Всего новостей: 2553757, выбрано 5 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сигов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Турция. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 12 мая 2016 > № 1753899 Юрий Сигов

Турецкий гамбит

Как в нынешних условиях вести себя центральноазиатским странам в отношениях с Анкарой?

Юрий Сигов, Вашингтон

Как известно, после распада СССР одним из важнейших партнеров для независимых стран Центральной Азии стала Турция. В ее отношениях с государствами региона было всякое - и активное проникновение с последующими экономическими и политическими дивидендами, и постепенное охлаждение контактов, и возобновление связей уже больше на культурно-этнической основе. Причем в каждом из этих периодов Анкара все равно оставалась для Центральной Азии важным «многовекторным» игроком. При этом она и сама не бросала окончательно этот регион, и делала все, чтобы по возможности сохранить его в орбите своих долгосрочных интересов и влияния.

За последние пару лет (а фактически с момента начала кризиса на Украине и резкого обострения ситуации вокруг Сирии) и сама роль Турции в региональных делах, и ее возросшее влияние в Центральной Азии и Закавказье существенно изменились. Какие-то нюансы турецкой политики были напрямую при этом связаны с внутренней ситуацией в самой Турции. А какие-то шаги турецкое руководство предприимало исключительно для укреплния своих внешнеполитических, так называемых «неоосманских» позиций.

Сейчас же сложилась атмосфера, при которой и сама Турция пытается найти свое некое «вновь восстановленное место» в системе региональной политики, и странам Центральной Азии приходится по возможности разыгрывать «новую турецкую карту». Потому как Анкара резко превратилась из страны, у которой еще совсем недавно не было никаких проблем с соседями, в страну, у которой теперь абсолютно со всеми ними - не просто возникли серьезнейшие разногласия, а по-настоящему конфликты и регионального, и глобального (причем долгосрочные) масштаба.

Итак, в каком нынче положении оказалась со своей «регионально-конфликтной» политикой Турция? И каким образом в этой обстановке выстраивать с турками свои отношения странам Центральной Азии (особенно с учетом их желания ни с кем многовекторно не конфликтовать и в то же время сохранять все те плюсы, которые им обеспечивало поддержание ровных и взаимовыгодных отношений с Анкарой)?

Эрдоган будет идти по всем вопросам до конца. Иначе он потеряет власть

Для начала посмотрим, что намерена делать Турция по всему периметру собственных границ, и каким образом если не разрешать, то разруливать те кризисные ситуации, которые в этом регионе во многом по вине Анкары сложились. Начнем с многострадальной Сирии, потому как в ней - ключевые ставки нынешнего турецкого руководства как для урегулирования внутренних, так и внешних проблем.

Насчет отношения к нынешнему правительству Сирии все давно определено: Башар Асад должен уйти, Турция будет и дальше поддерживать все заинтересованные сирийские военные группировки, никаких компромиссов ни по одному вопросу с официальным Дамаском. Плюс использование везде, где возможно для этого, отрядов вооруженной оппозиции, включая их прямую поддержку - как военную, так и финансово-кадровую (с безусловной выгодой для себя в деле регулирования потоков беженцев и получения с подконтрольных им территорий нефти и другого энергетического сырья).

С Европой у турок тоже разговор нынче короткий. Турецкое руководство может в любой момент как наводнить Европу толпами беженцев (причем далеко не только сирийскими), так и прикрыть эту «иммиграционную лавочку» при условии, что Брюссель откупится от Анкары не только миллиардами евро (три из них уже выплачены, еще три Турция требует дополнительно с единых европейцев), но и всерьез рассмотрит ее шансы на вступление в Евросоюз. Плюс Анкара требует от ЕС немедленной отмены Шенгенских виз для своих граждан, чего европейцы и боятся, и в то же время не могут совсем уж подобный вопрос игнорировать.

При этом стоит отметить, что единые европейцы полностью закрыли глаза на такие некогда любимые для них темы в отношениях с турецкой стороной, как права человека и свобода печати. Руководство ЕС, а также лично канцлер Германии считают, что не надо турок (а конкретно - господина Эрдогана) лишний раз раздражать «посторонними вопросами», потому как поток беженцев в Европу может в любой момент не просто усилиться, но и смести все те хрупкие пограничные договоренности, которые между отдельными государствами ЕС все еще существуют.

Весьма любопытно развиваются отношения у Турции с Израилем. На уровне бизнеса все прямо-таки цветет и пахнет (к примеру, у турецкой авиакомпании «Теркиш эйрлайнз» из Тель-Авива нынче большее число вылетов, чем у местной израильской компании «Эль Ал»). А вот в политическом плане Анкара реально угрожает израильским интересам, в том числе - и в случае разработки израильских газовых месторождений в Средиземном море.

Непросто все складывается у Турции и с Ираном. С одной стороны, иранцы поддерживают нынешние власти в Сирии, которые для турецкого руководства - натуральное исчадие ада. С другой - Иран вроде бы готов поставлять через Турцию свои нефть и газ на европейские рынки. Но это - пока все больше теоретические пожелания, потому как в практическом плане пока не будет решена курдская проблема, все эти проекты ровным счетом ничего не будут стоить.

Непонятно до сих пор, чем закончится конфликт вокруг Кипра: ведь больше трети территории острова по-прежнему занимают турецкие войска. Сам Кипр выступает против какого бы то ни было вступления Турции в ЕС, пока части турецкой армии не покинут остров. Со своей стороны президент Турции Эрдоган намерен решать кипрский вопрос так, как это будет выгодно имено Турции, а не властям в Никосии. А ЕС, дескать, сами согласятся на любой вариант объединения острова, как только задумается о новых сотнях тысяч беженцев, остановить или пропустить дальше которых может Анкара.

А ведь есть у Турции полностью испорченные (и надолго) отношения с Россией, резко обострившаяся проблема с курдами - причем как внутри Турции, так и по ее границам (за исключением практически независимого от центральной власти в Багдаде иракского Курдистана). Да и с соседними европейскими странами у Анкары отношения нынче более чем напряженные.

Самое же главное то, что сохранение всех этих конфликтных моментов принципиально выгодно для Эрдогана и укрепления его власти внутри Турции. Пока некая внешняя напряженность вдоль турецких границ будет сохраняться, турецкому президенту намного проще держать всю власть в стране в своих руках. И не позволять никаким оппозиционным настроениям на внешнню политику страны оказывать даже минимальное влияние.

Турция видит свое присутствие в Центральной Азии противовесом и России, и Китаю, и Ирану

В этой связи показательно, что последние два года Турция резко активизировала свои отношения как с государствами Центральной Азии, так и Закавказья (Азербайджан и Грузия). Разыгрывается параллельно Анкарою и культурно-языковая карта плюс взаимодействие тюркоязычных стран на базе родственных исторических и этнических вековых связей. При этом Турция продвигает приоритетно в этих отношениях именно свою центральную, объединяющую и направляющую роль. С чем и государства Центральной Азии, и Закавказья вполне, судя по всему, согласны.

Тут следует отметить пару моментов, которые определят на ближайшее время всю систему отношений Турции со странами Центральной Азии и Закавказья. Прежде всего, ни одна из них (кроме по вполне понятным причинам Армении) не стала на сторону России в возникшем двустороннем конфликте Москвы и Анкары. Хотя все эти страны так или иначе тесно взаимодействуют с Россией по целому ряду направлений, тем не менее ни одна из них «партнера-союзника» в конфликте с турками не поддержала и гарантированно не поддержит в будущем.

Также важно, что как раз Турция намерена использовать и сами государства Центральной Азии, и Азербайджан с Грузией против российских интересов (не говоря уже об Украине и даже Белоруссии). И здесь тоже никаких «отнекиваний» со стороны центральноазиатских лидеров не только не было, но и не планируется.

По сути дела, только Казахстан традиционно (были вроде бы закулисные попытки со стороны и Азербайджана, но не более того) решил сыграть некую роль примиренца между Москвой и Анкарой и предложил в этом деле свои услуги. Но шансов на подобные миротворческие усилия нет никаких, и видимо, и в Астане, и в Баку это уже на государственном уровне осознали. При этом всем странам Центральной Азии должно быть предельно ясно, что никакого компромисса в двусторонних отношениях России и Турции при нахождении у власти нынешних первых лиц не может быть и впомине. Это - конфликт не только между самими странами, но и личностный, и вмешиваться в него со стороны - себе дороже обойдется.

И еще об одном существенном аспекте нынешней активизации контактов Турции со странами Центральной Азии и Закавказья стоило бы сказать. При всем своем влиянии (особенно экономическом) на страны региона Россия ровным счетом ничего не может противопоставить их стремлению в многовекторном формате укреплять отношения с Анкарой. На уровне чисто моральных понятий российское верхнее руководство очень раздражено тем, как в нынешних условиях ведут себя по отношению персонально к Эрдогану первые лица Казахстана, Кыргызстана и Туркменистана, а также Азербайджана. Но ничего поделать с этим не могут, что в какой-то мере играет на руку как политическим, так и экономическим интересам всех тех, кто в регионе сейчас пытается сблизиться с Анкарой.

Пока политики ссорятся, у экономики появился неплохой шанс

Что помимо визитов на высшем уровне и укрепления связей по линии контактов тюркоязычных стран могут получить от Турции на данном этапе Центральная Азия и Закавказье? Прежде всего, упор должен быть сделан (если этому не помешают внешние силы) на усиление экономического сотрудничества. При этом приоритет явно будет отдаваться как большой энергетике, так и налаживанию транспортных коридоров по доставке грузов из азиатских государств на европейские рынки.

Для Туркменистана, Казахстана и Азербайджана - это варианты энергетического сотрудничества, в частности - проект газопровода ТАНАП. Направлений взаимодействия здесь может быть много, но ключевой его составляющей является желание турок максимально газовые и нефтяные потоки именно «на себя» развернуть с бывших российских проектов.

Если раньше шла речь о так называемом «Турецком потоке», который делал бы Турцию главным распределителем природного газа на европейские рынки(плюс снабжалась бы этим газом и сама Турция), то теперь все, что будет поступать по нефти и газу не из России, получит от официальной Анкары «зеленый свет».

Также важным является и налаживание четко функционирующего транспортного коридора, который предлагается завязать из Центральной Азии и Китая через Каспий на территорию Азербайджана, Грузии и Турции. Так, недавно в Вашингтоне четыре страны региона - Казахстан, Азербайджан, Грузия и Турция - провели своего рода «предметную презентацию» этого транспортного маршрута и убеждали американские компании активно инвестировать в данную затею.

Опять-таки примечательно, что подобный транспортный коридор обходит стороной Россию, и, что также немаловажно - в нем реально заинтересован еще и Китай. Да, пока основная масса китайских товаров идет на европейские рынки либо по морю, либо по российскому Транссибу. Но если коридор через Казахстан, Каспий и Черное море будет на самом деле в Европу надежно налажен, то у Пекина найдутся для этого дела и солидные инвестиции, и заинтересованность в перевозках со стороны частного и государственного бизнеса КНР.

Надо учесть и тот факт, что нынешнее ухудшение отношений Турции с Россией намерен использовать в своих интересах и Евросоюз (который теперь стал зависеть от прихотей Анкары намного больше, чем еще полгода назад). Соответственно и странам Центральной Азии, а также Азербайджану и Грузии, стремящимся так или иначе попасть на европейские рынки, есть смысл стимулировать именно экономические связи с турками. Вне заивисимости от того, состоят ли они в каких-то объединительных структурах с Россией или нет.

Вместе с тем турецкий президент уже неоднократно давал понять, что его активность в Центральной Азии, а также в Азербайджане - это ответ на испорченные отношения с Россией. Ему главное сейчас по максимуму развернуть страны этого региона в свою сторону и попытаться сделать так, чтобы при всей своей многовекторности эти государства сделали ставку приоритетно именно на дружбу с Турцией. Хотя нельзя забывать и о том, что дружба подобная - понятие весьма относительное. И в планах воссоздания новой, сильной и влиятельной Порты Эрдоган может как любого из «партнеров» крепко прижать к себе, так и элементарно «позабыть» за ненадобностью.

Что же касается ближайших перспектив отношений стран Центральной Азии и Закавказья с Турцией, то им надо быть готовыми к тому, что конфликтный и кризисный фон этого региона будет сохраняться на обозримое будущее. Из сирийского тупика никакими мирными переговорами не выйти. Российско-турецкие отношения будут не только оставаться плохими, но, и скорее всего, еще больше ухудшаться. Европе придется либо идти полностью на попятную с Эрдоганом, либо кардинально пересматривать свою политику относительно Анкары, на что нынешнее руководство ЕС попросту неспособно.

В то же время экономические задумки турецкого президента и насчет нефти-газа, и транспортных маршрутов остаются в силе, и как никогда ранее для Анкары актуальны. Вот здесь центральноазиатские страны плюс Азербайджан с Грузией вполне могут сыгратьа свои собственные «партии». Но тут уже многое будет зависеть от того, насколько подобным проектам смогут помешать внешние силы, и в частности - Россия.

Турция. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 12 мая 2016 > № 1753899 Юрий Сигов


Турция. Сирия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 16 февраля 2016 > № 1652863 Юрий Сигов

Турецкая карта Центральной Азии

Анкара попытается привлечь на свою сторону страны центральноазиатского региона, и подорвать их даже минимальное партнерство с Россией

Юрий Сигов, Вашингтон

Нынешнее взрывоопасное (и это еще мягко сказано) положение, которое сложилось на Ближнем и Среднем Востоке (особенно вокруг Сирии) полностью меняет целый ряд направлений внешней политики Турции. И одним из них уже становится Центральная Азия, которой в Анкаре намечено не просто уделять повышенное внимание, но и решено разыграть «центрально-азиатскую карту» как против России, так и частично - против Ирана.

Понятное дело, что ситуация в мире, и в частности на Ближнем Востоке меняется с такой калейдоскопической быстротой, что любые прогнозы насчет того, что будет и с самой Турцией, и с ее отношениями с другими государствами могут оказаться устаревшими и несостоятельными буквально одномоментно. И тем не менее есть, все же, смысл оценить что, и как может продвигать в плане своих интересов Турция в центрально-азиатском регионе. И что в этой связи самим государствам этого региона есть на что ориентироваться для поддержания собственных национальных интересов.

Конечно же, на подобное развитие событий будет так или иначе влиять и пан-тюркская основа взаимоотношений стран региона с Анкарой, и концепция неоосманизма, которую усиленно проталкивает уже не первый год нынешний президент Турции Р. Эрдоган. Но принципиальным, видимо, будет именно сиюминутный, а не долгосрочный эффект, ради которого турецкое руководство будет уделять в ближайшие месяцы повышенное внимание странам Центральной Азии (включая и не тюрко-язычный Таджикистан). Поскольку вопрос этот - не просто сугубо региональный, а может напрямую сказаться на самом будущем турецкого государства.

Давние друзья, культурные соратники или «младщие братья», которым нужен просто «новый внешний присмотр»?

Напомню, что основным архитектором современной турецкой внешней политики является ее нынешний премьер Давутоглу, который раньше был министром иностранных дел, и к его в первую очередь советам, касающихся международных дел, прислушивается турецкий президент Т.Эрдоган. Так вот его схема совмещения идеалов неоосманизма, пан-тюркизма, суннитского толка ислама и продвижения идеи возрождения Великой Турции (чем больше по территории - тем более великой) предложена была в свое время именно им. Причем развитие пан-тюркского сотрудничества предназначено именно для стран Центральной Азии, а также Азербайджана (плюс, что никогда не стоит забывать - мусульманской части Грузии - Аджарии).

Здесь вот что еще принципиально важно. Если Россия пытается как-то собрать вокруг себя некое единое евразийское пространство (для этого был создан и Таможенный, и ныне Евразийский союз из бывших советских республик), то не менее амбициозные планы на сей счет есть и у турок. Причем они также хотят быть в центре этого самого евразийства, только со всей очевидностью под единоначалием Анкары, а вовсе не Москвы.

Но если раньше так называемое «международное западное сообщество» критиковало Турцию за ее натуральные имперско-султанские замашки, а сам Р. Эрдоган не особо привечался теми же европейскими начальниками, то с момента резкого обострения ситуации вокруг Сирии подходы эти изменились. Теперь по большому счету Турции все равно, кто и как ее воспринимает на Западе, потому что она сама себя видит главной силой в регионе. И если того потребуется, то готова взять под свою «опеку» как минимум культурно-родственные и близлежащие георафически государства, включая и центрально-азиатские.

То, что Османская империя по мнению турецкого руководства должна быть восстановлена (а сейчас для этого, по оценкам политиков в Анкаре, наиболее выгодное время) уже никто не оспаривает. Вопрос только в том, как далеко могут простираться ее границы, кто, и в каком формате согласится (или тому воспротивится) на лидирующую роль в подобном процессе Турции. И что на «командирские замашки» руководства Турции скажут влиятельные соседи - Россия, Иран, и более дальнерасположенные, включая Соединенные Штаты.

Также показательно, что так называемое «давление», которое еще совсем недавно пыталась оказывать единая Европа на Турцию, не допуская даже мысли о возобновлении переговоров насчет приема Анкары в Евросоюз, теперь полностью снято с повестки дня. Нынче уже сами европейские руководители чуть ли не на коленях кланяются туркам, и упрашивают в обмен на будущее членство в ЕС «поприжать» никем неконтролируемый (хотя на этот счет имеются большие смутные сомнения) поток беженцев с Ближнего Востока. Который именно Турция вольна по собственному усмотрению то усиливать, то до нужного момента придерживать.

Особую важность для Турции имеет и расширение сотрудничества с регионом со стороны Китая. Причем именно энергетические планы Пекина приходят в прямое противоречие с теми же энергетическими расчетами Анкары, по которым нефть и газ Центральной Азии именно через турецкую территорию могут попасть на европейские рынки (а вовсе не на китайские).

Кстати, именно Турция регулярно поддерживает сепаратистские стремления уйгуров в северо-западных районах КНР, чего нынешний лидер Китая товарищ Си никогда не забудет турецкому начальству. Да и саму идею пан-тюркизма, при которой Анкара считает себя вправе собирать под свои знамена всех тех, кто является носителем тюркской культуры и истории официальный Китай не просто неприемлет, но и напрочь отвергает.

Здесь очень любопытно вспомнить о том, что еще в прошлом году активно обсуждалась идея вступления в Шанхайскую организацию по сотрудничеству (ШОС) Турции, как только туда войдут Индия и Пакистан. Плюс тоже российское руководство в лице своего президента лоббировало подключение Турции к активному сотрудничеству в рамках механизмов Евразийского союза. Сами теперь судите, насколько нынче обе эти затеи выглядят не просто утопично, но и неосущестимо на даже самую отдаленную перспективу.

Между прочим, у Турции в рамках ШОС есть статус «партнера по диалогу» (также, как у Шри Ланки и Белоруссии), только вот толку во всем этом еще вчера казавшемся перспективном направлении регионального сотрудничества нет никакого. К тому же надо всегда учитывать, что Турция - член НАТО, она не собирается оттуда никуда уходить, а как раз наоборот- стремится любыми путями использовать пусть даже чисто формальный «натовский зонтик» для проталкивания своих интересов в регионе. И то, что страны Центральной Азии зависимы от России в плане оборонного (не говоря о других видах) сотрудничества для турецкой стороны - сушественный раздражитель.

Турция будет расширять инвестиции в Центральную Азию, и перебрасывать сюда тот бизнес, который закрыли в России местные власти

Помимо чисто религиозной и идеологической сферы влияния Турции на страны Центральной Азии Анкара намерена уделять региону повыщенное внимание и относительно инвестиций. Ключевыми партнерами здесь являются для турок Казахстан, Туркменистан и Кыргызстан. В Казахстане турки уже вложили более 2,5 млрд. долларов (главным образом в область строительства и производства текстиля), а намерены активно сотрудничать в сфере нефтепереработки, транспорта, телекоммуникаций.

Больше всего турки сейчас готовы вкладываться в сооружение так называемого «центральноазиатского корридора», по которому те же китайские товары пошли бы в обход России через территории Казахстана, Узбекистана, Туркменистана и через Каспий - Азербайджана. В подобном проекте готова также поучаствовать Грузия, а сами страны Центральной Азии именно через Турцию могут расширить список собственных товаров, которые они могли бы поставлять в Европу, не связываясь с российскими транспортными магистралями.

По-прежнему крепко привязать к своим как торговым, так и финансовым возможностям турки намерены и в Кыргызстане. Ни для кого не секрет, что подавляющее большинство ведущих политиков этой республики имеют в Турции свои личные как деловые, так и денежные интересы (включая недвижимость плюс турецкие паспорта). Турецкие предприниматели чувствуют себя в Кыргызстане как дома, а многие вопросы для открытия фирм, поставки товаров и сырья они решают через киргизских коллег в «легком аргентинском стиле».

При этом несмотря вот уже на годичное членство Кыргызстана в Евразийском союзе более трети всего импорта республики по-прежнему идет за счет турецких товаров. У десятков киргизских компаний в Турции имеются свои офисы, там работают как местные, так и киргизские представители. И подобные коммерческо-деловые связи между двумя странами нынче будут только еще активнее развиваться.

И это не говоря уже о том, что как-то во время посещения Кыргызстана тогдашний президент Турции Абдулла Гюль откровенно признал, что республика является «родиной предков турок». А саму Турцию именовал не иначе, как «представителем Кыргызстана в Европе». Так что подобная «центральноазиатская любовь» со стороны турецкого руководства основательно окрепла за последние 7-8 лет, и именно сейчас турецкое руководство попытается наполнить имевшиеся уже торгово-экономические связи откровенно выгодной для себя «политической подоплекой».

Турцию не устраивает некая «историческая ответственность» России и Китая за Центральную Азию. И Анкара ей будет всячески противодействовать

Во всем нынешнем стремлении Турции укрепить максимально свои позиции в Центральной Азии стоит не только резко ухудшившиеся российско-турецкие отношения, но и само понимание некой «исторической миссии» касательно региона со стороны двух крупнейших географических держав - России и Китая. Так вот турецкие руководители считают, что никакой такой «исторической подоплеки» насчет интересов Пекина и Москвы в Центральной Азии быть не может ни при каких условиях.

Якобы сама по себе турецкая культурная этничность уже возлагает определенную «ответственность» на Анкару по поводу не только сегодняшней политики государств Центральной Азии, но и будущего этого региона. Не случайно, что турецкие руководители во время своих визитов в страны региона постоянно подчеркивают якобы привлекательность именно политической и экономической модели развития Турции, важность исламской составляющей в этом процессе, плюс тюркскую родственную связь с народами региона, включая и персо-язычный Таджкистстан.

Еще один важный сюжет: Турция попытается позиционировать себя в Центральной Азии как «надежные торгово-экономические ворота» в Европу, чего в отношениях с Россией странам региона явно на обозримую перспективу не светит (хотя неизвестно, чем закончится сирийская эпопея, и кто кого там в конечном итоге «нагнет» - причем речь идет вовсе даже не о противостоянии войск правительства Б. Асада и таинственных исламистов из команды ДАЕШ-ИГИЛ).

Показательно и то, что у Турции практически тупиковые нынче отношения с целым рядом арабских стран, непонятно и будущее связей Анкары с Тегераном. А вот страны Центральной Азии в полном составе делают не просто откровенные политические и экономические реверансы в сторону Турции, но и фактически сами приглашают в рамках внешнеполитической многовекторности турок стать своего рода балансом как влиянию в регионе России, так и Китая (влияния той же Европы или США здесь никогда не было, и вряд ли такое возможно на обозримую перспективу).

При этом символичен тот факт, что Турция активизировала свое внимание именно к странам Центральной Азии и Азербайджану на фоне резко ухудшившихся отношений с Россией. Зная, что правители во всех столицах центрально-азиатского региона пытаются усидеть сразу на нескольких «международных стульях», и оставаться в хороших отношениях со всеми, с кем только можно, Анкара стремится максимально изолировать Россию (по крайней мере попытаться) от стран региона. И в то же время если не добиться разрыва их связей с Россией, то как минимум постараться испортить уже сложившиеся отношения между Москвой и первыми лицами центрально-азиатских государств.

Что в этой непростой ситуации можно и нужно делать руководству стран Центральной Азии на турецком направлении? Как показывает практика, любое заигрывание с любым внешнеполитическим «партнером» (уж тем более с тем, кто сильнее тебя и намного коварнее) - заведомый путь в никуда. Сегодня ситуация может складывться так, а завтра - развернуться на 180 градусов. Причем наиболее ряьно бьющие себя в грудь и клянущиеся в дружбе завтра оказываются первыми, кто против тебя же покатит бочки.

Поэтому пытаясь заигрывать с Турцией центрально-азиатским лидерам хорощо бы в этом мутном деле не переусердствовать. Потому как два больших и куда более влиятельных соседа, нежели Турция, регион без своего внимания и влияния по-любому не оставят. А возможностей влиять на судьбу и будущее всей центральноазиатской пятерки (да и не только ее) у Пекина и Москвы куда больше, чем у Анкары. И если в ближайшее время (а вероятность этого, к сожалению, очень велика) между Россией и Турцией все-таки вспыхнет открытый военный конфликт, руководство государств Центральной Азии в этом на собственном опыте сможет само убедиться.

Турция. Сирия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 16 февраля 2016 > № 1652863 Юрий Сигов


Иран. Турция. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 января 2016 > № 1615040 Юрий Сигов

Где-то между Тегераном и Анкарой

Чем обернется соперничество Турции и Ирана для России и стран Центральной Азии?

Юрий Сигов, Вашингтон

Усиливающаяся нестабильность на Ближнем Востоке и резкое ухудшение отношений между ведущими государствами региона создали массу проблем и странам, которые отсюда находятся на довольно внушительном расстоянии. Но в связи с тем, что и Россия, и страны Центральной Азии очень тесно завязаны как на контактах с Турцией, так и с Ираном, а также рядом арабских государств вся эта ближневосточная катавасия сказывается и на них самым непосредственным образом.

Многие считают, что долго подобная конфронтация в регионе продолжаться не может, и как-то само собой все непременно должно уже к лету нормализоваться. Другие уверены совсем в обратном - столкновение (в том числе и военном) между Ираном и Саудовской Аравией неизбежно. А отношения России и Турции так или иначе все равно дойдут до военной «точки кипения», что отрежет весь район Передней Азии и Ближнего Востока для центральноазиатских государств на длительную перспективу.

Безусловно, может во все эти распри и конфликтные расклады вмешаться «большая энергетика», которая уже нанесла всему региону столько бед и принесла такие финансовые потери, что оправиться от них потребует огромных усилий и немалого времени. Но сейчас принципиально понять именно основные тенденции дальнейшего поведения двух ключевых игроков региона - Ирана и Турции (Саудовскую Аравию даже при всей ее «нефте-влиятельности» рассматривать не будем, потому как она зависит полностью от США, и в том же военном плане ничего существенного и опасного для Анкары и Тегерана не представляет).

В связи с тем, что конфликт вокруг Сирии - дело долгое, мутное и крайне затратное для всех, кто сюда решился полезть, фактически от участия в нем Ирана и Турции зависит напрямую, чем вся эта братоубийственная свара в регионе завершится (и завершится ли). И каким образом все это повлияет на отношения постсоветских государств, как с Анкарой, так и с Тегераном как на ближайшую, так и на более дальнюю перспективу.

Турция и Иран- теоретически партнеры, но практически - непримиримые соперники

Начнем с того, что обе эти страны - ведущие игроки для всего региона, а соответственно от того, как они будут строить отношения между собой, во многом зависит даже минимальная стабильность на всем Ближнем Востоке и в Передней Азии. Не буду вдаваться в подробности всей предыдущей истории взаимоотношений двух стран, но замечу главное: теоретически в случае налаживания партнерских отношений между Анкарой и Тегераном практически вся - что политическая, что энергетическая карты региона будут полностью перерисованы. И тогда также полностью всю свою политику в регионе будут вынуждены менять и Россия, и США, и основные европейские государства.

Было бы не совсем правильно считать, что после начала конфликта вокруг Сирии отношения между двумя этими странами как-то уж слишком координально поменялись. Да, Тегеран поддерживает нынешнего сирийского президента Б. Асада, а турецкие власти делают все возможное, чтобы его свергнуть - что силами джихадистов-исламистов, что прямым вторжением на сирийскую территорию собственных вооруженных сил. Однако сути дела это не меняет - и Иран, и Турция, будучи внешне вроде бы заинтересованными в сотрудничестве, являются на деле жесткими противниками практически по всем позициям. Что между двумя странами происходит нынче? Постоянное муссирование якобы "вот-вот снятия" санкций с Ирана за опять-таки якобы "частичное сворачивание" им собственной ядерной программы не имеет под собой ничего реального. Внешнеполитическая ситуация для Ирана складывается весьма деликатная, при которой Тегеран и с США совсем уж не хотел бы разругаться (а причин тому- множество, и от своей политики (не только по Сирии) иранцы отказываться абсолютно не намерены.

В плане отношений с Турцией Иран был бы заинтересован в налаживании как можно быстрее широкого трубопроводного сотрудничества - для вывода своих нефте-природного газа на европейские рынки через турецкую территорию. Плюс можно было бы и дальше активно расширять поставки иранского газа в Турцию, особенно с учетом тех проблем, которые сегодня возникли у Анкары с Москвой. Но все это - в чистой теории, при которой страны (причем не только Иран и Турция) строят свои отношения на основе взаимной выгоды, уважения и элементарного внешнеполитического позитива.

Но что же происходит на деле? Для Ирана сохранение у власти Б. Асада (как и для России) - важнейший элемент укрепления своего присутствия в арабско-суннитском окружении. Иран заинтересован в усилении именно контролируемых шиитским руководством государств (помимо Сирии это Ирак, Ливан, Йемен - в первую очередь). Турция же проповедует исключительно политику навязывания власти региона со стороны суннитов, и в этом Анкара стыкуется очень тесно как с Саудовской Аравией, так и с Катаром.

Какие отношения нынче у Ирана с Саудовской Аравией - более, чем известно, Катар фактически пользуется газовыми полями в Персидском (Арабском) заливе, которые Иран считает своими, и если бы не американское военное присутствие в Катаре иранцы давно могли бы все эти «газовые подушки» в Заливе подмять под себя. К тому же у Ирана крайне напряженные отношения сохраняются и с двумя другими странами Залива - ОАЭ и Бахрейном (где суннитское меньшинство правит островом с подавляющим шиитским населением).

По этим и многим другим причинам Иран не только пока не может налаживать какого бы то ни было выгодного сотрудничества с Турцией (даже в условиях сохраняющихся санкций), но и становится для турок все более опасным и влиятельным соперником в регионе. И дело не только в Сирии, но и в более существенных вопросах - а точнее в доминировании во всем регионе Передней Азии, где и у иранцев, и турок есть примерно равные возможности.

Вопрос здесь только в том, насколько одна и другая страна смогут разыграть в своих интересах взаимодействие с ключевыми другими игроками Ближнего Востока - с Россией, США, Израилем, странами Залива. И вот здесь практические возможности у Тегерана и Анкары весьма существенно разнятся.

Вообще-то Россия для Ирана - союзник, а для Турции - особенно теперь - явный противник. Но не все здесь так однозначно

Много разного рода домыслов и пересудов образовалось вокруг отношений России и Ирана. Их называют чуть ли не прямыми союзниками в Сирии, предрекают «вот-вот» резкий рост взаимной торговли и многие другие явно партнерского содержания сюжеты, которые опять-таки теоретически между Москвой и Тегераном могли бы на самом деле иметь место.

Но давайте посмотрим на реалии, а не на раздуваемые на пустом месте ожидания. А они- совсем не те, которые вполне «могли бы быть». Так, двусторонняя торговля «союзников по Сирии» не дотягивает даже до миллиарда долларов, а с учетом нынешнего падения цен на нефть цифра эта может еще уменьшится. Шумно и активно рекламировался так называемый контракт на поставки иранской нефти в Россию в обмен на российские же товары, технику и ряд промышленных изделий. И что на деле?

А ничего - ни одного барреля нефти в Россию Иран так и не поставил, потому как стороны не сошлись по ценам. Плюс Тегеран хотел, чтобы иранскую нефть Россия после ее получения не поставляла в страны, где у самого Ирана имеются на то квоты. Москва на подобное не согласилась, и ничего их всей этой «нефтяной затеи» на практике не получилось.

Да, насчет военно-политического сближения Москва и Иран сделали шаги навстречу друг другу. Россия решила поставить ракетные комплексы ПВО С-300 Ирану, которые она же под давлением США и по собственной глупости ранее отменяла. Да, иранцы готовы много чего еще из оружия купить в России, и американцы пока этому никак не мешают (хотя всему- свое время). Плюс Россия и Иран вполне могут договориться, чтобы не только «поделить» ближневосточный и Заливной мир «под себя», но и начать реально тесно сотрудничать в Каспийском регионе (особенно в плане выдавливания отсюда европейцев и американцев со всякими проектами транс-каспийских трубопроводов).

Но тут вот что принципиально: в отношениях России и Ирана на первом месте идет чистая политика, плюс военные контракты. Экономика не просто - «на задворках»,а соверщенно не соответствует потенциалу двусторонней торговли, которая могла бы вполне расти. К тому же Иран не готов идти на уступки российской стороне в экономических вопросах даже при самых вроде бы тесных политических связях. Хотя в отношениях с Тегераном (как и с Анкарой) любая политика - это дело крайне обманчивое и непостоянное.

Что же касается Турции, то отношения у России с ней не просто нынче плохие, а стратегически ошибочные. Причем когда российский руководитель признает, что Турция якобы поступила «вероломно», «нанесла удар в спину» и тому подобное - значит признавать полностью непонимание и непросчитывание как политики турецкого руководства, так и совершенно неэффективную работы собственной разведки на турецком направлении, которая подобные события не прогнозировала, и уж тем более - не упреждала.

Самое же опасное в этом противостоянии то, что оно не только не закончено, а имела место только его начальная фаза. Турецкое правительство идет сейчас не только по Сирии, но и в отношениях с Россией «ва-банк», и закончиться все это может прямым военным столкновением двух стран (не важно где оно произойдет - в самой ли Сирии или в Нагорном Карабахе, куда турки всячески подталкивают вторгнуться азербайджанское руководство,что приведет неизбежно к новой войне на Кавказе).

«Отсидеться на заборе» у стран Центральной Азии, что в отношениях с Турцией, что с Ираном не получится

Теперь оценим то, каким бы образом было разумно строить свои отношения государствам Центральной Азии, что с Анкарой, что с Тегераном. Давно уже укоренившаяся политика многовекторности, то бишь «ни вашим-ни нашим», которую проводят с момента обретения независимости все страны региона в случае обострения отношений на Ближнем Востоке и в Передней Азии ни к чему хорошему не приведет.

Отношения с Турцией у как минимум четверки тюркоязычных стран региона за эти годы налажены довольно тесные, и прежде всего - в экономической сфере. Где-то в этом лично заинтересованы первые лица государства (как в Кыргызстане), где-то почти все строительство и торговля отданы под турецкую «крышу» (Туркменистан). А где-то турки очень прочно привязали центральноазиатские государства к своей идеологической матрице объединения тюрко-язычного мира, в которой именно Центральной Азии отводится далеко не последнее место.

В то же время у Ирана - другие и возможности, и желания в регионе. Кроме языкового родства с Таджикистаном Иран теснее всего взаимодействует, пожалуй, только с Туркменистаном. Да и то по причине общей границы и возможности получать природный газ из этой республики для своих северных районов, сокращая тем самым существенно издержки на доставку газа туда со своих собственных месторождений на шельфе Персидского (Арабского) залива.

Зато у Ирана имеются в запасе очень существенные рычаги влияния на прокладку разного рода региональных трубопроводов, включая проект Транс-каспийского газопровода из Туркменистана и газопровода ТАПИ, по которому планируется поставить все тот же туркменский газ через Афганистан и Пакистан в Индию. К тому же иранцы сами расматривают и Каспий,и другие направления для возможности доставки собственных энергоносителей на мировые рынки, в том числе - и европейские.

При этом если бы у иранцев на самом деле имелись возможности активнее работать на центральноазиатских рынках, то Тегеран, безусловно, давно бы этим воспользовался. Но даже в Таджикистане, который вроде бы родственен иранцам по многим этнографичским и культурным позициям, не все получается так, как на то расчитывали бы в Тегеране. Тому же таджикскому руководству очень не нравится религиозное проникновение Ирана в свою страну, «мягкое подталкивание» Душанбе к тому, чтобы вернуть арабскую письменность и заменить ею кириллицу. Да и в плане расширения влияния именно шиитского ислама Таджикистан не собирается ставить под вопрос доминирующую суннисткую начинку социальной жизни в республике.

Что политически, что экономически ни сил, ни особых возможностей у Ирана бороться за влияние в Центральной Азии с Турцией нет. Да и иранцы к этому особо не стремятся. В то же время с учетом резкого обострения отношений между Турцией и Россией турецкое руководство может существенно усилить свою активность в Центральной Азии. Причем не только в плане экономического и торгового сотрудничества, но и идеологизированно-религиозного.

И здесь дело не только в неизбежной активизации пан-тюркской структуры Тюрксой (которой в России теперь на государственном уровне будет оказано жесткое противодействие), в которую вовлечены страны Центральной Азии, но и в более широком влиянии турецкого культурного и социального поля. В Анкаре считают, что Россия не в состоянии уж сохранять свое прошлое влияние на регион через те же элементы бывшей советской системы, которые еще 10-15 лет назад худо-бедно, но все еще существовали. Вопрос только в том, согласятся ли на подобное сами страны Центральной Азии, которые в режиме многовекторности постараются и дальше всеми силами сохранить равноудаленные отношения не только с Турцией и Ираном, но и с Россией.

Иран. Турция. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 января 2016 > № 1615040 Юрий Сигов


Евросоюз. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 9 декабря 2015 > № 1573677 Юрий Сигов

Связаны одной трубою

Росссийский газ может вообще не попасть в Европу, а энергоресурсам из Центральной Азии в европейском направлении могут теперь «перекрыть кислород»

Юрий Сигов, Вашингтон

Последние события в отношениях России и Турции могут вполне перерисовать всю картину взаимосвязей не только между этими государствами, но и региона Центральной Азии. Слишком многое здесь завязано на сотрудничестве с Турцией и Россией, и слишком много конкретных точек соприкосновения двух стран именно в центральноазиатском регионе, чтобы нынешнее обострение взаимоотношений Москвы и Анкары осталось бы где-то в стороне.

Можно много здесь вновь и вновь толковать о вездесущей геополитике. Можно обсудить и личные отношения первых лиц двух стран, каждое из которых- сам себе первый командир, и никакого «пырхания» с противоположной стороны ни за что не потерпит. Но куда интереснее будет посмотреть на то, чем нынешний конфликт в российско-турецких отношениях обернется для «большой энергетики». Причем не только двусторонней по оси Москва-Анкара, но и той, что кормит как минимум три государства Центральной Азии.

Проблема эта чрезвычайно важна даже не столько на ближайшую перспективу, сколько на более отдаленные планы, вынашиваемые не только главными потребителями центральноазиатских энергоресурсов в странах Евросоюза, но и взаимоотношения между Россией и государствами региона. Ведь российские нефть и газ по-прежнему в существенных масштабах идут именно в Европу (сколько бы та не вводила против Москвы санкций). А вот что будет теперь после конфликта на турецком направлении для российской стороны - очень даже большой вопрос.

«Южный», «Турецкий», кто следующий?

Начну с наиболее амбициозного проекта российско-турецкого газового сотрудничества, который возник на почве полного бардака в российско-украинских отношениях, и их дальнейшей бесперспективности с точки зрения какого-то вменяемого газового транзита в европейском направлении. Напомню, что Украину российское руководство решило оставить «на обочине», а пустить свои газовые поставки в единую Европу именно через Турцию.

Тут следует кое-что изначально уточнить, потому как без имеющихся в подобном проекте чисто морально-идеологических нюансов вообще не понять, зачем вся эта «каша» с так называемым проектом «Турецкий поток» заваривалась. И что заведомо грозило ей не просто помешать теоретически, но и на практике реализовать любую подобную, причем выгодную обеим сторонам с виду сделку.

Итак, Европа уже не первый год жалуется на то, что ей надо как можно быстрее «избавиться» от якобы российской энергетической монополии, и по газу - в первую очередь. Заместителями российского газа сразу же подвязывались страны Центральной Азии и Азербайджан. То, что для российских поставок есть все - и инфраструктура, и договариваемость по ценам, и надежность добычи и продаж - так вот все это никаким европейским разумом к сведению не принималось. Надо было непременно рвать все газовые дела именно с Россией - и точка.

Еще до украинских событий Россия пыталась любыми путями отказаться от транзита по старым маршрутам, и предлагала Европе так называемый «Южный поток». То есть запустить газ по дну Черного моря через Болгарию, Грецию - и далее уже на южно-европейские рынки и на Балканы. Но тут опять вмешалась «большая политика», и по указанию из Вашингтона страны ЕС (Болгария в первую очередь) вдруг (хотя все это было ясно изначально) отказала России в прокладке трубы «Южного потока» через свою территорию.

Замену тут же нашли вроде бы в Азербайджане и Туркменистане, опять потянулись косяки евросоюзных чиновников с визитами в Ашхабад и Баку. И хотя толку во всей этой суете было «ноль», «Южный поток» был прикрыт. Россия от досады поругала в очередной раз «продажную Болгарию», и тогда-то решено было сделать ставку в подобных газовых поставках в Европу на вроде как «почти нейтральную» Турцию.

Турок подобный вариант устраивал, потому как они по чисто складывающейся политической конъюктуре становились главными распорядителями российского газа (о газе, идущем в Турцию из Азербайджана можно давно уже не говорить: здесь именно Анкара диктует и цены на газ, и величину скидок, которые турки легко выбивают из азербайджанцев, и многое другое). Москву подобный расклад вроде как не особо беспокоил, потому как надо было как можно быстрее отказываться от украинского газового транзита. А турецкая сторона в этой ситуации вроде выступала в роли «единственного спасителя» для Москвы.

И тут случилось самое интересное. После прошлогоднего визита в Турцию российского президента было решено запустить «Турецкий поток», по которому российский газ частично попадал бы и на турецкий рынок, а остальное шло бы в Европу. Начались даже кое-какие подготовительные работы, стали считать сколько ниток трубопровода понадобится (сошлись на четырех). А сами турки тут же стали буквально выцыганивать из России очень даже неслабые скидки на будущие поставки российского газа. Да и к тем поставкам, которые попадали в Турцию ранее, Анкара также стала настаивать на «более льготной цене».

Не буду здесь обременять цифрами всех тех расчетов по поставкам российского газа, которыми мучали себя многочисленные эксперты в течение всего этого года. Скажу только, что планы самого проекта менялись за это время неоднократно, мощность «Турецкого потока» пересматривалась в сторону ее снижения из-за просто грабительских условий, которые навязывали турки Москве. При этом за все эти месяцы так и не было подписано межправительственное соглашение по проекту. То есть реальная договорная основа для любых проектов подобного масштаба и денежной стоимости.

Для пущей важности ссылались при этом на то, что в Турции никак не могут вроде бы сформировать правительство. Но суть дела оставалась совершенно иной: Анкара поставила своей задачей как можно дольше шантажировать Россию проектом, как можно быстрее проталкивать сооружение газопровода с другим, куда более податливым партнером - Азербайджаном. И тем временем внимательно смотреть за тем, что будет дальше по Ирану и возможному снятию с него международных санкций.

Российский газ будем заменяться в Турции катарским. Далее - участие Анкары в единой команде с Брюсселем по прокладке Транскаспийского газопровода

Что же делать с «Турецким потоком» теперь, когда его осуществление после «самолетного конфликта» между Москвой и Анкарой становится просто нереальным? Схема вырисовывается следующая. Сам «Турецкий поток» будет почти гарантировано свернут (тем более, что с ним никто по-серьезному и не вел работ), и с этим российской стороне изначально надо было смириться.

То, что Турция пока получает газ из России, в том числе и в сжиженном виде- дело времени. Уже на следующий год турки хотят, как минимум четверть поставок в сжиженном виде из России перекрыть закупками газ в Катаре. Дополнительные средства турецкая сторона выделяет и на форсирование проекта ТАНАП с Азербайджаном, чтобы получать недостающие из России кубометры «голубого топлива» именно с азербайджанских месторождений Каспийского моря.

Не забыли турки и про Туркменистан. Они теперь не просто грозятся словесно, но и на практике совместно с европейцами станут долбить и Баку, и Ашхабад насчет Транскаспийского газопровода, чтобы притащить в турецкие хранилища туркменский газ. Здесь, правда, мало что будет зависеть, что от Туркменистана, что Азербайджана. И Россия, и Иран могут этому варианту газового снабжения что Турции, что стран ЕС перекрыть кислород по полной программе. Причем не исключено, что с угрозой применения военной силы.

Что также еще показательно: что отдельные турецкие эксперты, что российские пытаются выдать желаемое за действительное, и намекают на то, что вообще-то Турция вовсе не отказывается от газового сотрудничества с Россией. И даже вроде бы нуждается в нем как никогда ранее. Поэтому вся эта история со сбитым российским самолетом над Сирией должна «вот-вот» отойти на второй план. И тогда вроде как о «Турецком потоке» обе стороны опять вспомнят.

Но подобные рассуждения - явно от лукавого. Никакого улучшения отношений между Россией и Турцией не только не намечается, но конфликт между двумя странами будет и дальше углубляться, чему есть вполне объективные причины. И та, и другая сторона просто обязаны проявить твердость, чтобы «потенциальному партнеру» больше было неповадно вести себя так, как получается на данном этапе. А соответственно ни о каком что «Турецком», что ином газовом потоке рассуждать сейчас просто неуместно.

Да и та же Украина за прошедшие полтора года как перевалочная база для российского газа, идущего в Европу, ничуть «надежнее» для Москвы не стала. То есть российской стороне все равно придется что-то решительное предпринимать, чтобы основной продукт своего экспорта - природный газ своему главному потребителю - странам Евросоюза все-таки доставлять.

«Европейская газовая засада» для России, и что с этого может поиметь Центральная Азия?

И здесь очень мутные перспективы вырисовываются с поставками российского газа в Европу по любым, альтернативным турецким и украинским направлениям. То есть опять-таки обычная логика нормального, взаимовыгодного сотрудничества между Россией и ЕС уступает место чисто политической бессмысленной конъюктуре, и нежеланию руководства Евросоюза сохранять с Москвой какие-то взамовменяемые отношения.

И вот еще что важно. У России долгое время была надежда на так называемый «Северный поток», по которому газ под водами Балтики пропускался в Германию, а уже оттуда - по всей «заинтересованной в нем» Европе. С учетом влияния Германии и ее конкретного экономического интереса российское руководство было уверено в том, что именно «Северный поток» в случае обострения конфликта с Украиной и Турцией все равно доставит газ из России в Европу.

Но тут в очередной раз командующие внешней политикой в Москве лица полностью просчитались. Они, как и в случае с Украиной, совершенно не принимали во внимание то, что нынешняя Европа - не просто никакой не партнер для России, а ее чуть ли не основной противник. Вне зависимости от того, делают ли это европейские руководители по своей собственной инициативе, или им указывают на необходимость подобного поведения из-за океана.

Так вот маленькие, но гордые девять стран ЕС (некоторые из которых еще вчера вроде бы нельзя было заподозрить в каких-то совсем уж анти-российских настроениях) выступили против этого проекта. И посчитали, что Европа опять-таки «слишком будет зависеть от российского газа в то время, как ситуация вокруг Украины остается нестабильной». С точки зрения опять-таки нормальной логики подобное заявление иначе как бредом не назовешь. Но вот только вся сегодняшняя мировая политика - этот тот самый бредовый абсурд, к которому постепенно все вокруг привыкают как к обыденному и общепринятому явлению.

Кстати, обе нитки «Северного потока» финансируются немецкими банками, и в Москве надеются на то, что Германия как «старшая по обще-европейскому бараку» просто цыкнет на всякие там Эстонии с Румыниями и «Северный поток» сохранит. Но тут не следует так уж на подобное надеяться. На саму Германию может очень даже неслабо надавить Америка, и тогда лавочка с «Северным потоком» будет закрыта также, как и «Турецкий поток». Что поставит Россию с ее газовыми поставками на европейские рынки по-настоящему в критическое положение.

В этих условиях почти гарантировано усилится давление со стороны как Евросоюза, так и Турции на страны Центральной Азии именно по энергетическим вопросам. Идея с Транскаспийским трубопроводом очевидно будет по полной программе реанимирована, а особое место в этом «списке новых газовиков» будет отводиться для Европы Азербайджану. Да и Туркменистан реально почувствует на себе, что такое нынешние плохие отношения между Москвой и Анкарой.

В этой ситуации важно будет и то, как поведут себя еще два энергетических клиента Центральной Азии и Каспия - Китай и Иран. Иранцы сейчас по большей части выжидают, как, и в каком объеме будут сниматься (это еще если будут) санкции против него. И соответственно уже по этому раскладу планировать ,что делать с собственными газовыми и нефтяными поставками на европейские рынки (хотя их придется, скорее всего, также согласовывать с Турцией, а это очень даже будет непросто сделать).

Что касается азербайджанцев, то для них принципиально, чтобы никто те же Узбекистан и Туркменистан по газу, и Казахстан по нефти «на Европу» не отвлекал. Возможностей у Пекина отговорить Ашхабад от Транскаспийского проекта есть более, чем достаточно. А вот Азербайджану китайцы в принципе не указ, тем более, если там усилят свое «трубопроводное давление» турки.

В результате сейчас складываетсся обстановка, при которой Россия может оказаться в ближайшие несколько месяцев практически полностью отделенной от европейских рынков (по крайней мере таковы перспективы). В это же время резко усилится давление на Азербайджан и Туркменистан со стороны, как Турции, так и ЕС (а ведь есть еще и американцы, которые будут содействовать и тем, и другим), чтобы доставить каспийский газ на европейские рынки. И тогда уже итак весьма опасное противостояние России и «коллективного Запада», к которому подключились теперь и турки, может выйти на новый, и крайне непредсказуемый по последствиям виток.

Евросоюз. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 9 декабря 2015 > № 1573677 Юрий Сигов


Турция. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 3 июня 2015 > № 1387430 Юрий Сигов

«Каспийские мифы» Балкан

Страны Южной Европы и дальше будут пытаться всеми силами понравиться одновременно и ЕС с США, и получить газ от России и Азербайджана

Юрий Сигов, Вашингтон

Чем конкретнее становятся договоренности по так называемому газопроводу «Турецкий поток» по доставке российского газа в Южную Европу, тем больше страны этого региона пытаются усидеть на двух никак непридвигаемых друг к другу стульях. Им хочется и российскую с «каспийской» газовые карты разыграть, и ни в коем случае не поставить под сомнение свой так называемый «европейский выбор» - то есть полное послушание во внешней политике (включая «большую энергетику) указаниям руководства Евросоюза и НАТО.

Между тем и в одном, и другом случаях главным «распорядителем» газовых потоков в европейском направлении остается Турция. И при любых раскладах во многом именно от ее курса и поведения будет зависеть, в каком виде, и получит ли вообще Евросоюз газ на будущий год с восточного направления, по какой цене, и что за это с единых европейцев потребует сама Анкара.

Как показывает практика, энергетическая политика Евросоюза в отношении любых поставок газа из России (даже самых выгодных по всем параметрам - сроки, цена, длительность заключаемых контрактов) остается неизменной. Да, Европе выгодно покупать газ в России, но тамошняя политика настолько «изнасиловала» экономику, что все Брюсселем будет делаться как раз наоборот - ЕС будет и дальше максимально сокращать и по возможности вообще прекращать газовые поставки из России (назло себе, но на радость «заокеанскому заказчику»). А главной альтернативой в этом плане в ЕС видят регион Каспия, а в будущем - Иран и страны Персидского (Арабского) залива.

Пока для руководства ЕС «Турецкий поток» поскольку по нему газ пойдет из России - «неправильный ход». Поэтому периодически страны Южной Европы, в частности четыре балканские государства вновь и вновь поднимают вопрос о возобновлении сооружения ими же похороненного «Южного потока». Россия подобный проект уже точно реанимировать не будет, а вот по другим направлениям именно балканские страны решили взять на себя «газовую инициативу», в том числе и в налаживании газовых поставок из Каспийского региона.

Балканы не могут принимать никаких политических решений. ЕС им этого никогда не позволит

Весь нынешний год именно балканские страны стремятся одновременно разыгрывать «газовые партии» на двух «региональных досках»: они и с Россией вроде бы стремятся заигрывать, и в то же время хотят подписать отдельные соглашения с Азербайджаном, Туркменистаном и Турцией, чтобы получить в конце концов газ с восточного направления, от которого их всячески отрезает руководство Евросоюза.

Что также символично: чуть ли не каждую балканскую страну «вдруг» обуяла неслыханная прежде любовь к... Туркменистану. Президенты Сербии, Болгарии, Румынии только и твердят о том, как хорошо было бы проложить Транс-каспийский газопровод, чтобы туркменский газ поскорее пришел в европейские дома. Но поскольку они не особо заморачивают себе головы тем, что туркменский газ еще должен как-то перебраться через Каспий, да плюс там рядышком еще есть не менее газовый Иран, все эти планы по-прежнему остаются пустым сотрясанием воздуха.

Здесь вот что интересно насчет некоей новой «газовой роли» Балкан и в Европе, и в усилиях этих стран по поиску каспийских и российских источников сырья. Ряд этих стран является членами ЕС (Румыния, Болгария, Хорватия, Греция), другие туда непонятно по какой причине настойчиво рвутся, понимая между тем, что после вступления в «единую семью европейских народов» они потеряют любые возможности проводить политику в своих национальных интересах (это Сербия, Македония, Черногория, Босния). Но всех их на данный момент объединяет одно: транзит через Украину больше не существует, никакие Катар или Алжир заниматься их газоснабжением не будут. Значит надо что-то делать самим. Но вся их бурная «газовая деятельность» пока показывает, что их якобы «независимая позиция» в деле собственного энергоснабжения будет очень переменчивой и конъюктурной.

Теперь о российском газе для Турции (а в перспективе - Европы). Из закладываемых на поставки 63 млрд. кубометров газа, которые должен будет принять из России «Турецкий поток», 16 млрд. кубометров останется в Турции, а остальной объем планируется перекачивать именно на Балканы. Только теперь балканские страны о любых поставках, что из России, что из Азербайджана должны будут договариваться не с Москвой и Баку, а с Анкарой. А с учетом того, каковы перспективные планы у турецкого руководства на ближнее «балканское зарубежье», делать им это будет очень непросто.

Показательно и то, что пока Россия и Турция определяют параметры «Турецкого потока», Азербайджан пытается напрямую договариваться индивидуально с Болгарией, Румынией, Хорватией и Грецией о поставках каспийского газа с месторождения Шах-Дениз-2 через порты Черного моря. Из Румынии и Болгарии надо будет для этого строить газопроводы в сторону Греции и стран бывшей Югославии, но средств сегодня на подобные проекты явно ни у кого нет. И самому Азербайджану при падении мировых цен на нефть ввязываться в такие гигантские стройки именно в данный момент нет никакого резона.

Зато Азербайджан уже сейчас договаривается с балканскими странами по поставкам газа через Турцию в рамках проекта ТАНАП. Клиентам в Южной Европе, правда, придется прокладывать свои собственные трубопроводы к турецкой границе, если они захотят получать азербайджанский газ. Но за это Баку уже финансовой отвественности нести не будет. .

Нет по-прежнему для балканских стран ясности и с российскими поставками газа в Турцию и через нее далее в Европу (но это будет уже чисто турецкий бизнес, а не российский). Пока Москва убеждала балканские государства реализовать совместными усилиями газопровод «Южный поток», на котором могли очень приличные деньги на много лет вперед зарабатывать как минимум четыре балканские государства, руководство ЕС создавало ей кучу препятствий. В конце концов российское начальство с «Южным потоком» решило покончить, и теперь то болгары, то сербы вновь и вновь упрашивают Россию «одуматься», и вместо Турции повернуть к ним газовый поток напрямую через Черное море и Болгарию- дальше на Балканы.

Никакой нормальной энергетики ни на Черном море, ни на Каспии больше никогда не будет. Только чистая политика, а точнее - очень и очень грязная

Между тем говоря о новых энергетических раскладах для Европы вот что надо изначально учитывать. Ни один энергетический проект в этом регионе (да и не только здесь), включая каспийские и российские газовые поставки, не будет больше осуществлен по разумным экономическим или финансовым соображениям и интересам. И это даже не проблема ЕС, это - общая тенденция полнейшего контроля «большой политики» над всеми сферами человеческой деятельности, включая нормальную прежде торговлю, бизнес и такие важные проекты, как энергетические.

Теперь всем будет править, во всем и везде чудовищно циничная политика. Мы и дальше повсюду будем наблюдать умышленное выкручивание себе самим рук-ног в угоду «внешнему командующему». Так было с «Южным потоком», точно так же ведет себя Европа с «Турецким потоком», и любые проекты, которые не будут подкреплены «политической подоплекой» будут в любой точке света либо полностью срываться, либо им создадут такое количество преград, что в нормальном виде они никогда не смогут быть осуществлены.

Посмотрите только на ведущиеся уж более года «политические игры», направленные на снижение мировых цен на нефть (кто там, и против кого играет- непринципиально). Теперь те же Соединенные Штаты попытаются вовлечь во всемирную «газовую и нефтяную игру» Иран. Уже дан фактически Турции военно-политический карт-бланш на свержение сирийского президента Башара Асада. И если оценить все вышеупомянутое с точки зрения разумной человеческой логики, то все это точно нанесет колоссальный вред любым перспективам по доставке как каспийского, так и российского газа в Европу. Но разве кому-то до этого есть дело?

Тот же «Южный поток», напомню, был свернут из-за сильнейшего давления по политической линии со стороны Вашингтона на Брюссель. Затем руководство ЕС «прижало» своих «братьев меньших» - Болгарию, Грецию, Румынию. Заодно дали понять Сербии, что ей членства в ЕС не светит, если она чего-там собралась делать «независимо». Сейчас вот аналогичным образом будет оказано давление на Турцию, но она не член Евросоюза, хотя по-прежнему участник НАТО. И здесь уже многое будет зависеть лично от позиции президента страны Т. Эрдогана, который - политик тертый. И его просто так внешним давлением не согнешь и не принудишь делать то, что он посчитает вредным для национальных интересов Турции.

Пока Европа не станет проводить независимую политику, все энергетические проекты с ее участием обречены.

Сейчас в целом ряде балканских стран развернулась бурная кампания по присоединению этих государств к «Турецкому потоку». Они стремятся как-то застолбить за собой место в самих объемах поставок газа, а у России выпрашивают кредиты на сооружение веток газопроводов от турецкой границы до своей территории. При этом что показательно- проводятся повсеместно какие-то мифические опросы общественного мнения, с целью выяснить кто Россию или Азербайджан любит больше - сербы, болгары или македонцы?

А ведь тем временем Россия пытается судиться с Болгарией по поводу разрыва контракта на сооружение российскими специалистами АЭС в городке Белен. Хотя непонятно, а какой смысл в этой ситуации судиться с Болгарией, когда ею управляет ЕС? Тогда обращаться с жалобой надо в Брюссель, тем более, что сам болгарский президент практически обвинил Москву в срыве «Южного потока», и намекнул, что по любым другим газовым поставкам «как решат в Евросоюзе, так такому решению мы и подчинимся».

Вновь возобновились претензии со стороны ЕС к России, которая своими нынешними газовыми поставками якобы не соответствует правилам так называемого «третьего энергетического пакета ЕС». Между тем Азербайджану, к примеру, никто подобных претензий в руководстве Евросоюза не предъявляет, а как раз напротив- Баку предлагается всячески наращивать любые поставки в сторону европейских рынков (хоть через Турцию, хоть напрямую в Румынию и Болгарию). То, что любые объемы азербайджанских газовых поставок совершенно несопоставимы с российскими, в ЕС никого не волнует, но удивляться нечему: это та самая политика, которая всегда и везде теперь «сверху» над экономикой.

А ведь вот что еще интересно. Кроме России никто в сторону Европы и никаких газопроводов прокладывать на обозримую перспективу вообще не собирается. Азербайджан по проекту ТАНАП проведет свои ветки в Турцию, а дальше все будет уже висеть на шее европейцев.

С начала нынешнего года вновь решено было реанимировать затею с пресловутым проектом «Набукко», что позволило бы (якобы) Туркменистану поставлять свой газ в Европу. Оставим в стороне всем известные «каспийские реалии» насчет сохраняющейся неразделенности акватории моря-озера и многие другие, не менее веские причины. Достаточно упомянуть только тот факт, что России, Азербайджану и Ирану туркменский газ на европейских рынках совершенно ни к чему как нежелательный и опасный конкурент.

Тем временем в руководстве Евросоюза заявили, что к проекту «Турецкий поток» он подключаться не намерен. Зато к нему попытаются присоединиться такие страны, как Сербия и Венгрия. По ним отмена «Южного потока» ударила сильнее других, и теперь они делают все возможное, чтобы подключиться в газовому корридору из Турции, и получать таким обходным путем газ и из России, и Азербайджана.

А ведь не стоило бы забывать еще и вот о чем. К 2020 году согласно прогнозам экспертов турецкие потребности в газе возрастут почти в половину от сегодняшних объемов. И Анкара в первую очередь будет заниматься удовлетворением своих потребностей в «голубом топливе», а не заморачивать себе голову заботами единой Европы.

Да и у балканских стран в этом плане уже появились газовые конкуренты из стран Центральной Европы - Словакия, Венгрия и Австрия. Неслучайно, что именно первые лица этих стран сейчас договариваются с Россией на любые ветки-ответвления от «Турецкого потока», который мог бы включить их энергосистемы, плюс Азербайджан может, договорившись и с Россией, и с Турцией, также принять участие в газовом снабжении стран как Центральной Европы, так и Балканского полуострова.

Кстати, Австрия и Словакия готовы построить за свои деньги отдельные ветки газопроводов до болгаро-турецкой границы (Венгрия и Греция просят российские кредиты, или как Москва уже посоветовала Афинам вступить для этого в единый банк стран БРИКС, где деньги грекам обещают с китайской помощью без проблем выделить), и уже оттуда получать именно для своих рынков как российский, так и азербайджанский газ.

Да, есть всегда вариант, при котором всем «ослушникам», собравшимся получать газ с Каспии и из России могут «резко указать на их единое место» из Брюсселя. Но тут уж сами страны Европы должны будут подсчитать экономические выгоды и возможные потери, и сами уже решать стоит ли сопротивляться политическому насилию из Брюсселя.

И напоследок хотелось бы упомянуть о двух важнейших препятствиях, которые могут балканским странам помешать получить как азербайджанский, так и российский газ. Это членство всех основных европейских газовых клиентов в НАТО и ЕС, и возможность с начала июля (пока ничего не ясно, но в нашей сегодняшней жизни ничего нельзя полностью исключать) розыгрыша в регионе так называемой «иранской газовой карты».

Напомню, что Австрия, Хорватия, Словения, Греция, Болгария с Румынией - страны не только Евросоюза, но и почти все состоят в НАТО. Что бы, и как бы они не пытались сделать «по своему хотению» и с Турцией, и с Россией, и с Азербайджаном будет тут же пресечено «сверху» из Брюсселя, и вся их «заинтересованность» в том же «Турецком потоке» или проекте ТАНАП резко сойдет на нет.

Обратите также внимание и на самое главное во всей этой «газовой европейской суете». За все время существования что Евросоюза, что НАТО ни одна страна - специально подчеркиваю это - оттуда выйти не смогла. Это не значит, что не хотела, но кто же позволит выйти из «клуба свободных и демократических государств»? Так, я в этом абсолютно уверен, будет и сейчас - и надеяться на то, что балканские страны или кто другой вдруг проявят какой-то невероятный уровень политической самостоятельности по отношению как к получению российского, так и азербайджанского газа, было бы наивно.

А ведь ничего неясно пока и с будущим Ирана. Руководство ЕС выразило уже желание отправиться «чуть ли не завтра» в Тегеран, и переговорить с иранским руководством по газовым поставкам. Но иранскому газу в Европу даже на ближайшие годы путь не легкий и не близкий (да и не пойми когда ему вообще позволят начаться). Важно, что на этот «возможный иранский газовый прорыв» скажет Турция, и каким образом в этой ситуации станут играть на турецком газовом поле Россия и Азербайджан.

Но в любом случае ЕС теперь будет полностью зависим в своих нергопотребностях от Анкары. А турецкая сторона постарается не только взять под полный контроль что каспийские, что российские, что в перспективе иранские газовые потоки, но и выжать из единой Европы все то, что Брюссель унизительно отказывался долгие годы обсуждать с турками.

Турция. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 3 июня 2015 > № 1387430 Юрий Сигов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter