую территорию со строительной техникой и оборудованием для ГЭС) до прямого политического давления. Своей электроэнергии в Таджикистане очень мало, а ту, что таджики покупают у туркмен и пытаются получить (особенно в зимние месяцы), блокирует Узбекистан. Причем подобное положение дел наблюдается уже десятилетия, и никакой «лишней электроэнергии» в Таджикистане - да тем более для экспорта в Пакистан через Афганистан, нет и в помине.

Та же «энергетическая песня» - и с Кыргызстаном, который избыток своей электроэнергии должен сначала поставить в Таджикистан (даже если на сооружение этих электростанций кто-то и выделит средства), а потом уже через таджикскую территорию все это надо будет тянуть до границы с Афганистаном (про Пакистан вообще речи нет, потому как никто не будет ни цента инвестировать в сооружение линий электропередач по афганской территории).

Замечу попутно, что Кыргызстану самому не хватает энергии для собственных нужд, и требуемое ее количество он покупает в Казахстане. Никто не собирается финансировать и сооружение той же Камбаратинской ГЭС даже «по просьбе американской стороны». А Россия при нынешнем экономическом положении считает, что есть объекты поважнее (к примеру, строительство инфраструктуры к Чемпионату мира по футболу в 2018 году), чем инвестирование в ГЭС, находящуюся на территории другой республики, и которая же будет объектом в своих интересах потом распоряжаться.

«Разворачивать» в регионе надо не энергетику, а политику

И здесь есть смысл обсудить общие принципы попытки «энергетического разворота», которые проповедуют практически все страны Центральной Азии. Безусловно, все они - независимые государства, и исключительно их руководству решать, с кем и в каком формате торговать, в том числе - и имеющимися в наличии энергоресурсами.

В то же время «чистой энергетики» никогда в мире не было и не будет. Трубопроводы, линии электропередач, сооружение крупных гидроэлектростанций - все это делается почти всегда по политическим, а не только экономическим соображениям. А уж нынче я лично не знаю ни одного современного нефте-газопровода, который бы прокладывался или задумывался только потому, что это выгодно какой-то частной энергетической компании, и не включал в себя государственных политических интересов.

Более того - «большая политика» напрямую насилует энергетику. И в том числе - в Центральной Азии. Практически любой новый трубопровод в регионе непременно связан с политикой, причем все меньше региональной, а все больше попадая под мощнейшее давление со стороны «внешних игроков». Которым зачастую вообще дела никакого нет, будет ли толк от той или иной трубы и поможет ли это в каком-то виде местной экономике одной из центральноазиатских стран. А соответственно решения принимаются по тем же проектам ТАПИ или гидроэнергетическим в Таджикистане и Кыргызстане сугубо политические, к реальной экономике никакого отношения не имеющие.

Также стоит учесть, что, по сути дела, за счет большой энергетики весьма прилично живут только две республики региона - Казахстан и Туркменистан (куда и как расходуются получаемые от экспорта энергоносителей средства - отдельный вопрос). Узбекистан сам имеет газовые запасы и часть их экспортирует, но зависим - и весьма существенно-от водных прихотей руководства Кыргызстана и Таджикистана, где формируются водные стоки, попадающие затем в центральноазиатские равнинные районы.

У Таджикистана и Кыргызстана энергетические проблемы-хронические, и только сооружение крупных гидроузлов может как-то решить их. Но смысл в этих объектах был тогда, когда весь регион входил в единое государство. Сейчас же каждый в регионе выживает, как может, и никакой единой энергетической политики в Центральной Азии (как и во многом другом) не просматривается.

Именно поэтому, кстати, реально бессмысленен проект КАСА-1000 по сооружению станций ЛЭП с территории Кыргызстана в Таджикистан. Дело в том, что согласно планам Евразийского союза намечено создать единую энергосистему, которая бы объединила Казахстан, Кыргызстан и Россию. В таком случае надо либо Таджикистан принимать со всей его имеющейся энергетикой в ЕЭС, либо строить новые ЛЭП из Кыргызстана не в сторону Таджикистана, а Казахстана.

Тем самым совершенно очевидно, что любые попытки стран Центральной Азии прокачать какие-то чисто политические проекты с энергетическим содержанием будут либо терпеть заведомый крах, либо не осуществимы в силу как энергетических, так и финансовых проблем. При этом особое место занимает во всех этих планах Афганистан, который почти всегда нынче и Соединенными Штатами, и подконтрольными им международными финансовыми организациями «пристегивается» к государствам Центральной Азии.

Отбросив дипломатические раскланивания, стоит четко понимать, что ничего нормального, стабильного и безопасного Афганистану на обозримую перспективу не светит. Ситуация там крайне опасна, и планировать что-то прокладывать, строить и уж тем более - долгосрочно инвестировать в эту страну пока не имеет ровным счетом никакого смысла.

Логика же вроде бы подталкивает к более тесному сотрудничеству (в том числе энергетическому) самих государств Центральной Азии между собой. Плюс расширение контактов с соседними и желающими того странами - Китаем, Россией и Ираном. Но беда в том, что эти «клиенты» совершенно не устраивают в качестве энергетических партнеров и Соединенные Штаты, и ведущие государства ЕС (плюс Турцию). Так что в Центральной Азии на ближайшие годы можно ожидать усиление именно политического противостояния внешних «партнеров» в борьбе за энергетические ресурсы региона. А значит - практически гарантированно, что все энергетические проекты, которые здесь планируются или осуществляются, будут иметь под собой исключительно политическую подоплеку.

Туркмения. Таджикистан. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780198 Юрий Сигов


Туркмения. США > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 1 февраля 2016 > № 1633610 Юрий Сигов

«Политическая труба»

Кто и зачем собрался «этапировать» туркменский газ?

Юрий Сигов, Вашингтон

Пока ведущие мировые политики в очередной раз продолжают ломать руки и головы в борьбе с таинственной ИГИЛ (или ДАЕШ, как ее в уже -надцатый раз перекрестили на этот раз), а подвластные им экономисты в очередной - и вновь безуспешно - раз пытаются предсказать цену за баррель нефти как минимум на первый квартал нынешнего года, на самой границе постсоветского пространства и так называемой Передней Азии политики вновь вознамерились сотворить «экономическое чудо».

А именно - развернуть еще несуществующие газовые трубы с туркменских месторождений и направить их в сторону очень даже дальнего отсюда зарубежья. Чтобы, значит, в очередной раз что-то там «диверсифицировать», и сделать так, чтобы кому-то и чего-то энергетического поменьше досталось. А другим (если получится) помочь стать исключительно энергетически «более независимыми».

Речь, как вы уже, наверное, догадались, пойдет о проекте, которому лет 15-20 от роду, на который зарились многие и политики «дальнего Запада», и совсем рядом находящейся Передней Азии. А больше всего о нем мечтали те, кто правит в столичном городе Ашхабаде. Потому что так им показалось надежнее будет по жизни - и клиенты появятся новые, и платить вроде как они обещают исправно. Да и сам независимый и нейтральный Туркменистан ничего расходовать на подобную трубу не планирует. Все покроют из своего кармана либо получатели туркменского газа, либо заинтересованные иностранные инвесторы. Которым, кроме как прокладывать трубу из Туркменистана в Индию, больше ничего по жизни вроде как неинтересно.

Но я предлагаю во всей этой энергетической головоломке с элементами очень даже непростой геополитики посмотреть на все происходящее с самой простой точки зрения - элементарной прагматики. Задуматься всем тем, кто всю эту газовую кашу по имени ТАПИ (по первым буквам названия стран, через территории которых данный газопровод должен будет пройти) заваривает. И оценить, чем все-таки занимаются нынешние мировые политики вопреки собственному разуму и элементарной как экономической, так и политической логике.

Америка будет защищать и покрывать строительство ТАПИ? Это кому все подобное приснилось?

Начнем с давно уже навязанного всем окружающим мнения о том, что этот газопровод из Туркменистана в Индию вынашивался исключительно американцами. Они его всячески проталкивали, они под него «подбивали» руководство всей газопроводной ТАПИ-четверки, и они же вроде как должны будут (хотя непонятно, кому и с какой стати?) охранять трассу трубопровода (и от талибов, и от ДАЕШ-ИГИЛ, и всех остальных, кто на нее решит позариться), если до его реальной, а не декларативной прокладки вообще когда-нибудь дойдет дело. Так вот, понятия все эти глубоко ошибочные, высасываемые международными экспертами из пальца, и никакого отношения к реальной ситуации «на местности» не имеющие.

Да, американцы поддерживали идею с ТАПИ все эти годы, поскольку для них перенаправить туркменский газ подальше от российских труб - святое дело. Да, американцы могли бы подбить свои собственные энергетические компании к тому, чтобы в подобный проект так или иначе ввязаться. И, в принципе, Белый дом располагает возможностями сделать так, чтобы находящиеся сейчас в Афганистане войска армии США дружно перекрыли доступ к возможной будущей трассе газопровода с тем, чтобы к нему в случае чего (хотя такой вероятности на практике не существует) не подпустить тех же талибов или «ребят из Арабского халифата».

Но все это - исключительно, и только в теории. Ничего ради осуществления проекта ТАПИ Соединенные Штаты не делали, и делать не будут. Никаких гарантий - и никому насчет безопасности маршрута возможной прокладки трубы они давать не станут, как и не собираются влезать в этот мутный проект со своими инвестициями (а по разным оценкам на прокладку трубы из Туркменистана в Индию потребуется более 10 млрд. долларов). Сколько бы раз «газовая четверка» и ее первые лица ни сжимали в дружеском рукопожатии кулачки, Америка им в этом деле - не партнер, и уж тем более - не защитник от хаоса и возможных, и вполне реальных потрясений.

А посему пафосно сообщать то ли с радостью, то ли по «дружескому заказу» о том, что теперь, дескать, туркменский газ будет «под контролем США». Это полное невежество и незнание, что называется, реалий на местности (причем отнюдь не туркменско-индийской). И хотя американцы выразили свою словесную поддержку странам, пожелавшим работать дальше над проектом ТАПИ, волновать подобный газопровод их будет только с точки зрения нового витка внутреннего напряжения в Афганистане. Потому как именно Соединенные Штаты сохраняют там свои войска, и им меньше всего хотелось, чтобы они в каком-то виде подставляли свои головы под пули что талибов, что исламистов из Арабского халифата.

Показательно еще вот что. Хотя Туркменистан с момента получения независимости все время пытался как можно активнее разыгрывать свои «заграничные карты» прежде всего в энергетическом секторе, американские компании ни прошлый президент республики, ни нынешний на туркменский прежде всего газовый рынок не подпускали (в отличие от того же Казахстана). Почему? Боялись, что, попав в Туркменистан, американцы начнут через свои спецслужбы, а также механизмы неправительственных организаций постепенно подстрекать местную оппозицию, и в конечном счете попросту свергнут существующую туркменскую власть.

Да, бывший правитель Туркменистана С. Ниязов регулярно лечился в Америке, всегда говорил добрые слова о своих американских коллегах, но как стабильно вешал перед американцами «шлагбаум» на въезде в республику, так то же самое продолжает делать и его нынешний сменщик. Турция, Малайзия, Япония, Китай, Италия в крайнем случае - вот их к «большой туркменской энергетике» в республике власти подпускают. А американцам - большой «туркменский газовый привет».

Так что возиться с ТАПИ американцы не будут ни деньгами, ни особой политической поддержкой. Тогда, казалось бы, все в руках прежде всего Индии и Пакистана, которым теоретически туркменский газ совсем даже не помешает, и опять-таки теоретически и Исламабад, и Дели могли бы сделать на него некую ставку. Но так ли это на самом деле, и будут ли ломать копья именно эти государства, если газопровод столкнется (а это произойдет неизбежно) с трудностями по мере попыток начать осуществление процесса его строительства?

Что-то громко пообещать - так такая уж у политиков работа...

А теперь посмотрим на реальные возможности каждой страны, участвующей в ТАПИ, внести свой вклад в проектируемый газопровод ТАПИ. Начнем с «главного поставщика» трубы - Туркменистана. Ничего, кроме самого факта добычи газа со своих месторождений, Ашхабад никому пообещать не может. Денег на прокладку трубы даже до своей границы с Афганистаном туркмены не выделят, а работы по добыче они хотят переложить на плечи японцев и турок. Соответственно никаких реальных рычагов на саму прокладку трубы в Индию у туркменского руководства нет.

Афганистан планируется в проекте ТАПИ использовать в качестве главным образом транзитной территории для газопровода. Какую-то небольшую часть туркменского газа афганцам вроде как хотели бы оставить, вот только не пойми с кого и за что там (если до трубы дойдет дело) можно будет спросить. Ни для кого не секрет, что после вывода основной массы военных стран НАТО из Афганистана в стране существует фактическое двоевластие (а сейчас - даже троевластие с учетом проникновения в целый ряд районов страны боевиков ИГИЛ).

Во многих провинциях (и это признают сами американцы) днем ситуация вроде бы контролируется правительственными силами, а как стемнеет - кругом «рулят» уже талибы. Общая внутриполитическая обстановка в Афганистане остается крайне нестабильной, американцы не выводят оттуда свои оставшиеся 10 тысяч военных именно поэтому. И пока подобное положение дел будет сохраняться, только сумасшедший может инвестировать миллиарды долларов в прокладку трубы, которой не пойми кто будет пользоваться, и не пойми кому тот же туркменский газ в конечном итоге попадет.

У Пакистана в этой ситуации вроде как есть определенный интерес в проекте ТАПИ. Но только - вроде бы. Обещания того же министра обороны Пакистана как-то повлиять на талибов, чтобы те «не наносили ущерба трубам проекта ТАПИ» - от лукавого. Военные в Пакистане не контролируют примерно треть территории своей собственной страны, не говоря уже об их бессилии что-либо сделать в Афганистане, руководство которого как раз и обвиняет пакистанскую сторону и в финансировании и вооружении талибов, и проведении антиафганской политики в целом.

И, наконец, Индия, которой куда выгоднее - по деньгам, и по гарантиям доставки завершить прокладку газовой трубы из Ирана. Деньги на это есть, если с Ирана снимут какие-то технические санкции, то сами же индийские компании проект этот и доведут до ума. То же, кстати, касается и Пакистана, которому с иранцами куда быстрее и дешевле договориться, чем ввязываться в совершенно неопределенное будущее проекта, который никто и никому не в состоянии гарантировать.

Ко всему прочему, не стоит забывать о том, кому ТАПИ совершенно ни к чему. А это Китай, Иран, Турция и Катар - по разным причинам, но всех их меньше всего интересует то, что Туркменистану куда-то надо свой газ «диверсифицировать» по поставкам. Им самим нужен газ из этой республики, и только в их собственном направлении. Есть ли у этих стран шансы помешать осуществлению проекта ТАПИ? Да полным-полно, и они так непременно поступят, если кто-то и что-то начнет по этому газопроводу копать, монтировать - да даже серьезно разрабатывать техническую документацию проекта.

Так в чем же будущее проекта, который никого не устраивает и который никто не будет финансировать?

Что же получается в итоге? Состоявшееся сравнительно недавно торжественное мероприятие с участием руководителей «газовой четверки» ТАПИ на поверку оказывается чисто протокольным и сугубо политическим действом, от которого до практического осуществления проекта - отсутствующие миллиарды долларов инвестиций и полнейшая неопределенность с прокладкой самой трубы. То, что высокие политики пообещали запустить ТАПИ, озвучили сумму, которая нужна для его осуществления, и даже сроки, когда теоретически труба могла бы заработать (в конце 2018 года), к реалиям текущей жизни не имеет никакого отношения.

Ситуация в регионе Передней Азии складывается нынче так, что здесь вообще ничего и никому неясно: кто и кем будет править, кто удержит власть в руках, а у кого ее с помощью «внешних сил» могут и отобрать. Плюс сама «большая энергетика» может выкинуть такой «переднеазиатский кульбит» со всем тем, что нынче делается в Сирии и вокруг нее, что не только ТАПИ - все остальные большие энергетические проекты повиснут, как перезревшая груша на обломанной ветром ветке.

Что-либо гарантировать, обещать, прикидывать - да еще на три года вперед - под силу только большим политикам. Но с них к тому времени мало кто и что спросит. Пока же общая энергетическая картина с участниками ТАПИ складывается таким образом. Туркменистан, пытаясь выйти на новые для себя газовые рынки (да еще за счет финансирования третьих стран), играет в очень опасную игру. Власть в республике может в этом случае очень неслабо раскачаться, а в Ашхабаде к таким толчкам земной коры (в отличие от настоящих землетрясений) не привыкли.

Афганистан и вовсе находится на политическом перепутье, потому как непонятно, насколько серьезно в этом году за правительственную власть возьмутся талибы. Они спокойно могут в течение нескольких дней взять под контроль все крупные города страны, и пока им в этом мешают не правительственные войска президента Гани, а присутствие американцев и войск пары других натовских стран. Как и что будет в республике дальше - не знает даже вездесущий Аллах. Так что трубу по афганской территории могут в таких условиях прокладывать - и тем более проект финансировать только очень уж большие оптимисты (и это мягко говоря).

Индия и Пакистан будут и дальше каждый играть в свои «энергетические игры». Пакистан по-любому будет укреплять отношения с Китаем, и ему выгоднее заручиться газовой поддержкой Ирана (да и Катар там с поставками сжиженного газа не подводит). Для Индии же мистика ТАПИ явно уступает реалиям того же иранского газа, а также разработке своих собственных месторождений на шельфе, в которые и свои, и зарубежные компании готовы вложиться.

Но самое главное - никто на сегодня (да и на завтра) не может просчитать ситуацию вокруг Сирии, и чем она в конечном итоге закончится (если такое вообще в обозримом будущем произойдет). Отношения России и Турции, Ирана и Турции, США и России, суннитов и шиитов во всем этом взрывоопасном регионе - и далее по списку - настолько подвешены и непредсказуемы, что возиться с ТАПИ (даже на уровне обещаний и общих рассуждений), судя по всему, у политиков вообще руки могут не дойти.

А именно подобный разворот событий в этом регионе наиболее вероятен. А соответственно и сам проект ТАПИ, и его осуществление будет столь же нереалистичным и практически неосуществимым, как и многие другие, похожие на него (помните многострадальный газопровод «Набукко»?), энергетические задумки с политическим подтекстом.

Туркмения. США > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 1 февраля 2016 > № 1633610 Юрий Сигов


Туркмения. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 16 марта 2015 > № 1342547 Юрий Сигов

«Туркменская рулетка» Евросоюза

Брюссель вновь начинает окучивать Ашхабад насчет транскаспийского газопровода. Хотя от Туркменистана в этом деле ровным счетом ничего не зависит

Юрий Сигов, Вашингтон

На прошлой неделе региональные СМИ активно освещали визит (один из многочисленных за последние годы) туркменского президента Гурбангулы Бердымухамедова в Турцию. Поскольку он в очередной раз заявил, что его республика готова поставлять газ в Европу, тут же вспомнили о том, что подобный шаг Ашхабада якобы угрожает интересам Китая, Ирана и России и ставит тем самым под вопрос прокладку под Каспием нового газопровода.

Показательно, что подобных «обеспокоенностей» и ожиданий «туркменского прорыва» на европейском направлении было больше десятка только за последние пару лет. «Вот-вот» Ашхабад что-то и куда-то намеревался поставлять, с кем-то и о чем-то «вроде как» договаривался. А посланники Евросоюза и его энергетических органов радостно рапортовали о том, что «каспийский лед» растоплен, и теперь центральноазиатский газ уж точно потечет беспрепятственно в Европу, минуя российскую территорию.

При этом руководство ЕС на самом деле (и вовсе не с момента начала конфликта на Украине, а намного раньше) стремилось найти какие-то обходные альтернативы российскому газу. То,что российский вариант был самым выгодным и надежным, их вовсе не волновало. Нужно было по чисто политическим соображениям обеспечить себе какую-то мифическую «энергетическую безопасность»(которую при желании европейцам можно подорвать по любому из имеющихся и будущих маршрутов). Для чего нужно было первым делом напакостить России - и даже с собственными экономическими потерями попытаться найти «новые подходы» к двум другим каспийским газовым поставщикам – Туркменистану и Азербайджану.

Вариантов в обход России по газу вроде имеется много. Но почему-то ни один из них до сих пор не работает

Символично, что с момента объявления тотального отказа от российских газовых поставок много каких вариантов предлагалось со стороны ЕС для замены «нежелательных поставок с Востока». Вот только до сих пор ни один из них (а таких вариантов было около десятка) до сих пор не удалось не только осуществить, но и даже на минимальном уровне продвинуть к конкретике.

Так, транскаспийского газопровода из Туркменистана к берегам Азербайджана как не было, так и нет (да и, в принципе, при той позиции, которую к этому проекту занимают Россия и Иран, и быть не может). Транспортировка сланцевого газа из США гарантированно нерентабельна, и никто подобный проект не намерен финансировать. Полный «абзац» нынче по поставкам газа из Ливии в Европу- там вообще не пойми кто и чем правит, и гражданская война всех против всех – каждодневные реалии этого разорванного на части внешним вмешательством некогда процветавшего государства.

Также полностью бессмысленны надежды на поставки газа как из Алжира в Европу, так и попытка создать возможность Ираку или отдельно существующему нынче Курдистану начать поставки на европейские газовые рынки через Турцию. И полностью затихли какие бы то ни было разговоры о сланцевой добыче на территории самих европейских государств, включая Польшу, Литву и Украину.

В то же время единственным вариантом для европейского газового снабжения останется транспортировка газа из Азербайджана – то есть трансанатолийский газопровод под названием TANAP. По нему азербайджанский газ с месторождения Шах-Дениз будет поставляться в Евросоюз, а значительная часть газопровода, строительство которого намечается начать в апреле, пройдет по территории Турции. К тому же шесть из шестнадцати миллиардов кубометров, которые планируется перекачивать через трансанатолийскую «трубу» в Европу, Турция будет закупать для своих собственных нужд.

Оставшихся 10 миллиардов кубометров Европе элементарно не хватит ни на что, если она откажется от российских закупок. Поэтому за последние несколько месяцев Брюссель активно пытается «поджимать» Туркменистан, поплевывая и на так и нерешенный статус акватории Каспия, так и на то, что ни Россия, ни Иран не дадут никому и никакой газопровод тащить под дном моря-озера. Что нанесло бы их стратегическим экономическим интересам в регионе немалый ущерб.

Здесь стоит обратить внимание на позицию Турции, которая с момента перекрытия газового вентиля через Украину может стать главным энергораспределителем всего как российского, так и центральноазиатского и каспийского газа. Так, президент Турции Т.Эрдоган уже давал понять, что туркменский газ якобы сможет обеспечить «энергобезопасность Европы».

Главное же то, что турки уже вроде как заручились желанием Ашхабада поучаствовать в проекте ТАНАП, и тем самым присоединиться к трубе, которая идет в направлении Турции для турецкого потребления и поможет однозначно Анкаре продавливать свои политические вопросы в отношениях с Евросоюзом.

Подобная «турецкая комбинация на Каспии» явно не устраивает Пекин, поскольку для наполнения трансанатолийского газопровода планируется использовать не только месторождения на шельфе Каспийского моря, но и газ из восточных районов республики, то есть регион, откуда сейчас поставляется туркменский газ в Китай по долгосрочным контрактам. Да и у Ирана с Россией есть полным-полно возможностей всю эту затею «накрыть медным тазом», если попытки действительно как-то пробить поставки туркменского газа под Каспием будут продолжаться.

Думаю, что здесь бессмысленно обсуждать, что конкретно пообещал туркменский президент во время визита в Турцию своему тамошнему коллеге. Как и непринципиально о каких вообще объемах газа мечтают европейцы и подталкивающие Ашхабад к «рывку через Каспий» их посланники, посещающие за последние месяцы туркменскую столицу.

Проблема для любого газопровода на Каспии состоит прежде всего в том, кто диктует правила игры в регионе и кто обладает реальной, а не словесной мощью как для того, чтобы те или иные трубопроводы были проложены, так и в случае необходимости располагать силами для их защиты.

А ведь может так случиться, что в «газовом походе» на Европу обойдены будут и Турция, и Россия

Нет сейчас, думаю, смысла обсуждать поведение руководства ЕС, которое посчитало, что газовые закупки из России (на которых вся Европа десятилетиями жила) следует прекратить. Как и наивно гадать, какое будущее ждет сегодня проект так называемого «Турецкого потока» по прокладке новых трубопроводов из России в Европу через Турцию (то есть в реалиях российский газ туда все равно ведь попадает, только через другого транзитера, с которым тому же Брюсселю будет куда сложнее по всем вопросам договариваться, чем с Москвой).

Зато есть смысл задуматься над тем, что помимо России и Турции в этом «европейском газовом пасьянсе» на первые роли может выйти совсем иной игрок- Азербайджан. Так, официальный Баку напрямую решил выйти на Болгарию- страну, из-за которой во многом так называемый «Южный поток» был Москвой свернут (понятно, что София никакой политической самостоятельностью не обладает, и ее поведение полностью определяется в других столицах, но именно болгарское руководство своим лакейским поведением «добило» «Южный поток» и превратило его в «Турецкий поток»).

При этом президенты Азербайджана и Болгарии И. Алиев и Б. Борисов обсудили не только, как обойтись без «Южного потока»и нового маршрута для российского газа через территорию Турции, но и как попытаться всерьез возродить уже вроде как давно похороненный проект «Набукко». И подключить к газовым поставкам в Европу Туркменистан.

Помимо этого, Евросоюз рассчитывает заключить договоры с тремя альтернативными России поставщиками газа, среди которых Туркменистан, Азербайджан и Алжир. План Брюсселя состоит также в том, чтобы закончить работы по строительству трансадриатического газопровода к концу 2019 года. Если же это произойдет, то и Россия, и Турция могут быть вообще выведены из «газовой игры» вокруг Старого континента (так по крайней мере думают в Брюсселе и Вашингтоне).

Более того – Евросоюз теперь чуть ли не конкурс объявляет среди всех желающих, кто хотел бы заменить Россию с ее газом на своем рынке. А отсюда и прямой выход руководства ЕС на президентов как Азербайджана, так и Туркменистана. Совместными силами они могут посотрудничать только в реанимации проекта «Набукко», а, значит, этой давно уже существующей только на бумаге и в головах еврочиновников трубе надо придать новый импульс.

И, что показательно, поддержал подобную затею азербайджанский президент И. Алиев, который выразил пожелание «поскорее разморозить» ветки такого трубопровода, который планируется проложить через территорию Болгарии.

Он уточнил, что речь идет о той части, которая начинается с точки завершения другого проекта – TANAP. Но сути дела это не меняет: речь ведь идет о фактически возрождении «Набукко», чего гарантированно ни Россия, ни Иран, сколько бы ЕС ни старался, просто не допустят.

Опасные политические игры, которые вновь «подвесят» безопасность всего Каспийского региона

Безусловно, можно только вновь удивляться попыткам что Азербайджана, что Туркменистана поиграть в энергетическую самостоятельность в регионе, и не принимать всерьез стремление Баку и Ашхабада «подыграть» европейцам относительно налаживания прямых газовых поставок на Старый континент взамен ныне существующим российским. Однако в Брюсселе решили, что независимые газовые поставки взамен России найдены, и теперь только нужно как можно быстрее с ними договориться об их правилах, и главное, кто за все эти гигантские проекты типа «Набукко» будет платить.

Символично, что президент Туркменистана вновь подтвердил европейцам, что, в принципе, имеет возможности наладить газовые поставки из своей страны, и это якобы совершенно не помешает Ашхабаду в выполнении других обязательств (перед тем же Китаем), контракты с которым подписаны на многие годы вперед. Правда, опять разговоры переводятся в плоскость какого-то политического абсурда, потому что в реанимации «Набукко» и ему подобных проектов главное не то, сколько у Туркменистана имеется в наличии газа, а то, дадут ли ему в европейском направлении прокладывать трубопроводы.

То есть теоретически Азербайджан и Туркменистан могли бы заменить российские поставки при условии достаточной пропускной способности и гарантиях наличия необходимых объемов природного газа (которых никто дать не в состоянии, да и сами поставки и Россией, и Ираном могут быть пресечены в любой момент). Ведь если подобный транскаспийский трубопровод все же начнут строить без согласования с Россией, то не исключен элементарно прямой военный конфликт на Каспии при участии не только России, но и Ирана.

Здесь возможен и вариант, при котором Иран сам мог бы подключиться к подобной газовой трубе в сторону Европы, но для этого с него должны снять американские санкции. А для этого Тегеран должен, как известно, прекратить осуществление своей ядерной программы, поменять политический режим и вновь стать полностью лояльным и послушным «клиентом» в регионе для Соединенных Штатов.

Насколько подобное развитие событий вообще реально, судите сами. Скорее всего, американские санкции против Тегерана будут только ужесточены, ядерная программа Тегерана по этой причине может быть форсирована, и военный конфликт может вспыхнуть отнюдь не из-за возрождения идеи с «Набукко», а совсем по другой причине – резкого неприятия иранского «ядерного поведения» как Соединенными Штатами, так и Израилем.

Наивно было бы ожидать и какого-то улучшения отношений между ЕС и Россией по данному вопросу. В Брюсселе не принимается ни одного решения без согласования с США, а там принято «командирское решение» продолжать конфронтацию с Москвой, и уж тем более—полностью перепортить все имеющиеся торгово-экономические отношения Евросоюза и Россией, включая энергетические. Соответственно, и снабжение российским газом Европы для одних – это неслыханное ранее «зло», а для других – принципиальный вопрос не пускать на европейские рынки никого, кто хотел бы туда наладить альтернативные российским газовые поставки.

А здесь уже запахнет не обсуждением заявлений или визитов первых лиц Туркменистана и Азербайджана, а прямым столкновением России (вполне возможно – и с Ираном) и США, при котором европейцам может вообще никакого газа не достаться. Но об этом, похоже, ни в Брюсселе, ни во многих других мировых столицах никто всерьез пока даже не задумываетcя.

Туркмения. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 16 марта 2015 > № 1342547 Юрий Сигов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter