Всего новостей: 2577977, выбрано 19706 за 0.216 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705782 Тимур Ахметов

Турецкий кризис. Может ли падающая лира потянуть за собой Эрдогана

Тимур Ахметов

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Теперь эти времена закончились, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике

Турция ведет войну. Экономическую и обязательно победоносную. С таким заявлением обратился к народу президент Эрдоган на одном из своих многочисленных митингов в провинциальном городе Байбурте. Если верить Эрдогану, турецкая нация обречена на победу в противостоянии со своим давним союзником – США. Цена победы над американским давлением для каждого сознательного турецкого патриота на первый взляд не особенно велика: принести и обменять на турецкие лиры все свои накопления в золоте и долларах. Проправительственные газеты обращаются к примерам национальной истории: турки выстояли в борьбе с империалистами в войне 1923 года – выстоят и сегодня.

Громкие заявления турецких властей, вроде призыва бойкотировать американскую электронику, пользуются определенной популярностью - iPhone все равно слишком дорог для рядового турка. Немало граждан с энтузиазмом подключаются и к другим инициативам правительства: в новостях появляются кадры с очередями перед обменниками – кто-то готов разменять сто долларов, а кто-то и все пятьсот. Некоторые даже жгут долларовые купюры под камеру. Но хватает и тех, кто не верит, что такие действия могут повлиять на курс турецкой лиры, упавший за несколько дней с пяти до почти семь лир за доллар. Многие интересуются, обменяли ли свои доллары крупные компании, годами получавшие от властей налоговые преференции на строительство дорог, аэропортов и прочей инфраструктуры в рамках государственных тендеров.

Поиск предателей, и без того ставший в Турции почти национальным спортом, в последние дни получил еще большее распространение. Опять же необходимо слушать президента, он всегда может указать, кто есть кто. Слова Эрдогана предельно ясны: экономическая ситуация в Турции стабильная, стабильной она и останется, а те, кто распускает слухи о крахе банковской системы, – экономические террористы. В СМИ появилась информация о том, что Управление по борьбе с экономическими преступлениями начало отслеживать людей и организации, распространяющие ложные сведения о финансовой ситуации в стране.

Реакция властей понятна. Стоит панике распространиться, и турецкому правительству будет уже не до айфонов и соцсетей. Учитывая значительный внешний долг, Турция может очень быстро вернуться в подзабытые времена финансовых потрясений девяностых. Отсюда военная риторика, кампании патриотической мобилизации, и даже неизбежный рост цен уже объясняют предпраздничным ажиотажем перед Курбан-байрамом.

Проблемы внешние и внутренние

Старт острой фазе финансового кризиса дали санкции и дополнительные пошлины, которые США ввели против Турции за арест американского пастора Брансона. Поэтому Анкара держит каналы связи с Белым домом открытыми: 13 августа посол Турции в США Сердар Кылыч встретился с советником Трампа по нацбезопасности Джоном Болтоном, а на следующий день поверенный в делах США в Турции смог посетить пастора Брансона, находящегося под домашним арестом.

Но в целом Турция пока не демонстрирует готовности идти на серьезные уступки Вашингтону, а Эрдоган только повышает градус рупорной дипломатии. По мнению турецкого президента, такие действия союзника по НАТО – это удар в спину, а ультимативные требования освободить американского пастора адресованы не той стране: Турция – не банановая республика. Пока Брансон и еще несколько граждан США остаются под арестом, Вашингтон говорит о возможности введения новых антитурецких санкций.

Конфликт Анкары и Вашингтона, скорее всего, будет разгораться и дальше, потому что сейчас не только турецкие власти, но и турецкая оппозиция признают, что, даже если Турция выдаст США сотню пасторов, проблемы в экономике от этого не прекратятся. Шоковый эффект, который решения Трампа произвели на турецкие финансы, оказался возможным лишь потому, что это вывело наружу проблемы, которые давно копились в экономике Турции.

Многолетняя практика бесконтрольных заимствований частного сектора за рубежом при отрицательном торговом балансе делала Турцию все более уязвимой перед колебаниями на мировых рынках.

Ситуацию также усугубляли топорные подходы Эрдогана в вопросах управления экономикой. Так, в мае 2018 года, несмотря на ожидания инвесторов и рекомендации собственных экономических советников, турецкий президент в интервью Bloomberg заявил, что Центральный банк не должен самостоятельно принимать решения по процентной ставке. Уже тогда это заявление стоило лире 8% стоимости.

За эмоциональными речами Эрдогана по-прежнему не просматривается готовности Турции вернуться к более сдержанной и профессиональной экономической политике. Зять президента и по совместительству министр финансов Берат Албайрак в начале недели презентовал среднесрочный план правительства по экономическому развитию. Главные акценты: независимость Центрального банка при определении процентной ставки, решительная борьба с инфляцией, сокращение бюджетных расходов. Но отсутствие в программе конкретных предложений не дало успокоить инвесторов, после презентации министра лира потеряла еще несколько пунктов.

Остановить падение курса лиры мешает и то, что у турецкой экономики не так много источников поступления иностранной валюты. Помимо туристической индустрии, в стране вроде бы есть огромный экспортный сектор, но он сам слишком зависим от импорта. В среднем на производство условных $100 экспорта Турция импортирует сырья и комплектующих на $65. Экономике нужен качественный прорыв в повышении доли турецких компаний в добавленной стоимости экспортируемых товаров. Сейчас доля хай-тека в турецком экспорте составляет примерно 2%.

Тревоги добавляет кризис в сфере жилищного строительства, которое было локомотивом турецкой экономики. Особая любовь Эрдогана к низкой процентной ставке объясняется как раз тем, что при ней банки охотнее раздают кредиты населению. Кредиты, в свою очередь, конвертируются в более высокий уровень потребления, в голоса за власть на выборах и в бум на рынке жилищного строительства. Но теперь с падением лиры строительные компании лишились доступа к дешевому кредитованию, а население стало рассматривать доллары и золото как более привлекательные направления для инвестиций, чем недвижимость. Власти понимают всю опасность возможного краха строительной отрасли и обещают дешевые ипотечные кредиты, чтобы стимулировать людей снова вкладываться в недвижимость, но быстрые результаты тут вряд ли возможны.

Судьба Эрдогана

Главный политический вопрос нынешнего экономического кризиса в Турции – что теперь будет с Эрдоганом? Ведь это именно Эрдоган пользовался в последние два года абсолютной властью. С июля 2016 по апрель 2018 года, пока действовал режим ЧП, введенный после попытки военного переворота, полномочия президента были практически ничем не ограничены. С помощью президентских указов Эрдогану удалось зачистить бюрократию и вооруженные силы от всех, кто показался недостаточно лояльным, вплоть до того, что министром финансов стал президентский зять.

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Люди реально чувствовали рост благосостояния, привыкали к относительной экономической стабильности после финансовых потрясений девяностых. В каждый дом по холодильнику – вот какой была формула успеха Эрдогана. Даже те турки, кому претит социальный консерватизм Эрдогана, часто отдавали ему голоса именно за его достижения в развитии турецкой экономики. Про обратную сторону экономического благополучия – растущие зарубежные долги компаний и банков – старались не вспоминать.

Теперь экономический подъем закончился, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике. Экономический кризис, да еще и поданный как внешний заговор, только сплотит сторонников турецкого президента.

К тому же в Турции не осталось привлекательной оппозиции, которая могла бы предложить убедительную альтернативную программу экономического развития. Оппозиционные политики сейчас боятся особенно критиковать власть, за которой стоят миллионы оптимистично настроенных и наивных граждан. Им совсем не хочется заработать себе клеймо врага народа, которые сегодня так щедро раздают правительственные СМИ.

Острая фаза финансового кризиса не может длиться вечно. Ситуация так или иначе стабилизируется, а турецкое общество постепенно свыкнется с мыслью, что былых темпов роста благосостояния уже не будет. За 15 лет правления Эрдоган преодолел немало кризисов – вносил необходимые поправки в общий курс, но оставался у руля страны. Скорее всего, то же самое произойдет и сейчас. Турки настолько привыкли к своему лидеру, что уже не поверят, что кто-то, кроме Эрдогана, сможет вернуть в страну экономическую стабильность.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705782 Тимур Ахметов


Турция. Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 17 августа 2018 > № 2705672

Haber7 (Турция): важное предложение к Турции, а давайте сделаем это вместе

Haber7, Турция

Турецкая газета Haber7 сообщает о готовности Турции к сотрудничеству с Россией в сфере космических разработок. Директор по международному сотрудничеству «Ростеха» Виктор Кладов сказал: «Мы готовы к сотрудничеству с Турцией при создании и развитии турецкого космического агентства». Вполне возможно, что космическое агентство Турции будет открыто уже в 2018 году. Турецкие читатели призывают осторожнее относиться к таким щедрым обещаниям со стороны России.

Директор по международному сотрудничеству и региональной политике российской государственной оборонно-промышленной компании «Ростех» Виктор Кладов отметил, что компания давно успешно реализует партнерство с Турцией в различных сферах промышленности: «Мы также готовы к сотрудничеству с Турцией при создании и развитии турецкого космического агентства».

Кладов прокомментировал инициативы в направлении создания космического агентства Турции, которое, как сообщил министр промышленности и технологий Мустафа Варанк (Mustafa Varank), будет открыто в 2018 году.

По словам Кладова, «Ростех» активно продолжает работы, связанные с развитием космической промышленности и передовых технологий в области освоения космоса. «Двигатели, производимые компанией и ее филиалами, выводят на орбиту ракеты-носители "Союз", — отметил он. — Мы производим системы жизнеобеспечения летчиков и космонавтов, в частности скафандры, оптическое оборудование, используемое для зондирования земной поверхности со спутников, композитные материалы, выдерживающие сверхвысокие температуры».

Привели примеры содействия другим странам

Вместе с российской государственной компанией по экспорту вооружений «Рособоронэкспорт» создаются и запускаются космические аппараты других стран, обратил внимание Кладов. «В рамках данных работ специалистам из стран-партнеров предоставляется обучение, связанное с анализом данных дистанционного зондирования Земли», — отметил он.

Предлагается также поддержка в других сферах, как это было в случае отправки на Международную космическую станцию первого малазийского космонавта Шейха Музафара Шукора (Şeyh Muzaffer Şükür). «К настоящему моменту Рособоронэкспорт вывел на орбиты более 30 космических аппаратов из 14 стран, в том числе Великобритании, Германии, Италии, Китая, Норвегии и Швеции», — рассказал Кладов.

«Мы готовы помочь Турции»

Кладов, подчеркнув, что компания приветствует шаги, предпринимаемые Турцией в области космической отрасли, отметил: «Между "Ростехом" и турецкими партнерами давно продолжается взаимовыгодное сотрудничество в разных сферах промышленности. Мы приветствуем желание наших турецких партнеров развивать космическую отрасль. Мы уверены в успехе Турции в этой сфере. Россия обладает большим опытом в области развития космической промышленности, и мы открыты к укреплению нашего сотрудничества в этой сфере при создании и развитии космического агентства Турции».

Обратный отсчет до турецкого космического агентства

В этом году с целью усиления позиций Турции в сфере космической промышленности, развития научной инфраструктуры и человеческих ресурсов в области космических технологий, наращивания потенциала и возможностей в космической отрасли ожидается создание космического агентства Турции.

Агентство, которое будет обеспечивать применение на практике основной политики и заданных стратегий в области космических технологий, через структуру, призванную поддерживать национальные и международные связи, будет развивать двустороннее и многостороннее сотрудничество с другими космическими агентствами при реализации прав Турции в рамках ООН.

Государственная корпорация «Ростех», созданная в 2007 году в России для разработки высокотехнологичной промышленной продукции, объединяет в своем составе в том числе такие имеющие инвестиции в Турции компании, как «АвтоВАЗ» и «КамАЗ».

Турция. Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 17 августа 2018 > № 2705672


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 августа 2018 > № 2705700

На заднем плане кризиса — Брансон? Брансон — лишь видимая часть айсберга

Ибрагим Варлы (İbrahim Varlı), Birgün, Турция

В кризисе между Анкарой и Вашингтоном Брансон — видимая часть айсберга. Причина кризиса — расхождения относительно Ближнего Востока и, в частности, Сирии.

Видимой причиной кризиса на оси Анкара — Вашингтон является арест пастора Эндрю Брансона (Andrew Brunson, арестован по подозрению в участии в попытке госпереворота летом 2016 года — прим. ред.). Администрация Эрдогана прилагает особое усердие, чтобы привязать кризис именно к нему. Однако кризис вокруг Брансона — лишь видимая часть айсберга. У атмосферы кризиса, которая долгое время сохраняется в отношениях между двумя странами, есть гораздо более глубокие причины. Если бы дело было в Брансоне, то, как в случае с кризисом с Германией вокруг задержания журналиста Дениза Юджеля (Deniz Yücel), проблема решилась бы за закрытыми дверями, еще до наступления нынешней стадии, и однажды ночью Брансон тоже был бы освобожден. Но дело не в Брансоне!

Тогда что остается на заднем плане происходящего кризиса? Сразу отметим, что основная причина кризиса, который разворачивается между Партией справедливости и развития (ПСР) Турции и США, — региональные разногласия относительно Ближнего Востока и, в частности, Сирии. Как проект США «Большой Ближний Восток» (ББВ), так и неоосманистские мечты вдохновленной этим проектом ПСР рухнули в Сирии. После этого две страны по-разному позиционировали себя во вновь возникшем уравнении в регионе. Расхождения в политике по Сирии, Ирану, Ираку все более отдаляют их друг от друга.

Планы по приобретению ракет С-400 у России, приостановка США поставок истребителей F-35, экстрадиция Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen), ордер на арест бывшего турецкого министра Зафера Чаглаяна (Zafer Çağlayan) по делу турецко-иранского бизнесмена Резы Зарраба (Rıza Sarraf), штраф, выставляемый турецкому банку «Халкбанк» (Halkbank), решение Вашингтона о санкциях в отношении министра внутренних дел Турции Сулеймана Сойлу (Süleyman Soylu) и министра юстиции Турции Абдулхамида Гюля (Abdülhamit Gül), арест сотрудника генконсульства США в Стамбуле Метина Топуза (Metin Topuz) в рамках расследования деятельности FETÖ (террористической организации Фетхуллаха Гюлена) и арест Брансона — в силу всех этих факторов кризис достиг пика.

Сирийский кризис

Главная проблема, которая столкнула США и Турцию лбами и рассорила Эрдогана с администрацией Трампа, — события, происходящие по оси Сирии. На первых порах ПСР и США были не разлей вода в Сирии. Две страны долгое время действовали совместно в направлении смены правящего режима и приведения к власти сторонников «Братьев-мусульман» (запрещена в РФ — прим. ред.). С тех пор как ход войны повернулся в пользу Дамаска, на поверхность стали всплывать проблемы, существующие между США и ПСР. Когда руководство ПСР продолжало настаивать на политике «Асад уйдет, Дамаск будет свергнут», в то время как США подключали планы «А», «Б», «В» применительно к новому дизайну Сирии, интересы сторон столкнулись. Разногласия относительно устройства новой Сирии после войны, которая близка к завершению, очевидным образом создают кризис.

Статус курдов

Еще один из основных камней преткновения — курды. США вслед за крахом проекта по смене режима в Сирии построили особые отношения с курдами. Этот прогрессировавший союз вызвал большое беспокойство Анкары. США, которые взялись создавать посредством курдов новый дизайн в регионе, охватывающем восток и север Сирии, ищут способы через «Демократические силы Сирии» (SDG) легитимировать свое присутствие на востоке от Евфрата. А учитывая, что Анкара решительно выступает против обретения курдами какого-либо политического статуса, объявив эту ситуацию «красной линией», ее пути с США серьезно разошлись. США, очевидно, придают курдам особое значение в новой Сирии, желают и дальше развивать с ними отношения союзничества.

Российский фактор

Администрация Эрдогана, которая изначально шла одной дорогой с США в Сирии, а к концу войны в этой стране разошлась с ними на перепутье, под влиянием обстоятельств, была вынуждена приблизиться к оси Россия — Иран. Тот факт, что Анкара, которая присоединилась к астанинскому процессу и действует совместно с союзом Москва — Тегеран по многим вопросам, приблизилась к этому фронту, вызывает недовольство США, преследующих иные замыслы в регионе. С точки зрения США, которые применяют экономические, политические, военные санкции в отношении России и Ирана и вступают в армрестлинг с этими странами, взаимодействие Турции с ними является проблемой.

Санкции против Ирана

Трамп, изначально взявший на прицел Тегеран, в агрессивной политике в отношении Ирана пытается привлечь на свою сторону и Турцию. Но Анкара не поддерживает уже вступающих в силу санкций. Анкара, у которой заключены соглашения с Ираном во многих сферах, прежде всего в энергетике, выступает за сотрудничество с Тегераном и осознает, что санкции глубоко затронут ее саму. Турция, на которую особенно серьезное воздействие окажет второй этап претворяемых в жизнь санкций, настаивает на своей позиции, предполагая, что вмешательство в Иран ударит и по ней. Администрация Трампа, утверждая, что ядерное соглашение, подписанное с Ираном при Обаме, является бесполезной тратой бумаги, в одностороннем порядке вышла из этой сделки, участниками которой также были Россия, Китай, Франция, Великобритания, Германия, и решила ввести санкции.

Влияние дела Зарраба / «Халкбанка»

Рассматриваемое в США дело заместителя генерального директора «Халкбанка» Мехмета Хакана Атиллы (Mehmet Hakan Atilla) — тоже одна из тем, создающих проблемы в отношениях между двумя странами. Анкара полагает, что это дело превратилось в заговор и используется «с целью атаки на Турцию». В скором времени ожидается объявление размера штрафа, который будет выставлен «Халкбанку». Признание Резы Зарраба, обвиняемого в нарушении антииранских санкций, ордер на арест бывшего министра экономики Турции Зафера Чаглаяна — все это связано непосредственно с блокадой Ирана.

Угрозы из-за С-400, эмбарго на поставку F-35

Еще один вопрос, сыгравший свою роль в эскалации кризиса, — российская система противовоздушной обороны С-400. Турция запрашивала у Америки системы противовоздушной обороны «Пэтриот» (Patriot), но не смогла получить положительного ответа. Тогда Турция из соображений самообороны обратилась за альтернативой к России. Продолжительные переговоры между Россией и Турцией в конечном счете завершились заключением соглашения. Но США, не предоставляя Турции «Пэтриоты», при этом много раз угрожали Анкаре на основании покупки систем С-400. Напряжение, усилившееся на фоне сделки по С-400, отразилось и на поставках истребителей F-35 в Турцию. На днях Трамп, одобрив законопроект об оборонном бюджете США на 2019 год, приостановил передачу самолетов Турции.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 августа 2018 > № 2705700


Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 августа 2018 > № 2705618

Эрдоган ищет новых друзей

Инга Рогг | Neue Zürcher Zeitung

"Спор с Вашингтоном и падение курса лиры является в глазах турецкого правительства не менее чем вражеской атакой. Поэтому в Анкаре тщательно просчитывают, кто в этом конфликте является другом, а кто врагом", - пишет журналистка швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung Инга Рогг.

Во время своего визита в Анкару министр иностранных дел России Сергей Лавров раскритиковал санкции США. Однако, по мнению Тимура Ахметова из Российского совета по международным делам в Анкаре, Москва, хотя и поддерживает Турцию на словах, не готова подкрепить свои слова делом - для этого у Москвы просто нет денег, передает журналистка.

Правда, россияне могли предоставить Турции скидку на природный газ, полагает Ахметов. Поставки из России покрывают более половины потребности Турции, а так как оплачиваются они в долларах, это может сильно ударить по потребителям. Анкара при этом могла бы положить на чашу весов газопровод "Турецкий поток", который позволит России экспортировать природный газ с российского юга в Болгарию и Грецию через Турцию, отметил эксперт в разговоре с изданием.

В заявлении Турции о поиске новых "друзей и союзников" многие наблюдатели видят знак того, что Эрдоган мог бы выйти из НАТО и еще больше повернуться к Москве. Об этом свидетельствует и закупка российских зенитно-ракетных комплексов С-400. Однако "Россия не заинтересована в том, чтобы Турция покидала НАТО", уверен Ахметов. Наоборот, Москва хочет посеять недоверие среди союзников, а это возможно, только если Турция будет являться членом НАТО, считает эксперт.

Во время визита Сергея Лаврова в Анкару речь шла, прежде всего, о конфликте в Сирии и, в первую очередь, об Идлибе, являющемся последним бастионом повстанцев, продолжает Рогг. По мнению Ахметова, все сейчас говорит о том, что на юге Идлиба предстоит военная операция.

Россияне хотят всеми средствами добиться продолжительного эффекта военных побед над повстанцами. Однако нужны деньги для восстановления Сирии. Москва пытается привлечь к этому европейцев, указывая на то, что тогда беженцы могли бы вернуться на родину. Но для этого России нужна и Турция, считает Ахметов. "Россия заинтересована в том, чтобы Турция сохраняла контроль над занятыми ею территориями", - отметил эксперт. Так Анкара будет нести ответственность за политическую ситуацию в регионах и, прежде всего, сможет взять на себя восстановление территорий, передает издание.

Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 августа 2018 > № 2705618


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 августа 2018 > № 2705615

Эрдоган не справляется с дипломатическим и торговым кризисом в отношениях с США

Мари Жего | Le Monde

Турецкий президент и его сторонники погрузились в отрицание реальности, в то время как экономика страны находится под угрозой обрушения. И с недовольным видом объясняют трудности "заговором", пишет Мари Жего, корреспондент французской Le Monde в Стамбуле.

Через сорок дней после своего посвящения в "гиперпрезиденты" с расширенными полномочиями турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган сталкивается с масштабным дипломатическим кризисом с США, который ему явно не по силам и рискует привести его страну к экономическому спаду. Опасный вызов для руководителя, чья популярность была выстроена на обещании экономического процветания, отмечает автор статьи.

Турецкая экономика уязвима, так как зависит от внешнего финансирования, говорится в статье. Кризис в отношениях с США стал для нее сильным ударом. Падение турецкой лиры, устойчивой с начала года, ускорилось сразу после отказа Анкары освободить и отправить домой американского евангелического пастора Эндрю Брансона, который уже 22 месяца находится в заключении в Измире за "шпионаж" и сговор с "террористическими организациями", что сам он отрицает, указывает журналистка.

Американский президент Дональд Трамп и его вице-президент Майк Пенс - принадлежащий к той же религиозной конгрегации, что и пастор Брансон - превратили это юридическое досье в свой главный козырь. И когда трамповские твиты, призывающие к освобождению пастора, "хорошего отца и доброго христианина", не возымели никакого эффекта, Вашингтон достал свою дубину, комментирует Жего.

Было объявлено о довольно символических санкциях против двух турецких министров, а за ними последовало повышение вдвое таможенных пошлин на турецкие сталь и алюминий, ввозимые в США. За несколько дней турецкая лира потеряла 20%, говорится в статье.

С тех пор два союзника по НАТО стали друг другу отвечать ударом на удар. В среду 15 августа Анкара в виде ответа наложила большие таможенные пошлины на ряд американских товаров. А суд, не сбавляя шага, снова отклонил просьбу об освобождении пастора Брансона, передает автор.

До чего готов дойти Эрдоган в своем поединке с американской администрацией? Его возможности ограничены. Пускаться в торговую войну против США, тогда как турецкая экономика полностью зависит от доллара, похоже на самоубийственное решение, полагает Жего.

Поскольку компромисс с Вашингтоном не найден, последуют новые санкции, из-за чего турецкая валюта рискует снова обрушиться, а инвесторы отвернутся еще больше, говорится далее.

Будущие санкции могут напрямую затронуть турецкое руководство. "Неудивительно, если Министерство финансов США примет новые меры в отношении ключевых деятелей, близких к Эрдогану, в рамках глобального списка Магнитского", - поясняет в электронном письме Айкан Эрдемир, ученый из Фонда защиты демократии в Вашингтоне и бывший депутат турецкого парламента.

Перед лицом надвигающейся бури турецкий лидер не видит никакого кризиса, говорится в статье. "Мы регулярно встречаемся с предпринимателями, профсоюзами, никто не говорит, что в экономике плохо идут дела!" - заявил он 11 августа, выступая перед своими сторонниками в Ризе, на северо-востоке Турции.

Сонер Чагаптай, директор программы турецких исследований в Вашингтонском институте ближневосточной политики, автор биографии турецкого президента, считает, что "Эрдоган черпает свою поддержку из экономического процветания, созданию которого он способствовал. Падение валюты в его глазах является особенно тревожным. Он упрямится, взывает к своей электоральной базе, которая убеждена в том, что Турция атакована Западом, внушая идею о том, что за неудавшимся госпереворотом в июле 2016 года стоят США. Эрдоган пытается свалить вину на Вашингтон, мобилизуя националистические чувства для укрепления своей поддержки".

По мнению ученого Айкана Эрдемира, президент "живет в другом измерении уже довольно долгое время". Его склонность к отрицанию реальности является "механизмом психологической защиты". "Он отказывается признавать, что это он развалил национальную экономику из-за своего плохого руководства в интересах "кумовского" капитализма. Ему удобнее говорить, что кризис был срежиссирован "тайными происками", которые он описывает как "лобби процентной ставки". Такая химера вполне вписывается в теорию заговора, к которой он примкнул в молодые годы в рамках исламистского движения", - говорит эксперт.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 августа 2018 > № 2705615


США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 августа 2018 > № 2704898

Глава минфина США Стивен Мнучин заявил о готовности ввести дополнительные санкции против Турции, если американский пастор Эндрю Брансон не будет освобожден, передает Блумберг.

Накануне вице-президент США Майк Пенс предупредил Турцию "не испытывать терпение Трампа" и призвал отпустить на свободу американского пастора Эндрю Брансона.

"Пастор Эндрю Брансон — невинный человек, удерживаемый в Турции. Президент и я продолжим твердо стоять на своем до тех пор, пока пастор Брансон не будет отпущен и не вернется к своей семье, друзьям и церкви в США", — написал Пенс у себя в Twitter.

Представитель Госдепартамента Хизер Науэрт, в свою очередь, отметила, что у США и Турции пока не запланированы встречи для обсуждения судьбы пастора.

"Дипломатические усилия продолжаются. Я уверена, что когда-нибудь в будущем мы будем обсуждать с турецким правительством дело пастора Брансона и других американцев", — добавила она.

Отношения Вашингтона и Анкары в последнее время обострились, в частности, из-за дела американского пастора Эндрю Брансона, задержанного еще в 2016 году турецкими властями. В начале августа Минфин США ввел санкции против главы Минюста Турции Абдулахмита Гюля и главы МВД Сулеймана Сойлу, обвинив их в "серьезных нарушениях прав человека".

Курс турецкой лиры достиг в минувший понедельник исторического минимума более чем в семь лир за доллар после того, как в пятницу президент США Дональд Трамп заявил, что санкционировал повышение вдвое пошлин на алюминий и сталь из Турции — до 20% и 50% соответственно. Инвесторы опасаются, что кризис в Турции может оказать влияние на развивающиеся рынки и банковский сектор Европы. В начале года курс составлял почти 3,7 лиры за доллар.

Во вторник лира отыграла часть потерь. Курс доллара опустился к лире на семь процентов.

Турция в среду резко повысила пошлины на ряд американских товаров. Согласно указу президента страны Тайипа Эрдогана, введены дополнительные пошлины на импортируемые из США листовой табак в размере 60%, на алкоголь 140%, на автомобили до 120%, на косметические изделия до 60%, на рис 50%, на фрукты 20%. Пошлины повышены также на ряд других американских товаров. В соответствии с изменениями, размер ввозных пошлин увеличен вдвое.

США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 августа 2018 > № 2704898


США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 августа 2018 > № 2704851

Приобретет ли кризис в Турции глобальный характер?

Под ударом даже футбол

Турецкая экономика вступила в новую фазу кризиса. Доллар, евро, золото и процентная ставка растут, превышая ожидаемые показатели. Рынок постоянно меняется, появилась паника. Каждый твит президента США Дональда Трампа, касающийся Турции, имеет эффект разорвавшейся бомбы для турецкой экономики. Трамп, давший старт «санкционному» пакету, первый отголосок которого проявился на прошлой неделе, отметил: «В то время как турецкая лира стремительно теряет в цене по отношению к нашему очень сильному доллару, я одобрил удвоение таможенных пошлин на сталь и алюминий! Теперь пошлина на алюминий составит 20%, на сталь — 50%. С Турцией сейчас у нас нехорошие отношения».

Потери на фондовом рынке достигли 10%. Доллар, в котором преимущественно ведутся расчеты во внешней торговле Турции, вырос на 18% и достиг отметки 7,22 турецкой лиры. Евро вырос на 15% и достиг показателя 8 турецких лир. По мнению экспертов, такое падение вызовет увеличение в банках Турции количества валютных кредитов с низким уровнем погашения, что приведет к кредитному кризису. А фирмы, получившие кредиты в иностранной валюте, столкнутся с трудностями в погашении их. Неизвестно, смогут ли погасить свои долги другие предприятия по мере еще большего падения лиры. Ожидания кризиса в экономике, впрочем, не новы, даже выборы были проведены досрочно. Обострившаяся по разным причинам напряженная ситуация между ЕС и США, обрушение правовых гарантий в Турции и ведение неверной экономической политики привели к настоящей ситуации. В течение последних двух-трех лет было понятно, что это произойдет. Правящую турецкую Партию справедливости и развития (ПСР) неоднократно предупреждали как внутри страны, так и за ее пределами. Она не приняла меры.

Между тем дефицит по текущим операциям достиг 8% от национального дохода. Это говорит о следующем: из 100 потраченных нами лир 8 поступает извне, и это непостоянная величина. Правительство не поверило этому. Если послушать разъяснения правительства, то может сложиться впечатление, что весь мир нам должен! В то время, как следует прекратить ссориться с Западом. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Всемирный банк, ЕС выдвигали разумные предложения. С такими же предложениями выступали и кредитные рейтинговые агентства. Их следует, по крайней мере, честно обсудить. Называя их «внешним заговором», мы делаем хуже лишь себе. Одной из основных причин, по которой в Турцию не поступают деньги, является отсутствие закона. То есть инвестор не уверен, сможет ли он вернуть вложенные денежные средства. Необходимо также отказаться от узколобой интерпретации экономической политики, понимая, что высокая процентная ставка ведет к высокой инфляции. Следует признаться в этом перед общественностью, поскольку такая политика абсолютно неэффективна. Если не будут приняты меры, то это приведет к кризису, сравнимому с 2001 годом.

На сегодняшний день внешний долг составляет около 250 миллиардов долларов. Банки не могут получить кредиты, поскольку не могут получить платежи от частного сектора. Через некоторое время иностранные банки, предоставляющие кредиты нашим банкам, не смогут предоставлять кредиты. Тогда банки будут на грани разорения. Если не будут предприняты меры, к сожалению, так и произойдет. В течение последних лет некоторые банки из еврозоны предоставили турецким компаниям кредиты на очень большие суммы. Европейские банкиры начали озвучивать свою обеспокоенность относительно их взаимоотношений с турецким рынком, переживающим кризис. По данным Банка международных расчетов (BIS), турецкие фирмы должны испанским банкам 83,3 миллиарда долларов, французским банкам — 38,4 миллиарда долларов, итальянским банкам — 17 миллиардов долларов.

Банковский сектор Европейской экономической зоны ожидает наступления негативных последствий от экономических потрясений в Турции. Европейские политики также стремятся заранее оценить потенциальные риски. Возможные банкротства в Турции могут ослабить и без того хрупкие банковские системы Южной Европы. Этот вопрос на протяжении долгих лет вызывает обеспокоенность Европейского центрального банка (ЕЦБ). Например, европейцы обеспокоены будущим имеющих активы в Турции испанского BBVA (83,3 миллиона долларов, партнер банка «Гаранти»), французского BNP Paribas (38,4 миллиарда долларов, партнер TEB) и итальянского UniCredit (17 миллиардов долларов, партнер банка «Япы Креди»). «Эффект заражения» ощущается также и во всех растущих странах. Если один инвестор в панике начнет снимать свои деньги, акции инвестиционного фонда из-за потери ликвидности в Турции могут быть сброшены, например, в Польше или на южноафриканском рынке. Следовательно, Турция и эти рынки потянет за собой вниз.

Ввиду того, что на протяжении последних пяти лет законы в стране не соблюдаются и статистика по экономическим показателям завышается, иностранные инвесторы забеспокоились и потихоньку стали покидать страну. В 2014 году их портфели составляли 143,2 миллиарда долларов. По данным на 3 августа 2018 года, они снизились до 70 миллиардов долларов. Турция является одной из немногих стран, имеющих профицит в торговле с США. Несмотря на то, что экспорт в 2017 году составил 8,7 миллиарда долларов, вместе с 12,2 миллиарда долларов импорта дефицит составил 3,5 миллиарда долларов. С экономической точки зрения у Трампа нет причин для гнева. Это чисто политический вопрос. История с пастором Брансоном — лишь внешнее обрамление кризиса. Введение налога на сталь в 50% и алюминий в 20% фактически означает прекращение экспорта в 1 миллиард 400 миллионов долларов и 50 миллионов долларов соответственно. Даже если макроэкономическое влияние и останется ограниченным, «эффект сигнала» от решения Трампа для американских фирм и банков может вызвать более серьезные последствия.

Президент США не позволяет Пакистану, имеющему соглашение с МВФ, погасить свой долг Китаю, используя эти денежные средства. Уж тем более он не пойдет на уступки, от которых полегчает турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, с которым начались ссоры в преддверии ноябрьских выборов в американский конгресс. Напомню, что для принятия решения Советом управляющих МВФ необходимо набрать 85% голосов. Квота США в 16,5% фактически означает «право вето». Нынешний кризис, новые волны которого накатывают постоянно, затронул все отрасли в Турции. Даже футбол, который, можно сказать, в наименьшей степени зависим от кризиса, стал предметом обсуждения в Европе после публикации в газете TheSun информации о клубе «Галатасарай». Вице-президент клуба Абдуррахим Албайрак в одной из телепередач, отметив, что ввиду курса валют возникли значительные сложности в вопросе трансфера, заявил: «Будь проклят тот самый человек в Америке. Эта кара Божья нас погубила. Все клубы будут стараться продать игроков. Мы не можем так просто продать. В свое время за них были отданы очень большие деньги. В такой ситуации мы не можем продать игроков. Дай-то Бог, чтобы все клубы избавились от этой проблемы».

Ариф Асалыоглу

США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 августа 2018 > № 2704851


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 августа 2018 > № 2704847

В Анкаре заговорили о «российско-турецкой империи»

Турция – США: игра на грани фола

Отношения между Анкарой и Вашингтоном не только обостряются, но и, как считает бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якиш, становятся сложнее. На поверхности известные сюжеты. США требуют от Турции освобождения пастора Эндрю Брансона, который обвинен в причастности к неудавшемуся перевороту 15 июля 2016 года и в шпионаже. Анкара в свою очередь предлагает размен Брансона на проживающего в США богослова Фетхуллаха Гюлена. Вашингтон резко повысил пошлины на турецкие алюминий и сталь, что воспринимается в Турции как «акция возмездия», хотя США ведут ныне торговые войны не только с одними турками. Здесь, правда, можно говорить о хронологических совпадениях в развитии описываемых событий, но не причинно-следственной связи.

Но вот затем падает курс турецкой лиры, что подается Анкарой как «финансовая диверсия США», хотя турецкие эксперты ранее говорили о нарастающих кризисных явлениях в турецкой экономике. Однако сейчас хозяйственные и финансовые затруднения правительство Турции связывает исключительно с «санкционным вмешательством» извне, что находит определенную поддержку внутри страны. Так, когда Вашингтон стал вводить новые пошлины на некоторые турецкие товары, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, как пишет американское издание The Wall Street Journal, начал использовать в отношении США тактику бойкота: призвал отказаться от завоза в страну продукции компании Apple и другой бытовой американской электроники, повысил пошлины на импортируемые из США табачные изделия, алкоголь, автомобили, косметические изделия, рис и фрукты. Турция также выбыла из списка крупнейших держателей американского госдолга. Вашингтон официально оценил это как акт непонятного «возмездия» и еще раз напомнил, что «введение пошлин США на сталь и алюминий в отношении Анкары не было связано с ситуацией вокруг пастора Брансона».

Параллельно развивается еще одна острая сюжетная линия, в которой Турция использует российский фактор в нынешнем противостоянии США. Когда Анкара не приняла требование американцев отказаться от закупок российского зенитного ракетного комплекса С-400, палаты Конгресса США приняли параллельные поправки к закону о национальной обороне, запрещающие поставку в Турцию истребителей F-35. Наконец, нельзя обойти вниманием появившийся недавно в турецком издании Yeni Mesaj список требований США к Турции, которые якобы лежат или лежали на столе тайных переговоров между Анкарой и Вашингтоном. Он выглядит так:

Первое. Освободить пастора Брансона и еще 20 человек, арестованных по делу о государственном перевороте в июле 2016 года.

Второе. Присоединиться к широким санкциям против Ирана.

Третье. Отказаться от покупки С-400 у России.

Четвертое. Пересмотреть политику в отношении признания Иерусалима столицей Израиля.

Пятое. Отказаться от поисков углеводородных ресурсов вокруг Кипра.

Шестое. Отказаться от требования выдать Гюлена.

Таким образом очевидно, что нынешний кризис в отношениях между Анкарой и Вашингтоном является многослойным, что делает его уникальным за всю новейшую историю Турции. Ведь в нем сложно обозначить первоначальную завязку, сложно предсказать возможную развязку, хотя легко фиксировать повороты и постоянные и предполагаемые драматические перипетии в турецко-американских отношениях. Ясно, что обе страны утеряли прежнее политическое доверие, обозначили взаимные сомнения, связанные с разностью интересов прежде всего на Ближнем Востоке. Выйти из такой ситуации Вашингтону и Анкаре «без потери лица» уже невозможно. Именно поэтому нет сомнений в том, что в ближайшем будущем нас ожидает еще много сюрпризов с обеих сторон.

Обозначим один из них. На днях экономический советник президента Турции Йигит Булут призвал Турцию оторваться от сферы влияния американцев путем создания «турецко-российской империи». По его словам, «мы должны переоценить наши отношения с Западом за последние 200 лет» и, говоря о Крымской войне, в которой «русские воевали против союза Великобритании, Франции и Османской империи», отметил, что «если бы в 1854 году мы шли рука об руку с русскими, то сегодня люди на берегах Нормандии гуляли бы с русско-турецкими разговорниками». Кстати, относительно недавно о таком геополитическом проекте писало турецкое издание Milli Gazete, обозначая в качестве первого и главного фундамента масштабное энергетическое сотрудничество Москвы и Анкары. Второй шаг — совместное обеспечение национальной безопасности, что «станет кошмаром для Запада».

В то же время Milli Gazete напоминает, что нечто подобное в свое время вынашивал премьер-министр Турции Мендерес, который в результате переворота 1960 года был смещен со своего поста, отдан под суд и приговорен к смертной казни. Вот и Эрдоган заговорил о возможности в Турции государственного переворота. Поэтому главное сейчас для Анкары — это не наступить на старые грабли тогда, когда переписываются турецко-американские и турецко-российские отношения.

Станислав Тарасов

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 августа 2018 > № 2704847


Турция. Россия > Миграция, виза, туризм > aze.az, 16 августа 2018 > № 2704002

Анкара и Москва договорились о частичной отмене виз

Турция и Россия достигли договоренности об отмене виз для турецких предпринимателей и государственных служащих.

Как передает AZE.az. об этом заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, выступая на полях 10-го Совещания послов и постоянных представителей Турции в международных организациях в Анкаре.

По словам Чавушоглу, тема упрощения визового режима была обсуждена на переговорах глав внешнеполитических ведомств двух стран, состоявшихся в рамках мероприятия, пишет Анадолу.

«Мы достигли принципиальной договоренности об отмене виз для турецких предпринимателей, в частности для водителей большегрузных автомобилей, а также для владельцев официальных и служебных паспортов. Необходима точка отсчета (по данному вопросу – ред.). После праздника (Курбан байрам – ред.) пройдет заседание совместной рабочей группы, на которой мы обсудим этот вопрос», – сказал Чавушоглу.

Министр подчеркнул стремление Анкары к полной отмене визового режима между двумя странами. «Конечно же, мы желаем полной отмены виз. Такое желание было и до пережитого нами кризиса (напряженности в отношениях между Анкарой и Москвой из-за инцидента с российским бомбардировщиком Су-24 – ред.). Даже были начаты переговоры о взаимном въезде по внутренним паспортам», – отметил глава турецкой дипломатии.

Турция. Россия > Миграция, виза, туризм > aze.az, 16 августа 2018 > № 2704002


Турция. Россия > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > prian.ru, 16 августа 2018 > № 2703432

Россияне стали одними из самых активных покупателей жилья в Турции

Согласно данным Турецкого Статистического Института (TurkStat), число международных сделок с местной недвижимостью в июле 2018 года подскочило на 65,6% за 12 месяцев, достигнув 2 858 единиц. Стамбул возглавил список продаж с 956 договорами, далее следуют Анталья, Бурса, Ялова и Сакарья.

Среди иностранцев наиболее активными оказались граждане Ирака (584 сделки). За ними идут иранцы (321 продажа), саудовцы (211), россияне  (173) https://prian.ru/news/36968.html  и кувейтцы (171). В 2017 году иностранцы приобрели более 22 000 объектов недвижимости в Турции. Иракцы вновь оказались на первом месте (3 805 сделок), за ними последовали саудовцы (3 345). Кувейтцы, россияне и афганцы купили соответственно 1 691, 1 331 и 1 078 объекта, сообщает Daily Sabah https://www.dailysabah.com/real-estate/2018/08/15/housing-sales-to-foreigners-in-turkey-soar-656-percent-in-july .

В первой половине 2018 года продажи недвижимости иностранцам выросли на 23% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. С января по июнь зарубежные граждане приобрели 11 944 единицы жилья. В 2016 и 2017 годах этот показатель составил 9 378 и 9 595 соответственно.

В июле в Турции было продано в общей сложности 123 878 объектов, что на 6,9% больше по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Из данного количества новостроек было 57 617. Лидировал в этом списке Стамбул, где купили 15,7% от всего объема проданной собственности, или 19 503 объекта. За крупнейшим городом Турции следовали столица Анкара и эгейская провинция Измир – 12 119 и 6 322 единиц соответственно.

Турция. Россия > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > prian.ru, 16 августа 2018 > № 2703432


США. Турция > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 15 августа 2018 > № 2703610

Турция в ответ на санкции США резко повысила пошлины на ряд американских товаров. Соответствующий указ президента страны Тайипа Эрдогана опубликован в официальном издании Resmi Gazete.

Согласно документу, пошлины на табачные изделия повысили на 60%, алкоголь — на 140%, автомобили — на 120%. Кроме того, пошлины выросли еще на некоторые категории товаров, в том числе рис, фрукты и косметические изделия.

Разногласия Турции и США

Последнее время турецкая лира обновляет исторические минимумы к доллару и евро. С начала года она обесценилась по отношению к этим валютам более чем на 40%. Кризис обострился в пятницу, когда президент США Дональд Трамп одобрил двукратное увеличение пошлин на алюминий и сталь из Турции — до 20% и 50% соответственно.

В понедельник турецкий Центробанк объявил, что предоставит местным банкам всю необходимую ликвидность за счет резервов. В результате курс лиры прекратил падение к доллару.

Кроме того, отношения двух стран обострились из-за дела американского пастора Эндрю Брансона, задержанного турецкими властями еще в 2016 году. В начале августа Минфин США ввел санкции против главы Минюста Турции Абдулахмита Гюля и главы МВД Сулеймана Сойлу, обвинив их в "серьезных нарушениях прав человека".

Накануне Турция объявила бойкот американским электронным товарам. Также власти страны пообещали отказаться от использования американских стройматериалов. Президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что сейчас против страны "ведется экономическая атака".

США. Турция > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 15 августа 2018 > № 2703610


Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 15 августа 2018 > № 2703548

Власти Турции освободили главу регионального отделения международной неправительственной организации Amnesty International (AI) Танера Кылыча. "Мы можем начинать праздновать. Танер действительно на свободе", - написал в среду, 15 августа, в Twitter эксперт AI по Турции Эндрю Гарднер.

Ранее в тот же день суд в Стамбуле неожиданно постановил освободить Танера Кылыча.

Глава турецкого отделения Amnesty International находился в предварительном заключении на протяжении последних 14 месяцев. Он был арестован в начале июня 2017 года в Измире по подозрению в связях с движением проповедника Фетхуллаха Гюлена. Наряду с руководителем отделения AI под стражу взяты еще свыше 20 юристов. В офисе и дома у Кылыча прошли обыски.

Следователи, в частности, ставят активисту в вину использование мессенджера, популярного в среде сторонников Гюлена. В Amnesty International неоднократно призывали немедленно освободить Кылыча "за отсутствием достоверных и убедительных доказательств" его вины.

Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 15 августа 2018 > № 2703548


США. Турция > Госбюджет, налоги, цены > dw.de, 15 августа 2018 > № 2703543

США утверждают, что не несут ответственности за финансовые сложности Турции, где произошло обрушение курса национальной валюты. С соответствующим заявлением выступила во вторник, 14 августа, официальный представитель Госдепартамента Хизер Нойерт.

"Экономические сложности начались не после того, как мы 1 августа этого года ввели санкции против двух физических лиц", - подчеркнула она, говоря о штрафных мерах против министра внутренних дел Турции Сулеймана Сойлу и министра юстиции Абдулхамита Гюля.

Решение Вашингтона ввести санкции против них было связано с отказом Турции освободить пастора Эндрю Брансона, который удерживается под домашним арестом и не может покинуть страну.

Вашингтон - за жесткий курс

Между тем представитель Белого дома заявил Reuters 14 августа, что в деле Брансона нет подвижек. Собеседник агентства подчеркнул, что если в ближайшие дни или на следующей неделе их не наметится, Вашингтон может принять дальнейшие меры экономического характера: "Администрация продолжает придерживаться жесткой позиции по данному вопросу".

В свою очередь президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ранее в тот же день заявил, что Анкара введет запрет на ввоз электроники из США в ответ на санкции и повышение Вашингтоном пошлин на импорт турецких стали и алюминия. "Если у них есть смартфоны IPhone, то у нас будет Samsung", - подчеркнул он.

Дело пастора Эндрю Брансона

В конце июля 50-летний евангелический пастор Брансон, заключенный в турецкую тюрьму в 2016 году, был выпущен судом в Измире из-под стражи под домашний арест. Вместе с тем суд запретил пастору покидать страну. Судебный процесс над ним начнется 12 октября. В вину Брансону ставится сотрудничество с проживающим в США проповедником Фетхуллахом Гюленом и с запрещенной Рабочей партией Курдистана. Пастору, который отвергает все обвинения, грозит 35 лет лишения свободы.

До своего ареста Эндрю Брансон более 20 лет жил с семьей в Измире на западном побережье Турции, он был настоятелем небольшой церкви.

Курс лиры обрушился на фоне заявления президента США Дональда Трампа о повышении пошлин на турецкие сталь и алюминий с 25 до 50 процентов. Национальная валюта Турции подешевела после этого на 14 процентов, а с начала года - более чем на 40 процентов.

США. Турция > Госбюджет, налоги, цены > dw.de, 15 августа 2018 > № 2703543


США. Турция. Китай. МВФ. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 15 августа 2018 > № 2703095

Пошлина за пошлину: Турция ввязалась в войну с США

Турция резко подняла пошлины на американские товары

Турция присоединилась к странам, участвующим в торговой войне с США. Президент Реджеп Тайин Эрдоган распорядился поднять ввозные пошлины на группу американских товаров. Ранее Штаты ввели повышенные пошлины на сталь и алюминия из Турции. Кроме того, против турецких чиновников были введены персональные санкции. Турецкая лира с начала года подешевела уже почти вдвое.

Турция повысила пошлины на табачные изделия, алкоголь, автомобили, косметику, рис, фрукты и другие товары, поставляемые в страну из США. Размер пошлины составит от 20% до 140%. Ранее президент страны Реджеп Тайип Эрдоган пообещал ввести запрет на продажу американской электроники.

Эти действия стали ответом на недружественный шаг США, увеличивших пошлины на сталь и алюминий для Турции до 50% и 20%. Это вдвое больше повышенного сбора для России, Китая и Евросоюза.

«Я только что одобрил удвоение тарифов на сталь и алюминий в отношении Турции, в то время как ее валюта, турецкая лира, быстро идет вниз против нашего сильного доллара!» — написал американский президент Дональд Трамп в твиттере в минувшую пятницу. Он также добавил, что на данный момент отношения Турции и США «не так хороши».

В первых числах августа Минфин США ввел санкции против министра юстиции Турции Абдулахмита Гюля и министра внутренних дел Сулеймана Сойлу, обвинив их в «серьезных нарушениях прав человека». Америку не устраивает политика Анкары, которая жестко расправляется с оппозицией и неугодными журналистами, продолжая отыгрывать попытку госпереворота 16 июля 2016 года. Кроме того, Вашингтон добивается освобождения пастора Эндрю Брансона, задержанного в том же 2016 году в Турции.

Введение США пошлин, а также жесткая риторика Трампа вызвали обвал турецкой лиры по отношению к доллару. На пике падение достигло 20%. Это вызвало крайне негативную реакцию президента республики Эрдогана.

Он назвал действия США ударом в спину, заявил о поиске новых союзников, заверил, что Турция не проиграет в экономической войне, и пообещал ответить на пошлины. Эрдоган, в частности, сказал, что Турция «говорит прощай» тем, кто приносит в жертву стратегическое партнерство и союзничество со страной с 81 миллионом жителей ради связей с боевиками террористических организаций.

«Мы ответим тем, кто объявил торговую войну всему миру и втянул в нее нашу страну, повернувшись к новыми рынкам, сотрудничеству в рамках новых объединений и новым союзам», — подчеркнул Эрдоган.

Он также выразил уверенность в том, что планы недругов страны, направленные на подчинение Анкары «во всех сферах, от финансов до политики», обречены на провал.

Попытка экономического давления на Турцию со стороны США не увенчается успехом, уверен Эрдоган. По его словам, Соединенные Штаты пытаются навредить турецкой экономике, так как она является одной из самых сильных — 17-я в мире по объему ВВП и 13-я по паритету покупательной способности.

«Консервация производства недопустима. Нужно больше производить и экспортировать», — заключил Эрдоган. Он призвал граждан страны сдавать доллары и евро, чтобы поддержать турецкую лиру.

Прокуратура Анкары сообщила о начале официального расследования по факту произошедшего в стране финансового кризиса. В официальном заявлении отмечается, что действия в рамках данного расследования будут направлены в отношении лиц и СМИ, которые могут представлять угрозу экономической безопасности страны. МВД в свою очередь сообщило, что о начале расследования в отношении 346 аккаунтов, которые занимались «провокацией роста обменного курса».

Аналитики отмечают, впрочем, что проблемы у турецкой лиры появились не вчера и связаны не только с санкциями и пошлинами.

Девальвация турецкой лиры вызвана также опасениями по поводу влияния президента Эрдогана на денежно-кредитную политику, отмечает Гайдар Гасанов, эксперт «Международного финансового центра».

Андрей Кузнецов из Sberbank CIB подчеркивает, что в Турции продолжается валютный кризис — местные кредитно-денежные власти пока не представили плана мер, которые обнадежили бы участников рынка.

Курс турецкой валюты в понедельник упал еще на 7% — до 7 лир за доллар. С начала года лира подешевела к доллару примерно в два раза.

Это уже привело к повышению инфляции в Турции, а некоторые эксперты заговорили о том, что стране придется обращаться за стабилизационным кредитом в Международный валютный фонд (МВФ). Ранее на фоне инфляции и валютных проблем МВФ выдал Аргентине $50 млрд. Проблема Анкары в том, что у США и их союзников большинство в фонде, и совсем не факт, что в случае обращения деньги будут выделены.

США. Турция. Китай. МВФ. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 15 августа 2018 > № 2703095


США. Турция. Россия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 августа 2018 > № 2703083

Пастора не вернем: Эрдоган не испугался санкций США

Турция отказалась выдать США арестованного американского пастора

Турецкий суд отказался освободить американского пастора Эндрю Брансона из-под домашнего ареста несмотря на то, что 15 августа истекает срок ультиматума США. В случае если гражданин США не будет освобожден, Вашингтон обещал Анкаре новые санкции. Американские СМИ предрекают, что Эрдоган проиграет битву с президентом США Дональдом Трампом, однако турецкий президент, чтобы сохранить лицо, судя по всему, будет сопротивляться до последнего.

Турецкий суд отклонил ходатайство защиты, которая добивается освобождения американского пастора Эндрю Брансона и права для него выехать из страны. Однако у защиты пастора теперь есть возможность подать апелляцию на это решение в верховный суд страны, отмечает Reuters.

15 августа истекает срок ультиматума Белого дома, который ранее заявил, что в случае если пастор не будет освобожден, Турцию ожидают новые санкции. Вашингтон считает, что Анкара арестовала Брансона из мести, так как желает добиться от США выдачи проповедника Фетхуллаха Гюллена — его Турция обвиняет в организации попытки государственного переворота летом 2016 года.

Отрицательное решение турецкой стороны говорит о том, что Эрдоган пока не собирается сдаваться перед лицом новых санкций.

«Реджеп Тайип Эрдоган будет сопротивляться любому давлению, насколько это возможно, чтобы спасти лицо», — говорит «Газете.Ru» ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик.

Эксперт предрекает, что «конфронтация в том, что касается заявлений и угроз, только усилится».

Обе стороны наращивают санкционное давление друг на друга: Вашингтон ввел пошлины на сталь и алюминий, Анкара — дополнительные пошлины на ряд американских товаров. Новые турецкие ограничения уже коснулись таких товаров, как автомобили и табачные изделия.

Кроме того, Эрдоган приказал заморозить все имеющиеся в стране счета глав минюста и МВД Соединенных Штатов. Такие действия связаны с введенными 1 августа американской стороной санкциями против турецких министров.

Жесткую позицию Турции американские СМИ связывают во многом с личностью самого Эрдогана, который, как и Трамп, является авторитарным лидером и не склонен идти на компромиссы. Так, турецкому президенту потребовалось несколько месяцев для извинений перед Россией за сбитый турецкими военными российский Су-24 в 2015 году. Извиниться Эрдогана вынудили серьезные проблемы с резким падением доходов от туризма из России.

При этом часть турецкого бизнеса, серьезно пострадавшая от американских санкций, призывает стороны к компромиссу. Турецко-американский деловой совет увещевает Анкару и Вашингтон вернуться к диалогу. «Мы считаем, что все текущие проблемы могут быть решены посредством дипломатии, основанной на взаимном уважении прав и интересов каждой стороны и при содействии двух президентов, которые окажут свое содействие», — говорится в письме, опубликованном на сайте организации 14 августа.

Однако пока турецкий лидер не склонен прислушиваться к советам, хотя, по мнению обозревателей The Washington Post, он играет в «заведомо проигрышную игру». На фотографии, которой проиллюстрирован материал, издание опубликовало надпись «С такими друзьями, как эти». Это часть известной пословицы, которая полностью на русский манер звучит так: «С такими друзьями и врагов не надо».

Трамп и Эрдоган пока избегают персональных нападок друг на друга, однако турецкий президент дает понять, что в отличие от президента США обладает большими полномочиями в принятии решений.

По мнению обозревателя радиостанции «Немецкая волна» Седа Седара, конфликт Анкары и Вашингтона становится «опасным». Журналист убежден, что Турция и США как члены НАТО должны оставаться союзниками. «Но если дело Брансона не будет разрешено, напряженность с США не будет уменьшаться, политический климат в Турции останется неустойчивым. По этой причине Эрдоган должен отправить Брансона домой. Чем раньше Анкара сделает это, тем лучше для всех, особенно для Турции», — пишет обозреватель.

Как ранее отмечал в беседе с «Газетой.Ru» тюрколог Юрий Мавашев, поворотным моментом в отношениях Турции и США стал бы вывод американской военной базы из Турции.

База «Инджирлик», которая находится на территории Турции со времен «холодной войны», имеет важное значение для США — с нее, в частности, осуществляются боевые вылеты в Сирию. На базе служат 1,5 тыс. солдат и офицеров из числа 2,2 тыс. военных и гражданских лиц США в Турции. Именно здесь делал в 1960 году остановку американский пилот-разведчик Гарри Пауэрс перед миссией по съемке военных объектов в СССР, где он был сбит.

Если США уйдут из Турции, базу могут принять новые страны НАТО — такие как Болгария и Румыния, однако пока речь об этом не идет. В то же время желание создать беспокойство для персонала базы у Анкары есть. В начале августа группа турецких юристов отправила иски в суды страны с требованием арестовать нескольких американских военных, которых они считают причастными к попытке военного переворота в Турции в 2016 году.

По мнению Карасика, «главный вопрос — что может произойти в военных отношениях между США и Турцией в военной сфере и насколько они могут быть затронуты кризисом».

Стоит отметить, что турецкие власти предпринимали попытку закрыть американскую базу в 1975 году, когда США ввели оружейное эмбарго против Турции в связи с вторжением на Кипр.

В условиях давления США Эрдоган демонстрирует все больший интерес к общению с европейскими партнерами — например, канцлером Германии Ангелой Меркель, отношения с которой у него были весьма натянутыми. В среду Меркель и Эрдоган провели телефонный разговор, обсудив как ситуацию в Сирии, так и двусторонние отношения. В сентябре Эрдоган должен приехать в Германию, и этот визит для него будет иметь особенное значение как возможность показать себя Европе в качестве политика, который смог выдержать давление США.

Вашингтон до конца 15 августа по своему календарному времени еще может ожидать положительного решения по проблеме Брансона, однако позже, вероятно, предпримет дальнейшие меры.

США. Турция. Россия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 августа 2018 > № 2703083


США. Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702872 Клеменс Фюст

Клеменс Фюст: «Европа должна предотвратить падение»

Йенс Мюнхрат (Jens Münchrath), Handelsblatt, Германия

Клеменс Фюст сейчас находится в США. Но кризис в Турции обеспокоил президента мюнхенского исследовательского института, и он нашел время для интервью газете «Хандельсблатт» (Handelsblatt). Брексит, трансатлантический кризис и грядущая торговая война — политическая и экономическая дестабилизация Турции — именно этого сейчас еще не хватало Европе, отмечает экономист.

Хандельсблатт: Г-н Фюст, турецкая лира в пятницу потеряла почти четверть своей стоимости по отношению к доллару. Такое падение на фондовых рынках происходит редко. Должны ли мы обеспокоиться в отношении стабильности Турции?

Клеменс Фюст: Мы должны сильно обеспокоиться. Кризис Турции — это классический экономический и валютный кризис. Политика Эрдогана в последние годы направлена на то, чтобы экономика страны оказалась под давлением. Конфликты с ЕС и США вселяют неуверенность в инвесторов. Эрдоган отреагировал на это конъюнктурно-политическими мерами, прежде всего, в форме государственных кредитов и очень экспансивной денежной политики.

— Не было ли основной проблемой, что он оказал сильное давление на Центробанк для снижения процентных ставок?

— Да, он подорвал независимость Центробанка. В 2017 году это привело к значительному росту, но это был лишь кратковременный рост. Сейчас он закончился. Инфляция пошла стремительно вверх, доверие подорвано. Угрозы Дональда Трампа ввести санкции стали каплей, которая переполнила чашу.

— В последнее время поступали сигналы, что Центробанк может сохранить свою автономию. Давление рынков не образумит Эрдогана в плане экономики?

— Давление рынков приводит к смене политики, но эта смена происходит слишком поздно, чтобы можно было предотвратить кризис. Если доверие инвесторов и потребителей однажды разрушается, потребуется очень много времени для его восстановления. Эрдоган оказался в сложной ситуации, в которую завел себя сам. При помощи своей политики он оказал негативное воздействие на экономическое развитие и затем попытался компенсировать негативные последствия запуском печатного станка и государственных кредитных гарантий. Но даже если существуют проблемы в реальной экономике, при помощи денежной политики можно оказать лишь условное выравнивание. Нужно было менять курс намного раньше.

— Как выбраться из этой сложной ситуации?

— Эрдоган должен попытаться вернуть доверие. Турецкий министр финансов уже пообещал, что в будущем будет уважаться независимость Центробанка. Но насколько этому можно верить? Мы находимся в панической ситуации. У многих турецких компаний долги в евро и долларах. Инвесторы сейчас пытаются спасти их часть. Невероятно трудно сгладить такую панику.

— Но если Центробанк сейчас сильно поднимет процентные ставки, чтобы нивелировать бегство капитала и для борьбы с инфляцией, не последует ли тогда стремительный обвал экономики?

— Именно в этом заключается дилемма. Речь идет о классическом кризисе стабилизации. Нельзя стабилизировать валюту без значительного повышения процентных ставок. Сильные повышения процентных ставок приведут к тому, что турецкая экономика окажется в рецессии. Здесь нет простого выхода.

— Но в последнее время Турция показывала удивительно сильный рост?

— Да, но этим двигала экспансия государственных расходов и субсидированные кредиты, которые шли, прежде всего, в строительную отрасль. Это может иметь только краткосрочный эффект. Сложная геополитическая ситуация в Турции, конфликт с ЕС и США, растущее подавление оппозиции в стране, растущий внешний долг, эти проблемы не решить путем запуска печатного станка.

— Как объяснить это сильное падение валюты на более чем 20 %? Такое происходит на солидных валютных рынках не так часто…

— Мы находится в ситуации паники. Инвесторы пытаются как можно быстрее вывести свой капитал, потому что они знают, что другие инвесторы это тоже делают. Тот, кто может бежать, бежит. Никто не хочет быть последним, потому что того покусают собаки. В такой ситуации экономические фундаментальные показатели уже не играют роли.

— Что бы Вы сделали на месте Эрдогана?

— Простых решений в этой ситуации нет. Обесценивание валюты поможет, поскольку таким образом инвестиции в Турцию вновь становятся привлекательнее. Но обесценивание дорого стоит — оно ведет к банкротству компаний, у которых долги в иностранной валюте, а доходы генерируются в Турции. Кроме того, обесценивание валюты подстегивает инфляцию. В 2017 году инфляция уже составляла 11 %. В общем-то, Центробанку сейчас нужно убрать лиру с рынка. Но он не может этого сделать, потому что валютные резервы ограничены. То есть остается только повышение процентных ставок, которое, в свою очередь, может также привести к рецессии. В долгосрочной перспективе Турции может помочь только смена политики.

— Как, по вашему мнению, должны позиционировать себя европейцы в этом сложном кризисе?

— В интересах Европы предотвратить экономическое падение Турции. Турция — важный торговый партнер, и, несмотря на все конфликты, является членом НАТО и важным фактором политической стабильности на Ближнем Востоке. Европа вместе с тем должна дать понять, что поддержка при преодолении кризиса должна сопровождаться развитием сотрудничества и политическими изменениями в Турции, в том числе лучшим соблюдением демократических и правовых стандартов.

— Европа должна помочь кредитами?

— Турции следует запросить помощь в МВФ. Европейцам следует поддержать такой путь.

— Эрдоган вряд ли попросит помощи у МВФ, для него это стало бы ролью челобитчика перед Западом…

— Да, в этом заключается проблема. Но если давление будет достаточно высоким, то это может оказаться меньшим злом.

— США вызвали эскалацию кризиса при помощи своей санкционной политики по отношению к Турции и пошлин — и скорее всего не будут вступаться за кредиты МВФ. Что же могут сделать европейцы, если стабилизация Турции так важна?

— Теоретически европейские страны могут помочь Турции при помощи ссуд в евро и формулировки соответствующих условий. Но намного более удачный путь — программа МВФ. В связи с авторитарной политикой Эрдогана идея помочь ему в этом кризисе не будет популярной. Но нельзя упускать из виду то, что текущий кризис — это еще и шанс для вывода отношений между Турцией и странами ЕС на новую основу. Турция важна для Европы, а Турция — это больше, чем Эрдоган.

— Каковы экономические ставки Германии в этой игре?

— Немецкие банки в Турции присутствуют меньше, чем банки из Испании, Италии или Франции, у которых проблем сейчас больше. Немецкий экспорт в Турцию составляет 20 млрд. евро в год. Это большая сумма, но она составляет только 1,5 % от нашего общемирового экспорта. Турция — важный экономический партнер, но не входит в число важнейших партнеров. Поэтому я считаю, чтоб проблема обозрима.

— То есть, в настоящий момент опасности нет?

— Экономический вес Турции не так велик, чтобы экономический кризис в стране вызвал рецессию в Германии или Европе. В то же время к существующим глобальным экономическим негативным факторам следует отнести и такие моменты как Брексит и пошлины США. И в Европе вера в экономическое развитие также хрупкая. Стабилизация ситуации в Турции — в наших интересах.

— Насколько велика вероятность, что турецкая экономика может оказать такое большое давление, что Эрдоган все-таки вернется к разумной позиции?

— Этот кризис можно назвать, бесспорно, самым сложным за все время правление Эрдогана. Поэтому велико и давление на смену курса. Этот кризис может стоить Эрдогану своего поста. Для надежности позиций и популярности Эрдогана этот кризис — тяжелый удар.

— Эрдоган возлагает вину за кризис на другие страны, турки, кажется, ему в этом верят…

— Когда-то это перестанет работать. Когда люди переживают падение уровня жизни, это вызывает критику любого правительства, в том числе и того, которое пытается переложить вину за собственные ошибки на другие страны.

Фюст Клеменс, экономист. С апреля 2016 года 48-летний экономист является руководителем мюнхенского Института экономических исследований (Ifo). Ранее он возглавлял Центр европейских экономических исследований (ZEW) в Мангейме. Также преподает экономику в Мюнхенском университете, Кельне и Оксфорде. С 2007 по 2010 год — председатель научного совета федерального министерства финансов.

США. Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702872 Клеменс Фюст


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702871

Турция против США — торговая война перерастает в валютную?

Atlantico, Франция

Эрдоган выдвинул гипотезу о «политическом заговоре» против его страны после рекордного обвала курса турецкой лиры

Интервью с Реми Буржо (Rémi Bourgeot), экономистом, сотрудником Института международных и стратегических исследований, специалистом по финансовым рынкам

«Атлантико»: 10 августа Дональд Трамп дал новый толчок торговой войне, подняв ввозные пошлины на алюминий (20%) и сталь (50%), что повлекло за собой обвал курса турецкой лиры. Торговая война влечет за собой и валютную войну со стороны развивающихся стран?

Реми Буржо: Существует путаница насчет характера валютного режима, в котором мы живем. Валютную политику разных стран, как развитых, так и развивающихся, зачастую интерпретируют как часть валютной войны, которая призвана улучшить их торговый баланс. На самом деле речь идет о достаточно относительном понятии. В большинстве стран,за исключением Азии, существует (иногда очень серьезно) завышенный обменный курс, который отличается большой нестабильностью, но создает временную иллюзию богатства в плане доступа на международные рынки. Только вот формирующееся в результате давление на экономическую деятельность и финансы страны ускоряет коррекцию, причем нередко весьма жесткую.

Таким образом, мы видим повторяющуюся схему валютных кризисов в значительной части развивающихся стран, а также в государствах еврозоны, где вариации курса исчезли в связи с появлением единой валюты. В 2000-х годах упразднение этих вариаций повлекло за собой расхождения в плане реального курса: у южных стран была гораздо более высокая структурная инфляция, чем у северных.

В развивающихся странах стремление к переоцененности валюты является достаточно распространенным явлением, однако здесь все же стоит отметить расхождения между ключевыми регионами. Если в Латинской Америке и на Ближнем Востоке наблюдается ярко выраженная склонность к завышению курсов, в Азии просматривается противоположная тенденция после кризиса конца 1990-х годов. Помимо формирования значительных валютных резервов ключевую роль в решениях большинства азиатских стран по обменному курсу играют интересы промышленности.

На протяжение 1980-х и 1990-х годов в Латинской Америке существовала политика фиксированного официального обменного курса по отношению к доллару, однако из-за разницы в показателях инфляции по отношению к США все это вело к резкому росту реального курса (и повышению цен на товары), а также торговому и финансовому дисбалансу. Пусть даже развивающиеся страны больше не привязывают свою валюту к внешнему ориентиру, они все равно подвержены мировому финансовому циклу, который опирается на схему биполярных инвестиций, эйфории в оценке перспектив этих стран и представляемых ими финансовых возможностей, и, наконец, утечки капиталов. Это означает, что за периодом переоцененности следует резкий спад, а затем валюта долгое время держится на низком уровне, пока не наступает новая фаза эйфории.

У Турции за плечами долгая история завышенного курса и хронического торгового дефицита. В этом плане заявления Дональда Трампа о том, что страна намеренно занижает свой обменный курс, не имеют под собой экономического основания. На самом деле все наоборот. Турецкая лира страдает от систематической переоцененности, пока ситуация не становится попросту невыносимой. Все это ведет к углублению торгового и финансового дисбаланса, а также целой горе частных долгов в валюте до того момента, как лира внезапно не ощущает на себе внешнее давление.

Дело в том, что так уже было во время турецкого кризиса 2011 года на фоне целой череды кризисных ситуаций в развивающихся странах, от Азии до Латинской Америки. То же самое наблюдалось и в 2013 году, когда Федеральная резервная система нормализовала регулирование доллара, что перекрыло приток капиталов и поставило в трудное положение страны, которые зависели от него в финансировании дефицита внешней торговли. С 2013 года Турции удалось значительно сократить этот дефицит. Как бы то ни было, долги в валюте, которые доходили в некоторые годы до 10% ВВП, подрывают стабильность страны, в том числе с точки зрения политики кредитования подъема экономики. Накопленные долги в долларах и евро становятся причиной спада курса валюты, который еще больше обострили заявления Дональда Трампа.

Рост турецкой экономики за последние годы опирался на кредиты и пузырь в недвижимости. В отличие от ряда других государств (прежде всего, в Юго-Восточной Азии), чьи центробанки предвидели спад интереса и недоверие мировых рынков по отношению к развивающимся странам в результате укрепления доллара и подъема американских ставок, в Турции реакция была запоздалой и, скорее, оборонительной, что связано с нежизнеспособной стратегией подъема экономики и большими долгами предприятий в иностранной валюте. В ситуации валютного кризиса центробанку не стоит гнаться за рынком капиталов с резкими, но запоздалыми повышениями ставок или пожертвованием недостаточного объема валютных резервов. Если валютный кризис уже начался, эти стратегии зачастую не дают результатов.

— Как понимать действия ряда развивающихся стран во главе с Турцией, которые стремятся к девальвации их валюты?

— В первые годы после начала мирового финансового кризиса появилась любопытная теория о разрыве между оказавшимися в тяжелом положении развитыми государствами и развивающимися странами, чьи высокие показатели роста тогда словно бросали вызов кризису. Как бы то ни было, ситуация быстро развернулась в обратную сторону после того, как положение дел в Китае ухудшилось, а шедшие в сторону развивающихся стран огромные волны капитала начали иссякать. Китай очень активно манипулировал своим обменным курсом с начала 1990-х годов до 2005 года, однако затем провел переоценку под давлением американского Конгресса. Последние пять лет давление рынка на юань подталкивает его не к повышению, а к понижению. Китайские власти же пытались ограничить спад курса валюты и утечку капиталов. В то же время за последние несколько месяцев тенденция к снижению курса стала инструментом в торговом конфликте с США: китайские власти дают понять, что могут легко позволить юаню упасть в цене, дав волю силам рынка в отчет на таможенные меры.

Отношение к обменному курсу чаще всего связано с политическим весом интересов производственной отрасли. Они играют большую роль для таких государств, как Китай, однако для многих других развивающихся стран их значение куда ниже. Так, в странах-экспортерах нефти и газа это влияние обычно равно нулю, и отношение к обменному курсу мало принимает во внимание промышленное развитие. Так, например, обстоят дела в России, где курс рубля до 2014 года тормозил промышленное развитие страны, несмотря на ее большой научный потенциал. В таких случаях отношение к обменному курсу полагается на баланс торговых (прежде всего, энергетических), бюджетных и финансовых аспектов с небольшим вниманием к промышленному вопросу.

Бразилия представляет собой своего рода промежуточный случай, поскольку является экспортером сырья, однако промышленный сектор обычно играет в ней очень важную роль. Там сформировались очень эффективные отрасли промышленности, о чем свидетельствует в частности успех «Эмбраэр» в авиастроении.

Отношение к политической игре заметно изменилось за последние 30 лет, и страны-экспортеры обычно очень рады завышенному обменному курсу по отношению к возможностям их промышленности или, по крайней мере, не возражают против него.

Интересно также, что эта логика касается стран, которые лишены энергетических ресурсов. В частности Турции. Турецкая экономика опирается на очень динамичное потребление, которое подталкивается вперед активным использованием кредитов городским населением (сформировалось в результате массового переселения из деревень за последние десятилетия). Структура турецкой экономики сконцентрирована на массовом потреблении, направленных на крупные инфраструктурные проекты инвестициях и пузыре на рынке недвижимости. Некоторые из этих элементов прослеживались во время испанского кризиса, пусть и при несколько других обстоятельствах. В турецкой экономике наблюдаются интересные показатели производительности, в частности в том, что касается субподряда для крупных международных предприятий (прежде всего, в автомобилестроении), однако ей не удается сформировать собственные бренды в промышленности, если не считать текстиля и бытовой техники.

— Нет ли здесь парадокса, если учитывать, что другие валюты вроде евро и йены тоже существенно сдали позиции по отношению к доллару за последние годы? Не является ли наше восприятие этих валютных колебаний парадоксальным или, как минимум, неполным? О чем оно говорит?

— В развитых странах действуют примерно те же тенденции, что и в развивающихся. Речь идет о фазах очень серьезного валютного дисбаланса, которые корректируют массовые движения валюты в том или ином направлении на протяжение периода в 5-10 лет. Так, например, в еврозоне курс пошел вниз только с 2014 года, когда ЕЦБ, наконец, изменил валютную политику через семь лет с начала кризиса. На доллар давила политика ФРС, однако затем его позиции упрочились после того, как другие центробанки пошли на снижение ставок. На фоне снижения курса мы видим, что еврозона развивается в сторону модели активного экспорта, пусть даже расположенные на ее юге государства концентрируются на экспорте среднего и нижнего уровня.

Наблюдателям свойственно рассматривать формирующие статус-кво параметры как некую константу. На самом деле они меняются, хотя и могут оставаться в одном положении определенное количество лет. Перекрестное развитие валютной политики в США и еврозоне не может сохраняться естественным путем в силу существующего серьезного дисбаланса, который только усиливается. Кроме того, мы наблюдаем в еврозоне логику, которая в экономическом и политическом плане близка к логике формирования золотого стандарта в конце XIX века (взамен более тонким договоренностям о хождении серебра) или введения фиксированного обменного курса по отношению к доллару в латиноамериканских странах в 1980-1990-х годах.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702871


Турция. Иран. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702867

Запад не может позволить себе уступить Турцию России и Ирану

Фади Хакура (Fadi Hakura), CNN, США

С начала этого года лира, национальная валюта Турции, упала по отношению к американскому доллару почти на 40%.

Отношения между двумя странами значительно ухудшились в пятницу, когда президент США Дональд Трамп одобрил увеличение в два раза ввозных пошлин на турецкую сталь и алюминий в ответ на отказ Турции освободить Эндрю Брансона (Andrew Brunson), американского пастора, который находится под домашним арестом в Турции и которому предъявляют обвинениями в терроризме.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пока не поддается давлению с требованиями внедрения традиционных денежно-кредитных и налогово-бюджетных принципов, предпочитая выступать с нападками и на финансовые рынки, и на США.

Он заявляет о существовании мирового заговора с целью уничтожения политических и экономических достижений Турции.

Пока его популярность внутри страны растет, поскольку он использует антиамериканские настроения (и готовность верить в теории заговора) значительной части населения Турции.

Жесткая реакция Эрдогана на экономический кризис в Турции и его непримиримая позиция скорее напоминает популистскую стратегию президента Венесуэлы Николаса Мадуро, чем рыночную позицию аргентинского президента Маурисио Макри.

Но, судя по всему, Турция в отличие от Аргентины не намерена ни обращаться в Международный валютный фонд, чтобы избежать финансового краха, ни налаживать отношения с Вашингтоном.

Во всяком случае, президент Турции, похоже, все активнее и решительнее выступает против США и глобальных финансовых рынков — двух грозных противников.

По всей вероятности, Турция проиграет любую битву с Нью-Йорком, Лондоном, Сингапуром и другими финансовыми бастионами — если не будет объявлено о прекращении огня. А обвал лиры обернется для Турции финансово-экономическим кризисом.

Вероятно, события по мере их развития отрицательно скажутся на популярности Эрдогана внутри страны — даже среди его самых преданных идеологических сторонников — и в результате приведут к политической нестабильности.

Но исход этого процесса будет долгим и сложным, что может способствовать военному вмешательству в политику и привести к тяжелым последствиям за пределами Турции.

Надо полагать, что Турция больше не будет рассматривать США как надежного партнера и стратегического союзника.

Независимо от того, кто будет руководить страной, уязвленная Турция, скорее всего, будет стремиться перенести центр тяжести с Запада в сторону России, Ирана и Евразии.

По этой причине Турция станет меньше соответствовать целям США и Европы на Ближнем Востоке, а значит, Турция будет стремиться отстаивать право на проведение более независимой политики в области безопасности и обороны.

В чрезвычайных обстоятельствах она может даже подумать о выходе из НАТО и прекращении своего членства в таможенном союзе с ЕС или радикальном изменении его условий.

Если произойдет худшее, и в результате политических и экономических потрясений такая геополитически важная страна, как Турция, окажется опустошена и разрушена, следует иметь в виду все возможные сценарии развития событий.

Учитывая потенциальный катастрофический исход, для Запада было бы очень разумно подготовить амбициозный пакет мер по смягчению последствий финансовой катастрофы и позаботиться о том, чтобы Турция не отходила от западных норм и институтов.

Чтобы стимулировать либерализацию реформ, необходимо в срочном порядке возродить стремление Турции вступить в ЕС. В противном случае потеря союзника в лице такой важной страны Западу обойдется очень дорого.

Турция. Иран. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702867


Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702864

Кризис в Турции проверяет возможности Путина в глобальной игре с США

Степан Кравченко (Stepan Kravchenko), Илья Архипов (Ilya Arkhipov), Bloomberg, США

Турецкий политический конфликт с США и кризис, который обваливает турецкую валюту — это золотая возможность для президента России Владимира Путина попробовать оторвать геополитически ключевую страну от ее западных союзников. Но не все так просто.

Путин и президент Турции Раджеп Тайип Эрдоган возобновили отношения, которые фактически были разрушены, когда турецкие самолеты сбили российский истребитель в 2015 году. Но лидер Кремля не может ничего предложить Анкаре, чтобы уменьшить ее экономическую боль или убедить вторую крупнейшую армию НАТО покинуть альянс ради сближения с Москвой.

«Отношения с Турцией сейчас конструктивные. Но в политике нет ничего постоянного, все может измениться. У нас нет иллюзий относительно этих отношений», — говорит член парламентского комитета по вопросам обороны и безопасности в России Франц Клинцевич.

Находясь на границе между Европой и Азией, Турция была важным форпостом НАТО против СССР во времена холодной войны. На ее территории вблизи города Инджирлик размещена важная американская авиабаза. Кроме того, Турция стала воротами для входа американских боевых кораблей в Черное море.

На фоне беспрецедентной конфронтации с Вашингтоном, которая привела к появлению санкций, Эрдоган предостерег в субботу, что многолетний альянс под угрозой. И Турция может начать искать новых друзей и союзников». После усиления кризиса вокруг турецкой лиры Эрдоган в пятницу позвонил Путину, чтобы поговорить о «торговом и экономическом сотрудничестве».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров начал двухдневный визит в Турцию в понедельник, чтобы провести переговоры с главой турецкого МИД Мевлютом Чавушоглу о войнах в Сирии и на Украине, а также экономических проектах, таких как строительство «Турецкого потока» и атомной электростанции «Аккую». Последнюю строит Росатом.

В прошлом месяце Путин сказал Эрдогану, что Россия и Турция «на одной стороне», указав на сотрудничество в Сирии. Они согласились в прошлом году отменить взаимные торговые санкции, которые были введены после того, как Путин обвинил Турцию в «ударе в спину», когда турецкие боевые самолеты сбили российский возле сирийской границы. Ограничения остались в силе лишь в отношении помидоров, на которых Турция зарабатывала на российском рынке четверть миллиарда долларов в год.

По мнению директор «Московского центра Карнеги» Дмитрия Тренина, турецкая экономическая уязвимость может означать, что Трамп на этот раз победит в споре с Турцией. «Эрдоган не покинет НАТО. Но грубый подход Трампа к союзникам будет иметь серьезные последствия в переформатировании мирового порядка», — сказал российский эксперт.

Решение американского президента обложить Турцию санкциями и удвоить пошлины на турецкую сталь и алюминий усилило напряжение. Так же как и угрозы Вашингтона о том, что восстановить отношения с Анкарой будет «очень трудно», если Эрдоган все же купит у России ракетные системы С-400.

Хотя Москва не рассчитывает, что Турция выйдет из НАТО, она пытается получить выгоду от спора Эрдогана с Трампом. Об этом сказал бывший российский дипломат Владимир Фролов. «В наших интересах лучше иметь оскорбленную Турцию внутри НАТО, чтобы она подорвала возможности альянса», — пояснил он.

Впрочем, после обвала рубля в 2015 году и с ростом угрозы появления еще более жестких санкций США, Россия не может помочь Турции. Российская экономика едва выскочила из рецессии. И у Москвы нет ресурсов поддержать Анкару. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что турецкая сторона «не посылала запросов» на помощь.

Во всяком случае Турции, безусловно, понадобилась бы огромная финансовая помощь на пути разворота от Запада в направлении «новых друзей» России или Китая. «Такой шанс выпадает раз на несколько поколений», — сказал стратег «Рабобанка» Майкл Эвери. «Россия не собирается поддерживать финансово Турцию», — сказала российский эксперт по Ближнему Востоку Елена Супонина, добавив, что Москве нужно для начала решить свои экономические проблемы.

Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702864


США. Россия. Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702859

США давят на страну НАТО: при чем здесь Россия

Игорь Семиволос, Апостроф, Украина

Недавно турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что США пытаются нанести Анкаре «удар в спину». А официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын считает, что США могут окончательно потерять Турцию в качестве своего союзника на фоне введения санкций за арест американского пастора.

Вместе с тем, обвал турецкой лиры не связан с ухудшением отношений с США. К таким последствиям привела слабая экономическая политика Эрдогана. Такое мнение высказал «Апострофу» директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос.

— Ожидания турецкого правителя по развитию экономики были несколько завышены и, соответственно, инвестирования в крупные проекты не оправдались. Но это не первый и не последний раз, когда турецкая валюта переживает тяжелые времена.

Что касается санкций, то ситуация неприятная для обеих стран. Но и Турции, и США придется находить какие-то компромиссы. После бряцания оружием и громких заявлений все равно придется договариваться, и у Эрдогана нет больших возможностей для маневров. Разговоры о том, что Турция найдет новых партнеров, в том числе российских — это, всего-навсего, часть торгов и попыток турецкого президента нажать на болевые точки США. Откровенно говоря, Россия находится не в том экономическом состоянии, чтобы как-то помочь Турции.

В свою очередь США демонстрируют свою значимость и силу, как бы говоря: «С нами нужно считаться». Это показательное выступление не только для Турции, но и других стран. И, прежде всего, для России.

У Турции выхода нет — отказаться от сотрудничества с Америкой не получится. Конечно, Эрдоган будет пытаться улучшить отношения с Европой, начнутся разговоры, что Германия должна спасти Турцию. И стоит вспомнить, что недавно турецкий президент говорил о Меркель, о правительстве Германии, о ЕС. И был кризис европейско-турецких отношений. Сегодня мы видим, что ситуация другая. Нет в политике постоянных друзей или врагов. Существуют интересы, и соответственно этому Анкара и будет действовать. Но никуда они с подводной лодки не денутся.

США. Россия. Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702859


Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702856

Турция сближается с Россией

Министры иностранных дел осуждают западные санкции, а Эрдоган намерен бойкотировать американскую электронику.

Давид Готье-Виллар (DAVID GAUTHIER-VILLARS), The Wall Street Journal, США

Стамбул — Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во вторник усилил свои нападки на США, призвав бойкотировать айфоны компании «Эппл» и прочую бытовую электронику из США. А турецкий министр иностранных дел вместе со своим российским коллегой раскритиковал западные санкции.

Турция, давно уже являющаяся членом альянса НАТО, застряла между Западом и Россией. На этой неделе руководство в Анкаре решительно склонилось в сторону Москвы.

В последние недели Соединенные Штаты вводят санкции против Турции и России, и их валюты лира и рубль существенно потеряли в цене по отношению к доллару. Бойкот Эрдогана — это часть масштабной кампании, начатой Турцией в ответ на принятые США меры.

Курс лиры, серьезно пострадавшей из-за опасений инвесторов по поводу финансовой стабильности Турции, с 1 августа падает все ниже и ниже, и сегодня достиг рекордного минимума. В тот день Соединенные Штаты ввели против этой страны санкции за ее отказ освободить американского пастора, которого обвиняют в терроризме.

Во вторник лира немного поднялась по отношению к доллару до показателя 6,37, но ее курс по-прежнему очень низок.

Новые пошлины, введенные в понедельник Америкой на некоторые импортные товары из Турции, вызвали опасения по поводу начала полномасштабной торговой войны.

Выступая во вторник в Анкаре на совместной пресс-конференции с главным российским дипломатом Сергеем Лавровым, турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу (Mevlut Cavusoglu) обрушился с критикой на западные санкции.

«Та эпоха, когда нас запугивали, должна закончиться», — заявил он.

Лавров выразил аналогичную точку зрения: «Они используют методы санкций, угроз, шантажа и диктата».

Пообещав наладить с Турцией более тесное сотрудничество, Лавров заявил, что Россия в перспективе может отказаться от доллара в двусторонней торговле, как она сделала это вместе с Китаем и Ираном.

Сближение с Россией поможет Эрдогану уменьшить зависимость Турции от Вашингтона, а это изменит расстановку сил, сложившуюся после Второй мировой войны в Европе, где турецкая армия охраняет юго-восточный фланг НАТО.

«Мы ищем новых союзников», — заявил в воскресенье Эрдоган своим сторонникам.

Но Москва может помогать турецкой экономике лишь до определенных пределов. Во вторник Лавров не дал никаких конкретных обещаний о содействии.

Развивающееся между Россией и Турцией партнерство в торговой и военной сферах стало весьма примечательным поворотом событий. Два года назад напряженность между двумя странами резко усилилась, когда Турция сбила российский самолет, а сотрудник турецкой полиции убил посла России.

Но недавно Москва подписала со своим южным соседом ряд контрактов на увеличение поставок природного газа, на строительство атомной электростанции и на продажу Турции современного противоракетного щита.

С другой стороны, турецко-американские отношения всерьез испортились.

Эрдоган обвиняет Вашингтон в том, что он ведет против Турции экономическую войну. В выходные дни он посетовал на то, что США не реагируют на его требование депортировать мусульманского проповедника Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gulen), которого Анкара обвиняет в тайной подготовке неудавшегося переворота. Сам Гюлен все обвинения отрицает.

Антиамериканские настроения вылились в социальные сети, где появились видеозаписи, на которых люди сжигают долларовые банкноты и ломают американские электронные устройства.

Серьезно пострадавший от падения лиры парикмахер Рухи Тас (Ruhi Tas) из черноморского города Унье заявил, что организовал свой собственный бойкот. Разозлившись из-за того, что его долг в 12 тысяч долларов в лирах резко вырос, он решил, что в своей парикмахерской откажется делать «американскую» стрижку.

Хотя такая прическа — короткая стрижка с боков и более длинная сверху — пользуется большой популярностью среди молодежи, другие парикмахеры в знак солидарности присоединились к бойкоту Таса. «Я снова начну делать американскую стрижку, когда доллар пойдет вниз, — сказал парикмахер, отметив, что клиенты его поддерживают. — Скажите США, чтобы они не пакостили Турции».

Несмотря на пламенные антиамериканские речи, Эрдоган избегает прямых нападок на президента Трампа, подавая сигнал о том, что компромисс в деле пастора Эндрю Брансона (Andrew Brunson) все-таки возможен. Во вторник адвокат пастора сказал, что он подал в турецкий суд новое ходатайство, попросив выпустить его клиента из-под домашнего ареста и вернуть ему паспорт.

Между тем, некоторые аналитики отмечают, что Эрдоган может приступить к налаживанию более тесных связей с Евросоюзом, который рассчитывает на помощь Турции в сдерживании потоков мигрантов, а также сохранит свои обязательства перед НАТО.

«Размолвка между США и Турцией является двусторонней проблемой, и она останется таковой, — сказал отставной дипломат Унал Чевикез (Ünal Çeviköz), работавший послом в России. — Эрдоган не осмелится выйти из НАТО».

Деловое сообщество Турции и США предупреждает о возможных катастрофических последствиях и призывает стороны прекратить нагнетание напряженности.

«Действия, усиливающие эту напряженность, могут привести к распространению сегодняшних финансовых проблем на другие формирующиеся рынки, на европейские банки, а в конечном итоге и на американскую экономику», — сказал вице-президент торговой палаты США Майрон Бриллиант (Myron Brilliant).

Министры иностранных дел на своей встрече в Анкаре во вторник уделили серьезное внимание войне в Сирии.

Весной Россия, являющаяся одним из главных спонсоров режима сирийского президента Башара Асада, разрешила Турции занять город на северо-западе Сирии, дабы отразить нападения курдских боевиков, которых Соединенные Штаты считают союзниками, а Анкара — террористической угрозой.

Во вторник в Анкаре Чавушоглу призвал Лаврова сдержать натиск сирийского режима, чьи войска спешат взять под свой контроль город Идлиб, вокруг которого Анкара разместила военных наблюдателей.

«Это будет массовая бойня, если начнется бомбардировка всего Идлиба только из-за того, что внутри города укрылось несколько террористов», — сказал он.

Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702856


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702848

Ждет ли союз России и Турции блестящее будущее?

Матия Шерич (Matija Šerić), Advance, Хорватия

Политические отношения между Турцией и Россией всегда были отдельной темой и всегда были очень неоднозначны, поскольку в прошлом их не раз бросало от любви к ненависти. Так случалось и в последние годы. Завязки, развязки, повороты и постоянные драматические перипетии — вот основные характеристики российско-турецких отношений. В шутку даже можно сказать, что бурные отношения Анкары и Москвы никогда не дают заскучать и часто полны новизны.

В настоящее время отношения между Турцией и США катастрофически плохие из-за конфликта интересов в Сирии и более широких разногласий на Ближнем Востоке. Поэтому недавно американский постпред при НАТО заявила, что Россия пытается «перетянуть» Турцию на свою сторону, продавая ей комплексы С-400 и обеспечивая выгодные энергетические контракты. Обеспокоенность США не удивляет, особенно если вспомнить, что 26 июля на саммите БРИКС в Йоханнесбурге в ЮАР вновь встретились президенты Владимир Путин и Реджеп Эрдоган. Основной темой их разговора стали пути выхода из сирийского конфликта, а также укрепление двусторонних отношений. Встреча прошла в непринужденной обстановке, и президенты много шутили. Анекдотичная деталь: Эрдоган сказал Путину, что, когда он во второй раз приедет с визитом в Турцию, его угостят русским мясом в ресторане. Тем самым Эрдоган хотел подчеркнуть улучшившиеся торговые связи, которые постоянно активно развиваются. Только в этом году президенты России и Турции говорили по телефону 16 раз, что подтверждает их интенсивное сотрудничество. Подобные дружественные встречи двух лидеров диаметрально отличаются от напряженных переговоров Эрдогана с лидерами Европейского Союза и Соединенных Штатов.

Из-за географической близости и сходства политической власти в Турции и России отношения между ними всегда будут играть важную роль для обеих сторон. Россиян заботят их отношения с Турцией, и точно так же турки придают исключительно большое значение отношениям с россиянами. Хорошие или плохие двусторонние отношения между ними по-своему определяют всю внешнюю политику. Влияние на турецко-российские связи оказывают другие государства, такие как Израиль, Иран, страны Персидского залива, а также Европейский Союз и США. Если турки наладили хорошие отношения с русскими, то они уже больше не нуждаются в союзе с Западом. Немаловажный элемент турецко-российских отношений: интересы двух стран, бывает, совпадают, а, бывает, вступают в конфликт. Известно, что нередко соседние страны, пусть их и связывают общие интересы, испытывают плохие периоды, так как один сосед в чем-то мешает другому. Эти «соответствия» или «противоречия» неразрывно связаны с общей региональной и мировой картиной.

Сейчас, в середине 2018 года, Путин и Эрдоган могут похвалиться тем, что их страны связывают всеобъемлющие и глубокие отношения, которые, помимо политического сотрудничества, включают и торговлю, и поставки энергоносителей, и инвестиции, и сотрудничество в строительной, культурной, туристической и военной сфере… Недавний опрос показал, что 70% турецких граждан позитивно оценивает политический и экономический союз с Россией, а также сотрудничество с ней в области безопасности. Одним из ключевых показателей российско-турецкого партнерства является участие россиян в постройке первой турецкой атомной электростанции «Аккую», которую сейчас возводят в провинции Мерсин. АЭС «Аккую» — один из крупнейших проектов Эрдогана. АЭС планируется построить к 2023 году, что значительно укрепит Турцию. Проект оценивается в 20 миллиардов долларов, и АЭС будет покрывать десять процентов потребления электроэнергии в Турции. Российская компания «Росатом» финансирует строительство АЭС в обмен на 51-процентную долю в акционерном капитале. Уже давно Россия является крупнейшим поставщиком газа в Турцию и занимает третье место среди импортеров нефти на турецкий рынок.

Однако все не так уж безоблачно, поскольку отношения окружены взаимным недоверием и сомнениями, связанными с разностью интересов прежде всего в таких регионах, как Ближний Восток. Но сторонам следует отстраниться от разногласий и стараться выстраивать мирные долгосрочные отношения. Они очень важны со стратегической точки зрения и не должны подвергаться диктату со стороны других стран — российско-турецкие отношения должны двигать вперед сами турецкие и российские политические деятели. Несмотря на то, что много лет Путин и Эрдоган выстраивали конструктивные отношения, кризис 2015 — 2016 годов (хоть и был непродолжительным) обнаружил хрупкость и все недостатки этих отношений. Между Россией и Турцией чуть не началась война. Эти страны едва избежали сильных потрясений. Правда, впоследствии отношения стабилизировались. Именно поэтому нет сомнений в том, что уже в ближайшем будущем нас ожидает еще много сюрпризов. Возможно, определятся некие особенности турецко-российских отношений.

С уверенностью можно сказать, что отношения между Москвой и Анкарой будут чрезвычайно важны для каждой из сторон. Обе страны гордятся своим особым евразийским статусом, который делает их исключительно важными, ведь ни одна из них не называет себя ни азиатской, ни европейской. И Турция, и Россия гордятся тем, что относятся к обоим континентам и цивилизационным кругам, что обеспечивает им особое положение и статус в геополитике. Именно принадлежность к Евразии является тем фактором, который крепко связывает Россию и Турцию.

Их местоположением на границе частей света объясняются и различные парадоксы. Турция, будучи членом НАТО, закупает российские зенитно-ракетные комплексы С-400. И Россия, и Турция участвуют в решении сирийского кризиса, однако россияне поддерживают правительство Асада, а турки — антироссийских суннитских повстанцев. Российское руководство сотрудничает с курдами в Сирии, а турецкое руководство считает их своим злейшим врагом. И россияне, и турки хотят стабильности в Закавказье, точнее в Грузии, Армении и Азербайджане — регионе, где, как выяснилось, легко вспыхивают конфликты. Остается нерешенным конфликт в Нагорном Карабахе между Ереваном и Баку, а также проблема двух отделившихся пророссийских регионов Грузии. Российско-турецкие отношения во многом будут зависеть от международного терроризма, цен на энергоносители, а также от геополитических и геоэкономических факторов. Общая отличительная черта Турции и России в том, что их руководство прилагает большие усилия для модернизации своих стран в технологической, научной, энергетической, транспортной и других сферах. Власти стремятся поднять уровень жизни своих граждан, и стороны устраивает взаимная поддержка без конфронтаций.

Политические отношения Москвы и Анкары становятся все теплее и искреннее, и именно благодаря этому стремительно развивается их торговое сотрудничество. Турция стала пятым крупнейшим торговым партнером России в первой половине 2018 года. Торговый оборот между двумя странами за первые шесть месяцев текущего года увеличился на 37% по сравнению с тем же периодом прошлого года и достиг 13,3 миллиарда долларов. Чуть более года назад, в июле 2017 года, Турция и Россия подписали совместную декларацию об отмене торговых ограничений между ними и о полной нормализации экономических отношений. Напомню, что взаимные санкции были введены после охлаждения отношений в ноябре 2015 года. Поскольку все торговые ограничения сняты, турецкий экспорт в Россию за первые шесть месяцев 2018 года возрос на 47%, а российский экспорт в Турцию в тот же период вырос на 36%. В 2017 году торговый оборот между Россией и Турцией достиг 22 миллиардов долларов, а это рост на 40,5% по сравнению с 2016 годом. Ожидается, что в этом году Турцию посетит около шести миллионов российских туристов.

Турция заинтересована в участии в БРИКС, хотя турецкая экономика переживает кризис и отнюдь не так сильна, как еще пять лет назад. Чтобы войти в БРИКС, Турция должна нарастить производство товаров и услуг, чтобы предложить их на рынке и стать привлекательной для членов группы. Союз с Россией, несомненно, поможет стремлению Турции присоединиться к БРИКС, а также к Шанхайской организации сотрудничества. Участие в БРИКС может упрочить турецкий геополитический статус, и если это произойдет, турецко-российские связи поднимутся на новый уровень в региональном и мировом контексте. Этого хотят и Москва, и Анкара.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702848


Турция. Азербайджан. Грузия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702844

После конвенции по Каспию в Турцию будут поступать нефть и газ этого региона?

Гюнтай Шимшек (Güntay Şimşek), Habertürk, Турция

В споре о том, является ли Каспий «морем или озером», не удалось поставить точку. С подписанием лидерами прикаспийских государств смешанного соглашения Каспийское море было объявлено «внутренним водоемом» с особым статусом. Таким образом, вопреки расхожему мнению, видимо, будет прегражден путь к тому, чтобы часть запасов нефти и природного газа этого региона, объемы которых оцениваются в 50 миллиардов баррелей и девять триллионов кубометров, доходила по трубопроводу до Турции. Но учитывая, что создается новый мир, нужно немного набраться терпения.

В то время как, согласно подписанной в казахстанском городе Актау конвенции, дно и недра Каспия были разграничены на разные участки, водная поверхность моря тоже была разделена с установлением территориальных вод шириной 15 морских миль, морских границ, рыболовных зон и принципов пользования ресурсами. Остальная площадь поверхности моря была открыта для общего пользования и объявлена нейтральной зоной. Однако действия в нейтральной зоне были привязаны к условиям защиты биологического богатства и рыбных ресурсов Каспия.

В силу того что при состоявшемся в воскресенье, 12 августа, разделе Каспия в качестве его правового статуса учитывались особенности как озера, так и моря, а также особые случаи, и на экологическом факторе был сделан утрированный акцент, проект Транскаспийского газопровода, о котором говорится с 1996 года, может еще на некоторое время остаться в долгом ящике. Но этот газопровод при поддержке Америки многие годы сохранялся на повестке дня в качестве альтернативного России маршрута передачи газа в Европу через Азербайджан, Грузию и Турцию. В дальнейшем в игру вступил Европейский Союз (ЕС), взяв на себя ведущую роль, но не смог получить результата.

В наши дни Америка желает выйти на рынки Европы со своим сланцевым газом и занять место российского газа. Это тоже одна из причин, по которой США спорят с ЕС, чтобы заставить европейцев не покупать российский газ. В данный момент у Америки, с одной стороны, нет влияния в Азии и на Каспии, с другой — их энергетическая политика изменилась из-за утраченной роли в регионе. Если Турция сможет правильно позиционировать себя в структуре нового миропорядка, тогда дверь для каспийских энергоресурсов может открыться и в Анатолию.

Россия, Иран и Китай выиграли

Каспийские энергоресурсы, которые лидеры России, Ирана, Казахстана, Азербайджана и Туркмении не могли поделить, несмотря на то, что около 20 лет обсуждали вопрос о статусе Каспия и проводили встречи по этому поводу, с подписанием конвенции обрели новую дорожную карту. В главном выигрыше от соглашения — Россия. За ней следуют Иран и Китай. Казахстан тоже, можно сказать, остался в выигрыше. Но Азербайджан, Туркмения и косвенно Турция пока не в числе победителей.

Судя по возникающей картине, Турции, по крайней мере сейчас, не достанется роль энергетического коридора в обеспечении передачи каспийского газа и нефти на Запад. Туркменский природный газ продолжит течь в Китай, Россию, Иран. А нефть Казахстана с подписанием конвенции, как допускается, после России может поступать на судах по Каспийскому морю к берегам Ирана, а оттуда идти в Персидский залив. Более того, после этого соглашения иранская нефть тоже наравне с казахстанской может по вновь возникшему энергетическому маршруту на Каспии поступать на мировой рынок в обход американского эмбарго. Иными словами, соглашение по Каспию можно также рассматривать как важный сигнал России, Ирана и Китая в адрес США. Потому что конвенция, с одной стороны, создаст энергетическую экосистему в регионе, с другой — она потенциально способна сблизить прикаспийские государства друг с другом с политической точки зрения. Кроме того, агрессивная позиция и угрозы США последних дней тоже, можно сказать, внесли вклад в подписание этого соглашения.

Почему важен «Транскаспий»?

С помощью Транскаспийского газопровода, который многие годы оставался на повестке дня, планировалось гарантировать безопасность поставок туркменского природного газа. Этот газопровод привлекал внимание как проект, способный препятствовать оказанию Россией и Китаем давления на страны региона с помощью энергоресурсов. Россия и Иран выступали против этого маршрута, а Турция и ЕС придавали ему значение. В рамках соглашений, связанных с передачей азербайджанского газа на европейские рынки через Турцию по проекту Трансанатолийского газопровода (TANAP), Транскаспийский газопровод тоже возникал на повестке дня. В 1996 году США предложили этот маршрут Туркмении. А в 1999 году в Стамбуле Туркмения, Азербайджан, Грузия и Турция подписали соглашения о строительстве трубопровода. Проект трубопровода, который хотели реализовать General Electric, Bechtel и Shell, к сожалению, не был осуществлен. Его не удалось претворить в жизнь в том числе из-за того, что Азербайджан в силу стратегий BP тогда холодно относился к проекту, хотя неохотно и поставил свою подпись, Иран и Россия тоже выступали против.

В сентябре 2011 года ЕС взял на себя активную роль в этом проекте. Но в том же году президент России Медведев публично выступил против выхода на рынок природного газа Средней Азии с проектом Транскаспийского газопровода на основании неурегулированности статуса Каспия. В марте 2012 года президент Туркмении Бердымухамедов в ходе своего визита в Киев озвучил идею создания Транскаспийского газопровода в обход России мощностью 25 миллиардов кубометров в год, но это повлекло за собой бурную реакцию. Когда в долгий ящик лег проект «Набукко» (Nabucco), в котором ведущую роль играла Турция, возникла идея передавать туркменский газ в Европу по инициированным Азербайджаном TANAP и Трансадриатическому газопроводу, но снова возникла проблема статуса Каспия, и достичь прогресса не удалось. Более того, когда стали говорить, что «Транскаспий» протянется не только в Турцию, ЕС, но и на Украину, Россия стала действовать более активно и, будучи страной, окружившей Черное море трубопроводами, превратилась в чувствительную защитницу окружающей среды, которая думает о биологическом разнообразии Каспийского моря, заботится об осетровых, рассказывает о сокращении производства икры.

Икра и Каспий

Каспийское море одновременно известно тем, что оно обеспечивает большую часть мировой добычи черной икры — около 90% в начале 2000-х годов. Каспий как место, где икра добывается в таком большом объеме, в то же время стал центром нелегальной торговли икрой. Но виды осетровых рыб, форма и время ловли не попали в сферу интересов прикаспийских государств. Как на данный момент складывается ситуация с добычей икры на Каспии, чувствительностью по отношению к рыбной ловли и биологическому разнообразию, я не знаю. Но я неоднократно слышал и читал о том, что на Каспии из-за браконьерства осетровые находятся на грани исчезновения. Помимо браконьерства, в числе других, может быть, даже еще более важных причин — загрязнение, вызванное добычей нефти, тяжелые металлы, загрязнение питающих море рек. Загрязнение и браконьерство сократили и продолжают сокращать популяцию осетровых. При этом политический предлог, согласно которому планируемые для транспортировки энергоресурсов трубопроводы на Каспии, где и так добывается нефть и природный газ, окажут негативное воздействие на окружающую среду, — лучшее основание для препятствования нежелательным проектам.

Да, если нечувствительные к экологическим проблемам прикаспийские государства в скором времени не смогут принять меры, то можно сказать, что некоторым видам осетровых, используемым при производстве высококачественной икры, уже пришел конец, а гибель других — лишь вопрос времени. Несмотря на то, что в глобальном масштабе принимаются меры по противодействию контрабанде икры, прикаспийские государства всегда предпочитали безмолвие.

Почему созданию трубопроводов препятствуют?

В прошлом году на первом разведанном участке месторождения Кашаган в Каспийском море у берегов Казахстана были обнаружены запасы нефти в объеме около семи миллиардов тонн. Кашаганское месторождение, по современным оценкам, соответствует половине запасов Саудовской Аравии, но кому, откуда и как будет поступать эта нефть? Кто будет осуществлять контроль и, главное, будет получателем?

Туркмения же, согласно докладу BP 2018 года, занимает четвертое место в мире по запасам природного газа после России, Ирана и Катара. Но крупнейший производитель природного газа в мире — США. Туркмения же, несмотря на богатые запасы, по добыче природного газа не может войти и в первую восьмерку, потому что не может выйти на рынок. Важнейшим получателем и продавцом туркменского газа многие годы была Россия. Сейчас на первом месте — Китай, вторая — Россия, третий — Иран. Иран как потребляет туркменский газ, так и продает его своим соседям. По этой причине Россия и Иран не хотят, чтобы с созданием «Транскаспия» туркменский газ составил им конкуренцию.

Одним словом, обладать запасами нефти и природного газа недостаточно. Нужно также производить, выходить на рынок и иметь возможность контролировать эти ресурсы с помощью методов продаж и маршрутов трубопроводов.

Турция. Азербайджан. Грузия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702844


США. Турция > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 августа 2018 > № 2702824

Трамп и злоупотребление американскими санкциями

Редакция | Financial Times

Санкции Вашингтона против Турции спровоцировали один из самых серьезных разладов с союзником по НАТО за последние годы. Это показывает, как использование санкций, а иногда и злоупотребление ими нынешней американской администрацией рискует подорвать интересы самих США и их ключевых союзников, пишет Financial Times в редакционной статье.

Санкции могут играть важную роль в современной дипломатии: они позволяют оказывать давление, не прибегая к вооруженной силе. "Но для максимального эффекта санкции необходимо применять продуманно, с ясными целями и в тесной координации с союзниками", - подчеркивает британское издание.

Белый дом применяет санкции не только более широко, но и порой в одностороннем порядке, как в случае с возобновлением мер против Ирана. "Более того, Трамп, по всей видимости, склонен использовать их, чтобы попытаться обойти более трудоемкие дипломатические стратегии и быстро добиться результатов", - говорится в статье. Издание отмечает, что ясная конечная цель при этом временами отсутствует. "Президент использует их также для того, чтобы произвести впечатление на свой электорат", - добавляет FT.

"Неосторожное введение санкций, однако, рискует дестабилизировать рынки с непредсказуемыми последствиями для мировой экономики в более широком плане", - пишет газета.

"Во-вторых, кары США могут подтолкнуть как союзников, так и противников в объятия соперничающих держав, стремящихся бросить вызов американскому господству, таких как Россия и Китай. Москва пытается нагреть руки на ситуации с Турцией. Китай на этой неделе предложил финансовую поддержку Пакистану после того, как Вашингтон намекнул, что может заблокировать помощь стране от МВФ. Не исключено, что Пекин, хотя он и не в состоянии позволить себе выручать всех желающих, может предложить помощь также Анкаре", - полагает FT.

Даже самые выверенные и дельные санкции - например, введенные против России после аннексии Крыма - рискуют вынудить другие страны отказаться от доллара и финансовых сетей, в которых доминируют США, отмечается в статье. Москва выпустила платежную карту в противовес Visa и Mastercard и утверждает, что создала свою систему финансовых переводов, которая защитит ее в случае отключения от Swift.

"В связи с этим Вашингтону тем более важно использовать санкции с умом. Иначе они не укрепят его силу, а смогут лишь поспособствовать более быстрому закату возглавляемого США глобального политического порядка и торговой системы", - заключает издание.

США. Турция > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 августа 2018 > № 2702824


США. Турция. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 августа 2018 > № 2702823

Турция сближается с Россией

Дэвид Готье-Виллар | The Wall Street Journal

"Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во вторник активизировал свои атаки на США, призвав к бойкоту айфонов Apple и других американских электронных товаров, в то время как его министр иностранных дел присоединился к своему российскому коллеге в критике западных санкций", - пишет The Wall Street Journal.

"Турция, давний союзник НАТО, оказалась перед выбором между Западом и Россией. На этой неделе чиновники в Анкаре решительно склонялись в пользу Москвы", - отмечает автор статьи Дэвид Готье-Виллар.

"В последние недели Турция и Россия стали жертвами американских санкций, в то время как курсы их валют, лиры и рубля, упали по отношению к доллару", - напоминает издание.

"На конференции в Анкаре во вторник с главой российской дипломатии Сергеем Лавровым министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу обрушился на западные санкции", - говорится в статье.

Обещая более тесное сотрудничество с Турцией, Лавров заявил, что Россия может отказаться от доллара в двусторонней торговле в будущем, как она уже сделала в случае с такими странами, как Китай и Иран.

"Укрепление связей с Россией может помочь Эрдогану уменьшить зависимость его страны от Вашингтона и радикально изменить картину послевоенной Европы, в рамках которой ее (т.е. Турции. - Прим. ред.) вооруженные силы охраняли юго-восточный фланг НАТО", - отмечает издание.

"Мы ищем новых союзников", - заявил Эрдоган своим сторонникам в воскресенье.

Автор напоминает, что отношения России и Турции в последнее время не были безоблачными, отмечая инциденты со сбитым турецкими военными российским самолетом и застреленным российским послом. "Впрочем, недавно Москва подписала контракты на поставку своему южному соседу большего объема природного газа, строительство АЭС и предоставление новейшей системы ПРО", - говорится в статье.

Автор упоминает резкую реакцию турецкой общественности на новые санкции.

"Сильно пострадав от падения курса лиры, Рухи Тас, по его словам, придумал собственный бойкот", - пишет издание.

В ярости наблюдая за тем, как его кредит на сумму в 12 тыс. долларов резко растет в лирах, 43-летний парикмахер говорит, что он решил больше не предлагать стрижку "американская милитари" в своем салоне в черноморском городе Унье.

Хотя эта мужская стрижка - когда коротко обстригаются виски и волосы оставляются на макушке - очень популярна среди молодежи в регионе, этот бойкот поддержали и другие парикмахеры, заявил он. "Я снова начну делать "американскую милитари", когда курс доллара снизится, - сказал он, добавив, что клиенты его поддерживают. - Скажите США, чтобы они не связывались с Турцией".

Тем временем некоторые аналитики, по их словам, ожидают, что Эрдоган укрепит связи с ЕС, который зависит от помощи Турции в сдерживании потоков мигрантов, и сохранит свою приверженность НАТО.

США. Турция. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 августа 2018 > № 2702823


США. Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 августа 2018 > № 2702822

Дуэль эгоистов

Торстен Кнуф | Frankfurter Rundschau

В споре между США и Турцией Евросоюз должен выступить в роли посредника, считает журналист немецкого издания Frankfurter Rundschau Торстен Кнуф.

"В мыслях Дональда Трампа есть Дональд Трамп и еще пара других гениальных парней. А есть злобные создания, систематически причиняющие ущерб Америке. Кого и к какому лагерю относит американский президент, зависит от его состояния в конкретный день", - иронизирует журналист.

На днях президент США нашел нового врага, а именно турецкого коллегу Реджепа Тайипа Эрдогана. "Американский президент и турок сделаны из одного теста: их эго выражено настолько сильно, что они давно перешагнули порог на пути к мании величия", - отмечает Кнуф.

Турция и без того находится сейчас в опасной ситуации, а теперь ей грозит коллапс. При этом в конфликте между Вашингтоном и Анкарой речь идет совсем не об экономике, а о соперничестве власть имущих, полагает автор статьи.

Дональд Трамп разрушает западное послевоенное устройство мира, продолжает Кнуф. Он уже подорвал торговые соглашения, провалил саммит "большой семерки" и поставил под сомнение ценность НАТО.

"Реджеп Тайип Эрдоган также является человеком, который потерял все ориентиры и в долгосрочной перспективе принесет своей стране больше вреда, чем пользы, - уверен Кнуф. - Угрозы переориентации внешней политики в сторону России или исламского мира издавна входили в стандартный репертуар представителей турецкого правительства. Однако это не меняет того, что США должны быть принципиально заинтересованы в стабильной Турции, так же, как и европейцы".

"Дональд Трамп этого, кажется, не понимает, - рассуждает журналист. - Для него, как и для Эрдогана, действует общее правило войн и конфликтов: когда развевается знамя, разум вылетает в трубу".

Евросоюз ведет себя удивительно тихо и, кажется, не хочет злить Трампа. При этом в Турции, подчеркивает Кнуф, на карту поставлены многие европейские интересы. Речь идет не только о человеческих отношениях и политическом курсе страны, но и об экономических связях. Для Европы коварство ситуации заключается в том, что оба партнера незаменимы - не президенты, а соответствующие страны, отмечает автор.

"ЕС и страны-участники хвастаются тем, что у них по-прежнему есть каналы общения с Вашингтоном и Анкарой. Их необходимо использовать. Не обязательно громко, но быстро. По крайней мере, стоит попытаться", - призывает Кнуф.

США. Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 августа 2018 > № 2702822


США. Турция. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 августа 2018 > № 2702821

Схватка Трампа с Турцией помогает России разрушать НАТО, считают эксперты

Кристина Маза | Newsweek

Аналитики предупреждают, что конфликт с США может побудить Турцию искать новых друзей, пишет журналистка Newsweek Кристина Маза.

Россия, похоже, с превеликим удовольствием заполнит нишу, оставленную Вашингтоном. Во вторник министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что Россия поддерживает использование в торговле с Турцией местной валюты вместо долларов.

"Хотя Россия, как и Иран, конечно, не в том экономическом положении, чтобы помочь Турции выйти из затруднения, политические сигналы поддержки важны для стратегии Эрдогана, чтобы продемонстрировать турецкой общественности, что Анкара не осталась одна в противостоянии Вашингтону", - считает старший аналитик и эксперт по Турции в компании Conias Risk Intelligence Магдалена Киршнер.

"Конечно, Москва, должно быть, рада воспользоваться этим кризисом, тем более что призывы бойкотировать iPhone могут быстро перерасти в требования ограничить военное сотрудничество, например, по "Инджирлику" или другим объектам США-НАТО в Турции. И это в тот момент, когда у Вашингтона там все еще нет посла. Для НАТО, а также для европейских союзников, которые ограничились предостережениями, это означает очередной стресс-тест, способный еще больше подорвать их веру в то, что США и Турция будут добиваться консенсуса ради альянса", - сказала Киршнер.

По словам некоторых аналитиков, нынешний конфликт лишь помогает ускорить отдаление Анкары от НАТО, которое тянулось на протяжении нескольких лет. Булент Алириза, директор программы по изучению Турции в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований, считает, что страна впервые отступила от НАТО в 2016 году, когда Эрдоган после саммита альянса встретился с Путиным. В 2017 году он 14 раз разговаривал с Путиным по телефону, с Трампом же - четыре раза.

По словам Алиризы, это, возможно, самая серьезная размолвка между США и Турцией в недавней истории. "Она может затмить все кризисы последних 40 лет. Дна здесь, похоже, нет", - сказал аналитик Newsweek.

США. Турция. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 августа 2018 > № 2702821


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 14 августа 2018 > № 2703087

За сталь ответите: Турция бойкотирует электронику из Штатов

Эрдоган объявил о бойкоте Турцией электроники из США

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что страна введет запрет на ввоз электроники из США. Турецкий лидер отметил, что такой бойкот выражает «твердую политическую позицию». Меры о запрете электроники — часть политико-экономического противостояния союзников по НАТО, которое уже привело к падению национальной валюты Турции

Попытка экономического давления на Турцию со стороны США не увенчается успехом, заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, передает агентство Anadolu. По словам турецкого лидера, Вашингтон пытается навредить турецкой экономике, так как она — одна из сильнейших в мире — 17-я по объему ВВП и 13-я по паритету покупательной способности.

«Консервация производства недопустима. Нужно больше производить и экспортировать», — заключил Эрдоган.

Заявление о запрете на ввоз американской электроники — еще один шаг в противостоянии между союзниками по НАТО США и Турции. Обострение отношений началось вскоре после ареста Анкарой американского проповедника Эндрю Брансона. Турецкие власти таким образом стремились надавить на США в деле религиозного деятеля Фетхуллаха Гюллена, которого в Турции обвиняют в организации попытки государственного переворота летом 2016 года.

При этом прокуратура Анкары сообщила на своем сайте о начале официального расследования по факту начавшегося в стране финансового кризиса.

Представители прокуратуры заявляли, что действия в рамках данного расследования будут направлены в отношении лиц и СМИ, которые могут представлять угрозу экономической безопасности Турции.

В министерстве внутренних дел Турции вместе с тем сообщили о начале расследования в отношении 346 аккаунтов, которые занимались «провокацией роста обменного курса», сообщает CNN Turk.

О начале расследования в отношении «лиц, распространяющих фальшивые новости» о состоянии экономики, также сообщило управление по расследованию финансовых преступлений (MASAK), передает Sabah.

Экономическая ситуация в Турции между тем ухудшается. Ранее власти США объявили о двукратном увеличении пошлин на ввоз стали и алюминия из Турции. Данное решение привело к обвалу турецкой лиры. Эрдоган заявил, что американские партнеры нанесли Турции «удар в спину».

«С одной стороны, вы говорите о стратегическом союзе, с другой — бьете в спину своего партнера. Мы не можем это принять», — заявил турецкий лидер.

В свою очередь, экономический советник Белого дома Кевин Хассетт связал падение курса турецкой валюты с отходом от демократии. Об этом он заявил в эфире телеканала MSNBC.

По словам Хассетта, падение курса национальной валюты на 40% указывает на то, что в стране не в порядке многие основные экономические показатели. «Когда страна теряет связь с либеральной демократией, тогда не знаешь точно, что случится с экономикой дальше», — заявил Хассетт.

Он добавил, что американские пошлины затрагивают сталь, а эта отрасль является «очень небольшой частью» турецкой экономики. Хассетт также заметил, что в США внимательно следят за курсом лиры.

Не исключено, что за давлением могут последовать предложения, которые турецкая сторона будет вынуждена принять. Советник американского президента по национальной безопасности Джон Болтон встретился в Белом доме с турецким послом в США Сердаром Кылычем. Во время переговоров речь шла об отношениях между странами, а также о содержании под стражей в Турции пастора Эндрю Брансона.

Эрдоган пока не склонен уступать — он дал понять, что не собирается останавливаться, и предупредил Вашингтон, что политика США может привести к тому, что им придется искать новых союзников.

«В последние годы наше партнерство испытывалось разногласиями… Если Соединенные Штаты не начнут уважать суверенитет Турции и не докажут, что понимают опасности, угрожающие нашей стране, то партнерство может оказаться под угрозой», — отмечается в недавней статье Эрдогана, опубликованной в The New York Times.

Правда, в понедельник, 13 августа, он заявил, что Анкара призывает Вашингтон вернуться в «правовое русло». По его словам, Турция действует, «исходя из норм международного права».

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 14 августа 2018 > № 2703087


США. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702895

В экономической борьбе с Америкой обычно есть лишь один победитель

Ричард Спенсер (Richard Spencer), The Times, Великобритания

Один человек вместе с богом, как сказал Мартин Лютер, может быть большинством, но когда каждая из стран, ведущих долгий спор, считает, что бог — на ее стороне, победителем в итоге могут стать деньги.

Президент Трамп на прошлой неделе бросил вызов и Ирану, и Турции, и обе страны его вызов приняли, убеждая своих встревоженных жителей, что Всевышний все устроит.

«Дело в том, что в нынешнем мире Америка изолирована», — заявил на прошлой неделе министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф (Mohammad Javad Zarif) после того, как Трамп в одностороннем порядке вновь ввел санкции.

Трамп также ввел новые пошлины для Турции как раз тогда, когда она испытывала валютный кризис. Президент Турции Эрдоган заявил, что в проигрыше окажется Америка. «Если у них есть их доллары, то у нас есть… наш Аллах», — сказал он.

Если бы все страны были равны, то и у Ирана, и у Турции, наверное, были бы основания для уверенности.

Несмотря на то, что эти страны занимают разные стороны в сирийском конфликте, они находят общий язык в исламизме и антиамериканской риторике и пообещали поддерживать друг друга в трудную минуту. Их общая граница является естественным торговым путем.

Руководству обеих стран также обещают поддержку со стороны других группировок антиамериканского альянса во главе с Россией и Китаем, всегда стремящихся воспрепятствовать реализации «гегемонистских амбиций» Вашингтона.

Да, американские санкции в отношении Ирана не столь болезненны, как те, что действовали до заключения ядерной сделки в 2015 году, когда их поддерживала ООН. Правда и то, что Эрдогану будет не так уж сложно восстановить определенное доверие к своему правительству, учитывая, что панику на рынках вызвала во многом и его собственная риторика.

Однако, как в итоге обнаружил Иран, когда его в принципе вынудили заключить ядерную сделку, ни одна страна не в состоянии поддерживать свой уровень жизни, если у нее нет доступа к международным валютным рынкам. На практике это означает доступ к доллару, который, несмотря на многочисленные прогнозы, после финансового кризиса только вырос в качестве основной валюты в международной торговле.

Это не значит, что Турция или Иран сразу же будут поставлены на колени: кто-то будет покупать иранскую нефть, и обе страны смогут сами выращивать для себя продукты питания. И это, разумеется, не означает, что их население свергнет своих правителей — как показывает исторический опыт, их лидеры лишь укрепят свою власть.

Однако под угрозой окажется комфорт — да и сама жизнь — на иранских пассажирских самолетах, поскольку Иран в очередной раз оказывается не в состоянии покупать запасные части.

Неясно, каков план действий есть у Дональда Трампа, чтобы сыграть на этом преимуществе. Он, несомненно, тоже будет взывать к богу, хотя победителя этого спора, по всей вероятности, определит экономическое господство Америки.

США. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702895


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702894

Как Россия планирует привлечь на свою сторону Турцию

The National Interest, США

Июнь был тяжелым месяцем для совета директоров АЭС «Аккую», совместного турко-российского мегапроекта и первой ядерной станции в Турции. 19 июня российские власти обвинили в шпионаже и арестовали Карину Цуркан, топ-менеджера московской «Интер РАО» и бывшего члена правления «Аккую».

Два дня спустя, 21 июня, турецкий журналист воспользовался утечками из той же юридической конторы, которые привели к скандалу вокруг «Панамского архива», чтобы выявить $15-миллионную сделку, заключенную, несмотря на конфликт интересов между турецким строительным магнатом Мехметом Ченгизом и оффшорной консалтинговой фирмой, зарегистрированной в принадлежащих Великобритании Виргинских Островах. Глава консалтиноговой фирмы, русский азербайджанец Фуад Ахундов, был бывшим генеральным директором «Аккую», и оставался в ее совете директоров вплоть до февраля 2018. Ченгиз был одним претендентов на долю в акциях «Аккую» в неудачной прошлогодней сделке.

По мере нарастания трений в отношениях между Россией и Западом сближение России и Турции вызвало беспокойство по обе стороны Атлантики. 8 июля представитель США в НАТО Бейли Хатчинсон заявила, что Россия пытается «развернуть» Анкару в свою сторону, продавая ей зенитные системы С-400 и заключая с ней энергетические сделки.

Хотя эти межгосударственные отношения совершенно определенно важны, они затмевают менее заметные, но столь же значимые усилия России по «развороту» влиятельного делового сообщества Турции. Скандалы вокруг совета директоров «Аккую» выявили попытки России получить рычаги влияния на Эрдогана и его приближенных через частный сектор — это укладывается в курс по наращиванию способностей к ведению гибридной войны против ключевого союзника НАТО,

«Гибридная война» стала общим названием для использования Россией экономических, политических, денежных, тайных и военных ресурсов с целью достичь желаемых перемен в международной политике как в странах бывшего СССР, так и на Западе. Москва использует экономические ресурсы и российские компании, чтобы повлиять на ключевые властные фигуры в целевой стране, зачастую лоббируя поддержание или повышение ее зависимости от российских энергетических ресурсов. Кремль часто использует российский бизнес, чтобы привлечь на свою сторону местный бизнес и политиков, и предлагает им выгодные деловые сделки и высокие посты в советах директоров — процесс этот зачастую непрозрачный и коррупционный.

В Турции, которая много раз воевала с Россией на протяжении последних двух столетий, можно было бы ожидать естественного недоверия к России и ее влиянию на турецкую политику со стороны рядового населения. Однако Кремль упорно работал, чтобы повысить свое влияние — как путем тщательно подобранной пропаганды, так и через деловые отношения между турецким бизнесом и такими корпорациями, как Росатом — Росатому и принадлежит АЭС «Аккую». По всей видимости, его усилия увенчались успехом — проведенный в 2017 опрос продемонстрировал, что 70% турецкого населения положительно относится к политическому, экономическому и оборонительному союзу с Россией.

«Аккую» — один из любимых мегапроектов турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана; в прессе его называют краеугольным в сближении Турции и России. $20-миллионный проект приведет к появлению в Турции ее первого ядерного реактора, который обеспечит 10% всех энергетических нужд страны.

В рамках совместного договора, российская ядерная компания Росатом профинансирует «Аккую» в обмен на 51% долю в ее акциях. Критики проекта считают, что Турции следует добиваться большей энергетической независимости от России, а не усугублять ее. Россия уже является крупнейшим поставщиком природного газа и третьим крупнейшим поставщиком нефти в Турции.

Деликатность проекта «Аккую» определенно потребовала закулисного одобрения со стороны российских властей перед назначением членов совета директоров — можно быть уверенным, что Москве там нужны такие люди, которые понимают политическое значение экономического проекта. По мере развития дела о шпионаже против Цуркан, новые детали ее биографии объясняют причины, по которым Россия назначила ее в совет директоров «Аккую». Личное дело Цуркан подходит под каждый пункт стратегии Кремля. Ее пример демонстрирует, как в смутном мире энергетической политики деловые топ-менеджеры могут выступать в роли дипломатов и участвовать в той деятельности, которую предпочитают избегать официальные лица.

Карина Цуркан, юрист по образованию, сообщила о своих связях с Дубоссарской ГЭС — энергетической компанией в Приднестровской Молдавской Республике, которая отделилась от Молдавии в 1992 и с тех пор сохраняла фактическую независимость под российским влиянием и с обильным присутствием российских «миротворцев». Российский энергетический гигант «Интер РАО» купил Дубоссарскую ГЭС в 2005, и она до сих пор обеспечивает 70% электричества Молдавии, давая Приднестровью существенные рычаги давления на Кишинев. «Интер РАО» взял Цуркан на работу в ходе своего выхода на молдавский рынок, и она последовательно шла вверх по карьерной лестнице, пока не была уволена спустя 9 дней после ареста с ее должности коммерческого директора и члена совета директоров.

Помимо Молдавии, она работала в аннексированном Россией Крыму и в Донбасской республике, марионеточном государстве, которое Кремль сформировал на оккупированных территориях Восточной Украины. В Крыму и Донбассе, как и в Приднестровье, поставки электричества — эффективное орудие, благодаря которому марионетки-сепаратисты и их хозяева могут держать украинских и молдаванских граждан в заложниках под угрозой холодной зимы. Нет ничего удивительного в том, что НАТО и румынская разведка могли заинтересоваться доступной ей информацией.

В совете директоров «Аккую» Цуркан сменил доверенный человек Эрдогана, его бывший старший помощник и тот, кто решал самые разнообразные проблемы — Хасан Кунейд Запсу. Как Запсу, так и строительный магнат Ченгиз, пытавшийся сохранить консалтинговые услуги со стороны бывшего генерального директора «Аккую», при этом стремясь стать партнером проекта, очень близки к Эрдогану. Они оба дают Москве канал связи с единовластным правителем Турции. Что важнее, с учетом тех денег и контрактов, которые стоят на кону, участие внутреннего круга Эрдогана в совместных с Россией энергетических проектах может создать замкнутый круг, способствующий российской стратегии гибридной войны.

Участвуя в «Аккую», Кремль убивает двух зайцев одним камнем — он одновременно увеличивает энергетическую зависимость Турции от России, и превращает приближенных Эрдогана в своих людей. А с учетом реакции Турции на разговоры в Вашингтоне о введении антитурецких санкций за покупку российских зенитных систем С-400, такие рычаги влияния могут быть важнее, чем когда-либо прежде.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702894


США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702893

Как Турция видит кризис в отношениях с США

Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan), The New York Times, США

На протяжении последних шести десятилетий Турция и США являются стратегическими партнерами и союзниками по НАТО. Обе наши страны плечом к плечу противостояли общим вызовам во время холодной войны и после нее.

На протяжении многих лет Турция спешила на помощь Америке, когда это было необходимо. Наши военнослужащие — мужчины и женщины — вместе проливали кровь в Корее. В 1962 году администрация Кеннеди смогла заставить советы вывести ракеты с Кубы, убрав ракеты «Юпитер» из Италии и Турции. После терактов 11сентября, когда Вашингтон рассчитывал, что его друзья и союзники нанесут злу ответный удар, мы направили свои войска в Афганистан, чтобы помочь выполнить там миссию НАТО.

Однако Соединенные Штаты неоднократно и последовательно проявляли неуважение и непонимание озабоченностей турецкого народа. В последние годы наше партнерство испытывалось на прочность разногласиями. К сожалению, наши усилия по обращению вспять этой опасной тенденции оказались тщетными. Если Соединенные Штаты не начнут уважать суверенитет Турции и не докажут, что осознают угрозы, с которыми сталкивается наша страна, наше партнерство может оказаться под угрозой.

15 июля 2016 года Турция подверглась нападению членов теневой группы во главе с Фетхуллахом Гюленом, который из комплекса в сельской местности Пенсильвании руководит своей организацией, официально именуемой моим правительством как Террористическая организация Фетхуллаха. Гюленисты пытались устроить кровавый переворот против моего правительства. В ту ночь миллионы простых граждан бросились на улицы из чувства патриотизма, подобного тому, что американский народ, несомненно, испытал после Перл-Харбора и терактов 11сентября.

Безвинные жертвы, 251 человек, включая Эрола Олкока, моего давнего руководителя кампании и дорогого друга, а также его сына Абдуллу Тайипа Олкока, заплатили самую высокую цену за свободу нашей страны. Если бы успех сопутствовал эскадрону смерти, который пришел за мной и моей семьей, к ним бы присоединился и я.

Турецкий народ ожидал, что Соединенные Штаты безоговорочно осудят атаку и выразят солидарность с избранным руководством Турции. Это было не так. Реакция Соединенных Штатов была далека не удовлетворительной. Вместо того чтобы присоединиться к турецкой демократии, официальные лица Соединенных Штатов осторожно призвали к «стабильности, миру и преемственности внутри Турции». Что еще хуже, не было никакого прогресса в отношении просьбы Турции о выдаче Фетхуллаха Гюлена в соответствии с двусторонним договором.

Еще одна причина для разочарования касается партнерства между Соединенными Штатами и P.Y.D./Y.P.G. (курдские Отряды народной самообороны/Отряды женской самообороны — прим. перев.), сирийским филиалом Рабочей партии Курдистана — вооруженной группой, которая несет ответственность за гибель тысяч граждан Турции с 1984 года и считается в США террористической группировкой. По оценкам турецких властей, в последние годы Вашингтон использовал пять тысяч фур и две тысячи грузовых самолетов для доставки оружия P.Y.D./Y.P.G.

Мое правительство неоднократно делилось нашими озабоченностями с американскими официальными лицами по поводу их решения обучать и снабжать союзников Рабочей партии Курдистана в Сирии. К сожалению, наши слова не были услышаны, и американское оружие в конечном итоге было использовано против гражданских лиц и сотрудников наших сил безопасности в Сирии, Ираке и Турции.

На протяжении последних недель Соединенные Штаты предприняли ряд шагов по эскалации напряженности в отношениях с Турцией, сославшись на арест турецкой полицией американского гражданина Эндрю Брансона по обвинению в пособничестве террористической организации. Вместо того чтобы уважать судебный процесс, к чему я настоятельно призывал президента Трампа в ходе наших многочисленных встреч и бесед, Соединенные Штаты выступили с вопиющими угрозами в адрес дружественной нации и приступили к введению санкций в отношении нескольких членов моего кабинета. Это решение оказалось неприемлемым, иррациональным и, в конечном счете, пагубным для нашей давней дружбы.

Чтобы донести, что Турция не реагирует на угрозы, мы ответили санкциями в отношении нескольких американских чиновников. Двигаясь вперед, мы будем придерживаться того же принципа: попытки заставить мое правительство вмешаться в судебный процесс противоречат нашей Конституции и нашим общим демократическим ценностям.

Турция неоднократно заявляла, что она позаботится о себе сама, если Соединенные Штаты откажутся выслушать. В 1970-х годах турецкое правительство, несмотря на возражения Вашингтона, вмешалось, чтобы предотвратить массовые убийства этнических турок греками-киприотами. Совсем недавно неспособность Вашингтона осознать серьезность наших опасений в отношении угроз национальной безопасности, исходящих из Северной Сирии, привела к двум военным вторжениям, которые отрезали так называемому «Исламскому государству» (организация признана террористической и запрещена на территории РФ — прим. перев.) доступ к границам НАТО и вывели боевиков Y.P.G. из города Африн. Также как и в этих случаях, мы будем предпринимать необходимые шаги для защиты наших национальных интересов.

В то время, когда зло продолжает оставаться незамеченным по всему миру, односторонние действия против Турции со стороны Соединенных Штатов — нашего союзника на протяжении десятилетий — будут лишь подрывать американские интересы и безопасность. Пока не поздно, Вашингтон должен отказаться от ошибочного представления о том, что наши отношения могут быть асимметричными, и смириться с тем, что у Турции есть альтернативы. Неспособность обратить вспять эту тенденцию одностороннего подхода и неуважения потребует от нас поиска новых друзей и союзников.

Реджеп Тайип Эрдоган является действующим президентом Турции.

Исправление: 10 августа 2018 года

Более ранняя версия этой статьи искажала детали размещения ракет «Юпитер» в Турции. В 1962 году администрация Кеннеди провела переговоры по вопросу вывода советских ракет с Кубы, убрав ракеты, уже размещенные в Италии и Турции. Неверно то, что во время кубинского ракетного кризиса Турция согласилась на первоначальное размещение ракет «Юпитер».

США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702893


Иран. США. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702888

Хорошо ловить рыбу в мутной воде

Дженгиз Измирли (Cengiz İzmirli) псевдоним (mahlas), Medya Gunlugu, Турция

Все произошло быстро, всего за одну неделю. Сначала вступили в силу санкции, которые были анонсированы в отношении Ирана, иранский риал за один-два дня достиг отметки 120 тысяч за один доллар. Затем и президент США Дональд Трамп, и его заместитель Майк Пенс (Mike Pence), запустив несколько антитурецких залпов подряд, сказали, что Турции придется несладко, если находящийся на скамье подсудимых американский пастор не будет освобожден. Лира пошла на спад и на момент написания этой статьи продолжает двигаться по нисходящей (один доллар равен 6,2 лиры).

Вслед за этим США объявили о введении новых экономических санкций против России из-за нападения на бывшего агента КГБ Сергея Скрипаля с применением химического оружия в марте этого года, за которое якобы ответственна Россия. После этого объявления рубль тоже претерпел быстрое падение (один доллар стал равен 67,7 рубля).

Очевидно, у этих трех стран, которые за одну неделю подошли к краю экономической пропасти, есть объединяющая особенность: они действуют совместно в Сирии так, чтобы не допустить краха правительства Башара Асада (в случае с Тайипом Эрдоганом — скрепя сердцем), и, по крайней мере сейчас, не позволяют создать курдское политическое образование в роли пешки США в регионе.

При рассмотрении с более широкой точки зрения можно видеть, что две из этих трех стран создают труднопреодолимые препятствия проекту «Большой Ближний Восток» (ББВ) в направлении своих национальных интересов.

Почему России важно препятствовать ББВ — понять нетрудно: хотя после распада СССР Россия на глобальном уровне утратила свою конкурентоспособность, на региональном уровне она по-прежнему видит такие цели США, как наращивание влияния, размещение военной силы, и имеет возможность применять способные помешать этому дипломатические, политические и экономические тактические действия.

А причины противостояния Ирана Америке даже нет нужды долго разбирать. Правительство Тегерана, которое начиная с революции 1979 года считает США «большим сатаной» и убеждено, что США особенно с подстрекательством администрации Трампа со стороны Израиля приступают к реализации в Иране плана по смене режима, воспринимает США как прямую угрозу своему национальному существованию и пытается препятствовать любому шагу США на Ближнем Востоке.

Из всех трех стран Турция находится в самой интересной ситуации. В свое время президент Тайип Эрдоган хвалился тем, что он является сопредседателем BOP, но когда Тайип Эрдоган и Фетхуллах Гюлен (Fethullah Gülen) перестали быть союзниками и стали врагами, Эрдоган начал ссориться и с покровительствующими Гюлену США. А может быть, США с началом этой вражды не увидели ничего зазорного в том, чтобы игнорировать тревоги руководства Партии справедливости и развития (ПСР) Турции, которое считалось функциональным, только пока оно держало защитный зонт над Гюленом и его джамаатом. Отныне каждый шаг правительства ПСР / Тайипа Эрдогана, посягающий на сеть Гюлена, ставшую FETÖ (террористической организацией Фетхуллаха Гюлена), начал оборачиваться риском потенциального спора / конфликта с Вашингтоном. Так, например, когда появилась информация о том, что один приближенный к руководству ПСР бизнесмен пытался вывезти Гюлена в Турцию, заплатив тысячи долларов первому советнику Трампа по национальной безопасности Майклу Флинну (Michael Flynn), в Вашингтоне это вызвало большое недоумение.

Почему сейчас?

Больше всего вопросов с точки зрения выбора администрацией Трампа момента для принятия решений о санкциях / карательных мерах в отношении Турции, России и Ирана вызывают новые экономические санкции против России, поскольку с момента отравления Сергея Скрипаля и его дочери прошло четыре месяца. Почему санкции были объявлены сейчас?

В дипломатии и международных отношениях такого рода события крайне редко могут носить случайный характер. С точки зрения общей перспективы не будет ошибкой утверждение о том, что выбор этих трех стран одновременно в качестве мишени соответствует скорее внутриполитическим расчетам США, чем их планам по реконструкции Сирии и в целом Ближнего Востока.

А именно — Трамп решил любой ценой выиграть выборы 2020 года и остаться хозяином Белого дома до 2024 года. Первое и крупнейшее препятствие, которое стоит перед ним на этом пути, — стремительно приближающиеся промежуточные выборы в Конгресс. В случае если на этих выборах, на которых будет полностью переизбираться Палата представителей и одна треть членов Сената, Демократическая партия станет контролировать даже одну из двух палат законодательного органа, под вопросом окажется не то что победа Трампа на выборах 2020 года, а даже возможность сохранить президентское кресло до этих выборов. Специальный прокурор Роберт Мюллер (Robert Mueller), который в настоящее время расследует вмешательство России в выборы 2016 года, продолжает быстро затягивать петлю на шее Трампа. Конгресс, оказавшийся после промежуточных выборов под контролем демократов, без труда сможет снять Трампа с должности. Поэтому до 6 ноября, когда состоятся промежуточные выборы, Трампу нужно показать и друзьям, и врагам, что его политика дает результат.

В этом контексте с обеспечением экстрадиции в США пастора путем оказания давления на Турцию Трамп угодит евангелистскому электорату. С вступлением в силу санкций против Ирана стали потирать руки еврейское лобби в США и правительство Нетаньяху в Израиле. А учитывая бурную реакцию, которую вызвали как у электората Республиканской партии, так и у разведорганизаций США заявления Трампа на совместной пресс-конференции после встречи с президентом России Владимиром Путиным в Хельсинки в прошлом месяце, санкции против России можно рассматривать как оливковую ветвь, протянутую этим кругам.

Цель санкций

Несомненно, важнейшими из санкционных решений Трампа, способными повлиять не только на региональные, но и глобальные балансы сил с долгосрочной и стратегической точек зрения, станут те, что направлены против Ирана. Хотя открыто об этом не говорится, не нужно быть прорицателем, чтобы понять, что эти санкции нацелены на свержение исламского режима в Иране.

Эксперты, которые внимательно следят за международной дипломатией, отмечают, что в случае свержения исламского режима в Иране ни у США, ни у какой-нибудь другой силы нет плана «Б» относительно того, какая может быть создана альтернатива правящей власти в этой стране. Но для Вашингтона, а точнее — ЦРУ, отсутствие готового альтернативного сценария, надо полагать, не является источником сколь-нибудь серьезного беспокойства. Пусть только начнется политический хаос, и западные разведывательные организации не преминут найти способ воспользоваться созданной нестабильностью. Хорошо ловить рыбу в мутной воде.

Иран. США. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702888


Турция. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702876

Турция будет бойкотировать электронику из США

Президент Турции прокомментировал тему снижения курса национальной валюты.

Рамин Абдуллаев (Ramin Abdullayev), Anadolu Ajansı, Турция

Анкара — Турция обладает одной из самых здоровых банковских систем в мире, сказал президент Реджеп Тайип Эрдоган, комментируя падение курса национальной валюты. По словам Эрдогана, экономику используют в качестве оружия против Турции. «Турция, безусловно, теряет от снижения курса нацвалюты. При этом, несомненно, теряют и те, кто стоит за спекуляциями на валютном рынке», — сказал турецкий лидер.

«После того, как США не добились от Анкары желаемого дипломатическим путем и не смогли дестабилизировать ситуацию в Турции, они прибегли к экономическому давлению». — отметил глава государства, отметив, что Турция будет бойкотировать электронику из США.

По его словам, Турция — 17-я в мире по объему ВВП и 13-я — по паритету покупательной способности. Именно в этом кроется причина враждебного отношения к Анкаре. «Если любой местный или иностранный эксперт проанализирует экономические показатели Турции и текущий курс нацвалюты, то он признает наличие несоответствий», — сказал Эрдоган.

Президент отметил, что лучшим ответом на экономическое давление на Турцию станет рост производства и занятости. «Консервация производства недопустима. Нужно больше производить и экспортировать», — сказал Эрдоган, подчеркнув, что Анкара будет активно поощрять инвесторов в Турцию.

«Турция будет делать ставку на производство аналогов импортируемых товаров. При этом ставка будет делаться и на производство еще более качественной продукции, которую мы будем экспортировать», — сказал турецкий лидер.

Турция. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702876


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702875

Станет ли Турция «второй Россией»?

Александер Гёрлах (Alexander Görlach), WirtschaftsWoche Heute, Германия

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган никогда не скрывал своей симпатии к стилю руководства российского президента Владимира Путина. В ходе гражданской войны в Сирии, в которой Россия защищала диктатора Асада, Эрдоган также хотел «поиграть мускулами» и задумался о том, чтобы несколько приблизить нынешние границы Турции к границам бывшей Османской империи. В ее состав входила и нынешняя Сирия. Так что один из них аннексировал Крым, а другой части Сирии.

Эрдоган — лидер страны, в которой по Конституции существует демократия, но он — не единственный, кто хочет следовать примеру главного российского олигарха из Кремля. Что может случиться с Турцией, если она решит уподобиться России, ее граждане могут узнать в эти дни, ведь Россия не играет существенной роли в мировой экономике. То же самое касается и ее рубля. Основой благополучия страны являются нефть и газ, которые российские олигархи беспощадно выкачивают из ее недр.

Путин должен быть «сильным человеком» уже хотя бы потому, что у России нет институтов, которые обеспечивали бы главенство права. После завершения советской диктатуры она превратилась в огромный «золотоносный рудник», который присвоили себе олигархи. При этом в России так и не удалось установить порядок, который предотвращал бы подобное разграбление национального достояния. В итоге сейчас большинство россиян живут в бедности, а власти, как и в царские времена, отвлекают их от насущных проблем с помощью религии, мифов о национальном величии и ненависти к мнимым врагам. А ведь когда-то у России были все шансы стать реальным партнером на мировой арене. И виноватых в том, что этого не произошло, немало.

Турция в настоящее время движется к тому, чтобы стать этакой «второй Россией», причем как в политическом, так и в экономическом плане. В нынешней ситуации более важным является экономический аспект, потому что именно он вызвал недавний обвал лиры. В будущее страны не верят, в первую очередь брокеры и инвесторы, а не иностранные политики и международные организации. Печальная правда состоит в том, что финансовым рынкам нет особого дела до того, является та или иная страна демократической или нет, подавляет ли правительство этой страны диссидентов, в число которых входят профессора, журналисты и активисты, бросая их в тюрьмы, или нет. Но в конечном итоге рынки реагируют на все это, потому что все эти обстоятельства, которые их сами по себе нисколько не интересуют, важны для инвестиций, импорта, экспорта и т.д. И если стране не хватает стабильности и надежности, то инвестиций она не получит.

Если бы Ангела Меркель на саммите, посвященном кризису еврозоны, «продвинула» на пост главы Европейского центрального банка своего племянника, зятя или двоюродного брата, то спасение единой валюты оказалось бы под угрозой. Потому что только политика в области процентных ставок, независимая от политического аспекта, может отражать экономическую реальность и предоставлять участникам рынка информацию, необходимую для экономической стабильности.

Интересно наблюдать, что, когда речь идет о политическом компоненте и стабильности демократии, о которой мы говорили, взгляд «цепляется» за независимость судов. В экономическом плане аналогичную роль играет независимость центральных банков: и суды, и ЦБ должны быть независимыми, чтобы посылать соответствующий сигнал вкладчикам (а также людям, живущим в этой стране) и гарантировать, что в стране главенствует право, а не произвол. Обвал турецкой лиры является логическим следствием того, что Турция превратилась в последние годы из демократии в автократию. Когда Эрдоган говорит своим согражданам, что с ними пребывает Аллах, и поэтому с ними (и с их валютой) не произойдет ничего страшного, но в то же самое время призывает обменивать имеющуюся у них на руках иностранную валюту на постоянно слабеющие лиры, это никак не может успокоить инвесторов. Это должно также стать сигналом и для самих турок, потому что их суды больше не являются независимыми.

В аналогичной небезопасной ситуации находятся также и Польша с Венгрией, которые нельзя назвать настоящими «либеральными демократиями». Рыночной экономике нужны независимые суды, следящие за тем, чтобы соблюдались единые для всех правила конкуренции и торговли. Во времена, когда в Германии и многих других демократических странах новые, популистские политические силы выступают за смену либеральной демократии такой вот «либеральной», нам всем следует взглянуть на пример Турции. Россия никогда не была по-настоящему демократической страной, Турция, Польша и Венгрия номинально были таковыми, но постепенно перестают ими быть.

Этот водоворот, состоящий из восхищения политиками вроде Путина и стремлением к «нелиберальной демократии», в который угодила Турция, легко может «засосать» также Италию, Венгрию или Польшу. Рынки не интересуются демократией, но только демократия может обеспечить безопасность инвестиций и гарантировать соблюдение правил международной торговли и экономической деятельности. А если они не будут соблюдаться, то в дело вступят суды. В ближайшие дни для Европы ключевым будет вопрос: можно ли предотвратить крах дружественной страны, являющейся также ее партнером по НАТО? В первую очередь, это политический, а не экономический вопрос. За исключением испанских банков, у банков еврозоны запасы турецких лир не слишком велики. Торговля с Турцией составляет всего 0,7% от европейского ВВП. Если Турцию ожидает полный крах, то для Германии и всего ЕС это не будет иметь серьезных последствий.

Однако политический ущерб, который наносит Европе Эрдоган со своими обращениями к согражданам в стиле «С нами Аллах, кто же может быть против нас?», может оказаться довольно существенным. Потому что Эрдоган может пригрозить миру выходом Турции из НАТО и объединением с Москвой. Он может пригрозить ЕС выйти из «сделки по беженцам» и отправить три миллиона сирийцев, нашедших прибежище в Турции, дальше в Европу. В ситуации, в которую он завел Турцию своей риторикой и верой, есть больше шансов на то, что он решится на некий «шаг отчаяния», чем на то, что разум все же восторжествует.

В минувшие десять лет Турция привлекала к себе большой интерес потому, что Эрдоган привел ее к экономическому успеху и превратил в важного игрока на международной арене. А также потому, что она была демократической страной. Потому что считается, что страны с молодым населением и серьезным и надежным планом политического и экономического роста привлекают крупный капитал. Но когда «испаряется» экономический капитал, неизбежно снижается и политический интерес к стране. Так что Анкара сама загнала себя в нынешнюю патовую ситуацию.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 августа 2018 > № 2702875


США. Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 14 августа 2018 > № 2702831

Трамп подвергает риску безопасность Америки и толкает Турцию в объятия Путина

Редакция | Independent

Для разнообразия - твит Дональда Трампа, с которым могут согласиться все, иронизирует Independent: "Наши отношения с Турцией на данный момент плохие!"

Они скатились до балаганной экономической "войны", когда США вводят все большие пошлины на предметы турецкого экспорта, а Турция бесшабашно поддерживает свою девальвированную лиру против мощного доллара. "Как всегда, в этой экономической войне нет победителей. Отличие в данном случае состоит в том, что она может спровоцировать геополитические изменения, которые могут поставить под угрозу западную безопасность и мир во всем мире", - полагает редакция газеты.

"Вместе с Саудовской Аравией и Израилем Турция является (или являлась) единственным крупным надежным партнером Америки в регионе - и таким, который даже сейчас, скорее всего, внесет свой вклад в установление политической и военной стабильности, в том числе сдерживая Россию и Иран в конфликтах в Сирии и Ираке", - говорится в статье.

Ведь опасность сейчас заключается в том, что отчуждение Турции от США и НАТО будет настолько полным, что это оттолкнет ее еще больше к ее историческому сопернику, России, предупреждают журналисты. "Несмотря на многолетние ожесточенные споры - включая конфликт вокруг сбитого российского истребителя, - президенты Эрдоган и Путин начали выстраивать своего рода неформальный локальный альянс, отложив на время старую вражду вокруг Черного моря и проливов", - отмечает издание.

"Последние жесткие санкции США против Ирана и Турции не привели ни к чему, кроме укрепления российского влияния и усиления напряженности", - говорится в статье.

"С точки зрения Кремля, американский президент просто не мог оказать России большую дипломатическую помощь, даже если бы сам Путин заправлял в Белом доме. Россия, без особых усилий со своей стороны, приобрела двух мощных союзников - Турцию и Иран, что отвечает российским интересам", - пишет издание.

Уже не в первый раз президент Трамп ставит под угрозу безопасность Америки и мир во всем мире, полагают авторы статьи. "Если это будет предшествовать более разумному диалогу с Турцией, то этот ущерб может быть компенсирован. Если нет, и он оттолкнет Турцию от НАТО в объятия путинской России, последствия могут быть воистину катастрофическими, особенно для еще оставшихся у Америки друзей и жизненно важных интересов на Ближнем Востоке", - заключают они.

США. Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 14 августа 2018 > № 2702831


Турция. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 14 августа 2018 > № 2702830

По поводу Турции Эрдогана Трамп прав!

Рено Жирар | Le Figaro

В настоящее время новоявленный султан пробует шантажировать НАТО, заявляя urbi et orbi, что он может найти других сильных стратегических партнеров. Если Эрдоган помышляет о России, то его не ждет путь, усеянный розами, пишет обозреватель Le Figaro Рено Жирар.

Не сумев после многократных требований добиться освобождения американского пастора, несправедливо заключенного в тюрьму в Турции в течение 22 месяцев, администрация Трампа недавно приняла санкции против исламо-националистического правительства президента Реджепа Эрдогана, указывает автор статьи.

Президент Эрдоган, ошеломленный при виде того, как американцы "отдают приоритет судьбе священника в сравнении с участью стратегического альянса", тотчас обвинил США в том, что они воткнули Турции нож в спину. Наследие холодной войны - Турция действительно является членом НАТО с 1952 года, хотя у нее тогда было мало общих демократических идеалов с членами Североатлантического альянса, а сейчас их становится все меньше и меньше, отмечает журналист.

"У Реджепа Эрдогана и Владимира Путина, безусловно, есть возможность найти общий язык. Оба они питают расположение к "демократурам" - таким режимам, где практикуются президентские выборы на основе всеобщего избирательного права, но где после этого исполнительная власть подавляет, как ей заблагорассудится, законодательную и судебную власти, не говоря уже о так называемой "четвертой власти", медийной, полностью поставленной в тупик. Оба они ощущают по отношению к себе презрение и даже дурное обращение со стороны Запада, после более или менее искренних попыток с ним сблизиться в начале этого тысячелетия. Оба они считают, что Америке больше нет места на Ближнем Востоке, - анализирует Жирар. - Однако у них есть две серьезные зоны для разногласий. Первая - это Израиль: российский президент любит еврейское государство и восхищается достижениями сионизма, тогда как неоосманский султан все больше набрасывается на него, в надежде выглядеть великим защитником мусульман-суннитов всей планеты".

"Второе идеологическое расхождение между Эрдоганом и Путиным касается религии, - утверждает автор. - Путин настолько верит в религиозную свободу, что предоставил мусульманам России огромную мечеть в центре Москвы. "Брат-мусульманин" (так в оригинале. Вероятно, имеется в виду не членство Эрдогана в организации "Братья-мусульмане", а симпатии ей. - Прим. ред.) Эрдоган принялся за разрушение секуляризма в Турции, который явился наследием Мустафы Кемаля, отца современного турецкого государства, которое ему удалось выстроить на обломках разгромленной Османской империи во время Первой мировой войны. Русские не забыли, что до 1914 года более половины населения Константинополя было христианским. Они никогда не согласятся с тем, чтобы христиане преследовались на родной земле апостола Павла".

Тем не менее, именно это происходит снова. Ибо в чем состоит преступление пастора Эндрю Брансона, если не в том, что он захотел мирно исповедовать свою христианскую веру? - задумывается обозреватель.

В Турции сейчас христиане составляют не более 1% населения, говорится в статье.

"Чтобы жить в мире и процветании, Ближний Восток больше не может обходиться без религиозной терпимости. Исламский национализм Эрдогана отказывается это понимать. Его правительство никогда не признавало реальности геноцида армян, который является неопровержимым историческим фактом (испуганными свидетелями которого стали в то время американские генеральные консулы), - комментирует Жирар. - Дональд Трамп не намерен принести пастора в жертву на алтарь стратегического партнерства с Турцией. И он прав. Поскольку союзники, которые не разделяют с вами общие ценности, кончат тем, что когда-нибудь неуклонно станут действовать вам во вред".

Турция. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 14 августа 2018 > № 2702830


США. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 августа 2018 > № 2702829

Трамп рискует объединить Турцию, Иран, Китай и Россию в "ось попавших под санкции"

Марк Алмонд | Daily Telegraph

"Могут ли жертвы торговой войны Трампа объединиться против него?" - задается вопросом в статье для The Telegraph директор Оксфордского института исследования кризисных ситуаций Марк Алмонд.

Он отмечает: "По отдельности Иран, Турция, Россия и даже Китай уязвимы перед давлением Америки. Но если эти страны сблизить, в результате их взаимной поддержки и способности вызывать сумятицу меры США могут стать контрпродуктивными. Вероятно, объединение Ирана и Турции можно сбросить со счетов как не более стабильное, чем двое поддерживающих друг друга пьяниц, воображающих, что они оперлись на фонарный столб. Но добавьте Россию и Китай - и внезапно у них появится новый геополитический тыл".

Эрдоган довольно откровенно намекнул на геополитический разворот, заявив, что его страна найдет новых друзей, и позвонив Путину. Еще до ссоры из-за пошлин Эрдоган бранил Вашингтон за отказ экстрадировать его врага Гюлена. Турция заигрывала с Кремлем, закупая российские комплексы С-400 и явно отказываясь от интегрированной противовоздушной обороны НАТО.

Турция, по словам автора, имеет стержневое значение. "Ее положение на стыке между Европой и Азией, на границах с Россией, Ираном, Ираком и Сирией, было одной из причин, почему Вашингтон всегда хотел, чтобы Турция была в НАТО. И поэтому Россия видит огромную выгоду в том, что Трамп наложил санкции и на Москву, и на Анкару", - пишет Алмонд.

Турции и Ирану грозят внутренние беспорядки на фоне того, что сбережения городского населения улетучиваются. Но их правительства показали, что умеют подавлять протесты. При поддержке России и Китая Рухани и Эрдоган, вероятно, сочтут, что полицейские силы и антиамериканская риторика им помогут.

Поддержку Турции уже выразил Пакистан, зависящий от китайских инвестиций. Он также получил от России предложение военной помощи взамен заблокированной американской. "В результате на шахматной доске, связывающей Турцию и Иран с Китаем, может оказаться еще одна фигура", - указывает автор.

"Единовременно противостоя оси подвергнутых санкциям стран, Трамп вносит ясность в международные отношения. Он заставляет всех выбирать, с кем они", - пишет Алмонд. Но, по его словам, Трамп забывает о мудрости своего великого предшественника Авраама Линкольна: вести войны по одной.

"Со стороны Трампа было бы мудрее придерживаться одной торговой войны за раз. Впоследствии он может обнаружить, что другие более сговорчивы, когда у них меньше друзей", - резюмирует Алмонд.

США. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 августа 2018 > № 2702829


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 августа 2018 > № 2702372

Глава МИД РФ Сергей Лавров обсудит во вторник в Анкаре со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу сирийское урегулирование, подготовку саммита лидеров России, Турции, Германии и Франции по САР, а также перспективы торгово-экономического партнерства двух стран; российский министр выступит на совещании послов и постоянных представителей Турции при международных организациях и расскажет им об особенностях российской внешней политики.

Визит Лаврова проходит на фоне охлаждения отношений Турции и США.

Отношения Вашингтона и Анкары в последнее время обострились, в том числе из-за дела американского пастора Эндрю Брансона, задержанного еще в 2016 году турецкими властями. На прошлой неделе минфин США ввел санкции против главы минюста Турции Абдулахмита Гюля и главы МВД Сулеймана Сойлу, обвинив их в "серьезных нарушениях прав человека".

В пятницу президент США Дональд Трамп заявил, что санкционировал повышение вдвое пошлин на алюминий и сталь из Турции — до 20% и 50% соответственно. Такое решение вызвало обвал турецкой лиры до исторического минимума.

Как сообщил ранее МИД РФ, значительное место на переговорах Лаврова и Чавушоглу "займут вопросы стабилизации ситуации в САР". Главы внешнеполитических ведомств также обсудят ближневосточное урегулирование, обменяются мнениями о том, как налаживать процесс политического урегулирования в САР "посредством дальнейшего поддержания инклюзивного национального диалога на основе общепризнанных принципов международного права".

В этом аспекте Москва исходит из того, что на России и Турции лежит особая ответственность за обеспечение и сохранение мира, безопасности и стабильности в Сирии и в регионе в целом.

Министры рассмотрят, как идет подготовка к четырехстороннему саммиту президентов России, Турции, Германии и Франции по сирийскому урегулированию. Как анонсировал турецкий президент Эрдоган, он пройдет 7 сентября в Стамбуле.

Значительное внимание Лавров и Чавушоглу уделят теме торгово-экономических связей двух стран. В 2017 году объем товарооборота России и Турции вырос по сравнению с 2016 годом на 40,5% и составил 22,1 миллиарда долларов.

По данным российского МИД, Лавров и Чавушоглу также поговорят о сотрудничестве Москвы и Анкары в энергетической сфере. Ожидается, что они обсудят перспективы реализации стратегических двусторонних проектов в энергетической сфере, в том числе строительство АЭС "Аккую" и газопровода "Турецкий поток".

Кроме того, как ожидается, министры коснутся перспектив упрощения режима поездок граждан двух стран. Ранее МИД РФ подтвердил готовность к либерализации визового режима для отдельных категорий турецких граждан. Российская сторона рассчитывает на повышение эффективности взаимодействия соответствующих ведомств двух стран в борьбе с международным терроризмом и организованной преступностью, подчеркивал МИД России.

Выступая на совещании руководителей турецких диппредставительств, Лавров, как ожидается, ознакомит турецкую аудиторию с основными направлениями внешней политики России на нынешнем этапе, а также с подходами Москвы по ключевым вопросам современных международных отношений.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 августа 2018 > № 2702372


Турция. Греция > Армия, полиция > ria.ru, 14 августа 2018 > № 2702367

Суд города Эдирне на северо-западе Турции освободил двоих греческих солдат, задержанных в марте за незаконный переход границы, сообщает телеканал NTV во вторник.

Отмечается, что греческие военные отпущены без права покидать пределы Турции, суд над ними будет продолжен, сообщает телеканал.

Ранее в министерстве национальной обороны Греции сообщили РИА Новости, что турецкие военные задержали двух греческих военнослужащих, которые во время патрулирования границы в условиях очень плохой погоды случайно оказались на турецкой территории.

По сообщениям турецких СМИ, лейтенант и старшина греческой армии были задержаны с оружием в районе Пазаркуле и доставлены в расположение командования сил жандармерии Турции в Эдирне.

Как сообщили РИА Новости в министерстве национальной обороны Греции, в Афинах ожидали, что турки в течение суток выдадут задержанных. Однако после проведения соответствующих процедур греческих военных отправили в прокуратуру, а оттуда — в суд, который по требованию прокуратуры арестовал задержанных, обвинив их в шпионаже и незаконном проникновении в закрытую военную зону.

Алёна Палажченко.

Турция. Греция > Армия, полиция > ria.ru, 14 августа 2018 > № 2702367


США. Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2018 > № 2702333

Алиев стал сдавать Эрдогана?

Анкара, Москва и Тегеран могут начать политику сдерживания Баку

Турция оказалась в сложном положении. Президент Реджеп Тайип Эрдоган обвинил США в намерении нанести «удар в спину», квалифицировал объявленную Анкаре экономическую блокаду «продолжением попытки государственного переворота». По его словам, «атаки на Турцию, начавшиеся 15 июля 2016 года, не закончатся». Напомним, что последний виток в обострении отношений между двумя странами начался после того, как Вашингтон с 10 августа повысил пошлины на импорт алюминия и стали из Турции до 20% и 50% соответственно, что спровоцировало резкое падение турецкой лиры.

Почему такое произошло, вопрос дискуссионный. Экономический советник Белого дома Кевин Хассетт в эфире MSNBC заявил, что «когда валюта падает на 40% — это знак того, что большое количество фундаментальных показателей экономики в этой стране не в порядке». И добавил, что «ввозные пошлины США в отношении Турции коснулись лишь стали и алюминия, отраслей, которые является очень небольшой частью экономики страны». Но при этом он главную причину нынешнего турецкого кризиса усматривает в том, что «Анкара утратила связь с либеральной демократией». У Эрдогана иная версия. Он считает, что Вашингтон намерено дестабилизируют финансовую систему страны, организовывая «наступление с помощью доллара». Что происходящее с лирой «не имеет никакого отношения к экономике и тем кризисам, которые у Турции были ранее».

Анкара подает сигналы SOS своим союзникам и партнерам, заявляя об экономической войне, начавшейся против нее, говоря о возможности очередного государственного переворота. Не случайно сразу после того, как американский президент Дональд Трамп объявил о повышении пошлин на алюминий и сталь, Эрдоган связался по телефону с президентом России Владимиром Путиным и обсудил с ним создавшуюся ситуацию. В этой связи пресс-секретарь российского главы Дмитрий Песков, говоря о содержании разговора, сообщил, что «никаких просьб (о помощи от Эрдогана — С.Т.) не поступало», что обсуждались крупные двусторонние проекты, в том числе в области энергетики — газопровод «Турецкий поток» и АЭС «Аккую», и напомнил, что «у нас есть и совместный инвестиционный фонд, нужно наполнять его деятельность конкретикой». Другими словами, Москва высказала свою солидарность Анкаре.

Не остался в стороне и Тегеран. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил, что «Тегеран готов оказать посильную поддержку Турции в противодействии американским санкциям» и выразил надежду на то, что «Тегеран и Анкара могут стать хорошими друзьями». Со специальным заявлением выступил МИД Пакистана. «Турция является важной составляющей и двигателем мировой экономики, — говорится в его заявлении. — Народ и правительство Пакистана в очередной раз заявляют о своей поддержке Турции в ее стремлении к миру и процветанию. Исламабад будет всегда находиться рядом с Анкарой для достижения этих общих целей». А как же Азербайджан, считающий себя стратегическим партнером Турции? Президент Ильхам Алиев молчит.

Есть только выступление главы пресс-службы МИД Азербайджана Хикмета Гаджиева: «Баку продолжает вкладывать инвестиции в экономику Турции, он расширяет свое активное участие в турецкой экономике. Азербайджан считает, что мегапроекты, которые, в свою очередь, реализует Турция в последние годы, в ближайшем будущем обеспечат для экономики Турции и региона дополнительные возможности, и абсолютно уверен в будущем нерушимой турецкой экономики. Азербайджан, как всегда, продолжит всесторонне поддерживать народ и государство братской Турции во всех сферах». Как видим, нет даже косвенного намека на осуждение политики США в отношении Анкары. Кстати, эксперты заметили также, что после встречи Алиева со своим иранским коллегой Хасаном Рухани в Актау на полях саммита прикаспийских стран многие иранские СМИ стали заявлять, что «Алиев осудил санкции США против Ирана». Но АЗЕРТАДЖ (азербайджанское государственное информагентство) только обозначило, что «связи между Азербайджаном и Ираном успешно развиваются в политической, экономической и других сферах», и было акцентировано внимание на реализуемые двумя странами совместные проекты в энергетической, транспортной и инфраструктурной сферах, а также по транспортному коридору «Север — Юг».

Иначе говоря, заявления официального Баку в отношении политики США к Турции и Ирану звучат идентично. В чём же дело? Не потому ли Алиев решил воздержаться от критики американцев, раз в подписанном Трампом указе, как утверждают осведомленные источники, по настоянию BP, отменены санкции за разработку каспийских месторождений Шах-Дениз, являющихся источником природного газа для Южного газового коридора? Если это так, то президенту США удается «разводить» Алиева и Эрдогана по разным углам. Тогда не случайно Эрдоган, чувствуя, что Баку перестает быть союзником, в статье, опубликованной в The New York Times, пишет, что у Анкары «есть альтернативы», о необходимости «поиска новых друзей и союзников». По историческим меркам Россия и Иран относятся к такому разряду.

Большая политика состоит из событий глобальных (значение которых не сразу становится очевидным), больших, маленьких и совсем малозаметных. Каждое из них имеет причину и следствие, а когда оно укладывается в какую-либо логическую цепочку, это сразу наводит на определенные размышления. В данном случае речь идет о взаимоотношениях Турции и Азербайджана, которые определяется формулой «одна нация — два государства». Вроде бы два тюркских государства дрейфовали в одну сторону, готовились стать сообщающимися «геополитическими сосудами», но сейчас появляются элементы разлома. Атака на Эрдогана будет усиливаться, а на Алиева, похоже, давление Запада станет ослабевать хотя бы потому, что его впрягают в колесницу альтернативных российским проектов по экспорту углеводородов в Европу.

Так вырисовывается интригующая геополитическая комбинация, когда Эрдоган, Путин и Рухани станут работать на сдерживание Алиева. Удастся ли Баку лавировать между региональными центрами силами? Посмотрим.

Станислав Тарасов

США. Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2018 > № 2702333


Азербайджан. Турция. СНГ. РФ > Миграция, виза, туризм > interfax.az, 14 августа 2018 > № 2702050

Россияне увеличили в I-ом полугодии 2018 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года число выездов в Азербайджан на 6,8%, отмечает Ассоциация туроператоров РФ.

Ассоциация со ссылкой на данные Погранслужбы ФСБ РФ указывает, что за I полугодие текущего года за пределы России было совершено 19 млн 884,97 тыс. поездок российских граждан. Это на 9,1% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Безусловным лидером по выезду российских граждан за рубеж в январе–июне 2018 года стала Турция (2 млн 361 тыс. поездок).

В целом, число зарубежных визитов в страны СНГ составило 5 млн 935,736 тыс. (рост на 6,1%).

"Среди стран СНГ и постсоветского пространства в I-ом полугодии наибольший рост выездного потока из России в годовом выражении отмечен у Грузии (27,3%), Узбекистана (17,8%) и Армении (14,3%). Прирост турпотока в Украину составил 7% год к году, близок к этому показателю Азербайджан (+6,8%). Незначительные показатели прироста (до 2%) продемонстрировали Казахстан, Киргизия, Таджикистан", - подчеркивается в данных ассоциации.

А.Азизов

Азербайджан. Турция. СНГ. РФ > Миграция, виза, туризм > interfax.az, 14 августа 2018 > № 2702050


Китай. Турция > Электроэнергетика > chinapro.ru, 13 августа 2018 > № 2705203

Китайские специалисты построят третью атомную электростанцию на северо-западе Турции. Как сообщили представители турецкого правительства, объект расположится в Восточной Фракии.

Сейчас в турецком Мерсине на берегу Средиземного моря российская госкорпорация "Росатом" строит первую в Турции АЭС "Аккую". Работы стартовали в апреле 2018 г. Первый блок планируется ввести в эксплуатацию к столетию Турецкой Республики в 2023 г.

Вторую атомную электростанцию построит французско-японский консорциум в городе Синоп на севере Турции, на побережье Черного моря. Стоимость данного проекта оценивается в $22-25 млрд.

Напомним, что Поднебесная имеет огромный опыт по созданию и обслуживанию АЭС. Как ожидается, к 2020 г. суммарная мощность ядерных энергоустановок в Китае вырастет до 58 млн кВт. До 2020 г. в стране введут в эксплуатацию ядерные энергетические установки общей мощностью 30 млн кВт, еще столько же планируется начать строить.

Через пять лет потребность КНР в электроэнергии достигнет примерно 7,2 трлн кВт, а уровень потребления электроэнергии в расчете на душу населения составит 5000 кВт.

Власти КНР стремятся к тому, чтобы к концу 2020 г. доля неископаемого топлива в общем потреблении энергии в стране составила 15%.

Китай. Турция > Электроэнергетика > chinapro.ru, 13 августа 2018 > № 2705203


Азербайджан. Турция. Весь мир > Армия, полиция > aze.az, 13 августа 2018 > № 2703933

Партнер Баку фирма ASELSAN поднялась в рейтинге производителей оружия

Турецкая ASELSAN поднялась с 57-й на 55-ю позицию в рейтинге крупнейших компаний оборонной промышленности мира.

Как сообщает AZE.az, американское интернет-издание Defense News опубликовало очередной рейтинг 100 крупнейших производителей оружия, пишет Анадолу. Впервые в ТОP-100 Defense News ASELSAN вошла в 2006 году.

Оборот компании в 2018 году составил почти 1,5 миллиарда долларов. Глава совета директоров и генеральный директор ASELSAN Халук Гергюн отметил, что компания является основным поставщиком электронных приборов и систем для турецкой армии.

Defense News готовит подобные рейтинги с 2000 года на основе показателей компаний за год.

Компания ASELSAN является лидером оборонной промышленности Турции. Параллельно с госзаказами ASELSAN активно продвигает свою продукцию и на внешнем рынке. В то же время разработки ASELSAN внедряются и в гражданском секторе. Сфера деятельности компании охватывает связь и информационные технологии, микроэлектронику, производство радаров и электронных военных систем, оборонные технологии, транспорт, безопасность, энергетику.

Отметим, что Азербайджан активно сотрудничает с этой турецкой компанией.

Азербайджан. Турция. Весь мир > Армия, полиция > aze.az, 13 августа 2018 > № 2703933


Турция. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 августа 2018 > № 2702900

Оказавшись в изоляции, Эрдоган обращается к Путину

Сохранение турецкой сферы влияния на севере Сирии зависит от доброй воли Москвы

Мари Жего (Marie Jégo), Le Monde, Франция

На фоне беспрецедентного дипломатического кризиса в отношениях с США, финансового кризиса и рекордного обвала национальной валюты Турция ищет «новых союзников», отметил президент Реджеп Тайип Эрдоган 12 августа на встрече со сторонниками в Трабзоне (черноморский регион). По словам главы государства, речь идет об ответе на «политический заговор» Вашингтона.

Нынешний кризис подталкивает Анкару (член НАТО с 1952 года) в объятья России. Российского министра иностранных дел Сергея Лаврова ждут в Анкаре 13 и 14 августа для беседы с его турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. В частности речь пойдет о Сирии и судьбе повстанцев из Идлиба, последнего региона, неподконтрольного Дамаску и находящегося в руках вооруженных оппозиционных и джихадистских групп.

За последние дни на него обрушились удары авиации и наземных сил режима, что привело к десяткам погибших. Эта пограничная с Турцией область может стать целью нового наступления сирийского режима, который стремится вернуть под контроль всю территорию страны при поддержке российских и иранских союзников.

Линии раскола

Анкара представляет себя защитницей оппозиции и располагает определенным влиянием в Идлибе посредством союзных вооруженных групп. Поэтому она без энтузиазма рассматривает перспективу широкомасштабного наступления сил Башара Асада. В ходе телефонной беседы с российским коллегой в середине июля президент Эрдоган пригрозил выйти из астанинского процесса в случае начала операции.

Эта сформированная Анкарой, Москвой и Тегераном группа позволила сформировать под гарантии трех держав «зоны деэскалации» вдоль нескольких линий раскола в стране. Как бы то ни было, с начала года Дамаск и его союзники взяли их все под контроль. Все, за исключением Идлиба, где у Анкары имеется 12 военных постов, которые образуют своеобразную буферную зону между силами оппозиции и режима.

Охранение статус-кво в регионе с 2,5 миллионами жителей является важной задачей для Турции, которая опасается в первую очередь нового притока беженцев. В настоящий момент на ее территории уже размещены 3,5 миллиона сирийцев. Таким образом, Анкара не собирается мириться с новым притоком людей, тем более, что среди мирных жителей скрываются десятки тысяч боевиков, которые постепенно сконцентрировались в Идлибе в результате соглашений об эвакуации во время перехода мятежных зон под контроль Дамаска с начала года.

Возвращение домой

Эрдоган зависит от Москвы, в чьих руках находится сохранение его зоны влияния на севере Сирии. С 2016 года турецкая армия и ее сирийские вспомогательные силы занимают территорию протяженностью в 90 километров между городами Азаз и Джераблус, взятую в результате операции «Щит Евфрата». Турецкие военные также контролируют соседний с Идлибом курдский регион Африн, который был силой захвачен в начале 2018 года с отмашки Кремля.

«Раз Турция больше не может полагаться на поддержку Америки, для России это прекрасный момент, чтобы выступить против мятежников из Идлиба. Анкаре придется принять российский план в обмен на сохранение ее присутствия на севере Идлиба, если Путин проявит великодушие», — пишет в «Твиттере» глава программы турецких исследований Вашингтонского института Сонер Кагаптей (Soner Cagaptay).

Взятые под контроль турецкой армии регионы должны быть заселены принятыми в стране с 2011 года сирийскими беженцами. За последние месяцы президент Эрдоган не раз говорил о принятии всех мер для «возвращения наших гостей домой». 2 августа в Анкаре заявили о расформировании пяти лагерей в районах Газинатепа, Адыямана и Мардина, в том числе лагеря «Низип», где побывала канцлер ФРГ Ангела Меркель в апреле 2016 года. В общей сложности 34 180 человек должны быть перемещены ближе к сирийской границе.

Кроме того, сирийские беженцы представляют собой ключевую часть разработанного Москвой и Анкарой плана, который должен подтолкнуть Германию и Францию к финансированию восстановления Сирии (служит условием их возвращения). У России нет для этого средств, особенно после очередного падения рубля в связи с объявленными американскими санкциями. По словам близкого к российскому МИДу источника, Москва считает, что «западные державы должны принять свою часть ответственности за разрушение Сирии».

По намеченному в общих чертах плану Эрдогана и Путина, турецкие строительные компании (по ним ударил сотрясающий страну финансовый кризис) поправят свое положение с помощью новых работ, Москва возьмет на себя политическую нормализацию, а европейцы будут платить по счетам.

Для этого Эрдоган созывает 7 сентября в Стамбуле саммит по Сирии, в котором должны принять участие Россия, Германия и Франция (он пытается придать ему вид антитрамповского фронта). Но если в Москве подтвердили в понедельник участие в такой встрече в ближайшем будущем, из Парижа и Берлина официального ответа пока не поступило.

Турция. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 августа 2018 > № 2702900


Киргизия. Китай. Турция. ОДКБ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 13 августа 2018 > № 2702126

Кыргызстан считает развитие отношений с Россией одним из приоритетных направлений своей внешней политики. Об этом заявил во время заседания Национального совета по устойчивому развитию президент страны Сооронбай Жээнбеков.

«Мы придаем особое значение развитию дружеских отношений с соседними странами, в том числе со стратегическим партнером – Россией», - сказал Жээнбеков.

По его словам, Бишкек также нацелен на дальнейшее укрепление «всестороннего сотрудничества» со странами Евразийского экономического союза, ОДКБ и Шанхайской организации сотрудничества. «Это наши стратегические цели», - отметил глава государства.

Как заверил Жээнбеков, Кыргызстан «поднял на стратегический уровень» отношения с Китаем. «Наша деятельность в этом направлении будет продолжена», - добавил президент.

Также в числе приоритетных направлений внешней политики он назвал укрепление взаимодействия с Турцией, Японией, США, ОАЭ и странами Евросоюза.

Киргизия. Китай. Турция. ОДКБ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 13 августа 2018 > № 2702126


США. Турция. Венесуэла. РФ > Госбюджет, налоги, цены > rosbalt.ru, 13 августа 2018 > № 2701430

Отдых в Турции в этом году резко подешевеет для иностранцев. Хотя для россиян меньше всего (или даже вообще наоборот), поскольку рубль обесценивается наперегонки с турецкой лирой. Накануне президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал сограждан спасать национальную валюту. Ее курс после начала противостояния с США и решения Вашингтона ответить санкциями на упрямство турецких властей, снизился уже приблизительно на 40%.

По словам турецкого диктатора, недавно переписавшего под себя конституцию страны, обвал национальной валюты лиры — результат международного заговора. Что-то похожее, стоит отметить, заявляет еще один «борец с США» — президент Венесуэлы Николас Мадуро. Правда, до его страны всем еще очень и очень далеко — темпы роста потребительских цен в Венесуэле с начала нынешнего года достигли 10664%.

Заговор этот, судя по всему, весьма разветвленный, потому что падает сейчас не только турецкая лира. Стремительно обваливается российский рубль, который за несколько дней подешевел на 10% и останавливаться, похоже, не намерен, несмотря на все заверения властей, что они держат ситуацию под контролем. А теперь устремились вниз и национальные валюты других развивающихся экономик: южноамериканский рэнд упал до самых низких значений за последние два года, снижаются курсы аргентинского песо и индонезийской рупии.

Привычный выстрел себе в ногу

На самом деле, вопреки далеким от экономической реальности заявлениям турецких властей и их российских коллег, которые снова заговорили об отказе от доллара в своих международных расчетах, налицо совпадение двух проблем. Во-первых, судя по всему, это общий для всех указанных стран новый кризис, подобный тому, что в 1998 году ударил по развивающимся рынкам. Его прогнозировали в середине лета некоторые финансовые аналитики.

Во-вторых, это эффект от американских санкций и пошлин. США еще только грозят ими России и Турции, но это уже привело к стремительному обесцениванию акций компаний этих двух стран и падению курсов национальных валют. В случае с Турцией есть еще и третий фактор: окончательное превращение правящего там режима в диктаторский, что приводит к бегству капиталов, сворачиванию инвестиционных проектов и массовой эмиграции.

Сейчас многим кажется, будто падение российского рубля или тем более турецкой лиры началось только в последние дни. Это, разумеется, не так, хотя масштабы и были разными. Проблемы с обеими валютами начались еще весной текущего года. С рублем в апреле — после очередных американских санкций, которые затронули крупнейшие национальные компании, такие как «Русал». С турецкой лирой — в мае. Уже тогда Центробанк Турции вынужден изыскивать дополнительные средства для того, чтобы «связывать» избыточную ликвидность.

В свою очередь, Эрдоган именно в мае, накануне президентских выборов, призвал граждан достать из-под подушки доллары и евро и идти менять их на стремительно дешевевшую национальную валюту. Кстати, совсем в стиле российских коллег образца 1998 года, которые, помнится, тогда тоже призывали россиян «сдавать валюту».

Дефолт как отправная точка для России

В мае 2018 года турецкий лидер пообещал, что после победы на выборах он, получив новые полномочия, которых ему раньше якобы не хватало, займется жестким регулированием валютного рынка. Судя по тому, что происходит сейчас, у Эрдогана это либо не получилось, либо, что более вероятно, предпринятые им административные, далекие от экономики меры, принесли обратный эффект.

В любом случае, Турция в своем падении стремительно обгоняет и Россию, где кризис усиливается психологическим эффектом от ожидания новых американских санкций, и другие развивающиеся экономики. Однако дальнейшее развитие ситуации предсказать трудно — нынешний всплеск нестабильности не укладывается в стандартные рамки. Некоторые экономисты еще весной предполагали, что центром нового кризиса может стать Латинская Америка, а откуда он пойдет в Европу и через ЕС — в США. Теперь же, судя по всему, направление меняется. Первыми посыпались не близкие к США латиноамериканские страны, а вступившие с ними в военно-политическое противостояние «евразийские» государства. Следом финансовый пожар, возможно, затронет Белоруссию и Казахстан, сохраняющие тесные экономические связи с РФ. Ну, а дальше, наверное, план остается прежним — кризис в Евросоюзе и его плавный переход на территорию США. Если, разумеется, трампономика не окажет магического эффекта и кризисные явления не остановятся на границах «снова великих» Соединенных Штатов.

Впрочем, для всех, кроме России и Турции, явно лучше надеяться на то, что речь идет о локальных проблемах этих двух стран. И виноваты в этом и правда некие «заокеанские враги» с их заговорами, а не общее для многих развивающихся стран и авторитарных режимов стремление государства подмять по себя национальную экономику.

Иван Преображенский

США. Турция. Венесуэла. РФ > Госбюджет, налоги, цены > rosbalt.ru, 13 августа 2018 > № 2701430


США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2018 > № 2701414

Президент Турции Тайип Эрдоган рассказал об "ударе в спину" от американских властей.

В пятницу США объявили о двукратном повышении пошлин на ввозимые из Турции сталь и алюминий. Подобное решение вызвало обвал турецкой лиры до исторического минимума.

"С одной стороны, вы говорите о стратегическом союзе, с другой — бьете в спину своего партнера. Мы не можем это принять", — заявил Эрдоган.

Турецкий лидер также отметил, что Анкара не намерена сдаваться после санкционного давления со стороны США.

Он также рассказал о развязывании "экономического терроризма" в социальных сетях. По словам Эрдогана, турецкая прокуратура займется инициаторами подобных действий.

Кроме того, турецкий президент отметил, что Анкара продолжит развивать отношения с Москвой "с учетом своих интересов".

Ранее Эрдоган пообещал ответить на решение США повысить пошлины на турецкие товары. По его словам, Анкара намерена "повернуться к новым рынкам" и активизировать сотрудничество в рамках новых объединений.

Ранее американский Минфин ввел санкции против министра юстиции Турции Абдулхамита Гюля и министра внутренних дел страны Сулеймана Сойлу из-за дела пастора Эндрю Брансона. Им запретили въезд в США, а их активы в стране заморозили.

Американского пастора удерживают в Турции с октября 2016 года. Его обвиняют в пособничестве организации оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена FETO, признанной в Турции террористической, а также в поддержке запрещенной в стране Рабочей партии Курдистана. Брансон отрицает обвинения, называя их "постыдными и отвратительными".

США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2018 > № 2701414


США. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 августа 2018 > № 2701352

Турция – Иран: брак по расчету или..?

Ближний Восток после победы в Сирии

Когда президент США Дональд Трамп выступил с призывом к союзникам и другим странам прекратить с 4 ноября закупку нефти из Ирана (после этой даты поставки оттуда будут считаться нарушением санкций), а также объявил о введении дополнительных санкций против центрального банка Ирана, Анкара заявила, что Вашингтон «совершает ошибку», а Турция «будет придерживаться своей принципиальной позиции», поддерживая торгово-экономические и финансовые отношения с Тегераном.

В этой связи некоторые турецкие эксперты предполагали, что Анкаре удастся всё же договориться с американцами, как это было в период с 2012 по 2015 год, когда ей удалось сохранить возможности для своих компаний вести бизнес с Ираном. Сегодня не получается. Однако Тегеран зафиксировал такую позицию турок. Поэтому когда США начали уже против Турции тарифные и торговые войны, то Иран осудил такую политику США, выступил с поддержкой Анкары. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил, что Тегеран «готов оказать посильную поддержку Турции в противодействии американским санкциям», подчеркнув, что две столицы могут стать «хорошими друзьями». Помимо того, Иран призвал Анкару «объединиться, чтобы дать совместный отпор общему врагу».

Правда, как «враги» в отношении друг к другу позиционируют себя лишь Тегеран и Вашингтон. Турция и США до этой черты пока еще не дошли, да и американскую политику (по сравнению с иранским направлением) в отношении Анкары санкционной в буквальном смысле не назовешь. По Турции — и не только по ней — реально пока бьют только пошлинами, хотя бьют больно. Так, Анкара занимает шестое место по объему экспорта стали в США, Трамп повысил пошлины. В итоге стала обваливаться лира, обнажились острые экономические проблемы. Но пусть американцы и недовольны внешней политикой Турции, ее сближением с Россией и Ираном, покупкой российских зенитных ракетных систем с-400. Увязка этих вопросов с намеренным вводом Вашингтоном новых пошлин носит условный характер. Просто США дают Анкаре понять, что она потеряет роль привилегированного партнера, если не будет придерживаться предлагаемых ей правил игры.

Другое дело, что использование Вашингтоном так называемых экономических репрессий и иранских санкций хронологически совпали. Однако маневренности у Турции на американском направлении по сравнению с Тегераном значительно больше. Отсюда демонстрация Анкарой возможностей активизации сотрудничества в рамках новых объединений и союзов, имея в виду, конечно, и Иран. Тем более что на этом направлении Турция, помимо России, может получить определенную поддержку и со стороны стран Европейского союза, которые не поддержали выхода США из ядерной сделки с Тегераном. Следует также сказать, что в сложившемся на сирийском направлении треугольнике Россия — Турция — Иран отношения между Анкарой и Тегераном, как странами региональными, всегда имели определенную историческую специфику.

Исторически они выступали как конкуренты, таковыми являлись и до недавнего времени. Достаточно вспомнить, пишет турецкая газета Sabah, отношение двух стран к такому феномену, как «арабская весна». Анкара тогда рассматривала ее как «стремление народов региона к демократии и свободе турецкого образца», а иранские лидеры считали своей «победой» и бросали угрозы в адрес Анкары. Последняя не оставалась в долгу, обвиняя Тегеран «в сектантской политике и стремлении» доминировать на Ближнем Востоке. В Сирии две столицы долго адаптировались друг к другу, используя посреднические усилия Москвы. Анкару и Тегеран толкала к совместному сотрудничеству американская политика, опасения, что США удастся реализовать в регионе курдский проект. Затем их сблизил катарский кризис, когда они почувствовали, что Вашингтон с опорой на Саудовскую Аравию намерен изменить региональный порядок в свою пользу.

В то же время есть моменты, на которые обращают внимание многие эксперты. Да, сближение между Турцией и Ираном обозначено наличием серьезных экономических и торговых связей. Анкара импортирует значительную часть своей энергии из Ирана — 20% газа и 30% нефти. Двусторонняя торговля между двумя странами, которая в 2016 году составляла 9,65 млрд долларов, имеет большой потенциал увеличиться до 30 млрд долларов. В то же время Турция не сжигает мосты в своих отношениях с Вашингтоном, в то время как и Тегеран до недавнего времени дискутировал относительно того, вступать ли в диалог с США по ядерной сделке, а если да, то на каких условиях. Не случайно в этой связи турецкие эксперты относят альянс Анкара — Тегеран к так называемому «ограниченному разряду», готовности к сотрудничеству «там, где интересы двух стран пересекаются».

Но принципиальная проблема как раз в том, что никто не знает, действительно ли Турция и Иран ориентированы на сохранение статус-кво на Ближнем Востоке таким, каким его привыкли видеть в недавнее время, или у них существуют собственные геополитические проекты, связанные с укреплением своей новой политической идентичности. Так что сценарии дальнейшего развития событий в альянсе Анкара — Тегеран остаются неясными. Некоторые эксперты предполагают, что Трамп в одинаковой мере, но с разными целями использует в отношении Турции и Ирана «северокорейские приемы» и будет «ассиметрично разжимать клещи» после ноябрьских выборов в Конгресс США. В свою очередь Анкара и Тегеран вместе заговорили о необходимости «продвигать многосторонние подходы ко всем вызовам через региональные организации».

Конечно, американцы понимают, что турецко-иранский суннитско-шиитский фронт может занять доминирующее положение в северной части Ближнего Востока и кардинальным образом изменить там расстановку сил. При этом эксперты из США считают, что такой союз может стать полноправным, и предлагают свои контрдоводы. Один из них: начать переговоры с Россией и признать ее доминирование в регионе, чтобы вбить клин в отношения Москвы с Анкарой и Тегераном. Или разыграть карту с Турцией как членом НАТО, выбросить на-гора исторический клубок ее противоречий с Ираном. «В настоящее время политика, проводимая Анкарой, обозначает путь, на котором будут иметь место болезненные периоды, — пишет один турецкий эксперт. — Но лучше всего перестать вращаться вокруг американской орбиты, сформировать собственную и принять другие страны на нее».

Станислав Тарасов

США. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 августа 2018 > № 2701352


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 августа 2018 > № 2700687

Турция рассчитывает преодолеть кризис с помощью "новых альянсов"

Лаура Питель, Эндрю Ингланд | Financial Times

Реджеп Тайип Эрдоган не раз доказывал свою готовность идти на попятную под давлением обстоятельств. По мере нарастания перепалки с Дональдом Трампом многие аналитики были уверены, что президент Турции вновь проявит прагматичную жилку. Однако растут опасения, что на сей раз все может быть иначе, пишут журналисты Financial Times Лаура Питель и Эндрю Ингланд.

Даже после болезненной недели, за которую турецкая лира потеряла пятую часть своей стоимости по отношению к доллару, Эрдоган остался непримирим. В воскресенье он на собрании правящей партии пообещал, что страна не склонится перед каким бы то ни было иностранным противником.

Некоторые наблюдатели утверждают, что у Эрдогана нет выбора, кроме как в итоге уступить, поскольку Турции нужно ежегодно привлекать более 200 млрд долларов иностранного финансирования, чтобы поддерживать экономику на плаву. "Но турецкий президент может попытаться обратиться за поддержкой к России, Катару или Китаю, что еще больше расшатает и без того ослабленные связи между Западом и стратегически важным членом НАТО", - указывают журналисты.

В статье в The New York Times Эрдоган предупредил Вашингтон, что тот должен перестать рассматривать Турцию как незначительного партнера либо "смириться с тем фактом, что у Турции есть альтернативы". В воскресенье он заявил: "Мы ответим человеку, который ведет торговую войну против всего мира, включая нашу страну, обратившись к новым рынкам, новому сотрудничеству и новым альянсам".

Стамбульский консультант компании GlobalSource Partners Атилла Есилада считает, что дерзкие высказывания Эрдогана свидетельствуют об изучении других вариантов. "Думаю, он говорил с Путиным, и тот мог пообещать какие-то кредиты. Это мое предположение. Он безумец, но не сумасшедший. Так что я бы предположил, что у него есть обоснованные надежды достать некие деньги где-то еще", - сказал эксперт.

В понедельник в столицу Турции отправится Сергей Лавров. МИД России заявил, что в фокусе переговоров будет конфликт в Сирии и нестабильность в регионе, но также они будут включать дискуссии об углублении экономических отношений.

"Турция также искала поддержки у Китая, - пишут Питель и Ингланд. - В прошлом месяце, спустя несколько часов после того, как Трамп впервые объявил об угрозе "крупных санкций", министр финансов и зять Эрдогана Берат Албайрак заявил, что китайский ICBC предоставит кредитный пакет на сумму 3,6 млрд долларов для энергетического и транспортного сектора".

"Другой вариант - это Катар", - говорится в статье. Турция стала важным союзником этой богатой страны, где у нее есть военная база, и укрепила с ней экономические связи с момента введения эмбарго арабскими государствами.

Однако из-за эмбарго Катар обременен своими финансовыми проблемами, а встать на сторону Турции в споре с США может оказаться для него затруднительно. "В Катаре расположена крупнейшая в регионе американская военная база, и страна стремится завоевать поддержку США в споре с соперниками в Заливе", - поясняют авторы статьи.

Аналитик BlueBay Asset Management Тимоти Эш сомневается, что Турция сможет заручиться поддержкой незападных стран. "Туркам нужны десятки миллиардов долларов. Если бы это была программа МВФ, то, возможно, речь шла бы о 20-40 млрд долларов", - сказал Эш. У России же, по его словам, "свои проблемы" с санкциями, Китай поостережется злить американцев, а Катар в одиночку не сможет предоставить достаточную помощь.

Некоторые наблюдатели опасаются, что даже если Эрдоган пойдет на уступки, то этот скандал надолго ухудшит отношения Запада с Турцией. Журналисты FT приводят мнение одного из западных дипломатов: "Грубая дипломатия Трампа подтолкнет Турцию в объятия русских. Эрдоган будет искать других союзников. Появятся геополитические альянсы, которые нам не понравятся".

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 августа 2018 > № 2700687


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 августа 2018 > № 2700684

Эрдоган - "бумажный тигр"

Сузанне Гюнстен | Tagesspiegel

Президент Турции грозит разорвать альянс с Америкой и окончательно отвернуться от Запада. Насколько в действительности сильны позиции Анкары? - задается вопросом в своей статье на сайте Tagesspiegel постоянный автор немецкого издания Сузанне Гюнстен.

Реджеп Тайип Эрдоган обвиняет администрацию Дональда Трампа в развязывании "экономической войны" с Турцией и грозит выйти из альянса с Вашингтоном. "Последней каплей в чаше терпения Вашингтона" стал отказ Эрдогана отпустить пастора Эндрю Брансона, задержанного в Турции. Наряду с Брансоном в Турции задержаны еще 19 граждан США и трое турецких сотрудников американской дипмиссии, говорится в статье. "Недовольство в столице Соединенных Штатов вызывают также намерение Турции приобрести российский ЗРК С-400, нежелание Анкары участвовать в новых американских санкциях против Тегерана, а также конфликт интересов в Сирии, где американцы поддерживают курдских повстанцев". Кроме того, замечает автор, сторонники Эрдогана обвиняют Вашингтон в участии в попытке госпереворота в 2016 году.

"В экономическом плане США имеют возможность оказывать более серьезное давление. Наряду со штрафными санкциями в сфере экспорта турецкой стали и алюминия администрация Трампа подумывает перекрыть турецким компаниям беспошлинный доступ к американскому рынку. Введение штрафных пошлин и санкции против двух турецких министров становятся негативным сигналом в адрес международных инвесторов. Обвинения в адрес Турции в том, что она поступает с американскими гражданами, как с политическими заложниками, ставят ее в один ряд с такими государствами, как Северная Корея или Иран", - передает издание.

"Анкара мало что может противопоставить Америке в экономическом плане, однако у нее есть ряд других возможностей. Так, сторонники Эрдогана требуют закрыть для американских военных авиабазу Инджирлик, (...) которая стала символом стратегического значения Турции для НАТО", - пишет Гюнстен.

"Эрдоган уже несколько лет заигрывает с возможностью сближения как с Россией, так и с азиатскими странами. Недавно он вслух рассуждал о вступлении Турции в ряды БРИКС. В Анкаре ведутся дискуссии и о присоединении к ШОС, главенствующие роли в которой отводятся России и Китаю", - передает автор статьи.

Официально Анкара всегда утверждала, что эти внешнеполитические инициативы являются не альтернативой традиционным связям с Западом, а фигурируют в качестве дополнения к ним. "Однако на фоне нынешнего кризиса США могут потерять партнера в лице Турции. После решения Трампа о введении санкций Эрдоган демонстративно созвонился с президентом РФ Путиным", - указывает журналистка.

По мнению автора публикации, Россия и Китай не являются для Турции надежной стратегической альтернативой. Это связано с конфликтом российско-турецких интересов на Кавказе и Балканах. Российско-турецкий союз в Сирии также стоит на шатком фундаменте: если Путин поддерживает сирийского президента Асада, то Турция добивается его свержения, говорится в статье.

"Проблематичными выглядят и отношения с Китаем. Обе страны стремятся к расширению экономических отношений - в особенности за счет "Нового шелкового пути" (...). Однако роль Эрдогана в качестве самопровозглашенного патрона угнетенных мусульман по всему миру усложняет отношения с Пекином. Анкара заклеймила "геноцидом" действия китайского руководства против уйгуров, мусульманского меньшинства в Китае", - передает издание.

"Более реальным, чем альянс с Россией или Китаем, выглядит поворот Турции в сторону ЕС. На долю европейцев приходится более 44% турецкого экспорта - как торговый партнер Европа незаменима. Анкара вот уже несколько месяцев работает над нормализацией отношений с ЕС", - пишет журналистка и указывает на то, что предстоящий визит Эрдогана в Берлин на фоне конфликта с США становится проверкой новой политики ЕС в отношении Турции.

Саймон Уолдман из стамбульского Policy Center видит в американо-турецком кризисе признаки переоценки Турцией своих собственных возможностей. Эрдоган и его сторонники рассматривают Турцию как "новую быстрорастущую державу, которая бросает вызов старым тяжеловесам", считает эксперт. Это может ухудшить отношения как с Европой, так и с Вашингтоном. Как отметил один американский дипломат, у Турции "амбиции автомобиля из премиум-сегмента, а возможности малолитражки", резюмирует автор статьи.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 августа 2018 > № 2700684


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter