Всего новостей: 2553757, выбрано 2 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Россия. Турция > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656766 Леонид Бершидский

Почему Россия и Турция превратились в «золотых жуков»

Их стремление вывести свои средства из госдолга США и вложить их в этот драгоценный металл может стать предвестником более масштабного глобального сдвига.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

С декабря 2017 года Россия сократила объем своих активов, размещенных в американские ценные бумаги, более чем в два раза. Между тем она продолжает увеличивать долю золота в своих золотовалютных резервах. Это не только вполне закономерное поведение для страны, которой приходится иметь дело с непредсказуемой санкционной политикой США, но и проявление общей тенденции. Иностранные правительства и международные организации последовательно уменьшают объем своих вложений в американские ценные бумаги, а некоторые экономики в последние несколько лет агрессивно увеличивают долю золота в своих резервах.

С декабря 2017 года по апрель 2018 года Россия резко сократила объем своих вложений в американские ценные бумаги с 102,2 миллиарда долларов до 48,7 миллиарда долларов, хотя это и не стало серьезным ударом для США. По объему средств, размещенных в американские гособлигации, Россия уже давно уступает Китаю и Японии, а также Бразилии и некоторым европейским государствам. США, чей госдолг почти достиг 21,2 триллиона долларов, вполне могут позволить себе не обращать внимания на колебания в несколько десятков миллиардов долларов, вызванных действиями авторитарного государства, принимающего антикризисные меры и пытающегося избавиться от долларовой зависимости.

США могут и дальше утешать себя тем, что в абсолютном выражении объемы средств иностранных государств, вложенных в американские гособлигации, продолжают расти, и что доля доллара в официальных золотовалютных запасах стран снижается очень медленно. По данным Международного валютного фонда (МВФ), в четвертом квартале 2017 года доля американской валюты в этих запасах составила 62,7%, снизившись с 64,59% в 2014 году, но доля следующей сильнейшей валюты, евро, в этих запасах тоже уменьшилась с 21,57% до 20,15%. Это вряд ли можно назвать тектоническим сдвигом.

Тем не менее у США есть несколько причин испытывать волнение, когда речь заходит об их господстве в официальных золотовалютных запасах других стран. В относительном выражении правительства и центральные банки других стран демонстрируют все меньше заинтересованности в том, чтобы и дальше раздувать американский госдолг.

Очевидно, американский госдолг растет быстрее, нежели объемы глобальных золотовалютных резервов, и это отчасти объясняет ослабление роли иностранных государств в поддержании ликвидности американского госдолга.

С другой стороны, есть огромное множество гособлигаций, которые США готовы продать, но другие страны не торопятся увеличивать их долю в своих резервах. Доля ценных бумаг Казначейства США уменьшилась с 28,1% в 2008 году до 25,4% в настоящее время, в то время как доля золота, по данным Всемирного совета по золоту, за тот же период времени не изменилась и составляет примерно 11%. Так произошло отчасти благодаря усилиям нескольких эксцентричных авторитарных стран — так называемых золотых жуков. Кроме России, в этот список можно включить Белоруссию, Казахстан и с недавних пор Турцию, чей президент Реджеп Тайип Эрдоган считает, что Запад стремится наказать Турцию за ее политику, направленную на укрепление суверенитета.

За последние пять лет на долю России, Казахстана и Турции пришлось 50% объемов покупок золота центральными банками. Но крупные европейские экономики, которые долгое время держали большую часть своих запасов в золоте, в основном старались сохранить свои доли на прежнем уровне вместо того, чтобы вкладывать средства в долларовые активы. Еврозона, включая Европейский центробанк (ЕЦБ), держит 55% своих запасов в золоте — так же, как и в 2008 году.

В последнее время совокупный спрос на золото несколько снизился. В первом квартале 2018 года он снизился на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года из-за спада в частном инвестиционном спросе (за прошедший год цена на золото тоже снизилась). Однако за первые три месяца 2018 года центральные банки, в первую очередь центральные банки государств — золотых жуков, купили 116,5 тонны золота. Это самые большие объемы золота, купленные за первые кварталы начиная с 2014 года, и это на 42% больше по сравнению с первым кварталом 2017 года.

Что касается Турции и России, то их решение сократить доли западных валют в своих резервах, очевидно, носит стратегический характер. Как и Россия, Турция недавно резко сократила долю своих средств, вложенных в американский госдолг: с октября 2017 года она уменьшилась на 38% до 38,2 миллиарда долларов.

Причина, по которой другие страны не поступают так же, несмотря на свое беспокойство в связи с экономической политикой президента Дональда Трампа, его торговыми войнами, его изоляционистской риторикой и относительной слабостью доллара, заключается в том, что золото сейчас демонстрирует еще более слабые показатели, чем американская валюта. Как написал Брэдли Джоунс (Bradley Jones) в своем рабочем докладе для МВФ, управляющие золотовалютными резервами сейчас все чаще ведут себя как частные инвесторы, которые стремятся получить наибольшую выгоду.

Это значит, что идеологически или геополитически мотивированный переход на золото не будет рассматриваться большинством из них, пока золото не укрепит свои позиции — возможно, в ответ на рост инфляции, которому инвесторы традиционно препятствовали посредством покупки золота.

Пока управляющие золотовалютными резервами предпочитают вкладывать средства в недолларовые активы. С момента победы Трампа на президентских выборах в США доли всех резервных валют, за исключением доллара, в золотовалютных запасах выросли, хотя и незначительно. Пока это достаточно робкая тенденция, однако американским политикам не стоит заблуждаться. Господство США в международных золотовалютных резервах сохранялось в течение почти целого столетия (до доллара пальма первенства принадлежала фунту стерлингу, а еще раньше — французскому франку), однако в исторической перспективе это относительно короткий период времени.

Не стоит надеяться на то, что мир продолжит покупать американские гособлигации, независимо от политики США и от меняющегося восприятия политической и экономической мощи Америки. Тот факт, что Россия и Турция переключились на золото, может стать предвестником более масштабного глобального сдвига.

Россия. Турция > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656766 Леонид Бершидский


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июля 2016 > № 1833124 Леонид Бершидский

Неудавшийся переворот в Турции: уроки для Путина

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

За неудавшимся государственным переворотом в Турции и попыткой свергнуть Реджепа Тайипа Эрдогана жадно наблюдали в России. Не только потому, что Эрдоган и его авторитарный брат-близнец президент Владимир Путин только что восстановили отношения после инцидента со сбитым Турцией в ноябре российским бомбардировщиком, но и потому что многих интересовало, не может ли против самого Путина быть направлена попытка переворота, и сможет ли он ее выдержать.

«Ну вот смотрите, как это бывает. На примере Эрдогана», — написала в своем твиттере российская телеведущая и в прошлом представительница антипутинской оппозиции Ксения Собчак в субботу утром, 16 июля, когда разворачивались события турецкого переворота.

Проецировать турецкие события на Россию вполне естественно. Как и Эрдоган, Путин апеллирует к консервативным, неевропейским ценностям. Как и Эрдоган, он консолидировал личную власть за долгое время правления, не сдерживая себя сроками, установленными Конституцией. Как и Эрдоган, он начал подавлять свободу слова и собраний и инициировал строгие «антитеррористические» законы, которые закрывают пути оппозиции. Как и Эрдоган, он нанес удар по некоммерческим организациям, назвав их «иностранными агентами», работающими против его режима.

Помимо этого, Россия, как и Турция, — это страна, где военные и дворцовые перевороты имели место в не столь отдаленном прошлом. В 1991 попытка переворота, предпринятая консервативной советской элитой, желавшей избавиться от президента Михаила Горбачева, была пресечена немедленно, но способствовала распаду Советского Союза. В 1993 представители крайне левых и националистов едва не свергли президента Бориса Ельцина, который подавил восстание при помощи военных, которые, как многие помнят, обстреливали из танков здание парламента (занятого его оппонентами). В 1998 году генерал Лев Рохлин, герой войны против сепаратистов в Чечне, был обвинен в подготовке военного переворота и свержения Ельцина, но был убит до того, как заговор начал воплощаться в жизнь. В убийстве обвинили его жену, русские националисты эту версию отвергают.

В конце 2014 и начале 2015 после падения цен на нефть и резкой девальвации рубля поговаривали о том, что у Путина может возникнуть проблема «в его собственном окружении», как выразился бывший нефтяной магнат Михаил Ходорковский. Эти разговоры поутихли, как только экономика стабилизировалась.

За сходствами скрываются существенные различия между турецким и российским режимом. В этих различиях и заключаются уроки, которые и Путин, и Эрдоган могут извлечь из событий прошедшего уикенда.

Путину, скорее всего, ничем не угрожают военные. Российский президент резко увеличил военные расходы за последние годы. В отличие от Ельцина он культивировал теплые взаимоотношения с генералами, его министр обороны Сергей Шойгу пользуется популярностью у офицеров, а последние военные предприятия России — аннексия Крыма и сирийский блиц против врагов президента Башара Асада — способствовали подъему боевого духа. Отношения же Эрдогана с военными характеризовало взаимное недоверие, переворот президенту помогла подавить верная ему полиция. Путин не рассчитывает на поддержку армии или полиции, хоть и старательно следит за сохранением их лояльности: недавно он учредил Национальную гвардию, в которую вошли элитные подразделения различных служб, которые подчиняются ему непосредственно.

В целом создается впечатление, что он гораздо лучше, чем Эрдоган, позаботился о российских службах безопасности. Кроме того, его консерватизм и ностальгия по советскому вполне соответствуют культуре этих служб. Оба лидера пытались взять под контроль свободу слова в своих странах, но подошли к этой задаче по-разному. Правительство Эрдогана при возникновении любых проблем пытается блокировать социальные сети. В прошлые выходные (16-17 июля) Эрдоган сам испытал последствия своей же политики: заговорщики, по всей видимости, нашли способ сделать то же самое, перекрыв трафик социальных сетей. Он резко снизился в первые часы переворота, когда все были в растерянности, не давая Эрдогану призвать своих сторонников выйти на улицы (в конце концов ему удалось сделать это, транслируя обращение с мобильного телефона по телевидению).

Путин еще не осуществлял действий подобного масштаба, хотя его правительство заблокировало ряд оппозиционных сайтов. Вместо этого Кремль вел дорогостоящую войну за умы в социальных сетях, нанимая армии пропутинских троллей. Неясно, однако, насколько они окажутся эффективны, если Путину потребуется защита в случае попытки переворота.

В чем был прав Эрдоган, и, очевидно, неправ Путин, — он дал иностранным и частным СМИ широко, пусть и не совсем свободно, работать в Турции. В результате не государственная, а секуляристская частная медиагруппа Доган, которой принадлежит турецкий телеканал CNN, первая выпустила в эфир Эрдогана, чтобы он сообщил народу о совершающейся попытке переворота. Путин не смог бы найти столь неожиданной поддержки: в прошлом году он вытеснил иностранных издателей с российского рынка, его окружение захватило частные медиакомпании, и даже относительно независимые СМИ оказались в подчиненном положении. Весьма возможно, что при попытке дворцового переворота ручные СМИ будут лишь обслуживать новых хозяев — так же, как сейчас они обслуживают Путина.

Крепкие связи с институционализированной религией — еще одна сильная сторона режима Эрдогана. Муэдзин призвал сторонников президента выходить на улицы и оказывать сопротивление мятежникам, он будил районы города и мобилизовал верноподданных Эрдогана так, как это неподвластно ни одной социальной сети, ни одному телеканалу. Путин искал поддержки РПЦ, участвовал в назначении ее иерархов, но россияне не столь набожны, как большинство турков, и звон церковных колоколов среди ночи не вывел бы их на улицы в поддержку президента. Даже религиозные россияне считают путинский консерватизм отнюдь не искренним.

Путин перековал российскую политику так, что в стране не осталось реальной оппозиции. По своей сути российская демократия однопартийна, она вызывает у избирателей скорее зевоту, чем стремление срочно ее поддержать. При Эрдогане в турецкой политике сохранилась конкуренция. Его 52%, возможно, более весомы, чем 80-процентный рейтинг одобрения Путина, потому что сторонники Эрдогана по-настоящему готовы отстаивать свой выбор перед угрозой альтернативы, которую они знают и которой не доверяют. Сторонники Путина пассивны и часто зависимы от государственной материальной поддержки, которую может с тем же успехом оказать и любой, кто захочет свергнуть президента.

Победа Эрдогана может служить подсказкой Кремлю, что у менее имитативной демократии есть свои преимущества: реальный подход к консервативным избирателям (что требует допущения настоящей либеральной альтернативы) и разнообразие СМИ. Это пошло бы России на пользу. Однако представить себе это сложно. Первые действия Эрдогана после попытки переворота — массовые чистки в военных и судебных структурах — могут лишь укрепить уверенность Путина в правильности его версии авторитарной власти. Он может даже закрутить гайки потуже.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июля 2016 > № 1833124 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter