Всего новостей: 2652691, выбрано 2 за 0.035 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Джорбенадзе Ирина в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Джорбенадзе Ирина в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Туркмения > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > rosbalt.ru, 6 июля 2018 > № 2666096 Ирина Джорбенадзе

В туркменские реалии лучше не вникать. Каждый раз восклицаешь: «Не может быть!» И все равно вникаешь, потому что очевидные несуразицы навязанного властью «стиля жизни» все больше выходят за рамки «смешных глупостей». Таких, например, как запрет машин темных цветов — кататься можно только на белых; на вождение женщинами автомобилей; окрас волос в светлые тона и прочее.

Теперь вот возобновилась вяло начатая прежде, но не доведенная до конца борьба со спутниковыми тарелками — она приобретает масштабность и настойчивость. Чем не угодили властям тарелки? На этот счет в туркменских провинциальных городах ведется разъяснительная работа среди наиболее образованных слоев населения — педагогов, медработников и прочих: от них требуют демонтировать эти «чудовищные устройства» и провести соответствующую агитацию среди «прочих», чтобы прекратить доступ к просмотру иностранных телеканалов.

«Собака зарыта» не глубоко: власти не желают, чтобы население получало информацию, альтернативную официальной. Одно дело, когда едва ли не все жители Туркмении ищут пути миграции из страны, возмущаются запретами власти на выезд трудоспособного населения, хотя дома ему никакой работы не предлагают; дефицитом продуктов питания первой необходимости, невозможностью свободно конвертировать валюту; допросами в «компетентных органах» студентов, обучающихся за границей, и так далее. Другое — когда слушаешь и видишь все это по «ящику» — ведь само туркменское телевидение занято исключительно пропагандой «достижений» президента Гурбангулы Бердымухамедова, демонстрацией полных прилавков, счастливых лиц крестьян, роскошных, но пустующих гостиниц, развлекательных центров и спортивных комплексов.

Почему Ашхабад прикрыл «экспорт» гастарбайтеров

За этими «картинками» от местных скрыли историю со взрывом склада боеприпасов в предместье Ашхабада, и о нем стало известно по «проклятой тарелке» — более всего туркмены привержены просмотру российских и турецких телеканалов. Смотрят, в основном, информационные выпуски и сериалы, но и последние должны быть «правильными», не противоречащими традициям туркменов и их «морали». А поскольку не все они соответствуют столь высоким критериям, то и «кина не будет — кинщик не хочет».

Нет, туркменские власти, конечно, не имеют ничего против российских и других «братских» телеканалов, поэтому вместо всеядных тарелок населению предложено смотреть кабельное ТВ — пакет развлекательных российских, турецких и индийских телеканалов. И никакой альтернативной информации! Зато всласть можно наплакаться на долгоиграющих «приличных» мелодрамах.

На днях вот в издании «Хроника Туркменистана» промелькнула реально радостная весть: в республике несколько дней назад частично сняли запрет на конвертацию валюты для бизнесменов — до 3% на счетах. Это сразу отразилось на уровне цен — подешевели дефицитное растительное масло, куры, газированные напитки. Известно, что конвертация валюты для физических лиц вообще запрещена с 2016 года, но бизнесмены могли конвертировать ее строго ограниченно и по специальному запросу, который рассматривается порой в течение года. Это и стало одной из важнейших причин астрономического подорожания и дефицита продуктов в Туркмении.

Как долго продлится столь малая «милость» властей — неизвестно. Издание предполагает, что она связана с днем рождения президента Бердымухамедова. Поэтому не исключено, что валютная поблажка будет носить разовый характер. Между тем запрет на конвертацию и другие «гениальные» начинания туркменских властей привели к тому, что страна, занимающая четвертое место в мире по запасам природного газа, испытывает острый дефицит валюты.

Почему в Ашхабаде «не нужен» пипифакс

Кстати, с 1993 года по конец 2017-го в республике действовали лимиты на бесплатную электроэнергию, потребление газа и водопользование. Но нынешний президент их отменил в силу того, что граждане республики «уже имеют достаточно средств для оплаты коммунальных услуг». Действительности это не соответствует — как отмечалось выше, туркмены находятся в постоянном поиске путей миграции с целью получить за границей хоть какой-то заработок и содержать семьи на родине.

Словом, в «газовом рае» ситуация такая: за последние два с половиной года местная валюта — манат — обесценилась почти на 300%. И если до запрета на обмен иностранной валюты физическими лицами один доллар США стоил на «черном рынке» 7 манат, сейчас за него дают около 30-ти. Бывают и «всплески» в сторону повышения.

Возникает вопрос: а где же газовые доллары? А нигде. Россия сначала сократила импорт, а затем и вовсе отказалась покупать туркменский газ — не сошлись в цене. Иран тоже отказался от закупок, а Китай газ получает преимущественно в счет ранее выданного им кредита. Зато столь дефицитная валюта направляется, причем с завидной регулярностью, на пускание «пыли в глаза» — в виде строительства Олимпийского городка, огромного помпезного аэропорта, различных дворцов, отелей, иной роскоши. Вся она — увы! — пустует. Равно, как отлично оборудованные медицинские центры — своим врачам туркмены, как правило, не доверяют.

Так что народ с большим трудом, но все же валит, в основном в Турцию или на турецкую часть Кипра (визы не нужны), да и туда его стараются не выпускать. Или под страхом различных кар вернуть домой. Между тем народу этому нужна валюта — кто-то учится за рубежом (количество поступающих в республиканские вузы строго ограничено), кто-то лечится. Доллары на содержание студентов и лечение покупают на «черном» рынке и доставляют адресату наличными, через «доверенных лиц». Таким же способом деньги от трудовых мигрантов «капают» их семьям на родине — то есть, в обход банковской системы. И все эти проблемы породила сама «Система» — государственная. В общем, можно считать, что основная часть валюты поступает в Туркмению от трудовых мигрантов, которым чинят всевозможные препятствия для выезда за границу.

В Туркмении теперь нельзя «быть женщиной»

По прибытии из-за бугра их еще и таскают по разным «компетентным» органам с целью получить, например, от студентов, самую разнообразную информацию. В том числе: кто из однокашников с кем общается, о чем говорят, где живут, сколько денег им присылают. И не затесались ли, часом, в молодежной среде «спонсоры» учебы в виде какой-либо иностранной организации. И какова активность обучающихся «за бугром» туркменских студентов в социальных сетях.

В общем, «опросник» не коротенький. А, говоря прямо, место имеет поощрение доносов с посулами получения по возвращении на родину приличной работы и гарантий полной безопасности семьи «интервьюируемого». Разумеется, такое «прессование» тех, кто получает образование за рубежом, можно объяснить радением за безопасность страны, но спецслужбы на то и существуют, чтобы добывать информацию менее открытым путем, используя для этого, так сказать, закрытые «собственные каналы».

Неблагополучно и в туркменской армии. По данным радио «Азаттык» («голос», понятно, «вражеский»), родителям военнослужащих приходится приезжать в воинские части, чтобы накормить своих чад — солдаты страдают от недоедания. По словам родителей, между семьями, снимающими жилье рядом с воинской частью, устанавливается дежурство. За определенную мзду группу солдат опускают на несколько часов — насытиться. Кроме того, существуют такие формы организации питания, как пересылка продуктов или зачисление денег на телефонный счет командира.

Отмечается также, что жалобы на питание в туркменской армии озвучивались неоднократно, однако последние три месяца «меню» солдат состоит из одной только пшенной каши. В общем, «ни кина» вам, ни еды, ни полноценного образования и здравоохранения, не говоря уже об элементарных правах и свободах. Как поставил дело главный «кинщик», так оно и идет.

Ирина Джорбенадзе

Туркмения > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > rosbalt.ru, 6 июля 2018 > № 2666096 Ирина Джорбенадзе


Туркмения > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 мая 2016 > № 1769082 Ирина Джорбенадзе

Новый премьер-министр Турции Бинали Йылдырым, сменивший на этом посту «непослушного» Ахмета Давутоголу, давно уже снискал себе репутацию «тени Эрдогана», к которой теперь добавился новый ярлык — «свадебный генерал». Новый глава правительства, который к тому же стал и председателем правящей Партии справедливости и развития, ранее возглавляемой Давутоглу, не произвел кадровой революции в кабинете министров — последние, в основном, остались на своих местах или поменялись кабинетами.

Турецкие наблюдатели отмечают, что на формирование старо-нового кабинета Йылдырым влиять не мог — этот вопрос полностью решал президент республики Реджеп Тайип Эрдоган, которому трудно было бы найти в своем окружении более управляемую кандидатуру на пост премьера.

Таковой раньше считался Давутоглу, однако он в последнее время не склонен был поддерживать жесткий авторитарный режим в Турции, методы решения курдской и некоторых других проблем. Кроме того, при Давутоглу идея-фикс Эрдогана — трансформация Турции в президентскую республику — вряд ли была бы реализована столь стремительно, как того желает господин Реджеп.

Другое дело Йылдырым — он уже назвал приоритетом нового правительства переход Турции к президентской форме правления. И хоть для этого придется проводить референдум и менять Конституцию, можно не сомневаться, что Эрдоган и послушное ему правительство будут этого добиваться, хотя и столкнутся с серьезным отпором оппонентов. В общем, похоже на то, что пока в Турции все пойдет «по-эрдогановски», включая российско-турецкие отношения, в которых фактор появления нового премьера может сыграть как положительную, так и отрицательную роль. Но опять же — все будет зависеть от Эрдогана.

То есть, если турецкий президент настроен на улучшение отношений с Россией, он может воспользоваться формальной властью нового премьера и попытаться «обтяпать» это дело под прикрытием Йылдырыма. Последний, по данным РИА Новости, заявил, что нормализация российско-турецких отношений является одним из пунктов программы нового правительства Турции. «Правительство будет стремиться к продолжению усилий по нормализации отношений с Россией путем диалога», — сказал он.

Фраза весьма пространная, наводящая на вопрос, чем Анкара сумеет реабилитировать себя как минимум в истории с российским бомбардировщиком Су-24, которую президент России назвал «ударом в спину». Извиняться и каяться Турция вряд ли станет, но она может сменить риторику в отношении России. Однако имея в виду изменчивость и, мягко говоря, вспыльчивость Эрдогана, прогнозировать его настрой в отношении России невозможно. Тем более, что его уже ни в чем не сдерживает Давутоглу. То есть, риторика Анкары может измениться и в худшую сторону или остаться прежней.

С другой стороны, учитывая финансовые, экономические и политические потери, которые понесла Турция из-за испорченных отношений с Россией, Эрдоган через нового премьера может инициировать новый подход к отношениям Москвы и Анкары, взвалив ответственность за их ухудшение на Давутоглу. Напомним, последний имел неосторожность сказать: «Я лично отдал приказ об уничтожении самолета».

Один из путей выхода из кризиса лежит на поверхности — это проект «Турецкий поток», который, что бы там ни говорили «ястребы» в Анкаре, имеет для Турции огромное значение. А это означает, что «свежая струя» в турецком правительстве, то есть новый премьер, может инициировать возобновление переговоров по «Турецкому потоку». Но, отметим, если Турция не изменит своего подхода к сирийской проблеме, никакие переговоры по разным «потокам» ей не помогут: чтобы помириться с Москвой, Анкаре придется в корне пересмотреть свою внешнюю политику. Готов ли к этому «султан Эрдоган», от воли которого зависит в Турции абсолютно все?

Российские политологи весьма скептично смотрят на перспективу потепления отношений между Москвой и Анкарой с приходом в Турции нового премьера. Как сказал интернет-порталу Sputnik (Баку) старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев, «разговоры про то, что Турция хочет нормализовать отношения, это разговоры из серии «кому я должен, всем прощаю». От нового правительства Турции, полагает он, не стоит ждать чего-то кардинального. Тем более, что многие эксперты неоднократно признавали: все конечные решения принимает Эрдоган. «И, видимо, новый премьер просто ближе президенту Турции, он более управляем», — сказал эксперт.

А первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук добавил, что, в принципе, новый премьер Турции не озвучил каких-то сверхновых тезисов — он просто сделал акцент на старых. По его словам, Анкара и до него не заявляла, что готова воевать с Россией. Примерно те же самые пункты были озвучены и в сторону Евросоюза: «Новизна состоит в том, что брюссельские деньги Турции не выделяются, что отражается, в комплексе, на всех ее практических планах, включая взаимоотношения с Россией. Получается, что Анкара не нашла пока в ЕС денег, на которые рассчитывала, и при этом еще потеряла деньги российские (на торговле, туризме и тому подобном)».

Позиция Йылдырыма, по мнению собеседника Sputnik, состоит в том, чтобы выровнять эти потери в экономике, что будет соответствовать и курсу самого Эрдогана, так как на данный момент союз президента и премьера стал еще более тесным.

Политолог также отметил, что Эрдоган через нового премьера посылает Москве еще один сигнал о готовности к возобновлению того или иного формата двустороннего сотрудничества. «Однако сама Москва … позицию не меняла — тем более в том, что связано со сбитым Су-24. Поэтому пока в российско-турецких отношениях ничего не меняется. Одним из важных мотивов заявления Йылдырыма является начало летнего сезона, который, если отношения с РФ останутся на прежнем уровне, снова будет провальным для Турции, по деньгам», — сказал он.

Но, заметим, Эрдоган, несмотря на его непомерные амбиции и воинственность, видится больше загнанным, чем не загнанным в угол, и поэтому есть маленький шанс, что он начнет работу над «исправлением ошибок». В противном случае многоуровневый внутри-и внешнеполитический кризис в Турции закончится весьма плачевно лично для Эрдогана и подконтрольного ему правительства. И тут фигура нового премьера может оказаться весьма кстати: типа, новое правительство начинает работу с «чистого листа». Так что Россия еще может дождаться хоть и не слезных, но все же извинений от Турции.

И тут надо хорошо понимать, что или кто есть Эрдоган, и не обольщаться на его счет. Как точно подметила Le Figaro, «Во внутренней политике Эрдоган поставил на первое место авторитарный президентский режим, хотя на протяжение первого десятилетия этого века прекрасно справлялся со всем и в рамках парламентского. Его самолюбие дошло до того, что его бросил даже Ахмет Давутоглу, один из самых верных соратников, который сначала был его министром иностранных дел, а затем премьером».

Что еще хуже, приводит ИноСМИ мнение французского издания, «турецкий лидер растоптал императив народного согласия и окунулся в ядовитые наслаждения национализма. Новая линия привела его к ненужному разрыву перемирия, которое он сам же заключил с курдами РПК в 2013 году».

Касательно внешней политики, «Эрдогана обуяла гордыня. Он ведет себя, как новый султан суннитского мира. … Эрдоган охвачен ностальгией по временам Османской империи и мечтает о Турции во главе мусульманского мира. Это стремление отразилось на его внешней политике. С 2002 по 2010 год Турция придерживалась курса на отсутствие проблем с соседями, старалась поддерживать хорошие отношения с Сирией, Ираном и Россией. Тем не менее, арабская весна 2011 года лишила Эрдогана всяческого чувства меры, подтолкнув его к авантюристской политике и систематической поддержке исламистов в мусульманских странах, Египте, Тунисе, Ливии и Сирии. Но этот курс обернулся провалом». Как резюмирует французское издание, Эрдоган «проводит самоубийственную внутреннюю и внешнюю политику».

С одной стороны, это может быть на руку Москве. Но с другой стороны, все зависит от степени разрушительности такой политики для России и государств региона. А также от того, кто первым — Россия, Запад или третья сила — сумеет обернуть судьбоносные ошибки Эрдогана в свою пользу.

Ирина Джорбенадзе

Туркмения > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 мая 2016 > № 1769082 Ирина Джорбенадзе


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter